Режим чтения
Скачать книгу

Партнеры по преступлению читать онлайн - Агата Кристи

Партнеры по преступлению

Агата Кристи

Томми и Таппенс Бересфорд #2

«Сладкая парочка» сыщиков – Томми и Таппенс Бересфорд – снова в деле. Им предстоит масса веселых и захватывающих приключений. К тому же каждая глава этого ироничного детектива представляет собой пародию на рассказы о самых популярных литературных сыщиках в истории мирового детектива.

Агата Кристи

Партнеры по преступлению

Agatha Christie

PARTNERS IN CRIME

Copyright © 1929 Agatha Christie Limited.

All rights reserved.

AGATHA CHRISTIE and the Agatha Christie Signature are registered trademarks of Agatha Christie Limited in the UK and/or elsewhere. All rights reserved.

© Бушуев А. В., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

Глава 1

Фея в доме

Миссис Томас Бересфорд, сидевшая на диване, переменила позу и с тоской выглянула в окно. Вид был не слишком впечатляющим и представлял собой жилой квартал на другой стороне улицы. Женщина вздохнула, затем зевнула.

– Как жаль, – вздохнула она, – что ничего не происходит.

Муж смерил ее укоризненным взглядом.

– Будь осторожна, Таппенс, твоя страсть к вульгарным сенсациям может плохо кончиться.

Таппенс вздохнула и мечтательно закрыла глаза.

– Итак, Томми и Таппенс поженились, – проворковала она, – и жили долго и счастливо. И шесть лет спустя они все так же жили долго и счастливо. Удивительно, как в жизни все отличается от того, о чем ты мечтаешь…

– Глубокая мысль, Таппенс. Но не оригинальная. Выдающиеся поэты и еще более выдающиеся богословы говорили об этом и раньше, и, прошу меня извинить, гораздо лучше тебя.

– Шесть лет назад, – продолжала Таппенс, – я бы поклялась, что, имея в твоем лице мужа и достаточно денег, жизнь будет представляться мне величавой сладкозвучной песней, как некогда сказал один поэт, коего ты, несомненно, знаешь.

– Так что же омрачает твое существование – я или деньги? – холодно осведомился Томми.

– «Омрачает» – не вполне подходящее слово, – великодушно отозвалась Таппенс. – К хорошим вещам привыкаешь быстро, только и всего. Точно так же по достоинству оценить способность дышать носом можно, лишь будучи простуженным.

– Может, мне стоит слегка пренебречь тобою? – осведомился Томми. – Начать прожигать жизнь с другими женщинами по ночным клубам? Что-то в этом роде?

– Бесполезно, – отозвалась Таппенс. – Ты наткнешься там на меня в обществе других мужчин. И мне отлично известно, что ты равнодушен к другим женщинам, в то время как ты не можешь быть абсолютно уверен в том, что я равнодушна к другим мужчинам. Мы, женщины, гораздо наблюдательнее вас.

– Зато по части скромности мужчинам нет равных, – пробормотал ее муж. – Но что с тобою, Таппенс? Почему тебе не сидится на месте?

– Не знаю. Хочу, чтобы что-нибудь произошло. Что-нибудь волнующее и увлекательное. Разве тебе не хотелось бы, Томми, снова заняться поисками немецких шпионов? Вспомни наши былые деньки, полные опасностей и риска![1 - Об этом рассказывается в романе А. Кристи «Таинственный противник».] Разумеется, я в курсе, что ты и сейчас имеешь отношение к секретной службе, но ведь это все исключительно кабинетная работа.

– Хочешь сказать, что не стала бы возражать, если б меня отправили в холодную Россию, переодетым в большевика-бутлегера или что-то в этом роде?

– Только не это, боже упаси, – ответила Таппенс. – Мне не дали бы отправиться туда вместе с тобой, я же не привыкла сидеть сложа руки. Мне всегда необходимо чем-то себя занять. Я весь день только это и говорю.

– Удел женщины, – предположил Томми, махнув рукой.

– Двадцать минут уборки после завтрака каждое утро – и квартира в идеальном состоянии. Тебе нет причин сетовать по этому поводу, верно?

– Ты ведешь дом настолько идеально, Таппенс, что беспорядок стал бы приятным разнообразием.

– Приятно слышать, – призналась женщина. – У тебя, конечно, есть твоя работа, – продолжила она, – но скажи мне, Томми, разве ты никогда не испытывал тайного желания, чтобы в жизни что-то происходило?

– Нет, – ответил ее муж. – Во всяком случае, вряд ли. В принципе оно неплохо – чего-то желать. Вот только это что-то может оказаться весьма малоприятным.

– Как, однако, удручающе благоразумны мужчины, – вздохнула Таппенс. – Неужели тебя никогда не посещало безумное желание жить жизнью, полной любви и приключений?

– Это ты в какой книжке вычитала, Таппенс? – снисходительно осведомился у жены Томми.

– Ты только представь, – продолжала гнуть свою линию женщина. – Раздается стук в дверь, ты идешь открыть, а за ней, шатаясь, стоит мертвец…

– Мертвец не доковылял бы до нашей двери, – скептически заявил Томми.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я, – ответила Таппенс. – Они, прежде чем испустить дух, всегда шатаясь, стоят за дверью, чтобы упасть к твоим ногам и прошептать пару загадочных слов вроде «пятнистый леопард» или что-то в этом роде.

– Тебе не помешал бы целительный курс Шопенгауэра или Иммануила Канта, – не удержался от ехидного совета Томми.

– Они не помешали бы как раз тебе, дорогой, – сказала Таппенс. – Ты становишься записным домоседом. Вон как уже оброс жирком…

– Неправда, – возмутился Томми. – Кстати, это не ты ли делаешь упражнения для похудания?

– Их делают все, – отмахнулась супруга. – Когда я сказала, что ты оброс жирком, я говорила скорее метафорически, чем буквально. Ты становишься самодовольным, преуспевающим, лощеным и тяжелым на подъем.

– Не понимаю, что на тебя нашло, – произнес Томми.

– Дух авантюризма, – прошептала Таппенс. – В любом случае это лучше, чем тосковать по большой любви. На меня такое временами находит. Я мечтаю о том, что встречу мужчину, настоящего красавца…

– Ты встретила меня, – ответил Томми. – Разве этого не достаточно?

– …смуглого стройного красавца, ужасно сильного, умеющего скакать верхом и укрощать мустангов при помощи лассо…

– Ага, в ковбойских штанах из овчины и широкополой шляпе, – саркастически добавил Томми.

– …и живущего в прериях, – закончила фразу Таппенс. – И чтобы он безумно в меня влюбился. Я бы, конечно, как порядочная женщина, его отвергла, сохранив верность брачному обету, но в душе сгорала бы от любви к нему.

– Отлично, – отозвался Томми. – Я только и делаю, что мечтаю познакомиться с красивой девушкой. Девушкой с волосами цвета спелой ржи, которая безоглядно влюбилась бы в меня. Только вряд ли я стал бы отвергать ее… Нет-нет, я бы точно не стал этого делать.

– Это, – заявила женщина, – проявление капризного характера.

– Да что с тобою, Таппенс? – удивленно спросил Томми. – Раньше ты никогда не вела таких разговоров.

– Верно, но это уже давно закипало во мне и искало выхода, – невозмутимо ответила она. – Видишь ли, крайне опасно иметь все, что ты хочешь, включая достаточное количество денег на покупку вещей. Не говоря уже про шляпки.

– У тебя их и без того около четырех десятков, – сказал Томми, – и все похожи одна на другую.

– Шляпки – они такие, – согласилась Таппенс. – На самом деле они не похожи. Каждая обладает индивидуальностью. Кстати, сегодня утром я видела прелестную шляпку у «Виолетты».

– Если тебе
Страница 2 из 15

больше нечем заняться, кроме покупки шляпок, которые тебе не нужны, то…

– Верно, – снова согласилась Таппенс. – Об этом я и говорю. Будь у меня что-то поинтереснее!.. Может, заняться благотворительностью? О, Томми, как бы я хотела, чтобы произошло нечто волнующее. Мне кажется… я чувствую, это было бы хорошо для нас обоих. Если бы нам найти фею…

– Удивительно это от тебя слышать, – заметил Томми.

С этими словами он встал, прошел через всю комнату, открыл ящик письменного стола, вытащил небольшой снимок и протянул его жене.

– Так, значит, ты их уже напечатал? – удивилась Таппенс. – Это который? Тот, что ты снял в этой комнате, или тот, что сделала я?

– Тот, который снял я. Твой снимок не получился. У тебя, как всегда, недодержка. Ты неисправима.

– Как мило с твоей стороны думать, что есть что-то, что ты умеешь делать лучше меня, – съязвила Таппенс.

– Неумное замечание, – парировал Томми. – И я на время оставлю его без внимания. Я, собственно, хотел показать тебе вот это.

С этими словами он указал на белое пятнышко на фотографии.

– Царапина на негативе, – сказала Таппенс.

– Вовсе нет, – возразил Томми. – Это, Таппенс, след феи.

– Томми, ты идиот.

– Посмотри сама.

Он вручил ей увеличительное стекло. Таппенс внимательно рассмотрела в него фото. При известной доле фантазии царапину на негативе и впрямь можно было принять за крошечное крылатое создание, сидящее на каминной решетке.

– У нее есть крылья! – воскликнула Таппенс. – Забавно, живая фея в нашей квартире… Может, нам стоит написать Конан Дойлу?.. О, Томми, как ты думаешь, она выполнит наши желания?

– Скоро ты это узнаешь, – пообещал мужчина. – Ты весь день только и делала, что желала чего-то из ряда вон выходящего.

В эту минуту дверь открылась, и высокий юноша лет пятнадцати, явно не решивший для себя, кто он, лакей или паж, учтиво осведомился:

– Вы дома, мадам? Только что позвонили во входную дверь.

Таппенс кивком выразила согласие, и юноша удалился.

– Как жаль, что Альберт пристрастился к кино, – вздохнула Таппенс. – Теперь он изображает из себя дворецкого с Лонг-Айленда. Слава богу, я отучила его спрашивать у людей визитные карточки и приносить их мне на подносе.

Дверь открылась снова.

– Мистер Картер! – торжественно объявил Альберт, как будто к ним пожаловала особа королевской крови.

– Шеф, – удивленно пробормотал Томми.

Таппенс с радостным криком вскочила на ноги, чтобы приветствовать высокого седовласого мужчину с пронзительными глазами и усталой улыбкой.

– Рада видеть вас, мистер Картер!

– Вот и хорошо, миссис Бересфорд. А теперь ответьте на мой вопрос. Как поживаете?

– Неплохо, но скучно, – ответила Таппенс с лукавой искоркой в глазах.

– Все лучше и лучше, – отозвался мистер Картер. – Смею предположить, что сейчас ваше настроение еще больше улучшится.

– Звучит интригующе, – произнесла Таппенс.

Альберт, копируя стиль дворецких с Лонг-Айленда, принес чай. Когда это действо без всяких происшествий свершилось и дверь за ним закрылась, Таппенс вновь дала волю темпераменту.

– Вы что-то хотели сказать, верно, мистер Картер? Вы собираетесь послать нас с заданием в холодную Россию?

– Не совсем так, – уклончиво ответил мужчина.

– Но у вас что-то есть.

– Да, кое-что есть. Думаю, что вы не из тех, кого пугает риск, верно, миссис Бересфорд?

Глаза Таппенс радостно сверкнули.

– Есть некая работа для нашего департамента, и я подумал… просто подумал… что она устроит вас обоих.

– Продолжайте, – попросила Таппенс.

– Я вижу, вы читаете «Дейли лидер», – произнес мистер Картер, беря со столика журнал.

Он открыл страницу с колонкой рекламных объявлений и, указав на нее пальцем, подтолкнул журнал ближе к Томми.

– Прочтите это вслух, – попросил он.

Томми выполнил его просьбу.

– «Международное детективное агентство. Управляющий Теодор Блант. Частные расследования. Большой штат высокопрофессиональных сыщиков. Полная конфиденциальность заказов. Консультации бесплатно. Хейлем-стрит, 118».

Томми вопросительно посмотрел на мистера Картера. Тот кивнул.

– Это детективное агентство какое-то время находилось на последнем издыхании, – негромко произнес он. – Мой знакомый приобрел его за сущие гроши. Мы собираемся снова вдохнуть в него жизнь, для начала месяцев на шесть. И на это время нам понадобится управляющий.

– А как же Теодор Блант? – поинтересовался Томми.

– Боюсь, что мистер Блант был довольно неосмотрителен. Фактически понадобилось вмешательство Скотленд-Ярда. Мистер Теодор Блант сейчас содержится в известном заведении на средства Ее Величества и упорно отказывается сказать нам и половину того, что мы хотели бы знать.

– Понятно, сэр, – ответил Томми. – По крайней мере, кажется, я вас понял.

– Предлагаю вам взять полугодовой отпуск. Причина – поправка здоровья. И конечно же, если вы решите управлять агентством под именем мистера Теодора Бланта, то я здесь совершенно ни при чем.

Томми пристально посмотрел на своего собеседника.

– Какие-нибудь указания, сэр?

– Я полагаю, мистер Блант выполнял поручения за рубежом. Обращайте внимание на голубые письма с русской почтовой маркой. От торговца ветчиной, желающего отыскать свою жену-беженку, которая приехала в нашу страну несколько лет назад. Подержите над паром конверт, Томми, удалите марку, и вы найдете под нею цифру «шестнадцать». Делайте копии с таких писем и присылайте мне оригиналы. Если кто-нибудь придет в агентство и упомянет эту цифру, срочно свяжитесь со мной.

– Понял вас, сэр, – отозвался Томми. – Что еще, кроме этих указаний?

Мистер Картер взял со стола перчатки и приготовился уходить.

