Режим чтения
Скачать книгу

Опал читать онлайн - Дженнифер Арментроут

Опал

Дженнифер Л. Арментроут

Лакс #3

В мире нет никого лучше Дэймона Блэка. Он любит меня – сомнений больше нет, я знаю это. Но даже он не в силах защитить всех, кто ему дорог, от того, что уготовила судьба.

Но и я больше не та Кэти, которую он полюбил. Я даже не знаю, кем стану в конце – когда мы раскроем все тайны той секретной организации, что создает, ищет и пытает гибридов, одним из которых меня сделал Дэймон, навеки связав с собой.

Мы не можем никому доверять, особенно тем, кому есть что терять в этом сражении. Мы уже не знаем, кто – друг, а кто – враг.

Но мы должны это выяснить, потому что вместе мы сильнее! И они знают это.

Читайте продолжение романов «Обсидиан» и «Оникс»!

Дженнифер Арментроут

Опал

Эта книга посвящается победоносной команде нашествия Дэймона

Вы, леди, потрясающие

Жаналу Круз

Никки

Риа

Бет

Джессика Бейкер

Беверли

Джессика Джиллингс

Шааиста Г

Полина Зимнох

Рейчел

Jennifer L. Armentrout

OPAL

© 2012 by Jennifer L. Armentrout

Печатается с разрешения литературных агентств The Rights Mix Agency и The Van Lear Agency

Оформление серии Екатерины Елькиной

Глава 1

Я даже не поняла, что меня разбудило. Завывания снежной бури, первой в этом году, стихли еще вчера вечером. Комната была наполнена тишиной и покоем. Я перевернулась на бок и вздрогнула: на меня в упор смотрели глаза цвета листьев, покрытых росой. Такие родные, но не такие яркие, как те, в которые я когда-то влюбилась.

Доусон.

Я медленно села, натянув одеяло до шеи, и откинула со лба спутанные волосы. Может быть, это сон? Иначе как объяснить, что Доусон, брат-близнец парня, которого я преданно, горячо и, пожалуй, немного безумно люблю, сидит на моей постели?

– Эээ… Что произошло? – спросила я хриплым голосом, словно пыталась изобразить сексапильную девицу, без особого, впрочем, успеха. Оказавшись в клетке, куда меня засадил доктор Майклз, чокнутый ухажер моей мамы, я так кричала, что даже спустя неделю мои связки так и не восстановились полностью.

Доусон опустил глаза. Тень от его густых ресниц легла на высокие острые скулы. Он был бледен. И если я хоть в чем-то разбиралась, с ним явно было не все в порядке.

Я посмотрела на часы – стрелки приближались к шести.

– Слушай, а как ты сюда попал?

– Просто взял и вошел. Твоей матери нет дома.

Будь на его месте кто другой, я бы уже тряслась от страха, но Доусона я не боялась.

– Мама застряла в Винчестере из-за снегопада, – объяснила я.

– Понятно, – кивнул он. – Знаешь, а я не могу заснуть. Не сплю, и все тут.

– Вообще?

– Ага. Ди с Дэймоном волнуются за меня, – он продолжал неотрывно смотреть на меня, словно взглядом пытался передать то, что не мог выразить словами.

С тех пор как Доусон сбежал из тюрьмы для Лаксенов, тройняшки, – черт, не только они, мы все! – сплотились, ожидая, когда до нас доберется Министерство Обороны. Ди все еще пыталась сжиться с мыслью о том, что ее любимый Адам умер, но вернулся ее обожаемый брат. Дэймон же старался присматривать за ними обоими. Пусть пока никто и не штурмовал наши дома, расслабляться было нельзя.

Все оказалось слишком легко, а это, как известно, не сулит ничего хорошего. К тому же меня не отпускало чувство, что мы во весь опор несемся прямо в расставленную ловушку.

– И что ты теперь собираешься делать? – спросила я.

– Гулять, – пожал плечами Доусон, глядя в окно. – Я не верил, что смогу вернуться сюда.

Даже думать не хотелось о том, что ему пришлось пережить. Мое сердце сжалось от боли. Я гнала от себя мысль о том, что и Дэймон мог оказаться в той же ситуации. Это было невыносимо.

Как же быть с Доусоном? Ему нужно было с кем-то поделиться. Я прижала руку к груди, почувствовав в ладони знакомую тяжесть обсидианового кулона.

– Не хочешь поговорить вот об этом?

Доусон замотал головой, отросшие кудри упали ему на глаза. Волосы у него были длиннее, чем у Дэймона, и давно нуждались в стрижке. Братья, похожие как две капли воды, теперь казались абсолютно разными людьми, и дело было не только в прическе.

– Ты напоминаешь мне ее. Бет.

Я растерялась, не зная, что ответить. Если представить, что он любит ее хотя бы наполовину так, как я люблю Дэймона…

– Она жива, ты же знаешь. Я сама ее видела.

Взгляд Доусона встретился с моим. В глубине его глаз таилась невыразимая тоска.

– Знаю. Но Бет уже не та, – он замолчал и опустил голову, прядь волос падала ему на лоб, точь-в-точь как у Дэймона. – Скажи, Кэт, ты любишь моего брата?

В его голосе было столько одиночества и так мало надежды на новую любовь, что это болью отозвалось в моей душе.

– Да, – твердо произнесла я.

– Извини.

От неожиданности я чуть было не выронила одеяло.

– За что ты просишь прощения?

Глубоко вздохнув, Доусон поднял голову и вдруг неожиданно быстрым движением протянул руку и коснулся розовых отметин, которые оставили наручники на моих запястьях.

Ненавижу эти пятна! Когда же они, наконец, исчезнут? Каждый раз, глядя на них, я снова вспоминаю боль от соприкосновения оникса с моей кожей. Я с трудом придумала для мамы правдоподобное объяснение тому, что случилось с моим голосом. Но внезапное появление Доусона… Выражение маминого лица, когда она увидела их с Дэймоном рядом, можно было бы назвать… забавным. Хотя она обрадовалась, узнав, что «сбежавший из дома» брат вернулся домой. А вот следы от наручников мне приходилось прятать от нее под длинными рукавами. Сейчас зима, но что я буду делать, когда потеплеет?

– Когда я видел Бет, у нее были точно такие же отметины, – прошептал Доусон, убирая руку. – Она постоянно пыталась убежать, но они всегда ловили ее, поэтому шрамы у нее не заживали. Даже на шее.

На шее? От одной мысли об этом мне стало дурно.

– Значит, ты часто виделся с Бет? – Я знала, что, пока они находились на объекте Министерства Обороны, им разрешили как минимум одно свидание.

– Не знаю. Время там словно остановилось. Сначала я пытался отмечать дни, считая людей, которых мне приносили на лечение. Если они были еще живы, я их исцелял. Я насчитал четыре дня. А потом все пошло наперекосяк. – Доусон отвернулся и уставился в окно. За раздвинутыми занавесками на фоне ночного неба тускло белели заснеженные ветви деревьев. – Тогда они просто взбесились.

Могу себе представить. Министерство, или, точнее, те, кто работал над проектом «Дедал», пытаются заставить Лаксенов изменять людей. Иногда это получается.

Иногда – нет.

Я смотрела на Доусона, вспоминая, как о нем вспоминали Дэймон и Ди: веселый, милый, обаятельный, в общем, куда больше похожий на свою сестру, чем на брата. Теперь же передо мной сидел другой человек – угрюмый и замкнутый. Никому, даже Дэймону, он ни словом не обмолвился о том, что с ним произошло. Мэтью, их неофициальный опекун, решил, что вынуждать его к этому не будет.

Доусон даже не объяснил, как ему удалось сбежать. Подозреваю, что доктор Майклз, этот лживый ублюдок, сам выпустил Доусона, чтобы успеть улизнуть, пока мы с Дэймоном будем обыскивать здание. В принципе, это вполне возможно.

Другой вариант объяснения событий представлялся мне куда более мрачным и неприятным.

– А Дэймон? Он тебя тоже любит? – спросил Доусон, опустив глаза.

Его голос вернул меня к реальности.

– Думаю, да.

– Он тебе это говорил?

– Ну, не то чтобы говорил… Но я
Страница 2 из 21

уверена, что он меня любит.

– Он должен повторять это тебе каждый день, – произнес Доусон, запрокинул голову и прикрыл глаза. – Я так давно не видел снега.

Голос его звучал печально. Невольно зевнув, я посмотрела в окно. Как и предсказывали, с самой субботы дул северо-восточный ветер, заморозив весь округ Грант. С понедельника занятия в школе отменили. Вчера в вечерних новостях объявили, что завалы расчистят только к концу недели. Впрочем, метель пришлась как нельзя кстати: за эти несколько дней нам надо решить, что делать с Доусоном.

Он не мог просто появиться в школе как ни в чем не бывало.

– Лично я такого снега в жизни не видела, – сказала я. – У нас в Северной Флориде случались иногда жуткие ледяные штормы, но пушистый белый снег не выпадал никогда.

– Когда взойдет солнце, здесь станет очень красиво. Вот увидишь. – Губы Доусона тронула грустная улыбка.

Да, когда все вокруг укрыто белой пеленой, это должно быть красиво.

Внезапно вскочив, Доусон мгновенно оказался в другом углу комнаты. Я почувствовала на шее покалывающее тепло, сердце сильно застучало.

– Сюда идет мой брат, – сказал Доусон и отвернулся.

Секунд через десять в дверях моей спальни показался заспанный Дэймон: спутанные волосы, мятые фланелевые пижамные штаны. И, как всегда, – без рубашки. На улице снегу по колено, а он расхаживает полуголым.

Я хотела возмущенно закатить глаза, но не тут-то было: ведь пришлось бы отвести взгляд от его обнаженной груди. Нет, все-таки он обязан хоть изредка надевать рубашку.

Взгляд Дэймона метался между братом и мной.

– Кажется, у вас девичник? А меня почему не позвали?

Доусон молча протиснулся мимо него в коридор. Через минуту хлопнула входная дверь.

– М-да, – вздохнул Дэймон. – Теперь ты представляешь, во что превратилась наша жизнь за эти два дня.

Мое сердце опять защемило от жалости.

– Я очень сочувствую вам с Ди.

Дэймон подошел к моей кровати, прищурился и спросил:

– А как он вообще очутился в твоей спальне?

– Просто не мог заснуть.

Дэймон наклонился и потянул мое одеяло на себя. Я машинально удерживала его, но Дэймон дернул сильнее, и мне пришлось сдаться.

– Он сказал, что не хочет мешать вам.

Дэймон лег рядом, повернувшись ко мне лицом.

– Он нам не мешает.

Кровать была слишком узка для двоих. Если бы кто-нибудь сказал мне полгода назад, – черт, даже четыре месяца назад! – что самый классный парень школы будет лежать в моей постели, я бы расхохоталась ему в лицо. Однако с тех пор многое изменилось. Полгода назад я и в инопланетян не верила.

– Знаю, – ответила я, тоже поворачиваясь на бок. Мой взгляд притягивали его полные губы, невообразимо яркие зеленые глаза. Дэймон был красив, но его красота была колючей, словно цветущий кактус. Нам потребовалось немало времени, чтобы научиться быть рядом, не пытаясь вцепиться друг другу в волосы. Дэймону пришлось доказать, что его чувства ко мне истинны, и это ему удалось. Но для этого нужно было очень постараться, поскольку, когда мы впервые встретились, он вел себя отвратительно, а в нашей семье слабаков не водится.

– Он сказал, что я напоминаю ему Бет.

Дэймон нахмурился.

– Господи, Дэймон! Не в том смысле!

– Кэт, я люблю своего брата, честно. Но не знаю, что и думать, застав его в твоей спальне, – приподнявшись на локте, Дэймон нежно убрал с моей щеки прядь волос, заправив ее за ухо. Я вздрогнула, а Дэймон улыбнулся. – Сдается мне, я должен как-то пометить свою территорию.

– Замолчи!

– Обожаю, когда ты пытаешься командовать. Это так возбуждает.

– Нет, ты неисправим!

– Я рад, что твоя мама застряла где-то из-за снегопада. – Дэймон придвинулся поближе.

– Почему?

– Потому, что она вряд ли обрадовалась бы, увидев нас теперь.

– Это точно.

Наши тела почти соприкасались, я чувствовала исходящий от него жар.

– А что она говорит об Уилле?

Меня словно ледяным душем окатило, вернув к страшной и непредсказуемой реальности, где все – не то, чем кажется на первый взгляд. В том числе доктор Майклз.

– Сказала, что он уехал на какую-то конференцию, потом хочет навестить родственников. Только мы обе знаем, что это – вранье.

– Наверняка он заранее все спланировал, чтобы его внезапный отъезд никого не удивил.

Да, ему было необходимо исчезнуть, чтобы привыкнуть к изменениям в своем организме.

– Как думаешь, он вернется? – спросила я.

– Он же не сумасшедший, – ответил Дэймон, проводя пальцем по моей щеке.

Я прикрыла глаза. Может быть, но не все так просто. Дэймон не хотел исцелять Уилла, тот его заставил. К тому же рана, которую он себе нанес, не была смертельной, и Дэймону не пришлось проводить изменения на клеточном уровне. Следовательно, «мутация» либо не достигнет необходимой стадии, либо вообще не закрепится. И тогда, голову даю на отсечение, Уилл вернется. Пусть доктор Майклз и пытался провернуть свои собственные делишки за спиной Министерства Обороны, он всегда может вынудить их пойти на мировую, поскольку он один знает, кто именно меня инициировал. Да, этот доктор Майклз оставался проблемой.

А нам оставалось только ждать. Ждать, что же случится дальше.

Я открыла глаза, встретив взгляд Дэймона.

– Насчет Доусона…

– Не знаю, что и делать, – признался Дэймон. Он провел пальцами по моей шее и дальше, до самой груди. Дыхание у меня перехватило.

– С Ди он иногда все же разговаривает, а со мной вообще не хочет общаться. Большую часть времени просто сидит, закрывшись у себя в комнате, или бродит по лесу. Я слежу за ним, и он об этом знает. Ему нужно…

Рука Дэймона остановилась на моем бедре.

– Ему нужно время. – Я коснулась губами кончика носа Дэймона. – Он многое пережил.

– Верно. Так или иначе… – Дэймон двигался настолько быстро, что не успела я глазом моргнуть, как он перевернул меня на спину и навис надо мной, уперевшись руками по обе стороны моей головы. – Я пренебрегал своими обязанностями.

Все наши страхи, тревоги и неразрешимые вопросы мигом испарились. Дэймон всегда так на меня действовал. Я пристально смотрела на него и, кажется, даже забыла дышать. Похоже, я догадалась, какие «обязанности» он имеет в виду. С другой стороны, у меня всегда было излишне живое воображение.

– Я провожу с тобой слишком мало времени. – Дэймон поцеловал меня сначала в правый висок, затем – в левый. – Но это не значит, что я забыл о тебе.

– Я понимаю, ты же был занят. – Мое сердце готово было выпрыгнуть из груди.

– Правда? – Его губы скользнули по моей переносице. Он взял меня за подбородок, пытаясь поймать мой взгляд. – Как ты себя чувствуешь?

– Со мной все в порядке. – Я изо всех сил старалась сосредоточиться на нашем диалоге. – Не беспокойся за меня.

– Но твой голос, – с сомнением протянул Дэймон.

Нахмурившись, я сделала попытку откашляться:

– Нет, мне уже намного лучше.

Глаза Дэймона потемнели, а его пальцы ласкали мое лицо.

– Не уверен. Хотя мне нравится.

– Неужели? – улыбнулась я.

Дэймон серьезно кивнул и поцеловал меня в губы. Поцелуй был нежный и сладкий, я почувствовала его каждой клеточкой.

– Это так сексуально. – Он вновь настойчиво приник к моим губам. – Хрипловатый голос – это очень возбуждает. И все же я бы хотел…

– Не надо, Дэймон. – Я прижала ладони к его щекам. – Я правда в порядке. У
Страница 3 из 21

нас есть, о чем беспокоиться и помимо моих голосовых связок. Это действительно далеко не самая важная проблема.

Мои слова прозвучали так по-взрослому, что Дэймон изумленно приподнял бровь. Я хихикнула, и внезапно обретенная мудрость бесследно исчезла.

– Мне тебя так не хватало, – призналась я.

– Еще бы. Ты ведь жить без меня не можешь.

– Ну, это, пожалуй, уже слишком.

– Просто согласись в кои-то веки.

– Ни за что! Уж больно ты самоуверен, – продолжала я дразнить Дэймона.

– Почему это? – спросил он, оторвавшись на секунду от впадинки на моей шее.

– Ну, как же? Ты же у нас «само совершенство».

Он фыркнул.

– Позволь мне тебе разъяснить, что у меня совершеннее все…

– Эй! Полегче!

Дэймон снова прижался губами к моей шее, и я вся затрепетала. Его поцелуй был действительно прекрасен.

Я никогда ему этого не говорила, но, если бы не «колючесть», которая жила в нем и время от времени давала о себе знать, Дэймон действительно был бы само совершенство.

С самодовольной усмешкой он провел рукой по моему плечу, потом по талии и, дойдя до бедра, прижал меня к себе еще ближе.

– У тебя извращенная фантазия, Кэт. Я всего лишь хотел сказать, что все по-настоящему важное я делаю хорошо.

Я засмеялась и обняла его за шею.

– Ладно, предположим. А ты у нас, значит, – невинное дитя?

– Ну, я бы так не сказал, – Дэймон снова переместился, и, оказавшись под ним, я резко вдохнула. – Скорее, меня можно назвать…

– Непослушным мальчиком? – прошептала я, спрятав лицо на его груди.

Он пах свежей листвой и экзотическими специями.

– Но в глубине души ты – милый. Именно поэтому я тебя люблю.

Внезапно он вздрогнул и замер. Потом лег на бок и обнял меня так крепко, что я с трудом могла пошевелиться.

– Что случилось, Дэймон?

– Ничего. – Он поцеловал меня в лоб. – Все хорошо. Просто еще так рано… В школу идти не надо, и твоя мама не ворвется с криком к тебе в комнату. Можно сделать вид, что вокруг нас не творится форменное сумасшествие, а мы с тобой – обычные подростки, и просто заснуть.

– Обычные подростки… Мне нравится, как это звучит.

– Мне тоже.

– А мне все равно больше, – возразила я, прижимаясь к нему со всей силой, так что стало слышно, как его сердце бьется в унисон с моим. Со-вер-шен-ство… Да, именно то, что нам сейчас нужно: маленькая передышка, чтобы почувствовать себя нормальными. Только мы вдвоем, я и Дэймон…

Окно в сад неожиданно взорвалось, на пол посыпался снег вперемешку с осколками битого стекла. Я заорала. Дэймон вскочил с кровати, мгновенно приняв истинный облик Лаксена, то есть превратившись в светящийся силуэт, настолько яркий, что на него больно было смотреть.

«Вот дерьмо!» — раздался его мысленный голос в моей голове. Впрочем, он не спешил ни на кого кидаться, поэтому я рискнула встать на четвереньки и взглянуть на пол.

– Вот дерьмо! – эхом повторила я вслух.

Передышка закончилась. На полу у моей кровати лежало тело.

Глава 2

Мертвец был одет так, словно собирался на ледяную планету из «Звездных войн». Сначала я оторопела, но потом сообразила, что в таком наряде он не был заметен на снежном фоне. Если не считать яркого пятна, которое расплывалось на полу у его головы.

Мое сердце бешено заколотилось.

– Дэймон! – позвала я.

Он оглянулся, возвращаясь к человеческому облику, обнял меня и заставил отвернуться от кровавого зрелища.

– Это оф-фицер Министерства Обороны, – заикаясь, проговорила я. – Тот самый…

Внезапно в дверях появился Доусон, его глаза сверкали так же, как у брата, словно бриллианты: два ярких белых огонька.

– Этот тип что-то вынюхивал, прячась за деревьями, – сказал он.

– Это ты его… Ты это сделал? – спросил Дэймон. Его хватка немного ослабла.

Взгляд Доусона метнулся к телу на полу – я не могла заставить себя думать о нем, как о человеке. Поза была неестественной, конечности – странно вывернуты.

– Он следил за домом и фотографировал. – Доусон подошел к трупу и поднял нечто, напоминавшее оплавленную фотокамеру. – Я его остановил.

Остановил, зашвырнув в мое окно?!

