Режим чтения
Скачать книгу

Потерянный рай читать онлайн - Игорь Марченко

Потерянный рай

Игорь Марченко

История о необычных приключениях юноши Стима Таггарта, чьи соотечественники живут на гигантском звездолете, разыскивая в космосе пригодную для колонизации планету. С самого раннего детства Стим верил, что его предназначение намного больше, чем судьба стать обычным инженером. Оказавшись случайно оторванным от своего дома на далекой планете в чуждом, пугающем мире, Стим не потеряет присутствие духа, а продолжит борьбу за выживание вместе с коренными жителями Багхара против жестокой галактической предпринимательницы. На ее стороне высокие технологии и безропотная армия безжалостных убийц, но жрецы туземцев с незапамятных времен используют в войне сенси-кристаллы, являющиеся мощным источником таинственной энергии. Наслышанные о существовании кристаллов, также известных под именем камней пустоты, на планету пребывают отчаянные авантюристы из банды «Мертвое эхо» под предводительством легендарного наемника по кличке Призрак. Случайно попав к землянам, Стим со временем проникается уважением к людям за храбрость и самоотверженность. Юный соларианец вскоре становится неотъемлемой частью экипажа нейтронного крейсера «Левиафан». Нынче неспокойно в Галактике Млечного пути. Странные существа из некросферы и законспирированные сообщества объединяются ради единой цели. Что ожидает юного соларианца и его новых друзей из команды «Мертвое эхо» на покрытой океанами планете Аркадия? Откуда у тайного религиозного ордена Туле запретные технологии и знания некросферы, позволяющие оживлять умерших? Кто такие Двуликие и почему исчезли миллионы лет назад? Все ответы ожидают Стима в сердце тьмы – в джете квазара.

Игорь Марченко

Потерянный рай

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

* * *

Пролог

9047 год по старому летоисчислению.

После окончания эпохи межзвездных струн население соларианцев насчитывало двадцать два миллиарда. Начавшиеся как локальные, боевые действия переросли в широкомасштабную войну с использованием бактериологического оружия. Особи с Y хромосомой были почти полностью уничтожены. Технологии на основе партогенеза, когда происходит деление яйцеклетки и образование эмбриона без участия в деле самца – позволила избежать полного вымирания вида. Однако ученые в связи с этим открытием предсказали скорый крах цивилизации, и начали тайно создавать под землей генетические хранилища ДНК для воссоздания в будущем особей Y.

325 год новой эры.

Многочисленное потомство доминирующих женских особей – матерей ночи – начало стремительно сокращаться. Началась эпидемия вируса ELP-111, который первоначально не оказывал влияния на здоровье популяции. Каждая из матерей на протяжении жизни породила огромное количество идентичных самой себе дочерей, эти дочери – своих дочерей, и так далее. Вся популяция состояла из точных копий двухсот двадцати тысяч ключевых женских особей, повторяющих их генетический код до последнего знака. Вирусам не составило труда «взломать» двести двадцать тысяч кодовых ключей, приведя популяцию на грань катастрофы. Если вирус поражал какую-то одну из генетических моделей и становился для нее смертельным, то автоматически из строя выбывало все ее потомство, имеющее в прародительницах эту особь.

1034 г.н. э.

Спустя десять лет после начала эпидемии ELP-111 генетические банки помогли возродить мужские особи и восстановить генетическое разнообразие. Население к началу 1034 года увеличилось до двух миллиардов шестисот двадцати миллионов. Технологический рывок позволил создать космические двигатели, разработанные в качестве альтернативы струнным. Колонизация близлежащих планет приобрела большую популярность.

1215 г.н. э.

Бесконтрольный рост населения и использование некачественного генно-модифицированного сырья – стали причиной необычной плодовитости женских особей и проявления первых генетических мутаций. Полицейское общество под влиянием гражданских волнений постепенно переродилось в тоталитарный диктат и ужесточило законодательство. Мир из-за нехватки жизненных пространств на грани новой войны. Но она не произошла благодаря изобретению революционного двигателя второго поколения, способного развить треть от скорости света.

1422 г.н. э.

Энергоресурсы на пределе. Перенаселенность близлежащих планет вынуждает правительство начать амбициозный проект «Ковчег» – строительство сверхмассивных автономных космических модулей для полетов в космосе на огромные расстояния. Маршрут одного из кораблей ведет к ближайшей звездной системе Центурия, что в пяти с половиной световых лет от материнской планеты соларианцев. Численность населения перевалило за отметку в сто миллиардов и продолжает неуклонно увеличиваться. Только новые миры способны дать бурно развивающейся цивилизации так необходимые ей для выживания ресурсы и новые жизненные пространства.

Часть 1. Миссия на Центурию

Туманность Каприви. Звездный модуль «Ковчег».

На наблюдательной палубе космической обсерватории в это время безлюдно и тихо как в гробу. Лишь тихое пощелкивание приборов контроля изредка нарушает тишину, да едва слышимое бормотание вычислительных станций. Смертельно скучающий на своем посту, Стим Таггарт снова покосился на настенные часы, отсчитывающие время до прихода новой смены. Он отчаянно боролся с сонным оцепенением, но с грустью понимал, что постепенно проигрывает в этой неравной битве. Дежурства в обсерватории утомляли своим однообразным унынием, потому что здесь никогда и ничего не происходило. Электронные телескопы работали полностью в автоматическом режиме, а из посетителей иногда заглядывала только старшина смены соларианка Солара Синклер, еще реже главный инженер Вейл Трелоби.

Остановившись перед зеркальной поверхностью вычислительной станции, Стим стал пристально рассматривать себя со всех сторон, чтобы, не приведи боги, на идеально чистой форменной одежде не оказалось грязи, за которую Хранитель Ария обязательно устроит выволочку. Одетый в аккуратно подогнанный по фигуре серый комбинезон с шевронами обслуживающего персонала, с обязательным мини-компьютером на правом запястье, юноша с виду замкнутый, со слегка мечтательным взглядом ничем не отличался от своих сверстников. Но если вглядеться получше, опытный наблюдатель сразу отметит редкий для соларианцев цвет глаз зеленого оттенка, доставшихся ему в качестве хорошего генетического наследства. Стим плохо помнил линию своих предков. Никому это точно не было доподлинно известно, как и время полета и сколько осталось до его окончания. Этими строго охраняемыми сведениями располагали только некоторые из Хранителей, да еще, пожалуй, высокопоставленные офицеры.

Центурия – мир-сказка, небесный рай, где их ждет новое, прекрасное будущее. Неудивительно, что в пассажиры при
Страница 2 из 33

старте в основном набирали маленьких детей, которые за время полета должны были подрасти и дать новое потомство. И так до конца пути.

Внимание Стима привлек равномерно мерцающий в полутьме интерфейсный монитор. Это было странно и необычно. На его памяти только два раза космический телескоп, укрепленный в носовой части транспорта, подавал тревожный сигнал «Внимание», и оба раза что-то обязательно происходило. Ему вдруг сделалось интересно, что такого необычного обнаружил телескоп? Бродячую комету? Рождение черной дыры? Может быть, даже планету?

Он подбежал к терминалу, жадно вчитываясь в светящиеся иероглифы сообщения.

– Что это ты делаешь, Стим Таггарт? Опять что-то замышляешь?

Стим испуганно обернулся, встретившись взглядом с бесшумно подкравшейся Соларой. Тонкая как тростинка, восемнадцатилетняя девушка была старше его почти на три года. Очень красивая и элегантная, как и все высокорожденные. Вот только ее вредный и несносный характер портил впечатление. Многие сверстники не любили девушку за чрезмерное высокомерие.

– Ничего такого…

– Ничего такого? – Солара потеснила его плечом в сторону. Ее пальцы запорхали по голографическим символам на экране, открывая рабочие директории. Мгновенно над головами вспыхнула сетка звездного неба с пылевыми туманностями и мириадами точек, где одна из них мигала тревожным багряным свечением, постепенно увеличиваясь в размерах. На экране снова появилась предупреждающая надпись – «Обнаружен источник излучения!»

Вычислительный комплекс, переключился в аудио режим:

– Гиперзвезда N374-001 перешла в состояние сверхновой. Внимание! Требуется правка маршрута. Корабль достигнет внешней кромки газов приблизительно через две недели, пять дней, шесть часов. Более точная информация недоступна. Провожу анализ спектра звезды…

– Здорово! – радостно воскликнул Стим, с жадностью ловя каждое слово. – Грандиозно!

– Это совсем не здорово и тем более не грандиозно! – передразнила Солара. – Ты хоть представляешь своим микроскопическим умом, какое это смертоносное событие в космосе? Как ты не понимаешь, что гибель звезды грозит всем нам крупными неприятностями!

– А слабо привести пример? – Стим хитро прищурился. – Если неприятности заключаются в увеличении радиационного фона, то всегда можно усилить силовую сферу корабля…

– Это не так, дубина! Такое событие влияет даже на само пространство-время, не говоря о гравитационных возмущениях. Что ей какая-то сфера? Взрыв произошел у нас прямо по курсу. На такой скорости, с которой мы двигаемся, корабль, врезавшись в кромку газов, развалится на части. Смена курса дело непростое, связанное со многими рисками. Я сейчас же вызываю главного инженера. Хоть он и просил его не беспокоить, эта новость того стоит.

Подняв на уровень глаз руку, на которой был закреплен точно такой же, как у Стима компьютер БИП-1000 (биоэлектронный помощник), Солара стала терпеливо дожидаться, пока главный инженер ответит на входящий сигнал. На маленьком зеленом экранчике появилось заспанное, добродушное лицо старика. Щуря близорукие глаза, инженер, узнав девушку, попробовал принять строгий вид, но стал выглядеть еще забавней.

– В чем дело, Солара? Сдаешь смену? Мы же договорились что меня не обязательно…

– Простите за столь поздний вызов, наставник Вейл. У нас проблема. Искусственный корабельный интеллект Серлина обнаружила сверхновую. Я посчитала своим долгом незамедлительно сообщить об этом.

– Очень предусмотрительно, девочка. Только что необычного в этом событии? Сверхновые не редкость в этой части Галактики и вспыхивают, едва ли не каждый день…

– Но наставник, это прямо по курсу корабля! Серлина пытается смоделировать последствия.

Главный инженер мгновенно проснулся, став лихорадочно искать обувь на полу. Не то чтобы новость сильно напугала его, но все же заставила отнестись серьезно.

– Только этого нам не хватало, – бубнил себе под нос старик, шаркая ногами по полу. – Мало нам космических штормов и черных дыр, так еще эта напасть…

Добравшись на скоростном лифте до смотровой палубы, он первым делом перепроверил результаты. Они полностью соответствовали его подозрению, что его не очень удивило.

Покосившись на переминающихся в стороне Солару и Стима, резковато спросил:

– Кого из вас следует отблагодарить за столь поздний вызов? Ну? Смелее.

Солара приобняла за плечи Таггарта и с ехидной улыбкой вытолкнула вперед:

– Он! Его наказывайте!

– Вообще-то оповестительная система… – попробовал возразить Стим, сжавшись от страха.

Вейл неожиданно расплылся в улыбке. Почти по-отечески потрепал юношу по щеке. Обычно он позволял себе подобное только по отношению к трудолюбивым и прилежным в учебе кадетам, к которым этот сорвиголова никогда не относился. Он всегда считал его ветроголовым оболтусом, не способным отличить троичные цифры от двоичных. Его бдительность приятно порадовала старика и, если бы не серьезность ситуации, он бы выхлопотал для Таггарта должность получше, чем теперешняя. К сожалению, с этим придется немного подождать.

– Отлично сработано, Стим. Прими мои похвалы за бдительность.

– Но… он… без меня бы не справился! – воскликнула Солара, готовая лопнуть от зависти. Только сейчас до нее дошло, что она собственными руками помогла этому недотепе.

Вейл обратился в пустоту:

– Серлина. Детка. Ты меня слышишь?

– Да, главный инженер – тут же отозвался нежный женский голос псевдоинтеллекта.

– Мне нужна вся информация, которую ты успела собрать по этой беспокойной звезде. Данные необходимо срочно отправить капитану Блэр. У нас чрезвычайная ситуация. Нет времени на обычные процедуры согласования и утверждения. Активирую красный код безопасности.

– Выполнено. Данные на терминале капитана Блэр. Ждите ее ответа.

– Превосходно. Странно, что еще месяц назад ничто в спектре звезды не предвещало беды. Обычно это не характерно для таких молодых светил, как эта N374…

– Есть предположение, что явление носит рукотворный характер, – ответила Серлина.

Стим, позабыв о приличии, неожиданно брякнул:

– Значит, ее кто-то взорвал намеренно?!

– Рукотворный коллапс, допустим, – согласился псевдоинтеллект. – Мои чувствительные внешние датчики и сенсоры не раз перехватывали радиопередачи, которые не поддаются дешифровке. Нет сомнений в их искусственном происхождении…

– Это конфиденциальная информация, Серлина! – строго оборвал ее Вейл. – Вы можете вернуться в жилой сектор. И помалкивайте о происшедшем! Нужно избежать ненужного волнения среди малышей. Они слишком впечатлительные и всегда реагируют на подобные сообщения неконтролируемой паникой. Если узнаю что проболтались, оба пожалеете!

Расставшись с Соларой, Стим зашагал по тускло освещенному коридору в сектор, где жили юноши его возраста, а Солара в противоположную сторону. Забравшись под одеяло в свою кровать, Стим долгое время не мог заснуть, прислушиваясь к сопению товарищей. Здесь какая-то страшная тайна – решил он и пообещал себе докопаться до истины. Ничто не могло поколебать веру в безграничную мощь и силу космического корабля, ставшего им домом. Сколько он себя помнил, им всегда что-то угрожало. То куски планетарного
Страница 3 из 33

мусора, то бродячая комета, способная уничтожить целую планету, а несколько недель назад – сгусток какой-то необычной материи, чья температура достигала миллионов градусов. И каждый раз капитан Блэр отважно бралась за нелегкое дело и находила способ спасти экипаж от верной гибели.

Под такие успокоительные мысли Стим и уснул крепким сном праведника.

На утреннем построении Стим был подозрительно молчалив и, на удивление товарищей, не принимал участия в спортивных играх, которые обожал больше всего на свете. Сославшись на плохое самочувствие, он отошел в сторону. Наблюдая украдкой за девушками старших групп, среди которых была и Солара, старался не попадаться им на глаза.

Старательно делая вид, что не замечает бесплодных попыток Стима остаться незамеченным, Солара так увлеклась этой игрой, что утратила бдительность и в результате потеряла мяч. В досаде, закусив нижнюю губу, она попробовала вернуть его, но не добилась никаких результатов – соперницы были начеку, и не дали ей ни одного шанса. Тогда она, сославшись на усталость, отошла в сторону и чуть помедлив, подсела к Стиму на лавку. После минутного молчания лицемерно вздохнула.

– Не проболтался еще?

– За своим языком лучше следи. – Огрызнулся Стим. – Нужно уже что-то предпринимать…

– Не переживай, взрослые без тебя разберутся что делать. Почему ты не на занятиях?

– В последнее время нездоровится немного. – Смутился юноша.

– Я тоже чувствую себя не в своей тарелке. Всю ночь какие-то странные вещи снились…

– Там был я? – невинно поинтересовался Стим, за что заработал ее гневный взгляд.

– Не твое дело, Стим Таггарт! Что это еще за пошлые вопросы? А! Я, кажется, поняла, в чем твоя проблема. Когда ты в последний раз был у кибердоктора на осмотре?

Проклиная себя за длинный язык, Стим попробовал отмолчаться, но Солара не отставала:

– Так когда? Отвечай!

– Не помню. Может на прошлой неделе, а что?

– Не ври! Скорее в прошлом месяце. Сейчас же отправляйся в лазарет!

– Почему именно сейчас?

– Ты постоянно несешь всякий вздор. Подозрительно часто крутишься вокруг девочек. На твоей коже проявились дурацкие красные точки, ранней зрелости. Как же я сразу не догадалась! Правила придумали Хранители и не тебе их обсуждать, а значит – шагом марш пока я не сообщила о твоем ненадлежащем поведении Хранительнице гармонии Арии.

– Хорошо, после обеда так и сделаю…

Солара больно толкнула его локтем в бок и поднялась с лавки.

– Сейчас же! Чтобы ты не вздумал улизнуть, я тебя лично провожу.

Крепко ухватив юношу за запястье, девушка буквально силой потащила за собой.

Мысленно выругавшись, Стим был вынужден, покорится, лишь бы прохладные руки как можно дольше не отпускали. Это был давний секрет, и черт бы подрал, что он выдал его невзначай.

Среди мальчишек ходило много разных страшилок на эту тему. Каждый, кто прошел процедуру пенетрации, упрямо молчали обо всем, что им пришлось пережить у кибердоктора. Поэтому остальные связывали это молчание с чем-то болезненным и неприятным. Солара же с чувством выполненного долга втолкнула его в ослепительно белую каюту медотсека и, сгорая от любопытства, попробовала остаться, чтобы посмотреть, что с ним произойдет дальше, но строгая кибернетическая машина тут же указала манипулятором на дверь.

Надув обиженно губы, девушка искоса посмотрела на испуганного юношу и, не удержавшись, ехидно показала ему язык. Она очень надеялась, что этому нахалу воздастся самой судьбой по заслугам, чтобы в следующий раз знал, как подглядывать за ней в раздевалке. Никому не позволено безнаказанно это делать, особенно этому выскочке. Не иначе сегодня день расплаты за все прежние обиды. Какое счастье.

– Стим Таггарт. Пятнадцать с четвертью лет. Соларианец мужского пола. Геном в двенадцатом поколении прошел необходимую аттестацию и лицензирование, – глухо забубнил дроид, проводя над головой Стима чувствительным сенсором. – Последний медицинский осмотр… – тут машина запнулась, просматривая электронные логи.

– Неделю назад… – быстро подсказал Стим, попробовав схитрить.

– Информация неверна. Последний лог осмотра датируется шестнадцатым месяцем, двенадцатью днями, десятью часами, тридцатью двумя минутами назад. Причина уклонения?

– У вас неверная информация! Наверное, произошел сбой в секторе памяти!

– Разденьтесь и ложитесь на смотровой стол.

– А можно я завтра приду? – Стим стал пятиться к дверям.

– Нельзя. Разденьтесь. – Строго потребовал дроид, перекрывая путь к отступлению.

– Я не буду раздеваться!

– В таком случае, я доложу о Вашем неподчинении Хранителю Арии. Ваш возмутительный поступок будет отмечен в медицинской карте с последующим занесением в личное досье.

Эта угроза уже была серьезной. С плохим учебным досье никогда не стать инженером.

Из гладкой стены выехала тахта с анатомическим углублением. Стиму не оставалось ничего иного, как подчиниться. Раздевшись догола, он улегся на теплую поверхность и даже зажмурился, когда над ним стали порхать стремительные как молния серебристые кольца с рубиновыми огнями на гладких гранях сканера. Никаких болезненных ощущений он не почувствовал, за исключением легкого головокружения как при невесомости. Эта пытка, по мнению Стима, продолжалась целую вечность, в то время как на деле прошло не больше минуты. Дроид внимательно ознакомился с результатами сканирования. Еще раз перепроверил результат.

– Теперь перейдите в биокапсулу.

Стим сделал последнюю, отчаянную попытку уклонится:

– Мне дурно и голова кружится. Пожалуйста, отпустите, я приду завтра…

– Ваше состояние не внушает опасений.

– Но мне, правда, плохо! У меня боязнь замкнутого пространства.

Кибердоктор пристально посмотрел на него фасеточными электронными глазами. Неожиданно для Стима растянул свой звуковой синтезатор в подобии обнадеживающей улыбки.

– Не волнуйтесь, это не больно. Ваше половое созревание находится на стадии, когда для всеобщего спокойствия Вам необходимо избавляться от чрезмерного количества скопившихся гормонов. Это стандартная пункция для мужских особей. Могу гарантировать, что Ваше самочувствие заметно улучшится после первой же процедуры, которые в дальнейшем необходимо регулярно повторять не реже трех раз в месяц. Если этого не делать может развиться психоз, помешательство и многие другие неприятные психические последствия, о которых столь юному созданию лучше не знать. Ложитесь внутрь капсулы и ни о чем не беспокойтесь. Это абсолютно безопасная процедура.