– Агентством можете управлять так, как сочтете нужным. Я подумал… – в его глазах зажегся огонек, – вдруг это заинтересует и миссис Бересфорд, и она пожелает попробовать себя в роли сыщика…

Глава 2

Чудо чаепития

Через несколько дней мистер и миссис Бересфорд стали владельцами «Международного детективного агентства». Офисы располагались на втором этаже несколько обветшавшего здания в Блумсбери. В маленькой приемной Альберт снял с себя ливрею дворецкого с Лонг-Айленда и взялся за роль офисного посыльного, которую довел до совершенства. Пакет сладостей, испачканные чернилами руки и взлохмаченные волосы вполне укладывались в созданный им образ.

Из приемной две двери вели во внутренние помещения. На одной двери висела табличка «Клерки», на другой – «Кабинет». Последняя вела в маленькую уютную комнату. Главным ее украшением был огромных размеров канцелярский стол. Здесь же высились груды папок с ярлыками, все как одна пустые, и стояли несколько массивных стульев с обтянутыми кожей сиденьями. За столом сидел мнимый мистер Блант, пытавшийся выглядеть так, будто всю свою жизнь руководил детективным агентством. Разумеется, возле его локтя стоял телефонный аппарат. Они с Таппенс выучили несколько хороших трюков с телефоном. Альберт также получил соответствующие инструкции.

В смежной комнате сидела Таппенс, она же секретарь-машинистка. Мебель здесь была заметно скромнее, нежели в кабинете Большого
Страница 3 из 15

Начальника, – простенькие столы, стулья и газовая конфорка для кипячения чая.

Нужды не было ни в чем, за исключением клиентов.

Таппенс, в восторге от вживания в роль, лелеяла ряд светлых надежд.

– Это шикарно! – заявила она. – Мы будем охотиться за убийцами, искать пропавшие фамильные драгоценности, находить пропавших людей и выявлять нечистых на руку.

В этот момент Томми счел своим долгом охладить ее пыл.

– Успокойся, моя дорогая, и забудь дешевые книжонки, к чтению которых ты пристрастилась в последнее время. Наша клиентура, если она у нас вообще появится, будет состоять исключительно из мужей, которые хотели бы, чтобы проследили за их женами, и жен, которые будут просить пошпионить за их мужьями. Доказательства неверности как повод для развода – вот он, единственный источник дохода частных сыщиков.

– Уфф! – отозвалась Таппенс и брезгливо сморщила носик. – Нам не следует браться за дела, связанные с разводами. Мы должны высоко держать планку нашей новой профессии.

– Да-а-а, – протянул Томми с явственной ноткой сомнения.

И вот теперь, спустя неделю, они довольно печально обменивались мнениями.

– Три идиотки, чьи мужья уезжают от них в выходные, – вздохнул Томми. – Никого не было, пока я выходил пообедать?

– Какой-то толстяк с неверной женой, – печально вздохнула Таппенс. – Я вот уже несколько лет читаю в газетах, что число разводов неуклонно растет, но до прошлой недели как-то не задумывалась об этом. Мне уже тошно говорить «Мы не беремся за дела, связанные с разводами».

– Мы поместили эту оговорку в рекламные объявления, – напомнил ей Томми. – Думаю, теперь они перестанут надоедать нам.

– О да, наши объявления звучат соблазнительно, – меланхолично заметила Таппенс. – И все-таки я не собираюсь сдаваться. Если понадобится, я сама совершу преступление, а ты его расследуешь.

– И что хорошего из этого выйдет? Подумай о моих чувствах, когда я буду нежно прощаться с тобою на Боу-стрит или на этой… Вайн-стрит?

– Это ты о своих холостяцких днях? – уточнила Таппенс.

– Нет, я имел в виду Олд-Бейли[2 - Олд-Бейли – здание Центрального уголовного суда в Лондоне, находящееся на одноименной улице.], – ответил Томми.

– И все-таки с этим нужно что-то делать, – решительно заявила его супруга. – Мы здесь попусту растрачиваем наш талант, а ведь как хотелось бы применить его в деле!..

– Мне всегда нравился твой оптимизм, Таппенс. Похоже, ты нисколько не сомневаешься в наличии у себя таланта, который ты могла бы проявить.

– Разумеется, – ответила та, широко распахнув глаза.

– Но ведь ты отнюдь не специалист по части сыска.

– Неправда. Я прочла все до единого детективные романы, вышедшие за последние десять лет.

– Я тоже, – признался Томми. – Но у меня такое чувство, что это не слишком нам поможет.

– Ты всегда был пессимистом, Томми. Вера в себя – великая вещь.

– У тебя с этим все в порядке, – заметил ее муж.

– Все в порядке бывает лишь в детективных рассказах, – задумчиво произнесла Таппенс. – В них все можно прокрутить назад. Я имею в виду, что если вам известно решение, то вы легко можете подобрать нужные улики. Хотелось бы знать…

Она замолчала, наморщив лоб.

– Что? – спросил Томми.

– Мне в голову пришла одна мысль, – сообщила Таппенс. – Ну, не совсем пришла, я ее еще не до конца осознала. – Она решительно встала. – Думаю, что мне нужно пойти и купить ту самую шляпку, о которой я тебе рассказывала.

– О боже! – отозвался Томми. – Еще одна шляпка!

– Она очень миленькая, – с достоинством заявила Таппенс.

Из комнаты она вышла с выражением решимости на лице.

В последующие дни Томми пару раз осведомлялся у нее относительно идеи. Супруга лишь качала головой и отвечала, что всему свое время.

Затем одним прекрасным утром появился первый клиент, и все было забыто.

В дверь их бюро постучали. Альберт, который только что сунул в рот кислый леденец, невнятно крикнул: «Войдите». И тотчас же от радости и удивления его проглотил. Похоже, к ним наконец пожаловал Настоящий Клиент.

В дверях стоял, не решаясь войти, высокий молодой мужчина, дорого и со вкусом одетый.

– Этакий щеголь, – сказал себе Альберт. Его суждения в таких вопросах всегда отличала точность.

На вид посетителю было года двадцать четыре. Тщательно прилизанные набриолиненные волосы, слегка покрасневшие веки и почти полное отсутствие подбородка.

Охваченный экстазом, Альберт нажал кнопку у себя под столом. В ответ из комнаты с табличкой «Клерки» немедленно раздалась пулеметная очередь пишущей машинки. Это Таппенс мгновенно заняла свое рабочее место. Целью этой серии производственных звуков было внушить молодому посетителю еще больший благоговейный ужас.

– Послушайте, – произнес он. – Это ведь то самое агентство… Как его там? «Блестящие сыщики Бланта»? Оно самое? Верно?

– Вы, сэр, пришли поговорить с самим мистером Блантом? – осведомился Альберт, как будто сомневался, что такое возможно.

– В общем-то, да, дружище, была у меня такая мыслишка. Это можно сделать?

– Вы ведь предварительно не договаривались о встрече, не так ли?

Посетитель, похоже, с каждой минутой смущался все больше.

– Боюсь, что нет.

– Я бы советовал вам, сэр, заранее звонить по телефону. Мистер Блант – человек занятой. В данный момент он разговаривает по телефону. Ему только что позвонили из Скотленд-Ярда. Хотят о чем-то проконсультироваться.

На молодого человека это явно произвело впечатление.

Альберт доверительно понизил голос:

– Кража документов из правительственного учреждения. Дело крайне серьезное. Они хотят, чтобы мистер Блант взялся за расследование.

– Да вы что! Похоже, он тут у вас нарасхват…

– Он босс, сэр, – поправил его Альберт, – ни убавить, ни прибавить.

Молодой человек сел на стул, даже не догадываясь о том, что в данный момент в хитроумные отверстия его внимательно разглядывают две пары глаз – Таппенс, в промежутках между пулеметными очередями пишущей машинки, и Томми, ждавший подходящего момента.

Затем на столе Альберта яростно прозвенел звонок.

– Босс освободился. Пойду выясню, сможет ли он вас принять, – сказал парень и исчез за дверью с надписью «Кабинет».

Через пару секунд Альберт вернулся в приемную.

– Прошу вас, сэр, – сказал он, распахивая перед посетителем дверь кабинета.

Навстречу с кресла встал молодой рыжеволосый мужчина с приятным лицом и энергичными манерами.

– Садитесь. Желаете получить консультацию? Я мистер Блант.

– Желаю. Неужели? Послушайте, вы ведь ужасно молоды!

– Дни стариков прошли, – взмахнул рукой Томми. – Кто затеял войну? Старики. Кто в ответе за нынешний уровень безработицы? Старики. Кто в ответе за все беды, что на нас свалились? И я снова отвечу вам: старики.

– Пожалуй, вы правы, – согласился посетитель. – Я знаю одного человека, он поэт, по крайней мере утверждает, что он поэт… Он всегда говорит так.

– Позвольте сказать вам, сэр, среди моего высокопрофессионального персонала нет никого старше двадцати пяти лет даже на один день. Это правда.

Поскольку высокопрофессиональный персонал состоял лишь из Таппенс
Страница 4 из 15

и Альберта, то это заявление абсолютно соответствовало истине.

– А теперь – факты, – произнес «мистер Блант».

– Я хочу найти некоего пропавшего человека, – пролепетал посетитель.

– Понятно. Не могли бы вы сообщить подробности?

– Видите ли, тут все не так просто. То есть я хочу сказать, что это ужасно деликатное дело… Она, должно быть, жутко сердита. Я хочу сказать… это чертовски трудно объяснить…

Посетитель беспомощно посмотрел на Томми, который неожиданно разозлился. Он как раз собирался отправиться на обед. Увы, было понятно, что выудить нужные сведения из посетителя будет долгим и утомительным делом.

– Она исчезла сама или вы подозреваете, что ее похитили? – требовательно спросил он.

– Не знаю, – признался молодой человек. – Я ничего пока не знаю.

Томми потянулся за блокнотом и карандашом.

– Прежде всего, – произнес он, – назовите мне свое имя. Наш ассистент приучен не спрашивать имен. Таким образом, все консультации носят абсолютно конфиденциальный характер.

– Ловко придумано! – воскликнул молодой человек. – Меня зовут… э-э-э… меня зовут Смит.

– О нет! – решительно заявил Томми. – Мне нужно знать ваше настоящее имя.

Посетитель испуганно посмотрел на него.

– Э-э-э… Винсент, – сказал он. – Лоуренс Сент-Винсент.

– Вы не поверите, – заметил Томми, – как мало людей на самом деле носят фамилию Смит. Тем не менее девять человек из десяти, которые желают скрыть свое настоящее имя, называют себя Смитом. Я как раз пишу монографию на эту тему.

В следующее мгновение прозвенел звонок на его столе. Что означало, что Таппенс хотела бы взять клиента на себя. Томми, поскольку торопился на обед и к тому же успел проникнуться острой антипатией к мистеру Сент-Винсенту, обрадовался возможности уступить ей штурвал.

– Простите, – сказал он и поднял телефонную трубку.

На его лице быстро сменили друг друга удивление, испуг, восторг.

– Не может быть! – театрально воскликнул он. – Сам премьер-министр? Конечно, в таком случае я срочно выезжаю.

Положив трубку на аппарат, он повернулся к посетителю.

– Уважаемый сэр, приношу мои глубочайшие извинения. Срочный вызов. Если вы изложите суть вашего дела моей секретарше, она займется вами.

С этими словами он шагнул к соседней двери.

– Мисс Робинсон!

В комнату вошла Таппенс – скромное платье с белым воротничком и манжетами, скромная гладкая прическа. Отдав ей соответствующие указания, Томми удалился.

– Насколько я понимаю, мистер Сент-Винсент, особа, к которой вы неравнодушны, исчезла, – произнесла Таппенс нежным голосом и, сев на стул, взяла в руки карандаш и блокнот мистера Бланта. – Молодая особа, верно?

– О да, – ответил мистер Сент-Винсент. – Молодая, ужасно симпатичная и все такое.

Таппенс сделала серьезное лицо.

– О боже, – пробормотала она, – надеюсь, что…

– Вы думаете, с нею могло что-то случиться? – испуганно спросил Сент-Винсент.

– Будем надеяться на лучшее, – заявила Таппенс с фальшивым воодушевлением, чем повергла мистера Сент-Винсента в уныние.

– Послушайте, мисс Робинсон, вы должны что-то сделать. Я готов хорошо заплатить. Я не допущу, чтобы с нею что-то случилось. Похоже, вы мне сочувствуете. Поэтому признаюсь честно: я просто боготворю ту землю, по которой ступает эта девушка. Она восхитительна, она удивительное создание…

– Пожалуйста, назовите мне ее имя и расскажите о ней, все что знаете.

– Ее имя Джанет и… фамилии я не знаю. Она работает в шляпном магазине мадам Виолетты на Брук-стрит, но девушка она порядочная. Она постоянно отчитывала меня… вчера я пришел туда… ждал, когда она закончит работу… все остальные девушки вышли, а она – нет… Тогда я выяснил, что она утром не пришла на работу… и ничего не сообщила о своем отсутствии… Мадам Виолетта была в бешенстве.

Я узнал ее адрес и поехал туда. Мне сказали, что накануне вечером она не пришла ночевать, и никто не знал, где она. Я просто потерял голову. Хотел обратиться в полицию, но знал, что Джанет жутко разозлится, если я это сделаю. Вдруг выяснится, что с ней все в порядке и она просто уехала куда-то по своим делам. Затем я вспомнил, что она показывала мне рекламное объявление вашего агентства. Она еще сказала, что одна из женщин, покупавших у них шляпки, была в восторге от ваших талантов, такта и тому подобного. И тогда я отправился прямо к вам.

– Понятно, – отозвалась Таппенс. – Какой у нее адрес?

Молодой человек назвал улицу и дом.

– Ну, хорошо, – задумчиво произнесла «мисс Робинсон». – То есть я хотела сказать… насколько я понимаю, вы помолвлены с этой молодой особой?