Дэймон отпустил меня и тоже склонился над телом. Распахнул белую куртку мертвеца, обнажив черное, еще дымящееся пятно на груди. Тут же завоняло горелым мясом. Меня замутило.

Прижав ладонь ко рту, я слезла с кровати. Как пользуется силой Источника Дэймон, я уже видела: от врагов оставалась лишь кучка пепла, настолько мощной была сила его света. А тут – всего лишь обгоревшая по краям дыра.

– И куда ты целился, братишка? В окно? – спросил Дэймон, опуская куртку неизвестного. Было заметно, как напряжена его спина.

– Давно не тренировался, – буркнул Доусон, покосившись на разбитое стекло.

Я раскрыла рот от удивления. Не тренировался?! Вместо того, чтобы испепелить, он зашвырнул тело прямо в мое окно. Не говоря уже о том, что он лишил жизни этого человека. Нет, лучше об этом не думать.

– Мама меня убьет, – ошеломленная всем происходящим, произнесла я. – Вот теперь она точно меня убьет.

Черт с ним, с разбитым окном, как быть с тем, что лежит на моем полу?

Дэймон медленно поднялся. Его глаза были прищурены, зубы плотно сжаты, лицо напоминало белую маску. Он не отрывал взгляда от своего брата. Я обернулась к Доусону. Мы посмотрели друг на друга, и тут я впервые испугалась его.

* * *

Быстро переодевшись в ванной, я спустилась в гостиную, которую уже заполнили инопланетяне – впервые за много дней. Таково преимущество тех, кто состоит из света: в мгновение ока можно появиться там, где пожелаешь.

После того как умер Адам, все они обходили меня стороной, поэтому я занервничала, не зная, чего ожидать. Может, они собираются меня линчевать? Что ж, если бы кто-нибудь был виновен в смерти близкого мне человека, я бы тоже пришла в ярость.

Сунув руки в карманы, Доусон прижимался лбом к окну, у которого еще недавно стояла рождественская елка. С того момента, как пришельцам разослали сигнал тревоги, он не произнес ни единого слова.

Ди, забравшись с ногами на диван, сверлила взглядом спину своего брата. Она казалась рассерженной, на щеках проступили красные пятна. Наверное, ей было неприятно находиться в этом доме, да еще рядом со мной. После смерти Адама мы так с ней толком и не поговорили.

Я посмотрела на других визитеров. Близнецы Эш и Эндрю, тоже чертовски разозленные, сидели рядом с Ди и не отрывали глаз от места на полу, где умер их брат. Я и сама не могла войти в гостиную, не вспомнив с ужасом о случившемся и о признании Блейком своих истинных целей. Когда я вынужденно приходила сюда, что, впрочем, случалось нечасто, после того как я перенесла все свои книги к себе комнату, мой взгляд тоже невольно останавливался на месте слева от кофейного столика, рядом с краем ковра. Сосновые доски были чисты и блестели, но мне все мерещилась растекшаяся голубоватая жидкость, которую мы с Мэтью вытирали в канун Нового года. Я зябко обхватила себя за плечи, стараясь унять дрожь.

На лестнице раздались шаги – это спускались Дэймон и Мэтью. Они уже унесли тело в лес и сожгли его, заодно обыскав окрестности, после чего, прихватив брезент, молоток и гвозди, отправились в спальню чинить окно.

Дэймон подошел ко мне и легонько потянул за свитер.

– Мы все сделали, – сказал он.

– Спасибо.

– Никто не заметил рядом
Страница 4 из 21

какой-нибудь машины? – спросил Дэймон, мельком взглянув на брата.

– У подъездной дороги стоял «Форд», – отозвался Эндрю и подмигнул. – Я его сжег.

Мэтью сидел на краешке кресла с таким видом, словно мечтал о выпивке.

– Наверное, это правильно, хотя… – начал он.

– Никаких «хотя»! – рявкнула Эш, наша Снежная Королева. Вот только сегодня слегка подтаявшая: волосы слиплись, и лоб был влажным от пота. Никогда не думала, что она может вспотеть.

– Убит еще один служащий Министерства Обороны! – продолжала Эш. – Уже который по счету? Второй?

Вообще-то четвертый, но ей ведь об этом знать не обязательно, правда?

– Вы что, не понимаете? – Эш откинула назад волосы, проведя по лбу ногтями с облупившимся лаком. – Начнется расследование. Люди не исчезают просто так.

– Люди все время исчезают, – тихо произнес Доусон, так и не обернувшись.

Внимание присутствующих обратилось к нему – Доусон заговорил впервые с начала нашего собрания. Взгляд ярко-голубых глаз Эш скользнул по его спине, она покачала головой, но сочла за лучшее не спорить.

– Так что там с фотоаппаратом? – спросил Мэтью.

– Если там и были фотографии, посмотреть их не удастся. – Я покрутила в руках еще теплый кусок расплавленной пластмассы.

– Он следил за этим домом, – Доусон наконец-то повернулся к нам.

– Мы уже поняли, – сказал Дэймон, придвигаясь ко мне поближе.

– Какая вам разница, что там были за фотографии? – равнодушным тоном произнес Доусон, склонив голову. – Они следили за тобой. И за всеми нами.

От его голоса у меня по спине побежали мурашки.

– И все же в следующий раз стоит… ну, не знаю, может, сначала поговорить, а уж потом… бросаться людьми в окно, – буркнул Дэймон, скрестив руки на груди. – Можно хотя бы попытаться.

– А еще мы даже можем и отпустить убийц?! – гневно воскликнула Ди. – Потому что именно так все и произойдет. Этот тип мог бы запросто убить кого-нибудь из нас, а мы его потом просто отпустим.

Убить? Я съежилась от ужаса.

– Ди, – проговорил Дэймон, делая шаг к сестре. – Я понимаю…

– Хватит, Дэймон, – губы Ди задрожали. – Ты уже один раз позволил Блейку уйти. Вы оба отпустили его тогда.

Ее взгляд хлестнул меня, словно пощечина. Дэймон развел руками.

– Ди, по-моему, смертей в тот день было более чем достаточно.

Ди вздрогнула, словно от удара.

– Адам бы этого не захотел, – тихо произнесла Эш, откидываясь на спинку дивана. – Чьей-то смерти, я имею в виду. Он же у нас был пацифистом.

– Жаль только, что самого Адама мы уже спросить не можем, потому что… – Ди запнулась, словно заставляя себя выговорить следующую фразу. – Потому что он умер.

Я открыла было рот, чтобы начать оправдываться, но меня опередил Эндрю:

– Вы с Кэт не только позволили Блейку уйти, вы лгали нам. Ладно, от нее я ничего другого и не ждал, но ты, ты, Дэймон? Ты все от нас скрывал, а в итоге Адам погиб.

– Он погиб вовсе не из-за Дэймона! – закричала я. – Это не его вина.

– Кэт…

– А чья? – Ди в упор посмотрела на меня. – Твоя?

– Да, – выдохнула я, почувствовав, как рядом напрягся Дэймон.

– Так, хватит! – Мэтью вскочил со своего места, словно судья на боксерском матче. – Взаимными обвинениями и драками тут не поможешь.

– Зато после хорошей драки себя лучше чувствуешь, – пробормотала Эш, закрывая глаза.

Я села на краешек стола, пытаясь сдержать рвущиеся наружу слезы. Мне нельзя плакать. В отличие от остальных, у меня просто нет на это права. Я до боли стиснула пальцами колени, попытавшись глубоко вздохнуть.

– Не время ссориться, – продолжал Мэтью. – Мы уже понесли так много утрат.

И вдруг…

– Я собираюсь отыскать Бет.

Мы разом повернулись к Доусону. На его лице была все та же равнодушная маска. На несколько секунд наступила полная тишина, а потом все заговорили, перебивая друг друга.

– Даже думать об этом не смей! – орал, пытаясь перекричать остальных, Дэймон.

– Это опасно! – Ди вскочила, заламывая руки. – Тебя поймают, а я этого не переживу.

– Я обязан ее вернуть. Простите меня. – Лицо Доусона было пустым, словно ни родственники, ни друзья не имели больше для него никакого значения.

Эш смотрела на приятеля с ошарашенным видом. Наверное, я и сама выглядела так же.

– Он с ума сошел, – шептала она, – он просто ненормальный.

Доусон пожал плечами.

– Доусон, мы все в курсе, как много Бет значит для тебя. – Мэтью подался вперед. – Но ты не сможешь ее вернуть. Пока мы не разберемся в том, что вообще здесь происходит.

Глаза Доусона вспыхнули зеленым пламенем. Это был настоящий гнев. Впервые с тех пор, как я с ним познакомилась, он проявил какие-то эмоции.

– Я уже во всем разобрался. Мне прекрасно известно, что они собираются с ней сделать.

Дэймон решительно подошел к брату, остановился перед ним, скрестил руки на груди – по-видимому, приготовившись к драке. Просто фантастическая картина: совершенно одинаковые близнецы, только Доусон был чуть тоньше, и его взъерошенные волосы немного длиннее.

– Я тебе этого не позволю, – прорычал Дэймон. – Ни за что! Заруби себе на носу.

– Ты не можешь мною командовать, – Доусон не сдвинулся с места. – У тебя нет на это права и никогда не было.

По крайней мере, они начали разговаривать, уже хорошо. Я чувствовала, что назревающая стычка братьев при всей напряженности ситуации все же давала надежду. На что ни Дэймон, ни Ди уже не рассчитывали.

Краем глаза я заметила, что Эндрю схватил Ди за руку и удерживает ее на месте.

– Я вовсе не командую, Доусон, и никогда не пытался. Но ты только что вернулся с того света, мы не хотим вновь потерять тебя.

– Я по-прежнему как в аду, – возразил Доусон. – И если ты только попытаешься меня остановить, мне придется забрать тебя с собой.

– Доусон! – Лицо Дэймона исказила гримаса боли.

Я вскочила на ноги. Не знаю, что мной руководило в тот момент. Наверное, любовь, потому что я не в силах была смотреть, как страдает Дэймон. По крайней мере, я понимала теперь свою маму, которая кидается ко мне, как наседка к цыпленку, едва ей покажется, что ее дочери что-то угрожает.

По гостиной, раздувая шторы и перелистывая страницы журналов, пронесся порыв ветра. Не обращая внимания на удивленные взгляды Эш и Ди, я произнесла:

– Так, уровень инопланетного тестостерона явно зашкаливает! Разбитое окно, труп, и теперь еще драку хотите устроить?! – Я набрала в грудь побольше воздуха: – Если вы немедленно не прекратите, я сама надеру вам задницы.

Теперь все взгляды были прикованы ко мне, и я чувствовала, что краска заливает мои щеки.

– Ну!

– Остынь, Котенок. Или дать тебе клубочек поиграться? – Губы Дэймона искривились в усмешке.

– Не вздумай даже продолжать в таком духе, – раздраженно бросила я.

Самодовольно ухмыльнувшись, он вновь перевел взгляд на брата, который, надо сказать, выглядел несколько изумленным. Или обиженным. В общем, одно из двух. Но вдруг, не говоря ни слова, Доусон вышел из комнаты. Хлопнула входная дверь.

Дэймон вопросительно поглядел на меня, я кивнула, и он, тяжело вздохнув, отправился вслед за братом. Никто не знал, что сейчас может выкинуть Доусон.

Так завершился наш межпланетный междусобойчик. Провожая всех до двери, я думала о Ди. Нам нужно было поговорить. Во-первых, я хотела попросить прощения, а во-вторых, попытаться
Страница 5 из 21

объясниться. Скорее всего, она меня не простит, но я должна была хотя бы попытаться.

Сжав дверную ручку так, что побелели костяшки пальцев, я окликнула ее:

– Ди!

Она замерла на крыльце, но так и не повернулась ко мне.

– Я еще не готова говорить с тобой, Кэт.

Я разжала ладонь, и входная дверь захлопнулась.

Глава 3

Сознавая, что ступаю по тонкому льду, я ни словом не обмолвилась о разбитом окне, когда мама позвонила домой, узнать, все ли у меня в порядке. После этого мне оставалось лишь молиться, чтобы дороги поскорее расчистили и можно было пригласить кого-нибудь вставить разбитое стекло до ее возвращения домой.

Терпеть не могу ей лгать! Хотя в последнее время я только и делаю, что вру, тогда как обязана рассказать маме о том, что здесь творится. Особенно о ее так называемом приятеле, Уилле. Только как? Вариант: «Кстати, мам, наши соседи – инопланетяне. Один из них случайно превратил меня в мутанта, а твой доктор Майклз – настоящий псих. Вопросы есть?» – никуда не годился.

Я уже была готова повесить трубку, как мама снова завела разговор о том, что мне надо показаться врачу по поводу горла. Пока еще срабатывала «легенда» о том, что я простыла. Но что я буду говорить недели через две? Одна надежда, что голосовые связки придут в норму. А если мой голос останется таким на всю жизнь? Как напоминание о произошедшем?

Нет, я должна рассказать маме всю правду.

Взяв стаканчик с готовой лапшой в сырном соусе, я было собралась поставить его в микроволновку, но, взглянув на свои ладони, задумалась. Интересно, могу ли я разогревать еду руками, как делают Ди с Дэймоном? Впрочем, я тут же отказалась проверять эту идею. Уж очень хотелось есть.

Тепло – это не мой конек. Когда Блейк учил меня вызывать огонь, используя силу Источника, вместо того, чтобы зажечь свечу, я подожгла собственные пальцы.

Пока лапша разогревалась, я смотрела в окно. Доусон оказался прав. На улице было очень красиво. Блестящий снег укутал белым одеялом землю и деревья. С ветвей вязов свисали ледяные сосульки. Даже сейчас, перед закатом, за окном лежал прекрасный заснеженный мир. Захотелось даже выйти и поиграть в снежки.

Микроволновка дзинькнула. Я стоя слопала вредный ужин, лицемерно убеждая себя, что пара-тройка лишних калорий мне не повредят. С тех пор как Дэймон превратил меня в идиотского мутанта, получеловека-полупришельца, мой аппетит стал просто зверским. Я сметала еду, как экскаватор.

Покончив с лапшой, я принесла свой ноутбук и расположилась за кухонным столом. Хотелось кое-что уточнить, поскольку на прошлой неделе мне было не до того, и я могла что-нибудь опять упустить.

Открыв Гугл, я вбила в поисковую строку слово «Дедал» и нажала на ввод. По первой ссылке была статья в Википедии о древнегреческом мифе. Сайта с заголовком «Секретный правительственный проект «Дедал»: добро пожаловать» в выдаче не оказалось. Зато я погрузилась в древнюю мифологию…

Дедал был изобретателем и строителем Критского лабиринта, в котором обитал Минотавр. Кроме того, он был отцом Икара, подлетевшего слишком близко к солнцу, из-за чего крылья, сделанные Дедалом из воска, расплавились. Парень упал в море и утонул. Зная характер древнегреческих богов, можно предположить, что его падение – своеобразное наказание отцу, посмевшему подарить сыну божественную способность.

Все это было очень познавательно, но оставалось непонятным, зачем Министерству Обороны называть проект в честь этого древнего чувака?

И тут меня осенило.

Дедал пытался изобрести то, что могло расширить возможности человека, сделать его подобным богам, а ведь именно это получается с людьми, испытавшими на себе воздействие Лаксенов. Все логично. Хотя отвратительно думать, что правительство настолько зазналось, что сравнивает себя с легендарным изобретателем.

Я закрыла крышку ноута и, не отдавая себе отчета в своих действиях, схватила куртку и выбежала на улицу. Черт его знает, что на меня нашло, снаружи могли шпионить агенты Министерства Обороны. Излишне живое воображение услужливо подсунуло мне картинку со снайпером в ветвях дерева и красную точку у меня на лбу. Супер!

Выудив из карманов перчатки, я двинулась прямо по снежной целине. Необходимо было размяться, чтобы мозги не закипели. Я принялась скатывать снежный ком на лужайке прямо перед домом. В считаные месяцы моя жизнь совершенно переменилась, хотя главное изменение заняло буквально несколько секунд. Тихоня и зубрила, этакий «книжный червь» Кэти превратилась в нечто несусветное. Я перестала считать мир черно-белым. А еще, в глубине души, почувствовала, что общепринятые социальные нормы – это больше не для меня.

Как «не убий»…

Конечно, я не убивала Брайана Вогана, служащего Министерства Обороны. Уилл заплатил ему, чтобы тот не сдавал меня «Дедалу», так как хотел использовать в качестве заложницы. Таким образом он заставил Дэймона излечить его, а не убивать. Жалко, что я тогда не убила этого Уилла, хотя мне очень хотелось. Если бы Дэймон не увел меня, кто знает…

В общем, мысль о такой возможности меня больше не приводила в ужас.

Я уничтожила двух злобных инопланетян-аэрумов. Но этот факт не подействовал на меня столь же сильно, как осознание того, что я принимаю возможность убийства человека. Не знаю, что это говорит обо мне самой. Как однажды заявил Дэймон: такова жизнь. Но как быть, если я готова добавить тэг «я не против убийств» в биологический раздел моего книжного блога?

Закончив первый снежный шар, я приступила ко второму. Вязаные перчатки промокли насквозь. Единственным результатом моей физической активности на морозном, пахнущем снегом воздухе были красные щеки.

Наконец снеговик был готов. Правда, у него отсутствовали «лицо» и «руки». Полностью совпадает с моими ощущениями: все вроде на месте, но чего-то по-настоящему важного не хватает, чтобы почувствовать себя живой.

Я уже не знала, кем являюсь на самом деле.

Отступив на шаг, я вытерла рукавом пот со лба и глубоко вздохнула. Все тело болело от напряжения, но я не уходила со двора. Из-за облаков выглянула луна, осветив серебряным светом мое незавершенное творение.

Сегодня утром в моей спальне лежал труп.

Я уселась в сугроб прямо посреди двора. Сначала – труп Вогана на подъездной дорожке, потом – труп Адама на полу нашей гостиной, а сегодня еще и этот. Особенно меня мучило то, что Адам погиб, пытаясь меня защитить.

От влажного холодного воздуха слезились глаза.

Если бы я честно рассказала Ди о том, что на самом деле произошло той ночью, когда мы дрались с Бараком, они с Адамом были бы осторожнее, врываясь в наш дом. Они бы знали, что мы с Блейком обладаем такими же возможностями, как и инопланетяне.

Блейк.

Нужно было послушаться Дэймона, вместо того чтобы доказывать, что права я, а не он. Я хотела верить в добрые намерения Блейка, хотя Дэймон уже чувствовал неладное. Я должна была обо всем догадаться еще тогда, когда этот псих швырнул в меня нож, а потом бросил наедине с аэрумом.

Вот только вряд ли Блейка можно причислить к безумцам. Скорее, он просто находился в отчаянии. Он стал заложником своей так называемой «мутации» и страстного желания сохранить жизнь и защитить Криса. И не потому, что его собственная жизнь теперь навсегда связана с жизнью
Страница 6 из 21

Лаксена. Он хотел уберечь друга. Поэтому-то я и не убила его. Даже в том хаосе, который происходил вокруг, я увидела в Блейке себя.

Я бы не задумываясь убила его дядю, чтобы защитить своих друзей.

Ну, а Блейк был готов убить моих друзей, чтобы спасти своего.

Кто из нас прав и можно ли вообще тут говорить о правоте?

Я настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила теплого покалывания, пробежавшего по моей шее, и подпрыгнула от неожиданности, услышав голос:

– Что ты здесь делаешь, Котенок?

Обернувшись, я обнаружила Дэймона, одетого лишь в тонкий джемпер и джинсы. Из-под его густых ресниц ярко блестели глаза.

– Да вот, снеговика лепила.

– Вижу. Только ты его не долепила.

– Ага, – мрачно кивнула я.

– Но это никак не объясняет, почему ты сидишь в снегу, – нахмурился Дэймон. – У тебя же джинсы насквозь промокли.

Он замолчал. Наверняка на мой зад пялился, могу голову дать на отсечение.

– Постой-ка, значит, я смогу хорошенько рассмотреть тебя пониже спины.

Я рассмеялась. Надо отдать ему должное: он всегда умел поднять мне настроение.

Дэймон плавно скользнул вперед и сел рядом. Снег словно сам расступился перед ним. Мы немного помолчали, потом он пихнул меня плечом.

– Все-таки, что ты тут забыла?

