Режим чтения
Скачать книгу

Подарок читать онлайн - Джоанна Линдсей

Подарок

Джоанна Линдсей

Семейство Мэлори #6

Анастасия с первого взгляда покорила сердце блестящего лорда Кристофера Мэлори. Увы, красавица цыганка могла стать для английского аристократа лишь содержанкой, но никак не женой. А гордая и непокорная девушка поклялась, что никогда не будет ничьей любовницей! Так началась эта любовь-война, настоящий поединок разума и воли, страсти и соблазна. Казалось, Анастасию и Кристофера соединит только чудо. Однако истинная любовь порой творит чудеса…

Джоанна Линдсей

Подарок

Всем поклонникам Мэлори, любящим это семейство так же искренне, как я.

Этот подарок – для вас.

Глава 1

Англия, 1825 год

У многочисленного и дружного клана Мэлори давно вошло в привычку проводить рождественские праздники в Хаверстоне, родовом поместье, где родились и выросли старшие члены семьи. Но это было много лет назад. Теперь же они разъехались, и постоянным обитателем замка оставался лишь Джейсон Мэлори, третий маркиз Хаверстон, первенец своих родителей, а значит, наследник. Волею судеб ставший главой семейства в шестнадцать лет, он вырастил остальных детей: троих братьев, двое из которых славились своими скандальными похождениями на всю страну, и красавицу сестру.

Господь благословил Мэлори, наделив богатством, удачливостью в делах и плодовитостью, и теперь сам Джейсон затруднялся перечислить всех отпрысков, а также близких и дальних родственников этого семейства. Неудивительно, что под Рождество в Хаверстон съехалось большое и шумное общество.

Первым за неделю до праздника прибыл Дерек, единственный сын Джейсона и будущий четвертый маркиз Хаверстон, вместе со своей женой Келси и двумя светловолосыми зеленоглазыми детишками, первыми внуками Джейсона, которыми тот немало гордился.

Почти сразу же за ним явился самый младший из братьев, Энтони. Тони, как его звали родные, откровенно объяснил несколько удивленному столь поспешным приездом Джейсону, что у третьего брата, Джейми, имеются к нему некоторые претензии и поэтому он вынужден скрываться. Иными словами, Джейми точит зубы на невинного бедняжку Тони, и тот защищается как может, не желая отвечать ударом на удар и перенося испытания с христианским смирением.

Не знай Джейсон брата получше, возможно, и поверил бы. Но правда заключалась в том, что любимым занятием Тони было всячески досаждать брату и тот почти привык быть козлом отпущения. Однако на этот раз шутка, вероятно, перешла все границы, и Джейми жаждал крови, поэтому Энтони счел за лучшее переждать в укромном уголке, пока гнев брата немного остынет.

Между Энтони и Джейми был всего год разницы, но оба слыли заядлыми и азартными кулачными бойцами, и хотя Энтони мог ткнуть носом в землю любого соперника, Джейми не только превосходил его весом, но и кулаки у него были что твои булыжники. Короче говоря, Энтони имел все шансы встретить Рождество с разукрашенной синяками физиономией и фонарями под глазами.

Энтони сопровождали его супруга Рослин и две дочери. Шестилетняя Джудит взяла от родителей лучшее – роскошные материнские волосы цвета червонного золота и кобальтово-синие отцовские глаза: сочетание, буквально бьющее наповал и весьма опасное, поскольку не так уж и далек был тот день, когда Джудит Мэлори, признанная красавица и предмет поклонения молодых людей, станет беззаботно разбивать мужские сердца, как стеклянные вазы. Отец, бывший, но давно остепенившийся повеса и ветреник, знаменитый когда-то своими откровенно непристойными похождениями, не слишком радовался такой перспективе. Но и младшая дочь Джейми обещала в будущем расцвести подобно розовому бутону.

Занятый встречей гостей и предпраздничной суматохой, Джейсон не преминул, однако, заметить подарок, появившийся в гостиной, пока семья завтракала. Да и трудно было не увидеть пакет, водруженный на узкий столик у камина. С первого взгляда сверток в золотой бумаге, обвязанный красной бархатной лентой с огромным вычурным бантом, было нетрудно принять за толстую книгу, если бы не странный круглый выступ наверху. Неудивительно, что он привлек внимание хозяина. Тот с любопытством потрогал выступ, обнаружив, что он подвижен, но не слишком, поскольку, если наклонить сверток, непонятная выпуклость оставалась на месте. Весьма странно, разумеется, но еще более странным показалось то, что к подарку не была приложена карточка. Никто не мог сказать, кому предназначен таинственный подарок.

Да, тут есть над чем поломать голову!

– Рановато для раздачи подарков, не находишь? – заметил Энтони, ввалившись в комнату и увидев брата, стоявшего у стола в некоторой растерянности. – Еще и рождественскую елку не принесли. Это ты постарался?

– Разумеется, нет! Кстати, ты просто подслушал мои мысли! Я как раз думал о том же, – недоуменно отозвался Джейсон, снова переворачивая пакет.

– Не ты? Кто же тогда?

– Понятия не имею, – пожал плечами Джейсон.

– Но для кого он? – потерял терпение Энтони. – Неужели не успел выяснить?

– Хотел бы это знать.

Энтони недоуменно поднял брови:

– Никакой карточки?

– Абсолютно. Я сам только что обнаружил его на столике, – пробормотал Джейсон, кладя сверток на место. Энтони тут же его подхватил и стал вертеть в руках.

– Хм-м, кто-то не пожалел расходов на обертку. Модная штучка. Бьюсь об заклад, детишки станут рвать его друг у друга, пока не допытаются, кому он послан.

Энтони оказался пророком. Но и взрослые сгорали от любопытства, тем более что выяснить, кто положил его в гостиной, так и не удалось. Наиболее дотошные осматривали сверток со всех сторон, тыкали пальцами, едва ли не принюхивались, но все попытки оказались безуспешными: подарок хранил свою тайну.

Однажды, когда все дружно коротали вечер в гостиной, на пороге появилась Эми с одним из своих близнецов на руках.

– Не спрашивайте, почему мы так поздно! – раздраженно начала она, отмахнувшись от лакея, который попытался взять у нее ребенка. – Сначала колесо у дормеза[1 - Большая дорожная карета, приспособленная для сна в пути. – Здесь и далее примеч. пер.] отвалилось. Потом, в миле отсюда, одна из лошадей потеряла сразу две подковы! И наконец, когда все вроде бы уладилось и мы почти добрались, чертова ось переломилась! Воображаете? Можно подумать, сам сатана и слуги его сговорились, чтобы преградить нам дорогу! Я уж думала, Уоррен собирается разнести на кусочки злосчастный экипаж и вдобавок прикончить кучера! Пинал дормез и сыпал страшными проклятиями! Не догадайся я поспорить с ним, что мы все-таки приедем сегодня, вряд ли бы стояла здесь сейчас. Но всем известно, что я никогда не проигрываю пари, так что… Кстати, дядя Джейсон, что это за безымянная могила на живописной полянке к востоку отсюда? Та, что совсем близко от дороги, которая проходит через твои владения. Нам пришлось последний отрезок пройти пешком, и, поскольку так короче, мы пересекли поляну. Снег был совсем неглубокий, так что ног мы не промочили.

Всю эту тираду она выпалила на одном дыхании и так громко, что просто оглушила собравшихся. Те никак не могли прийти в себя от столь энергичного натиска. Наконец Дерек, немного опомнившись, пробормотал:

– Верно, кузина, я и сам помню эту могилу. В детстве мы с Реджи часто там играли. Все время хо тел
Страница 2 из 11

расспросить тебя, отец, да как-то не собрался, а потом и вовсе запамятовал.

Присутствующие вопросительно поглядывали на Джейсона, к немалому смущению последнего.

– Дьявол меня побери, если знаю, – вздохнул он, беспомощно пожав широкими плечами. – Эта могила появилась здесь еще до моего рождения. Припоминаю, как однажды стал расспрашивать отца, но тот так мялся и заикался, что я предположил, будто и он ничего не знает и старается отделаться от меня. Так все и заглохло. Честно говоря, мне просто не до этого. Судите сами: откуда у меня время исследовать какие-то захоронения? Да и у вас своих дел полно.

– Похоже, мы все так или иначе натыкались на эту могилу, по крайней мере те, кто здесь рос, – вставил Энтони, ни к кому в особенности не обращаясь. – Странное местечко для могилы, не находите? И отнюдь не заброшенное. Ухожено на со весть. Кто же там упокоился? И почему в лесу? Ведь поблизости два сельских кладбища, не считая родового, что находится в поместье.

Родственники возбужденно загомонили, и в общей суматохе Джудит, которая до сих пор разглядывала таинственный подарок, подошла к Эми и протянула руки, чтобы взять у кузины двухлетнего малыша. Высокая для своих лет девочка обожала ребятишек, а они, со своей стороны, платили ей тем же.

Не дождавшись приветствия, удивленная Эми спросила:

– Где же мой поцелуй, киска?

Огромные синие глаза недовольно воззрились на нее, уголки нежных губ упрямо опустились. Эми обратила изумленный взгляд к отцу малышки. Энтони театрально закатил глаза к небу, но счел за лучшее пояснить:

– Дуется, потому что Джек еще не прибыла.

Джек, старшая дочь Джейми и Джорджины, была закадычной подругой Джудит. Каждый знал, что девочки, почти ровесницы, не желали разлучаться и обожали друг друга. Поэтому родители старались, чтобы они почаще бывали вместе, особенно потому, что в разлуке обе начинали капризничать и ныть.

– Вовсе нет, – мрачно промямлила Джудит, шагнув к столику.

Джейсон, единственный из всех, заметил, что внимание Эми приковано к таинственному свертку, и не придал бы этому значения, если бы хмурое лицо племянницы не подсказало ему, что на Эми снова «нашло». Эми Мэлори славилась необычайной удачливостью, помогавшей ей выигрывать любое пари, удачливостью, которую та приписывала своим, как она выражалась, «предчувствиям». Эти самые предчувствия посещали ее с завидной регулярностью и весьма ею ценились. Джейсон, со своей стороны, считал их чрезвычайно странными, чтобы не сказать больше, и терпеть не мог, когда племянница начинала распространяться на эту тему. Поэтому он с облегчением вздохнул, когда лоб Эми постепенно разгладился.

