Режим чтения
Скачать книгу

Офисный дневник девушки по вызову читать онлайн - Бель де Жур

Офисный дневник девушки по вызову

Бель де Жур

Тайный дневник #3

Бель де Жур, самая знаменитая девушка по вызову, меняет профессию! Покорившая миллионы читателей своими откровениями в книге «Тайный дневник девушки по вызову», Бель оставляет работу в сфере секс-услуг и устраивается в офис обычным менеджером. Легко ли элитной проститутке вернуться в реальный мир и жить по общим правилам? Что общего между офисной работой и работой девушкой по вызову? Где найти достойного мужчину, если твой рабочий день длится 8 часов? …И можно ли отказаться от прошлой жизни навсегда?

Дерзкий, остроумный, откровенный дневник Бель де Жур дает возможность взглянуть на офисную жизнь глазами элитной проститутки, посмеяться над собой и получить бесценные советы от профессионалки в области отношений.

Бель де Жур

Офисный дневник девушки по вызову

Belle de Jour

Playing the Game

© Belle de Jour

This edition published by arrangement with Conville & Walsh Ltd. and Synopsis Literary Agency

© Мельник Э.И., перевод на русский язык, 2013

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

Посвящается Шарлотте Боллинджер, Б.Р., Керли Б. и Робин Уайлдер

Огромное, огромное спасибо всем фантастическим людям, которые поддерживали меня, когда я писала эту книгу. Среди тех, кому я особенно признательна, – Хелен Гарнонс-Уильямс, Женевьев Пегг, Майкл Бартон и Мил Миллингтон. И, конечно, великая благодарность Патрику Уолшу – самому достойному доверия

человеку в Лондоне.

Дорогой читатель!

Начнем по порядку. Прежде всего – несколько слов обо мне.

Привет! Я – Бель. Если мы с тобой еще не знакомы – тогда здравствуй и добро пожаловать. Да-да, мои глаза вот здесь, чуть повыше[1 - Строчка из песни American Dreamgirl («Американская девушка мечты») группы Joydrop.], приятель! А если мы уже встречались – смело пропускай эту часть, ты все это уже знаешь. Я – девушка по вызову. Уже несколько лет моя профессиональная область – секс-услуги. Если ты, читатель, когда-нибудь заходил на эти лощеные веб-сайты со слегка расфокусированными фотографиями девушек, бросающих на заглянувшего на страницу гостя испепеляющие взгляды, то имей в виду, одной из них вполне могла бы оказаться я. Этот бизнес приносит неплохой доход, и меня вполне устраивает такая жизнь, но, как и у любой работы, у этой тоже есть свои недостатки. В моем случае они таковы:

1. Некоторые мои друзья и все без исключения родственники не знают, чем я занимаюсь.

2. Иногда мне кажется, что я впустую тратила время, чтобы получить свой (и неплохой, надо сказать!) диплом.

3. Достаточно сложно удерживать при себе бойфренда.

У меня, кстати, все-таки есть бойфренд – его зовут «Этот Парень», с ним я познакомилась еще в университете. И у меня таки есть группа близких друзей, которых я знала еще до того, как перебралась в Лондон и стала девушкой по вызову. Это А

, А

и А

, все – мои давнишние бойфренды; и А

 – о нем я всегда мечтала, но ни разу с ним не спала. Есть еще Н. – мой постельный приятель, когда мы оба в свободном плавании, «надежное плечо», когда находим себе очередную гавань, а также постоянный источник утешения, когда все идет наперекосяк.

Если бы ты увидел меня на улице, то – при условии, что я не направлялась бы на назначенную встречу с клиентом, – я выглядела бы точно так же, как любая другая молодая работающая обитательница Лондона, приближающаяся к тридцатнику. Я хороша собой, но в модели не гожусь; я забочусь о своем теле, но размерчик у меня отнюдь не нулевой. Я люблю выпить пивка, люблю от души поговорить с хорошими друзьями и обожаю секс. На самом деле я могла бы быть практически любой девушкой из тех, которых ты видел этим утром в «трубе»[2 - Лондонцы называют «трубой» (The Tube) свое метро.].

А эта книжка… она обо мне и моих друзьях, и в ней продолжение все той же истории – вот только события, описанные в ней, могли и не происходить на самом деле. Считай это параллельной вселенной Бель и ее приятелей.

Что еще? Ну, ты выяснишь это, так сказать, по ходу пьесы…

    С любовью,

    Бель

Несколько замечаний в стиле А

:

1. Никакая другая секс-труженица (и вообще никто другой) не высказывается за меня, кроме меня самой. Я не высказываюсь ни за кого, кроме себя.

2. Моя такса – три сотни за час, возможны сделки на всю ночь и более длительные периоды. Дорогу оплачивает клиент из расчета 30–50 фунтов сверху. Около четверти одноразовых клиентов дают чаевые; постоянные – всегда.

3. Большинство моих коллег-профессионалок, с которыми я знакома, работают со мной не в одном агентстве и обычно бывают подругами подруг или друзей. С девушками из своего агентства я встречаюсь только тогда, когда кто-нибудь заказывает одновременно двух девушек. Мы приезжаем и уезжаем поодиночке и не знаем друг о друге ничего, кроме профессиональных псевдонимов. Заводить дружбу с коллегами в программу не входит.

4. Клиенты часто предлагают выпить вина, но, как правило, не пьют, когда я приезжаю. Я знаю одного-двух, употребляющих легкие наркотики; это не по моей части. Пока я ни разу не попадала в ситуацию, связанную с насилием. Нас инструктируют: если мы окажемся в такой ситуации, нам следует взять деньги, позвонить менеджеру и уехать. Менеджер информирует клиента о том, что, если у нас возникнут возражения по его поводу, мы уезжаем.

Можешь считать, что я вру или что мне невероятно везет. Ты можешь также сказать, что у меня есть некий талант успокаивать людей. Твое право.

5. Агент – она же менеджер, или мадам, если хочешь, – берет себе 30 % от оплаты. Чаевые и дорожные расходы в ее вознаграждении не учитываются. Я лишь изредка вижусь с ней лично, предпочитая перечислять деньги на счет: она знает, что на меня можно положиться. С другими девушками она встречается в ресторане или у них дома. По-видимому, у нее есть бойфренд, который не представляет, чем она зарабатывает на жизнь! Что ж, ирония судьбы!

Она сама в прошлом – девушка по вызову, и довольно красивая (пусть даже легкомысленная и властная), и поэтому я ей доверяю. А еще у нее великолепные ноги… Не то чтобы это играло какую-то роль, но я подумала, что стоит упомянуть.

6. Я начинаю нервничать, если клиент меняет место встречи, или время, или способ связи больше одного раза. В этих случаях агентство обеспечивает девушку шофером – или я прошу Н. сыграть эту роль. За это я плачу шоферу (или Н.) полтинник. Сколько им платит менеджер – не знаю.

7. Менеджер договаривается о встречах с клиентами по городскому телефону. Я посылаю ей SMS по прибытии на место и звоню, когда уезжаю. Если она не услышит моего звонка в течение 15 минут после оговоренного окончания встречи, она звонит клиенту, потом в отель, потом своей службе безопасности, потом в полицию. Я это знаю, поскольку однажды я потрясающе проводила время и забыла ей позвонить.

8. Если у менеджера и есть свои любимицы, то это не настолько на мне
Страница 2 из 21

отражается, чтобы я как-то заметила. Может быть, ее любимица – я?

9. Целуюсь ли я с клиентами? Разумеется! «Красотка» – это только кино. Ясно? Вымысел. Джулия Робертс на самом деле – не проститутка.

Отказ от поцелуя – такое же оскорбление, как и фальшивые порнолесбиянки, которые и близко не коснутся языком киски, зато с удовольствием позируют, лапая друг друга за сиськи. Отказ не беда – это только в поговорке бывает, золотко. Твой язык + женские половые органы в той же сцене = куннилингус, так что вполне можно забраться и прямо туда. Аналогично, когда речь идет о клиентах, я не отказываю им ради воображаемого чувства приличия. Бога ради, да ведь я уже и так шлюха! Поцелуй ничем не интимнее любого другого акта; интимность создается разумом, а не телом.

10. Сегодня на мне телесного цвета кружевные трусики-шортики (La Perla). И никакого лифчика.

Июль

Пятница, 1 июля

На свете есть два типа мужчин: те, которые хотят, чтобы их шлюхи выглядели как леди, и те, которые хотят, чтобы их шлюхи выглядели как шлюхи.

Этот явно принадлежит к первой разновидности. Он даже потребовал, чтобы у меня в ушах были жемчужные сережки. Хотя на кой черт ему это понадобилось – тайна, покрытая мраком, ибо в данный момент он напропалую пялит меня сзади. С такой позиции видеть сережки никоим образом невозможно.

– О боже, да… тебе ведь так нравится, правда? Когда я беру тебя сильно, вот так?..

Его коротко остриженные ногти впиваются в ткань, сбившуюся валиком вокруг моих бедер. Я издаю поощрительные звуки и трусь об него, сдавая назад, распластав ладони по гостиничным простыням. Может быть, «жемчужные сережки» на самом деле означают что-то другое? Может быть, это неизвестный мне эвфемизм? Если так, то лучше бы ему побыстрее к нему перейти, потому что после всех этих разговоров о моем воспитании и образовании само действие только-только вошло в решающую фазу.

– Ты расскажешь об этом всем своим подружкам… Я буду трахать тебя до тех пор, пока ты не сможешь ходить прямо…

Ну, это вряд ли. Но пару очков за попытку начислим; я тихонько хихикаю и издаю стон – «о-о-о!» – словно сама мысль об этом меня греет.

– Да, вот так… никто никогда не имел тебя так…

Э-э… он ведь должен помнить, что выбрал меня на веб-сайте, или нет? Меня не только имели «так», но имели не одну сотню раз, по крайней мере, сотни других мужчин; ему еще повезет, если он будет первым, кто поимеет меня «так» на этой неделе.

Никогда не позволяй вешать себе лапшу на уши, что, мол, мужчина может сымитировать оргазм, когда на нем презерватив.

– А-а-а… да…

Никогда не позволяй вешать себе лапшу на уши, что, мол, мужчина может сымитировать оргазм, когда на нем презерватив. Я чувствую, как головка его члена раздувается во мне, и понимаю, что он близок к разрядке. Несколько вовремя и к месту произнесенных «о-о!» и «боже!» – и он готов. Я протягиваю руку назад и проверяю, по-прежнему ли колечко «резинки» располагается вокруг основания его пениса, а потом «снимаюсь» с крючка. Он обрушивается на бок, потный, удовлетворенный. Я снова натягиваю трусики, приглаживаю волосы и улыбаюсь. Мне даже не пришлось снимать блузку с «кошачьим» бантиком.

Суббота, 2 июля

Порой мне кажется, будто я работала так всю жизнь, но на самом деле начала этим заниматься всего-то пару лет назад. Мои подготовительные мероприятия сродни хорошо рассчитанному по времени искусству: на бритье уходит меньше 10 минут, на подщипывание бровей и прочего – меньше пяти; последний волос в прическе уложен на место задолго до прибытия такси. Макияж по-прежнему отнимает немало времени, но теперь, когда глаз у меня уже наметан, получается надежный результат. Поскольку у меня не так уж много постоянных клиентов и не так уж часто девушку по вызову выводят в люди, основной гардероб уже хорошо устоялся. Это, конечно, не значит, что я ничего на него не трачу: последние туфли, которые я купила, были парой от Лубутена, идентичной той, которую я в прошлом году вписала в графу «деловые расходы». И, разумеется, я ежемесячно трачу сумму, примерно равную ВВП какой-нибудь экваториальной страны, на аптеку.

А порой возникает ощущение, что все это началось совсем недавно. Возьмем, к примеру, моего бойфренда… Да, у меня есть бойфренд, который знает, чем я занимаюсь. Он, то ли из своевольного упрямства, то ли на самом деле постоянно забывая, до сих пор спрашивает меня, на какие вакансии я подаю заявления. Ответ, как он должен уже хорошо знать к этому времени, – «ни на какие». И как минимум уже пару лет. Может быть, это зашифрованный намек на то, чтобы я сменила профессию. Но, право, я не считаю, что эта работа создает какие-то проблемы. В моем резюме нет таких зияющих дыр, которые нельзя было бы объяснить сложностями на рынке труда и накоплением воспитательного опыта. По крайней мере пока.

И все же после очередной буккакэ[3 - Буккакэ – форма группового секса.] -встречи в обеденный перерыв мне приходит в голову, что по сравнению с нормальной работой у меня есть одно важное преимущество: мне не приходится беспокоиться о том, что появление рези в глазах относится к числу моих профессиональных рисков.

Стоит задуматься…

Воскресенье, 3 июля

– Послушай, приятель, я должна рассказать тебе… – проговорила я, когда Н. вернулся к столику с нашим пивом – светлым для него, биттером для меня. – Помнишь ту девушку с рождественской вечеринки?

Н. помнил. Мне тогда досталось крутейшее приглашение на вечеринку, на которую мой бойфренд не смог пойти, поэтому я взяла с собой Н. И что же он делает? Всего-навсего уходит оттуда, заполучив номер телефона самой сексуальной девчонки из присутствующих.

В общем, Н. ежедневно отчитывался мне об их телефонных туда-сюда-подвижках, но из-за межсезонья и всего прочего секс у него с Горячей Рождественской Девочкой так и не состоялся. Он по уши увяз в какой-то немке и двух или трех гибких спортсменках, а ГРД познакомилась с красивым ирландцем, так что их с Н. роман выродился в сплошные разговоры, и ничего более.

– Не держи меня в напряжении, – сказал он, подняв бровь. – Давай, говори уже.

– Если ты еще хранишь ее номер телефона – выбрось, – объявила я. – Я отыскала ее блог, и тебе это не понравится… – И пересказала, насколько мне позволяла память, последние три поста. Оказывается, ГРД, какая бы она ни была стройная и красивая, – анальная девственница. Которая объявляет, с некоторой даже горячностью, что сама идея о каком-то незначительном дискомфорте тут же ее расхолаживает.

Ну что я могу вам сказать? Я знаю, что не любой секс «с вывертом» причиняет дискомфорт (хотя многие его виды причиняют), и не все любители секса «с вывертом» любят анал (но многие из них – любят). Я также знаю, что не всегда секс бывает «с вывертом» и что Н. великолепен и в немазохистском сексе. И что судьба благословила его одним из лучших членов в Южном Лондоне. Но, честное слово! Будь я на месте Н., я бы держалась как можно дальше от девицы с такими авторитарно-ханжескими сексуальными запросами. Нетерпимость к сексуальному экспериментированию определенно выходит за верхний порог моего «не могу с этим ужиться». ГРД достигла своего не такого уж юного возраста, побывала замужем, любовники у нее
Страница 3 из 21

штабелями – и ни разу не соблазнилась аналом? Даже «пощекотать»?

– Тяжелый случай «комплекса принцессы», – заключила я.

Ясное дело, я в этом отношении – законченная лицемерка. Кто я такая, чтобы говорить другим, что надо держаться подальше от ханжей? Сколько любовников благодаря мне были приобщены к тайному искусству секса? Сколько людей, даже не один год спустя, говорили, что я – едва ли не лучшее, что у них было? Но я дала обещание уйти из бизнеса девушек по вызову, и это значит, что если не будет Настоящей Любви, то я больше не собираюсь быть ничьей наставницей. Одно дело – поддерживать видимость дружелюбия и заинтересованности, когда тебе платят, но совсем другое – делать это добровольно. Я предпочитаю опытных.

– О’кей, ладно, я тебя понял, – кивнул Н. – Но, если до этого вообще когда-нибудь дойдет, ее личико прямо-таки напрашивается на струю спермы. Уже ради одного этого стоило бы трахнуться с ней хотя бы раз. И тот факт, что ей такое вряд ли пришлось бы по вкусу, делает мысль об этом еще капельку слаще.

– Что ж, справедливо, – пожала я плечами. По каким таким критериям мужчины определяют нечто как приемлемый сосуд для своей спермы, это для меня непостижимая тайна, как и многое другое, происходящее в мужских мозгах; однако знать это – часть моей работы. Умение предугадывать желания клиента – то, что в нашем деле отделяет пшеницу от плевел. И хотя в реальной жизни это у меня получается из рук вон плохо (если верить моим бывшим, конечно, тем из них, которые еще не перестали со мной разговаривать), в жизни профессиональной у меня развилось на это нечто вроде шестого чувства.

И все же, по крайней мере, иметь постоянного партнера – это хорошо.

И все же, по крайней мере, иметь постоянного партнера – это хорошо. В теории это означает, что мне не приходится особенно задаваться вопросом, считает ли Этот Парень близость со мной возбуждающим фактором; количество времени, которое мы проводим вместе как в спальне, так и вне ее, похоже, подтверждает этот факт. И он очень, очень старается не задавать слишком много вопросов о моей работе… больше никогда не задавать.

Понедельник, 4 июля

Что касается встреч с клиентами, я бы скорее предпочла быть описанной, чем делать минет.

Ну вот, я это сказала. Ффух!..

Почему? Ну, я по природе своей – лентяйка, а когда на тебя писают, это легкая работа: ты просто при этом присутствуешь. Главное – не забывать, что не нужно дышать носом. К тому же это совсем не так скверно, как все думают. Примерно то же самое, что есть моллюсков (прости, мам!)[4 - Моллюски и ракообразные водные обитатели считаются некошерной пищей, и верующие евреи их не едят.]: если начнешь вдумываться в механику того, что делаешь, моментально стошнит, а в остальном все совершенно нормально.

К тому же после этого можно сразу же почистить зубы и принять горячий душ, и никто не сочтет тебя из-за этого неромантичной. (С другой стороны, если вы хотите проделать это в парном варианте, непременно смой большую часть следов преступления, прежде чем пригласишь в душ мужчину. Доверься мне в этом вопросе.)

Вот честное слово, чует мое сердце, не стоило мне об этом рассказывать. Теперь все ломанутся заниматься тем же! А ведь это одна из моих особых услуг для постоянных клиентов, оплачиваемая по отдельной таксе, а как только весть о ней разойдется, я могу обнаружить, что лишилась работы. Хмм… Может быть, пришло время снова закинуть сети и попытаться выловить «настоящую» работу?..

Нет, серьезно, это вовсе неплохо. Попробуйте. Может, кому-то это и не понравится, но, будем говорить честно, это может понравиться примерно так же или даже чуточку больше, чем делать минет, от которого может заклинить челюсть. И принесет тонну призовых очков, которые можно обналичить позже, превращая любое извращение по твоему выбору в маленькую забаву, некое подобие рабства или обед в Royal Hospital Road[5 - Бель имеет в виду трехзвездный мишленовский ресторан Гордона Рэмзи.]. И все в выигрыше!

Вторник, 5 июля

– Ну, наконец-то это становится похожим на настоящий дом, – сказал Этот Парень, когда я расставляла на полках книги.

– Думаешь?

Когда у А

вышел срок аренды, он решил перебраться поближе к своей работе, а я сняла его прежнюю квартиру. Это была самодостаточная «бабушкина» квартирка над гаражом. Владельцы постоянно грозились снести и дом и гараж, чтобы выстроить блок на 24 квартиры но, к счастью, муниципалитет Кэмдена неизменно отвергал их заявки.

