Режим чтения
Скачать книгу

Осторожно, ведьма! читать онлайн - Ольга Пашнина

Осторожно, ведьма!

Ольга Олеговна Пашнина

Руны любви

Я – ведьма. Спасти свою жизнь любой ценой – вот моя основная задача.

Где лучше всего спрятаться ведьме? Разумеется, там, где никто не станет искать: под знаменами смертельных врагов, в самом сердце современной Инквизиции!

Я присоединилась к этой зловещей организации, полная решимости объяснить этому миру: не все ведьмы сеют тьму. Я лишь мечтала доказать близким, что достойна их любви. Мечтала засыпать, не думая о костре и смерти…

Однако ироничная судьба, как всегда, всё повернула по-своему.

Сумасшедший и мстительный могучий колдун? Страшно.

Возлюбленный-инквизитор? Опасно.

Четыре верные подруги, светлая магия и природная способность не унывать? А вот имея за плечами такие надежные тылы, уже можно побороться за лучшее будущее, даже если враги обложили со всех сторон!

Ольга Пашнина

Осторожно, ведьма!

Глава 1

Инквизиция

Велимир, глава Инквизиции Торделла

Он был чертовски зол. Так зол глава Инквизиции не был, даже когда во всем здании отключили электричество и пришлось отложить сожжение одной очень злобной ведьмы аж на два дня. А потом у нее вдруг нашелся родственник в оперативном отделе…

В это прекрасное воскресное утро столичный Торделл спокойно просыпался, неспешно наполняя просторные улицы, высокие башенки, каменные мосты, живописные площади и зеленые парки суетой, привычной любому городу. Потихоньку оживлялись многочисленные рестораны и таверны, городские службы такси цветастыми машинками летали над площадью перед аэропортом, грузовые дирижабли взмывали в небо.

А пока город медленно, но верно входил в привычный ритм, в здании Инквизиции, что располагалось всего в двух кварталах от центральной площади Книголюбов, в обставленном со вкусом, просторном и удобном кабинете изволил гневаться сам глава Инквизиции.

Гневался господин Велимир на свою родную сестру, строгую, но миниатюрную госпожу Цветану, которая ходила туда-сюда по кабинету и нервно теребила кончик косы.

– Ты допустил ошибку, Велимир. – Голос у Цветаны был хоть и тонкий, но уверенный и властный. – И должен мне. Было не так просто прикрыть тебя перед Князем. Так что я вполне могу попросить об одном маленьком одолжении.

– Это не маленькое одолжение, – устало возразил инквизитор. – Это серьезная работа, выполнять которую у меня нет желания. Придумай что-то другое.

Инквизитора можно было понять: уже несколько лет он работал без выходных и отпусков, полностью отдаваясь своему нелегкому делу. Он защищал жителей Торделла и не имел права на послабление. То же, что предлагала Цветана, грозило нарушить размеренное и отлаженное течение жизни управления Инквизиции.

– Им нужно где-то проходить практику! – возразила женщина, зная, что спор она выиграла, даже не начав.

Знал это и Велимир, а потому отбивался вяло и неохотно. Всегда ведь можно поручить ненавистную работу кому-то другому. В этом плюс быть начальником.

– Всего пять человек, Вел! Пожалуйста, всего пять человек и всего шесть недель! Они не помешают тебе работать. Но ведь где-то инквизиторы должны учиться, Вел!

– Почему именно у меня? – горестно вздохнул Велимир и тут же махнул рукой. – Ладно, пускай твои студенты приходят. Поселю их в общежитии. Только чтобы через шесть недель и духу их здесь не было!

Цветана сдержанно улыбнулась.

– Обещаю, Вел. Спасибо.

– Мы в расчете? – хмуро поинтересовался мужчина.

– Само собой.

– Когда встречать твоих неучей? Не заблудятся без няньки?

– Встречать их нужно сейчас, – откликнулась Цветана. – Они уже здесь.

Велимир присвистнул, с уважением глядя на спокойную, как удав, сестру. Редко кто мог в его присутствии держаться так непринужденно.

Мужчина нехотя отправился вниз. Обучать студентов ему не сильно хотелось: работы было много. В городе росло недовольство Инквизицией, новый Князь требовал результатов, а магия как никогда проявляла активность, угрожая мирным гражданам.

«Впрочем, может, студенты окажутся полезными. Можно будет свалить на них бумажную работу и подготовку пресс-сообщений», – подумал Велимир, преодолевая последний лестничный пролет.

И тут же замер, глядя на горстку испуганных студентов, стоящих прямо в центре красивого и просторного светлого холла. Если сказать точнее, это была горстка испуганных студенток, которые жались друг к дружке и нервно осматривались, очевидно, в поисках руководителя практики, который должен был их встретить.

Студентки были очень разными, но все без исключения красивые. Пока инквизитор стоял, словно громом пораженный, он успел отметить одну из девушек, стоящую чуть поодаль. Она была одета в платье василькового цвета и казалась абсолютно спокойной. Инквизитор встретился с ней взглядом. И будто бы очнулся.

– ЦВЕТАНА! – от его крика, казалось, зазвенели стекла в окнах.

– Велимир? – удивленная Цветана, которая собиралась было уходить, подошла к брату.

– Это что? – едва сдерживая ярость, Велимир указал на пятерых студенток, которые при виде мужчины испугалась пуще прежнего.

– Студенты, – невозмутимо откликнулась женщина. – Зачем так кричать?

– Это девчонки! Цветана, девчонки!

Испокон веков в Институте Инквизиции учились лишь юноши. За всю историю Торделла всего две девушки поступили в это заведение. Одной из них была Цветана, а про вторую инквизитор предпочитал не вспоминать.

– Согласна, это необычная группа. Но что я могу поделать? Им тоже нужно пройти где-то практику.

– Да чему я буду их учить?! – почти застонал Велимир. – Методике допроса? Основам поимки ведьм?! Они же вот-вот в обморок упадут, какие из них инквизиторы?! То есть инквизиторши! Тьфу, даже звучит ужасно.

– Не будь женоненавистником, Велимир, – хмыкнула женщина. – Это хорошие студентки, проведи у них практику и отправь восвояси. Тебя никто не обязывает брать их на работу.

– Если Князь не повесит меня после этого, я в нем разочаруюсь.

И инквизитор направился к девчонкам.

– Здравствуйте, барышни, – возможно, ему следовало сделать более приветливое выражение лица.

– Здравствуйте, – нестройный хор голосов прозвучал так тихо, что Велимир невольно усмехнулся.

– Не робеем, девушки. – Цветана уверенно загородила студенток от брата. – Это господин Велимир, глава Инквизиции и ваш руководитель практики. Велимир, это наши студентки: Варвара, Саша, Чаруня, Горяна и Василиса.

Васильковая оказалось Василисой. Это имя очень ей подходило: большие глаза синего цвета глядели хоть и испуганно, но уверенно и решительно. Велимир напрягся, чувствуя, как нарастает желание поближе познакомиться с прекрасной Василисой. А девица, будто почувствовав замешательство инквизитора, улыбнулась лишь уголками губ.

– Велимир!

Цветана почти полминуты пыталась достучаться до брата, который застыл, глядя на Василису.

– Что?

– Проводи девушек в общежитие и огласи расписание, – как всегда, когда брат обращал внимание на очередную девушку, Цветана злилась.

Прежде чем отпустить Велимира, она приподнялась на цыпочки и прошептала брату в самое ухо:

– Даже не думай, Велимир. Только не девочки. Оставь свой аппетит светским львицам и спасенным от злых чар красавицам.

– И не собирался, – сухо откликнулся брат. – Для
Страница 2 из 16

моих любовниц они слишком маленькие и слишком тупые.

Сказал он это громко, и студентки густо покраснели. А Василиса, которая даже не дрогнула, сказала в пустоту:

– Повезло нам, девчонки.

Василиса

Я не думала, что практика будет у него. То есть я, конечно, знала, чьей сестрой является Цветана. Да и то, что она особенно любила нашу группу, сомнений ни у кого не вызывало, но Велимир… о нем всегда много говорили. И большая часть из того, что я слышала, пугала.

Комната общежития была рассчитана на троих. Помимо меня ее выбрали Чаруня и Варя, а Саша с Горяной расположились в соседней. Мы все были подругами, но такому раскладу я даже обрадовалась. Жить с Варей – значит все успевать, а с Чаруней – по-настоящему веселиться. Саша, с которой у нас была в отношениях некоторая неловкость, и Горяна мне не очень подходили.

Чаруня, естественно, крутилась у зеркала с того самого момента, как мы вошли в комнату. Она была очень эффектной: черноволосой, с пышными формами. Глаза цвета карамели всегда смотрели весело и дружелюбно. Она была спортсменкой, победительницей всевозможных студенческих конкурсов красоты и девушкой первого парня института, Ждана. Который, к слову, мне совершенно не нравился.

Чаруня гордилась пышными и кудрявыми светлыми волосами, которые не раз становились предметом шуточек со стороны наших однокурсников. Я знаю, что втайне она гордилась своей шевелюрой, хоть и непременно жаловалась на нее в любой удобный момент.

Варвара – миниатюрная девушка с толстой косой, непостижимым образом умудрялась сочетать в себе творческую личность художника и способности жесткой ищейки, благодаря чему слыла особой суровой, но справедливой и пользовалась всеобщим уважением. Увы, но мне такого уважения не добиться никогда.

Саша была веселой и озорной девчонкой с пушистыми короткими волосами. В ней было столько энергии, что она заряжала ею подчас даже тех, кто не склонен был к сумасбродным поступкам.

Например, меня. Наверное, я была самой спокойной в группе, успешно совмещала должность старосты и работу в небольшой уютной таверне. Я училась спокойно, не демонстрируя таланты, но и не заводя хвостов, чем не могли похвастаться остальные девочки. Большинство из них кидало то в одну сторону, то в другую, благодаря чему их табели выглядели так, словно оценки получали разные люди.

Варвара методично распаковывала вещи, она уже распределила полки между нами и теперь выставляла на полочку перед зеркалом косметику и ароматические масла. Чаруня причесывалась, распутывая кудряшки, которые от ветра приобрели совсем уж неприглядный вид.

А я сидела на кровати, сбросив туфли и подтянув колени к груди. Как всегда, я молчала, хотя в голове проносились мысли одна за другой. И главной была примерно такая: «Что я здесь делаю?!»

– Вась, а Вась, – весело сказала Чаруня. – А ты этому Велимиру-то понравилась. Видела, как он смотрел на тебя?

Да уж, как не видеть-то. То есть сначала я не сообразила, что понравилась ему, сначала я инстинктивно перепугалась едва ли не до смерти. Я привыкла к начинающим инквизиторам в институте, но здесь… его дар словно ударил меня по голове, лишив дыхания. И несколько страшных секунд я думала, будто все кончено. Но потом взяла себя в руки и поняла, что это всего лишь обычный интерес взрослого мужчины к юной и красивой студентке. Так легко стало в тот момент… я едва не рассмеялась.

– Пусть, – равнодушно пожала плечами я. – Что с того?

– А то, – глаза Чаруни лукаво блеснули, – что с таким мужиком можно ничего не бояться. Уж какие у него мускулы – я рассмотрела, форма сидит просто потрясающе! И взглядом тебя буквально пожирал. Счастливая ты, Васька.

Слушатели Чаруне, в общем-то, не нужны. Ей лишь поговорить – и счастлива, порхает, как поденка. В чем тут счастье? Ладно, положим, я – особенный случай, я женские разговоры не люблю и редко в них участвую. А остальным-то где радость?

– А правда, Вась, – вдруг отвлеклась Варвара. – Ты чего такая унылая? Как приехали, грустная какая-то. Что с тобой, подруга?

– Все хорошо, – откликнулась я. – Я устала, простите, девчонки.

Варвара недоверчиво прищурилась.

– Устала, говоришь? Ну, отдохни сегодня. А вообще, Вась, Чаруня права. Глаз он на тебя положил, этот инквизитор. Будь осторожна.

Я вздрогнула и подняла на подругу глаза. Стороннему наблюдателю, пожалуй, мог бы почудиться в них испуг, который, впрочем, тут же исчез. Я быстро поняла, что Варька имела в виду явно не то, о чем подумала я…

– Ты о чем? – на всякий случай решила уточнить, хотя это – глупость несусветная. Если б Варька догадалась, кто я, мы бы не разговаривали, сидя на кроватях в общежитии Инквизиции.

Варвара закатила глаза, а Чаруня хихикнула.

– Ты Славомиру помнишь? Из лесной академии?

Я кивнула.

– Она дровосека повстречала и из академии ее выгнали, скандал был – даже в газетах писали. Вроде как ее родители подали в суд на ректора

– Почему? – Я лихорадочно пыталась вспомнить, что же там с этим дровосеком случилось.

Варвара оглушительно расхохоталась.

– Да забеременела она от него. Васька, кончай тормозить!

Не ответив, я отвернулась к окну и вновь ушла в свои мысли. В отражении я увидела, как девчонки недоуменно переглянулись и, так и не найдя объяснения моему поведению, продолжили свои дела. Впрочем, должно быть, они привыкли.

Ближе к полудню пришли Саша и Горяна. Мы уже закончили разбирать вещи и жаждали активных действий. Варвара принялась писать заготовку для отчета по практике, Чаруня читала какую-то приключенческую книгу. Я пыталась спать, укрывшись одеялом с головой. Накануне я всю ночь работала и отдохнуть перед не очень длинной, но все же тяжелой дорогой не успела. Всю ночь собирала вещи, потом утром ехали сюда и еще час с небольшим ждали в холле. Насыщенный выдался денек.

– Айда обедать! – крикнула Горяна.

Я недовольно пробурчала что-то невразумительное: звонкие голоса однокурсниц мешали мне спать. Хотя и голод давал о себе знать. Позавтракать-то мы не успели, спешно собираясь на практику.

Солнечный и совсем летний свет озарял просторную и комфортную комнату. В ней было все, что требовалось молодым девушкам: просторные шкафы, несколько письменных столов, холодный шкаф для скоропортящихся продуктов, трюмо с зеркалом и небольшой умывальник. Душ располагался на этаже, но был достаточно чистым и удобным. Что ни говори, для нужд Инквизиции общежитие построили отличное. Рядом даже располагался небольшой корпус для семей с детьми.

Мы спустились в столовую, которая занимала почти половину первого этажа жилого корпуса. Удивленно и восторженно рассматривали длинные просторные коридоры, украшенные зеленью, большие залы, выходы на балконы, роспись стен. Дорога до столовой заняла полчаса, не менее: мы останавливались на каждом балконе или переходе и радостно переговаривались, глядя на цветущее вокруг великолепие.