– Значит, дядя Джейми еще не приехал, – заключила она из последнего замечания Энтони. Того в буквальном смысле слова перекорежило.

– Нет, и надеюсь, не явится, – с искренней надеждой вздохнул он.

– О Боже! Вы снова принялись за свое? – охнула Эми. – Как вам не надоест непрестанно грызться?

– Я? Чтобы я пальцем тронул дорогого брата? – поразился Энтони. – Да мне бы это в голову не пришло! Упаси Господи! Но кто-нибудь непременно должен напомнить ему, что сейчас самое время хорошенько повеселиться и заодно прощать обиды. Не к лицу такому человеку держать камень за пазухой!

Он скорчил жалобную гримасу, но ничуть не тронутый Дерек ехидно хмыкнул:

– Ходят слухи, что дядя Джейми поклялся содрать с тебя шкуру. С чего это он вдруг на стенку полез? Признавайся, кто его так довел?

– Честное слово, я здесь ни при чем и, знай я, как обезвредить его, давно бы так и сделал. Но будь я проклят, если понимаю, в чем тут дело! В глаза не видел Джейми добрую неделю, с тех пор как привез Джек с прогулки.

– Уж поверь, Джейми прибудет вовремя, иначе наверняка предупредил бы, – вмешался Джейсон. – Поэтому, когда он появится, будьте добры выяснять отношения во дворе. Молли терпеть не может чистить залитые кровью ковры, а мне ее душевное спокойствие куда дороже ваших свар.

Никто не подумал удивиться тому, что он называет экономку по имени. Что ни говори, а Молли Флетчер занимала этот почетный пост более двадцати лет. Однако далеко не все знали, что она была давней любовницей Джейсона и к тому же матерью Дерека. Честно говоря, только двое или трое Мэлори знали или предполагали правду. Даже самому Дереку Джейсон поведал истину всего лет шесть назад. Тогда тоже было Рождество, и Джейсон, ненавидевший скандалы, могущие опорочить доброе имя Мэлори, был готов пойти на все и дать своей жене Фрэнсис развод, которого та так добивалась. Он ни за что не согласился бы, не грози Фрэнсис открыть всем и каждому, кем стала для него Молли, разоблачить тайну рождения Дерека. Этого Джейсон допустить не мог. Не мог и не хотел. Но Фрэнсис добилась своего, а Молли по-прежнему оставалась домоправительницей. И не потому, что так пожелал хозяин дома. Наоборот, Джейсон из кожи вон лез, чтобы уговорить Молли выйти за него замуж, но та упорно отказывалась.

Происхождением Молли похвастаться не могла: она появилась на свет в семье простых фермеров. Поначалу служила в Хаверстоне младшей горничной, но любовь побеждает все, и сын маркиза без памяти влюбился в простолюдинку. И хотя теперь пошел бы на все и не побоялся бы ни сплетен, ни осуждения света, Молли не собиралась ему это позволить.

Джейсон тяжело вздохнул. Последнее время он все чаще убеждался, что она никогда не согласится дать ему давно заслуженное счастье. Правда, это еще не означало, что он сдается. Ни в коем случае.

К действительности его вернула очередная жалоба Эми:

– Ума не приложу, что делать с близнецами! Ведут себя как-то непонятно! Когда Стюарт желает привлечь внимание Уоррена, я для него не существую, и наоборот, если он ластится ко мне, Уоррен становится чужим. То же самое и с Глори.

– Иногда они вытворяют это одновременно, – поддакнул появившийся наконец Уоррен, вручая Глориану Эми и беря на руки Стюарта.

– Хорошо, что дядя Джейми все-таки приедет. Я намеревалась узнать у тети Джордж, творится ли с их близнецами то же самое, – вздохнула Эми.

– Он уже привык к ним? – осведомился Джейсон у Энтони, который куда чаще виделся с братом. Джейсон весьма редко бывал в Лондоне и радовался каждой весточке от родственников.

– Еще как! – заверил тот.

Вся семья помнила, как рвал и метал Джейми, узнав, что Эми родила близнецов. Джорджина, его жена, будучи сестрой Уоррена, не знала, куда ей деваться.

– Клянусь всеми святыми, Джордж, тебе следовало предупредить меня, что близнецы в вашем роду появляются на свет через поколение! Я не потерплю ничего подобного в своей семье, слышишь? И не надейся! – бушевал он.

Джорджина, которая в то время была беременна, осмелилась ослушаться мужа и преспокойно произвела на свет прекрасных мальчиков-двойняшек.

Да, что ни говори, а семейка Мэлори – истинная отрада для глаз, решил Джейсон. И для полноты счастья ему не хватало лишь одного.

Глава 2

Как экономка и домоправительница, Молли обычно не присутствовала в столовой во время обеда, но сегодня ей пришлось последить за новой горничной и отвертеться не удалось. Как она не любила такие минуты!

Лишь благодаря давней привычке она сумела отвести глаза и не таращиться на красавца хозяина, восседавшего во главе стола. И дело было совсем
Страница 3 из 11

не в том, что окружающие заметят, что она глаз не сводит с Джейсона, хотя и такая возможность не исключалась. Иногда она просто не могла скрыть свои чувства, а во всем, что касалось Джейсона, чувств было хоть отбавляй.

Нет, она не беспокоилась, что выдаст себя. Дело в том, что это он не был способен ничего утаить, когда смотрел на нее и, казалось, совершенно не обращал внимания на окружающих. Неужели ему безразлично, что другие заметят? И без того дом полон народа, а ведь еще далеко не все гости съехались!

Недавно Молли не без оснований заподозрила, что Джейсон проделывает все это специально, в надежде, что их разоблачат и его суженая наконец даст согласие на свадьбу. Похоже, он воображал, что это заставит Молли изменить решение. И совершенно напрасно. Потому что ее ничто и никто не вынудит передумать. Ни за что на свете. Пусть не надеется! И нужно как можно скорее объяснить это ему, если он не будет вести себя, как прежде, в присутствии посторонних. Они всегда были так осторожны, никогда не обменивались лишним взглядом или словом на людях. Пока их сын не узнал правду, единственной, кто застал их врасплох, была племянница Джейсона Эми. Как-то она вошла и увидела их целующимися. И этого не случилось бы, не будь Джейсон под хмельком.

Она всегда считала, что важнее всего держать их отношения в секрете. Что ни говори, а происхождение у нее незавидное. И к тому же она слишком сильно любила Джейсона, чтобы опозорить и оконфузить перед высокородными господами. Именно поэтому она и убедила Джейсона не говорить Дереку, кто его истинная мать, хотя тот вовсе не собирался ничего скрывать от сына. Правда, тогда он вовсе не мыслил жениться на ней, поскольку был слишком молод и, как все представители его класса, убежден, что господа не женятся на любовницах-простолюдинках.

Вместо этого он повел к алтарю дочь графа, только с тем, чтобы дать мать Дереку и своей племяннице Реджи. Из этой затеи ничего хорошего не вышло. Фрэнсис, его молодой жене, вовсе ни к чему были дети. Тощая бледная особа не желала выходить за Джейсона, и к браку ее принудил отец. Лишь по его настоянию девушка дала согласие, но не выносила прикосновений мужа и ни разу не легла с ним в постель. Супруги почти с самого начала жили раздельно, каждый шел своей дорогой, и все бы так и продолжалось до конца жизни, если бы Фрэнсис не нашла себе достойного, по ее мнению, поклонника и не потребовала развода, не гнушаясь даже шантажом, чтобы добиться цели.

Фрэнсис была второй после Эми, кто узнал правду о Молли и Дереке. Женщина пригрозила все рассказать Дереку, если Джейсон не согласится отпустить ее. Семья с достоинством вынесла скандал, и теперь, шесть лет спустя, о прошлом почти не упоминалось. Да и высшему свету все это давно приелось, и теперь лишь самые заядлые сплетницы еще помнили о случившемся. Джейсон мог бы легко положить конец слухам, поскольку Дерек уже все знал, но он и пальцем не шевельнул. Да и зачем?

– Это следовало сделать с самого начала, – бросил он Фрэнсис в пылу ссоры. – Мало того, нам не нужно было жениться. Но исправлять ошибки юности не всегда легко. Уходи с глаз моих!

Причины, по которым он женился, были достаточно вескими. Причины, по которым он решил сбросить с себя узы, оказались не менее достойными. Еще до того как развод был получен, Джейсон просил Молли выйти за него и, несмотря на все отказы, не собирался снимать осаду. Однако Молли была тверже скалы. Она не желает быть причиной очередного громкого скандала, еще одного пятна на репутации Мэлори. Не так ее воспитывали! И потом она и без того была истинной и единственной женой Джейсона, если не перед людьми, то перед Богом!

Но Молли отлично сознавала, что упорное нежелание выйти за него или хотя бы позволить рассказать остальным членам семьи об их любви изнуряет и изводит Джейсона. Поэтому и опасалась. Кажется, он неосознанно надеялся, что правда выплывет наружу! Не то чтобы он окидывал ее слишком откровенными взглядами или давал повод слугам сплетничать, нет, ничего подобного. Но его семья – дело другое. Они слишком хорошо знают Джейсона… и скоро соберутся здесь. Все.

Гости продолжали прибывать. Еще до конца обеда в столовой появились племянница Джейсона Реджи и ее муж Николас вместе с младшим сыном. Энтони немедленно насторожился, готовясь дать бой. Пусть Реджи его любимая племянница, в число приятелей Энтони ее муж не входил. Ничто не спасало Николаса от насмешек, уколов, попреков, а иногда и драк. Если можно так выразиться, Николас стал его постоянной «боксерской грушей» для словесных выпадов, острот и оскорблений, а поскольку его брат Джейми, с которым он непременно затеет перепалку и обменяется «любезностями», еще не приехал, Энтони ужасно не хватало мишени для его остроумия.

