Режим чтения
Скачать книгу

Подпольный интернет. Темная сторона мировой паутины читать онлайн - Джейми Бартлетт

Подпольный интернет. Темная сторона мировой паутины

Джейми Бартлетт

civiliзация

Интернет – это не только социальные сети, интернет-магазины и поисковые сайты. Есть и обратная сторона интернета – своего рода цифровое подполье, где царит полная анонимность, а содержимое сайтов открыто только для своих. Там можно найти все что угодно, в том числе и то, что запрещено законом. И в этой книге будут раскрыты тайны этого «подпольного интернета».

Джейми Бартлетт

Подпольный интернет. Темная сторона мировой паутины

© Райтман М., перевод на русский язык, 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Посвящается Хью, Максу, Сони и Томасу, которые родились, пока я писал эту книгу.

Надеюсь, что, когда они станут старше, они прочитают ее, посмеются над пессимистичными предсказаниями своего дядюшки и удивятся, из-за какой ерунды разгорелся весь этот сыр-бор.

Серия «civiliзация»

«Эволюция всего»

Люди управляют прогрессом? Или прогресс управляет людьми? Мы привыкли думать, что держим под контролем всю нашу жизнь. Мэтт Ридли, знаменитый ученый-популяризатор, покажет вам, кто (или даже что!) управляет нашим миром на самом деле. Вы узнаете, что же стоит за самыми значимыми изменениями в экономике, морали, генах и даже в самой Вселенной.

«Геном. Автобиография вида в 23 главах»

Генетика развивается стремительно. Ее развитие часто сравнивают с революцией. Мы ?  первое поколение, приоткрывшее завесу тайны. Мы стоим на пороге потрясающих открытий, а также перед новыми загадками. Читайте историю генетики от известного биолога Мэтта Ридли. Интересно и просто: от первых открытий до ошеломляющих прорывов.

«Как информация управляет миром»

Информация ? новая движущая сила нашего прогресса. Информация скрывается в каждом предмете и закономерности, упорядочивая наш мир и придавая ему смысл. Вы узнаете о механизмах, которые помогают информации выигрывать битвы, стоически сражаясь в единственной истинной войне нашей Вселенной – в войне между порядком и беспорядком, между энтропией и информацией.

«Синдром Паганини и другие правдивые истории о гениальности, записанные в нашем генетическом коде»

Эта книга посвящена одному из самых важных и интересных разделов биологии ? генетике. Только за последние десятилетия генетика открыла перед нами кладезь древних историй, по значению сравнимых с библейскими сюжетами. Эти удивительные истории, а также открытия, изменившие жизнь своих открывателей и научные факты, которые никогда не обнародовались, ждут вас на страницах этой книги.

От автора

Даркнет – это исследование очень деликатной и, во многих отношениях, сложной темы. Я в первую очередь стремился пролить свет на тот мир, о котором часто говорят, но мало что знают? – и на то есть веские основания. При этом я старался быть беспристрастным и описывал то, что увидел, настолько объективно и подробно, насколько мог. Возможно, кто-то обеспокоен содержанием этой книги и сомневается в том, разумно ли вообще писать на эту тему. Хотя я вовсе не собирался создать путеводитель по противозаконным или аморальным веб-ресурсам, в этой книге все же есть информация, которая может шокировать или оскорбить некоторых читателей.

Как исследователь, я чувствовал себя обязанным уважать личную жизнь людей, с которыми столкнулся. При необходимости я менял имена, интернет-псевдонимы и контактную информацию, а в одной из глав создал обобщенный образ, взяв за основу нескольких разных людей. Для удобства читателей я также исправил множество (хоть и не все) орфографических ошибок в цитатах.

Я попытался найти компромисс между соблюдением прав отдельных личностей и общественной пользой, которую, по моему мнению, принесет рассказ о них и об их мире. Это не инструкция по безопасности, а, скорее, мои рассуждения. Любые ошибки, упущения и неточности целиком и полностью на моей совести. Я заранее прошу прощения у людей, о которых пойдет речь в этой книге, за любые возможные неприятные переживания.

Жизнь в онлайне несется быстро. Без сомнения, к тому моменту, как вы будете читать эту книгу, что-то успеет измениться, закроются веб-сайты, появятся новые течения в субкультуре, начнут действовать новые законы. Но неизменной останется сама суть, ключевая тема этой книги: как люди ведут себя в условиях анонимности (реальной или мнимой).

    Джейми Бартлетт Июль 2014

Введение

Свобода или смерть

До меня доходили слухи об этом сайте, но я все равно не могу поверить, что он действительно существует. Я смотрю на своего рода расстрельный список. Тут фотографии известных людей (преимущественно, знаковых политиков), и рядом с каждым именем – денежная сумма. Создатель сайта, называющий себя Кувабатаке Санжуро, считает, что если бы можно было заплатить за чье-то убийство и знать наверняка, со стопроцентной гарантией, что тебя не поймают, – ты бы заплатил. Отчасти именно поэтому он создал сайт Assassination Market. На главной странице четыре простых правила:

• Добавьте имя в список.

• Положите деньги в пул рядом с именем человека.

• Сделайте ставку на дату смерти.

• Победитель забирает пул.

Сайт Assassination Market нельзя найти через поисковую систему Гугл. Он спрятан в тайной части Интернета, в которую до недавних пор можно было попасть только с помощью Tor Browser (сокр. от англ. The Onion Router, луковый маршрутизатор). Начиная свой путь как научный проект Военно-морской исследовательской лаборатории США, Tor

превратился в некоммерческую организацию, частично финансируемую правительством США, а частично – защитниками гражданских свобод. Миллионы людей по всему миру теперь могут серфить по Интернету, сохраняя анонимность[1 - В 2010 г. Tor был удостоен премии общественной значимости от Фонда свободного программного обеспечения, в том числе за поддержку, которую он оказывает борцам за правду и права человека, а также активистам диссидентских движений.]. Проще говоря, Tor постоянно шифрует деятельность пользователя и отправляет пакеты данных через несколько сетевых узлов, так называемых луковых маршрутизаторов, скрывая, таким образом, источник, пункт назначения и содержание сообщения. Пользователей Tor нельзя отследить, так же как и скрытые сервисы Tor, включающие в себя веб-сайты, форумы и блоги, которые засекречивают свое местонахождения с помощью той же системы шифрования данных.

Пусть сайт Assassination Market?

и спрятан в «темной» части сети, но его довольно легко найти, если вы знаете, как искать. Вам нужно всего лишь установить простое (и бесплатное) программное обеспечение. Затем зарегистрируйтесь, следуйте инструкциям и ждите. Невозможно узнать, сколько людей поступают точно так же, но на момент написания этой книги, если бы я верно предугадал дату смерти Бена Бернанке, бывшего председателя Федеральной резервной системы, я бы получил около 56 000 долларов.

Может показаться, что делать ставки довольно бессмысленно. Очень сложно угадать, когда человек умрет. Именно поэтому на сайте Assassination Market есть пятое правило:

• Сами решайте, воплощать ли свое предсказание в реальность.

Даркнет

Тотализатор Assassination Market – это экстремальный пример того, чем люди могут заниматься в сети. За границами привычного мира Гугл, Hotmail и Amazon
Страница 2 из 19

скрывается другая, темная, сторона Интернета – Даркнет.

Для кого-то это зашифрованный мир скрытых сервисов Tor, в котором нельзя вычислить пользователей. Для кого-то – это те сайты, которые не индексируются обычными поисковыми системами: таинственные дебри запароленных веб-ресурсов, не связанных друг с другом страниц и скрытого контента, доступного только своим. Для кого-то это просто общее понятие, под которым подразумевается вся та бездна шокирующих, пугающих и провокационных уголков Интернета, где обитают воображаемые преступники и злодеи всех мастей и калибров.

Все верно, это все, в той или иной степени, и есть Даркнет. Но для меня гораздо важнее суть этого явления. Это не просто подполье, изолированное от привычного нам Интернета, и при этом все же являющееся его частью, царство полной свободы и анонимности, где пользователи говорят и думают то, что им нравится, без цензуры, без правил, без общественных рамок. Эта реальность, столь же шокирующая и пугающая, сколь и прогрессивная и творческая, и она гораздо ближе к нам, чем вы думаете.

Даркнет редко сходит с новостных заголовков – молодые люди выкладывают любительскую порнографию, кибербуллеры (люди насмешками и угрозами, пугающие или унижающие человека) и тролли досаждают незнакомым людям, политические экстремисты занимаются пропагандой, контрабанда, наркотики и секретные документы можно купить в один-два клика, – все эти рассказы каждый день мелькают на первых полосах. Но как ни странно, этот мир практически не изведан и непонятен большинству из нас. Немногие решались погрузиться в глубины Интернета и хоть одним глазком поглядеть на эти сайты.

Я начал изучать радикальные общественные и политические движения в 2007 году. Тогда я два с половиной года путешествовал с радикальными исламистами по Европе и Северной Америке, чтобы получить представление о разрозненной и разношерстной группе молодых людей, поддерживающих «Аль-Каиду». К тому моменту, когда я завершил свою работу в 2010 году, мир изменился. Каждое новое общественное или политическое явление, которое я встречал – от конспирологов, до активистов крайне-правых движений и представителей наркокультуры, – все больше в своей деятельности стало полагаться на Интернет. Я часто брал интервью у одних и тех же людей по несколько раз – сначала по Интернету, а затем в реальности, – и у меня создавалось ощущение, как будто я разговариваю с двумя разными людьми, которые живут в параллельных вселенных с разными правилами, разными привычками и разными героями. Каждый раз, когда мне казалось, что я добрался до самого дна интернет-культуры, я обнаруживал новые, еще неизученные закоулки подполья. Для того чтобы проникнуть в один из них, требовались специальные технические знания, обнаружить другие было невероятно просто. Эти ресурсы, в большинстве своем, скрыты от окружающих, несмотря на то что они играют все большую роль в жизни многих людей. Поэтому я занялся их поиском.

И я нашел много нового, и в Интернете, и в реальности. Несколько недель я был модератором форума, посвященного ранениям, голоданию и самоубийствам, который принадлежит скандально известному троллинговому сообществу. Я исследовал лабиринты скрытых сервисов Tor в поисках наркотиков и детской порнографии. Я был свидетелем онлайновых баталий между неонацистами и антифашистами в популярных социальных сетях, а также подписался на новейшие порноканалы, чтобы изучить современные тенденции в любительской эротике. Я пожил в Барселоне в сквоте с программистами-разработчиками анархистских биткоинов, забегал в рабочие клубы, чтобы поговорить с радикальными националистами, и наблюдал, как три девушки в тесной комнате зарабатывают, снимая на камеру свои сексуальные утехи для тысяч зрителей. В процессе изучения и сравнения этих миров я также надеялся ответить на сложный вопрос: правда ли, что анонимность и доступность высвобождают темную сторону нашей натуры? И если да, то каким образом?

Эта книга – попытка взвесить плюсы и минусы Интернета. Тотализатор Assassination Market существует благодаря анонимности, но именно анонимность помогает оставаться на плаву борцам за правду, правозащитникам и активистам. На каждую разрушительную силу приходится столько же позитивных, полезных и конструктивных сил.

Эту книгу нельзя считать даже полноценным гидом по многообразным подпольным течениям в цифровой среде – слишком сложно понять, насколько серьезно то или иное явление, будь то зашифрованные скрытые сервисы Tor или популярные социальные медиа. Это впечатления человека, который провел много времени на нескольких наименее изведанных интернет-ресурсах и попытался понять и объяснить, что и почему там происходит. Я пришел к выводу, что в глубинах сети все часто не то, чем кажется.

Сеть

Сеть в том виде, в каком мы ее знаем, появилась в конце 1960-х годов, и была тогда небольшим научным проектом Агентства Министерства обороны США по перспективным научно-исследовательским разработкам (ARPA). Пентагон надеялся создать “Arpanet”

– компьютерную сеть, с помощью которой американские ученые могли бы обмениваться пакетами данных и пользоваться общей компьютерной памятью. В 1969 году впервые было установлено сетевое соединение между двумя компьютерами в Калифорнии. Эта сеть потихоньку разрасталась.

В июле 1973

года Питер Кирштайн, молодой преподаватель информатики в Университетском колледже Лондона, находясь в Великобритании, подключился к сети Arpanet с помощью телефонных кабелей, проложенных через Атлантический океан. Так он стал первым британцем, вышедшим в онлайн. Кирштайн сказал мне: «Я даже не представлял себе, к чему это приведет! Никто не представлял. Мы, ученые и исследователи, стремились создать систему быстрого и простого обмена данными». Сеть Arpanet, как и ее преемница, сеть Интернет, была построена на принципах, позволявших всем этим ученым эффективно сотрудничать друг с другом: она была открытой, децентрализованной, доступной и в ней не было цензуры. Именно эти принципы и легли в основу Интернета – безграничного мира людей, информации и идей.

В 1978 году появились электронные доски объявлений BBS, а в 1979–1980 – сеть Usenet, что продвинуло онлайновую реальность на новый уровень. В отличие от узконаправленной сети Arpanet, пионеры в области тематических чатов и форумов Usenet и BBS были доступны всем, у кого дома был модем и компьютер. Пусть, по сегодняшним меркам, небольшие, медленные и примитивные, они привлекали тысячи людей в новый, виртуальный мир. В середине девяностых, когда появилась Всемирная паутина?

(WWW, World Wide Web) Тима Бернерса-Ли, Интернет абсолютно преобразился: из экспериментальной площадки для компьютерщиков и ученых он превратился в популярное времяпрепровождение[2 - Сентябрь 1993 года, когда корпорация America On-Line стала предлагать своим подписчикам доступ в сеть Usenet, вошел в историю как «Вечный сентябрь», месяц массового подключения к Интернету.] обывателей.

Джон Нотон, преподаватель «общественного понимания техники» в Открытом университете (Великобритания), говорит о том, что киберпространство в то время было не просто компьютерной сетью. Пользователи считали его «новым миром» со своей культурой, особенностями и правилами.
Страница 3 из 19

Появление в сети миллионов «обычных» людей породило страхи и ожидания по поводу того, к чему может привести эта новая форма общения. Многие оптимисты, например глашатаи сетевой революции журналы Wired и Mondo 2000, были уверены, что киберпространство будет способствовать процветанию знаний и толерантности и даже приведет к краху национального государства. Лучше всего эту точку зрения выразил американский писатель и сторонник свободного киберпространства Джон Пери Барлоу в своей «Декларации свободного киберпространства» (1996 г.), в которой провозгласил, что «юридические понятия [реального мира] о собственности, выражении, идентичности, передвижении и контексте не применимы к нам… у нас нет физического воплощения, поэтому, в отличие от вас, мы не можем добиваться порядка путем физического принуждения». Барлоу считал, что отсутствие цензуры и анонимность, которую, как тогда казалось, предлагала сеть, приведет к развитию свободного и открытого общества, поскольку люди смогут избавиться от рамок реального мира и создать себя заново. (Журнал «Нью-Йоркер» выразил эту мысль точнее: «В Интернете никто не знает, что ты собака».) Ведущие психологи современности?

, такие как Шерри Тёркл, которая в 1995 году провела знаковое исследование самосознания личности в Интернете («Жизнь на экране»), аккуратно подвели нас к мысли о том, что Интернет предоставляет людям возможность проявлять разные грани своей личности.

Но других взволновала мысль о том, что произойдет, если никто не будет знать, что ты собака. Родители забили тревогу?