– Все милые вещички, которые мы покупали в отпусках, твои разбросанные повсюду носки… – Он подобрал с пола одну маленькую тряпочку, посеревшую на пятке, сморщил нос и швырнул ее в угол.

– Ох, прекрати! – вздохнула я. Я никогда не славилась как домохозяйка, обладающая невероятными талантами. И, к счастью, я не принадлежу к категории тех девушек, которые принимают клиентов в собственной квартире. Привести в порядок себя я могу за один миг. Но пылесосить перед назначенной встречей?! Это не про меня, бэби. К тому же это бесконечно усложнило бы мне задачу сохранения постоянного бойфренда. – Ты прекрасно знаешь, что встречаешься не со своей мамочкой.

– Нет-нет, это даже мило, – возразил он, обвивая сильной рукой мою талию. – Проблема в том, что мы еще не полностью окрестили это место.

– Что ты имеешь в виду? Мы делали это на диване, в душе, в кровати…

– Мгм?..

– А-а, ты имеешь в виду кухню? Ладно, но мне казалось, что зрелище всех этих кастрюль и сковородок довольно асексуально.

– И это верно, но мне до смерти хочется посмотреть, как ты будешь щеголять в рукавичках-при-хватках.

Среда, 6 июля

Пожалуйста, не поймите меня неправильно, я люблю летнюю жару так же, если не больше, как и любой человек. Но если – и когда – я заработаю свои миллионы, то брошу все и стану неутомимой изобретательницей. Первая инновация: антиперспирант-диспенсер, специально разработанный для воздействия на подсисечную область!

Пятница, 8 июля

Офисная работа – утонченная форма рабства. Это издольщина для современного мира. Затрачивая кучу времени и сил на работу при нормальном способе трудоустройства, скажи, к чему ты приходишь под конец года? Ты продвинулся вперед? И чего достиг? Ты вкалываешь за зарплату, потому что тебе нужно выплачивать кредит на машину, ссуду на квартиру. А для чего тебе все это? Машина тебе нужна, чтобы добираться до офиса ко времени, предписанному начальством. Дом тебе нужен, потому что тебе сказали, что он тебе нужен; потому что в твоем мире присутствует внутренняя неуверенность; потому что превращать пот лица своего в капитал в течение тридцати или более лет считается правильным способом действий – даже если ты не слишком хорошо представляешь себе почему.

Мое тело можно взять в аренду, но, когда моя работа закончена, я несу его домой; оно – мое. А твое время и потенциал – это то, что работодатель у тебя отбирает.

Мое тело можно взять в аренду, но, когда моя работа закончена, я несу его домой; оно – мое. А твое время и потенциал – это то, что работодатель у тебя отбирает. Спроси себя: разве они еще остаются у тебя, когда ты приходишь домой? Какому эквиваленту в форме образа жизни соответствуют восемь или больше часов, проведенных
Страница 4 из 21

тобой за письменным столом? И что, обмен того стоит?

Может быть, даже после этого мысль о сексе как предмете купли-продажи тебе неприятна. Может быть, понимание того, что брак – это чистая и неприкрытая контрактная сделка, для тебя все еще неубедительно. Тогда спроси себя, что ты за человек. Ты гуманист? Тогда обвиняй социальную структуру, а не секс-труженицу. Ты христианин? Так возлюби грешницу, ненавидя грех. Кем я являюсь и чем занимаюсь – это просто рациональная реакция на текущий экономический и культурный климат. Все.

Суббота, 9 июля

– Так с кем мы там встречаемся? – переспросил Этот Парень, спрыскивая подмышки дезодорантом.

– С Л., – ответила я. – Помнишь? Я училась с ней в школе.

– А, одна из твоих шикарных подружек, – проговорил Этот Парень. Это своего рода шутка: семейка Этого Парня гораздо более шикарная, чем моя, – или, если уж на то пошло, любая из известных мне. Он всегда подкалывает меня, намекая, что я в некотором роде карьеристка. Хотя это не так: мы с Л. сдружились еще в школе, потому что обе были одинаковыми педантками, социально неприспособленными и непопулярными. И деньги тут ни при чем. – Это та, которая адвокат, или та, которая меня терпеть не может?

– И то и другое, – ответила я, всовывая ступни в пару атласных туфелек на шпильке. – Она адвокат, и она тебя терпеть не может.

– Два дивных вкуса, которые дивно сочетаются[6 - Рекламный слоган компании Reese’s.], – заметил он и сграбастал ключи. – Я снова за рулем?

– Поскольку именно ты – счастливый обладатель машины и нулевой переносимости алкоголя, боюсь, ответ на этот вопрос всегда будет утвердительным. – Я чмокнула его в щеку и выключила свет в холле. – Не унывай, я весь вечер буду проставляться лимонадом.

– Нам стоит как-нибудь встретиться и с моими приятелями, – сказал он.

Ого, он уже сто лет не предлагал ничего подобного!

– Ах, видишь ли, тут есть одна проблема. Твои друзья меня терпеть не могут, но им недостает снобизма, чтобы спрятать это под личиной вежливой болтовни. В отличие от Л.

– Если это правда, то откуда тебе знать, что она не ненавидит и тебя тоже? – вопросил он, дожидаясь меня, чтобы запереть дверь. – Она ведь всегда так вежлива, когда вы вместе.

– Если ты думаешь, что друзья не стремятся тебя уничтожить, тогда что ты знаешь о дружбе? – улыбнулась я. – Идем же, а то опоздаем.

Воскресенье, 10 июля

Вычищая с компьютера старые файлы, я наткнулась на свое резюме. Прошло уже немало времени с тех пор, как я его обновляла – с того последнего раза, когда пыталась найти работу. Но я сказала себе, что, коль скоро дела в сфере секс-услуг идут неплохо, стоит подождать, пока в моем секторе занятости не образуется больше рабочих мест. Потом я стала смотреть в эту сторону все реже и реже, поскольку уровень начальной зарплаты выглядел не слишком привлекательно, особенно когда я обнаружила, что весьма регулярно снимаю сливки с пачки наличных. Под конец я совершенно забросила это дело – хотя и не могу сказать, что ни разу не оглядывалась назад.

Говорят, прошлое – это другая страна, но мое прошлое иногда кажется другой планетой. Но вот интересно, оно того стоило? Правильный ли выбор я сделала?..

Говорят, прошлое – это другая страна, но мое прошлое иногда кажется другой планетой.

Понедельник, 11 июля

– Ты – грязная девочка, – сказал клиент. – Ужасно, просто ужасно грязная. Хочешь облизать мои пальцы после того, как они побывали в твоей киске?

Золотко, я хочу все, что ты хочешь, чтобы я захотела.

– О да, я хочу их облизать!

Знакомая пряность моих собственных соков, легкая сладость лубриканта – многие из них, особенно съедобные, содержат глицерин – и неслабый привкус латекса, поскольку мы уже трахались один раз за этот час, прежде чем он начал обрабатывать меня пальцами, одновременно мастурбируя, чтобы вернуть себе твердость.

– Господи, какая ты грязная! Почему бы тебе не кончить мне на руку, грязнуля этакая, а потом ты сможешь это попробовать.

Опаньки! С этим всегда возникает небольшая проблема, поскольку не в моих правилах кончать, когда я с клиентами. Честно говоря, если концентрироваться на том, чего он хочет, и как это выглядит, и как это звучит, и загодя думать о следующей задаче плюс вполглаза посматривать на часы – кто сможет достаточно расслабиться, чтобы получить оргазм? У каждой девушки по вызову есть свой репертуар притворства, отточенный на многих клиентах, и всегда есть запасной выход: если он в это не поверит, что ж, он не обязан вызывать тебя снова. И в любом случае так ему и надо: ишь, оргазмов по требованию захотел!

Имитация, шаг 1, слуховой.

«О да… да-да-да!..»

Имитация, шаг 2, визуальный.

Я выгнула спину и содрогнулась, закатив глаза и молотя руками по простыням.

Имитация, шаг 3, внутренний.

Особенно если его рука внутри тебя – захват, детка, захват! Ритмичный или непрерывный? Да это не так уж и важно. Просто напрягай мышцы таза изо всех сил.

Помни: в твоем мире только что произошло землетрясение. Дыши мелко и быстро и смотри в сторону: прямой взгляд в глаза – один из верных признаков того, что на самом деле ты разыгрываешь из себя Мег Райан[7 - Бель имеет в виду знаменитую сцену имитации оргазма из фильма «Когда Гарри встретил Салли».]. Ах да, и помни: ты – леди, и когда наконец переведешь дух и придешь в себя – поблагодари джентльмена.

– Нет, это мне было приятно на тебя смотреть, – возразил он, вытирая пальцы о мою щеку. – Ах ты грязнуля этакая!

Среда, 13 июля

Сцены из жизни работающей девушки: зарисовка номер 1.

У меня был один постоянный клиент. Утром по воскресеньям, каждую неделю, железно. Он вздыхал, потел, и всегда возникал момент, когда казалось, что он откажется платить, и мне просто хотелось заорать: «Ты, идиот, ты же сам это заказывал, вот, тебе это доставили, так давай, плати уже!» Но я сдерживалась: моей обязанностью было приятно улыбаться.

– Неужели они не могут присылать текущий номер? Я всегда получаю его на неделю позже, – говорил он раздраженно.

И так каждую неделю. Я укладывала номер New York Times Book Review в пластиковый пакет с ручками и всовывала кассовый чек в его ладонь. Зачем ты говоришь мне это, приятель? Как будто что-то от меня зависит. В конце концов, его же приходится присылать из Нью-Йорка.

– Да уж, – пожимала я плечами. Господи ты боже мой! Это же книжное приложение, а не государственные секреты. Пора уже привыкнуть.

Так все происходило, когда я работала в книжном магазине. Эта работа была примерно на 10 % хуже, чем работа девушкой по вызову.

Четверг, 14 июля

Имитировать Подружку – хлеб с маслом для таких девушек, как я.

В мужчинах, которым нужен грязный перепихон в номере отеля, недостатка нет; но, если честно, по крайней мере столько же бывает и вызовов домой. И по какой-то причине, если едешь действительно домой к мужчине, в девяти случаях из десяти им нужна девушка по вызову, имитирующая подружку.

Полагаю, это относится к способу, к которому мужчины прибегают, чтобы «отделять мух от котлет»: если в отеле – то это адский трах «с вывертом»; если дома – то секс «с отношениями». И, ясное дело, проще остаться дома, чем куда-то выбираться: зачем заказывать обед и брать его с собой, если его можно
Страница 5 из 21

доставить на дом без всякой дополнительной оплаты?

Неужели им не хватает достаточно частого, уютного, глаза-в-глаза семейного секса с женой?

Вот и сегодня так. Улыбки, легкая болтовня, бутылка вина, отсос и трах без затей. Ладно-ладно, пусть действо происходило на полу в гостиной, но это такая вариация, которая едва ли требует для своего осуществления вмешательства профессионалки.

И все равно я удивляюсь: на кой им это надо, особенно женатикам. Неужели им не хватает достаточно частого, уютного, глаза-в-глаза семейного секса с женой? С другой стороны, возможно, они его вообще не получают…

Он глубоко и нежно поцеловал меня у дверей и втиснул мне в руку еще один полтинник.

– За прекрасную беседу, – пояснил он. Я ущипнула его за щечку и пошла прочь. Дверь захлопнулась, щелкнув замком, оставляя меня на улице в полном одиночестве, не считая такси. И меня внезапно поразила странность этой ситуации. Господи, сколько же времени прошло с тех пор, как мы с Этим Парнем в последний раз сидели вечером и по-настоящему разговаривали, приводя мир в порядок, как делывали раньше? И вот она я, девушка, имеющая бойфренда, которая, судя по всему, обращается с незнакомцами лучше, чем с ним! С другой стороны, в девяти случаях из десяти я своих клиентов больше никогда не увижу… Раз или два Этот Парень намекал на то, чтобы съехаться, но если я не могу поддерживать между нами добрые чувства даже при наших нерегулярных встречах, то во что это превратится, если он будет рядом постоянно?

Пятница, 15 июля

Сцены из жизни работающей девушки: зарисовка номер 2.

О! Боже! Мой! Это что же, сколько их там – двенадцать?! И ни один из них понятия не имеет, чего ему нужно, никто даже не подумал, что он будет делать, когда появлюсь я. Почему мне всегда достаются такие идиоты? Один безоговорочно сдался и попросту пялится на мои сиськи. Другой смотрит на меня, взглядом умоляя о подсказке. Мне придется выяснить, чего они хотят, и сделать это быстро, иначе я простою здесь минут двадцать, ожидая, пока они примут решение.

Итак. Разогреем их спиртным – может быть, положение выправится. В любом случае, если им не понравится то, что они получат, они все равно обвинят меня, пытаясь избежать расплаты. Ясно, что на чаевые от этой компании можно не рассчитывать. И такое случается каждый уик-энд.

Судя по датам в моем резюме, я почти год проработала официанткой. Эта работа была примерно на 25 % хуже, чем работа девушкой по вызову.

Суббота, 16 июля

В середине дня? В субботу? Вот интересно, кому это понадобилась девушка по вызову в середине субботнего дня?

Обдумывание возможных вариантов по дороге послужило мне пищей для ума. По словам менеджера, он молод, в хорошей физической форме… «О-о-очень хороший клиент, всегда так вежлив с девушками, ему захотелось какую-нибудь новенькую». Итак, если он не начинающий, почему же именно середина дня субботы? Ведь можно более или менее гарантировать, что девушки, пользующиеся популярностью, не бездельничают накануне вечером, а то и всю ночь напролет, и вряд ли будут к этому времени в своей наилучшей форме.

Может быть, именно это ему и надо. Если менеджер права и он ищет новую постоянную девушку, то хочет посмотреть, какова она в своем худшем виде – предвкушая, что в остальных случаях будет только лучше. Я сердито нахмурилась. Я привыкла знакомиться с новыми людьми, но отчетливо ощущала, что на этот раз меня будут судить, оценивать, измерять и, возможно, сочтут недостаточно качественным товаром.

– Ты не знаешь, чем он увлекается? Мне следует прихватить с собой какие-нибудь штучки?

– Возьми свою обычную сумку, – ответила менеджер. – Насколько я знаю, для этого клиента подойдет стандартный набор.

Уф! Еще один момент, который меня беспокоил, – напрочь испорченный уик-энд. Я бесцельно потеряю целый день, предназначенный для себя, любимой, а если в результате в субботний вечер у меня окажется еще одна встреча, то придется в панике мыться, делать укладку и стремглав вылетать из дома, чтобы не опоздать.

Я вздохнула, когда такси притормозило у дверей. Ну кому может понадобиться шлюха в середине субботнего дня?

Врачу-стажеру, работающему посменно, вот кому!

Воскресенье, 17 июля

– Мне нравится, как ты выбираешь анонимные кафе-бары, – сказала я Л., когда она уселась за столик. Боже, иногда меня от себя воротит! Почему я чувствую себя как неуклюжий холостяк, пытающийся подкатиться к женщине в баре? Может быть, потому, что у меня примерно такой же опыт дружеского общения с женщинами, как и у среднестатистического Джо, которому не везет в любви. Среднестатистическая женщина для меня все равно что инопланетянка, и из этой категории я не исключаю даже собственных маму и сестру.

Л. улыбнулась в ответ на мой корявый заход. Она явно знает больше о первых стадиях женской дружбы, чем я.

– Я знаю в них толк, верно? Они как те дерьмовые псевдофранцузские ресторанчики былых времен, – она кивком указала на стены, всегда выкрашенные в таких местах в смесь оранжевого и коричневого, украшенные индифферентными ностальгическими принтами, которые, вероятно, пытаются намекать на некий кафе-шик, но в действительности представляют собой современную версию плакатов фирмы Athena.

– Даже если бы нас окружали иностранные шпионы, волокитствующие чужие мужья и существа с иных планет, мы ни за что этого не заметили бы, до такой степени мы погружаемся в дремотную кому мерзкой фоновой музыкой и скверным латте.

– Кстати, о музыке: это что – Genesis? Опять? У Фила Коллинза доля в этом заведении или как?

– Я лично веду счет композициям Wham, сегодня мы пока услышали три, – проговорила она с лукавой усмешкой. – Трагическая смерть от скверной поп-музыки восьмидесятых.

– Я могу придумать и худшие способы покончить с собой.

Понедельник, 18 июля

Сцены из жизни работающей девушки: зарисовка номер 3.

Холодный ветер, дождь, град… Мы стояли на улице каждый день, какая бы ни была погода. Натягивая на лица улыбки при виде людей, проходивших мимо, в надежде, что хоть кто-нибудь из них остановится, чтобы заговорить. Если такое случалось, беседа длилась две минуты, а потом я просила денег, однако бо?льшая часть прохожих, завидев нас, переходила на другую сторону улицы.

Если ты не приносишь денег, ты уволена. Все просто.

Старший смены приглядывал за нашей пятеркой. Он проезжал мимо по нескольку раз на дню, чтобы убедиться, что мы никуда не смылись и – что еще важнее – не прикарманиваем наличные. Если ты не приносишь денег, ты уволена. Все просто. Не было никакой почасовой платы: ты получаешь жалкую кроху того, что приносишь в клювике, и на этом все. В числе других преимуществ – жалостливые взгляды уличных музыкантов и риск обморожения. Душа моя к этому делу не лежала, и я продержалась всего две недели. Одна девушка, с которой я тогда познакомилась, до сих пор этим занимается, она поднялась по служебной лестнице и теперь руководит собственной командой. Очевидно, она одна из самых успешных женщин в этой сфере. Видела ее недавнее фото: она выглядит невероятно потасканной для своего возраста.

Эту работу я так и не решилась вставить в свое резюме. Нас эвфемистически именовали агентами, но я
Страница 6 из 21

полагаю, что в наши дни таких людей чаще называют сборщиками пожертвований. Работа, которая на 100 % хуже, чем работа девушкой по вызову.

Среда, 20 июля

Дома после очередной встречи с клиентом я проверила свой домашний телефон и вздохнула: три пропущенных звонка от Этого Парня. Перезвонила.

– Как дела? – спросил он с наигранной незаинтересованностью. Это наш хорошо отработанный код, позволяющий ему спрашивать о моей работе, не спрашивая о ней напрямую.

– Нормально. Скучно, – ответила я. Мой хорошо отработанный ответ. – Очень устала. Давай увидимся завтра?

Между нами существует негласное соглашение о том, что мы не видимся после моих рабочих встреч… Бога ради, и как бы это выглядело, если бы мы жили вместе?!

Мужчина, с которым я встречалась, был не только вполне приемлемым: он на самом деле был хорошим парнем. Когда-то давным-давно я отнесла бы его к категории тех клиентов, которым я радовалась больше всего, потому что понимала, как с ними поладить. Теперь же мне то и дело кажется, что все это я уже говорила, слышала и делала прежде. Бутылка хорошего, но не выдающегося вина. Хорошо обустроенная холостяцкая берлога с признаками измотанной и перегруженной работой жизни. Примерно сравнимые уровни образования, друзья, планы путешествий. И секс, конечно, секс – энергичный, но без затей, с привкусом сердечности то там, то сям, но без любви. Когда я поднимаю глаза, делая минет, чтобы выяснить, смотрит ли он, его глаза закрыты. Вероятно, думает о своей последней подружке и сравнивает ее со мной. Когда он кончает, я издаю полагающиеся звуки и делаю подобающее лицо.