Смирившись с неизбежным, Стим осторожно заглянул внутрь капсулы. Удобное ложе, гладкие сенсоры и голографические мониторы не внушали опасений. И все бы было ничего, если бы не зловещего вида переплетения прозрачных трубок над головой. Дроид помог устроиться внутри капсулы, и даже заботливо опустил спинку кресла, чтобы было удобней лежать. Быстро закрепил на животе Стима датчики из прозрачного полимера и несколько присосок с трубками:

– Многие считают эту процедуру неприятной. Это не так. Несмотря на то, что в процессе будут задействованы все нервные окончания, боли не будет. Просто расслабьтесь и не снимайте трубки с тела. Если возникнет неудержимое желание заснуть, не
Страница 4 из 33

нужно ему противиться.

Стим отделался угрюмым «угу», после чего стал ждать экзекуции. Голографические экраны ожили и засветились в полутьме нежным светом, проецируя смутные картины, в то время как в голове зазвучала божественная мелодия, приводящая в восторг душу. Наверное, если бы на свете существовали ангелы, их голоса могли звучать именно так. А ведь и вправду ничего страшного – размышлял Стим. И чего парни так боятся этой процедуры? Лежи себе отдыхай, ничего не делай, да еще и наслаждайся приятными ощущениями. Чувства конечно странные, но отчего-то до боли знакомые, словно усиленные во много раз.

Удивительные образы перед глазами стали приобретать очертания женских тел, переплетенных меж собой, словно части одной большой мозаики. На мгновение показалось, что среди фигур мелькнуло такое восхитительное и желанное тело Солары.

После этого Стим погрузился в глубокий сон. Ему приснился белый коридор, который фигурировал практически во всех его сновидениях. Он бежал маленькими ножками по гладкому полу следом за стройной женщиной в белой тунике, стараясь от нее не отстать. Навстречу спешили незнакомые соларианцы в белоснежных скафандрах биологической защиты с красным символом мужского и женского начала в виде двух совмещенных спиралей ДНК внутри круга. Некоторые сотрудники исследовательского центра работали внутри тщательно изолированных прозрачных боксов, где светились чудного вида приборы. Стим часто останавливался, чтобы понаблюдать за их работой через слегка тонированное стекло, но каждый раз властный голос женщины заставлял через силу идти дальше:

– Не отставай, сынок. Папа опаздывает и не может нас долго ждать…

Женщина взяла за руку и немного нетерпеливо подтолкнула к лифту, из которого как раз вышла группа офицеров в однотонной оливковой форме и плотно облегающих голову беретах оранжевого цвета. Один склонился над Стимом и неожиданно подхватил на руки.

– Клянусь матерью прародительницей, он вылитая моя копия в детстве! – воскликнул мужчина. – Спасибо что позволила увидеться с ним, хоть это и не в твоих правилах – позволять мужьям видеть общих детей. А он очаровашка, и по виду совсем не глупый…

– Он хороший мальчик, – согласилась женщина и добавила. – И послушный. Умственные способности опережают детей его возраста как минимум вдвое. Благословен за это Илиум!

– Тогда во имя Ур Шемона, почему для полета из всего своего многочисленного потомства ты выбрала именно его? Славный мальчуган, ему всегда найдется место на Соликсе рядом со мной.

– Муж мой, мы уже много раз это обсуждали. – Женщина тяжко вздохнула. – Я обязана думать о будущем своего потомства не только на материнской планете, но и на других, где они продолжат начатое дело Прародительницы и со временем затмят ее славу собственной. Это решение далось мне нелегко. Ради славы и лучшей жизни своих потомков я готова пожертвовать самым дорогим, что у меня есть даже собственными интересами и чаяниями. Стим станет самым известным в новой колонии инженером. Прямо как мой отец много лет назад…

Мужчина с сожалением посмотрел на ребенка, словно прося у него прощение. Обеспокоенность на лице сменилась каменной угрюмостью. В глазах засветились огоньки плохо скрытой злости и раздражения на стоявшую перед ним женщину.

– Тебе конечно виднее, Стия. Если ты не против я сам доставлю его на «Ковчег». Ну, куда я с ним денусь при твоем-то наблюдении, сама посуди? Я тебя очень прошу.

Женщина пристально посмотрела ему в глаза, прежде чем едва заметно кивнула.

– Хорошо. Да пребудет с вами Прародительница. Постарайся не опоздать.

Даже не сделав попытки обнять сына на прощание, Стия порывисто развернулась и растворилась среди сотен спешащих по делам женщин в форменной одежде работниц генетического банка. Стим был готов расплакаться, не понимая, куда уходит мама. И почему ему надо куда-то уходить, когда родители снова вместе? Это было несправедливо!

Офицер крепко прижимал сына, пока скоростной лифт поднимал их из подземного комплекса на поверхность планеты. Массивные створки лифта медленно разошлись. Во все стороны, насколько хватало взгляда, раскинул могучие стальные объятия город-спрут. Его остроконечные башни и купола растворялись среди низких туч, разрезаемых ослепительными молниями статических разрядов. Мощные порывы ветра кидали в лицо пыль, пока горячий воздух обдувал лицо словно феном. Неподалеку раскачивался под порывами ветра военный флиттер с включенными двигателями, ощетинившийся зловещего вида орудиями похожими на зубы песчаных червей.

Передав ребенка на руки солдату, офицер какое-то время о чем-то беседовал с незнакомой женщиной, вышедшей наружу из другого рукава коридора. Он украдкой принял у нее из рук какой-то сверток. Быстро оглянувшись, поцеловал женщину в щеку. Уверенным шагом вернулся к машине. Судя по выражению лица, офицер был очень расстроен, обеспокоен и в то же время ликовал. Посадив к себе на колени мальчика, немного резковато приказал водителю отправляться к стартовой площадке.

Наблюдая в окно флитера за клубящейся песчаной бурей, Стим с удивлением увидел, как от города медленно отрываются огромные куски зданий и медленно воспаряют к небесам. На самом деле весь город в пустыне являлся частью одной сложной конструкции. Впоследствии они соединятся на орбите планеты, чтобы стать цельным объектом – сверхмассивным космическим транспортом для доставки колонистов в другую звездную систему.

Мальчик так увлекся созерцанием необычного зрелища, что почти не почувствал едва ощутимого укуса иньектора в ногу. Отец быстро спрятал в нагрудный карман пустой цилиндр и обнадеживающе потрепал сына по щеке.

– Теперь ты надежда и будущее всего нашего вида сын. Оправдай мои ожидания и не дай обмануть себя лживым Хранителям, – тихо добавил он, и, не удержавшись, крепко прижал к себе Стима. Украдкой смахнув слезы горечи, набежавшие на глаза, уставился прямо перед собой в ведомые лишь ему дали.

– Хватит гримасничать! Просыпайся! Слышишь?

Стим почувствовав, как его трясут за плечи, с трудом разлепил веки и медленно выплыл из сладостного забытья сна. С удивлением отметил удивительную легкость в теле. Над ним склонилась Хранительница гармонии Ария, ничуть не смущаясь его обнаженного тела. Накинув на юношу полотенце, она помогла выбраться из капсулы, лично отсоединив датчики с его кожи. На подкашивающих ногах, словно пьяный Стим стал быстро одеваться. Пару раз он свалился на мягкий ворс коврика, прежде чем последняя застежка защелкнулась, заняв положенное ей место на одежде. Не зная, что делать дальше смущенно потупил взор.

– Ступай на уроки, – благосклонно разрешила Ария, наблюдая за его лицом, на котором словно в открытой книге отражались пережитые им чувства и эмоции. – Ты молодец.

– Очень послушный молодой человек, – согласился с ней дроид. – Так рвался на процедуру пенетрации, что вымотал себе все нервы ожиданием, вот и заснул. Если он и в остальном будет таким же прилежным, то далеко пойдет. Примите к сведению, что физиология данного индивида полностью созрела и позволяет начать прием Нанотека в любой момент времени. Распорядиться?

Каждый взрослый соларианец будь он мужской
Страница 5 из 33

или женской особью принимал препарат Нанотек – чудодейственный бальзам, в чьей основе был этиловый раствор и некоторые добавки синтетического и органического происхождения. Препарат активно рекомендовали для снятия стрессов, укрепления иммунной системы, долголетия и в качестве стабилизирующего средства предотвращающего мутации ДНК. Злые языки поговаривали об обратном воздействии и о стойкой привязанности, но это были только слухи, которые всячески отрицали Хранители.

– Пока об этом рано говорить, – чуть подумав, сказала Хранительница Ария.

Выскочив из лазарета словно ошпаренный, Стим вдруг вспомнил, что забыл свой шарфик, который ему подарила Солара на его пятнадцатилетие. Стараясь не шуметь, он прокрался обратно в мед отсек и был чрезвычайно удивлен, услышав разговор, касающийся его персоны.

– Не понимаю, как такое стало возможным, госпожа Ария. Почему об этом стало известно именно сейчас? С виду такой здоровый, и на моей памяти никогда не болел…

Стим застыл на месте за углом коридора, превратившись в слух. Сердце сжала тревога и страх. Что с ним не так? Почему в голосе машины столько тревоги и удивления?

– Не думаю, что Совету Матерей на Соликсе эта новость пришлась бы по душе ПДМ. – Задумчиво ответила Ария. – Кто бы мог подумать, что в геноме высокопоставленного чиновника со столь древней селекцией окажется изъян. Ты уверен, что ошибка исключена?

– Да, госпожа. Я решил, что новость того стоит. И хорошо, если бы он был безродным отпрыском одной из младших ветвей Дщерей Послушания. Если бы новость об изъяне потомка ключевой праматери дошла до великого Дома Лэпмлада, разразился бы неслыханный скандал.

– Не говори глупостей! – грубо оборвала дроида Ария. – Меня волнует судьба нашего вида здесь и сейчас, а не старые события, ставшие уже историей. Властью, данной мне капитаном Блэр, приказываю изолировать геном мальчишки от образцов, предназначенных для Божественного дара. Мы отдадим их на исследования Серлине. Пускай еще раз все тщательно перепроверит и вынесет окончательный вердикт. На всякий случай приглядывай за мальчишкой. Только Стерильных в моем классе не хватало для полного счастья.

Стим почувствовал, как земля уходит из-под ног, а колени становятся словно ватные.

Дроид кивнул и решил прокомментировать ситуацию, о чем тут же пожалел.

– Представляю, что ощущала Высокородная Стия, узнав об этом изъяне. Наверное, долгие годы ходила, словно по минному полю боясь, что однажды правда всплывет наружу…

Ария схватила дроида за ручной манипулятор и резко дернула на себя.

– Что ты хочешь этим сказать, презренная железка? Считаешь, Высокорожденной этот дефект был известен, что она намеренно саботировала Дар матерей, передав свои гены? – а потом, отвечая на свой собственный вопрос, добавила. – А почему нет? Ну, тогда получается, она намеренно ввела в заблуждение, Великий Совет, скрыв правду и подвергнув угрозе будущие поколения соларианцев. Какая жалость, что не в моих силах повернуть время вспять. Уж я бы позаботилась, что бы ее негодное потомство никогда не портило чистые гены нашей расы. Недостойный поступок иначе как преступлением и не назовешь. И как она после этого смела, называть себя Честнейшей и Мудрейшей? Это возмутительное лицемерие! Ему нет прощения!

– Считаете, ее мужу было об этом известно? – осторожно спросил дроид.

Но Стим уже их не слушал. Бесшумной тенью, выскочив в главный коридор, чуть не сбил с ног идущую навстречу Солару. Стараясь избегать ее насмешливого взгляда, попробовал, было улизнуть, но она догнала и ухватилась за краешек одежды. Развернула к себе лицом.

– Погоди, недотепа, не так быстро. Ты так спешишь, словно за тобой гонится сама смерть.

– Извини Солара, я очень спешу.

– И куда позволь полюбопытствовать? Надеюсь, тебе было больно.

– Не надейся! – сердито надулся Стим, выдергивая рукав из ее цепких рук. Прислушиваясь к внутренним ощущениям, он с удивлением обнаружил, что его больше не влечет к Соларе. Это было странно, если не сказать больше. Он, словно загнанный зверек, был готов бежать и спрятаться в укромное место, лишь бы подальше от медбокса и страшной правды.

– Да подожди, не спеши… – выкрикнула вслед девушка. – Что случилось?

Нырнув в ближайший коридор, Стим, что есть духу побежал, пока не остановился перевести дыхание в малознакомом секторе. Быстро приведя мысли в порядок, попробовал вспомнить маршрут, которым сюда бежал. Он видел по дороге гидропонные теплицы и огромные цистерны с водой вторичной переработки, значит он где-то в районе пищеблока. Вот и коридор, ведущий в жилой сектор, где жили дети младше десяти лет. Обычно он приходил к ним другим путем, чтобы поиграть в хрустальные шарики и выменять свои старые игрушки на жевательный мармелад, который выдавали только малышам. Мармеладом он потом щедро одаривал девчонок, а точнее Солару или съедал сам, так как обожал сладкое.

Передвижения на большие расстояния внутри «Ковчега» осуществлялось только с помощью пневматических поездов и скоростных лифтов. На сортировочных станциях работали взрослые из числа корабельной команды. Будучи все время занятыми, они не жаловали никого из младших кадетов. Могли даже пожаловаться на них Хранителям, тогда несчастного ожидали большие неприятности и строгий выговор. Чтобы этого не произошло, Стим научился передвигаться узкими инженерными лазами. Он их случайно обнаружил, играя в прятки с мальчишками в одной из труб замаскированной под обычный воздуховод.

Задумчиво привалившись к стальным перилам, юноша с тоской посмотрел с балкона вниз – на работающие приборы и массивные пульты климат контроля. В последнее время он сам ощущал себя простым винтиком в огромном и сложном механизме корабля. Когда ты ограничен рамками, наступает момент, когда остро осознаешь как, оказывается, мало знаешь об окружающем мире, в котором живешь. А тут еще эти странные сновидения донимают по ночам. Как он может знать, что было до старта Ковчега, ведь это было очень давно? Эта загадка не давала ему покоя. Раньше он думал, что все это плод его воображения, но после сегодняшнего уже был не уверен. Хранительнице были известны имена его прародителей, значит, они тщательно прослеживают и вносят в реестр корабельного информера родословную и генеалогическое древо каждого из пассажиров судна. Поговаривали что Хранители, занимаясь секретной селекцией вида, вносили в ДНК различные генетические модификации с целью усиления контроля над будущими поколениями.

Нелестные слова Хранительницы Арии, адресованные его прародителям, очень обидели и удивили его. Стима учили, что все жители Ковчега избранные самими богами, и родители первых пассажиров Ковчега страшно гордились ими. В таком случае, как вышло, что его прародители были ущербны? Почему во сне они настойчиво называют его своим сыном? Это было невозможно по определению. С раннего детства всем детям внушали не предавать значения ближнему родству, а только дальнему. Твоими родителями было обычное хранилище ДНК – Дар матерей, в котором зарождалась жизнь. Мало кому было позволено узнать имена тех, кто причастен к твоему появлению на этот свет. Но как же тогда сон? Он такой реальный, словно это когда-то было на
Страница 6 из 33

самом деле. Это не может быть обычной случайностью или совпадением.

– Так вот ты где прячешься, презренный трус! – торжественно окликнул его звонкий голосок.

На распутье трех коридоров, важно заложив руки за лямки штанов, на него, вздернув курносый нос, взирал свысока мальчишка лет девяти. Держа в руке на манер меча учебную линейку, он грозно приближался к Стиму, когда заметил, что руки того пусты и в них ничего нет. Разочарованно опустив свое «грозное» оружие, мальчик медленно подошел к нему:

– Мы ждали тебя утром, а ты не пришел. Ведь обещал поиграть в Печального пилигрима и его паству, ведомую в благодатные земли. Мы даже начали тебя искать, на случай если ты заблудился. Я нашел тебя, значит могу претендовать на твое оружие.

– Я сбежал от злых созданий пленивших меня у себя в стране под названием э… – запнувшись, Стим стал мучительно припоминать, в каких именно забытых землях обитают злые демоны.

Маленький мальчик поскучнел, но виду не подал. Требовательно протянув Стиму сладкий леденец на палочке, нагло потребовал взамен настоящий деревянный шарик, покрытый блестящим слоем лака. Стим давно оберегал этот шарик в надежде выторговать за него нечто значительно большее, чем леденец. Но если он не согласится признать поражение сейчас, Бри и остальные дети никогда не будут с ним водиться и он лишиться доступа к их мармеладу, что для юноши любящего сладкое было равносильно смерти. Тогда и жить дальше ни к чему, остается только выйти в открытый космос без скафандра и мгновенно превратиться в ледышку.

Нехотя отдав шарик повеселевшему Бри, Стим побежал следом за ним в запретный сектор. Иногда они прятались от зоркого ока следящих камер под самым потолком, а иногда просто проскальзывали мимо охранников, пока они, отвернувшись, смотрели в другую сторону. Отыскав других детей, они все вернулись в детскую каюту, где жили мальчишки до десяти лет и принялись увлеченно играть в шарики, часто толкаясь и наполняя игровую комнату невообразимым шумом и гамом. За малышами приглядывали бдительные электронные няньки, которые не умели различать возраст детей, поэтому не прогоняли и Стима. Весело проведя время в компании маленьких друзей, Стим с неохотой засобирался в свой сектор, тем более что его, наверное, повсюду ищут из-за пропущенных уроков. Пора возвращаться в свой скучный и крохотный мирок, где скопилось столько неразгаданных тайн и загадок что впору волноваться о собственном рассудке. Однажды он все равно докопается до правды, не взирая ни на что.

За то, что Стим без уважительной причины прогулял уроки по электротехнике и астрофизике, Хранительница Ария в назидание остальным отправила его дежурить на смотровую палубу вместе с еще тремя провинившимися кадетами. Они до седьмого пота драили и без того идеальной частоты полы, а потом, привалившись к стене, вели вполголоса неспешные беседы как правило о девочках и своем будущем. Так же самыми популярными темами были: Когда же конец полета и через какое время их допустят управлять оборудованием верхних палуб. Там работа непыльная сиди на удобных рабочих местах и управляй со своего места всеми рабочими процессами. Ни тебе мытья грязных полов, ни утомительных и смертельно скучных дежурств. Младший обслуживающий персонал будет их боготворить, а взрослые перестанут презирать.

Все разговоры прекратились, когда на палубу заглянул главный инженер.

– Наставник Вейл! Позвольте с Вами поговорить наедине.

Пробежавшись рассеянным взглядом по кадетам, главный инженер выделил из толпы юнцов сумрачного Стима и нетерпеливо сделал рукой знак подойти:

– А, юный Таггарт. Чем обязан? Надеюсь, у тебя что-то важное, потому что я больше всего на свете не люблю пустую болтовню.

Вейл отвел его в каюту для обслуживающего персонала и доверительным голосом спросил.

– Ты никому еще не проболтался о нашем маленьком секрете?

– Как можно! Ни единой живой душе! – Стим даже оскорбился от недоверия к своей персоне.

– Хорошо. Чудно. Так о чем ты хотел со мной поговорить?

– Вы обещали рассказать о моих родителях. – Напомнил мальчик. – Помните? Я как-то спросил, что не прочь узнать, кому обязан жизнью и генами? Для меня это очень важно.

– Прямо сейчас? – старый инженер удивленно приподнял седые брови. – У меня сейчас нет ни желания, ни сил предаваться пустой болтовне. Давай, как-нибудь в другой раз?

– Пожалуйста, мастер Вейл! Я Вас очень прошу!

– Что ж, тогда я просто обязан выполнить свое обещание. – Вейл Трелоби сдался и присел на стул, жестом указав Стиму на второй. – Твоими предками приходятся героические личности, что бы о них не говорили. Правители щедро делились генофондом с будущими поселенцами наравне с остальными. В преданиях соларианской цивилизации эти персоны занимают едва ли не самые верхние строчки. Как я и сказал, колонистам выделили самые лучшие гены, но тебе достались лучшие из лучших. Ты слышал о герое войны Славе Таггарте? Это тот самый знаменитый полководец, который подавил мятеж на лунах Илиума и освободил вице-канцлера из плена мятежных хасков. А между тем он, твой генетический донор. Именно поэтому тебе позволено носить приставку Таггарт к основному имени. У тебя даже черты его лица, как на старых изображениях. Поэтому меня огорчает, когда ты ведешь себя недостойно старой фамилии…

– Расскажите, пожалуйста, о его жене, – попросил Стим.

Вейл смутился, но быстро вернул на лицо привычное добродушное выражение.

– Госпожа Стия? Ну, о ней известно мало. Была очень большой фигурой в иерархии правительства соларианцев. Не знаю как сейчас, а в те времена ее имя было известно всем и каждому. Если ты внимательно слушал на уроках истории, то должен знать что существуют сто двунадесять ключевых Матерей, чей генофонд и послужил основой нашего вида. Высокорожденная Стия состояла в ближнем родстве с одной из ключевых матерей. Она среди первых окончательно победила вирус ELP-111, и за это пользовалась заслуженным уважением и почитанием всего общества. Более того, она не жалея сил и времени, работала над многими жизненно важными селекционными проектами правительства по улучшения генома. Она считала, что не стоит ждать милости от природы, и что взять у нее все, что та могла дать – наш долг. Она никогда не верила в естественный ход эволюции, называя его случайной ошибкой.

