Режим чтения
Скачать книгу

Одиночка. Охотник за головами читать онлайн - Константин Калбазов

Одиночка. Охотник за головами

Константин Георгиевич Калбазов

Одиночка #2

Оказаться в фантастическом мире межзвездных империй, путешествовать по безграничным просторам галактики, пользоваться достижениями внеземной цивилизации. Что еще нужно человеку для полного счастья? Самая малость: возможность обнять близких людей.

И Сергей Пошнагов, прошедший опасные глубины Океании, готов на многое, чтобы иметь подобную возможность. Даже если для этого нужно стать охотником за головами на еще одной далекой планете.

Константин Калбазов

Одиночка. Охотник за головами

Глава 1

Алаянка

– Посадка на Раппельском космодроме планеты Алаянка завершена. Местное время – четырнадцать часов. Температура за бортом – тридцать пять градусов. Предварительный анализ показывает отсутствие агрессивной среды. Получено разрешение покинуть корабль. Рекомендуется иметь при себе респиратор.

– Принял. – Сергей не без удовольствия потянулся, сидя в пилотском ложементе, а потом резко поднялся на ноги.

Итак, вновь Алаянка. Вполне приветливая планета, находящаяся на фронтире, в сфере интересов Ирианской империи. Кстати, за эту систему ирианцам пришлось слегка пободаться с багрийцами, открывшими ее немного раньше.

Багрийская империя – это одно из государств, где официально разрешено рабство. По сути, Алаянку открыл один из работорговцев, когда убегал от ирианского эсминца. Такие купцы пользуются уважением только в зоне интересов рабовладельческих государств, вне их пределов они становятся предметом охоты.

Правда, даже в случае задержания с живым товаром на борту работорговцы далеко не всегда оказываются на скамье подсудимых. Подобное происходит только тогда, когда они умудряются нарушить еще и свое «родное» законодательство. Если же они – честные торговцы живым товаром, то Багрийская империя будет драться за них на дипломатическом поприще до последнего. И дело тут вовсе не в личности задержанных, а в престиже империи и государственных устоях.

Но даже в этом случае весь живой товар изымается, и торговец неизменно несет убытки. А если прибавить сюда то, что тяжба за его освобождение в среднем может продлиться около года… В общем, перспектива не из приятных. Мало того что все это время придется провести за решеткой, так еще и вместо заработков – невосполнимые расходы.

Плюс ко всему рабовладелец самостоятельно оплачивает ремонт возможных при задержании повреждений собственного судна. Вообще-то без повреждений, как правило, не обходится. Командиры боевых кораблей государств антирабовладельческого блока никогда не упускают случая поупражняться в стрельбе. Главная задача – захватить невредимым экипаж, судно же интересует нападающую сторону в последнюю очередь, так что корабль порой вообще не подлежит восстановлению.

Словом, выбор у работорговца был невелик. Либо сдаться и после длительной тяжбы выйти на свободу вместе с кораблем (в лучшем случае), но без груза, либо рискнуть и, опять же потеряв груз, суметь спастись вместе с судном. И понести минимально возможные потери.

В общем, в тот раз, когда была открыта спорная планета, багрийцы, видя, что ирианский корабль один, решили рискнуть. Сбросили весь груз, не забыв проинформировать о его характере командира эсминца, а сами ушли в подпространство. Потом сделали еще несколько прыжков наугад, стараясь сбить возможную погоню со следа. В результате ну очень уж рискованных маневров совершенно случайно оказались в системе, где и располагалась Алаянка.

Вообще-то подобные прыжки в некартографированном пространстве не рекомендуются. Это епархия исследовательских судов, и лучше бы об этом не забывать. Прыгая в неизвестность, выйти из подпространства можно в самых неожиданных местах. Например, посреди раскаленного ядра какой-нибудь планеты.

В данном конкретном случае либо на торговце оказался толковый навигатор, либо капитан и по совместительству владелец судна был слишком уж напуган или склонен к необдуманному риску. Но, скорее всего, верх взяла его ну очень бережливая натура, точнее, жадность. Багрийцам удалось выжить только благодаря невероятному везению, и никак иначе. Но зато каков джекпот!

Обнаруженная планета, цивилизация которой достигла уровня начала земного двадцатого века, оказалась настоящим Клондайком для работорговца. За сравнительно короткий срок он сумел не только поправить свои дела, но и изрядно разбогатеть. Через год он обзавелся большим работорговым судном, способным перевозить одновременно до пятидесяти тысяч человек.

Но, как это часто бывает, подвела его собственная жадность. Слишком уж долго он всячески скрывал, откуда вывозит живой товар. Причем, надо отдать ему должное, он проявил прямо-таки чудеса конспирации. Работорговцы готовы дорого заплатить за отсталый мир, откуда безнаказанно и при минимальных вложениях можно качать людские ресурсы.

Торговец оповестил власти Багрийской империи только тогда, когда в системе появилось исследовательское судно ирианцев. Но, как говорится, было уже поздно. В отличие от первооткрывателя, ирианцы не стали замалчивать факт обнаружения новой планеты и официально объявили об этом. Произошел небольшой дипломатический конфликт. Даже пришлось немного побряцать оружием.

Но результат был вполне ожидаем. Ирианцы не собирались уступать обитаемую планету в своем секторе космоса и уж тем более отдавать ее в руки своих давних соперников багрийцев. Так что последним пришлось отступиться, а первым – наладить в этой системе патрулирование силами ирианского флота и даже разместить там небольшой отряд боевых кораблей.

Да, эта система находилась на фронтире. Но ничто не вечно в этом мире, как и границы империи. Государство или прекращает свой рост и останавливается в развитии, или продолжает расширяться. Алаянка была заделом на будущее. Когда придет время, она войдет в состав империи. У нее просто нет другого выбора. Конечно, процесс это небыстрый из-за большой удаленности от центра. Но на вновь открытой планете уже сейчас имелось несколько представительств империи и велась определенная работа с населением.

Правда, данное обстоятельство не могло оказать решительного влияния на военные конфликты, то и дело возникавшие между различными государствами. Но использование миротворческих сил, пусть и небольших по составу, пока помогало избегать слишком уж крупных войн.

Разумеется, велась с этой планетой и торговля, вот только предложить Алаянка могла не так чтобы и много. В основном это были углеводороды и продукция сельского хозяйства. Ну неинтересны империи производимые здесь паровые машины и только-только появляющиеся двигатели внутреннего сгорания.

Кстати, очень может быть, что загрязнение окружающей среды на Алаянке будет не таким сильным, как на Земле. Из-за вмешательства ирианцев здесь все большее распространение получают электродвигатели. Повсюду наблюдается настоящий бум строительства гидроэлектростанций, основной упор делается именно на них. А в южных регионах налаживается производство солнечных панелей. Ирианцы не могут одобрить пережигание
Страница 2 из 22

углеводородов для получения энергии.

Конечно, покровителям планеты не составит труда построить термоядерные электростанции, но в администрации по делам колоний считают этот шаг преждевременным. Для начала необходимо поднять общий культурный и технический уровень обитателей планеты. Разумеется, сейчас темпы развития общества Алаянки с точки зрения истории просто колоссальные. Но все же процесс этот довольно долгий, как известно, каждому овощу свой срок…

Сергей подошел к шкафчику со спецодеждой и извлек наружу респиратор. Вообще-то в его понимании это был самый настоящий противогаз. Полная прозрачная маска на лицо, герметично прилегающая к коже. Пара фильтров, способных противостоять подавляющему большинству отравляющих газов, особенно природного происхождения. Правда, оставались еще нанотехнологии, перед которыми респиратор пасовал.

Атмосфера на Алаянке в общем и целом была для людей благоприятной, но и сюрпризы планета преподносить умела. Порой зацветали различные растения, на пыльцу которых у большинства пришельцев была аллергия. В районе болот или действующих вулканов случались выбросы природных газов. А еще здесь есть насекомые, укус которых может вызвать ураганную аллергическую реакцию.

У местных ко всем этим явлениям выработался иммунитет, а вот инопланетянам стоило бы поберечься. Известны прецеденты, когда пришельцам не удавалось избежать безвозвратной гибели.

Пошнагов подбросил в руке респиратор. Вообще-то желания тащиться с ним по взлетному полю нет никакого. Для перемещений на планете у него имелся электромотоцикл. А на подобном транспорте ездить без шлема – это увольте. Он и на Земле не понимал подобных глупцов, а уж здесь, когда проломленный череп может послужить едва ли не единственной причиной безвременной кончины, – и подавно. Шлем же и сам оборудован фильтрами. Так что респиратор вроде как не нужен. В здании космодрома постоянно работает система вентиляции и очистки воздуха, и там естественная угроза со стороны планеты отсутствует напрочь.

– «Щука», а в чем проблема? Ты сообщаешь об отсутствии агрессивной внешней среды и тут же рекомендуешь прихватить с собой респиратор.

– Согласно имеющимся данным, примерно через десять суток зацветет акапуана. У некоторых растений цветение может начаться раньше.

– Ясно. Перестраховываешься, значит.

Сергей повертел респиратор в руках, пытаясь прийти к какому-нибудь решению. С одной стороны, он доедет до подземной стоянки, где и оставит свою технику. Это внутренние помещения консульства, а заодно и терминала космодрома. Соответственно там абсолютно безопасно. С другой – никогда нельзя поручиться в том, что ему не придется покинуть консульство. Мало ли что может случиться. Торговля – дело такое, непредсказуемое, как и война. И что же ему тогда, тащиться в шлеме? К виду инопланетян в респираторах местные давно привыкли, а вот шлем – это уже лишнее.

Ладно, респиратор можно прихватить с собой в рюкзачке. Конечно, такая сумка вроде как больше подходит молодежи или хотя бы людям с более субтильной комплекцией. А Сергей – мужчина крупный. Не толстый, теперь-то он себя из рук не выпускает, но все же из песни слов не выкинешь. Ладно, пусть улыбаются. Не в руках же таскать этот респиратор.

Минута – и он готов к выходу, облаченный в костюм для езды на мотоцикле. Вот уж чем он теперь не пренебрегал, так это безопасностью и здоровьем. Жизнь научила. Костюм вполне современный, с системой контроля климата, с композитными вставками. В таком падать не так страшно, а то мало ли что.

Несмотря на свою неприязнь к мотоциклам, в данном конкретном случае он не смог найти этому средству передвижения альтернативу. Места занимает немного, что для малого транспортника очень важно. Ну и без труда доставит куда угодно достаточно быстро и даже с комфортом. Во всяком случае, в условиях Алаянки, где до сих пор основной вид транспорта – это лошадь, электромотоцикл был незаменим.

Сергей покрутил в руках игольник, вздохнул и отложил его в сторону, разместив в кобуре электрошокер. Вроде и вооружен, и в то же время можно обойти возможные неприятности с местным законодательством. Инопланетянам бродить без оружия вне охраняемых объектов не рекомендуется. Мало ли что может случиться, все же время реагирования местной полиции оставляет желать лучшего.

Нет, какой-никакой связью власти здешних блюстителей правопорядка обеспечили. Усиление полицейских структур было одним из требований ирианцев при размещении представительств. Разумеется, никто и не думал принуждать местных к чему бы то ни было. Алаянкцы сами были заинтересованы в поддержании отношений с империей, в особенности в сфере торговли, которая была невозможна без наличия представительств. Имперские торговцы вообще не могли совершать сделки за пределами представительств.

Полицию постарались оснастить в должной степени хотя бы в городах, где находились представительства ирианцев. Вот только подавляющее большинство блюстителей порядка вовсе не готово рисковать своей жизнью ради соблюдения гражданами законности. Кстати, в городах есть районы, куда полицейские заглядывают только во время проведения облав. Как правило, это происходит совместно с армейскими подразделениями и сами полицейские всячески стараются при этом не засветить себя. Армейцам что – покуражились и подались восвояси, а стражи порядка остаются на месте.

Конечно, это не значит, что на улицах городов Алаянки все плохо. Это далеко не так. Вернее, не везде так. Однако инопланетянам рекомендуется иметь при себе оружие на случай самообороны. Хотя бы потому, что любой из них является лакомым кусочком для преступников, специализирующихся на похищениях людей. Вот же упрямые. Ни одного успешного покушения. До получения выкупа ни у кого так дело и не дошло. Но попытки не прекращаются.

Сергей вышел в короткий коридор и по привычке остановился, прикидывая, не забыл ли чего. При этом он невольно осмотрел жилой отсек своего малого транспорта. В общем и целом – не так чтобы очень просторно, но вполне прилично. Есть даже две каюты, расположенные друг напротив друга. Места в них немного, но койка, платяной шкаф и небольшой откидной столик помещаются.

Наличествует и кают-компания, которую он безжалостно отвел под кресло виртуала. Пищу можно принять и в каюте, а вот заниматься самообразованием во время путешествий – совсем не лишнее. Малый транспорт конечно же отвечал всем его требованиям, и заработков на жизнь вполне хватало, но глупо топтаться на месте, если есть возможность идти вперед.

История эта началась больше трех лет назад, когда Сергей еще жил на Земле. Так уж случилось, что он заболел раком. Причем обнаружилась болезнь уже на последней стадии. Словом, надежды никакой. Нет, побарахтаться, конечно, можно, но только это напрасный труд. Вымотать и выдоить своих близких только ради того, чтобы протянуть еще год-другой? Нет, на это Пошнагов пойти не мог.

Будучи человеком деятельным и не робкого десятка, он решил оставить семью, ограбить банк и, обеспечив будущее родных через брата, уйти
Страница 3 из 22

в сторону в ожидании неизбежного конца. Все именно так и случилось бы, но произошло невероятное. На него вышел вербовщик инопланетян и предложил жизнь в обмен на подписание рабочего контракта. Терять Сергею было нечего, поэтому он без лишних раздумий согласился.

Действительность оказалась именно такой, как говорил вербовщик. Пошнагов и другие земляне, которых вырвали из лап смерти, подписали документы, согласно которым должны были отработать стоимость процедуры регенерации. Так он стал акванавтом, и работать ему предстояло под толщей воды на планете, сплошь покрытой океаном. Она и название имела соответствующее – Океания.

В общем и целом условия оказались вполне приемлемыми, и средний работник мог покинуть планету, расплатившись по всем долгам примерно за десять лет. Срок не такой уж и долгий, учитывая то простое обстоятельство, что после регенерации средняя продолжительность жизни завербованных увеличилась до сотни с лишним лет.

Впрочем, не сказать, что все было так уж радужно. С одной стороны, существовала опасность погибнуть от зубов хищных представителей местной фауны. С другой – среди людей возникали противоречия, причем подчас они достигали такого накала, что могло случиться все что угодно.

Сергею пришлось пройти через многие испытания, но он об этом не жалел. А чего, собственно, жалеть, если все это в результате только пошло ему на пользу. Ему удалось вырваться из лап неизлечимой на Земле болезни, а Океанию он покинул не с пустыми руками. Денег у Сергея оказалось настолько много, что он был в состоянии позволить себе покупку новенького малого транспорта.

Кораблик, конечно, обошелся дороговато, но стоил вложенных в него средств. Подержанное судно – это как подержанный автомобиль, чистой воды кот в мешке. Если повезет, ты приобретешь корабль у нормального владельца и во вполне приличном состоянии. Не повезет – и тогда тебе попадется какой-нибудь ушлый хозяин, который провел предпродажную подготовку и всучил тебе самую настоящую развалюху.

В любом случае, приобретая подержанную технику, ты обязательно в нее вложишься в той или иной степени. А вот новый «экземпляр» совершенно этого не требует. Такая «лошадка» готова работать на протяжении нескольких лет без каких-либо вложений. Просто эксплуатируй с умом, не забывай о профилактике и расходниках.

Вот именно этим и руководствовался Сергей, когда вкладывал деньги в такую покупку. И надо заметить, у него еще осталось достаточно средств, чтобы не работать на кого-то простым перевозчиком, получая при этом гроши. Вместо этого он прошел первоначальный курс обучения, который позволял ему хоть как-то ориентироваться в местной экономике, и получил лицензию на торговлю малым оптом.

Нет, он вовсе не превратился в самого продуманного, умного и ушлого торговца, каких только видел освоенный космос. Будь у него предпринимательская жилка, то он не работал бы на Земле обычным таксистом. Но Пошнагов был работягой, готовым трудиться не покладая рук. А главное, его талантов вполне хватало на то, чтобы, получив в руки отлаженный механизм, не сломать его. Разумеется, если не случится форс-мажор. Тогда за целостность предприятия поручиться уже нельзя.

Словом, Сергей прекрасно отдавал себе отчет относительно своих способностей к предпринимательской деятельности. Поэтому он решил пойти по самому простому пути и взяться за гарантированно прибыльные торговые операции. Они не способны принести баснословных прибылей, но зато стабильны. И Алаянка вполне для этого подходила.

Лаятская система, к которой относилась эта планета, находилась от Лаути, последней базы фронтира, в трех прыжках. Вроде бы это предельная дальность для малого транспорта. На подобных кораблях просто не разместить серьезный генератор свертывания пространства, так что прыгнуть судно могло на расстояние не далее пяти световых лет. Ну и топлива хватало не больше чем на три прыжка. Но в то же время и опасность была минимальной. Ну почти.

Дело в том, что трасса эта считалась вполне освоенной. Поток транспорта не столь уж велик, но все-таки довольно регулярный. Поэтому, даже зависнув в промежуточной системе, можно было передать весть на Лаути или Алаянку с проходящим транспортом, чтобы прислали помощь. В общем, в этом плане все не так уж и безнадежно.

Большим торговым судам на Алаянке делать было нечего, уж больно у них объемные трюмы. Планета просто не в состоянии быстро переварить то, что способен доставить один большой корабль. А какой смысл крупным торговцам вести дела с Алаянкой, если их груз будет реализовываться слишком долго? Конечно, речь здесь не о крупных корпорациях, вывозивших с планеты углеводороды и сельхозпродукцию. В основном же планета была отдана на откуп небольшим компаниям и свободным торговцам, которые пользовались малыми и средними транспортами. Причем первые суда преобладали, ведь этого было вполне достаточно для обеспечения потребностей планеты, покупательная способность населения которой еще не достигла уровня для более крупных поставок.

На Алаянке существовала отработанная система товарооборота, тесно связанная с имперской. Сами торговые операции не представляли сложности. Ну что трудного – зайти на страничку товара и просмотреть имеющиеся там заявки. Затем, все так же в Сети, заключить контракт на поставку, закупить нужный груз и доставить его на планету.

Сама Алаянка могла предоставить не так чтобы и много товаров. Как уже говорилось, углеводороды и сельхозпродукцию вывозили крупные корпорации. Малым транспортам просто невыгодно заниматься вывозом тех же зерновых культур. Слишком уж низкая цена и небольшой объем. А вот крупные суда, да еще и попутно, – другое дело.

Так что «малышам» оставалась экзотика – украшения, что-то необыкновенное, способное разжечь интерес у жителей освоенного космоса. Но Сергей предпочитал не рисковать. С Алаянки он всегда вывозил только один груз – специи и пряности в ассортименте. Да, однообразно и без выдумки. Но зато у него на этот товар всегда находился покупатель с твердыми расценками.