Молли едва не воздела руки к небу, но вовремя воздержалась. Она знала семейку Мэлори не хуже, чем сам Джейсон, поскольку последний делился с ней всеми тайнами, секретами и сплетнями.

Поэтому она не удивилась, услышав, как Энтони сказал Николасу, усевшемуся напротив:

– Рад видеть тебя, дорогой малыш! Последнее время зубы у меня немного притупились. Не на ком было точить.

– Старость сказывается? – ухмыльнулся Ник.

Молли заметила, как жена, подтолкнув Энтони локтем, прошипела:

– Вспомни про Рождество и угомонись, хотя бы для разнообразия! Пора быть хоть немного повежливее с родными!

Темные брови Энтони взлетели к самым корням волос.

– Для разнообразия? Да человека, более воспитанного и сдержанного, чем я, во всем мире не сыскать! Я всегда мил и добр. Просто терпения не хватает с негодяями вроде Идена, вот и все. Стоит ли меня винить? Вечно я у тебя козел отпущения!

Молли вздохнула. Как ни хорошо относилась она к семейству Джейсона, особенную слабость питала к Николасу Идену, потому что тот хорошо относился к ее сыну в школьные годы, когда на Дереке лежало клеймо незаконнорожденного и остальные мальчишки его дразнили и избегали. С тех пор Николас и Дерек стали лучшими друзьями. Стоило ли удивляться, что Дерек немедленно вмешался, стараясь отвлечь внимание дядюшки от Николаса?

– Реджи, помнишь ту безымянную могилу на поляне, которую мы отыскали много лет назад? – осведомился он у кузины. – Ты, кажется, хотела спросить одного из садовников, чья она. Узнала? Или, как я, все на свете забыла?

Реджина недоуменно похлопала ресницами.

– Господи, с чего это ты вдруг заговорил об этой старой могиле? С тех пор целая вечность прошла!

– Эми наткнулась на нее вчера вечером, – пояснил Дерек. – Отец понятия не имеет, чья она.

Реджи ошарашенно воззрилась на Эми.

– Что ты делала на той поляне вчера вечером?

– Не спрашивай, – промямлила Эми.

Уоррен, очевидно, успокоившийся и склонный считать все вчерашние несчастья довольно забавными, пояснил:

– Небольшая неприятность с экипажем.

– Небольшая! – неделикатно фыркнула Эми. – Говорю я вам, этот дормез проклят! У кого, говоришь, купил его, Уоррен? Тебя явно надули, если не хуже! Растяпа!

Но Уоррен невозмутимо усмехнулся и погладил жену по руке.

– Не забивай свою хорошенькую головку эти ми глупостями, сердечко мое. Я уверен, что парни, которых я послал сегодня разобрать карету, найдут достойное применение щепкам и доскам.

Эми кивнула и вновь обратилась к
Страница 4 из 11

Реджи:

– Кончилось тем, что нам пришлось добираться сюда пешком через эту поляну. Я просто удивилась, что захоронение так далеко от фамильного кладбища и все же в границах усадьбы.

– Да, теперь я припоминаю, что это и нас с Дереком заинтересовало. Много лет мы приходили на ту могилку, – задумчиво протянула Реджи. – Но, Дерек, я оказалась такой же раззявой, как ты, и так и не расспросила садовников. Да к тому же поляна довольно далеко от сада. Наверное, тот, кто ухаживал за ней, не живет в Хаверстоне, так что не было смысла наводить справки. Но все же неплохо бы что-нибудь придумать.

– А что, если кого-то из садовников специально просили приводить могилу в порядок? – нашелся Энтони. – Я даже знаю, кого именно. Старый Джон Маркус был совсем дряхлым, еще когда я здесь жил, и работал в Хаверстоне едва ли не с сотворения мира. Если кто и знает эту тайну, так только он. Не знаешь, Джейсон, где он сейчас? Жив ли или уже отправился на небо? Вряд ли Маркус до сих пор остается в Хаверстоне.

Молли, как и все остальные, уставилась на Джейсона и едва не отшатнулась, пораженная его нежным взглядом. Щеки женщины загорелись огнем. Он все-таки добился своего! И на глазах у едва ли не половины семьи!

Но паниковала она напрасно. Джейсон сразу же опустил веки, и никто ни о чем не догадался. К тому же сейчас родных куда больше интересовал его ответ.

– Нет, разумеется, нет, – откликнулся наконец Джейсон. – Он ушел на покой лет пятнадцать назад. Но я не слышал о его смерти, значит, вероятнее всего, он до сих пор жив и живет со своей дочерью в Хаверс-Тауне.

– Пожалуй, отправлюсь-ка я сегодня туда и засвидетельствую свое почтение мистеру Маркусу, – решил Дерек.

– И я с тобой, – вызвалась Реджи. – Все равно я купила еще не все подарки к Рождеству, так что нужно заехать в Хаверс.

Уоррен недоуменно покачал головой:

– Никак не пойму. К чему весь этот шум и суета? Подумаешь, какая-то заброшенная могила. К чему столь нездоровое любопытство и неприличный интерес к покойникам? Очевидно, тот, кто там лежит, не имеет никакого отношения к Мэлори, иначе тело похоронили бы в фамильной усыпальнице.

– Боюсь, тебе было бы совершенно все равно, если бы кого-то закопали на твоем собственном заднем дворе и при этом не позаботились тебя известить ни об имени, ни о причинах! – обрушился на него Энтони. – Должно быть, у вас в Америке так и принято, янки, верно? Оставлять на твоей земле безымянные могилы? Ну и народец! Ну и нравы! Клянусь, не хотел бы я жить в тамошних местах! Погребут, как скотину, и таблички не поставят!

– Думаю, в свое время хозяевам было все известно. И разрешения у них спросили, – невозмутимо заметил Уоррен. – А может, ее и собирались когда-нибудь перенести в более подходящее место. Как я уже сказал, со временем. Одно ясно – все это происходило еще до вашего рождения, поскольку никто из вас не ведает, как она появилась и кто в ней.

– Это меня и возмущает! – вмешалась Реджи. – Как печально видеть, что о ком-то совершенно и навсегда забыли. Навеки. Это ужасно! По крайней мере могли бы написать имя и прибавить скромную эпитафию, ну хотя бы «Да почиет с миром».

– Пожалуй, возьмите и меня с собой, – напросилась Эми. – Правда, я хотела помочь Молли достать с чердака рождественские украшения, но это подождет до вечера.

Молли была уверена, что обязательно узнает обо всех сделанных молодыми людьми открытиях, но сейчас это волновало ее меньше всего на свете. Приложив ладони ко все еще пылавшим щекам, она незаметно выскользнула из комнаты. В голове складывалась возмущенная речь, которую она непременно произнесет перед Джейсоном, когда поймает его одного. Уж она ему покажет! Он так просто от нее не отделается! Сегодня она едва вышла сухой из воды! К счастью, все члены семьи были слишком заняты разговором, чтобы обратить внимание на взгляды хозяина, иначе все бы открылось! И к чему бы это привело? Молли все равно ни за что не согласилась бы выйти за Джейсона, хотя желала этого всем сердцем. Как грустно, что ей так и не удастся соединиться с любимым! Но высший свет отвергает подобные браки. Ее просто не приняли бы в обществе, посчитав этот брак очередной скандальной выходкой Мэлори.

Глава 3

К сожалению, случилось так, что поездка в Хаверс-Таун оказалась совершенно неудачной. Джону Маркусу, правда, посчастливилось дожить до весьма преклонного возраста – девяноста шести лет. Он был прикован к постели, но ума отнюдь не лишился и прекрасно помнил могилу.

– Я ухаживал за ней почти шестьдесят восемь лет, – с гордостью поведал он собравшимся.

– Спаситель небесный! – воскликнула Реджи. – Да это задолго до того, как ты родился, дядя Джейсон!

– Верно, – кивнул Джон. – А мне было тогда тринадцать. Совсем мальчишка! Перепоручил это своему племяннику, когда ушел на покой. Никому другому не доверил бы, уж это точно. Он что, ленится?! Уж я его, мальчишку!

– Нет, Джон, конечно, нет, – поспешил заверить Джейсон, хотя понятия не имел, так ли это, ибо вот уже тридцать лет как не был на могиле. Но к чему зря волновать старика? – Он очень старается, Джон, и превосходный работник. Я им доволен, – добавил он.

– Мы счастливы наконец отыскать того, кому хоть что-то известно об этой могиле, – вставила Реджи, спеша перейти к делу, ради которого они здесь появились. – Мы все умираем от любопытства. Хотелось бы поскорее услышать, кто там лежит.

Маркус нахмурился.

– Кто? Но, леди и джентльмены, откуда мне знать?

Удивленное и разочарованное молчание последовало за его заявлением. Такого они не ожидали.

– Но в таком случае почему вы ухаживали за могилой? – не выдержал наконец Дерек.

– Потому что она просила.

– Она? – повторил Джейсон.

– Ну да. Ваша бабушка, милорд. Для этой доброй леди я был готов на все! Душу бы отдал за нее. Как и все в Хаверстоне. Люди ее обожали… не то что вашего дедушку. По крайней мере они так к нему не относились, когда тот был молод.

Брови присутствующих дружно взметнулись вверх.

– Простите? – негодующе выдавил Джейсон, готовый броситься на защиту семейной чести. Но Джон Маркус, слишком старый, чтобы бояться гнева Мэлори, только ухмыльнулся.

– Я не хотел оскорбить вас, милорд, но первый маркиз… уж больно он сухарем был! Такой чопорный, словно аршин проглотил! Хотя… вряд ли он особенно отличался от других аристократов своего пошиба. Сам король пожаловал ему Хаверстон, но он словно не замечал здешних обитателей. Предпочитал жить в Лондоне и приезжал раз в год, чтобы получить отчет от управляющего, наглого щеголя, который правил Хаверстоном, как тиран, и всячески изводил людей, да еще и воровал, набивая себе карманы.

– Достаточно резкое суждение о человеке, который не может оправдаться, – сухо заметил Джейсон.