Сент-Винсент покраснел до самых ушей.

– Видите ли… не совсем так. Я ей ничего не говорил. Но поверьте мне, я намерен просить ее стать моей женой, как только снова увижу ее… если я когда-нибудь снова увижу ее.

Таппенс отложила блокнот.

– Вы желаете заказать нашу специальную услугу «двадцать четыре часа»? – спросила она деловым тоном.

– Простите? – не понял ее клиент.

– В этом случае гонорар удваивается, ведь мы привлекаем к расследованию весь наш персонал. Мистер Сент-Винсент, если ваша девушка жива, я скажу вам, где она, уже в это же время завтра.

– Что? Боже, это замечательно!

– На нас работают лишь самые опытные агенты, и мы гарантируем результаты, – решительно заявила Таппенс.

– Да-да, у вас, должно быть, первоклассный персонал.

– О да, еще какой! – ответила Таппенс. – Кстати, вы не дали мне описание внешности вашей молодой особы.

– У нее самые восхитительные на свете золотистые волосы. Я бы назвал их волосами цвета заката. Да-да, именно так, цвета заката. Знаете, я до недавнего времени не думал о таких вещах, как закат. Поэзия… в окружающем мире ее гораздо больше, чем мне раньше казалось.

– Рыжие волосы, – сухо произнесла Таппенс и сделала пометку в блокноте. – Какой, по-вашему, рост у молодой леди?

– О, она довольно высокая; кроме того, у нее потрясающие глаза, темно-голубые, я полагаю. И еще у нее решительные манеры, иногда это даже приводит в замешательство мужчин.

Таппенс написала в блокноте еще несколько слов, затем закрыла его и встала.

– Если вы позвоните мне завтра в два часа, я, пожалуй, смогу вам что-нибудь сообщить, – сказала она. – Всего доброго, мистер Сент-Винсент. До свидания.

Вернувшись, Томми застал Таппенс за изучением одной из страниц «Дебретта»[3 - «Дебретт» – ежегодный справочник дворянства, издается с 1802 г.].

– Я выяснила все подробности, – коротко сообщила она. – Лоуренс Сент-Винсент – племянник и наследник графа Шеритона. Если мы справимся с этим делом, нам гарантирована известность в самых высоких кругах.

Томми ознакомился с ее записями.

– Как ты думаешь, что на самом деле случилось с этой девушкой? – спросил он.

– Думаю, – ответила Таппенс, – что она убежала, движимая зовом сердца, чувствуя, что любит этого молодого человека слишком сильно и потому рискует потерять голову.

Томми недоверчиво посмотрел на нее.

– Знаю, как поступают в книгах, – сказал он, – но в обычной жизни первый раз об этом слышу.

– Разве? – удивилась Таппенс. – Впрочем, пожалуй, ты прав. Но смею думать,
Страница 5 из 15

что Сент-Винсент проглотил бы подобный ответ. Сейчас он полон романтических иллюзий. Кстати, я гарантировала ему решение его проблемы ровно через сутки с оплатой по специальному тарифу.

– Таппенс, ты в своем уме? Зачем ты это сделала?!

– Просто эта идея неожиданно пришла мне в голову. Я сочла ее вполне здравой. Не беспокойся. Предоставь это мамочке. Мамочка лучше знает.

Она вышла, оставив Томми в расстроенных чувствах.

Вскоре он встал, вздохнул и вышел следом за ней, чтобы сделать то, что было в его силах, мысленно ругая жену за излишне пылкое воображение.

Когда через полчаса Томми вернулся, усталый и измученный, то обнаружил, что Таппенс извлекает из тайника, устроенного среди папок с бумагами, пакетик с печеньем.

– У тебя взмыленный вид, – заметила она. – Чем ты занимался?

– Обходил больницы с описанием этой девушки, – простонал Томми.

– Разве я не велела тебе оставить это дело мне? – возмутилась Таппенс.

– Тебе не отыскать эту девушку в одиночку до двух часов завтрашнего дня.

– Это почему же?.. Более того, я уже нашла ее!

– Ты? Нашла? Что ты хочешь этим сказать?

– Все очень просто, Ватсон. Элементарно.

– Где она сейчас?

Таппенс указала себе за спину.

– В моем кабинете.

– Что она там делает?

Таппенс рассмеялась.

– Старая дружба, – сказала она, – чайник, газовый рожок и полфунта чая – вот и все чудо. Видишь ли, – продолжила Таппенс, понизив голос, – мадам Виолетта владеет магазином, в котором я покупаю шляпки. Недавно я встретила среди тамошних продавщиц мою давнюю знакомую. Когда-то мы с ней вместе работали в госпитале. После войны она ушла оттуда, открыла шляпный магазин, разорилась и пошла работать к мадам Виолетте. Мы с нею обтяпали это дело. Она привлекла внимание молодого Сент-Винсента к нашему объявлению, а затем исчезла. «Блестящие сыщики Бланта». Для них нет ничего невозможного. Хорошая реклама для нас – и повод для молодого Сент-Винсента поскорее сделать ей предложение. Джанет уже отчаялась услышать от него столь желанные слова.

– Таппенс, – произнес Томми. – Ну, ты даешь! У меня нет слов. Это же верх безнравственности! Ты нарочно подтолкнула молодого человека к женитьбе на девушке иного социального класса…

– Чушь! – отрезала Таппенс. – Джанет – замечательная девушка. Просто удивительно, что она любит этого жалкого бездельника. С первого полувзгляда видно, что нужно его семейству. Им нужна здоровая свежая кровь. Джанет – именно то, что им требуется. Она будет заботиться о нем, как мать, избавит его от привычки пить коктейли и шляться по ночным клубам, заставит вести здоровую жизнь истинного сельского джентльмена. Иди познакомься с ней.

Таппенс открыла дверь соседней комнаты. Томми вошел следом за ней.

Высокая девушка с красивыми рыжими волосами и приятным лицом поставила на стол чайник, из носика которого все еще шел пар, и одарила их ослепительной белозубой улыбкой.

– Надеюсь, ты не будешь ругать меня, медсестра Коули… то есть миссис Бересфорд. Я подумала, ты непременно захочешь выпить чашку чая. В свое время в госпитале ты частенько готовила для меня чай в три часа утра.

– Томми, позволь мне представить тебе мою старую подругу, медсестру Смит.

– Смит, ты сказала? Как интересно! – всплеснул руками Томми. – Что? О, ничего… небольшая монография, которую я собирался написать.

– Держи себя в руках, Томми!

Она налила ему чашку чая.

– Ну а теперь давайте все вместе выпьем чаю. Выпьем за успех «Международного детективного агентства». За «Блестящих сыщиков Бланта»! Пусть им всегда сопутствует удача!

Глава 3

Дело розовой жемчужины

– Господи, что это ты делаешь?! – требовательно спросила Таппенс, входя в святая святых Международного детективного агентства Теодора Бланта, иначе «Блестящие сыщики Бланта». Ее хозяин и повелитель лежал на полу кабинета в окружении книжных куч.

Увидев ее, Томми кое-как поднялся на ноги.

– Пытался расставить эти книги на верхней полке шкафа, – пожаловался он. – А чертов стул меня не выдержал.

– Кстати, а какие именно? – спросила Таппенс, поднимая с пола том. – Хмм, «Собака Баскервилей»… Я бы с удовольствием перечитала ее.

– Ты поняла мою идею? – спросил Томми, осторожно стряхивая с себя пыль. – Полчаса с Великими Мастерами Своего Дела… что-то в этом духе. Знаешь, Таппенс, я не могу отделаться от ощущения, что мы с тобой пока любители… в некотором смысле мы не можем не быть ими, но не будет вреда, если мы, так сказать, постараемся постичь азы. Эти книги – детективные романы ведущих мастеров жанра. Было бы неплохо испробовать разные стили и сравнить результаты.

– Хм, – отозвалась Таппенс. – Я часто задумываюсь о том, как эти сыщики жили бы в реальной жизни. – Она взяла в руки другую книгу. – Боюсь, тебе будет нелегко стать Торндайком[4 - Доктор Джон Торндайк – герой романов и рассказов британского писателя Ричарда Остина Фримена (1862–1943), сыщик-любитель.]. Ты ничего не смыслишь в медицине, не говоря уже о юридических знаниях. И вообще, точные науки никогда не были твоей сильной стороной.

– Пожалуй, – согласился Томми. – В любом случае я купил хорошую фотокамеру и буду делать снимки следов, увеличивать негативы и все такое прочее. А теперь, мой друг, задействуй-ка клеточки серого вещества… что это, по-твоему?

Он указал на нижнюю полку шкафа. На ней лежали футуристической расцветки халат, турецкая туфля и скрипка.

– Элементарно, мой дорогой Ватсон, – ответила Таппенс.

– Именно, – подтвердил Томми. – Антураж Шерлока Холмса.

Он взял скрипку и неспешно провел смычком по струнам. Таппенс издала стон.

В следующую секунду зазвонил звонок на столе. Это означало, что в приемную вошел посетитель и сейчас с ним разговаривает Альберт. Томми торопливо положил скрипку на место и ногой затолкал книги за письменный стол.

– Особой спешки, вообще-то, нет, – заметил он. – Альберт займет его рассказом о том, что я в данный момент общаюсь по телефону со Скотленд-Ярдом. Возвращайся в себе, Таппенс, и начинай печатать на машинке. Ее стук придаст нашему агентству атмосферу активной деятельности. Впрочем, нет, я передумал: лучше ты будешь стенографировать мои указания. Давай, прежде чем Альберт введет жертву в мой кабинет, посмотрим, кто это.

Он приник к «глазку» в стене, позволявшему наблюдать за приемной Альберта.

Посетителем оказалась девушка примерно того же возраста, что и Таппенс, с довольно осунувшимся лицом и презрительным взглядом.

– Одета дешево и броско, – прокомментировала Таппенс. – Впускай ее, Томми.

Через минуту посетительница за руку поздоровалась с прославленным «мистером Блантом». Таппенс сидела, скромно опустив глаза, с карандашом в руке и раскрытым блокнотом.

– Моя секретарша мисс Робинсон, – представил ее Томми взмахом руки. – Можете спокойно говорить при ней.

Сказав эти слова, он откинулся на спинку кресла и, с минуту посидев с закрытыми глазами, устало произнес:

– Должно быть, утомительно добираться сюда автобусом в это время дня.

– Я приехала на такси, – ответила девушка.

– О! – с досадой воскликнул Томми и укоризненно посмотрел на голубой
Страница 6 из 15

автобусный билет, торчавший из ее перчатки. Девушки проследила за его взглядом и, улыбнувшись, вытащила билет.

– Вы имеете в виду это? Я подобрала его на мостовой. Моя маленькая соседка собирает билеты. Это для нее.

Таппенс покашляла. Томми бросил на нее испепеляющий взгляд.

– Давайте перейдем к делу, – быстро произнес он. – Вы нуждаетесь в наших услугах, мисс…

– Кингстон-Брюс, – ответила девушка. – Мы живем в Уимблдоне. Вчера вечером одна леди, которая гостит у нас, потеряла очень дорогую розовую жемчужину. С нами также ужинал мистер Сент-Винсент, он упомянул ваше агентство. Сегодня утром моя мать послала меня спросить у вас, не возьметесь ли вы расследовать это дело?

Девушка говорила хмуро, едва ли не грубо. Было ясно как божий день, что никакого согласия между нею и матерью нет и в помине, а сюда она пришла не по своей воле.

– Понятно, – чуть озадаченно ответил Томми. – Вы не обращались в полицию?

– Нет, – ответила мисс Кингстон-Брюс. – Не обращались. Было бы глупо позвонить в полицию, а потом найти эту идиотскую жемчужину за камином или куда там она еще могла закатиться.

– О! – воскликнул Томми. – Значит, жемчужина все-таки потерялась?

Мисс Кингстон-Брюс пожала плечами.

– У людей привычка устраивать шум из-за ничего, – пробормотала она.

Томми откашлялся, прочищая горло.

– Конечно, – произнес он с сомнением в голосе, – в данный момент я чрезвычайно занят…

– Я вас понимаю, – сказала девушка, вставая со стула. В ее глазах блеснула довольная искорка, что не ускользнуло от Таппенс.

– …тем не менее, – продолжил Томми, – я думаю, что смогу съездить в Уимблдон. Назовите мне ваш адрес.

– Дом «Под Лаврами», Эджуорт-роуд.

– Запишите, пожалуйста, мисс Робинсон.

– Тогда мы будем вас ждать. До свидания, – не слишком любезно произнесла мисс Кингстон-Брюс, помолчав.

– Странная особа, – сказал Томми. – Лично на меня она произвела смешанное впечатление.

– А не могла она сама похитить жемчужину? – задумчиво произнесла Таппенс. – Давай, Томми, уберем эти книги, найдем машину и съездим туда. Кстати, в чьем стиле ты станешь работать – по-прежнему Шерлока Холмса?

– Думаю, мне не помешала бы практика, – ответил Томми. – С билетом я дал маху, тебе не кажется?

– Верно, – согласилась Таппенс. – На твоем месте я бы не пыталась на нее давить… Она умна и остра на язык. И в то же время несчастна, бедняжка.

– Похоже, ты уже знаешь о ней все, – не без сарказма отозвался Томми. – Причем все твои суждения сделаны исключительно на основании формы ее носа.

– Я скажу тебе, что, по-моему, мы обнаружим под этими лаврами, – сказала Таппенс, пропустив мимо ушей его колкость. – Семейство снобов, озабоченных желанием попасть в высшее общество. Отец – если там есть отец – наверняка имеет воинское звание. Девушка изнемогает от такой жизни и презирает себя за то, что так живет.

Томми напоследок бросил взгляд на книги, теперь уже аккуратно расставленные на полке.

– Думаю, – задумчиво произнес он, – сегодня побуду Торндайком.

