Режим чтения
Скачать книгу

Почему Путин боится Сталина читать онлайн - Юрий Мухин

Почему Путин боится Сталина

Юрий Игнатьевич Мухин

Почему Путин боится Сталина как черт ладана? Зачем повторяет хрущевскую ложь, горбачевскую клевету и пьяный ельцинский бред о «преступлениях сталинского режима»? Почему нынешний Кремль продолжает очернять и порочить величайшего государственного деятеля в истории России? Да потому что по сравнению с победной Сталинской эпохой крысиная возня «жуликов и воров» выглядит особенно омерзительно, а их жалкие потуги «подняться с колен» меркнут на фоне грандиозных свершений СССР! И если бы Иосиф Виссарионович не погиб в проклятом 1953-м, всей это кремляди просто не было бы место в Сталинской Сверх-Державе!

Вождя убили, когда ему было всего 74 года – по примеру кавказских долгожителей, Сталин мог прожить еще 10, 20, даже 30 лет! Представьте, какого величия достигла бы наша Родина, если бы он оставался у власти хотя бы до середины 1960-х! Насколько раньше мы полетели бы в космос, сколько побед могли бы еще одержать! А если бы он ушел на покой лишь в 70-е? Существовали бы еще гнилая Гейропа и Американский Рейх – или весь мир объединился бы в нерушимый Союз Коммунистических Республик во главе со Сталинской Россией? А доживи Вождь до 80-х– разве позволил бы он врагам народа прос…ть и разворовать Сверх-Державу?!

Эта книга задает вопросы, на которые у нынешних кремлевских временщиков нет ответов. Этот бестселлер выносит приговор врагам народа, убившим не только Сталина, но и великое будущее нашей Родины. Это историческое расследование доказывает: ЗА ОДНОГО СТАЛИНА СТО ПУТИНЫХ ДАЮТ!

Юрий Игнатьевич Мухин

Почему Путин боится Сталина

Предисловие

Иосиф Виссарионович Сталин был убит на 75-м году жизни. Да, он был не молод. Более того, за 4 месяца до своей гибели, на Пленуме ЦК, состоявшемся после XIX съезда Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков), ставшей на этом съезде Коммунистической партией Советского Союза, Сталин сам просил освободить его от одной из трех занимаемых им должностей – должности секретаря партии. Мотивировал просьбу тем, что уже стар и ему тяжело совмещать работу главы Советского правительства (Председателя Совета Министров СССР) и члена Президиума ЦК КПСС еще и с работой секретаря партии. Пленум Центрального Комитета партии не принял его отставки, а Сталин все же не стал настаивать на ней и остался и в этой должности.

Однако как глава Советского правительства, он продолжал лично рассматривать, руководить и контролировать колоссальное количество самых разнообразных дел, выглядел вполне здоровым и бодрым, что отмечают даже те, кто видел его накануне гибели. И нет сомнений, что он еще мог вполне активно проработать пусть не 10, но хотя бы пять лет, кроме того, и отойдя от дел, он мог существенно влиять на положение в СССР, как влияет на дела Кубы официально отошедший от управления ею Фидель Кастро.

История не знает сослагательного наклонения и за правильность рассуждения о том, что было бы с СССР, если бы Сталин не был убит, никто, в том числе и я, не поручусь.

Тем более что Сталин не был догматиком. Когда он видел, что догмы святых коммунистического движения, Маркса и Энгельса, не вкладывались в реальную жизнь, он тихо от этих догм отказывался. Или когда фашизм оформился в реальную угрозу для СССР, коммунист Сталин начал искать военного союза с капиталистами Англии и Франции, а когда те нагло попытались натравить фашистов на СССР, Сталин пошел на дружбу с фашистами, вынудив Англию и Францию первыми вступить в войну с ними. В результате Англия и Франция стали военными союзниками СССР в войне с фашистами без желания с их стороны. Будучи убежденным интернационалистом, он помогал националистам, если видел от этого помощь СССР.

Мы знаем, как развивались события после убийства Сталина, но как поступил бы он, если бы был жив, сказать очень и очень не просто, ввиду острого ума Сталина и его способности находить выход из тяжелейших положений.

Однако у Сталина была цель в жизни – сделать трудящихся Советского Союза счастливыми, приведя их в коммунизм. Он не изменял этой цели до 75 лет, и нет никаких оснований считать, что он изменил бы ей в оставшиеся годы, если бы ему удалось их прожить.

У него было видение принципов коммунизма, и хотя детали движения к коммунизму им непрерывно корректировались, но самим принципам Сталин не изменил бы, поскольку это были его жизненные цели, ради них он жил. Поэтому со 100 %-ной уверенностью можно сказать, как Сталин поступил бы в определенных случаях, если бы не был убит.

Есть еще момент. Сталин решал тысячи вопросов, при таком объеме невозможно избежать ошибок, и в мелких вопросах, скажем, техники или подбора кадров, он мог ошибаться и потом исправлять ошибку. Но крупные государственные вопросы он продумывал очень тщательно, поэтому сомнительно, чтобы он отказался от реализации крупных государственных решений, принятых им накануне его убийства.

И хотя история и не имеет сослагательного наклонения, но по ряду сфер жизни СССР можно достаточно точно сказать, что произошло бы, если бы Сталин остался жив и руководил СССР еще 5—10 лет. А обсудить это важно не только с точки зрения того, какой ущерб СССР и миру нанесли убийцы Сталина, но и для понимания того, что происходит сегодня.

Полагаю, что читателей, не знакомых с другими моими работами, уже должно раздражать мое утверждение, что Сталин был убит. И я таких читателей понимаю. Если «весь мир» утверждает, что «тиран» умер своей смертью в своей постели в окружении трепещущих соратников, то, конечно, должно возникнуть недоумение, кому верить – «всем» или мне? Отвечу, что лучше вообще никому не верить, а попробовать самому вникнуть в подробности – это интереснее.

Однако, поскольку убийство вождя советского народа тщательно скрывалось, то, чтобы раскрыть его, требуется огромное число подробностей. К примеру, журналист Николай Добрюха, рассматривая, по сути, всего лишь один вопрос – был ли Сталин отравлен и чем отравлен, – написал книгу в 580 станиц. В моей книге, последний вариант которой называется «Убийцы Сталина», 670 страниц. Интересно, что очень популярный в Интернете блогер Анатолий Вассерман взялся проверить в этой книге точность воспроизведения мною фактов из приведенных мною же в приложении книги 497 источников, и даже с (оскорбившим меня) удивлением отметил, что я все факты привел точно.

Думаю, что тех, кто до сих пор уверен, что Сталин умер своей смертью, я в этом предисловии не переубедил. Но если вы не ограничитесь верой в то, в чем вас убеждает телевизор, а сами попробуете вникнуть в подробности его смерти, подробности того, как ее расследовал Берия, как и Берия был за это убит и т. д. и т. п., то вы все же придете к выводу, что Сталин не умер своей смертью.

Глава 1

Государственное устройство СССР

Немного о коммунистах

Идут годы, и все меньше остается людей, которые бы помнили, чем в действительности была наша Родина до начала 90-х годов прошлого века. Еще много тех, кто родился, вырос, получил образование, профессию и даже квартиру в СССР, но непрерывный поток грязи, уже двадцать лет обрушивающейся на людей со страниц печатных изданий и из эфира, делает свое дело: большинство даже этих очевидцев вполне искренне считают Советский Союз
Страница 2 из 11

«империей зла», в которой правили злые коммунисты, которые имели своей целью сделать жизнь каждого гражданина СССР как можно более несчастной. Мало того, оказывается, коммунисты все народы СССР держали в рабстве и непрерывно убивали граждан Советского Союза, а кого ленились убить – того сажали в тюрьмы или лагеря. Тех же, кто по недосмотру коммунистов оставался на воле, морили голодом и не давали им купить вволю колбасы, а разрешали покупать ее немного и только по карточкам.

Но даже среди этих зверей-коммунистов отличался своим невиданным злодейством коммунист Сталин. Он хитростью пробрался на пост вождя народа, заставлял всех в СССР безудержно хвалить и возвеличивать себя, а сам убивал и убивал несчастных советских людей миллионами и миллиардами.

Двадцать лет об этом вещают «демократические» газеты и телепрограммы, но мало кто из клеветников обращает ваше внимание на тот факт, что потоки лжи и клеветы на Сталина начали лить не перестройщики в 90-х годах, не кристальной чистоты «интеллектуалы» типа Горбачева или Ельцина, к старости догадавшиеся, что они не ту партию объедали. Начали клеветать еще в 1956 году те, кто сам называл себя коммунистом и не отказывался от этого звания.

В СССР коммунистами называли себя очень многие люди – почти 19 миллионов человек. Но к 1991 году вдруг выяснилось, что, как они теперь сами объясняют, все они вступили в КПСС либо по недоразумению, то есть из-за своего слабого умственного развития, либо потому, что иначе им пришлось бы зарабатывать хлеб свой в поте лица своего. А работать им не хотелось, им хотелось, записавшись в коммунисты, отхватить «халяву». А «халява» и коммунизм – это, на самом деле, очень разные вещи.