, испугавшись, что дети могут подцепить «модемную лихорадку». Вскоре после исследования Тёркл другой психолог, Джон Сулер, изучил поведение участников первых чатов. Он обнаружил, что люди в Интернете часто вели себя более агрессивно и злобно, чем в реальной жизни. Он предположил, что, спрятавшись за монитором, человек чувствует себя избавленным от необходимости следовать социальным нормам и правилам настоящего мира. По мнению Сулера, анонимность, реальная или мнимая

, раскрывает все грани личности, но при этом избавляет от страха понести ответственность за свои поступки (в 2001 году он назвал это явление «эффектом растормаживания в Сети»). Надо сказать, что

с самого начала многие пользователи BBS и Usenet использовали киберпространство для всякого рода странностей, причуд, оскорбительного или незаконного поведения. В «альтернативной» (от Alt) иерархии Usenet любой человек мог создать дискуссионную группу, посвященную любой теме. Первой такой группой стал форум с рецептами alt.gourmand. Потом последовали alt.sex, alt.drugs и alt.rock-n-roll. Иерархия групп новостей Alt.* сразу же превратилась в самую популярную часть Usenet. Помимо полезных и серьезных групп?

о литературе, компьютерных технологиях или науке, сети Usenet и BBS содержали множество групп, посвященных кибербуллингу, хакерству и порнографии.

Дай мне свободу или смерть

Именно в этой безумной атмосфере радикальный борец за свободу Джим Белл впервые воспользовался онлайновой анонимностью для воплощения ужасающей задумки. В конце 1992 года группа радикально настроенных борцов за свободу из Калифорнии, называющих себя «шифропанками», организовала электронную рассылку, целью которой было обсудить, как киберпространство может гарантировать личную свободу, конфиденциальность и анонимность. Белл, один из авторов рассылки?

, считал, что, если бы люди могли через Интернет обмениваться секретными зашифрованными сообщениями и пользоваться не отслеживаемой валютой, можно было бы создать работоспособный рынок для чего угодно. В 1995 году он изложил свои идеи?

в эссе «Политика убийств», которое также включил в этот список рассылки. Эссе заставило содрогнуться даже самых преданных своим идеям шифропанков.

Белл предложил создать организацию, где люди делали бы электронные денежные взносы в призовой фонд какой-нибудь публичной личности. Организация отдавала бы приз тому, кто правильно угадает дату смерти этого человека. Белл утверждал, что это не что-нибудь противозаконное, а всего лишь тотализатор. Но подвох кроется в следующем: если определенная личность вызывает раздражение достаточно большого числа людей, каждый из которых анонимно пожертвует всего несколько долларов, призовой фонд станет настолько большим, что кто-нибудь может захотеть сделать ставку, а затем самостоятельно претворить свое предсказание в жизнь и забрать деньги. Вот для чего необходимы зашифрованные сообщения и не отслеживаемые платежные системы. Убийство, анонимное и спонсируемое множеством людей, осуществляется по следующей схеме. Сначала будущий убийца отправляет свое предсказание в зашифрованном сообщении, которое можно просмотреть только с помощью цифрового кода, известного ему одному. Затем он совершает убийство и отправляет организации код, с помощью которого разблокируется его (верное) предсказание. Когда организация, посмотрев новости, подтверждает информацию, денежный приз – цифровая валюта, пожертвованная в фонд – публично выкладывается в сеть в виде зашифрованного файла. Опять же этот файл можно открыть только с помощью «ключа», созданного тем человеком, который сделал верную ставку. Организация сможет подтвердить верность ставки и выдать приз, даже не зная ни одного из участников тотализатора.

По мнению Белла, самое лучшее здесь то, что анонимность, предоставляемая Интернетом, обеспечивает безопасность всех сторон, за исключением разве что убийцы (и его/ее жертвы). Даже если полиция выяснит, кто делал ставки на людей из списка, донаторы могут честно сказать, что они никогда напрямую не заказывали ничье убийство. Организация также никак не сможет помочь в расследовании?

, поскольку ей неизвестно, кто вносил деньги, кто делал ставки и кто открыл файл с призом. Но идея Белла была гораздо масштабнее, чем просто сокрытие убийства. Он считал, что эта система заставит народных избранников стать лучше под давлением общественности. Чем хуже деятель?

(чем сильнее он или она раздражает граждан), тем больше вероятность, что будет собран большой призовой фонд, который привлечет потенциальных убийц. (Белл был убежден, что Сталин, Гитлер и Муссолини были бы убиты, если бы подобный тотализатор существовал в их время.) В идеале никого не придется убивать. Белл надеялся, что сам факт существования тотализатора заставит политиков быть более осмотрительными. «Абсолютная анонимность, абсолютная секретность и абсолютная безопасность, – писал он, – в сочетании с простотой и безопасностью для вносящих деньги, приведут к тому, что государственным служащим станет крайне небезопасно злоупотреблять своими полномочиями. Велики шансы?

, что все чиновники, выше по рангу, чем окружной администратор, вообще откажутся от должностей».

В 1995 году, когда Белл написал «Политику убийств», все эти идеи были умозрительными. Хотя Белл считал, что его система в конечном итоге приведет к краху всех правительств в мире, реальность не поспевала за его воображением. Только спустя почти двадцать лет, с появлением цифровых денег, таких как биткоины, анонимных браузеров, таких как Tor, и надежных систем шифрования, реальность догнала фантазии, и идея Белла была реализована. «Да,
Страница 4 из 19

убивать плохо в большинстве случаев, – написал Санжуро, когда летом 2013 года запустил сайт Assassination Market, —

однако это неизбежное направление технологической эволюции… Когда кто-то использует законы против вас и/или нарушает ваше право на жизнь, свободу, частную собственность, выбор профессии или возможность достичь счастья, теперь вы можете, находясь в безопасности, прямо из своего дома, укоротить жизнь своих обидчиков».

Сегодня на сайте Assassination Market, по меньшей мере, дюжина имен. Это жутковато, но, насколько мне известно, никто не был убит. Значимость этого явления связана не с его эффективностью, а с самим фактом его существования. Для Даркнета характерна подобная креативность и инновационность: это место без границ, место, где выходят за рамки, место, где идеи высказывают без цензуры, место, где удовлетворяется наше любопытство и исполняются желания, какими бы они ни были. Все опасные, завораживающие и исключительно человеческие качества.

Глава 1

Разоблачение троллей

На вершине древа жизни нет любви: там лулзы.

    Аноним

Разрушение жизни?

«Привет /b/! – было написано на небольшом плакате, который держала полуобнаженная Сара, – 7 августа 2013 года, 21:35».

Это объявление сообщало сотням?

– а возможно, и тысячам – анонимных пользователей, зашедших в раздел /b/ известного имиджборда 4chan, о том, что она готова выступить в качестве веб-модели. Благодарная публика начала постить различные просьбы с сексуальным подтекстом, которые Сара выполняла, фотографировала и выкладывала.

Сайт 4chan содержит доски объявлений на самые разные темы, такие как манга, ремонт, готовка, политика и литература. Но большинство посетителей сайта (а это около двадцати миллионов человек в месяц) интересуется разделом /b/, где публикуется все подряд. Фотографии Сары были лишь маленькой частью огромного множества странных, оскорбительных или порнографических «тредов», постоянно существующих в разделе /b/. Тут практически отсутствует модерация, и почти все участники сохраняют анонимность. Однако все же присутствуют своего рода инструкции: 47 правил Интернета, созданных самими /b/-пользователями, или /b/-тардами. Вот некоторые из них:

Правило 1: Не говори о /b/.

Правило 2: НЕ говори о /b/.

Правило 8: Четких правил нет.

Правило 20: Ничего не нужно принимать всерьез.

Правило 31: Сиськи или вали отсюда – выбор за тобой.

Правило 36: Всегда есть еще большее дерьмо, чем то, которое ты только что увидел.

Правило 38: Здесь не действуют никакие ограничения – даже небо не предел.

Правило 42: Нет ничего святого.

Анонимный и бесцензурный мир /b/ производит огромное количество остроумного, забавного и оскорбительного контента, поскольку пользователи гонятся за популярностью и скандальной известностью. С вами когда-нибудь случалось так, что вы нажимаете на ссылку на сайте Ютуб и вдруг открывается нашумевший хит 1987 года, песня Рика Эстли “Never Gonna Give You Up”?[3 - Если да, то вы один из двадцати миллионов человек, которые попались на «рикроллинг» в том году.] Это был раздел /b/. Вы получали забавные фотографии котов с неправильными подписями? Тоже /b/. Сталкивались с группой хактивистов Анонимус?

? Снова /b/.

Но у анонимности есть свои подводные камни. Женщины здесь появились недавно, их принято игнорировать или оскорблять, если, конечно, они не выкладывают свои фотографии или не изображают «веб-моделей» – это самый простой и эффективный способ привлечь внимание /b/-тардов. На сайте 4chan есть специальный раздел /soc/ для общения в подобном формате, где пользователи должны общаться с веб-моделями в уважительной манере. Каждый день туда заходят десятки девушек. Но время от времени какая-нибудь из них по ошибке оказывается в разделе /b/.

Примерно через двадцать минут после того, как была выложена первая фотография, один из пользователей попросил Сару написать на себе свое имя и сняться обнаженной. Вскоре после этого другой пользователь попросил ее сняться обнаженной с любым лекарством, которое она принимает. Она в точности выполнила оба задания. Это было ошибкой.

Аноним сказал: Черт, надеюсь, никто не будет заниматься доксингом (доксинг – распространение личной информации без согласия человека. – Примеч. пер.). Она все сделала. Она кажется милой девушкой.

Аноним ответил: Чувак успокойся она сказала свое имя, имя и фамилию своего врача и даже назвала свой район, она хочет, чтобы ее нашли.

Аноним ответил: Она новенькая. Любая девушка, которая рисует на себе знаки или пишет имена, точно новенькая веб-модель, так что она не знает, во что ввязывается.

Сара по неосторожности предоставила достаточно личных данных, чтобы пользователи могли «доксить» ее – выяснить ее личность. Другие /b/-тарды, узнавшие о ситуации, быстро присоединились к треду – на сайте 4chan доксинг веб-модели считается редкостью – и вскоре пользователи нашли Сару через сайт ее университета и узнали ее полное имя, адрес и номер телефона. Далее они нашли ее в Фейсбуке и Твиттере. Сара в это время сидела за компьютером, наблюдая за всем этим и не в силах ничего сделать.

Аноним сказал: СТОП. Серьезно. Жирные лузеры.

Аноним ответил: Приятно, что ты все еще в этом треде, Сара. Кстати, добро пожаловать.

Аноним ответил: Эййй… Сара… добавишь меня в Фейсбуке? Шутка, удали это все, пока твои друзья не получили твои фото с обнаженкой.

Аноним сказал: Она только что закрыла свой аккаунт в Твиттере, пока я смотрел ее фотки. ТП.

Аноним ответил: Пусть удаляет. Я переписываю людей из ее списка друзей и кем они ей приходятся. Скоро начну рассылать фотки.

Аноним ответил: Лол, она удалилась из Фейсбука. Вряд ли ей удастся удалить своих родственников.

Аноним ответил: Ээ, просто сохрани ее имя. Когда все утихнет, она восстановит свой аккаунт и снова будет искать клиентов. Теперь ее не оставят в покое. Ей предстоит неприятный разговор с семьей.

Аноним сказал: Вы, придурки, нашли ее на Фейсбуке? Ну, вы даете. Девушка выполняет то, что ее просят на этом чертовом сайте, а вы, козлы, доксите ее. Дебильный /b/.

Аноним ответил: Вали отсюда, моралфагский мусор.

Аноним ответил: Сколько времени ты здесь проводишь? Тебя действительно это удивило?

Аноним сказал: Не нападайте на тех, кто выкладывает обнаженные фото.

Аноним ответил: Хахахахахаха ты наверное здесь недавно. «Для лулзов»[4 - «Лулз» – производное от «лол», т. е. «ржунимагу». – Прим. пер.].

Аноним сказал: Не хочу быть каким-то рыцарем, но все же мне непонятно, почему /b/ делает это. Она показала сиськи и все такое, но «мы» так с ней поступаем. Интернет-машина ненависти во всей своей красе.

Аноним ответил: /b/ веб-модели: 2004–2013. Мир праху. Спасибо.

Аноним ответил: Меня больше всего поражает то, что вы, чуваки, не затыкаясь, говорите: «Если вы продолжите доксить их, у нас не останется веб-моделей: (». И вы говорите так уже почти десять лет.

Аноним сказал: В любом случае вот список ее друзей на Фейсбуке. Можно отправить сообщение ее друзьям и друзьям друзей, чтобы все, кто хоть как-то знаком с Сарой, был в курсе

Аноним ответил: Кто-нибудь начал писать друзьям и родственникам, или мне начать?

Аноним ответил: Будем считать, что нет, потому что любой, кто ответит, может оказаться «рыцарем», который пытается убедить нас, что фотки уже
Страница 5 из 19

отправлены.

Аноним ответил: Давайдавайдавай.

Один из пользователей создал подставной аккаунт в Фейсбуке

, сделал коллаж с фотографиями Сары и начал рассылать его родственникам и друзьям девушки вместе со следующим коротким сообщением: «Привет, вы знаете Сару? Бедняжка поступила очень плохо. Так что вот фотографии, которые она выложила в Интернет, где каждый может их увидеть». Через несколько минут почти все, кто был в друзьях у Сары в социальной сети, получили фотографии.

Аноним сказал: [xxxxx] ее номер телефона – проверено.

Аноним ответил: Только что позвонил ей, она плачет. Всхлипывает, как грустный кит.

Аноним ответил: Кто-нибудь еще продолжает звонить?

Это то, что в /b/ называют «разрушением жизни»: кибербуллинг, направленный на то, чтобы надолго выбить человека из колеи (как и предполагает название). Это не первый случай, когда /b/-тарды атаковали веб-модель. Один воодушевленный участник отпраздновал победу, создав тред для рассказов и скриншотов с десятками других «классических» примеров разрушения жизни. Туда он выложил фотографии девушки, чей аккаунт на Фейсбуке взломали, изменили пароль, а в ленте опубликовали фотографии, которые она сделала для раздела /b/.

Аноним сказал: Мне ее жалко. Она милая и симпатичная. Обидно, что оказалась такой глупой и сказала свое имя и все такое. Ну что ж. Дерьмо случается.

Аноним ответил: Если бы она была поумнее, она бы вовремя убралась отсюда, но она так не сделала, поэтому она заслужила то, что произошло.

Аноним ответил: Мне тоже наплевать на то, что происходит. Сучка выкладывала свои фотографии, хотя у нее есть парень.

На все ушло около часа. Скоро тред исчез, а про Сару забыли.

Доксинг веб-моделей – это лишь один из множества способов издеваться, угрожать, провоцировать или «троллить» людей в Интернете. Знаменитости, журналисты, политики, спортсмены, ученые – практически любая публичная или популярная в Интернете личность – регулярно получают угрозы, провокационные комментарии и угрозы от абсолютно незнакомых людей. В 2011 году Шона Даффи посадили в тюрьму за ряд оскорбительных высказываний на Фейсбуке, в том числе за насмешливый пост о пятнадцатилетнем подростке, совершившем самоубийство. Когда журналистка Кэролин Криадо-Перез вместе с другими журналистами провела успешную кампанию по размещению фотографии Джейн Остин на банкноте в десять фунтов в 2013 году, ее закидали сообщениями с угрозами анонимные пользователи Твиттера, среди которых были угрозы подрыва и смерти. Полиция сочла их достаточно серьезными для того, чтобы порекомендовать журналистке переехать в безопасный дом. После появления в программе “Question Time” на телеканале BBC

ученый и преподаватель Кембриджского университета Мэри Бирд получила интернет-угрозы сексуального насилия. В июне 2014 года писательница Дж. К. Роулинг

подверглась жестокой интернет-атаке за то, что пожертвовала миллион фунтов на кампанию “Better Together”, направленную против предоставления Шотландии независимости.

Троллинг, в той или иной форме, присутствует практически на каждой интернет-площадке. Ютуб, Фейсбук и Твиттер, – везде есть свои виды троллинга, каждый из которых наилучшим образом подходит для своей среды, как в теории Дарвина. Тролли на сайте МайСпейс виртуозно досаждают честолюбивым музыкантам подросткового возраста. Сайты с любительской порнографией населены троллями, которые отлично умеют обижать эксгибиционистов. Разделы с комментариями на уважаемых новостных сайтах обычно изобилуют оскорблениями.