Джон равнодушно пожал плечами:

– Все это чистая правда, так что не обижайтесь. Но так было до тех пор, пока маркиз не встретил леди Анну и не женился. Она изменила его, словно волшебной палочкой взмахнула. Научила радоваться мелочам, смягчила характер, возвысила душу. Словом, он будто на свет заново родился. Из унылого мрачного обиталища Хаверстон превратился в место, которое люди с гордостью называли своим домом. Как жаль, что гнусные слухи…

– Слухи? – нахмурилась Реджи. – А, о том, что она была цыганкой?

– Вот
Страница 5 из 11

именно. Только потому, что маркиза выглядела и говорила, как нездешние жители, и перед самым ее появлением в округе кочевали цыгане, некоторые люди повторяли эту глупую сказку. Но маркиз положил конец пересудам, женившись на леди Анне. Как ни крути, а такой аристократ, как он, не возьмет себе в жены девушку низкородную, настолько ниже его по положению.

Джейсон успел заметить улыбку Дерека, прежде чем тот ответил:

– Зависит от аристократа.

Джейсон послал сыну предостерегающий взгляд. Ни к чему остальным знать, что и он поставил зов сердца превыше долга.

Джон покачал головой:

– В те времена такое было просто немыслимо, лорд Дерек. Может быть, теперь да, но в то время подобный скандал мог просто уничтожить человека.

– Да, но сплетни так и остались сплетнями, – объявил Джейсон, – поскольку ничего так и не было доказано. Однако злые языки не унимаются, в противном случае мы ничего не знали бы. Но, как вы говорите, теперь уже не имеет значения, была ли Анна Мэлори цыганкой или испанкой, как утверждают многие. Только она могла бы ответить правдиво, но дедушка и бабушка скончались еще до моего рождения. Печально, что я никогда их не видел.

– Я сама всегда хотела узнать о ней правду, – поддакнула Эми. – Помню, как меня завораживали эти истории, и, прежде чем спросите почему, вспомните, что я, по мнению старших, точная ее копия. Интересно, вправду ли она родилась цыганкой… хотелось бы, чтобы все так и было. Тогда этим можно бы объяснить мои безошибочные инстинкты и необыкновенную удачливость. А я никогда не ошибаюсь! Наверное, это была настоящая любовь!

– Черт, если это так, я рад, что наш предок оказался таким смелым! – воскликнул Дерек. – Не которым мужчинам для этого требуются годы… и годы… и…

От Джейсона не укрылся тонкий намек, и прежде чем кто-то успел понять, в чем дело, он многозначительно пробасил:

– Кажется, Дерек, ты собирался пройтись по магазинам? Не опоздаешь?

На что сын не ответил, только без малейшего раскаяния улыбнулся, очевидно, ничуть не расстроенный замаскированной отповедью. Джейсон незаметно вздохнул, зная, что Дерек просто подшучивает над ним. По правде говоря, он был единственным, кто хоть изредка осмеливался поддеть главу семьи. Кроме того, ни один родич, не зная, каково истинное место Молли в жизни отца и сына, не понимал, над чем подсмеивается Дерек. К тому же он знал, сколько усилий прилагал отец, чтобы уговорить Молли дать согласие на брак.

– Черт, почему я не додумалась сделать это с Анной Мэлори! – досадливо пробурчала Эми, чем вновь привлекла всеобщее внимание.

– Что сделать? – хором вопросили Мэлори.

– Поспорить, что мы узнаем правду о ней. Кто хочет побиться об заклад?

– Предпочитаю, чтобы все догадки и домыслы на этом и закончились, – неожиданно перебил ее Джейсон.

– Неужели ты не хочешь узнать правду, дядя? – охнула Эми.

– Я этого не сказал, дорогая. Просто не хочу, чтобы эта история стала первым твоим поражением и испортила великолепный список твоих побед. Вряд ли хоть что-то прольет свет на эту тайну. Ты первая будешь вне себя от обиды и горя, если это случится, не так ли?

Эми вместо ответа вздохнула, чем, однако, нисколько не разубедила его в своей решимости. Слишком хорошо знал Джейсон, что никакие препятствия, препоны и преграды в жизни еще не помешали Эми следовать своей интуиции, никогда ее не подводившей.

Глава 4

Вечером, после ужина, члены семейства разбрелись по бесчисленным комнатам родового замка.

Молли еще в начале недели успела разобрать и принести с чердака почти все рождественские украшения и как раз спускалась с лестницы, чтобы начать последние приготовления, когда во дворе раздался стук копыт, вскоре оборвавшийся: очевидно, всадник резко натянул поводья. Удивленная столь поздним прибытием неизвестного гостя, Молли отправилась посмотреть, кто бы это мог быть. Но едва взялась за дверную ручку, как дверь с шумом распахнулась и в переднюю влетел Джейми, едва не сбив с ног экономку. Та покачнулась, с трудом удержав равновесие, но тут же пришла в себя и приветливо улыбнулась. Она и в самом деле была рада видеть Джейми, поскольку все уже начинали беспокоиться, что он вообще не приедет.

– Веселого Рождества, Дж… – жизнерадостно начала она, но докончить ей не дали.

– Веселого? Черта лысого! – прошипел Джейми, грубо обрывая Молли. Правда, до него все же дошло неприличие подобного поведения, и невежа снизошел до мимолетной улыбки. – Рад видеть тебя, Молли, – наспех пробормотал он. – А где обретается мой никчемный братец?

Молли от удивления даже попятилась, хотя прекрасно знала, кого он имеет в виду. Вряд ли Джейми посмел бы так сказать об Эдварде или Джейсоне, которых почитал, как старших в роду. По-видимому, Джейми горит гневом на Энтони, и Молли сочла своим долгом немного охладить пламя ярости.

– О ком это вы говорите? – осторожно осведомилась она, делая вид, что не поняла. Но Джейми, очевидно, не собирался сдаваться, так что костер с каждой минутой разгорался все сильнее.

– О малютке, – заносчиво бросил он, не вдаваясь в дальнейшие объяснения.

Молли невольно съежилась, заметив зловеще-мрачное выражение красивого лица. Светловолосый великан Джейми Мэлори, как и его братья, очень редко выходил из себя настолько, чтобы пугать своим видом окружающих. Когда он действительно сердился на кого-то, ему достаточно было пустить в ход убийственное остроумие, чтобы повергнуть противника в прах, а поскольку физиономия грозного гиганта при этом оставалась непроницаемой, то и нападение бывало достаточно неожиданным, что давало Джейми дополнительные преимущества. Уколы наносились один за другим с молниеносной быстротой, остроты летели прямо в цель, и поединок, не успев начаться, кончался победой.

К своему величайшему прискорбию, «малютка», то есть Энтони, умудрился как раз в этот момент высунуться из гостиной с целью определить, в каком настроении находится брат, что оказалось совсем нетрудно, судя по злобному взгляду, которым последний пронзил несчастного. Лев вырвался из клетки и жаждал крови. Видимо, поэтому дверь гостиной так поспешно захлопнулась: очевидно, поняв, что конец близок, бедняга поспешил скрыться.

– О Господи, – растерянно охнула Молли, когда Джейми пулей пролетел мимо. Долгие годы службы в доме и отличное знание нравов семейки не мешали ей временами опасаться худшего. Немного поразмыслив, стоит ли вмешиваться, она все-таки благоразумно осталась на месте.

Далее последовало нечто вроде перетягивания каната с переменным успехом, а иначе говоря, Джейми налег на дверь своим значительным весом с одной стороны, а Энтони, напротив, делал все возможное, чтобы дверь не поддалась. Сначала победа клонилась на сторону Энтони, который, хоть и весил меньше брата, был выше и мускулистее. Но бесконечно удерживать «крепость» не удавалось, тем более что Джейми, потеряв голову от бешенства и окончательно озверев, принялся биться в дверь плечом и почти добился успеха, прежде чем сопернику удалось собраться с духом и вновь захлопнуть дверь. То, что он сделал потом, потрясло Молли, которая в ужасе заломила руки. Сообразив, что силы неравны, он подождал, пока Джейми в очередной раз наляжет на дверь, и проворно отскочил. Не встретив
Страница 6 из 11

сопротивления, Джейми с размаху влетел в гостиную. Раздался такой ужасный грохот, что Молли в полной уверенности, будто потолок обрушился, метнулась в комнату вслед за вбежавшей Реджи. Но все оказалось в целости, а Джейми, уже успев подняться на ноги, отряхивал с одежды хвойные иглы.

Реджи и Молли застыли на пороге. Сцена, открывшаяся им, была достойна кисти художника. Энтони успел вовремя отступить и, подняв свою дочь Джейми, которую няня принесла посмотреть елку, загородился малюткой, как щитом. Дерево, правда, свалилось, совершенно потеряв прежний величественный вид, и загородило едва ли не половину комнаты. Но Энтони, прекрасно понимая, что брат не рискнет и пальцем тронуть ребенка, наслаждался плодами собственной хитрости и, очевидно, чувствовал себя в полной безопасности.

– Как мило! Дитя спряталось за спину ребенка, – прошипел Джейми, угрожающе сведя брови.

– Не правда ли? – ухмыльнулся Энтони, целуя дочь в макушку. – По крайней мере план удался. Только не подходи! Я и без того на взводе!

Но Джейми было не до веселья.

– Немедленно поставь на пол мою племянницу! – рявкнул он громовым голосом.

– И не подумаю, братец… пока не выясню, с чего ты на меня взъелся. По какой причине вздумал прикончить? Подумать только, родного брата! Какая бесчеловечность!

Жена Энтони, Рослин, подхватила одного из близнецов и, не оборачиваясь, бросила через плечо:

– Прошу меня простить, но никаких расправ и убийств в присутствии детей.

В ответ на ехидную ухмылочку Энтони Джейми лишь приподнял золотистую бровь. Энтони мгновенно насторожился, безошибочно поняв, что его дело плохо и надвигается гроза, которую, ему, возможно, и в самом деле не пережить.

Джейми не стал его держать в неизвестности ни минутой дольше.