Поэтому давайте с самого начала выделим главное: коммунист – это не человек с партбилетом, это тот, кто активно строит общество справедливости – коммунизм, общество, в котором не будет никакого насилия одного человека над другим, не будет никакого паразитирования одних людей на других. Еще раз подчеркнем – коммунист не тот, кто просто записался в коммунистическую партию, и не тот, кто не против, чтобы какие-то другие люди строили коммунизм, и не тот, кто ждет, когда ему этот коммунизм построят, а тот, кто активно сам его строит.

Сталин был настоящим коммунистом, и это все определяло.

Чтобы говорить о том, каким было бы государственное устройство СССР, если бы Сталин не был убит, необходимо рассмотреть, как это устройство создавалось и как видоизменялось. Поэтому немного и о том, как наша Родина встала на путь строительства коммунизма.

До 1917 года у нас в России была монархия и называлась наша Родина Российской империей. Ею всевластно руководил император из династии Романовых, династии, которая правила Россией до того времени уже более 300 лет.

Разные у России были цари и императоры: были грозные, огнем и мечом защищавшие народ России и заставлявшие всех в России русскому народу служить; были хитрые («тишайшие»), которые заставляли делать всех то же самое, но без большого шума; были великие, которые в короткий период времени резко бросали Россию вперед на пути прогресса, были средние, которые тем не менее понимали, что они, цари, являются первыми слугами России, что они для России, а не Россия для них. Были, конечно, и такие, которые этого не понимали, но раньше они долго не правили. И не жили.

Однако со временем императорский род Романовых изнежился и захирел, а вместе с ним изнежилось и захирело дворянство России, которое по своему положению обязано было служить России и которое в свое время могло убить царя, забывающего, что тот должен служить России, а не себе. И, в конце концов, с начала прошлого века по 1917 год Россией правил Николай II Романов, как утверждают ныне – святой человек и, как утверждали в те времена, очень милый человек. Но «милый человек» – это не должность, и, заняв должность императора, Николай обязан был в этой должности делать то, что делали его прадеды и прабабки. А вот на это Николая не хватило. Ему, безусловно, нравилось быть царем, нравилось всеобщее почитание и преклонение, нравилось иметь многочисленные дворцы, огромные яхты, двести различных мундиров для приема парадов русских войск. Все это ему нравилось, а любил он жену, любил детей, очень любил всех фотографировать и предаваться приятному ничегонеделанию. Милый был человек, но и работать не любил, и с должности свой царской не уходил.

Разрушили Российскую империю в феврале 1917 года те же, кто разрушил и Советский Союз в 1991 году, – либералы. Люди, которые себя так называют потому, что им хочется неких «свобод». Это, как правило, люди, не занятые производительным трудом и представляющие класс таких же людей. С либералами к власти в Российской империи пришли бывшие спекулянты и доценты, журналисты и адвокаты, артисты и конторские служащие, всех их отличали уверенность в своем уме, спесь, болтливость и полное непонимание ни того, что нужно народу России, ни того, что нужно было делать в тот конкретный момент.

К примеру, с одной стороны, они своими указами немедленно уничтожили в русской армии дисциплину, а с другой стороны, они поставили перед этой, разложившейся без дисциплины, армией, задачу воевать до победного конца. С одной стороны, либералы объявили свободу, но, с другой стороны, жестко преследовали любую критику в свой адрес. Они объявили главенство народа и тут же без колебаний расстреливали народные демонстрации. Однако в 1917 году ситуация была другой: в 1991 году либералы взяли власть в цветущем и могущественном Советском Союзе, а в 1917 году им досталась власть в практически полностью истощенной войной России. Поэтому крикливая и глупая толпа либералов с делом управления разоренной Россией не справилась и обрушила власть в стране на коммунистов.

Формально считается, что коммунисты силой захватили власть в Петрограде (столице России) в октябре 1917 года, эту легенду старательно распространяли и сами коммунисты, но в минуты откровенности они сами же и говорили, что в октябре 1917 года они власть не взяли, а подобрали. Власть свергаемых коммунистами либералов никто не захотел защищать, хотя у них – у либерального правительства России – в распоряжении были войска всей России. Но, как только коммунисты дали понять, что они не остановятся перед применением силы, все отшатнулись от либералов и немедленно разбежались во все стороны – все эти адвокаты и журналисты, профессора и доценты, а глава либерального правительства Керенский сбежал за границу, так же, как и в августе 1991 года при первом же выстреле Ельцин готов был сбежать в американское посольство.

Насколько власть в России была неожиданной для самих коммунистов, свидетельствует такой примечательный факт. В 191 7 году, накануне свержения монархии в России, лидер российских коммунистов Ленин, находясь в эмиграции, выступал в Швейцарии перед молодыми социалистами и сказал им, что он, старик (ему тогда еще не исполнилось 47 лет), не доживет до того времени, когда коммунисты возьмут власть в какой-либо стране… А через 10 месяцев коммунист Ленин возглавил правительство России!!

Но к чести коммунистов следует сказать, что коммунисты взяли власть не для того, чтобы покрасоваться на экранах телевизоров, и не для того, чтобы разграбить
Страница 3 из 11

Россию и на украденные деньги купить себе имения в Австрии или футбольные клубы в Англии.

Они взяли власть, чтобы построить в России общество справедливости, и народ России коммунистов принял и их власть признал своей.

Немного о власти

Теперь подошло время поговорить об устройстве коммунистами структуры государственной власти, для чего вернемся к началу.

Слово «коммунизм» происходит от французского слова с латинским корнем «communis» – общий. Это общество, в котором общие, то есть равные, права у каждого человека, в том числе равные права на власть. И, став правительством в Петрограде, коммунисты сразу же попытались власть в России сделать коммунистической – общей. А должна была коммунистическая власть выглядеть так.

Каждый гражданин России на свободных выборах избирает депутата, эти депутаты, собираясь все вместе, образуют высший орган власти России – Совет. Этот Совет, впоследствии названный Верховным Советом, принимает законы, обязательные для всех в стране. Для организации исполнения этих законов всеми Верховный Совет назначает министров (тогда они назывались народными комиссарами) правительства России, а правительство (Совет Народных Комиссаров) управляет страной. Коммунисты предполагали, что народ России, воодушевленный строительством коммунизма, будет избирать в Верховный Совет депутатов-коммунистов, посему Верховный Совет будет формировать правительство России только из коммунистов, а оно организует народ на строительство коммунизма. Как видите, в этом первоначальном варианте схемы управления Россией отсутствует даже намек на участие в управлении Россией самой Коммунистической партии России, и такая схема управления закладывается в основу управления всех стран, называющих себя демократическими или республиканскими. То есть сначала (с 1917 года) большевики для управления Россией приняли демократическую схему управления.

Мало этого, демократия, заложенная в основу Советской власти, на порядки превышала лжедемократию стран Запада.

Сравните. В Конституции любой страны Запада обязательно имеется положение, что вся власть в стране принадлежит народу и он управляет своим государством прямо или через избранные им органы власти.

Управляется государство с помощью законов. Посмотрите, как они реально принимаются сегодня во всех странах, скажем, в той же России. Некто неизвестный в аппарате президента пишет текст закона, который заведомо нужен не народу, а тому, кому нужен и кто может закон «протолкнуть». Далее текст поступает в Думу, где депутаты, сумевшие с помощью денег и обмана народа пролезть в думское кресло, сымитировав его обсуждение, нажимают на кнопки, на которые им указывают нажать некие руководители фракций. И закон принят. И это называется власть народа?

А вот пример того, как демократию видели коммунисты, пришедшие к власти в 191 7 году. Одним из первых их законов был закон (Декрет) о земле. Это был даже не закон, это было грандиознейшее преобразование. Этим Декретом отменялась частная собственность на крупные землевладения без всякого выкупа, и вообще частная собственность на землю, а вся земля передавалась в ведение местных Советов крестьянских депутатов. (Земли рядовых крестьян и рядовых казаков не конфисковались.) Запрещались продажа, аренда и залог земли, вся земля объявлялась всенародным достоянием. По этому Декрету крестьяне России получили бесплатно почти 170 млн гектаров земли, они были освобождены от уплаты 700 млн рублей золотом ежегодно за аренду земли и от долгов за землю, достигших к этому времени 3 млрд рублей. Основные положения Декрета были развиты и конкретизированы в ряде законодательных актов Советского государства, в том числе в законе «О социализации земли» и в Земельном кодексе. Вы полагаете, текст Декрета подготовили некие яйцеголовые профессора и юристы? Нет! Это была народная власть.

Текст Декрета написал лично лидер коммунистов В.И. Ленин, но написал его на основе «Примерного наказа, составленного на основании 242 наказов, доставленных местными депутатами на 1-й Всероссийском съезд крестьянских депутатов в Петрограде в 1917 году», и раздел этого Наказа «О земле» целиком вошел в текст Декрета. Реальный народ писал законы для себя!

И сначала все выглядело так: лидер коммунистов Ленин возглавил правительство – стал председателем Совета Народных Комиссаров. Коммунист Свердлов возглавлял исполнительный орган Верховного Совета. Примкнувший к коммунистам летом 1917 года Троцкий стал во главе всех вооруженных сил России, и так далее, и так далее. Сама партия (члены партии) стояли в стороне от органов управления государством. Общенародная, коммунистическая, демократическая схема управления Россией была построена, коммунисты заняли в ней посты, но… строительства коммунизма не получилось. Почему?