В зависимости от обстоятельств Пошнагов имел чистый доход от двадцати до сорока тысяч с одного рейса. В течение месяца он мог совершить два рейса. Так что сложившееся положение дел его более чем устраивало.

К слову заметить, не имей он средств на самостоятельную закупку грузов, а перевози чужие, его заработки были бы куда как скромнее. Раз эдак в десять. Как говорится, почувствуйте разницу. К тому же заниматься подобной торговлей он сможет еще как минимум пятьдесят лет. Этого более чем достаточно для воплощения его планов на ближайшее будущее.

Казалось бы, вот он, Клондайк для вольных торговцев. Не нужно напрягать мозги, вертеться, как уж на сковороде, придумывать какие-либо операции. Курсируй по накатанному маршруту и зарабатывай на безбедную старость. Но это только на первый взгляд.

Как и в любом деле, здесь существовали свои подводные камни и течения. Например, была опасность наткнуться на пиратов. Системы, через которые пролегала трасса, патрулировались только время от времени.
Страница 4 из 22

Поэтому торговцам приходилось в основном рассчитывать на свои силы.

Что касается крупных судов, задействованных на вывозе углеводородов, то их экипажи чувствовали себя вполне уверенно. Что, в общем, и неудивительно, при их-то возможностях. Любое подобное судно могло совершить прыжок через три системы разом. Разумеется, если это не была какая-нибудь старинная развалюха, что сомнительно.

«Старички» либо бесследно исчезли в безграничном космосе, либо погибли при самых разных обстоятельствах. Те же, что остались, превратились в базы на границе освоенного космоса. За долгие годы они успели обрасти новыми модулями, складскими ангарами, доками. Так что сейчас, взглянув на это нагромождение, уже и не рассмотришь прячущегося за всей этой шелухой некогда гордого красавца.

Так вот, помимо своей способности совершать дальние переходы, крупные суда еще и серьезно вооружены. Настолько серьезно, что большинству пиратов они просто не по зубам. А вот о маломерных судах подобного никак не скажешь. Во-первых, генераторы свертывания пространства могут отправить их только в соседнюю систему. Во-вторых, после каждого выхода им необходимо корректировать курс и вновь разгоняться, что в среднем составляет порядка десяти-двенадцати часов. А значит, все это время они будут пленниками системы и могут оказаться в роли добычи.

Кроме того, маломерные суда традиционно не имеют серьезного вооружения. Причина этого заключается в скромных габаритах и дороговизне самого оружия. Сергей даже возмутился, когда ознакомился с расценками на вооружение. Ладно еще, когда он был на Океании, его обирали как хотели. Но тут-то с какой стати? Как оказалось, было с какой. То, что он использовал ранее, не шло ни в какое сравнение с тем, с чем ему предстояло иметь дело теперь.

Кроме этого, те, кто вел торговлю с Алаянкой, зачастую не имели возможности застраховать свой груз. Из-за активности пиратов на этой трассе страховые взносы были настолько велики, что Сергей предпочитал не связываться со страховой компанией. Да даже если он будет отдавать пиратам треть всех своих грузов, то получит большую прибыль, чем уплачивая грабительские взносы.

Так что при всей кажущейся заманчивости желающих вкладываться в торговые операции с Алаянкой было не так чтобы и много. Впрочем, Сергея данное обстоятельство устраивало как нельзя лучше. Ну не было у него желания толкаться локтями с другими вольными торговцами или компаниями. А опасность… В конце концов, кому суждено повеситься, тот не потонет.

И потом, у него имелась цель, а для ее осуществления нужны были деньги. Большие деньги. Особыми талантами он не блещет. Как там в старинном бородатом анекдоте? «А что тут думать, трясти нужно». Вот он и тряс, как мог и насколько хватало сил.

Конечно, можно было бы вложить деньги в какие-нибудь акции и жить спокойно в тихом уголке на какой-нибудь чистенькой планете. Много ли нужно человеку, чтобы просто жить? В общем-то нет. Очень даже может быть, что так и случилось бы, если бы он встретил ту, с кем захотел бы прожить эту тихую и скромную жизнь. Или если бы не полюбил космос, его пугающую необъятность и завораживающую черноту с манящими всполохами звезд.

А еще… Пошнагов вдруг почувствовал, что тихая и размеренная жизнь ему уже отчего-то не по нутру. С одной стороны, он очень не хотел попадать под адреналиновую зависимость. С другой – чувствовал, что движется именно в этом направлении и не может остановиться.

Правда, ему все же хватило благоразумия не податься в охотники за головами. Средств на покупку ракетного катера у него достало бы. Причем не какого-то там старого хлама, а вполне приличного корабля. Конечно, радиус действия и автономность у него оставляют желать лучшего, но для охоты их показателей вполне достаточно.

Тем более для получения награды не было никакой необходимости тащить преступников в суд. Достаточно предоставить доказательства их вины и полный отчет о ликвидации. Вооружения, маневренности и скорости катера для решения подобных задач хватает. Разумеется, если не зарываться.

Впрочем, пойди Сергей этим путем – и ему пришлось бы менять поставленную перед собой цель. Дело в том, что, несмотря на романтический ореол и крупные вознаграждения за различных преступников, охотники за головами зарабатывают куда меньше торговцев. Причина кроется как раз в дороговизне вооружения и боезапасов, которые необходимо постоянно пополнять.

Опять же пираты не стоят на месте, дожидаясь, когда же их обнаружит благородный служитель закона и применит к ним высшую меру наказания. Их нужно выслеживать, подчас не один месяц. Без боя они не сдаются, и далеко не факт, что охотнику удастся уничтожить цель при первом же столкновении. Это если он сам не станет вечно дрейфующим космическим мусором. Вот и выходит, что доходы вроде как и солидные, но нерегулярные, а разных накладных расходов предостаточно. Опять же повышенный риск…

Спустившись на разогретый под лучами звезды Лаяти бетон, Сергей осмотрелся. Все как обычно. Хоть это и центральный космопорт Алаянки, не сказать, что он столь уж велик. Квадрат километр на километр, с бетонным покрытием.

Сегодня здесь не слишком многолюдно. На взлетном поле находится всего-то с десяток кораблей, самый большой из которых может взять полтораста кубов груза. Каждый куб практически соответствует земной тонне. Правда, это вовсе не значит, что корабль действительно возьмет именно такой вес. Нет, если на взлет, то пожалуйста. Техника выдержит. Но когда речь заходит о посадке на планету, то лучше бы озаботиться, чтобы вес не превышал двух третей от максимальной грузоподъемности.

К примеру, корабль Сергея мог взять не более семидесяти кубов. Мало? Нормально. Во всяком случае, ему еще не приходилось опускаться на планету, исходя из показателей веса, а не объема. И пока заработки его вполне устраивали.

Чистый среднемесячный доход в шестьдесят тысяч кредитов – это весьма солидно. Тем более что для проживания ему вполне хватало и пяти тысяч, и это с учетом съемной квартиры на Клайпе – периферийной планете Ирианской империи, где он бросил якорь.

Не успел Сергей как следует осмотреться, как искин «Щуки», используя манипулятор, опустил на бетон мотоцикл. Оперативно. Впрочем, все уже не единожды отработано. Можно сказать, рутина, которая, кстати, уже понемногу начинает надоедать.

Сергей вдруг поймал себя на мысли, что ему хочется как-то взбодриться. Ну там, ввязаться в какую-нибудь авантюру, и неплохо бы с пострелушками. В самом крайнем случае – дать кому-нибудь в морду. Хоть что-нибудь, лишь бы кровь по венам побежала быстрее.

Останавливая разгулявшееся воображение, Сергей устроился на сиденье, потом снял мотоцикл с подножки и подал энергию на двигатель. Если говорить по-земному, дал полный газ. Под задним колесом тут же образовалось облако, сначала пыли, потом дыма от перегревшейся покрышки. Слегка поерзав на месте, мотоцикл как бешеный сорвался с места.

Прежде чем подъехать к подземной парковке, Сергей сделал пару кругов по посадочному полю, чувствуя потребность хоть немного
Страница 5 из 22

взбодриться. Помогло слабо, но это лучше чем ничего. Может, все же переместить виртуал во вторую каюту, а в кают-компании установить многофункциональный тренажер?

Нет. Вторая каюта у него не для интереса, а имеет сугубо деловое предназначение. Конечно, жаль, что использовать ее удается не каждый раз, но все же она вносит свою лепту в пополнение бюджета. Так что бороться с избытком энергии придется каким-нибудь другим способом.

– Что, кровь бурлит? – не выдержав, подначил его на въезде один из десантников. Эти парни обязательно присутствовали во всех представительствах ирианцев, выполняя охранную функцию.

Вот странное дело. Пока десантники болтаются на борту какого-нибудь корабля – мечтают о спокойной службе в каком-нибудь представительстве. Планета – это дело такое. Есть выходные дни, с увольнениями. А в тех увольнениях присутствуют и бары, и девочки, доступные либо после нескольких рюмок горячительного, либо банально за плату. Не то что на борту военного корабля, где вся жизнь идет по раз и навсегда установившемуся распорядку. Ну разве только когда-никогда случится праздник с пострелушками. А так… Скука.

Но стоит только бравым воякам оказаться в желанном раю, как уже через неделю им снова становится скучно. Вино кислое, женщины страшные, морды вокруг мерзкие, так и напрашивающиеся на знакомство с крепким служивым кулаком. И тут они поневоле начинают считать дни, когда же закончится эта каторга. А попав на корабль, десантники вновь осознают, как было прекрасно там, где их сейчас уже нет, и при случае непременно опять станут рваться на какую-нибудь планету. И этот круговорот вечен.

Вот такой вояка и встретил Сергея вопросом с подначкой, борясь со своей скукой. Впрочем, на Алаянке, где до стабильности на всей планете было еще далеко, у десантников все же получалось взбодриться. К примеру, когда совершалось нападение на ирианское представительство в какой-нибудь из стран. Ничего удивительного, такое происходило не постоянно, но все же случалось.

– Что, дружище, давненько не было заварушек? – не видя причины, отчего бы ему не переброситься со служивым парой слов, поинтересовался Сергей.

– Почему же. Два дня назад летали в Равитию. Это в трех тысячах от нас.

– Знаю. А что, там опять началась война?

– А когда она там прекращалась? – вопросом на вопрос ответил десантник.

– Странно. И что, наши не собираются сворачивать представительство?

– Нет, конечно. Власти Равитии полностью выполняют все условия соглашений, насколько это вообще возможно во время войны. Так что наш консул принял решение о том, что представительство будет работать. Другое дело, что желающих пользоваться тамошним космодромом не так чтобы и много. Торговцы предпочитают доставлять грузы в безопасные регионы, а уж равитийцы пусть вывозят товары сами.

– С каких это пор нашим кораблям страшна местная армия?

– С тех самых, как пракийцы подтянули к космодрому свою тяжелую артиллерию. Равитийцев-то они обстреливают издалека, поэтому время от времени их несовершенная система ведения огня дает сбой. Снаряды отчего-то начинают ложиться в районе космопорта и на летном поле. А крупнокалиберный снаряд вполне может сделать лишнюю дырочку в корпусе торговца. Это же не линкор или хотя бы эсминец. Конечно, пракийцы, сволочи, каждый раз начинают извиняться: мол, мы ни в коем случае. Это просто издержки боевых действий. Вот, мол, пусть равитийцы отойдут с этих позиций, и тогда прекратятся подобные недоразумения.

– А равитийцы крутят им кукиш, – догадался Сергей, поудобнее устраиваясь на сиденье мотоцикла.

– А то как же. Король Равитии даже обратился к нашему консулу с предложением временно свернуть представительство, пока ситуация не разрешится. Не хочет с нами ссориться.

– И что консул? – не без любопытства поинтересовался Пошнагов.

Конечно, он мог собрать все интересующие сведения и в Сети, благо она тут уже была налажена. Но с одной стороны, развлечение десантнику. С другой – пообщаться с живым человеком, да еще и хорошим рассказчиком, куда приятнее.

– А наш Раут заверил короля, что ирианская империя всегда выполняет свои обязательства. Поэтому космопорт будет действовать, несмотря ни на какие провокации. А эти пракийцы, идиоты, так и не поняли ничего. Пару дней назад начали наступление, и довольно успешное. Вот только один из полков то ли по глупости, то ли намеренно «заблудился» и ударил по космодрому. Ну, нас подняли – и туда, защищать граждан Ирианской империи, как и суверенную территорию империи.

– Лопнула, значит, терпелка у консула.

– И его нетрудно понять, – пожал плечами десантник.

– Но тогда получается, что вы повеселились. А ты все недоволен. Или веселье обошло тебя стороной?

– Отчего же. Тоже летал. Да только неинтересно это. Наш один десантник может выйти хоть против целой роты аборигенов. Ну что они могут сделать против наших бронескафандров? Нас всего-то пара взводов была, при поддержке шести боевых машин и четырех вооруженных ботов. Так мало того что этот наглый полк раскатали, еще и во фланг наступающим пракийцам ударили. Капитан Бакст с самыми честными глазами потом заверял, что мы заблудились. Народу с их стороны полегло – просто жуть. Еще больше сдалось в плен. А у нас даже насморка ни у кого не приключилось.

– Ну и чего тогда торговцы опасаются там садиться? Разобрались же с пракийцами.

– Не. Только и того, что все вернулись на исходные. Правда, если бы не наш выход, равитийцам небо с овчинку показалось бы. А так – ничего. Мы столько техники пракийцев пожгли и такой разнос устроили, что если король не станет сопли жевать, то скоренько переломит ситуацию. А что касается космодрома, так ведь пушки-то пракийские никуда не делись. С артиллерийской стрельбой у них и впрямь не очень, поэтому могут и накрыть летное поле. И на этот раз – совершенно случайно.

– А что же вы с теми пушками не разобрались?

– Далековато от линии фронта. Нам с нашими средствами ориентирования настолько сильно заблудиться никак не получается. А империя – она ведь поддерживает нейтралитет.

– Я-а-асно. Ну ладно, спасибо за рассказ, поеду я.

– Бывай. Только слышь, парень, ты бы не ходил сегодня в город.

– А чего так-то?

– Да наше «выступление» не понравилось некоторым активистским движениям. Кричат о колониальной политике Ирианской империи, о том, что нас нужно гнать с планеты поганой метлой, мол, и сами с усами. Словом, можно влипнуть в ненужные разборки.

– То есть багрийцам тут будут рады больше?

– Ну, те хотя бы не влезают во внутренние дела, а для поставки им рабов якобы хватает отсталых народов. Ублюдков везде предостаточно.

– С этим спорить не буду. А что же король? Неужели терпит все эти выходки?

– Они – его подданные, и, как бы себя ни вели, он ответствен за них перед Господом.

– Бред.

– Возможно. Но пока ни один из этих активистов не привлечен к суду. Отделываются штрафами. Король все еще хочет достучаться до этих горе-патриотов. Так что поостерегись ходить в город.

– Спасибо за совет. Я обязательно его учту.

Попрощавшись, Сергей проехал в прохладу
Страница 6 из 22

бетонного сооружения. Когда он пересекал тамбур, его обдало холодным дегазационным паром. Обязательные карантинные мероприятия. Это сразу же напомнило ему об Океании.

Впрочем, там дегазация была неизменным атрибутом. Здесь же это – явление временное. Вернее, периодически повторяющееся. Отцветет акапуана, и можно будет на несколько месяцев свободно вздохнуть, пока не придет черед чего-нибудь другого.

Здание космопорта – весьма внушительное сооружение высотой в двадцать этажей над землей и на десять уходящее под землю. Дело в том, что оно является одновременно и посольством, и консульством. Здесь же проживают все служащие, прибывшие из империи, что при периодических вспышках агрессивности алаянкцев не лишено смысла. В этом же здании находятся и офисы представителей различных торговых предприятий, которые, собственно говоря, и рассылают заявки на товары.

При желании здесь можно найти все что нужно. Имеется гостиница с приличными номерами и за сходную цену, что не лишено смысла. Постоянное пребывание на борту не слишком просторного корабля постепенно надоедает. Найдутся и бары, и ресторан, и игровые и спортивные залы. Наличествуют учебные заведения, которые предназначены не только для представителей империи. Имеется клиника, не сказать, что столь уж огромная, но там расположены два десятка регенерационных капсул. Словом, своеобразный микрорайон, уместившийся в одном здании.

Путь Сергея лежал на восьмой этаж. Именно здесь размещался офис старины Пакрута, торгового представителя местной фирмы «Заза». В этот раз Пошнагов доставил их заказ. И, признаться, творившийся на территории королевства легкий бедлам его немного напрягал. Не дай бог, случится какой-нибудь форс-мажор.

Как бы не пришлось с высунутым языком искать возможность сбыть свой груз. А в этом случае очень может случиться и такое, что товар уйдет за бесценок, а вырученные средства не покроют расходов даже на его покупку. Несмотря на то что Сергей старался не ввязываться в сомнительные операции и брался за гарантированные предприятия, два раза ему уже пришлось так погореть. Потеря сотни тысяч кредитов для него – очень болезненный удар. Хотя и не смертельный.

В настоящий момент он вложил триста тысяч в акции государственной транспортной компании. Дивиденды так себе, чуть больше, чем при самом выгодном банковском вкладе. Но Сергея это устраивало. Никакой головной боли – он мог быть уверен в том, что его вложениям не страшны махинации. При любом раскладе он сможет вернуть свое с полагающимися процентами. А вот частные компании такой уверенности дать не могли, хотя со ставками там куда лучше.

Сергей, конечно, был готов пойти на риск, да и каждый его рейс, по сути, являлся довольно рисковым предприятием. Но в данном случае он мог повлиять на ситуацию, принять решение и вывернуться из неприятностей. А вот самостоятельное плавание в финансовом океане не для него.

– Здравствуйте, господин Пакрут.

– Приветствую вас, господин Сергей. Очень рад вашему появлению. – Хозяин кабинета даже приподнялся из кресла, чтобы поприветствовать посетителя.

Пошнагов постоянно имел дело с местной фирмой «Заза», закупая у них специи и пряности, поэтому ничего удивительного в том, что они с Пакрутом хорошо знали друг друга. Сергей облегченно вздохнул. Весь вид представителя «Зазы» говорил о том, что, несмотря на войну, дела у фирмы в полном порядке, а значит, и сложностей никаких не предвидится.

– С чем прибыли? – вновь откинувшись на спинку кресла и потирая руки, поинтересовался Пакрут.

– Доставил большие видеопанели наружной рекламы. Ловите сведения. Надеюсь, заявка в силе?

– Смеетесь? Еще как в силе, – просматривая сведения на стационарном искине, успокоил господин Пакрут. – Наш король решил развить агитационную деятельность. В столице закончили строительство телецентра, установили несколько ретрансляционных станций. Но видеопанели пока по карману только состоятельным людям, а работать нужно с широкими массами. Эти панели будут устанавливать в людных местах. Так что вашего груза еще и недостаточно будет. А вы, наверное, переживали, что можете понести убытки?

Пакрут был представителем местной торговой компании и сам являлся аборигеном. Просто для упрощения процесса торговли ирианцы, не скупясь, выделяли своим партнерам помещения в представительствах империи.

– Ну, раз уж возникла острая нужда в пропаганде, то не все так спокойно в королевстве Кадийском, – философски заметил Сергей.