За последние пять лет случаи подобного поведения участились. В 2007 году?

в Англии и Уэльсе за рассылку электронных сообщений «оскорбительного, непристойного или угрожающего характера» были осуждены 498 человек. К 2012 году это число возросло до 1423. Почти каждый третий британец в возрасте от восемнадцати до двадцати четырех лет лично знаком с человеком, который стал жертвой анонимной онлайновой атаки. Опрос, в котором участвовали почти 2000

взрослых британцев, показал, что 2 % опрошенных тем или иным образом обижали кого-либо в онлайне – если экстраполировать эти результаты, получится около миллиона троллей только в Великобритании.

«Троллинг» превратился в синоним отвратительного или угрожающего поведения в Интернете. Но троллинг не ограничивается лишь оскорбительным отношением к людям. Заку слегка за тридцать, он разговаривает с легким оттенком эстуарного английского. Он занимается троллингом уже больше десяти лет. Он уверяет: «Суть троллинга заключается не в том, чтобы нападать на людей, а в том, чтобы раскрывать. Раскрывать ситуации, создавать новые сценарии, расширять границы, проверять теории, просчитывать наилучший способ вызвать ту или иную реакцию. Угроза изнасилования в Твиттере – это не троллинг, это просто угроза изнасилования».

Зак годами оттачивал свои приемы троллинга. Как он признался, его любимая тактика – это зайти на форум, специально делать грубые грамматические или орфографические ошибки, подождать, пока кто-нибудь на это укажет, и втянуть этого человека в политический спор. Он показал мне один из недавних примеров, сохраненных у него на ноутбуке. Зак опубликовал грубый, написанный с ошибками комментарий на одном из сайтов для представителей правого политического крыла. Он заявил, что правые не были бы правыми, если бы больше читали. Один из пользователей ответил ему, а затем опубликовал обнаженную фотографию, которую Зак загрузил на этот форум под тем же псевдонимом ранее.

Вызов был принят. Зак тут же отреагировал:

Не нужно отрицать свою сущность. Если при разглядывании фотографий твоя рука тянется к пенису, не борись с этим… если хочешь, я поищу другие фотки своего пениса – или, возможно, тебя также интересует моя задница? Или, если хочешь, мы поговорим о том, почему регрессивная идеология плоха в целом, и о том, почему люди, ее разделяющие, обычно гораздо хуже понимают этот мир, чем те, кто признает прогресс и социальное развитие?

Затем Зак выложил несколько видеороликов со своим пенисом в разной степени возбуждения вперемежку с выпадами в адрес правых и цитатами из Шекспира и Сервантеса. «Приготовься удивляться!» – загадочно сказал Зак, прежде чем показал мне эти посты.

Для Зака это была безусловная победа. Его оппонент затих под этой лавиной, которая обрушилась на раздел комментариев в следующие несколько часов. «Он настолько был неспособен найти достойный ответ, что стал копаться в истории моих постов, чтобы найти что-нибудь позорящее меня. Но меня нелегко смутить».

«Но для чего ты это делаешь?» – спросил я.

Последовала короткая пауза. «Я не знаю, но мне было весело. Даже не важно, что от этого нет никакой другой пользы».

Для Зака троллинг – это, в какой-то мере искусство, в какой-то мере наука, в какой-то мере шутка, в какой-то мере политический акт, но одновременно с этим и нечто гораздо большее. «Троллинг – это культура, это философия», – которая, по его словам, существует со времени появления Интернета. Если бы я захотел выяснить, где корни этой современной проблемы, мне пришлось бы вернуться к самым истокам.

Finger

Прототип Интернета, сеть Arpanet, до 1980-х годов была местом обитания узкого круга представителей научной и
Страница 6 из 19

правительственной элиты. Но, как ни странно, эти «арпанавты» обнаружили, что им нравится не только обмениваться пакетами данных, но и просто общаться. За четыре года?

с момента своего создания, функция TALK в сети Arpanet (которая изначально планировалась как небольшое дополнение, сопровождающее обмен данными, по типу бумажных стикеров) создавала три четверти всего трафика. Функция TALK, которая позже трансформировалась в электронную почту, или имейл, была революционной. Сидя в своем офисе за компьютером, вдруг стало возможным общаться сразу с несколькими людьми в режиме реального времени, даже не видя их и не разговаривая с ними. Новые возможности повлияли на поведение ученых с мировым именем самым неожиданным образом.

Одна исследовательская группа, сформированная в 1976 году, отвечала за то, какой текст лучше включать в заголовок электронного письма. Они назвали себя людьми заголовка (от англ. Header People) и создали немодерируемый чат для обсуждения этой темы. Чат прославился (или получил дурную славу), благодаря оживленным и агрессивным спорам между участниками. Ссоры разгорались из-за чего угодно. Кен Харренстин, ученый, основавший эту группу, позже описывал их как «кучку разгоряченных боксеров, яростно пинающих мертвую лошадь».

В 1979 году другая команда ученых занималась разработкой функции под названием «Finger», которая позволила бы пользователям узнавать, в какое время другие участники входили или выходили из системы. Айвор Дурхам из Университета Карнеги-Меллон предложил создать виджет, который позволил бы пользователям отказаться от Finger, если они предпочитали не раскрывать информацию о своем присутствии в онлайне. Команда обсуждала все за и против, а кто-то выложил (внутреннее) обсуждение на просторы сети Arpanet. Другие ученые из США безжалостно набросились на Дурхама?

, поскольку считали, что его идея противоречит открытости и прозрачности, характерной для Arpanet.

Большинство ученых были лично знакомы друг с другом, поэтому онлайновые споры сдерживались возможностью столкнуться лицом к лицу с оппонентом на следующей конференции по компьютерным технологиям. Тем не менее по сети Arpanet распространялись непонимание и праведный гнев. Один из участников конфликта вокруг функции Finger решил, что шуточные комментарии часто неправильно толкуются при прочтении на мониторе. Он предложил, чтобы саркастические ремарки из сети Arpanet оформлялись особыми знаками препинания во избежание непонимания со стороны читателей:;-). Но даже появление первых смайликов?

не снизило напряженности, поскольку пользователи просто начали вставлять их после резких, саркастических комментариев, что раздражало еще сильнее. («Этот к**ел мне еще и подмигивает?!») Беспокоясь, что сеть быстро превращается в оплот бескультурья, арпанавты опубликовали для новичков руководство по «сетикету». Рекомендовалось избегать сатиры и юмора, поскольку их «особенно тяжело адекватно донести, поэтому они иногда воспринимаются как грубость и пренебрежение».

Флейм в досках объявлений BBS

В 1978 году Вард Кристенсен и Рэнди Сьюз создали электронную доску объявлений BBS. Любой человек с помощью модема, телефона и компьютера мог установить или подключиться к BBS и отправлять сообщения. С начала 1980-х годов доска BBS была для многих людей первым проводником в онлайновый мир.

В течение года оскорбление незнакомых людей в досках объявлений стало распространенной практикой и нормой для BBS. Ссоры вокруг функции Finger и заголовков обычно были жаркими спорами ученых. Но здесь люди стали присоединяться к группам и заходить на доски с одной лишь целью – ввязаться в спор. Это явление получило название «флейм» – провоцирование незнакомцев, оскорбление других групп и создание напряженности просто ради удовольствия. Лучшие из «флеймов» были хорошо написаны: тонко, умно и язвительно. Хорошие флеймеры (которые часто использовали псевдонимы) создали себе имя; люди охотно ждали их постов и сохраняли лучшие высказывания. Это уже было не просто обычное хамство. Многие флеймеры пользовались возможностью поэкспериментировать, расширить границы и выставить результаты своих трудов на суд общественности. Один известный флеймер даже опубликовал руководство – “Otto’s 1985 Guide to Flaming on BBS” («Руководство по флейму в BBS 1985 от Отто»), – в котором рассказывал потенциальным флеймерам, что «единственный способ заставить людей прочитать твое мнение» заключается в том, чтобы быть максимально противоречивым. Отто писал: «Очень сложно игнорировать флеймовую войну масштаба доски или сети».

Стали возникать тематические группы?

, в которых обсуждалось, как максимально эффективно флеймить остальных. В 1987 году один из пользователей BBS Джо Толмедж опубликовал другое руководство, “12 Commandments of Flaming” («12 заповедей флейма»), призванное помочь опытным и начинающим флеймерам выработать свой стиль:

Заповедь 12. Если сомневаетесь, оскорбляйте. Если вы забыли остальные 11 правил, запомните это. На каком-то этапе своей чудесной флеймерской карьеры вы обязательно столкнетесь с кем-то, кто в этом деле лучше, чем вы… Вам останется только одно: ОСКОРБИТЕ ЭТОГО УБЛЮДКА!!! «Да? А твоя мама делает что-то странное с овощами».

Группы в BBS контролировались системным оператором, который мог приглашать или банить пользователей, а также удалять флеймы, прежде чем они достигнут адресата. Нередко они сами становились мишенью?

отвратительного флейминга, при котором их засыпали оскорблениями, спамом и всем подобным. Иногда флеймеры «обваливали» доску с помощью багов или ссылок на трояны, выдаваемые за пиратские аркадные игры. Еще одним приемом было отправить сообщение с жалобой на пиратство, чтобы натравить компетентные инстанции на ничего не подозревающего системного оператора.

Флейм в Usenet

Приблизительно тогда же, когда были созданы электронные доски BBS, двое ученых из университета Дьюка поставили себе еще более амбициозную цель. Том Траскотт и Джим Эллис были недовольны элитарностью и дороговизной сети Arpanet – доступ стоил около 100 тысяч долларов в год, – поэтому в 1979 году они основали сеть под названием Usenet, которая, по их ожиданиям, должна была стать доступной для каждого. (Каждого, у кого был компьютер с операционной системой UNIX, а таких людей было очень мало.)

Сеть Usenet, хоть это и спорный вопрос, считается местом рождения современных троллей. Пользователи Usenet – небольшая группа ученых, студентов, завсегдатаев Arpanet и компьютерных гениев – брали себе псевдонимы и присоединялись к «новостным группам», наполненных незнакомыми людьми. Как и в досках BBS, организовать группу в Usenet мог каждый, но отличие от BBS было в том, что администраторы – люди, которые управляли всей сетью – в некоторой степени контролировали этот процесс, одобряя или запрещая определенные группы. Надежда на гармоничное управление растаяла практически сразу же. Пользователи сети Usenet вступили в конфронтацию с завсегдатаями сети Arpanet по поводу того, как нужно вести себя в новом пространстве. Арпанавты считали пользователей Usenet неопытными и неумелыми. Одна простая орфографическая ошибка часто провоцировала цепную реакцию, приводя к месяцам взаимных оскорблений и подколов по поводу постов друг
Страница 7 из 19

друга.

Пользователи Usenet были бунтарями. В 1987 году администраторы Usenet решили провести так называемое «Великое переименование», разделив все многообразие групп на семь «иерархий»: comp.* (компьютер), misc.* (разное), news.* (новости), rec.* (отдых), sci.* (наука), soc.* (общество) и talk.* (общение) – в каждой из которых пользователи могли создавать собственные подгруппы. Чтобы дать группе название, брали название иерархии и добавляли к нему категории[5 - Например, иерархия Usenet, посвященная этой книге, могла бы назваться «rec.books.darknet».]. Джон Гилмор, который в 1992 году, наряду с Тимом Мейем и Эриком Хьюзом, стал одним из основателей движения шифропанков, хотел создать группу о наркотиках и назвать ее rec.drugs. Администраторы отклонили его запрос.

Поэтому Гилмор и два опытных пользователя сети Usenet придумали собственную иерархию, свободную от цензуры. Они назвали ее alt.*, сокращение от английского слова alternative – альтернативный (также рассматривался вариант связать это название со словами «анархисты, психи и террористы»). В иерархии alt.* флейм стал невероятно распространенным явлением, а флеймеры находили удовольствие в жестокости по отношению к другим пользователям и проявляли при этом максимальную изощренность. Macon, тролль из Usenet 1990-х годов?

, отвечал на флейм одной и той же оскорбительной фразой, состоящей из 1500 слов, которую он сочинил за годы своей практики: «Ты безобразное отродье кривоногого бомжа и верблюда-сифилитика. Ты носишь дурацкую одежду с пятнами в интересных местах…» Когда в 1993 году пользователь под псевдонимом Moby в группе alt.tasteless попросил совета, что ему делать с парой течных кошек, которые рушили его личную жизнь, он получил массу безумных ответов, один абсурднее другого: стерилизация в домашних условиях, убийство из пистолета, сожжение и, возможно, вполне ожидаемо, секс с кошками.

Как в сети Usenet, так и в досках объявлений BBS возникали новые особенности, правила и нормы. Но это был мир, который практически не разрастался. В начале 1990-х годов количество интернет-пользователей стремительно возросло. И многие новые пользователи напрямую направлялись в одно из наиболее динамичных и интересных мест в онлайне – в иерархию alt.*. Завсегдатаи сети Usenet, рассерженные внезапным наплывом чужаков, попытались вытеснить их. В 1992 году в группе alt.folklore.urban впервые появился новый тип флейма, направленный против новичков, – троллинг. Его суть заключалась в том, чтобы «троллить новеньких»[6 - Слово «тролль», скорее всего, происходит не от названия сказочных персонажей, а от созвучного названия приема фишинга «trailing» (trolling, в пер. с англ. ловля рыбы на блесну), когда мошенник использует несколько наживок, чтобы понять, какие из них наиболее эффективны.]: опытный пользователь постил какую-нибудь выдумку о сети Usenet, рассчитывая вызвать удивление у новичка, раскрыв таким образом его статус. Попался! Новичка безжалостно высмеивали?

.

Получив такое множество возможных мишеней, флейм и троллинг начали распространяться и становились все более искусными. В иерархии alt.* появилось несколько групп, посвященных троллингу. В 1999 году пользователь под псевдонимом Cappy Hamper?

перечислил в группе alt.trolls шесть разных типов троллей: «просто тупой флейм-тролль» (Cappy Hamper пояснил: «Тут все просто: в группе для скинхедов напишите пост с заголовком: «Вы кучка расистских задницетерок ешьте печенье с собачьим дерьмом!»), «любитель бессмысленных дилетантских шуток», «действующий по принципу: ударь, беги и наблюдай», «уверенный» («расчетливый»), «занимающийся кросспостингом» и «тролль-член команды».

Скандальную известность получила команда троллей под названием “Meowers”. В 1997 году несколько студентов из Гарварда присоединились к заброшенной группе alt.fan.karl-malden.nose, публикуя там новости о том, что происходит и планируется в университетском кампусе. Затем они начали понемногу флеймить другие группы в сети Usenet, чтобы, как написал один из них, «встряхнуть тупиц». Мэтт Брюс, один из членов этой группы, предложил выбрать в качестве мишени сообщество alt.tv.beavis-n-butthead (где собирались фанаты мультика «Бивис и Баттхед»). Пользователи из группы alt.tv.beavis-n-butthead враждебно восприняли заносчивых студентов и начали постить ответы в группе alt.fan.karl-malden.nose. Также поступили люди из других групп в Usenet. Все это достигло такого масштаба, что студенты Гарварда забросили свою группу, и ее захватили любители мультсериала «Бивис и Баттхед», переименовав себя в “Meowers”. Это название появилось как насмешка над студентом с инициалами C.A.T. (с англ. – кот. – Примеч. пер.), который в качестве подписи к своим сообщениям ставил “meow” (с англ. – мяу – Примеч. пер.). Группа “Meowers” стала создавать

другие группы в сети Usenet (например, alt.alien.vampire.flonk.flonk.flonk, alt.non.sequitur и alt.stupidity), которые служили плацдармом для вторжения в другие группы, где тролли начинали публиковать абсурдные посты в духе Монти Пайтона, не давая остальным вклиниться в разговор. Этот прием, который теперь называется «флудом», до сих пор популярен у троллей. В 1997–1998 годах команда “Meowers” начала активно флудить в разных группах сети Usenet, устроив «перфоманс в Usenet». Также “Meowers” спамили тех пользователей, которые осмеливались ответить, для этого использовались анонимные ремейлеры, скрывающие адрес отправителя. Система обмена электронными письмами Бостонского университета была обвалена спамом, рассылаемым группой “Meowers”. Кампания длилась не меньше двух лет.