До принятия коммунистами власти в Петрограде их партия была мала и слаба, ее идеи в народе распространены были крайне незначительно: народ в селах и городах просто не знал, ни что такое этот самый коммунизм, ни какая польза народу от этого коммунизма будет. Поэтому при свободных выборах народ избирал в Верховный Совет депутатов, которые могли быть не сторонниками, а ярыми противниками общества справедливости. И коммунистам очень скоро пришлось отказаться от свободных выборов депутатов в Верховный Совет: депутатов стали избирать не тайным голосованием, а на открытых собраниях, на которых противники коммунистов могли быть легко выявлены. А поскольку коммунисты законодательно лишили права голоса ряд классов, сословий и категорий граждан России, то все противники коммунистов легко лишались права участвовать в выборах.

Но, нарушив коммунистические принципы создания общества и этим устранив сиюминутную опасность коммунизму снизу – от недоразвитого населения, – опасность, которая в будущем должна была быть устранена повышением культурного уровня народа, большевики столкнулись с опасностью для коммунизма сверху. Повторим, на 1917 год коммунисты были маленькой партией, у них не было ни достаточного количества коммунистов-инженеров, ни коммунистов-генералов, ни коммунистов-чиновников. Сформировав правительство, они едва смогли заполнить коммунистами должности министров, главные должности в министерствах и на местах, да и то – людьми, которых очень часто коммунистами считать было нельзя. Основная же масса управленцев России осталась от Российской империи, а Российская империя славилась исключительной нечестностью и коррумпированностью своих государственных служащих. В результате получилось, что коммунистическое правительство дает постановления по строительству коммунизма в России, а сотни тысяч чиновников, которые должны претворить эти постановления в реальные дела, саботируют эти решения, продолжая измываться над народом взятками и поборами.

Более того, паразитные классы Российской империи с помощью иностранной интервенции уже в 1918 году объединились в Белую армию и начали Гражданскую войну против коммунистического (красного) правительства России и его Красной армии. В этих условиях государственные служащие России не только саботировали постановления коммунистического правительства, но и предавали само это
Страница 4 из 11

правительство, переходя на сторону белых либо помогая им.

Возникла жизненно важная необходимость контролировать государственный аппарат России до момента, когда коммунисты смогут обучить и воспитать своих собственных генералов, управленцев и прочих. Но кем контролировать? Сначала попробовали осуществить контроль при помощи комиссаров коммунистического правительства, т. е. силами порой случайных лиц, которым правительство верило. Комиссаров стали посылать в армии и в области. Но этим комиссарам самим порой невозможно было доверять, кроме того, их, даже таких, было мало, и, наконец, они не имели опоры в тех организациях, контроль за которыми должны были осуществлять. Самим комиссарам нужна была помощь. И коммунистам в Москве (куда из Петрограда переехало коммунистическое правительство) неоткуда было эту помощь взять, кроме помощи собственных партийных организаций на местах.

Таким образом, смертельная необходимость заставила коммунистов России обратиться к тому, что не делалось и не делается до сих пор в несоциалистических странах, – задействовать в управлении страной саму партию, задействовать всех ее членов в качестве контролеров государственного аппарата. В той конкретной обстановке другого выхода просто не было.

Однако для такого контроля необходимо было прежде всего организовать саму партию: превратить ее из собрания сообществ коммунистов на местах в организацию, в которой бы четко и своевременно отдавались приказы, а эти приказы также четко и своевременно исполнялись на местах.

Организация партии

Коммунисты, члены партии – это носители и пропагандисты (миссионеры) коммунистических идей, они аналог верующих, скажем, мусульман или христиан, и только. До взятия власти задействовать их для целей контроля и управления вождям коммунистов и в голову не приходило, но развитие событий привело к тому, что необходимость государственной организации партии начали осознавать все вожди партии. Однако, пока шла Гражданская война, у них не было сил этим заняться, поскольку в те годы все более-менее выдающиеся вожди партии были загружены работой по организации управления государством. Поэтому вначале непосредственная организация партии коммунистов поручалась очень второстепенным лицам, скажем, сначала формально организацию партии возглавлял Я.М. Свердлов, но он был главой постоянно действующего органа законодательной власти России и загружен государственной работой сверх всякой меры, поэтому фактически организацию в партии долго возглавляла его жена Новгородцева. Соответственно дело шло очень плохо.

Наконец, в 1922 году организация партии была поручена одному из ее вождей, к тому времени уже очень уважаемому – И.В. Сталину.

Давайте разделим эти два понятия: управлять партией и организовывать ее. Партией коммунистов России, а потом – Советского Союза в перерывах между съездами управляли коллегиально ее вожди, входившие в состав Политического бюро партии (Политбюро). Они принимали все текущие решения по организации партии, по ее кадровому составу, предлагали местным организациям кандидатуры для избрания в руководители. Эти решения передавались для исполнения секретарям партии, которые контролировали и организовывали исполнение решений Политбюро. Таких секретарей в разное время было около пяти человек, на должность такого секретаря и назначили Сталина. А чтобы секретари, равные по власти, не перекладывали ответственность за промахи один на другого, Сталина назначили главным секретарем – генеральным. Кроме этого, поскольку Сталин уже был очень уважаемым вождем коммунистов, то он, естественно, был и членом Политбюро. Но, подчеркнем, пока был жив Сталин, генеральный секретарь партии коммунистов никогда не управлял ни партией, ни народом! Да этого генерального секретаря с 1934 года и не стало, его должность была упразднена. Генеральный секретарь даже не председательствовал в Политбюро – председательствовал в нем только глава правительства России: сначала Ленин, потом Рыков, затем Молотов, и лишь в 1941 году, когда Верховный Совет избрал Сталина главой правительства СССР, он стал и председательствующим в Политбюро. Еще раз подчеркнем: до 1941 года Сталин по своей должности не мог управлять ни партией, ни народом, поскольку он был всего лишь одним из пяти секретарей партии. Это важно понимать потому, что сегодня клеветники, а еще больше малограмотных энтузиастов утверждают, что Сталин в 1937 году организовал убийства невинных людей, чтобы удержаться в своей должности. В какой должности??

Начиная от времен революции, очень злобным и подлым политическим противником Сталина был Троцкий, один из тогдашних вождей коммунистов России. Когда уже в эмиграции он писал свои воспоминания, у него возникла необходимость объяснить, как так случилось, что он, враг Сталина, сам способствовал назначению того на пост генерального секретаря. Троцкий признался: «…только потому, что пост секретаря в тогдашних условиях имел совершенно подчиненное значение».

Да, в те годы Троцкий, возглавлявший в то время все Вооруженные Силы СССР, принял меры, чтобы задвинуть своего политического противника Сталина на подчиненную должность, полагая, что он, Троцкий, будет принимать решения в партии, а Сталин будет организовывать их исполнение. В своей заносчивой спеси Троцкий полагал, что вожди партии, составлявшие Политбюро, все время будут одобрять его, Троцкого, решения, и никто и никогда не будет предлагать вождям решений, более умных и толковых, нежели решения Троцкого. В своей спеси Троцкий даже за границей не понял, с человеком какой интеллектуальной силы он взялся тягаться.

По своему Уставу партии, все коммунисты каждые три года избирали делегатов очередного Съезда партии. Эти делегаты, собравшись вместе, составляли высший руководящий орган партии: только они могли принять или изменить свою программу, принять или изменить Устав, они могли принять любое решение, которое уже никто, кроме следующего Съезда, не мог отменить. Но Съезд собирался всего один раз в три года, и для текущего управления партийными делами в этот период Съезд избирал Центральный Комитет партии – примерно 70 человек тех, кого он считал наиболее выдающимися деятелями. Но и эти 70 человек не работали постоянно в Москве, а собирались на свои пленумы несколько раз в год, а для каждодневного управления партией уже ЦК, то есть эти 70 человек, избирали 5 секретарей партии, из которых одного делали генеральным. Вот эти секретари и вели каждодневную работу по организации коммунистов на исполнение решений Политбюро – работу по управлению партией. В этой структуре партии коммунистов СССР нет ничего необычного: так организовывались и организуются сегодня любые политические партии.

Но тогда возникает вопрос: как же коммунисты на местах контролировали работу государственного аппарата СССР? Ведь сегодня партий много, но ни одна, включая и правящую, не контролирует ни одного чиновника России. Вот в Думе и среди губернаторов достаточно широко представлена партия Жириновского. Давайте вообразим, что секретарь какого-либо областного комитета этой партии решит проконтролировать работу чиновников местного отделения милиции или
Страница 5 из 11

пенсионного фонда. Что будет? Правильно, чиновники пошлют такого контролера по всем известным в русском языке адресам, причем пошлют вместе с Жириновским. И то же будет с функционерами любых нынешних партий. Но тогда почему в СССР все слушались и исполняли приказы местных партийных руководителей коммунистов?