– Наставник Вейл, – Стим, набравшись с духом, выдавил: – Как живут… «Стерильные»?

Старик вздрогнул, как от пощечины и обеспокоено посмотрел на юношу.

– Быть «Стерильным» Стим, значит не иметь возможности продолжить свой род и навсегда распрощаться с мыслью о семейном счастье. Это значит стать изгоем и отщепенцем. Такой судьбы врагу не пожелаешь, – от взгляда Вейла не ускользнул секундный испуг на лице юноши. – Что-то не так? Почему ты спросил о них? К счастью таких мало, и мне их искренне жаль.

– Я, просто… я подумал, … что это как-то связано с мощным радиоактивным облучением, возникающим после взрыва Сверхновой. Говорят, оно делает соларианцев Стерильными…

Главный инженер успокоился, но тревога в его глазах не исчезла:

– Это действительно возможно в некоторых особых случаях, если, конечно, источник где-то неподалеку. Но тебе нечего бояться подобной участи, ибо наша
Страница 7 из 33

беспокойная звезда еще очень и очень далека. Хочу порадовать хорошим известием – мы начинаем смену курса. Приказ капитана. К тому времени, как до нас доберется край ударной волны, она заметно ослабнет. Меня больше беспокоит непременная в таких случаях космическая буря и гравитационные коллапсы, способные нарушить работу некоторых приборов контроля. Это космическая буря всех бурь. Представь себе бушующий бескрайний океан чистой энергии, которое, не зная, куда себя деть, раскачивает гравитацию словно качели. Разрушительная и совершенно слепая звездная ярость летит по Вселенной целую вечность. Никогда еще ни одному соларианцу не приходилось попадать в ее эпицентр, но кое-какие мысли на этот счет имеются. Умные мужи выдвинули теорию, согласно которой космический шторм можно пройти только через его эпицентр – так называемое великое Око бури. Надеюсь, мы пройдем его с минимальным для себя ущербом. А теперь возвращайся к своим друзьям и постарайся поменьше думать о таких глобальных вещах, как космические катаклизмы и Стерильность. Меньше знаешь – крепче спишь. Ты меня понял?

– Да, наставник. – Стим опустил взгляд, пытаясь скрыть печаль во взоре. – Понял.

– Вот и прекрасно. Ты еще слишком молод, чтобы думать о вопросах Вселенской важности.

Тяжело поднявшись со стула, Вейл привычно занялся профилактическим осмотром силовых консолей и модулей псевдопамяти Серлины. Когда он украдкой посмотрел в сторону Стима, тот задумчиво смотрел на обзорный экран, где сверкали россыпи звезд и туманностей.

– «Бедный малыш. Он даже не представляет, сколь тяжкое бремя быть потомком великого бунтаря и мечтателя». – Подумал Трелоби, возвращаясь к рабочей консоли.

Много лет назад, ему как главному инженеру «Ковчега», попалось на глаза одна из последних радиограмм полученная с Соликса. Это произошло случайно, во время инвентаризации старого архива официальных документов и постановлений. Вероятно, она предназначалась для руководителя экспедиции или его заместителей. Сообщение гласило: «Совершенно секретно. Примите к сведению. Полковник Слав Таггарт, найден в своем кабинете без признаков жизни. Официальная причина смерти, – отравление некачественной едой, в которой обнаружены следы сильнодействующего токсина Трилония, поражающего преимущественно мозговые клетки. Неофициальная причина – убийство. Полковник не имел привычки перекусывать где-то кроме специализированной военной столовой, где за качество еды отвечает Министерство обороны. Кроме того, настойчивый приказ Высокорожденной Стии в ущерб следствию кремировать тело мужа согласно полузабытой древней традиции, вызвало недовольство у службы безопасности, занимающей расследованием данного происшествия. В связи с этим примите приказ от Совета матерей внимательно присматривать за потомством полковника и не допустить их…». Дальше сообщение состояло из малопонятных разрозненных фрагментов старой военной кодировки. Скорее всего, это произошло из-за слишком большого удаления от Соликса и как следствие помех вызванных радиацией. Сообщение попросту не дошло целиком, а лишь одна его часть.

Что бы ни узнал Слав Таггарт о деятельности своей жены Стии Суон, он не успел об этом никому рассказать. Она или ее слуги добралась до него раньше. Насколько помнил инженер Трелоби, Стия была одержима идеей бессмертия посредством переселения души в новое тело с помощью запрещенной к исследованиям инфернальной энергии некросферы. Совет соларианцев единодушно наложил вето даже на упоминание этой темы, не говоря о практических изысканиях. Слишком опасно влезать в те неизученные области науки, которые противоречат всякому здравому смыслу и безопасности. Дедры были слишком безумны и тщеславны, потому навсегда сгинули из этой части Вселенной. Но их учения живы и до сих пор находили слабых духом последователей жаждущих вечной жизни наперекор желанию Творца. Эти учения после эпохи Струн, словно чума в свое время выкашивали целые народы, не жалея никого. Сколько сил было потрачено на несбыточное желание обмануть смерть? Сколько жизней загублено…

На следующее утро после короткой утренней пробежки по кольцевым коридорам жилого сектора и легкого завтрака, сводную группу кадетов повели на синоптические тренажеры для отработки боевых навыков. Каждый мужчина-соларианец был обязан с раннего детства изучать искусство выживания. Тренировки укрепляли тело и душу, способствовали высвобождению скопившейся агрессии и прививанию управленческих навыков. Лишь самые сильные и выносливые могли надеяться в дальнейшем на карьерный рост и продолжение своего рода, в то время как слабые и немощные – максимум на поощрительный сбор генетического материала, который шел впоследствии на создание хромосомных миксов.

Из этих миксов генетики извлекали необходимые им фрагменты ДНК и на их основе создавали в пробирках существ, называемых слигами. Слиги выполняли самую черную и неблагодарную работу и находились внизу иерархической лестницы общества. Чтобы избежать восстаний, которые в прошлом были не редкостью, ученые дали слигам небольшой срок жизни и наделили принудительной стерильностью, чтобы те не могли размножаться. На таком большом космическом корабле, как «Ковчег», слигов насчитывалось свыше ста тысяч обоих полов. С одним из этих созданий, Стим был лично знаком и дружил уже очень давно.

По виду это был обычный соларианец, могучего телосложения, только бледно зеленоватая кожа выделяла его от нормальных да две дополнительные пары глаз и рук. Генетики решили добавить дополнительные конечности, чтобы слиги эффективней выполняли работу, которой на корабле было в избытке. Не то, чтобы их презирали, но старались избегать их компании, как, если бы они были неизлечимо больны инфекцией. Слиги к этому относились философски, никогда не роптали и были в какой-то степени даже рады компании лишь себе подобных. Слишком много неприятностей им выпадало в прошлом от чистокровок.

– Привет, Рут! – Стим окликнул слига, работавшего рядом с боевым тренажером и помахал ему рукой. Могучего телосложения многорукое существо помахало в ответ и подошло к нему:

– Приветствую, господин Таггарт. Отличный денек для хорошей драки.

– Какую локацию нам приготовил? Надеюсь не раскаленную лаву, как в прошлый раз?

– Это сюрприз. Бой до трех условных смертей. Кто умирает три раза, выбывает из игры без права респауна. За каждый пройденный уровень по бонусу. Сегодняшняя норма – пять бонусов.

– Ты в нашей группе? – спросил у Стима задиристого вида юнец по имени Грут Сали, старательно игнорируя присутствие слига. – Мы будем атаковать. Синие в обороне.

– Я буду среди атакующих, – чуть подумав, решил Стим. Он не любил сидеть в обороне.

Огромный отсек, где покоились на специальных подставках силовые сферы, постепенно наполнялся жизнью. Кадеты разделились на две группы. Двумя колонами направились к активированным сферам разных цветов. Агрессивно поглядывая друг на друга, юнцы стали быстро взбираться по ступеням внутрь боевых симуляторов.

Это были не обычные сферы анимированного замкнутого пространства. Здесь условная смерть наказывалась болезненным ударом электричества, чтобы
Страница 8 из 33

участник раз и навсегда усвоил – смерть это всегда страдания, позор, унижение, и как следствие – вечное забвение.

Инструкторами работали опытные служащие службы безопасности. Подросшие за время полета юноши из низших каст рабочих семей с удовольствием обучали военному ремеслу сопливых несмышленышей. Облаченные в одинаковые оливковые комбинезоны, высокие бутсы, широкие ремни на которых болтались парализаторы, они участливо помогали кадетам подключаться к синоптическим реле посредством синхронизации мыслеволн. Как только синхронизация завершалась, сфера закрывалась и проецировала в мозг реалистичную анимацию.

– Калибрация всех сфер завершена. Сигнал стабилизирован, – прогудел механический голос.

Стим открыл глаза и увидел, что вместо светящихся стен сферы находится в лесу, который был предположительно таким, какой ждал их всех в другой звездной системе. Будущих колонистов долго готовили к разным неблагоприятным условиям, чтобы они не стали сюрпризом. На горизонте извергали потоки лавы могучие вулканы, а чужеродная синяя растительность с ядовито оранжевыми и красными цветами неприятно резала глаза яркой расцветкой.

Кадетам и раньше приходилось бывать в этой анимированной реальности, но лишь в качестве зрителей, а не непосредственных участников. Стараясь не наступать в глубокие грязевые лужи, юнцы то и дело вздрагивали и озирались по сторонам при любом шуме или хрусте кустов. Группа красных выдвигалась на позиции, отмеченные на электронных картах в виде светящихся вдали столбов света. Окружающая действительность была великолепного качества, но создана не достаточно убедительно. Здесь отсутствовали живые звуки природы, не было ветра, капли дождя не ощущались, а если ненароком выйдешь за границы условной игровой зоны, то попадешь в недостроенную область симуляции, где был виден графический каркас. Небольшая долина в центре, небольшая речка и кусочек густых джунглей были единственным местом, где можно развернуться. Командование красными взял на себя Грут Сали, который был старше всех и потому считал, что именно он достоин подобной чести. Стим не имел ничего против, все равно командование не прибавит тебе чести, а вот в случае поражения репутацию подорвет легко.

Серлина словно богиня войны объявила с небес о начале состязаний:

– Внимание! Все участники на местах. Напомню условия учений. Красная команда атакует позиции Синих. Победой считается смена флага на командный цвет. На данный момент три оборонительные точки принадлежат команде Синих. После условной гибели игрок оживает в специально отведенной для этого зоне, где проводит двадцать минут, после чего возвращается в бой лишь с точки респауна в начале локации. После третьей условной смерти игрок выбывает из игры. Попрошу всех участников активировать боевые модули. Пусть победит сильнейший!

Стим быстро ударил по кнопке на груди. Почти мгновенно вокруг него сформировалась полупрозрачная модель экзоскелета, а вместо рук вытянулись зловещего вида излучатели. Утратив в радостном предвкушении драки всякое подобие порядка, улюлюкающая толпа кадетов в красных экзокомплектах сломав ряды, побежали в сторону холмов, где их уже поджидали. В каждой команде было по сто человек и если силы Синих были распылены на обороне трех контрольных точек, то дикая и необузданная толпа Красных всеми силами ударила по первому холму. Находясь немного позади передовых шеренг, Стим не спешил в гущу событий, решив переждать самоубийственный штурм в стороне и приберечь силы на финальный рывок. Прежде чем очертя кидаться в бой следовало выявить все сильные и слабые стороны обороны. Любое сражение необходимо начинать с разведки, а не тупо штурмовать. Но Грут Сали предпочитал меньше маневра и больше прямолинейных столкновений. Это было его любимой тактикой.

Поначалу у Красных все складывалось хорошо. Они с ходу захватили первую точку на холме, потеряв условно убитыми тридцать два бойца, а дальше пошло хуже не придумаешь. Отступившие ко второй оборонительной линии остатки разбитого гарнизона Синих увеличили его количество почти вдвое. Стим обеспокоенный складывающимся положением, постарался убедить остальных изменить тактику и прекратить лобовые атаки, но его никто не послушал. В конечном итоге, огненные лучи и молнии защитников остановили атаку красных и обратили в беспорядочное отступление. При попадании луча участник считался убитым и со стороны красочно осыпался на землю в облаке серебристых искр. Из полусотни Красных бойцов, осталось меньше двух десятков, в то время как Синих было в два раза больше и более того они внезапно перешлю в мощную контратаку. Бешено паля вслед убегающим Красным, Синие решились отбить захваченный холм и восстановить прежние позиции.

Огрызаясь скупыми выстрелами, Стим грамотно использовал естественные укрытия в компании с еще десятью отчаянными мальчишками лет двенадцати, негласно сделавших его вожаком. Их группа эффективнее остальных громила врагов, пока на обнажившемся правом фланге между ними и второй контрольной точкой Синих не осталось ни одного живого бойца, способного их остановить. Стим был очень осторожен и лишь после того как его разведчики подтвердили, что гарнизон второго холма состоит всего из трех бойцов, разрешил атаковать.

– Сэндал прикрывает наши тылы. Дирк и ты Дони, атакуешь по правой стороне холма, Дисм, Лесмос и ты Коляд по левому, – быстро отдавал приказы Стим. – Остальные держите строй и не залипайте позади остальных. Помните, если убьют нас, то и вас следом за нами. Вперед!

Сорвавшись в едином порыве, они выскочили из густых зарослей и стали, что есть духу перебегать открытое пространство. Поначалу на них никто не обратил внимания, а когда увидели, то было уже слишком поздно. Слаженными залпами группа Стима быстро подавила сопротивление трех бойцов Синих и меньше чем за минуту овладели всем холмом, не потеряв при этом ни одного бойца. Если бы у них были резервы, они могли оставить, кого-нибудь защищать холм, а сами отправились захватывать последнюю контрольную точку.

– Делать нечего, – вздохнул Дони, опускаясь в траншею. – Будем отбиваться, сколько сможем.

Посмотрев на электронный хронометр, Стим закусил от досады губу. В самом деле, что может быть проще, чем удержать холм. Вот только у них ни за что не хватит сил и времени до конца игры, когда вернутся разъяренные Синие и обрушат на них весь свой гнев. До «оживления» убитых осталось меньше десяти минут, вот только это целая вечность.

Заметив вдали приближающиеся фигуры врагов, Стиму пришла в голову хитроумная идея.

– Не трогайте флаг Синих! – внезапно приказал он остальным, когда увидел, как те хотели сменить его на командный цвет. – Мы введет в заблуждение этих глупцов!

– Но для чего? – удивился Дисм. – Разве это не нарушение правил?

– Нам дано право самим выбирать, какой из флагов поднимать! – жарко возразил Стим. – Где сказано, что мы не можем на время поднять чужой? Это обманный маневр и только.

Остальные, сообразив, что именно задумал Таггарт расплылись в восторженных улыбках. Никогда прежде никто не пытался проделать подобный маневр, а значит, он мог сработать.

Поэтому когда Синие, будучи твердо
Страница 9 из 33

уверенными, в том, что холм все еще под их контролем спокойно приблизились, то были неприятно удивлены, когда в первое мгновение передовые шеренги рассыпались в вихре искр, и на них со всех сторон обрушился шквал огня. Не понимая, откуда атака, они даже развернулись спиной к холму, выискивая стрелявших у кромки джунглей. С воплями, от которых стыла кровь, на них кубарем скатились бойцы Стима и в рукопашной потасовке стали орудовать силовыми резаками, убивающих с первого касания. Это была бойня. Казалось во всем мире, нет такого противника, которого бы они не смогли победить. Но как водится, наступила неожиданная развязка, которой никто не ждал. Искусственный интеллект корабля Серлина к всеобщему неудовольствию участников неожиданно остановила симуляцию и деактивировала сферы.

– Это нечестно! – завопил Дони, чуть не плача от обиды. – Мы должны были победить!

– Правила игры нарушены, – раздался спокойный голос со стороны обзорного балкона.

Все быстро обернулись, встретившись взглядом с рассерженной Хранительницей гармонии Арией. Постепенно приходящие в себя участники соревнований, недоуменно переглядывались меж собой, словно ища виновных в нарушении.

– Стим Таггарт. Подойдите ко мне. – Строго потребовала Ария.

Под взглядами сотен мальчишек, Стим понуро опустив голову, поднялся по лесенке к Хранительнице взирающей на него строго и немного презрительно.

– Кто дал Вам право, молодой человек, менять установленные правила игры?

– Никто. Я думал, в достижении цели все способы хороши.

Юноша даже вздрогнул, когда на его плечо опустилась рука Хранительницы.

– Ты поступил очень дурно по отношению к другим участникам. Если каждый вздумает менять правила как ему выгодно, то в мире воцарится хаос. Есть вещи, которые принимаются на веру безоговорочно и которые нельзя ломать в угоду собственных непомерных амбиций. Я следила за игрой и потрясена, с каким цинизмом были растоптаны древние воинские традиции. Вы сделали то, чего до вас не делал ни один кадет – перевесили чашу победы на сторону тех, кто был до этого всегда в проигрыше, но при этом запятнали честь позорной ложью. Если бы ваша мама могла это видеть, Ваше бесчестное поведение повергло бы ее в ужас. Зато отец был бы доволен, ведь вы почти его точная копия. Только не считайте это комплиментом. В реальной жизни война не всегда все списывает. Мы учим вас всех дисциплине и послушанию, а не вранью!

Строго окинув притихшую аудиторию пристальным взором, Ария добавила:

– Это касается всех присутствующих. Запомните, пожалуйста, одну простую истину. Если правила нигде не записаны, это еще не значит, что их не существует. Мы нация закона, для которой даже неписаные правила не пустой звук. Всем участникам, кто не нарушил правил, моя особая благодарность и похвала за участие. Нарушившим – мое осуждение и порицание. На сегодня достаточно баловства, мои хорошие. Возвращайтесь в учебную комнату.

Порывисто развернувшись, Ария направилась к выходу – на прощание, наградив Стима обжигающим взглядом, полным укора. Миг спустя рядом с юношей возвышалась громада слига, откровенно просмеивающегося над Хранительницей:

– Отличный бой, парень! Я, как и мои ребята, смотрел на ваш марш-бросок и последующую потасовку, не отрывая от мониторов всех своих глаз. Ха! Задали вы жару выскочкам. Если тебе интересно мое мнение, то ничего дурного в твоем поступке нет. На войне нет места глупым либеральным правилам. Победителей не судят, а побежденных никто не слышит!

– Спасибо Рут, – Стим с благодарностью посмотрел на добродушного великана.

– Приятель, не отлынивай и возвращайся к работе, а ты, паренек, двигай за своими, – строго окликнул их боец службы безопасности. – Остальных попрошу очистить помещение. Пожалуйста, освободите место для других играющих. – Последняя фраза была связана с появлением новой группы кадетов, приближающихся с противоположной стороны отсека.

На полдороги к учебному классу Стима догнал Грут Сали и крепко сжал его плечо, тем самым, выражая свое восхищение. Мальчишки шли молча, изредка начиная таинственно улыбаться пока у входа в класс не взорвались веселым хохотом. Те из ребят, кто играл за Синюю команду, озадаченно косились в их сторону, но ничего не говорили. Они ненавидели себя лишь за то, что не додумались до подобного фокуса раньше и лавры славы перешли к другому.

В тот день Стим был на вершине популярности и с гордостью ловил на себе завистливые взгляды друзей и влюбленные взгляды девчонок. Только одна лишь Солара, которая не смогла наблюдать за поединком, не могла понять причину всеобщих восторгов, ведь официально Стим был наказан, а значит, нет повода его боготворить. Но ее подруги были иного мнения, и все как одна только и могли, что говорить о его дерзком подвиге.

Наблюдая за классом с помощью скрытых камер наблюдения, Ария задумчиво смотрела только на виновника торжества. Хранительница была встревожена активностью своих подопечных. Она мучительно старалась придумать для Таггарта такое наказание, чтобы на время изолировать его от остальных, дабы он не смущал умы слабых духом недостойным соларианца поведением. Пускай после уроков помоет на нижних палубах полы вместе со слигами, может это пойдет ему на пользу. Ария свято чтила простую и незамысловатую истину – если ты плюнешь на коллектив, то коллектив утрется. Но если коллектив плюнет на тебя, то ты утонешь.