Мне никогда не удавалось скрывать от него свои мысли, но сейчас откровенничать не хотелось.

– Как там Доусон? Удрал от тебя?

Мне показалось, что Дэймон не рвется говорить на эту тему.

– Пока нет, – помотал он, наконец, головой. – Я ходил за ним по пятам, как нянька за младенцем. А может, ему колокольчик на шею повесить?

– Вряд ли он этому обрадуется, – мягко улыбнулась я.

– Да мне уже без разницы, – раздраженно буркнул Дэймон. – Совершенно очевидно, что попытка вернуть Бет ничем хорошим не кончится.

Это точно.

– Слушай, Дэймон…

– Что?

Было сложно выразить то, о чем я думала. Казалось, как только слова будут произнесены вслух, мои страхи превратятся в реальность.

– Почему не схватили Доусона? Абсолютно очевидно, что, сбежав, он вернется к семье, к тому же за нами явно следят, – я кивнула на наш дом. – Почему же его не арестуют? Почему не арестуют всех нас?

Дэймон молча смотрел на моего снеговика.

– Не знаю, – проговорил он. – Хотя кое-какие подозрения у меня есть.

– Ну, и? – Я почувствовала, как растет страх в моей душе.

– Ты действительно хочешь узнать?

Я кивнула. И Дэймон снова уставился на снеговика.

– Думаю, Министерству Обороны были известны намерения Уилла. И то, что он собирается освободить моего брата. Ему позволили это сделать.

– Я тоже так думаю, – вздохнула я, зачерпнув полную пригоршню снега.

Дэймон бросил в мою сторону короткий взгляд из-под полуопущенных ресниц.

– Но вот вопрос: зачем им это понадобилось?

– Вряд ли за этим кроется что-то хорошее. – Я наблюдала, как снег сыплется между моими пальцами. – Разумеется, это ловушка.

– Не бойся, Кэт. Мы начеку.

– Я не боюсь, – соврала я, чтобы успокоить Дэймона. – Так или иначе, нам нужно быть на голову впереди них.

– Ты права. – Дэймон вытянул свои длинные ноги в уже промокших джинсах. – Хочешь узнать, как нам удается оставаться незамеченными среди людей?

– У вас настолько мерзкий характер, что никто не хочет с вами общаться? – нахально предположила я.

– Очень смешно. Не пори чепухи. Мы притворяемся. Делаем вид, что ничем не отличаемся от людей и что все идет своим чередом.

– Извини, не понимаю.

Дэймон лег на спину, его темные волосы разметались по белому снегу.

– Все очень просто. Если мы притворимся, что в возвращении Доусона нет ничего подозрительного, и мы понятия не имеем о том, что кому-то известно о наших способностях, то выиграем время и сможем что-нибудь выяснить о планах Министерства, – пояснил он, раскидывая руки в стороны.

– Думаешь, рано или поздно они ошибутся?

– Откуда мне знать? Ставить на это я бы не стал, но мы получим кое-какое преимущество. К тому же это все, что у нас есть.

Причем это «все» – полнейшая туфта.

Беззаботно улыбаясь, Дэймон начал водить руками и ногами по снегу, словно гигантский стеклоочиститель. Довольно симпатичный «дворник» из него получился.

Я рассмеялась, но смех застрял у меня в горле, а сердце екнуло. Прежде я даже представить себе не могла Дэймона, изображающего «снежного ангела»[1 - Для того чтобы изобразить «снежного ангела», нужно найти нетронутый участок снежной поверхности, аккуратно лечь на спину, вытянуть руки и ноги в стороны и сделать несколько движений по снегу: руками – к голове и назад к ногам, ноги свести вместе и развести обратно. Потом нужно осторожно, перевернувшись на бок, встать. – Здесь и далее прим. ред.]. И от этого зрелища мне стало тепло и уютно.

– Присоединяйся, – уговаривал он, не открывая глаз. – Сразу увидишь все под новым углом.

Я в этом сильно сомневалась, но легла рядом и последовала его примеру.

– Знаешь, я сегодня читала в интернете про Дедала.

– Да? И что интересного вычитала?

Я рассказала Дэймону о греческом мифе и своих подозрениях. Он фыркнул.

– Ну, конечно, за всем стоит мужское эго.

– Тебе лучше знать, – поддразнила его я.

– Совсем не смешно!

– Итак, где же обещанная новая точка зрения?

– Подожди немножко, – рассмеялся Дэймон.

Я замолчала. Он сел, взял меня за руку и помог подняться. Мы начали отряхивать друг друга, причем его ладонь кое-где задерживалась явно дольше, чем это было необходимо.

На снегу остались отпечатки наших «ангелов». Мой был поменьше и немного корявым. «Ангел» же Дэймона был идеален. Вот позер! Я зябко обхватила себя руками.

– Кажется, что ангелы сейчас сами спустятся с небес.

– Это вряд ли. – Дэймон положил руку мне на плечо, притянул к себе и прижался теплыми – такими теплыми! – губами к моей щеке. – Но ведь было здорово, разве не так? А теперь давай-ка закончим твоего снеговика. Видеть его такого не могу.

Мое сердце застучало. Уже не в первый раз Дэймон удивлял меня тем, что безошибочно угадывал мои мысли. Вдруг он на самом деле умеет их читать? Я положила голову ему на плечо. Даже странно, что из полного придурка он превратился в… парня, который пусть все еще время от времени и приводил меня в ярость, но при этом постоянно удивлял и восхищал.

В парня, в которого я безумно влюбилась.

Глава 4

В пятницу, как только снегоуборочные машины расчистили дороги, Мэтью вызвал стекольщика, чтобы починить окно в моей спальне. Едва они успели уйти, как домой вернулась мама, которая выглядела так, словно она ела, спала и спасала жизни больным, не снимая своей больничной униформы в горошек. Мы обнялись так крепко, что чуть не свалились на пол.

– Детка, как же я по тебе соскучилась!

– И я!

Смахнув подступившие слезы, я спросила:

– Мам, ты вообще приводила себя в порядок на этой неделе?

– Не-а! – Она вновь попыталась меня обнять. Я отскочила. Мама рассмеялась, но в ее глазах мелькнула обида. – Детка, я шучу. В больнице есть душевые. Я – чистая-пречистая, клянусь!

Она отправилась на кухню, прямиком к холодильнику, а я – следом за ней. Открыв дверцу и увидев пустые полки, мама даже попятилась. Несколько светлых прядей выбились из собранных в пучок волос. Она нахмурилась, сморщив свой вздернутый носик.

– Ну, ты даешь, Кэти!

– Извини, мам, – я пожала плечами. – Нас просто
Страница 7 из 21

занесло снегом, а я, как назло, ужасно проголодалась.

– Это заметно, – она захлопнула дверцу. – Ничего, немного отдохну и съезжу в магазин. Дороги уже почти расчистили. Кое-куда, конечно, до сих пор можно проехать только на снегоходе, но в город я уж как-нибудь доберусь.

Расчистили? Выходит, в понедельник придется топать в школу. Фу-у-у!

– Хочешь, с тобой поеду?

– Было бы прекрасно, милая. Но с условием, что ты не будешь кидать в тележку всякую чепуху и устраивать сцены, требуя ее купить.

– Мам, мне уже не два годика, – кротко сказала я.

Она хотела улыбнуться, но вдруг широко зевнула.

– Я должна хоть немного поспать. Многие медсестры из-за снегопада не вышли на работу, и мне пришлось отдуваться за всех. То в отделении неотложной помощи, то в предродовой палате и… – та-дам! – мое самое любимое: отделение дезинтоксикации. – Мама ухватила со стола бутылку воды и отправилась к себе.

– Звучит ужасно. – Я пошла за ней следом, чувствуя потребность в материнском тепле.

– Ты и представить не можешь, – она отпила глоток и остановилась у нижней ступеньки лестницы, – на меня всю дорогу лилась кровь, моча и кидались наркоманы. И так целый день, не одно – так другое.

– Гадость какая! – с чувством воскликнула я, сделав зарубку в памяти: «Профессия медсестры из списка моей профориентации исключается!»

– Ах, да! Пока не забыла. – Остановившись на середине лестницы, мама обернулась. – Я поменялась дежурствами. Теперь буду по выходным работать не в Гранте, а в Винчестере. А что, город – побольше, есть куда сходить в уикенд, хотя Уилл по выходным все равно работает, ну и работа более интересная.

Из чего следует, что она дома вообще показываться не будет… И тут до меня дошло. Сердце застучало как сумасшедшее.

– Что-что ты сказала?

– Дорогая, ты до сих пор хрипишь, – мама нахмурилась. – Я бы хотела взглянуть на твое горло. А может быть, попросим доктора Уилла осмотреть тебя? Уверена, он не откажет.

– Ты разговаривала с Уиллом? – Я застыла как вкопанная.

– Ну, да. Мы созвонились после его отъезда на конференцию по внутренним болезням, – мама улыбнулась. – С тобой все в порядке?

Нет. Со мной все плохо.

– Так, идем-ка со мной. Посмотрю твое горло с ларингоскопом.

– Когда ты с ним разговаривала?

– Дня два назад, – смущенно произнесла она. – Детка, мне совсем не нравится твой голос.

– С ним все в порядке!

И конечно же, голос у меня сорвался. Мама взглянула на меня так, словно я объявила ей, что она скоро станет бабушкой. Что же, вот и пришло время рассказать ей правду.

Поднявшись на одну ступеньку, я снова остановилась, потому что правда никак не хотела выговариваться. У меня нет никакого права рассказывать ей о моих друзьях. По крайней мере, следует сначала их предупредить. Кроме того, поверит ли она мне? Но самое худшее в том, что мама определенно влюбилась в доктора Уилла.

– Когда Уилл возвращается домой? – спросила я, стараясь справиться с паникой.

– Где-то на следующей неделе. Кэти, ты уверена, что ничего не хочешь мне рассказать? – поджав губы, мама пристально посмотрела на меня.

Неужели он действительно вернется? Если он говорил с мамой, значит, превращение прошло успешно. И что? Теперь мы оба с Дэймоном навеки связаны с доктором Майклзом? Или «мутация» не закрепилась?

Мне требовалось срочно поговорить с Дэймоном. Сейчас.

– Нет, мам. Извини, мне надо бежать, – ответила я, едва выговаривая слова пересохшим ртом.

– Куда?

– К Дэймону, – ответила я и кинулась надевать ботинки.

– Кэти! – Ее окрик заставил меня замереть. – Уилл мне кое-что рассказал.

– Что именно? – Я медленно обернулась, чувствуя, как кровь стынет у меня в жилах.

– О вас с Дэймоном. О том, что вы начали встречаться, – она укоризненно глянула на меня. – Сказал, что ты ему проговорилась. Детка, а почему ты не поделилась со мной? Обидно узнавать от чужого человека о том, что у моей дочери появился мальчик.

У меня просто челюсть отвисла.

Мама продолжала говорить, я, кажется, кивала ей в ответ, но она могла бы с тем же успехом рассказывать об эпической битве Тора и Локи[2 - В германо-скандинавской мифологии Тор, сын верховного бога Одина, является богом огня и бури. Локи – бог хитрости и обмана. Кэти, скорее всего, имеет в виду серию комиксов «Марвел» (публикация комиксов с участием Тора и Локи началась в 1949 г.), в которой Локи, злодей, интриган и манипулятор, выведен как сводный брат Тора, от которого из зависти все время пытается избавиться.], происходившей под нашими окнами, – короче, я ее не слушала. Что же задумал Уилл?

Когда мама, наконец, отказалась от попыток добиться от меня хотя бы каких-то ответов, я быстренько натянула ботинки и понеслась к Дэймону. Дверь их дома открылась, и мне стало сразу ясно, что это был не Дэймон – я не почувствовала той странной инопланетной связи, выражавшейся в теплых покалываниях в шее.

Однако увидеть голубые озера глаз Эндрю я не ожидала.

– А, это ты, – презрительно бросил он.

– И что? – в недоумении спросила я.

– Всего лишь наш маленький человекопришелец Кэти, – скрестил он руки на груди.

– Слушай, в чем дело? Мне нужен Дэймон.

Я хотела пройти в дом, но Эндрю встал у меня на пути.

– Его здесь нет, – осклабился он.

Я и не думала отступать. Я всегда знала, что никогда ему не нравилась, как и люди вообще. А также – щенки. Или бекон.

– И где он?

Эндрю вышел на крыльцо и закрыл за собой дверь. Он стоял так близко, что почти касался меня.

– Ушел еще утром. Следит за Человеком Дождя[3 - В кинокартине «Человек дождя» (США, 1988) рассказывается о двух братьях, один из которых страдает аутизмом. Это заболевание нервной системы проявляется в том числе в задержке в развитии и в нежелании идти на контакт с окружающими.], наверное.

– Доусон – не псих! – возмутилась я.

– Ты так в нем уверена только потому, что он умудрился произнести целые три связные фразы? – усмехнулся Эндрю.

Я сжала кулаки. Порыв ветра взъерошил мне волосы. Ужасно хотелось дать ему хорошего тумака.

– Мы даже представить не можем, через что ему пришлось пройти. Прояви хоть немного сострадания, осел. А, что с тобой разговаривать! Где тогда Ди?

– Здесь, – произнес он. Издевательская ухмылка сползла с его лица, уступив место холодной ненависти.

– Ну? И дальше что?

Эндрю молчал. Меня так и распирало желание показать этому самодовольному типу, на что способен «человекопришелец».

– А ты что здесь делаешь?

– Меня, в отличие от некоторых, пригласили. – Он наклонился ко мне так, словно собирался поцеловать; и мне пришлось на шаг отступить.

Черт! Его слова ожгли, словно крапивой. Моя спина уперлась в перила: я оказалась в ловушке прежде, чем успела хоть что-то сообразить. Эндрю замер на месте. И тут внутри проснулась мощь Источника, дающего силу Лаксенам, а теперь и мне. Это было похоже на разряд статического электричества.

Я могла бы легко смести Эндрю с дороги.

Наверное, в моих глазах что-то блеснуло, потому что он нехорошо усмехнулся.

– Уж не собираешься ли ты попробовать на мне свои навыки, а? А я ведь отвечу, да так, что ты потом покой и сон потеряешь.

Я еле-еле удерживалась от того, чтобы не вмазать ему. Моя человеческая составляющая, как и вторая, чужая, жаждали воспользоваться обретенной способностью, словно
Страница 8 из 21

во мне сжалась тугая пружина. Но я вспомнила головокружительный прилив сил и расслабилась.

Какая-то кро-ошечная часть меня удовлетворилась этим, и я перестала психовать.

Тем лучше для Эндрю, потому что мой страх так и рвался обратиться в ветер.

– За что ты меня ненавидишь? – спросила я.

– С тобой повторяется та же история, что и с Бет. Пока она не появилась, у нас все шло отлично. Потом из-за нее мы потеряли Доусона. И ты чертовски хорошо знаешь, что прежним он не будет. А сейчас то же самое ждет Дэймона. И еще в этом безумстве мы потеряли Адама.

Впервые в его глазах появилось что-то, кроме неприкрытой брезгливости, а именно – боль. Этот взгляд был мне так хорошо знаком. Такое же выражение полной безнадежности было у меня самой после того, как умер от рака отец.

– Сколько еще нужно жертв? – шипел Эндрю. – Хотя тебе на это плевать, да? Люди – самые эгоистичные твари во вселенной, и не пытайся меня убедить, что ты – другая. Если бы это была правда, ты бы не цеплялась к Ди как репей. На тебя бы никто не напал, Дэймону не пришлось бы тебя спасать. В том, что так случилось, виновата только ты. Все это целиком на твой совести.

* * *

День пошел насмарку. Я пыталась представить, что мог натворить Доусон, если Дэймон вынужден гоняться за ним днями и ночами. Еще боялась, что Министерство вот-вот возьмет нас в оборот. Но больше всего тревожило предстоящее возвращение Уилла, который явно что-то задумал. Ну а после беседы с Эндрю мне захотелось забиться в какую-нибудь темную нору.

С час я проплакала под одеялом. Но жалость к самой себе быстро меня утомила.

Взяв себя в руки, я включила ноутбук и решила написать несколько отзывов на книги. С тех пор как начались снегопады, а Дэймон оказался по горло занят своим братом, я прочитала целых четыре романа. Бывало, конечно, и побольше, но я обожала писать подробные отзывы, так что материала оказалось достаточно.

Как только я начинала печатать отзыв на особенно приглянувшуюся книжку, настроение резко повышалось. Я всегда подбирала забавные смайлики, стремясь показать, как сильно мне понравилось. А в качестве иллюстраций я выбирала фотографии котят и лам. И еще Дина Винчестера. Кликнув на «Опубликовать пост», я удовлетворенно улыбнулась.

Так, один готов, осталось три.

Я наслаждалась любимым занятием до самого вечера, заодно прочитала свежие посты любимых блогеров. У одного обнаружился до того потрясающий заголовок, что я бы все на свете отдала за такой. У меня самой с веб-дизайном было не очень, поэтому оформлению моего блога далеко до совершенства.

Вечером мы с мамой быстро сгоняли за продуктами и поужинали. Я уже собиралась отправиться на поиски Дэймона, когда почувствовала в затылке знакомое покалывание.

Я вылетела вон из кухни, чуть не сбив с ног изумленную маму, распахнула дверь и прыгнула на шею Дэймону, не ожидавшему такого подвоха.

Он покачнулся, отступил на шаг, потом рассмеялся куда-то мне в макушку и нежно обнял. Мы так тесно прижались друг к другу, что я чувствовала, как быстро-быстро бьются в унисон наши сердца.

– Знаешь, Котенок, – прошептал Дэймон, – мне невероятно нравится твой способ здороваться.

Уткнувшись в его шею, я вдыхала его пряный запах и лишь пробурчала в ответ что-то невразумительное. Дэймон отпустил меня, отстранился и внимательно посмотрел в лицо:

– Ты чем-то расстроена?

– Угу. – И припомнив весь этот паршивый день, я размахнулась и как следует стукнула его в грудь.

– Ай! – вскрикнул он и со смущенной улыбкой потер ушиб. – За что?

– Ты когда-нибудь слышал о такой вещи, как сотовый телефон? – едва сдерживаясь, чтобы не заорать, ответила я.

– А, это такие маленькие штучки с кнопочками и приложениями, да? И еще там…

– Почему ты мне не позвонил? – прервала его я.

Он наклонился ко мне и тихо заговорил, касаясь губами щеки, и я вздрогнула от удовольствия. Коварный приемчик!

– Потому что, когда мне приходится часто переходить из одной формы в другую, электроника просто дохнет.

Об этом я даже не подумала!

– Все равно. Ты должен был как-нибудь дать о себе знать. Я испугалась.

– Чего?

Я посмотрела на него. Неужели требуются какие-то объяснения? Глаза Дэймона затуманились, он обхватил мое лицо ладонями и нежно поцеловал.

– Котенок, – тихонько шепнул он, – поверь, со мной ничего не случится. Обо мне тебе стоит беспокоиться в последнюю очередь.

– В жизни не слышала большей глупости, – пробормотала я, закрывая глаза и с наслаждением растворяясь в его тепле.

– Правда? Странно, вообще-то я говорю много глупостей.

– С этим не поспоришь, – я наконец успокоилась. – Дэймон, я не собираюсь к тебе липнуть, как делают некоторое девчонки. У нас с ведь тобой все по-другому, да?

– Ты права, – улыбнувшись, произнес он после некоторой паузы.

Что?! Дэймон признал мою правоту? Наверное, в аду началось резкое похолодание, а все коровы внезапно выучились летать.

– Повтори, что ты сказал?

– Ты права. Мне следовало зайти. Извини.

Да, ну? А еще наш мир – плоский, как тарелка. Я даже и не знала, что сказать. Ведь раньше Дэймон утверждал, что он прав в девяноста девяти случаях из ста.

– Утратила дар речи? – усмехнулся он. – Мне это нравится. Еще я люблю, когда ты злишься. Может, стукнешь меня опять?

– Ты самый настоящий… – начала я сквозь смех, но тут распахнулась входная дверь.

– Не знаю, с чего это вы оба так привязались к нашему крыльцу, – раздался позади меня мамин голос, – но лучше бы вам зайти в дом. Ведь замерзнете.

Мои щеки так и вспыхнули от смущения. Помешать Дэймону войти я не могла, а он тут же начал отпускать моей маме комплименты, от которых она пришла в восторг.