А все дело в том, что Центральный Комитет партии коммунистов избирал еще один орган – Политическое бюро. В него входило примерно 10 человек наиболее выдающихся вождей коммунистов, при этом сами члены Политбюро могли работать в стране кем угодно. В Политбюро мог входить секретарь ЦК партии, а мог и не входить, и многие секретари ЦК никогда не были членами Политбюро. Мог входить министр обороны, а мог не входить, если в данном человеке не видели вождя партии, мог входить секретарь обкома, мог входить министр железнодорожного транспорта или министр торговли – все зависело от ума и моральных качеств данного человека. И только два человека, занимавших в стране только две должности, членами Политбюро были всегда и обязательно. Это председатель Верховного Совета – высшего законодательного органа Советской власти, и Председатель Совета Министров (Народных Комиссаров) правительства СССР – высшего исполнительного органа Советской власти. Напомню, что глава правительства СССР и председательствовал на заседаниях Политбюро.

И именно то, что оба высших руководителя Советской (конституционной) власти входили в состав совершенно неконституционного партийного органа, и обеспечивало, что все чиновники государственного аппарата СССР принимали контроль функционеров-коммунистов и подчинялись их распоряжениям. Тот из чиновников, кто отказался бы это сделать, был бы смещен с должности главами Советской власти. И этим осуществлялся неконституционный контроль партии над конституционными органами государственной власти.

А Политбюро было коллегиальным органом, решение оно принимало большинством голосов, и не обязательно, чтобы с этим решением был согласен глава СССР или генеральный секретарь партии. Например, в 1928 году была вскрыта крупная группа вредителей-инженеров на шахтах Донбасса. Перед судом предстали 53 человека, суд оправдал четырех, одиннадцать приговорил к расстрелу, но шестерых из них, сам же и помиловал. Дело оставшихся пятерых приговоренных рассматривало Политбюро, и Сталин предложил и их помиловать, но его решение не было принято: член Политбюро Бухарин убедил остальных членов Политбюро этих пятерых инженеров расстрелять.

Теперь обратите внимание – ввиду коллегиальности принимаемых решений, тот член Политбюро, чьи решения будут приниматься чаще других, становится неформальным лидером Политбюро, а поскольку Политбюро принимало решения и по стране, и по партии, то он становится вождем народа и коммунистов вне зависимости от того, какую он занимает должность. Оцените нюанс – для управления СССР в те годы и при той схеме государственного управления не нужна была должность в структуре этого управления, а нужна была личность: ум, воля, трудоспособность, мужество.

Троцкий полагал, что именно он такая личность и что именно его решения Политбюро будет одобрять чаще всего. Но он переоценил себя. С годами ум и работоспособность Сталина дали себя знать – его решения Политбюро одобряло чаще всего, и именно Сталин стал и вождем партии, и вождем страны, сам того не желая.

Когда членам любой организации от поражения этой организации (скажем, от потери власти в стране) лично, повторю, лично, ничего не грозит, то такая организация очень часто избирает во главу дурака. При дураке легче жить – он ничего не понимает, поэтому принимает решения, выгодные тому, кто дураку эти решения подсовывает. При дураке можно разворовать организацию, приватизировать ее, продать и предать.

Но если с гибелью организации гибнут и ее члены, если поражение организации ведет к смерти каждого, то положение меняется. Тут, как замечает русская поговорка, не до жиру – быть бы живу.

До победы во Второй мировой войне СССР был в блокаде и в окружении капиталистических стран, которые тратили огромные силы, чтобы уничтожить в СССР коммунистов. Кроме того, неразумная внутренняя политика коммунистов могла вызвать восстание народа, которое также могло смести их. Тогдашние коммунисты не были сюсюкающими балаболками, у которых лимит на революцию исчерпан, они, при необходимости, врагов коммунизма уничтожали беспощадно. И им от врагов коммунизма, кроме смерти, ожидать было нечего. Рядовых коммунистов враги еще могли пожалеть, но партийных функционеров, т. е. секретарей парткомов, обкомов, членов ЦК и прочих, они уничтожили бы без каких-либо колебаний. И вот в таких условиях, даже если ты глупец, то «нутром» поймешь, что с дураком во главе страны и партии ты погибнешь. И вот в таких условиях любая организация старается выдвинуть в вожди самого сильного, самого умного из всех. Вот потому-то Сталину и не давали уйти на вторые роли – члены ЦК, даже ненавидя Сталина, не видели никого, кто бы был сильнее и умнее его.

В тех довоенных условиях организация страны, при которой вся власть принадлежала совершенно неконституционному органу – Политбюро, была благом и спасением для Советского Союза. И даже не потому, что во главе был Сталин – это просто усиливало крепость СССР, – а потому, что в целом власть в стране принадлежала коммунистам – людям, которые в те годы за пренебрежение интересами народа и государства отвечали головой в полном смысле этого слова.

Партия в тисках своей власти

Но это благо для всего народа СССР в целом одновременно было трагедией для партии коммунистов и для коммунизма, поскольку было смертью для них. Да, я не оговорился, государственная власть партии с великой целью является смертью и партии, как политической силы, смертью для ее цели. Это надо пояснить.

Кто такой коммунист? Это человек, который бескорыстно служит своей великой цели – построению коммунизма. А власть дает возможность праведно и неправедно получать различные материальные блага.

Следовательно, как только коммунисты стали властью, в партию коммунистов немедленно стали пролазить и просто алчные люди за праведными благами, и мерзавцы – за праведными и неправедными. И поскольку эти мерзавцы клялись и божились, что они записываются в партию, чтобы строить коммунизм, то поставить перед ними препятствие оказалось практически невозможным.

Во что превращается их партия, коммунисты увидели сразу. К примеру, уже в 192 1 году на пленуме ЦК видный коммунист Л. Красин выразил это в числах: «Источником всех бед и неприятностей, которые мы испытываем в настоящее время, является то, что коммунистическая партия на 10 процентов состоит из убежденных идеалистов, готовых умереть за идею, и на 90 процентов из бессовестных приспособленцев, вступивших в нее, чтобы получить должность».

А В.И. Ленин в своей известной в то время работе «Детская болезнь левизны в коммунизме» писал: «Мы боимся чрезмерного расширения партии, ибо к правительственной партии неминуемо стремятся примазаться карьеристы и проходимцы, которые заслуживают только того, чтобы их расстреливать».

Но такая ситуация была и смертью коммунизма, поскольку была тупиковой для него. При
Страница 6 из 11

коммунизме власть принадлежит всем гражданам в равной мере, и коммунизм принципиально невозможен, если власть принадлежит партии, то есть части этих граждан, пусть даже эта часть и является коммунистической.

И вот это надо ясно себе понимать: коммунист Сталин ни в коей мере не мог признать удовлетворительной ситуацию, при которой власть в стране принадлежала партии! Он мог только терпеть эту ситуацию до поры до времени.

И такая пора настала в середине 30-х годов, примерно через 20 лет после того, как коммунисты пришли к власти в России и доказали свою состоятельность как великие руководители великой державы.

Но партию коммунистов в СССР от государственной власти следовало освободить, чтобы начать движение к коммунизму. И Сталин начал с начала – с основного закона СССР. В 1936 году Верховный Совет СССР принимает новую Конституцию СССР, которая в те годы имела неофициальное название «сталинской», и эта Конституция расчищала народу дорогу к коммунизму.

Конституция, помимо закрепления прав и свобод граждан, обычных для западных демократий, вводила права, характерные только для коммунистической, истинно народной власти – доступность медицинского обслуживания, образования, права на труд и отдых, но в данном случае не об этом речь.

Она вводила всеобщее тайное голосование при выборах всех органов советской и судебной власти, и были даже отпечатаны образцы бюллетеней, в которые вписывалось несколько кандидатов, то есть выборы предполагались на альтернативной основе. По Конституции со стороны конституционного законодательства все было готово, чтобы вся полнота власти перешла в руки Советов – всего народа. Оставалось немного – упразднить в партии Политбюро – орган, руководивший всей страной и стоявший фактически и над Советской властью. Но этот последний штрих Сталину сделать не удалось.

Не удалось, поскольку реорганизовать партию помешала надвигавшаяся война – именно она отложила вопрос об отлучении партаппарата коммунистов от государственной власти. Стране требовалась не обычная для парламентов болтовня и метания, тем более в парламенте, не имевшем опыта, а консолидация всего народа вокруг единого центра. И Политбюро осталось во главе государственных органов управления еще на 15 лет.

За это время ненужность партноменклатуры для управления страной стала уже не теорией, а зарекомендовавшей себя практикой. А практика показала, что аппарат партии активно участвовал в процессе управления государством только до тех пор, пока вождь СССР этот аппарат возглавлял. Но как только Сталин в мае 1941 года стал официальным главой страны – председателем Совнаркома, – заседания Политбюро для него стали ненужной обузой, потерей времени. С наиболее деятельными членами Политбюро – Молотовым, Берией, Кагановичем, Микояном – он совещался как глава страны со своими министрами. Собирать их еще раз на заседании Политбюро для повторного обсуждения уже решенных вопросов и только для того, чтобы обозначить «руководящую роль партии», было глупо. То есть, с точки зрения управления государством, Политбюро утратило свою роль.