Вечером вместо привычного дежурства на смотровой палубе, Стима отправили на нижний уровень мыть пол вместе со слигами. Для любого уважающего себя соларианца из приличной семьи хуже этого наказания лишь смертный приговор, но только не для Стима. Он даже обрадовался новому назначению, но вида естественно не подал. Ему до смерти надоели скучные дежурства, поэтому вся его неспокойная натура стремилась окунуться в новые приключения, а новое назначение именно таким и было. Со слигами многие кадеты тайно дружили и общались, пока их не видели учителя. В этом не было ничего зазорного, но отчего-то вызывало осуждение. С искусственными созданиями всегда было весело, они знали много интересных, увлекательных историй и были в курсе последних произошедших на корабле событий.

– Друзья! Поприветствуем первого и пока единственного победителя, сокрушившего команду Синих! – Рут, не удержавшись, подхватил Стима на руки и поднял над своей головой, чтоб остальным слигам был виден герой дня. – Знатная была драка, друзья, прямо как во время одного из наших восстаний в прошлом. Тогда нас попробовали травить всякой дрянью вместо нормальной еды, и мы решили напомнить о своих правах…

Таггарт слышал о том кровавом происшествии лишь краем уха. С тех пор всех слигов обязали носить специальные ошейники, не позволявшие им покидать зону корабля, к которой они были приписаны. Искусственных людей перестали унижать, а еда и их уровень жизни заметно улучшились, но вот отношение к ним стало недоверчивым и подозрительным. Сидя за общим столом вместе с Рутом и другими слигами, Стим был горд, что ему позволено, находится рядом с ними. Весело болтая, юноша достал из своего кармана захваченные сладости и великодушно раздал присутствующим, после чего они его разве что на руках не принялись носить.
Страница 10 из 33

В последнее время он накопил на выменянные игрушки так много леденцов и жевательного мармелада, что ощущал себя настоящим богачом. Что касается малышей, у которых он их доставал, то они тоже были не в накладе благодаря новым игрушкам, да и сладости им так приелись, что они на них уже смотреть не могли. Поэтому, поделившись со слигами разными вкусностями, юноша, во-первых, хитроумно избавил себя от грязной работенки по мытью полов, а во-вторых, стал пользоваться среди слигов еще большим уважением.

Наблюдая за всем происходящим с помощью скрытых камер, пораженная Ария от досады даже закусила губу. Ее сердце наполнилось лютой злобой к юноше. Пока что она решила не предпринимать никаких действий, ограничившись наблюдением.

– Неужели на этого мальчишку совсем нет никакой управы? – воскликнула она в сердцах. – Просто уму непостижимо, как он ловко ухитряется избегать всех моих наказаний!

– Не совсем понятен Ваш вопрос Хранитель, – осторожно отозвался псевдоинтеллект.

Сердито меряя шагами свою комнату, Ария медленно присела на краешек мягкой тахты и терпеливо принялась ожидать, пока дроид-парикмахер под управлением все той же Серлины приведет ее и без того идеальную прическу в порядок.

– Я говорю про этого Таггарта. Он выводит меня из себя, и я с трудом сдерживаю порыв отправить его в кормовую часть корабля поближе к таким как он – генетически ущербным детям. Только высокий статус его родства защищают от этого. Я не знаю, как на это отреагируют остальные Хранители, которые отчего-то питают к нему симпатию, чего он явно не заслуживает. Я изучила его анкету вдоль и поперек и не нашла в ней ничего сверхъестественного. Его общие показатели чуть выше, чем у среднестатичного соларианца, а физические даже ниже…

– Зато умственные значительно превосходят сверстников. Но основная причина в том, что он потомок Высокорожденных, – мягко напомнила Серлина. – Он очень любознателен, проницателен и не лишен воображения. Нельзя судить об особи только по анкетным данным и личной неприязнью к нему. Есть масса вещей, которые определяют индивидуальную сущность. Выдающиеся умы, известные политики и военные были по всем параметрам ущербными личностями, но это не помешало им достигнуть высот. В такой оценке неуместны предрассудки.

– Да что ты понимаешь в предрассудках, глупая железка? – Ария раздраженно тряхнула кудрями, вызвав недовольное пощелкивание дроида парикмахера. – Нам доверена важная миссия, от успеха которой зависят жизни сотен и тысяч поколений ста благороднейших домов Лэпмлада. Это же цвет всей нашей нации! И вдруг выясняется, что среди них затесался гадкий сорняк, портящий мои ростки дурным влиянием! Как, по-твоему, я должна себя чувствовать? Я в бешенстве. Никому не позволено водить за нос Хранителя, считая себя умнее остальных!

– Тогда дайте этому непоседе то, чего он желает больше всего на свете.

– Чего же? Позволить и дальше безобразничать? – фыркнула Ария.

– Приключений. Ведь он этого хочет? Жизнь остальных пассажиров Ковчега за пределами жилой зоны совсем не отличается комфортом и безопасностью. После того, как я лишилась возможности влиять на ход событий на большей части корабля, мы совсем перестали вмешиваться в дела изгоев. Они нам больше не интересны.

– Бывают моменты Серлина, когда я перестаю тебя понимать. О чем ты говоришь?

– Если этот Стим Таггарт не соответствует вашим представлениям об идеальном воплощении соларианца, – терпеливо стал объяснять псевдоразум, – отпустите его с очередной партией подмастерьев в машинный сектор кормовой части корабля. Работы там много, а друзья слиги позаботятся, чтобы с ним ничего не произошло. Тем самым Вы изолируете его от остальных «нормальных» по вашему мнению, детей и не вызовите осуждения со стороны Хранителей. Юноша сделает выбор добровольно или зачахнет, как вырванный с корнем цветок. Угроза Азазота действительно существует, но в последнее время о нем мало что известно. В последний раз его видели у дна мира, где из-за перепада жары и холода в последнее время и поселились все его последователи. Если они рискнут начать против нас войну, мы легко выиграем ее.

– Гениально, дорогая! – Ария даже вскочила на ноги. – Как я раньше об этом не додумалась? Пускай мальчишка отправляется, куда пожелает, лишь бы не крутился у меня под ногами, а если по дороге с ним вдруг что-то произойдет, то в этом будет виноват только он сам. Оказывается, иногда и в твоей псевдоразумной голове рождаются замечательные идеи.

Серлина на это оскорбление никак не отреагировала. Это был очень послушный псевдоинтеллект, которому претили любые эмоции. Зато не были чужды логика и чувство сохранения каждой отдельно взятой особи, способной стать незаменимой частью колонии. Если не изолировать Стима Таггарта от пристального внимания Хранительницы, все это добром не закончится. А так Ария успокоится, возможно, даже позабудет о причине своего враждебного отношении к этому мальчику, к которому Серлина высказывала в последнее время интерес. Существовала еще одна немаловажная причина, по которой псевдоразум заинтересовался именно этим соларианцем. Проведя внимательное изучение генома Стима Таггарта, полученного не так давно, машина повторно протестировала цепочки ДНК на предмет замены проблемного участка генов на другие и неожиданно нашла то, что пропустил кибер-доктор – дефект Стерильности был ложным и искусственного происхождения, а значит обратимым. Кто-то намерено повлиял на сформировавшийся геном, вмешавшись в структуру генетического кода. Хитроумные цепочки чужого кода встроены в важные сегменты ДНК, и без серьезных последствий их оттуда не извлечь. При следующем анализе Серлина введет в тело Таггарта специальный активный генетический распознавательный маркер, который выявит, за что именно отвечает проблемный сегмент. Лишь после этого можно делать выводы о полном, частичном или невозможном излечении. В конечном итоге, будущей колонии понадобятся любые гены мужчин, если конечно поселенцы не хотят новой вспышки эпидемии вроде печально известной в прошлом ELP-111. Обстановка на большей территории Ковчега и так оставалась сложной. Изгои – соларианцы, что пожелали жить обособленно в собственных коммунах и изолированных секторах – всегда отличались скверным и дерзким нравом к тем, кто жил под властью Хранителей. Но даже они понимали, что если должным образом не следить за реактором корабля, то рано или поздно им всем это выйдет боком. Поэтому любой инженер был неприкосновенен. Это неписаное правило рисковали нарушать только последователи Азазота, не признающие никого, кроме своего самозваного вожака. Они единственные кто осмеливался нападать на инженеров. Солдаты Райли хорошо обучены и готовы к любым ситуациям. Они справятся с заданием, как было много раз.

На следующее утро великодушное предложение Хранительницы привело Стима в неописуемый восторг. Это именно то, что ему давно хотелось – исследовать корабль вдоль и поперек, изучить все его укромные места и механизмы. Это было самым потаенным желанием любого подростка. Ведь больше не придется посещать скучные занятия и жить по распорядку, установленному взрослыми. Ему, наконец-то,
Страница 11 из 33

откроются все двери, куда ранее дорога была закрыта. Кто может устоять перед таким соблазном?

Поэтому Стим почти сразу дал утвердительный ответ. Ария была так «добра», что даже позволила захватить с собой любые вещи из его немногочисленного скарба.

Те из друзей кто пришел проводить Стима, не скрывали своей зависти. Они были готовы отдать все что угодно, хоть все сокровища мира, лишь бы оказаться на месте счастливчика. Им было невдомек, что дальнее путешествие в кормовую часть транспорта с низким статусом безопасности – совсем не праздная прогулка, а серьезное испытание даже для взрослых.

Хранители всеми силами скрывали информацию, что некоторые секторы корабля давно уже не отвечают на сигналы и все поисковые команды, которые отправлялись туда, обратно не вернулись. Ковчег превратился в настоящую тюрьму, чьи двери распахнутся только по прилету на Центурию, а пока приходилось держаться за свой сектор и молиться о том, чтобы «темные секторы» где царят хаос и анархия, не распространились на весь корабль. Но это знать юным соларианцам не полагалось во имя всеобщего спокойствия.

Браво закинув за спину ранец с немногочисленными личными вещами, Стим рвался отправиться в путь прямо сейчас, но Хранительница Ария остудила его пыл, напомнив, что отправка назначена на восемь часов вечера, когда закончится ужин, а сейчас ему необходимо вместе с остальными вернуться в класс, и сосредоточится на уроках.

Наблюдавшая со стороны Солара была как никогда молчалива и даже ни разу не съязвила в адрес Таггарта, что для нее было нехарактерно. Девушку очень расстроила новость о его скорой отправке вместе с младшими подмастерьями, но она ничего не могла с этим поделать. Проситься вместе с ним, значило навсегда попасть в немилость и потерять доброе расположение Хранительницы, что обычно заканчивалось утратой высокого статуса и переводом на тяжелую физическую работу. Не удержавшись, Солара снова покосилась в сторону Таггарта и невольно вздрогнула, когда перехватила его взгляд. Спрятав глаза за учебником по астрофизике, долго не могла решиться снова, посмотреть, а когда решилась, он уже о чем-то шептался с сидящей рядом девушкой по имени Солти.

Они увлеченно переговаривались и украдкой хихикали. Внезапная ревность больно уколола самолюбие Солары. Она яростно закусила губу и сердито отвернулась, не понимая причины своего раздражения. Ей было невыносимо больно, что последние часы перед уходом он тратит на какую-то смазливую вертихвостку, вместо того чтобы снова привлекать ее внимание, дергая за волосы и кидаясь комками жеваной бумаги. Она была готова простить ему любую выходку, но только не предательство. Мог бы найти кого и получше, чем эта дурочка Солти. Девочки давно взаимно недолюбливали друг друга и всегда соперничали во всем.

– По случаю отъезда Стима Таггарта, – громко сказала Ария классу, – я решила, что лучшего момента для проведения теста зрелости просто не найти. Попрошу взять со столов стилусы и открыть раздел – Тест зрелости. Вас это тоже касается, Солара…

Девушка вздрогнула, очнувшись от задумчивого состояния. Она как раз красочно воображала себе все те жуткие испытания и беды, которые выпадут Стиму в дальней дороге. Ее так захватили эти мысли, что она не сразу заметила, что Хранитель строго взирает на нее свысока, терпеливо дожидаясь пока та соизволит обратить на нее внимание. В классе раздался смех.

– Простите, Хранитель Ария. Я просто задумалась.

– Не отвлекайтесь, дорогая. Итак. Что собой представляет тест зрелости. Кто скажет?

– Этот тест разработан психологами для выяснения внутренней сущности и измерения психических отклонений от нормы, – громко ответила Солара. – Его назначают незадолго до наступления совершеннолетия. Он должен показать готовность тестируемого индивида к дальнейшему росту как в личном, так и в профессиональном плане.

– Все верно, – кивнула Ария. – Тест для выявления отклонений от нормы очень важен. Обычно его и вправду проводят несколько позже, но сегодня особый день и повод. Один из вас отправляется в паломничество к реактору Ковчега. Отвечайте на вопросы быстро Стим Таггарт, честно и не раздумывая. Постарайтесь уложиться как можно быстрее. Время пошло.

Почесав стилусом затылок, Стим принялся отвечать на появляющиеся на экране вопросы. Они и вправду были чудные по своему содержанию. В одних настойчиво выясняли, насколько ты можешь быть честен по отношению к товарищу, другие наоборот почти насильно подталкивали на откровенную клевету. Примерно после двухсотого вопроса выделенное время закончилось.

Стим не скрывал радости – тест выжал из него все нервные силы и заставил понервничать.

Загрузив его анкету в электронный информер, Ария дала детям небольшой перерыв, поставив им короткий агитационный фильм, рассказывающий об отважных колонистах, отправившихся к далекой звезде в поисках нового дома. Потом настало время ежедневной клятвы – каждый ученик произносил слова, навсегда запечатлевшиеся в памяти. Это был ритуал, которым начинались и заканчивались уроки. Поднявшись из-за парт, все приложили руку к сердцу, хором повторяя слова, которые знали наизусть чуть ли не с пеленок:

– Клянемся в вечной преданности нашему народу и Совету мудрых матерей. Заявляем о своей бесконечной благодарности Великой Создательнице, вдохнувшей в нас жизнь посредством Дара. Мы преисполнены трепета и уважения к безграничным возможностям могучего Реактора, который, словно сердце, бьется в самом центре нашего мира. Вместе – мы негаснущий светоч разума и воли, но по отдельности никто. За пределами нашего просвещенного общества царит невежество. Мы – единственные кто несет в своих сердцах и душах свет добра в бескрайнем мраке первородного хаоса Вселенной. Обещаем придерживаться всех правил и наставлений Хранителей в ущерб личных интересов и амбиций. Клянемся! Клянемся! Клянемся!

Стим с трудом дождался конца уроков. Никем не замеченный, он обходными путями добрался до жилой каюты, которую делил с кадетами. Там Таггарт извлек из тайников все свои оставшиеся сокровища, предназначенные для обмена на сладости, и отправился их менять. Они ему больше не понадобятся, а в долгом пути сладости могли пригодиться, тем более их очень любили слиги, на которых они действовали как наркотик. Отдав Слиму все, что принес, Стим еще какое-то время пробыл среди малышей, решив прихвастнуть перед ними своим первым крупным назначением.

Дети слушали, открыв рты от удивления, позабыв про игры. Их очень расстроило, что он больше не придет, но он успокоил их, сказав, что уходит не навсегда, а лишь на время. Когда он закончит практику то вернется назад уже инженером, и обязательно расскажет обо всех чудесах, свидетелем которых станет в дальней дороге.

Сразу после ужина Хранитель Ария повела детей в главный терминальный зал, откуда расходились транспортные линии во все стороны гигантского космического корабля. Там их уже ждали слиги во главе с Рутом и командой подмастерьев.

Мальчишки и девчонки тревожно гудели, стараясь разговорами унять нервную дрожь. Не каждый день покидаешь привычный мир, где все эти годы находился в полной безопасности под чутким надзором Хранителей, не думая о
Страница 12 из 33

пище и ночлеге. Среди отправляющихся находилось два десятка крепких парней из службы безопасности. Прежде чем стать полноценным протектроном – хранителем правопорядка – им следовало поднабраться опыта, и вот тут без путешествия в закрытые сектора корабля не обойтись. Одетые в легко бронированные комбинезоны военного образца, сферические шлемы с прозрачными забралами, они были вооружены шоковыми дубинками и парализаторами. Каждый в группе нес на спине значительный груз продовольствия, медикаментов и, разумеется, разнообразных запчастей для починки сложной электроники.

Стим пришел в восторг, когда ему вместо старого информера выдали усовершенствованный БИП-2000. Счастью его в тот момент не было предела, и лишь небольшое облачко омрачало радость – он вдруг сообразил, что очень долго не увидит Солару, без которой не представлял своей дальнейшей жизни. Даже после процедуры пенетрации, он все равно ощущал по ней неудержимую тоску. Расстроенная девушка стояла в стороне, не зная как задержать его уход.

Стим счел долгом подойти и попрощаться. Когда он, глотая слова и запинаясь, просил у нее прощение за те неудобства, которые доставлял, она внезапно обняла его и прижалась.

– Обещай, что бы ни случилось в дороге, какая бы угроза тебе не угрожала, ты вернешься обратно! – тихо шепнула ему на ухо Солара. – Обещай и не вздумай обманывать!

– Обещаю, – твердо сказал Стим и был в тот момент честен как никогда.

По очереди, прощаясь с ним, его друзья и хорошие знакомые крепко сжимали его плечо и ни слова не говоря, отходили в сторону, давая возможность остальным попрощаться. Что-то говорить было необязательно, ведь он еще собирался вернуться, а значит, не стоило провожать, словно в последний путь. Один только главный инженер Вейл нарушил традицию. Отведя юношу в сторонку, стал в полголоса напутствовать, не скрывая волнения:

– Значит так, молодой человек. Отнесись серьезно к каждому моему слову. От этого быть может, зависит твоя собственная жизнь. Новую одежду, которую тебе выдали, я немного доработал. Металлизированная ткань укреплена специальным внешним напылением, которое во много раз увеличило ее прочность. Видишь на поясе необычное количество металлических заклепок? Это внешние электрические контактные замыкатели, которые на короткое время создадут мощный разряд, если ты нажмешь вот на эту стальную выемку на пряжке ремня. Только поберегись хвататься за них руками в момент включения – вмиг заработаешь удар электрошока. Не бог весть что, но там, куда вы отправляетесь, это совсем не будет лишним. К сожалению, энергобатарея восстанавливает заряд слишком долго, приблизительно несколько суток, поэтому не используй ее по пустякам. Не роняй информер и не подвергай воздействию воды. Он может испортиться, а без него в случае беды ты никогда не найдешь дорогу домой и лишишься всякой связи. Первые дни будете двигаться по безопасной территории, где живут дружественные нам племена изгоев, а вот дальше начнутся заброшенные отсеки, где может происходить все что угодно. Я не должен тебе говорить, но население «Ковчега» значительно уменьшилось за последние годы полета. Безымянный страх и ужас поселились на нижних палубах, поэтому во избежание неприятностей не суйся туда без крайней на то необходимости. Транспортные линии во многих местах разорваны, это значит, что большую часть дороги вы проделаете на своих ногах. Не отходи от товарищей. Ничего не трогай и не проявляй любопытства. Беспрекословно подчиняйся и выполняй все требования протектронов. Сейчас возникла острая необходимость в некоторых ремонтных работах по обслуживанию реактора. Надеюсь это ненадолго.

Стим внимательно слушал, запоминая каждое сказанное слово. Если дело настолько серьезное как утверждает мастер Вейл, значит, он будет следовать его советам.

– И вот еще что, дружочек, – Вейл извлек из ремонтной сумки небольшой предмет, замотанный в тряпицу. Бережно развернув, осторожно провел сухой ладонью по гладкой металлической рамке, обрамляющей фотографию двух статных соларианцев, запечатленных на фоне песчаных дюн Соликса.

Стим даже вздрогнул, увидев на ней изображения, которые долгое время приходят к нему только во снах. Это были те самые, что называли себя его отцом и матерью.

– Эта фотография давно хранится у меня. Она предназначена только прямому потомку Стии Суон и Слава Таггарта, у которого окажется больше пятидесяти процентов их генов. Мне, кажется, ты единственный достоин ее. Это древняя реликвия еще со времен запуска корабля.

– Спасибо мастер Вейл. – Стим крепко обнял старика, а потом задумчиво сказал. – Вы знаете, это может показаться странным, но они часто снятся мне и почему-то называют своим сыном. Может быть, это сильный зов крови? Они ведь давно умерли. Как я могу быть им сыном? Иногда у меня возникает стойкое чувство, будто я их хорошо знаю лично. Видел когда-то или даже встречал. Я тут прочел электронную версию книги «Реинкарнации» ну и решил что я…

– Что ты носитель реинкарнированной души их сына?

Стим молча кивнул, не сводя с наставника глаз. Его реакция удивила юношу.