– Вот уж не думала, что в этом деле присутствует нечто медико-юридическое, – заметила Таппенс.

– Может быть, и нет, но должен же я, наконец, опробовать мой новый фотоаппарат! – заявил Томми. – В нем самый лучший из всех объективов! Таких линз нет больше ни в одном!

– Знаю я эти линзы, – возразила Таппенс. – К тому моменту, когда ты настроишь затвор и выберешь нужную экспозицию, твой мозг откажется тебе повиноваться и ты захочешь аппарат попроще, вроде «Брауни».

– «Брауни» – это для простачков, готовых довольствоваться малым.

– Спорим, я добьюсь этим жалким фотоаппаратом лучших результатов, чем ты – твоим.

Томми пропустил мимо ушей этот вызов.

– Мне понадобится «Спутник курильщика»[5 - «Спутник курильщика» – набор для курения трубки, включающий в себя подставку, ершик, ложку и тому подобное.], – произнес он. – Интересно, где его можно купить?

– Зачем? У тебя ведь есть прекрасный патентованный штопор, который тетушка Араминта подарила тебе на прошлое Рождество, – посоветовала Таппенс.

– Верно, – согласился Томми. – Забавного вида приспособление редкой разрушительной силы – таким мне тогда показался этот штопор. Довольно веселый подарок от стопроцентно непьющей тетушки.

– В таком случае я – Полтон[6 - Полтон – герой романов Р. О. Фримена о сыщике – докторе Торндайке.], – сообщила Таппенс.

Томми смерил ее презрительным взглядом.

– Тоже мне Полтон! Ну и ну, на что ты замахнулась… Даже не мечтай.

– Это почему же? – возразила Таппенс. – Я могу довольно потирать руки. Этого будет вполне достаточно. Надеюсь, ты сделаешь гипсовые слепки следов?

Томми был вынужден замолчать. Взяв штопор, они спустились в гараж, выехали из него на машине и покатили в сторону Уимблдона.

«Под Лаврами», внушительного вида особняк, был увенчан коньками и башенками. Похоже, стены его были недавно покрашены, а сам он со всех сторон окружен аккуратными клумбами, пламеневшими алой геранью.

Не успел Томми позвонить в звонок, как дверь открыл высокий мужчина со щеточкой седых усиков и нарочитой военной выправкой.

– Я поджидал вас, – поспешил объяснить он. – Мистер Блант, если не ошибаюсь? Я полковник Кингстон-Брюс. Прошу вас пройти в мой кабинет.

С этими словами он провел гостей в маленькую комнату в задней части дома.

– Юный Сент-Винсент рассказывал о вашем агентстве удивительные вещи. Я и сам обратил внимание на рекламу в газете. Гарантия расследования в течение суток… это высший класс. Именно то, что мне нужно.

Томми мысленно отругал Таппенс за столь безответственное заявление, а вслух ответил:

– Именно так, полковник.

– Это крайне неприятное дело, сэр. Крайне неприятное.

– Надеюсь, вы любезно поделитесь со мной фактами? – деликатно намекнул Томми с ноткой нетерпения в голосе.

– Разумеется… прямо сейчас. В данный момент в нашем доме гостит наша старая приятельница, леди Лора Бартон. Дочь покойного графа Кэрроуэя. Ее брат, нынешний граф Кэрроуэй, недавно произнес в Палате лордов поразительную речь. Как я уже сказал, она старая наша знакомая, и мы ее очень любим. Мои американские друзья, мистер Гамильтон Беттс и его супруга, которые недавно приехали посмотреть нашу страну, очень хотели с нею познакомиться. «Нет ничего проще, – ответил я. – Она сейчас гостит у меня. Приезжайте на уик-энд». Вы же знаете, как американцы относятся к титулам, мистер Блант.

– Иногда не только американцы, полковник Кингстон-Брюс.

– Увы! Совершенно верно, мой дорогой сэр. Терпеть не могу снобов. Как я сказал, Беттсы приехали на уик-энд. Вчера вечером… мы играли в бридж, как вдруг у миссис Беттс сломалась застежка кулона. Поэтому она сняла его и положила на небольшой столик, намереваясь забрать его, когда пойдет наверх, в свою спальню. Однако она забыла это сделать. Должен объяснить, мистер Блант, что кулон представлял собой два небольших бриллиантовых крылышка, между которыми была вставлена крупная розовая жемчужина. Сегодня утром кулон был найден там, где миссис Беттс вчера его оставила, однако жемчужина – очень дорогая жемчужина –
Страница 7 из 15

исчезла.

– Кто нашел кулон?

– Горничная… Глэдис Хилл.

– Есть основания подозревать ее?

– Она работает у нас вот уже несколько лет, и ее всегда отличала безупречная честность. Но конечно, невозможно знать наверняка…

– Именно. Вы можете охарактеризовать ваших слуг и назвать тех, кто присутствовал вечером в доме во время ужина?

– Есть кухарка… она у нас всего два месяца, но, как правило, не выходит из кухни… то же самое можно сказать и про ее помощницу. Затем горничная, Элис Каммингс. Она у нас тоже не первый год. И еще служанка леди Лоры. Француженка.

Полковник Кингстон-Брюс произнес эти слова с внушительным видом. Томми же, нисколько не впечатленный национальностью служанки, сказал:

– Понятно. А кто присутствовал на ужине?

– Мистер и миссис Беттс, мы – моя жена и дочь – и леди Лора. С нами также ужинал юный Сент-Винсент, а после ужина к нам заглянул ненадолго мистер Ренни.

– Кто такой мистер Ренни?

– Растленный тип, отъявленный социалист. Симпатичный, разумеется, и, главное, наделен редким даром убеждения. Но из тех, скажу вам честно, кому нельзя верить ни на грош. Опасный, можно сказать, тип.

– То есть вы подозреваете именно мистера Ренни, – сухо заключил Томми.

– Верно, мистер Блант; я уверен, принимая во внимание взгляды, которые он исповедует, что этот тип вообще не обременен никакими принципами. Что могло быть легче для него, чем тихонько прикарманить жемчужину в тот момент, когда мы все были поглощены игрой? Было несколько напряженных моментов… удвоение ставки без козырей, а также неприятный спор, когда моя супруга имела несчастье объявлять ренонс при наличии требуемой масти.

– Воистину, – произнес Томми. – А как отнеслась к пропаже миссис Беттс?

– Она хотела, чтобы я позвонил в полицию, – неохотно признался полковник Кингстон-Брюс. – То есть после того как мы все обыскали, в надежде на то, что жемчужина куда-то закатилась.

– Но вы отговорили ее?

– Мне бы очень не хотелось огласки, и жена и дочь меня поддержали. Затем моя жена вспомнила, как за ужином юный Сент-Винсент сказал, что ваше агентство способно решать проблемы за одни сутки.

– Да-да, – с тяжелым сердцем подтвердил Томми.

– Видите, в любом случае вреда не будет. Если мы позвоним в полицию завтра, всегда можно сказать, что мы решили, будто жемчужина просто куда-то закатилась, и мы пытались ее найти. Кстати, этим утром я всем запретил выходить из дома.

– За исключением вашей дочери, конечно, – уточнила Таппенс, впервые подав голос.

– Верно, за исключением моей дочери, – подтвердил полковник. – Она выразила желание съездить к вам и изложить суть дела.

Молодой человек встал.

– Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы вы остались довольны, полковник, – сказал он. – Я хотел бы осмотреть гостиную и стол, на котором лежал кулон, а также задать несколько вопросов миссис Беттс. После этого я поговорю со слугами… или точнее, это сделает моя помощница, мисс Робинсон.

При мысли о том, что он должен допрашивать слуг, «мистеру Бланту» стало немного не по себе.

Полковник Кингстон-Брюс распахнул дверь и повел их через вестибюль. При этом из открытой двери комнаты, к которой они шли, донесся обрывок фразы. Голос же принадлежал девушке, которая приходила к ним утром.

– Ты прекрасно знаешь, мама, – сказала она, – что она принесла домой ложку в муфте.

Через минуту их представили миссис Кингстон-Брюс, капризной даме с томными манерами. Ее дочь удостоила гостей лишь коротким кивком. Ее лицо было мрачнее тучи.

Миссис Кингстон-Брюс оказалась особой говорливой.

– …но я знаю, кто взял ее, – закончила она. – Этот ужасный молодой социалист. Он любит русских и немцев и ненавидит англичан… что еще от него можно ожидать?

– Он к ней даже не прикасался, – возразила мисс Кингстон-Брюс. – Я наблюдала за ним… все время. Я бы обязательно заметила, если б он сделал это.

Сказав эти слова, она с вызовом вскинула подбородок.

Томми поспешил перевести разговор на другую тему, попросив разрешения пообщаться с миссис Беттс. Как только хозяйка дома в сопровождении мужа и дочери удалилась на поиски миссис Беттс, он задумчиво присвистнул и негромко произнес:

– Интересно, кто это прятал чайную ложку в муфте?

– Я тоже об этом подумала, – ответила ему Таппенс.

В комнату, сопровождаемая мужем, влетела миссис Беттс – дородная, громкоголосая особа. Глядя на ее подавленного супруга, можно было подумать, что у него несварение желудка.

– Насколько я понимаю, мистер Блант, вы частный сыщик, знаменитый тем, что проводите расследования с огромной скоростью?

– Скорость, – ответил Томми, – мое второе имя, миссис Беттс. Позвольте мне задать вам несколько вопросов.

Затем события развивались в стремительном темпе. Томми показали кулон и стол, на котором он лежал. Мистер Беттс вышел из состояния немоты и назвал цену похищенной жемчужины в долларах.

Увы, Томми не оставляло неприятное чувство, что здесь что-то не так.

– Я думаю, этого достаточно, – в итоге произнес он. – Мисс Робинсон, будьте так любезны, принесите из холла специальный фотографический аппарат.

Мисс Робинсон выполнила его просьбу.

– Мое маленькое изобретение, – скромно пояснил Томми. – По внешнему виду это всего лишь обычный фотоаппарат.

Он не без удовольствия отметил про себя, что на супругов Беттс это произвело впечатление.

Молодой человек сфотографировал кулон, стол, на котором тот лежал, а также сделал несколько снимков комнат. После этого «мисс Робинсон» была отправлена допрашивать слуг. Заметив на лицах полковника Кингстон-Брюса и миссис Беттс ожидание, Томми понял: самое время сказать несколько веских слов.

– Вывод следующий, – изрек он, – жемчужина или все еще находится в доме, или ее уже здесь нет.

– Именно так, – произнес полковник с бо?льшим уважением, нежели того заслуживал только что озвученный вывод.

– Если ее в доме нет, то она может быть где угодно… но если она все еще в доме, то, скорее всего, где-то спрятана…

– И необходимо провести обыск, – прервал его полковник Кингстон-Брюс. – Именно так. Предоставляю вам полную свободу действий, мистер Блант. Обыщите весь дом от чердака до подвала.

– Чарльз! – печально пробормотала миссис Кингстон-Брюс. – Неужели в этом есть необходимость? Слугам это не понравится. Уверена, они пожелают уйти от нас.

– Мы обыщем их комнаты в последнюю очередь, – поспешил успокоить ее Томми. – Вор наверняка спрятал жемчужину в самом неожиданном месте.

– Кажется, я где-то читал о чем-то подобном, – согласился с ним полковник.

– Именно, – подтвердил Томми. – Возможно, вы помните дело «Рекс против Бейли», которое создало прецедент.

– Э-э-э… да, – растерянно подтвердил полковник.

– Самое невероятное место – это комнаты миссис Беттс, – продолжил Томми.

– С ума сойти! Вот это хитрость! – восхищенно воскликнула миссис Беттс.

Без лишней суеты она отвела его в свою комнату, где Томми еще раз воспользовался своим специальным фотографическим аппаратом.

Некоторое время спустя туда вошла Таппенс.

– Надеюсь, миссис Беттс, вы не станете возражать, если моя помощница осмотрит ваш
Страница 8 из 15

гардероб?

– Отнюдь. Вам еще требуется мое присутствие здесь?

Томми заверил хозяйку комнаты, что необходимости в ее присутствии нет, и миссис Беттс удалилась.

– Мы можем и дальше хитрить и выкручиваться, – сказал Томми, – но я лично не верю, что у нас есть хотя бы крошечный шанс найти пропажу. Черт бы побрал, Таппенс, тебя и твое обещание выдать результат за двадцать четыре часа.

– Послушай, – успокоила его жена. – Я уверена, со слугами все в порядке, но мне удалось кое-что узнать о служанке-француженке. Когда леди Лора гостила здесь год назад, она пошла на чай к друзьям семейства, а когда вернулась домой, из ее муфты выпала чайная ложечка. Тогда все подумали, что вещь попала в муфту случайно… Кстати, если говорить о подобных кражах, я разузнала кое-что еще. Леди Лора вечно у кого-то гостит. Скорее всего, у нее за душой ни гроша, но она любит пожить с комфортом у тех, для кого титул кое-что значит. Возможно, это совпадение, а может, и нет, но за то время, когда она жила в разных домах, произошло пять краж. Иногда пропадали какие-то мелочи, иногда драгоценности.

– Вот это да! – Томми даже присвистнул. – Не знаешь, где комната этой старой перечницы?

– На той стороне коридора.

– Тогда давай проскользнем в нее и все там осмотрим.

Дверь комнаты напротив была приоткрыта. Сама комната была просторная, с белой лакированной мебелью и розовыми занавесками. Внутренняя дверь вела в ванную. Возле двери стояла стройная смуглая девушка, аккуратно одетая.

– Это Элиза, мистер Блант, – деловито произнесла Таппенс в ответ на удивленное восклицание, сорвавшееся с губ служанки. – Горничная леди Лоры.

Перешагнув порог ванной комнаты, Томми мысленно одобрил ее шикарное современное убранство. И, чтобы развеять подозрение, застывшее во взгляде молодой француженки, принялся за «работу».