Во-первых, ему чрезвычайно понравилась ее новая стрижка. Она что, действительно постриглась? Да, ее волосы выглядели как-то иначе, но, по-моему, она их просто вымыла. Во-вторых, он нашел очаровательными ее бриллиантовые сережки. Ага, и коврик у двери у нас тоже замечательный. В-третьих, из кухни доносился, по его словам, просто божественный аромат. А то! Знать бы еще, что она там наготовила. Когда он начал расточать дифирамбы медсестрам всего мира, я не выдержала и закатила глаза.

Нет, это уже смешно!

Я схватила его за руку и поволокла к лестнице.

– Хватит! Ишь, разошелся!

– Кэти! – окликнула меня мама. – Не забыла, что я тебе говорила насчет спальни?

Я покраснела еще сильнее, хотя вроде бы больше было некуда, и потянула Дэймона за руку. Но он не двигался.

Мама молчала и продолжала выжидательно смотреть на меня.

Я вздохнула:

– Мам! Ты что, полагаешь мы собираемся заняться сексом прямо при тебе?

– Что же, мне приятно узнать, что вы занимаетесь этим только в мое отсутствие, дорогая.

Дэймон закашлялся, похоже, скрывая приступ смеха, и выдавил:

– Мы вполне можем побыть…

Метнув на него уничтожающий взгляд, я вновь попыталась подтащить упирающегося Дэймона к лестнице.

– Ну, мам! – заканючила я.

– Ладно уж, – уступила та. – Только не закрывайте дверь!

– Спасибо, мамочка! – просияла я и снова потянула Дэймона наверх, а то еще превратит мою маму в свою восторженную поклонницу.

– Нет, ты – просто кошмар! – воскликнула я, втолкнув его в комнату.

– А ты – непослушная девчонка, – подмигнул он. – Тебя же предупредили: не закрывай дверь.

– Она открыта,
Страница 9 из 21

там есть щелочка, – отмахнулась я.

– Ну, технически ты права, – сказал он и, сев на кровать, протянул мне руку. От озорного блеска его глаза казались еще зеленее. – Иди-ка поближе ко мне.

– Я не для того тебя звала, чтобы в ту же секунду прыгнуть в твои объятья, словно обезьяна.

– Пакость какая! – вздрогнул он.

С трудом удерживалась от смеха, чтобы не спровоцировать Дэймона на дальнейшие поползновения, я произнесла как можно серьезнее:

– Нам нужно поговорить. Доктор Уилл звонил моей маме.

– А подробнее? – прищурился Дэймон.

Я села на кровать, подтянув колени к груди. Пока я рассказывала то, что узнала от матери, на челюсти у Дэймона все сильнее пульсировала жилка. Новость была вдвойне неприятной от того, что мы не могли знать, закрепилась ли «мутация» у Майклза или нет.

– Он не посмеет вернуться, – заключила я, потирая виски, в которых в том же ритме билась боль. – Он должен понимать, что, если изменение успешно не завершилось, ты тут же его убьешь. А вот если он превратился в «мутанта»…

– Тогда он нас переиграл, – закончил за меня Дэймон.

– Господи, что за бред! Просто феерический бред! На каждом шагу – облом, словно нас прокляли. Если этот гад вернется, я не позволю ему приблизиться к моей маме ни на шаг. Придется сказать ей правду.

– Я против, – после некоторого молчания произнес Дэймон и откинулся на спинку кровати.

– Но я должна! Ведь она в опасности, – произнесла я, глядя ему в глаза.

– Пока еще нет, – возразил он. – Но как только ты ей обо всем расскажешь, ей действительно будет угрожать опасность.

В глубине души я это понимала. Люди, знавшие о том, что происходит здесь на самом деле, сильно рисковали.

– Но держать ее в неведении еще хуже, – попыталась я убедить Дэймона. – Уилл – самый настоящий псих. Вдруг он вернется и попытается продолжить с ней роман? Я ему ни за что не позволю!

В горле у меня стоял комок. Дэймон запустил руку в волосы, рукав его рубашки натянулся, обрисовав тугие мускулы. Он глубоко вздохнул.

– Давай сначала убедимся, что доктор Уилл на самом деле собирается вернуться.

– Как?! – выпалила я в раздражении.

– Пока не знаю, – улыбнулся Дэймон. – Но я обязательно что-нибудь придумаю.

В общем, время у нас на самом деле еще было. Не бог весть сколько, но два-три дня, а то и неделя, если повезет. И все равно мне не нравилось, что мама ни о чем не подозревает.

– Чем ты сегодня занимался? Следил за Доусоном? – спросила я, решив сменить тему. Дэймон кивнул. – И как он?

– Петляет по округе, пытаясь избавиться от «хвоста». Решил, наверное, во что бы то ни стало, пробраться в то здание. Если бы не я, он бы туда и отправился. Сейчас его стережет Ди, поэтому я смог к тебе забежать. – Дэймон замолчал, глядя в пространство. Его плечи были напряжены, словно на них давил тяжелый груз. – Боюсь, Доусон намеревается сдаться Министерству Обороны.

Глава 5

В субботу вечером зашел Дэймон и немало меня удивил, предложив прогуляться, побродить по заснеженным улицам, как обычные влюбленные. Ну, надо же – свидание. Как будто мы могли позволить себе эту роскошь. Из головы у меня никак не шли его слова, которые он произнес, когда я находилась в его постели и уже готова была позволить ему дойти до конца.

Он хотел, чтобы у нас было как у людей: свидания, походы в кино и прочее в том же духе.

За роль няньки при Доусоне сегодня взялась Ди – Дэймон вполне доверял ей в этом ответственном деле.

Натянув темные джинсы и красную водолазку и потратив на макияж больше времени, чем обычно, я сбежала вниз. Эти полчаса Дэймон потратил на отвешивание комплиментов моей маме.

Может, пора начать беспокоиться не по поводу ее отношений с Уиллом, а по поводу ее и Дэймона. Нашлась любительница малолеток!

Мы сели в его машину, которую он называл «Долли». Дэймон включил печку и с улыбкой посмотрел на меня.

– Сейчас я изложу тебе правила нашего предстоящего свидания.

– Какие еще правила? – вытаращила я глаза.

– Довольно простые, – ответил Дэймон, завел двигатель и, аккуратно объезжая обледеневшие места, вырулил на дорогу. – Правило номер один: «Не говорить о Министерстве Обороны».

– Ладно, – кивнула я и прикусила губу, чтобы не захихикать, как дурочка.

Дэймон покосился на меня так, словно разгадал мои мысли.

– Правило номер два: «Не вспоминать о Доусоне или о Уилле». И, наконец, правило номер три: «Мы полностью сосредоточиваемся на моем прекрасном облике».

– Думаю, я сумею соответствовать, – ответила я, уже улыбаясь во весь рот.

– Ты уж постарайся, иначе мне придется тебя наказать.

– И каким же образом?

– Не беспокойся, тебе понравится, – подмигнул Дэймон.

Я почувствовала, что краска заливает лицо, и решила не комментировать это высказывание. Чтобы скрыть смущение, я потянулась включить радио. Оказалось, нас с Дэймоном посещают одинаковые идеи: наши пальцы встретились. Меня ударил разряд статического электричества, я отдернула руку, а Дэймон рассмеялся низким хрипловатым смехом. И тут просторный салон внедорожника показался мне слишком тесным.

Он включил какую-то станцию, передававшую рок-музыку, выведя громкость на минимум. Поездка в город прошла без происшествий, и это было замечательно. Дэймон остановился около итальянского ресторанчика. Нас усадили за небольшой столик, освещенный лишь мерцающим огоньком свечи. Я оглянулась вокруг. Ни у кого больше свечей на столах, застеленных обычными скатертями в красно-белую клетку, не было.

На нашем же деревянном столе, помимо свечи, стояли два бокала с водой. Даже салфетки были, похоже, из настоящего льна.

Я прикинула вероятность того, что все это – случайность, и мое сердце дрогнуло от благодарности.

– Так ты заранее…

Дэймон склонился ко мне. Его лицо было полускрыто в тени – неяркий огонек свечи выхватывал только его губы и выступающие высокие скулы.

– Заранее – что?

– Все это устроил? – Я кивнула на свечу.

– Может быть.

– Спасибо, – вздохнула я. – Это просто…

– Прекрасно?

– Романтично, – рассмеялась я. – И прекрасно, конечно, тоже.

– Раз ты считаешь, что прекрасно, значит, оно того стоило.

К нам подошла официантка. На ее бейджике значилось «Ронда». Принимая заказ, она не сводила глаз с Дэймона. Вечно все на него таращатся, тоже мне «мистер Вселенная»!

– А ты что будешь, милая?

– Спагетти с мясным соусом, – ответила я, захлопывая меню.

Ронда с тоской, как мне показалось, посмотрела на Дэймона и сказала:

– Я сейчас подам вам гриссини[4 - Традиционные итальянские хлебные палочки.].

Наконец-то она ушла.

– Думаю, нам светит больше фрикаделек, чем прочим, – подмигнула я своему кавалеру.

– Ну, хоть на что-то я гожусь, – расхохотался Дэймон.

– Ты на многое годишься, – ляпнула я и тут же прикусила язык. Вот черт!

Как ни странно, Дэймон не отреагировал и начал расспрашивать о книжке, которую заметил в моей комнате. Это был любовный роман с типичным широкоплечим красавцем на обложке. К тому времени, когда нам принесли целый ворох хрустящих гриссини, мне уже почти удалось убедить Дэймона, что из него вышла бы отличная модель для подобных обложек.

– Вот только я не ношу кожаных штанов, – грустно сказал Дэймон, хрустя чесночно-оливковой «соломинкой».

А жаль.

– Не носишь, но вполне мог бы.

– Ну,
Страница 10 из 21

знаешь ли, – закатил глаза Дэймон. – Ты просто балдеешь от моей внешности. Признай это.

– Ладно, признаю.

– Чувствую себя этаким сладеньким мальчиком. – Изумрудные глаза Дэймона блеснули из-под полуопущенных ресниц.

Я снова рассмеялась, и тут он задал вопрос, которого я никак не ожидала услышать.

– Ты думаешь насчет колледжа, Кэт?

– Даже не знаю. Разве что мне повезет разыскать такой, который расположен рядом с месторождением кварца, – задумчиво протянула я, не отрывая взгляда от огонька свечи.

– Нарушаем правила! – напомнил мне Дэймон, слегка улыбнувшись.

– А сам ты что думаешь?

– Тоже пока не решил, – пожал он плечами.

– Пора бы и решить, времени осталось мало, – сказала я, подражая Кариссе, любившей порассуждать на тему поступления.

– На самом деле времени у нас совсем не осталось, нам надо поторопиться с подачей заявлений.

– Ладно. К черту твои правила. Можно, например, записаться на дистанционное обучение. Или ты все-таки уже определил колледж, который подойдет нам обоим?

Он неопределенно дернул плечом, и мне захотелось ткнуть его вилкой. Принесли наш заказ, пришлось замолчать, пока официантка усердно терла сыр в тарелку Дэймона, а потом предложила немножко и мне. Едва она убралась, я снова накинулась на него:

– Ну? Так знаешь или нет?

– Хребет Флэтайрон, – ответил он, нарезая на кусочки лазанью размером с колесо.

– Что-что?!

– Хребет Флэтайрон – это такая гора, напоминающая формой утюг, рядом с городом Боулдер в штате Колорадо. – Дэймон аккуратно разрезал свое блюдо на маленькие кусочки, в то время как я сама безуспешно гонялась по тарелке за спагетти. – Там полно кварцита. Просто это месторождение не так известно, как другие, но там он точно есть.

– Прекрасно, – сказала я, пытаясь есть спагетти как-нибудь поизящнее. – И что это нам дает?

– Университет штата Колорадо находится в паре миль от хребта Флэтайрон, – подмигнул он из-под ресниц.

– Ух ты! – Я даже прекратила жевать; аппетит внезапно пропал. – Это там школа, куда ты хотел перевестись?

– Колорадо – неплохое местечко. Уверен, тебе там понравится.

Забыв о еде, я смотрела на Дэймона. Правильно ли я его поняла? Не хотелось торопить события, а спросить напрямую было страшно. Может, он просто имеет в виду, что мне в Колорадо понравится, если я надумаю туда отправиться на экскурсию. Но вдруг он намекает, что мы будем там жить вместе? Это было бы невероятно здорово!

Руки внезапно похолодели, и я отложила вилку. А если он уедет туда один? Мне почему-то казалось, что мы с ним останемся здесь навсегда. Просто не представляла, где еще может найтись место, в котором есть природная защита от аэрумов.

Я не поднимала глаз от тарелки. Несколько месяцев назад я смирилась с жизнью в этом городке только из-за Дэймона, но правильно ли я поступила? Он никогда не говорил, что меня любит, даже после того, как я сама призналась ему в любви, всплыла ядовитая мысль.

Вдруг мне по носу постучали «соломкой». От неожиданности я вздрогнула. Во все стороны полетели крошки.

Дэймон смотрел, вопросительно приподняв бровь.

– О чем это ты так глубоко задумалась?

Я стряхнула крошки с колен. На нервной почве меня замутило, но я заставила себя улыбнуться.

– О Колорадо. Звучит неплохо.

Дэймон недоверчиво покачал головой, но вернулся к еде. Между нами повисла неловкая тишина, и я тоже попыталась сосредоточиться на спагетти. Потом разговор возобновился, мы болтали о том о сем и даже о призраках. Меня эта тема развеселила.

– Неужели ты действительно веришь в привидения? – изумилась я, безуспешно пытаясь накрутить макаронины на вилку.

Дэймон уже покончил со своей лазаньей и откинулся на стул, сделав глоток воды из бокала:

– Да. По-моему, они существуют.

– Правда, что ли? Ну, ты даешь! Я думала, ты смотришь все эти дурацкие телешоу ради развлечения.

– Ну, наверное. Мне нравится, как ведущий каждые пять секунд вопит: «Эй, братан!» – Дэймон ухмыльнулся, а я рассмеялась. – Если серьезно, подумай вот над чем: слишком много случаев просто не поддаются объяснениям.

– Ага. Многие видели, например, НЛО, – фыркнула я.

– Точно, – Дэймон отставил стакан в сторону. – Только насчет НЛО – это полная фигня, обычные происки правительства.

Меня уже больше ничего не удивляло.

Ронда принесла наш счет. А мне так не хотелось уходить – это свидание стало маленьким глотком обычной жизни, которой нам так не хватало. Пока мы шли к выходу, меня так и подмывало взять Дэймона под руку, но я не решилась. Он, конечно, много чего позволял себе на публике, но ходить под ручку?

Я боялась, ему это не понравится.

У самого выхода сидела парочка ребят из нашей школы. Они так и вытаращились, увидев нас с Дэймоном вместе. Что же, я их понимала. Ведь весь учебный год мы вели себя друг с другом как кошка с собакой.

Оказалось, что идет снег. Тонкий его слой покрывал автостоянку и машины на ней. Прежде чем сесть в автомобиль, я остановилась, запрокинула голову и попыталась поймать снежинку кончиком языка.

Дэймон посмотрел так, что у меня перехватило дыхание. Мне сразу захотелось оказаться как можно ближе к нему. Но ноги словно вросли в землю, и мне внезапно стало не хватать воздуха.

– Что? – прошептала я.

– Да вот, раздумываю, не сходить ли нам в кино.

– Давай. – Несмотря на мороз, меня бросило в жар.

– Но ты уже несколько раз нарушила правила, Котенок, и я должен тебя наказать.

Мое сердце подпрыгнуло.

– Ага, я ужасная преступница.

Его губы дрогнули:

– Точно.

Одним молниеносным движением Дэймон оказался рядом. Прежде чем я успела произнести хоть слово, он приник к моим губам и поцеловал. Меня пробила дрожь. Легкое, как перышко, его прикосновение своей нежностью разрывало мое сердце. Губы делались все настойчивее, пока я не ответила с такой же страстью.

Ничего не могу сказать, отличное «наказание».

Руки Дэймона скользнули ниже, притягивая меня к себе. Я почувствовала спиной холодный металл, надеясь, что это внедорожник Дэймона. Сомневаюсь, что кому-нибудь понравится, если влюбленная парочка начнет делать то, чем занимались сейчас мы, привалившись к его машине.

А мы целовались, по-настоящему, тесно прижавшись друг к другу. Мои руки обвивали его шею, пальцы перебирали шелковистые пряди, уже успевшие покрыться снегом. В том, что было по-настоящему важно в этой жизни, мы с Дэймоном были идеальной парой.

– Ну, теперь – в кино, Котенок? – прошептал он, снова целуя меня. – А потом?

Я же не могла думать ни о чем, кроме Дэймона. Когда его ладонь проникла под водолазку и прикоснулась к обнаженной коже, мое сердце застучало, как отбойный молоток. Как же мне хотелось сбросить с себя эти тряпки и остаться без них с ним и только для него. Совершенно ясно, что подразумевалось под вопросом: «А потом?» Что же, будем делать как положено. Вот только я хочу всех этих «положенных вещей» прямо сейчас.

Сказать я ничего не могла, ведь для этого надо было перестать целоваться, поэтому решила перейти к действиям. Мои руки скользнули к его бедрам, нащупали ремень на поясе джинсов, дернули. Дэймон зарычал, сообразив, чего я добиваюсь, а мое сердце заколотилось еще сильнее. Он провел кончиками пальцев по моей покрытой кружевам груди.

И тут в его кармане, как пожарная сирена, зазвонил
Страница 11 из 21

телефон. Какое-то мгновение я надеялась, что он не ответит, но Дэймон вздохнул и сказал:

– Погоди-ка.

Быстро поцеловал меня и вытащил сотовый из кармана. Я спрятала лицо у него на груди, часто дыша. Мои чувства совершенно смешались, я себя не контролировала.

– Если ты звонишь мне из-за какой-нибудь ерунды… – хрипло рявкнул Дэймон невидимому собеседнику. Я почувствовала, как он напрягся, и поняла, что произошла какая-то пакость.

– Что случилось? – Я посмотрела на Дэймона.

– Хорошо, Ди, ты только не волнуйся, – продолжал говорить он, и его зрачки засверкали. – Я обо всем позабочусь, обещаю тебе.

Мне вдруг стало страшно. Я наблюдала за тем, как Дэймон медленно опускает руку с телефоном, и видела, что он шокирован услышанным.

– Что случилось? – повторила я.

– Доусон сбежал.

Глава 6

Я уставилась на Дэймона, не веря своим ушам. Однако, судя по тому, что взгляд его было полон безысходности, смешанной с яростью, ошибки не было.

– Прости, – только и произнес он.

– Что ты! Я все понимаю, – замотала я головой. – Могу я чем-то помочь?

– Мне придется уйти прямо сейчас. – Дэймон достал из кармана ключи и протянул мне вместе со своим сотовым. – Отправляйся домой и сиди там. Телефон оставь в машине. Вернусь, как только смогу.

– Дэймон, я не хочу домой, я хочу тебе помочь! Я могу…

– Ну, пожалуйста, Кэт!

Он снова обнял мое замерзшее лицо теплыми ладонями и поцеловал, страстно и вместе с тем сердито. Оттолкнул и со словами «Поезжай домой» исчез из глаз с недоступной землянам скоростью.

Я осталась в одиночестве. Сколько времени нам удалось провести вместе, прежде чем все пошло наперекосяк? Час? Два? Я так сильно сжала ключи в кулаке, что стало больно.

Ладно, провалившееся свидание – еще не самое страшное в жизни.

– К чертям собачьим!

Я обежала машину и забралась на водительское сиденье. Пришлось подрегулировать его так, чтобы до педалей могла дотянуться не только Годзилла, но и девушка нормального роста.

Поезжай домой.

Доусон может направиться только в два места. Вчера Дэймон упомянул, что брат пытается пробраться в то самое здание, где его держали в плену. Наверняка Дэймон первым делом проверит именно этот вариант.

Поезжай домой и оставайся там.

Вцепившись в руль, я выехала с автостоянки. Значит, как примерная девочка я должна вернуться домой, дочитать книжку, свернувшись в кроватке калачиком, затем – написать отзыв, хрустя попкорном, а когда Дэймон вернется, кинуться как ни в чем не бывало в его объятия.