В ходе войны и после нее очень редко собирались пленумы ЦК, и, видимо, собирались только для освящений голосованием кадровых перестановок. А съезды партии 13 лет вообще не собирались – не было в них нужды. А ведь это были периоды очень тяжелые – периоды войны и восстановления страны. Хотел этого сам Сталин или нет, делал он это специально или нет, но такой практикой он подтвердил, что в «руководящей роли партии» в государстве уже нет никакой необходимости, роль ее в обществе должна быть другой.

В 1940 г., когда Сталин был только Генеральным секретарем ВКП(б), Политбюро рассмотрело 3492 вопроса.

В 1941 г., в мае которого Сталин стал и главой страны, Политбюро рассмотрело 2655 вопросов.

В 1945 г., победном, Политбюро рассмотрело 911 вопросов.

Но в 1951 г. Политбюро рассмотрело 3273 вопроса.

А в 1952 г. – 1420 вопросов.

Данная статистика ни о чем не говорит, если не вникнуть в суть рассматриваемых вопросов. Пока Сталин был только в партии, то он на Политбюро рассматривал абсолютно все вопросы и партии, и государства: и экономические, и государственного строительства, и военные. Но когда он стал главой СССР, то на Политбюро стали рассматриваться только кадровые вопросы, вопросы пропаганды, награждения и помилования и вопросы контроля за силовыми структурами государства. Если в 1940 году вопросы народного хозяйства Политбюро рассматривало непрерывным потоком, начиная от государственного бюджета, кончая организацией питания на отдельных предприятиях, то в 1952 году вопросы экономики отсутствуют начисто.

Единственным случаем, когда Политбюро вспоминало о деньгах, были случаи выплаты гонораров «прогрессивным писателям» и помощи «прогрессивным газетам» за рубежом, т. е. это все те же вопросы пропаганды.

Иными словами, Сталин вытеснил партноменклатуру из государственного управления тем, что не давал ей вмешиваться вдела Советской власти.

В это время совместные решения партии и правительства Сталин подписывал только как Председатель Совета Министров. От партии эти документы подписывал один из секретарей: сначала А.А. Жданов, после него – Г.М. Маленков. Тем не менее в обществе авторитет партноменклатуры не падал и (это надо специально подчеркнуть) только потому, что Сталин оставался в должности секретаря партии. Его авторитет вождя придавал авторитет и всему партийному аппарату.

Цель сталинской перестройки

Итак, и теоретически было ясно, что партаппарат от управления страной нужно устранять, и практически это было подтверждено. Чтобы понять план того боя, который Сталин пытался выиграть, надо понимать, что в основе проблемы было двоевластие в стране официально, по Конституции, власть принадлежала Советам, а фактически высшая власть и в Москве, и на местах принадлежала аппарату партии. Но после войны, уже неся и не видя ответственности за свою плохую работу, партийный аппарат становился паразитическим и быстро заполнялся беспринципными карьеристами и просто мерзавцами. Для победы над ними, для спасения страны и партии нужно было отстранить партаппарат от государственной власти. Но это легко сказать.

Ведь каждый шаг по отстранению партаппарата от государственной власти лишал партийных функционеров кормушек, как скромных явных, так и более богатых, скрытых и от того же Сталина. А отойдя от непосредственной власти, партия коммунистов перестала бы быть халявой для негодяев – как с помощью такой партии «устроишься»? Она же власти устроить тебя писателем или послом, ученым или завбазой не имеет. Это сегодня, при бессовестных у власти, открыто говорят, что вступать в партию «Единая Россия» нужно, чтобы сесть в «социальный лифт», то есть чтобы подниматься в государственных должностях. Тогда так не то что говорить, думать боялись. Боялись, но на этот лифт стремились, мало того, в партию стремились и просто бездельники, не желавшие и не умевшие работать руками. Уйди партия от власти, и оказалось бы, что быть членом партии – это значит жить для коммунизма. Быть секретарем такой партии – это значит по уму и честности превосходить всех, кто живет для коммунизма. Ну а зачем это мерзавцам?! И как
Страница 7 из 11

Сталин ни старался отобрать честных и порядочных людей в органы управления страной и партией, как бы жестоко ни наказывал подонков, а соблазн партноменкпатурной халявы был так велик, что негодяи лезли в органы управления партии с отчаянной решимостью.

Увод партии от непосредственного управления государством восстанавливал действие сталинской Конституции в полном объеме (статья о руководящей роли КПСС появилась в Конституции только при Брежневе), спасал государство и спасал партию. Партия продолжала контролировать, но не органы управления страной, а мораль в обществе.

Не надо думать, что Сталин мог вот так взять и подарить мерзавцам дело своей жизни, свой народ. Нет, Сталин дал негодяям в партии свой последний бой и пал именно в этом бою у стен защищаемого им коммунизма. Не для того он посвятил жизнь своему народу, чтобы заменить ему паразитов-капиталистов на паразитов, называющих себя коммунистами.

Сталинская Конституция запрещала иметь контрреволюционные, буржуазные партии, партии, посягающие на власть трудящихся. Но эта Конституция не запрещала иметь несколько коммунистических партий. Коммунисты в принципе могли разделиться по взглядам на вид деталей конечной цели – коммунизма и по путям его достижения. Это бы еще более усилило интеллектуальную борьбу в коммунистической среде, усилило бы поиск истин. Коммунисты стали бы интеллектуальной и моральной элитой общества, а не тем дерьмом, которое предало и коммунизм, и СССР в числе первых.

Итак, в 1936 году Сталин реорганизовал Советскую власть и законодательно передал власть в СССР всему народу СССР. Но ведь он не реорганизовал саму партию коммунистов, и в ней продолжало действовать Политбюро, которое находилось над Советской властью, и в результате на практике мало что изменилось – партийные чиновники по-прежнему имели ту же власть. Итак, нужно было устранить руководящее влияние партаппарата на государственные решения органов Советской власти, начав с устранения влияния на них Политбюро.

Что нужно получить, было ясно, но вот как это получить? Объявить, что ВКП(б) устраняется от власти? За что? Партия потеряла половину своего состава в боях на фронтах. И даже ее аппарат, особенно низовой, еще далеко не весь заполнился мерзавцами. За что же ей такое недоверие? Более того, ведь это плохой пример для тех стран, где коммунисты еще не пришли к власти, там-то ведь коммунистическим партиям власть надо захватывать!

Операцию по формальному отсечению партноменклатуры от непосредственного руководства государством надо было произвести без боли и без большого шума. Процесс должен был пройти как бы естественно. И Сталин взял в руки скальпель. Этим скальпелем был XIX съезд ВКП(б), прошедший осенью 1952 года.

Историки пишут, что решение Сталина созвать XIX съезд ВКП(б) было неожиданным для аппарата партии. Сталин принял это решение в июне 1952 года, а уже в августе был опубликован проект нового устава ВКП(б), т. е. Сталин созывал съезд именно для этого – для изменения статуса партии и ее организационной структуры.

Уверен, что для 99 % членов партии, рассматривавших Устав, новый текст не представлял ничего интересного или особенного, поскольку речь шла о каких-то естественных (увеличение количественного состава руководящих органов в связи с резким ростом рядов партии), либо на первый взгляд косметических изменениях (новых названиях партии и ее руководящих органов). И никто тогда не акцентировал на них внимания, как никто из историков не обращает на них внимания сейчас. Однако давайте рассмотрим эти изменения внимательно, а начнем, казалось бы, с пустяка.

Название «Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков)» менялось на «Коммунистическая партия Советского Союза». Первое название объявляло всем о независимости партии от государства, от Советской власти. Слово «всесоюзная» обозначало просто территорию, на которой действует эта часть всемирного Коммунистического интернационала. До роспуска Коминтерна в 1943 году на титульном листе членского билета ВКП(б) вверху было написано: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» В середине: «Партийный билет», и в самом низу: «ВКП(б) – секция Коммунистического интернационала».

А новое название намертво привязывало партию к государству, партия становилась как бы собственностью СССР, структурным подразделением Советской власти. Было Правительство Советского Союза, Министерство обороны Советского Союза, теперь вместо ВКП(б) стала и Коммунистическая партия Советского Союза.

Дальнейшие изменения были уже кардинальными. Политбюро, главный орган власти в СССР, упразднялось. Вместо Политбюро ЦК партии полагалось сформировать только Президиум. Из-за употребления иностранных слов «бюро» и «президиум», полагаю, что многие считают это одним и тем же руководящим органом. Действительно, убив Сталина, номенклатура не дала этому органу измениться, а в 1966 году вернула и прежнее название – «политбюро». Но мы ведь рассматриваем не то, что сделала она, а то, что сделал Сталин.

Бюро – это суверенный руководитель, состоящий из нескольких человек, бюро свои решения ни с кем не согласовывает. А президиум (от латинского praisidare – сидеть впереди) – это всего лишь представители другого руководящего органа, и президиум лишь часть вопросов может решать самостоятельно, а крупные вопросы, даже если он их и принял, обязан после этого утвердить у того, кого он представляет. Скажем, Президиум Верховного Совета СССР мог сам заменить министра СССР, но впоследствии обязан был это новое назначение утвердить на ближайшей сессии Верховного Совета.