В столовой нас встретила дюжина бравых парней из оперативного отдела, которые в полном составе обедали. Издав радостное «О-о-о!», ребята быстро подвинули стулья к нашему столику и, категорически не желая отпускать новых соседок, заказали все самое лучшее за свой счет. Девчонки, обрадованные и удивленные вниманием ребят, раскраснелись, засмущались, и даже я весело
Страница 3 из 16

хохотала, хоть изначально настроения и не было, слушая забавные истории из будней Инквизиции:

– И тут она так руками машет, мол, чур меня, чур! – Парень по имени Желан эмоционально жестикулировал, сопровождая рассказ наглядным изображением действующих лиц. – Я, ничего не понимая, беру корзину с фруктами и тянусь за деньгами. И тут вспоминаю, что костюм-то маскировочный не снял! Так и пришел в лавку в образе малинового куста.

Чаруня без сил упала на стол, лишь изредка постанывая от смеха, когда холодный голос произнес:

– Что здесь происходит?

Глава Инквизиции мрачно взирал на творящееся безобразие и явно намеревался разогнать веселую компанию. Чаруня мигом посерьезнела и будто бы испугалась, смех постепенно стих и воцарилась звенящая тишина. А я отчаянно боролась с искушением поднять глаза и вновь увидеть в глубине его глаз то желание, которое так смутило и напугало меня утром. И еще меня буквально снедал страх.

«Что же ты делаешь, идиотка? – спросила я себя. – Ты пришла в логово к зверю, словно муха добровольно запуталась в паутине монстра. И надеешься выйти невредимой?»

– Я спросил: по какому праву вы превратили столовую в балаган? – поинтересовался Велимир. – Отвечать!

Я все-таки подняла взгляд, и сердце екнуло.

– Простите, – спокойно сказала я. – Мы… разговаривали.

– Это столовая, а не место для свиданий. Постарайтесь впредь не допускать подобного поведения. Правила Инквизиции распространяются и на вас.

– Мы больше не будем, – шмыгнула носом чувствительная Чаруня.

– Надеюсь.

И инквизитор ушел за стол, который, наверное, с самой постройки столовой числился за ним. Потому что за все время, что мы были в столовой, за него никто не отважился сесть.

– Какой он, – с придыханием проговорила Горяна, – моему еще расти и расти. Мне кажется, от него прямо власть волнами исходит… Как думаете, может, закадрить?

И девушка игриво сверкнула глазами. Оперативники будто бы обиделись.

– А сумеешь? – усмехнулась я. – Он вроде как сказал, мы недостаточно умны для роли любовниц инквизитора.

– А отчего бы не суметь? – поддержала игру Горяна. – Девка я видная, он мужик в годах, долго сопротивляться не будет.

Я фыркнула.

– Кончайте, – беззлобно буркнула Варвара. – Все настроение испортил. Чего вечером делать будем?

– Спрашиваешь? – удивилась я. – Купаться пойдем, конечно. На закате. Помните, как мы мечтали об этом в институте? Проклятый комендантский час, будь он неладен!

– Да, девушки, – раздалось из-за стола Велимира. – Не забудьте, что после девяти вечера вам запрещено покидать пределы общежития.

Лица присутствующих обиженно вытянулись.

– Спокойно! – Я тихо, чтобы не услышал вездесущий инквизитор, хмыкнула. – Здесь нет госпожи Цветаны, мы идем купаться.

– Да! – торжествующе, но тихо воскликнула Саша.

* * *

Закатное солнце освещало прекраснейший из городов. Алые всплески отражались в стеклах, придавали уютным улочкам волшебный вечерний оттенок и постепенно затухали по мере того, как день все ближе и ближе подбирался к вечеру.

Мы вместе с парнями из оперативного отдела, которые с удовольствием составили нам компанию и согласились не сдавать Велимиру, расположились на пляже, захватив фрукты, вино, какие-то печенья и сладости. Чаруня, Саша, Горяна и добрая половина оперативников вовсю резвились в воде, устраивая морские бои с хохотом, брызгами и радостным визгом женской части компании. Варвара деловито накрывала на стол, вернее, на одеяло, нагло стащенное из общежития, а я просто любовалась закатом и тщетно пыталась нарисовать солнце, медленно уходящее будто бы под воду.

– Черт! – в сердцах воскликнула я, отбросив очередной лист. – Как рисунок первоклассницы. Не хватает домика и дыма. А еще жуткого чудовища, которого я назову ПАПОЙ большими буквами.

Это Варя была художником. А я рисовала больше для развлечения. И, быть может, было в этом некоторое кокетство. Я давно уже не проводила время с парнями, не ходила на свидания и вечеринки. Делала вид, что меня это не интересует, но все же хотелось хоть кому-то нравиться.

– С чего это тебя потянуло на красоту? Раньше закат интересовал тебя только с точки зрения определения времени. Вась, ты ведь того, да? – Варвара бросила на меня взгляд искоса.

– Чего «того»? – удивилась я.

– Влюбилась ты, – улыбнулась Варвара. – Что я, тебя не знаю, что ли?

– Брось, Варь. – Я отмахнулась.

– Ничего не брось! Я все вижу, и мне тебя жалко. Ты постоянно влюбляешься в каких-то сволочей и страдаешь! Не связывайся с этим Велимиром, он тебе не пара. С такой разницей в положении ваши отношения обречены на провал. А знаешь, какая у него репутация? И чем он наверняка занимается? Никому не пожелаю, чтобы муж был с кровью на руках. Нет, он делает правое дело, но невозможно остаться чистым, если ты – глава Инквизиции. Да я…

Я? Влюбляюсь в сволочей? Это когда такое было? Ну, разок на первом курсе обожглась с юношей-пятикурсником. Так на нем не написано, что он сволочь. Выглядел вполне мило.

– Варь, ты чего? – испуганно взглянула на подругу я. – Это пройдет, это я так… Я и не думала ничего… ну, с этим Велимиром… я просто…

– Знаю я твое «просто», – пробурчала Варвара. – Учти, я буду тебе мешать.

Мешать… лучше бы ты, подруга, мне мешала, когда я в институт поступала.

Но я лишь кивнула и ухватила-таки кусочек яблока из-под руки Варвары.

– Вась! – крикнула запыхавшаяся, но счастливая Чаруня. – Идем к нам! Давай!

Но я покачала головой. Купаться не хотелось, переезды всегда давались мне тяжело, и настроения для бурного веселья не было. И плавала я плохо.

Постепенно сгущалась ночь, на небе появились редкие звезды. Мы расселись на каменистом пляже и с шумом поглощали вкусности.

Я осторожно установила стакан с вином так, чтобы он не упал, и легла спиной на холодные камни, чтобы посмотреть на звездное небо. Простудиться я не боялась, не подвержен мой организм простудам и мелким болячкам.

Звезды весело мигали, и впервые пришла надежда, что все может быть хорошо. В конце концов, практика не навсегда, всего шесть недель – и я поеду домой. К маме и папе, сестренке Есене и братишке Мишутке, к таким родным и любимым. Сколько лет я не была дома… подумать только! Отчаянно хотелось надеяться, что они примут меня, удивятся успехам в институте и с удовольствием послушают рассказ о работе Инквизиции. И забудут небось мой недуг, начнут любить, как раньше. Хотя кого я обманываю? Любить меня они не переставали, просто помимо блага старшей дочери есть еще благо семьи, а для него нужно было, чтобы я ушла.

Я даже всхлипнула от переполнявших чувств, но ни веселящиеся подруги, ни развлекающие их оперативники этого не заметили. А заметили бы, в жизни не допытались, что стряслось. О себе я говорить не любила, и виной тому была не скромность, а банальный инстинкт самосохранения.

«И зачем только я придумала эту вылазку? – подумалось вдруг мне. – Поймают – выгонят».

Но какое-то внутреннее чувство, может, кураж, а может, желание немного похулиганить, шепнуло, что все будет хорошо. И я полностью отдалась этому чувству, что случалось со мной крайне редко.

Глава 2

Душ, мужчины и другие неприятности

Велимир

– Ну что, дамы, – он был в хорошем расположении духа, –
Страница 4 из 16

расскажете, как попали в Институт Инквизиции? Как вообще может прийти в голову желание там учиться? Работа точно не женская, да и учеба не самая простая.

Велимир уже успокоился. И смирился с необходимостью провести эту несчастную практику. Он даже пытался найти в этом плюсы. Поговорил с руководителями отделов, и оказалось, девушек вполне можно пристроить. Мужчина не собирался никому сообщать о своих умозаключениях, но если практикантки хорошо себя зарекомендуют, он даже поспособствует принятию их на работу. В исключительном случае.

Девочки переглянулись. Отвечать начала Василиса:

– Да мы как-то… случайно так.

Велимир расхохотался.

– Случайно, – хмыкнул он, – всегда меня поражали женщины этим своим «случайно». Ладно, чему вас учить? Я так понимаю, методы допросов вам лучше не показывать?

Ответом ему были пять непонимающих взглядов.

– Вы что, не изучали? Допрос – важнейшая часть работы инквизитора.

– Пытки? – немного испуганно произнесла Чаруня.

Саша вздрогнула, а Горяна как-то тяжело вздохнула, и инквизитор закатил глаза.

– Ладно, забыли. Хорошо, тему лекции я вам придумаю позже. Минут через пять. А пока что распределим практику. Вы будете работать после обеда. До обеда слушать лекции, а после – работать на местах. По окончании практики сдадите устный зачет – и свободны. Блондиночка будет работать на приеме жалоб от населения.

Велимир кивнул Чаруне и перевел взгляд на следующую студентку.

– Ты… Горюна?

– Горяна.

– Ты будешь работать с архивом, там нужно несколько дел подшить, разобрать конфискованное имущество. В общем, возможно, интересно посмотреть на прошлое Инквизиции. Варвара, ты пойдешь в отдел разведки и будешь фиксировать данные с постоянных точек, ибо парень, работавший там, недавно сломал ногу.

Заметив настороженные взгляды студенток, инквизитор поспешил добавить:

– Спускаясь по лестнице.

Раздался дружный вздох, полный облегчения.

– Ты, Саша, пойдешь в финансовый отдел, там давно ждут помощника.

Саша кивнула, явно обрадованная, что легко отделалась. Финансовый отдел – не разведка, там все мирно.

– А я?

Настороженный взгляд васильковых глаз заставил Велимира на миг замешкаться.

– А ты заменишь мою секретаршу.

* * *

Он и сам не знал, почему назначил девчонку к себе. Вырвалось. Хотел поначалу ее отправить к Митьку, в социальный, там как раз разумной руки не хватает. И вот – поддался порыву, оставил сокровище себе. Чертовы глаза, васильковые, будь они неладны! А она смотрела, не мигая, испуганно и в то же время чудилось ему в глубине ее глаз некое торжество. Даже имя у нее было красивое. Мелодичное и какое-то сказочное.

От него не укрылось, как переглянулись девчонки, удивленные назначением Василисы.

«С каких пор я стал рассуждать, как сопливый студент? – одернул себя Велимир. – Надо провести практику и забыть все, как страшный сон».

– Что ж, начнем, – сказал инквизитор и внимательно осмотрел притихших студенток. – Для начала простой, но важный в работе инквизитора вопрос. Как опознать ведьму?

Ему хотелось выяснить, что знают практикантки. Да, Цветана говорила, они хороши. Но, возможно, у них с сестрой разные представления о качественной подготовке инквизиторов. Его представления, например, вообще не включали возможность обучения девушек.

Взметнулась рука Варвары, и после кивка инквизитора девушка затараторила:

– Ведьму или личность, обладающую неестественными неприродными психофизическими способностями, можно отличить по восходящим или же нисходящим волнам энергии, которая циркулирует в пространстве и времени на втором уровне восприятия. Ведьма аккумулирует энергию чаще всего в сердце, порой несознательно. Определяются ведьма и ее класс при помощи прибора, который называется…

– Стоп! – прервал девушку Велимир. – Это я знаю и без вас, учебник выучить – дело нехитрое. Но практика потому и зовется практикой, что учит вас применить полученные знания в реальной ситуации. Представьте: вы находитесь в толпе, и вам очень нужно вычислить ведьм. Ну, допустим, вы осуществляете контроль над каким-нибудь городским праздником. Или вы патрулируете вокзал. Как будете действовать? Только не говорите, что начнете тыкать анализатором в каждую встречную.

Сначала царила тишина. Не то чтобы он ждал ответа на этот вопрос – не все опытные инквизиторы справляются, для этого нужно иметь талант. Инквизиторы испокон веков делились на тех, кто может принять дар борьбы с колдовством, и тех, кто просто исполняет приказы. Почти все могут служить в Инквизиции. Быть настоящими инквизиторами могут только те, у кого есть нужные для этого качества. Быть инквизиторами, которых боятся и уважают, – те, у которых есть дар.

Тихий голос Василисы услышали все:

– Они потеряны. Ведьма живет в постоянном страхе за свою жизнь. Она нервничает и боится, совершает ошибки. Она подолгу сидит на одном месте или, наоборот, слоняется бесцельно и старательно изображает занятость. Она вынуждена скрываться, ее отчаяние видно со стороны. Блуждающий взгляд, острая реакция на громкие звуки.

Печаль, сквозящая в голосе Василисы, на минуту погрузила его в мир неведомой ведьмы, которая скрывается от закона. Поежившись, Велимир сказал:

– Откуда такие познания? Чья теория? Что за книгу ты читала?

– Это эмпирические выводы, – чуть улыбнулась девушка. – Было в какой-то книге, она есть в библиотеке, не помню названия. Я много читаю.

– Молодец, – похвалил ее инквизитор. – В принципе, Василиса ответила правильно. Вы не станете использовать приборы для определения ведьм. Опытный инквизитор чувствует жертву и не оставляет ей шанса уйти.

Он видел, как поежились девочки при слове «жертва» и как чуть дернулась Василиса, намереваясь возразить, но передумала. Ничего, пусть привыкают. Не в цветочном саду работают. Мелькнула мысль, что не помешало бы на самом деле обеспечить студенткам присутствие на допросе, но позже. Еще попадают в обмороки. Допрос ведьмы не каждый сильный мужчина выдержит, а уж что говорить про хрупкую девушку. И понес же их черт в Институт Инквизиции…

– Какие бывают ведьмы? – Велимир задал новый вопрос.

На этот раз ответила Чаруня. Голос ее предательски дрожал, но девушка сумела справиться с волнением:

– Рожденные и наследные. Рожденные – те, кто получил силу при рождении, вернее, родился с ней. В роду ранее могло и не быть ведьм. Наследные – представительницы ведьмовских династий, у них сила передается от матери к дочери через рукопожатие умирающей ведьмы. Наиболее опасны первые, поскольку они живут со своей силой дольше и, следовательно, лучше ею управляют.

– Хорошо. Как убить ведьму?

На этот вопрос не решился ответить никто, хотя Велимир был уверен: девчонки ответ знали лучше, чем свои имена.

– Сжечь, – жестко отрезал мужчина. – Только костер уничтожает ведьмину силу и душу. Только костром вы предотвратите возвращение ведьмы в наш мир.

– Это больно, – пробормотала Саша.