– Поработай своей глупой башкой и представь, что произошло, когда Джек ни с того ни с сего начинает сыпать проклятиями и по любому поводу восклицает: «Гром и молния», «Чтобы меня черти унесли» и тому подобное. А теперь подумай, болван, что случилось, когда Джордж, обеспокоенная таким лексиконом, справляется у девочки, где она такого набралась. Ну, а потом сообрази, что стряслось, когда бедняжка Джек, в своей невинности ничего не подозревая, объясняет, как дядя Тони возил ее и Джуди в Найтон-Холл. Ну а напоследок вообрази, что сделала со мной Джордж и как терзала, требуя, чтобы я поведал, с чего это вдруг позволил тебе возить малышек в мужской клуб, где на ринге льется кровь потоками, где игроки гнусно и непристойно ругаются, особенно когда проигрывают, где заключаются самые немыслимые пари и обсуждаются именно такие темы, которые совсем не для детских ушей. Выходит, это я виноват? Я? Я таскал шестилетних малюток по злачным местам? Я говорил гадости в их присутствии? Я обучал их сыпать проклятиями? Ну, а теперь нарисуй себе такую милую картинку: Джордж отказывается поверить, что я ничего не знал! В жизни не думал, что ты окажешься таким безмозглым кретином! Она винит меня за то, что якобы я разрешил тебе повезти их туда! И поскольку я действительно не имел ни о чем ни малейшего представления, догадайся, кого теперь измочалю, черт побери?

Даже Реджи открыла рот, потрясенная столь длинной и негодующей тирадой. Джейми в своем праведном гневе напоминал греческого бога, готового расправиться с провинившимся смертным. Энтони поначалу ехидно посмеивался, но с каждой новой фразой ему все больше становилось не по себе, тем более что жена устремила на него пронзительный взор зеленовато-карих глаз с золотистыми искорками: очевидно, ее знаменитая шотландская вспыльчивость взяла верх над разумом. Фитиль поднесли к пороховой бочке, и теперь должен был последовать неминуемый взрыв. Видя это, бедняга неловко втянул голову в плечи. Сейчас начнется!

– Ох, парень, я просто ушам своим не верю! Ты вправду такое сотворил?! Взял Джуди и Джек в это гнездо разврата?! Какое испытание для юных впечатлительных душ! Позор! Позор семьи! Без ответственный, ничтожный человек!

Энтони поморщился и поспешно попытался объясниться:

– Рос, все было совсем не так, даю слово! Клянусь всеми святыми! Я вез девочек в парк, но по пути заехал в Найтон лишь для того, чтобы забежать на минуту и перемолвиться словечком с Амхерстом. Ты ведь сама велела пригласить его и Фрэнсис к ужину, а я знал, где он бывает в это время дня. Откуда мне было догадаться, что девочки выбегут из кареты и прокрадутся в клуб? Им, видите ли, захотелось посмотреть!

– Интересно, когда эти ангелочки без спроса совали нос куда не велено? Ни за что не поверю, – сухо ответствовала жена и, обратившись к Реджи, велела: – Помоги мне забрать детей отсюда. Оставим мужчин вдвоем, и пусть Джейми задаст ему как следует!

Реджи, безуспешно стараясь скрыть улыбку, выполнила приказ и последовала за Рослин, величественно выплывшей из гостиной. Не прошло и минуты, как комната почти опустела. Джейми, все еще побаиваясь, что враг сбежит, прислонился спиной к двери, скрестил руки на широченной груди и язвительно сообщил ошеломленному брату:

– Ну, как тебе сейчас, старина? Попробуй того лекарства, которым меня накормил! Горьковато, не правда ли? И учти, она еще разговаривает с тобой, а Джордж целую неделю словом со мной не перемолвилась!

– Дьявол, – проворчал Энтони, – да говорю же, я тут ни при чем! Ты ведь слышал, я не нарочно! Не хотел я их таскать в Найтон! Что, с тобой такого не могло случиться? Можно подумать, ты у нас святой.

– Не святой, – лаконично ответил Джейми, – но и не такой осел.

Энтони вспыхнул от гнева, но угрызения совести все-таки одержали верх.

– Ладно, твоя взяла. Хочешь фунт моей плоти? Иначе не успокоишься? Валяй, действуй! На твоей улице праздник!

– Именно так и сделаю, не сомневайся!

Глава 5

Каждый раз, когда в доме собиралось слишком много гостей, неизбежно возникали всяческие затруднения, проблемы и недоразумения с прислугой, тяжким бременем ложившиеся на плечи Молли. К концу праздников она буквально с ног валилась, хотя по праву гордилась тем, что дом управляется безупречно и посторонние, не замечающие многочисленных подводных течений, считают, что все идет без сучка и задоринки. И на этот раз она так утомилась, что, как ни горела желанием высказать Джейсону свои подозрения, уснула, не дожидаясь, пока он придет в ее комнату. Но Джейсон, как обычно, оказался в ее постели, и когда она на следующее утро открыла глаза, первым делом увидела возлюбленного. Собственно говоря, именно его рука, нежно ласкавшая полную грудь, и губы, прижимавшиеся к ее шее, разбудили Молли. Правда, она сразу вспомнила, как зла на Джейсона, но вместо того, чтобы излить свое раздражение, мудро промолчала и слегка повернулась, подставляя ему те части своего тела, к которым он выказывал столь явный интерес.

Оставив упреки на потом, Молли томно вздохнула и обняла его. Боже, как она любила этого мужчину! Даже после тридцати лет их романа прикосновение Джейсона все еще обладало способностью безмерно ее возбуждать, а поцелуи – воспламенять безумную страсть так же легко, как и в юности. И Молли знала, что она точно так же действует на Джейсона.

Не прошло и нескольких минут, как они слились в долгом обжигающем поцелуе, и Молли, зная, к чему он приведет, не возражала. Не возражала, потому что сама
Страница 7 из 11

жаждала того же. Жаждала всегда. Какое счастье – любить и быть любимой. И желанной.

Джейсон и на этот раз не разочаровал ее. Чуть приподнявшись, он придавил Молли к постели всем телом, раздвигая ей бедра, и она послушно сцепила ноги у него на спине. Он вонзился в нее одним толчком, наполнив до отказа, и она задохнулась от восторга. Поймав ритм его движений встречным движением бедер, она выгнулась, отвечая на каждый его выпад. Не прошло и нескольких минут, как Молли забилась в экстазе, ощущая, как яростно он исторгается в нее.

– Доброе утро, – прошептал он, чуть откидываясь назад, когда оба немного отдышались. Утро, вполне возможно, окажется испорченным, но зато Джейсон точно знал, как начать его на самой прекрасной ноте. Молли вернула ему улыбку и что было сил прижалась к груди, прежде чем разжать руки. Только сейчас она вспомнила, что собиралась пожурить его перед расставанием, и нашла превосходный способ смягчить удар поцелуем.

Все родственники, кроме разве что сына, знали его как строгого, суховатого, временами грозного человека. Что ни говори, а Джейсон – глава семьи и в совсем еще юном возрасте принял на себя тяжкую ответственность и долг по воспитанию младших детей. Но Молли знала возлюбленного и с другой стороны: его обаяние, нежность, остроумие. Он привык сдерживаться и не выказывать эти черты своего характера при посторонних: положение обязывало. Но только не с ней. Никогда с ней, если, разумеется, они оставались наедине. С ней он был настоящим.

Джейсон больше не хотел скрываться, и необходимость обращаться с ней на людях как с прислугой угнетала его. Они равны, равны во всем, однако для того, чтобы гордо представить всем свою супругу, им нужно раньше пожениться, а Молли уперлась и стоит на своем. Он продолжал добиваться ее согласия, и эта постоянная борьба в последнее время все больше осложняла их отношения. Кто-то должен сдаться первым, и Молли была твердо уверена, что этот «кто-то» – не она.

Заканчивая одеваться, она перешла в наступление. Пусть он не воображает, будто может делать все, что захочет!

– Итак, Джейсон, отныне мне следует скрываться от тебя и не показываться на глаза в присутствии твоей семьи?

Джейсон, лениво наблюдавший за Молли, резко выпрямился и недоуменно моргнул.

– О чем это ты?!

– Судя по тому, как ты смотрел на меня вчера в столовой, любой мог бы заметить, что между нами. И это не впервые! Хочешь меня выдать? Что это на тебя нашло, с чего ты вдруг забываешь, кто я в этом доме? Простая экономка, ничего больше.

– Забыть, что ты не просто моя экономка? – усмехнулся Джейсон, но тут же со вздохом признался: – Все повторяется, Молли. Не могу не вспоминать, что именно под Рождество Дерек преодолел все сомнения Келси и уговорил ее выйти за него замуж. А ведь она приводила те же доводы!

Молли невольно удивилась. Неужели это время года навело его на размышления? Зря. Совсем зря.

– Неправда. Между мной и Келси огромная разница, – поспешно возразила она. – Помилуй Бог, Джейсон, да ведь она происходит из рода герцогов. Такой высокородной и славной семье все прощается. Любой проступок. Кроме того, Келси сумела избежать скандала. Тебе это не удастся.

– Сколько раз повторять, что мне совершенно все равно? Сколько твердить, что я не сноб? Я хочу, чтобы ты стала моей женой, Молли. И несколько лет назад даже получил специальное разрешение на брак. Все, что от тебя требуется, – сказать «да», и мы сегодня же поженимся.

– О, Джейсон, я сейчас разрыдаюсь, – печально пробормотала Молли. – Ты ведь знаешь, это мое заветное желание. Но кто-то должен думать о последствиях, и, поскольку ты не собираешься этого делать, придется мне. Если даже твоя семья и узнает правду, чего ты, кажется, добиваешься, все останется по-прежнему, только я буду опозорена. Пока еще ко мне здесь питают нечто вроде уважения, но, узнав, что я твоя любовница, в меня начнут тыкать пальцами.

Джейсон поднялся с постели и, как был обнаженный, подошел к Молли и привлек к себе.

– Тобой движет не сердце, а холодный разум, – печально прошептал он.

– Зато ты в последнее время, кажется, не слишком связно мыслишь, – отпарировала она.

Джейсон чуть отвел голову и криво улыбнулся:

– Что же, хоть в этом мы согласны.