И эта замена Политбюро на Президиум означала, что партия лишается органа, непосредственно руководящего всей страной, и ей создается орган, который руководит только партией и то – в перерывах между пленумами ЦК. Политбюро руководило всей страной, и это было закреплено в Уставе ВКП(б), Президиуму давалось право оперативных решений только в КПСС.

И на XIX съезде ВКП(б) это упразднение Политбюро было зафиксировано в новом Уставе. В докладе об этом говорится, хотя и очень кратко, но и столь же определенно (выделено мною):

«В проекте измененного Устава предлагается преобразовать Политбюро в Президиум Центрального Комитета партии, организуемый для руководства работой ЦК между пленумами.

Такое преобразование целесообразно потому, что наименование «Президиум» более соответствует тем функциям, которые фактически исполняются Политбюро в настоящее время.

Текущую организационную работу Центрального Комитета, как показала практика, целесообразно сосредоточить в одном органе – Секретариате, в связи с чем в дальнейшем Оргбюро ЦК не иметь».

Таким образом, функции «политической работы», как в старом Уставе, исчезли, Президиум должен был руководить только организационной работой в партии – только партийной работой, и только в промежутках между пленумами ЦК, Президиум фактически стал преемником не Политбюро, а Оргбюро, которое упразднили.

Получив вместо Политбюро Президиум, КПСС уже нечем было управлять страной, поскольку в Президиум ЦК, т. е. в собственно руководящий орган КПСС, главе СССР и главе Советской власти входить уже не было необходимости.

Но и это не все. Состав Президиума
Страница 8 из 11

был определен в 25 членов и 11 кандидатов (имеющих совещательный голос). По сравнению с 9—11 членами Политбюро это получился очень многоголосый колхоз. Однако не надо думать, что Сталин не понимал, что делает. Большинство из этих 25 человек были не партийные, а государственные деятели, которые «в миру» подчинялись Председателю Совета Министров, и соответственно, Верховному Совету. Таким образом, власть в партии перешла от партийной номенклатуры к Советской власти (строго говоря – ее номенклатуре).

Сталин, подчинив партию Советской власти, восстановил действие Конституции СССР в полном объеме. Сделал, по сути, то, что и Петр I, который Русскую православную церковь сделал одной из структур государственного аппарата управления.

Уход Сталина из секретарей ЦК – смерть партноменклатуры

Еще один момент. Единственным спасением, единственной соломинкой для партноменклатуры было то, что сам Сталин оставался в управлении партии, неважно, что не генеральным секретарем, – ему никакие должности и звания и раньше не были нужны, все и так знали, что он Сталин.

И Сталин попробовал эту соломинку сжечь.

Но, прежде чем исследовать реакцию на эту попытку, сначала все же обсудим то, зачем Сталин был нужен партноменклатуре.

Во-первых, мерзавцы лезли в номенклатуру не для того, чтобы работать, но работать-то кому-то надо было. Ведь чтобы негодяи жирели, надо, чтобы коммунисты работали, а значит, надо, чтобы ими кто-то руководил из тех, кто понимает, как и что надо делать.

Мерзавцам нужен был Сталин, чтобы было кому работать, пока они упражняются в болтовне, ищут, где и что хапнуть и как бы еще развлечься.

Во-вторых. Без Сталина на посту генерального секретаря, без Сталина в качестве вождя партии, партноменклатура теряла ту власть, которая дает материальные выгоды. Это сейчас, при наличии чуть ли не официального взяточничества, понятно, откуда у чиновников блага, тогда все же как бы то ни было, но за взятки расстреливали. Однако дополнительные возможности хапнуть у партноменклатуры тоже были.

Хотя это уже и не актуально, на фоне нынешнего воровства, но для понимания истории, надо понять технику этого дела. Приедет, скажем, партбосс в колхоз, и пока ходит по свинарникам, ему тихонько тушу свинки или баранчика в багажник машины положат или еще что-нибудь. В южных республиках и подарки были покруче. Но для того, чтобы секретарю обкома или райкома приехать в колхоз и чтобы ему там положили в багажник баранчика, для того, чтобы дать команду директору завода или ректору института устроить на работу или учебу нужное, но тупое чадо, или для того, чтобы дать команду прокурору прекратить уголовное дело на «своих», необходимо, чтобы все руководители на местах боялись партийного руководителя. А с чего им его бояться, если он только секретарь местной партийной организации, да еще и той, в которой они члены?

Так вот, для того, чтобы советские руководители-хозяйственники его боялись, партбоссу нужно иметь возможность раздуть до небес какой-либо недостаток в их работе. Но как его найти, если ты, партайгеноссе, во всех делах руководителя-хозяйственника баран? Ведь определить недостатки в работе специалиста может только специалист. И чтобы найти недостатки, партаппарат у всех руководителей-хозяйственников своей области или республики собирал копии отчетов о их работе, которые те отсылали своим прямым руководителям. Уцепившись за неблагополучную цифру такого отчета (а у любого работника полно всяких недостатков), можно было цифру «раздуть», представив руководителя неспособным руководить, довести дело до ЦК, оттуда до соответствующего министра и по его приказу неугодного работника снять. Когда у ЦК власть, то не каждый министр отважится испортить с партноменклатурой отношения из-за одного из своих 200–300 директоров – ведь партаппарат таким незамысловатым способом может накопать грязи и в министерстве на самого министра.

Для того чтобы стряхнуть с себя власть партноменклатуры, государственному аппарату нужно было немного – не давать этим придуркам своих отчетов, отчитываться только перед своими прямыми руководителями. Не имея данных, к которым можно прицепиться, партаппарат становился беспомощным. Но как ты не дашь партаппаратчикам свой отчет, если они люди Сталина – вождя страны? Ведь это получается, что ты перед Сталиным не хочешь отчитываться.

И если бы Сталин ушел из ЦК и остался только Председателем Совмина, то тогда руководителям-хозяйственникам сам бог велел послать партноменклатуру к черту и не отчитываться перед ней – экономить бумагу. Вождя-то в ЦК уже нет, там 10 штук каких-то секретарей, и только. Что эти секретари сделают человеку, назначенному на должность с согласия Сталина (Предсовмина)? Попробуют интриговать? А они понимают что-нибудь в деле, в котором собрались интриговать, т. е. обвинять в плохой работе? Ведь наговорят глупостей, и Сталин их самих выбросит из ЦК.

Более того, с уходом Сталина исполнять команды партноменклатуры становилось опасно. Представьте себя министром, который по требованию секретаря ЦК снял директора завода. А завод стал работать хуже, и возникает вопрос – зачем снял? Секретарь ЦК потребовал? А зачем ты этого придурка слушал, почему не выполнял команды вождя по подбору квалифицированных кадров («Кадры решают все!»)? Это раньше, когда секретари ЦК были в тени Сталина, то их команда – его команда. А после его ухода – извини!

Государственные служащие ставились в положение, когда они команды партийной номенклатуры обязаны были выполнять не под ее, а под свой личный риск. Иными словами, они могли выполнять только действительно умные и здравые распоряжения партноменклатуры, но откуда та их возьмет? Она ведь не знает дела, не знает ничего, кроме тупой передачи команд от Сталина вниз и отчетов снизу к Сталину. При таких условиях в партноменклатуре могли бы выжить только умные и знающие люди, но сколько их там было и куда деваться «устроившимся» мерзавцам?

Но для партноменклатуры и эта потеря власти не была наиболее страшной. Главное было в том, что с уходом Сталина партноменклатура переставала воспроизводиться. Тут ведь надо понять, как это происходило.

По Уставу все органы партии избираются либо прямо коммунистами, либо через их представителей (делегатов). Для того чтобы коммунисты избирали в партноменклатуру нужных людей, на все выборы в нижестоящие органы партии приезжали представители вышестоящих органов и убеждали коммунистов избирать лучших, а по сути, тех, кого номенклатуре надо. Но как ты рядовых коммунистов убедишь, какими доводами, если голосование на всех уровнях тайное?

Тогда коммунисты были не таким быдлом, каким они стали к «перестройке». Вот главный инженер завода, на котором я работал в 70—90-х годах, М.И. Друинский, вспоминает о конце 40-х годов, о своем начальнике цеха Лешке, во времена, когда Друинский работал на Актюбинском заводе ферросплавов, а попутно и об обычаях в еще сталинской партии.

«Подбирали руководителей тогда, да и позже, по деловым и политическим качествам. Лешке второму условию не соответствовал: отец его был репрессирован как «враг народа». Об этом мы узнали немного раньше. На одном отчетно-выборном партсобрании при выдвижении кандидатур в
Страница 9 из 11

члены парткома была названа фамилия Лешке. Председатель собрания секретарь парткома И.А. Тананайский не прореагировал. Тогда из зала из разных мест стала настойчиво звучать фамилия Лешке. Надо сказать, что у нас были «возмутители спокойствия», которые часто взрывали намеченный ритм собрания. Особенно для председательствующего на собрании были «опасны» обер-мастер первого цеха Иван Филиппович Галаган и начальник службы движения железнодорожного цеха (фамилию не помню).