– Никто и не спорит. В последнее время казни проходят… менее жестоко. Девушек усыпляют перед тем, как отправить на костер. Они не мучаются. Кроме тех, что осуждены особо. Кстати, кто знает, что может служить основанием для особого осуждения?

– Убийство человека, кровавый ритуал,
Страница 5 из 16

попытка совершения преступления против Князя, – сказала Чаруня.

– Что такое кровавый ритуал?

– Ритуал, при котором используется кровь животных или человека. Проводится в основном для всяких пакостей, – откликнулась Василиса.

Инквизитор усмехнулся.

– Интересно, Василиса, что в твоем понимании означает термин «пакость»?

– Не знаю, – пожала плечами Василиса. – Не практиковала.

Велимир расхохотался.

– Правильный ответ, но неточный. Пакость, как ты изволила ее назвать, – это вызов духов, проведение практически всех оборотнических обрядов и еще куча разных действий. Большинство ведьм, к счастью, этим не занимаются, иначе бы Инквизиция работала немного по-другому.

– Если бы вообще работала, – усмехнулась Василиса.

А Велимир подумал, что эта девочка слишком спокойна. Пожалуй, из нее что-то может и получиться. Безжалостная охотница… да, ее можно было представить в этом амплуа. Чего никак нельзя было сказать о Цветане. Его сестренка, закончив Институт Инквизиции, быстро поняла, что ходу карьере инквизиторши для нее нет, и прибрала к рукам институт, сначала преподавая, а потом и управляя. Что до Дражеты, второй выпускницы… о ней вспоминать не стоило. Усилием воли Велимир прогнал из головы образ несчастной однокурсницы.

– Василиса, – вздохнул мужчина, – тебе не стоит так относиться к профессии, которой ты хочешь посвятить жизнь.

– Как?

И снова во взгляде таилась смешинка, едва уловимый огонек.

– Как будто ты не одобряешь деятельность Инквизиции.

– Я могу одобрять ее деятельность или порицать, но это никак не относится к моей работе.

– Ты не права. – Велимир покачал головой. – Для того чтобы быть инквизитором, нужно верить в свое дело всей душой. Верить в его пользу, в его правильность.

– А вы верите?

Уже давно Велимира не сбивали с толку такие вопросы. Верит ли? Он всегда был уверен в том, что делает, говорит и чувствует. Эта девушка слишком много себе позволяет. Она, похоже, играет в какую-то игру, сама не зная, чем все это может кончиться. Цветана просила… и он собирался выполнить ее просьбу.

– Василиса, мне кажется, этот разговор стоит прекратить.

– Согласна, – чуть улыбнулась девушка. – Это вечный спор, в котором ни вы, ни я победу не одержим.

Вообще-то он имел в виду немного другое, однако предпочел не спорить. Остальные девчонки сидели притихшие, не понимая, о чем, собственно, речь. Велимиру вдруг подумалось, что Василиса видит куда больше обычных людей, что она чувствует точнее и анализирует информацию очень быстро. Важные качества для человека, но для инквизитора эта чувствительность может стать серьезной проблемой. Что ж, у него еще будет время сделать из нее первоклассного специалиста.

Стоп. А почему он должен делать из нее специалиста? Вроде речь шла лишь о практике, значит, после практики нужно выкинуть девчонку из Инквизиции, да и из головы заодно. Она студентка и, какой бы красивой ни была, не подлежит обольщению.

Велимир усмехнулся, представив реакцию Цветаны на его возможный роман с Василисой. И почему-то вдруг подумал, что Василиса тяжело бы переживала их разрыв, а разрыв, несомненно, был бы. Такие девушки не заводят романов с мужчинами без серьезных намерений.

– Ведьма – зло, – задумчиво проговорил он. – Это первое, что вам необходимо запомнить. Какими бы испуганными они ни притворялись. Как бы ни умоляли о пощаде, ведьма – зло, которое просто необходимо уничтожить. Помните это, дамы. Постоянно будьте начеку. Замечайте все мелочи, даже те, которые кажутся вам несущественными.

Девчонки выглядели ошеломленными. Им что, никто до сих пор не говорил таких простых вещей? Чем они у себя там занимались? Выращивали герань?

– Что вы на меня так уставились, – спросил Велимир. – Вам не читали лекции?

– Читали, – тихо ответила Чаруня.

– Ну и в чем ваша проблема?

– Просто на практике это все выглядит страшнее, – ответила Горяна.

– И сложнее, – добавила Варвара.

– А кто спорит? – Велимир улыбнулся. – Но от того и интереснее.

Судя по взглядам девушек, они так не считали. Одна лишь Василиса наблюдала за руководителем со смесью заинтересованности и уважения в глазах.

– Что мне с вами делать-то? – задумался Велимир. – Ладно, дамы. На сегодня свободны, представление о ваших способностях я получил. Планы лекций составлю, опросники тоже. Карты и брошюры получите у Василисы, я ей сегодня выдам. Завтра идете на места, потом заглянете, отчитаетесь. И постарайтесь не влипать в неприятности.

И только когда Велимир собрался уходить, он вспомнил:

– Ах да, по выходным, наверное, я вас буду отправлять на несложные задания. Или на какие-то мероприятия, где для галочки требуется присутствие Инквизиции. Будьте готовы. А теперь брысь отсюда!

Девушки синхронно кивнули, вскочили с кресел и дружно бросились к выходу. Все, кроме Василисы. Та спокойно осталась сидеть в кресле.

– Идем, я выдам документы, – кивнул Велимир.

– Вообще-то я подумала, что нужна вам, – неуверенно улыбнулась Василиса. – У вас же секретарши нет. Я могу поработать полный день. Если хотите, конечно.

– Хочу, – усмехнулся Велимир. – Тогда идем, сначала покажу тебе приемную.

Василиса

В приемной и непосредственно в кабинете Велимира оказалось очень чисто и уютно. Все бумаги лежали в аккуратных стопочках, мусор по кабинету не валялся, оборудование было чистым, а от обилия свободного пространства даже дышалось легче. Мне вспомнился кабинет госпожи Цветаны: та же рациональность, грамотное использование площади, чистота.

– Ну, вот твое рабочее место, – Велимир указал на скромное кресло и небольшой стол из светлого дерева. Рядом, в глиняных горшках, росли цветы, солнечный свет проникал через большое окно, благодаря чему писать за столом было очень удобно.

– Я не склонен к склерозу, – сказал Велимир. – И обычно большую часть работы делаю сам. Так что с тебя требуется только составлять план дел, встреч, записывать для меня сообщения, писать какие-то приказы, вызывать ко мне, что называется, на ковер. Ах да, еще разбирать мои письма. Важные и по работе обычно доставляют курьерами, обычную почту привозят раз в два дня, в основном там просьбы, жалобы, предложения. Серьезные случаи оставляй мне. Это то, что ты на лекции назвала «пакостью». Случаи проще – подозрения на соседку, что вдруг начала деньгами сорить, или на мужа, которого ведьма увела, – раскидывай по ребятам, я список дам. Особенно нежных, параноиков, торговых представителей и политических деятелей приласкай охраной. Обычно после знакомства с ней они не возвращаются. Честно – я не знаю, где допустил ошибку и позволил приносить мне общую почту, но теперь уже ничего не сделаешь – народ привык писать и получать хотя бы отписку. Таков уж Торделл.

Мужчина протянул мне папку, в которой лежали какие-то бумаги.

– Это карта Инквизиции и кое-какие брошюрки. Я не жду, что вы будете гениями в этом деле, но, по крайней мере, не создавайте лишних проблем, хорошо?

Я кивнула и лукаво улыбнулась:

– Зря вы так, господин Велимир, – произнесла я. – Мы ведь не такие уж неопытные, у нас была в прошлом году практика.

– И какая же? – насмешливо поинтересовался инквизитор.

– Мы с госпожой Цветаной ездили в небольшую горную деревню. Мы должны были
Страница 6 из 16

разобраться с погибшим урожаем, но встретили самую настоящую практикующую наследную ведьму.

Да, эту практику нам потом долго припоминали. Те, кто знал о ней, разумеется.

– И чем закончилась встреча?

– Ничем хорошим, – откликнулась я. – Для ведьмы.

Велимир пожал плечами.

– Я спрошу у Цветаны об этом эпизоде. Не пойми меня неправильно, – инквизитор вздохнул и сел на краешек стола, – я не бросаюсь на вас и не грублю вам. Просто это действительно не женское дело. Тяжелая, грязная работа, связанная с болью. Вы привыкли считать ведьм какими-то злобными старухами, которые летают на метлах и едят маленьких детей. А ведьмы, хорошая моя, зачастую красивы, безумно красивы. И чертовски хорошие актрисы. Миновали те времена, когда Инквизиция была религиозной организацией. Миновали времена богов, Василиса. Но ведьмы… ведьмы остались, они, как и сотни лет назад, изворотливы и опасны. Мы защищаем людей, тех, кто доверил нам свои жизни. И я стою над всем этим. Не злитесь на меня, когда я груб. Просто я действительно очень занят.

Я почувствовала в его голосе легкую усталость и невольно пожалела инквизитора. Работа у него действительно не из легких, уж в этом я понимала. Правда, не совсем с той точки зрения, с которой должна была. Меня вообще романтика Инквизиции, в отличие от подруг, не привлекала. Конечно, у этой работы существует светлая сторона: всеобщее уважение, бонусы от правительства, разнообразие, в конце концов. Но ничто, по моему мнению, не могло оправдать убийства и пытки. Вот только меня об этом никто не спрашивал. Как говорится: «назвался ведьмой – полезай в костер». Хорошая поговорка, прямо для меня.

– Хорошо, господин Велимир, – кивнула я, вдруг вспомнив, что с руководителем практики спорить ни к чему. – Мы учтем.

– Да уж, пожалуйста. Так, вопросы есть? Нет? Чудесно. Если вдруг столкнешься с тем, чего не знаешь, – заходи и спрашивай. Ты кофе варить умеешь?

– Конечно, – я кивнула, – я работала в таверне.

Удивленный взгляд инквизитора я предпочла не заметить. Да, некоторые девушки вынуждены зарабатывать себе на жизнь, даже учась в институте и получая стипендию.

– Хорошо. Тогда запомни: я пью черный кофе, без сахара и сливок. С утра обычно чашку и еще одну ближе к концу рабочего дня. Но, поскольку ты практикантка и тебе нельзя работать больше шести часов, а два из них я занял под лекции, я удовлетворюсь чашкой с утра.

– Я могу и полный день работать, – к собственному удивлению предложила я.

– И зачем тебе такая переработка? Я справляюсь, в принципе, скоро мне должны подобрать помощника… – начал было Велимир и тут же догадался, о чем речь. – Если Цветана узнает, она меня убьет!

– Меня тоже, поэтому она не узнает.

– Семь золотых в неделю?

– Согласна!

Я с удовольствием пожала ему руку, и это прикосновение отозвалось во мне приятной дрожью. Вот и дополнительный заработок, лишним не будет. Тем более что в таверне пришлось взять отпуск из-за этой практики, а значит, можно распрощаться с желанными осенними сапожками. Опять придется донашивать Варькины. А они у нее хоть и в приличном состоянии, все же ношеные.

Я постаралась не думать, что моя инициатива, возможно – всего лишь возможно, – была продиктована ответным интересом к инквизитору.

Велимир ушел к себе, а я занялась разглядыванием бумаг. Их было немного: пять карт с планом здания Инквизиции и прилегающих к нему территорий, одна карта Торделла и две брошюры: «Что нужно знать о работе в Инквизиции», принадлежащая перу самого Велимира, и «Инквизитор. Техника безопасности» за авторством госпожи Цветаны. Я подробно изучила обе и пришла к выводу, что информация в них хоть и полезная, но не новая.

Вид из окна был чудесным: на море, синевшее вдалеке, и лесок. И как Велимиру удается работать в таких условиях? Так и тянет отдохнуть, насладиться шумом волн, бьющихся о скалы, подышать свежим морским воздухом, полежать на мягкой травке.

– Красиво, правда? – раздался голос откуда-то из дверей.

Это был молодой парень лет двадцати с забавными светлыми кудряшками, отрощенными почти до плеч. Он разглядывал меня без ехидства, присущего Велимиру, и даже без откровенного интереса, который периодически проглядывал в глазах оперативников. Просто разглядывал, как изучают человека, встреченного впервые.

– Я – Чеслав, – представился наконец он. – Заместитель Вела.

– Вела? – не поняла я.

– Я так Велимира зову, мы уже давно вместе работаем, года четыре точно. Я его – Вел, он меня – Чес. А ты кто будешь?

Четыре года… значит, парню явно не двадцать. Надо будет спросить рецепт такой молодости.

– Ой! – спохватилась я и тут же протянула ладонь для рукопожатия.

Но Чеслав осторожно взял мою руку и невесомо коснулся губами тыльной стороны ладони, что вызвало румянец на моих щеках и смущенную улыбку. В институте так с девушками не здоровались. В лучшем случае просто пожимали руку, в худшем – хлопали по плечу или по месту, находящемуся чуть ниже спины.

– Я Василиса, – представилась я. – Прохожу практику.

Чеслав присвистнул.

– И откуда такая? Из медицинского, что ли? Или социального?

– Из Института Инквизиции.

У парня так и отвисла челюсть. Он сверлил меня не верящим взглядом, а я только улыбалась. Подобная реакция не была редкостью в Торделле. Мои клиенты, особенно будучи в порядочном подпитии, тоже не верили, что хрупкая Вася – будущий инквизитор, а потому позволяли себе почти все, уверенные, что не встретят сопротивления. Ошибались, как правило.

– Девушки в ИИ не учатся! – категорично заявил Чеслав.

– А я что там тогда делаю? – фыркнула я. – И еще четыре мои подруги.

Парень выглядел вконец ошеломленным.

– Ты серьезно, что ли? – спросил он после минутного молчания.

Я медленно кивнула. Почему до всех образованных, умных и высокопоставленных мужчин так долго доходит, что девушка тоже может обладать необходимыми способностями для работы инквизитором?

– Вот это да, – прошептал Чеслав. – Впервые вижу девушку-инквизиторшу.

– Инквизитора, – привычно поправила его я. – Мы предпочитаем, чтобы нас называли «инквизитор», слова «инквизиторша» в языке не существует. Ровно как и «контролерша», «лекарша» и так далее.

– Понял, не дурак, – сверкнул зубами парень.

– Василиса! – раздалось из кабинета Велимира. – Там ко мне один товарищ должен будет зайти, почем зря именующий себя заместителем, как появится, подтолкни его, чтоб быстрее влетел.

Чеслав фыркнул и шутливо поклонился.

– Ну что, давай подталкивай!

– Вот еще. – Я вернулась за свой стол. – Иди давай. Тебя ждут.

Когда дверь за парнем закрылась, я вздохнула. Работа обещает быть интересной. А пока мне ни о чем не хотелось думать, я просто наслаждалась хорошим настроением, теплой погодой и перспективами.