Тролли из группы alt.syntax.tactical занимались «кросспостингом». Они брали реальный пост (например, из группы для курильщиков) и переправляли его через анонимный ремейлер с сохранением исходного электронного адреса людям, у которых он заведомо должен был вызвать негативную реакцию (например, группе противников курения), разжигая ссору между двумя ничего не подозревающими сообществами, которые начинали троллить друг друга. Атаки группы alt.syntax.tactical были тщательно спланированы?

и нередко задействовали подставных лиц, двойных агентов и засланных казачков. Тролли, подобные им, не стремились к мелким быстрым победам, им нужно было вызвать максимально бурную реакцию. Они настаивали на том, что в этом и состоит различие между троллями и флеймерами. Флейм – это обычно просто поток оскорблений. Хотя иногда троллинг и флейм пересекались друг с другом, первый считался более аккуратной, тонкой и изощренной тактикой. Один анонимный участник группы alt.troll написал: «Тролль готов ждать, понимая преимущество более сильного удара». И чем сильнее «удар», тем лучше:

Любой может зайти в группу rec.sport.baseball и сказать «бейсбол – отстой». Но только тот, кто обладает невероятным мастерством и дисциплинированностью, может спровоцировать ДЛИТЕЛЬНУЮ войну. Именно этим мы и занимаемся. Но это достижимо только при наличии соответствующего таланта. Мы принимаем в свои ряды только тех людей, кто достаточно умен, чтобы вызвать хаос.

Группа alt.syntax.tactical четко обозначила свои цели:

• Чтобы наши имена попали в фильтры.

• Чтобы завсегдатаи/простые пользователи перестали заходить в группу.

• Получить очень гневные письма.

По мере распространения троллинга распространялась и информация о нем. Тогда же появилось и новое правило: «Не кормите троллей!» Эта фраза подтолкнула многих троллей к еще более
Страница 8 из 19

радикальным и шокирующим действиям.

В конце 1990-х троллинг стал в какой-то мере организованным. Тролли того времени выработали неформальный, но общепринятый кодекс поведения. В 1999 году анонимный пользователь группы alt.trolls написал:

«Троллинг – это соревнование в смекалке. Соревнование должно вписываться в общие правила сети Usenet. Публиковать посты в Usenet – это честно. Но когда кто-то?

, кто пишет анонимно (или использует общее имя или имя, которое по факту нельзя отследить), начинает копаться в реальной жизни того, кто пользуется своим настоящим именем, это уже не кажется честным».

Но новым пользователям границы между цифровым и реальным мирами казались все более размытыми. Два получивших широкую огласку случая нарушили эти границы. Небольшое разногласие двух участников группы alt.gossip.celebrities, Мэриэнн Кехо и Джеффа Бойда, быстро переросло в ссору. Кехо считала, что Бойд спамил группу бессмысленными сообщениями и отправила электронное письмо его работодателю, попросив принять меры. Злобный тролль оказался?

грамотным программистом и недавно стал отцом. Дерек Смарт, разработчик игр, столкнулся?

, возможно, с самой длительной чередой троллинга в истории сети. Его травили из-за (безусловно, неудачной) игры “Battlecruiser 3000AD”, которую он разработал в 1996 году. «Они заурядные асоциальные неудачники. И когда они нарываются на людей вроде меня (которые не слушают всякий бред), они начинают грязно ругаться», – сообщил мне Смарт в электронном письме. Когда вышла игра, ссоры в группах сети Usenet распространились по Интернету и продолжали набирать обороты, отчасти потому что Смарт троллил в ответ. Он признался: «В какой-то момент я втянулся в их игру». К 2000 году основная масса комментариев относилась к личной жизни и профессиональным достижениям Смарта. Говорят, что в основном писал человек по имени Билл Хаффман «самопровозглашенный специалист по Дереку» и менеджер в калифорнийской компании, разрабатывающей программное обеспечение. Также Смарту угрожал шестнадцатилетний подросток, который утверждал, что у него есть пистолет. Смарт обращался за судебными предписаниями?

и жаловался на беспомощность полиции. Последний спор – по поводу созданного Хаффманом интернет-сайта – был улажен только в 2013 году.

Упорядоченный онлайн-мир заполнялся новичками: кодекс поведения в сети Usenet и правила, касающиеся троллинга, постепенно теряли смысл. Они усугубляли ситуацию.

Сайты GNAA и Goatse

К концу?

девяностых некоторые люди стали беспокоиться, что троллинг уничтожит сеть Usenet. В итоге ее уничтожили инновации. Интернет становился более доступным, а скорость скачки (и, что важнее, загрузки) стала выше, давая пользователям возможность выкладывать больше контента, включая фото и видео. Сеть Usenet, как и большинство новых, потрясающих технологий, устарела.

На пороге нового тысячелетия тролли переместились из сети Usenet на сайты нового типа: фривольные, создаваемые пользователями, бесцензурные, которые скоро получили собирательное название NSFW (Not Safe For Work – небезопасно/неподходяще для работы). Часто их разработчиками были студенты или подростки (например, SomethingAwful.com, Fark.com и Slashdot.com). В отличие от обычных площадок, на этих сайтах было множество историй, ссылок, предложений и комментариев от читателей. Рейтинг историй, которые чаще всего читали или пересылали друг другу пользователи, повышался, популярность приобреталась не за счет централизованного редакторского контроля, а благодаря способности привлечь внимание аудитории. Как обычно и случается с ресурсами, где главная составляющая – это контент, появилось естественное стремление стать ярким. Истории, которые были оскорбительными, грубыми или абсурдными, обычно получали максимальную популярность. У сайта Fark.com был один миллион уникальных посетителей уже на четвертом году его существования[7 - Потрясающая цифра, учитывая тот факт, что первые два года сайт представлял собой просто фотографию белки с огромным половым органом.]: огромный кусок интернет-пирога для 2000 года, когда во всем мире только 360 миллионов человек выходили в онлайн.

Посетители новых сайтов переняли и дополнили философию своих предшественников: неприятие цензуры, – которая считалась устаревшей и архаичной, – и представление о том, что ни к чему в сети нельзя относиться серьезно. Юмор, который и сейчас свойственен Интернет-культуре, был абстрактным, самобытным и дерзким.

Тролли поставили оскорбления на службу этой идеологии, пользуясь ими довольно изощренно. В 1999 году был создан сайт Goatse (название происходит от фразы goat-sex – козлиный секс). Я не советую вам его искать. На главной странице размещена фотография обнаженного мужчины среднего возраста, растягивающего свой анус. Тролли использовали этот сайт в своих розыгрышах: они выкладывали или отправляли безобидные с виду ссылки, которые по факту вели пользователей на сайт Goatse. Это так называемый шоковый троллинг. В 2000 году ссылки на Goatse постоянно выкладывались в разделе обсуждений шоу Опры Уинфри, они сопровождались следующим сообщением: «Мне недавно было так грустно, вот ссылка на мое стихотворение». Оскорбленные фанаты Опры массово покидали чат, и в какой-то момент его пришлось закрыть. Стоявшие за этой историей пользователи сайта SomethingAwful радовались этому камню в огород интернет-занудства[8 - Пользователи сайта SomethingAwful до сих пор совершают подобные атаки на другие чаты и форумы.].

В 2002 году была создана организация GNAA (Gay Nigger Association of America – Ассоциация голубых негров Америки), которая активно практиковала этот вид троллинга. На главной странице сайта организации было следующее сообщение: «Ты – ГЕЙ? Ты – НЕГР? Ты – ГОЛУБОЙ НЕГР? Если ты отвечаешь «Да» на все три вопроса, то GNAA – это, возможно, именно то, что ты ищешь!» Создатели GNAA, по отзывам, были очень хорошими программистами[9 - Считается, что бывшим «президентом» GNAA был хакер и тролль под псевдонимом Weev.] и уделяли огромное количество времени созданию и распространению максимально оскорбительных материалов, направленных против блогеров, знаменитостей, известных интернет-сайтов и пр. Нередко они занимались флудом – забрасывали чаты бессмыслицей (так же, как десятилетием ранее развлекалась группа “Meowers”) – и взламывали другие популярные сайты, чтобы изменить их контент. Организация GNAA провозгласила своей целью «посеять хаос в Интернете», но в конечном итоге занялась интернет-безопасностью, взламывая сайты, чтобы продемонстрировать их уязвимость. Эта кампания получила название “Goatse Security” («демонстрация зияющих дыр»), и хотя членов группы разыскивало ФБР, они сумели обнаружить и исправить множество пробелов в системе безопасности крупных интернет-продуктов и программного обеспечения. Зак был одним из первых почитателей GNAA и Goatse. «Люди были готовы к оскорблениям в стиле Goatse, – рассказывает он. – Приятно издеваться над тем, кто готов к оскорблениям. И когда человек обижается, он доказывает твою правоту. Это замкнутый круг».

Ради лулзов

В каком-то отношении Заку, GNAA и другим троллям на сайтах NSFW казалось, что «их» Интернет захватывают коммерсанты, знаменитости, бизнесмены, власти и толпы обычных людей (то же самое в 1993 году испытывали пользователи сети Usenet). Чужаки,
Страница 9 из 19

которые воспринимают все слишком серьезно. Из этого множества выделился?

Кристофер Пул, четырнадцатилетний фанат сайта SomethingAwful, который основал ресурс для обмена японскими картинками, сайт Futaba. Там он позволил пользователям анонимно выкладывать все, что угодно. Сайты NSFW были интересными и дерзкими, но посетителей часто заставляли идентифицироваться, а содержимое проверялось. Анонимные пользователи сайта Futaba были безумно креативными, очень наглыми и бесконтрольными. В Японии сайт получил дурную славу из-за кровавых выдумок об учениках, убивающих учителей, порноаниме и других вещей, приводящих к моральному разложению. Сайт Futaba размещался по адресу?

2chan.net, как напоминание о таком же ярком интернет-ресурсе 2channel, поэтому когда Пул в 2003 году решил создать англоязычную версию, он назвал ее 4chan. Под псевдонимом moot Пул написал: «Он В ДВА РАЗА КРУЧЕ!»

Зак сразу же стал активным участником: «Мы пытались урвать себе часть пространства, свою часть Интернета». Псевдовынужденная анонимность?

объединила всех троллей в разделе /b/, который стал их местом обитания. Троллинг в разделе /b/ был очень популярен и невероятно разнообразен, там наблюдались десятки различных его видов. Группа хактивистов Анонимус практически в полном составе присутствовала в разделе /b/, где участники планировали и координировали свои «операции». Первая их крупная акция называлась «Проект Чанология» и была направлена против церкви Саентологии, которая попыталась удалить неприглядные видеоролики с Томом Крузом из сети. За стандартную идею – цензура и открытость – боролись не просто с помощью массовых демонстраций и компьютерных атак, но и путем бесконечных звонков на горячую линию саентологов, транспарантов и сотен черных факсов[10 - «Черный факс» – это отправка черной страницы с целью израсходовать краску принимающего факс-аппарата.].

Вынужденная анонимность, стремление превзойти своих товарищей и решимость сеять раздор во имя туманной идеологии борьбы с цензурой нашли свое выражение в лозунге троллей: «Я сделал это ради лулзов». Эту фразу использовали для оправдания любых поступков, совершенных из стремления посмеяться над другими. Как объясняет Зак, проблема заключается в том, что «лулзы» – это нечто сродни наркотикам: чтобы получать удовольствие, требуется все большая и большая доза. Троллинг может быстро выйти из-под контроля. На популярном ресурсе для общения и обмена новостями Reddit когда-то была группа под названием “Game of Trolls” («Война троллей»). Правила были просты: если вы успешно вывели кого-то из себя на сайте Reddit так, что человек не понял, что его троллят, вы получаете балл. Если вас раскрыли, то вы теряете балл. Имена участников с лучшими результатами вносились в таблицу лидеров. Один из пользователей зашел на популярный подфорум на сайте Reddit и опубликовал выдуманную историю о своих проблемах с коллегой. Тот же пользователь ответил от имени коллеги, требуя извинений и объясняя, что у него возникают сложности в общении с людьми. Другие пользователи поверили в эту историю, а кто-то даже предложил отправить цветы обиженной стороне. Подфорум успешно затроллили. Один из очевидцев вспоминает: «Это было потрясающе». Группу “Game of Trolls” в конце концов закрыли, что довольно нетипично для либерального во всех остальных отношениях сайта, но свидетельствует о вездесущности и живучести троллей на Reddit.

Соревнование в оскорблениях и нападках, абсолютно бессмысленное с любой точки зрения, может привести к шокирующим последствиям. В 2006 году Митчелл Хендерсон, пятнадцатилетний подросток из Миннесоты, совершил самоубийство, застрелив себя из отцовского ружья. Одноклассники Митчелла создали в его честь виртуальный мемориал на сайте MySpace и написали краткую речь, в которой Митчелла несколько раз называли «героем»: «Он был героем, совершившим этот выстрел и оставившим нас позади. Одному Богу известно, как мы хотели бы вернуть его». Сочетание грамматической ошибки и утверждения, что самоубийство – это проявление героизма, вызвало бурное веселье на сайте 4chan. Узнав, что Митчелл незадолго до самоубийства потерял свой iPod, /b/-тарды обработали в программе “Photoshop” фотографии Митчелла и его потерянного устройства. Кто-то даже сфотографировал iPod на могиле Митчелла и отправил это фото безутешным родителям. Почти два года после смерти сына им поступали анонимные звонки от людей, утверждавших, что они нашли плеер Митчелла.

Знакомство с троллями

Найти настоящего тролля трудно. Многие скрывают свои IP-адреса с помощью прокси-серверов, и почти у всех десятки аккаунтов под разными именами на каждой платформе, которой они пользуются. Если их банят или блокируют на каком-либо сайте, они просто заходят на него под другим именем. Но как и во времена “Meowers”, сегодняшние тролли любят общаться с другими троллями. Самый агрессивный троллинг координируется по скрытым или секретным каналам или из специальных чатов.

Зак согласился раскрыть мне несколько своих секретов, пригласив меня в тайный канал, где он часто появляется уже более двух лет. Это закрытая группа в известной социальной сети, «пиратская база для троллей», – как говорит Зак. На главной странице группы (той, которую видят обычные пользователи) размещены фотографии мастурбирующих людей. «Это ширма, – говорит Зак, – чтобы отпугнуть болванов». Чтобы увидеть, что там происходит на самом деле, нужно получить приглашение стать модератором от действующего модератора и присоединиться к внутренней системе обмена сообщениями. Там жизнь бьет ключом: каждый день там случаются затяжные и яростные споры и обсуждения, в которых участвуют почти двадцать модераторов одновременно, некоторые из них знают друг друга, а некоторые – нет. Никто не пользуется своим настоящим именем, потому что каждого из них забанили на этом сайте ранее, поэтому я не выделялся на общем фоне – я мог быть кем угодно. Здесь все постоянно троллят друг друга, и сообщения, по большей части, очень забавные и язвительные. Если верить Заку, как минимум два участника – университетские преподаватели. Это похоже на тренировочную площадку для троллей, где можно испытать новые тактики и сразиться с другими без особого ущерба. Место для отдыха и расслабления, где можно немного развеяться с друзьями.