– Занимаетесь уборкой, мадемуазель?

– Да, мсье, чищу ванну миледи.

– Надеюсь, вы поможете мне сделать несколько фотоснимков. У меня с собой специальный аппарат, и я снимаю все комнаты в этом доме.

Не успел он договорить, как дверь ванной неожиданно захлопнулась у него за спиной. Элиза даже вздрогнула.

– Что это было?

– Сквозняк, должно быть, – ответила Таппенс.

– Давайте перейдем в другую комнату, – предложил Томми.

Элиза шагнула вперед, чтобы открыть для них дверь, но дверная ручка упорно отказывалась поворачиваться.

– В чем дело? – резко спросил Томми.

– Ах, мсье, кто-то, видимо, закрыл ее с той стороны. – Она подхватила полотенце и попробовала еще раз. На этот раз ручка подалась довольно легко, и дверь открылась.

– Voil? ce qui est curieux[7 - Как странно (фр.).]. Должно быть, заело замок, – сказала Элиза.

В спальне никого не было.

Томми принес фотоаппарат. Таппенс и Элиза выполняли его распоряжения. Но снова и снова взгляд его падал на дверь ванной комнаты.

– Интересно, – процедил он сквозь зубы, – почему вдруг замок заело?

Он внимательно осмотрел дверь и несколько раз открыл и закрыл ее. Замок работал безотказно.

– Еще один снимок, – со вздохом произнес он. – Вы не приподнимете эту розовую занавеску, мадемуазель Элиза?.. Благодарю вас. Просто подержите ее так.

Раздался знакомый щелчок. Томми попросил Элизу подержать стеклянную пластинку. Вручив треногу Таппенс, сам осторожно настроил фотоаппарат и закрыл объектив. Затем под несложным предлогом избавился от Элизы и, как только она вышла из комнаты, схватил Таппенс за руку и быстро заговорил:

– Послушай, у меня возникла идея. Ты можешь задержаться здесь? Осмотри все комнаты, это займет какое-то время. Попытайся разговорить эту старую пташку леди Лору, но только не спугни ее. Скажи ей, что подозреваешь горничную. И ни за что не позволяй ей выйти из дома. Я съезжу кое-куда на автомобиле. Вернусь как можно раньше.

– Хорошо, – отозвалась Таппенс. – Но не будь слишком самоуверенным. Ты кое-что забыл.

– Что именно?

– Девушку. Дочь полковника. В ней есть что-то странное. Кстати, я выяснила, в котором часу она утром ушла из дома. Чтобы добраться до нашего агентства, у нее ушло два часа. Это же абсурд. Куда она заходила, прежде чем пришла к нам?

– В этом что-то есть, – признал ее муж. – Знаешь что? Иди по следам любой своей версии, но следи за тем, чтобы леди Лора никуда не выходила… Что это?

Его чуткое ухо уловило еле слышный шорох снаружи, на лестничной площадке. Он бросился к двери, выглянул, но никого не увидел.

– Итак, до встречи, – сказал Томми. – Вернусь как можно раньше.

Глава 4

Дело розовой жемчужины

(продолжение)

Томми уехал на машине. Таппенс проводила его взглядом. Ее не отпускало неприятное предчувствие. Томми был сама уверенность, чего не скажешь о ней самой. Пара вещей была ей не вполне понятна.

Она все еще стояла возле окна, глядя ему вслед, когда внезапно увидела, как какой-то человек шагнул из ворот дома напротив, перешел дорогу и позвонил в звонок входной двери.

В мгновение ока Таппенс выскочила из комнаты и сбежала вниз по лестнице. Из задней части дома появилась служанка по имени Глэдис Хилл, но Таппенс властным жестом остановила ее. Затем сама подошла к входной двери и открыла ее.

На крыльце стоял молодой человек, долговязый и худой, в скверно скроенном костюме и с живыми темными глазами.

Он на мгновение замешкался, а затем спросил.

– Мисс Кингстон-Брюс дома?

– Может быть, вы войдете? – предложила Таппенс.

Она отступила в сторону, впуская его, затем закрыла дверь.

– Мистер Ренни, я полагаю? – учтиво поинтересовалась она.

Молодой человек бросил на нее быстрый взгляд.

– Э-э-э… да.

– Будьте добры, пройдемте со мной.

Она открыла дверь кабинета. В комнате было пусто. Таппенс впустила гостя, вошла вслед за ним и закрыла за собой дверь. Мистер Ренни обернулся и хмуро посмотрел на нее.

– Я хотел бы увидеть мисс Кингстон-Брюс.

– Я не вполне уверена, что это возможно, – спокойно ответила Таппенс.

– Послушайте, кто вы, черт вас возьми? – грубо произнес мистер Ренни.

– Международное детективное агентство, – лаконично ответила Таппенс.

Мужчина невольно вздрогнул.

– Прошу вас садиться, мистер Ренни, – продолжила она. – Начнем с того, что мы в курсе, что сегодня утром мисс Кингстон-Брюс нанесла вам визит.

Это было сказано наобум, но, как видно, удачно. Заметив его испуг, Таппенс решительно продолжила:

– Для нас крайне важно найти жемчужину, мистер Ренни. Никто в этом доме не заинтересован в огласке. Разве мы не можем прийти к некоему соглашению?

Молодой человек пристально посмотрел на нее.

– Интересно, что именно вы знаете, – задумчиво произнес он. – Дайте подумать…

Он уткнулся лицом в ладони, а через секунду задал неожиданный вопрос:

– Послушайте, это правда, что молодой Сент-Винсент обручен?

– Истинная правда, – ответила Таппенс. – Я знакома с его избранницей.

Мистер Ренни неожиданно пустился в откровенность.

– Это был кошмар, – признался он. – Они пытали его здесь все утро, весь день и вечер… пытались навязать ему Беатрису. И все потому, что в один прекрасный день он унаследует титул. Если бы я мог по-своему…

– Давайте не будем говорить о политике, – поспешила
Страница 9 из 15

оборвать его Таппенс. – Вы можете ответить мне, мистер Ренни, зачем, по вашему мнению, мисс Кингстон-Брюс взяла жемчужину?

– Я… я так не считаю…

– Неправда, вы так считаете, – спокойно возразила Таппенс. – Вы ждете, когда детектив уедет, и, убедившись, что его нет, приходите и спрашиваете, где она. Это очевидно. Если б вы сами взяли жемчужину, то не были бы даже вполовину так расстроены, как сейчас.

– Она так странно вела себя, – признался молодой человек. – Пришла ко мне утром и рассказала о краже, объяснила, что собралась в детективное агентство… Похоже, она хотела в чем-то признаться, но так и не решилась.

– Видите ли, – сказала Таппенс, – мне нужна лишь жемчужина. Вам лучше поговорить с ней.

Однако в следующую секунду дверь открылась, и на пороге вырос полковник Кингстон-Брюс.

– Ланч подан, мисс Робинсон. Надеюсь, вы перекусите вместе с нами. Я…

Он не договорил и смерил гостя недобрым взглядом.

– Все ясно, – сказал мистер Ренни. – Мне никаких приглашений не положено. Хорошо, я ухожу.

– Возвращайтесь чуть позже, – еле слышно шепнула ему Таппенс, когда он проходил мимо.

Что-то ворча себе под нос о тлетворной наглости некоторых людей, полковник Кингстон-Брюс повел за собой Таппенс в просторную столовую, где уже собралась вся семья. Из присутствующих лишь одно лицо было ей незнакомо.

– Леди Лора, это мисс Робинсон, которая любезно согласилась помочь нам.

Леди Лора наклонила голову, затем пристально посмотрела на Таппенс сквозь стекла пенсне. Это была высокая худощавая женщина с печальной улыбкой и нежным голосом. Таппенс ответила на ее взгляд, и та опустила глаза.

После ланча леди Лора в манере доброжелательного любопытства завязала с ней разговор. Как продвигается расследование? Таппенс сочла нужным сделать акцент на подозрении в адрес горничной, однако в эти мгновения ее мысли были заняты отнюдь не леди Лорой. Она могла прятать в одежде ложки и прочие мелочи, однако Таппенс была абсолютно уверена: розовую жемчужину она не брала.

После этого молодая женщина продолжила поиски пропажи. Между тем время шло. Томми пока не было видно, и, что было для Таппенс гораздо важнее, не было видно и мистера Ренни. Выйдя из одной из спален, она неожиданно столкнулась с Беатрисой Кингстон-Брюс – та спускалась по лестнице, причем в верхней одежде.

– Боюсь, вам сейчас нельзя выходить из дома, – сообщила ей Таппенс.

Беатриса смерила ее высокомерным взглядом.

– Выходить мне из дома или нет – это не ваше дело, – холодно ответила она.

– Зато мое дело – обращаться в полицию или нет, – парировала Таппенс.

Лицо Беатрисы тотчас сделалось пепельно-серым.

– Вы не смеете… не смеете… я никуда не пойду… только не делайте этого! – Она умоляюще схватила Таппенс за руку.

– Моя дорогая мисс Кингстон-Брюс, – с улыбкой сказала Таппенс. – Дело было понятно мне с самого начала… Я…

Договорить ей не дали. Из-за разговора с дочерью полковника Таппенс не услышала звонка в дверь. К ее удивлению, по лестнице поднимался Томми, а внизу, в холле, какой-то дородный мужчина снимал с головы шляпу-котелок.

– Детектив-инспектор Мэрриот из Скотленд-Ярда, – с улыбкой представился он.

Беатриса Кингстон-Брюс с криком отпустила руку Таппенс и бросилась вниз по лестнице. В следующий миг входная дверь открылась снова, и на пороге снова вырос мистер Ренни.

– На этот раз победитель ты, – с обидой в голосе констатировала Таппенс.

– Что? – не понял Томми и поспешил в комнату леди Лоры. Там он зашел в ванную комнату, схватил большой кусок мыла и, держа его в руке, вышел в коридор. Инспектор уже поднимался по лестнице.

– Сдалась без сопротивления, – объявил он. – Она – стреляный воробей и знает, как себя вести, когда игра кончена. А что с жемчужиной?

– Предполагаю, – ответил Томми, протягивая ему кусок мыла, – что вы найдете ее вот здесь.

В глазах инспектора вспыхнуло одобрение.

– Старый трюк, причем неплохой… Разрезаешь кусок мыла пополам и выковыриваешь в одной половинке ямку для драгоценности. Затем складываешь вместе обе половинки и, размочив мыло горячей водой, заглаживаешь стык. У вас зоркий глаз, сэр.

Томми с достоинством принял комплимент. Вместе с Таппенс они спустились по лестнице вниз. Полковник Кингстон-Брюс бросился к нему и с горячностью встряхнул его руку.

– Мой дорогой сэр, любые слова бессильны выразить мою признательность. Леди Лора также хочет поблагодарить вас…

– Я рад, что вы остались довольны, – ответил Томми. – Но боюсь, что я не могу задержаться. Срочная встреча с членом парламента.

Он поспешил к автомобилю и буквально запрыгнул в него. Таппенс заняла место рядом.

– Но Томми, – воскликнула она, – разве они не арестовали леди Лору?

– О, неужели я не сказал тебе? – удивился Томми. – Они арестовали не леди Лору. Они арестовали Элизу. Видишь ли, – продолжил он, видя ее замешательство, – я сам не раз пытался открыть дверь намыленными руками. Сделать это невозможно – руки скользкие. Поэтому я задумался – что такого Элиза могла делать с мылом, чтобы у нее оказались такие скользкие руки. Ты помнишь, что она взяла полотенце, чтобы на дверной ручке не оставались следы мыла?

А еще мне пришло в голову: если ты профессиональный вор, нет ничего удобней, чем устроиться служанкой к пожилой даме, которую подозревают в клептомании и которая часто проживает в чужих домах. Я сумел сфотографировать Элизу, а также комнату, затем сунул ей в руки стеклянную фотопластину, после чего метнулся в старый добрый Скотленд-Ярд. Элизу там давно знают. Полезное все-таки место, этот Скотленд-Ярд.

– И подумать только, – сказала Таппенс, наконец обретя голос, – что эти два юных идиота подозревали друг друга, как обычно бывает в книгах… Но почему ты не сказал мне, куда собрался, когда неожиданно сорвался с места и уехал?

– Прежде всего я заподозрил, что Элиза подслушивает на лестничной площадке, а во-вторых…

– Что?

– Мой ученый друг забывает, – сказал Томми, – что Торндайк никогда ничего не рассказывает до самой последней минуты. Кроме того, Таппенс, ты и твоя подружка Джанет Смит до последней минуты держали меня в неведении. Так что мы с тобою квиты.

Глава 5

Приключение зловещего незнакомца

– Какой чертовски скучный день! – произнес Томми и широко зевнул.

– Пора пить чай, – сказала Таппенс и тоже зевнула.

Деятельность международного детективного агентства шла довольно вяло. Долгожданное письмо от торговца ветчиной еще не прибыло, а настоящих дел не предвиделось.

В комнату вошел посыльный Альберт с запечатанной бандеролью, которую он положил на стол.

– Загадка запечатанной бандероли, – пробормотал Томми. – Что в ней? Сказочные жемчуга великой княгини из России? Или же там адская машина, которая разнесет «Блестящих сыщиков Бланта» в клочья?

– По правде сказать, – произнесла Таппенс, разрывая обертку бандероли, – это мой свадебный подарок Фрэнсису Хэвиленду. Симпатичная вещица, не правда ли?

С этими словами она протянула ему серебряный портсигар.

Томми взял его и прочел выгравированную на крышке надпись, имитировавшую ее почерк:
Страница 10 из 15

«Фрэнсису от Таппенс». Томми открыл портсигар, закрыл и одобрительно кивнул.