* * *

Утро каждой уважающей себя девушки начинается с душа. Это известная вещь, ни у кого не вызывающая сомнений. Утро каждой девушки, живущей в общежитии, начинается с очереди в душ.

Цветана, к слову, была отличным руководителем и просто адекватным человеком: у нас был свой душ, в котором мылись лишь мы и в который не ступала мужская нога. Велимир, к сожалению, талантами сестры не обладал. А может, просто не привык иметь дело с девушками, проживающими во вверенном ему учреждении. Что
Страница 7 из 16

тоже странно: в Инквизиции работали и девушки, пусть и не на постах инквизиторов. Но, видимо, общежитие предоставлялось лишь мужчинам. Как бы там ни было, какие бы мысли ни посещали Велимира, когда он размещал нас в общежитии, о душе он и не вспомнил.

А потому поутру, дабы успеть к назначенному времени на рабочие места, мы, пятеро девушек восемнадцати лет, завернулись в полотенца, взяли сумочки с ванными принадлежностями и отправились мыться.

Чаруня, шедшая впереди, была встречена радостным «О-о-о!». Войдя через матовые стеклянные двери, мы оказались в душевой, которую уже облюбовали трое молодых инквизиторов, собирающихся на работу. Да, некоторые сотрудники тоже жили в общежитии, за неимением собственного жилья.

Трое бравых ребят без смущения разглядывали наши фигуры, скрытые лишь короткими полотенцами. Чаруня густо покраснела, Саша испуганно отшатнулась, Горяна свирепо сложила руки на груди.

– Какие люди, – радостно сказал один из парней.

– Проходите, чувствуйте себя как дома, – добавил второй.

– Раздевайтесь, – поддакнул их товарищ.

И все трое радостно заржали, воодушевленные шуткой.

– Круто, – буркнула Варька. – Мальчики, может, вы нам помыться дадите?

– А может, вам спинку потереть? – предложил один, с неприятно кривыми зубами и хищным блеском в глазах.

– Нет, спасибо, – холодно ответила Варвара и попыталась пройти к кабинкам.

Но он не пустил ее, с легкостью оттолкнув к нам. Да так, что девушке пришлось поддерживать полотенце, грозившее упасть. Чаруня дернула ручку, но, незнамо как, дверь в коридор оказалась заперта.

Этот жест одновременно и взбесил меня, и заставил пробудиться ту часть моего характера, которая обычно отвечала за выпроваживание особенно буйных посетителей таверны. А, ну и еще проснулась та Василиса, что была воспитана Цветаной: на первом курсе она вела у меня практику.

Я бросила сумочку к стене и вышла вперед.

– Имя и название отдела, пожалуйста.

Один из парней, тот, что с кривыми зубами, опешил:

– Чего?

– Имя и название отдела. Я – секретарь господина Велимира. Думаю, он будет обрадован отчетом о том, как ведут себя его сотрудники с коллегами.

В этот момент я не думала о том, что в полотенце смотрюсь довольно смешно. Смешно им будет потом, когда я подам рапорт о неподобающем поведении. И совесть меня не замучает.

– Коллегами? – хохотнул второй, который был хоть и симпатичнее первого, но все же противнее. Просто по внутренним ощущениям, которые испытывала я. – Думаешь, я поверю, что девчонки работают в Инквизиции? А секретаршу шефа я знаю, не парь мне мозги, крошка.

– Так, девчонки, – Варвара присоединилась ко мне и тоже, кажется, жутко разозлилась, – похоже, мальчики не понимают.

Я окинула ребят взглядом. В Инквизиции не было неуклюжих или толстых, да и хиляков не терпели. Но все же эти парни разительно отличались от оперативников. Прежде всего мускулатурой.

– Оставишь нам хоть одного? – улыбнулась я.

Если эти нахалы думают, что мы три года в институте хлопали глазками, они жестоко ошибаются. Парней в ИИ муштруют так, что они после тренировок выползают еле живые. Что уж говорить о девушках?

– Бери, – любезно откликнулась Варя.

Девчонки, странно улыбаясь, шагнули к парням, которые подрастеряли боевой задор и почувствовали неладное.

А спустя полчаса пять практиканток, умытые, причесанные и веселые, разбрелись по местам. Я отправилась на свое, мысленно посмеиваясь над удивленными лицами парней, когда они поняли, что просто так нас не одолеть. И что, если они хотят успеть на работу вовремя, им придется извиниться…

Кофе я приготовила достаточно быстро, поставила чашку на поднос и, прежде чем войти, постучалась.

Велимир

Велимир против воли восхитился внешним видом Василисы: белое платье сидело как влитое. Приемлемой длины, без провокационных вырезов, ну, разве что небольшой разрез на ноге будоражил его фантазию, но в целом Василиса соответствовала образу молодой и перспективной сотрудницы управления Инквизиции. Совершенно некстати пришла мысль, что на эту девицу интересно посмотреть в форме. Занятная, должно быть, картина.

– Доброе утро, – улыбнулась Василиса. – Ваш кофе. Как просили, черный. Без сахара и сливок. Что-нибудь еще желаете?

– Нет, спасибо, – ответил мужчина, принимая из ее рук дымящуюся чашку.

И да, он отчаянно старался не прикоснуться к ее руке. Заметила она это или нет, он не знал, но виду девушка не подала. Легкой походкой вышла из кабинета, оставив его наедине с мыслями.

Кофе оказался отличным, хоть и слегка крепким. Впрочем, взбодриться никогда еще не было лишним. Накануне он всю ночь просматривал донесения, и они ему явно не нравились. Слишком большая активность. Слишком много ведьм. Эдак придется скоро штат расширять. Плодятся, как тараканы, будь они неладны, эти девки!

Велимир нажал на кнопку, которая едва виднелась на поверхности бронзового коммуникатора.

– Чес, вызови ко мне Богдана и его братию, – сказал он. – Они опять не сдали отчеты.

– Минуту, шеф, – откликнулся Чеслав, – да, все верно: Богдана еще нет, он не приходил.

– Он что, решил на работу опаздывать? – нахмурился Велимир.

Опоздания в Инквизиции, особенно не впервые, карались увольнением.

– Не знаю, – отозвался зам. – Может, и решил. А может, случилось чего.

– Хорошо, вызови его первого зама, проблему-то решать сейчас нужно, а не когда его сиятельство на работу заявится.

– А его зама тоже нет, – хмыкнул Чеслав. – И брат Богдана не вышел. Может, заболели? Они же постоянно втроем ошиваются.

– Это уже переходит все границы! – выругался Велимир. – Если заболели, надо предупредить и оформить отпуск.

Будто ему проблем не хватало без этих раздолбаев.

– Василиса, – крикнул он. – Зайди!

– Да, господин Велимир.

Василиса заглянула в кабинет.

– Подготовь приказы на увольнения на Богдана Серого, Ярослава Серого и Игора Приятного.

– Как скажете, господин Велимир.

– Причина: опоздание на работу.

Девчонка вдруг как-то напряглась и неуверенно на него посмотрела. Он вопросительно поднял брови.

– А как они выглядят? – вот уж страннее вопроса от секретарши он отродясь не слышал.

Ей что, портреты в приказ вставить хочется? Так сказать, на Доску почета: в пример недотягивающим и в стимул для тянущихся?

– Не знаю, Василис, я как-то не думал о том, как они выглядят, – честно признался инквизитор. – А что такое?

– А скажите, – голос у девушки был по-прежнему напряженный, – ни у кого из них зубы криво не растут?

Велимир даже подавился кофе, который неспешно допивал.

– Ну да, помнится, я предлагал Богдану исправить это за счет Инквизиции. Но тот отказался, очевидно, посчитав, что это придает ему больше шарма. А почему ты спрашиваешь?

Он уже предчувствовал беду. Знал, что не надо девчонок этих пускать даже на десять метров к воротам!

– Кажется, это мы виноваты, – задумчиво произнесла Василиса.

* * *

Велимир откровенно смеялся, глядя на троих молодцов, стоящих перед ним. Опустили глазки в пол, покраснели, то ли от стыда, то ли от злости. Еще бы… Не каждый день сам глава Инквизиции вытаскивает мокрых сотрудников из запертой наглухо душевой кабинки. В которой они оказались по милости пятерых весьма странных практиканток. Все вместе. В
Страница 8 из 16

одной кабинке.

– Вы утверждаете, – продолжая посмеиваться, сказал Велимир, – что спокойно брились утром, а упомянутые вами девушки помешали вам и на вежливое замечание пустились в драку, так?

Бойцы дружно кивнули, не поднимая глаз.

– И после этого дамы, оказавшиеся очень даже сильными, вопреки хрупкому внешнему виду, заперли вас в душевой кабинке, а сами преспокойно отправились на работу, так?

Опять кивок, не менее дружный, чем в первый раз.

Велимир не сдержал слез, выступивших на глаза от смеха.

– То есть с вами справились пять девушек восемнадцати лет, я правильно вас понял?

Гробовая тишина была красноречивей ответа.

– А теперь спросим самих девушек. Василиса!

Девчонка тут же вошла, словно ждала под дверью. Да так оно и было, в общем-то. Хмуро глянула на Богдана и компанию, осторожно подошла ближе.

– Парни говорят, вы их обидели, – все еще посмеиваясь, сказал Велимир.

– Было дело, – не стала отрицать Василиса.

– Так чем же они вам помешали-то?

– А вести себя по-хамски не надо! – сверкнула глазами Василиса. – Мы мыться пошли, а они решили поиздеваться. Вот и получили. В следующий раз по унитазам распихаем, – мрачно пообещала она.

– А почему вы вообще в душе столкнулись? – не понял Велимир.

– Душ общий. Откуда мы знали, что там эти?

– Точно! – Инквизитор хлопнул рукой по столу. – Вот о чем я забыл! Значит, говоришь, вели себя неприлично?

Василиса кивнула. Богдан что-то хотел сказать, судя по выражению лица – какую-то гадость, но под суровым взглядом шефа умолк.

– Готовь приказы на увольнение, – кивнул Велимир Василисе.

Лица незадачливых парней вытянулись, но возражать никто не решился. Слишком хорошо они знали шефа. И он их слишком хорошо знал, чтобы поверить в версию практиканток-хулиганок.

Василиса слабо улыбнулась, поняв, что ругать ее никто не собирается, и вышла. А Велимир едва сдержал злость, представив, что Василиса встретилась с этим мерзким Богданом в душе.

– Вон, – коротко бросил он.

И парней как ветром сдуло.

Мужчина откинулся на спинку кресла и еще раз хохотнул. Надо же, девчонки оказались непростыми, скрутили троих парней, пусть не оперативников, но выпускников ИИ, а это дорогого стоит. Возможно, стоило присмотреться к дамам. И от них могла бы быть польза.

Велимир улыбнулся, обдумывая решение, пришедшее ему на ум. Идея была определенно стоящей. И забавной. Осталось уговорить Цветану.

Как оказалось, сестра его и не собиралась возражать. Напротив, она была полна энтузиазма:

– Велимир, отлично! Я на такое и не надеялась. Пусть они и не займутся реальными делами, но ты вселишь в них уверенность! Я полностью за то, чтобы на приеме у Светозары присутствовали девушки. И обязательно в форме!

Велимир скривился: женщины вечно думают о нарядах. Меньше всего его интересовало, в чем девицы заявятся к Заре, главное, что не ему туда тащиться.

– Кстати, – вдруг вспомнил он, – что это за история с их практикой и ведьмой?

– А, – отмахнулась Цветана, – небольшой форс-мажор. Мы не предполагали, что встретимся с ведьмой.

– Но все-таки кто ее убил? Ты или девчонки?

– Формально… я. Но в тот момент, когда я пришла в сознание, ведьма болталась на сосне, ее спокойно сторожила Чаруня, а остальные девочки бродили неподалеку и искали хворост для костра. Так что, сам понимаешь.

– Ты не говорила, что они у тебя такие боевые! – вздохнул Велимир. – А с виду боятся даже упоминания костра и вообще любых ведьм.

– Вел! – рассмеялась Цветана. – Они – студентки Института Инквизиции, очень хорошие студентки. Ты знаешь, чему мы учим наших ребят. Для девушек скидок не делается.

– Рад слышать. Они сегодня троих моих идиотов заперли в душевой за то, что они к ним приставали.

Цветана неожиданно посерьезнела.

– Велимир, пожалуйста, огради девочек от посягательств на их честь, жизнь и здоровье. Я нисколько не сомневаюсь, что Варвара с легкостью отобьется от любого представителя вашего пола. Василиса – почти от любого. А вот остальным девочкам это дается с трудом, и я не хочу, чтобы они пострадали. Отправляя их к тебе, я рассчитывала и на твою защиту, помни это.

– Я вообще-то не напрашивался.

– Велимир!

– Понял я, успокойся. Ничего с девчонками не случится, обещаю. Выделю им время на посещение душевой, этих идиотов я уже уволил, больше никто не сунется. Так что прекрати панику. Честно говоря, не ожидал от твоих девиц…

– Велимир! – послышались голоса: кто-то пришел к Цветане. – Мне пора, это инспекция. Я свяжусь с тобой позже, ладно?

Связь прервалась, и инквизитор вернулся к работе. Его не покидало ощущение, что хлебнет он еще горя с этими практикантками. Это ж надо… запереть в душевой троих взрослых мужиков. Хоть бы одним глазом посмотреть, что сделал Богдан, за что с ним так. А вообще, как бы он, Велимир, повел себя, предстань перед ним Василиса, почти обнаженная?

Воображение услужливо нарисовало весьма недетскую картину. Инквизитор рассердился на себя. Сколько можно думать о девчонке, что сидит в приемной? Он никогда не был склонен к сантиментам, даже когда умерла Дражета. С чего бы сейчас ему постоянно вызывать в памяти образ хрупкой девочки с васильковыми глазами? Впрочем, на поверку она оказалась не такой и хрупкой.

На следующее утро все, спустившиеся к душу, увидели большую надпись на дверях: «С 9:00 до 10:00 душ принимают дамы, и только они. Наказание за нарушение – немедленное увольнение с отзывом любой лицензии».

Народ впечатлился, прикинул перспективы и больше к практиканткам не лез. До конца практики мылись они уже спокойно.

Глава 3

Ведьмы и приемы

Велимир

– Итак, дамы, сегодняшнюю лекцию мы начнем с обсуждения задания, которое я дам вам на выходные, – сказал Велимир, разглядывая сонных практиканток.

– Задания? На выходные? – удивилась Варвара и зевнула. – А я думала, выходные для того, чтобы отдыхать.

Инквизитор усмехнулся.

– Отдохнете, не беспокойтесь. Но раз уж вы здесь и отнимаете мое время различными бесполезными занятиями, стоит потрудиться на благо Инквизиции, не так ли?