Молли осторожно погладила его по щеке.

– Джейсон, оставь жалобы, все равно этому не бывать. Мне невыразимо жаль, что мое происхождение стало неодолимым препятствием на пути к нашему счастью. Мне невыразимо жаль, что общество всегда отвергало и будет меня отвергать, независимо от того, поженимся мы или нет. К сожалению, мы не в силах ничего изменить. Я могу лишь продолжать любить тебя и стараться дарить счастье. Остальное от нас не зависит.

– Ну уж нет. Я не смирюсь, – упрямо буркнул он, и Молли устало вздохнула.

– Знаю, дорогой. Знаю. И дороже тебя у меня никого нет на свете.

– Но я сделаю все, чтобы не обращать на тебя внимания, по крайней мере пока моя семейка торчит здесь.

Молли едва не рассмеялась. Как тяжело ему идти даже на маленькую уступку! Как ей трудно уговорить его сдаться! Пока придется смириться с тем, что есть, и не просить большего. Пока.

Глава 6

Появление Джейми этим утром в малой столовой, где обычно накрывался завтрак, вызвало различную реакцию со стороны окружающих. Те, кто не знал о его приезде, разразились было радостными приветствиями, бесславно скончавшимися, едва собравшиеся бросали взгляд на его разукрашенное лицо. Те же, кому было известно о вчерашних событиях, либо тактично молчали, язвительно при этом ухмыляясь, либо оказались настолько глупы, чтобы выразить свое мнение.

Джереми, как выяснилось, подпадал под две последние категории, ибо, растянув рот до ушей, нагло заявил:

– Готов побиться об заклад, бедная рождественская елка тут ни при чем, хотя, говорят, ты отважно пытался немного ее укоротить.

– И, насколько могу припомнить, мне это удалось, – проворчал Джейми, хотя, тут же встрепенувшись, осведомился: – Надеюсь, ее удалось спасти, щенок ты эдакий?

– Если не считать нескольких лап, потерянных в неравной борьбе, но все недочеты удастся замаскировать свечками и канителью, а это задача не из легких. Я умываю руки – никто лучше меня не подвешивает к потолку омелу.

– И пользуется всяким удобным случаем, чтобы под ней оказаться[2 - Согласно английским обычаям, всякий, кто очутится под омелой в обществе девушки, имеет право ее поцеловать.], – вставила Эми с добродушной улыбкой.

– Уж это само собой разумеется, – подмигнул Джереми. Ему недавно исполнилось двадцать пять, но он все еще оставался очаровательным повесой. По иронии судьбы он был как две капли воды похож на Энтони в его молодые годы. Вместо того чтобы пойти в родного отца, он унаследовал от дяди темные волосы и пронзительно-синие глаза, которыми обладали лишь немногие Мэлори, те, кто, по слухам, напоминал бабку-цыганку.

Упоминание об омеле отнюдь не улучшило настроение Джейми, и без того достаточно мерзкое. Мало того, что у него не лицо, а маска, так еще придется обойтись без поцелуев: жена наотрез отказалась ехать в этом году в Хаверстон, и все из-за проклятого идиота и ее поганого настроения. Кровь и ад! Так или иначе придется вымолить прощение и уладить неприятности, и, хотя он попытался сорвать зло на Энтони, это
Страница 8 из 11

нисколько не помогло… разве что чуточку.

Уоррен, все еще глазевший на великолепный фонарь под глазом Джейми и засохшие царапины, тихо заметил:

– Представляю, на что похож другой! Подумать страшно!

Джейми вполне справедливо принял эту сомнительную похвалу за комплимент, так как Уоррен не раз испытал на себе силу его кулаков.

– А мне бы хотелось поздравить того беднягу, – съязвил Николас, заработав при этом пинок под сто лом от жены.

Джейми благодарно кивнул племяннице:

– Весьма ценю, дорогая. Я бы просто не дотянулся.

Реджи покраснела, поняв, что разоблачена. Николас, все еще морщась, умудрился свести брови, что выглядело достаточно комично, поскольку обе гримасы явно противоречили друг другу. Но безжалостный Джейми украдкой показал ему кулак.

– Интересно, жив ли еще дядя Тони, или нас ждет очередная трагедия? – осведомилась Эми, вспомнив, что ни Джейми, ни Энтони не спускались вчера вниз.

– Дай мне несколько дней, чтобы сообразить, киска, потому что будь я проклят, если сам понимаю, – выдавил Энтони, медленно входя в комнату и прижимая руку к якобы сломанным ребрам. Вид его мог бы потрясти любого и вызвать слезы у менее закаленных дам, чем женщины из рода Мэлори. Эти привыкли и не к такому.

С мелодраматическим стоном он осторожно опустился на стул напротив Джейми, но тот лишь пренебрежительно скривил губы.

– Перестань выламываться, осел, – фыркнул Джейми, – все равно никто не поверит твоему спектаклю. Актер ты никудышный, и к тому же твоей жены все равно тут нет.

– Нет?

Энтони быстро оглядел присутствующих, разочарованно вздохнул и устроился поудобнее, на этот раз без всяких стонов и причитаний. Однако все равно не преминул пожаловаться Джейми:

– Как ты мог? Все ребра мне переломал.

– Черта с два, хотя, признаюсь, подумывал. Кстати, еще не все потеряно. Может, и переломаю.

Энтони пригвоздил его к месту негодующим взглядом.

– Мы слишком стары, чтобы размахивать кулаками!

– Говори за себя, слабак! Никогда не вредно немного поразмяться!

– А, так мы именно этим занимались? – деланно удивился Энтони, бережно ощупывая собственный фонарь. – Теперь это называется разминкой? Вот уж не знал.

– Разве не за этим ты каждую неделю ездишь в Найтон-Холл? – саркастически поинтересовался Джейми. – Как я понимаю твое недоумение! Ну что так ошарашенно пялишься? Привык наносить удары, а не получать! Ничего не попишешь, придется терпеть. Стоит ли удивляться, что понятия у тебя в голове несколько сместились? Рад, что сумел все тебе прояснить. Теперь не спутаешь! И лишняя по тасовка тебе только на пользу!

Именно в этот напряженный момент вошел Джейсон, окинул неодобрительным взором распухшие физиономии родственничков и осуждающе покачал головой:

– Иисусе милостивый, и это в такой праздник! Что же, я готов вас выслушать в своем кабинете.

Приказ был отдан не допускающим возражений тоном, каким славился глава семьи, и, поскольку он немедленно покинул комнату, у братьев не осталось ни малейшего сомнения в том, что и они обязаны за ним последовать. Джейми молча поднялся и обошел вокруг стола. Энтони негодующе фыркнул:

– Слушать выговоры в нашем возрасте? Немыслимо! Поверить не могу, черт возьми, что мной командуют, как мальчишкой! И к тому же не я начал первым…

– Да заткнись, щенок, – прошипел Джейми и, вытащив брата из-за стола, поволок к выходу.

– Давно мы не имели удовольствия зреть, как рвет и мечет старший братец, просто не терпится полюбоваться!

– С тебя станется, – брезгливо бросил Энтони. – Вечно стараешься обозлить его, а потом хоть трава не расти!

Но Джейми, очевидно, не испытывая ни малейших угрызений совести, дерзко усмехнулся:

– И что же? Что я могу еще сказать? Наш старшенький ужасно забавен, когда на стенку лезет!

– Только давай условимся, что эта самая стенка будет с твоей стороны, договорились? – буркнул Энтони и, не успев открыть дверь в кабинет Джейсона, немедленно начал излагать события, с тем чтобы выставить себя в лучшем свете: – Джейсон, старина, вчера ночью я пытался утихомирить этого здоровенного бешеного быка, честное слово, пытался, но он и слушать ничего не пожелал. Винит меня в…

– Значит, здоровенного бешеного быка? – перебил Джейми, слегка подняв бровь.

– …Потому что Джордж отказывается с ним говорить, – отмахнулся Энтони, – и мало того, поссорил меня с женой, и Рослин видеть меня не желает, с тех пор как он сюда ворвался. Вместо того чтобы…

– Здоровенный бешеный бык? – повторил Джейми.

Энтони насмешливо подмигнул:

– Кажется, стрела попала в цель? Это определение пристало тебе, как костыль – калеке.

– Довольно! – обрушился ни них Джейсон, вставая из-за стола. – Я немедленно желаю выслушать самые подробные объяснения, и никаких пререканий!

– Да, Тони, ты опустил самое интересное. Не стесняйся, выкладывай, – подначивал Джейми.

Энтони тяжело вздохнул.

– Поверишь, Джейсон, мне в жизни так не везло! Правду говоря, такое могло случиться с каждым из нас, что же мне было делать, спрашивается?! Дело в том, что Джек и Джуди умудрились сбежать из кареты и пробраться в Найтон-Холл, стоило мне отвернуться, и только потому, что была моя очередь везти их на прогулку в тот день, меня называют легкомысленным ослом. Что же делать, если малышки пополнили свой словарь несколькими не совсем приличными выражениями? Они в два счета все забудут, а меня посчитали кем-то вроде преступника!

– Гладко излагаешь, слишком гладко, – вмешался Джейми. – Только не забудь упомянуть, что Джордж про тебя и не вспоминает и во всем винит меня, словно я мог предвидеть, что ты, как последний дурак, потащишь девочек…

– Я все улажу с Джордж, как только она появится, – промямлил Энтони. – Положись на меня.

– В таком случае тебе придется тащиться обратно в Лондон, милый, поскольку она отказалась приехать в Хаверстон. Не желает портить остальным праздник своим мрачным видом и решила, что так будет лучше. А я? Кто подумает обо мне? Я вынужден терпеть все это?! Вдовец при живой жене!

– Ты не упоминал, что она настолько зла! – возмутился Энтони. – Ну и кошмар!

– Замолчите оба, – строго велел Джейсон. – Положение поистине невыносимое! И честно сказать, я крайне удивлен, что, став женатыми мужчинами, вы совершенно растеряли былую ловкость в обращении с женщинами. Где тонкие приемы, хитрость и обходительность? Все утрачено!