Пришлось Тананайскому отвечать. Тогда-то он и сказал, что Лешке выдвигать нельзя, так как его отец «враг народа». Кстати, чуть позже «возмутители» взяли реванш. На собрании избирали партком. Среди кандидатур прозвучала незнакомая фамилия – Урунбасаров. Галаган спросил, кто этот человек. Тот рассказал о себе. Первый секретарь обкома, присутствовавший на собрании, добавил, что обком партии рекомендует его на должность заместителя секретаря парткома. Тогда Галаган задает вопрос:

– Скажите, вы не тот Урунбасаров, о котором газета «Актюбинская правда» писала, что вы, работая секретарем райкома партии, зажимали критику и неправильно подбирали кадры?

Урунбасаро в ответил:

– Да, эта статья была обо мне.

Реплика Галагана:

– Ага, тогда все ясно.

В зале засмеялись. Кандидатуру Урунбасарова провалили.

Через год картина повторилась. Только теперь секретарь обкома привез на собрание достойного кандидата – Героя Советского Союза (фамилию не помню).

«Возмутители» изменили тактику. Они ничего не имеют против, кандидат достойный. Но почему со стороны, разве у нас на заводе среди 500 коммунистов нельзя подобрать заместителя секретаря парткома?

И опять Галаган на трибуне.

– Настала пора, когда мы можем из своей среды выдвигать людей на руководящие должности. Пусть меня извинит товарищ, которого привез с собой секретарь обкома, но нам не нужны «варяги», даже если они Герои Советского Союза.

Если вы так хотите работать на заводе, то приглашаем Вас к нам в цех шлаковщиком. Поработаете немного, хотя бы год, а потом мы сами выдвинем Вашу кандидатуру на заместителя секретаря парткома.

Под аплодисменты зала Галаган покинул трибуну. Героя, так же как его предшественника, забаллотировали».

Ну и как при таких коммунистах избрать нужного человека (да и себя) в руководящие органы партии? Только сообщением, что данного кандидата на парт-номенкпатурную должность рекомендует ЦК. А «рекомендует ЦК» – это значит рекомендует Сталин. В этом случае промолчит даже тот, у кого есть веские доводы выступить против предлагаемой кандидатуры. Даже такой, как помянутый Галаган, промолчит. И дело не в страхе, а в том авторитете, если хотите, культе, который имел Сталин. (Слово-то правильное: была Личность, и был ее культ.)

Обеспечив себе авторитетом Сталина избрание низовых секретарей, номенклатура с их помощью обеспечивала избрание нужных (послушных номенклатуре) делегатов на съезд ВКП(б) (КПСС). А эти делегаты голосовали за предложенный номенклатурой список ЦК, т. е. за высшую партноменклатуру. Круг замыкался. Партноменклатура таким образом обеспечивала пополнение собственных рядов только себе подобными.

А теперь представьте, что Сталин уходит с поста секретаря ЦК. Вы, секретарь ЦК, привозите в область нужного человека на должность секретаря обкома и говорите, что «товарища Иванова рекомендует ЦК».

А кто такой этот ЦК? 10 секретарей, каких-то хрущевых-маленковых? А вот директор комбината, которого лично знает и ценит наш вождь, Председатель Совета Министров товарищ Сталин, считает, что Иванова нам и даром не надо, а лучше избрать товарища Сидорова. И за кого проголосуют коммунисты? За привезенного Иванова или за местного Сидорова, которого они знают как умного, честного и принципиального человека?

А раз нельзя пристроить на должность секретарей обкома нужных людей, то как обеспечить, чтобы секретари обкома прислали на съезд нужных делегатов? И как обеспечить собственное попадание в члены ЦК? (Из которых формируется Президиум и избираются секретари.)

Уход Сталина из ЦК (уход вождя СССР из органов управления партией) был страшной угрозой для партноменклатуры, ибо восстанавливал в партии демократический централизм – внутрипартийную демократию. А при этой демократии люди, способные быть только погонялами и надсмотрщиками, в руководящих органах партии становятся ненужными. И пришлось бы Хрущеву вспоминать навыки слесаря, а Маленкову вновь восстанавливаться в МВТУ им. Баумана, чтобы наконец получить диплом инженера.

Всю эту партноменклатуру тень Сталина защищала от беспощадной критики рядовых коммунистов, а такими коммунистами были и министры, и директора, и выдающиеся ученые – люди, по своему интеллекту превосходящие номенклатуру. Не станет в ЦК Сталина, не будет возможности укрыться в его тени, и критика коммунистов испепелит всех мерзавцев в партии.

Но, как я полагаю, Сталин не мог бросить партию резко, этим бы он вызвал подозрение народа к ней – почему ушел вождь? Надо было подготовить всех к этой мысли, к тому, что Сталин рано или поздно покинет пост секретаря ЦК и будет только главой страны. На Пленуме ЦК 1 6 октября 1952 года он даже успокаивал членов ЦК (125 человек) тем, что согласен оставаться членом Президиума, но посмотрите, какая, по воспоминаниям Константина Симонова, была реакция, когда Сталин попросил поставить на голосование вопрос об освобождении его от должности секретаря ЦК по старости:

«…на лице Маленкова я увидел ужасное выражение – не то чтоб испуга, нет, не испуга, а выражение, которое может быть у человека, яснее всех других или яснее, во всяком случае, многих других, осознавшего ту смертельную опасность, которая нависла у всех над головами и которую еще не осознали другие: нельзя соглашаться на эту просьбу товарища Сталина, нельзя соглашаться, чтобы он сложил с себя вот это одно, последнее из трех своих полномочий, нельзя. Лицо Маленкова, его жесты, его выразительно воздетые руки были прямой мольбой ко всем присутствующим немедленно и решительно отказать Сталину в его просьбе. И тогда, заглушая раздавшиеся уже из-за спины Сталина слова: «Нет, просим остаться!» или что-то в этом духе, зал загудел словами: «Нет! Нет! Просим остаться! Просим взять свою просьбу обратно!»

И Сталин не стал настаивать на своей просьбе. Это была роковая ошибка: если бы он настоял и ушел тут же, то, возможно, еще пожил бы. А так он раскрыл номенклатуре свои планы и дал ей время для действий. Но об этом позже.

Если бы Сталин не был убит

Подытожим уже рассмотренное.

Сталин Конституцией 1936 года передал власть в СССР всему советскому народу, но он не лишил власти и аппарат ВКП(б) – не изменил управляющие структуры партии. Поскольку в преддверии войны Сталина в мае 1941 года назначают главой Советского правительства, то по этой причине конфликт, который обязан был бы со временем возникнуть между ВКП(б) и Советской властью, не возник.

Начиная с лета 1941 года Сталин фактически устраняет партноменклатуру от решения государственных вопросов тем, что прекращает рассмотрение этих вопросов в Политбюро – в органе, который партия создала для управления государством. Уже в 1945 году Политбюро рассматривало практически только вопросы награждения и
Страница 10 из 11

новых назначений.

Победа во Второй мировой войне сделала коммунистов персоной грата, быть коммунистом стало безопасно, в ВКП(б) с утроенной силой полезли мерзавцы, обыватель в партии обезумел от появившихся в связи с победой возможностей пограбить. И в партийной, и в государственной номенклатуре негодяи обезумели от алчности, примером тому могут служить дела об эшелоне мебели, которую маршал Жуков фактически украл для себя в Германии, о нескольких километрах тканей и центнерах серебряной посуды, которые он со своим комиссаром Телегиным вывезли из Германии. А ведь они не собирались стать швеями-модистками или открывать рестораны. И министр авиапромышленности Шахурин хапнул в Германии семь легковых автомобилей, притом что его круглосуточно обслуживала министерская машина. Он что, таксопарк собирался открыть? Ведь машины устаревают и морально, и физически… И не надо считать, что они грабили немцев, они грабили свой, советский народ.

Коммунисты во главе со Сталиным пытались пресечь это воровство, вызывая злобу к себе у мерзавцев партийной и государственной номенклатуры. Негодяи предпринимали попытки избавиться от Сталина и коммунистов. Из тех попыток, которые не удалось скрыть еще тогда, было «ленинградское дело» – попытка высокопоставленной партийной номенклатуры ликвидировать ВКП(б) путем провозглашения самостоятельной компартии РСФСР. Таким путем мерзавцы избавились бы от контроля Сталина во всех республиканских партиях. Удалась эта попытка только в 1990 году…

Сталин, с одной стороны, лишил партноменклатуру явочным путем государственной власти – того, что наиболее полно удовлетворяло алчность мерзавцев и обывателя в ВКП(б), с другой стороны, он требовал от партноменклатуры, чтобы она вела чуть ли не монашеский образ жизни.

В 1952 году Сталин придал ранг закона своим усилиям – он на XIX съезде ВКП(б) реорганизовал управление партии так, что партноменклатура перестала иметь техническую возможность встать над Советской властью. Он устранил партию от государственной власти и передал ее во всем объеме всему народу – Советской власти. По совершенно понятным причинам – не оскорблять партию и не вызывать ненужных дискуссий – он совершил этот поворот тихо. Но так же совершенно понятно, что это не могло не вызвать к нему, пусть даже неосознанное, озлобление той части партийной номенклатуры, которая шла в партию за получением доходов, а эта сталинская перестройка партии создавала угрозу этим их доходам.