Практикантки промолчали. Они вообще слабо соображали по утрам, и Велимиру приходилось постоянно им все повторять. Ибо с первого раза достучаться до сознания девиц было нереально.

– В субботу устраивает прием госпожа Светозара Молчаливая, жена одного из приближенных Князя. Прием посвящен открытию нового театра, так что там соберутся все, кому небезразлично высокое искусство. Ну, или те, кто просто выделывается. К несчастью, присутствие представителя Инквизиции необходимо. Вы и будете этими представителями.

Глаза пятерых девчонок изумленно распахнулись. А Саша от удивления даже слетела со спинки Василисиного кресла, где сидела.

Лекцию решили провести в приемной. Вынесли стулья из кабинета, сгрудились у стола Василисы, оставив инквизитора стоять у окна. Василиса даже не пыталась скрывать сонливости, в отличие от подруг. Она просто опустила голову на руки и лишь движением пальцев давала понять, что слушает руководителя. Велимир сначала хотел возмутиться, но почему-то передумал.

Вообще, он уже почти свыкся с присутствием этих девиц в его работе и уже не думал о них с такой неприязнью. Тем более что с работой в первые дни они справились.

В отделах девушек встретили
Страница 9 из 16

приветливо. Было это продиктовано искренней добротой сотрудников или же суровым взглядом начальника, который лично сопроводил каждую практикантку на рабочее место, Велимир сказать не мог. Как бы там ни было, девчонки были в восторге. Как и Цветана, которая с ними уже связалась, получила массу приятных эмоций и от души поблагодарила брата. Не забыв, конечно, предупредить, чтобы следил за девушками лучше. А ему и самому постепенно становилось интересно, чем все это кончится.

Мероприятие у Светозары не входило в категорию особо важных. Обычный эпизод из жизни высокопоставленного инквизитора. Чтобы качественно выполнять работу, с которой Велимир справлялся уже десять с лишним лет, надо иметь хорошие связи и быть на виду.

А званые вечера он ненавидел. Сильно ненавидел. Отчасти потому, что таинственная и мрачная аура инквизитора привлекала всех, начиная от мужчин, видевших в нем соперника, заканчивая женщинами, мечтающими заполучить его в любовники. Не то чтобы он сопротивлялся, просто не с руки налаживать профессиональные контакты, когда на шею вешается какая-нибудь сильно подвыпившая дама. Да и разговоры на таких приемах велись скучные.

Девчонкам там должно понравиться, они на таких мероприятиях, скорее всего, не бывали. И присутствие Инквизиции обеспечат, и развлекутся. Беспроигрышный вариант.

– Ваша задача: приехать туда – экипаж я выделю, разумеется, – попробовать угощение, мило поздороваться с десятком важных шишек, выразить восхищение хозяйке, откланяться и удалиться. Думаю, ваше появление произведет фурор, достаточный для того, чтобы напротив Инквизиции поставили галочку. Всем ясно?

Девушки закивали. Даже Василиса что-то промычала, потягиваясь.

И чего он, правда, заставил их в такую рань подняться? Нет, причина-то была достаточно объективная: к десяти ему нужно быть у Князя, потом парочка задержаний, допрос, на студенток времени будет мало. Но почему-то ему их было жалко. Сонные, не накрашенные – он же заявился прямо к ним в спальню и потребовал немедленно собираться. Как мог, проигнорировал вид спящей Василисы, лишь чуть скользнув взглядом по ножке, высунутой из-под одеяла. Терпеливо дождался окончания водных процедур и лично сопроводил не до конца проснувшихся инквизиторш в свою приемную.

– Требования такие: вести себя прилично, вольностей не позволять.

Василиса, не поднимая головы, подняла руку.

– Да, – кивнул ей Вел. Хотя, конечно, она этого не увидела.

– Что значит вольность?

– Флирт, заигрывания, согласие на свидание и все в таком духе. Вы не личную жизнь устраивать туда идете, а работать.

– Плохо вы о нас думаете, – хихикнула Саша. – Мы девушки серьезные.

– Очень надеюсь, – сухо ответил Велимир. – Поедете в форме, я уже распорядился, чтоб вам заказали. Завтра днем доставят. Удостоверения у тебя, Василиса, на столе. Ты, кстати, на них спишь.

Василиса и не думала отрицать. Просто вытащила из-под головы бумажный пакет и сунула в руки Варваре. Та, судя по виду, уже проснулась, потому как деловито достала пять новеньких удостоверений и раздала подругам.

Девчонки начали рассматривать карточки, только Василиса проигнорировала все это, и Варвара, вздохнув, сунула ее удостоверение себе в карман.

– Здорово, – улыбнулась Чаруня. – Инквизиция Торделла, Чаруня Долговязая, инквизитор-практикант. Звучит-то как.

– Не обольщайтесь особо, – усмехнулся Велимир. – Статус формальный.

– А что делать в случае ЧП? – раздался голос Василисы, слегка приглушенный.

– Какого еще ЧП? – не понял инквизитор.

– Ну, мало ли. В местах скопления народа велика вероятность присутствия ведьм.

– Это не тот случай, Василиса, – улыбнулся Велимир. – Вход на такие мероприятия только по спискам. Так что на этот счет будьте спокойны.

– Господин Велимир, – нахмурилась Горяна, – здесь сказано, что начало в девять. А нам после девяти нельзя покидать территорию общежития.

– Ну, разумеется, я сделаю исключение. К тому же… разве вас волнуют правила? Вы особенно не думали об этом, когда пошли на пляж в день своего прибытия, так?

Ответом ему стали пять пар удивленных глаз. Даже сонное царство голову подняло, надо же!

– Прощаю в последний раз, – предупредил он. – И лишь потому, что с вами были мои ребята. Засеку еще раз – выгоню и отсюда, и из ИИ. Ясно?

Девушки кивнули.

– Вел! – раздался голос Чеслава, который перебирал какие-то бумаги в кабинете шефа. – Тебя тут из Иноа спрашивают. У них отдыхающих какие-то бабы ограбили, говорят, ведьмы.

Девчонки захихикали, но быстро умолкли под серьезным взглядом инквизитора.

– За работу, дамы. Не забудьте про вечер.

И Велимир ушел, подумав, что, может и стоит наведаться к Светозаре, если время позволит. Посмотреть, как девицы справятся с заданием.

Василиса

Я всегда восхищалась видом ночного Торделла. Все его башенки, строения, отличавшиеся плавными контурами и гладкими поверхностями, все мосты и колонны с наступлением темноты становились поистине сказочными. Подсветка делала этот город будто бы сошедшим со страниц какой-то фантастической книги. При взгляде на сверкающую панораму у меня перехватывало дыхание.

Экипаж переезжал через мост, отделяющий фешенебельную часть города от административной. Девчонки возбужденно переговаривались. Это был наш первый выход с самого дня поступления в институт. Да еще какой! Мы все ощущали небывалый доселе подъем душевных сил, сидя в экипаже. На нас была надета черная парадная форма Инквизиции, состоящая из зауженных брюк из плотной, но абсолютно не стесняющей движения ткани, темно-синей блузки и черного приталенного пиджачка с погонами, на которых был вышит символ Инквизиции: ветка барбариса. Волосы были гладко причесаны. Осмотрев друг друга перед выходом, мы сочли, что выглядим вполне сносно. Остались чрезвычайно довольны собой и предвкушали чудесный вечер.

Лакей открыл дверцу, и я, вышедшая первой, заметила в его взгляде недоумение. Карета-то была с гербом Инквизиции. Но парень был слишком хорошо обучен, а потому подал мне руку и проговорил дежурное:

– Добро пожаловать в имение госпожи Светозары Молчаливой.

Я улыбнулась парню, дождалась подруг, и мы вместе направились к парадному входу.

Из чуть приоткрытых дверей доносилась негромкая музыка. Приятная и наверняка очень модная, хотя я и не была специалистом в музыке. Я восхищенно рассматривала шикарный особняк и невольно сравнивала его с домиком, в котором выросла. Куполообразное здание в три этажа было построено совсем недавно, но в нем отчетливо угадывались направления южного стиля: колонны, поддерживающие купол, узорчатые ворота, беседка, увитая цветами, расположенная чуть вдалеке, рядом с маленьким прудом. Из больших окон лился свет, а на балконах неспешно прохаживались гости.

Уже другой приветливый парень в форме открыл перед нами дверь, пропуская внутрь, и мы внезапно даже для самих себя оказались в просторном холле. Он был оформлен в светлых тонах. Сверкал дорогой паркет, свет лился мягкий и немного приглушенный, что придавало обстановке романтичности. Широкая лестница ослепительно белого цвета уходила вверх, и я подивилась, как обслуживающему персоналу удается сохранять чистоту ступенек. Повсюду сновали официанты в белом,
Страница 10 из 16

разнося напитки и закуски.

Гостей было не так много, как мы ожидали. Разумеется, я никого не знала. По крайней мере, на первый взгляд.

– Добро пожаловать в имение Молчаливых!

Откуда-то сбоку вышла красивая темноволосая женщина в золотом платье, ниспадающем до пола. Она грациозно прошествовала вперед, приглашая нас за небольшой столик, села и достала длинную тонкую сигарету. С удовольствием закурила и тепло улыбнулась.

– Значит, вы – те самые практикантки, о которых говорил Вел? Я потрясена. Такие девушки и в такой профессии.

– Нам нравится наша профессия, – улыбнулась Варвара.

– Приятно слышать. Я – Светозара. – Женщина вновь затянулась. – Развлекайтесь, чувствуйте себя как дома. Я понимаю, что Вел прислал вас лишь потому, что не желает участвовать в этом…

Женщина кивнула на неспешно прогуливающихся приглашенных.

– Но вы все равно считайте себя желанными гостями!

– О, непременно! – Саша сделала вид, что восхищена предложением. – У вас чудесный дом! А запасные выходы есть? Нам по работе положено интересоваться, понимаете…

– Есть, – отрезала Светозара.

И, мгновенно потеряв к нам интерес, затушила сигарету, бросила окурок в пепельницу и встала, направившись к вновь прибывшим гостям.

– Вот стерва, – посмотрев хозяйке вслед, сказала Чаруня.

– Не то слово, – хмыкнула Горяна.

– Да ладно вам, – усмехнулась я. – У нее трагедия: Вел не пришел.

– Ага, прислал толпу девиц каких-то, – добавила Варвара.

– Конкуренток, – хихикнула Саша.

– А сам по бабам пошел. – Чаруня фыркнула.

– Ага, – расхохоталась Варвара. – По ведьмам. С топориком.

– Тогда уж с факелом. – Я поймала проходящего мимо официанта и попросила пять стаканов сока. В ответ на изумленные взгляды, пояснила: – Мы же вроде как на работе.

– Ишь какая правильная, – усмехнулась Горяна. – Посмотрите-ка, кто там стоит.

Девушки синхронно обернулись. Саша ахнула, а я прищурилась, чувствуя, как в груди разрастается раздражение. Остальные более-менее спокойно отреагировали, увидев в другом конце холла невысокого пухлого мужчину в длинном коричневом плаще. Он разговаривал с какой-то женщиной, непринужденно смеялся и с невероятной быстротой поглощал маленькие бутерброды, что предлагались гостям.

Мужчину этого звали Бажен Сир. Конечно, имя это было не настоящее, потому как господин Бажен был не кем иным, как директором театра «Маска Торделла» – самого престижного и дорогого развлекательного заведения города. Мы с отвращением относились и к театру, и к самому Бажену, а причиной такой ненависти стала история, произошедшая с нашей, ныне уже бывшей хорошей знакомой. Девочка эта имела несчастье быть безумно красивой и не менее талантливой актрисой. Работала в приюте, возилась с детишками, была счастливой и очень доброй. Но денег младшей воспитательнице платили крайне мало, а родителей у нее не было. Вот и попала глупая девочка в лапы к Бажену: пригласил ее в театр, на второстепенные роли. И вроде поначалу все было хорошо, спектакли, деньги неплохие, дарили разные вкусности. Ровно до тех пор, пока Бажен не решил, что новенькая актриса куда лучше справится с другой работой…

Разумеется, и я, и остальные девочки искали доказательства того, что Бажен сделал из своего театра бордель для высокопоставленных лиц, но безуспешно. А подруга потом нашлась. Официальная версия – нападение ведьм, ограбили, избили и бросили. На них нынче все валили. Даже то, что совершили люди. Бажен с того момента вызывал у нас не то что отвращение – ненависть, и смотреть на него не хотелось никому.

Я первой потянулась к соку.

– Стоп! – остановила меня Варя. – А проверить?

– На официальном приеме? – Я удивленно посмотрела на подругу. – Зачем?

– А что говорила Цветана? – вкрадчиво поинтересовалась Чаруня.

– Вы правы, – пришлось достать из кармана индикатор.

Небольшая деревянная палочка, пропитанная особым составом достаточно достоверно могла показать, присутствуют ли в напитке вещества, которых там быть не должно. Инквизиторы вообще люди подозрительные, а девушки – вдвойне.

– Ничего себе, – выдохнула я, увидев результат, и добавила крепкое словечко.

Девчонки сгрудились вокруг меня, закрывая от взглядов любопытных мужчин, которым было явно в диковинку видеть девушек в форме Инквизиции.

Палочка, которую я окунула в бокал с соком, была ярко-синего цвета.

– Второй уровень, – сказала Варвара.

– Наркотические вещества средней направленности, – подтвердила Чаруня. – Используются как стимуляторы, афродизиаки, в редких случаях – как успокоительное.

– Вот стерва! – это уже Саша.

– Кто? – не поняла я.

– Светозара эта. Вон стоит, поглядывает на нас.

И правда, хозяйка банкета то и дело бросала в нашу сторону взгляды, выдававшие ее нетерпение. Я задумалась: если бы вместо нас на прием пришел Велимир, в его бокале оказался бы наркотик?

– Не нравится мне эта компания, – скривилась Саша. – Старый извращенец, стерва-хозяйка, мечтающая нас напоить…

– Нас здесь не любят, – усмехнулась Варвара.

– Это они нас еще не знают, – пробормотала Чаруня.

– Узнают – станут ненавидеть, – хмыкнула я. – Горян, а ты чего скажешь?

Горяна отвлеклась от созерцания гостей и повернулась к подругам.

– А я скажу, что надо бы придумать план действий на случай ЧП. Наркотик в бокале – уже достаточное основание, чтобы отправить на разбирательство всех присутствующих. Но меня больше пугает то, что он в наших бокалах, а пьяный инквизитор – не помеха для…

– Ведьм, – кивнула Варвара. – Откуда они здесь?

– Может, не ведьмы? – Я закусила губу, ибо верить в наличие ведьм не хотелось. – Они же не знали, что вместо Велимира приедем мы, так? Значит, опасались главы Инквизиции. Мне кажется, госпожа Светозара решила развлечься, подставив нас. Она, несомненно, раздражена нашим прибытием. А учитывая то, что Велимир явно сообщил о нас, раздражение копилось с утра.