Бывшие повесы ошеломленно переглянулись. Вот это удар! Ниже пояса! Джейми тихо охнул.

– Видишь ли, – пробормотал он, – американки сделаны из другого теста и к тому же чертовски упрямы.

– Как и шотландки, – поддакнул Энтони. – Они совершенно не желают себя вести, как обычные нормальные англичанки, Джейсон, честное слово!

– Не важно. Вы знаете, как я отношусь к Рождеству. И требую, чтобы все, все без исключения, собрались в Хаверстоне! Теперь не время для распрей, ссор и выяснения отношений! Вам обоим следует немедленно помириться с женами до того, как наступит праздник! Беритесь за дело, даже если для этого придется вернуться в Лондон! Позор! Ведете себя, как капризные дети!

С этими словами Джейсон направился к двери, оставив братьев размышлять о своих грехах, но у самого порога обернулся:

– Вы как два медведя. Неужели не понимаете, какой
Страница 9 из 11

пример подаете детям?

– Медведи, – фыркнул Энтони, едва дверь закрылась.

Джейми, подняв глаза к небу, сухо заметил:

– Хорошо еще, что потолок не обвалился от его криков.

Глава 7

Вопреки своему же собственному отказу приехать жена Джейми вместе с детьми появилась в Хаверстоне на следующее утро. Очевидно, что-то заставило ее смягчиться. К величайшей досаде Джейми, остальные ее братья сопровождали сестру. Какая неприятность! Мало того, что он никогда не ладил с родственниками, никто не позаботился предупредить, что они собираются в Англию на Рождество. Будут теперь путаться под ногами!

Джуди, в восторге оттого, что лучшая подруга наконец приехала, бросилась к ней и, проворчав: «Давно пора», – потянула Джек в гостиную посмотреть Подарок, как его все называли.

До самого вечера девочки не отходили от столика, почти такого же высокого, как они сами, и перешептывались, строя догадки относительно таинственного свертка. Их живейший интерес привлек к Подарку внимание взрослых, которые не могли не заметить, что девочки словно прикованные стоят на одном месте. Странная это вещь – любопытство! Иногда его просто невозможно сдержать, и тогда…

Пока гости в который раз высказывали предположения и делились своими соображениями, в передней разыгрывалась весьма интересная сцена. Несмотря на то что остальные радостно встретили вновь прибывших, не удостоив братьев Джорджины более теплым приветствием, чем короткий кивок, Джейми последовал за женой наверх, в спальню, где они всегда останавливались по приезде в Хаверстон. Няня поспешно унесла близнецов в детскую. Джорджина по-прежнему упрямо молчала, и Джейми с каждым мгновением терял надежду на легкое примирение. Значит, она так и не смилостивилась, хотя все-таки приехала. Поэтому Джейми смело ринулся в бой, как в омут головой.

– Ты все твердила, что останешься в Лондоне, Джордж, – подчеркнуто сухо напомнил он. – Что заставило тебя изменить решение?

Джорджина ответила не сразу, поскольку как раз в этот момент лакей внес один из сундуков, который она и начала разбирать. Джейми, услышав шаги другого слуги на лестнице, поспешно захлопнул дверь и прислонился к ней спиной, сообразив, что тот поймет намек и догадается немного обождать. Он стоял, не сводя с жены пристального взгляда и втайне любуясь ее миниатюрной округлой фигуркой. Красивая женщина, его жена, с густыми каштановыми волосами и карими глазами. Рождение детей пошло ей на пользу, она расцвела, словно летняя роза в саду. Как же трудно было завоевать ее.

Начало их романа можно было с полным правом назвать необычным. На ухаживание в полном смысле слова это никак не походило. Джорджина, желая вернуться домой, в Америку, переоделась мальчишкой и нанялась юнгой на судно Джейми. Тот сразу понял, что она не настолько молода, какой хочет казаться, разгадал маскарад и получил великолепную возможность и достаточно времени, чтобы совратить девушку, хотя для этого пришлось немало потрудиться. Он уже совсем отчаялся добиться своего, когда «крепость» сдалась. Только одного не учел прожженный юбочник и завзятый донжуан, – того, что влюбится сам, да так, что голову потеряет. К собственному удивлению, он не представлял себе жизни без Джорджины. Однако он поклялся остаться навеки холостяком, так что пришлось решать нелегкую задачу, как сделать девушку своей навсегда и избежать церковного обряда. Сомнения, правда, длились недолго. Братья Джорджины прекрасно решили эту проблему за будущего зятя. Правда, пришлось весьма деликатно подтолкнуть их к этому решению, но они якобы силой вынудили его пойти к алтарю, за что он вечно будет им благодарен. Только черта с два признается в этом! Уж такого они от него не дождутся!

Оставалось одно – заставить ее открыться в своей любви к нему, и после этого супружеская жизнь, можно сказать, стала безоблачной. Иногда ее горячий американский нрав давал себя знать, и тогда разражались бури и штормы, поскольку Джорджина никогда не стеснялась выразить свое недовольство. Но он без всякого труда заговаривал ей зубы, и не проходило и часа, как снова воцарялось безоблачное настроение.

Поэтому Джейми и не понимал причин столь жестокой ссоры и никак не мог взять в толк, почему они до сих пор не помирятся. Перед отъездом в Хаверстон она все еще отказывалась разговаривать с ним, а также, что было важнее всего, дверь ее спальни оказывалась неизменно закрытой. И все из-за того, что дочь набралась весьма цветистых выражений, более подходящих взрослому мужчине?!

Или это предлог? В таком случае чем вызван столь бурный взрыв? На Джорджину не похоже дуться из-за подобных пустяков да еще и винить его в дурном воспитании Жаклин, хотя он уж точно ни при чем…

– Ну? – не выдержал он ее молчания.

– Томас убедил меня, что я придала чересчур большое значение выходке Жаклин… – сухо процедила жена.

– По крайней мере у одного из твоих братьев в голове мозги, а не каша, – облегченно вздохнул Джейми. – Не забыть позже поблагодарить его.

– Не трудись. Я все еще расстроена, и это из-за тебя. Но мне не хотелось бы обсуждать это сейчас, Джейми. Я приехала ради детей, потому что Джек постоянно ныла и куксилась из-за Джуди. Должна же я думать о благе девочки!

– Ад и кровь, значит, я не прощен?! – взревел Джейми.

Вместо ответа Джорджина отвернулась и продолжала раскладывать вещи. По ее упрямо нахмуренным бровям Джейми понял, что все еще только начинается. Она не собирается сейчас спорить с мужем, как бы ни была раздражена. Кажется, у нее действительно есть причины для обиды. Но будь он проклят, если хотя бы подозревает, в чем тут загвоздка! Он и в самом деле ни в чем, абсолютно ни в чем не провинился! Как же теперь быть?!

И тут Джейми заметил горестно опущенные плечи, верный признак того, что ей такое положение вещей нравится ничуть не больше, чем ему. Ну разумеется! Ведь она его любит!

Джейми шагнул к жене, но, к сожалению, забылся и совершил непоправимую ошибку, прошептав ее имя.

– Джордж!

Джорджина на мгновение замерла. Потом гордо выпрямилась. Минута отчаяния миновала, и лицо застыло маской надменности. Джейми выпалил все известные ему ругательства, и хотя детей, к счастью, поблизости не оказалось, желанного эффекта он тем не менее не достиг: жена даже глаз не подняла. С этим ему пришлось удалиться. Некоторое удовлетворение Джейми, однако, нашел в том, что изо всех сил пнул стоявший за дверью сундук.

Глава 8

Во второй половине дня прибыл Эдвард, второй из братьев Мэлори, вместе с остальными членами семейства. Радость встречавших и приехавших была неописуема. Наконец-то все собрались вместе. К сожалению, последнее время это случалось не так часто, как хотелось бы. Дождавшись, пока дядюшка немного отдохнет, Реджи немедленно сообщила ему обо всех важнейших событиях, случившихся за время разлуки, и случайно упомянула о Подарке.

Именно в эту минуту Эми, услышавшую разговор, посетило озарение. Она сама не поняла, отчего с такой уверенностью ощутила, что это не просто подарок. Не обычный рождественский сувенир. Ей словно шепнул кто-то, что сверток в роскошной обертке каким-то образом связан с тайной Анны Мэлори. Той самой Анны, о которой с таким восхищением поведал старый садовник.

И это чувство никак не
Страница 10 из 11

хотело уходить. Наоборот, становилось все сильнее, полностью завладевая Эми. Она просто не могла думать ни о чем другом, не сводила глаз с Подарка и неожиданно для себя твердо решила развернуть его этой же ночью. Непонятно только, что делать: признаться во всем Уоррену или подождать, пока он уснет?

Но судьба все определила за нее. Даже после головокружительных любовных игр и бурных ласк Уоррен ничуть не казался усталым и выразил готовность повторить все сначала. Припав к широкой груди мужа и нежась под его поцелуями, Эми прошептала с лукавой улыбкой:

– Сейчас я спущусь вниз и открою Подарок.

– Ни за что, – лениво пробормотал он. – Уж лучше оставаться в неведении, наслаждаться неизвестностью и ожиданием чуда и подождать до Рождества. Думаешь, остальным не хочется узнать, что в нем?

– Я и рада бы, Уоррен, но вся эта таинственность просто с ума меня сведет, особенно еще и потому, что я поспорила с Джереми. Заключила пари, что еще до конца года мы узнаем правду о нашей прабабке.

– И это после того, как Джейсон настоятельно запретил тебе подобные выходки?

– Ну, не настоятельно и не то чтобы запретил, и к тому же идти на попятный поздно.

Уоррен, что-то сообразив, сел и внимательно присмотрелся к жене.

– Признавайся, что общего имеет твое пари с этим пресловутым Подарком?

– В том-то все и дело. У меня какое-то непонятное предчувствие, что в этом свертке и содержится ответ. Уоррен, ты ведь знаешь, как редко я ошибаюсь. Не суди меня строго. Лучше помоги. Я просто не выдержу до Рождества. Милый, разве ты не со мной? Как мне обойтись без тебя?