* * *

Итак, если бы Сталин не был убит и еще лет 5 возглавлял СССР, не спеша передавая всю полноту власти Советам, обучая их управлять и действовать самостоятельно, то:

– и сегодня вся полнота власти принадлежала бы Советам – всему народу;

– выборы в Советы проходили бы на альтернативной основе и во власть проходили бы только достойные;

– депутаты были бы действительно народными, поскольку основную часть времени не только жили бы среди народа, но и работали бы там, где работает народ, и на тех работах, на которых народ работает, то есть исключительно хорошо знали бы и желания народа, и главенствующие в народе течения мысли;

– партия, а возможно, несколько коммунистических партий, обеспечивали бы свое влияние на Советы своими кандидатами в депутаты и занимались бы идеологической борьбой с различными течениями мысли паразитов как внешних, так и внутренних;

– по этим причинам «перестройка» 90-х годов начисто исключалась как из-за отсутствия причин перестраиваться, так и потому, что идеологи «перестройки» 90-х годов считались бы в обществе исключительным дерьмом и не имели бы никакого влияния на массы.

Глава 2

Суверенитет правительства СССР

В голове не укладывается

Вопрос стоит именно так, как озаглавлена глава – были ли руководители СССР самостоятельны в своих решениях или они были марионетками каких-то сил на Западе и в конечном итоге сделали то, что и хотел Запад?

Вообще-то, если бы такой вопрос задали мне лет 10 назад, я бы с сочувствием посмотрел на спрашивающего – что взять с больного человека? Это все равно что нормальному умному человеку лет 600 назад сообщить, что Земля вращается вокруг Солнца. Он бы возмутился тем, что этот глупый разговор отнимает у него время. Ведь любой может понаблюдать за Солнцем и убедиться, что это Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот!

Так и в вопросе о суверенитете? Как можно отрицать очевидное?! Причем очевидное для меня. Это ведь я большую часть своей жизни прожил в СССР, я видел, как вели себя его руководители с Западом, как крепили оборону страны, как пресса вела антизападную пропаганду. Руководители СССР всегда говорили с Западом с позиции силы СССР, и никаких мыслей о том, что они были марионетками Запада, и быть не может!

И тем не менее этот вопрос имеет право на то, чтобы его задать. Правда, речь идет не о всех руководителях, а об одном – Генеральном секретаре ЦК КПСС, может, еще о паре человек, о чем-то догадывающихся или посвященных в курс дела генсеком, но и этого хватало для потери суверенитета правительством СССР.

На «круглом столе» в Госдуме на тему «Катынская трагедия: правовые и политические аспекты», который 19 апреля провела фракция КПРФ, я получил и информацию, которую не ожидал получить, причем совершенно не по теме Катыни. Дал эту информацию А.И. Лукьянов, но чтобы вы поняли ее значение, я начну не с его информации.

Я уже в нескольких книгах, в которых уместно было об этом писать, рассказываю, что в 1991 году власть в СССР перешла в руки аппарата КПСС (не партии, а ее аппарата, и не всего аппарата, а некой избранной, в то же время наиболее подлой его части), причем перешла в тайном виде. Понятно было, что и деньги СССР перешли в собственность аппарата КПСС, и тоже через подставных лиц. Причем я пришел к этому выводу путем исключения всех иных возможных вариантов.

В кулуарах «стола» я разговорился с доктором исторических наук А.Н. Колесником, специализирующимся на сборе исторической информации путем опроса еще живых деятелей исследуемой им эпохи. Вот он и рассказал, что бывший начальник 5-го Управления (защита конституционного строя) КГБ, первый заместитель председателя КГБ СССР, генерал армии Ф.Д. Бобков, в порыве откровенности поведал историку, что все нынешние олигархи (Березовский, Гусинский, Абрамович и пр.) во времена СССР были его агентами, то есть агентами КГБ. Они сообщали КГБ о настроениях и разговорах в интеллигентской среде, и именно им была передана собственность СССР, причем по распоряжению с «самого верха». Под «самым верхом» надо полагать самого Горбачева, во всяком случае, какой-то очень узкий круг «посвященных» лиц.

А рассказывая о своей работе с Волкогоновым и А.Н. Яковлевым, Колесник утверждал, приводя конкретные примеры, что тот же Яковлев, ближайший соратник Горбачева по перестройке, совершенно осмысленно менял общественный строй СССР. Причем в кругу своих подчиненных, которым он верил, откровенно ставил задачи по фальсификации советской истории и даже не сильно скрывал, что эта фальсификация проводится именно для облегчения смены строя.

Такая информация на первый взгляд в голове не укладывается, поскольку Горбачев, Яковлев и некий узкий круг лиц вокруг них, выглядят совершенными
Страница 11 из 11

идиотами. Ведь при смене строя они из властных и публично прославляемых людей, руководителей огромной и славной страны, превращались в гнусные ничтожества, какими они на сегодня и являются в глазах подавляющей части населения бывшего СССР, да и думающей части мира. Понимаете, все эти Нобелевские премии, эти встречи с «интеллигенцией» – это все для дураков.

Помню, в 90-х президента Казахстана консультировал французский советник Алекс Москович. Это русский еврей, который еще в 1927 году вместе с отцом-эсэром эмигрировал во Францию и там натурализовался. Очень интересный человек, богат и известен во Франции, прошел всю войну с де Голлем, кавалер Командорского креста ордена Почетного легиона. Оценив происходящее в СССР, написал книгу «Времена клопов». Это так увидел происходящее в СССР француз, а я не верю, чтобы Горбачев и Яковлев были настолько дураками, что не понимали последствий превращения себя из руководителей мощнейшей державы в ничтожных и никем по-настоящему не уважаемых клопов. Не могли они по собственному желанию, добровольно на это пойти!

После такого вывода нужно отвечать на вопрос: кто их заставил?

И один может все. Если он руководитель

На первый вопрос, чтобы отбросить инопланетян и расплывчатое слово «Запад», следует ответить – это те, кто реально руководит США, а посредством США и всем миром, – это некая элита банковского и связанного с ним промышленного капитала.

Мне скажут, что я пишу о «жидомасонском» заговоре, но я с этим не соглашусь, поскольку у масонов все же были нужные всему миру цели свободы и справедливости, а у этой элиты Запада ничего похожего не видно: их цель – это биологическое существование в качестве мировых (самых-самых) паразитов. И в осуществление этой цели они совершенно осмысленно ведут мир не к свободе, а к зверской и тупой диктатуре.

Да, судя по действиям этой западной элиты, она сильно еврейская, но я не стал бы на месте евреев сильно раздувать щеки – евреи для этой элиты являются еще большим мусором, нежели остальные национальности. Евреи для этой элиты значат не более, чем члены КПСС для Горбачева с Яковлевым, – некая толпа, которая нужна постольку, поскольку с ее помощью можно удовлетворить собственные интересы, и совершенно безразличная этой элите в иных случаях. И даже меньше, поскольку элита Запада евреями не избирается, посему вообще никак от них не зависит, а использует элита Запада мировое еврейство большей частью «втемную», давая евреям, конечно, устроиться в мире поудобнее, но оставляя им за это терпеть ненависть остальных народов.

Исследователи еврейского лобби в США, профессора Гарвардского и Чикагского университетов Стивен Уолт и Джон Миршаймер, отмечают безусловное подчинение американского правительства лобби и безусловное следование его курсу Израиля, к примеру: «Соединенные Штаты блокируют все усилия арабских стран поставить израильский ядерный арсенал под контроль МАГАТЭ», – и т. д. и т. п. При этом еврейское население США является армией для давления на политический истеблишмент США: евреи обязаны являться на демонстрации, писать письма протеста своим конгрессменам, вопить в прессе, в случае, если это необходимо, как думают эти евреи, Израилю, а на самом деле – элите Запада. Но самой элите Запада на мнение этой еврейской массовки абсолютно наплевать, к примеру: «Стремление неоконсерваторов и других лидеров лобби как можно скорее начать вторжение в Ирак отнюдь не одобрялось широкой еврейской общественностью. Сразу же после начала войны Самуэль Фридман сообщил о результатах опроса, проведенного исследовательским центром «Pew» на всей территории страны. «Его результаты показали, что среди евреев война пользуется меньшей поддержкой (52 %), чем среди населения в целом (62 %)». Совершенно очевидно, было бы глупо сваливать вину за развязывание войны на «еврейское влияние», – пишут профессора.

Совершенно наплевать элите Запада и на евреев Израиля, о которых она якобы так печется. Недавно я обратил внимание, что и в Израиле, как и в России, тоже есть некие «правозаЗНИники», причем как и в России, эти «правозаЗНИники» тоже называют себя евреями, как и в России, эти «правозаЗНИники» тоже содержатся за счет иностранных государств, и, как и в России, деятельность этих «правозаЗНИников» гражданами Израиля тоже расценивается как государственная измена. Только и разницы, что в России государственная измена этими «правозаЗНИниками» ведется на деньги, скажем условно, Израиля, а в Израиле – на деньги европейских стран. Зачем европейским странам это нужно – понятно. Им совершенно не улыбается насмерть поссориться с нефтеносными арабами. Но почему это допускает международное еврейство, которое в других случаях за одно кривое слово против Израиля поднимает по тревоге всех шавок мировой прессы?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/uriy-muhin/pochemu-putin-boitsya-stalina/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.