– Вы о тех ублюдках, что кричат о засилии со стороны ирианцев? Ерунда. Недовольные всегда найдутся, – легко отмахнулся Пакрут, лихо отбивая чечетку на клавиатуре искина. – Готово. Дайте сигнал на корабль, что к нему для разгрузки направились дроиды.

– Дорогой, а деньги? – наигранно писклявым тоном поинтересовался Сергей.

– Вот все вы так. Нет чтобы по дружбе, от чистого сердца. Не-э-эт, всем деньги подавай. Получите, господин крохобор.

Несмотря на то что общались они на «вы», между ними успели сложиться вполне дружеские отношения, чтобы они могли подшучивать друг над другом.

– Можно подумать, вы свое отдаете, – убедившись в том, что его счет в местном отделении имперского банка пополнился, отмахнулся Сергей. – Код на дроидов пришлите.

– Уже.

– Ага. Вижу. Готово. Можно выгружать.

– Задержитесь на Алаянке?

– Вообще-то не планировал, – насторожился Сергей.

– Тогда вам придется подумать о другом грузе на обратный путь.

– А в чем дело?

– Ну, вы же всегда берете пряности и специи.

– И вы это прекрасно знаете.

– Угу. Вот только война вносит свои коррективы.

– Погодите. Но ведь Кадия не воюет.

– Не воюет. Но когда такое творится, то случайностей не избежать. Словом, с поставками вышла проблема. Корабль с грузом из-за океана погиб. Атака подводной лодки, то ли пракийской, то ли равитийской. А может, просто нарвался на плавучую мину.

– Весело.

Сергей тут же отправил запрос в Сеть. Ни одного предложения на искомый товар. Вернее, кое-что нашлось, но оно в общей сложности тянуло только на десять кубов. Сергея такие объемы никак не могли устроить.

Дело в том, что у него был постоянный покупатель и, как следствие, определенные обязательства. Разумеется, Сергею никто не станет выставлять неустойку за срыв поставок, но зато могут отказаться покупать у него специи и пряности в будущем. Нет, потерять такой канал сбыта Сергей никак не мог.

– Господин Пакрут, максимум через два дня я должен буду отбыть с Алаянки с грузом на борту. Выручайте.

И дернуло же его устроить себе десятидневный отдых на Клайпе. Устал, видишь ли, захотелось развеяться. Ну и что с того, что один день ушел на профилактику «Щуки», а еще день – на ожидание своей очереди. Остальные-то восемь он провел в праздном ничегонеделании.

– Господин Сергей, я не знаю, как вам можно помочь, – пожал плечами Пакрут.

– Ну, может, я смогу слетать за океан и загрузиться на месте? У вас ведь наверняка есть связь с владельцами плантаций.

– Владельцы плантаций не торгуют своей продукцией. Этим занимаются только предприятия по переработке.

– Да какая
Страница 7 из 22

разница. Вы же с кем-то имеете дело?

– Мы закупаем товар уже по прибытии его в Кадию. Таковы условия игры. Вы же не можете отправиться за океан по двум причинам. Во-первых, это будет незаконно, так как там нет ирианского представительства и вас обвинят в контрабанде. Во-вторых, это просто опасно.

– На опасность плевать. Сложно себе представить, что здесь может столь уж сильно угрожать космическому кораблю, пусть и малому транспорту. Ну продырявят обшивку. Ничего страшного. Всегда можно добраться до центрального космодрома, для этого не нужно подниматься в верхние слои атмосферы.

– Угу. А как быть с контрабандой?

– Послушайте, ну не все же купцы связаны торговыми обязательствами с нами. И не все из них имеют персональные искины. Есть же еще и внутренний рынок. Вы ведь в этом крутитесь не первый год и знаете все ходы и выходы.

– Я попробую, господин Сергей, но не могу ничего обещать, – покачал головой Пакрут. – Для вас это так важно?

– Не хочется подводить постоянного покупателя. Так уж случилось, что я могу лишиться канала сбыта. А это, как вы понимаете, крайне нежелательно. Придумайте что-нибудь, а я в долгу не останусь.

– Ну, вы наш постоянный клиент… – неуверенно произнес Пакрут. – Я попробую. Дайте мне сутки. Если у меня что-нибудь выйдет, то этого времени хватит. Если нет…

– В любом случае у меня пока нет выбора. Буду ждать от вас вестей. И очень надеюсь, что они будут добрыми.

Глава 2

Дела контрабандные

Сказать, что настроение Сергея ухнуло вниз, – это не сказать ничего. Конечно, ему приходилось терять и куда больше. Но, как уже говорилось, под угрозой была не просто сделка, а налаженный канал сбыта.

Покинув офис Пакрута, Сергей направился в один из баров в зоне отдыха на третьем этаже. Это место было ему хорошо знакомо. Спокойно, уютно, ненавязчивая музыка. Что еще нужно, чтобы опрокинуть стаканчик-другой под плохое настроение?

Нет, он вовсе не относил себя к тем, кто топит свои проблемы в вине. Просто сегодня он уже ничего предпринять не успеет, по той простой причине, что дело к вечеру и рабочий день на исходе. Если Пакрут сможет что-то решить, то не стоит стоять у него над душой. А сам… Он сильно сомневался, что за столь короткое время у него самого получится хоть что-нибудь путное.

К своему стыду, несмотря на то что он уже почти год летает на Алаянку, он так и не удосужился обзавестись хоть какими-то запасными вариантами. А еще не знал, как обстоят здесь дела в торговой сфере. Вся его деятельность сводилась к доставке из империи уже заказанного товара и закупке пряностей и специй у компании «Заза».

Что же касается выпивки, стаканчик-другой горячительного вполне способствует тому, чтобы не забивать себе голову разной всячиной и просто выспаться. Ясная голова ему еще понадобится, а в свете того, что Сергей сейчас во взвинченном состоянии, вполне возможно, что он проворочается минимум половину ночи.

Ему как раз принесли заказанные две порции коньяку, когда искин уведомил его о входящем сообщении. Сергей надеялся в любую минуту получить сообщение от Пакрута, поэтому поспешил проверить почту. Н-да. Чудес не случается. Судя по времени, у представителя торгового дома «Заза» рабочий день уже закончился, и Пакрут не смог ничего придумать. Ладно, остается дождаться завтра.

А вот приславший сообщение до завтра ждать никак не станет. Такие люди вообще не любят ждать. Впрочем, об этом пусть у местных голова болит. Сергею было откровенно плевать на преступного авторитета, обосновавшегося в столице Кадии, Раппеле. Пусть местные ползают перед ним на брюхе и оглядываются по сторонам при упоминании его имени.

Правда, на возможность побочного заработка Сергею далеко не наплевать. Именно из-за приработка он и держал на корабле свободную каюту. Не сказать, что он не рисковал, занимаясь незаконной перевозкой людей, но риск этот был минимальным.

Любая система охраны имеет свои дыры. Иногда это какие-либо нестыковки, иногда – неполадки, которые не спешат устранять. И еще всегда найдутся люди, падкие на левые доходы. Как бы то ни было, люди Бинга, криминального авторитета, доводили клиента до корабля Сергея, а тот принимал его на борт. После этого пассажир становился проблемой Пошнагова.

Процедура была уже обкатана, и не единожды. Сергей вывозил человека с планеты и доставлял до базы Лаути, где передавал с рук на руки своим знакомым, благодаря которым и появился этот приработок. Те, в свою очередь, брались легализовать вновь прибывших.

Пошнагов мог поручиться в том, что у большинства из них все в порядке. Знал бы и обо всех, но далеко не каждый после легализации связывался с ним, чтобы сообщить о том, как устроился на новом месте. Наверное, некоторые считали, что эта просьба – какая-то блажь самого обычного перевозчика. Но те, кто связывался, неизменно оказывались в порядке.

Для чего ему нужно это знать? А для собственного успокоения и осознания того, что он не направляет людей прямиком в рабство. А еще – не передает в руки грабителей, которые реквизируют у них все средства к существованию. Нет, он конечно же не собирается бороться с организованной преступностью и, если узнает о чем-то дурном, не полезет с разборками. Но и людей возить больше не станет.

Конечно, сейчас настроение у него самое что ни на есть поганое, но повлиять на ситуацию с закупкой товара он не может. Так что же теперь, ему еще и пассажира терять? Глупо было бы. Поэтому он отодвинул от себя стакан с выпивкой и решительно поднялся из-за стола.

Уже через пять минут он выехал на своем мотоцикле в сторону морского порта. Дорога имела современное, в ирианском смысле, покрытие из бетона и была прямой как стрела. Правда, продолжалось это не слишком долго, так как космопорт находился всего лишь в трех километрах от столицы. Вот начались городские окраины, и Сергей попал в хитросплетения поворотов и перекрестков плохо спланированных проездов между заводскими территориями и улицами рабочих кварталов.

Король Кадии предлагал разместить космопорт в другом месте. Соответственно и дорога пролегла бы по более чистым кварталам, а не среди этих серых лачуг. Но консул остановил свой выбор именно на этом месте. Чем он руководствовался, непонятно, но дела обстояли именно так. И в общем-то не сказать, что место было неудобным.

Рабочие кварталы сменились припортовыми, и одновременно закончилась проложенная ирианцами дорога, плавно перетекшая в булыжную мостовую. Ничего так сделано, качественно и на века, вот только неровности придавали особую изюминку езде по подобному покрытию.

Кстати, в Раппеле все основные улицы вымощены либо булыжником, либо брусчаткой. Очень дорогое удовольствие, плюс само устройство подобных дорог – довольно долгое дело.

Десять минут по кривым улочкам – и он у цели. Без тени сомнений Сергей оставил своего стального (или все же в основном композитного) коня у высокого крыльца и взбежал по ступеням. Никаких особых мер предосторожности к сохранению техники он не использовал. Но это вовсе не было пустой самонадеянностью.

Во-первых, без взаимодействия с Алексеем,
Страница 8 из 22

персональным искином Сергея, двигатель не запустится, и мало того, нарушителя ожидает добрый электрический разряд. Во-вторых, хотел бы Сергей посмотреть на смельчака, отважившегося покуситься на имущество личного гостя Бинга.

Трактир «Пьяный боцман» находился в трех кварталах от морского порта и считался вполне приличным заведением. Кстати, по праву, особенно в сравнении с теми забегаловками, что располагались ближе к порту. С наступлением темноты припортовые кварталы начинали жить собственной жизнью, в которую никогда не вмешивались стражи порядка.

Это заведение не только стояло особняком от других, но еще и предназначалось для чистой публики. Причем в прямом смысле этого слова. Один из залов представлял собой полностью изолированное помещение, попасть в которое можно было, только пройдя дегазацию.

Дорогое удовольствие. Но оно того стоило. Именно здесь предпочитали отдыхать ирианцы, прибывающие в Раппельский космопорт. А уж у них-то средств для оплаты по повышенному тарифу хватало. И потом, выбор был не столь уж и велик. Из-за возможной аллергической реакции на что угодно ирианцы вообще не могли чувствовать себя на этой планете свободно.

Сергей миновал тамбур, попутно пройдя дегазацию холодным паром. И только оказавшись отгороженным от внешнего мира герметичной дверью, снял с себя шлем. Оставаться в нем было бы просто неприлично. Здесь это моветон.

Зал не такой уж и большой, всего-то восемь столиков. Правда, есть еще четыре отдельных кабинета, один из которых всегда зарезервирован за негласным владельцем трактира. За столами сидят две группы, из четырех и трех человек.

Судя по всему, трое – это такие же пилоты кораблей, как и сам Сергей. Один из них, тот, что помоложе, все время крутит головой, как видно, набирается впечатлений, а еще все время пялится на официантку, строящую ему глазки. Этот на планете явно новичок. Ну что же, удачи, парень, ты на верном пути. Девочка, конечно, заломит цену, но оно того стоит. Чисто и без каких-либо сюрпризов. Здесь с этим строго.

Довольно шумная четверка расположилась за другим столом. Эти отмахали в открытом космосе сотни световых лет. Прошли огонь и воду в составе планетарного десанта или в абордажном бою. Угу. Они, родимые, десантники ирианского флота. Элита вооруженных сил империи.

Впрочем, любой из военнослужащих будет утверждать, что он служит в самой что ни на есть элите. И каждый из них будет по-своему прав. Вот только в подавляющем большинстве случаев свою правоту они перед теми же десантниками отстоять не смогут. Ну а раз так, то вопрос о том, кто именно является настоящей элитой, отпадает автоматически. Во всяком случае, Пошнагов не собирался это выяснять. И уж точно не сейчас.

Вместо этого он поздоровался со знакомым барменом и едва заметно кивнул в сторону одного из кабинетов. Получив подтверждение своему невысказанному вслух вопросу, Сергей легонько толкнул дверь. Никого предупреждать он не собирался, потому что пришел не просто по делу, а по приглашению. Значит, его должны ждать. Ну и к чему тогда разводить какие-то там условности?

Кабинет представлял собой небольшое, но уютное помещение. Стол на шестерых человек, полумягкие стулья. Вся мебель – местного производства, из красивой и прочной древесины. Стулья вообще заслуживают отдельного внимания. Сергей не представлял, насколько нужно уважать пятую точку, чтобы изготовить такое совершенство. На этих стульях с комфортом можно провести несколько часов кряду и не устать. В цивилизованном космосе подобного добиваются путем использования меняющего форму ложемента, а здесь – обычным мастерством и знанием своего дела.

В кабинете присутствовали трое. Сам Бинг, мужчина средних лет плотного телосложения, обладающий рыжей курчавой шевелюрой и невероятно отталкивающим лицом, обезображенным двумя шрамами. Один из них, от удара ножа или сабли, проходит наискось, от левого виска к подбородку. Второй, от ожога (похоже, оставленного раскаленным прутом), – эдакая широкая бугристая полоса, под углом пересекающая левую щеку.

Второй мужчина был явной противоположностью Бингу и, судя по всему, вообще не имел отношения к преступному миру. Скорее уж представитель благородного сословия. Порода была видна во всем. Одежда вроде и простая, суконная, невысокого качества, явно с чужого плеча, да еще и поношенная, но то, как она сидит на нем, не может не привлечь внимания. Осанка, манеры, взгляд, холеные лицо и руки. Словом, как ни старался господин рядиться под работягу, ничего-то у него не вышло.

И наконец, девушка, лет двадцати, укутанная в какую-то бесформенную хламиду, выглядящую еще страшнее, чем одеяние мужчины. Вот только отчего-то хотелось непременно ей поклониться и в прямом смысле поцеловать ручку. Ангел. Да, именно это определение сразу же лезло в голову при первом взгляде на столь нежное создание.

Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. Нет, Сергею приходилось вывозить разных пассажиров. Это были и проворовавшиеся чиновники, и откровенные преступники, которые приходили к выводу, что скопили достаточно средств, чтобы устроить свою дальнейшую жизнь среди звезд. Были молодые люди, искатели приключений, стремившиеся во что бы то ни стало вырваться с планеты, отчего-то вдруг ставшей для них тесной.

Вообще, этот заработок стал возможным в результате политики Ирианской империи, которая не приветствовала миграцию населения. Ирианцы – слишком прагматичный народ, а потому с Алаянкой у них были связаны кое-какие планы. В частности, эта планета в будущем могла стать центром целой области. Но алаянкцам будет не по силам нести подобное бремя, если их планета потеряет большую часть населения. Причем деятельную часть, потому что именно такие в первую очередь и стремятся к новому и непознанному.

Разумеется, были предусмотрены круизы, организованные для элиты планеты. И стоили эти круизы не так чтобы очень дорого. Ирианцы хотели наглядно показать сильным мира сего, во что может превратиться Алаянка. И, судя по наметившимся процессам, направление было взято верное. Хотя конечно же в одночасье проблем и противоречий, которых на планете предостаточно, не решить. Но, как гласит мудрость, любая, даже самая дальняя дорога начинается с первого шага.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что желающие покинуть Алаянку были вынуждены прибегать к услугам таких пилотов, как Сергей. Вот только ему еще ни разу не доводилось вывозить тепличный цветок, решивший в одиночку окунуться в весьма небезопасное предприятие.

Почему в одиночку? Во-первых, на борту «Щуки» имелась только одна одноместная каюта. Причем весьма скромных размеров. Конечно, если потесниться, то можно разместить и двоих. Но было еще и во-вторых. Одного взгляда на мужчину достаточно, чтобы понять, что он тут в качестве провожающего, а не отбывающего. Бог весть отчего Сергей решил именно так, но он был уверен в своей правоте.

– А вот и Сергей, – послышался на удивление чистый и звонкий голос Бинга.

Алаянкцу бы на сцене петь, так нет же, он стал преступным авторитетом. Причем едва ли не самым изворотливым, влиятельным
Страница 9 из 22

и опасным во всем королевстве.

– Здравствуй, Бинг. Как ты узнал о том, что я прибыл на планету?

– Поставил на тебя сторожок, – постучав по персональному искину, пристроившемуся на его левом предплечье, со страшной улыбкой, но вполне добродушным тоном ответил он.

– И давно сторожишь?

– Если ты имеешь в виду вот этих господ, то не очень. Они обратились ко мне меньше часа назад.

– А коль скоро я уже здесь, то ты решил не откладывать дело в долгий ящик.

– Вот нравится мне с тобой работать. Все схватываешь на лету.

– Может, мы уже перейдем к делу? – недовольным тоном и с явным пренебрежением буквально выплюнул мужчина.

Если он думал кого-то этим задеть или указать зарвавшимся простолюдинам их место, то просчитался. Нет, Сергей-то как раз едва не взорвался, так как не привык к подобному обращению. В последний раз он сталкивался с таким обхождением еще на Океании, когда над ним измывалась красавица Алайя. Но правда заключалась в том, что тогда он от нее зависел, а вот этот господин для него – пустое место.

Однако едва успевшую накалиться ситуацию разрядил Бинг. Сразу же после слов мужчины он так выпучил глаза, выпятил губы и развел руками, что Сергей вместо негодования невольно улыбнулся. И как только этому страшиле удавалось при желании выглядеть столь потешно? Все же много талантов скрывается в этом человеке, избравшем преступную стезю.

– Знаете, господин хороший, это я вам нужен, а не наоборот. Поэтому потрудитесь быть вежливым. В конце концов, это вас ни к чему не обязывает и не роняет вашего достоинства, – все же не сумел полностью сдержаться Сергей.

Правда, сказал он это без намека на грубость и даже вежливо. Разумеется, искин, выступивший в роли переводчика, не смог передать все эмоции, как и в случае с неизвестным господином. Но имеющий глаза да увидит. По счастью, как бы ни были различны культура и условия развития общества, невербальная составляющая везде была практически идентичной.

– Спокойно, господа. Мы ведь собрались не ради того, чтобы выяснять отношения, – Бинг поспешил остановить готового ответить господина. – Итак, перейдем к нашим делам. Сергей, надеюсь, наши прежние договоренности в силе и ты возьмешься вывезти эту девушку, не задавая лишних вопросов.

– Если все как всегда, то я не вижу для этого препятствий.

– Кхм. Есть кое-какие дополнительные пожелания, – наигранно скривившись, словно надкусил лимон, произнес авторитет.