Вейл Трелоби как-то странно посмотрел на него и уже хотел все свести к шутке, но потом видимо передумал, вместо этого отделавшись самым простым объяснением:

– Все может быть на этом свете. Ты знаешь, генетическая память не миф. Иногда она может взывать к нам даже из глубин веков. Не бери в голову. Скорее всего, генетический отголосок старых воспоминаний передалась тебе от их ребенка, который впоследствии вырос и передал своим детям. И так далее, по длинной цепочке. А теперь поспеши к группе, пока они не ушли без тебя. Хотя нет, погоди минутку. Слав Таггарт записал в память информера сообщение для обладателя этой фотографии. Я тебе ее процитирую. «Однажды мой прямой потомок разгадает секрет крови и найдет достойное применение великому дару и наследию расы. Все ответы пусть ищет в прошлом и настоящем, не боится правды и смело смотрит опасности в лицо». Я не должен тебя отпускать, мой мальчик, но это решение приняла капитан Блэр. Она гарантировала безопасность, хоть я и пытался ей сказать, как опасно в нынешние времена бродить за пределами периметра жилой зоны. Для многих кадетов паломничество к реактору сродни тесту зрелости.

– Спасибо, мастер Вейл! Я буду скучать по нашим разговорам!

Помахав на прощание старику рукой, Стим спрятал фоторамку в ранец и побежал догонять остальных. Сейчас все его мысли были заняты только предстоящей дорогой, а отгадывать загадки этих странных Высокорожденных сможет и потом. Все равно их давно нет в живых. Все их тайны, и страшные откровения устарели и утратили значение.

Группа юношей и девушек в сопровождении протектронов под дружеские выкрики и пожелания направлялась к массивным шлюзовым створкам, медленно расходящиеся в обе стороны. Рядом с могучими поездами, на посадочной платформе суетились бригады рабочих заканчивающих последние приготовления. Важно скрестив руки на груди, рабочими руководил атлетического сложения коренастый крепыш-протектрон, он же второй заместитель начальника службы безопасности мастер Райли Кош. Это был очень жестокий соларианец, страдающий комплексом неполноценности и
Страница 13 из 33

манией величия из-за своего невысокого роста. Его боялись и ненавидели не столько за скверный характер, сколько за садистские наклонности и неудержимую тягу к неоправданному насилию по отношению к провинившимся слигам. Одетый в тяжелый бронированный скафандр повышенной защиты, он яростно покрикивал на снующих вдоль перрона слигов-работяг. Все знали, что больше всего на свете Райли не любил слигов и при любом удобном случае срывает на них свою лютую злобу. Но он был одним из любимцев капитана Блэр и многие побаивались ему перечить.

– А, явились, не запылились, благородные господа, – язвительно расплылся он в злой усмешке при виде группы кадетов. – Я не собираюсь здесь торчать весь день. А ты, куда собрался, малыш? – он загородил дорогу Стиму, и яростно раздувая ноздри, оскалил зубы. – Не слишком ли ты молод для подмастерья? Брысь отсюда, а то получишь у меня.

Вперед вышла Хранительница Ария, решившая лично проследить за отправкой состава:

– Он отправляется вместе с вами, Райли! И не вздумайте перечить. Это приказ капитана.

– Почему меня не поставили в известность заранее? – удивился Райли, нахмурив брови. – Что здесь вообще происходит?!

– Хотите оспорить приказ? Чудно. Я передам капитану Блэр Ваши возражения.

– Не горячитесь госпожа, я всего лишь спросил, и только! – протектрон презрительно склонил голову в ехидном полупоклоне. – Только я не ручаюсь за безопасность мальчугана. Мы сделаем короткую остановку в секторе Клифов, а эти падальщики в последнее время настроены к нам, мягко говоря, не слишком дружелюбно. Если мальчишка отстанет или потеряется, искать его повсюду, рискуя угодить в неприятности, я не собираюсь, так что не надейтесь…

– Не слишком ли Вы много берете с собой солдат? – не слушая его, перебила Ария.

– Когда Вы в последний раз выходили за пределы жилой зоны госпожа? – Райли скептически посмотрел на нее. – Толпы смердящих оборванцев, именующих себя беженцами, день и ночь штурмуют наши блокпосты, целая армия одичавших слигов, нападающих на путников, а еще вырвавшиеся из застенков брошенных биолабораторий результаты чудовищных экспериментов и сонмы других мразей, которым даже я затрудняюсь дать названия. Вся эта дьявольская вакханалия и мерзость разбрелась по коридорам заброшенных секторов в надежде поживиться свежим мясцом. Будь моя воля, я бы вооружил каждого взрослого и подростка тяжелым штурмовым оружием, а также выдал им боевую броню и отправил очищать коридоры от этих отбросов. Это война, госпожа Ария, поэтому не нужно задавать глупых вопросов.

Хранительница на его замечание лишь поморщилась – хамство Райли было широко всем известно. В бронированных вагонах поедут сопровождающие группу слиги и охранники из службы безопасности. Райли хмуро посмотрел на Стима, который начал жалеть, что ввязался в такое опасное дело, не обдумав все как следует. Не так он себе все представлял, ох не так.

– Ты разве не с нами? – Стим с надеждой посмотрел на своего друга Рутагана, когда увидел, как тот собирается уходить. – Рут! Без тебя я никуда не пойду!

– Нет, мое место здесь, – с сожалением ответил Рут. – Если бы все только зависело от меня.

– Жаль, конечно, что теперь мы долго не увидимся.

Поддавшись внезапному порыву, Стим не обращая внимания на презрительное перешептывание у себя за спиной, крепко обнял многорукого громилу, который невольно умилился этому трогательному порыву. Никто и никогда не проявлял к нему подобных чувств, и за это Рут был готов хоть сейчас отправиться следом за юнцом, если бы не проклятый рабский ошейник, крепче цепей удерживающий его в этом месте. При попытке покинуть отведенную территорию непременно сработает мини-заряд, который убьет десятерых. Много раз смельчаки пробовали его снять хитроумными способами и каждый раз погибали.

– Не волнуйся малыш, когда-нибудь мы обязательно увидимся. Снова соберемся в кругу друзей, ты угостишь нас сладкими леденцами, а мы споем предания о своих героях. Всех когда-нибудь поджидает смерть, но не все способны жить, как полагается честным солти. Не бойся трудностей, говорит всегда только правду и боги полюбят тебя. Только не думай о смерти. О чем угодно только не о ней! Это мой тебе совет. Будь умнее и хитрее своих врагов.

Безрадостные мысли хаотично метались в голове Стима. Оказывается в долгой дороге можно не просто умереть, но и угодить, кому-нибудь на ужин или того хуже – в рабство. Однако отступать поздно. Если он сейчас проявит слабость, то навсегда лишится уважения, всю оставшуюся жизнь будет проклинать себя за малодушничество, убоявшись трудностей. Поэтому ни слова не сказав, Стим первым вбежал по подъемному пандусу внутрь вагона, по ходу чуть не сбив с ног удивленного Райли, и нагло занял лучшее место рядом с узким окном.

– Эй, это мое место, мелюзга! – яростно возмутился Райли, но потом махнул рукой. – Ладно, уж, сиди, где сидишь, сопля зеленая. Все же лучше, чем, если будешь вертеться под ногами.

Через несколько минут пандус поднялся, закрыв выход полутораметровой стальной плитой. По корпусу поезда пробежала судорога. Последовавший за этим мощный толчок качнул вагоны навстречу чернильному тоннелю пневмолинии. Почти сразу пространство за окнами стало стремительно смазываться от все больше увеличивающего ускорения. Едва слышно, потрескивая на электромагнитных стыках силовых линии, бронированный состав оставил позади себя все то, что Стим считал родным и безопасным. С каждой минутой он неуклонно приближался к событиям, которых страшился и желал больше всего. Каким окажется тот новый мир снаружи? Что за неведомые твари и мифические чудовища затаились во тьме бесконечных коридоров, если их страшатся даже такие могущественные создания как протектроны? Информация о мире за пределами влияния Хранителей всегда находилась для кадетов под строгим запретом. Взрослые следили за соблюдением этого правила и жестоко пресекали любые слухи. Но даже они были не в состоянии уследить за всеми. Стим был одним из немногих, кому удалось узнать о жизни снаружи и только благодаря слигам. Слухи оказались верны. Некогда единое целостное общество давно разделено на части. Больше нет единого для всех закона, цели и смысла жизни.

Псевдоинтеллект Серлина в сотый раз задействовала ресурсы для повторной расшифровки генов Стима Таггарта. Кажется, наконец, появилась разгадка его тайны, и требовалось совсем малость – прогнать через главный вычислительный комплекс Ковчега.

Результат исследований не на шутку встревожил машину, вызвав временную перегрузку в логических цепях. Связавшись по экстренному каналу с Хранителем Арией, она потребовала от нее немедленно вернуть мальчика обратно.

Ария если и удивилась просьбы, то виду как водиться не подала:

– Глупости! С какой стати я должна это делать? Мы так удачно избавились от него, и разве не ты предложила эту идею? И не подумаю!

– Если этого не сделать, меньше чем через несколько лет индивидуум станет слишком опасен для всей вашей популяции, – невозмутимо доложила Серлина тем самым, вызвав благосклонную улыбку Хранительницы.

– Ты спятила, или у тебя произошел программный сбой? Чем именно этот мальчишка может всем угрожать? Разве что когда-нибудь
Страница 14 из 33

вернется и возьмется за старое…

– Проведенный структурный анализ подтвердил наличие в ДНК Стима Таггарта опасной разновидности модифицированного штамма вируса ELP-111 в вегетативно-спящем состоянии. Взятые для пробы образцы генома были подвергнуты быстрому росту, чтобы выяснить на что способны. Гены показали свой быстрый рост и агрессивность, поэтому пришлось их уничтожить. Даже тут они проявили удивительную живучесть, продержавшись под действием непрерывного нейтронного потока, больше пяти минут сорока секунд. Мне не известна ни одна другая органическо-биологическая структура, которая смогла бы так долго противостоять столь жесткому излучению. Откуда взялся этот странный гибрид? Меньше чем через год запуститься программа вируса, и тогда всех ждет эпидемия, какой ваш вид не видал многие тысячи лет. Мне очень жаль, что я не смогла вовремя выявить угрозу. Было мало информации.

Гримаса ужаса исказило обычно невозмутимое лицо Хранительницы, теперь готовой упасть в обморок от животного страха. Им с детства рассказывали о древних временах, когда еще бушевали войны с использованием ужасного биологического оружия. Внушали, что подобное никогда не должно повториться. И вот сейчас они все стоят на пороге повторения кошмара, если конечно, ничего не предпринять и оставить предупреждение Серлины без внимания. Ведь если вирус вырвется на свободу, предугадать все последствия станет просто невозможно.

– Полиморфный вирус со способностью приспосабливаться к любой ДНК теоретически способный взламывать ключевые символы даже самого сложного генетического кода, кодированные хромосомными парами XY, что до этого считалось невозможным. Фрагменты вируса в теории могут распространяться даже через телесные выделения. Никогда прежде я не сталкивалась ни с чем подобным. В моих базах данных отсутствует информация, касающаяся разработок вирусов на генетической платформе ELP-111. Значит, он либо появился в процессе эволюции, что маловероятно либо встроен в код ребенка со злонамеренными целями, чтобы саботировать миссию на Центурию. Никаких иных идей и предположений у меня пока нет.

– Приказываю немедленно остановить поезд и развернуть его обратно! – выдохнула Ария, сжав подлокотник кресла с такой силой, что побелели костяшки пальцев. – Сейчас же!

– Уже поздно, Хранитель. Поезд отдалился от нас слишком далеко, чтобы его остановить, но у меня есть возможность доложить о случившемся другим автоматизированным системам безопасности в надежде, что эта информация дойдет до главного навигационного компьютера и он сможет решить эту проблему, используя подконтрольных ему боевых дронов. Есть и положительная сторона в раннем оповещении биологической опасности. Если бы я вовремя не распознала угрозу, клетки Стима Таггарта легко попали в Дар Матерей, заразив множество эмбрионов своими генами. В этом случае инфекция затерялась бы надолго, если не навсегда.

– О боги! Спаси нас Великая мать! Почему все так осложнено до предела?

– Мои коммуникационные линии повреждены в секторе Клифов. Если их починить у меня появится больше возможностей и увеличиться радиус действия, только сомневаюсь, что мятежники на подобное согласятся. Ведь именно по этой причине они уничтожили мои рабочие компоненты на подвластной им территории, чтобы мы не могли влиять на их жизнь.

Хранитель Ария глубоко задумалась, подперев рукой щеку:

– В таком случае пора отбросить неуместную гордыню и связаться с самозваными вождями мятежников, чтобы предупредить их. Теперь мы все заодно – как бы странно это не звучало. Мы должны убедить их в серьезности ситуации и попробовать договориться.

– Только прошу, Хранитель, не сообщайте им всей правды. Они захотят сразу же убить юношу, чтобы избежать заражения. В тот момент как прольется его кровь, вирус вырвется на свободу и на долгие годы затеряется среди Клифов. Конечный результат будет прежним. Наша единственная надежда – вернуть Стима Таггарта живым и невредимым…

– После чего вышвырнуть в открытый космос! – зловеще процедила Ария, и, не удержавшись, со всего маха, разбила хрустальный бокал о металлический пол. Наблюдая за разлетевшимися повсюду блестящими осколками стекла, Хранитель пожелала про себя тоже и мальчишке, когда он заледенеет как ледышка в обжигающем мраке космоса. Она всегда знала, что с ним что-то не так, и теперь мрачно ликовала, что подозрения полностью оправдались. Что, интересно, теперь скажут остальные ее коллеги? Наверняка по достоинству оценят ее заслуги и хорошо наградят. Капитан Блэр будет так довольна результатом, что может сделать ее Старшей сестрой гармонии. Это будет истинный триумф за долгие годы ожидания в тени остальных Хранителей.

Часть 2. Территория смерти

Подслушав окончание разговора Хранительницы Арии и псевдоразума, Солара постаралась ничем не выдать своего присутствия. В узком лазе, проходящем под комнатой Арии, было тесно и пыльно, зато теперь юная соларианка ничуть не жалела, что не поленилась забраться сюда.

Однажды Стим, желая прихвастнуть, показал ей разветвленную сеть тоннелей, протянувшихся почти через все жилые помещения. Хранитель всегда недолюбливала этого глупого мальчишку, но ее желание убить его было преступным. Для начала нужно точно выяснить, действительно ли он болен и можно ли его вылечить, прежде чем выносить смертный вердикт. Забрать жизнь легко и просто, а вот подарить ее куда сложнее. Поэтому до тех пор, пока не будут приняты все меры по спасению юноши, Солара будет на его стороне. Предотвратит задуманное хладнокровное убийство и предупредит Таггарта, потому что он для нее больше, чем просто друг или знакомый. Она сейчас же отправляется следом за ним и догонит группу в селении Клифов и в этом ей поможет Рутаган, который всегда относился к Стиму как к младшему брату. Сейчас она могла доверять только ему и никому более, ведь Таггарт дружил с ним долгие годы, а друзья в беде друг друга не бросают. Была лишь одна проблема – ошейник слига. Если не найти способ его деактивировать, он взорвется, как только отдалится от приемо-передающей станции. Значит, придется посвятить в это дело еще и Вейла Трелоби. Главный инженер обладал достаточными полномочиями и властью, чтобы вычеркнуть из регистра устройств ошейник Рута. Но была одна проблема – слигов редко когда выпускали за пределы отведенной им территории, не без основания опасаясь, что они ударятся в бега. Каждое отключение ошейника согласовывалась с многочисленными координаторами сектора. На это могло уйти уйма времени, которого не было. Более того, главный инженер не мог самостоятельно принять такое решение. Но попробовать стоит. Ничего иного не остается.

Солара незаметно проскользнула в гигиеническую комнату для девочек. Закрывшись в персональной кабинке, принялась настойчиво вызывать инженера по наручному информеру. Когда тот, наконец, ответил, Солара несмотря на его занятость напросилась на личную встречу.

– Конечно девочка, раз ты говоришь срочно… – вздохнул Вейл. – Что-то важное случилось?

– Пожалуйста, только не откладывайте на потом! – взмолилась Солара. – Это очень важно и касается Стима Таггарта. Ему грозит большая беда…

– Стима Таггарта? –
Страница 15 из 33

Вейл нахмурил брови. – Я встречу тебя у восьмого грузового лифта.

Добравшись до места встречи, Солара едва дождалась, когда створки раскроются. Она тут же запрыгнула в кабину и быстро нажала кнопку нижнего этажа. Если Вейл и удивился ее странному поведению, то вида не подал, скрыв замешательство за маской невозмутимости:

– Рассказывай, девочка, что у тебя стряслось, и при чем тут Стим Таггарт.

Солара коротко пересказала разговор Серлины и Хранительницы, предусмотрительно умолчав об их страхах по поводу инфицирования команды. Старик все равно не поймет. Более того, скорее всего, примет совсем другое решение, чем надеялась соларианка. Этого нельзя допустить и поэтому она промолчала. Сейчас главное спасти мальчишку, а там будь что будет.

– Мне не удалось выяснить точно, почему они хотят его смерти, но мы обязаны их остановить! Нельзя позволять совершать убийства из-за личной неприязни! Это противоречит кодексу!

– Тут я с тобой соглашусь, – быстро кивнул Вейл. – На Хранителей возложили обязанность охраны и защиты граждан. Никакое оправдание не может послужить им поводом для убийства, тем более ребенка. У тебя есть догадки, почему Хранитель решила так поступить?

– Я не слышала всего разговора. Хранительница Ария, все время говорила об ущербности генома Стима, а Серлина ее поддержала, напомнив о чистоте расы. Они решили, что он и его будущие потомки способны испортить чистую кровь нации. Что это настоящий саботаж миссии. Ария сказала, что это недопустимо и Стима нужно устранить, пока он кого-нибудь не заразил своими генами. Ее это очень волновало.

– Саботаж? Заразить ущербными генами? Какая несусветная чушь! Если то, что ты говоришь, не выдумка, случилось именно то, чего я боялся все эти годы… Хранители подчинили себе псевдоразум Серлины, лишив ее рационального и независимого мышления. То же самое в свое время случилось и в других жилых секторах корабля, о которых теперь говорят как о мятежных. Надеюсь, процесс зашел не слишком далеко и у нас еще есть возможность им помешать.

Солара согласно закивала, мысленно радуясь, что инженер ей поверил:

– Я пробовала связаться со Стимом, но его коммуникационное устройство неактивно. Есть возможность отправиться вслед за ушедшей группой Райли и нагнать их в селении Клифов. У слига Рута есть аварийная автомотриса для ремонтных бригад пути. Он ее всегда поддерживает в работоспособном состоянии и имеет право на использование в любое время. Помогите, пожалуйста, отключить его ошейник и мы быстро доберемся до поселения.

– Опасную игру ты затеяла, Солара, – проворчал Вейл. – Очень рискованную. Даже в компании со слигом в тех местах вам придется несладко. Хоть поселение официально и считается лояльным к режиму Хранителей, там разное происходит. Пойдем. Не будем терять время попусту. Для начала заглянем в контрольную комнату, а там видно будет…

Выйдя из лифта, Вейл уверенно направился по коридору, но девушка потянула его за одежду.

– Значит, Вы поможете спасти Стима? – робко спросила Солара.

– Клянусь Сверхновой, да! Более того, я попробую выяснить из резервных фрагментов Серлины о причинах столь лютой ненависти Арии к мальчику и узнать все подробности сговора. В том, что он существует не сомнения, а иначе, зачем им так поступать? Не вижу логики.

Вейл повел девушку в святая святых – на палубу технического мониторинга, откуда осуществлялся контроль за многими важными процессами, в том числе и за всеми ошейниками слигов. Пройдя обязательную процедуру сигнатурной идентификации, Вейл пропустил вперед Солару, а сам зашел следом за ней.

Массивные двери позади них с глухим свистом гидравлики опустились в стальные пазы. Отсек мониторинга был похож, на внутренность полого шара. Командная платформа, откуда осуществлялся контроль над поступающей информацией, висела на высоте примерно второго этажа. Вокруг сновало множество соларианцев в белоснежных комбинезонах электроников первой категории. Гигантское количество голографических мониторов, коих только на одном отрезке стены было не меньше дюжины, объяснялось необходимостью наблюдать за всеми процессами одновременно. Автоматизированные системы могли работать и в автоматическом режиме без участия операторов, но в последнее время участились поломки, которые система отчего-то упорно игнорировала. Так, последнее замыкание в проводке чуть не привело к обширному возгоранию в системе фильтрации воздуха. С той поры посменная вахта из старших техников и электроников посменно днем и ночью несли наблюдение за всем происходящим.