– Светозара – любовница Велимира? – удивленно спросила Саша.

Меня всегда поражала эта способность подруги делать самые оригинальные выводы из ничего не значащей информации.

– Может, и любовница. А может, мечтает ею быть. А может, она его ненавидит и решила угробить, а тут мы так некстати. Вариантов масса. Но в ведьм на этом приеме я верю слабо.

– Звучит разумно. И что делать будем? Это вообще-то хамство: подсыпать гадость в стаканы официальным гостям. Свяжемся с Велимиром? – Чаруня на всякий случай даже отодвинула стакан с соком подальше.

– Пока понаблюдаем, – ответила Варвара. – Ишь какая злюка. Даже позеленела.

Светозара и правда выглядела очень раздраженной, что было очень странно, учитывая то, что на вечеринку мы только что пришли.

– Скучаем? – раздался приятный мужской голос.

Я вздрогнула. Прямо за нами стоял высокий мужчина, красивый и молодой. Что из разговора он успел услышать и как умудрился так бесшумно подойти?

– Нет, нам очень весело, спасибо, – сухо ответила Варвара.

– А я вообще-то обращаюсь вот к этой очаровательной девушке.

Мужчина, не мигая, смотрел прямо на… меня?

– Поверьте, мои подруги не менее очаровательны, чем я, – пожав плечами, ответила я. – И более расположены к светской беседе.

За последнюю фразу я получила весьма ощутимый тычок под ребра от
Страница 11 из 16

стоящей рядом Горяны: девчонки явно не хотели знакомиться еще с одним посетителем приема. Каких еще тварей сюда пригласила эта Светозара? Знакомство с высшим обществом Торделла не задалось с самого начала.

– Печальная красавица, как это романтично.

– О, поверьте, я не печальна. Я просто на работе, а нам не положено отвлекаться при исполнении.

– Да, я заметил вашу форму. Но подумал, что это лишь маскарад… Всем известно, что девушки в Инквизиции не работают. По крайней мере, на тех должностях, где допустимо ношение формы.

– А вы, я смотрю, поразительно хорошо осведомлены о деятельности Инквизиции. – Я начала раздражаться. – Был опыт общения?

– Лишь поверхностный. – Мужчина невозмутимо пожал плечами. – Ваш глава не очень любит официальные приемы. Как насчет танца? Всего один, не беспокойтесь. Не откажите хозяину приема.

Я удивленно взглянула на мужчину. Муж Светозары? По возрасту больше смахивал на сына, нежели на супруга. А еще приближенный Князя.

– Милослав Молчаливый. – Он подал мне руку, приглашая танцевать.

– Василиса, – нехотя откликнулась я, не называя фамилии, что уже было достаточным намеком на нежелание знакомиться.

Но Молчаливый обладал поистине каменной невозмутимостью.

Девчонки усиленно делали вид, будто все нормально. А мне совсем не хотелось ни с кем танцевать. Хотелось либо сбежать из этого дома, либо устроить скандал и пускай Светозара вместе со своими гостями оправдывается в камере, прямо перед Велимиром. Она, кажется, мечтала его увидеть?

– И все-таки, что забыла такая красивая девушка в Инквизиции? – Милослав молча танцевать не желал.

– Я забыла там себя, – отозвалась я, на этот раз решив сказать правду.

Впрочем, правда не отвлекала. Я изо всех сил сдерживалась: мне не нравились руки Милослава, скользящие по моей спине.

Да уж, особняк Светозары не был чем-то сказочным, как показалось сначала. Скорее, наоборот. Уже одно присутствие Бажена делало атмосферу, царящую на приеме, тяжелой, гнетущей. Да и Милослав, если быть откровенной, мне не нравится. Было в нем что-то неприятное, несмотря на всю красоту, подаренную молодостью и богатством, мужчина выглядел жутковато, но я не могла с точностью сказать, что именно в нем отталкивало.

– Вам нравится прием? – не добившись каких-либо пояснений, Милослав решил перевести разговор в другое русло.

– Откровенно говоря, не очень, – усмехнулась я. – Ваша жена подсыпала нам наркотик, среди гостей мы встретили старого извращенца, а вы слишком тесно ко мне прижимаетесь. Бывали вечера и получше.

От такой откровенности Милослав опешил. Видимо, он не так давно вращался в кругу знатных лиц, потому как они-то уж точно могли сохранять невозмутимость в любой ситуации.

– Вы понимаете, чем это грозит госпоже Молчаливой? – Я перешла в наступление, потому что сил терпеть его поглаживания больше не было. – Что касается Бажена… с ним я поговорю отдельно, давно ищу, за что ухватиться. Он причастен к смерти моей подруги и безнаказанным не уйдет. Относительно вас санкций пока что не ожидается, но, если будете продолжать в том же духе, рискуете. Теперь понятно, что я делаю в Инквизиции?

– Вполне, – прищурился Милослав, даже, как показалось мне, немного злобно. – Вы не такая, какой кажетесь на первый взгляд.

– Приготовьтесь к последствиям. Я не привыкла терпеть такое.

Я улыбнулась, чувствуя, что порядком напугала Милослава. Помимо отлова ведьм в Инквизиции есть замечательный отдел, занимающийся безопасностью самих инквизиторов. В том числе этот отдел занимается и преступлениями, совершенными против инквизиторов. Судя по взгляду, Милослав был осведомлен, что ему грозит.

– Очень надеюсь, что вы ни к чему незаконному не причастны, – улыбнулась я напоследок и весьма недвусмысленно отстранилась.

Мужчина ослабил объятия и остановился. Я вздохнула с облегчением и направилась было к подругам, как вдруг погас свет.

Мое зрение перестраивалось несколько секунд. Но потом все окрасилось в оттенки синего, и я увидела зал. Большинство гостей удивленно озирались и перешептывались. На самом верху лестницы стояла Светозара, а двое официантов выносили торт. Сюрприз, значит. Что ж, мы свой сюрприз уже получили и, по мнению гостеприимной хозяйки, должны были явно утратить способность трезво мыслить. В принципе, можно сделать вид, что я выпила сок и стошнить на лестницу. Так, чтобы Светозару позлить. Но что-то мне подсказывало, что Велимир за такой спектакль не похвалит.

Светозара терпеливо ждала, когда установят торт, а я лишь удивлялась ее способности видеть в темноте. И, осматривая зал, кое-что заметила. Бажен уводил одну девушку в боковой коридор, что-то тихо ей вещая. Пришлось прислушаться. Чувства притупились, усилив слух в несколько раз.

– …небольшая постановка, – услышала я. – Но в самом начале никто и не даст тебе ведущую роль. Я считаю, настоящая актриса должна начинать с самых простых ролей, возможно, в массовке. Но у нас неплохие гонорары даже для эпизодических актеров. Сделаем так, что тебя заметят…

Я закатила глаза и выругалась про себя. Нашел очередную идиотку, мечтающую о сцене! Положим, девчонка ничего не знает о Бажене, но хоть капля разума-то должна быть. Пошла неизвестно куда с незнакомым мужчиной, повелась на обещание роли. Актрис в театр Бажен ищет не на приемах и не на улице. Он переманивает их из других театров, ищет в Академии Искусств Торделла, прислушивается к рекомендациям критиков. Таких вот юных, сногсшибательных и якобы талантливых девочек он берет только на одну роль.

Я подошла к Варе, которая почувствовала мое присутствие и обернулась.

– Светозара готовится презентовать гостям торт, – едва слышно прошептала я, – а Бажен увел какую-то девчонку. Пошли.

Она мгновенно поняла, что я от нее хочу, и позволила увести себя. Варя знала, что я хорошо вижу в темноте. К счастью, природой такой особенности не слишком интересовалась.

Мы последовали в тот же коридор, куда Бажен увел свою спутницу. Я едва успела дернуть Варю на себя, как в зале снова вспыхнул свет, с потолка посыпалось конфетти, а гости зааплодировали торту.

– Куда?

В конце коридора была еще одна дверь, похоже, через нее и ушел Бажен. Я сомневаюсь, что он повел девчонку в какую-то комнату. Скорее всего, увел вообще из особняка. Я осторожно схватилась за прохладную ручку и повернула. Дверь оказалась заперта.

– Варь?

Подруга усмехнулась. В ее косичке всегда можно было найти пару-тройку шпилек, а уж пользоваться этим добром она умела. Я старательно гнала от себя мысли, что Велимир не похвалит нас за самодеятельность, но с Баженом надо разобраться. Не в моих правилах оставлять в беде того, кому я могу помочь. Пусть даже у него не все в порядке с головой.

Замок щелкнул. Дверь, оказавшаяся запасным выходом, вела в сад, где темные деревья освещала лишь огромная желтая луна. Она все видела. И слышала голоса в саду, тихие, с придыханием. Какую-то возню…

Мы с Варей переглянулись и вздохнули. Ума у девицы не так уж и много, но, по крайней мере, сейчас ей ничего не грозит. Бажен, похоже, воспользовался проверенным способом склеить на вечер девушку. А та повелась на обещание новой роли и активно ублажала директора театра в кустах.

– Пошли, – махнула я рукой. – Он не
Страница 12 из 16

собирается оставлять ее в рабстве. Пускай отдыхают.

Варя укоризненно покачала головой.

Приятный ветер освежал, прояснял сознание, и в дом возвращаться не хотелось. Интересно, Велимир за самовольный уход с задания раньше времени не отругает? Впрочем, всегда можно рассказать о Светозаре и ее коктейлях… Во мне вдруг взыграла такая злость, что я и сама поначалу перепугалась.

– Варь, девчонки образец сока взяли? Я не собираюсь молчать и выгораживать Светозару.

– Горяна возьмет, – ответила подруга. – Я тоже хочу поставить ее на место. Если мы хотим работать в Торделле, надо отращивать зубы. Иначе Светозара потом всем будет рассказывать, какие мы отвратительные инквизиторы.

Мы уже ступили на крыльцо, как раздался отвратительный хрип. И исходил он со стороны кустов, где девчонка ублажала Бажена. Или уже не ублажала?

Варвара первая бросилась обратно в сад, за ней и я. Картина, открывшаяся нам возле бассейна, одновременно поражала нелепостью и пугала своей отвратительностью. Как ведьма оказалась на приеме у Светозары? Куда смотрит ее хваленая охрана?! А еще высшее общество Торделла…

У ведьмы горели глаза. Она допивала жизненные силы Бажена и не видела нас, устремив взгляд в пустоту. Мы знали: если подпустишь ведьму близко, считай – погиб. И оружия не было никакого… Ситуация была бы не такой скверной, если б рядом были другие девчонки, или… или не было Варвары, которой категорически нельзя демонстрировать иные таланты, кроме полученных в ИИ.

Но смерть меня не устраивала. Инквизиторов не учат умирать, их учат убивать.

– Сдавайтесь, ведьма, – сквозь зубы процедила Варя. – Скоро здесь будет вся высшая Инквизиция Торделла, включая Велимира.

– Глупая, – прошипела ведьма, оскалившись.

Она была чудовищна: полуразложившееся лицо, скрюченные пальцы, длинные ногти, жидкие и неприятно извивающиеся волосы. Признак огромного количества кровавых ритуалов, проведенных ею.

– Примите человеческое обличье и сдайтесь! – повторила подруга, стараясь говорить как можно увереннее. – У вас нет шансов!

Ведьма зарычала, и нам показалось, что хищный взгляд налитых кровью глаз – последнее, что мы видим…

Потом я все же очнулась. Сбросила наваждение, огляделась и порадовалась тому, как благосклонна сегодня судьба.

– Ведьма! – мой голос звонко прозвучал в тишине.

Ведьма обернулась.

– Лови лопату! – рявкнула я и… с размаху ударила ведьму по лицу самой настоящей лопатой.

Удар получился такой силы, что женщину отбросило к ближайшему дереву, и она явно отключилась.

– Лопату?! – удивленно выдохнула Варя. – Инквизиция, чтоб ее! Ты где нашла лопату?

Я задумчиво посмотрела на орудие.

– Неподалеку валялась. Извини, ничего эстетичнее не было.

– Да я не в претензии, – пробормотала Варя. – Что там с Баженом? Жив?

Можно было даже не проверять: мужчина оказался мертвым и выглядел соответственно. Ведьма выпила его силы полностью, впрочем, ее это не спасло.

– Надо звать Велимира, – со вздохом произнесла Варя. – Давай я ее покараулю, а ты беги к девчонкам, пусть связываются с Инквизицией.

Мне не хотелось оставлять подругу наедине с пусть и бесчувственной, но все же ведьмой. И как объяснить тот факт, что мне возле этой ведьмы будет безопаснее, я не знала. Поэтому состояние мое напоминало растерянность кошки, которая не знает, в какую из двух совершенно одинаковых мисок с молоком сунуть нос.

– Вася! – Варьке надоело смотреть на мои сомнения. – Давай! У меня есть лопата. Если что, позову на помощь!

Лопата в руках подруги – оружие грозное.

В зале гости вовсю угощались тортом. Лишь девчонки ходили по всему помещению и искали нас. Завидев меня, Саша облегченно выдохнула, а вот Горянка показала кулак.

– Вы… – начала было Чаруня, но я ее перебила.

– В саду ведьма без сознания, Бажен мертв, и нам надо вызывать патруль.

Подруги так и застыли с открытыми ртами. Вдруг нас осыпало конфетти, и сияющий Милослав по-хозяйски ухватил меня за талию.

– Вам понравился торт, девчонки?

– Вас что, ничему жизнь не учит?

Я высвободилась из крепких объятий.

– Где у вас коммуникатор? Нам нужно вызвать господина инквизитора.

Мужчина застыл с глупой улыбкой на лице, а мои слова прозвучали неожиданно громко в воцарившейся тишине. Так иногда бывает: все разом вдруг замолкают, а кто-то выдает нечто совершенно глупое или смешное. Вот только моя фраза не была ни глупой, ни смешной. Пришлось набрать в грудь воздуха и громко произнести:

– Итак, дамы и господа, прошу вас не паниковать и никуда не выходить до приезда Инквизиции. Нам понадобятся свидетели, которые прояснят, как на прием проникла ведьма. Выходить из дома я вам запрещаю.

– А может, вы не будете распоряжаться в моем доме?! – злобно прищурилась Светозара.

– А может, ты заткнешься? – предложила Чаруня.

– Дельное предложение, – хмыкнула Саша.

– Главное, эффективное, – подтвердила Горяна.

– Предоставьте все нам, госпожа Молчаливая, – резюмировала я. – Отдельное разбирательство, когда приедет господин Велимир, я посвящу наркотику, который вы подсыпали в наши стаканы.

Светозара побледнела и сжала челюсти с такой силой, что я даже испугалась за ее зубы.

– Вот еще, – громким басом пророкотал Милослав, который доселе молчал и, казалось, был преисполнен благодушия. – Слушаться практиканток, не имеющих образования…

– Конкретно вы нас можете не слушаться, – отрезала я. – Но если попробуете помешать, последствия будут неприятными.