Я застал там одного скандально известного тролля, про которого Зак рассказал, что он называет себя incel (сокращенно от англ. involuntary celibate – девственник по неволе). Он хорошо известен другим троллям, благодаря своему блогу, в котором он уже длительное время настаивает на том, что государство должно предоставить ему женщину для секса. Он даже заявил, что настолько отчаялся, что однажды попытался заняться сексом с собственной матерью. Когда он начал гнуть эту линию в группе, утверждая, что у него есть право заниматься сексом с кем ему вздумается, а государство должно оказать ему помощь, ведь все равно все девушки – шлюхи, никто не мог до конца понять, троллит он или нет. Но однако всем было интересно, и участники начали прощупывать почву и троллить в ответ:

Эй, девственник, ты гомофоб? например, представь, что это реальная комната, и я с _______ начинаем целоваться, как тебе такое? мы распаляемся, и я начинаю тискать его мягкую
Страница 10 из 19

аккуратную задницу, а мой язык скользит по его шее? что скажешь?

Нет

Эй, девственник – а твоя мама симпатичная? на сколько из десяти? больше семерки? Мне просто интересно, твое желание, чтобы девушки были горячи в постели (если ты не насилуешь их) распространяется на твою мать?..

Хм, да… Мне просто смешно.

Оказалось, что другие тролли оценивают его, выискивая слабые места. Это называется «тролли троллят троллей»: когда непонятно, кто кого троллит. Тут дело не в победе или поражении, скорее, это просто соревнование.

Самым «гадким троллем» Британии газета «Дейли Мейл» назвала человека с псевдонимом Old Holborn, который продолжительное время издевался над людьми в онлайне. Среди его жертв были родственники девяносто шести фанатов футбольной команды «Ливерпуль», погибших в 1989 году в катастрофе на стадионе Хиллсборо. Он постоянно твиттит и пишет в блоге, скрывая лицо под маской Гая Фокса. Без маски он уже не кажется жутким: это хорошо одетый, быстро говорящий мужчина средних лет из Эссекса, успешный программист и специалист по рекрутингу. За чашкой кофе он рассказывает: «Можете считать меня идиотом. Я всегда был таким. Я ярый противник авторитаризма». Более того, он минархист – сторонник минимально возможного государственного регулирования. «Нам нужно, чтобы кто-то защищал нашу частную собственность, вот и все. Все остальное мы можем делать сами». Он подытоживает свои взгляды на мир следующим образом: «Правительство просто должно оставить нас в покое». Троллинг для него – это возможность создать проблемы для системы: «Я хочу быть зудом, песчинкой в механизме». В 2010 году он баллотировался в Кембриджский парламент, вызывая растерянность у членов избирательной комиссии своей маской и официальной сменой имени на Old Holborn. Примерно в то же самое время он заявился в полицейский участок в Манчестере прямо в маске и с чемоданом пятифунтовых банкнот, чтобы написать заявление на владельца паба, который отказался следовать принятому в 2007 году запрету на курение в общественных местах. По его словам, это тоже троллинг.

Сложно понять, какое отношение к минархизму имеют издевательства над семьями погибших в катастрофе на стадионе Хиллсборо в Твиттере. Но связь есть. Чтобы жить в либералистической утопии без правительства, о которой мечтает Old Holborn, люди должны быть сильными и независимыми, а также нести ответственность за свои действия. Он боится безмолвного и послушного общества и считает, что в обществе, где каждый уязвим, разовьется способность к самоцензуре. Он стремится проверить и расширить границы уязвимости, чтобы держать общество в напряжении. По его словам, он набросился на семьи фанатов «Ливерпуля», чтобы «доказать», что они страдали от комплекса жертвы. Мерилом успеха для Old Holborn, как и для троллей из сети Usenet, была полученная реакция. «Я вел себя неоднозначно, лишь чтобы показать, что им нравится чувствовать себя жертвами. Ответ был поразительным: они угрожали поджечь мой офис, мой дом и изнасиловать моих детей. Ха-ха! Я был прав! Они подтвердили мою правоту!»

Однако в конечном итоге его личность раскрылась, и вскоре после нашей беседы он переехал на юг Болгарии, чтобы, как он говорит, «постоянно причинять неудобства» уже оттуда. «Я хороший парень!» – кричал он в кафе. «Я обличаю лицемерие. Я пытаюсь сделать общество более свободным!»

Правда о троллях

В 1980—1990-х, когда в сети появлялось все больше людей, психологи задались вопросом, как компьютеры меняют наше мышление и поведение. В 1990 году американский юрист

и писатель Майк Годвин сформулировал естественный закон поведения в сети Usenet: «Когда онлайновая дискуссия затягивается, вероятность сравнения кого-нибудь с нацистами или Гитлером достигает единицы». Иными словами, чем больше вы общаетесь в сети, тем больше шансов, что вы будете вести себя ужасно. Пообщайтесь подольше, и это наверняка случится. (Закон Годвина сегодня находит свое подтверждение в большинстве разделов с комментариями к новостным статьям.) В 2001 году Джон Сулер объяснил это явление «Эффектом растормаживания в Сети». Он перечислил шесть факторов, которые, по утверждению Сулера, позволяют пользователям Интернета игнорировать социальные правила и нормы реального мира[11 - Сулер обозначил следующие шесть факторов: диссоциативная анонимность (мои действия нельзя связать с моей личностью), невидимость (никто не знает, как я выгляжу, и не может оценить меня), асинхронность (я действую не в режиме реального времени), солипсическая интроекция (я не вижу этих людей, я могу только догадываться, кто они, и каковы их намерения), диссоциативное воображение (это не настоящий мир; это не настоящие люди) и минимизация власти (здесь нет органов управления, я могу делать, что захочу).]. Он говорит о том, что поскольку мы не знаем и не видим людей, с которыми разговариваем (и они не знают и не видят нас), общение краткосрочное, отсутствуют четкие правила и обязательства, и вдобавок ко всему все это происходит в своеобразной альтернативной реальности, мы делаем то, что не сделали бы в реальной жизни. Сулер дал этому название «токсическое растормаживание». Согласно другим научным исследованиям?

, от 65 до 93 % человеческого общения составляет невербальная коммуникация: выражение лица, тон, жесты. Проще говоря, наш мозг за миллионы лет эволюционного развития приобрел способность подсознательно распознавать подобные знаки, чтобы людям было проще понимать друг друга. Общение через компьютер лишает нас этих подсказок, что приводит к абстрактности и отсутствию ориентиров. Или, как сказал интернет-комик Пенни Аркад: «Теория преобладания придурков в Интернете: нормальный человек + анонимность + аудитория = полный придурок».

Самый простой способ победить троллей – лишить их анонимности, заставить сайты и платформы требовать от пользователей заходить под настоящими именами. Безусловно, отвратительное поведение в сети никуда не исчезнет, но тролли, по крайней мере, будут вынуждены хоть немного отдавать себе отчет в своих действиях, и, возможно, у них начнут возникать сомнения, стоит ли нападать на кого-либо. Но отсутствие анонимности в онлайне также имеет свои слабые стороны. Анонимность – это не какое-то современное изобретение для защиты троллей. Она позволяет людям высказываться честно и открыто и оставаться невидимыми, когда на то есть серьезные основания. Отказавшись от нее, мы многое потеряем.

Также мы можем утратить что-то важное, если избавимся от троллей. Граница между преступностью, угрозами, оскорблениями и сатирой довольно четкая. Такие тролли, как Old Holborn, периодически высмеивают присущее обществу высокое самомнение, демонстрируют абсурдность современной жизни, панику по вопросам морали или истерическую манеру круглосуточно следить за новостями. Некоторые тролли, называющие себя «RIP-троллями», выбирают своей мишенью людей, которые оставляют комментарии на страницах памяти о недавно почивших. По словам ученого Уитни Филлипс, которая написала докторскую диссертацию о троллях, обычно их целью становятся так называемые «туристы скорби»: пользователи, которые в реальной жизни никак не связаны с жертвой и поэтому не могут находиться в трауре. Тролли считают, что?

туристы
Страница 11 из 19

скорби навязчивы, лицемерны и поэтому заслуживают порицания. Организация GNAA часто публикует нелепые новости, рассчитывая на то, что ленивые журналисты начнут их распространять. Нередко ожидания оправдываются: выдумка членов GNAA о том, что афроамериканцы мародерствовали в домах людей во время урагана «Сэнди» и воровали домашних животных, была растиражирована в средствах массовой информации. Сами тролли считают безусловными чемпионами по троллингу «в реальной жизни» американского комика Стивена Колберта и британского комика Криса Морриса, которые прославились своими подколами в адрес политиков и знаменитостей с раздутым эго.

Зак говорит, что его работа также важна и необходима – «троллинг нужен обществу», чтобы обличать лицемерие и глупость в обществе. Он даже создал собственную сложную религию, потратив на это несколько лет, которая нужна ему как инструмент троллинга. Он назвал ее «автодидактическим прагматизмом путешествий во времени», смесью абсурдного юмора, физики и элементов других религий. С ее помощью он троллит религиозные и политические группы. «Это испытанный и проверенный способ запутать человека, заключающийся в том, чтобы заставить человека сомневаться, относиться ли к словам серьезно или нет, чтобы он не мог понять, где заканчивается шутка и начинается серьезность». Это умная тактика, и, к моему удивлению, она широко применяется в современных теологических спорах[12 - Вас затроллили.].

Хотя многие тролли – это просто скучающие подростки, пытающиеся спровоцировать большие проблемы, есть и серьезные тролли, которые, как правило, придерживаются идеологии либерализма. По их мнению, неотъемлемой частью жизни в свободном обществе является признание того факта, что все можно оспорить и осмеять, и что нет ничего более пагубного для свободы слова, чем страх расстроить или обидеть кого-то. Тролли существуют столько же, сколько существует компьютерная сеть, что, безусловно, свидетельствует о том, какую потребность в исследовании темной стороны своей натуры испытывают многие из нас. Каждый тролль, с которым я разговаривал, утверждал, что его занятие вполне естественно, человеку нужно нарушать границы, просто потому что они существуют.

Проблема философии разрушения границ заключается в том, что с ее помощью можно оправдать издевательства и запугивание людей, не обращая внимания на последствия. Когда я спросил Зака, случалось ли ему заходить слишком далеко, он кивнул: «Да, было несколько человек, которых я затравил так, что они вышли из Интернета. У одного случился нервный срыв». Чувствует ли он вину? «Тогда – нет. Мы все знали, что делаем. Хотя теперь я уже не так уверен». Тролль Old Holborn более тверд: «Я тщательно выбираю мишени. Они всегда этого заслуживают». Но мишенями не всегда оказываются влиятельные и богатые. Очень часто ими бывают слабые новички, такие как Сара, на которых напасть проще всего. Анонимные пользователи в разделе /b/ охотятся на веб-моделей, потому что их фотографии и треды очень популярны: гораздо популярнее, чем треды обычных /b/-тардов. Тролль Old Holborn поддерживает действия /b/тардов: «Вы бы стали выкладывать свои фотографии в Интернет? Тогда почему она это сделала? Дело не в том, что ей преподали урок, просто она должна отвечать за свои действия». Зак долго думает и в итоге говорит: «Ну, ей, наверное, не стоило этого делать, хотя, конечно, она не заслужила такого обращения».

Мне то, что произошло с Сарой, показалось просто бессмысленной гадостью. Виновники попытались неуклюже оправдаться: «Эта глупая сучка сегодня вечером, наверное, усвоит самый важный урок в своей короткой жизни: выкладывать свои обнаженные фотографии в Интернет – это очень и очень плохая идея». Уверен, что урок она усвоила, но это было лишь подспудным эффектом «разрушения жизни».

Аноним сказал: Я – моралфаг.

Не вижу ничего страшного в том, чтобы доксить Сару.

Это ради лулзов.

На вершине древа жизни нет любви: там лулзы.

Какими бы ни были их мотивы, пусть даже самыми дурными, наверное, нам есть чему поучиться у троллей. Троллинг – это очень широкое учение, включающее в себя и агрессоров из числа /b/-тардов, и философов-любителей, и немного обидные высказывания, и нарушение закона. Растущее стремление к цифровому самоутверждению заставляет большинство из нас делиться в Интернете подробностями своей личной жизни, часто с абсолютно незнакомыми людьми. Что нам нравится, о чем мы думаем, куда мы идем. Чем больше мы выкладываем в Интернет и чем больше мы готовы к оскорблениям, тем больше появляется пищи для троллей. Несмотря на то, что социальные сети все тщательнее контролируются, троллинг никуда не исчезает. Это главная особенность онлайнового мира с середины 1970-х годов. Он эволюционировал и мутировал, превратившись из неожиданного ответвления от электронного общения в пределах небольшого сообщества в практически повсеместное явление. Для таких людей, как Зак, дегенерация троллинга, который когда-то был искусством, а теперь стал запугиванием и травлей, очень огорчительна. Но это не останавливает его.

Нравится нам это или нет, троллинг – это часть современной интернет-реальности. Мы все большую часть своей жизни проживаем в сети, а тролли могут помочь нам осознать, чем это нам грозит, могут заставить нас быть немного осторожнее и немного сильнее. Возможно, однажды мы даже поблагодарим их за это.

Эпилог

Через четыре дня после расправы над Сарой доксингу подверглась другая веб-модель, выложившая фотографии в раздел /b/. Ее фото отправили родственникам, работодателю и парню с сообщением: «Вы знаете, что ваша девушка выкладывает фотки своих сисек в Интернет? Посмотрите здесь _____».

«Новый день, новая жестокость», – написал один.

«Она вернется», – ответил другой.

Глава 2

Одинокий волк

С Полом я впервые встретился холодным осенним вечером в рабочем клубе в маленьком городке на севере Англии. Внешне это оказался молодой человек с приятным лицом, короткими темными волосами и татуировками на шее. С ним было приятно общаться: он был вежлив, внимателен и остроумен. Вскоре мы с Полом уже были на короткой ноге. Все было хорошо, пока, как обычно, разговор не зашел о политике. «Только подумай о том, что вся эта красота умрет, Джейми, – сказал он. – Каким, по твоему мнению, будет мир под властью черных, пакистанцев или азиатов? Можешь себе представить? Когда останется всего тысяча белых, надеюсь, кто-нибудь из них спалит эту чертову планету и все на ней».

Пол – политическая партия одного человека, пропагандистская машина. Каждый день он проводит в попытках разжечь искру национализма среди белых британцев. Он ведет популярный блог, посвященный этноцентризму и белой гордости, а также снимает и выкладывает видео с нападками на меньшинства. Он открывает ноутбук и показывает мне свою новую работу: жаркий спор с либералистами, сообщения в поддержку греческой партии «Золотая заря», переписку с защитниками белой расы из США. Он открывает свои страницы на ресурсах Фейсбук и Твиттер. Тысячи людей по всему миру следят за активной деятельностью Пола в социальных сетях. Он организовал в сети сообщество, которое разделяет его взгляды и лайкает его публикации. Кроме того, собралась не менее
Страница 12 из 19

активная группа его противников, которые хотят подкараулить его в реале. Он живет в черно-белом мире, где есть друзья и враги, правильное и неправильное, и где он тратит все больше и больше времени. Цифровой Пол – энергичный, агрессивный и убежденный сторонник движения «Белая гордость». Настоящий Пол – безработный мужчина тридцати с лишним лет, который живет один в маленьком домике.

По дороге домой после одного из наших интервью я написал ему сообщение с благодарностью. Он, как обычно, ответил незамедлительно: «Всегда пожалуйста, Джейми:-) Хорошего пути. PS. Мне было приятно пообщаться». Но, в отличие от предыдущих встреч, вскоре после этого наша переписка угасла. Всегда активный Пол вдруг утих. Его деятельность в социальных сетях прекратилась. Я позволил себе предположить, что на него так повлияли наши встречи. Или, может быть, его, наконец, вычислила полиция? Или что-то хуже этого?