– Бинг, я не люблю сюрпризов. Кто она?

– Сергей, мы же договорились: ты никогда не задаешь вопросов о личности пассажиров. Ты просто вывозишь людей, имеющих при себе только одежду и банковский терминал.

– Это ты завел разговор о дополнительных условиях.

– Эти условия будут щедро оплачены, – вмешался неизвестный господин.

И надо заметить, он и впрямь решил, что вежливость не сможет ему навредить. Давно бы так.

– О каких условиях речь? – все же решил уточнить Сергей.

– Ничего сверхъестественного, – тут же поспешил заверить Бинг. – Ты поможешь молодой госпоже адаптироваться. Ты же сам говорил, что у тебя на борту имеется виртуал.

– Смеешься? Даже если я решу тащиться до Лаути трое суток вместо двух, этого времени будет явно недостаточно.

– Я все понимаю. Но, во-первых, она имела возможность позаниматься на виртуале в учебных классах вашего представительства и умеет им пользоваться.

– А во-вторых?

– Во-вторых, я хотел просить тебя на этот раз отступить от правил. Нужно доставить ее на твою планету и взять над ней шефство. Тогда и времени будет достаточно, и у девушки будет связь с родней.

– Лихо. А ничего, что это в корне не стыкуется с нашими соглашениями?

– Но ведь ты же говорил, что тебе не наплевать, как сложится судьба твоих пассажиров, – не согласился авторитет.

– Не путай, Бинг. Мне не безразлично, если мои подопечные будут ограблены или проданы в рабство теми людьми, которым я их передоверю. Но это вовсе не значит, что я собираюсь становиться для кого-нибудь из них нянькой.

– Ну не бросать же ее одну посреди неизвестности? Это не по-людски.

– Бинг, не дави на мою совесть. С ней все в порядке. Я просто выполняю свою работу – и все.

– Послушай, дружище, ты же еще не знаешь цену вопроса.

– Серье-о-озно, – делано удивился Сергей.

– Полмиллиона кредитов – это всегда серьезно. Кстати, я как посредник получу только сто тысяч.

Только? Х-ха! Вообще-то на Алаянке сто тысяч кредитов – это очень большие деньги. Но Бинг прав, в данном конкретном случае иначе и не выразишься. Потому что обычно он за свои услуги брал десять тысяч, столько же получал Сергей, что составляло от половины до четверти чистой прибыли с одного рейса. Весьма ощутимый приработок.

Казалось бы, клиент, который может принести такие барыши, – это неслыханная удача, и за нее нужно хвататься без раздумий. Тем более в свете наметившихся трудностей с грузом. Но все это выглядело слишком уж заманчивым и невероятно выгодным. Практически ни за что получить огромные деньги. Так в этом мире не бывает. Все имеет свою цену, и со временем платить приходится за все.

– Кхм. Н-да. Полмиллиона – это действительно серьезно. Но знаешь, Бинг, у меня на родине есть поговорка – бесплатный сыр бывает только в мышеловке.

– Очень правильная поговорка. Надо будет запомнить. Хотя и у нас имеется нечто подобное.

– И меня это не удивляет. Ты хотя бы не называл такую огромную сумму. Глядишь, и прошло бы.

– С тобой не прошло бы. И потом, ее ведь мало доставить во внутренние системы империи, нужно и там присмотреть.

Сергей окинул взглядом девушку. Этот ангелочек сейчас напоминал затравленного и загнанного под веник мышонка. Так просто на нее и не взглянешь, сразу же сердце сжимается от жалости. Возможно, причина еще и в том, что на Земле осталась дочь, ровесница этой красавицы.

Ее спутник молчит, все время переводя взгляд с Сергея на Бинга и обратно. Понимает, что, как бы ему ни были неприятны эти типы, он в них нуждается. А вот интересно, что такого могло случиться, что эта девочка должна бежать? Да еще и этот дядька – вполне возможно, что ее родственник, есть в них что-то похожее – готов выложить такие огромные деньги.

– Я могу узнать суть того, во что собираюсь влезть? – наконец начав сдаваться, поинтересовался Сергей.

Бинг посмотрел на переодетого господина и слегка пожал плечами, как бы говоря, что другого выхода нет. Впрочем, тот, скорее всего, не видел особого вреда в том, чтобы ввести Пошнагова в курс дела. Поэтому легким кивком дал понять, что Бинг может прояснить ситуацию.

– Есть два дворянских клана, которые решили укрепить свой союз браком двух младших детей своих глав. Обычное в общем-то дело. Все складывалось вполне пристойно, пока молодой человек не перешел грань. Нет, хождение по борделям, карты, пьянки и кутежи – дело обычное, и добропорядочной супруге следует относиться к этому с пониманием. Но всему есть предел. Этот же в запале решил поставить на кон честь своей жены. Слишком ли много было выпито вина, оказался ли он в плену настоящего безумия – не суть важно. Главное, что он это сделал и пошел до конца.
Страница 10 из 22

То есть сыграл эту партию и выиграл. Вот только его супруге не понравилось то, что он посмел поступить подобным образом. Не важно, что он выиграл, главное то, что он осмелился на подобное. Словом, на следующее утро после того, как она узнала об этом, мужа нашли с перерезанным горлом. И поделом, как мне кажется.

Сергей не без уважения посмотрел на девушку. Нужно иметь не просто спесь и болезненное чувство чести, чтобы поступить подобным образом. Тут нужен характер. Ведь она проделала все это хладнокровно и расчетливо, в этом не может быть никаких сомнений.

Чтобы справиться с мужчиной, ей, скорее всего, нужно было дождаться, пока он уснет. А потом она привела приговор в исполнение. Может, предварительно чем-то опоила. А на это нужно время, за которое она должна была остыть. Так что действовала она не в состоянии аффекта, а вполне осознанно.

Ангел? Хм. Вообще-то любая женщина по-своему ангел. Вот только не нужно забывать о том, что у всех есть две стороны. Нравится вам ангельская сущность, так радуйтесь и не будите дьявольскую.

– С тем, что этот ублюдок получил по заслугам, я полностью согласен. Но я не намерен вешать на свою шею враждебно настроенный клан.

– Дело разрешилось миром. Ну, почти миром, – вновь скривившись, продолжил пояснять Бинг. – Все пришли к выводу, что парень зарвался и своими действиями нанес кровную обиду как ей, так и ее клану. И по всему выходит, что они имели право на месть. Но вместе с тем жизни его лишила жена, которая перед богами клялась любить его, чтить и слушаться. Словом, решение таково: оскорбление, нанесенное ее клану, считается смытым кровью. Не повезло и тому бедолаге, что решился играть на жену собутыльника. Захудалый, мелкий клан, им осталось только утереться и согласиться с правомочностью претензий.

– Дай-ка догадаюсь. Родные открестились от нее. – Сергей кивнул в сторону красавицы, потупившей взор. – И теперь клан ее мужа начал на нее охоту.

– Война никому не выгодна. Кроме того, был заключен еще один политический брак, – соглашаясь с Сергеем, развел руками Бинг. – Но ей от этого не легче. Ее может убить любой, потому что она осталась без защиты, одна против целого света. И похоже, сейчас все гончие встали на ее след, чтобы получить награду за ее голову. Причем за голову в прямом смысле этого слова.

– И ты хочешь, чтобы я вот так, за здорово живешь, ввязался в эту круговерть?

– Не за здорово живешь, а за полмиллиона кредитов. Разницу улавливаешь?

– Мне это невыгодно, – безапелляционно заявил Сергей. – В мои планы входит еще минимум лет десять торговать с Алаянкой, а это куда более серьезная перспектива, чем разовая сделка.

– Думаешь, на тебя начнется охота? – ухмыльнулся Бинг.

– А разве нет?

– Да с чего бы? Во-первых, я не рассказываю на всех углах о своих сделках. Во-вторых, ты никому не интересен. Тебе заплатили, и ты хорошо сделал свое дело. Вот и все. Ну и про то, что продолжаешь опекать девушку, распространяться не стоит. К тебе-то никаких претензий, но кое-кто может спросить о том, где она находится. А ты ведь парень упрямый, говорить не захочешь. Оно тебе надо? А так – все как обычно. Вывез девушку за плату, и беглянка отправилась в неизвестном тебе направлении. Вот и все. Механизм отработан давно и действует исправно. Не верить тебе нет никаких оснований.

Сергей еще раз взглянул на девушку. Не в его правилах ввязываться в опасные авантюры. Пусть только с некоторых пор, но все же это осталось в прошлом. А с другой стороны, эта девочка внушала уважение.

– Хорошо. Я возьмусь за это дело. Но при одном условии.

– Говори, – с пониманием кивнул Бинг.

– Мне нужна пара дней. Возникли кое-какие накладки с грузом. Уйти же порожняком я не могу. Погорят сроки поставок, и я потеряю выгодный канал сбыта.

– И сколько ты планируешь поднять на этом рейсе? – вздернув домиком правую бровь, поинтересовался Бинг.

– Двадцать тысяч.

Мужчина, сопровождавший девушку, все же не выдержал и фыркнул, выказывая свое негодование. Понять его можно: где полмиллиона и где какие-то двадцать тысяч. Сергей спокойно смерил его взглядом и, вздохнув, разъяснил:

– Этот канал приносит мне гарантированные двадцать тысяч кредитов за один рейс. В месяц – в среднем сорок, в год – четыреста. Это без учета товара, реализуемого здесь, на Алаянке, и перевозки людей. Итак, за год работы, не вешая на себя заботу о незнакомой девушке и гнев оскорбленного клана, я без труда получу как минимум те же деньги. – Осмотрев присутствующих, Пошнагов слегка развел руками и закончил: – Мне нужно два дня.

– Господин Бинг, мне кажется, господин Сергей набивает себе цену. Не думаю, что свет сошелся клином именно на нем.

– Господин Хорх, вы пришли ко мне, чтобы спасти свою сестру. И коль скоро вы доверились мне, не мешайте.

– Но…

– Вы по-прежнему хотите ее спасти? – перебил дворянина Бинг.

– Разумеется.

– Тогда он тот, кто нам нужен. Вам – чтобы спасти вашу сестру. Мне – чтобы поддержать мою репутацию. Вы ведь не просто так пожаловали ко мне. Кое-кто уверил вас в том, что я смогу решить вашу проблему.

– Но каждый лишний час, проведенный на планете, увеличивает опасность…

В этот момент Сергей совершенно другими глазами посмотрел на мужчину. Да, горд и высокомерен, но это никак не умаляет его достоинств. Клан отрекся от его сестры, и теперь она изгой, фактически приговоренный к смерти. Он же, презрев опасность, бросился выручать девушку, при этом рискуя собственной жизнью.

А может, риск не так уж и велик? Нужно будет повнимательнее изучить нравы местного дворянства. Раньше как-то было недосуг, да и необходимости такой не возникало. Прилетел, товар сдал, товар принял, улетел. Вот и все, что его связывало с этой планетой. Но коль скоро взялся опекать местную дворянку, то надо бы получше разобраться в предмете.

А заботу о девушке Сергей на себя уже принял. Не мог не принять. Нравилась она ему. Нет, не ангельской внешностью, а вообще. С характером девица, со стальным стержнем. К подобным девушкам невозможно остаться равнодушным. Либо она тебе нравится, либо ты начинаешь ее опасаться или уважать, но равнодушным точно не останешься.

– Х-хорошо, надеюсь, вы знаете, что делаете, – без особой уверенности в голосе произнес Хорх.

– Сергей, у тебя будет столько времени, сколько понадобится. Но…

– Это мы уже обсуждали. Пассажиры садятся только перед вылетом. Когда службе безопасности захочется провести очередную проверку, только богу известно. Если ее обнаружат, то высадят, а меня оштрафуют. Не думаю, что кого-нибудь из нас устроит подобное.

– Л-ладно. Значит, делаем как всегда, – хлопнув себя по коленям, подытожил Бинг. – Итак, господин Хорх, как видите, вопрос с вашей сестрой полностью разрешился. Думаю, недалек тот час, когда вы получите от нее весточку о том, что с ней все в порядке. Дело, конечно, слегка затянется, не без того, но вам это не будет стоить ни одного лишнего кредита. Я назвал цену, вы уплатили деньги, остальное – мои трудности.

Слушая этот спич, Сергей невольно ухмыльнулся. Все же какой артист умирал в этом короле преступного мира. А с другой стороны,
Страница 11 из 22

как там у кого-то из классиков? «Весь мир – театр, а люди в нем актеры». Вот и играет Бинг свою роль, где-то неприглядную, где-то благородную, но главное, что с душой, а оттого ему поверит даже Станиславский.

Убедившись, что ему тут больше делать нечего, Сергей попрощался с присутствующими и направился к выходу. Мелькнула было мысль опрокинуть стопочку-другую, но как мелькнула, так и пропала. Сработала старая добрая привычка не пить за рулем. Ведь ему еще предстояло добраться до консульства.

Разумеется, он не опасался местной полиции. Эти ребята вообще старались не задевать инопланетян, если только в самом крайнем случае. Да и не было у них здесь еще законов, запрещающих управлять транспортным средством в состоянии опьянения. Тут, кстати, и транспорт в основном на конной тяге.

Что же до выпивки с целью расслабления нервной системы, то усугубить он сможет и в консульстве. Бары там работали допоздна. Кстати, оттуда недалеко и до гостиницы.

Разумеется, если там имеются свободные номера. Что-то он не озаботился этим заранее. Переночевать-то можно и на корабле, но отчего прибегать к крайним мерам, если можно обойтись и без этого. Он конечно же любил свой корабль, но и отрицать, что узкая койка не идет ни в какое сравнение с широкой кроватью, не собирался.

Не забыть перед выходом надеть шлем. Спрашивается, и чего потащил с собой респиратор? Так и болтается в рюкзачке. Кстати, в гордом одиночестве. Если бы не он, то Сергей вообще не брал бы с собой эту заплечную сумку. Ладно, чего уж там. Ведь с самого начала знал, что берет маску на всякий случай. Ну не пригодилась, чего теперь-то из этого целую трагедию разыгрывать.

Выйдя на высокое каменное крыльцо, Сергей по привычке осмотрелся. Типичная для Раппеля улица. Даже где-то приличная из-за булыжной мостовой и отсутствия грязи. Вокруг – только каменные постройки. Правда, вид желто-коричневых кирпичных стен домов, дополняемый старыми и давно не крашенными рамами, все одно мрачноватый. Не спасает ситуацию даже веселая расцветка различных вывесок кабаков и лавок.

И все же это не рабочая окраина, куда Сергей поостерегся бы заезжать. Чуть только сырость – и на улице можно утонуть в непролазной грязи. В сухую погоду пыль поднимается чуть ли не столбом даже за медленно бредущей гужевой повозкой. Пыли там столько, что у Сергея неизменно складывалось впечатление, будто она забирается под костюм и шлем, хотя это невозможно в принципе.

Одного посещения рабочего квартала с Пошнагова хватило. Он тогда был еще новичком на Алаянке, все-то ему было интересно. Вот и устроил себе экскурсию. Но теперь-то он ученый, а потому предпочитает сделать небольшой крюк и лишний раз проехаться по тряской мостовой…

Что случилось, он так и не понял. Какая-то неведомая и неодолимая сила единым махом сдернула его с сиденья на мостовую. Вот мгновение назад он едет и ни о чем не подозревает, а вот земля и небо поменялись местами и закружились в бешеном вихре. Мотоцикл, лишившийся седока, проехал еще метров десять, затем опрокинулся набок, и его протащило еще с десяток шагов.

Странное дело, но боли Сергей практически не почувствовал. Только и того, что присутствовало ощущение, будто ему серьезно досталось. Боль была, но какая-то тупая и приглушенная. А вот в остальном…

В остальном Сергей поражался самому себе. Голова ясная, мысли четкие, рубленые. Тело действует самостоятельно, на одних только инстинктах, разом вздыбившихся, как шерсть на загривке рассерженного матерого кота. Спасибо бурной молодости да Океании, после которой еще и года не прошло.

Нет, никакими особыми умениями он не обзавелся. И спецназовцем тоже не стал. Разве только приобрел способность не теряться в экстремальных ситуациях да взял за правило сначала действовать, а потом думать. Вот и сейчас это правило, возможно, спасло ему жизнь.

Поднялся он сразу же, причем не на ноги, а на колено, да еще и выхватив при этом шокер. Мгновенно осмотрев пространство перед собой и не заметив никакой угрозы, он тут же ушел в перекат вправо через плечо.

Именно в этот момент прозвучал выстрел. Резкий и хлесткий, как удар плети. Давно он не слышал ничего подобного. В последний раз это было на Земле. Очень похожий звук при стрельбе издает винтовка. Пуля, ударившая в булыжник мостовой и выбившая мелкую крошку, подтвердила его догадку.

А в следующее мгновение он и сам увидел стрелявшего в него мужчину. Тот как раз передергивал болтовой затвор карабина местного изготовления. Сергей поймал его в прицел шокера. Быстрая двойка. Руку дважды слегка подбросило. А мужчина, задергавшись, как паралитик, и захрипев, словно ему перерезали горло, упал на мостовую.

Шокер по габаритам схож с игольником и имеет похожие очертания, хотя и не лишен индивидуальности. Все зависит от производителя, марки и модификации. Он также стреляет посредством энергетического разряда, выталкивающего снаряд из канала ствола. Но на этом общее с игольником заканчивается.

Шокер стреляет снарядами, имеющими конденсированный электрический заряд и оснащенными двумя электродами. При ударе эти электроды, выполненные в форме игл, выдвигаются, пробивают одежду и добираются до тела, после чего высвобождается энергия. Вообще-то достаточно плотную одежду иглы пробить не в состоянии, но воздействие разряда все равно будет ощутимо. Да и потом, о самой пуле тоже нельзя забывать (в этом шокер сродни земному травматику). Но как бы то ни было, крепкий человек вполне способен выдержать подобное.

Дальность эффективной стрельбы этого оружия не превышает двадцати метров. Но в данном конкретном случае этого оказалось более чем достаточно. По причине летней поры и теплого вечера на мужчине были надеты только рубаха да сюртук из тонкого сукна. Последний, скорее всего, понадобился для скрытого ношения кавалерийского карабина с отрезанным прикладом.

Вырубив нападавшего минимум на пять минут, Сергей и не думал расслабляться. Еще чего! Тут такое веселье, а он будет варежку разевать. Как бы не так! Ищите дурака за четыре сольдо! Вместо победной позы и горделиво задранного подбородка, разумеется, вместе с носом, – еще один перекат, на этот раз – в другую сторону и через левое плечо.

Все это происходило настолько быстро, что буквально слилось в непрерывную серию. Второй выстрел застал Сергея уже в движении, и пуля, вновь не найдя своей цели, ударила в мостовую, разве только на значительном удалении от первой. Впрочем, чему тут удивляться, если стрелявший находился на другой стороне улицы.

Еще одна двойка. Конечно, Сергей тренировался с игольником, но и с шокером у него должно было получиться вполне прилично. Доказательство тому – первый нападавший, оставшийся за спиной. Но не тут-то было. На этот раз выстрелы не достигли своей цели и пули ушли мимо.