И вместо того, чтобы повернуть налево в сторону дома, я повернула направо и громко расхохоталась. Смех прозвучал низко и гортанно, то ли причиной этому были поврежденные связки, то ли волнение.

Вернуться домой? Ага, как бы не так! Послушные домашние барышни остались в пятидесятых. И я вовсе не слабенький человечек. Не та Кэти, которая познакомилась с Дэймоном несколько месяцев назад. Придется ему привыкнуть к новой.

Я вдавила педаль газа до упора, от всей души надеясь, что у полиции найдутся дела важнее, чем регулировать движение на ночных улицах. Дэймона мне вряд ли удастся опередить, но если они с братом угодят в переделку, я смогу помочь – отвлечь охрану, например. Короче, на что-нибудь да сгожусь.

Уже на полпути туда краем глаза я засекла белую вспышку, мелькнувшую глубоко в зарослях, подступавших прямо к дороге. Потом еще раз – уже бело-красную.

Затормозив так, что автомобиль занесло, я резко свернула к обочине. Включила аварийные огни, с колотящимся сердцем распахнула дверцу и перебежала на другую сторону скользкого шоссе. Подключившись к энергии Источника, я увеличила скорость, да так, что мои ноги едва касались земли.

Ветви цеплялись мне за волосы, а когда я промчалась по нетронутым сугробам, огибая огромное дерево, за шиворот изрядно насыпалось снегу. Слева мелькнула какая-то бурая тень. Оставалось надеяться, это был олень, а не чупакабра.

Новая вспышка, напоминающая горизонтальную молнию, прорезала темноту впереди. На сей раз – белая с синим. Наверняка кто-то из Лаксенов, но точно не Дэймон, его свет – белый с красным. Может, Доусон?

Я побежала мимо нагромождения валунов, едва уворачиваясь от острых сосулек, летевших с веток вязов и осколками разлетавшихся у моих ног. Выбравшись из зарослей, я свернула направо. Вот они! Двое Лаксенов, словно гигантские светлячки. Что за черт? Я затормозила, тяжело дыша.

Один был повыше, он светился белым и красным. Второй – тонкий и не столь активно-мерцающий, отливал синим. В первом я сразу угадала Дэймона. Он сжал шею своего соперника захватом, который можно увидеть разве что в боях рестлеров. А я их достаточно пересмотрела, уж вы мне поверьте.

Значит, второй – это Доусон. Похоже сдаваться он не собирался: резко вывернулся из рук брата и оттолкнул его. Однако Дэймон схватил светящегося противника, поднял и швырнул оземь, да так, что с ближайших деревьев градом посыпались сосульки.

Доусон ярко вспыхнул, сполохи синего света, отразившись от стволов деревьев, чуть не ударили по братьям. Похоже, Доусон попытался сбить брата с ног, но Дэймон устоял.

– Да что же это здесь делается? – Я в ужасе всплеснула руками.

Горячие головы в инопланетном обличье разом повернулись ко мне. Мне захотелось надрать уши обоим. Их сияние угасло, лишь глаза Дэймона продолжали ярко гореть.

– Я же тебе сказал возвращаться домой и сидеть тихо, – прошипел он.

– Ничего не знаю, нет у тебя никакого права мне приказывать, – ответила я и, не обращая внимания на нехороший блеск в его глазах, сделала шаг вперед. – Послушай, я просто волновалась и подумала, что смогу чем-нибудь помочь.

– И чем же ты собираешься нам помогать? – оскалился он.

– Например, остановлю драку двух идиотов.

Дэймон пристально посмотрел на меня. Похоже, у меня проблемы. Если не сейчас, то потом уж точно. За которые наказывают. Черт, что за мысли лезли мне в голову? А ведь взгляд Дэймона действительно не сулил ничего хорошего.

– Отвяжись от меня, Дэймон, – подал голос Доусон.

– Даже не мечтай. Ты удерешь, а мне потом опять за тобой гоняться, да?

– Все равно тебе меня остановить, – было сказано равнодушным тоном.

– Остановлю, не сомневайся. Я не позволю тебе наделать глупостей, – ответил Дэймон, и я заметила, как напряглись мускулы под его свитером. – Бет…

– Что – Бет? Недостойна спасения?

– Нет, она бы не захотела, чтобы ты так поступал, – вскипел Дэймон. – Ты бы на ее месте захотел?

Доусон дернулся и вырвался из рук Дэймона. Теперь они стояли друг против друга.

– А если бы они захватили Кэти?

– Не смей! – заорал Дэймон, сжимая кулаки.

– Если бы они захватили Кэти, – как ни в чем не бывало продолжил Доусон, – ты бы сделал все, чтобы ее освободить. И не ври, что это не так.

Дэймон раскрыл рот и тут же захлопнул его. Мы все знали, что брат попал в точку. А раз так, у нас нет права задерживать Доусона.

Дэймон, похоже, подумал о том же, потому что отступил на шаг и в смятении запустил руку в свои взъерошенные волосы. Он явно разрывался между долгом и чувствами.

Cделав еще один шаг вперед, я ощущала груз ответственности, лежащий на Дэймоне, словно свой собственный.

– Ты прав. Нам тебя не остановить, – сказала я.

– Значит, дайте мне уйти. – Глаза Доусона вспыхнули
Страница 12 из 21

зеленым.

– И этого мы тоже не можем тебе позволить. – Я покосилась на Дэймона, сохранявшего бесстрастное выражение лица. – Дэймон и Ди весь последний год прожили, пытаясь свыкнуться с мыслью, что ты умер. Ты даже представить себя не можешь, каково им пришлось.

– Это ты сама не представляешь, через что я прошел, – он опустил взгляд. – Ладно, положим, представляешь. Чуть-чуть. Но Бет страдала в тысячу раз больше! Я, конечно, люблю брата и сестру, но не могу просто взять и выбросить Бет из своей жизни.

Дэймон шумно выдохнул. Первый раз после своего возвращения Доусон упомянул о своих чувствах к нему и Ди. Я тут же за это ухватилась:

– Они об этом знают! И я знаю. Никто не требует от тебя забыть Бет, но ты ничем ей не поможешь, позволив себя схватить.

И когда только я успела так поумнеть?

– А что еще я могу сделать, Кэт? – спросил Доусон, склонив голову точно так же, как брат.

В этом-то и состояла проблема. Доусон не собирался отступать, и в глубине души Дэймон его понимал, потому что сам поступил бы точно так же, а следовательно, его требования довольно лицемерны. Впрочем, можно ведь найти компромисс.

– Мы поможем тебе.

– Что?! – воскликнул Дэймон, но я только отмахнулась.

– Доусон, ты сам понимаешь, что врываться на базу Министерства Обороны просто глупо. Сначала нам надо выяснить, где именно они держат Бет, и разработать план, продумав все от и до.

Они оба на меня уставились, а я стояла, затаив дыхание. По-моему, неплохое решение. Странно было бы рассчитывать, что Дэймон всю жизнь будет сторожить брата.

Доусон отвернулся, чувствовалось, как он напряжен. Некоторое время слышен был лишь шум ветра в ветвях заснеженных деревьев.

– Поймите, – сказал он, – меня убивает одна мысль о том, что Бет в их руках.

– Догадываюсь, – прошептала я.

Луна выглянула из-за облаков, отбросив резкие тени на лицо Дэймона. Он казался спокойным, но я ощущала его гнев. Неужели он все еще надеялся удержать Доусона? Если так, он просто дурак. Наконец Доусон сказал:

– Ладно, я согласен.

– Но ты должен пообещать, что дашь нам время, – предупредила я, ощущая слабость в ногах. – Поклянись, что будешь держать себя в руках и не сбежишь.

По лицу Доусона пробежала судорога – он явно боролся с собой. Но затем расслабился, и руки его безвольно повисли.

– Клянусь. Только помогите мне!

– Договорились.

Наступила полная тишина, словно сама природа заверила наш договор. В этом глубоком безмолвии мы и двинулись к внедорожнику. Замерзшими непослушными пальцами я достала ключи и вернула Дэймону.

Доусон забрался на заднее сиденье, откинулся на спинку и прикрыл глаза. Я все время посматривала на Дэймона, а тот сосредоточенно глядел на дорогу. Затянувшееся молчание напоминало бомбу с часовым механизмом.

Оглянувшись, я обнаружила, что Доусон тоже исподтишка следит за братом.

– Послушай, Доусон! – обратилась к нему я.

– Что?

– Ты в школу думаешь возвращаться?

Учеба могла бы его отвлечь, пока мы будем придумывать план по освобождению Бет. Кстати, это вполне соответствовало бы идее Дэймона делать вид, что ничего особенного не происходит, и тем самым ввело бы в заблуждение людей из Министерства. И присматривать за Доусоном так полегче.

– Уверена, ты вполне можешь вернуться. Наврешь, что просто сбежал из дому, такое случается.

– Но ведь все считают его мертвым, – возразил Дэймон.

– Множество таких беглецов по всей стране считаются мертвыми, а потом они оказываются живехоньки, – заметила я.

– А что я скажу о Бет? – задумчиво пробормотал Доусон.

– Хороший вопрос, – насмешливо бросил Дэймон.

– Что вы с ней удрали вместе, но потом ты решил вернуться, а она – нет, – решительно ответила я.

– Пожалуй, это будет лучше, чем отсиживаться дома и размышлять обо всем этом, – согласился Доусон.

Это точно. В конечном итоге он бы точно с ума сошел.

– Тогда ему нужно срочно записаться в класс, – заметил Дэймон, постукивая пальцами по рулевому колесу. – Поговорю с Мэтью, посмотрим, как все это уладить.

Я улыбнулась. Похоже, Дэймон успокоился, и самое страшное – позади. Если бы и остальное оказалось так же легко.

Подъехав к дому, мы увидели Ди с Эндрю, стоявших на крыльце. Доусон вышел и подошел к сестре. Они что-то тихонько сказали друг другу, потом обнялись.

Странная штука эта братская любовь. Совсем не похоже на то чувство, которое испытывали, например, мои родители, но такое же сильное и крепкое и не зависящее от дурацких ссор, даже драк.

– Мне казалось, я велел тебе ехать домой.

Пока Дэймон не заговорил, я сама не замечала, что улыбаюсь. Мое сердце сжалось. Что же, вот и ожидавшиеся проблемы.

– Я должна была тебе помочь.

– А если бы ты обнаружила меня дерущимся не с братом, а с людьми из… Как там называется это подразделение? – спросил Дэймон, глядя сквозь ветровое стекло.

– «Дедал», – подсказала я. – Все равно бы я постаралась помочь.

– Ну, конечно! А мне потом все разгребать. – С этими словами он вышел из машины.

Вздохнув, я выбралась наружу. Дэймон стоял, прислонившись к бамперу со скрещенными на груди руками. Я пристроилась рядом, но он даже не взглянул на меня.

– Дэймон, я понимаю, что ты обо мне беспокоишься, но я не собираюсь сидеть, как принцесса за стенами замка, пока герой бьется с драконом.

– Послушай, жизнь – это не сказка.

– Да неужели?

– Нет, ты не понимаешь! – Он в ярости повернулся ко мне. – Считаешь, наверное, что попала в одну из тех дурацких книжонок, которые проглатываешь тоннами? В жизни нет продуманного сюжета, злодеев трудно распознать с первого взгляда, а хеппи-энда никто не гарантирует. И никаких суперспособностей у тебя нет, что бы ты там о себе ни воображала.

Ну надо же! Значит, Дэймон просматривал мой блог. Впрочем, дело не в этом.

– Знаю, что жизнь – это не книга, не такая уж я идиотка.

– Уверена? – усмехнулся он. – Если бы ты была поумнее, то не ломанулась бы за мной.

– То же самое можно сказать и о тебе! – Я тоже разозлилась. – Ведь ты сам, не раздумывая ни секунды, побежал за Доусоном.

– Да! Но я, черт побери, умею контролировать Источник. И, в отличие от некоторых, я прекрасно знаю свои возможности.

– Я тоже знаю!

– Да ну? – Его лицо пошло красными пятнами. – То есть, обнаружив меня в окружении военных, ты бы их всех убила? И как бы ты потом с этим жила?

И тут мне стало страшно – тревога зародилась где-то внутри и мгновенно опутала липкими щупальцами. Когда я размышляла об убийстве в спокойной обстановке, мне казалось, что человеческую жизнь отнять легко.

– Я готова даже к такому, – прошептала я.

– Нет, Кэт! – отшатнулся Дэймон. – Даже не думай! Убить действительно легко, но потом чувство вины сожрет тебя. Я совсем не хочу, чтобы ты имела подобный опыт, неужели не понимаешь? Не хочу, и все! Такая жизнь не для тебя.

– Я уже живу такой жизнью. И все твои надежды, желания и благие намерения не могут ничего изменить.

Правда заставила его отступить.

– Хорошо, отложим пока этот разговор. Скажи тогда, что за чушь ты наобещала Доусону?

– Какую еще чушь? – возмутилась я.

– Насчет поисков Бет. Как мы это сделаем?

– Понятия не имею, что-нибудь придумаем, – ответила я, переминаясь с ноги на ногу.

– Здорово. «Неизвестно как, но мы ему обязательно поможем». Отличный
Страница 13 из 21

план!

– Дэймон, ты просто лицемер! – Меня даже в жар бросило от возмущения. – Сам же вчера распинался, что мы обязательно все выясним об Уилле, хотя никакого плана у тебя и в помине не было. Тут то же самое. Когда Доусон тебя прямо спросил, что ты будешь делать, если меня схватит «Дедал», ты же не стал ему врать. Как видишь, не одна я совершаю необдуманные поступки.

Несколько секунд Дэймон ловил ртом воздух, потом пробурчал:

– Не в том дело.

– Отличный аргумент, – усмехнулась я.

– У тебя нет никакого права давать моему брату подобные обещания! – рявкнул Дэймон. – Ты не из нашей семьи.

Я вздрогнула как от удара, хотя лучше бы он на самом деле меня ударил. Неужели он не понимает, что мне хотя бы удалось уговорить Доусона не поступать опрометчиво? Согласна, обещание помочь найти Бет – не самая блестящая идея, зато его брат не несется теперь неизвестно куда сломя голову. По крайней мере, стало ясно, почему Дэймон так разошелся. Он беспокоился за меня и за Доусона, но навязчивая потребность опекать всех вокруг не оправдывает устроенного им дурдома. Я постаралась спрятать свою злость и обиду.

– Пойми, раз ты тревожишься за Доусона, значит, и я тоже. Мы с тобой связаны.

– Далеко не во всем, Кэти. – Дэймон заглянул мне в глаза. – Извини, но это так.

В горле у меня запершило, я зажмурилась, чтобы не разреветься. В груди закололо.

– Как же мы можем тогда быть вместе? – Мой голос дрогнул. – Я просто не понимаю, как это возможно.

– Кэт! – Глаза Дэймона расширились.

Я покачала головой, догадываясь, что он собирается сказать. Если я для него лишь хрупкая фарфоровая статуэтка, ничего у нас не выйдет.

Было трудно вот так развернуться и уйти. Ужаснее всего было то, что он даже не попытался меня остановить, хотя это совсем было на него не похоже, и в глубине души я ждала другого. Я хотела, чтобы он меня остановил. Мне это было так нужно.

Но он не сделал этого.

Глава 7

Как я и предполагала, в понедельник пришлось идти в школу. Нет ничего хуже, чем возвращаться к урокам после внезапных каникул и слушать бубнеж учителей, пытающихся наверстать упущенное. В довершение всего мы с Дэймоном после той размолвки так и не помирились. В общем, нет ничего хуже понедельников.

Я плюхнулась за парту и раскрыла толстенный учебник по тригонометрии.

– Ну, как? Горишь желанием приступить к занятиям? – спросила Карисса, взглянув на меня поверх очков в ярко-оранжевой оправе. Новые. Снова.

– А то! – ответила я без энтузиазма.

– Как там Ди? – сочувственно поинтересовалась она. – Я ей пару раз звонила, но трубку никто не брал.

– И я звонила, – подхватила Леса, садясь за парту перед Кариссой.

Обе они понятия не имели о том, что Адам ни в какой аварии не погибал.

– Она сейчас ни с кем не хочет общаться, – сказала я. Это было правдой. Ди поддерживала связь лишь с Эндрю, о котором после его выходки мне и вспоминать не хотелось.

– Жаль, что похороны прошли не здесь, – вздохнула Карисса. – Я бы хотела почтить его память, ну, ты понимаешь.

Вообще-то никаких похорон у Лаксенов не бывает, поэтому всем прочим объявили, что прощание пройдет не в городе и будут только самые близкие.

– Все это просто ужасно, – продолжила Карисса, покосившись на Лесу. – А давайте в киношку сходим на неделе? По-моему, это поможет Ди немного развеяться.

Я кивнула. Идея неплохая, хотя я и сомневалась, что Ди согласится. Что же, самое время для воплощения генерального плана по реинтеграции Доусона в человеческое общество. Пусть Дэймон и вписал меня в «черный список», но заглянувший ко мне вчера Доусон подтвердил, что Мэтью поддержал мое предложение, поэтому через два-три дня он вернется в школу.

– Вряд ли Ди сможет пойти с нами, – так начала я.

– Почему? – с любопытством спросила Леса. Ее темные глаза засверкали. Мне нравилась эта девчонка, но она была жуткой сплетницей. Впрочем, сейчас это только на руку: растрепав всем эту новость, Леса подготовит окружающих к возвращению Доусона.

– Вы просто не поверите. Доусон вернулся, – возвестила я.

Карисса побледнела, а Леса издала какое-то кваканье. Я многозначительно понизила голос, хотя подруги и так поедали меня глазами.

– Да-да! Оказалось, он сбежал из дома и теперь вернулся.

– Не может быть! – выдохнула Карисса. – Невероятно! Вот это новость так новость!

– Все же уверены, что он умер, – прошептала шокированная Леса.

– Ну, вот. А он, оказывается, живой. – Я нарочито безразлично пожала плечами.

– Ух, ты! – Леса смахнула упавшую на лоб прядь. – Прямо в голове не укладывается, аж мозги закипают.

– А Бет? Она тоже вернулась? – Карисса догадалась, наконец, задать главный вопрос.

– Нет, Бет почему-то не захотела, хотя удрали-то они вместе, – произнесла я с непроницаемым лицом.

– С ума сойти! – воскликнула Карисса, уставившись на меня. Но Леса сидела молча, накручивая на палец прядь волос.

– Как… странно, – протянула она, уставившись почему-то в свою тетрадь. Что-то странное мелькнуло в ее лице и так быстро, что я не успела расшифровать. Но мгновение спустя Леса снова вернулась к «новости дня».

– Может, Бет в Неваду отправилась? Вроде она оттуда, и родственники у нее там живут, как я слышала.

– Все может быть, – ответила я, задумавшись, что мы станем делать, если нам удастся освободить Бет. Держать ее взаперти нельзя, она совершеннолетняя, но ее родители действительно находились далеко отсюда.

Щекочущее тепло пробежало по моей шее, и через несколько секунд в класс вошел Дэймон. Мое сердце сжалось, но я не опустила глаз, доказывая самой себе, что способна держать себя в руках даже после ссоры с парнем.

Дэймон прошел мимо и занял свое место позади меня. И прежде чем мои подруги успели в него вцепиться, требуя новостей, я обернулась.

– Привет! – сказала я и тут же покраснела, настолько бестолково это прозвучало.

Вернее всего, именно так подумал и Дэймон, потому что улыбнулся своей чудной улыбкой – уголком губ. Как бы ее охарактеризовать? Чувственная, это точно. Приводящая в ярость? И это правда. Интересно, начнет ли он «наезжать» за вчерашний разговор с Доусоном? Или просто извинится? Если так, то я прямо здесь кинусь в его объятия, и плевать на одноклассников. Или, как обычно, буркнет: «Поговорим позже». Я давно заметила, что если Дэймон что-то делал у всех на глазах, значит, ему это безразлично. О том, что по-настоящему важно, он стремился разговаривать с глазу на глаз.

– У тебя красивая прическа, – отметил он.

Ого. Да, не это я ожидала услышать, но на всякий случай, подняв руки, пригладила волосы. Сегодня я выглядела абсолютно так же, что и всегда. Только сделала прямой пробор.

– Спасибо, – выдавила я.

Он продолжал улыбаться. Мы молча смотрели друг на друга, и с каждой секундой я злилась все сильнее. В чем вообще дело?

– Ничего больше не хочешь сказать? – спросила я наконец.