Новая платформа

Пол не одинок в своем стремлении использовать Интернет в качестве платформы для распространения своих идей. Сеть превратилась в важнейшую площадку для политических групп по всему миру. От предвыборной агитации Барака Обамы на сайте Фейсбук до флешмобов «Захвати Уолл-стрит» и онлайновой деятельности итальянского комика и политика Беппе Грилло, Интернет давно превратился в поле битвы за идеи, влияние и воздействие. За последнее десятилетие Пол и тысячи подобных ему людей отказались от традиционного для националистов плацдарма в пользу ресурсов типа Фейсбук, Твиттер и Ютуб. Они были одной из первых политических групп, совершивших этот переход. Экстремистские организации, лишенные возможности действовать через основные средства массовой информации и открыто продвигать свои убеждения, особенно обрадовались возможностям, которые предоставили им новые платформы и площадки. Например, в восьмидесятых и девяностых американские организации белых расистов “Stormfront” и Арийское братство создали популярные до сих пор группы в сети Usenet и досках BBS. (Организация “Stormfront” по факту начала свое существование с веб-сайта.) По оценкам компании Alexa, собирающей статистику посещаемости веб-сайтов, сайт крайне правой Британской национальной партии гораздо популярнее, чем сайты лейбористов или консерваторов. Сердце музыкальной культуры радикальных неонацистов?

, промоутерская сеть “Blood and Honour” («Кровь и честь») организовала десятки открытых каналов на Ютубе и закрытых онлайновых дискуссионных форумов. На веб-сайте организации Stormfront – stormfront.org – давно существует форум, на котором зарегистрировано около 300 тысяч участников, а количество сообщений приближается к десяти миллионам. У неонацистов особенно популярен ресурс Твиттер, на котором они регистрируются под именами, включающими в себя числа 14 и 88. Четырнадцать обозначает 14 слов во фразе «We must secure the existence of our people and a future for white children» («Мы должны защитить существование нашего народа и будущее белых детей»), а 88 относится к восьмой букве латинского алфавита: HH, сокращенно от «Heil Hitler» («Хайль Гитлер»). Как утверждают ученые из Королевского колледжа?

в Лондоне, неонацисты пользуются микроблогами в Твиттере не только для распространения своих идей и пропаганды, но и для того, чтобы поддерживать ощущение сопричастности. Беглый поиск, и я нахожу сообщение одного из пользователей: «Необходимо уничтожить дом Ротшильдов, если мы хотим спасти свою расу! 14/88. Зиг Хайль!». Некоторые националисты для своих встреч создают детские чаты или кажущиеся безобидными группы на сайте Yahoo. У английских националистов особенно популярны форумы, посвященные истории англосаксов, где сотни пользователей с именами в духе «Этельред» и «Гарольд» обсуждают, как сделать Англию чище и белее. В начале 2007 года сторонники?

французской националистической партии «Национальный фронт» стали первой в Европе политической партией, которая организовала политический офис в виртуальном мире “Second Life”, что вызвало в Интернете волну протестов от других пользователей. В том же году ее последователи-ксенофобы посетили виртуальную мечеть, сели на виртуальный Коран и выложили антисемитские лозунги, а затем активировали хакерский сценарий, который автоматически выбросил всех из здания. По оценкам Центра Симона Визенталя?

(организации по защите прав евреев) на 2013 год существовало около 20 тысяч активных «ненавистнических» сайтов, групп в социальных сетях и форумах. Это число увеличивается с каждым годом. Онлайновый мир стал

обителью расизма и национализма, предоставляя политическим экстремистам возможность озвучивать свое мнение, делиться идеями и вербовать сторонников.

Ник Лоулз, лидер организации Hope Not Hate, занимается антифашистской деятельностью с середины девяностых. Ник рассказал мне, что Интернет «сделал ультраправые группы очень доступными для обычных людей, что было невозможно десятилетием ранее». Также, по словам Ника, меняется портрет типичного националиста. Это больше не бритоголовый человек в высоких ботинках, как было раньше. Современный националист – это молодой, технически грамотный человек с избытком свободного времени, который может быстро подключиться к виртуальному миру единомышленников со всего света. Такой, как Пол.

Самый известный экстремист нового типа – Андерс Брейвик, радикальный националист, который убил семьдесят семь человек в июле 2011 года в Норвегии. После окончания школы он начал работать в сфере обслуживания клиентов, но его талант к программированию подтолкнул его к созданию собственного компьютерного бизнеса. В возрасте двадцати с лишним лет молодой Брейвик каждый день тратил несколько часов на чтение в Интернете блогов и статей о неминуемом исчезновении белой расы и о нависшей над Европой угрозе «культурного марксизма». Он уверился в том, что ислам захватывает Европу, и единственный способ его остановить – яростное сопротивление.

За несколько лет до совершения террористического акта он, под псевдонимом Эндрю Бервик, написал 1516-страничный манифест под названием «2083: Декларация независимости Европы». Отчасти это мемуары, отчасти – практическое руководство по ведению надвигающейся (по его мнению) расовой войны. Большие куски текста он просто скопировал

из Интернета (позже он признался, что многое взял, в частности, из Википедии), из таких эклектических источников, как труды философа XVII века Томаса Гоббса и слова британского телеведущего Джереми Кларксона (его статью о мультикультурализме, опубликованную в газете «Таймс», Брейвик процитировал почти полностью).

Службы безопасности Норвегии отмечают нетипичную особенность для теракта такого масштаба: Брейвик действовал в одиночку – «одинокий волк» без сообщников и соучастников. Это название

в 1990-х годах ввел в активное употребление американский защитник белой расы Том Мецгер, когда он рекомендовал своим соратникам-неонацистам совершать все акты насилия в одиночку, чтобы не быть вычисленными. Согласно Джеффри Д. Саймону, автору книги «Терроризм одиночек: нарастающая угроза» (“Lone Wolf Terrorism: Understanding the Growing Threat”), волк-одиночка – это «самый новый, самый изобретательный и самый опасный» тип террориста. Волки-одиночки не ограничены ни идеологией, ни иерархией, они не
Страница 13 из 19

боятся отделиться от своей группы или организации. Что еще важнее, отсутствие связей с другими приводит к тому, что их трудно вычислить. С точки зрения Саймона, изобилие доступной информации стало предпосылкой для расцвета волков-одиночек. Количество терактов, совершенных одиночками, постоянно растет на протяжении более десяти лет. Вспомним, хотя бы тот случай, когда майор Нидал Малик Хасан, мусульманин по вероисповеданию, застрелил тринадцать сослуживцев на военной базе Форт-Худ в Техасе в ноябре 2009 года. Считается, что он сделал это в знак протеста войны в Ираке и Афганистане.

Брейвик тоже был одиночкой, но у него все же были соратники. По его мнению, социальные сети (в особенности Фейсбук) помогут белому «движению сопротивления» в борьбе с ненавистным ему мультикультурализмом, поскольку они предоставляют новые возможности пропаганды и поиска единомышленников по всему миру. Он хотел распространить свой манифест среди своих сторонников, которые, как он надеялся, используют его для распространения националистической идеологии и, возможно, даже станут подражать самому Брейвику. Поэтому на протяжении двух лет он усердно создавал и расширял виртуальное сообщество. У него было два аккаунта на Фейсбуке, с помощью которых он общался с тысячами радикалов по всей Европе. В манифесте «2083» Брейвик описывает, как тратил много часов на монотонную, но важную задачу – поиск этих людей:

Через Фейсбук я ищу разные националистические группы и приглашаю каждого члена [в друзья на Фейсбуке]… ааааагггггрррррр:/ Это сводит меня с ума, ахах… Я занимаюсь этим уже целых 60 дней, по 3–4 часа в день… Боже, я не мог и представить себе, что это будет так адски… скучно: (

Брейвик собирал адреса электронной почты, для этого он добавлялся в друзья к пользователям Фейсбука.

К началу 2011 года у Брейвика было несколько тысяч друзей на Фейсбуке и он писал для ряда блогов, включая правый норвежский сайт document.no, где он комментировал ряд статей, критикующих ислам. Согласно данным организации Southern Poverty Law Center (SPLC; Южный центр правовой защиты бедноты), Брейвик с октября 2008 года был зарегистрирован на сайте “Stormfront” под пользовательским именем year2183. К июню 2011 года?

он собрал 8000 «качественных» электронных адресов, признавшись: «Конечно, это довольно монотонная работа, но опять же я не знаю более эффективного способа напрямую связаться с националистами во всех европейских странах».

Брейвик везде в Интернете видел возможности. По его мнению, Википедия – это отличный инструмент корректировать мнение общественности путем аккуратного редактирования статей. Чтобы отточить свои навыки стрельбы, он играл в онлайновую игру “Call of Duty” (ему нравились и другие онлайновые игр, например, “World of Warcraft”). Он советовал своим соратникам пользоваться анонимным браузером Tor, чтобы правительство не могло их вычислить. В заключительной части «2083» Брейвик обратился ко всем патриотам с призывом «создать красивый веб-сайт, блог и страницу на Фейсбуке <…> чтобы продвигать организацию».

Внезапно в июле 2011 года обычно активный Брейвик затих. Его деятельность в социальных медиа прекратилась. Утром 22 июля он выложил на Ютубе видеоролик, призывающий товарищей встать под знамена борьбы. Несколько часов спустя он отправил свой манифест на 1000 электронных адресов, собранных через Фейсбук. В 15:25 он взорвал самодельную бомбу у здания администрации в центре Осло, убив восемь человек, а затем отправился на остров Утоя, где застрелил еще шестьдесят девять членов Норвежcкой рабочей партии на территории молодежного лагеря.

Кто именно получил манифест «2083», остается загадкой. В Британии его получили около 250 человек. Некоторые из них были подписаны?

на очень популярную английскую страницу на Фейсбуке, на которую подписался и Брейвик в начале 2010 года, и которую он нахваливает в своем манифесте. Именно здесь начинается история Пола.

Лига английской обороны

Лига английской обороны (English Defence League) – это объединение распространяющихся по Европе разрозненных националистических движений нового типа. Их идеология довольно размытая, но она строится на беспокойстве о том, что масштабная иммиграция (особенно из мусульманских стран) разрушает национальную идентичность, и на убеждении, что правящая либеральная элита оторвана от реальной жизни и не знает или не хочет знать, как эти события влияют на простых людей. Обычно делается вид, что расизм тут ни при чем, а речь ведется исключительно о равенстве, демократии, свободе и традициях британской (в некоторых случаях христианской) культуры. Кроме того, считается, что исламские и британские ценности несовместимы друг с другом.

Со времен Второй мировой войны количество людей, являющихся членами официальных политических партий в Великобритании, сократилось с трех миллионов в 1950-х годах до полумиллиона в 2013 году. В отличие от традиционных политических партий, членство в ЛАО доступно для всех: не нужно ни денег, ни сил, ни времени. К 2012 году ЛАО превратилась в одно из наиболее известных неофициальных движений в Великобритании. Сторонники ЛАО проводят сотни демонстраций по всех странах и тысячами добавляются в сообщество на Фейсбуке. Это первая националистическая группа, которая сумела так быстро достичь успеха. На подъеме националистического движения в 1973 году, когда Великобританию раздирали страхи по поводу иммиграции, ультраправая партия «Национальный фронт» насчитывала порядка 14 тысяч членов. Примерно таким же было максимальное число членов Британской национальной партии в 2009 году. Этим партиям потребовались годы?

целенаправленной агитации, чтобы достичь таких результатов. У ЛАО на это ушло несколько месяцев. К апрелю 2014 года страница ЛАО на Фейсбуке набрала более 160 тысяч лайков – столько же лайков у Лейбористской партии Великобритании. У ЛАО есть местные представительства в каждом регионе страны, а демонстрации, акции протеста и другие мероприятия происходят каждый месяц, потому что сторонники без труда перемещаются между виртуальным и реальным мирами. Ее масштаб и размах не соответствуют скромному происхождению – простая страница на Фейсбуке.

В марте 2009 года небольшая группа радикальных исламистов из Лутона заявила, что собирается провести акцию протеста против британского военного присутствия в Ираке и Афганистане во время парада в честь возвращения Королевского английского полка. Стивен Яксли-Леннон?

, известный под именем Томми Робинсон, узнал об акции протеста из листовок, которые регулярно раздавала группа людей рядом с принадлежащим ему солярием в центре Лутона. Хотя Томми не был ярым сторонником Британской националистической партии, поскольку не сильно интересовался политикой, его возмутил готовящийся протест. Вместе с парой друзей Томми?

решил воспрепятствовать группе и поддержать солдат, чтобы показать всему миру, «что Лутон не находится во власти исламских экстремистов».

На той первой демонстрации, на которую вышло несколько десятков человек, началась потасовка, и история попала в местные газеты. Томми и его друзья решили создать свою группу, чтобы срывать собрания исламистских организаций Лутона и препятствовать вербовке их сторонников. Он позвонил
Страница 14 из 19

паре своих знакомых, состоявших в небольших патриотических и националистических организациях, например, «Объединенный британский альянс» (“United British Alliance”). Они назвали свою группу «Народное объединение Лутона» (“United People of Luton”) и устроили вторую, более крупную, демонстрацию в июне 2009 года. На нее пришли сотни людей?

, в результате произошли стычки с полицией, девять человек были арестованы[13 - Через месяц организации UBA и UPL устроили еще одну демонстрацию, последствия которой были ужасны, множество человек были арестованы. Демонстранты скандировали: «U – U—U – BA» и «Кому нравится носить платье?» Организация UBA выдвинула своего парламентера, человека с именем «Вейн Кинг». В действительности это был Томми. «Я выбрал это имя просто для смеха, – рассказал мне Томми, – поэтому когда Виктория Дербишир [диктор радиостанции BBC, известная своим хрипловатым голосом] представила меня по радио, она произнесла что-то вроде wanking (с англ. мастурбация, созвучно имени Вейн Кинг)!»].

Томми за 450 британских фунтов нанял оператора, чтобы снять короткий видеоролик о том дне, который он выложил на Ютубе. «На этот раз, – говорит он мне, сидя в пабе через дорогу от Скотленд-Ярда, – я зашел на каждый футбольный форум, в каждый чат и выложил видео». Он тут же стал получать одобрительные сообщения из разных уголков Великобритании. Вскоре после этого в пабе встретилось около десяти членов зарождающегося движения, чтобы обсудить планы на будущее. Они решили создать онлайновую организацию, чтобы ее деятельность достигла международного масштаба. Томми и его друг?

зарегистрировались на Фейсбуке и создали новое сообщество, назвав его Лигой английской обороны.

Лайки

У Фейсбука нет равных, когда речь идет о нем, как об инструменте вербовки и организационной площадке для набирающего силу националистического движения, у которого нет денег и мало поддержки. Фейсбук открывает абсолютно новый мир. В течение нескольких часов после создания группы в ней состояли уже сотни человек. Томми вспоминает: «Это было какое-то безумие. В группу вступали люди со всей страны». Это дешевый и эффективный способ вербовать новых людей, сообщать информацию о предстоящих мероприятиях и делиться рассказами и фотографиями предыдущих акций. Девушка двадцати с лишним лет под псевдонимом Queen Lareefer, сторонница ЛАО, впервые зашла на страницу Лиги на Фейсбуке, когда увидела, что кто-то из ее друзей сделал репост одной из записей. Она вспоминает: «Люди говорили о том, что такого много на Фейсбуке, и я увидела, что кто-то лайкнул страницу ЛАО, поэтому я зашла на нее, мне она понравилась, я что-то прокомментировала, кто-то ответил, и я включилась в беседу». В следующем месяце она пошла на свою первую демонстрацию.

К концу 2010 года Лига английской обороны организовала через Фейсбук около пятидесяти уличных акций протеста по всей стране, на некоторые из них пришло целых 2000 участников. Хотя на сайте Лиги говорится, что ее члены выступают за мирные демонстрации, нередко эти встречи проходят в атмосфере алкогольного опьянения, жестокости, асоциального поведения, исламофобских лозунгов и арестов, часто случаются стычки с антифашистским движением Объединение против фашизма (UAF). Но Лига становилась все более известной

, часто появлялась в СМИ, что, в свою очередь, привлекало еще больше людей на ее страницу на Фейсбуке и ее сайт.