Если первый находился на расстоянии, не превышавшем десяти метров, то второй был на предельной дистанции. Мало того что разброс на таком расстоянии уже ощутим, так еще и стрелял Сергей, как говорится, навскидку.

Вот только заниматься самокопанием некогда. Перекат назад и через правое плечо. Нет, опасаться
Страница 12 из 22

второго нападающего пока нечего. Он банально еще не перезарядился, успев только отдернуть назад затвор. Но ведь их могло оказаться больше двух.

Стрелять в перекате, на удачу, Сергей не стал. Он прекрасно отдавал себе отчет в бесполезности такой стрельбы. Его оружие практически не издавало звука, так, громкие щелчки, и не более. С его мастерством и характеристиками шокера попасть в цель практически нереально. Остается только психологическое воздействие. А какое воздействие на психику могут оказать щелчки?

Закончив перекат, Сергей растянулся на животе и тут же перекатился влево, уходя за угол кирпичного забора какого-то завода. Выстрел! Пуля ударила в кладку, отколов приличный кусок кирпича.

Сергей снова выкатился на мостовую и, встав на колено, послал в противника сразу несколько пуль. Достаточно одного попадания, даже в палец, чтобы если не отключить человека, то подарить ему целую гамму неприятных ощущений и как минимум онемение конечности. Но в цель попала не одна пуля. Уж больно сильно трясло этого горе-стрелка.

Держа оружие на изготовку, Пошнагов начал вертеться на месте, выискивая новых нападающих. Чисто. Никого. Если кто еще и был, то успел сбежать, перемахнув через забор. Сергей сейчас находился как раз на перекрестке и прекрасно просматривал обе улицы. Одна из них – главная, с выстроившимися в ряд заводами и фабриками, она вымощена булыжником. Другая, пересекающая ее, – обычная грунтовка.

Вон справа стоит пролетка, запряженная прядающей ушами и топчущейся на одном месте лошадью. Бедолага уже давно убежала бы, но кто-то привязал ее к одинокому деревцу, выросшему на обочине. Извозчика, что примечательно, нет. Получается, это транспорт нападающих.

Но об этом потом. Сейчас главное то, что посторонних не видно. Дневная смена на заводах уже закончилась, ночная только началась. Так что никто из рабочих или обывателей на выстрелы не придет. Впрочем, даже если услышат, не придут. Кому нужно ввязываться в такие дела?

Полиция? Если услышат выстрелы или кто сообщит, вполне могут. Рабочие кварталы и промышленная зона – это не трущобы и не порт с прилегающими улицами. Правда, на выстрелы так просто не сунутся, обязательно дождутся подкрепления, а потом уж заявятся всей толпой. С одной стороны, понять их можно: кому охота подставляться за мизерное жалованье. С другой – это их работа, и если страдаешь медвежьей болезнью, уступи место тому, кто не испугается.

Размышляя над этим, Сергей сноровисто связал сначала одного нападающего, потом второго. Даже если нагрянет полиция, с него взятки гладки, и вообще, он чист перед законом, аки слеза. Напали, он их обезвредил. И кстати, очень скоро они будут в норме без какого-либо убытка для здоровья. В чем и прелесть шокеров. Хорошо все же, что он не взял с собой игольник. Вот тогда все было бы куда хуже.

И все-таки появление полицейских нежелательно. Причина проста. В этом случае они обязаны поставить в известность о произошедшем ирианскую службу безопасности. Ведь Сергей – подданный империи. Начнется разбирательство, которое может обернуться для него лично серьезными финансовыми потерями. Опять же девчушке помочь не получится, а хотелось бы. И кстати, не столько ради денег, сколько теперь уже ради нее самой.

Но мысли о ней не позволяли ему забывать и о себе. В конце концов, до сегодняшнего дня он ее не знал. И потом, он выслушал только одну версию произошедшего, поди пойми, является ли она истинной, а не просто правдивой. Ведь, как известно, правда у всех своя. Даже фашисты считали себя правыми, творя свои преступления.

Итак, что же это могло быть? Во-первых, нападающие могут оказаться очередными идиотами, решившими заработать, потребовав выкуп за инопланетянина. Их стрельба вполне объяснима, они могли принять защитный мотоциклетный костюм за разновидность легкого бронекостюма. Такой вполне может выдержать выстрел винтовки.

Вот только не тот, что на Сергее. Этому по силам противиться разве только пистолету или револьверу, возможно, старым образцам винтовок, стрелявших еще дымным порохом, но только не современным (разумеется, в местном понимании). И тогда напрашивается во-вторых. Охотились именно на него и именно потому, что он вызвался вывезти с планеты некую девушку. Кстати, а как ее зовут-то? Не важно.

И вот это Сергею нравится еще меньше. Получается, враждебный ей клан вычислил, к кому именно может обратиться Бинг с подобной просьбой. Дабы предотвратить отлет и преподать урок другим пилотам, решившим соблазниться приработком, они убивают Сергея.

Па-бам! Картина маслом. Девушка оказывается запертой на планете. Конечно, затевать войну с приступным миром клану не с руки. Но ведь и Бинг не станет защищать девушку вечно. В конце концов, она ему никто, и когда он сочтет, что исчерпал все возможности для ее спасения, то просто вытолкает ее взашей. Или придумает еще какой-нибудь вариант, чтобы и честь свою воровскую сберечь, и от проблемы избавиться.

Есть еще и третья версия нападения, с крысами, повсюду разыскивающими девушку в стремлении получить награду за ее голову. Версия с душком, если честно. Получается, среди людей Бинга завелась гниль, и информация из ближайшего окружения уходит на сторону. Означает это вот что. Девушку Бингу не защитить. Но для него это только полбеды. Куда хуже то, что и себя сберечь не получится. Если дело обстоит именно так, то очень скоро и до самого Бинга доберутся конкуренты.

Это если забыть о четвертом варианте. Не желая ссориться с дворянским кланом и в то же время стараясь сохранить лицо, Бинг сам все и организовал. К чему такие сложности? Так ведь нельзя уронить свой авторитет, в кои-то веки к нему обратился аристократ.

Пусть он пришел неофициально, в тайне от своих же, но факт остается фактом. Данное обстоятельство позволит Бингу подняться на качественно новый уровень. Авторитет не может себе позволить проиграть. А если и проиграет, то только ввиду прямо-таки неодолимого стечения обстоятельств.

Словом, накручивать себя и выдвигать самые разные версии можно до бесконечности. А вот решать, как поступить (вызывать службу безопасности или Бинга), нужно уже сейчас. Пока суд да дело, вроде как была отговорка: мол, занят, нужно связать нападавших. Но всему когда-то приходит конец.

Сергей закинул обоих лихих в пролетку, попутно избавив их от револьвера и ножей. Прибрал с дороги свой мотоцикл. Срезал шелковую веревку, натянутую поперек улицы. Прочная вещь, ничего не скажешь. Хорошо хоть он был в защитном костюме и шлеме. Если бы в маске, то, как пить дать, голову срезало бы. А если бы не костюм, то переломал бы себе все кости.

Ладно, чего тянуть-то. Нужно решать, кого вызывать. Просто так оставлять это дело нельзя. И все же натура взяла свое. С одной стороны, не хотелось бросать беспомощную девушку, с другой – терять большие деньги. С вмешательством СБ это произойдет однозначно. Зато сам Сергей будет в полной безопасности. Вызвать Бинга? Вариант помощи девушке и заработка остается, хотя и неоднозначный. Зато и риски лично для него возрастают.

– Ч-черт! Почти год нормально обходился без этого дерьма!
Страница 13 из 22

Угораздило же меня. Бинг, привет. Давно не виделись. Тут на меня слегка напали, разобраться бы не мешало, – заговорил Сергей, едва на экране искина появилось лицо авторитета, обезображенное шрамами…

Ну не мог он поступить иначе. И с каждым словом понимал, что дело тут даже не столько в деньгах, сколько в той девчушке, все так же остававшейся для него безымянной. Не все можно измерить деньгами. И человек не всегда рискует собой ради выгоды или своих близких. О чем думали бойцы «Альфы» в Беслане, прикрывая незнакомых детей и подставляя свои спины под пули бандитов? Уж точно не о деньгах, не о присяге и не о долге. В тот момент они просто не могли поступить иначе, вот и все.

Нет, Пошнагов вовсе не собирался сравнивать себя с павшими героями. Просто в этот момент он понял, что до конца дней не простит себе, если не сделает все от него зависящее, чтобы вытащить с планеты эту девчушку. А до результата еще очень далеко. По сути, он не сделал еще и первого шага.

Сергей еще раз осмотрел бандитов, уже пришедших в себя и мычащих, бешено вращая глазами. Хм. А может, первый шаг все же сделан? Кто знает, кто знает… Для начала нужно дождаться Бинга с его парнями, а там видно будет.

Глава 3

Дела заокеанские

Утро добрым не бывает. Угу. Тот, кто первым это сказал, явно знал, о чем говорил. В России обычно такой характеристики удостаиваются два типа утренних часов. Первый означает начало рабочего дня. Второй – пробуждение с чувством глубокого похмелья. Вообще-то Сергей не одобрял и не поддерживал ни бездельников, шарахающихся от любой работы, как от проказы, ни любителей горячительного. Впрочем, вторых также никак нельзя отнести к трудоголикам.

Однако сегодняшнее утро он и впрямь не мог назвать добрым. Едва он открыл глаза, как голову тут же заполнили тревожные мысли. Причем они настолько быстро пришли на смену весьма красочному сну, что он поначалу даже забыл, что ему, собственно, снилось. Ах да. Он видел Землю, живописную поляну на берегу горной речки и пикник, устроенный им в кругу семьи.

Н-да-а-а. Далековато нынче Земля. Да и повода расслабляться пока нет. Вчера, вскоре после происшествия в глухом заводском квартале, появился Бинг. Причем прибыл он не один, а в сопровождении десятка своих головорезов. Вообще-то многовато по местным меркам, и не только по местным. Но авторитет, как видно, чего-то или кого-то опасался. Причем, судя по до зубов вооруженным парням, серьезно так опасался, без дураков.

А вот удовлетворить свое любопытство Сергею не удалось. Бинг заявил, что беседовать будет с ними отдельно и без посторонних ушей. Пошнагову же сообщит о результатах в части, касающейся его. Для возражений у Сергея недоставало оснований. Не говорить же Бингу, что авторитет и сам в числе подозреваемых в злом умысле против Пошнагова.

Идиот. Ну вот что ему мешало, пока ожидал прибытия Бинга, поспрашивать пленных о том, кто они такие есть. Хм. Вообще-то не такой уж и идиот. Добром говорить они явно отказались бы, а пытать… Сергей не торопился пополнять ряды преступного мира. Ему вполне комфортно и в купеческой среде. А переступи он эту грань…

Ну, может, и не прописался бы среди преступников, но если об этом станет известно СБ, то ему могут и закрыть доступ на Алаянку. Это вам не вывоз незаконных мигрантов, который империя, по сути, не запрещала, а просто сдерживала. Прямое нарушение законодательства аборигенов категорически не одобрялось.

А тут еще и проблема с грузом. Сергей при повторной встрече с Бингом даже закинул было ему удочку, вдруг сможет помочь. Хотя, если признаться, эта идея ему откровенно не нравилась. Ну не по душе ему вся эта воровская романтика. Да и нет ее там. Бандиты – они во все времена и на всех планетах бандиты.

Как выяснилось, надежда оказалась напрасной. Авторитет заявил, что будь у него нужный товар, он бы сразу сбыл его Сергею, лишь бы тот побыстрее убрался восвояси вместе с девушкой. Что же, вполне логично.

Нет, что-то там у него конечно же имелось, его крысы где только не пробавляются. Но только с нужным количеством и ассортиментом дела обстояли куда как неудовлетворительно. Разумеется, при наличии времени он смог бы кое-как решить эту проблему. Но вот времени-то как раз и не было.

Ну и ладно. Признаться, Сергей даже испытал облегчение, когда получил отрицательный ответ. Ну не привык он наживаться на горе других. Нет, если там кого-то, уподобившегося волку, то тут он без колебаний и угрызений совести. Вот только преступники себе подобных лишают имущества крайне редко. Все больше – честных или хотя бы относительно честных граждан.

Поднявшись с койки, Сергей направился в ванную умываться. Ему все же повезло, и свободный номер в гостинице нашелся. Правда, сразу после заселения пришлось отбояриваться от навязчивого интимного сервиса.

Дело в том, что весь персонал консульства набирался из местных. Ну кто из ирианцев захочет ехать на край вселенной, чтобы получить низкооплачиваемую работу? Такого добра с лихвой хватает и в империи. А вот для аборигенов подобная работа – просто находка. Один такой работник в буквальном смысле содержит большую семью.

А еще это возможность дать образование своим детям и самому выучиться. Получать образование в представительствах могли себе позволить только аристократы, да и то далеко не каждый. Все же удовольствие из дорогих. Разумеется, имелись и бесплатные квоты. Но чтобы получить бесплатное место, нужно было сдать экзамены и выдержать жесткий отбор.

Служащие представительств имели весьма серьезные льготы и могли либо выучиться сами, не желая мириться со своим общественным положением, либо определить на учебу одного из своих ближайших родственников. В основном это конечно же были их дети. Обучение не бесплатное, но с существенной скидкой.

Словом, деньги ни в коем случае не будут лишними. Вот и искали служащие самые разные способы приработка, которые бы не вступали в противоречие с их основной работой. Например, те же горничные пробавлялись продажной любовью.

Именно такая жрица любви и заглянула к Сергею на огонек, стараясь предстать перед ним в самом соблазнительном виде. Пилоты считались самым предпочтительным вариантом. Они слишком много времени проводят в космосе в полном одиночестве, а потому не очень-то долго раздумывают над тем, стоит ли согрешить. И Сергей вовсе не был исключением, потому как крутить романы ему некогда, а хранить верность некому. Но в этот раз ему было не до утех, голова была забита совершенно другим.

Душ помог взбодриться. Побрившись, Пошнагов стал выглядеть более бодрым и уверенным в себе. Уже немало. Хотя ни этой самой бодрости, ни уверенности он не испытывал. Устроился на кровати, вооружился искином, вошел в Сеть… Угу. Никаких предпосылок, что хоть что-то изменится к лучшему. Даже тот лот на небольшое количество специй уже исчез.

Взглянул на таймер. Не так уж и рано. Набрал Пакрута. Тот уже давно должен быть на рабочем месте. Это Сергей валяется в койке, отходя от вчерашних треволнений и жалея себя любимого. А остальные в это время работают, между прочим.

– Здравствуйте.
Страница 14 из 22

Чем могу быть полезен?

Сергей в недоумении посмотрел на ссылку вызова. Все верно, офис «Заза», консульство Ирианской империи в Раппеле. А что это за незнакомый молодой человек? Да и интерьерчик за его спиной совершенно не современный, в смысле, не инопланетный, а очень даже местный, где-то вычурный, но явно дорогой.

– Кхм. Извините, я, кажется, ошибся. Хотя не представляю, как такое возможно, – растерянно ответил Сергей.

– Вам, вероятно, нужен был наш офис в консульстве, – нашелся молодой, лет двадцати пяти, человек весьма представительного вида.

– Верно, – согласился Сергей, уже начиная понимать происходящее.

– Дело в том, что господин Пакрут попросил пару дней выходных. У него возникли трудности личного характера. Поэтому я его подменяю. Просто я еще не добрался до офиса, вынужден был задержаться. Итак, чем могу быть полезен?

Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд. Это еще что за перец? Персональный искин на Алаянке – дело редкое и дорогое, настолько, что далеко не каждый дворянин или купец может себе его позволить. Пакрут, к примеру, пользовался стационарным, установленным в офисе. А ведь этот мужик был на хорошем счету у хозяина и вообще всячески им ценился.

Так кто же подменяет приказчика, пока тот решает свои проблемы? Да какая, собственно говоря, разница? Выяснение этого не может повлиять на решение вопроса, интересующего Сергея. Или может?

– Извините, господин Пакрут обещал постараться решить мою проблему. Дело в том, что я являюсь постоянным клиентом торгового дома «Заза» и всегда приобретал груз пряностей и специй.

– Да, да, да. Господин Сергей, если не ошибаюсь, – тут же о чем-то вспомнив, произнес молодой человек.

– Да. Это я. Так вот, господин Пакрут обещал постараться решить этот вопрос. Быть может, вы в курсе?

– Я в курсе, что в настоящий момент наш торговый дом не может вам помочь. Поверьте, мы глубоко ценим то, что вы являетесь нашим неизменным клиентом на протяжении последнего полугодия. Мало того, мы крайне заинтересованы в том, чтобы вы оставались нашим клиентом и далее…

– Но в настоящий момент ничем мне помочь не можете, – прерывая словесный поток, произнес Сергей.

– Мне очень жаль.

Н-да, весело. Похоже, ему крупно не повезло. Любой торговый дом заинтересован в таких покупателях, как Сергей. Поэтому, чтобы не терять постоянного клиента, они обязательно нашли бы нужный ему товар. Даже если бы сами на этом не заработали ни единого кредита.

Но не может же быть такого, чтобы не нашлось выхода из этой ситуации? Хотя специи и пряности – товар особый, слишком большими партиями не реализовывается. А потому и найти большую партию весьма трудно. Попробуйте представить себе хотя бы куб молотого черного перца. Вот то-то и оно.

Л-ладно. Здесь он пока ничего поделать не может. Но не терять же теперь еще и неожиданную компенсацию. А раз так, то стоит выяснить, как обстоят дела у Бинга. Правда, есть одно существенное «но». Придется поверить на слово авторитету. Но, с другой стороны, Сергей всегда может подстраховаться. Например, не покидать пределы консульства и космопорта.

– Привет, Бинг.

– Здравствуй, Сергей. – Судя по тому, что видел на экране Сергей, авторитет находился в каком-то то ли подвале, то ли просто темном каменном помещении.

– Что можешь рассказать о вчерашнем?

Вообще-то вот такая болтовня – идея не из лучших. Дело в том, что на Алаянке не такая уж разветвленная Сеть и пользователей – раз-два и обчелся. Относительно освоенного пространства, разумеется. Поэтому и СБ куда как проще отслеживать переговоры пользователей.

Ну прямо как на Океании. Но если там палки в колеса вставляла корпорация (как полагал Сергей, в своих же интересах), то здесь подобными условностями никто себя не обременял. Конечно, это не афишировалось. Но Сергей был просто уверен в том, что СБ отслеживает Сеть, выставив сторожки на определенные фразы или слова.

– Тебе нужны подробности? – вскинул бровь Бинг.

– А как ты думаешь, мне нужны подробности?

– Ладно. Тогда через полчаса встретимся в главном вестибюле консульства, – прекрасно отдавая себе отчет, что они могут оказаться на крючке у безопасников, предложил Бинг.

– Принял.

Это где-то даже смешно. Прямо шпионские страсти. Впрочем, Сергей лучше лишний раз будет выглядеть смешным, чем станет понапрасну рисковать. Ему не хотелось ни терять столь щедрый заработок, ни подвести девушку, что для нее означало смерть.

Поэтому насколько бы ни была маловероятна возможность того, что на него выйдет СБ, он предпочел бы не рисковать. Судя по всему, Бинг был такого же мнения. Впрочем, в его случае цена немного иная. То, чего не купишь ни за какие деньги, и то, что порой стоит дороже жизни. Репутация.