– А ты? – задал он встречный вопрос, придвинувшись почти вплотную ко мне.

– Хочу, и очень многое. – Я набрала в грудь побольше воздуха.

– О! Готов был поспорить, что хочешь. – Его ресницы медленно опустились, а голос был подобен шелку.

Что за черт? Может, он решил, что я с ним кокетничала?

– Да, Кэт, – продолжал Дэймон, – тебе многое нужно мне сказать. Как насчет: «Прости за то, что натворила в
Страница 14 из 21

субботу?»

Мне захотелось хорошенько ему вмазать, чтобы сбить спесь. Клянусь, у меня бы отлично получилось. Но я лишь бросила на него презрительный взгляд и отвернулась. До самого конца урока я не обращала на Дэймона никакого внимания, а потом гордо вышла из класса.

Разумеется, в коридоре он не отставал от меня ни на шаг. От его пристального взгляда у меня даже спина зачесалась, и если бы я не знала истинную подоплеку его действий, решила бы, что Дэймон так развлекается.

Утренние часы тянулись еле-еле. На биологии я чувствовала себя странно из-за того, что место рядом со мной пустовало.

– Кстати, я не видела Блейка с самого Рождества, – нахмурилась Леса.

– Понятия не имею, куда он делся, – пожала я плечами, старательно глядя на экран проектора, который устанавливал Мэтью.

– Да? А мне-то казалось, что вы с ним друзья не разлей вода, – протянула Леса.

Что же, ее подозрения были вполне понятны. Петербург стал настоящим «Бермудским треугольником» для подростков. Приезжало их сюда много, причем кое-кто вскоре исчезал в никуда, словно Алиса в кроличьей норе, но некоторые потом вновь возвращались. Мне вдруг ужасно захотелось все ей рассказать. Все-таки тяжело хранить столько секретов сразу.

– Нет, я не знаю, где Блейк. Он что-то говорил насчет визита к родственникам в Калифорнию. Наверное, решил там остаться. Петербург – ужасная дыра, – произнесла я, сама удивляясь тому, как здорово научилась врать.

– Не спорю. А он вернется потом или нет?

– Ну, – закусила я губу, – поскольку мы вроде как встречаемся с Дэймоном, я с Блейком толком и не общалась.

– Ага, – понимающе усмехнулась Леса. – Дэймон же настоящий варвар, просто не в состоянии нормально общаться с парнями, особенно с теми, кто относится к нему доброжелательно.

Я вспыхнула.

– Что? Ах, нет. Он дружит и с парнями. – Но не с тем, кто стал убийцей твоего друга. – А как там Чад?

– Мой плюшевый медвежоночек? – захихикала Леса. – О, он – само совершенство!

Короче, мне удалось перевести разговор на Чада. Мы долго болтали об их с Лесой отношениях, о том, насколько они близки к «этому». Леса попыталась узнать, как с «этим» обстоят дела у нас с Дэймоном, но, к ее разочарованию, подобные вопросы я обсуждать отказалась. Тем не менее она продемонстрировала живое участие в моих делах.

После биологии я пошла к своему шкафчику и всю перемену копалась в нем, делая вид, что меняю учебники. Сомнительно было, что Ди захочет видеть меня в столовой. Я и сама туда не рвалась, поскольку сердилась на Дэймона. К тому времени, когда я закрыла шкафчик, коридор уже опустел, гул голосов доносился откуда-то издалека.

Я склонилась, застегивая сумку, которую мама подарила мне на Рождество. И тут краем глаза заметила какое-то движение в конце коридора, как будто кто-то материализовался там прямо из воздуха. Высокий худой парень в бейсболке, что уже было странно, поскольку в школе их носить запрещали. Причем бейсболка совершенно дурацкая, из тех, которые так любят водители грузовиков. Лет десять назад у парней была на них мода.

На фоне чего-то, явно напоминающего доску для серфинга, на бейсболке красовалась черная надпись Drifter. Я вздрогнула, невольно сделав шаг назад, но парень уже пропал из вида, только медленно закрывалась дверь, ведущая на лестницу.

Нет, нет, быть такого не могло, Блейк же не сумасшедший, чтобы возвращаться. Хотя… Придерживая сумку, я сделала несколько неуверенных шагов, затем сорвалась на бег. Ударом я распахнула дверь и перегнулась через перила. Таинственный незнакомец стоял внизу, словно ждал.

Лица видно не было, зато я отчетливо разглядела на бейсболке нарисованную доску для серфинга. А ведь Блейк там у себя в Калифорнии был заядлым серфером.

Кисть руки, державшейся за серебристую дверную ручку, была покрыта золотистым загаром, как у всех, кто проводит всю жизнь на солнце. Я узнала эту руку, и волосы у меня встали дыбом.

Вот дерьмо!

В полном изумлении я бросилась вниз, перепрыгивая через три ступеньки разом. Кажется, даже позабыла дышать.

Первый этаж оказался забит учениками, которые торопились в школьную столовую. Меня окликнула Карисса, но я только отмахнулась от нее, пытаясь не потерять в толпе приметную бейсболку. Судя по всему, ее обладатель направлялся в сторону спортзала, откуда имелся запасной выход на школьную стоянку.

Лавируя между парочками, уткнувшимися в свои планшеты, протискиваясь между группками болтающих приятелей, я на секунду упустила из виду бейсболку. Черт! Они что, сговорились торчать у меня на пути? Я натыкалась на кого-то, бормотала извинения, но продолжала рваться вперед. Вот и конец коридора с одной-единственной дверью. Не раздумывая ни секунды, я толкнула тяжелые створки и вылетела наружу. На улице было холодно и хмуро. На стоянке никого не было, парень ушел.

Так быстро могут двигаться либо инопланетяне, либо земляне-«мутанты». Теперь я не сомневалась, что видела Блейка и что он показался мне нарочно.

Глава 8

Найти Дэймона оказалось проще простого. Он находился в столовой и, подпирая стенку, на которой был нарисован талисман школы, болтал с Билли Крампом, который был в одном с нами классе по тригонометрии. В руках Дэймон держал картонный стаканчик с молоком и кусок пиццы. Довольно странные у него вкусы, надо заметить.

– Нам срочно нужно кое-что обсудить, – встряла я в их «мужской» разговор.

Дэймон откусил от своей пиццы, а Билли уставился на меня. Наверное, в моем взгляде что-то такое промелькнуло, потому что он демонстративно отступил назад, подняв руки, и сказал:

– Ладно, Дэймон, увидимся.

Дэймон кивнул и перевел на меня испытующий взгляд.

– Что-то случилось, Котенок? Никак, извиняться пришла?

Сощурившись, я раздумывала несколько секунд, не врезать ли ему на глазах у всей столовой, но с сожалением отказалась от этой идеи.

– Еще чего! Это ты должен передо мной изви-няться.

– Почему? – с деланым любопытством спросил он, потягивая молоко.

– Потому что задница не я, а ты. Ну, это так, присказка.

– Хорошенькая присказка, – фыркнул Дэймон.

– Во-вторых, переубедить Доусона удалось именно мне, – торжествующе возвестила я. – В-третьих… Ладно, это уже неважно. Терпеть не могу, когда ты так делаешь!

– Что ты имеешь в виду? – Теперь Дэймон смотрел без раздражения, скорее даже весело. Но было в его взгляде еще что-то, совершенно неподходящее к обстановке школьной столовой. Господи!

– Сбиваешь меня с толку всякой чушью! На случай, если ты вдруг не знаешь значения слова «чушь», поясняю: это означает «глупости».

– Я в курсе, – усмехнулся Дэймон, засовывая в рот остатки пиццы.

– Ну, надо же! – парировала я.

– Да, – протянул Дэймон, улыбаясь умильной кошачьей улыбкой, – похоже, я действительно сбиваю тебя с толку, раз ты даже забыла, зачем пришла.

Проклятье! А ведь он был прав. Набрав в грудь побольше воздуха, я выпалила:

– Знаешь, кого я видела?

Дэймон мгновенно схватил меня за локоть и потянул к выходу:

– Не здесь!

Я попыталась вырваться. Просто ненавидела, когда он строил из себя этакого супермена и начинал мной командовать.

– Отпусти, Дэймон, не дури, я сама пойду!

– Ну, конечно! – Он протащил меня по всему коридору, остановившись лишь у спортзала. Потом склонился к самому моему лицу и
Страница 15 из 21

прошептал:

– Хочу тебе кое-что сказать.

Я кивнула.

– Ты просто неотразима, когда злишься. – Его губы коснулись моего виска. – Меня это начинает уже беспокоить, но пока что нравится.

Да уж, наверное, в этом точно было что-то неправильное, но и мне нравилась та порывистость, с которой Дэймон бросался на мою защиту в любых обстоятельствах. Меня волновала его близость, особенным мучением было ощущать его горячее дыхание так близко от моих губ. Собрав в кулак всю свою силу воли, я чуть-чуть оттолкнула Дэймона.

– Сосредоточься! – сказала я то ли ему, то ли самой себе. – Мне действительно нужно сообщить кое-что важное. Куда важнее, чем то, что тебя возбуждает чья-то злость.

– Ладно, давай выкладывай, – ухмыльнулся Дэймон. – Я сосредоточен как никогда. Весь – внимание, и все такое прочее.

Я было захихикала, но быстро собралась. Вряд ли он будет так же веселиться, услышав новости.

– Я видела Блейка. Уверена, это он.

– Что-что ты сказала?

– Несколько минут назад я видела Блейка.

– А ты не ошиблась? Ты видела его в лицо? – Теперь Дэймон говорил абсолютно серьезно, взгляд сделался острым, лицо посуровело.

– Ну, я видела… – начала я и прикусила губу. Из столовой повалили ученики, толкаясь и смеясь. – Нет, лица я не разглядела.

– Хорошо, – с облегчением выдохнул он. – Почему же тогда ты решила, что это – Блейк?

– Из-за бейсболки. На ней нарисована доска для серфинга. А еще рука… – произнесла я, чувствуя, как глупо это прозвучало.

– Так. Значит, ты увидела кепку и руку, я правильно тебя понял?

– Да, – окончательно смутилась я.

Дэймон обнял меня за плечи и мягко спросил:

– Кэти, ты уверена, что это был Блейк? Потому что если не уверена, то в этом ничего особенного, ведь ты пережила сильное потрясение.

– Кажется, ты уже говорил нечто подобное, когда пытался скрыть, кто ты на самом деле, – поморщилась я. – Очень хорошо помню.

– Сейчас все по-другому, Котенок. Еще раз спрашиваю, ты абсолютно уверена? Не хотелось бы поднимать всех на уши из-за твоей ошибки.

Моя уверенность в том, что я видела Блейка, была, скорее, сродни интуиции. Бог знает, сколько школьников нарушают правила, вроде запрета носить бейсболку в школе. Поскольку лица того парня я все-таки не видела, то не могла сказать, что уверена на сто процентов. Я заглянула в горящие глаза Дэймона и покраснела. Осуждения в его взгляде не было, скорее – сочувствие. Наверное, он решил, что я сломалась под давлением всего, что со мной случилось, и мне просто померещилось.

– Не уверена, – сокрушенно сказала я наконец. И от этих слов мне стало тошно.

* * *

Вечером мы с Дэймоном вновь играли роль нянек при Доусоне. Конечно, он пообещал не начинать пока свою поисково-спасательную экспедицию, но Дэймон все равно боялся оставлять его одного, а Ди пошла в кино. Меня она, конечно, не позвала.

Так что мы с братьями устроились на диване, прихватив миску попкорна и ноутбук, и отправились в четырехчасовой зомби-марафон от Джорджа Ромеро, параллельно строя планы, как разыскать Бет. Сошлись на том, что в конце недели проверим пару мест ее возможного нахождения и разведаем, как там с охраной. К тому времени, когда началась «Земля мертвых», зомби стали гораздо уродливее и умнее, чем в начале. В общем, я веселилась вовсю.

– Не знал, что тебе нравятся фильмы про зомби, – удивился Дэймон, отправив в рот целую горсть попкорна. – Что за этим кроется: болезненный интерес к «крови-кишкам-расчлененке» или тут есть некий психологический подтекст?

– Скорее уж «кровь-кишки-расчлененка», – рассмеялась я.

– Ты же девочка, Кэти! – нахмурился Дэймон, когда зомби на экране начал размахивать тесаком для рубки мяса. – Даже я такое не смотрю. Сколько там еще осталось?

– «Дневники мертвецов» и «Выживание мертвецов»[5 - Land Of The Dead (2005), Diary Of The Dead (2008), Survival Of The Dead (2009) – фильмы ужасов американского режиссера Джорджа Ромеро.], – ответил Доусон, продемонстрировав оба диска.

– Потрясающе, – буркнул Дэймон.

– Слабак! – я показала ему язык.

– Ну, и ладно. – Дэймон толкнул меня локтем в бок. Миска с попкорном опрокинулась, и сладкая кукуруза рассыпалась по моей груди. – Помочь собрать?

– Вот наступит зомби-апокалипсис, ты еще скажешь спасибо за мои увлечения, – захохотала я и швырнула горсть попкорна ему в лицо.

– Сомневаюсь. Лучше бы ты чем-нибудь другим увлеклась, Котенок. Я даже могу предложить кое-какие альтернативы.

– Нет уж, спасибо, – фыркнула я и снова залилась предательской краской, поскольку в голове тут же возникли соответствующие картины.

– Наверное, Кэт поведет нас в ближайший магазин «Костко»[6 - Costco Co – cистема розничных магазинов с клубным членством в США.], – встрял Доусон, возвращая диски на кофейный столик.

– Ты-то откуда про это знаешь? – изумленно спросил брата Дэймон.

– Из «Инструкции по выживанию во время зомби-апокалипсиса», – пожал плечами тот.

– Доусон прав, – авторитетно заявила я. – В «Костко» есть еда, всякие нужные вещи, а главное – там толстые стены. Даже оружие и боеприпасы продаются. В их подвалах можно годами просидеть, пока зомби наверху устроят пир на весь мир.

Дэймон смотрел на меня, открыв рот.

– Что ты так на меня смотришь? – усмехнулась я. – Зомби тоже хотят ням-ням.

– Про «Костко» все чистая правда, – поддержал меня Доусон, хрустя попкорном. – Но мы же можем просто взрывать мертвецов. Вот было бы здорово!

– Отличная идея, – похвалила я, выбирая из миски полураскрывшиеся кукурузины. Обожаю такие.

– Вы оба – психи, – с притворным ужасом покачал головой Дэймон.

Он лежал, прислонившись ко мне, совершенно расслабленный. Впервые после своего возвращения Доусон вел себя нормально. То есть болтовня о зомби не бог весть какой признак социализации, но все-таки. Зомби на экране отхватил кусок мяса из руки какого-то неудачника.

– Что за черт? – заканючил Дэймон. – Парень стоит как идиот. Эй, придурок! Там зомби вокруг тебя!

Я хихикнула.

– Именно поэтому фильмы про зомби кажутся такими неправдоподобными, – продолжал он. – Ну, ладно, хочется тебе поглядеть на живых мертвецов и на конец света, но никто, у кого есть хоть капля мозгов, не будет стоять, разинув рот, и дожидаться, пока его поймают.

Тут даже Доусон улыбнулся.

– Лучше заткнись и смотри кино, – сказала я.

– Ты, значит, всерьез полагаешь, что выживешь во время зомби-апокалипсиса? – не успокаивался Дэймон.

– А то! Еще и твою задницу спасу.

– Правда, что ли? – Дэймон внимательно посмотрел на экран и вдруг исчез. На его месте появилось… нечто. Я вскрикнула и прижалась к Доусону. Кожа Дэймона стала мертвенно-серой и свисала лохмотьями, лицо покрылось коричневыми трупными пятнами, на месте одного глаза зияла дыра, а второй стал молочно-белым и пустым. Волосы торчали клочками. Зомби-Дэймон оскалился:

– Ну, как? Все еще мечтаешь меня спасти?

Я уставилась на него, не в силах вымолвить ни словечка. Доусон захохотал. Не знаю, что меня испугало больше, этот смех или живой «зомби». Наконец чудовищный облик начал таять, и вскоре передо мной опять сидел обычный Дэймон: красивый, с пышной шевелюрой и с нормальным лицом.

– Похоже, если бы ты встретила настоящего зомби, тебе бы не поздоровилось.

– Зато у тебя явно проблемы с головой, – буркнула я, опасливо
Страница 16 из 21

возвращаясь на место.

С самодовольной улыбкой он потянулся к миске с попкорном, но там было пусто. Наверное, когда я дернулась, последняя кукуруза просыпалась на пол. Почувствовав что-то, я обернулась к Доусону.

Он смотрел на нас с Дэймоном, но, кажется, нас он не видел. Он выглядел как человек, который пытается вспомнить, и в его взгляде была печаль и что-то еще… Решимость? Не знаю. Но в одну секунду его глаза вспыхнули зеленым, равнодушие исчезло, и он стал до того похож на Дэймона, что у меня перехватило дыхание. Доусон тряхнул головой и отвернулся. Дэймон тоже это заметил, но только пожал плечами.

– Еще попкорна? – спросил он. – Кстати, у нас где-то завалялись пищевые красители. Сделать тебе красной кукурузы, Кэти?

– На кукурузу согласна, но без краски, пожалуйста, – ответила я.

Дэймон взял миску, встал с дивана и с облегчением взглянул на брата.

– Поставить фильм на паузу? – ехидно спросила я.

Дэймон решительно замотал головой, и я ухмыльнулась. Тем не менее, когда зомби полезли из воды, он притормозил. Затем снова покачал головой и вышел. По-моему, кто-то пытался меня надуть.

– На самом деле ему нравится кино про зомби, – сказал Доусон.

– Сама об этом же подумала, – улыбнулась я. – Учитывая его любовь к историям о привидениях.

– Раньше мы записывали подобные шоу, а потом смотрели их все выходные напролет. Глупо, конечно, но было весело, – он замолчал и снова повернулся к телевизору. – Скучаю я по тем временам.

– Все еще можно вернуть, – произнесла я. Доусон не ответил, и мое сердце защемило от беспокойства за него и за Дэймона. Смогут ли они нормально общаться, оставшись наедине? Слишком многое разделяло теперь братьев.

– Знаешь, а я бы с удовольствием посмотрела какое-нибудь из этих шоу в субботу. Может, нам так и сделать, прежде чем отправляться на разведку?

Доусон молчал. Я уже решила, что он не ответит, и смирилась. Ничего, как-нибудь потихонечку-полегонечку. Однако Доусон снова заговорил:

– Да, было бы здорово. Мне бы тоже этого хотелось.

– Правда? – удивленно воскликнула я.

– Ага, – улыбнулся он. Улыбка вышла слабой, но это была настоящая улыбка.

Я довольно кивнула и переключилась на экран, где разворачивалась очередная кровавая бойня. Вернулся Дэймон. Я сразу поняла, что он слышал каждое слово, такое облегчение и благодарность были написаны на его лице. Он ничего не сказал, но руки, державшие миску с попкорном, дрожали. Сел рядом, поставил миску мне на колени, взял за руку и больше не отпускал весь вечер.

* * *

В следующие два дня я уверилась в том, что в понедельник меня посетила галлюцинация. Бейсболки больше в поле зрения не появлялись, и к четвергу я думать забыла о Блейке. А Доусон вернулся в школу.

– Представляешь, сегодня утром я видела брата Дэймона, – объявила Леса на тригонометрии, дрожа от возбуждения. – То есть мне кажется, это был он, хотя мог быть и сам Дэймон, конечно. Но, по-моему, тот парень более щуплый.

– Да, это Доусон, – подтвердила я.

Не понимаю, как можно их спутать?

– Ой, как же все странно, – Леса немного успокоилась. – Мы с Доусоном никогда особенно не дружили, но он всегда вел себя очень доброжелательно. Сегодня же я только хотела подойти к нему, а он сделал вид, что меня не заметил. Как можно не заметить такую яркую личность?

– Действительно, – рассмеялась я.

– Если серьезно, с ним на самом деле что-то не так.

– Что именно? – занервничала я.

Неужели, изменения, произошедшие в Доусоне, видны обычным людям?

– Сама не знаю, – она задумчиво уставилась на формулы, написанные на доске, потом тряхнула кудрявой головкой. – Сложно объяснить.