– Ты разбрасываешься деньгами, Таппенс! – заметил он. – В следующем месяце у меня будет такой же – правда, из золота – на мой день рождения. Это надо же! Выбросить такие сумасшедшие деньги на подарок для Фрэнсиса Хэвиленда, который всегда был и до конца своих дней останется самым редкостным болваном из всех, созданных Господом Богом…

– Ты забываешь, что я возила его во время войны, когда он был генералом… О, это были золотые деньки!

– О да, были, – согласился Томми. – Красивые женщины обычно приходили ко мне в госпиталь и пожимали руку. Это я помню. Но я же не посылаю им всем свадебные подарки. По-моему, Таппенс, невесте будет все равно, что ты ему подаришь.

– Он красив, и изящен, и идеально помещается в кармане, – гнула свою линию Таппенс, пропустив мимо ушей фразы мужа.

Томми сунул портсигар себе в карман.

– Идеально, – одобрительно подтвердил он. – А вот и Альберт с дневной почтой. Не исключаю, что сама герцогиня Пертширская поручает нам найти ее любимца пекинеса.

Вместе они перебрали стопку писем. Неожиданно Томми протяжно свистнул и поднял одно из них над головой.

– Голубой конверт с русской почтовой маркой. Помнишь, что сказал шеф? Нужно обращать внимание вот на такие письма.

– Как здорово! – воскликнула Таппенс. – Наконец-то что-то произошло. Открой его и посмотри, что там написано. Если я правильно помню, это должен быть торговец ветчиной… Минуту. Какой же чай без молока? А его нам утром забыли принести. Сейчас отправлю Альберта за молоком.

Отправив посыльного выполнять поручение, она вернулась в кабинет, где застала Томми с листом голубой бумаги в руке.

– Как мы и думали, Таппенс, – сообщил он. – Почти что слово в слово, как говорил шеф.

Таппенс взяла у него из рук письмо и прочла.

Написано оно был на старомодном, ходульном английском неким Грегором Федоровски, который справлялся о своей жене. «Международное детективное агентство», говорилось в нем, может не ограничивать себя в расходах в деле ее поисков. Сам Федоровски в данный момент не может выехать из России по причине кризиса в торговле свининой.

– Хотела бы я знать, что это на самом деле означает, – заявила Таппенс, разглаживая письмо на столе.

– Наверное, это какой-то шифр, – предположил Томми. – Впрочем, нас это не касается. Наше дело – как можно быстрее передать письмо шефу. Главное для нас – отклеить над паром марку и посмотреть, нет ли под нею цифры шестнадцать.

– Верно – согласилась Таппенс. – Но мне кажется…

Она не договорила. Удивленный ее неожиданным молчанием, Томми поднял глаза и увидел крупного мужчину, загородившего собой весь дверной проем.

Незваный гость был человек внушительной наружности – коренастый, с круглой головой и сильной нижней челюстью. На вид ему можно было дать лет сорок пять.

– Приношу свои извинения, – произнес незнакомец, входя в комнату и снимая шляпу. – Я увидел, что у вас в приемной никого нет, а эта дверь была открыта, вот я и осмелился войти. Это ведь, если не ошибаюсь, «Международное детективное агентство Бланта»?

– Да-да, оно самое.

– А вы, по всей видимости, мистер Блант? Мистер Теодор Блант?

– Да, я мистер Блант. Желаете получить консультацию? Это мой секретарь, мисс Робинсон.

Таппенс грациозно склонила голову, продолжая разглядывать незнакомца из-под опущенных ресниц. Интересно, как долго он простоял перед открытой дверью и что мог увидеть и услышать? От нее не ускользнуло, что, разговаривая с Томми, мужчина то и дело косился на голубой листок бумаги у нее в руках.

Голос Томми, с его резкой, предостерегающей ноткой, вернул ее в реальность.

– Мисс Робинсон, прошу вас делать соответствующие записи. А теперь, сэр, не будете ли вы так любезны изложить суть дела, в отношении которого вам требуется моя консультация?

Таппенс потянулась за карандашом и блокнотом.

Корпулентный незнакомец хрипловатым голосом начал свой рассказ.

– Мое имя Бауэр. Доктор Чарльз Бауэр. Я живу в Хэмпстеде, там у меня медицинская практика. Я пришел к вам, мистер Блант, так как в последнее время имели место несколько странных случаев.

– Каких, доктор Бауэр?

– За последнюю неделю меня дважды срочно вызывали по телефону к больным, и дважды вызовы оказывались ложными. В первый раз я решил, что это просто розыгрыш, но когда вернулся домой после второго случая, то обнаружил, что мои личные бумаги лежат не на своих местах и не в том порядке. Думаю, у меня есть все основания полагать, что и в первый раз было то же самое.

Основательно все осмотрев, я пришел к выводу, что мой письменный стол подвергся тщательному обыску, после чего документы были в спешке положены, куда попало.

Мистер Бауэр умолк и пристально посмотрел на Томми.

– Итак, мистер Блант?

– Итак, мистер Бауэр, – ответил с улыбкой Томми.

– Что вы об этом думаете?

– Прежде всего я хотел бы знать факты. Какого рода документы вы храните в своем письменном столе?

– Мои личные бумаги.

– Понятно. Что это за бумаги? Какую ценность они могут представлять для обычного вора… или для какого-то конкретного лица?

– Для обычного вора, на мой взгляд, они вообще не представляют никакой ценности. А вот мои заметки о некоторых малоизвестных алкалоидах наверняка были бы интересны любому, кто обладает научными познаниями в этой области. Я изучаю их вот уже несколько лет. Эти алкалоиды представляют собой смертоносные яды, и, главное, их невозможно обнаружить. Ибо способы их обнаружения еще неизвестны.

– Значит, эта тайна стоит денег?

– Для беспринципных личностей – да.

– И вы подозреваете… кого?

Доктор Бауэр пожал мощными плечами.

– Судя по тому, что замок не был взломан, тот, кто вошел в дом, попал в него свободно. Что, в свою очередь, указывает на кого-то из моих близких, во что верится с трудом. – Доктор Бауэр внезапно умолк и нахмурил брови. – Мистер Блант, я вынужден безоговорочно довериться вам. Я не рискну в данном случае обращаться в полицию. В троих моих слугах я почти полностью уверен. Они давно и преданно мне служат. Впрочем, я могу ошибаться. Кроме них, со мной живут два моих племянника, Бертрам и Генри. Генри славный юноша… можно сказать, образцовый, он ни разу не доставил мне хлопот, прекрасный, трудолюбивый молодой человек. Бертрам, к моему сожалению, полная ему противоположность… необузданный, импульсивный, экстравагантный и неисправимо ленивый.

– Понятно, – задумчиво отозвался Томми. – Вы подозреваете вашего племянника Бертрама в том, что он может быть к этому причастен? Но я не согласен с вами. Я подозреваю славного юношу Генри.

– Но почему?

– Традиция. Прецеденты. – Томми махнул рукой. – По личному опыту могу сказать, что подозрительные типы всегда невинны и наоборот, мой дорогой сэр. Да-да, я самым решительным образом подозреваю Генри.

– Извините, что перебиваю вас, мистер Блант, – сказала Таппенс, почтительно встревая в их разговор. – Если я правильно поняла мистера Бауэра… эти самые записи касательно… э-э-э… малоизвестных алкалоидов… хранятся в его столе вместе с другими
Страница 11 из 15

бумагами?

– Они хранятся в моем столе, моя дорогая юная леди, но в потайном ящике, о котором известно мне одному. Таким образом, искавшие так и не обнаружили их.

– И чего именно вы хотите от меня, мистер Бауэр? – уточнил Томми. – Вы ожидаете, что ваш стол вновь подвергнется обыску?

– Именно так, мистер Блант. У меня есть все основания так полагать. Сегодня днем я получил телеграмму от моего пациента, которого я несколько недель назад направил в Борнмут. В телеграмме говорится, что мой пациент находится в критическом состоянии и умоляет меня срочно приехать к нему. Памятуя о подозрительном характере событий, о которых я вам только что поведал, я лично отправил этому пациенту телеграмму с оплаченным ответом. Так вот, выяснилось, что он пребывает в добром здравии и не посылал мне никаких телеграмм. И я подумал: если я притворюсь, будто поверил в экстренный вызов и, как и рассчитывал загадочный отправитель телеграммы, уеду в Борнмут, мы воспользуемся возможностью и попробуем поймать злоумышленников. Они… или он… наверняка дождутся, когда в доме все лягут спать, чтобы снова пробраться ко мне в кабинет и продолжить поиски. Предлагаю встретиться в одиннадцать часов вечера рядом с моим домом и вместе расследовать это дело.

– Рассчитываете поймать их с поличным? – подытожил Томми, задумчиво постукивая по столу ножом для разрезания бумаг. – Ваш план представляется мне разумным, мистер Бауэр. Я не вижу в нем никаких изъянов. Одну минутку, назовите мне ваш адрес…

– «Под Туями», Висельный переулок… это довольно безлюдное место. Зато у нас будет великолепный обзор.

– Безусловно, – согласился Томми.

Посетитель встал.

– Тогда я буду ждать вас сегодня вечером, мистер Блант. У моего дома, скажем так, без пяти минут одиннадцать, чтобы немного подстраховаться. Договорились?

– Разумеется. Без пяти минут одиннадцать. До свидания, мистер Бауэр.

Томми встал, нажал кнопку звонка на столе. В комнату, чтобы проводить посетителя до входной двери, вошел Альберт. Доктор Бауэр вышел, заметно прихрамывая, что, однако, нисколько не умаляло его внушительного вида.

– Проблемный клиент, – пробормотал Томми себе под нос. – Итак, старушка Таппенс, что ты об этом думаешь?

– Отвечу одним словом, – сказала женщина. – Косолапый!

– Что?

– Я сказала «косолапый». Мое знакомство с классиками не прошло зря. Томми, это явно подсадная утка. Какие-то малоизвестные алкалоиды… вся эта история шита белыми нитками.

– Знаешь, мне тоже так показалось, – признался Томми.

– Ты заметил, что он не сводил глаз с письма? Томми, он точно из этой шайки. Они знают, что ты не настоящий мистер Блант, и жаждут нашей крови.

– В таком случае, – сказал Томми, открывая боковой шкаф и любовным взглядом изучая ряды книг, – нашу роль несложно выбрать. Мы – братья Оквуды[8 - Десмонд и Фрэнсис Оквуды – братья-сыщики, герои приключенческих книг американского писателя Валентайна Уильямса (1883–1946). Таппенс имела в виду его книгу «Косолапый незнакомец» (1918).]. И я – Десмонд, – решительно добавил он.

Таппенс пожала плечами.

– Хорошо. Как скажешь. Тогда я буду Фрэнсисом. Он был более умным из них двоих. Десмонд же вечно вляпывается в разные истории. Фрэнсис всегда бывал тут как тут, например, под видом садовника, и спасал ситуацию.

– Да ладно! – воскликнул Томми. – Я буду супер-Десмондом. И когда приеду под эти самые туи…

Таппенс бесцеремонно оборвала его.

– И ты сегодня вечером поедешь в Хэмпстед?

– Почему бы нет?

– И, зажмурив глаза, угодишь прямо в западню?

– Нет, моя старушка, в западню я попаду с открытыми глазами. Это большая разница. Думаю, наш друг доктор Бауэр будет слегка удивлен.

– Мне это не нравится, – заявила Таппенс. – Ты знаешь, что происходит, когда Десмонд не подчиняется приказам шефа и действует на свой страх и риск. Полученные нами приказы предельно ясны. Немедленно передавать такие письма дальше и докладывать обо всех подозрительных случаях.

– Ты не совсем точно их поняла, – возразил Томми. – Мы должны немедленно доложить, если клиент упомянет цифру «шестнадцать». Но пока этого не было.

– Не придирайся ко мне, – стояла на своем Таппенс.

– И ты не спорь. Обожаю действовать самостоятельно. Моя славная Таппенс, со мною все будет в порядке. Я отправлюсь туда вооруженный до зубов. Подумай сама: я буду настороже, они же об этом знать не будут. Шеф похлопает меня по спине за хорошо проделанную ночную работу.

– И все же мне это не нравится, – призналась Таппенс. – Этот тип силен, как горилла.

– Подумай лучше про мой вороненый автоматический пистолет.

В следующий момент дверь в кабинет открылась, и на пороге возник Альберт. Закрыв за собой дверь, он шагнул к ним с конвертом в руке и доложил:

– К вам некий джентльмен. Когда я, как и положено, сказал ему, что вы разговариваете со Скотленд-Ярдом, он ответил, что он в курсе. Сказал, что сам из Скотленд-Ярда! И даже что-то написал на визитной карточке, которую положил вот в этот конверт.

Томми взял у него конверт и открыл. А когда прочел написанное на визитке, по его лицу скользнула улыбка.

– Сей джентльмен позабавился на твой счет, Альберт, сказав правду, – заметил он. – Попроси его войти.

Он сунул визитку в руки Таппенс. На карточке значилось имя детектива, инспектора Димчерча, и от руки карандашом написано: «Знакомый Мэрриота».

Через минуту в кабинет Томми вошел детектив из Скотленд-Ярда. Внешне инспектор Димчерч был копией инспектора Мэрриота: невысокий, коренастый, с проницательным взглядом.

– Добрый день! – жизнерадостно поздоровался он. – Мэрриот сейчас в Южном Уэльсе, но перед отъездом он просил меня присмотреть за вами и за вашей конторой в целом. Доброго вам здоровья, сэр, – продолжил он, когда Томми явно собрался перебить его, – мы всё знаем. Это не наша, так сказать, епархия, и мы не вмешиваемся. Но недавно стало известно, что дело обстоит немного иначе. Сегодня к вам приходил некий джентльмен. Не знаю, как он себя назвал и как его звать на самом деле, но кое-что о нем мне известно. Достаточно, чтобы возникло желание узнать больше. Прав ли я в своем предположении, что сегодня вечером он назначил вам встречу в некоем условленном месте?

– Совершенно верно.