Пока Томми колесил по стране, посещая ежемесячные демонстрации, Пол плыл по течению: в основном принимал наркотики и кутил. Однажды в 2010 году, летом, он увидел в ленте новостей на Фейсбуке, что один из его друзей «лайкнул» страницу Лиги английской обороны. Он рассказывает: «Я никогда прежде не слышал о них. Но название организации меня зацепило». Ему захотелось узнать подробности, поэтому он тоже нажал «нравится» и подписался на ежедневные обновления от этой организации.

Любой человек мог так же, как и Пол, одним щелчком мышки вступить в группу на Фейсбуке и выйти из нее тоже можно было просто в один клик. Но в группу вступало больше людей, чем выходило, и многие хотели сделать нечто большее, чем просто поставить лайк. Вскоре энтузиасты начали создавать собственные страницы и группы под именем ЛАО, стремясь организовать местные ответвления Лиги и собрать собственные демонстрации. Хотя руководство в 2010 году решило создать более формальную структуру быстро разрастающейся организации и учредить управляющие органы для местных и тематических подразделений, Лига осталась на удивление бесконтрольным, децентрализованным и свободным движением.

Но такая структура себя дискредитировала. К концу 2012 года первоначальный энтузиазм рядовых членов Лиги угас, поскольку они поняли, что для настоящих политических изменений необходимо нечто большее, чем болтовня в Интернете и демонстрации по выходным. А благодаря такой нечеткой иерархии, группа быстро распалась на несколько враждующих подгрупп и фракций. В начале 2013 года ЛАО была на грани исчезновения. Томми (который к этому моменту успел отсидеть в тюрьме за нарушение условий освобождения под залог, которые запрещали ему участвовать в демонстрациях) был изможден, завален угрозами убийства и готов все бросить. Потом, утром 22 мая 2013 года, два радикальных исламиста убили британского солдата по имени Ли Ригби, средь бела дня, прямо посреди многолюдного Южного Лондона. В течение нескольких недель после этого количество сторонников группы в Интернете очень выросло, а Томми оказался в центре внимания прессы. Он не мог все бросить.

Админы и модеры

Вскоре после того, как Пол вступил в группу ЛАО на Фейсбуке, он стал общаться с другими участниками и комментировать посты[14 - Страницы ЛАО на Фейсбуке обычно «публичные», и любой пользователь может выкладывать свои посты.]. Его постоянное, четкое и агрессивное участие не осталось незамеченным со стороны старших по рангу участников, которые руководили страницей. Несколько недель спустя его пригласили в приватную группу на Фейсбуке, в которой состояли рьяные члены ЛАО, скрывающиеся под псевдонимами. Вскоре после этого ему предложили стать модератором, или «модером» страницы, посвященной устранению исламских экстремистов. Для Пола это был важный шаг. Он стал частью чего-то важного еще до того, как сам это осознал.

Будь то закрытый или открытый форум, кому-то нужно контролировать весь этот хаос и управлять характером беседы. Это очень важная роль, поскольку у вас появляются полномочия банить пользователей, удалять или редактировать сообщения других людей. К началу 2012 года в группе, которую администрировал Пол, число участников достигло 1000. У Пола появилась не только возможность выражать свое мнение и платформа для этого, но и растущее влияние и ответственность. «Мне это очень нравилось, – говорит он. – Я часами сидел там – писал, следил, редактировал».

Управление группами на Фейсбуке и аккаунтами в Твиттере – это очень ответственное занятие в националистической группе. Когда убили Ли Ригби, Томми немедленно связался с людьми, которые вели страницы Лиги в социальных сетях. Он попросил администратора аккаунта ЛАО в Твиттере, чтобы тот опубликовал призыв к вооруженной борьбе. Примерно в 18:30 появилось объявление:

Лидер ЛАО Томми
Страница 15 из 19

Робинсон сейчас на пути в Вулидж. Друзья, выходите на улицы. С НАС ХВАТИТ.

Сотни пользователей ретвитнули это сообщение, чтобы его увидели тысячи других людей. Сторонники ЛАО быстро начали собираться на юго-востоке Лондона.

Администратор аккаунта ЛАО в Твиттере – это вежливая шестнадцатилетняя девушка по имени Бекки. На момент написания этой книги ее регулярные сообщения с информацией о важных событиях и демонстрациях читали около 35 тысяч человек, подписанных на официальный микроблог ЛАО. Как и Полу, Бекки предложили выполнять эту функцию, когда предыдущий администратор аккаунта ЛАО в Твиттере заметил, что она регулярно публикует актуальные сообщения и ссылки на своей личной странице, и пригласил ее помочь ему. После «испытательного срока», в течение которого за ней наблюдал другой администратор, ее сделали постоянным администратором. Это важная и напряженная работа, она говорит: «Иногда я работаю с того момента, как проснулась, до того момента, когда иду спать». Она пишет в Твиттере, даже когда встречается с друзьями: «Их это не раздражает. Они знают, чем я занимаюсь, и понимают меня». Она серьезно относится к своим обязанностям, тщательно обдумывая каждое сообщение, чтобы задать верный тон. «Я не могу представить, что буду заниматься чем-нибудь еще – мне нравится то, что я делаю».

У страницы ЛАО на Фейсбуке восемь администраторов, каждый из которых отвечает за поиск и публикацию актуальных статей, информационную поддержку предстоящих демонстраций, удаление неуместных комментариев, ответы на личные сообщения, выражение благодарности сторонникам организации и обезвреживание троллей. «У нас их много», – говорит один из администраторов. По словам Хел Гоуэр?

, ассистентки Тома Робинсона (хотя точнее было бы называть ее «устранительницей проблем»), больше всего времени администраторы страницы ЛАО на Фейсбуке тратят на то, чтобы убрать расистские комментарии. Эту задачу усложняет тот факт, что на страницу подписано множество противников лиги, которые маскируются под фанатов, но их единственная цель – создавать проблемы. У каждого администратора борьба с ними занимает около часа в день.

Руководители организации тщательно следят за тем, как администраторы и модераторы выполняют свои обязанности, поскольку это очень важно. В первую очередь, приходится беречь пароли, как зеницу ока. В 2010 году член одной из фракционных групп смог убедить администратора местной страницы ЛАО на Фейсбуке дать ему пароль. Новичок быстро изменил пароль, заблокировал предыдущего админа и захватил страницу. Томми Робинсон целых две недели не мог вернуть себе контроль над страницей, но в конце концов он сумел узнать новый пароль. Я спросил его, как ему это удалось.

«Несколько наших ребят взялись за это и узнали пароль», – рассказывает он.

«Как именно им удалось это сделать?»

«Мы просто сделали все возможное, чтобы вернуть себе страницу», – отвечает он.

Пол, как человек, которому доверили пароль, стал проводить в группе все больше и больше времени, рассказывая о событиях и создавая виртуальную сеть друзей. В этом общении было столько же политики, сколько личного. В группе возникло чувство солидарности. «Мы все выступали против одних и тех же вещей, мы чувствовали себя командой, которая может что-то изменить», – говорит он. Но виртуальное сообщество тоже может сильно повлиять на человека. Чем больше времени он проводил в сети, тем более радикальными становились его взгляды. Его начали очень беспокоить исламисты и та угроза, которую они создавали: «Я узнал, насколько хитроумная у них тактика, как они пытаются постепенно лишить нас собственной идентичности, захватить контроль над нашей политикой». Именно здесь, на этих насыщенных спорами и агрессией страницах Фейсбука, он впервые начал напрямую общаться с мусульманами. Они показались ему такими же озлобленными, каким был он сам. Каждое столкновение с ними, казалось, подталкивает его к еще большей агрессии и нападкам. А его соперники еще сильнее хотели дать ему отпор. «Гады! Ущербные твари», – выплескивает он свой гнев, вспоминая «сражения», в которых участвовал. Эти онлайновые перепалки были важной частью повседневной жизни Пола, они занимали все больше и больше его времени. «Сколько времени в день ты, в среднем, проводил в Интернете?» – я задал ему этот вопрос. На что он ответил: «Если бы я подсчитал, меня бы, вероятно, шокировала эта цифра». (Позже он пришел к выводу, что проводил в Интернете 90 % времени.) «У меня практически не оставалось времени ни на что и ни на кого другого», – говорит он, признаваясь, что в то время превратился в «какой-то степени в социофоба». Он все меньше и меньше разговаривал с родителями, потому что общение с ними казалось ему «таким нудным», по сравнению с беседами в Интернете. По мере того, как развивался его интернет-профиль, его реальная жизнь приходила в упадок.

Мы с Полом немного побродили по его городку. Там не так-то много занятий. Пол рассказал мне, что хотел бы заняться политикой или чем-нибудь в этом роде и переехать в город побольше, но у него практически нет опыта работы, навыков и денег, поэтому он понимает, что у него очень мало шансов. Он сказал, что не так давно он прошел мимо группы сторонников ЛАО. Он не стал к ним подходить и разговаривать. В Интернете он был уважаемым членом националистического сообщества, у которого множество друзей и знакомых по всему миру. В реальной жизни он был никем.

Битва за киберпространство

В начале 2012 года Пол решил сражаться сам по себе. Ему стало казаться, что объединение традиционных националистических партий – это скучно и старомодно. Он не стал довольствоваться таким положением дел и, уверенный в собственном искусстве убеждения, основал новое движение. Он несколько недель учился, как делать видео, и создавал собственный блог и учетные записи в Твиттере и на Фейсбуке. Пол потратил какое-то время, чтобы убедиться, что его фото и видео работали, как надо. «Я пытался создать символ, который бы сразу бросался в глаза – что-нибудь однотонное». Его опыт администрирования страницы на Фейсбуке подсказал ему создать конспиративный, анонимный профиль, где он мог вести себя более открыто и не бояться расправы.

Пол оказался втянутым в интернет-борьбу между националистами и антифашистами (антифа). Ультраправые и антифашисты раньше сталкивались на улице, они и сейчас время от времени так делают, но теперь в основном стычки происходят в Интернете. Группы антифашистов следят за каждым шагом Лиги английской обороны и других людей, таких как Пол, постоянно наблюдают за их ключевыми учетными записями, пытаются проникнуть в их сообщества и делают снимки экрана (скриншоты) всего, что им кажется противоречивым, оскорбительным или противозаконным, чтобы тут же опубликовать их или даже отправить полицейским.

Дольше всего существует группа “Expose” (сокр. от англ. “Exposing Racism and Intolerance Online” – проявление расизма и нетерпимости в Интернете). Это интернет-сообщество?

, активность которого преимущественно сосредоточена в ресурсах Фейсбука и Твиттера, у которого примерно дюжина администраторов и, вероятно, несколько сотен добровольцев, которые время от времени вносят свою лепту. Эти люди
Страница 16 из 19

преимущественно занимаются тем, что делают скриншоты ультраправых сообщений и пропаганды. За последние четыре года сообщество “Expose” накопило не менее 10 000 подобных снимков, включая те, которые впервые позволили утверждать, что Андерс Брейвик связан с ЛАО.

В антифа много активистов нового типа. Майки Свейлс был в группе с самого начала. Я связался с ним через Фейсбук. «Мы просто обычные люди, – сказал он, – матери, отцы, сыновья и дочери. Мы ищем проявления расизма, ненависти и ксенофобии и вместе с другими антифашистами пытаемся показать остальным, кто и что стоит за ЛАО и всеми отколовшимися от нее группами». Антифашисты проводят в сети столько же времени, сколько Пол. Один народный дружинник зарегистрирован на сервисе Твиттер под ником @Norsefired. Он следит за деятельностью ЛАО и публикует около сотни твитов в день, «создавая трудности, выявляя и высмеивая радикальные группы». Как и Пол, он попал в ряды антифашистов случайно, когда поймал одного пользователя в Твиттере на том, что тот является членом оппозиционной группы, и обнаружил, что у одного из агрессоров была ссылка на ЛАО. И, как и Пол, он считает, что проводит слишком много времени в Интернете: «Моя девушка постоянно капает мне на уши, что я должен по-другому проводить свободное время, более рентабельно». @Norsefired считает, что псевдоним позволяет ему более напористо бороться со своими противниками. Он уверен, что в реальном мире он «вряд ли стал бы противостоять Лиге английской обороны. Но под маской Norsefired можно быть довольно прямолинейным, решительным, язвительным». Один из его любимых приемов заключается в том, чтобы «занимать» время сторонников ЛАО, пользующихся сервисом: у него несколько подставных аккаунтов в Твиттере, чтобы охватить как можно больше представителей ЛАО, и он публикует провокационные сообщения и новости во всех них одновременно. Один из членов сообщества “Expose”, Алекс, объясняет, что юмор – это очень важная часть их деятельности: «В основном я стебусь. У меня большой архив фотографий и видео, чтобы издеваться над правыми». Их разнообразные стратегии бывают довольно эффективными. Когда пошел слух, что модель Кэти Прайс поддерживает ЛАО, Алекс сумел связаться с ней и убедил ее публично опровергнуть это утверждение.

Если вы антифашист, то настоящая удача для вас – проникнуть в «закрытую» группу (в которой требуется приглашение или пароль). Для этого антифашисты часто создают подставные аккаунты (или «клоны») и притворяются, что разделяют идеалы ЛАО. Иногда у одного человека десятки разных аккаунтов, зарегистрированных от имени разных людей, у которых разные друзья. Я разговаривал с активистом, который провел два года, тщательно создавая свою сеть «клонов», делая репосты нужных записей, выкладывая соответствующие комментарии, добавляя друзей. Большинство форумов и страниц, как принадлежащие ЛАО, так и антифашистские, утопают в подставных аккаунтах. По словам Томми Робинсона?

, почти в каждую группу ЛАО проникли «и отколовшиеся от лиги ультраправые, и ультралевые активисты». Я спросил его: «А ваши люди тоже проникают в чужие группы?» Кажется, он немного смутился: «Ну, может быть кто-то и делает что-то подобное, хотят разузнать, что они говорят о нас, но я не прошу их об этом».

В действительности, этим занимаются и те и другие. Недавно в одном из сообществ “Expose” выявили сторонницу ультраправого движения, который вступил в 650 групп на Фейсбуке, включая сотни левых и антифашистских групп. Сначала она, чтобы заслужить доверие антифашистов, выкладывала соответствующие комментарии, а затем стала вести себя неброско и тихо наблюдала за происходящим, чтобы собрать информацию о тактике и мишенях антифа. С другой стороны, шпионаж – это вечная проблема для ультраправой организации “Casuals”, которая начиналась с футбольных хулиганств. В прошлом году антифашисты организовали группу-ловушку «Свободу Брайфилд-5» (в поддержку заключенных в тюрьму членов ЛАО), в которую вступило несколько энтузиастов из “Casuals”, делясь ценной информацией. «Некоторые из нас ничего не узнали за три года слежки, которую ведут эти интернет-фрики», – в бешенстве написал Джон Stabby Марш остальным членам “Casuals” в блоге.

Каждый раз, когда случается что-то, что точно выведет из себя патриотов, антифашисты организуют группы-ловушки, чтобы первые в порыве злости наговорили лишнего. Если удается вычислить, где человек работает, делается скриншот, и антифашисты звонят или пишут работодателю, чтобы доставить неприятности.