Мы не успели договорить, в класс вошла Карисса, а за ней – Дэймон. Он поставил передо мной стаканчик латте. Запах корицы распространился в воздухе.

– Спасибо, – поблагодарила я. – А себе?

– Не хочется, – ответил он, крутя в руках карандаш. – Привет, Леса.

– Ах, мне тоже срочно требуется такой вот Дэймон, – вздохнула та.

– А как же Чад? – подмигнула я.

– Он не приносит мне латте, – закатила глаза Леса.

– Таких, как я, больше нет, – усмехнулся Дэймон.

– Не очень-то заносись, – поставила его на место я.

– Я хочу сказать, что рада возвращению Доусона, – серьезно и даже печально проговорила Карисса, глядя на Дэймона, и вдруг покраснела, сжимая в руке свои очки. – Наверное, вы тоже ужасно рады.

– Конечно, – кивнул тот.

На этом разговоры о его брате и закончились. Карисса отвернулась, даже Леса, никогда не упускавшая возможности посудачить, не стала развивать тему. После урока, когда мы с Дэймоном вышли в коридор, все уставились на нас. Кое-кто шептался, другие обсуждали произошедшее в голос:

«Ты уже видел?»

«Ага, оба в школе…»

«А Бет?.. Странно, что он вернулся без нее…»

«Может, возвратился из-за Адама?..»

Насколько можно было понять, сплетники старались вовсю.

Я отпила глоток еще не остывшего кофе и покосилась на Дэймона. Лицо его было каменным.

– Наверное, это была не самая блестящая моя идея.

– Неужели? – саркастически спросил Дэймон, придерживая дверь на лестницу. Он пропустил меня вперед, и на мгновение его рука задержалась на моей талии.

– С другой стороны, чего ему было дома сидеть? – рассуждала я, проигнорировав издевку.

Пока мы поднимались на третий этаж, Дэймон шел рядом, занимая чуть ли не весь проход, так что другие еле-еле протискивались между ним и стеной. Интересно, куда он идет, ведь ему-то нужно на второй этаж?

Дэймон наклонился ко мне и тихо произнес:

– Твоя идея была правильной, Кэт. Доусон должен был вернуться. Вряд ли, конечно, из этого что-то получится, но попробовать нужно.

Я согласно кивнула. Мы подошли к кабинету английского, Дэймон отхлебнул немного кофе из моего стаканчика и вернул его мне.

– Ладно, увидимся в столовой, – сказал он, чмокнул меня и ушел. Я проводила взглядом его темноволосую фигуру, все еще чувствуя тепло его губ, потом вошла в класс. Столько всего происходило вокруг меня, и сосредоточиться на уроках было непросто. Я так задумалась, что даже не услышала, как меня вызвали к доске. Вышло очень неловко.

Оказалось, мы с Доусоном записаны на один и тот же курс биологии. Все в классе не спускали с него взгляда. Он сидел рядом с Кимми. Когда я проходила мимо, Доусон на секунду оторвался от учебника и кивнул мне. У его соседки по парте были совершенно круглые от изумления глаза.

Будучи пленником в офисе «Дедала», он многое пропустил. Хотя это неважно – по умственному развитию Лаксены намного опережают людей. Так что на успеваемости Доусона пропуск целого учебного года мог вообще никак не сказаться.

– Видела? – обернулась ко мне Леса, как только я села за парту.

– Что именно?

– Да Доусона же, – прошептала она. – Он ужасно изменился. Раньше все время болтал и смеялся, а вовсе не зачитывался учебником по биологии.

– Наверное, он многое пережил, – пожала я плечами, сказав, впрочем, совершенную правду. – А тут еще все пялятся на него.

– Ну, не знаю, – протянула Леса, поправляя рюкзак и оглядываясь на Доусона. – Сейчас он куда мрачнее своего брата.

– А разве Дэймон мрачный? – сухо спросила я.

– Ну, не слишком дружелюбный, я это имею в виду. Раньше он вообще был сосредоточен на себе, – пояснила Леса. – О, кстати! Ты не знаешь, почему Ди
Страница 17 из 21

постоянно зависает со «Сволочной командой»?

«Сволочной командой» Леса именовала Эш и Эндрю. Когда-то и сам Дэймон был ее частью.

– Как тебе сказать, – начала я, тоже ощутив внезапное желание уткнуться в учебник биологии. – После смерти Адама она очень изменилась.

Едва я вспоминала о Ди, на мои глаза сразу наворачивались слезы. Наша дружба с ней так трагически резко прервалась.

– Да, паршиво. Она ужасно скорбит. Я вчера столкнулась с ней у шкафчиков, попыталась заговорить, так она только зыркнула на меня, развернулась и молча ушла.

– Да?

– Угу. Я прям расстроилась.

– Скорее всего… – начала я, но тут дверь кабинета открылась.

Первое, что я увидела, – это была винтажная рубашка с эмблемой «Нинтендо», надетая поверх серой плотной футболки. Потом заметила бронзовую кожу и карие глаза. Сердце мое упало, а в ушах зашумело. Все лица обратились к вошедшему. Проклятье! Скорее я ожидала, что может вернуться Уилл, но не… он.

– Ой, посмотри, кто пришел! – воскликнула Леса, хлопая в ладоши. – Блейк!

Глава 9

Мне казалось, я сплю. Все выглядело абсолютно нереальным. Нет, наверняка это не Блейк, а кто-то на него похожий зашел сейчас в класс скучающей походкой. Мэтью, не менее изумленный, чуть не выронил стопку тетрадей. Я покосилась на Доусона, но вспомнила, что он с Блейком не знаком.

– Что с тобой, Кэти? Вид у тебя немного обалдевший, – спросила меня Леса.

– Да так… – невпопад брякнула я.

Секунду спустя Блейк опустился на соседний стул. В глазах у меня помутилось. Он кинул учебник на парту, сложил руки на груди и подмигнул мне. Да что же это такое?! Леса, устав ждать, когда я закончу фразу, покачала головой и отвернулась, буркнув:

– Все мои друзья какие-то ненормальные.

Блейк безразлично смотрел, как Мэтью перебирает бумажки. Мое сердце стучало как бешеное, казалось, оно вот-вот выскочит из груди. Все вокруг пялились на меня, а я – на Блейка. Наконец ко мне вернулся голос.

– Что ты творишь?

– Ничего. Вот, пришел на урок, – он смотрел спокойно, но в его глазах искрились тысячи секретов.

– Ты… – я поперхнулась, внезапно почувствовав такой сильный гнев, что электрический разряд пробежал по моей коже.

– Твои глаза, – прошептал Блейк, растягивая губы в улыбке, – они светятся.

Я опустила ресницы, пытаясь совладать с эмоциями. И только когда почувствовала 40-процентную уверенность в том, что не вцеплюсь ему в горло, я взглянула на него.

– Тебя здесь не должно быть.

– Но я тут.

Для дипломатических переговоров время было неподходящим. Мэтью с бледным лицом корябал что-то на доске. Еще он что-то говорил, но я не различала ни слова. Машинально убрала прядь волос за ухо и никак не могла опустить руку, опасаясь, что не сдержусь и ударю Блейка.

– Мы дали тебе шанс на спасение, – прошипела я. – Второго ты не получишь.

– У меня на этот счет другое мнение, – он придвинулся так близко, что я окаменела. – Когда вы услышите мое предложение…

– Считай, ты уже мертв, – процедила я, не отрывая глаз от Мэтью и едва сдерживая приступ истерического смеха.

Леса вопросительно оглянулась на меня – пришлось изобразить беззаботную улыбку. Она отвернулась.

– Кстати, о мертвецах. Как я погляжу, пропавший близнец вернулся в школу, – шепнул мне на ухо Блейк и принялся старательно писать в тетрадке. – Дэймон, наверное, очень обрадовался, да? Между прочим, я уверен, что тебя инициировал именно он.

На костяшках моего сжатого кулака заплясали язычки пламени. Его догадка была смертельно опасна для нас с Дэймоном. Не считая проблем, которые грозили Дэймону в случае, если он решит покинуть сообщество Лаксенов, имелись еще люди из Министерства Обороны, которые могли использовать эти сведения против нас. Точно так же, как в случае с Доусоном и Бетани.

– Поосторожнее, – сказал Блейк. – Вижу, ты пока не научилась контролировать свой гнев.

– Скажи честно, зачем ты вернулся? – мрачно спросила я.

– Тс-с… – Блейк прижал палец к губам. – Я же пытаюсь усвоить информацию о «Различных типах организмов». Господи, ну и скука.

Мне потребовалось все мое самообладание, чтобы досидеть до конца урока. И не мне одной: Мэтью тоже то и дело забывал, что собирался сказать. Доусон удивленно косился на меня. Как же мне хотелось с ним поговорить! Стоп! А не попробовать ли связаться с Дэймоном? Мы уже делали это несколько раз, но только когда он находился в облике Лаксена. Затаив дыхание, я сосредоточилась, уставившись на красно-синие полоски в тетради.

«Дэймон!»

В голове загудело, словно я включила пустой канал телевизора, – не какой-то конкретный звук, а просто высокочастотный шум.

«Дэймон!»

Я подождала немного, но ответа не пришло.

Ужасно. Мне обязательно нужно было сообщить Дэймону о том, что в школе объявился Блейк. Наверное, Доусон бы мог с ним легко связаться. Может, отпроситься в туалет, а по пути шепнуть ему, какой мерзавец сидит рядом со мной? Я покосилась на вышеупомянутого мерзавца. Все-таки Блейк был замечательно красив: густые непокорные волосы, золотистый загар… Даже и не подумаешь, что за подобной внешностью скрывается убийца.

Прозвенел звонок. Я собрала вещи и направилась к двери, многозначительно глянув на Мэтью. Он, видимо, все понял и принялся караулить Доусона, чтобы объяснить ему, кто пожаловал в наш класс. Надеюсь, он удержит Доусона от необдуманных поступков, вроде выбрасывания Блейка из окна.

Начинался обеденный перерыв, но вместо того, чтобы отправиться в столовую, я достала из сумки сотовый. Не успела сделать пару шагов, как меня за локоть схватил Блейк.

– Надо поговорить.

– Отпусти меня немедленно! – попыталась я высвободиться.

– А то что? – спросил он, приблизившись так, что до меня донесся знакомый запах его лосьона. – Ты мне ничего не сможешь сделать. Или хочешь рискнуть и выдать всех?

– Чего тебе надо? – оскалилась я.

– Просто поговорить.

Он затащил меня в пустой кабинет, прикрыл дверь и тогда, наконец, отпустил мою руку.

– Послушай…

Однако, бросив сумку на пол и повинуясь инстинкту, я подключилась к Источнику, и ярко-красный шарик размером с теннисный мяч заплясал, потрескивая, на моей ладони.

– Кэти, я просто хочу поговорить, – уставился на меня Блейк, – тебе вовсе не обязательно…

Шарик сорвался и полетел в Блейка, словно дротик. Тот увернулся. Файербол попал в доску, и на зеленом пластике появилась обгорелая дыра. Запахло озоном.

Энергия Источника бурлила во мне. Второй раз я не промахнусь! Вся моя сила сконцентрировалась в кончиках пальцев. Я не знала, смогу ли убить Блейка или лишь ранить его. А может, и знала, только не хотела самой себе признаваться.

Блейк кинулся под защиту массивного дубового стола. Он поднял руку, и стоявшие слева стулья полетели в меня и, врезавшись в мои ноги, рухнули рядом. Я пошатнулась, и файербол ушел вверх, угодив в висевшие над доской часы. На голову Блейка посыпался дождь из стекла и пластика. Внезапно осколки застыли в воздухе, словно подвешенные на невидимых нитях. Блейк тоже замер, его глаза ярко светились.

– Вот черт, – прошептала я и покосилась на дверь. Нет, вряд ли Блейк позволит мне удрать. Если он заморозил обломки часов, то заморозит все, что угодно. И дверь, и людей за ней. Я очень ясно себе это представляла.

– Успокоилась? –
Страница 18 из 21

Голос Блейка был резким. – Сдается мне, тебя хватит максимум на несколько секунд.

Он был прав. В отличие от Лаксенов, люди-«мутанты» далеко не так сильны и выдыхаются слишком быстро. В ту злополучную ночь, когда мне все-таки удалось победить Блейка, своей энергией меня подпитывал Дэймон. Но торчать тут столбом, позволяя ему делать все, что угодно, я тоже не собиралась.

Я шагнула вперед. Стулья сдвинулись и поднялись в воздух, загородив моего противника. Послушные командам Блейка, стулья взгромоздились вокруг меня до самого потолка, образовав узкий колодец. Я отступила назад.

Подняв руки, я представила, как все эти стулья с прикрепленными к ним маленькими столешницами раздвигаются. Я уже владела телекинезом, и, теоретически, вся конструкция должна была обрушиться на голову Блейка. Стулья задрожали.

Блейк отпрянул. Стулья угрожающе раскачивались, но падать отказывались. Я представила, как они отодвигаются от меня, подчиняясь моей внутренней энергии, но тут мои виски пронзила боль, в сердце кольнуло, а в следующую секунду я обнаружила себя запертой в клетке из этих чертовых стульев.

– Держу пари, ты совсем не тренировалась, – сказал Блейк. Через просветы между стульев я видела, что он выбрался из-за кафедры и подошел ближе. – Кэт, я вовсе не собираюсь причинять тебе вред.

– Ты уже убил Адама. – Задыхаясь, я топталась в крохотном пространстве. Ноги сделались словно ватные, кожа саднила.

– Я не хотел. Поверь, я совершенно не хотел, чтобы кто-нибудь пострадал.

– И тем не менее этот кто-нибудь пострадал! А меня ты собирался сдать Министерству Обороны?

– Понимаю. Но ты даже представить себе не можешь, до чего мерзко я теперь себя чувствую. – Блейк кружил снаружи, повторяя все мои движения. – Адам был хорошим…

– Не смей произносить его имя! – Мои слабые, бесполезные теперь руки сжались в кулаки. – Не следовало тебе сюда возвращаться.

– Почему? Хочешь сказать, Дэймон меня убьет?

– Хочу сказать, что я сама тебя убью! – передразнила я Блейка, заметив, как иронически приподнялась его бровь.

– Ты уже упустила шанс сделать это, Кэти. Убийство противоречит твоей истинной природе.

– А твоей, значит, не противоречит? – хмыкнула я, делая движение назад и ощупывая стулья, которые чуть заметно покачивались. Конечно, у Блейка опыта побольше, но даже он начал уставать. –  Так что, Блейк? Ты на все готов, лишь бы защитить своего друга?

– Да, – покорно вздохнул он.

– В таком случае я – тоже.

Повисла тишина. И тут на пол обрушились осколки часов. Ура! Я была права!

– А ты изменилась, Кэти, – произнес Блейк.

– Ты и не представляешь – насколько! – Я чуть было не расхохоталась.

Блейк отступил от «башни» и провел ладонью по волосам.

– Отлично. Значит, ты поймешь важность того, что я хочу тебе предложить.

– Тебе нечего мне предложить, – возразила я.

Кривая улыбка раздвинула губы, которые я однажды поцеловала. Мне стало горько.

– Я следил за тобой, Кэти. И не я один. Впрочем, ты об этом знаешь. Помнишь, что случилось с окном твоей спальни? – Убедившись, что ему удалось привлечь мое внимание, он продолжил: – Доусон собирается найти Бет, правда? Но он не знает, где ее держат. А я – знаю. Там же, где и Криса.

Я была вынуждена прекратить свои метания внутри импровизированной клетки.

– Где именно?

– Думаешь, я вот так просто скажу? Как только вы все узнаете, вы меня убьете. Помогите мне освободить Криса, а я помогу вам с Бет. Это все, что мне нужно.

Я утратила дар речи. И после всего, что произошло, Блейк имел наглость просить нас о помощи?! В горле забулькал новый приступ истерического смеха.

– Блейк, ты безумец.

– Да? А люди из «Дедала» считают меня многообещающим гибридом, – скривился он. – Я попросил их оставить меня в этом городке, потому что живущие здесь Лаксены вполне могли изменить кого-нибудь из людей. Так что я теперь – их агент. Я смогу помочь вам пробраться туда, где они прячут наших друзей. Я знаю, на каком они этаже и где находятся камеры. И, что самое главное, я знаю все слабые места проекта.

Я сомневалась, что все это могло оказаться правдой. Стулья закачались, грозя обрушиться мне на голову.

– Без меня вы никогда не отыщете Бет, только сами попадете в лапы «Дедала».

Блейк отступил на шаг. Воздух вокруг него колебался, очевидно, так проявлялась его энергия.

– Я нужен вам, Кэт, а вы нужны мне. В одиночку мне не справиться.

Да, это похоже было на правду.

– Но с чего мы должны тебе доверять?

– У вас просто нет другого выхода, – он закашлялся, и стулья закачались сильнее, накренившись над его головой. – Самостоятельно вы Бет никогда не найдете, а Доусон в итоге выкинет какую-нибудь глупость.

– Ничего, мы готовы рискнуть.

– Этого-то я и боялся. – Блейк поднял мою сумку и поставил ее на учительский стол. – Если вы мне не поможете, я пойду прямиком к Нэнси Хашер и все ей расскажу о твоих способностях.

Я задохнулась, услышав это имя. Нэнси работала на Министерство Обороны, точнее, на проект «Дедал».

– Я ни о чем ей не докладывал, и Воган, с тех пор как связался с Уиллом Майклзом, тоже молчал. Сейчас она уверена, что твоя «мутация» не закрепилась. Так что я смогу спасти свою задницу, если расскажу ей теперь все, что знаю. А даже если и не спасу – они в любом случае за тобой придут. Только не думай, что ты избавишься от опасности, убив меня. Я написал письмо, которое доставят ей в случае моей смерти. Там указано, что ты – «мутант», а инициировал тебя Дэймон. Я все заранее продумал, Кэт.

Меня вновь захлестнул гнев, стулья угрожающе закачались, но Блейк мигом заблокировал мою энергию.

– Ты свинья!

– Что же, мне очень жаль. – Блейк уже находился у двери.

Наверное, я настоящая идиотка, но в этот момент он выглядел таким искренним.

– Я не хотел, чтобы так получилось, Кэти, но ты ведь все понимаешь, правда? Уверен, что ты сама уже размышляла над тем, что на все пойдешь, лишь бы защитить своих друзей. Тогда в чем между нами разница?

С этими словами он открыл дверь и вышел. «Башня» из стульев обрушилась, разлетевшись на кусочки, так же, как и моя жизнь.

Глава 10

Потрясенная до глубины души, я вышла из разгромленного кабинета. Не успела пройти до середины коридора, как дверь на лестницу распахнулась, и оттуда вылетел Дэймон. При виде меня его глаза вспыхнули зеленым огнем. Одним прыжком он подскочил ко мне и схватил меня за плечи. Из-за его плеча выглядывали Мэтью и сконфуженный Доусон. Никогда не видела Дэймона в такой ярости.

– Мы повсюду тебя искали, – шипел он.

– Кэт, ты видела, куда он пошел? – с тревогой спросил Мэтью. – В смысле, Блейк.

Неужели он решил, что необходимо уточнять, о ком идет речь? Потом до меня дошло, что они еще ничего не знают. Сколько времени мы разговаривали с Блейком? Казалось, что прошли часы, хотя скорее всего речь шла о нескольких минутах. Если бы Блейк заморозил всех, кто был рядом с кабинетом, Лаксены бы сразу это почувствовали – на них такие штуки не действуют. Значит, вряд ли такое возможно.

– Ну, он… – запинаясь, начала я, заранее предполагая, какая последует реакция, – в общем, он хотел поговорить со мной.

– Чего он хотел?! – остолбенел Дэймон.

Я нервно взглянула на Мэтью. Его выражение лица казалось почти безмятежным по сравнению с волнами гнева,
Страница 19 из 21

которые исходили от Дэймона.

– Он за нами следил. Наверное, он вообще не уезжал из города.

– Просто не могу в это поверить. – Дэймон отпустил меня и вцепился себе в волосы. – Этот парень хочет умереть.

– А зачем он за нами следил? – с любопытством спросил Доусон, оправившись от замешательства.

Ой, что сейчас будет!

– Блейк хочет, чтобы мы помогли ему освободить Криса.

– А ну, повтори! – взвился Дэймон. Если бы он был человеком, то получил бы растяжение связок.