– Я так и думал. Вестерхэм-роуд, шестнадцать, Финсбери-парк? Угадал?

– Вот тут вы ошиблись, – улыбнулся Томми. – Глубоко ошиблись. «Под Туями», Хэмпстед.

Димчерч, похоже, искренне удивился. Он явно не ожидал такого ответа.

– Не понимаю, – пробормотал он. – Должно быть, это новое место. «Под Туями», Хэмпстед, вы сказали?

– Да. Я должен встретиться с ним там в одиннадцать вечера.

– Не делайте этого, сэр.

– Именно! – выкрикнула Таппенс.

Томми покраснел.

– Если вы думаете, инспектор… – пылко начал он.

Но полицейский жестом велел ему успокоиться.

– Я скажу вам, что думаю. Сегодня вечером в одиннадцать часов вы будете у себя в кабинете.

– Что?! – изумленно вскричал Томми.

– Да-да, в вашем кабинете. Неважно, откуда я это знаю, дела наших департаментов иногда пересекаются… Сегодня вы получили так называемое «голубое» письмо. Этот самый, как там его
Страница 12 из 15

там, охотится за ним. Он заманивает вас в Хэмпстед, устраняет вас поздно вечером, когда в соседних домах пусто и тихо, приходит сюда, чтобы в свое удовольствие перерыть здесь все вверх дном.

– Но почему он должен считать, что письмо здесь? Скорее, он решит, что оно у меня или передано дальше, куда следует?

– Прошу прощения, сэр, но именно этого он не знает. Возможно, он догадался, что вы никакой не мистер Блант, но при этом полагает, что вы некий джентльмен, купивший агентство. В таком случае письмо поступило как обычная корреспонденция и было соответствующим образом зарегистрировано.

– Понятно, – произнесла Таппенс.

– Именно в этом мы и должны его убедить. Мы захватим его здесь, прямо на месте преступления.

– Значит, у вас такой план?

– Именно. Это наш единственный главный шанс. Кстати, который час?.. Шесть. Во сколько вы обычно уходите домой, сэр?

– Около шести.

– Сделайте вид, будто уходите с работы, как обычно. Но на самом деле мы как можно быстрее тайком проберемся в дом. Вряд ли они появятся здесь раньше одиннадцати часов, но все может быть. Если вы не возражаете, я сейчас обойду дом кругом, посмотрю, нет ли за нами слежки.

Димчерч вышел, и Томми вступил в пререкания с Таппенс. Спор вышел довольно долгим, жарким и язвительным. В конечном итоге женщина неожиданно капитулировала.

– Хорошо, – согласилась она. – Сдаюсь. Я поеду домой и буду сидеть там, как послушная девочка, пока ты будешь ловить мошенников и водить дружбу с детективами… но погоди! Я сведу с тобой счеты за то, что ты лишил меня этого удовольствия.

В этот момент вернулся Димчерч.

– Вроде бы никого, – сообщил он. – Хотя я бы не стал зарекаться. Вам лучше уйти в своей обычной манере. Как только вы покинете дом, они снимут слежку за ним.

Томми позвал Альберта и велел запереть все двери.

После они вчетвером вышли в гараж, где «мистер Блант» обычно оставлял автомобиль. Таппенс села на место водителя, Альберт уселся рядом с ней. Томми и детектив из Скотленд-Ярда сели сзади.

Вскоре они застряли в пробке. Таппенс обернулась через плечо и кивнула. Томми и детектив открыли правую дверь и вышли прямо на середину Оксфорд-стрит. Через пару минут Таппенс покатила дальше.

Глава 6

Приключение зловещего незнакомца

(продолжение)

– Будет лучше, если мы зайдем не сразу, а немного подождем, – сказал Димчерч, вместе с Томми спеша по Хейлем-стрит. – У вас есть ключ?

Томми кивнул.

– Не хотите перекусить? Для ужина рановато, но здесь прямо напротив есть неплохое местечко. Сядем за столик у окна и будем наблюдать за домом.

Они неплохо перекусили, как и предлагал детектив. Димчерч оказался приятным собеседником. Его официальные обязанности в основном лежали в области международного шпионажа, так что у него было что рассказать и чем удивить своего неискушенного слушателя.

Они оставались в ресторанчике до восьми часов вечера.

– Уже стемнело, сэр. Теперь мы сможем проскользнуть в дом незамеченными, – предложил инспектор.

Действительно, было уже темно. Они перешли на другую сторону, быстро оглядели пустынную улицу и, открыв дверь, проскользнули в дом. Здесь поднялись по лестнице, и Томми вставил ключ в замочную скважину двери, что открывалась в приемную.

Не успел он повернуть ключ, как стоявший рядом с ним Димчерч негромко свистнул.

– Кому вы свистите? – резко спросил он.

– Я не свистел, – ответил удивленный Димчерч. – Я подумал, что это вы.

– Значит, кто-то… – начал Томми.

Договорить он не успел. Сильные руки схватили его сзади, и прежде чем он смог что-то крикнуть, к его лицу прижали подушечку с крепким, сладковатым запахом.

Он храбро сопротивлялся, но, увы, усилия его были тщетны. Хлороформ быстро возымел свое действие. Голова закружилась, пол вздыбился и опустился. Задыхаясь, Томми потерял сознание…

В себя он пришел мучительно, однако все чувства были при нем. Хлороформ оставил после себя лишь слабый запах. Видно, тот понадобился злоумышленникам лишь на короткое время, чтобы они успели заткнуть ему рот.

Придя в себя, Томми обнаружил, что сидит спиной к стене в углу собственного кабинета. Два каких-то человека рылись в ящиках стола и обыскивали полки шкафа, беззастенчиво при этом чертыхаясь.

– Разрази меня гром, хозяин! – хрипло произнес тот, что повыше. – Мы перевернули это чертово место вверх дном. Здесь ничего нет.

– Оно должно быть здесь, – прорычал второй. – В карманах письма нет. Больше ему негде быть, кроме как в этой комнате.

Говоря эти слова, он повернулся к Томми. Тот не поверил собственным глазам: перед ним был не кто иной, как Димчерч. Заметив его удивленное лицо, инспектор улыбнулся.

– О! Наш юный друг пришел в себя, – воскликнул он. – И слегка удивлен… Да-да, слегка удивлен. Но все объясняется просто. Мы давно подозревали, что с «Международным детективным агентством» что-то не так. Я добровольно вызвался выяснить, так это или нет. Если новый мистер Блант действительно шпион, то проявит бдительность. Поэтому я для начала отправил к нему моего старого доброго друга Карла Бауэра. Карлу было велено вести себя подозрительно и поведать невероятную историю. Так он и сделал. После чего на сцене, прикрывшись именем инспектора Мэрриота, появился я. Остальное – пара пустяков.

Димчерч расхохотался.

Томми с удовольствием сказал бы ему пару слов, но мешал кляп по рту. Он также с удовольствием кое-что сделал бы, главным образом при помощи рук и ног, но, увы, о них тоже позаботились. Он был крепко связан.

Больше всего его поразила перемена, произошедшая с человеком, что высился над ним. Инспектор Димчерч был типичным англичанином. Теперь же любой с первого взгляда признал бы в нем хорошо образованного иностранца, говорящего по-английски без малейшего намека на акцент.

– Коггинс, мой дорогой друг, – сказал лжеинспектор, обращаясь к своему брутального вида сообщнику, – достаньте вашу дубинку и постойте рядом с пленником. Сейчас я вытащу кляп. Надеюсь, вы понимаете, мой дорогой мистер Блант, что с вашей стороны было бы преступной глупостью кричать? Но я уверен, вы даже не станете пытаться это сделать. Для вашего возраста вы вполне сообразительный юноша.

Ловким движением он вытащил кляп и отступил назад.

Томми расслабил затекшие челюсти, провел языком во рту, два раза сглотнул, но ничего не сказал.

– Поздравляю вас с проявленным самообладанием, – сказал лжеполицейский. – Вижу, вы правильно оцениваете обстановку. Вам есть что сказать?

– То, что я хочу сказать, подождет, – процедил Томми. – От ожидания мои слова не испортятся.

– Вот как! А то, что желаю сказать я, не терпит ожидания. Говоря простыми словами, мистер Блант: где письмо?

– Не знаю, мой дорогой друг, – бодро ответил Томми. – У меня его нет. Вы это знаете так же хорошо, как и я. На вашем месте я продолжил бы поиски. Я с удовольствием понаблюдаю за тем, как вы с Коггинсом станете играть в прятки.

Димчерч помрачнел.

– Вам нравится говорить дерзости, мистер Блант… Видите вон ту квадратную коробку? Это скромный набор Коггинса. Внутри находится купорос… да, купорос… и щипцы. Их можно раскалить на огне
Страница 13 из 15

докрасна и…

Томми печально покачал головой.

– Ошибка в диагнозе, – пробормотал он. – Мы с Таппенс неверно назвали это приключение. Это не рассказ о «Косолапом». Это что-то из похождений Бульдога Драммонда, а вы – неподражаемый Карл Питерсон[9 - Персонажи детективных произведений английского писателя Сэппера (наст. Г. К. Макнейл, 1888–1937).].

– Что за чушь ты несешь? – прорычал второй громила.

– А! – произнес Томми. – Я вижу, вы не знакомы с классикой жанра. Какая жалость.

– Вы отдаете отчет в своих действиях? Вы сделаете то, что вам говорят, или нет? Или мне приказать Коггинсу достать его инструменты и приступить к делу?

– Проявите терпение, – сказал Томми. – Конечно, я сделаю то, что вы хотите, но только скажите, что вам от меня нужно. Или, по-вашему, я мечтаю быть нарезанным на ломтики, как филе морского языка, и зажаренным на решетке? Я плохо переношу боль.

Димчерч смерил его презрительным взглядом.

– Gott![10 - Боже! (нем.)] Какие все-таки трусы эти англичане.

– Здравый смысл, мой дорогой друг, обычный здравый смысл. Оставьте купорос в покое и давайте поговорим серьезно.

– Мне нужно письмо.

– Я уже вам сказал: его у меня нет.

– Это мы знаем… как и то, что оно должно быть у вас. Девушка.

– Вполне возможно, что вы правы, – сказал Томми. – Она могла унести его в сумочке, когда ваш приятель Карл напугал нас.

– О, вы не отрицаете… Весьма разумно. Отлично, вы напишете этой самой Таппенс, как вы ее называете, и велите ей немедленно принести письмо сюда.

– Я не могу сделать этого… – начал Томми.

Лжеинспектор оборвал его, не дав договорить.

– Что? Не можете? Что ж, посмотрим. Коггинс!

– Не торопитесь! – остановил его Томми. – Дайте договорить. Я хотел сказать, что не смогу этого сделать, пока вы не развяжете мне руки. Я не из тех ловкачей, что умеют писать носом или локтями.

– Значит, вы ей напишете?

– Конечно, напишу. Разве не об этом я толкую все время? Я готов сделать так, как вы хотите. Вы ведь не причините вреда Таппенс, верно? Я уверен, что не причините. Она такая славная девушка…

– Нам нужно только письмо, – произнес Димчерч с противной улыбочкой и кивнул. Коггинс тут же опустился рядом с Томми на колени и развязал ему руки. Пленник встряхнул занемевшими кистями.

– Так намного лучше, – жизнерадостно произнес он. – Не принесет ли добрый Коггинс мне ручку? Думаю, она на столе, среди прочих моих мелочей.

Одарив его злобным взглядом, громила принес ручку и лист бумаги.

– Думайте, что пишете, – пригрозил Димчерч. – Мы не заставляем вас писать под диктовку, но если напишете что-то не то, вас ждет смерть… причем смерть медленная.

– В таком случае, – ответил Томми, – я сделаю все, что в моих силах.

Подумав минуту-другую, он принялся что-то быстро писать.

– Так подойдет? – спросил он, передав законченную записку.

Дорогая Таппенс!

Ты не могла бы срочно прийти на работу и захватить голубое письмо? Мы хотим расшифровать его здесь и сейчас. Поторопись.

    Фрэнсис

– Фрэнсис? – удивленно поднял брови лжеинспектор. – Разве она называла вас этим именем?

– Поскольку вы не присутствовали при моем крещении, – сказал Томми, – то вряд ли можете знать мое настоящее имя. Однако портсигар, который вы достали из моего кармана, является хорошим доказательством того, что я говорю правду.

Коггинс шагнул к столу, взял в руки портсигар, прочел надпись «Фрэнсису от Таппенс», ухмыльнулся и положил его на прежнее место.

– Я рад, что вы ведете себя разумно, – похвалил он. – Коггинс, передай эту записку Василию. Он караулит снаружи. Пусть немедленно отнесет ее по указанному адресу.

Следующие двадцать минут тянулись медленно, а еще десять минут – и того медленнее. Димчерч расхаживал по комнате туда и обратно, и его лицо с каждой минутой становилось все мрачнее. Неожиданно лжеполицейский с угрожающим видом посмотрел на Томми.

– Если вы посмели обмануть нас… – прорычал он.

– Будь у нас колода карт, мы могли сыграть в пике, чтобы скоротать время, – небрежно ответил пленник. – Женщины всегда заставляют нас ждать. Надеюсь, вы не станете обижать малышку Таппенс, когда она придет?

– О, нет, – ответил Димчерч. – Мы сделаем так, чтобы вы с нею вдвоем отправились в одно место.

– Ну, ты и свинья, – буркнул себе под нос Томми.

Неожиданно из приемной донесся какой-то шум. Не знакомый Томми человек сунул голову в дверь и что-то прорычал по-русски.

– Отлично, – потер руки Димчерч. – Она идет… и идет одна.

На мгновение Томми охватила тревога.

В следующую минуту до него донесся голос Таппенс:

– Это вы, инспектор Димчерч! Я принесла письмо. А где Фрэнсис?