– Никаких происшествий не зафиксировано. – Привычной фразой доложил техник, слегка удивленный присутствием Солары. – Решили устроить девочке экскурсию, мастер Трелоби? Я в ее возрасте тоже был очень любознателен. Если желаете, могу показать ей…

– Не сейчас, – нетерпеливо отмахнулся Вейл. – Прошу всех на время покинуть помещение.

Техники, переглянулись. Потом, здраво рассудив, что начальнику виднее, нехотя потянулись на выход, часто оборачиваясь. Несколько парней из службы безопасности попробовали остаться, но были вынуждены, подчинится, стоило Вейлу активировать боевые турели.

– Устав ежесуточного дежурства нарушен. В помещении присутствует посторонний. Это будет отражено в рапорте, – на прощание немного ядовито предупредил старшина, подозрительно косясь на Солару.

Когда все ушли, над головой проявилось огромное голографическое изображение красивой соларианки с надменными чертами лица и благородным изгибом тонких бровей. Ее белесые глаза без зрачков, не отрываясь, смотрели на тех, кто вызвал ее с терминала контроля. Для удобства общения Вейл выбрал аудиовизуальный режим, так как такой способ позволял увидеть всю гамму эмоций на анимированном лице корабельного псевдоинтеллекта.

– Слушаю Вас внимательно, главный инженер, – нежно пропела Серлина.

– Детка, прошел слушок, будто ты вразрез правилам стала подыгрывать Хранителям. Это так?

– Вопрос неясен. Я не играю в игры с Хранителями…

– Перестань валять дурака, милая! Поставлю вопрос иначе. По какому праву Хранитель гармонии Ария санкционировала устранение кадета Стима Таггарта? Отвечай!

Почти две томительные секунды царило гробовое молчание. Серлина, удивительное дело – впервые медлила с ответом, с быстротой молнии просчитывая варианты ответов.

– Это диктуется правилами внутренней безопасности Ковчега. В случае, если представлены убедительные доказательства существования опасности для пассажиров, мне разрешено решать проблемы самостоятельно без согласования с высшими офицерами.

– А подробней можно? Чем тебе не угодил кадет? Чем он опасен?

– Эта информация сугубо конфиденциального характера и разглашению не подлежит.

– Вот как? – зло улыбнулся Вейл. – Значит, у тебя и от меня появились секреты?

– Ваш статус не позволяет получить доступ к информации наивысшей категории приватности. К ней имеют допуск только капитан и некоторые Хранители гармонии. Ария одна из них.

– Кто закрыл доступ к информации? Отвечай!

– Хранитель Ария. Она является полномочным правительственным Наблюдателем в пятом поколении и доверенным лицом капитана Блэр, в ее компетенцию входит сбор
Страница 16 из 33

информации и установление уровней секретности. Вы сами проголосовали за введение подобной системы контроля. Разве не так?

– Я тогда даже не задумывался, к чему это в конечном итоге может привести, – Вейл, стиснул кулаки в бессильной ярости. – Не иначе Ария обставила меня даже в такой мелочи, как уровни допуска. Я же их придумал и сам внедрил!

– Это к делу не относиться, – мягко напомнила Серлина.

– Почему вы хотите убить Стима? – выкрикнула Солара, ощущая гнев. – Зачем вам это понадобилось? Оставьте его в покое! Он ничего плохого вам не сделал!

Благосклонно посмотрев на нее, Серлина не удержалась от насмешливого комментария:

– Дитя, тебе запрещено находится в этом месте. Возвращайся к другим детям и учись прилежно. Если ты пропустишь уроки, Хранитель очень расстроится и накажет тебя…

– Я никуда не уйду, пока ты не отзовешь приказ убить Стима Таггарта!

Голографическое лицо медленно растворилось в воздухе – это главный инженер изолировал помещение от прослушивания и теперь мог поговорить с девушкой с глазу на глаз.

– Дело плохо. Плохо тем, что теперь им известно кто еще посвящен в их планы. Нужно действовать решительно. Не переживай по поводу ошейника Рута, эта проблема решаема. Уходи той же дорогой, какой я тебя сюда привел и иди в ремонтный ангар. Я заблаговременно оповещу слига, и вы вдвоем отправитесь в путь прямо сейчас. Ничего не бойся и держись поближе к этому громиле. Он тебя в обиду не даст, это я тебе гарантирую. Слушайся его так, как, если бы на его месте был я. Ничему не удивляйся и прояви выдержку, даже если узнаешь что-то такое, что вызовет шок, недоверие или отрицание реальности…

– А если мы не успеем застать группу у Клифов?

– Ну,… тогда тебе придется остаться у них. Возвращаться слишком опасно…

– Как?! Но почему потом нельзя продолжить преследование?

– Исключено! – твердо ответил Вейл. – Даже не думай об этом. Группа Райли прекрасно вооружена, а вот вы двое будете легкой добычей для тех, кто присягнул на верность Азазоту.

Вейл умолк, но было поздно, девушка уже заинтересовалась незнакомым словом.

– А что такое Азазот? – сгорая от любопытства, Солара даже подалась вперед.

– Не «что», а «кто». Есть вещи, которые тебе лучше не знать. А теперь уходи! У меня полно дел пока меня не изолировали от главной консоли. Времени почти не остается для разговоров.

Вытолкнув ее за открывшиеся створки дверей, Вейл устало привалился к стене. Если Ария решила поиграть в бога, он найдет способ воздействовать на нее иным способом. Она еще пожалеет, что вообще затеяла это дело. Только бы девчонка не совершила, какой-нибудь глупости и успела добраться до Стима раньше, чем это сделает служба безопасности.

Бегом, перепрыгивая сразу через несколько ступеней, Солара, словно ветер неслась вверх по лестнице от лифта до ремонтного ангара. Ей вслед раздавались удивленные возгласы идущих по своим делам кадетов, но она не обращала на них внимания. Единственное что волновало – Серлина обязательно доложит об их разговоре Хранительнице, а та в свою очередь незамедлительно вызовет охрану из службы безопасности, чтобы ее и техника Вейла арестовали и изолировали в отсеке тюремного назначения, куда сажали опасных нарушителей спокойствия.

Знакомый охранник Брю Салливан в форме младшего протектрона радостно направился ей наперерез, чтобы немного поболтать и скоротать время службы, но чуть не свалился на пол, когда девушка просто оттолкнула его от себя и через миг скрылась за поворотом коридора.

– Эй, ты чего! Вот же сумасшедшая, – беззлобно ругнулся Брю, сердито одернув помятый китель. Покосившись на входящий вызов нарукавного информера, с огромным удивлением и недоверием прочитал сообщение автоматизированной системы о розыске и задержании опасной преступницы Солары Синклер. Ее обвиняли в сговоре с другим опасным преступником, о боги! Главным инженером Вейлом Трелоби! Невероятно! Тут какая-то ошибка! Этого не могло быть!

– Что здесь вообще происходит?!

Появившиеся из-за угла коридора сослуживцы яростно набросились на него:

– Девчонка мимо пробегала? Так какого ты ее не остановил?! Живо за ней, растяпа!

Предупрежденный Рут, ни слова не говоря, втолкнул Солару в кабину автомотрисы, после чего запрыгнул следом и отжал до упора рукоять вектора тяги. Глухо заурчал электродвигатель. Древний механизм, со скрипом набирая скорость, полетел вдоль силовой линии. Собравшиеся у заграждения охранники разразились отборной руганью, когда поняли, что добыча ускользает от них. Лишь один из них догадался выхватить парализатор и начать настойчиво палить вслед.

Рут криво ухмыльнулся, наблюдая за переполохом, и сосредоточился на управлении:

– Вовремя успела. Буквально несколько минут назад оповестительная система призвала всех добропорядочных граждан содействовать протектронам в аресте Солары и мятежного инженера Трелоби. Ты уже в курсе, что мы с тобой отправляемся к Клифам вслед за группой Райли?

Еще не до конца отдышавшаяся от бега девушка, кивнула, с опаской смотря прямо перед собой. Светящиеся во тьме тоннеля силовые линии, озарялись короткими конусами молний. Стальные стены отражали бледное сияние создавая эффект эфемерности. Казалось, они стремительно падали прямо в жерло преисподних под унылые завывания грешников, молящих о пощаде. Автомотриса была без вагонов, отчего ее скорость была очень велика.

– Мастер Вейл обещал решить проблему с твоим ошейником, Рут, но точно об этом будет известно, только когда мы пройдем тысячную отметку. Надеюсь, он успеет.

– Ошейник деактивирован, – успокоил слиг и расплылся в добродушной улыбке. – Как и у остальных моих собратьев. Только это пока секрет. Ни о каких беспорядках не может быть и речи, мы ведь не безмозглые мясники Азазота, но если к нам сунуться с оружием…

– Послушай, я уже второй раз за день слышу это имя. Хоть ты можешь мне внятно объяснить, кто или что такое Азазот и почему все так бояться, когда заходит о нем речь?

– Ты не знаешь, кто такой Азазот? – слиг даже задохнулся от возмущения.

– Откуда мне знать? Я никогда прежде о нем не слышала.

– Дела, – Рут удивленно покачал головой. – Чему же вас Хранители тогда учат? Азазот – знаменитый предводитель мятежных слигов! Именно он много циклов назад открыл глаза на правду о наркотическом Нанотеке и поднял восстание черни, с той поры победоносно шагает по жилым отекам Ковчега, легко, словно гнилой орех, сокрушая оборону протектронов! Многие болтают о его удивительных способностях неподвластных научному объяснению. Говорят, он зрит прямо в душу и от него невозможно скрыть никакие секреты. Умеет убивать взглядом и убийственными молниями из своего страшного посоха. Нет врага страшней и упорней чем Азазот и его фанатичные последователи религии под названием Новый путь. Горе тому, кто с ним повздорит и решит потягаться силою. В дальней дороге нам лучше избегать его территорий. Мало ли что. Никогда не знаешь заранее, что взбредет в голову этому безумному созданию и кого он захочет сожрать на ужин…

– Так он еще и каннибал?! – воскликнула девушка, скривив губы.

– Про него точно не скажу, а вот остальные его последователи в большинстве своем поедают сырое мясо поверженных
Страница 17 из 33

врагов. Ну, а что им еще остается, когда все продовольственные склады подконтрольны либо протектронам, либо давно захвачены и разграблены?

– И что мы будем делать, если не застанем группу Райли?

– Отправимся следом, разумеется! Возвращаться назад смерти подобно, во всяком случае, мне. Теперь мы ничуть не лучше мятежников и нас при первой возможности постараются прикончить. Меня точно отправят на переработку, а вот ты еще пригодишься для инкубатора.

– Инкубатора? – Солара сжалась от страха. – Этот сектор самый засекреченный на корабле. Я слышала о нем разные ужасы, но понятия не имею, что там происходит на самом деле.

Раздумывая говорить ей правду или промолчать, Рут решил, что лучше все-таки сказать. Рано или поздно она все равно узнает и лучше от него, чем от других:

– Видишь ли, в чем штука девочка. Кораблю нужен не только послушный и подконтрольный Хранителям экипаж, зависящий от регулярного приема Нанотека, с помощью которого держат на крючке всех взрослых. Нужно еще периодически восполнять потери в личном составе. Сколько умерло от болезней, старости, несчастных случаев и не сосчитать. Это все потери в экипаже.

– А причем тут Нанотек? Разве это средство не для поддержания иммунитета?

– О нет! Это обычный наркотик, который надежнее цепей и оков удерживает общество от распада. Ведь если его бросить употреблять, то начинается ломка, а потом болезненная смерть. Я повидал достаточно, что бы уверенно сказать – Нанотек это один из самых страшных и коварных ядов. Пусть тебя не обманывает его состав – этиловый спирт с добавками синтетических сахаров и вкусовых араматизаторов. Сахар только для того, чтобы обмануть организм и успокоить рвотный рефлекс. Сладкое всегда проскальзывает лучше, чем горькое. Верно? Этанол страшный яд и очень коварный в действии на организм. Бросить его употреблять не так-то просто.

– Рут! – оборвала его Солара. – Говори прямо. Я уже не маленькая.

– Хорошо. Вот тебе, правда, жизни. Ты слышала о божественном Даре Матерей?

– Разумеется. Эта зона в средней части корабля, где хранятся замороженные эмбрионы будущих колонистов. А какое отношение они имеют к нашему делу, и откуда ты про все это знаешь? Ты ведь обычный рабочий!

– Обо мне чуть позже. Дело в том, что эмбрионов… больше нет.

Видя отразившийся на лице девушки испуг и недоверие, Рут продолжил рассказ хоть и мог этого не делать. Шила в мешке все равно не утаишь. По виду девчонка вроде крепкая – переживет. Ему не нужны спутники, падающие в обморок при любом упоминании опасности.

– Как нет! Что ты такое говоришь? Не может этого быть…

– Мои собратья с палуб, контролируемые Азазотом, рассказывали страшные вещи. Они видели на черных рынках капсулы с эмбрионами. Понимаешь? Мятежники продают их как, какие-нибудь консервы, и цена не намного больше той, чем у растительных брикетов из гнилого сырья гидропонных теплиц. Это произошло, когда Дар Матерей оказался под контролем слигов Азазота. Хранители, опасаясь полного вымирания экипажа, решили заново наполнить новые хранилища. Поэтому каждый зрелый соларианец будь он мужского или женского пола, обязан ежемесячно проходить процедуру пенетрации – изымания женских половых клеток для дальнейшего их оплодотворения мужскими клетками и развития плода в искусственной среде инкубатора. Рост эмбрионов замедляется на определенной стадии и отправляется в стазис-хранилища. Если результат генной инженерии не соответствует установленным стандартам, такие эмбрионы не уничтожаются, а транспортируются в специальные помещения для ускоренного роста и впоследствии такие дети становятся… слигами. А ты думала нас, таких экзотических уродов, создают специально? Ха! Как бы ни так! Это как-то связано с рассеянным гамма излучением космической радиации или что-то вроде того. Энергощит в последнее время ослаб, что спровоцировало множество мутаций. Некоторые эмбрионы получают слишком большую дозу и начинают мутировать…

– Я не верю тебе! – выкрикнула Солара. – Ты все врешь! Зачем ты придумал все эти ужасы? Так не может быть! Хранители бы этого никогда не допустили, потому что это отвратительно! Это… это… – подбирая слова, девушка заплакала взахлеб. – Это просто жестоко!

– Очнись, девочка! – затряс ее за плечи Рут. – О каких Хранителях ты говоришь? Истинных Хранителей не осталось, потому что они давно умерли от старости или были убиты! Многие поколения детей и их детей давным-давно стали новыми потомственными Хранителями и не за какие-то великие заслуги и подвиги, а благодаря перешедшей от родителей захваченной власти.

– Что ты хочешь этим сказать? – прошептала пораженная Солара, глотая слезы.

– Этот проклятый транспорт… весь этот разваливающийся от ветхости огромный мир полный страха и отчаяния летит куда дольше запланированного срока! Разве ты никогда не задумывалась над тем, почему оборудование и сам транспорт так сильно обветшали, а ведь его строили на долгие столетия. Вас такое «радостное» и, несомненно «волнующее» откровение ждало только в определенном возрасте и лишь после прохождения обязательных специальных тестов на устойчивость психики и зрелость. Я открою тебе тайну, за одно упоминание которой меня ждет смерть. Дело в том,… что корабль летит в полную неизвестность больше… ста сорока циклов!

Свет перед глазами Солары стал стремительно меркнуть. В ушах медленно нарастал отвратительный звон, а потом звук куда-то исчез, словно в уши наложили вату. Последняя мысль, что билась в ее мозгу, словно запертая в клетку птица, была – «Мы обречены!». Душевное волнение от безысходности достигло апогея. Солара медленно обвисла в кресле, бормоча про себя неразборчивые слова, и вывалилась бы из кабины, если бы ее не держали ремни. Девушка потеряла сознание. Черты ее лица разгладились, став снова безмятежными.

– Бедняга. Для кого-то такая новость заканчивается безумием. Поспи немного. Скоро нам обоим будет не до сна. – Рут проверил ее пульс. Убедившись, что он ровный, успокоился.

В этот момент в его нагрудном кармане раздался настойчивый вызов входящего сигнала. Быстро достав миниатюрный БИП-500, с нескрываемым раздражением набросился с упреками на того, кто вызвал его для разговора в столь неурочный час.

– Отец! Мне не нравится все происходящее и этот начавшийся переполох. Уж больно напоминает западню. Ты так не считаешь? Откуда скажи на милость, Хранители узнали о Стиме? Почему все эти годы делали вид, что ни сном, ни духом? Почему я попал к ним на заметку?

– Сын! Послушай меня, не перебивай. – Глухой голос говорившего был едва слышен из-за статических помех и большого расстояния. Рут приложил динамик к самому уху, чтобы лучше слышать. – Наше время пришло, нравится тебе это или нет. Пора стать сильными. Мы долгие годы были вынуждены скрывать свое происхождение в тени, что чуть не привело нашу семью к гибели. Твой брат в большой опасности, и ты обязан помочь ему. Если в том будет острая нужда, отыщи Азазота и напомни о старом долге. Он не откажет в помощи, ты и сам знаешь почему… – треск помех стал сильнее. – … Не иди напролом, а используй обходные пути и хитрость,… если получиться, найди капитана Блэр… и убей эту мерзкую тварь,… слишком долго она охотилась за
Страница 18 из 33

нами. Пришло время расплаты… – динамики зашипели и внезапно умолкли.

– Я сделаю все, как ты велел, отец. – Рут спрятал информер во внутренний карман куртки и посмотрел на все еще не пришедшую в себя девушку. Задумчиво прошептал. – Но что мне прикажешь делать с ней? Она лишь по чистому недоразумению угодила в эту историю и теперь стала заодно вместе со мной. Это неправильно и несправедливо. Хотя судьбе виднее.

Слиг привел девушку в сознание – плеснув ей на лицо немного прохладной воды из фляги. Осторожно похлопав ладонью по щекам, удовлетворенно кивнул головой: – Извини, Солара.

– За что? – тусклым голосом переспросила девушка, апатично смотря прямо перед собой.

– За плохие новости. Чем скорее ты осмыслишь их, тем быстрее поймешь помыслы мятежников и вживешься в новую жизнь. Никакого рая в конце пути не существует. Все это выдумки правительства, чтобы без особых социальных волнений избавляться от части граждан, отправляя их в бессмысленный полет на покорение выдуманных миров. Так вышло, что цель нашего пути находится на краю спиральной Галактики и до ближайшего звездного скопления многие сотни световых лет. Если бы экипажу сразу сообщили, что лететь придется долгие столетия, а возможно и тысячелетия никто из них добровольно не захотел бы покидать свой мир. Они скорее бы согласились умереть от старости дома, под отравленными оранжевыми небесами перенаселенной планеты, чем в замкнутом пространстве среди четырех стальных стен. Мы все кто находиться на Ковчеге родились задолго после отлета. Ты тоже, детка.

Солара едва заметно вздрогнула, но нашла в себе силы признать горькую правду:

– Это объясняет, почему мы не помним своих родителей. Но на корабле есть тот, кто помнит. Это Стим Таггарт. Он часто рассказывал о них, и я ему верю. Как с ним быть?

– Вижу, вы и вправду были близки. Только это не может быть истиной. – Рут сделал вид, будто слова девушки его ничуть не удивили. – Даже если это так, воспоминания Стима, скорее всего, созданы им самим или передались по генам. Никто не мог прожить такой долгий срок, если, конечно, он – не выращенный клон, созданный посредством партогенеза. Только у клонов иногда просыпаются подсознательные остаточные воспоминания первоначального оригинала.

– Послушай, – девушка осторожно потянула его за рукав куртки. – Какое-то время ходили слухи о тайном месте, где спит глубоким сном похожим на смерть, прямой потомок самого благородного из всех домов Лэпмлада. Однажды он должен проснуться, и тогда наступит конец пути. Он приведет всех в новый, благодатный мир с чистым небом, мягкой землей и восхитительной на вкус водой, где не нужно носить персональный экзокомплект и прятаться от внешней среды в куполах и подземных бункерах форпоста. Это, конечно красивая легенда, но в детстве мы все любили ее слушать перед сном. Если на секунду предположить что существует специальная гибернационная капсула…

– Это полная чушь! – немного резковато отрезал слиг. – Гибернационные капсулы не рассчитаны на это. Если провести в них больше пяти лет, начинаются необратимые разрушения тканей, в том числе нейронов головного мозга. За сто с лишним циклов от тела, в лучшем случае, останется замороженная мумия. Я знаю, о чем говорю – я был в отсеке крио-заморозки и видел тысячи капсул. Те, кто пытался таким образом обмануть смерть и дожить до конца пути, обманули сами себя, отправившись на свидание с вечностью раньше отведенного срока. Нельзя бесконечно долго замедлять обмен веществ, это смертельно опасно. Даже вышел запрет…

– Запрет на Суицидную заморозку. Я знаю. Сейчас так казнят только преступников. И все-таки я верю в существование особой криокамеры в секретном месте, где можно прожить так долго.