В нескольких словах я передала им наш разговор с Блейком, дипломатично умолчав об угрозе выдать нас с Дэймоном Нэнси Хашер. Такое лучше обсуждать наедине. И правильно сделала: Дэймон чуть не превратился в Лаксена прямо в коридоре школы.

– Неужели он думает, что мы ему доверимся? – покачал головой Мэтью.

– По-моему, ему на это наплевать, – сказала я, нервно отбрасывая волосы назад. Все, чего мне сейчас хотелось, – это слопать большую коробку сахарного печенья, мои руки и ноги дрожали от слабости.

– Он на самом деле знает, где Бет? – спросил Доусон с лихорадочным блеском в глазах.

– Понятия не имею, – я привалилась спиной к шкафчику. – С ним ни в чем нельзя быть уверенным.

Внезапно Доусон оказался прямо передо мной.

– Он сказал хоть что-нибудь, что может нам помочь ее отыскать?!

– Нет. Ничего такого, – вздрогнув, произнесла я. – Я…

– Вспоминай, – приказал Доусон, склонив голову. – Он должен был что-нибудь сказать.

– Полегче, Доусон! – Дэймон схватил брата за плечо, оттаскивая его от меня.

– Если Блейк знает, где Бет… – прошептал Доусон, стряхивая руку Дэймона.

– Даже не думай! – прервал его тот. – Блейка послало Министерство, чтобы выяснить, не стала ли Кэт «мутантом», а потом сделать с ней то же, что они сделали с Бет. А еще он убил Адама. Мы не можем связываться с…

Тут мои колени подогнулись, и я начала съезжать вниз. Но не успела я сообразить, что падаю, как Дэймон метнулся ко мне. Его сильные руки обхватили меня за талию и поставили на ноги.

– Что с тобой? – нахмурился он.

– Ничего, все в порядке, – сказала я и покраснела.

– Не ври, – угрожающе произнес он. – Ты что, с ним дралась? Кэти, он тебя ранил? Если он до тебя хоть пальцем дотронулся, клянусь, я его из-под земли достану!

– Со мной все хорошо, – безуспешно попыталась я освободиться из его железной хватки. – Просто прежде, чем задавать вопросы, я его атаковала, ну, и немножко не рассчитала силы. Но он меня не ранил.

Дэймон с сомнением посмотрел на меня, потом обернулся к брату.

– Доусон, я знаю, тебе хочется поверить, что Блейк сможет нам помочь, но связываться с ним нельзя.

Тот отвел глаза, на его виске часто-часто пульсировала жилка. От Доусона волнами исходило отчаяние.

– Твой брат совершенно прав. – Мэтью положил руку ему на плечо, но тут в конце коридора показались два преподавателя, в руках которых были дымящиеся кружки, а под мышкой зажаты бумаги. – Здесь неподходящее место для споров. Встретимся у вас дома после занятий.

С этими словами он развернулся и зашагал прочь.

– Догадываюсь, что ты хочешь сказать, – резко начал Доусон, – но я вовсе не собираюсь делать никаких опрометчивых поступков. Обещаю, что сдержу свою клятву. Но и вы должны выполнить свою.

С этими словами он тоже ушел, оставив нас с Дэймоном одних.

– Ничего хорошего из этого не получится, – мрачно проговорил Дэймон.

– Ты не можешь все знать заранее, – взглянула на него я и, подождав, пока учителя не скроются в своих кабинетах, добавила: – Можно или нет доверять Блейку, вопрос довольно неоднозначный.

– Что ты сказала? – Дэймон прищурился и наклонился ко мне так, словно пытался защитить меня от всех опасностей.

– Блейк подтвердил все то, что мы узнали от Уилла, – начала я, молясь, чтобы он воспринял услышанное правильно. – Министерство Обороны и «Дедал» уверены, что я не «мутировала». Это же хорошо, правда? Однако ты даже представить себе не можешь, в каком отчаянии сейчас Блейк. Если мы ему не поможем, он нас точно выдаст.

Он отреагировал именно так, как я и ожидала: на соседнем шкафчике теперь красовался отпечаток кулака. Схватив Дэймона за руку, я затащила его под лестницу, пока на шум не прибежали учителя.

Новая волна гнева – на сей раз от осознания своей беспомощности – окутывала Дэймона, словно плащ. Он догадался, о чем я умолчала. Нас снова, как и в ситуации с Уиллом, пытались шантажировать. Как же нам поступить? Отказаться помочь Блейку и, тем самым, рисковать быть выданными врагу? Или довериться тому, кто уже раз показал, что этого недостоин? Куда ни кинь – всюду клин.

Дэймону очень хотелось обыскать школу, а то и всю округу, но он боялся оставить меня одну. Я попыталась его убедить, что в данный момент школа – самое безопасное место, хотя, конечно, после возвращения Блейка это уже не было правдой. Тот тоже понимал, что, пока он находится среди людей, притворяясь обычным школьником, мы ничего не сможем ему сделать. Всю оставшуюся часть дня я ожидала, что снова его встречу, но он не больше не показался на глаза.

Прозвенел звонок с последнего урока. И подойдя к своему шкафчику, я с удивлением обнаружила рядом Дэймона.

– Поедем-ка домой вместе, – сказал он.

– Хорошо, – ответила я, не собираясь спорить. – Но как потом твоя «Долли» попадет домой?

Дэймон улыбнулся, – ему нравилось, когда я называла его машину этим нелепым прозвищем.

– Я утром приехал с Ди. Теперь с ней вернутся Эш и Эндрю.

Когда она успела с ними сблизиться? Ведь Ди никогда не общалась с этой парочкой из-за их неприязненного отношения к людям. Надо же, сколько перемен! Причем наверняка о некоторых я еще и не подозреваю.

– Как ты думаешь, Блейк действительно собирается нас сдать? – спросила я, как только мы забрались в мой крохотный седан. Голые ветви деревьев стучали, как высушенные кости.

– Видимо, он в полном отчаянии. – Дэймон, ворча, пытался разместить поудобнее свои длинные ноги. – Он уже убил одного из нас ради спасения своего друга. Сейчас ему остается либо рассчитывать на нашу помощь, либо продать нас «Дедалу». Да, думаю, он вполне на это способен.

Я вцепилась в руль, чувствуя, как меня накрывает лавиной гнева. Мы позволили Блейку уйти безнаказанным, но он вернулся и пытается нас шантажировать. Как можно быть таким неблагодарным?

– Что нам теперь делать? – повернулась я к Дэймону.

– Одно из двух: или взаимодействовать с ним, или убить его, – сквозь зубы процедил он.

– И это должен сделать ты? – Мои глаза полезли на лоб от возмущения. – Это несправедливо! Ты – не единственный Лаксен, умеющий драться.

– Конечно. Однако я не знаю никого больше, кто еще мог бы вынести это бремя. – Он тяжелым взглядом посмотрел на меня. – Не собираюсь снова спорить о том, как у тебя обстоят дела с суперспособностями, но я не желаю подобной судьбы ни тебе, ни брату с сестрой. Я уверен, ты бы справилась, защитила бы и себя, и нас. Но, Кэти, я не хочу взваливать такой груз на твои плечи, понимаешь?

Я кивнула. При одной мысли о том, что я уже однажды пережила, внутри у меня все переворачивалось. Но теперь все будет намного хуже.

– Если придется, я смогу вынести это.

Через миг я почувствовала его руку на моей щеке. На секунду отвела глаза от дороги. Дэймон улыбался.

– Ты светишься так ярко, для меня, по
Страница 20 из 21

крайней мере. Я знаю, что ты можешь выдержать все, но твой свет не должен потемнеть.

Глупые девчачьи слезы потекли у меня из глаз, так что начали расплываться очертания шоссе, по которому мы мчались. Я не могла позволить себе разреветься на его груди, ведь это противоречило имиджу «крутой» девицы. Я лишь смогла выдавить слабую улыбку, но мне показалось, что Дэймон меня понял.

Мы припарковались на нашей подъездной дорожке раньше других. Взвинченная, я последовала за Дэймоном внутрь. Первым делом взяла на кухне бутылку воды и лишь потом вернулась в гостиную. Прежде чем я принялась взволнованно мерить шагами комнату, Дэймон схватил меня за руку, усадил к себе на колени, обнял и уткнулся лицом мне в плечо.

– Ты ведь знаешь, что мы должны сделать, – прошептал он.

– Убить Блейка. – Поставив бутылку, я обняла его за шею.

– Да нет же, Котенок! – сдавленно рассмеялся Дэймон. – Не надо нам его убивать.

– Не надо? – изумилась я.

– Нет. Мы согласимся на его условия, – ответил Дэймон, посмотрев на меня.

Сказать, что я удивилась, – значит ничего не сказать. Я была просто ошарашена.

– Но… но… но…

– Кэти, попытайся говорить связно, – поддразнил меня Дэймон.

– Мы не можем доверять Блейку! – Наконец мне удалось выйти из ступора. – Все это очень смахивает на ловушку.

– Доверимся мы ему или нет – один черт. – Он напрягся, и его рука скользнула по моей спине вниз. – Я и сам уже об этом думал.

– Думал? Те десять минут, пока мы возвращались домой?

– Как мило, что ты считаешь мой дом своим, – весело сверкнул он глазами. – Кстати, это действительно мой дом: он записан на мое имя.

– Дэймон, – вздохнула я, – все это здорово, но сейчас абсолютно неважно.

– Ты права. Однако всегда лучше знать такие вещи, раз уж ты отклонилась от темы…

– Кто?! – возмутилась я. – Ты сам отклонился!

– Я хорошо знаю своего брата. Если мы не согласимся, Доусон наверняка свяжется с Блейком сам, – уже серьезно продолжил Дэймон. – Если бы я оказался на его месте, поступил бы точно так же. К тому же мы знаем Блейка лучше, чем он.

– Не уверена.

– В любом случае, я не позволю ему сдать тебя Министерству Обороны, – пожал плечами Дэймон.

– Тебя он, кстати, тоже собирается сдать, – нахмурилась я. – Ты подумал о своей семье? Опасно приводить его в дом. Опасно и безответственно.

– Игра стоит свеч.

– Ну, ты даешь, – развела я руками. – Помнишь, ты не хотел, чтобы Блейк меня тренировал, потому что подозревал его? А ведь тогда он еще не был убийцей.

– Теперь мы знаем, на что он способен. Мы будем готовы.

– Все это бессмысленно. – Я взглянула в окно, услышав звук хлопнувшей дверцы. – Ты собираешься связаться с Блейком только из-за нас с Доусоном. По-моему, не самое мудрое решение.

– Наверное. – Он быстро развернулся, сжал ладонями мои щеки, крепко прижал меня к себе, а потом бесцеремонно толкнул на подушку рядом с собой. – Но я принял решение. Приготовься, Кэт. Сейчас будет жарко.

Я уставилась на него, распростертая на диване. Он прав. Вытащив из-под себя бутылку с водой, я едва успела сесть прямо, как в гостиную вошла группа инопланетян.

Ди тут же принялась расхаживать перед телевизором. Ее темные волнистые волосы развевались за спиной, а зеленые глаза горели странным лихорадочным блеском.

– Значит, Блейк вернулся?

– Да. – Дэймон наклонился вперед, упершись локтями в колени и не сводя глаз с сестры.

– И, конечно, он как ни в чем не бывало пожелал поболтать с ней. – Ди скользнула по мне взглядом. – Как же, они ведь были друзья не разлей вода.

Какого черта она это вспомнила? Я чувствовала, что начинаю злиться, но не хотела идти на конфликт.

– Наш с Блейком разговор никак нельзя было назвать дружеским.

– Что же нам теперь делать? – спросила Эш. Ее светлые волосы сегодня были связаны в «хвост». У кого-нибудь другого такая прическа смотрелась бы строгой, она же выглядела как модель на подиуме.

– Убить его, – произнесла Ди, остановившись у кофейного столика.

Я сперва подумала, что она просто шутит. Это же Ди! Однажды летом я наблюдала, как она выбирала из клумбы муравьев, чтобы их не раздавило мульчей. Но едва взглянув на нее, я поняла: она говорит совершенно серьезно. На Ди уставились все, не только я.

– Ди… – выдавила я.

– Не начинай! – Она расправила плечи. – Ты против? Догадываюсь. Это же ты убедила моего брата оставить его в живых.

– Ни в чем она меня не убеждала, – буркнул Дэймон, сцепив пальцы под подбородком.

Прежде чем он продолжил, я вскочила на ноги. Не все ему меня защищать.

– Я не убеждала его, Ди. Мы с Дэймоном оба были убеждены, что жертв было уже достаточно. Мы и представить себе не могли, что Блейк вернется.

– Более того, – заметил Мэтью, – его жизнь связана с одним из Лаксенов. Если он умрет, умрет и его друг. Мы не можем позволить умереть невиновному.

– То есть они связаны, как Кэти и Дэймон? – спросила Эш без обычного своего сарказма. Похоже, ее стервозность каким-то образом перешла к Ди.

Чувство вины вцепилось в мое сердце словно когтями. Я поняла, о чем подумала Эш, и потупилась, ковыряя дырку на джинсах. Как все-таки несправедливо! Ди с Адамом так долго отказывались замечать чувства, которые, возможно, изначально существовали между ними: любовь и привязанность. Они едва успели понять, что любят друг друга, когда смерть разлучила их.

– Или как ты с Бет? – взглянула Эш на Доусона. Оба брата кивнули. Эш села и посмотрела на молчавшего Мэтью.

– Убив Блейка, мы убьем ни в чем не повинного Лаксена. Это то же самое, что убить Кэти и уничтожить Дэймона.

Я приподняла бровь, но тут же заработала от Дэймона тычок коленкой.

– Никто не предлагает убивать Кэти или Бет, – уточнила Ди, – но с тем Лаксеном мы вообще не знакомы. Мы знаем только, что он работает на Министерство Обороны, или как там называется это их подразделение. Не забудь, Блейк убил Адама, Эш.

– Я помню! – рявкнула та, сверкнув сапфировыми глазами. – Адам был моим братом.

– А я – его девушкой! – подалась вперед Ди.

Господи, все сегодня шло кувырком. Покачав головой, я подсказала:

– Подразделение называется «Дедал».

Ди было плевать, как там оно называлось, теперь она повернулась к Мэтью:

– Мы обязаны что-нибудь сделать, прежде чем снова будут пострадавшие.

– Ди, – ошеломленно проговорил Мэтью, – но ведь мы не…

– Убийцы? – Ее лицо из пунцового стало белым. – Мы и раньше убивали из самозащиты. Мы все время убиваем аэрумов. А Дэймон убил офицеров Министерства!

Дэймон вздрогнул, и мне стало горько. Он никогда не показывал, как сильно то убийство повлияло на него, но я знала о его мучениях.

– Ди! – позвала я и с удивлением увидела, что она обернулась. – Понимаю, сейчас тебе очень больно, но это… Но это не ты.

Она резко вздохнула, и за ее спиной мигнул экран телевизора.

– Ты плохо меня знаешь. Ты не понимаешь всего этого дерьма. Этот человеческий ублюдок, кем бы он ни был, оказался здесь только потому, что мой брат тебя инициировал. Теоретически, если бы ты сюда не переехала, ничего не случилось бы. И Адам… – ее голос дрогнул, – Адам был бы жив.

– Ди, – Дэймон рядом со мной напрягся, – это не ее вина.

– Все нормально, – проговорила я и вновь села на подушки, чувствуя, что стены сдвигаются вокруг меня. Эндрю тогда сказал
Страница 21 из 21

то же самое. От него мне слышать такое было обидно, но слова Ди ранили в самое сердце. Не думала, что она на такое способна. Кто угодно, только не Ди, похожая на прекрасную фею Динь-Динь[7 - Фея из цикла сказочных повестей Джеймса Барри о Питере Пэне – мальчике, который не хотел становиться взрослым.], не девушка, вошедшая в мою жизнь этим летом, когда мы обе чувствовали себя такими одинокими. Не моя лучшая подруга.

И тут меня осенило.

Ди больше не была ею.

Боже, эта мысль показалась мне самым важным из всего, что произошло. Наверное, это было глупо, учитывая масштаб событий, но дружба с ней много для меня значила, а теперь я ее, оказывается, потеряла.

Вперед шагнул Доусон:

– Если бы Кэти не приехала сюда, меня бы никогда не освободили. Судьба – довольно странная штука.

Теперь Ди выглядела озадаченной. Закрутилась на месте, играя прядью своих волос – она всегда так делала, когда нервничала. Ее рука на несколько секунд растворилась в воздухе, потом она присела на кофейный столик спиной к нам.

– Ребята, нравится нам идея убить Блейка или нет, но что-то нужно делать. – Эндрю, сидевший на подлокотнике кресла, глубоко вздохнул. Я заметила, что он ни на минуту не сводил с Ди глаз.

– Ты прав, – кивнул Дэймон, бросив на меня быстрый взгляд. – Сидя тут, мы просто теряем время. Если мы не поможем освободить Криса и Бет, он сдаст меня и Кэти «Дедалу».

– Вот оно что, – пробормотал Мэтью, запустив руку в волосы, а потом сделал то, что с ним совершенно не вязалось, – выругался.

– Выдаст вас? – Ди снова оказалась на ногах. Ее движение было резким и смазанным.

– Да, и он так и сделает, – ответила я, стыдясь того, что именно из-за меня они все попали в столь ужасное положение. Если бы я с самого начала послушалась Дэймона… Сплошные «если бы да кабы». И добавила: – Блейк ужасно переживает за своего друга.

– Тогда и спорить не о чем, – облегченно сказал Доусон. – Мы поможем ему, а он – нам.

– Вы все тут с ума посходили! – накинулась на него Ди. – Собираетесь помогать убийце Адама?

– А ты что предлагаешь? – спросил Мэтью. – Позволишь ему выдать твоего брата и Кэти в придачу?

– Нет, – Ди закатила глаза. – Я ведь уже сказала: убить его, и дело с концом.

Я только покачала головой, ошарашенная яростью в ее голосе. Нет, я тоже, конечно, считала, что Блейк достоин смерти. Почему он должен жить, когда Адам – мертв? Но слова Ди вонзились в меня, словно тупой нож.

– Мы не будем убивать Блейка, – вздохнул Дэймон, вставая.

– Говори за себя. – Ди сжала кулаки.

– Мы поможем ему, но при этом будем за ним следить, – спокойно продолжил Дэймон. – Никто из нас не будет пытаться его убить.

– Чушь собачья, – прошипела его сестра.

– Ди, – вскочил Эндрю, – по-моему, тебе надо успокоиться и поразмыслить. Ты ведь никогда никого не убивала, даже аэрумов.

– Все когда-нибудь происходит впервые. – Ди гордо вскинула подбородок и скрестила на груди тонкие руки.

Глаза Эш стали как блюдца, в ее взгляде ясно читался ужас. Надо было что-то сделать, что-то сказать, но в голову ничего путного не приходило. Теряя терпение, Дэймон встал напротив сестры.

– Ди, этот вопрос не обсуждается!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhennifer-armentrout/opal-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Для того чтобы изобразить «снежного ангела», нужно найти нетронутый участок снежной поверхности, аккуратно лечь на спину, вытянуть руки и ноги в стороны и сделать несколько движений по снегу: руками – к голове и назад к ногам, ноги свести вместе и развести обратно. Потом нужно осторожно, перевернувшись на бок, встать. – Здесь и далее прим. ред.

2

В германо-скандинавской мифологии Тор, сын верховного бога Одина, является богом огня и бури. Локи – бог хитрости и обмана. Кэти, скорее всего, имеет в виду серию комиксов «Марвел» (публикация комиксов с участием Тора и Локи началась в 1949 г.), в которой Локи, злодей, интриган и манипулятор, выведен как сводный брат Тора, от которого из зависти все время пытается избавиться.

3

В кинокартине «Человек дождя» (США, 1988) рассказывается о двух братьях, один из которых страдает аутизмом. Это заболевание нервной системы проявляется в том числе в задержке в развитии и в нежелании идти на контакт с окружающими.

4

Традиционные итальянские хлебные палочки.

5

Land Of The Dead (2005), Diary Of The Dead (2008), Survival Of The Dead (2009) – фильмы ужасов американского режиссера Джорджа Ромеро.

6

Costco Co – cистема розничных магазинов с клубным членством в США.

7

Фея из цикла сказочных повестей Джеймса Барри о Питере Пэне – мальчике, который не хотел становиться взрослым.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.