С этими словами она вошла в дверь, но в то же мгновение на нее сзади набросился Василий и зажал ей рот. Димчерч вырвал у нее из рук сумочку и, открыв, вывалил содержимое на стол.

В следующий миг он издал радостный возглас и торжествующе поднял руку с зажатым в ней голубым конвертом с русской почтовой маркой. Коггинс тоже хрипло вскрикнул.

В эту минуту триумфа дверь, ведущая в комнату Таппенс, бесшумно открылась, и в кабинет вошли инспектор Мэрриот и еще двое, вооруженные револьверами.

– Руки вверх! – скомандовал Мэрриот.

Сопротивления не последовало. Лжеинспектор и его подручные были в безнадежном положении. Автоматический пистолет Димчерча лежал на столе, двое других были не вооружены.

– Превосходный улов, – одобрительно произнес Мэрриот, защелкнув последнюю пару наручников. – Надеюсь, со временем у нас будет и новый.

Побелев от гнева, Димчерч смерил Таппенс испепеляющим взглядом.

– Ты, чертовка!.. – прошипел он. – Это ты привела их сюда.

– Это была не только моя работа. Должна признаться, мне следовало догадаться еще днем, когда вы упомянули адрес, в котором фигурировала цифра «шестнадцать». Но окончательно решила дело записка Томми. Я позвонила инспектору Мэрриоту, отправила к нему Альберта с копией ключа от входной двери и пришла сюда с пустым конвертом в сумочке. Согласно полученным указаниям, письмо я отнесла куда надо еще днем, сразу после того, как мы с вами расстались.

Одно слово привлекло внимание Димчерча.

– Томми? – переспросил он.

Томми, который только что освободился от пут, шагнул к ним.

– Отличная работа, брат Фрэнсис, – сказал он, обращаясь к Таппенс, и взял ее руки в свои, после чего повернулся к лжеинспектору. – Как я уже сказал вам, дружище, вам действительно не помешает читать классиков.

Глава 7

Перехитрить короля

Была дождливая среда. Сидевшая в кабинете «Международного детективного агентства» Таппенс лениво выпустила из рук номер «Дейли лидер».

– Знаешь, о чем я думаю, Томми?

– Это невозможно угадать, – ответил ей муж. – Ведь ты думаешь о таком множестве вещей, причем обо всех одновременно.

– Я думаю, нам пора сходить куда-нибудь потанцевать.

Томми торопливо поднял газету.

– Наше рекламное объявление неплохо смотрится, – заметил он, склонив голову набок. – «Блестящие сыщики Бланта». Ты понимаешь, Таппенс, что «Блестящие сыщики Бланта» – это ты, и только? Тебя ждет слава, как сказал бы Шалтай-Болтай[11 - Шалтай-Болтай – человек-яйцо,
Страница 14 из 15

герой детского стишка из «Стихов матушки Гусыни», а также персонаж книги английского писателя Л. Кэрролла «Алиса в Зазеркалье».].

– Я говорила о танцах.

– Знаешь, я заметил в газетах одну забавную вещь. Интересно, ты обращала внимание? Возьми эти три экземпляра «Дейли лидер». Можешь сказать мне, чем они отличаются друг от друга?

Таппенс не без любопытства взяла в руки газеты.

– О, это сделать легко, – съязвила она. – Одна сегодняшняя, вторая – вчерашняя, а эта – позавчерашняя.

– Блистательно, мой дорогой Ватсон. Но я имел в виду другое. Обрати внимание на заглавие – «Дейли лидер». Сравни все три экземпляра. Заметила разницу?

– Не вижу, – честно призналась Таппенс. – Более того, не верю, что она есть.

Томми вздохнул и сложил вместе кончики пальцев, подражая манере Шерлока Холмса.

– Именно. А ведь ты читаешь газеты чаще, чем я. Но я это заметил, а ты – нет. Если посмотришь на сегодняшний номер «Дейли лидер», то увидишь в первом слове, в самой букве «д», крошечную белую точку и еще одну такую же – в букве «л» в том же слове. Но во вчерашнем номере в этом слове никаких белых точек нет. Зато есть две белые точки в букве «л» в слове «лидер». В позавчерашнем номере газеты – снова две точки в букве «д» в слове «Дейли». Получается, что в разные дни точки появляются в разных местах.

– Почему? – удивилась Таппенс.

– Это журналистский секрет.

– Значит, ты тоже этого не знаешь и не можешь догадаться.

– Скажу лишь, что… это распространенная практика во всех газетах.

– Как ты, однако, хитер! – воскликнула Таппенс. – Как ловко умеешь отвлечь мое внимание от главного. Давай лучше вернемся к тому, о чем мы говорили до этого.

– А о чем мы говорили?

– О бале Трех Граций.

Томми застонал.

– Нет, нет, Таппенс. Только не бал Трех Граций. Я уже не так юн. Уверяю тебя, я совсем не так юн.

– Когда я была молоденькой девушкой, – начала Таппенс, – меня воспитывали в убеждении, что мужчины – особенно мужья – распутные создания, обожающие выпивку и танцы и ложащиеся спать далеко за полночь. Нужно быть чрезвычайно красивой и умной женой, чтобы удерживать мужа дома. Увы, исчезла и эта иллюзия! Все жены, которых я знаю, сами жаждут танцев и развлечений и пускают слезы из-за того, что их благоверные носят домашние тапочки и ложатся спать в половине девятого. А ведь ты так прекрасно танцуешь, дорогой Томми!

– Не переусердствуй с патокой, Таппенс.

– По правде говоря, я хочу на бал не развлечения ради, а по особой причине. Меня заинтриговало это объявление.

Она снова взяла в руки «Дейли лидер» и прочитала вслух:

– Пойти с тройки червей. Двенадцать взяток. Туз пик. Перехитрить короля.

– Дорогой, однако, способ научиться играть в бридж, – прокомментировал Томми.

– Не глупи. Это не имеет никакого отношения к бриджу. Понимаешь, я вчера обедала в клубе «Туз пик» с одной девушкой. Это странное подпольное заведение в Челси, и она сказала мне, что на этих балах сейчас считается модным в течение вечера заехать туда, чтобы поесть яичницу с беконом и их знаменитые сэндвичи… этакая богемная еда. Там у них есть отгороженные кабинки. Довольно крутое место, я бы сказала.

– И что ты этим хочешь сказать?

– Тройка червей означает бал Трех Граций, который состоится завтра вечером. Двенадцать взяток – это двенадцать часов. Туз пик – это «Туз пик».

– А «перехитрить короля»?

– Вот это я и хотела бы выяснить.

– Я не удивлюсь, если ты окажешься права, Таппенс, – великодушно промолвил Томми. – Но я не вполне понимаю, зачем тебе нужно вмешиваться в любовные дела других людей.

– Я никуда не вмешиваюсь. Я лишь предлагаю интересный эксперимент в области частного сыска. Нам ведь нужна практика.

– Согласен, наш бизнес идет довольно вяло, – признал Томми. – И все равно, Таппенс, для тебя на первом месте этот бал Трех Граций! И ты еще говоришь об отвлекающих маневрах…

Таппенс бессовестно рассмеялась.

– Ну, ладно, не обижайся, Томми! Попытайся забыть, что тебе тридцать два и у тебя в левой брови появились седые волоски.

– В том, что касается женщин, мне всегда была свойственна слабость, – пробормотал ее муж. – Как ты думаешь, я буду очень по-дурацки выглядеть в карнавальном костюме?

– Еще как! Но оставь это мне. У меня возникла одна блестящая идея…

Томми с опаской посмотрел на нее. Блестящие идеи жены всегда внушали ему подозрение.

Когда он следующим вечером вернулся домой, из спальни навстречу ему выпорхнула Таппенс.

– Привезли! – объявила она.

– Что привезли?

– Маскарадный костюм. Пойдем, посмотришь на него.

Томми последовал за ней в спальню. На кровати был разложен костюм пожарного с блестящей каской.

– Боже! – простонал он. – Неужели я принят на работу в пожарную бригаду Уэмбли?

– Попытайся отгадать еще раз, – сказала Таппенс. – Ты так и не уловил мою мысль. Задействуйте клеточки серого вещества, мой друг. Блесните интеллектом, Ватсон. Будьте быком, продержавшимся более десяти минут на арене.

– Минуточку, – перебил ее Томми. – Кажется, я начинаю понимать. В этом есть некая зловещая цель… Что ты сама собираешься надеть, Таппенс?

– Твой старый костюм, американскую шляпу и очки в роговой оправе.

– Грубовато, – заметил Томми, – но идею я уловил. Ты – Маккарти, я – Риордан[12 - Тимоти Маккарти и Дэнни Риордан – герои детективных романов И. Острандер (1885–1924).].

– Именно. Я подумала, что нам стоит попрактиковаться в американских дедуктивных методах, а заодно и в английских. Я хотя бы раз почувствую себя звездой, а ты побываешь в шкуре скромного помощника.

– Не забывай, – предостерег Томми, – что Маккарти на путь истинный всегда наставляет невинное замечание скромняги Дэнни.

В ответ Таппенс лишь рассмеялась. Она пребывала в прекрасном расположении духа.

Вечер оказался на удивление удачным. Толпы людей, музыка, фантастические наряды – все это как будто специально было призвано доставить им удовольствие. Томми забыл о том, что он, по идее, скучающий муж, которого силком притащили на бал.

Без десяти минут двенадцать супруги отправились в автомобиле в знаменитый – или сомнительный – клуб «Туз пик». Как и говорила Таппенс, это было подпольное заведение, грязноватое и безвкусное на вид, но тем не менее до отказа забитое парами в маскарадных костюмах. Посетители сидели в кабинках вдоль стен. Томми и Таппенс сумели завладеть одной из них. Они нарочно оставили дверь приоткрытой, чтобы видеть, что происходит в зале.

– Интересно, кто они такие, я имею в виду всех этих людей, – сказала Таппенс. – Что ты скажешь вон о той Коломбине, за которой увивается Мефистофель в красном?

– Лично мне понравился коварный китайский мандарин и леди, которая называет себя Линкором. Правда, я бы назвал ее Крейсером.

– Разве он не остроумен? – спросила Таппенс. – И всего-то после капли спиртного! А это кто в костюме дамы червей?.. Ловко придумано.

Девушка, о которой шла речь, проследовала в соседнюю кабинку в сопровождении «джентльмена в костюме из газеты» из «Алисы в стране чудес»[13 - Неточность автора. Господин в белой бумаге (а не в газете) фигурирует в сказке
Страница 15 из 15

Л. Кэрролла «Алиса в Зазеркалье».]. Оба носили маски, что было в клубе «Туз пик» в порядке вещей.

– Мы с тобой сейчас в настоящем притоне, – довольным тоном произнесла Таппенс. – Вокруг так и кипят скандалы. Здесь все постоянно ссорятся.

Из соседней кабинки раздался протестующий крик; впрочем, его тут же заглушил мужской смех. Все вокруг смеялись и пели. Пронзительные женские голоса заглушали басы их спутников-мужчин.

– Что скажешь про пастушку? – спросил Томми. – Вон ту, что с комичным французом. Они могут быть теми, кто нам нужен.

– Это может быть любой, – сказала Таппенс. – Меня это не беспокоит. Самое главное, что нам с тобой весело.

– Мне было бы еще веселей, если б не мой костюм, – проворчал Томми. – Ты даже не представляешь, как в нем жарко.

– Не унывай! – приободрила его Таппенс. – Ты в нем прекрасно выглядишь.

– Я рад, – ответил Томми. – Кстати, ты тоже. Такого забавного коротышки я отродясь не видывал.

– Придержи язык, Дэнни, мой мальчик. Смотри, джентльмен в костюме из газеты оставил свою даму одну… Куда это он собрался, как ты думаешь?

– Думаю, пошел за спиртным, – ответил Томми. – Кстати, я не против последовать его примеру.

– Что-то он задержался, – заметила Таппенс, когда прошло пять минут. – Томми, только не считай меня идиоткой…

Не договорив, она вскочила с места.

– Так и быть, считай меня идиоткой, если хочешь. Я сейчас зайду в соседнюю кабинку.

– Послушай, Таппенс, ты не можешь…

– Что-то здесь не так. Я это нутром чую. Не пытайся остановить меня.

Она стремительно выскочила из кабинки. Томми последовал за ней. Двери соседней кабинки были закрыты. Таппенс распахнула их и вошла внутрь. Томми шагнул следом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/agata-kristi/partnery-po-prestupleniu-17005201/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Об этом рассказывается в романе А. Кристи «Таинственный противник».

2

Олд-Бейли – здание Центрального уголовного суда в Лондоне, находящееся на одноименной улице.

3

«Дебретт» – ежегодный справочник дворянства, издается с 1802 г.

4

Доктор Джон Торндайк – герой романов и рассказов британского писателя Ричарда Остина Фримена (1862–1943), сыщик-любитель.

5

«Спутник курильщика» – набор для курения трубки, включающий в себя подставку, ершик, ложку и тому подобное.

6

Полтон – герой романов Р. О. Фримена о сыщике – докторе Торндайке.

7

Как странно (фр.).

8

Десмонд и Фрэнсис Оквуды – братья-сыщики, герои приключенческих книг американского писателя Валентайна Уильямса (1883–1946). Таппенс имела в виду его книгу «Косолапый незнакомец» (1918).

9

Персонажи детективных произведений английского писателя Сэппера (наст. Г. К. Макнейл, 1888–1937).

10

Боже! (нем.)

11

Шалтай-Болтай – человек-яйцо, герой детского стишка из «Стихов матушки Гусыни», а также персонаж книги английского писателя Л. Кэрролла «Алиса в Зазеркалье».

12

Тимоти Маккарти и Дэнни Риордан – герои детективных романов И. Острандер (1885–1924).

13

Неточность автора. Господин в белой бумаге (а не в газете) фигурирует в сказке Л. Кэрролла «Алиса в Зазеркалье».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.