Словом, отличный клиент, и дело не в нем. Дело не в клиентах. Дело во мне. В том – а это факт, – что, как бы я ни наслаждалась сексом, как бы комфортно я себя ни чувствовала, эта работа дает слишком мало пищи для ума. Иногда, бывает, повезет, и завязывается живой и интересный разговор. Но, если уж быть реалисткой, такого рода беседы возможны только с постоянными клиентами или при заказе на всю ночь. В иных случаях это лишь съедает такое ценное – и оплачиваемое – время. И как бы ни были милы эти мужчины, есть некоторые темы, от которых меня до смерти тошнит, например:

• Почему ты этим занимаешься, если у тебя есть университетский диплом?

Извини, но давно ли ты изучал рынок труда для недавних выпускников? Можно больше денег заработать, продавая соль слизнякам. Но дело в том, что приходят в эту профессию из самых разных сфер, и у каждой из нас на то свои причины.

• Моя жена / подружка / партнерша меня не понимает.

Ну да, конечно. Это и без слов ясно. То, что ты решил вызвать профессионалку, делает излишним дальнейшее обсуждение этого вопроса. Если бы женщина, которой ты принес свои обеты и половые органы на веки вечные, понимала тебя, меня бы здесь не было. Если только это ее не заводит…

• Я одинок, но у меня стрессовая / отнимающая много времени работа.

Тоже ясно без объяснений. Зачем вообще развивать эту тему?

• Расскажи мне о своей мадам / других девушках / других твоих клиентах.

О, они сияющие примеры человечности, сэр! Жемчужины безупречного поведения посреди навоза.

Истинное положение вещей таково, что мы встречаемся лишь изредка, и мне это нравится. Конечно, может быть, я упускаю возможность свободного общения с коллегами, но, насколько мне помнится, офисы – тоже не питомники процветающих интеллектуальных дебатов, да и кому захочется сближаться с женщиной, которая состоит с тобой в отношениях прямой конкуренции? Все эти отношения существуют на расстоянии вытянутой руки и таковыми останутся.

А мужчины? Нобелевские лауреаты, все как один.

• Ты спала с какими-нибудь знаменитостями?

Спала, и ничего особенно примечательного, и – нет, я не стану называть имен.

• Что ты думаешь о политике?

Ты шутишь? У меня есть университетский диплом, приятель, а не пожизненная жажда обсуждать тонкие моменты избирательной гонки за кресло лондонского мэра с человеком, который вот-вот кончит мне на сиськи. Ну, то есть если только это тебя не возбуждает. Короче: то, что твой член в настоящий момент входит в мою киску, не дает тебе права доступа в мои «почему» да «как».

Пятница, 22 июля

Я люблю Н., номер 54 807, за бесконечную серию SMS.

Ах, Waitrose[8 - Waitrose – сеть британских супермаркетов.], как же здесь круто! Что желает мадам – просто огурчик, большой огурчик или дыньку???

Ах, безудержное веселье, которому мы когда-то предавались с овощами! Если под весельем понимать секс с липким двойным проникновением, как это, разумеется, понимаю я.

Без шансов – Бойфренд на весь уик-энд. Попробуй меня снова в понедельник хх[9 - В SMS-переписке – обозначение поцелуя (по другим версиям – объятий).].

И ответ:

– О, непременно!

Суббота, 23 июля

Сцены из жизни работающей девушки: зарисовка номер 4.

Наша смена начинается, когда все остальные расходятся по домам. Если кто-то спрашивает, как нас зовут или откуда мы родом, мы лжем. Есть сценарий, и лучше о нем не забывать. Может быть, менеджер и не приглядывает за тобой лично, но она в курсе всего, что происходит. Если не приносишь достаточно наличных еженедельно, готовься познакомиться с ее острым, как бритва, язычком – и получить задания еще хуже и в самое ужасное время.

Никогда не знаешь, кто тебе достанется – человек одинокий, который будет слишком долго тебя задерживать, потому что ему нужно с кем-нибудь поговорить, или властный псих, которого хлебом не корми, дай поизмываться над такими девушками, как ты.

Однажды я просто не вернулась. Менеджер даже не позвонила, чтобы выяснить, что случилось. На мое место всегда была очередь – из тех, кто помоложе, кто готов был работать усерднее, задерживаться на работе дольше и за меньшую плату.

На мое место всегда была очередь – из тех, кто помоложе, кто готов был работать усерднее, задерживаться на работе дольше и за меньшую плату.

Я скорее предпочла бы получить прямой выстрел спермой в глаз, чем снова проходить через этот ад. Если вы догадались, что я работала в колл-центре, то оказались правы. Работать там почти на 200 % хуже, чем быть девушкой по вызову.

Воскресенье, 24 июля

– Я в туалет, – заявил Этот Парень. – Ты не хочешь пойти первой?

– Это зависит от того, – сказала я с дивана, гоняя по тарелке последние липкие ошметки завтрака, – что ты имел в виду, когда говорил «иду в туалет», – почитать комиксы или попукать?

– Первое. Пришел новый Megazine[10 - Judge Dredd: The Megazine – британский ежемесячный комикс.], и я могу там зависнуть.

Теперь он перенаправил доставку своих подписных комиксов на мой адрес. А почему бы и нет, пояснил он. Я в конечном счете все равно оставляю их у тебя.

– Не-а, все в порядке, наслаждайся.

Знаешь, что я обожаю в этом мужчине? То, что сейчас благодаря мне он знает о Руфусе Уэйнрайте и «Истории О». А я благодаря ему знаю о «Мире Варкрафта» и о том, что мне следует предоставить приготовление французских тостов специалистам.

Среда, 27 июля

– Он приехал в город на два дня и был бы рад тебя увидеть. В сущности, во время разговора он говорил конкретно о тебе. И так мило просил найти возможность встретиться с тобой!

– Когда? – Я пролистала свой ежедневник – занято. Полностью занято. – Извини, я очень
Страница 7 из 21

хотела бы сказать «да», но я слишком занята, да и как-то внезапно все это – ты же знаешь, планировать такие встречи надо заранее. Как ты сказала, где там его отель? Кью? Да это другой конец города!

– Детка, не отказывай мне в этой просьбе.

Это не мой агент, это мама. Ее старший брат приехал из-за границы – то ли на конференцию, то ли еще зачем-то.

– Какие у тебя такие важные дела, что ты не можешь выкроить время для родственников?

– М-м-м, может быть, работа и все такое прочее? Жизнь, к примеру? Слушай, мы ведь даже не поддерживаем постоянных контактов.

Дядюшка у меня отличный, он понимает все, что касается жизненных перипетий. А вот матушка, напротив, если ее ласково попросить, отложила бы и собственную кончину ради того, чтобы выполнить просьбу какого-нибудь дальнего родственника или обязательства перед какой-нибудь седьмой водой на киселе.

Почти всю мою жизнь этот дядюшка жил в другой стране, даже на другом континенте. Диаспора клана де Жур огромна. Он был женат трижды, и, честно говоря, я представления не имею, сколько у него детей. Его второй по счету отпрыск – Дж., тот самый кузен, практически мой одногодок, с которым у меня достаточно близкие отношения. Так вот, Дж. едва ли видится с папашей чаще, чем я. Печально, но дядюшка был вынужден покинуть матушку Дж., потому что их общие проблемы оказались слишком велики для одной пары, и я не могу его винить.

И когда я на несколько месяцев уезжала из Соединенного Королевства, чтобы навестить Дж. в Мексике, где он приходил в себя после отказа от наркотиков, ему было что порассказать о своей мамочке. О том, как он рос. О том, что она говорила и делала. Но единственной неприкосновенной темой был его отец. Что бы ни шло наперекосяк в жизни Дж., он не стал бы винить в этом отца. А потом до меня дошло, что Дж. не увидится с ним во время этого приезда. Или, если уж на то пошло, в любом обозримом будущем.

Я нетерпеливо побарабанила пальцами по столу. Возможно, я могла бы перенести одного постоянного клиента на другой день; ну а мой менеджер смогла бы позаботиться о том, чтобы не назначать никого на эту неделю, не посоветовавшись предварительно со мной…

– Ну ладно. Но мне придется адски изворачиваться, чтобы это устроить.

– Ой, милая, как хорошо! – проворковала мама. Она не сказала «спасибо». «Спасибо» – это для слабаков. «Спасибо» – не для тех, кто первым заканчивает разговор.

Пятница, 29 июля

Сцены из жизни работающей девушки: зарисовка номер 5.

Да ладно! Как это может быть, чтобы ты еще не закончил? Той энергией, что ты затратил за последний час, можно бы обеспечивать электричеством Бирмингем дней шесть – а ты все продолжаешь, обливаясь потом, как в гребаном тропическом лесу?! Я пытаюсь придумать какие-нибудь ободряющие слова, заставить время идти быстрее, но в конечном счете просто подолгу пялюсь на дальнюю стену, потолок, ковер. Я в совершенстве овладела улыбкой в стиле «да я, в общем-то, и не против» – я могла бы ее запатентовать. Продавать ее всем остальным известным мне девушкам, занимающимся тем же самым, пока мужчины пыхтят себе дальше.

Эти отношения были на 800 % хуже, чем все, что происходило со мной в сфере секс-обслуживания.

Нет, по зрелом размышлении я больше не хожу в спортзал с этим бойфрендом, теперь это только кошмарное воспоминание. Забавно, как всякие мелочи вроде упоминания о членстве в спортклубе в собственном резюме всегда заставляют меня думать о нем! Но – для сведения – эти отношения были на 800 % хуже, чем все, что происходило со мной в сфере секс-обслуживания.

Воскресенье, 31 июля

Это был шикарный отель, не в самом центре Лондона, но и не на отшибе. У меня было немного свободного времени, и я быстренько мысленно просчитала: деньги на такси или время в «трубе»? И выбрала «трубу».

Вестибюль был заполнен мужчинами в костюмах, только-только вернувшихся с какой-то конференции. Когда это деловая поездка, пить они начинают рано. Я, лавируя, проплыла мимо них к столу рецепции:

– Здравствуйте, у меня назначена встреча с одним человеком, но, к сожалению, я не знаю, в каком номере он остановился. Не могли бы вы позвонить ему и попросить встретить меня в баре?

– Фамилия?

Я назвала его фамилию.

– А ваша?

Я назвала свое имя. Мужчина за конторкой окинул меня взглядом, оценив все – платье, высокие каблуки, сумочку. Я закатила глаза. Будь я здесь по делу, будь уверен, я не стала бы околачиваться у рецепции, задавая дурацкие вопросы. Это не в моем стиле.

– Это мой дядя, – добавила я ненужную фразу.

– Мгм, – промычал рецепционист, кладя трубку обратно на рычаг. – Он сейчас спустится.

Я отправилась ждать в вестибюль, бездумно перебирая пальцами тяжелые гардины. Почему-то мне захотелось, даже нужно было, чтобы рецепционист с его недоверчиво выгнутой бровью увидел моего дядю, увидел, как мы похожи друг на друга… Вот только мы не были похожи. Он – темноволосый, с морщинистым лицом, с узкими глазами; волосы у него вьющиеся, и не просто как у любого старого еврея, а мелким бесом, как у африканцев. Таким он выглядел на фотографиях 1970-х годов, на которых его шевелюра буквально заслоняет от объектива тех, кто стоит рядом с ним.

Чья-то ладонь легла на мое плечо. Я обернулась, и дядюшка похоронил меня в своих медвежьих объятиях. Он стал круглее, чем мне помнилось, и чуть меньше ростом.

– Давай-ка добудем что-нибудь пожевать, – сказал он. – Я уже устал от этого места. – Солнце было еще высоко. – Ох, как же люблю долгое английское лето! Ну, и чем ты теперь занимаешься?

– А, по-разному, – отмахнулась я. – Ерундой всякой.

Будь на его месте кто-нибудь другой – и я бы соврала, придумала бы еще какую-нибудь смехотворную офисную работу. Но мне каким-то образом стало ясно, что он не будет допытываться, а потому и нет необходимости врать.

Он остановился и взглянул на меня.

– Это здорово, – сказал он. – Ты девочка умная. Только не позволяй всякой ерунде стать всем, что у тебя есть.

Мы отыскали какой-то паб, и я заказала нам по пиву. Мы сидели на улице (ему казалось, что на улице прохладно, мне – что довольно тепло), разговаривали о себе (его бизнес идет хорошо, одна дочка стала чемпионкой по шахматам, другая перенесла операцию по поводу сколиоза), делились общими воспоминаниями друг о друге (несколько выездов на рыбалку, когда мне было лет двенадцать или около того, когда я единственная сумела поймать хоть какую-то рыбу), говорили о будущем (я пообещала, что приеду в гости, он – что будет писать).

И он действительно был крут. Даже круче, чем мне помнилось. Когда я была еще маленькой, он принял несколько решений, которые снискали ему дурную славу, но теперь, похоже, все утряслось. Он из мужчины, которого я помнила как человека с незавидными перспективами и множеством проблем, которые надо было решать, превратился в успокоившегося, безмятежного патриарха, у ног которого лежал весь мир. Отъезд из дома имеет значение. Он меняет человека. Да, ты можешь вернуться домой, Томас Вулф, но только глупец будет ожидать, что дом останется прежним[11 - Бель имеет в виду книгу «Домой возврата нет» американского писателя Томаса Вулфа (1900–1938).].

Отъезд из дома имеет значение.

Он меняет человека.

Он рассказывал мне о своей ферме,
Страница 8 из 21

о зверинце, в котором содержались домашние и полудикие животные. Мы дошли до платформы «трубы», и он все украдкой косился на карту метро. «Ты уверена, что это твой поезд? Точно?» Мы постулировали обратную взаимосвязь между коррумпированностью правительства страны и надежностью расписаний ее транспорта. Он оказался по-человечески теплее, чем мне помнилось. Стал не так сердит на мир, найдя свое место в нем.

Поезд, плавно набирая ход, отошел от платформы, и я увидела, как он машет мне рукой и отворачивается. Может быть, пройдет не один год, прежде чем мы снова встретимся.

Я подумала, насколько по-другому сложилась бы жизнь Дж., если бы его отец остался в семье.

Десять заповедей девушки по вызову

Возможно, тебя удивит, что я – тайная поклонница хип-хопа, и не в последнюю очередь потому, что это бездонный источник уличной мудрости. Взять, к примеру, «Десять крэк-заповедей» Notorious B.I.G[12 - The Notorious B.I.G. – наиболее известный псевдоним американского рэпера Кристофера Джорджа Латор Уоллеса (1972–1997). Выступал также под псевдонимом Бигги Смоллз (Biggie Smalls).]. В тексте этой песни есть все, что позволяет жить в моей профессии. Тем из вас, кто пока не знаком с этим творением, настоятельно советую послушать ее: не разочаруетесь. Итак, в подражание ученому мистеру Бигги Смоллз и без дальнейших проволочек – представляю вам Десять заповедей девушки по вызову:

1. Первое правило Бигги касается доходов: он советует проявлять благоразумную осмотрительность, высказываясь о них.

Никто не знает истины, кроме моего бухгалтера. Все остальные слышат общие слова и намеки, но никогда, никогда, никогда не стоит выкладывать на блюдечке подробности всех своих финансовых поступлений. Те, кто зарабатывает меньше, обратят эти сведения против тебя; то же самое сделают и те, кто зарабатывает больше. И в первую очередь это относится к человеку, с которым ты встречаешься и который знает, что ты – работающая девушка. Просто соври ему по поводу своего дохода, ладно? Просто соври.

2. Во-вторых, он советует прислушиваться только к самому себе, планируя предстоящие поступки.

Идет ли речь о том, чтобы отказаться от клиента, сменить агентство или вообще выйти из игры, – не говори об этом, просто сделай. Слишком надолго затянешь разговоры о том, что пора, мол, двигаться дальше, – и будешь выглядеть как та собачка, которая только лает, да не кусает (и вызовешь гнев своего менеджера, если у тебя таковой имеется). Пусть за тебя говорят твои поступки.

3. Я не смогла бы жить без правила номер три, которое, если коротко, гласит: не доверяй никому.

Или, как выражается Принц Хампердинк[13 - Принц Хампердинк – герой романтического фильма «Принцесса-невеста», занявшего 50-ю строчку в списке «100 самых смешных фильмов» телеканала Bravo и вошедшего в 100 самых страстных американских фильмов по версии AFI.]: «Я всегда думаю, что ловушкой может оказаться что угодно – вот поэтому я до сих пор жив».

Бигги еще распространяется о том, как мамочки таскают у детишек крэк и отжигают. Не могу сказать, что столкнулась с этой проблемой как таковой, но более общий смысл здесь таков: «Язык твой – враг твой». У моего папы есть любимая пословица: «Знают двое – знает и свинья». Как бы мне ни была ненавистна мысль о том, что на самом деле это так, но он прав. Не хочешь, чтобы каждая собака в мире знала, чем ты зарабатываешь на жизнь? Тогда не говори никому, глупышка!

4. А вот с правилом номер четыре будет посложнее: не используй собственный источник дохода как средство для удовлетворения личных потребностей.

Противоречиво. Некоторые с пеной у рта утверждают, что наслаждаются «рабочим» сексом точно так же, как и его неоплачиваемой разновидностью, но, как и Бигги, я позволю себе не согласиться. Рабочий секс – это своего рода искусство перформанса, с ударением на слове «перформанс» (отчасти, конечно, и «искусство», но только если считать «Форум Пентхауса» литературой). Оргазмы – для бойфрендов.

5. В правиле номер пять нам явлено откровение о том, что, как и секс-работу, крэк лучше всего держать вне дома. Умница!

Опять же, некоторые (и это те леди, которые будут счастливы развлечь вас в своих «квартирах в Центральном Лондоне») не согласятся. Я же, напротив, категорически против того, чтобы кто-то приходил с визитом в мой дом. Я – фанатка системы вызовов к клиенту на дом, и не в последнюю очередь потому, что, если вдруг случится самое худшее, ты засветишься на чьих-то камерах системы видео-наблюдения. Если тебе не по вкусу сидеть в такси и вести переговоры с гостиничной рецепцией, найди себе приятный бордель или сними квартиру в складчину с другой девушкой (или девушками), которую ты хорошо знаешь, чтобы пользоваться ею по очереди. Но не тащи это дерьмо в дом. Тебе оно надо – чтобы твои соседи знали, что ты – проститутка? С тем же успехом можно водрузить над своей дверью неоновую вывеску, потому что рано или поздно они об этом догадаются.

6. В правиле номер шесть сказано, что продление кредита клиенту было бы, скажем так, плохой идеей. Для крэкоманов это определенно верно – и для «джонов» (это, если кто не знает, обозначение клиента) тоже.