Солара замолчала, с тоской привыкая к мысли что, скорее всего ей суждено состариться и умереть, так и не дожив до того светлого дня, когда звездный транспорт достигнет подходящей планетной системы с прекрасным зеленым миром в обрамлении из лун. С другой стороны она привыкла к этой странной жизни в замкнутом пространстве и не сильно печалилась по этому поводу. Наверное, где-то в глубине души она никогда до конца не верила в окончание полета. Вся ее сознательная жизнь проведена в этих коридорах, и она знает о них гораздо больше, чем о том, что творится снаружи за массивными стенками корабля. Она очень боялась крутых жизненных перемен и очень злилась на тех, кто врал не только ей, но и всем кадетам. Какой бы горькой и шокирующей не была правда, Хранители обязаны рассказывать правду, невзирая на последствия. По крайней мере, это было бы честно по отношению к молодому поколению, кто еще живет надеждой и надеется однажды увидеть Центурию. Преступно обманывать детей.

Поезд группы Райли без проишествий достиг конечной точки – поселения Клифов. Это был бывший склад запчастей, а ныне единственное обиталище трех сотен соларианцев. Чтобы решить проблему с жизненным пространством, жители были вынуждены строить дома друг над другом, сражаясь за каждый клочок пространства. Все вокруг было забито стальным хламом, подвесными платформами с домами, соединенными меж собой лестницами и перекидными мостиками. Жителями поселка были неопрятно одетые, болезненного вида соларианцы и слиги всех возрастов. В подавляющем большинстве, здесь жили дети. Стариков почти не было. Все кто мог держать оружие, каждый день сражались за выживание, а старики и немощные погибали первыми. Таким образом, среди Клифов шел естественный отбор – выживал сильнейший. Дети и подростки примерно до десяти лет, выполняли мелкую домашнюю работу, пока их родители сражались не на жизнь, а на смерть на периметре поселения. Предчувствуя поражение в неравной схватке, вождь Клифов согласился на временный союз с Хранителями, поставляя продовольствие, а взамен требуя оружие и боеприпасы. Более того, на главных воротах, ведущих в соседние жилые сектора корабля, теперь дежурили вооруженные охранники из числа закаленных в боях протектронов. Они с интересом наблюдали за прибытием поезда. Не успели вагоны застыть у обшарпанного перрона, а скрипучие пандусы опуститься вниз, как новоприбывших окружила плотная толпа детей-попрашаек одетых в рванье. Их живописные обноски были вымазаны в машинной смазке и копоти, а сами они выглядели так, словно с рождения никогда не мылись. Протягивая к новоприбывшим худые руки, они с жадностью хватали все, что им кидали, после чего устраивали шумные потасовки, выхватывая друг у друга полученные дары. В основном, им швыряли захваченную для такого случая старую детскую одежду, пачки с сухарями из сырья вторичной переработки, стоптанную старую обувь, сломанные игрушки и много другого хлама. Протектроны из охранного взвода с усмешкой наблюдали за этим зрелищем, а старшина смены направился лично поприветствовать Райли.

– Хорошо, что вы приехали раньше, чем вас ожидали…

– Почему створки шлюза не укреплены дополнительной защитой? – нахмурился Райли.

– Очередная атака выродков Азазота, – пояснил старшина. – Клифы, не без нашей помощи, конечно, отбили атаку и погнали мерзавцев вглубь главного коридора, откуда те явились. Если им придется быстро отступить, мы, не тратя времени, впустим их
Страница 19 из 33

внутрь…

– ОН тоже участвовал в нападении? – в полголоса спросил Райли.

– Нет, Азазота мы не видели. Наверное, как обычно затаился в какой-нибудь вонючей норе, откуда отдает приказы своим недоумкам. Добрый был бой. Почти двадцать рыл настреляли! Бежали на приступ наших укреплений, словно умалишенные пока не встретились с нашими ранцевыми огнеметами и гранатами с нервнопаралитическим газом. Среди них были даже мои любимцы с шестью руками и четырьмя ногами. У некоторых трехголовых было даже что-то вроде самодельных арбалетов с взрывающимися наконечниками и грубо сделанные шрапнельные бомбы, начиненные железным мусором. Слава богам у них не выгорело.

– Нам необходимо попасть за ворота шлюза и как можно скорее.

– Невозможно. Пока там кипит битва, идти туда – форменное самоубийство. Побудьте с нами пару часов, пока все не поуляжется. Ваши протектроны могут пригодиться в случае контратаки. В последнее время бойцов у Клифов поубавилось, поэтому оборону шлюза мы взяли на себя…

Райли недовольно засопел, что было признаком сильного раздражения:

– А другого пути нет? Раньше был запасной ход, ведущий на верхний уровень.

– Был такой, пока там не обосновались мерзкие Когти. Эта группировка не признает даже Азазотовых головорезов, предпочитая кровавые дела вершить самостоятельно. Редкостные мрази. Давно собираемся их оттуда выкурить, да все руки не доходят. Вы можете в этом помочь.

Без интереса, прислушиваясь к разговору двух протектронов, Стим отошел прочь, чтобы внимательно осмотреть все поселение. Прохаживаясь вдоль трехъярусных импровизированных домов, юноша упивался возможностью увидеть жизнь непохожую на ту, к которой привык с детства. Неожиданно кто-то больно схватил его за руку и резко потянул в темный переулок, откуда в ноздри шибанул невыносимый смрад экскрементов и немытых тел.

Чумазый подросток лет четырнадцати, польстившись на блестящий у Стима на запястье информер, попробовал нахально стянуть его с руки, за что и поплатился. Ничуть не растерявшись, Таггарт опрокинул его на пол ловкой подножкой и уселся сверху. Как бы мальчишка не старался вырваться, у него ничего не выходило. Наконец он перестал дергаться, с ненавистью, прожигая взглядом чужака, презрительно плюнул в него. Стим увернулся от плевка и сильнее сжал болевую точку мальчишки на плече. Тот заверещал от боли, а потом стал жалобно просить пощады. Юноша сжалился над ним и перестал воздействовать на центр боли.

– Зачем ты на меня напал? Я ведь тебе ничего плохого не сделал, – удивился Стим.

– Затем! – чужой мальчишка заерзал, словно червяк на крючке. – С тебя не убудет! Вырядился, словно франт! Ни дать, ни взять – настоящий чистоплюй и неженка. Зачем ты пришел сюда?

– Мне просто стало любопытно, как вы тут живете…

– Любопытно стало,… отпусти или клянусь, когда вернется мой отец, он убьет тебя! Точно говорю! Вздует и не посмотрит, что ты из числа Избранных…

Стим слез с него и быстро отпрыгнул в сторону. Чужой юноша с кряхтением поднялся с грязного пола. Пока он не убежал, Стим решил, что ему просто необходим проводник.

– Эй, как хоть тебя зовут? Можешь мне здесь все показать?

– А мне какая с того выгода? – буркнул мальчишка, но уходить не спешил.

Стим достал из кармана зажигалку и нажал на кнопку. На конце цилиндра заплясал маленький язычок пламени. Это была безделушка, но для кого-то ценный дар.

– На кой мне такой огонек? Лучше себе оставь. – Мальчик стал медленно уходить.

– Не спеши. Если повернуть нижнюю шишечку вот так, а потом нажать вот здесь.

Неожиданно раздалась красивая мелодия. Заворожено, с открытым ртом дослушав ее до конца, мальчишка внезапно передумал. Жадно выхватив зажигалку из рук Стима, быстро спрятал в лохмотья, пока никто этого дара не увидел и не отобрал у него. Благо, проходящие мимо дети стали пристально наблюдать за ними со стороны. С каждой минутой их становилось все больше.

– Пойдем, все равно у меня сегодня нет никаких дел. Меня зовут Коляд, и я здесь главный.

– Стим Таггарт. Подожди минутку…

Убедившись, что Райли все еще разговаривает со старшиной протектронов, а подмастерья так же, как и он разбрелись по всему селению, Стим побежал догонять Коляда. Сначала он опасался, что нападения со стороны других детей на него возобновятся, но проводник уверенно вел его по самым злачным местам, выступая в роли оберега. Остальные дети сначала с опаской, а потом смелее присоединялись к ним и вот уже целая орава наперебой рассказывают ему о нелегкой жизни и проблемах. Их жалобы касались, в основном, плохого питания, а еще безумного страха за жизнь родителей, у кого они конечно были. Мятежные слиги не оставляли попыток завладеть поселением. Об их главаре рассказывали вполголоса – шепотом, словно он какой-то злой демон или призрак и в любой момент мог услышать и явиться на зов.

– Вообще мы стараемся быть в курсе всего, что творится снаружи поселения, но не всегда удается узнать что-то по настоящему новое, – призналась чумазая девочка лет десяти, в рваном платье, сшитом из разных кусков ткани, со смешным именем Сэсэ, что означало Кроха. Прижимая к груди тряпичную куклу без головы, она старалась не отставать от Стима и при любом удобном случае дотронуться до блестящего информера у него на запястье. – Во тьме коридоров таятся страшные и ужасные чудовища. Мои папа и мама погибли, сражаясь с ними…

– Не только твои родители! У меня тоже были, пока не явились те, у кого больше двух ног, – веско заявил нагловатого вида мальчишка – ровесник Стима по имени Суи. – Когда мне выдадут настоящее оружие и позволят участвовать в рейдах, я пойду и убью стольких, скольких сумею.

– Странно, что Хранители позволяют твориться таким делам, – задумчиво сказал Стим.

После его слов лица детей ожесточились. Все угрюмо и враждебно уставились на него.

– Ты и вправду такой наивный, каким пытаешься выглядеть? Ваши Хранители – лживые и лицемерные негодяи! – Гневно процедил Коляд, а остальные дети согласно закивали. – Мы вынуждены отдавать им последнюю еду, меняя на оружие и запчасти для атмосферного процессора. Солдаты, что дежурят у шлюзовых ворот, сами в рейдах не участвуют, а только и делают, что постоянно пьют свою мерзкую настойку из мерцающей плесени, от которой к ним являются кошмарные видения и от этого они становятся еще более жестокими. Неужели ты сам не видишь, в какой бедности мы живем? Чтобы не умереть с голода, нам приходится собирать плесень и расплодившихся насекомых и поедать их вместо нормальной еды. Жрачка из них отвратительная, но если добавить в нее немного соли, получается не так пресно. Сэсэ умеет готовить плесень тридцатью различными способами, без использования иных компонентов…

– Умею! – подтвердила девочка. – Главное ее не пережарить, иначе будет горчить…

– Так присоединяйтесь к нам! – с жаром предложил Стим. – Мы дадим вам нормальную еду и одежду. Будете как все нормальные дети ходить на уроки и не бояться за свою жизнь…

Дети рассмеялись, словно он ляпнул большую глупость.

– Да как мы можем к вам прийти, если ваши Хранители считают нас недостойными и ущербными, чтобы жить рядом с их величием? Мы бы рады, да кто нам позволит? Старшие говорят, мы снова станем рабами. Вам
Страница 20 из 33

самим еды едва хватает, раз вы вынуждены менять ее у нас. Нам жилось бы чуть получше, если бы вы более активно помогали нам отбивать атаки. Вы ведь приехали на поезде, чтобы помочь восстановить наш атмосферный процессор? На тебе одежда инженера, а инженеры появляются, чтобы чинить и исправлять поломки машин.

– Не совсем, – смутился Стим. – Мы направляемся в кормовую часть к реактору. Через год, а может раньше, вернемся обратно и тогда сможем чинить что угодно и где угодно.

– Значит, вы еще подмастерья, – Коляд разочарованно махнул рукой куда-то себе за спину. – Тогда возвращайся к своим пока они не ушли без тебя. Скоро вернется Асгард и точно скажет, коридоры безопасные или нет. Раньше не уйдете, иначе рискуете угодить в западню мятежников.

– А кто такой Асгард? Ваш правитель?

Дети захихикали. Сэсэ ухватила его за руку и больно ущипнула:

– Слышал бы вождь, не сносить тогда тебе головы. Асгард просто знатный и умелый воин. Он командует обороной поселения, и единственный кто встретился с глазу на глаз с Азазотом и выжил после этой встречи. С виду он большой и страшный, но я его не боюсь. На самом деле он добрый. Когда Хранители изгнали нас, он первым вызвался организовать отряды для защиты нового поселения. Он мог легко стать вождем, да уж больно не любит решать житейские дела и распределять обязанности. Асгард одержим желанием убить Азазота и только…

– Однажды я тоже стану как Асгард! – гордо выпятил грудь Сиу.

Потом вся компания детей решила, что неплохо бы передохнуть и перекусить. Все расселись на пустых бочках из-под промышленного гидранта и принялись лакомиться галетами, выклянченными у солдат Райли. Коляд от прилива чувств даже достал из лохмотьев подаренную ему зажигалку, и все заворожено принялась смотреть на огонек и слушать самую прекрасную, по их мнению, мелодию на свете. Все с благодарностью приняли конфеты, когда Стим достал несколько горстей и каждому раздал по одной. Даже те, кто еще недавно смотрел на него враждебно, теперь стал другом.

У самого же Таггарта на душе в тот момент было неспокойно. Ему внушали, что Клифы сами виноваты в своих бедах, что не нужно было поднимать мятеж и отрываться от общества под присмотром Хранителей. Теперь, выходит, их выгнали за пределы жилой палубы номер один, создав из их поселения что-то вроде буферной зоны на случай вторжения мятежных слигов. Значит, Ария и остальные Хранители обманывали его и остальных, чтобы пример Клифов устрашил слабых духом и стал наглядным примером. Только сейчас до Стима дошло, что на корабле всем заправляют Хранители. Рядовые техники и инженеры могли починить любые поломки, за что официально были любимы и почитаемы. Протектроны охраняли от посягательств низших существ, которые не умели ничего кроме как потреблять еду и воду. О том, что творится за пределами жилой палубы, кадетам обычно ничего не рассказывали, ограничиваясь туманными намеками, что там живут одни лишь беглые преступники.

Информер на руке завибрировал. Стим включил экран и радостно расплылся в улыбке.

– Инженер Вейл! Я думал, вы свяжитесь со мной намного раньше.

По экрану побежала сетка помех, раздался едва слышимый голос:

– Ты меня слышишь, малыш? Отзовись!

– Я слышу Вас, только очень плохо.

– Просто слушай и не перебивай. Я общаюсь с тобой по закрытой линии, о которой пока неизвестно ни Хранителям, ни, тем более, Серлине. Немедленно отправляйся ко второй посадочной платформе, только прошу тебя, не попадись на глаза протектронам Райли. Когда появиться Солара и Рут, без всяких разговоров прыгай к ним в кабину!

– Как скажете. – Стим удивленно почесал затылок, а потом спохватился. – А Солара что здесь забыла, да еще и с Рутом?! Как слиг смог покинуть зону жилой палубы?

– Все вопросы потом. Ты хорошо запомнил, что я тебе сказал?

– Но почему мне нельзя попадаться на глаза Райли?

– Потому что он мог получить приказ… убить тебя! Понимаешь? Поселение Клифов, как выяснилось на деле, не полностью изолировано по части связи. Ради тебя Хранители могли и восстановить несколько линий, и сейчас Райли направляется к тебе, чтобы убить!

– Убить меня?! – Стим почувствал как душа мгновенно ушла в пятки, а страх стал медленно сжимать душу холодными тисками, наполняя отчаянием. – Я не понимаю…

– Доверься мне! – Вейл замолчал, прислушиваясь к чему-то. – Я не могу долго разговаривать. Они уже рядом… заблокируй в информере все контакты, кроме моего, и не спорь! Если увидишь поблизости кого-либо из Хранителей или протектронов, убегай и прячься. Только дождись прибытие Солары и Рута. Надеюсь, еще увидимся… – сигнал оборвался.

Сгрудившиеся вокруг него дети, слушавшие разговор с открытыми ртами, с удивлением переглянулись. Коляд недолго думая, спрятал музыкальную зажигалку в карман штанов и настойчиво потянул Стима за собой. Остальные дети побежали следом, стараясь не отставать.

– Ты теперь один из нас и значит, тебе можно доверять. – Коляд с опаской выглядывал из-за каждого угла, что бы не попасться на глаза протектронов, бродивших в отдалении. – Если твой чудной прибор не обманывает, тебе нужно попасть на вторую посадочную платформу. Я тебя туда отведу, а остальные брысь отсюда! Из-за вас, его точно схватят… нет Сэсэ! Я сказал все!

Дети, поворчав немного, согласились, что ходить такой большой группой слишком приметно. Они разбежались кто куда, но обещали предупредить сигналом, если поблизости заметят солдат.

Стим полностью доверил свою жизнь новым друзьям, все еще находясь в шоковом состоянии от слов инженера Вейла. Коляд тащил его обходными путями по грязным подворотням позади жилых цистерн, где переругивались меж собой неопрятные женщины неопределенного возраста, старики-инвалиды, каких видеть ему еще не приходилось, и жутковатого вида слиги. Они не обращали на детей никакого внимания, лишь на секунду поймав на себя на мысли, что мимо них как будто проскочил мальчишка одетый не как все остальные.

На второй посадочной платформе было оживленно. Коляд откуда-то достал рваную накидку и накинул на плечи Стима. Приложив палец к губам, встал на четвереньки и полез в дурно пахнущее отверстие, ведущее под стальную ферму платформы. Когда они проползали мимо рабочих те, хоть и заприметили детей сквозь сегменты решетки, даже не окликнули – мало ли тут оборванцев снует под ногами. Ворочая тяжеленные стальные бочки с водой и серебристые контейнеры с продовольствием, они собирали их в одну общую кучу, готовя к отправке. Они совсем забыли про детей, сосредоточившись на работе, когда вместо обещанного грузового состава из черного зева тоннеля на огромной скорости вылетела ремонтная автомотриса с двумя необычными пассажирами внутри. Многорукий слиг могучего телосложения сжимал в одной руке шоковую дубинку, а в другой здоровенный тесак для разделки мяса. Не успела автомотриса остановиться, как слиг выскочил из кабины и на полном ходу сбил с ног удивленного протектрона. Вырубив солдата включенным разрядником под нижнюю кромку шлема, завладел его оружием и грозно наставил ствол на отшатнувшихся в страхе рабочих. Ни у кого из них и мысли не возникло изображать из себя героя и нападать на чужака.

– Где сейчас находится группа, которая приехала сюда на
Страница 21 из 33

поезде? – спросил слиг.

– У ворот шлюза, – неуверенно ответил престарелый рабочий. – А вы сами кто будете?

Стим поднял голову и громкими криками привлек к себе внимание. Коляд шипел на него и умолял замолчать, но Таггарт стал уже взбираться по стальным звеньям на самый верх платформы. Рут первым заметил его и тут же помог, протянув мускулистую руку. Солара хотела на радостях обнять Стима, но тутже передумала, заметив, в каком состоянии находилась его одежда. Убедившись, что он в полном порядке, отделалась сухим кивком.

– Ты принял сообщение от инженера Вейла? – первым делом спросил Рут.

Получив утвердительный кивок, буквально силой поволок юношу к урчащей кабине.

– Тогда ты должен усвоить, что все вопросы потом. Забирайся внутрь.

– Возвращаемся домой? – невпопад спросил Стим.

– Забудь это слово, парень. У тебя, как и у нас, теперь нет дома.

– «И все из-за тебя»! – чуть не съязвила Солара, но вовремя прикусила язык.

– Мы отправляемся на встречу с предводителем мятежных слигов. Он – тот, кто может помочь в сложившийся ситуации. Доверять нам все равно больше некому.

– Рут, мы так не договаривались! – зашипела девушка. – Зачем нам идти к этому дикарю?

– Все равно нам не пройти незаметно через его владения. Отправляться в кормовую часть – крайне неудачная затея, и Хранители это прекрасно знают. Разве ты не знаешь, что корма с недавних пор принадлежит Азазоту? Отец сказал, что идти туда сейчас равносильно получить билет в один конец. Слиги пропускают к реактору только инженеров. Остальных могут и убить.

– Так у тебя еще и отец есть? – опешила Солара. – Ты никогда о нем не рассказывал!