Сергей вышел из номера и направился в ближайший бар, где можно было не только выпить, но и неспешно позавтракать. Время вполне позволяло, а потому голодать не было никакой необходимости. Тем более после питания корабельными пайками в течение продолжительного времени особенно остро начинаешь ценить даже самую обычную кухню.

На выходе его остановила администратор. Оказывается, господин Пакрут вовсе не забыл о Сергее и, какие бы там ни были у него проблемы, сообщал, что готов встретиться с ним в полдень. А вот эта новость вселила в Пошнагова надежду. Признаться, он уже был готов заполнить грузовой отсек любым хламом, схватить в охапку девушку и покинуть Алаянку. Просто все говорило о том, что, погнавшись за двумя зайцами, он рискует не поймать ни одного.

Но похоже, что вместе с неприятностями и треволнениями к нему вернулась и его прежняя удачливость. Хотя… Грех жаловаться. Капризная девица все это время и не думала его оставлять. Просто последние полгода обходилась без экстремальной составляющей. И кстати, Сергею это нравилось куда как больше, чем события последних суток.

Бинг прибыл вовремя, хоть часы сверяй. Это у него уже вошло в привычку. Появиться на встрече минутой раньше – проявить нетерпение, а значит, с нервами непорядок. Минутой позже – дать слабину и показать свою нерешительность. Все это отнюдь не приветствуется в его среде, вот и приходится быть точным. Конечно, Сергей к преступному миру не имеет никакого отношения, но кто сказал, что это повод для того, чтобы расслабиться.

– Ну здравствуй еще раз, – усаживаясь в широкое кожаное кресло, устало произнес Бинг.

– Привет. Что-то выглядишь не очень.

– Угу. Всю ночь работал.

– Парни оказались настолько крепкими?

– Ты о своих «крестничках»? Неужели ты думаешь, что нет других вопросов, требующих моего внимания? А что касается этих, то тут вообще никаких трудностей. Они раскололись еще до того, как мы добрались до места. Пришлось их отпустить, даже не тронув пальцем.

– Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд.

– Бойцы клана Картрон. Надо заметить, у их главы мозги работают. Они сумели срисовать, как Хорх привел девицу в «Пьяного боцмана». Как именно – они не знают, что и неудивительно, они простые солдаты клана. Дальше установили, что в трактир пожаловал ты, сложили два и два и устроили на тебя засаду.

– Хотели
Страница 15 из 22

убить?

– Именно что убить. А потом раструбить, будто ты погиб из-за того, что собирался вывезти с планеты некую девицу. Это должно было отбить охоту у других иметь со мной дело. Но, я вижу, ты не удивлен?

– Это была одна из версий, пришедших мне в голову. Но откуда обо всех этих тонкостях могли знать простые солдаты?

– А они и не знали. Это я уже сам додумал, что в общем-то и несложно.

– А почему отпустил их?

– Извини, но воевать с одним из могущественных кланов королевства в мои планы не входит. Им, как я вижу, также не хочется вступать в открытую борьбу со мной. Это просто невыгодно. Поэтому и решили подвести меня к той черте, когда я сам вышвырну девчонку на улицу.

– Ясно.

А чего, собственно говоря, Сергей ожидал? Что авторитет бросится за него мстить? Глупость. К тому же она может обойтись очень дорого. Сейчас существует некое равновесие, и это означает, что клан Картрон считается с силой, которую собой представляет Бинг. Нет, дворяне не боятся авторитета, и им вполне по силам с ним разобраться, просто они не готовы платить слишком большую цену.

Это понимает не только Сергей, но и сам Бинг. А иначе отчего ему отпускать тех, кто мог разрушить его планы? Картроны и без того сейчас на взводе, гибель же их бойцов, пусть и не из благородного сословия, могла оказаться камешком, вызвавшим серьезный камнепад.

– В этом дельце появилась еще одна странность, – дернув себя за нос, продолжил Бинг.

– И какая именно?

– Клан пересмотрел свои условия. Теперь они хотят заполучить девчонку непременно живой. Хоть без рук и ног, но живой.

– И?

– Признаться, муженек сам нарвался на неприятности, совершив бесчестный поступок. Если с этим согласен даже я, то что говорить о благородных. Да, они бросили клич и затребовали ее голову, назначив крупную награду. Целых десять тысяч кредитов. Как понимаешь, это очень серьезные деньги для Алаянки. Но особой прыти клан не проявлял. Я даже полагаю, что они решили позволить ей покинуть планету и изначально следили за девицей, чтобы убедиться в том, что она отбыла с Алаянки.

– То есть серьезных намерений ее убивать ни у кого не было?

– Дворяне. – Бинг произнес это так, словно хотел сказать: мол, пояснения излишни. – Кроме этого, награда увеличилась до пятидесяти тысяч. Подозреваю, что красавица не просто сбежала, но еще и прихватила кое-какие денежки, которые клан хочет вернуть. Не надо так на меня смотреть. Потрошить девицу в мои планы не входит. И потом, я уверен, что денежек на планете уже нет. Или очень скоро не будет. Имперский банк – очень удобная штука. Я бы именно так и поступил.

– И тебя не соблазняет возможность снять с нее все эти денежки? – ухмыльнулся Сергей, не допускавший мысли о благородстве авторитета.

Ерунда это все, вот что. С самого детства он слышал рассказы о преступниках, овеянные романтическим ореолом. О благородстве воровских авторитетов, живущих по понятиям. Но кто они на деле? Воры, грабители, убийцы, вот кто. Изнасиловать женщину – это западло, за это на зоне опустят. А вот если ты эту самую женщину зарезал, чтобы снять с нее сережки, – это уже достойно уважения.

Так что и в благородство Бинга он не верил ни капли. Нет у него ничего подобного. Имеется только целесообразность и выгода. Эта девочка ему выгодна, потому как благодаря ей он сможет поднять свой авторитет. А вот добраться до ее денежек у него вряд ли получится. Она уже могла осуществить перевод, и теперь деньги дожидаются ее в любом уголке освоенного космоса. Каждый уходящий с планеты корабль уносит с собой сжатый пакет информации. И если она это сделала, то для Бинга денежки потеряны. Тут много тонкостей, и все они против авторитета. А вот клан вполне может вернуть эти средства.

Все это было аршинными буквами написано на лице Бинга, когда он взглянул на Сергея, вздернув для разнообразия левую бровь. Все верно. К чему задавать глупые вопросы, тем более если тебе известны ответы.

Итак, для Сергея пока ничего не изменилось. Разве только усилилось желание побыстрее разобраться с этой проблемой и вернуться к обычному ритму жизни, который его вполне устраивал. Вот только придется с этим повременить.

В отличие от авторитета Пакрут оказался не столь пунктуальным и явился в номер Сергея с опозданием на полчаса. Впрочем, причины тому были достаточно извиняющими, чтобы Пошнагов воспринял это нормально. А вот само предложение его серьезно обескуражило.

– Господин Пакрут, вы ничего не путаете? Я подданный Ирианской империи и, как вы верно заметили в прошлую нашу беседу, не имею права на осуществление торговых сделок вне ирианских представительств. Мы ведь об этом уже говорили вчера.

– И вы абсолютно правы. Вы не имеете права на торговые сделки вне представительств империи, а вот я имею.

– То есть?

– То есть я сегодня с утра озаботился тем, чтобы получить торговую лицензию с правом торговых операций за границей.

– Вы решили покинуть службу в торговом доме «Заза»?

– Нет. К этому я еще не готов. Но зато я готов немного заработать.

– Давайте так. Я не буду вам задавать глупых вопросов, а вы постараетесь мне все объяснить. А то, признаться, я никак не могу сообразить, что к чему.

– Хорошо, – устраиваясь поудобнее на стуле перед сидящим на кровати Сергеем, Пакрут начал объяснять суть предприятия: – Итак, все до гениальности просто. Ирианским торговцам запрещено осуществлять торговые операции вне представительств империи. Но нет никакого запрета на то, чтобы пилот мог заключить договор с местным предпринимателем относительно транспортировки товаров в пределах планеты. А что не запрещено…

– То разрешено, – закончил за приказчика Сергей. – Получается, вы как торговец нанимаете меня для того, чтобы я доставил товар из-за океана сюда, в Раппель. А уже здесь мы с вами заключим сделку о покупке, – говоря это, Сергей поспешил сделать запрос в Сеть, некоторое время изучал информацию и, наконец, буквально выдохнул. – Действительно, все до гениальности просто.

– Я когда-то начинал службу за океаном, и у меня там остался один партнер, плантатор. Он и сейчас занимается поставками торговому дому «Заза». Человек достаточно надежный и кое-чем обязан мне лично. До вечера времени более чем достаточно, и за это время мы успеем утрясти все необходимые формальность. Затем вылетаем в Балис, где будем как раз с рассветом. Загружаемся – и назад. Уже завтра к вечеру вы сможете покинуть планету.

– Погодите, вы говорите, он плантатор. Но ведь меня не устроит товар с плантации. Насколько мне известно, пряности и специи сначала проходят переработку. Мой партнер согласен фасовать готовую продукцию, но никак не заниматься переработкой.

– Не переживайте. Господин Лакранука сосредоточил в своих руках весь цикл. У него имеется даже пара судов. Правда, открывать торговые представительства здесь он не желает. Говорит, что всех денег не заработать, а вешать себе на шею предприятия, расположенные за океаном, он не хочет. Привык все контролировать.

– Ясно. Стоп. Но ведь у меня нет местной валюты, – растерянно произнес Сергей, но потом спохватился. – Ну конечно же.
Страница 16 из 22

Вы сказали – вечер. Времени вполне достаточно, чтобы посетить банк и обменять кредиты на любую валюту. Какие деньги лучше будет взять?

– Никакие, – отрицательно покачав головой, произнес господин Пакрут.

– Не понял.

– А чего тут непонятного. Вы попали в затруднительную ситуацию. Я могу вам помочь. Суть сделки такова. Мы заключаем договор на перевозку, летим за товаром и возвращаемся. Здесь же вы покупаете у меня товар по местным расценкам.

– Ага. А вы потом возвращаете мне часть денег в уплату за перевозку. Что? Не так?

– Нет. Мы конечно же заключим договор о найме, и вы якобы получите от меня плату за транспортировку. Но на деле ничего подобного не будет. Это нужно только для отчетности.

– Нормально. То есть я привезу этот товар, причем бесплатно, а потом я же еще и куплю его у вас со всеми накрутками, включая транспортные расходы. Я ничего не перепутал, господин Пакрут?

– Нет, – совершенно спокойно произнес приказчик.

– Мне кажется или кто-то хочет меня нагреть? – окинув хмурым взглядом своего собеседника, недовольно произнес Сергей.

– Мало того. Вам придется внести предоплату за груз. У меня попросту нет средств для того, чтобы осуществить закупку в Балисе.

– Ну-у вы-ы нагле-э-эц. Я, конечно, тот еще делец, но так нагло меня еще никто не хотел поиметь. Вернее, те, кто хотел, теперь даже не могут пожалеть об этом ввиду безвременной кончины.

– Вот только не надо мне угрожать, господин Сергей. Я и без того рискую. В то время как вы лишь поправите свои дела. В ваших действиях не будет нарушения закона. Разве только больше никто не сможет повторить подобное, так как сразу же появится запрет на подобные сделки. Если же господину Варгу станет известно о моем участии в этом предприятии, для меня это обернется настоящей катастрофой. Меня вышвырнут на улицу с волчьим билетом, и я больше никогда и нигде не смогу найти работу. Даже если я решу стать купцом, мне не подняться выше простого лавочника, да и то не в Кадии.

– Не объясните?

– Я сказал хозяину, что у меня проблемы, и попросил два дня выходных. Сегодня меня подменяет его сын. В этом-то ничего страшного, господин Варг – сторонник того, что настоящий купец должен постичь дело с самого низа. А вот то, что я обманул, да еще и воспользовался сведениями, полученными на службе дому, для собственной выгоды, – уже серьезный проступок. Мы ведь при поступлении на службу клянемся всегда заботиться о выгоде торгового дома как о своей собственной. Получается, что я нарушу клятву, а это не приветствуется в деловых кругах.

Сергей задумался. Итак, что он теряет? По сути, только топливо, затраченное на метание по этой планете. Большая ли это сумма? Не смешите тапочки, они и так смешные. Да, на нем откровенно наживаются. Причем по местным меркам оч-чень даже неплохо. Но в результате-то в выигрыше все. Так чего тогда закипать, как самовар? Да потому что он терпеть не может, когда его… А вот тут стоп. Коль скоро решил, что в выигрыше, то не стоит себя накручивать.

– Добро, господин Пакрут. Но вы получите пока только половину суммы.

– Вся предоплата полностью, господин Сергей.

– А вы уверены, господин Пакрут, что нужны мне после того, как открыли весь механизм предприятия.

– Уверен. Без меня вам не уложиться в срок. Конечно, вам могли бы помочь другие торговые дома, так как у них имеются нужные связи. Но никто из глав домов не станет прибегать к уловкам во взаимоотношениях с консулом. Даже если речь идет о постоянном клиенте. В результате это им может слишком дорого стоить. Или сто процентов предоплаты, или до свидания.

– Вообще-то вы мне назвали имя плантатора.

– Вообще-то без договора со мной вам лучше не лететь туда, потому как это будет прямое нарушение существующих положений. Консулу это оч-чень не понравится. Но даже если вы найдете другого, более покладистого купца, господин Лакранука не станет иметь дело с вами.

– Даже если я компенсирую его транспортные расходы?

– Господин Лакранука не будет иметь с вами дело. Хотя бы по причине консервативного склада характера и предвзятого отношения к инопланетянам.

– Вот так?

– Вы можете проверить, – пожав плечами, предложил Пакрут.

– А ничего, что я рискую? – снова сдаваясь, поинтересовался Сергей.

– Я тоже. Вы ведь можете записать разговор и передать запись господину Варгу.

– Все. Убедили. Что у нас по плану первое?..

С делами разобрались быстро. Даже слишком быстро. Пакрут великолепно ориентировался в торговых и банковских операциях. Так что у них даже осталось время, чтобы пару-тройку часов вздремнуть. Все же в ближайшие сутки поспать им больше не удастся. Сначала перелет на другой материк, потом сделка, погрузка и возвращение. И все это – с поправкой на многочасовую разницу во времени.

Сам перелет не вызвал никаких трудностей. Разве только диспетчер был сильно удивлен при выдаче разрешения на старт. Пришлось даже подождать, пока разобрались, что тут и к чему. И, судя по задержке, Пакрут был абсолютно прав. Уже к их возвращению будет вынесен запрет на фрахт ирианских кораблей в пределах планеты.

Ах да. Еще и сам Пакрут. Он, конечно, уже был знаком с некоторыми достижениями инопланетян. Но одно дело – то, что он видел в здании консульства и на взлетном поле космопорта. И совсем другое – картина, что открылась его взору в ходовой рубке корабля. Когда же Сергей включил ему обзорные экраны, предоставив возможность посмотреть на поверхность планеты с огромной высоты, восторгу торговца не было предела…

Плантация господина Лакранука, с которым Пакрут некогда имел дела, располагалась в тропиках. Посадки были разбиты частью на равнине, а частью на склонах покрытой зеленью горной гряды, протянувшейся с севера на юг. У хозяина плантации имелась даже весьма удобная бухта, где расположился небольшой частный порт, по сути – причал, оборудованный подобием башенного крана.

Благодаря удачному расположению и перепадам высот здесь выращивались самые разные сорта специй и пряностей. Так что если они договорятся и если на складах порта найдется все необходимое, Сергей без труда забьет свой грузовой отсек. Опасения насчет какой-либо недостачи вовсе не лишены основания. Все же у растений различные сроки вызревания, и здесь вывоз вполне мог быть поставлен на поток.

В идеале не помешало бы посадить корабль между складами и причалом. Это облегчило бы погрузку. Но, к сожалению, это было невозможно. Слишком уж небольшое пространство отделяло ряды обширных каменных складов, крытых черепицей, от причальной стенки.

Хм. Это они лихо так подкатили. Впечатлений у народа, как говорится, полные штаны. Несмотря на ранний час, людей у складов было предостаточно. Шла погрузка какого-то парусного судна. А ничего так работники, не ленятся. Вон как с рассвета наяривают. Хотя, наверное, к обеду тут наступит мертвый час. Самое пекло, так что и не продохнешь.

Так вот, когда «Щука» начала снижаться, аборигены в плетеных шляпах, одетые в светлые одежды, сначала замерли, задрав головы. Слышать-то об инопланетянах им явно доводилось. Мало того, они даже наблюдали, как где-то высоко
Страница 17 из 22

в небе летел этот их корабль. Эдакая точка, оставляющая за собой белесый след. А вот вблизи он не такой уж и маленький. И как только в воздухе держится? Но это ладно. Так ведь он к ним приближается. А уж когда заревели турбины «Щуки», пошедшей на вертикальную посадку, нервы у бедолаг не выдержали окончательно. Вселенская паника, крики ужаса и сверкающие пятки. Картина маслом.

– Господин Пакрут, дайте-ка я догадаюсь. Вы не связывались с господином Лакранука, – с явным недовольством произнес Сергей, наблюдая за паническим бегством работников.

– А как бы я это сделал? – пожал плечами приказчик. – У нас ваши технологии – редкость. Он же, являясь человеком консервативных взглядов, приобретать искин не желает ни в какую, хотя с легкостью может себе его позволить. Можно было бы послать ему телеграмму. Но самая срочная дошла бы сюда минимум через трое суток.

– И как теперь быть?

– Никак. Господин Лакранука, конечно, человек консервативный, но не дремучий. Давайте просто выйдем, – так же, как и Сергей осматривая окрестности посредством обзорных экранов, предложил Пакрут.

– А его люди тоже не дремучие? – и не думал сдаваться Пошнагов.

Не хватало еще, прибыв по делам торговым, устраивать тут войнушку. Нет, у местных не было никаких шансов. Но он-то тут не за этим. Господи, вот связался. И ведь не отыграешь назад. Жаба не позволит. Этот Пакрут раскрутил-таки Сергея на полную предоплату. Куда уж теперь отступать, коли свои кровные вложены.

Взгляд на приказчика. Вот молодец. А что это он делает? Вскрыл весьма объемный саквояж, извлек из него пояс-патронташ с плотным рядом блестящих латунных гильз и кобурой, откуда торчит рукоять револьвера. И главное, прилаживает это хозяйство на себя. Да так проворно, что никаких сомнений – пользоваться оружием он умеет. Ковбой, елки-палки.

– А это зачем? – все же не выдержав, поинтересовался Сергей.

– Эти места долгое время были колонией. А еще – рабовладельческим краем. Но после войны за отмену рабства бывшие невольники получили свободу. Господин Лакранука, кстати, одним из первых дал вольную своим рабам и начал платить жалованье.

– Вот так легко принял новые веяния? – искренне удивился Сергей подобному поведению.