…Или, иначе говоря, нет денег – нет меда. Наличные на бочку. Всегда. Каждый раз. Везде. Без исключений.

7. Бизнес – отдельно, семья – отдельно; это правило кажется естественным, не так ли? Если ты ответила «да», то добро пожаловать в правило номер семь.

Ого, мне определенно нравится этот мужчина! Как жаль, что Бигги умер до того, как смог написать следующий бестселлер по самопомощи! Опять же, я с ним абсолютно согласна. Интервьюеры всегда спрашивают, в курсе ли мои родственники; ответ – нет. Хотела бы я, чтобы мои родители знали, что их старшая дочь брала деньги за секс – э-э, да с чего бы мне этого хотеть?

8. Ну, правило номер восемь, возможно, больше относится к торговле наркотиками, но применимо и здесь: опасайся людей, которым ты платишь за то, чтобы они за тобой присматривали.

В какой-то момент тебе могут понадобиться тяжеловесы. О, пару раз я неохотно отстегивала кому-нибудь двадцатку за то, чтобы человек посидел снаружи номера в отеле «просто на всякий случай». Но ты должна прислушиваться к своим инстинктам и доверять собственным суждениям. А что касается твоего агентства, то доверяй им, но не всецело. Никогда не называй своего настоящего имени. Берегись любого, кто готов доставить неприятности – может быть, другой девушки по вызову, которая сжигает мосты, выходя из игры, может быть, менеджера. И никогда не позволяй расчету на помощь со стороны заменить понимание ситуации, в которой надо рубить концы.

9. Правило номер девять, которое Бигги упоминает как наиболее важное из всех, состоит в том, чтобы держаться подальше от полиции. Если только, конечно, полицейские не поставляют тебе продукт. Поскольку я полностью экипирована собственным внутренним аппаратом, необходимым для моей работы, этому правилу легко следовать.

К несчастью, однажды я все же имела удовольствие общаться с высшими чинами лондонской полиции. Но они так и не стали постоянными клиентами – и не из-за недостатка желания с их стороны. Я бы также советовала держаться подальше от политиков и знаменитостей, если этого можно
Страница 9 из 21

избежать.

10. И наконец, не слишком доверяйся людям, с которыми знакомишься: чем дольше кого-то знаешь, тем более ясное получаешь представление о том, держит ли он свое слово.

Фраза «девушка по вызову», на случай, если тебе интересно, означает, что ты – на телефоне. Доступна. Когда телефон звонит, ты уже готовишься сказать «да». Так что помни вот о чем: одно свидание еще не делает клиента постоянным. Даже два свидания, происходившие в 9 вечера по средам, одно за другим. И если кто-то хочет иметь право резервировать твое время, он должен доказать, что достоин доверия. Тебе не нужна отмена встречи в последнюю минуту, которая означает, что ты не сможешь оплатить в этом месяце аренду квартиры.

Август

Понедельник, 1 августа

– Так ты часто смотришь порно?

Вопрос на уровне «А папа римский гадит в лесу?»[14 - Саркастический ответ на очевидный вопрос. Родился от союза двух родственных ответов: «А медведь гадит в лесу?» и «А папа римский – католик?».]. Черт, да конечно!

– Иногда.

– У тебя большая коллекция? – Клиент расстегнул брюки. К своему вину он даже не прикоснулся. Он был занят прикосновениями к кое-чему другому.

Много ли у меня порно? У меня целая секция в шкафу отведена исключительно для хранения картонных коробок из «Икеа». Внутри которых лежат пластиковые пакеты. Внутри которых, классифицированное строго по типу, хранится порно.

– Нет, всего пара штучек, которые я нашла в шмотках своего бывшего бойфренда.

– Расскажи мне о них.

Нет, ну вот странность-то! Мужчина заказывает себе женщину во плоти, чтобы она рассказывала ему о порно? Чего только на свете не бывает!

– Ну, однажды я занималась стиркой и нашла журнальчик, который он прятал под матрасом…

Мужчина заказывает себе женщину во плоти, чтобы она рассказывала ему о порно? Чего только на свете не бывает!

Как это прозвучало, правдиво или нет? Это территория фантазии. Не принципиально. Единственное, что принципиально, – продолжать, не давать ему терять твердость… духа.

– И что это был за журнал?

Э-э, думаем побыстрее. Что же это был за журнал?

– Один из этих, иностранных, с рассказами на немецком языке. Там была женщина и двое мужчин. Она была моложе…

Он задвигал рукой активнее. Угадала!

– …они оба были такие большие, а ее ротик казался таким маленьким! Она откинула волосы с лица…

Его пальцы ритмично двигали крайнюю плоть взад-вперед по головке. Он не закрывал глаз, а, наоборот, сосредоточил взгляд на моем лице, на моих губах.

– Что они с ней делали?

– …под конец она взяла их оба в рот одновременно…

– Ах ты, гадкая шлюха! Ну и грязный же у тебя рот! Иди-ка сюда и отсоси у меня своим грязным ртом.

Вторник, 2 августа

Мы возвращались из окраинного гипермаркета, в котором есть все и еще немножко. Машина Этого Парня была забита по самое не балуй туалетной бумагой, стиральным порошком и консервированными помидорами в промышленных количествах. Богом клянусь, если и есть какая-то сфера, где мои еврейские корни идеально соответствуют его природным наклонностям, то это стремление к созданию запасов. Я могла бы стать ответственной за государственные стратегические резервы Британии!

– Погоди-ка, давай еще вот здесь сделаем остановку, – проговорил он, сворачивая с главной дороги.

– Чего ради?

– Тут чуть дальше есть центр хранения, они продают коробки.

– А для чего тебе понадобились коробки?

Он одарил меня улыбкой в стиле «глупышка, мы же это уже обсуждали». Той улыбкой, которая появляется только тогда, когда он полностью обсудил со мной некую чрезвычайно важную тему и выпестовал решение… не считая одной существенной детали: все это произошло исключительно в его голове.

– Для переезда к тебе, конечно, – сказал он.

– Э-э… а когда именно мы об этом разговаривали?

Я в последнее время подумывала об этом, после всех тех лет, в течение которых мы то были парой, то не были – в основном были. Но этот шаг предполагался «когда-нибудь», а не прямо сейчас.

– Ну, мы не говорили о переезде как таковом. Но уже и в самом деле пора, ты так не считаешь? – Его пальцы обвились вокруг моих, холодных и неподатливых.

Шопинг в середине недели – не совсем подходящее время для таких бесед. Я улыбнулась в ответ улыбкой в стиле «глупый мальчишка, в данный момент я мысленно ору на тебя».

– Класс!

– Вот и здорово. Я буду минут через десять, ладно? Подождешь? – Он улыбнулся улыбкой в стиле «говоря о десяти минутах, я имею в виду час».

– Никаких проблем, – ответила я и улыбнулась улыбкой в стиле «пока тебя не будет, я обыщу и изучу все, что ты оставишь в машине, и особенно твой телефон и историю навигатора».

– Отлично! – промолвил он, открывая дверцу. – Ой, едва не забыл, – добавил он, наклоняясь обратно, чтобы схватить свой телефон и поцеловать меня в щеку.

О-о-о, иудин поцелуй!

Среда, 3 августа

Официально заявляю: ничего из того, что я делаю, я не стала бы классифицировать как извращение.

Насколько я могу судить, нормально то, что я хочу делать, а извращение – то, чего я делать не хочу. Золотые дожди? Нормально. Бить меня ладонью по лицу и шее? – нормально. Посылать фото моих грудей, покрытых зажимами, человеку, которого я не видела во плоти почти год? Нормально. Ароматические свечи и секс в стиле «держа ее лицо в ладонях» в честь годовщины? Фу-у, извращение. За этим занятием меня не застукаешь. Во всяком случае, не часто. И уж определенно не бесплатно.

Официально заявляю: ничего из того, что я делаю, я не стала бы классифицировать как извращение.

Меня сильно тревожит то, что на свете есть множество людей – и многие из них имеют доступ к газетным колонкам, аккаунтам на Амазоне и мозгам детишек, – которые с радостью лепят ярлык извращения и злоупотребления на все, что не проходит испытания третьим актом какого-нибудь фильма Ричарда Кертиса. Случайные посторонние люди, обзывающие всех, кто наслаждается энергичным хулиганским сексом, больными и чокнутыми, обычно приводят меня в ярость, но это чувство мимолетное, поскольку его быстро вытесняет жалость.

Жалость – потому что они сформировались, причитая над «Четырьмя свадьбами», пока я смотрела «Уроцукидодзи»[15 - Эротическая манга и одноименное аниме в жанре хентая с тентаклями. Кто знает – тот поймет.]. Жалость – потому что они считают, будто короткие юбки и ботфорты до бедра придуманы для Хэллоуина. Жалость – потому что у них может так и не случиться сногсшибательного секса, как поется в одной песенке, до самых «тридцати, когда девчонка может во все тяжкие пойти».

Уважение, равенство и родственные души – это прекрасные идеи, но секс тут ни при чем. Имеет значение ощущение. Оргазм – это экстремальное ощущение, но вызывать его может и многое другое, от шлепков и щекотки до щипков и ожогов. Вне контекста реального насилия эти ощущения могут быть удивительно приятными, и еще приятнее, если их вызывает тот человек, чьим обществом ты особенно наслаждаешься.

Так что если ты относишься к числу таких людей – сторонников лозунга «ты можешь кончить либо в меня, либо вообще никак», тех, кто не занимается сексом в силе догги, потому что им непременно нужно, чтобы кто-то постоянно смотрел им в глаза, если ты – девушка (а
Страница 10 из 21

хоть бы и парень), которая ни разу в жизни не ощущала тепла спермы на своем лице, то мне тебя жаль. Ты многое упускаешь. Честное слово, это так! Секс – это весело! Помнишь, каково это – быть ребенком, как трепещет все твое нутро, когда ты стоишь в очереди на «американские горки»? Нарастающее напряжение, когда тебя пристегивают к креслу? То чувство, когда мир уходит из-под тебя, и головокружение потом, когда все закончится? Это великолепно, это жизнеутверждающе, это прекрасно, душевно, реально и нормально. И никакое это не извращение.

Четверг, 4 августа

Менеджер сказала:

– Он похож на Дэниела Крейга, а чаевые дает – как владелец акционерного банка.

– О-о! – отозвалась я. – Да, тогда я его беру.

Дэниел Крейг – да с удовольствием. Разумеется, Этот Парень похож на более крупную и темную версию этого красавчика, но на крайний случай и карманный формат никогда не помешает, правда?

Мы встретились в баре отеля. Он оказался блондином, вполне возможно – стройным (точнее сказать я не могла, он был в одном из тех костюмов, которые сшиты настолько хорошо, что в них даже Фил Джупитус будет похож на мистера Вселенная). А еще он был на три дюйма ниже меня. И ведь я надела не самые высокие свои каблуки.

Ну ладно, поглядим, насколько он соответствует второму пункту описания.

Хм-м-м… ну, выглядит он действительно как банкир – тот неуловимый намек на талию, который говорит, что он ходит в качалку, но при этом привык к долгим обедам. И ведет себя как банкир: нетерпелив в минете (расслабься, милый, кончишь быстрее; но нет – парни такого типа предпочитают руководить всеми деталями встречи). Энергичен в «основном блюде». Много болтал – и довольно грязно; но ограничивался простеньким «сосать и трахать». И я не была абсолютно уверена, что он действительно кончил. Во всяком случае, знаю, что не кончила сама.

Хочешь поинтересоваться чаевыми? Как у матроса торгового флота – то есть никак.

Пятница, 5 августа

– Нет, правда? На самом деле, правда?!

– Да, правда. На следующей неделе. Кстати, похоже, и место неплохое. Я даже не помню, чтобы посылала им письмо, потому что была уверена, что эта позиция мне не по зубам. – Я прикусила губу. Ну, конечно, я врала – я бы ни за что не призналась в этом своему бойфренду, но слова дядюшки плотно засели у меня в голове.

Ты видишь их иногда, проглядывая сайты других агентств и независимых эскортов – Шлюх По Жизни. Загорелые, с осветленными добела волосами, перевалившие за сороковник, чья клиентура, несомненно, состоит из денежных, приближающихся к шестому десятку постоянных клиентов и молоденьких мальчиков, стремящихся удовлетворить свой МТХ-зуд[16 - «Мамочка, трахаться хочется» – кодовое обозначение мужчин, которых тянет к сексу со зрелыми женщинами.]. И не то чтобы, спешу добавить, в этом было что-то плохое. Но я старею, по крайней мере, в понимании среднестатистического эскорта: агентство с самого начала скинуло три года с моего возраста и с тех пор не обновляло эту часть моего профиля, заставляя фактор вероятности чуть выходить за рамки правдоподобия.

И хотя мне нравится эта жизнь – нравятся деньги, нравится наряжаться, нравится подход, нравится тот факт, что мне не нужно заводить будильник на шесть утра – действительно ли это то, к чему я в конечном итоге стремлюсь? Быть Шлюхой по Жизни?

– Святая зад… ух ты! Это замечательно! Я так горжусь тобой, – проговорил Этот Парень. – А ты… ты готова?

– Не знаю, я уже сто лет не соприкасалась с этой сферой деятельности. Есть какие-нибудь предложения?

Вот это была ошибка так ошибка! Он пустился в двадцатиминутную проповедь о том, что надо и чего не надо делать на современном рабочем месте. Я положила трубку на стол и пошла налить себе чашку чаю, а потом вернулась и обнаружила, что он все еще разглагольствует. Судя по тому, что я услышала, можно было подумать, что мне предстоит собеседование на должность астронавта в НАСА или нечто подобное.

И все же для меня это было сродни встрече с новой вселенной. Такой, в которой качество моих способностей в оральном сексе не пойдет в зачет.

По крайней мере, в основной.

Суббота, 6 августа

Я сделала это! Я на самом деле сделала это! Я уж думала, что никогда не сделаю этого. Я имею в виду, я готова почти на все. Почти. Но каждому из нас приходится где-то проводить границу, и для меня такой границей было именно это. На мой взгляд, любая девушка, которая это делала, была потаскухой – и никаких оговорок и исключений.

Каждому из нас приходится где-то проводить границу, и для меня такой границей было именно это.

Увы! Полагаю, границы предназначены как раз для того, чтобы через них перешагнуть. Я сделала себе кончики (примечание для мужчин: это означает, что я пошла в салон и нарастила искусственные ногти поверх моих настоящих).

Вы можете спросить, зачем это мне понадобилось? В конце концов, одна из моих торговых марок как девушки по вызову – все настоящее: волосы, сиськи, ногти. И, вообще-то говоря, мои ногти пребывают в очень хорошей форме. Я сумела перестать их грызть, вдохновляясь мыслью о том, что если уж я собираюсь зарабатывать на жизнь своей внешностью, то во мне все должно быть прекрасно. Можно было бы подумать, что два десятилетия непрерывных боевых действий между зубами и ногтями должны были бы непоправимо испортить последние, но не тут-то было. Они были красивы, даже прекрасны. К крайнему изумлению всех, кто знал меня с детства, ногти мои отросли и стали длинными, крепкими и идеально поддающимися маникюру.

Все дело в том, что меня тревожит горячее желание Этого Парня переселиться ко мне. Меньше чем за неделю я сгрызла ногти почти до основания.

Проблема в том, что на этой неделе мне предстоит собеседование по поводу работы, которую я хотела бы получить. Нечто, занимающее более высокую ступеньку карьерной лестницы по сравнению с обычной начальной позицией (на четвереньках, зажимая пробку с конским хвостом своей… ха-ха-ха, да нет, я имела в виду должность!). Нечто такое, что позволит, чтобы мой престиж и доход оказались примерно на том же уровне, на котором ныне обретаются мои сверстники, избравшие более традиционный путь к трудоустройству на полный рабочий день.

Я знаю, знаю. Я уступаю прессингу Этого Парня. Но, если совсем честно, я начала работать девушкой по вызову только потому, что не смогла тогда найти себе место в предпочтительной для меня сфере. Тот факт, что мне в конечном счете стала нравиться секс-индустрия, был лишь глазурью на торте. На самом деле я всегда относилась к этому как к своего рода затянувшейся временной работе.

Во всяком случае, я так себе говорю. И так я говорю своему бухгалтеру. И так я скажу своей маникюрше, когда не смогу к ней больше приходить, потому что поездки в салон больше не будут вычитаться из суммы, облагаемой подоходным налогом.

Понедельник, 8 августа

Макияж? Сделано, отмечено.

Костюм? Сделано.

Транспорт? «Труба». Проклятие!

Точный адрес? Вот дерьмо! Либо этот листок бумаги выпал из сумочки, либо, что вероятнее, его там не было изначально. Моя память довела меня только до нужной улицы; но вот вопрос, как люди справляются с задачей добраться из пункта А в пункт Б, если менеджер не высылает им
Страница 11 из 21

детали эсэмэской? Себе на заметку: получи эту работу – и посмотрим, насколько быстро ты сможешь обзавестись персональным помощником. Решила позвонить А

: он заходит в мою электронную почту и зачитывает мне подробности, которые я могу записать только на ладошке, не имея иного выбора.

Слизать адрес с руки за десять секунд с момента выхода улыбающейся рецепционистки из комнаты и до того, как меня поведут на собеседование? Едва успела.

Вторник, 9 августа

На этот раз мне попалось не другое человеческое существо, и не секс-игрушка, и не что-то иное в этом роде.

Я вцепилась в это собеседование.

Конечно, так я могу говорить только сейчас, в своем дневнике, решение еще не принято, и в пятницу мне предстоит второе собеседование – так что, если кто-то об этом спросит, я ограничусь словами: «Думаю, что все прошло хорошо… они были очень милы». А что я еще могу сказать? Суеверия – это у нас наследственное.

К сожалению, если я получу это место, возникнут сложности с агентством. Новая работа не начнется до конца месяца, что и хорошо, поскольку даст мне время сообразить, как сказать об этом менеджеру. Очевидно, прыгать по столу и вопить: «Ур-ра-а! Что, съели, вы, хомячки-тупицы!» – на радость остальным девушкам из агентства, когда у нас будет очередная встреча… Привлекательная идея, но, вероятно, не лучший способ объявить о своем везении.

Плюс еще тот факт, что стоит публично объявить о том, что ты планируешь изменить свою жизнь, – и никто не воспринимает тебя всерьез. У американцев есть в политике отличное выражение по этому поводу – «хромая утка». Когда заявляешь коллегам, что уходишь, от тебя не ждут, что ты будешь с умом тратить оставшееся время, скорее – что ты будешь подолгу рассиживаться за обеденным столом (на Мастике[17 - Мастик – частный эксклюзивный карибский курорт, принадлежащий группе владельцев недвижимостью этого острова из 17 стран.]), заказывать себе вещички на счет компании (например, по паре шортиков от Gina на каждый день недели) и игнорировать все имейлы (поскольку они могли бы помешать твоему дневному холистическому массажу). Но в секс-бизнесе это просто не прокатит. Менеджер агентства знает, что найдутся тысячи девушек, только и ждущих возможности занять мое место. Я так же не отношусь к числу незаменимых, как и любой соратник Сталина.