Она просительно улыбнулась, но Уоррен, не поддаваясь на лесть, объявил строгим неодобрительным тоном, так напомнившим ей прежнего Уоррена, никогда не смеявшегося, на лице которого никто не видел и тени улыбки:

– Такое поведение скорее пристало детям, чем взрослой замужней женщине.

Но Эми, ничуть не усмиренная, дерзко высунула язык.

– Неужели тебе нисколько не любопытно?

– Разумеется, любопытно, но я вполне способен ждать до…

– Зато я не могу! – страстно вскричала жена. – Не могу, и все! Пойдем со мной, Уоррен. Я буду очень аккуратной. И если там ничего особенного не окажется, просто заверну все, как было, и ни одна живая душа не узнает. Подумаешь, что тут такого? Ты просто медведь!

– А ты? Ты серьезно? – поразился муж. – В самом деле собираешься красться в ночной тьме, как разбойница, чтобы… Ты же не какая-нибудь девчонка-озорница!

– Нет-нет, мы взрослые умные люди, пытающиеся самым простым способом раскрыть тайну, которая слишком долго мучила всех в этом доме.

Уоррен наконец соизволил усмехнуться. За годы супружеской жизни он уже успел привыкнуть к весьма странной, но достаточно убедительной логике жены и полному неприятию всех его попыток приструнить ее. Но в этом и заключалась прелесть и магия этой женщины. Другой такой просто на свете не было. Какое невероятное счастье выпало ему на долю, когда Эми его выбрала! Именно его, американца, и к тому же незнатного происхождения.

Пришлось сдаться на милость победительницы.

– Так и быть, – улыбнулся Уоррен, – но нам надо одеться. Огонь в гостиной наверняка погас, и ходить босиком по полу как-то не хочется.

Не прошло и получаса, как заговорщики уже стояли перед заветным столиком, на котором покоился Подарок. Уоррен отнесся к происходящему довольно спокойно, а вот Эми так и пылала от возбуждения. Что скрывается под золотой бумагой? И неужели ее предчувствия впервые в жизни не оправдаются?!

В гостиной, против всех ожиданий, вовсе не было холодно, поскольку тот, кто уходил последним, позаботился закрыть двери, чтобы тепло не выдуло. Уоррен, нервно оглядевшись, снова прикрыл двери, прежде чем зажечь несколько ламп. Однако не успели они опомниться, как злосчастная дверь со стуком распахнулась, пропуская Джереми.

– Попались, голубки? – воскликнул он, радостно потирая руки. – Ну, что скажете в свое оправдание? И тебе не стыдно, Эми? Какой позор!

Эми, в самом деле заметно смутившаяся, ибо Джереми был не только ее кузеном, но и ближайшим другом, сконфуженно пробормотала, пряча руки за спиной, как провинившаяся школьница:

– А что, позволь спросить, понадобилось тебе в такой поздний час?

Джереми подмигнул ей и сухо известил:

– То же, что и тебе, полагаю.

– Бездельник! – хмыкнула Эми. – Лучше захлопни дверь, пока не перебудил весь дом!

Джереми уже взялся за ручку, но тут же был вынужден посторониться и дать дорогу Реджи. Та вплыла в комнату босиком, завязывая на ходу пояс халата. Очевидно, она и не думала ложиться спать и под вопросительными взглядами присутствующих негодующе фыркнула:

– Нечего на меня таращиться, я здесь не затем, чтобы открыть Подарок… то есть, может, и затем, но наверняка струсила бы, прежде чем дошло бы до дела. Так что я здесь ни при чем, это вы преступники!

– Бессовестная наглая ложь, Реджи, – возразил Дерек, возникая за ее спиной. – Хотя попытка не пытка. Жаль, что не удалась. Не возражаешь, если я позаимствую у тебя это весьма неубедительное извинение? Лучше, чем вообще никакого.

– Ты просто поражаешь меня, – подхватила Келси, беря мужа за руку. – Настоящий провидец! Пообещал, что нам очень повезет, если первыми доберемся до Подарка, и взгляни только, какая толпа! Ты, как всегда, оказался прав. Нужно было сделать это еще вчера! Какие мы все-таки растяпы!

– Вовсе нет, дорогая, – ухмыльнулся Дерек, – никакой я не провидец, просто слишком хорошо знаю своих родственничков!

Очевидно, так оно и было, потому что следующими прибыли братья Эми, Тревис и Маршалл, ухитрившиеся протиснуться в дверной проем одновременно. От всей этой суеты они несколько запыхались и поэтому не сразу сообразили, что не одни в комнате. Немного опомнившись от такого сюрприза, Тревис проворчал:

– Говорил же тебе, что это дело гиблое! Взгляни только, они уже тут как тут.

– Наоборот, похоже, не только нам эта мысль пришла в голову, – жизнерадостно откликнулся Маршалл.

– Гром и молния, неужели вся семейка ни о чем другом не думает? – шутливо возмутился Джереми.

– Сомнительно, – пожала плечами Эми. – Не даром я не вижу ни дяди Джейми, ни Тони. Должно быть, на этот раз их головы заняты чем-то другим, и я, кажется, знаю чем. Давайте лучше…

Но тут в коридоре послышался кашель, и Эми, покорившись судьбе, развела руками и расплылась в улыбке.

– Интересно, почему мне вдруг показалось, будто молодые считают нас слишком старыми, чтобы бодрствовать в это время суток? – ехидно осведомился Энтони, входя в комнату.

– Снова терзаешься сознанием собственной дряхлости и бренности всего живого? – не менее язвительно проворчал Джейми. – Ты, естественно, давно из ума выжил, но себя я считаю бодрым мужчиной в самом расцвете сил.

– Весьма странное мнение. Как я могу выжить из ума раньше тебя, братец? Ведь ты старше и выглядишь лет на сто! Уж недалек твой час, – злорадно заметил Энтони.

– Старше? На какой-то жалкий год, – огрызнулся Джейми, угрожающе взирая на брата.

В отличие от остальных собравшихся братья были во фраках, поскольку еще и не думали ложиться. Оба допоздна засиделись в кабинете Джейсона за бутылкой бренди, жалуясь на тяжкую участь и сочувствуя друг другу с той самой минуты, как обнаружили, что двери
Страница 11 из 11

супружеских спален наглухо заперты. Услышав, как ступеньки то и дело скрипят, они не смогли устоять перед искушением проверить, в чем тут дело. При виде столь многочисленного собрания Энтони расплылся в саркастической усмешке:

– Вот так так! Интересно, что могло привлечь в эту комнату столько детишек? Лакомства или по гремушки? А где Джек и Джуди? Не сидят, случай но, в уголочке? Что за премилая компания! Джейми, тебе не кажется, что эти малыши считают, будто Рождество уже наступило?

Джейми обвел пристальным взглядом багровые от стыда физиономии родичей и с притворным сожалением покачал головой:

– Господи, только полюбуйся, Тони! Даже у янки хватило совести покраснеть! Будь я проклят, если это не так!

Уоррен с тяжелым вздохом повернулся к жене:

– Вот видишь, что наделали твои глупость и любопытство, милая? Теперь мне от этих двоих житья не будет! Они ведь не уймутся, пока меня в гроб не загонят!

– И не сомневайся, – заверил Энтони с приторной улыбочкой. – Лет через десять – двадцать. Говоря по правде, тебя и палкой не убьешь, не то что каким-то словом!

– Если я права насчет Подарка, никто не назовет это глупостью, – возразила Эми.

– А что в нем? – вставил Маршалл, посматривая на сестру. – Хочешь сказать, что ты уже успела догадаться? И не просто так сюда явилась? Ну-ка признавайся!

– Я поспорила с Джереми, – бросила Эми с таким видом, словно это само по себе служило достаточным объяснением.

И ее действительно поняли. Присутствующие дружно закивали, но Реджи тем не менее напомнила:

– И все после того, как дядя Джейсон не позволил и думать об этом?

– Гром и молния, кузина, – удивленно заморгал Джереми, – только не говори, что я не имел права принимать пари! Всего лишь невинная шутка, ничего больше…

– Ну конечно, не имел, – резонно объявила Эми, – и вообще ты тут ни при чем.

Пока Джереми пытался сообразить, что к чему, Уоррен пришел ему на помощь:

– Даже не старайся понять, Джереми. Когда на Эми находит, ее не остановит целый гусарский полк. Решительность и упорство моей жены должны войти в анналы рода Мэлори.

– «Упорство» – не то слово. Скорее уж «упертость». Правда, кому лучше знать, как не тебе! Она настоящий мул!

– Вздор, – пробормотала Эми, с отвращением глядя на мужчин. – Вы оба еще покаетесь и проглотите свои слова, когда моя правота будет доказана. Вот тогда посмотрим! Негодяи, вечно сговариваются за моей спиной! И это муж называется! Муж обязан во всем быть на стороне жены!

– Ты в самом деле думаешь, будто Подарок имеет что-то общее с нашей прабабкой?

– Вот именно! – возбужденно выпалила Эми. – С первого взгляда я сразу поняла, что он содержит нечто очень важное. Но сегодня мне показалось, что он каким-то образом связан с нашим пари. Наверняка здесь кроется тайна Анны Мэлори. Что хотите говорите, а это так и есть!

– Хватит болтать о пустяках, дети, не то просидим здесь всю ночь, – бросил Джейми. – И нечего ходить вокруг да около, разворачивайте эту проклятую штуковину, и покончим с этим!

Эми улыбнулась дядюшке и дернула за кончик ленты. Но никто не предполагал, что до Подарка будет так трудно добраться. Никто не ожидал увидеть небольшой висячий замочек, и бывший той самой таинственной выпуклостью.

Глава 9

В комнате воцарилась прямо-таки гробовая тишина. Все ошеломленно уставились на замок, словно под их взглядами дужка сама собой могла подняться. Первым опомнился Джейми, в свое время повидавший и не такие сюрпризы.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhoanna-lindsey/podarok/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Большая дорожная карета, приспособленная для сна в пути. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Согласно английским обычаям, всякий, кто очутится под омелой в обществе девушки, имеет право ее поцеловать.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.