– Не легко. Но довольно быстро. И, как результат, потерял меньше всех. И даже приобрел. Большинство его рабов осталось жить в своих прежних поселениях. Да плюс еще и с других мест подтянулись те, кому нужно было где-то обосноваться. Только теперь это поселения свободных граждан, ну и площадка для наказаний исчезла. А вот тюрьма в господском доме – целехонька. Не все рабы захотели становиться вольными работниками, те, кто всегда был склонен к лени и праздности, ушли в леса.

– Ясно. Разбойничают.

– Именно. Уже лет десять как закончилась война, а им все неймется. С другой стороны, жить-то на что-то нужно. Есть мнение, что те же жители окрестных деревень им и помогают. Кто из страха, кто не может забыть кровных уз. Так что можете не сомневаться, вооружайтесь, как положено. И еще, не надо дышать местным воздухом. Тут и алаянкец не всякий вынесет, а что может статься с вами, даже не знаю. В общем, лишний риск.

– Я понял.

А чего тут не понять. И потом, оно со всех сторон оправданно. Легкий бронекостюм не по зубам ни одному местному образцу стрелкового оружия. Хоть в упор стреляй. Опять же насчет аллергической реакции – тоже в точку. И наконец, температура за бортом сейчас уже тридцать, а в перспективе возрастет еще. В костюме же поддерживается микроклимат, и Сергей будет чувствовать себя вполне комфортно.

Когда они уже были готовы выйти наружу, наконец-то появился хозяин округи. Иначе и не скажешь. Рабство-то отменили, но на собственность никто покушаться не стал. А благодаря тому, что Лакранука вовремя сориентировался, ему удалось свои владения даже расширить.

Как пояснил Пакрут, плантатор не только владел этими территориями, но еще и выполнял здесь роль судьи, имея соответствующие полномочия. В общем, поддержание порядка и законности также лежало на его плечах. Но на них вроде как расположилась довольно мудрая голова, а потому этот край процветал. Во всяком случае, и люди здесь жили получше, и бандиты шалили пореже.

Прибыл господин Лакранука на каком-то допотопном автомобиле, которые, похоже, не успеют тут развиться во что-то по-настоящему стоящее. Ирианцы планомерно ведут внедрение других технологий, поэтому двигателям на углеводородах не выжить. Так вот, авто представляло собой что-то похожее на первые фордовские грузовики.

Хозяин сидел в открытой кабине рядом с водителем. Даже дверей нет, только ветровое стекло и сверху что-то вроде маркизы, защищающей как от постоянных дождей, так и от солнечных лучей. В кузове – еще четверо. Все, включая водителя, вооружены карабинами новейшего образца да еще и револьверами. У каждого из прибывших на оружейном поясе было по два ствола. Интересно, они все такие классные стрелки, что могут палить с двух рук, или это для того, чтобы под рукой было дополнительное заряженное оружие?

Господин Лакранука, может, и был человеком консервативным, но все же далеко не дремучим. Потому как пугаться он никого не собирался. Или просто не мог себе этого позволить. Он и кучка бойцов, скорее всего – из бывших надсмотрщиков, фактически в одиночку поддерживают здесь порядок. Так что авторитет для него имеет большое значение.

В округе наверняка проживает не одна тысяча работников. Сверху были прекрасно видны обширные плантации. Чтобы все это обработать при отсутствии механизации, потребуется немало рук.

Если хозяин округи даст слабину даже перед пришельцем с неба, это отрицательно скажется на его авторитете. Отчего-то Сергей подумал именно об этом, когда рассматривал на обзорном экране, как господин Лакранука, мужчина среднего возраста и крепкого сложения, выскочил из грузовика и подал знак своим людям.

Кстати, парни распределились весьма грамотно. У них явно имеется опыт боев. Может, довелось воевать во время гражданской войны. А может, края здесь настолько развеселые, что поневоле пришлось выучиться из-за частых столкновений с бандитами. Хотя, скорее всего, тут имеют место обе эти причины.

– Господин Пакрут, вы бы не торопились выходить. Мне они не навредят, даже если начнут палить из всех стволов. А вам может не поздоровиться. Даже не представляю, кто тогда будет договариваться о сделке, – делано вздохнув и разведя руками, произнес Сергей.

Надо отдать должное плантатору, у него хватило и духу, и уверенности в себе, чтобы встретить инопланетянина с гордо поднятой головой, уверенно сжимая свой карабин. Впрочем, Сергей очень быстро сообразил, что для этого потребовалось не так уж и много храбрости.

Помнится, даже работорговцы не позволяли себе задевать местную знать, а уж ирианцы и подавно. Так что причины, побудившие инопланетный корабль приземлиться здесь, могли быть какими угодно. Но весьма маловероятно, что это как-то могло угрожать владельцу округи. А вот проявить свою решимость перед людьми очень даже не помешает.

– Кто вы и что вам здесь нужно? – довольно резко произнес
Страница 18 из 22

плантатор.

Алексей вполне сносно смог передать эмоции, вложенные в слова аборигеном. Сергей не забыл отметить данное обстоятельство. Растет искин. Прямо на глазах растет. А вот что касается господина Лакранука, дать бы ему в ухо, чтобы не вел себя так по-хамски.

Ну нельзя же так, ей-богу, с человеком, который только недавно, да еще и серьезно так переступив через себя, стал употреблять обращение «господин». Сергей прекрасно отдавал себе отчет, что это просто вежливая форма обращения. Но ты поди перекрои себя в одночасье, после того как побывал октябренком, пионером, комсомольцем, да еще кандидатом в коммунистическую партию. Когда все детство точно знал, что всех господ в семнадцатом году извели.

Нет, он не разделял большинство взглядов коммунистов и уж подавно не одобрял их методов, но он вырос с таким мировоззрением. Даже когда россияне кинулись смаковать это самое «господин», в армии оставалось обращение «товарищ».

– Господин Лакранука? – поинтересовался Сергей, замерев на нижней ступени трапа.

Хорошо хоть забрало потемнело из-за лучей светила. Иначе хозяин без труда заметил бы, какая гамма чувств отразилась на лице нежданного гостя, и это, разумеется, не способствовало бы успешным переговорам.

– Да, это я. С кем имею честь?

Вот ведь наскипидаренный! Вроде и вежливые фразы бросает, но при этом тон такой, словно беседует с каким-то грязным оборванцем. Да он, наверное, к своим работникам и то вежливее обращается. Хотя бы потому, что считает себя для них чуть ли не отцом. А хорошие родители должны заботиться о своих чадах.

– Господин Лакранука, у меня есть к вам просьба. Оставьте, пожалуйста, этот пренебрежительный и даже презрительный тон. Или я очень сильно обижусь. Конечно, сомнительно, чтобы я тут все сжег. Мой император не простит мне подобного хамства и наверняка наложит серьезный штраф. Но вот морду я вам набью вдумчиво и качественно. И ни ваши люди, ни вы сами мне в этом помешать не сможете.

– Рукке, что скажешь? – не отводя взгляда от Сергея, бросил через плечо плантатор, как видно обращаясь к своему ближайшему помощнику.

– Мне лично этот инопланетянин симпатичен, господин Лакранука.

– А после одной-другой чарки горлодера вы бы сблизились еще больше. Не так ли?

– Сомнительно, что он захочет посидеть в нашем трактире. Эдак ведь можно и ноги протянуть. Но ваша мысль не может не понравиться, – подтвердил мужчина, который еще недавно сидел на месте водителя.

Сергей невольно присмотрелся к своему заступнику. Невысокий крепыш, живчик, похожий на каплю ртути. Он самодовольно ухмыльнулся, поправляя пышные усы, и закинул ремень своего карабина на плечо. Словно по команде так же поступили и остальные, начав покидать свои укрытия.

– Рукке не проведешь. Он чувствует человека даже через вот эти ваши непроницаемые костюмы, – перемещая карабин за спину, произнес хозяин плантации. – Итак, с кем имею честь разговаривать и чем могу быть полезен?

А ничего так, нормальный мужик. И ведь видно, что не испугался. Скорее, почувствовал родственную душу, которая не привыкла пасовать перед жизнью и уж тем более – перед сильными мира сего. А может, Сергей настолько хорошо держался, что это не могло не вызвать у аборигенов уважения. Во всяком случае, теперь плантатор говорил вполне вежливо.

– Меня зовут Сергей. Как вы понимаете, я ирианец. Сюда прибыл по делу.

– Торговля или что иное?

– Лично я прибыл сюда в качестве перевозчика, а вот мой наниматель планирует приобрести у вас товары. Господин Пакрут, можно выходить. Судя по всему, эти господа не собираются убивать нас прямо сейчас.

– Рукке, отправь людей в лес, пусть соберут всех этих бездельников. Нужно заканчивать погрузку корабля, – говоря это, хозяин махнул рукой в сторону стоявшего у причала парусника, укрытого от взора складскими рядами…

Дом у господина Лакранука просторный, не лишенный изящества, в колониальном стиле. Во всяком случае, Сергею на ум пришло именно такое сравнение. Похоже чем-то на дома из исторических документальных фильмов о Латинской Америке. Строгость и вместе с тем изящество линий, просторная веранда, на которой, собственно, и принимал гостей хозяин.

В кои-то веки Сергей пожалел о том, что не прошел курс акклиматизации. Надо заметить, что уровень наноразработок в цивилизованном космосе шагнул достаточно далеко вперед. Регенерационной капсуле вполне по силам приспособить организм человека к той или иной среде.

Разумеется, это возможно при наличии статистических данных о необходимой местности. Можно даже шагнуть дальше, сразу задав иммунитет против самых распространенных раздражителей, бактерий и вирусов. А еще – ввести готовые антидоты против местных ядов растительного и животного мира.

Вот только стоит подобное удовольствие весьма дорого. Сергей не был готов выбрасывать двести тысяч кредитов на подобную процедуру. Прямо как на Океании. Правда, там столько стоил самый обычный сеанс средней регенерации, за который в освоенном космосе нужно было отдать всего лишь десять тысяч кредитов.

Кстати, с такой уникальной средой, как Океания, не могли разобраться никакие нанотехнологии. Она просто враждебна человеку, и все тут. Хотя в то же время дарит компоненты, которые способны не просто излечивать человеческий организм, но буквально перерождать его.

Так вот, ввиду того что ему не нужно жить на Алаянке, Сергей счел лишним проходить данную процедуру. Ну сколько ему предстояло тут находиться? Сутки, двое? После этого он покидал планету. А дела порешать вполне можно, не покидая консульство. В крайнем случае, есть такие редкие заведения, как «Пьяный боцман», где предусмотрена возможность обслуживания инопланетян.

Вот только глядя на то, как хозяин дома и Пакрут смакуют местное вино, ведя ленивую беседу, Сергей уже не был уверен в том, что в свое время принял верное решение. Нет, он не был любителем спиртного. Но вот эта обстановка: находящийся в шаге густой тропический лес, солнечные лучи, пробивающиеся сквозь листву деревьев, непрекращающийся гомон различных птиц, плетеная мебель на просторной веранде…

Кстати, здесь свободно могут разместиться не меньше двух десятков человек, хватит и места, и мебели. До войны плантаторы любили устраивать пышные приемы, соревнуясь в этом между собой. Похоже, господин Лакранука не видел смысла что-либо менять в этом плане.

Сергей не удивился бы, если бы здесь проводились приемы и сейчас. Правда, до ближайших соседей не меньше пары десятков километров, уж очень расширились владения плантатора, но все же. Словом, идиллия, иначе и не скажешь.

И только Пошнагов сидит в защитном костюме, как дурак. Фильтры настолько хороши, что не пропускают даже намека на запах. А ведь здесь должны быть головокружительные запахи и чистейший воздух. Не стерильный, а чистый, уловите разницу. А он всего этого лишен.

Правда, ему остается еще вид, открывающийся с веранды. Великолепная картина. Слева, за каменной оградой – стена леса. Рядом с домиком – зеленый газон, подстриженные кустарники и дорожки, посыпанные мелкой разноцветной галькой. По центру разместилась легкая
Страница 19 из 22

беседка со столом посредине и расставленными по кругу плетеными легкими стульями с ажурными спинками.

Справа – флигель, в котором проживает прислуга. Белый домик с четкими синими линиями балок выполнен со вкусом и словно сошел с иллюстрации к какой-то сказке. Рядом разбита песочница, в которой в настоящий момент резвится детвора прислуги вместе с господскими сыновьями.

Перед верандой – обширный стриженый газон, за ним – ограда перед обрывом, а дальше раскинулась небесно-голубая бухта. Ее северный берег утопает в зелени леса. Деревья там подбираются прямо к воде. На востоке заметна широкая полоса песчаного пляжа. В том месте так и просятся бунгало для отдыхающих. По водной глади скользит парусник, похожий на земной клипер, распустив при этом белоснежные паруса. Словом, картинка.

– Пакрут, не передергивай. Когда-то ты спас мне жизнь, и, как видишь, я этого не забыл. Ты сидишь со мной за одним столом, общаешься со мной на равных. И так будет всегда, пока я буду помнить о том, что случилось несколько лет назад. А память у меня очень крепкая. Заметь, несмотря на то, что ты свалился мне как снег на голову, которого тут вообще никогда не бывает, товар уже загружается на корабль. Но что значит та цена, которую ты называешь? Разве я когда-нибудь озвучивал то, что продаю специи и пряности в своей бухте?

Сергей вынужден был отвлечься от созерцания красот и вернуться к реальности. В конце концов, похоже, что господин Лакранука собирается слегка их нагреть. Впрочем, нет, не нагреть. Он просто не хочет упускать свою выгоду. Что в общем-то и неудивительно для делового человека.

Насколько уловил Сергей, плантатор любезно согласился вычесть из цены транспортные издержки. Но все остальные накрутки сохранились. Бедняга Пакрут. Не повезло ему. С Сергея он уже все получил, и больше ему не взять. Выходит, что он теряет больше половины от того, что собирался заработать.

Нужно его выручать. Оно вроде как есть повод позлорадствовать. Но ведь верно говорят: никогда не наживайся на чужой беде. Скромнее нужно быть, тогда и не придется сетовать на закон подлости. И потом, ведь Пакрут реально помог Сергею. И вообще, добрее нужно быть. Глядишь, добром тебе и откликнется.

– Господин Лакранука, я прошу меня простить.

– Слушаю вас, господин Сергей.

Вот ведь. Человека, которому обязан жизнью и усаживает за свой стол, называет на «ты», потому как простолюдин. А Сергея сразу же воспринял на равных. Не иначе как ирианская принадлежность сыграла свою роль. А может, все дело в том, что как ни поднимай простого приказчика, он никогда не сможет встать вровень с благородным. Порода – она и есть порода.

– Я не очень хорошо разбираюсь в торговых делах, хотя именно этим и занимаюсь. Ну да у меня все просто. Принял партию товара подешевле, сдал подороже, минус накладные расходы, разница в карман. При этом я пользуюсь одними и теми же поставщиками и, как результат, страдаю от этого. Но зато я немного разбираюсь в людях, господин Лакранука. И сдается мне, что сегодня мы оказали вам небывалую услугу. Вы, как истинный хозяин этих земель и защитник их обитателей, без тени страха предстали перед прибывшими с неба чужаками. Думаю, народ и раньше относился к вам с неким благоговением, теперь же они и вовсе на вас разве что молиться не станут. И в этой ситуации вы торгуетесь из-за каких-то мелочей?

– Вы уверены, что вы плохой торговец? – с сомнением поинтересовался плантатор.

– Еще как уверен. Не стоит позволять другим относиться к тебе пренебрежительно, но всегда полезно трезво оценивать свои способности. Мне это не раз спасало жизнь и как-то позволило не потерять практически все мое состояние, доставшееся не так чтобы и легко.

– Я так понимаю, что вы не простой перевозчик, а непосредственный покупатель. Пакрут же решил на этом деле немного нагреть руки, как и на моем добром к нему отношении.

– Возможно, это и так. Быть может, его сюда привела обычная жажда наживы. Но даже в этом случае, когда он и не думал о вашей выгоде, все обернулось для вас просто замечательно. Так стоит ли пенять тому, кто, сам того не подозревая, приносит вам удачу?

– Вот интересно, Пакрут, чем в следующий раз обернется наша встреча? – покачав головой, произнес плантатор. – Ты получишь ту скидку, на которую рассчитывал, – наконец решительно подытожил он.

Правда, при этом отчего-то смотрел в глаза Сергея, находящиеся под прозрачным забралом шлема. Может, все же наступить на горло своей жабе и пройти нужную процедуру. А то как-то неуютно вот так общаться с человеком и вообще чувствовать себя как бы не у дел. Спокойно. Это всего лишь разовая сделка. Скорее всего, Сергею больше никогда не доведется увидеть этого плантатора. Так что все нормально. Еще пара часов, погрузку корабля закончат, и можно будет вылетать.

Пули ударили по веранде практически одновременно с донесшимися выстрелами. Причем выпущены они были не только из винтовок старого образца, стреляющих дымным порохом, но и из нового оружия. Это легко понять по звукам выстрелов, а еще по тому, как пули ударяют в дерево.

Современные винтовки имеют меньший калибр и большую скорость полета пули. Поэтому удар получается резким и хлестким и зачастую сопровождается треском пробитой насквозь древесины. Пуля же из более старых образцов калибром побольше, а вот скорость у нее меньше. Оттого и удар получается тупой и несколько тяжеловесный.

Реакция Сергея была практически мгновенной. Приучила жизнь, да и недавние события также поспособствовали. Штурмовой игольник тут же оказался в его руках. Доля секунды – и приклад, выехав, занял боевое положение. Палец отжал предохранитель, переставляя его в режим коротких, на три иглы, очередей. А то эдак увлечешься и в пару секунд израсходуешь весь магазин.

Пока производил манипуляции, активировал тактический шлем. Хорошо, что принцип действия у этого и тех, что были на Океании, один и тот же. Не пришлось переучиваться. А от закрепленных в голубых глубинах рефлексов не так уж и просто отвыкнуть.

Странно как-то все происходит. С одной стороны, вроде как все происходит настолько быстро, что успевай только поворачиваться. Тело действует, повинуясь вбитым рефлексам, а мозг живет своей собственной жизнью, подмечая различные мелочи. Порой самые глупые.

Одна из пуль угодила в пузатую бутылку, сильно смахивающую на графин. Вверх и в стороны взметнулся рубиновый фонтан. Отчего-то подумалось о том, что вино должно быть великолепным. Вряд ли такой человек, как Лакранука, позволит себе пить всякую дрянь или хотя бы нечто среднее.

Успевает Сергей обратить внимание и на хозяина дома. Несмотря на неожиданность, плантатор не растерялся. Тут же упал на пол и, пока Пошнагов изготавливался к бою, начал стрелять. Во всяком случае, он успел пальнуть по разу из каждого револьвера. Как там с результатами – бог его знает, но реакция на высоте, да и, судя по положению оружия, пули ушли в направлении противника, а не в голубой небосвод.

Наконец искин, усиленный возможностями тактического шлема, закончил сканирование окружающей обстановки. Всего восемь целей.
Страница 20 из 22

Расположились на деревьях. Дистанция от шестидесяти до ста метров. Впрочем, позиции шестерых из них видны и так благодаря белым облачкам порохового дыма. Есть у дымного пороха дурная привычка демаскировать стрелка. А кстати, ничего так вооружены бандиты. Качественно. Наверняка наследие гражданской войны.