Я на самом деле планирую как раз обратное: теперь, когда передо мной замаячили перспективы получше, можно расслабиться и с головой окунуться в работу, к которой я в последнее время, мягко говоря, не проявляла особого энтузиазма.

Да здравствует эпиляция промежности!

Среда, 10 августа

– Ты кончила? – спросил клиент. Мы валялись на узле из спутанных простыней, потные и изможденные. Во всяком случае, он.

– О да. Конечно!

В наше время многие вещи можно с уверенностью заказывать через Интернет, но женский оргазм к их числу не относится.

Они не всегда об этом спрашивают, но достаточно часто, и мой ответ всегда бывает одним и тем же. Я вычислила, что при должном количестве усилий и стонов он никоим образом не может догадаться, что это не так. И даже если я раз или два подбираюсь к оргазму достаточно близко, все остается так, как я и говорила: я никогда не достигаю кульминации с клиентом. И никогда не собиралась.

Он посмотрел на меня:

– Ты уверена?

Я рассмеялась:

– Поверь мне, женщина знает наверняка.

– А, ну ладно. Просто я этого не почувствовал, вот и все.

Я легко улыбнулась ему и выкатилась из постели, сказав что-то про душ. Милый, думала я, в наше время многие вещи можно с уверенностью заказывать через Интернет, но женский оргазм к их числу не относится.

Пятница, 12 августа

– Ну не держи меня в напряжении, женщина! – Н. закатил глаза. – Как ты справилась?

– Тихо, тихо, – подготавливая сцену, осадила его я. – Представь меня – в костюмчике, на каблуках…

– Представляю… На самом деле ты и сейчас в этом во всем, – перебил он.

– Ой, и правда… В общем, так. Большой город, полдень, мой собеседник… как бы получше выразиться…

– Ублюдок из частной школы?

Я метнула в Н. убийственный взгляд:

– Мы сейчас говорим о моем будущем боссе!

– Ага! Ты таки получила эту работу.

– Может, ты уже предоставишь мне возможность рассказать всю историю? – Он только пожал плечами: – Ладно. Итак, вот он: розовая рубашка, туфли от Феррагамо… ну, ты знаешь этот тип… – Н. кивнул, и мы в унисон договорили: – «Клиент».

– Но ты же не… ну, ты не сделала ему предложение, от которого он был не в силах отказаться?

– Вот еще! Похоже, ему хватило впечатления и от моего резюме – долгий период отсутствия работы я в конце концов прикрыла, назвав это время «болезнью родственника», и чуть подправила даты с обеих сторон. В надежде, что это не вызовет слишком много вопросов. Должно быть, не вызвало, поскольку он об этом не упомянул. – И, конечно, обычный менеджерский треп по учебнику: «Где вы видите себя спустя пять лет?»

Н. присвистнул:

– И что ты ему сказала? На страницах «Плэйбоя»?

Я покачала головой.

– Слушай, а что, пятьдесят процентов моих клиентов действительно таковы в своей реальной, трудовой жизни? Если да, то я понимаю, почему они ощущают такую потребность в эротической разрядке. Это, должно быть, так угнетает!

Как это обычно бывает, сей молодой человек не стал ожидать моего ответа. Потому что, как и добрая половина моих клиентов, он был из тех, кто любит выступать перед тобой, а не говорить с тобой.

– Можешь себе представить, да? – Я заговорила басом, имитируя его выступление: – «Наша компания заинтересована не просто в чистой прибыли, но и в наших людях. Мы ожидаем от каждого, кого берем на работу, что человек будет работать не только на нас, но и на себя. Развивать свои навыки. Справляться с новыми трудностями».

– Долбаный кошмар! – присвистнул Н. – Мне даже в какой-то момент показалось, что ты в это поверила!

– Заметь, излагая все это, он то и дело заглядывал в мое декольте! – О да, этот молодой человек был профессионалом до мозга костей.

– И что ты ему сказала?

Я села, скрестив ноги, как примерная девочка.

– Что совершенствование взаимоотношений с клиентами всегда было моим приоритетом. – Если вы понимаете, что я имею в виду. И, думаю, он тоже понял. И любая женщина, которая сейчас презрительно морщится, которая воображает, что никогда-никогда не пользовалась своими женскими чарами, чтобы добиться своей цели, – бессовестная лгунья, которая может проваливать к дьяволу сию же секунду.

– И когда ты приступаешь?

– Через две недели, – ответила я. – По-видимому, его зовут Джайлсом.

Суббота, 13 августа

– Бог ты мой, это же отличная новость! – воскликнул Этот Парень. – Почему ты не сказала мне раньше?

– М-м, может быть, потому, что я вошла в дом всего пять минут назад?

– Ты же знаешь, о чем я говорю, – попенял он, подхватывая меня за талию и кружа вокруг себя.

– Прекрати! – пискнула я и стала вырываться, но мы оба знали, что это означает «не остана-вливайся».

Он опустил меня так, что я встала на цыпочки, едва касалась пальцами пола.

– Это напрашивается на шампусик. Что ты скажешь насчет бутылки с пузырьками?

– С удовольствием! – воскликнула я, хлопая в ладоши. Мы стояли посреди
Страница 12 из 21

кухни. – Э-э… ты собираешься пойти за ней?

– А что, у тебя нет? – удивился он.

– Нет, у меня нет, – ответила я. – Я думала, ты имеешь в виду, что у тебя есть.

Несмотря на то что я давно его знала, где-то в глубине моей души все еще теплилась надежда, что, может быть, когда-нибудь Этот Парень меня удивит, вручит мне подарок, который не будет наполовину обгрызен, или догадается, чего мне хочется. Но после стольких лет было бы глупо разочаровываться.

– Эй, ничего страшного, чай и телик вполне сойдут, – я чмокнула его в щеку. – Ну, вперед, теперь твоя очередь заваривать зелье.

Воскресенье, 14 августа

– Ты теперь кто?! – А

недоверчиво уставился на меня.

– Конечно, я воспользовалась его рекомендацией.

Мы говорили об А

, который (к удивлению каждого, кто знает его так же хорошо, как мы) сделал себе неплохое имя в деловом мире. Не совсем такое, как Трамп или Шугар, но вполне узнаваемое для нужных людей.

– Но ведь он – просто твой бывший. Ведь это я с ним работаю, и он ни разу не давал мне рекомендации.

– А ты его когда-нибудь просил?

– Ну, нет…

– Тогда я тут ни при чем. – Я вздохнула и посмотрела на накладные ногти. Я лишилась двух из них в «трубе» после собеседования, а еще один, как мне кажется, потерялся где-то в пуховом одеяле. – Членство в клубе дает свои привилегии и так далее. Используй те связи, что у тебя есть.

А

покачал головой.

– У тебя и впрямь совести нет, не так ли!

– Мне нравится, что ты изрекаешь это как утверждение, а не как вопрос.

Вторник, 16 августа

Кто же знал, что наличие друзей женского пола по количеству стрессовых социальных ситуаций сравнимо только с работой!

Л. наконец-то оставила попытки привлечь внимание своей единственной на свете любви – Робби Уильямса.

Кто же знал, что наличие друзей женского пола по количеству стрессовых социальных ситуаций сравнимо только с работой!

– Итак, я записала нас обеих на вечеринку знакомств.

– От тебя случайно не ускользнул тот факт, что у меня-то бойфренд имеется?

– Дорогая, какая разница? Он что, никогда не слышал о девичниках? – всплеснула руками Л. – Пусть для разнообразия проведет пятницу так, как сам захочет. Кроме того, в твоей жизни явно не хватает шампанского, и если он тебя им не обеспечивает, то это наше дело, носительниц двух Х-хромосом, добывать его так, как мы умеем.

На самом деле, подумала я, у него полно таких вот свободных от меня пятниц – этот день был весьма популярен у некоторых моих постоянных клиентов. Но, конечно, Л. никоим образом не могла этого знать, поскольку я вечно использовала Этого Парня как предлог, чтобы отказываться от ее приглашений по пятницам. И теперь я испытывала то же искушение, но мне вспомнились слова дядюшки. Хочу ли я, чтобы всякая ерунда была единственным, что у меня есть? И разве не пора мне наконец обзавестись достойными подругами, тем более что создается такое впечатление, что на это способна любая другая женщина?

– Ладно, – промолвила я. – Но я иду строго как заинтересованный наблюдатель.

Кто-то же из нас двоих должен быть благоразумной компаньонкой-дуэньей, разве нет?

– Разумеется, дорогая, разумеется, – пропела она. – Оденься впечатляюще.

Что, конечно, означает: оденься так, чтобы не затмить меня. Все-таки я кое-что знаю о женщинах.

Пятница, 19 августа

Девичник. обзор событий:

Приготовления…

…выпили литр крови. Не могу пойти в рабочем прикиде; не могу пойти и в том, в чем слоняюсь по квартире. И как найти что-то среднее? Наконец я остановилась на черном платье и серебристых туфлях на каблуке. Скучно, понимаю. Прямо как долбаный нарядец для офисной вечеринки. Я содрогнулась при мысли, что, вероятно, скоро мне придется снова доставать из шкафа тот же самый ансамбль.

Место…

Мы не только убили кучу времени, пытаясь выяснить, где находится этот бар (кто, интересно, планирует проведение таких событий в бесславной передвижной черной дыре?), но и, добравшись таки до места проведения вечеринки, не смогли войти в дверь. Буквально. Мы с Л. все кружили и кружили вокруг стеклянного куба, наблюдая за происходящим внутри, прежде чем отыскали, где у них вход. Я чувствовала себя полной кретинкой.

Развитие событий…

Однако, как только мы оказались внутри, мои ощущения изменились: и не только потому, что никто особенно не заметил нашего позднего и отнюдь не элегантного прибытия, но и потому, что горстка людей в помещении пребывала в процессе стриптиза, готовясь снимать обнаженные тела, демонстрировать сексуальные позиции и все такое прочее. К счастью, мы с Л. не раздевались – мы смотрели.

– В этом хорошо то, – сказала Л., – что мы заранее увидим товар лицом. Некоторые люди в одежде смотрятся лучше, и полезно узнать, каковы они на самом деле, прежде чем что-то предпринять.

Я кивнула. Будучи женщиной, полагающей, что она лучше выглядит без одежды (и обычно удивляется, почему большинство других женщин так о себе не думает, особенно когда они еще достаточно молоды и вписываются в те возрастные рамки, в которых каждая выглядит, по крайней мере, наполовину достойно), полезно уметь видеть разницу между «хорошо одеваться» и «хорошо выглядеть» – это очень ценится и учитывается при любых решениях, связанных с будущим.

– Замечу, что пока не видела никого, с кем мне как-то особенно захотелось бы пойти домой, – сказала Л.

– Золотко, мы же только смотрим, а не покупаем!

И это в тот момент, в который, не будь музыка такой громкой, не будь обнаженные девушки и юноши хотя бы вполовину таким отвлекающим фактором, я порекомендовала бы ей начать с Мишеля Уэльбека, возможно, с «Платформы». Ах, прекрасный мир, где это было бы возможно! Я подошла было к диджейской будке, но троглодит, окопавшийся внутри, оказался самодовольной дрянью с ужасным музыкальным вкусом, и его невозможно было убедить в том, что писклявое дерьмо в стиле «reach-for-the-lasers» не слишком подходит для не занятых в постановке членов сборища. По крайней мере, не на такой громкости.

Размышления…

Позднее, когда мы обе любовались особенно завидной талией одной из девушек:

– Я была бы счастлива, если бы похудела настолько. Иди домой и удиви людей. Покажи им, – пробормотала Л. Хотя я считаю Л. по-настоящему привлекательной, у нее действительно есть проблемы с представлением о себе, и ее невозможно убедить, что она на самом-то деле одна из очень немногих женщин, которые будут выглядеть сексуальными независимо от своего веса.

– Нет, на самом деле тебе нужен успех, – возразила я. – Чтобы сбросить вес, талант не нужен, нужна только инициатива. Любая скучная дура может сесть на диету.

Чтобы сбросить вес, талант не нужен, нужна только инициатива.

– Знаешь, что мне в тебе нравится? – проговорила Л. – Любая другая женщина начала бы рассказывать мне о том, как она месяц голодала по Аткинсу.

Воскресенье, 21 августа

Мы вместе сидели на диване, Этот Парень опирался на подлокотник, а я умостилась между его ног, положив голову ему на грудь. По радио транслировали какую-то воскресную юмористическую передачу, в которой умные-преумные гости старались перещеголять друг друга в высказываниях на любую невразумительную обсуждаемую тему. Этот Парень любит такие штучки; я же
Страница 13 из 21

нахожу их всего лишь терпимыми. Чашка чая остывала на столе рядом с нами, и мы по очереди отпивали из нее. Этот Парень вздохнул и поерзал на диванных подушках.

– Это настоящий рай.

– Я думала о том же.

На самом деле я думала о том, как хорошо, что мы утром приняли душ сразу же после секса, поскольку моя голова находилась практически у него под мышкой, и все такое. Да и сам душ был хорош: мы по очереди мыли друг друга, и я не смогла удержаться и не проверить, достаточно ли адекватно гигиеническое состояние его члена.

– Ты превратила это место в настоящее маленькое гнездышко, – проговорил он.

– Да, здесь стало так по-домашнему, правда?

– Вероятно, теперь самое время перебраться к тебе, ведь у тебя вот-вот начнется новая работа. С чистого листа, и все такое.

Я замерла. Мы пока еще не обсуждали мои приготовления к работе, но мне казалось, Этот Парень знает, что я пока не перестала ездить на встречи с клиентами. Или, может быть, он все-таки знал, но думал, что я наверняка брошу это дело после первого же рабочего дня в офисе? Честно говоря, все это случилось так быстро, что у меня не было времени определиться и я собиралась «играть на слух». Я сказала менеджеру, что больше не смогу работать в дневное время и хотела бы вполовину сократить вечерние встречи, но она восприняла это спокойно и даже не спросила почему.

– Я думала, тебе нравится твоя квартира, – выговорила я, с трудом подавляя гнев.

– Да, она хорошая, – согласился он. – Но Джей, – это его сосед, чья ненависть ко мне столь сильна, что в результате я очень редко появляюсь на квартире Этого Парня, – собирается переезжать к своей новой подружке…

– Той самой, с которой он начал встречаться три недели назад? – уточнила я. – Спорим, она в восторге.

Этот Парень поджал губы.

– Ну да, думаю, замужество его бывшей очень сильно его встряхнуло. Как бы там ни было, близится окончание срока нашего договора, и я могу либо попытаться найти другого соседа, либо… Я имею в виду, там такой славный студенческий домик, а здесь как-то гораздо более…

– Как дома?

– Да. – Он набрал в рот чаю, погонял его немного и проглотил. Мой гнев повис в воздухе между нами. Вот именно это я всегда терпеть не могла в Этом Парне и ему подобных – чувство собственного права, абсолютную убежденность в том, что ничто из того, что они говорят и делают, каким бы безрассудным и эгоцентричным это ни было, никогда, ни при каких обстоятельствах не бывает неправильным. Его взгляд поймал мой, потом метнулся в сторону. Он поставил кружку на место и привалился ко мне, изящно меняя тактику. – Пожалуйста, не превращай это в ссору.

– Уже сам по себе тот факт, что ты заранее обвиняешь меня в том, что я превращаю это в ссору, как раз и превращает это в ссору, знаешь ли!

Я наморщила нос и отвернулась. Вот всегда так: каждое важное решение мы оспаривали, уткнувшись рогом в землю, но оба до такой степени упрямы, что у нас никогда ничего не получалось. И в самом деле, в отношениях между нами ничего никогда не менялось, никогда не двигалось вперед – и так долгие годы.

– Прошу тебя, – мягко проговорил он. – Я обожаю бывать здесь по выходным. Мне бы очень хотелось приходить сюда как домой каждый день. И… – Я ждала, что он еще скажет, но он умолк, и прошло несколько минут, прежде чем он наконец поднялся. Поцеловал меня в голову, жарко и влажно дыша мне в темечко, и отправился в кухню за новой чашкой.

Это был первый раз, когда он пошел на попятный. Мой гнев выдохся, оставив странное ощущение – смесь любви и стыда. Может быть, между нами все-таки что-то меняется.

Понедельник, 22 августа

Я отлично умею производить первое впечатление.

Видите ли, для меня это привычное дело. Скованность, неловкие вопросы, когда ты начинаешь разговаривать с неизвестным тебе человеком, и – понимание, прорыв, когда вы выясняете, что у вас все-таки есть что-то общее, – и вы оба улыбаетесь: да, у нас все может получиться, мы сумеем поладить.

Эти важнейшие несколько минут между первым взглядом и переходом к работе. Они требуют массы усилий, и ты должна постоянно быть на высоте; но гений, как говорится, на один процент состоит из вдохновения и на девяносто девять – из потения. Хотя в моем случае задействована еще и лошадиная доза дезодоранта.

Я – вежливая, лощеная мастерица интеллигентного разговора… если только вы видите меня не более часа.

Но, чтобы не говорить лишних слов (слишком поздно спохватилась!), знакомство с людьми – это такое дело, которое я считаю очень простым. Так что когда Джайлс водил меня по кабинетам, знакомя с администраторшами Джейн и Одри, с кучкой временных сотрудников, столпившихся вокруг копира, с одетыми в костюмы мужчинами и аккуратными бизнес-леди, моими будущими коллегами, я улыбалась, болтала и вообще очаровывала их, как могла. Я – вежливая, лощеная мастерица интеллигентного разговора… если только вы видите меня не более часа.

И мне придется возвращаться сюда каждый день и проделывать все это заново? Вот здесь возникает настоящая проблема.

Вторник, 23 августа

По рекомендации менеджера я держу сумку в нижнем, запирающемся ящике моего новенького письменного стола, и надеюсь, что мне никогда не придется ею воспользоваться. В сумке находится все, что требуется для срочного макияжа, пара черных туфель на каблуке, пикантный комплект лавандового шелкового бельишка и минимальный набор презервативов, вибраторов и лубриканта. Трепет от того, что я веду тайную вторую жизнь, отнюдь не таков, как я ожидала, – на самом деле я сгораю со стыда при мысли о том, что мои коллеги могут об этом узнать.

Среда, 24 августа

– Неужели вам не хочется знать, как прошел мой рабочий день? – спросила я, возвращая бутылку на столик с тремя бокалами.

– Если только он не включал в себя минеты ежикам, право, нет, – проговорил А

. – Ты теперь такая же обычная цивилистка, как и все прочие. Скукота!

– Эй, но я же не потеряла квалификации! – воскликнула я. – Много ли ты знаешь офисных работников, способных переодеться в лифчик-пушап прямо за своим столом так, чтобы никто и не заметил?

– М-м, может быть, это умеют все? – протянул А

. – Да ладно, признай уже, ты теперь – человек из толпы, – сказал он. Но глаза его смеялись.

– Хорошая попытка, – парировала я, чокаясь бокалом с парнями. – Но меня не настолько легко вывести из себя.