Некоторые из подобных групп поражают сложностью своей структуры. Например, группа “Cheerleaders” представляет собой необычную смесь мусульман, атеистов, моделей и бывших солдат: в основном все они женщины и преимущественно опытные программисты. Ближе всех к позиции лидера в этом коллективе без руководителей, вероятно, Чарли Флауэрс, бывший панк-рок-музыкант слегка за сорок, который сначала поддерживал ЛАО, но ушел из лиги, когда ее деятельность перетекла в более радикальное русло. Группа “Cheerleaders” нацелена на выявление любого экстремизма в Интернете. Несколько десятков участников со всего мира часто встречаются в закрытой группе на Фейсбуке, чтобы составить план действий. Оппозиционеры часто называют их «кибер-бандитами». Это довольно несправедливо: хотя они время от времени часто за деньги действуют в соответствии со своими убеждениями, они пользуются законными методами, пусть и слегка коварными. Чарли сумел добиться закрытия нескольких интернет-сайтов, разместив на своей странице уведомление о необходимости соблюдения Закона об авторском праве в цифровую эпоху, а затем дожидался, пока враги не сделают скриншот и не используют его без разрешения, и тут же отправлял жалобу. Конечно, они могли подать апелляцию, но для этого необходимо было подать публичное заявление, содержащее реальные имена и адреса, чего многие блогеры пытаются избежать. «Мощное оружие, если грамотно им пользоваться», – усмехается Чарли. Самой странной хитростью, которую я наблюдал на Фейсбуке, была страница, которую создал кто-то, назвавшийся антифашистом, вскоре после убийства Ли Ригби. Она называлась «Ли Ригби заслужил это». Администратор, выложивший свою фотографию, заявил: «Я работаю на “Hope not Hate” [антифашистская группа] и коммунистическую партию». Он продолжил: «Я считаю, что Ли Ригби превратился в ультраправого мученика, а его смерть служит оправданием жестокости и насилию ЛАО. Я хочу возглавить коммунистическую революцию, захватить улицы Великобритании и объявить эту страну Советским Союзом Британии». Настоящий владелец этой страницы был вовсе не антифашистом, а радикальным ультраправым, который (по моему мнению) рассчитывал натравить членов ЛАО на антифашистские группы. Хотя намерение было довольно прозрачным, это сработало: страница часами бурлила от ненависти. Пользователь Дейв грозился «закопать долбаный череп этого мерзкого выродка», а некий Кевин заявил, что найдет домашний адрес владельца страницы: «Попробуй пережить следующую неделю, сука».

Все эти ухищрения приводят к тому, что выяснить, кто есть кто, практически невозможно. Фияз Мугал, глава организации “Tell Mama”, которая ищет и фиксирует случаи проявления ненависти к мусульманам,
Страница 17 из 19

теперь нанимает интернет-детективов, черпающих информацию из открытых источников, чтобы найти реальных людей и их круг контактов. И даже после этого, по его словам?

, они уверены в своей правоте только на 60 %. Попытка выявить чью-то личность и привязать к ней деятельность в Интернете – задоксить кого-то – это распространенная, но довольно спорная тактика, применяемая обеими сторонами, она нарушает этику поведения в Интернете и может очень повредить человеку, которого раскрыли. Две главные группы антифашистов SLATEDL и “Expose” поссорились на тему того, насколько допустимо публиковать домашие и рабочие адреса и преследовать людей в реальной жизни. Майки из “Expose” сказал мне, что доксинг – это «абсолютно запретная территория, и он никогда не будет разрешен в группе». Хел Гоуэр, напротив, поведала мне, что кто-то из “Expose” выложил на странице в Фейсбуке ее личные данные, которые были взяты из реестра юридических лиц. (Я думаю, что это был Майки: он сказал мне, что они публикуют только ту информацию, которая уже находится в открытом доступе, а реестр юридических лиц вполне подпадает под это описание.)

Самый скандальный доксинговый сайт называется “RedWatch”, он был создан в 2001 году. Заявленная цель?

– поиск и установление личности деятелей левого крыла. Там публикуются адреса, места работы, имена детей и другая добытая информация о тех, кто, по мнению правых радикалов, виновен в оскорблениях и угрозах в адрес «британских националистов и их семей». Там нечасто появляются обновления

, но он хорошо известен в сети. В 2003 году в машины двух людей, информация о которых была опубликована на этом сайте, кинули бутылки с зажигательной смесью. Пол и @Norsefired боятся доксинга, но у них разные поводы для беспокойства. Пол бы никогда не стал пользоваться настоящим именем в Интернете (хотя, по его словам, ему хотелось бы) из-за того, что ему часто угрожают убийством. @Norsefired опасается, что его имя появится на сайте “RedWatch”. Он подчеркивает, что я не должен выдать никаких данных, которые могли бы указать на его личность. У тех, кто занимается доксингом, нет тормозов?

, но часто полиция практически ничего не может сделать, если нет прямых и конкретных угроз в адрес жертвы. Люди идут на невероятные ухищрения?

, чтобы добыть информацию. В 2010 году две группы хакеров, “ZCompany Hacking Crew” и “TeaM P0isoN”, сумели взломать профиль ЛАО на Фейсбуке и захватили контроль над главной страницей. В следующем году команда “TeaM P0isoN” снова взломала страницу ЛАО и опубликовала данные о руководителях группы: номера телефонов, адреса электронной почты, домашний адрес и даже логины с паролями от административных аккаунтов (включая довольно забавные пароли, некоторые из которых: Cameron, Winston1066, Anglosaxon1 и allah666).

Пока я общался с Полом, он показал мне, как антифашист попытался (и почти преуспел в этом) задоксить его. Ему стало казаться, что он в осаде. «Думаю, что мои взгляды могут стать еще более радикальными из-за того, что эти люди делают со мной», – говорит он. «Я не жестокий человек. Но я мог бы спокойно и с удовольствием наблюдать, как эти подонки страдают».

Подведение итогов

Многие националисты испытывают полное отторжение, разочарование и злость по отношению к традиционной политике, и иногда у них есть на то веские основания. Когда сидишь с Полом в старом пабе, кажется, что Вестминстер где-то далеко-далеко отсюда. Queen Lareefer ни разу не голосовала, пока не стала членом ЛАО: «Мне стыдно, что я принимала демократию как должное». Томми Робинсон ушел из ЛАО в конце 2013 года, чтобы попытаться воплотить свои идеи в менее агрессивной форме. Он начинал свой путь?

с футбольного хулиганства, а теперь планирует создать свою группу политических исследований для трудящихся. Во что бы ни верили эти люди, Интернет и социальные сети сделали политику доступной и привлекательной для бесчисленного множества граждан, и это хорошо.

С другой стороны, та же движущая сила позволяет сотням небольших, часто закрытых, сообществ и личностей окружить себя информацией и людьми, подтверждающими их взгляды на мир, а также предоставляет ярым расистам и ксенофобам платформу для быстрого и эффективного распространения своих идей. Создание собственной реальности – это не новшество?

, но сейчас гораздо легче, чем когда бы то ни было, попасть в собственноручно созданный капкан. Националисты и антифашисты окружают себя информацией, которая подтверждает их собственные мысли. Это может направить людей на опасный путь. Брейвик убедил себя, что Норвегия на грани разрушения. Эхо-камера Пола убедила его в том, что белые – «это красивое, умное, артистичное, творческое, великодушное», но в настоящее время «крошечное меньшинство», поскольку миллионы мигрантов («глумливых, жестоких наркоторговцев») захватывают Англию. Во вселенной Пола (существующей на мониторе) такова жизнь. Я напоминаю ему, что в Британии 85 % населения – белое, но он не верит. Пол искренне убежден, что он стоит на страже страны и культуры, которая столкнулась с угрозой радикального ислама. Антифашисты убеждены, что по всей стране маршируют фашисты, что каждый член ЛАО – скрытый расист и жестокий отморозок, и что мы столкнулись с угрозой возрождения фашизма в стране. Реальность гораздо более многогранная, но в своих изолированных вселенных обе стороны правы. В своих личных эхо-камерах они превратили друг друга во врагов и демонов. Никто из них не является настолько плохим, каким его считает другая сторона.

За месяцы общения я постарался понять, какая из этих сил – эхо-камера или общественное мнение – сильнее всего повлияла на Пола. В Интернете он всегда вел себя жестко и агрессивно, хотя он был явно горд тем, что у него была возможность высказаться в публичных дебатах. Хотя Пол сказал мне, что считает Брейвика «героем», он, несмотря на все свои экстремистские высказывания, также однозначно отверг возможность самому причинить кому-то боль. Но меня обеспокоил вопрос, к чему все это могло его привести. Множество людей извергают ненависть в Интернете. Хотя лишь небольшой процент из них когда-либо совершит преступление, практически невозможно предсказать, кто это будет. И все же при первой личной встрече я немного успокоился. Резким высказываниям Пола обычно предшествовали извинения. Для него Интернет и реальный мир были абсолютно не взаимосвязаны.

Но когда Пол внезапно исчез, я начал беспокоиться. Я испугался, что оба его мира разрушены: возможно, его вычислила полиция. Или произошло что-то еще хуже. Два месяца спустя я получил электронное письмо с незнакомого ящика. Пол никуда не делся, ему просто нужна была передышка. «Я слишком переполнился ненавистью, стал превращаться в параноика, это все проникало в мою кровь, мои кости», – говорит он. Он чувствовал, что не справляется с напряжением, и беспокоился о том, как на него подействуют нападки оппонентов. Он решил уничтожить созданного цифрового Пола: «Это было трудно, потому что я хочу иметь возможность высказаться».

Последней вестью от Пола было то, что он создал новую интернет-личность, женщину, и активно развивает ее профиль, публикуя комментарии в соответствующих разделах политических веб-сайтов. Постепенно, ненавязчиво, но очень осмотрительно он пытался привлечь
Страница 18 из 19

на свою сторону новых людей по ту сторону экрана.

Глава 3

«Ущелье Голта»

Мы, шифропанки, стремимся к созданию анонимных систем.

    Эрик Хьюз. Манифест шифропанка, 1993

Большой, заброшенный ресторан «Пицца Экспресс» на севере Лондона – это необычное место для начала революции. Но семьдесят из нас пришли послушать Амира Таки, который выступал с лекцией о том, как криптовалюта биткоин изменит мир. Мы соседствовали с дюжиной немного смущенных обитателей, недавно поселившихся в этом помещении. По залу передавались банки лагера, а в воздухе висела завеса сигаретного дыма, которая придавала всему мероприятию дух бунтарства, особенно для некурящих обывателей, типа меня. Воцарилась тишина, и перед нами появился небритый мужчина с короткими темными волосами и жидким хвостиком. Амиру около двадцати пяти лет, но его уже считают одним из самых одаренных программистов в этой компании. В 2014 году журнал Forbes назвал его одним из тридцати лучших предпринимателей, которые моложе тридцати лет, в мире. Ему часто предлагают высокооплачиваемую работу в сфере технологий, но он предпочитает жить в «техно-индустриальной колонии» “Calafou” в Испании. Он уже более четырех лет денно и нощно занимается программным обеспечением для биткоинов и, вероятно, знает об этой странной новой валюте больше, чем кто бы то ни было. Он собрался поведать нам о своем новейшем проекте для биткоинов – о неком кошельке “Dark Wallet”.

Причина, по которой Амир и так много ему подобных восторгаются биткоинами, заключается в том, что у этой интернет-валюты огромный потенциал. Биткоин – это всего лишь уникальная последовательность цифр. Она не обладает собственной ценностью, не привязана к какой-либо реальной валюте. Ее сила и ценность строится на том, что люди верят в нее и пользуются ею. Любой человек может скачать биткоин-кошелек на свой компьютер, купить биткоины за реальные деньги и покупать/продавать с их помощью товары и услуги (ассортимент которых постоянно растет). Это так же просто, как отправить электронное письмо. Транзакции безопасны, быстры и бесплатны, никакие инстанции не отслеживают поток средств, нет посредников, отрезающих себе кусочек. Вам даже не нужно называть свое настоящее имя, чтобы открыть счет. За биткоины никто не отвечает и отвечают все.

Биткоины были представлены миру в 2009 году в открытом сообщении, разосланном по эксклюзивному списку рассылки для криптографов. Валюта стала быстро развиваться, и вскоре превратилась в метод оплаты на интернет-рынке наркотиков “Silk Road”. Все больше людей меняло биткоины на доллары, что привело к росту обменного курса примерно с 0,001 долларов в октябре 2009 до 100 долларов в апреле 2013. В октябре того же года официальный представитель Федерального резерва США обмолвился, что биткоин может когда-нибудь превратиться в «полноценную валюту», и в течение следующего месяца стоимость одного биткоина подскочила до 1000 долларов. Каждый день через биткоины?

проходят миллионы долларов. В некоторых частях мира можно жить, пользуясь только биткоинами.

Невероятная популярность биткоинов привела к инвестициям, появлению обменников и даже банкоматов. Многие члены биткоин-сообщества включились в сложные переговоры с правительством и руководящими структурами по поводу возможности пользоваться новой цифровой валютой наравне с традиционной. Полуофициальный орган “Bitcoin Foundation”, представляющий интересы новой валюты, был основан в 2012 году. Его создавали для стандартизации развития, необходимого для поддержания безопасности и эффективности системы. Хотя фактически никто не руководит биткоинами, организация “Bitcoin Foundation”, вероятно, ближе всех к тому, чтобы считаться руководящей инстанцией. В 2013 году ежегодная конференция, организованная “Bitcoin Foundation”, прошла под названием «Платежи будущего», что отражает точку зрения множества пользователей, считающих, что биткоин может стать частью системы. Но почему не все того же мнения?

Амир начинает рассказывать о кошельке “Dark Wallet”, описывая некоторые технические сложности, с которыми ему пришлось столкнуться, но вскоре он оказывается втянутым в полемику. «Биткоины – это не сраная платежная инновация, – кричит он, – биткоины – это политический проект».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/bartlett-dzheymi/podpolnyy-internet-temnaya-storona-mirovoy-pautiny/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

В 2010 г. Tor был удостоен премии общественной значимости от Фонда свободного программного обеспечения, в том числе за поддержку, которую он оказывает борцам за правду и права человека, а также активистам диссидентских движений.

2

Сентябрь 1993 года, когда корпорация America On-Line стала предлагать своим подписчикам доступ в сеть Usenet, вошел в историю как «Вечный сентябрь», месяц массового подключения к Интернету.

3

Если да, то вы один из двадцати миллионов человек, которые попались на «рикроллинг» в том году.

4

«Лулз» – производное от «лол», т. е. «ржунимагу». – Прим. пер.

5

Например, иерархия Usenet, посвященная этой книге, могла бы назваться «rec.books.darknet».

6

Слово «тролль», скорее всего, происходит не от названия сказочных персонажей, а от созвучного названия приема фишинга «trailing» (trolling, в пер. с англ. ловля рыбы на блесну), когда мошенник использует несколько наживок, чтобы понять, какие из них наиболее эффективны.

7

Потрясающая цифра, учитывая тот факт, что первые два года сайт представлял собой просто фотографию белки с огромным половым органом.

8

Пользователи сайта SomethingAwful до сих пор совершают подобные атаки на другие чаты и форумы.

9

Считается, что бывшим «президентом» GNAA был хакер и тролль под псевдонимом Weev.

10

«Черный факс» – это отправка черной страницы с целью израсходовать краску принимающего факс-аппарата.

11

Сулер обозначил следующие шесть факторов: диссоциативная анонимность (мои действия нельзя связать с моей личностью), невидимость (никто не знает, как я выгляжу, и не может оценить меня), асинхронность (я действую не в режиме реального времени), солипсическая интроекция (я не вижу этих людей, я могу только догадываться, кто они, и каковы их намерения), диссоциативное воображение (это не настоящий мир; это не настоящие люди) и минимизация власти (здесь нет органов управления, я могу делать, что захочу).

12

Вас затроллили.

13

Через месяц организации UBA и UPL устроили еще одну демонстрацию, последствия которой были ужасны, множество человек были арестованы. Демонстранты скандировали: «U – U—U – BA» и «Кому нравится носить платье?» Организация UBA выдвинула своего парламентера, человека с именем «Вейн Кинг». В действительности это был Томми. «Я выбрал это имя просто для смеха, – рассказал мне Томми, – поэтому когда Виктория Дербишир [диктор радиостанции BBC, известная своим хрипловатым голосом] представила меня по радио, она произнесла что-то вроде
Страница 19 из 19

wanking (с англ. мастурбация, созвучно имени Вейн Кинг)!»

14

Страницы ЛАО на Фейсбуке обычно «публичные», и любой пользователь может выкладывать свои посты.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.