Дальнейшие мысли совершенно бесцеремонно прервал кто-то из бандитов, попав Сергею в грудь. Костюм выдержал попадание без труда, существенно погасив и распределив удар. Так, будто кто-то толкнул в грудь и не более, разве что от неожиданности его все же немного повело.

Ла-адно. Как там кричал сержант в фильме Бондарчука «Девятая рота»: «А теперь ваша любимая мелодия AC/DC». Ловите, парни, и не жалуйтесь на то, что мало.

Шлем исправно приблизил картинку. Цель на мушке. Сергей нажал на спуск. Совсем несерьезное на фоне раздающихся вокруг выстрелов пощелкивание, сопровождаемое жужжанием. Словами объяснить трудно, но это точно совершенно не похоже на выстрелы. А вот эффект…

Бандита, оседлавшего ветку, отбросило назад, а затем он съехал набок, оставляя на стволе кровавые разводы. Во что превратилась его спина, лучше не думать. Игла на таком расстоянии, да еще угодившая в незащищенное тело, вырывает просто огромные куски.

Однако думать об этом некогда. Разделавшись с одним, Сергей взял на мушку следующего. Потом еще одного. Потом еще и еще. Трое последних почувствовали, что что-то не так. И поспешили спрыгнуть вниз, уходя из сектора огня.

А может, причина крылась в том, что в районе перестрелки очень быстро появились бойцы плантатора и огонь со стороны обороняющихся усилился в разы. К тому же это были вовсе не револьверы, а карабины, обладавшие куда большей эффективностью.

Да, скорее всего, все именно так и случилось. Вряд ли бандиты могли оценить вклад Сергея в произошедшее. И немудрено. Ну откуда им знать, что такое игольник? Ни огня, ни дыма, ни звука выстрела. Ничего. А погибшие? Ну конечно же это дело рук охранников Лакранука.

– Жив, дружище? – склонившись над Пакрутом, поинтересовался плантатор.

Все случилось слишком уж быстро. От начала и до конца нападения едва ли прошла минута. Но за это время бандиты успели немало. Например, подстрелить приказчика торгового дома «Заза» и потерять пятерых своих товарищей.

А вот Пакрут удивил. Сергей с некоей долей иронии рассматривал приказчика, когда тот вооружался своим револьвером. Он просто посчитал, что оружие в здешних краях – это нечто вроде необходимого атрибута одежды. Ну, к примеру, как на Земле – хождение с непокрытой головой было не принято еще в начале двадцатого века. Но действительность оказалась не такой уж и прозаичной.

Правда, приказчик так и не воспользовался своим револьвером. Вот только это ничуть не умаляло его заслуг, а даже наоборот. Дело в том, что игравшие в песочнице мальчишки, в том числе и дети хозяина дома, оказались на линии огня, и Пакрут поспешил оттащить их в безопасное место. Мало того, он при этом умудрился получить пулю в плечо. А значит, могли ранить и кого-то из детей.

– Жив. Только не знаю, как я такой красивый теперь на службу выйду. – Пакрут, кривясь, сел прямо на песке, поддерживаемый хозяином дома.

– Ничего, в медицинском центре тебя залатают за несколько часов, – успокоил раненого Сергей.

– Что-о-о? Отдать кучу денег только для того, чтобы залечить рану, которая и так заживет?

Похоже, слова Сергея приказчику не понравились.

– Ого. А перспектива потерять деньги его даже взбодрила, – не выдержав, рассмеялся Лакранука.

Тем временем появилась супруга плантатора с саквояжем в руке. К удивлению Сергея, там оказался самый настоящий хирургический набор, а сама госпожа очень неплохо, по местным меркам, разумеется, врачевала различные раны. И что самое удивительное, в свое время она оказывала медицинскую помощь и рабам, да и сейчас не гнушалась помогать бывшим невольникам. Причем делала это совершенно бесплатно. Ну и как это понимать?

А нормально понимать, как же еще. Рабы – они вообще-то весьма дорогой товар. Собственность, так сказать. Это у нерадивого хозяина скотина падает на ноги или дохнет, обожравшись какой-то гадости. Нормальный никогда не оставит без пригляда даже окот у кроликов. Вот хозяйка и заботилась о своем имуществе, не гнушаясь даже роды принимать у рабынь.

Сейчас ситуация изменилась. Они больше не ее собственность. Вот только, как и прежде, готовы любого убить за свою госпожу, которая не боится ездить по округе одна. Даже бандиты, как бы ни были обозлены на ее мужа, предпочитают ее не трогать. Им ведь не выжить без поддержки местных. Если люди ополчатся, то лихим долго не продержаться.

– Пакрут, мне проще тебя убить, чем с тобой рассчитаться, – наблюдая за тем, как супруга заканчивает перевязку, вздохнул плантатор. – Если бы это было возможно в принципе, то я решил бы, что ты все это организовал специально.

– О чем вы говорите, господин Лакранука? – пролепетал растерянный приказчик.

– О том, что ты сегодня спас моего сына.

– Да не было ничего подобного. – Надо же, крови потерял изрядно, а краснеет, как девица.

– Угу. Вот только та пуля, что угодила в тебя, могла и в моего сына попасть. Ну что же, похоже, я опять твой должник. А я долги привык возвращать.

– Что там с нападающими? – наблюдая за этой идиллической картиной, поинтересовался Сергей у хозяина.

Вообще-то тут сейчас было бы далеко не до идиллии, если бы Сергей не распечатал свою походную аптечку. Там нашлись и обезболивающее, и антисептик, которые отлично дополнили арсенал госпожи Лайяны. Иначе раненый не то что стонал бы, а выл от боли. Далеко не каждому дано молча выдержать, когда из тебя выковыривают кусок свинца.

И что-то подсказывало Сергею, что приказчик вовсе не относится к подобным волевым личностям. Хотя и не трус, и в экстремальной ситуации ориентируется быстро. Но это совсем другое, не имеющее ничего общего с уровнем болевого порога.

– Как вы и говорили, пять трупов. И насчет того, что сбежали трое, похоже, вы тоже были правы, – обернувшись к Пошнагову, ответил хозяин.

– Организуете погоню?

– Уже. Да только сомнительно, что из этого выйдет толк. Эти ребята не первый год по лесам шастают и наверняка где-то имеют свое логово. В последний раз мы обнаруживали их стоянку год назад. Так что они умеют прятать свои следы ничуть не хуже, чем мы их – искать.

– И что, это новая банда?

– В прошлый раз мы убили шестерых. Трое сумели уйти. Но, как видите, они восстановили свои силы. Уже ограбили две небольшие плантации, почтовую карету и покуражились в одном поселке. Расхрабрились, поверили в себя и обнаглели. Решили поквитаться. Не вышло. Теперь убрались зализывать раны.

– Но еще вернутся, – закончил за плантатора Сергей.

– Знаете, что самое смешное, господин Сергей?

– Что?

– Стоит нам извести под корень одну банду, как ей на смену тут же появляется другая.

– Ну что же, как говорят у меня на родине, свято место пусто не бывает. А что, разве у вас тут нет охотников за головами?

– Ну, для того чтобы их заинтересовать, нужно сначала назначить за эти самые головы награду.
Страница 21 из 22

Власти не торопятся этого делать, а господа плантаторы не всегда готовы выкладывать свои деньги, чтобы заботиться об остальных. Да и нет у них уже тех прибылей, что раньше. Это ведь у меня здесь рабочих рук в достатке. А на других плантациях дела обстоят куда хуже. Опять же свои дома владельцы защитить способны, а что творится за пределами их усадеб, им неинтересно. Во всяком случае, до определенного момента.

– И что, у вас всегда так было?

– Нет, что вы. До войны тут не то что бандиты, даже воры не водились. Плантаторы жили одной дружной семьей, и каждый следил за своими угодьями. Все эти банды – результат порушенного порядка, просуществовавшего не один век. Но эти ребятки зарвались. Безнаказанно нападать на мой дом никому не позволено. Так что провожу вас – и на охоту.

– Ясно. Господин Пакрут, вы готовы к обратному путешествию?

– Разумеется. – Раненый даже утвердительно кивнул.

– Ну что же, груз на корабле. Мы готовы. Не вижу причин тянуть. Тем более хозяину еще предстоит охота.

Глава 4

Дикий ангел

– Ну чего же вы замерли на пороге? Понимаю, неожиданно. Но боюсь, что вам все же придется пройти. Хотя бы потому, что вы лишены выбора.

– Воистину говорят: мир тесен. Даже если это целая галактика.

– И я рад вас видеть.

– Господин Ганид. Этого не может быть, но это действительно вы, если только у вас нет брата-близнеца.

Сергей наконец переступил порог и закрыл за собой дверь. Затем прошел к столу и, подчиняясь приглашающему жесту господина дознавателя, опустился на стул у приставного столика. Стоп. Поправочка, не дознавателя, а начальника службы безопасности при алаянкском консульстве. Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд.

– Удивлены?

– Не то слово. Но как такое возможно? Или это не ваш кабинет?

– Отчего же, последние два месяца здесь мое рабочее место, – не без удовольствия потянувшись, произнес Ганид.

– А как же Океания, с ее высоким жалованьем?

– Ну, человек не должен оставаться на месте. В прошлую нашу встречу вы были акванавтом, теперь звездный бродяга. А я… Жалованье здесь то же, обязанностей и головной боли больше, но и перспективы карьерного роста лучше.

– Можно только порадоваться за вас.

– Можно. Но давайте для начала вернемся к причине моего приглашения. Уж не обессудьте, но она вовсе не в том, чтобы вспомнить былое. Не догадываетесь?

– Уж не мое ли путешествие за океан?

– Вот всегда приятно иметь дело с умным человеком.

– Погодите, я ведь не нарушил никаких запретов. И груз на борту самый обычный. Специи и пряности. Его уже проверили, ничего предосудительного. Сделка была совершена также с соблюдением всех правил и законов.

– Иными словами, все, что не запрещено, то разрешено? Так нужно вас понимать?

– Ну-у-у…

– А вот господину консулу не нравится, когда из него делают дурака.

– Господи, да это простая торговая операция.

– Ну, положим, не совсем простая. Вы всем показали, что можете обвести вокруг пальца консула и вам за это ничего не будет. Это несколько не устраивает господина Раута.

Н-да-а. Если консул вдруг решил, что его обидели, то у него, разумеется, достанет и влияния, и ресурсов, чтобы испортить жизнь кому угодно. Все же, как ни крути, он представляет на этой планете императора и является высшим государственным чиновником для всех подданных империи.

– Но коль скоро со мной разговаривает не представитель консульства, а вы, дела обстоят не так плохо. Я прав?

– Технически я являюсь представителем консульства, – пожав плечами, возразил Ганид.

– И?

– И консул Раут приказал мне перекрыть вам кислород. Весь кислород, – с нажимом уточнил Ганид. – А это значит, что вашим нелегальным перевозкам пассажиров также пришел конец. Разумеется, мы знаем и об этом. Неужели вы действительно думали, что какой-то бандит-абориген сможет подкупать наших людей без нашего на то ведома? Плюс к этому вы должны лишиться всего груза и выплатить солидный штраф. Все это отдано мне на откуп, и поверьте, у меня найдутся возможности, чтобы все это осуществить. Также мне приказано проявить сердечную заботу о господине Пакруте. Империя конечно же стремится быть максимально лояльной к алаянкцам, но это не значит, что они могут делать из нас дураков.

– Но коль скоро вы мне это разъясняете, то все не столь уж и мрачно. Есть какой-то выход. Не так ли?

Сергей не отрываясь смотрел на Ганида, силясь понять, какова же будет цена за то, чтобы ему позволили вывернуться из данной ситуации. А в том, что такая возможность имеется, он не сомневался. Не тот человек господин майор имперской безопасности, чтобы разводить пустопорожние разговоры.

– Вот нравится мне иметь с вами дело. Суть улавливаете буквально на лету. Просто я рассудил, что нет смысла вот так просто прогонять вас с планеты. Коли уж так все сложилось, то не лучше ли для начала получить от этого пользу? И мне удалось убедить в этом господина консула. Вы очень даже своевременно подвернулись со своей махинацией.

– Иными словами, после окончания некоего задания мне все же придется свернуть свою деятельность на Алаянке? – не без разочарования, но все же с надеждой спросил Сергей.

– Это даже не обсуждается, – без тени сомнения подтвердил майор. – Мне, конечно, приятны воспоминания об Океании и о том, насколько плодотворным было наше сотрудничество, но это вовсе не означает, что я готов защищать ваши интересы перед собственным руководством, да еще и на государственной службе. Здесь это крайне не приветствуется. Но вы ведь меня знаете, не в моих правилах обижать моих сотрудников.

– А я уже ваш сотрудник?

– Внештатный. Только внештатный, но что это меняет?

– Если судить по Океании, ничего.

– Вот именно. Не волнуйтесь, я все тот же, и без бонусов вы не уйдете.

– Надеюсь, мне не придется совать свою голову в какую-нибудь заварушку?

– Нет. На этот раз все будет степенно, и все останутся довольными, включая и этого проныру Пакрута. Итак, по прибытии на вашу теперь уже родную планету Клайп вы обратитесь на военные склады длительного хранения. Там вы закупите десять тысяч комплектов бронекостюмов первого поколения, которые затем доставите на Алаянку.

– Хкм. И это называется «никакого риска»? Военные поставки на Алаянку запрещены. Мало того, за подобное я могу оказаться на скамье подсудимых.

– Эти костюмы уже давно сняты с вооружения как безнадежно устаревшие. Даже тот, что висит у вас на «Щуке», – второго поколения. А где вы в последний раз видели костюмы первого? То-то и оно. Нет, вы могли бы его видеть, если бы побывали в молодых колониях, где он распространен как так называемый колониальный защитный костюм. Для агрессивной среды неосвоенных колоний – вполне приемлемая рабочая одежда. Великолепно противостоит и агрессивным растениям, и животному миру. Для армии же эти костюмы не представляют уже никакого интереса. Вот военные и распродают их за бесценок. Не выбрасывать же.

– Империя все же решила кого-то поддержать на Алаянке?

– Эх, Сергей, вы, как всегда, занимаетесь своим делом и не хотите ничего замечать вокруг. А между тем в мире происходят
Страница 22 из 22

интересные события. Ну как вы думаете, можем мы себе позволить этой планете бесконтрольно двигаться своим путем? Я вам открою страшную тайну: даже сами алаянкцы в это не верят. Итак, вы привезете сюда груз, который сдадите своему компаньону, этому плуту Пакруту. Его подведут под то, чтобы он сам сделал вам заказ. Это не ваша забота. Он выйдет на вас уже через пару часов.

– Имперская служба безопасности?

– Кадийский департамент государственной безопасности. Местные ребята вполне профессиональны для этого.

– Получается, мы с Пакрутом опять провернем операцию под девизом: что не запрещено, то разрешено?

– Именно. И заметьте, после первого раза консул проявил терпение и просто попенял вам. Но вы не вняли и вновь провернули нечто подобное. И уж тут-то вам досталось по первое число. Как результат – все остаются в выигрыше. Консул показывает вольным торговцам и торговым компаниям, что не следует зарываться. Вы получаете от этой сделки чистой прибыли на один миллион кредитов. На большее даже не замахивайтесь. Ваш Пакрут лишается возможности вести дела с ирианцами, но зато получает приличный стартовый капитал, чтобы открыть собственное дело на внутреннем рынке.

– Миллион – это конечно же хорошо, но я могу заработать такие деньги примерно за полтора года. Проверено, – не скрывая разочарования, вздохнул Сергей.

– Вот только не надо наглеть. Во-первых, не миллион, а полтора. Потому что госпожа Клайра беспрепятственно покинет планету.

– Клайра?

– Вы не знаете, как зовут вашу будущую пассажирку?

– Хм. Как-то не удосужился узнать ее имя, – дернув себя за кончик носа, спокойно ответил Сергей.

С возможностями ирианцев в подобной осведомленности не было ничего удивительного. Местные пока еще не имели ни малейшего представления о жучках. Во всяком случае, подавляющее большинство из них.

– Ясно, – между тем продолжал Ганид. – Во-вторых, если бы не мое участие, вы вообще могли бы остаться ни с чем, да еще и лишиться солидной суммы.

– Намекаете на то, что вам положен процент. Что же, я все прекрасно понимаю. Сколько? – ничуть не удивившись подобному обороту и даже не собираясь обижаться по данному поводу, спокойно поинтересовался Сергей.

А что, собственно говоря, он мог тут поделать? Да ничего. И потом, благодаря представившейся возможности он может выйти из затруднения с минимальными потерями. Иначе как удачей это не назовешь. Все же надо было сначала проконсультироваться по данному поводу, а уж потом бросаться в разного рода авантюры.

Ну да чего уж теперь-то. Закончит свои дела на Алаянке и найдет что-нибудь другое. Правда, у него с поисками некоторые проблемы из-за отсутствия деловой жилки. Впрочем, здесь же разобрался, не пропадет и в другом месте.

– Сергей, вы представляете, что означают десять тысяч бронекостюмов первого поколения в местных условиях? – вместо ответа по поводу личной заинтересованности поинтересовался Ганид.

– Боюсь, что это едва ли не бессмертная армия, – по обыкновению пожав плечами, спокойно ответил Сергей. – Здесь попросту нет стрелкового оружия, способного пробить такую защиту. Возможно, в скором времени и появится, но это будет что-то сродни маленькой пушке.

– Кадия собирается выступить на стороне Равитии. Здесь вообще назревает что-то вроде мировой войны, после которой произойдет передел планеты. Мы не можем позволить, чтобы лояльные к нам государства проиграли или понесли изрядные потери в результате затянувшейся войны.

– Да, но эти бронекостюмы не панацея, а только лишнее преимущество. К этому делу непременно нужно приложить еще и мозги, – покачав головой, возразил Сергей.

– Не волнуйтесь, кадийцы с умом воспользуются своим преимуществом.

– А чего мне волноваться? Пусть они волнуются. Так каков процент отчисления в вашу пользу? Только не нужно убеждать меня, что вы решили заработать очки перед вашим руководством. Я вам все равно не поверю, – все же решил вернуться к насущному Сергей.

– Тем не менее я вас сейчас удивлю. Мне ничего не нужно.

– Даже так? Признаться, вы действительно удивили меня. Где тот прагматичный офицер, которого я знал раньше?

– Ну, благодаря Океании я настолько поправил свое материальное положение, что теперь пришла пора подумать и о карьере.

– Вот так вот значит.

– Именно так.

– Господин Ганид, а уж не вы ли посоветовали господину консулу на моем примере поставить в стойло всех торговцев?

Ну не верил Сергей в бескорыстие майора. Тот по определению не мог не поживиться, имея возможность совместить заработок и службу. Тем более когда это можно было сделать не в убыток своим должностным обязанностям.

– Зря вы так, Сергей. Не нужно искать дурной умысел там, где его нет. В немилость господину консулу вы угодили самостоятельно, я лишь воспользовался ситуацией. Понимаю, вас удивляет мое поведение, но я не столь жаден, как может показаться на первый взгляд. Рисковать карьерой даже ради миллиона… Нет уж, не для того я забрался в эту глухомань. Так что все, что вы заработаете, до последнего кредита будет вашим.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/konstantin-kalbazov/odinochka-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.