Четверг, 25 августа

О’кей, ладно, может быть, другие офисные служащие давным-давно овладели искусством принаряжаться в офисе для вечернего выхода, но многие ли из них умеют снова разоблачиться? За четырнадцать минут, которые оставались у меня после встречи в обеденный перерыв, сидя на заднем сиденье такси, я сумела осуществить перевоплощение, которым могла бы гордиться школьница-католичка на пути домой. Вошла сверкающей холеной девушкой по вызову, а вышла на другом конце строгой и готовой корпеть на работе остаток дня.

Если, конечно, не считать туфель на шпильке с бантиками на пятках и остаточного слабого запаха лубриканта. Ох, ну ладно, немного практики – и я, несомненно, достигну совершенства.

Суббота, 27 августа

И наши отношения вдруг словно начались заново. Этот Парень годами не покупал мне цветов – а теперь
Страница 14 из 21

прислал мне на работу букет. И раньше мы редко встречались в середине дня, но в пятницу он позвонил, и мы пошли гулять в парк рядом с моим офисом, прихватив с собой упакованные обеды.

Субботнее утро было ознаменовано эпическим валянием в постели, когда он буквально не желал меня оттуда выпускать. И не только прибегая к грубой силе: он приносил мне газету, чай, чашку за чашкой, лучшую порцию французского тоста в моей жизни. Моя голова покоилась на его плече, пока мы вдвоем читали газету (я – о моде, он – о спорте).

Его дыхание ерошило мои волосы.

– Я мог бы провести так целую вечность, – сказал он. И когда он это сказал, я поняла, что тоже могла бы.

– Тогда давай это сделаем, – отозвалась я, переворачиваясь, чтобы взглянуть на него. Его глаза, такие голубые, стали светлее, и по уголкам их теперь больше морщинок, чем когда мы познакомились, но грудь его по-прежнему оставалась широкой, волосы по-прежнему мягко обрамляли лицо, которое я всегда любила.

– Правда? – проговорил он и сел прямо. – Ты не… ты не передумаешь?

Я напряженно улыбнулась – то, как он это сказал, прежде повергло бы меня в ярость. Но – нет, теперь это были Новые Мы. Все изменится, я так решила.

Я напряженно улыбнулась – то, как он это сказал, прежде повергло бы меня в ярость. Но – нет, теперь это были Новые Мы.

– Нет, не передумаю. Переезжай жить ко мне.

– Ах, малышка, – проговорил он, крепко меня обнимая – настолько крепко, что я чуть не задохнулась. – Я хочу, чтобы мы состарились вместе.

Воскресенье, 28 августа

Менеджер позвонила в одиннадцать. Встреча, назначенная в последнюю минуту.

– Извини, не могу, – отказалась я. – Неужели никого больше не нашлось?

– Будь у меня какие-то варианты, я бы не позвонила, – ответила она. – У Чарли парикмахерша, а Софи уехала на выходные в Блэкпул.

– Как, опять?!

– Да, знаю и начинаю думать, что мне следовало бы в следующий раз послать ее в Париж. Для ее же блага.

– Но я на работе, – прошипела я из глубины уборщицкой кладовки. – Я не могу смываться отсюда ради клиента.

– Ну, ты же делала это раньше в обеденный перерыв, – возразила она. – Это всего лишь Бейсуотер, и оплата двойная. Приехала, уехала, и дело в шляпе. Вряд ли ты особенно нарушишь этим свое напряженное расписание.

– Нет! – пискнула я. – Ни в коем случае. Позвони ему и отмени.

И все же, думала я, вероятно, я успела бы это сделать. Едва-едва. В конце концов, в моем столе по-прежнему лежала сумка, оставшаяся после прошлой обеденной встречи с клиентом, а деньги… да. Но я также знала, что риск был бы велик – трудно, может быть, даже практически невозможно выйти из холла и войти обратно так, чтобы никто не заметил.

– Это очень хороший клиент, он уже раньше встречался с несколькими девушками и всегда дает хорошие чаевые… в основном отсос и трах, ничего сложного. Ты могла бы заниматься своим маникюром – и даже не заметила бы, что он там.

Ого, сильный довод.

– Нет! – Ну, может быть, нет. Я подумала о своем доме, о том, как мы могли бы кое-что в нем переделать… – Ладно. Но с сегодняшнего дня я больше не езжу на внезапные свидания.

Я вздохнула. Как там говорится – выбирай себе битву по плечу? Я вернулась в офис, сцапала свою сумку и переоделась в туалете в дальнем коридоре. Свои рабочие одежки запихала в шкафчик уборщика. Я уже направлялась к двери, чтобы встретить заказанное такси, – и тут разминулась с коллегой.

Джайлс. Вот дерьмо! Боковым зрением наблюдая, как он замедленно поворачивается, я целеустремленно проследовала дальше и не оглянулась.

Черт! Черт! Черт!!

Среда, 31 августа

Пропущенные звонки: 5.

Голосовые сообщения: 3.

Просмотреть сейчас?

И все до единого – от менеджера моего агентства. Вот черт! Джайлс монотонно вещал о чем-то, облокотившись на мой стол. Я пошарила в сумке.

– Извини, дорогой… Я только сбегаю в туалет.

Джайлс кивнул, и я резво помчалась к лестнице.

В туалет стояла очередь. Я вздохнула. Телефон опять принялся разоряться, ворча в моей руке, как маленький упорный носорожек. Женщина, стоявшая передо мной, обернулась и улыбнулась:

– Это у вас телефон звонит?

– Да. Да, это телефон.

– Вы не собираетесь ответить?

– Может быть. Да, вероятно.

Она кивнула, окинув меня странным взглядом, и отвернулась. Тупица. Ее самой большой проблемой в этот момент было удержаться и не обмочиться на публике. А я была проституткой, пытающейся уладить свои дела.

Очередь просто вообще не двигалась. Чем, во имя всего святого, они там занимаются – делают сами себе гистерэктомию? Я метнулась назад и, стоя в лестничном колодце, набрала менеджеру.

– Дорогуша, привет, – рявкнула она. – Есть один прекра-а-асный мужчина, который желает встретиться с тобой на этой неделе…

– Да, да, да, – проговорила я нетерпеливо, натянуто улыбаясь трем щебечущим секретаршам, протискивающимся мимо меня на лестницу. Боже, сколько времени нужно стайке женщин, суммарный IQ которых где-то на уровне салат-бара, чтобы спуститься по лестнице? Я понизила тон до шепота: – Я тут подумала, ну, может быть, мне пора… я имею в виду… я хочу сказать, ну, я хотела бы подумать, ну, ты понимаешь, об уходе.

Девушки на лестничной площадке вдруг разом умолкли. Иисусе, девочки, идите уже себе дальше, а? Эта штука не превратится в эскалатор.

– Дорогуша, мне грустно это слышать. Есть какие-то проблемы?

– Ну… да. Мое расписание вне работы в последнее время было очень напряженным, и я хотела бы… рассмотреть… другие варианты.

– А разве мы уже не договорились об этом, дорогуша? – мурлыкнула менеджер. О, она знала, как и когда поднажать. Но и я изучила все игры, в которые она играла, потому что я тоже играла в них. – Я ведь теперь посылаю тебе только самых эксклюзивных, вручную отобранных клиентов…

Я изучила все игры, в которые она играла, потому что я тоже играла в них.

Можно подумать, прежде их отбирала машина.

– И я очень ценю это, честное слово. – Да черт их побери совсем. Они все еще здесь! Должно быть, я ненамеренно сорвала какую-то секретную лесбийскую оргию. – Однако я думаю, что мне пора совсем прекратить этим заниматься.

– О-о, милая! Если вопрос упирается в бо?льшие деньги…

Я поняла. В неписаном этикете девушек по вызову фраза «я хочу уйти» практически никогда не означает именно это. Обычно этой фразой конкретная девушка дает понять, что не ощущает, что ее достаточно высоко ценят, то ли потому, что ее рейтинг существенно ниже, чем у других, то ли потому, что ее профиль больше не фигурирует в начале списка. Шлюхи, которые действительно хотят уйти, в девяти случаях из десяти просто уходят. Но я не из тех, кто просто так берет и уходит.

– Дело не в деньгах, это конфликт работы с моей личной жизнью…

– Дорогуша, в каждой профессии есть свои…

– И я не хочу рисковать своей приватностью.

Хотя при учете того, что десятью метрами ниже по лестнице угнездилось местное КГБ, кто знает, долго ли она продержится.

– Извини, плохая связь. Ты – что? – сладким голоском переспросила менеджер.

– Не хочу рисковать своей приватностью, – повторила я на тон громче.

– Должно быть, телефон садится, я не слышу ни слова из того, что ты говоришь.

– Моя приватность! – заорала я. – Меня беспокоит моя
Страница 15 из 21

приватность!

– Может быть, тогда стоит перенести свои звонки куда-то в другое место, – хихикнула одна из трех тупиц, и они наконец пошли дальше. Наконец-то!

– Ох, дорогуша, если бы ты только намекнула! – запричитала менеджер. – Я могу немного затуманить твое личико на фотографиях, чтобы оно стало менее узнаваемым. Хорошо. Отлично! Вышлю тебе подробности об этом новом мужчине эсэмэской. Поговорим завтра, – договорила она и отключилась.

– Блестяще. Поговорим завтра, – вымолвила я в мертвую трубку.

Как уравновесить жизнь и работу

1. Умерить свой пыл. Не брать на себя слишком много в первые несколько головокружительных дней на офисной работе. Мужчины никуда не денутся; с ними можно разобраться в свое время (например, на офисной рождественской вечеринке).

2. Сказать «нет» несущественным делам. В том числе (но не ограничиваясь перечисленным) не стараться: отвечать на все звонки телефона, стоящего на твоем столе; отвечать на все имейлы в тот же день, когда они прибывают; посещать все разнообразные семинары и вводные инструктажи, придуманные специально для новичков. Все равно никто не заметит, что ты еще этого не сделала.

3. Позаботиться о себе. Безусловно, твоих коллег может немного раздражать постоянный скрип пилочки для ногтей, так что прибереги подобные занятия для дома. Но выдергивать волоски можно совершенно бесшумно, а флуоресцентный свет идеален для того, чтобы отыскались все пропущенные.

4. Наводить справки. Твои коллеги, особенно те, у кого есть маленькие дети, являются источником инфекции в офисе, особенно в сезон гриппа. Если на работе тебе не предоставляют свободное время для посещения врачей, подумай о том, чтобы прикупить и носить маску для лица.

5. Прекратить быть трудоголиком. На шкале реабилитационной крутизны трудоголик находится где-то между нюхателем клея и поедателем бумажных салфеток. Алкоголизм тебе гораздо больше к лицу.

6. Сделать свою жизнь проще. Если обычно ты идешь на работу пешком в удобной обуви, переобуваясь в более приемлемые для офиса туфли по прибытии, то привычный распорядок можно существенно упростить, не ходя на работу пешком.

7. Найти благоприятное для тебя рабочее место. Смотри комменты: офисное Рождество идет первым номером. Как говорят, неловкое утро лучше скучного вечера.

8. Крепко держаться за свои финансы. Не поддаваться соблазну потратить новые сбережения еще до того, как прибудет конверт с зарплатой. Сопротивляться искушению каждую неделю баловать себя дорогостоящими побрякушками, запираясь на обеденный перерыв в туалете.

9. Определить для себя, что есть успех. День, когда я сумела продержаться восемь часов без единого имейла, связанного с работой? Успех!

10. Поднять планку. Постараться два дня подряд не заниматься ничем, что имеет прямое отношение к работе. Кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Сентябрь

Четверг, 1 сентября

Я на последнем издыхании. Сегодня прямо с одной работы помчалась на другую. Совершенно вымотанная работой в офисе, выкроила окно в полчаса – душ, переодеться, каблуки повыше, трусики получше, костюмчик поэлегантнее и помада поярче – и марш за дверь.

Себе на заметку: не забыть проверить, действительно ли менеджер изменила мой профиль на веб-сайте. Но пока просто не было достаточно свободного времени, чтобы это сделать, и уж точно я не могу проверять его с работы!

Клиенту около тридцати пяти, темные волосы, северный акцент. Джорди[18 - Акцент, диалект и собирательное прозвище жителей Тайнсайда – региона на северо-востоке Англии.] на самом-то деле. Под глазами видны метки усталости, словно он тоже только что примчался с работы в безумной спешке, чтобы подготовиться к встрече со мной, но я знаю, что это не так. Его слежавшаяся рубашка и мятый пиджак, перекинутые через спинку дивана, говорили как раз об обратном. Это был его образ жизни, и он только сейчас начал осознавать, что ненормированный рабочий день и безумный темп, характерный для предприимчивого дельца в двадцать «с хвостиком», начинают со временем на нем сказываться.

– Вина? – спросил он, доставая из холодильника охлажденную бутылку. Я кивнула и огляделась.

Это была холостяцкая берлога во всем ее великолепии – даже чуть подозрительном, если на то пошло. Все было именно там, где можно было ожидать. Лощеная, дорогая стереосистема. Телевизор с плоским экраном. Экзотическая мебель из твердых пород дерева и утонченные цацки. Все на своих местах. Квартирка выглядела как номер в бутик-отеле, и тут до меня дошло, почему. Тщательно отобранная музыкальная коллекция была слишком аккуратной, словно ни один из CD никогда не проигрывали. Корешки книг на полках – среди них ни одной, вызывающей смущение или намекающей на что-то, кроме идеального вкуса, – не заломлены. Вероятно, он проводил здесь не больше времени, чем в отелях.

– Чудесная квартира, – сказала я.

– Спасибо, – отозвался он из кухни.

Я обратила внимание на содержимое его холодильника, прежде чем дверца закрылась: оливки и четыре бутылки вина.

Я рада, что не принимаю клиентов у себя дома; я бы никогда не сумела заставить свое обиталище выглядеть достаточно аккуратным к назначенному времени. В последние несколько минут перед приездом такси я обычно роюсь повсюду в поисках чистых чулок, которые, я уверена, у меня были, но если так, то, черт возьми, куда же я их засунула?! А если бы у меня оставалось столько времени на то, чтобы прибраться в собственной квартире, это наверняка окончилось бы катастрофой.

Я рада, что не принимаю клиентов у себя дома; я бы никогда не сумела заставить свое обиталище выглядеть достаточно аккуратным к назначенному времени.

Если бы только я, как этот парень, никогда не бывала бы дома. Что, кстати, в последние несколько недель определенно начинает смахивать на правду. Я бросила взгляд на его ступни, пока он шел обратно ко мне с бокалами в руках. На нем были разные носки. Один коричневый, другой черный – интересно, он, наверное, даже не обратил на это внимания.

Клиент вложил мне в ладонь бокал охлажденного белого и улыбнулся. Свой он уже заглотал, я заметила. Я сделала крохотный глоток – а-ля леди, – поставила бокал и проследовала за ним в спальню.

Обнажившись, он оказался вялым. Не его член – тот был вполне внушительных размеров и готов к бою, – но его тело; оно, похоже, знавало лучшие времена. Вероятно, он когда-то был даже красив – того сорта мужчина, которые мчат, оседлав высокую волну потенциала, и укладывают в постель женщин так, будто их рождает бесконечный источник. Он не спрашивал, чего я хочу, что мне нравится; просто занялся делом. Я не оскорбилась: это явно происходило далеко не в первый раз.

Но мне было и впрямь любопытно, что он видит в зеркале. В нем было что-то такое, что напомнило мне о… Ну уж нет, девочка, не думай об этом, даже не думай смешивать этих двоих!.. О Джайлсе. Одиночество, натренированное в долгих часах работы и бесконечной гонке за мечтой, которая, как он уже понял, не была ни настолько большой, ни настолько яркой, как он когда-то надеялся. О, в конечном-то счете он будет в полном порядке. У нас получится компетентный, даже в чем-то сексуальный секс; он кончит и даст мне хорошие чаевые, и я
Страница 16 из 21

больше никогда его не увижу. А однажды он встретит какую-нибудь женщину – хорошую женщину, не экстра-класса, но определенно достаточно красивую и достаточно милую, чтобы хорошо смотрелась с ним рядом. И всегда втайне будет гадать, что же сталось с теми стриптизершами и моделями, с которыми он когда-то встречался.

А та женщина, на которой он женится? О, я хорошо знаю этот тип. Она бросит свою работу или будет работать на неполную ставку консультантом. Будет готовить еду, содержать дом, отсылать белье в стирку. Станет собирать его платежные чеки и выделять ему скуповатую сумму на карманные расходы. Ее подруги будут заглядывать к ней на утренний кофе и дивиться, как она это делает, как ей удается содержать все это в таком порядке? Она станет мудро кивать, и цокать языком, и сознаваться, что без ее помощи муж просто пропал бы, вот честное слово, взял бы да пропал.

Но со своей позиции (пока он стоял на коленях между моих ног, пробегая языком по клитору), я задумалась, действительно ли это так? Да, такая жизнь одинока. Но еду можно заказать на дом, можно нанять уборщиц, а что до секса… ну, то, что я делаю, в общем, очень сходно с обслуживанием клиентов. Но если это каждый день будет делать одна и та же женщина, разве это хоть на сколько-нибудь избавляет от одиночества? Разве наличие жены, которая опекает, делая из тебя несмышленого младенца, заполняет квартиру, которую ты тщательно обставлял, своим осветлителем для волос, туфлями, которые она никогда не будет носить, и старыми номерами Heat – разве это каким-то образом делает что-то лучше? Если бы мне пришлось сделать ставку на одну из сторон, я сказала бы, что он будет продолжать пользовать проституток, только посещать их он будет в обед, а не вызывать к себе по вечерам. «Честное слово, дорогая, я просто не понимаю, куда деваются эти деньги. Может быть, я пью слишком много эспрессо».

Он перешел к моим соскам и посасывал их с задумчивым видом, как человек, который мысленно составляет список десяти лучших сосков. Было трудно не рассмеяться. Некоторые люди вообще никогда не отключают свой аналитический мозг. Разумеется, в процессе работы этого не делаю и я, ибо ощущения клиента – на первом месте. Но у меня возникло чувство, что даже в момент, когда ему следовало бы наслаждаться собой, его удовольствие было не чем иным, как еще одним упражнением в области хорошего вкуса. Еще одна галочка в списке.

Мы закончили, когда он стоял, а я перегнулась через кресло. В последний момент он подался назад, и я оглянулась – к моему ужасу, он стаскивал презерватив. Но лишь для того, чтобы эякулировать на меня – а я очень люблю, когда такое случается. Его вздох прозвучал наполовину устало, наполовину облегченно.

– Подожди, постой так, – попросил он и принес салфетки из ванной (стерильной, как в отеле, с туалетными принадлежностями в тон), чтобы вытереть устроенный им беспорядок с моей спины, задницы и задней поверхности бедер. Кажется, он не заметил капелек, впитавшихся в ковер, а если и заметил – не обеспокоился. Несомненно, уборщица видит эту комнату чаще, чем он.

– У тебя отличные сиськи, – сказал он и мягко улыбнулся. Такси уже ожидало на улице, и он открыл дверь, чтобы выпустить меня. Грудь его виднелась из-под незастегнутой рубашки, и он выглядел в вечернем свете почти как юноша. – Не худей ни на грамм, они идеальны.