– Девушка…

– Я вам госпожа инквизитор, а не девушка. Молчите лучше, Милослав, потому что прием – ваш. И ведьма на него попала через проходную, а не через забор. Опасайтесь суда, господин Молчаливый. И сотрудничайте.

– В противном случае, – добавила Горяна, – неповиновение наказывается соответствующе. Думаю, господин Велимир, как вернется, будет рад преподать урок всему высшему обществу на примере кого-то из вас.

Ответом ей был нестройный хор голосов, вроде как выражающих согласие. Впрочем, кто их разберет, этих аристократов…

Глава 4

Месть светозары

Велимир

Он собирался было уходить, когда раздался резкий, скрипучий сигнал коммуникатора. Огромный бронзовый аппарат, совсем недавно разработанный и внедренный в различные городские службы, требовал отдельного стола. Велимир предпочел бы работать по старинке, с почтовыми птицами, но Князь проводил активное внедрение техники в повседневную жизнь общества, и приходилось каждый раз, когда эта скрипучая машина звонит, вставать и дергать рычаг. И в этот раз предчувствие было такое… нехорошее. Очень нехорошее.

– Господин Велимир, – он узнал голос практикантки… как ее… Саши, кажется, – у нас тут возникли небольшие проблемы. И нам нужен спецэкипаж.

– Зачем? – только и смог спросить мужчина.

Они что, умудрились вляпаться в неприятности, находясь в самом охраняемом особняке Торделла?

– Среди гостей была ведьма. Она убила одного из приглашенных, но Василиса и Варвара ее остановили. Сейчас она без сознания, но нам как-то нужно ее транспортировать.

Велимир тихо, чтобы девушка не слышала, выругался.

– Соберите всех в одной комнате, никого не впускайте и не выпускайте. Буду в течение трех минут.

– Уже собрали. Спасибо, господин Велимир, мы ждем.

И
Страница 13 из 16

в голосе у девицы – ни страха, ни волнения. Спокойна, словно не просила помощи инквизиторов, а приглашала в гости. Надо определенно уделить практиканткам больше времени. И допросить с пристрастием Цветану о причинах их поступления в ИИ.

Он снова ввернул пару крепких словечек, набрасывая куртку и раздумывая, кого из ребят взять. Вряд ли там особо опасная ведьма, раз девчонки справились сами, но помощь не помешает. Еще гостей опрашивать… он так надеялся, отправляя практиканток на прием, что наконец-то отдохнет! И вот!

Велимир быстро велел подать экипаж, и новенькая механическая карета из тех, что требует всего одного кучера, уже была у ворот, когда он и еще двое дежурных ребят вышли. На недопустимой для городских улиц скорости они рванули в особняк Молчаливых. Велимир слышал, как переговаривались парни, и, если честно, был с ними полностью согласен: эти девки очень странные.

Все двери были закрыты, свет лился с первого этажа, а вот второй оказался абсолютно темен. Как и сказала Саша, они собрали всех в холле и, рассредоточившись по залу, наблюдали за гостями. Его взгляд сразу нашел Василису, которая с присущим ей спокойствием сидела на диване рядом со злой и нервной Светозарой. Василиса и заметила его первой. Улыбнулась, словно он пришел к ней в гости, а не на место появления ведьмы.

– Господин Велимир, мы вас ждали! – Она поднялась.

– Что у вас тут происходит?! – ведьму он не увидел.

– А мы тут шалим! – раздался бодрый голос Горяны.

– Так! – Велимир слишком быстро потерял терпение. – Все замолчали! Васильковая, рассказывай…

И она рассказала. По мере рассказа Велимир чувствовал, как перестает в этом мире что-то понимать от слова «совсем». И, если быть честным с самим собой, он постоянно отвлекался на глаза девушки, огромные, голубые и с какой-то едва уловимой смешинкой. Ее словно забавляла ситуация. Впрочем, она и впрямь выглядела нелепой.

– Веди к ведьме, – распорядился Велимир.

И бросил ребятам:

– Начинайте опрашивать гостей.

Он почувствовал, как кто-то осторожно прикоснулся к его локтю и, обернувшись, увидел смущенную Сашу. Она приподнялась на цыпочки и шепнула:

– Светозара подсыпала нам в сок наркотик.

Велимир вздохнул и смерил тяжелым взглядом женщину. И зачем? Жить надоело? Он, конечно, был в курсе, что Светозара любила таких мужчин, как он, несмотря на молодого мужа. Но чтобы пытаться опоить его сотрудниц…

– Тебя ждет очень неприятная беседа, – мрачно пообещал Велимир и двинулся следом за Василисой, которая уже ждала у двери в сад.

Ведьма оказалась совсем недалеко, скрытая зарослями аккуратно подстриженного кустарника. Там же валялся труп, в котором Велимир узнал директора театра Торделла, и там же, на травке, вольготно развалившись в обнимку с лопатой, сидела Варвара.

– Вы долго, – пробурчала она, поднимаясь.

– Что это с ней?

Вообще Велимир догадывался, чем вырубили ведьму, но хотел услышать из уст студенток.

– Лопату поймала, – хмуро сообщила Варя.

– Что? – Василиса улыбнулась, когда он на нее посмотрел. – Что нашла, тем и отдубасила.

Инквизитор наклонился, проверяя пульс ведьмы. Жива, но в глубокой отключке. Похоже, вырубили в момент подпитки, а значит, можно брать и тащить в Инквизицию, в себя придет не раньше утра.

– Ну, молодцы. – Он был вынужден это сказать. – Будем считать, боевое крещение прошло успешно. Идите в дом, заберите вещи, если какие оставили, и я распоряжусь, чтобы вас доставили в общежитие. А меня ждет долгая и во всех смыслах неприятная ночь.

Девчонки кивнули и быстро направились в дом. Велимиру вдруг почудилось, что в тени деревьев кто-то есть. Он стряхнул с себя оцепенение. Не хватало еще становиться мнительным. Мужчина подхватил ведьму на руки и тоже зашагал в дом.

– Девушки, – скомандовал он остальным, – собирайтесь, вы едете домой.

Затем он обвел взглядом зал. Гости по большей части были напуганы зрелищем бесчувственной ведьмы. Только чета Молчаливых взирала на все происходящее с нескрываемым раздражением. Вот ими он займется лично.

Василиса

Когда мы уходили из особняка Светозары, я постоянно чувствовала на себе внимательный взгляд хозяйки вечера. И четкое ощущение, что госпожа Молчаливая еще даст о себе знать, меня не покидало. Вообще в ее доме было неуютно: в саду мне все время казалось, будто вдалеке кто-то стоит, а иногда ветки шевелились, когда ветра, в общем-то, и не было.

Дара предвидения у меня не было, лишь здоровая, по-женски чуткая интуиция.

Все случилось буквально на следующий день, когда я сидела в приемной Велимира и заполняла журнал по технике безопасности.

Двери кабинета открылись, и Велимир навис над моим столом. Я машинально одернула платье. Почему-то в присутствии инквизитора всегда хотелось поправить прическу или одежду. Я гнала эти порывы, но все равно иногда забывалась.

– Поедешь со мной к Князю, – сообщил Велимир.

– А… а что я там буду делать?

При упоминании Князя сердце забилось очень быстро. Не хотелось мне туда, ой как не хотелось. Там такая охрана… наверняка с даром, наверняка сильная и натасканная на ведьм, как кошка на мышей.

– К самому Князю я тебя не тащу, но он отдаст кое-какие документы, возьмешь и отвезешь в Инквизицию, положишь мне на стол. Я уезжаю после этой встречи, а таскаться с ними нет никакой возможности. Даю десять минут, собирайся.

От сердца отлегло, и я улыбнулась.

– Готова.

Идти рядом с Велимиром было приятно. Во-первых, конечно, я чувствовала себя очень важной. Навстречу нам попадались какие-то люди, они улыбались и здоровались с Велимиром, неизменно при этом бросая взгляды на меня. Во-вторых, Велимир был довольно внимателен. После плохо воспитанных сокурсников и надоевшего за несколько минут общения Молчаливого, его вежливость была словно глоток свежего воздуха. Инквизитор открывал передо мной двери, помогал спускаться со ступенек и вообще пребывал в благодушном настроении. Признаваться было стыдно, но я с неохотой отпускала его руку каждый раз, когда заканчивался очередной пролет.

В экипаже было прохладно, а еще темно. Не совсем, конечно, такой приятный, совсем не дневной полумрак. Из-за затемненных окон, полагаю. Чтобы во время долгих поездок пассажиры не мучились от жары.

– Что случилось со Светозарой? – спросила я, едва мы тронулись.

– Она будет допрошена. К сожалению, сок в общей панике куда-то исчез, и вряд ли мы сможем ее обвинить. Но этого хватит, чтобы она успокоилась.

Этого следовало ожидать. Впредь будет умнее и не станет пытаться отравить инквизиторов.

Велимир сидел напротив и периодически бросал на меня короткие взгляды. Было неловко сидеть вот так, под его внимательным взглядом, поэтому я смотрела в окно. И немного досадовала, что надела такое короткое платье. Я привыкла к ним и, похоже, забыла, что уже не маленькая девочка, да и нахожусь не в родной деревушке. Но, к чести Велимира, он ничем не выказал недовольства, раздражения или… еще чего-то. Галантно помог мне выйти из экипажа и махнул кучеру, чтобы тот отъехал на стоянку. Скрипнули колеса на каменной мостовой, и карета бесшумно помчалась к собратьям.

– Тебе не обязательно идти со мной, – сказал Велимир. – Если не хочешь. Будь у входа через полчаса, я передам документы, и тебя отвезут в
Страница 14 из 16

Инквизицию. Или, если хочешь, идем.

– Можно я буду в парке?

Неподалеку от резиденции Князя разбили небольшой парк. Я в нем никогда не была. Собственно, я почти нигде в центре и не была. Работа – институт – общежитие. Вот мой стандартный набор мест для посещения.

Велимир кивнул.

– Полчаса, не больше.

Он устремился к большому, белого цвета зданию, с огромным куполом вместо крыши. Купол окружали башенки-шпили, лишь издали казавшиеся маленькими, в которых, насколько я знала, были сосредоточены главные службы города и различные гильдии. Велимир, естественно, вошел в куполообразное здание, где располагался кабинет Князя. Я же направилась в парк.

Парк получился славным. Немного нехарактерным для Торделла своей хаотичностью. Мы все привыкли к ровным рядам кустов, геометрически правильным клумбам, аккуратно подстриженным деревьям. Этот же парк был почти диким. Тропки петляли меж огромных деревьев, кронами закрывавших солнце. Повсюду слышалось стрекотание кузнечиков, а на небольших полянках озорно цвели васильки, тянулись к редким лучикам света синими лепесточками. Заросшие мхом лестницы вели все дальше и дальше, в глубь сада, где уже не бродили редкие прохожие. Где даже дышалось легче.

Я достала карманные часы. Потемневшая от времени стрелка бегала по кругу, отсчитывая мое время. Которого было не так уж и много, во всех смыслах этой фразы.

Я брела среди огромных стволов, только удивляясь тому, как это все умно организовано. И не заметила женщину, следовавшую за мной. Лишь когда она сама вышла и окликнула меня, я обернулась. Поразительная беспечность.

– Госпожа Молчаливая. – Я старалась не показывать страх или удивление. – Вы хотели со мной поговорить?

– Нет, – улыбнулась женщина. – Я хотела тебя уничтожить… ведьма. Вот, решаю, как это сделать: рассказать о тебе Велимиру или убить на месте. Какая наглость… ведьма в Инквизиции. Что с тобой сделают, когда узнают? Я обычно не верю слухам, но, говорят, в подвалах Инквизиции происходят ужасные вещи, а ведьм, прежде чем сжечь, заставляют развлекать…

Она резко выдохнула и отлетела к дереву. Ноги Светозары оплели синие ветки с сияющими васильками.

– Хочешь убивать, убивай! – произнесла я. – Иначе убьют тебя.

Она дергалась, пытаясь освободиться, но физически это было невозможно. В глазах Светозары полыхнул серебряный огонь, а лицо на миг исказилось, как если бы она была ведьмой, практикующей кровавые ритуалы. Мои ветки вспыхнули все тем же серебряным пламенем и расплелись. Я вскинула руку, готовая отразить любую атаку, сетуя на природу дара, не позволяющего толком защититься.

А Светозара глубоко вдохнула и закричала:

– Помогите! Ведьма!

Я бросилась к Светозаре. Такую ведьму нельзя было отпускать. И не только из-за того, что она знала правду обо мне. Светозара была богата, опасна и еще не успела утратить человеческий облик. Бед она могла натворить достаточно. А деньги, оказывается, скрывают все. Даже ведьму. Молчаливый знает о природе своей женушки?

Я неслась по лестницам, перепрыгивая через ступеньки. Но Светозара была далеко.

Пришлось остановиться. Я прикрыла на миг глаза и выбросила вперед руку. Синяя вспышка озарила тропку, Светозара вскрикнула, когда длинная нить, вырвавшаяся из моей руки, опутала лодыжку ведьмы. Она полетела на землю и кубарем покатилась по лестнице. Я бросилась к ней, а когда оказалась рядом, с ужасом увидела, как Светозара упала прямо под ноги вышедшего из-за деревьев Велимира. Ведьма лежала не шевелясь, и по неестественно вывернутой шее было ясно, что она мертва. Мои глаза встретились с глазами инквизитора, удивленными и настороженными.

– Василиса? – спросил он.

– Я…

– Почему она упала? – Велимир указал на Светозару.

Не видел. Сердце пропустило пару ударов и вновь забилось в привычном темпе.

– Споткнулась.

– Почему она неслась, будто рожает?

– Вы когда-нибудь видели, чтобы женщина, которая рожает, так неслась? – Я скептически подняла бровь.

Потом спросила, вспомнив, что Велимир собирался к Князю:

– А почему вы здесь?

– Князю пришлось уехать, и он не смог со мной встретиться. Я искал тебя, чтобы отправить домой. Кто кричал?

– Я! – Это вырвалось, пожалуй, слишком поспешно.

Но я выглядела вообще несколько растерянной и потрепанной, так что Велимир даже не обратил внимания. Он проверял пульс Светозары.

– К сожалению, мертва. Немного раньше, чем мне хотелось бы.

Видя мое удивление, пояснил:

– Светозара как-то связана с компанией ведьм, за которыми я охочусь больше двух лет. Я надеялся не спугнуть ее и расспросить, но почему-то она живо заинтересовалась тобой. Хорошо, идем, тебя отвезут домой, а сюда приедут ребята поработать. Вдруг удастся найти зацепки… татуировки или личные вещи.

Я не видела, чтобы Светозара пришла с какими-то вещами, но промолчала.