Знаток. Я кивнула и пообещала принять его совет к сведению. Прошло ровно три минуты между моментом, когда такси доставило меня домой, и моментом, когда я рухнула на подушку, по-прежнему в полном макияже, уже почти спящая.

Суббота, 3 сентября

Наконец-то проверила веб-сайт из дома. Похоже, менеджер сдержала слово и изменила мой профиль. В том смысле, что фото теперь настолько размыты, что едва можно догадаться, что это изображения человека, а не то что женщины. Я позвонила ей.

– Это просто безумие – ни один мужчина в здравом уме не станет заказывать пузырь цвета плоти! – заныла я.

– Милая, тебе следовало бы меня поблагодарить, – отрезала она. – Это же ты хотела анонимности.

– Анонимности для возможных коллег – да. Но не поддаваться идентификации как человеческое существо – нет.

Она вздохнула. Я слышала, как на заднем плане у нее жужжит другой телефон.

– Ладно, тогда внеси изменения сама. Отредактируй свои изначальные фото и вышли их обратно электронной почтой. У меня нет времени на вас, девочки, и на ваши жалобы.

Вторник, 6 сентября

– Он роскошный, он молод, и он тебе понравится, я просто это знаю, – пронзительно пропела она.

Не менеджер. Моя матушка.

Я закатила глаза и пристроила телефон между ухом и плечом, чтобы можно было закончить начатый педикюр.

– Он роскошный, он молод, и он тебе понравится, я просто это знаю, – пронзительно пропела она.

– Мам, ну пожалуйста! Ты в разводе… сколько там? Уже полминуты? Неужели это подходящий момент, чтобы бросаться очертя голову в новые отношения?

– Не опекай меня, – сказала она. – Кроме того, ни одна из нас не молодеет. Особенно ты.

Палочка апельсинового дерева зависла в воздухе.

– И что это должно значить?

– О, ничего, золотко. Право, ничего.

Мудрым на заметку: когда еврейская мамочка говорит «ничего», это уже определенно «что-то». В ту же тему: если она говорит, что это никак не связано с тобой, значит, связано, и совершенно точно.

– Ну конечно. Ничего.

Уф! Я совершила ошибку, решив, что поскольку уж моя сестра сбежала из дома, выскочила замуж и забеременела (не то чтобы именно в таком порядке: пусть у меня диплом только по изобразительному искусству, но вычитать я еще не разучилась), то на меня, старшую дочь, будут меньше давить, хотя бы пару лет. По крайней мере, пока мне не стукнет тридцатник. Не тут-то было. А что касается попыток донести до мамы идею о том, что, может быть – только может быть, – обручальное кольцо, и выводок детишек, и мамулечно-красотулечный йоголитический гардероб еще не являются надежными индикаторами персональных достижений, так об этом можно вообще забыть.

– Просто… было бы так приятно, если бы я могла кому-то сказать, что обе мои девочки удачно пристроены.

– А людям в аду хочется воды со льдом, – рявкнула я, яростно тыкая палочкой апельсинового дерева в свою кутикулу. Ой!

– Хотелось бы мне, чтобы ты была не так груба в этом вопросе, – проговорила мама. – Когда я разговариваю с твоей сестрой…

– Ага, я уверена, что, когда ты разговариваешь с ней, у вас там сплошное птичье щебетанье и политес, – перебила я. – Да почему бы и нет? Она приземлилась на все четыре лапы, и ей даже не пришлось пытаться что-то делать. Конечно, наверное, я бы тоже была бы более приятной, если бы могла позволить себе величавой павой плавать по загородному коттеджу, играя в дочки-матери… – Знаете, у меня было небольшое поползновение на этом и остановиться, но я его проигнорировала. – О, прости! На самом деле она и сама себе не может этого позволить, не правда ли? Какая там у нее сейчас зарплата? Что-то совершенно из головы вылетело. Ничего – или все-таки ноль?

Мама фыркнула. Боже, это искусство фырканья! Нетерпение, ярость, удушающая любовь. Она могла бы вложить в одно-единственное фырканье «Братьев Карамазовых». Целиком.

– Ну, по крайней мере,
Страница 17 из 21

она довольна своей жизнью. И я довольна. А ты, дорогая? Ты довольна?

Четверг, 8 сентября

Если есть в английском языке фраза, вызывающая больший ужас, чем «пьянка на работе», то я ее еще не слышала.

Меня тревожит не перспектива увидеть тех, с кем я работаю, в состоянии опьянения. В конце концов, университет я как-то пережила. Скорее, дело в неписаных правилах совместного отдыха с коллегами: никогда не пей больше, чем остальные, притворяйся, что не замечаешь никого, кто пьет больше, чем остальные, и, ради всего святого, никогда не западай ни на кого из тех, с кем работаешь.

Никогда не пей больше, чем остальные, притворяйся, что не замечаешь никого, кто пьет больше, чем остальные, и, ради всего святого, никогда не западай ни на кого из тех, с кем работаешь.

– Тебе нравится настоящий эль? – спросил Джайлс.

– Нравится? Ну, когда я была студенткой, у нас было такое испытание, мы называли его «Пивной монстр», и я практически… – Умолкни сейчас же, этот мужчина – твой босс! Ему не нужно знать, насколько быстро ты способна прикончить десять пинт. – Э-э, да, я способна оценить хорошее пиво.

– Умница, – подмигнул он. – В конце концов, это и есть школьная вечеринка.

После очередных трех пинт я начала задумываться, не следует ли Джайлсу последовать собственным советам. На каждый круг пива, которым обносили всех, он выпивал по сидру, а то и по два. На каждый смешок, который возникал среди слегка поддатых участников, он заливался хохотом. И на самом деле он выглядел по-настоящему пьяным. Следовало бы вызвать такси, но он был нашим боссом – и кто осмелится?

Я еще кое-чему научилась в универе, кроме умения осушать пинту биттера меньше чем за шесть секунд, а именно: уметь вовремя остановиться. У всех неудавшихся вечеринок была одна общая черта: наступал момент, когда я могла перестать пить и отправиться домой, но не делала этого. Когда паб закрывается, ловить уже нечего или почти нечего. Более того, большинство народа, вероятно, даже не вспомнит, что ты ушла. Важно показать свое лицо. А вот лицо на полу? Уже не так важно.

И потом, кто-то же должен был сказать Джайлсу. Я стояла у женского туалета, поправляя ремешок туфли, когда он подошел сзади и положил лапищу на мое бедро. Может быть, задел, пробираясь в мужской сортир? Ах, нет! Это определенно был намекающий жест.

– Ты в порядке? – осведомилась я.

– Это как раз то, что я думаю? – спросил Джайлс, пальпируя верхнюю часть моих бедер.

– Боюсь, что так, – процедила я, скрипя зубами. Настоящий пояс с чулками ни с чем не спутаешь. Мне было за него ужасно неловко, но, помимо этого, я пришла в ужас: что он должен обо мне подумать? На той неделе Джайлс видел, как я сматываюсь из офиса в обеденный перерыв, теперь еще чулки… Не надо быть гением, чтобы кое-что заподозрить, и не надо долго размышлять, чтобы сложить два и два.

– Я знаю, что у тебя есть бойфренд, но…

Блин! И ведь дело не в том, что он непривлекателен – очень даже привлекателен. В сущности, даже сексуален. Но он еще и босс, а если есть что-то такое в жизни, что я хорошо умею делать, так это разделять. Есть рекреационный секс – и есть работа, и эти две вещи никогда не должны пересекаться. Даже если работа больше не вращается строго вокруг секса.

– Это не очень хорошая идея – смешивать бизнес и удовольствие, – проговорила я, бочком отодвигаясь от него. Его щеки пылали, пола рубашки вылезла из брюк. Он внезапно стал выглядеть совсем молодо, как студент на танцах.

– Р-расскажи мне тогда, – выговорил Джайлс, чуть пошатываясь, – с чем ты смешиваешь свое удовольствие.

Его тело качнулось и медленно накренилось в мою сторону. Я легонько отпихнула его, как раз в тот момент, когда Одри завернула за угол.

– Вызови ему такси, ладно? – попросила я ее. – Думаю, с него хватит.

– Ты красивая женщина, и ты это знаешь, – промолвил он, враскачку удаляясь от своей секретарши в сторону бара.

Пятница, 9 сентября

– Он болен и сегодня не придет, – сказала Одри. – Я позвоню ему домой и спрошу, сможет ли он перенести вашу встречу на следующую неделю.

– Джайлс? А вчера вечером казалось, что он в порядке, – удивилась я.

Секретарша хихикнула:

– Да… ну, одни из нас способны сладить со своей выпивкой, а другие… ты понимаешь.

Интересно, что она такое заметила? А еще интересно, насколько надежны в этом месте замки на двери и в столе.

Я покачала головой:

– Не такой крепкий орешек, каким хочет казаться.

– Ну, не все же такие стальные, как ты.

– Я? Стальная?

Одри странно ухмыльнулась:

– О, ты пытаешься это скрыть, но я все замечаю. Ты – пати-герл совершенно иного калибра.

Интересно, что она такое заметила? А еще интересно, насколько надежны в этом месте замки на двери и в столе.

– Боже, Одри, пожалуйста, не думай, что я пришла сюда работать только для того, чтобы…

Одри махнула рукой:

– Я ничего такого не имею в виду. Хорошо работаешь – хорошо отдыхаешь. Я думаю, это забавно. Но ты – темная лошадка, помяни мое слово.

Хмм… Ладно, если только она, как кажется, действительно не знает. Бывают темные лошадки, а бывают и темные кобылки.

Понедельник, 12 сентября

Меня трогают за плечо:

– Привет, пивной монстр!

Я подскочила и торопливо выдернула из ушей наушники.

– Джайлс, привет. Извини… ты меня напугал.

– Мы можем поболтать? – спросил он.

– Конечно, разумеется, – проговорила я. – Сейчас?

– Завтра или через день, – ответил он. – Я велю Одри что-нибудь забронировать.

Ах, золотые деньки, когда эти слова означали грязный перепихон в гостиничном номере! Но он, конечно, имел в виду совместный обед. Я улыбнулась.

– Отлично. Тогда увидимся.

«Что, черт возьми, ему надо? – думала я, пока он выходил из кабинета. – Поболтать? Или что-то еще?»

Вторник, 13 сентября

Сборы начинаются.

Бижутерия из ракушек. Щеголять в вещах не по сезону – это мой конек, бэби: шерсть – летом, дребедень из туристических магазинчиков и шлепки – когда начинает холодать. Ты же знаешь, тебе это нравится.

Сушка волос. Вдруг, ни с того ни с сего, фен стал казаться лишним дополнением к моему дню – и, если честно, я не уверена, что кто-то заметил разницу (утюжок для волос, тем не менее, остается).

Быстрый суп из пакетика (томатный с базиликом или минестроне). Если я выпью еще чашку чая, то вполне могу превратиться в ходячий танин. А суп дает альтернативный предлог обойтись без чайника. Когда я была маленькой, у нас были только Bovril и Marmite (или можно было пососать нерастворенные бульонные кубики). Что случилось с горячими пряными напитками?

Теперь обувь. Тот тип туфель, который я предпочитаю (лакированная кожа, скругленный носок, крайне высокий каблук), в настоящий момент, кажется, везде и всюду. Серьезно! Заправочная станция раздает хорошенькие туфельки в нагрузку к каждой мойке. Какая тут «туфельная диета»!

Сборы заканчиваются.

Часы. Починка моего любимого персонального хронометра разве что ипотеки не потребует (я по глупости забыла его в душе спортзала, и, хотя какой-то невероятный волшебник сдал часы в бюро находок, такое впечатление, что их смывали в унитаз, играли ими в футбол, а напоследок забили ими в стену пару гвоздей). Значит, какое-то время буду носить запасные – Oyster.
Страница 18 из 21

Пичалька!

Дорога на работу и с работы. Ох, и как только люди это терпят всю жизнь?

Помада. При том количестве чая, которое я выпиваю, наверное, съедаю по полтюбика Stila в день.

Цветные носки. После «герпетической сыпи» это – два наиболее пугающих слова, известных роду людскому. Не могу даже придумать, как это объяснить, вот разве что M&S тут замешан… Я имею в виду в историю с носками. Не с герпесом.

Дорога на работу и с работы. Ох, и как только люди это терпят всю жизнь? Как же я тоскую по такси!

Среда, 14 сентября

Джайлс прислал сообщение о том, что опаздывает, и я села ждать его прихода в ресторане в Южном Кенсингтоне на одной из чудесных кремовых террас на улице, ведущей к парку. Внутри ресторан кишел студентами-официантами, а местные «офисные костюмы» толкались, стараясь занять местечко за грубо отесанными сосновыми столами. Официантка улыбнулась и протянула мне меню. Запеченный филей «из свинины», ни больше ни меньше. Органические, местно выращенные утиные яйца-пашот от уток на вольном выгуле. Интересно, что именно они здесь из себя изображают – гастропаб, только без паба? Что-то вроде фешенебельной закусочной?

Явился Джайлс. Он проигнорировал меню, улыбнулся официантке и просто заказал «жареный ланч». Ах так, значит, все-таки закусочная – или, по крайней мере, то, что выдают за закусочную на Кенсингтонской дороге.

Джайлс не упоминал об офисной вечеринке – ну, и я не стала. Вероятно, он даже не помнит, что там происходило… надеюсь. Наша вода без газа прибыла к столу с такой помпой, будто это были изысканные вина.

– И кофе, – велел Джайлс. Симпатичная официантка ослепительно улыбнулась ему и резво поскакала прочь. – Забыл упомянуть: видел, как ты уходила на ланч на той неделе, – проговорил он.

Я напряглась. Мне следовало догадаться. И что теперь? Он приглашает меня в местный бутик-отель на… разговор? Это угроза? Намек? Неужели конец моей карьеры наступил настолько скоро?!

– Правда? – промямлила я дрогнувшим голосом.

– Ты выглядела… – Казалось, Джайлс никак не может подобрать нужного слова. – Очень красиво, – наконец выдал он. – Ты встречалась с другом?

– Э-э, да, просто с другом. Со старым другом. С тем, кого знаю уже сто лет на самом-то деле.

– С твоим бойфрендом?

– Нет, это не мой бойфренд. Просто кое-кто, с кем я какое-то время не виделась, ха-ха-ха!

– Понимаю… значит, просто друг? – с подозрением спросил он.

Иисусе, что это он докапывается?

– Не стоит беспокоиться, он не будет заглядывать в офис.

– Очень жаль, – проговорил Джайлс, улыбаясь мне половиной рта. – Мне вот очень любопытно, что такая женщина, как ты, находит привлекательным в мужчине.

Я поперхнулась. А что, изобрели какой-то способ отвечать на такие вопросы?

– Да, ну что ж… Если уж на то пошло… для чего именно ты меня сюда пригласил?

– А какую новость ты хочешь услышать сначала, хорошую или плохую?

Это какая-то ловушка? Неужели меня уволят над тарелкой с плохо прожаренными яйцами и безвкусной кровяной колбасой?

– Думаю, сначала плохую. – Я всегда играю как положено. Стакан наполовину пуст, и все такое.

– Плохая новость состоит в том, что я через несколько месяцев беру на себя новую роль, – сказал Джайлс. – После этого, пока на мое место не явится кто-то новенький, я буду по-прежнему руководить, как обычно, но я хотел, чтобы ты знала о грядущей в новом году вакансии.

Э-э, о вакансии? Я все еще не очень понимала.

– Чьей?

– Моей, глупышка! А раз так, я думаю, что тебе следует подать заявление на эту позицию.

– На твое место? Но у меня нет никакого опыта в этой сфере. Я и на своем-то месте без году неделя.

– В принципе я хорошо представляю, кто может подать заявление на эту работу. Есть Рэй с нижнего этажа… – Я знала Рэя, он того рода человек, который то и дело чесался и никогда не давал никому слова вставить. – Есть еще Марк, но он только что снова сделал свою жену беременной, и я, откровенно говоря, начинаю сомневаться в его преданности… светлым идеалам… и карьере. А еще есть ты.

– А как насчет тех, кто может прийти со стороны?

– Сомнительно. Повышение зарплаты мизерное. Рабочее время не нормировано. И, честно говоря, мы никогда не нанимаем людей со стороны.

– Но ты же нанял меня, – напомнила я.

Яйца и в самом деле были как резина. Даже, скорее, как «резинки».

– В тебе есть… энергия, – сказал Джайлс, гоняя по тарелке горелый помидор. – У тебя другое образование. Ты привносишь в группу новое видение, и ты делаешь дело, не зацикливаясь на мелочах.

Если это жаргонная менеджерская кодировка слов «сломя голову доделываешь работу, чтобы не пришлось оставаться за столом ни минуты дольше, чем требуется», – тогда, да, думаю, я действительно подхожу под это описание. Типа того.

– А какая тогда хорошая новость?

Джайлс проглотил свой кофе и ухмыльнулся:

– Ну, я бы скорее подумал, что перспектива немедленного повышения – это хорошая новость… А еще, как только этот вопрос решится, мы могли бы как-нибудь пойти… и выпить в менее официальной обстановке.

Ах да! Классика! Никогда не спрашивай женщину, если можешь просто констатировать. А у таких ребят эта уловка часто срабатывает.

Ах да! Классика! Никогда не спрашивай женщину, если можешь просто констатировать.

– Нет шансов. Но я позволю тебе заплатить за завтрак.

– Какая жалость, он входит в организационные расходы! – ухмыльнулся Джайлс. – Как ты думаешь, мне удастся как-нибудь накормить тебя завтраком?

– Ты прекрасный босс, – улыбнулась я, вставая. И что тебе на самом деле нужно, так это пригласить девушку по вызову и перестать донимать своих подчиненных. – Но я не хожу на детские вечеринки с ночевкой. Хотя в любом случае – спасибо!

Суббота, 17 сентября

Я никогда не тратила время на людей, которые стоят и тычут указующими перстами в других, обвиняя их в том, что они «продались с потрохами». В обществе наблюдается серьезная нехватка людей, живущих не «как все», и эти обзывалы редко входят в их число; к тому же, как столь красноречиво (пусть и не попадая в ноты) указал Роберт Циммерман (он же Боб Дилан), всегда приходится кому-то служить.

Но я вижу друзей, у которых временные работы каким-то образом становятся постоянными; вижу пары, которые женятся просто потому, что «так положено» после двух лет встреч, а потом заводят детей, просто чтобы отделаться от приставаний родственников; вижу, как одинокие мужчины, которым никогда не приходилось менять пеленки, распространяются о своем желании иметь семью; вижу поколение, у которого прежнее самодовольное высмеивание 1970-х трансформировалось в неподдельное желание воссоздать ту эпоху в комплекте с ее второсортной и чудовищной модой, перманентной путаницей по вопросам сексуальной распущенности и работающих матерей, с тревожной привязанностью к ароматизированным свечам.

Гребаный ад, неужели и моя жизнь превращается во все вот это?!

– Хмм, похоже, парковка вся забита. Я высажу тебя у дверей и поеду припаркуюсь где-нибудь в другом месте, ладно? Подождешь меня возле красок?

– Интерьерных или для наружных работ?

– Э-э… интерьерных. Они ближе к двери.

– Ладно, там и увидимся.

Быстрый чмок в щеку, и он отъезжает в своем «Форд
Страница 19 из 21

Фокусе».

За последние несколько лет мои знакомые и бывшие соученики по универу нашли себе пары, произвели на свет малышей, обзавелись ипотеками и вообще начали вести оседлую и достойную жизнь. Любому же, кто предполагает, что, может быть, их усилия можно было потратить на нечто более необычное или интересное, говорят: «Ох, и когда ты только повзрослеешь!»

С другой стороны, есть люди постарше, с которыми я встречалась (обычно это клиенты), чьи браки и карьеры, и часто даже не первые, рассыпаются в прах, чьи дети ненавидят их; эти люди тратят все, что у них есть, чтобы вновь обрести модно одетое, быстро ездящее, хирургически подтянутое факсимиле юности. Почему молодые думают, что они избавлены от такой судьбы?

Откуда же берутся эти

Врожденные обязанности? Нет,

Не из того, что истинно для нас,

И не из дел, что нам иных милее —

Захлопнутые наглухо, как двери,

они – скорее стиль, что наши жизни

с собой приносят: некогда – привычки,

Они вдруг бронзовеют, становясь всем тем,

что мы имеем – и как имеем…[19 - Цитата из стихотворения Филипа Ларкина «Докери и сын».]

Уж кто бы говорил! В этот уик-энд я вместе с Этим Парнем занимаюсь сравнительным шопингом на предмет карнизов для занавесок.

– Когда я перееду, мы окончательно разберемся с квартирой, – говорит он. – Есть обеденный стол, который стоит у меня на хранении, письменный стол из старого дома…

Люди, которыми я восхищаюсь больше всего, – это те, чей девиз «Живи вечно – или умри, пытаясь»[20 - «Live Forever or Die Trying…». Слоган из к/ф «Пираты Карибского моря».], потому что они, по крайней мере, заглянули в бездну, признали свой страх перед ней и все равно делают, что могут.

Все остальное – это только средний «средний класс», средняя Англия, умеренная серединка наполовинку. Некоторым подходит. А мне – подходит? Не могу припомнить, кем я хотела стать, когда вырасту.

Воскресенье, 18 сентября

– По какому такому случаю?

– Ни по какому, – сказал он, краснея. – Я просто их увидел и подумал… подумал о тебе.

Хмм… Ну, если Этот Парень пытается подсластить пилюлю будущего совместного проживания, то покупка белья для меня – это мужественный выбор. Мужчинам, покупающим лифчики и трусики, всегда будет трудно. Если они правильно подбирают стиль – это великолепно; если правильно угадывают размер – это чудо.

Мужчинам, покупающим лифчики и трусики, всегда будет трудно. Если они правильно подбирают стиль – это великолепно; если правильно угадывают размер – это чудо.

Вопрос размерности лифчика – в идеальном мире – это стандарт. Но бывают ли на свете стандартные женщины? Мой размер не настолько необычен, чтобы мне приходилось заказывать их в этих безнадежно ужасных каталогах «заказ по почте», где красуются леди с грудями, похожими на торпеды в поддерживающих бюстгальтерах промышленной прочности; но и не настолько распространен, чтобы его можно было легко найти в любом месте, кроме магазинов M&S[21 - Marks & Spenser, самый крупный британский производитель одежды.] или Интернета. На самом деле я подозреваю M&S в заговоре: они таким образом снимают с тебя мерки, что оказывается, что только в их центральных магазинах тебе придется потратить слишком много на то, что сводится к очень простенькому, очень царапучему, совершенно неудовлетворительному предложению из их запасов… и хотя любой из их лифчиков с меткой «балконет» обычно бывает приемлемым, их «чашечки с подушечками» ничего, ничего, ничего не делают для моей фигуры… Черт побери, почему у меня не мог быть размер 34С?!

Агентство всегда особенно падко на преувеличения в профилях девушек. Добавим чашечку тут, снимем размерчик там… Так что вообразите мое, а возможно, и некоторых клиентов изумление, когда я увидела, что значусь в списке с размером 30DD! Это не просто неправда: мне потребовалось бы полное ведерко куриных филе из KFC, чтобы хотя бы примерно соответствовать заявленному. Я так же, как и любая девушка, ценю силу преувеличения, когда речь идет о женской фигуре, но это уже капельку (или чашечку, если на то пошло) чересчур….

Я проверила этикетку – надеюсь, незаметно… Ффух, он угадал правильно… Я поняла, что, по крайней мере, он не выискивал мой онлайн-профиль, чтобы определиться с размером.

– Он прекрасен, – сказала я. Этот Парень так и расцвел.

Однако нижняя часть – это уже совсем из другой оперы. Я ношу размеры с восьмого по десятый, но женские размеры печально славятся своей вольной интерпретацией, а там, где трусики бывают только S, M и L, в какую категорию отнести меня? И хорошо ли они будут сидеть?

Мой бойфренд нервно теребил в руках пакет.

– Думаю, я мог немного ошибиться с этим в меньшую сторону, – проговорил он.

– Ты так полагаешь? – Я растянула трусики и уставилась на них. – Не думаю, что моя задница настолько велика.

Я глянула на ярлычок. Средний. И выглядело это как щедрый средний, если уж на то пошло. Позвольте подчеркнуть, что в среднем размере нет ничего плохого. «Средний» – это подразумевает нормальный, обычный, ни одаренный встроенными фижмами, ни такой, который можно принять за мальчишечий. Средний – это хорошо… И все же внутри меня живет тихий голосок, который всегда предпочитает маленький. «Маленький» подразумевает симпатичный, в тонусе, не настолько отяжелевший от сливочного масла за едой…

– Есть только один способ проверить, – решился он.

Я примерила. Сидят идеально. Проклятье, моя задница настолько велика. Увы! Однако выглядят они действительно шикарно (если уж это я говорю) и очень шелковистые… Хотя мне следовало бы проверить, безопасно ли класть их в стиральную машину, прежде чем предложить отмастурбировать его влажной ластовицей.

Понедельник, 19 сентября

У каждой женщины случаются такие разговоры, которые отмечают значительные вехи в ее жизни.

Как, например, когда я сказала своей матери, что я больше не девственница. Оглядываясь назад, я понимаю, что могла бы ничего ей не говорить; но если бы что-то случилось – если бы я забеременела или… Ну, в любом случае переживания всегда доставались мне – я подумала, что она должна об этом знать. Не знаю, на что я рассчитывала, может быть, на сочувствие? Она расплакалась. Больше мы никогда об этом не говорили.

Другой такой разговор – мое первое объяснение в венерологической клинике. Я предпочитаю полное обследование. И, если бы это зависело от меня, мазки брали бы каждый год, а не раз в три года. Типа, как узнать, получаю ли я за свои деньги отдачу от национальной системы здравоохранения, да? Но все равно присутствовала некоторая неловкость, пусть даже я не сомневалась, что медсестра уже слышала все это раньше, и не раз. Меня до сих пор беспокоит то, что кто-то может осуждать меня. Могу только догадываться, что записано в моей медкнижке. Может быть, «удивительно добросовестна для шлюхи»?..

Могу только догадываться, что записано в моей медкнижке. Может быть, «удивительно добросовестна для шлюхи»?..

И вот, наконец, тот, что произошел совсем недавно. Я в конце концов сказала агентству «нет». Может быть, я поймаю Джайлса на слове – насчет работы, не насчет секса, – а может, и не стану. Но в любом случае это стало превращаться в неразрешимую проблему. Было как-то легче разделять работу
Страница 20 из 21

и жизнь, пока жизнь не включала в себя еще одну работу.

Я снова пошла на лестницу (где на сей раз не было хихикающих секретарш). Мне потребовались три попытки, но под конец я набралась достаточно храбрости, чтобы позвонить. Менеджер восприняла новость хорошо, то есть решительно. Думаю, на этот раз она поняла, что я говорю серьезно. К тому же пройдет месяц или два – и я готова спорить, что она и имени моего (рабочего) не вспомнит. Уж в чем Лондон не испытывает недостатка, так это в кисках. В смысле, если вы готовы платить.

Вторник, 20 сентября

Пришла на работу по-прежнему в приподнятом настроении после разговора с менеджером. Сумка в нижнем ящике стола? В ней больше нет необходимости! Нет необходимости вписывать экстрапрочные презервативы в мой еженедельный бюджет или держать два отдельных ящика для белья, один – для клиентов, другой – на каждый день. Я послала Этому Парню SMS:

«Сделала это! Люблю, твоя вновь законопослушная подружка хх».

А в ответ – тишина. Ну да, это было нарушением нашего негласного соглашения – никогда не упоминать о моей работе; но я подумала, что он должен об этом узнать одним из первых.

Среда, 21 сентября

Выкинула сумму, равную примерно своей месячной зарплате, на небольшой шопинг. Упс! Что я могу сказать? Сияющие витрины Олд-Бонд-стрит взывали ко мне, и я не нашла в себе сил устоять. Воображаю, что скажет Этот Парень, когда заметит (а он заметит), так что пришлось заметать следы и прикупить кое-какие безделушки для него. А еще пытаюсь изобрести оправдание (для себя, Этого Парня и в особенности для моего банковского менеджера), например, отказываясь от покупки туфель в течение десятилетия или около того.

Встретилась со всеми А, чтобы пообедать и обрести столь необходимую мне упорядоченную картину мира.

– Знаете, я, как мужчина, осознаю, что мое заявление граничит с поводом для изгнания из секса, – проговорил А

. – Но если я увижу еще одно сделанное папарацци фото гузна[22 - Еще в университете мы с А

решили, что слово «п**да» исчерпало свои оскорбительные возможности – в основном потому, что мы использовали его так часто и с таким невниманием к контексту. Так что было необходимо придумать такое слово, которым можно было бы пользоваться, когда действительно хочешь, чтобы объект оскорбления оскорбился. Ядерный вариант, если хотите. И словом этим, други мои, было «гузно». И попробуйте придумать оскорбление, от которого кожа на черепе задвигается так же, как от этого! (Прим. Бель.)] Перис Хилтон, то могу расстаться с этим понятием пожизненно.

– Сверкать щелью – это теперь новый бренд, – подтвердил А

. – И ты прав, лучше мы примем твою сексуальную отставку прямо сейчас.

– Блин, это жестоко, – возразила я. – Разве он не может просто заделаться геем?

– Разумное предложение, – кивнул А

.

– Кстати, может быть, и ты тоже? – подхватила я. – И, естественно, я буду в роли наблюдателя.

Налившись по самые брови спиртным и эротическими сплетнями, я все равно не могла избавиться от нотки меланхолии, пока ехала домой в автобусе. Между Этим Парнем и прежней работой, а теперь и новой, остается так мало времени для друзей! Я скучаю по своим мужчинам, и как бы мне хотелось, чтобы они всегда были под рукой!

Пятница, 23 сентября

За пятничным кофе мы говорили о футболе. Вечно этот долбаный футбол! Порой минутку-другую уделяют размышлениям о регби или крикете, но никогда не погружаются в эту тему хоть сколько-нибудь глубоко, настолько, чтобы это что-то значило. Мне до чертиков надоело улыбаться и кивать, присутствуя при разговорах о спорте! И дело не только в спорте, но и в самих этих гребаных спортивных темах – снова, и снова, и снова. Говорят, что женщины не интересуются спортом; в моем случае это неправда. Я просто обожаю спорт. Что меня конкретно не интересует – так это слушать, как люди крутят одну и ту же шарманку одну застойную неделю за другой.

После обычного ворчания (любимая команда опасно близка к переходу в более низкую лигу; новый тренер, которого на прошлой неделе превозносили как спасителя, предположительно окажется фуфлом) беседа свернула – как это всегда и бывает – на тему денег.

– Они платят за то, чтобы пинать мячик по полю, больше, чем я зарабатываю за год! – возмущался один парень, у которого, как я знаю, есть сезонный билет на стадион, – но это не имеет значения: я уже усвоила, что там, где речь идет о футболе, не существует такой вещи, как логические умозаключения.

Там, где речь идет о футболе, не существует такой вещи, как логические умозаключения.

Всеобщее цыканье и одобрительный гул с галерки:

– Преступление!

– Невероятно!

– А сколько они дерут за комплект выездной формы для ребенка!

Я улыбнулась и, как заведено, кивнула. Но, честно говоря, если тарифные ставки таковы, значит, они таковы. Возможно, это неэтично – то, что я некогда больше зарабатывала за час траха, чем многие зарабатывают за день, но пока кто-то готов платить, что в этом плохого? Ведь на это же не идут общественные фонды – я, например, никогда не путалась с политиками.

– Знаете, что нужно сделать болельщикам? Устроить забастовку, – предложила Джейн. – Но это никогда не произойдет.

– На самом деле такое уже было, – сказала я. – Одна женщина из Нового Орлеана перестала заниматься сексом с мужчинами-болельщиками из-за чего-то, связанного с футбольной командой. Кстати, если уж так подумать, это напоминает одну пьесу… ну, знаете, как же она называется? – Я обвела взглядом комнату. Пустые лица. – Ну, греческая. Еврипид, может быть? Нет, он к тому времени уже умер… Я имела в виду Аристофана. Пьеса о женщинах, которые перестали заниматься сексом, чтобы покончить с войной… – Хмм, что это они так рты раззявили? – Ну, вы же ее знаете… нет, это не «Лягушки». Э-э… «Лисистрата»! Точно, «Лисистрата». Там было примерно то же самое.

Комната разразилась гоготом, и мои коллеги – у каждого из них был диплом, а у многих и по два-три – осыпали меня насмешками:

– Ли-си – кто?!

– Ты что, шутишь?

– Боже, что это было сейчас такое?!

Я видела, как в углу комнаты Джейн состроила гримаску Одри, используя универсальное выражение «помпезная хвастунья», и единственной, кого она, как я понимаю, могла иметь в виду, была я.

Наверное, прошел уже десяток лет, а то и два с тех пор, как я с плачем выбегала из комнаты, подвергнувшись групповому осмеянию сверстниками. Благодарю тебя, офисная жизнь, за то, что позволила мне снова почувствовать себя двенадцатилетней!

Суббота, 24 сентября

Лозунг, под которым проходили эти выходные: «Кончай куда угодно, только не туда».

По причинам, которые лучше всего объясняет мой врач-терапевт, в этом месяце я не пью таблетки. И расплачивается за это Этот Парень. Когда я была подростком, добыть презервативы было не так легко, как сегодня, когда их раздают уже шестилеткам в обеденный перерыв или что-то вроде этого. Так что я знакома со всеми этими древними трюками – изучением выделений, замерами анальной температуры и так далее. Ибо, давайте говорить прямо, никому на самом деле не нравится пользоваться презервативом, если это не обязательно.

– Остановись, – велела я, хватая его за ствол и отталкивая настойчивый член
Страница 21 из 21

подальше от своей промежности.

– Пожалуйста, всего минутку! Я не кончу.

Его головка говорила совсем о другом – липкая и сверкающая от предспермы. Нам что, лет по шестнадцать? Я уже где-то слышала эти тексты. Я быстро перевернулась на 180 градусов и предложила ему свою ложбинку.

Следующие выходные: сдача анализа крови, приход маляров и, надеюсь, возвращение к таблеткам.

Жду не дождусь!

Воскресенье, 25 сентября

Не могу это выносить, право, не могу. Абсолютно нестерпимо и т. д. Убеждена, что даже если это и не настоящее физическое заболевание, то, в самом крайнем случае, показан курс психотерапии.

Все дело во времени года. Сезон главных спортивных событий и реалити-шоу, долгого, одинокого забега к Рождеству, когда женщины всей страны коллективно охают и ахают над тем или иным лакомым сексуальным красавчиком, недавно представленным нашему вниманию: над кем-нибудь чуть взъерошенным и несуразным, скажем, над Расселом Брэндом, хотя это для дам с претензией на художественность; для всех остальных, грешных, сгодится любой из сотни футболистов, крикетистов и регбистов. Короче, целая страна горячих пикантных мужчин как раз созрела для обожания.

А тем временем меня каждую ночь преследует отсутствие материала для фантазий.

Видите ли, мы с бойфрендом любим воскресное вечернее ТВ. Вплоть до недавнего времени постыдной тайной Бель был «Монарх Глена». Этот Парень обеспечивал сидр, я – шотландские блинчики, «Монарх» взвинчивал романтику до приемлемого вечернего воскресного уровня, и я причитала и хихикала и становилась вся такая домашняя благодаря милым, безобидным мужчинам.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/bel-zhur/ofisnyy-dnevnik-devushki-po-vyzovu/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Строчка из песни American Dreamgirl («Американская девушка мечты») группы Joydrop.

2

Лондонцы называют «трубой» (The Tube) свое метро.

3

Буккакэ – форма группового секса.

4

Моллюски и ракообразные водные обитатели считаются некошерной пищей, и верующие евреи их не едят.

5

Бель имеет в виду трехзвездный мишленовский ресторан Гордона Рэмзи.

6

Рекламный слоган компании Reese’s.

7

Бель имеет в виду знаменитую сцену имитации оргазма из фильма «Когда Гарри встретил Салли».

8

Waitrose – сеть британских супермаркетов.

9

В SMS-переписке – обозначение поцелуя (по другим версиям – объятий).

10

Judge Dredd: The Megazine – британский ежемесячный комикс.

11

Бель имеет в виду книгу «Домой возврата нет» американского писателя Томаса Вулфа (1900–1938).

12

The Notorious B.I.G. – наиболее известный псевдоним американского рэпера Кристофера Джорджа Латор Уоллеса (1972–1997). Выступал также под псевдонимом Бигги Смоллз (Biggie Smalls).

13

Принц Хампердинк – герой романтического фильма «Принцесса-невеста», занявшего 50-ю строчку в списке «100 самых смешных фильмов» телеканала Bravo и вошедшего в 100 самых страстных американских фильмов по версии AFI.

14

Саркастический ответ на очевидный вопрос. Родился от союза двух родственных ответов: «А медведь гадит в лесу?» и «А папа римский – католик?».

15

Эротическая манга и одноименное аниме в жанре хентая с тентаклями. Кто знает – тот поймет.

16

«Мамочка, трахаться хочется» – кодовое обозначение мужчин, которых тянет к сексу со зрелыми женщинами.

17

Мастик – частный эксклюзивный карибский курорт, принадлежащий группе владельцев недвижимостью этого острова из 17 стран.

18

Акцент, диалект и собирательное прозвище жителей Тайнсайда – региона на северо-востоке Англии.

19

Цитата из стихотворения Филипа Ларкина «Докери и сын».

20

«Live Forever or Die Trying…». Слоган из к/ф «Пираты Карибского моря».

21

Marks & Spenser, самый крупный британский производитель одежды.

22

Еще в университете мы с А

решили, что слово «п**да» исчерпало свои оскорбительные возможности – в основном потому, что мы использовали его так часто и с таким невниманием к контексту. Так что было необходимо придумать такое слово, которым можно было бы пользоваться, когда действительно хочешь, чтобы объект оскорбления оскорбился. Ядерный вариант, если хотите. И словом этим, други мои, было «гузно». И попробуйте придумать оскорбление, от которого кожа на черепе задвигается так же, как от этого! (Прим. Бель.)

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.