Несомненным плюсом в работе инквизитора было то, что после хорошей заварушки допросы не устраивались. Наоборот, давали теплое одеяло и отправляли отдыхать, предоставляя оставшуюся работу Велимиру и его парням. Те были в полнейшем шоке, периодически бросая взгляды на меня, ожидавшую экипажа. Кое-кто весело посмеивался и отпускал шуточки на предмет хрупких девушек. Добродушно, надеясь меня развеселить, но мне было не до веселья.

Я была на грани.

Чуть-чуть. Всего какой-то миг отделял меня от костра. Страшно было подумать, что бы сделал Велимир, заметив то, от чего упала Светозара.

Я была ведьмой.

Всего лишь ведьмой, находящейся в самом сердце Инквизиции.

– Ты чего тут спряталась?

Велимир подошел неслышно, и я вздрогнула.

– Просто так. – Я поежилась, вновь вспомнив события дня.

– Ты молодец. – Велимир пожал плечами. – Даже и не мог предположить, что Светозара – ведьма. Деньги могут скрыть все, как оказывается.

– Да уж. – Я вздохнула и лучше закуталась в одеяло.

– Слушай, не расстраивайся, что она погибла, – сказал Велимир. – Твоя работа, детка. Тем более она сама споткнулась.

Видимо, инквизитор на свой лад истолковал мою грусть.

– Я попробую, – чуть улыбнулась я.

– Теперь я, пожалуй, буду с особой осторожностью относиться к вам, девочки. Уложить двух ведьм… Ладно, идем, васильковая. Там экипаж приехал. Завтра выпишу вам премию.

Он подмигнул совсем не по-инквизиторски. В этот момент Велимир казался человеком. Мужчиной, от которого исходили тепло и защита, за спиной которого хотелось свернуться в клубочек и отдохнуть от вечной погони.

– Большую?

– На сапожки хватит, – усмехнулся Велимир. – Идем.

Я настороженно посмотрела на протянутую инквизитором руку, но все же с видимым облегчением ухватилась за нее. Не играет. Верит. По телу разлилось тепло, и вместе с тем пришла усталость.

– Не раскисай, – хмыкнул мужчина. – Приедешь, отдохнешь.

– Хорошо бы, – зевнула я.

Прежде чем направиться к экипажу, я окинула взглядом парк. На секунду мне опять показалось, будто я вижу мужской силуэт в тени деревьев, но едва я моргнула, наваждение исчезло. Я повернулась к улице, сверкающей фасадами зданий. Меня определенно хранит судьба. Но вот для чего?..

Глава 5

Ночное дежурство

Василиса

Велимир орал так, словно ему хвост дверью прижали. Впрочем, хвоста у него не было, да и особенной боли он не испытывал. Причиной столь
Страница 15 из 16

возбужденного состояния инквизитора была злость. Та самая злость на нерадивых сотрудников, которые чуть что – стоит начальнику отвернуться – таких дел наворотят… и за неделю не расхлебаешь. На этот раз Велимир кричал не на оперативников, и даже не на сотрудников управления, а на несчастную меня. Я стояла посреди его кабинета, опустив глаза, расстроенная сильнее некуда. К пониманию того, что моя ошибка могла стоить кому-то жизни, примешивалась обида, что меня вот так вот распекают, словно я не взрослая студентка, а нашкодивший ребенок.

– Этого больше не повторится, – хмуро произнесла я.

– Я надеюсь, – откликнулся Велимир. – Ибо еще одна ошибка – и отправишься восвояси. Я попросил тебя проплатить счета за дирижабли, и в результате мы едва не остались без средств передвижения. А если бы кому-нибудь понадобилась помощь? А если война? Восстание?

Что в войну, что в восстание мне верилось слабо. А вот в то, что какая-нибудь парочка ведьм запросто могла уйти от Инквизиции из-за моей ошибки, было вполне вероятным. Конечно, сутками работать и не спать – отличная идея, но все же имеющая свои минусы. Такие как пропущенные платежи…

– Извините, – вздохнула я еще раз.

– Получишь штраф и дежурство, – отрезал инквизитор.

– Что за дежурство? – удивилась Варвара, которая во время скандала предпочла не выступать, а как Велимир немного успокоился, оживилась в предвкушении нового рабочего дня.

– За каждую провинность вы будете оставаться на ночное дежурство. Инквизиция работает круглосуточно, принимает жалобы от населения, рапорты патрулей, следит за ситуацией в городе. Василиса сегодня будет сидеть в комнате для приема и разбора срочных посылок. Посылки эти нужно будет рассортировать к утру и доставить инквизиторам. И тот, кто будет себя плохо вести, пойдет с ней.

– Господин Велимир, – скривилась Варвара, – не обязательно разговаривать с нами, как с маленькими. Мы все отлично понимаем!

– Да ладно?! – издевательски протянул инквизитор. – А проспать и не заплатить по счетам – это признак взрослости?

На это ни Варя, ни мы не нашлись, что ответить.

– Сотрудники дежурят в пункте приема по очереди, или же к этой работе привлекаются те, кто провинился. Так что ты, Василиса, сегодня осчастливишь какого-то парня, заменив его на дежурстве. Правила просты: не отлучаться с рабочего места и подругам твоим даже приближаться запрещено, пускай и не думают тебе помогать! Буфет и санузел есть, так что с голоду не умрешь. Все ясно?

Я неуверенно кивнула. Не то чтобы у меня не было планов на ночь (я все же предпочитала в это время суток спать), но лучше, чем увольнение. А второго промаха я не допущу.

– А если внештатная ситуация?

На это инквизитор отмахнулся, словно вообще не рассматривал такой вероятности. Так оно, в общем-то, и было.

– Вряд ли, – хмыкнул он. – Редко что-то бывает. Но на случай чрезвычайной ситуации есть кнопка, передающая сигнал в мой кабинет, и громкая связь, позволяющая вызвать охрану или даже ближайший патруль. Настоятельно рекомендую лишний раз парней не дергать, ясно? Они ночью нервные…

Я кивнула. Мне показалось, что я легко отделалась: за подобное нарушение дисциплины полагалось увольнение. Интересно, Велимир меня пожалел потому, что я ему нравлюсь, или потому, что Цветана попросила? Над этим определенно стоило подумать лишний раз.

– Теперь у нас лекция, верно? Тогда всех прошу в приемную, располагайтесь на стульях и проведем небольшой опрос.

Мы слаженно и возмущенно загалдели.

– Как опрос?! – удивилась Саша. – Это же практика!

– И что? – не понял инквизитор.

– На практике не должно быть контрольных! – поддержала подругу Чаруня.

– И опросов! – кивнула Горяна.

– Мы не готовились! – подытожила Варя, усаживаясь на мягкий стул.

– Вот и славно. – Инквизитор ухмыльнулся. – Проверим реальные знания, а не те, что выветриваются через секунду после получения зачета. К тому же, красавицы, никто на реальном задании не станет ждать, пока вы подготовитесь. Либо привыкайте, либо меняйте профессию. Так что? Опрос? Или идете искать новое место учебы?

– Опрос, – буркнула недовольная Варвара.

Велимир

Несмотря на то, что Велимир работал в Инквизиции достаточно долго, чувство неловкости за выговор, устроенный Василисе, не покидало его. И вроде прав был, да стало противно на душе, едва он взглянул в ее печальные глазки. Девчонка понимала, что сделала глупость, расстроилась. С другой стороны, если выговор не сделать – постепенно придет ощущение вседозволенности и безнаказанности, а с такими чувствами в Инквизиции делать нечего. Ладно, хоть не уволил. И он отлично видел, что девочка мало спит, но вмешиваться нужным не считал. Глупенькая, с возрастом поймет, что нельзя мучить организм. А вот за то, что уснула на рабочем месте, он придумал хорошее наказание. И не суровое, не тяжелое для девушки, и полезное. Ей совсем не обязательно было знать, что дежурить должен был сегодня он, а за дирижабли он заплатил, едва увидев, что девчонка уснула, и никакой опасности не было. Пускай. Должен же он их чему-то учить.

– Хорошо, я буду задавать вам вопросы по очереди. На размышление – полминуты. Отвечаете – плюс, не отвечаете – минус. Три плюса – выходной, три минуса – дежурство. Уяснили?

Практикантки дружно кивнули.

– Порядок такой же, как сидите: Василиса, Горяна, Варвара, Чаруня, Саша. Итак, первая пошла. Принцип патрулирования мероприятий с массовым скоплением людей?

– Скрытность.

– Горяна. Количество дней, пригодных для первого кровавого ритуала?

– Три!

– Варвара, что это за дни?

– Полнолуние, предшествующий ему день и последующий.

– Все?

– Да.

– Минус: полнолуние Кровавой Луны.

– Но…

Девушка умолкла, встретившись с ним взглядом.

– Чаруня. Во сколько лет проявляются ведовские способности?

– В двенадцать.

– Саша. Почему мужчины не могут быть колдунами?

Девушка замялась, явно не зная ответа. Велимир демонстративно смотрел на часы, отсчитывая время, как вдруг раздался спокойный, как всегда, голос Василисы:

– А они бывают.

– Что? – позволил себе удивиться инквизитор.

– Мужчины могут колдовать. Но колдуны, конечно, встречаются реже ведьм. Намного реже. Однако некоторым из них тоже свойственны способности.

– Бред. Где ты это вычитала? Василис, колдовать могут только женщины. Мужчины к этому не расположены. Почему – никто до сих пор не дал однозначного ответа. Вы должны были назвать три теории, объясняющие этот факт…

– Бывают.

Велимир начал раздражаться.

– Василиса…

– Магические девиации составляют меньше половины процента от общего количества ведьм. Под девиациями я подразумеваю добрых ведьм и колдунов, а также тех, кто дар контролировать не может. Они чрезвычайно редки, но существуют. Примером тому служит Мария Рин, которая едва дожила до двенадцати. Она была казнена, поскольку Инквизиция верила, что в ней сидит демон. Веком позже было установлено, что Мария страдала от редкой формы ведовства, а именно: она не могла контролировать силу, выливающуюся из нее всплесками. Вследствие чего девочка была крайне опасной. Известных примеров добрых ведьм в истории нет, однако ярким примером этой группы девиаций может считаться Ирма Хрустальная, которая, устроив
Страница 16 из 16

жуткую бойню в интернате, очнувшись от проведения кровавого ритуала, покончила с собой, ужаснувшись содеянному. Многие исследователи пришли к выводу, что в ней взыграла некоторая гуманность, хотя абсолютное большинство приписали поступок Ирмы нежеланию попасться Инквизиции. Что до колдунов… с ними сложнее. Достоверных сведений нет, потому как мужчины изначально расчетливее и умнее женщин. Однако, если анализировать свитки, рукописи и рисунки, образ мужчины-ведьмака был популярен во все времена, хотя и интерпретировался по-разному. И у меня нет оснований полагать, что это лишь художественный вымысел.

Инквизитор ошалело смотрел на девушку.

– Василиса, ты используешь непроверенную информацию. Я же требую ответов, которые можно найти в любом учебнике. Это что, так сложно?

– Зачем учить заведомую ложь? – не поняла девушка. – Уже одна вероятность того, что существуют мужчины с ведьмовскими способностями, говорит о том, что мы далеко не все знаем о магии. Мне кажется, лучше изучать что-то новое, развиваться. А мы застыли на месте и не хотим признавать, что все уже не так, как сто лет назад.

– Это так, – кивнула Горяна. – Вы отправили меня в архив. Я просмотрела множество отчетов за прошлое столетие. И заметила странные тенденции: еще каких-то тридцать лет назад задержания проходили с куда меньшими потерями. Ведьмы явно были спокойнее, не такие агрессивные. И инквизиторов, и ведьм погибало куда меньше, чем сейчас. Плюс, если взять статистику по кровавым ритуалам, то громкие преступления происходили раз в полгода, редко – чаще. Сейчас если неделя обошлась без кучи трупов – повод отпраздновать. И еще. Если взять за неофициальную классификацию способности, связанные со стихиями, как у водных или огненных ведьм, то получается, что в последнее время более распространены… универсальные ведьмы. Будто бы магия… эволюционирует.

– Нужна разведка, – вздохнула Варвара. – Нужна ведьма, которая сможет проникнуть в их группы и узнать все изнутри. Пока мы не поймем, как устроено ведьмино общество, чего они хотят, как действуют, мы не победим. Это бесполезная война, которую можно закончить, найдя…

– Одну добрую ведьму, – закончила Саша.

Велимир в очередной раз подумал, что зря связался с девицами.

– Вы что же, мечтаете раз и навсегда уничтожить ведьм? – рассмеялся он.

Предположение и вправду было смешным; напоминало сюжет фантастической книги или какую-то сказку.

– Разве не для этого мы учимся? – чуть улыбнулась Василиса. – Растить воинов на убой… глупо. Я думала, Князь поощряет подобные идеи.

– Князь, – протянул Велимир.

Что поощряет Князь, он и сам хотел бы знать. Да вот что-то не поддаются действия главы Торделла какой-либо логике. То ли план у него отдельный и жутко секретный, то ли Торделлу нужен не тот правитель. Велимира о том не спрашивали.

– Значит, так. Вы в официальном учреждении. – Велимир сказал это грубее, чем собирался. – И я не потерплю здесь подобной ереси! Можете сколь угодно рассказывать друг другу эти байки, но избавьте меня и моих сотрудников от непроверенных данных. Мы, к сожалению, не философская лаборатория, так что ответы на вечные вопросы нам не интересны. Мы убиваем, девочки. Убиваем для того, чтобы народ жил в мире и благополучии.

Девочки молчали, то ли подавленные строгим тоном инквизитора, то ли увлеченные собственными идеями.

– Все понятно? – поинтересовался Велимир.

– Понятно, – нестройный хор голосов не слишком убедил мужчину в том, что им хоть что-то было понятно.

Василиса

– Здесь у нас буфет. Кофе, чай, сладкое, крекеры – все, что захочешь, бери. Главное – не спи. Если нужна будет еда, позвонишь Чеславу, хоть он и не любит по ночам в лавку бегать. Но скажешь, что от меня. Здесь есть инструкция, прочитаешь. В целом, все просто. Вот корреспонденция и посылки. Вон там коммуникатор, если кто-то попросит передать сообщение. Сеть внутренняя, так что мнительно-бдительные граждане доставать не будут.

– А если…

– Никакого «если». Чрезвычайных ситуаций здесь не бывает, помощь тебе не понадобится.

Я уже знала, что все кончится очередной историей. Волнение поднималось во мне, заставляя немного дрожать. Нагромождение коробок, стопок бумаги, проводов, рычагов и кнопок пугало, а массивные бронзовые стенды, казалось, придавали помещению зловещий вид. И вообще здесь, в полупустом огромном зале, где эхо от шагов проносилось под потолком, было неуютно. Казалось, будто в углах прячутся тени. Угрожающие, потусторонние.

– Ты чего? – Велимир, заметив мое состояние, нахмурился.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/olga-pashnina/ostorozhno-vedma/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.