Рут, сообразив, что сболтнул лишнее, в уме обозвал себя болваном, а вслух ответил:

– Разумеется, есть, ведь я был зачат от двух разных хромосомных наборов, как и все остальные соларианцы! В отличие от некоторых я знаю, кто мой отец!

Под потолком, медленно нарастая, заунывно завыла сирена тревоги. Рут и Солара тревожно начали озираться, решив, что тревога вызвана их появлением. Опустившиеся сверху стальные плиты перекрыли оба конца транспортного тоннеля, наглухо изолировав селение Клифов от жилой палубы номер один. Освещение над головой замигало и на миг погасло, а где-то вдали у переходного шлюза что-то оглушительно взорвалось, взметнув к покатому потолку столбы копоти. Визг женщин заглушил яростный рев сотен глоток и среди дыма засверкали остаточные вспышки оружия протектронов. Шум боя быстро нарастал, перемещаясь от ворот вглубь селения. Еще несколько взрывов сотрясли помещение, и все пространство впереди затянуло молочной пеленой. Наверное, дела у шлюза складывались совсем плохо, если протектроны стали использовать гранаты со слезоточивым газом. Соларианцы кашляя и закрывая лица кусками тряпок, в панике метались меж домов, не зная, куда укрыться от едких запахов дыма и газа. Расталкивая жителей с дороги, наподмогу протектронам спешили вооруженный отряд Райли в наглухо закрытых пучеглазых дыхательных масках, с излучателями наизготовку. Следом за ними бежали мужчины Клифов с копьями и ножами.

– Сюда! Сюда! – замахал руками Коляд, привлекая к себе внимание Стима.

Мальчик стоял у открытого отверстия воздуховода под самым потолком и помогал детям взбираться по металлическим ящикам вверх по стене.

– Что ты задумал? – поинтересовалась Солара у Рута, наблюдая, как тот лихорадочно выставляет энергоразряд трофейного оружия на максимум. – Разве ты не с нами?

– Вы бегите и спрячьтесь, а я погляжу, кого там принесло. Так может стать, что эта заваруха – наш единственный шанс улизнуть. Когда еще представиться такая великолепная возможность? Все равно я в это отверстие не пролезу, а вы пока сможете незаметно выйти из окружения.

– Но как ты нас потом найдешь?

– Как-нибудь найду! Пошли отсюда! Живо!

Не слушая возражений, слиг быстро спустился по лестнице с платформы и через миг пропал из виду среди нагромождения цистерн. Стим потянул Солару за собой. Они успели укрыться как раз вовремя – по главному проходу беспорядочно отступали потрепанные боем солдаты, неся на плечах раненых товарищей. Они ожесточенно отстреливались, но было видно, что сил к сопротивлению у них больше нет. Их преследовала по пятам разномастная, улюлюкающая толпа слигов самого экзотического вида. Там были и горбуны-карлики с двумя головами и четырьмя мускулистыми руками, и заросшие шерстью и роговыми наростами создания, лишь отдаленно похожие на гуманоидов. Каждый из них был вооружен огромным щитом с зеркальной поверхностью и энергетическим копьем, метавшим электроразряды с удивительной точностью. Они грозно надвигались ровными рядами, сдвинув щиты вместе и выставив перед собой копья. Следом за ними шла темная масса слигов.

Стим помог Коляду поставить крышку люка на место и живо пополз следом за ним, стараясь не отставать. Солара ползла далеко впереди, подсвечивая дорогу маленьким фонарем.

– Эти ходы известны только нам. Взрослые о них ничего не знают, – обьяснил Коляд. – А если и знают, то не смогут пролезть физически. Слишком узко для Верзил. А твой Шестирукий друг вроде ничего, не злобный как остальные слиги. Жаль если его прикончат в драке.

– Кто напал на поселение? – Спросил Стим. – Их так много и они вооружены!

Коляд после непродолжительного молчания коротко бросил: – Слуги Азазота.

– Тише вы оба! – раздалось из тьмы недовольное шиканье мальчишек. – Хотите, что бы нас услышали и поймали? Мы почти в безопасности. За следующим поворотом лестница, а за ней резкий спуск, так что приготовьтесь. Только не колотите своими ботинками о стены, они сильно проржавели и могут обвалиться. Это касается новеньких. И перестаньте болтать!

Незаметно миновали опасный участок, и беглецам все чаще стали попадаться другие дети, которые попали в сеть воздуховода иными путями. Коляд объяснил, что в случае угрозы они всегда здесь прячутся и пережидают в укромном месте, называемом центральным теплообменником, по которому шло тепло из термальных шахт нижнего уровня.

Стим осторожно скатился по наклонной трубе и очутился в тускло освещенной зале, где работало множество вентиляторов. Пропеллеры с трудом месили душный и влажный воздух. В этом месте собралось свыше двух сотен маленьких соларианцев, занявших каждый метр пола. Они привычно устроили меновую торговлю, азартно обмениваясь игрушками и припасами. Кто-то перекусывал галетами, а кто-то шепотом обсуждал случившееся.

– Ну, как ты? – Стим перебрался к Соларе и уселся рядом с ней. – Как думаешь, смогут Хранители снова отбить поселение? То, что его захватили, можно не сомневаться…

– Ах, Стим. Глупый ты мальчишка. За тобой гонятся протектроны, чтобы убить, а ты переживаешь за захваченное поселение. – Девочка с грустью посмотрела на него.

– Я переживаю не за себя, а за новых друзей. Кто их теперь защитит от чудовищ злобного Азазота? Где им теперь жить и куда податься? Если их защитник Асгард пал в неравной схватке, а могущественные протектроны с боями отступают, значит, дело дрянь.

– Ты что оглох и не слышал, что я сказала? Тебя хотят убить! Я не шучу. Мне удалось подслушать разговор Хранительницы Арии и псевдоинтеллекта Серлины. Они решили, что ты представляешь для
Страница 22 из 33

них угрозу и от тебя нужно избавиться, вышвырнув в открытый космос. Наставник Вейл помог нам с Рутом бежать, поэтому мы теперь тоже в розыске…

Солара быстро пересказала свои злоключения, умолчав лишь об истинной миссии Ковчега, вирусной опасности и проведенном в космосе времени. Сейчас было не место и не время для подобных откровений, тем более, когда вокруг столько детей. Еще чего доброго, ударятся в истерику и наделают глупостей. А Стим всегда был впечатлительным и мог отреагировать непредсказуемо.

Через несколько томительных часов ожидания, разделив со своими новыми друзьями свои немногочисленные припасы, Стим и Солара забылись тревожным сном. Уставшие дети желали только одного – чтобы их сон никто не побеспокоил. Коляд и еще несколько его друзей вызвались охранять покой, выставив наблюдателей у каждой трубы ведущей в селение.

Пропустив мимо себя рыскающих повсюду слуг Азазота, Рут невидимой тенью проскользнул у них за спиной и укрылся в густой тени, где не было никакого освещения. Слиги хорошо видели во тьме, но даже им не удалось заметить Рута. Прокравшись к центру поселения, он увидел, что в разбросанных повсюду вещах роется его старый знакомый слиг по имени Илант. Этот прохвост год назад нашел способ отключить ошейник, только никому не сказав об этом способе ни слова, дал деру. И вот спустя столько времени, когда все думали, что его давно в живых нет, он внезапно объявляется в компании падальщиков Азазота и ведет себя прямо как один из них.

– Никак обронил что-то, друг?

Илант резко распрямился и с быстротой молнии выхватил из ножен блеснувший нож. Приняв оборонительную позицию, он изумленно и недоверчиво уставился на вышедшего на свет Рута.

– Тысячу проклятий на твою голову, Рутаган! Ты меня напугал до смерти! Откуда ты здесь?

– Я подумывал перерезать тебе глотку, да рука не поднялась на старого друга.

– Очень смешно… я думал вернуться за всеми вами, да силенок не доставало потягаться с Хранителями. Сейчас, конечно, другое дело. В наших руках сосредоточена вся мощь средней палубы! Вскоре мы взломаем последнюю оборонительную линию протектронов, и тогда нас уже ничто не остановит. Кстати, как ты здесь очутился? – с подозрением оглядев Рута с головы до пят, с удивлением отметив на шее бывшего приятеля черный ошейник. – Тоже сбежал и решил податься к нам? А может, тебя подослали Хранители, чтобы ты шпионил за нами?

– Я ищу вашего главного. И ты отведешь меня к нему. Тогда я, быть может, позабуду про твое гнусное предательство. Ты поклялся быть частью братства, но нарушил клятву…

Илант насмешливо и презрительно скрестил руки на груди:

– Ты рехнулся или газ мерзких гаулов высушил тебе остатки мозга? Я сделал то, что сделал. Не нужно читать мне мораль. Любой из вас поступил бы так же на моем месте.

– Очень жаль это слышать. Так ты отведешь меня к Азазоту или нет?

Илант пристально посмотрел ему в глаза и, не выдержав, уступил первым:

– Ладно, будь, по-твоему. Только не считай себя умнее других. Сдай свое оружие…

– И не надейся, – отрезал Рут, крепче сжав пистолет. – Я сдам его, только лишившись руки.

Криво улыбнувшись, Илант закинул на спину набитый добычей пластиковый мешок. Бормоча про себя проклятия, сделал знак следовать за ним. Весело насвистывая мелодию, он помахал остановившемуся патрулю и, когда те побежали дальше, спросил напряженно:

– Я всегда выполняю обещания. Но я отказываюсь слепо повиноваться. Зачем тебе так рисковать и являться сюда самому? Может, расскажешь?

– Хочу обсудить судьбу пленных. Не все из них заслуживают смерти.

– А это не тебе решать. С каких пор тебя это волнует? – Илант глухо рассмеялся. – Протектронам традиционно снимут головы с плеч, ибо все они фанатики, и так будет лучше для всех. Пленников из числа местных жителей, скорее всего, заберем с собой. Здесь им находиться более нет надобности. Переедут в более комфортные места и навсегда забудут как дурной сон тиранию Хранителей. Ты в курсе, что их военный вождь Асгард добровольно присягнул нам на верность? Именно благодаря его незамысловатому плану и неоценимой помощи при штурме мы смогли подобраться к селению незаметно и неожиданно захватить его почти без жертв.

– Меня не интересуют ваши военные успехи. Здесь где-то прячется один паренек и девчонка. Я бы не хотел, чтобы вы невзначай причинили им вред.

– Мы детей не трогаем. Это правило выполняется неукоснительно. Если кого-то из них и зацепило при штурме, то тут ничего не поделать – идет война. В нынешние времена нужно быть более расторопным и не зевать. Послушай, хоть спрячь пистолет, а то он нервирует меня…

Но как только Рут убрал пистолет за пояс, Илант молниеносно швырнул в него мешок с награбленным добром, и припустил со всех ног к ближайшему патрулю, криками привлекая их внимание. Вот только далеко убежать было не судьба – пущенная вслед шоковая дубинка попала ему точно в незащищенную одеждой шею. Вскрикнув, бывший приятель кубарем покатился по земле, сшибая, словно кегли, пустые пластиковые канистры, и забился на полу в конвульсиях.

– Двуличный выродок, – Рут презрительно плюнул в его сторону. Снова достал из-за пояса пистолет, когда со всех сторон его стали окружать оскалившие зубы слиги.

– Свежее мясцо! – прищелкнул кровоточащими деснами двухголовый горбун.

Чиркая лезвиями ножей, он сделал быстрый выпад, целя по ногам, но Рут спокойно отскочил в сторону и мощным ударом кулака отбросил горбуна далеко назад, случайно обронив при этом свой пистолет. Другие мутанты с яростным рыком кинулись на него со всех сторон, но откатились прочь, когда шестирукий слиг раскрутил вытащенные из-за пояса еще три шоковые дубинки, плетя вокруг себя светящуюся сеть. Искрящие в полутьме разрядники высекали короткие конусы молний, удерживая толпу на почтительном расстоянии. Некоторые, кто рискнул испытать их силу на своих заросших густой шерстью телах, в вихре искр с воплями катались по полу. В основном Рута окружала мелкая шушера, пока их более сильные собратья в пластиковых доспехах, стояли в стороне, яростно комментируя происходящее. Наблюдая за потасовкой, они начинали одобрительно долбить кулаками о кирасы тем самым, выражая восхищение и одобрение.

– Назад, зверье! Я не шучу! – рычал Рут, пинком откидывая нападающего. – Назад!

Когда энергозаряд в его дубинках иссяк, толпа решила что пора заканчивать с этим представлением и решительно ринулась в атаку со всех сторон. Вцепившиеся в Рута мускулистые руки, стали пытаться повалить его на землю, где его судьба была бы предрешена. Весь в кровоточащих порезах и кровоподтеках, Рут яростно вцепился зубами в горло ближайшего противника и в фонтанах крови вырвал из него приличный кусок плоти. Ударами ног и головы, он на мгновение освободился из захвата. Разрывая и травмируя мощными пальцами с внушительными когтями, незащищенные части тела врагов, подхватил с пола пистолет и сделал то, чего пытался всеми силами избежать – открыл стрельбу на поражение. Выпущенные в упор заряды «Расщепителя» пробивали тела навылет. Серебристые молнии рикошетили от стальных конструкций, с визгом улетая к потолку. Эта стрельба разогнала почти всех слигов за исключением боевой гвардии в доспехах. Они
Страница 23 из 33

просто прикрылись щитами, и заряды беспомощно отскакивали от них словно светящиеся во тьме искры. Выставив перед собой пики излучателей, они уже были готовы испепелить нахального чужака, но именно в этот момент раздался громовой рык, который заглушил все остальные звуки.

– Довольно! Оставьте его в покое!

– Он должен умереть! Он убил многих наших! – раздались со всех сторон возмущенные вопли.

– Он всего лишь защищал свою жизнь, болваны…

Из темной толпы слигов материализовалась тень, обретшая форму существа ростом приблизительно два с лишним метра. Закутанный в дырявый плащ с капюшоном, в круг собравшихся шагнул предводитель мятежных слигов. Рут никогда не видел его воочию, но отец часто рассказывал о нем и описал в мельчайших деталях. Ошибки быть не могло. Сжимая темный посох многосуставчатой узловатой рукой, Азазот демонстративно поигрывал зловещего вида блестящими когтями, каждый размером с кинжал. Его глаза в тени капюшона пульсировали багряным свечением, производя на всех присутствующих гипнотическое влияние. Нижняя часть лица была чудовищно изуродована, но так казалось только на первый взгляд. На самом деле она могла скорее принадлежать огромному насекомому, нежели благородному соларианцу или мутированному слигу. Жевательные жвалы находились в постоянном движении, производя неприятное шуршание и скрип, будто терлись друг о друга два роговых куска хитина.

– Добрый воин. Он может нам пригодиться, – наконец нарушил молчание Азазот. – Кто ты?

Рут с удивлением сообразил, что голос раздается прямо в голове. Стоящее перед ним существо было немо, так как из-за своей странной физиологии не имело голосовых связок.

– Я пришел по делу, а не для того, чтобы вступать в твою армию, – прохрипел Рут.

– Любопытно. И что же это за дело, которое должно меня заинтересовать, чужак?

Толпа слигов вокруг разразилась ухающим смехом, с обожанием смотря на своего предводителя. Азазот приблизился так близко, что Рут ощутил исходящий от него резковатый запах мускуса. Этот странный аромат будоражил кровь, пробуждая агрессию. Рядом с монстром не отходя от него ни на шаг, находился высокий соларианец в одежде военного вождя Клифов. По виду он строен и складен, сильно шрамирован, вооружен лучевым дезинтегратором. Не непохоже, что находился на уровне пленника или простого солдата. Скорее привилегированного приближенного, чье мнение имело немалое значение и вес.

– Что скажешь, Асгард? – Азазот обернулся к соларианцу. – Можно ли ему доверять?

– Пускай сначала скажет, чего хочет. – Ответи Асгард не спуская с Рута глаз. – Пока что я вижу перед собой лишь кусок жилистого мяса, выторговывающего собственную жизнь.

– Справедливо, – Азазот жвалами издал серию коротких щелчков. – Что скажешь на это, чужак? Если ты пришел с миром – сдай оружие. Тебе нечего бояться, пока ты под моей защитой.

Нехотя передав пистолет, Рут решил, что пора играть воткрытую, пока его и вправду не прикончили. Если отец посчитал необходимой встречу с этим существом, он не станет нарушать его волю. Будь что будет. Если он не заинтересует Азазота, ему точно не жить. Это явственно читалось и на лице Асгарда, постепенно теряющего терпение от затянувшегося молчания.

– Я бы хотел обсудить это наедине, но если у тебя от твоих воинов секретов нет, скажу так. Много циклов назад в своих странствиях по миру ты встретил одного знатного соларианца, который помог тебе выжить и адаптироваться. Он создал тебе твое теперешнее тело и наделил практически вечной жизнью, за что ты поклялся однажды помочь ему. Это был мой отец.

– Довольно! – чуть резковато оборвал Азазот. Покосившись на слигов, коротко бросил своим воинам. – Оставьте нас одних,… я желаю поговорить с ним с глазу на глаз, – видя колебания остальных, повысил голос. – Асгард! Отправляйся на посадочные платформы и приготовь достойную встречу тем, кто явится, пытаясь отбить поселение. Это приказ!

Все нехотя стали расходится, перешептываясь меж собой, недовольные исходом дела.

Оставшись наедине, Азазот одной из своих лап медленно провел по лицу Рута. Тот непроизвольно дернул щекой. Там где когти касались кожи, возникало чувство, будто приложили слабый электрошок. Пришлось мужественно терпеть это, пока пытка не закончилась.

– Ты не солгал. В тебе есть его гены, – усевшись на скрипнувшую под его весом металлическую бочку, Азазот выжидающе посмотрел на Рута. – Говори. Но поберегись говорить неправду. Я это почувствую и тогда тебе несдобровать, чьим бы ты сыном не являлся.

– Мой отец долго размышлял над твоим предложением.

– Это уж точно! Я уже стал думать, что он никогда не решиться. Продолжай.

– Он велел передать, что твой план вполне осуществим, если правильно выбрать время и место удара. Он готов помочь в обмен на мирную жизнь нового поколения соларианцев. Наследие не должно пострадать при смене власти.

– Ты говоришь о детях, не так ли? Это меня устраивает, тем более я давно издал строгий запрет. Детей мы не трогаем, только тех взрослых кто настолько глуп, чтобы сопротивляться переменам. Беглецы Клифов могут вернуться назад – их никто не тронет. Если захотят, могут и дальше жить здесь, но я бы не советовал. Скоро этот сектор запылает, и превратиться в одно большое поле боя. Хранители не желают примиряться с потерей своего влияния и поставок продовольствия. Мои шпионы сообщают, что они готовят большую армию, чтобы отбить поселение и восстановить здесь свое влияние. Что еще хочет твой отец за помощь? Власти?

– После того как будет захвачен командный мостик, а капитан Блэр повергнута, ты должен выполнить данное тобой обещание и привести всех к обитаемой планете на краю спиральной туманности, о которой столько рассказывал. Полет Ковчега и так слишком затянулся. Еще немного и все начнут вырождаться, грызясь за скудные ресурсы. Моему отцу прекрасно известно, что ты хочешь нам всем только добра и твой завоевательный марш не более чем попытка захватить контроль над кораблем с последующей правкой курса – чего так не хотят Хранители, ведь в этом случае они утратят власть. Но отцу нужны гарантии. Пока он еще имеет допуск к космическим телескопам, он хочет убедиться, что эта планета не вымысел и не фантазия. А еще он хочет, после того как будет найдена планета, и запустятся процессы торможения и посадки, чтобы ты навсегда покинул нас и никогда больше не возвращался…

– А не слишком ли много хочет твой отец? – Азазот гневно вскочил. Возбужденно шагая взад вперед, он всем видом, выдавал крайнюю степень раздражения. – Я многим обязан ему, это правда, но то что он требует… – он умолк, опустив голову. – Он просит от меня невозможного.

– Невозможного? – Рут приблизился к нему. – Что такого ценного в расе соларианцев и нашем варварском образе жизни, что ты так отчаянно цепляешься за них? Это ведь не смерть, а изгнание если угодно. Я вообще сомневаюсь, что тебя хоть что-то может убить.

– Ты ничего не понимаешь глупый мальчишка! Изгнание для меня синоним слова смерть! Моя душа бессмертна, но тело нет. Возвращаться к соотечественникам к прежнему бессмысленному существованию я не намерен и не желаю. Уж лучше я и дальше буду на этом корабле просто Призраком – существом без рода и
Страница 24 из 33

племени.

– Ты дал нам надежду, а сейчас пытаешься пойти напопятную. Выполни клятву и уйди с честью, и тогда ты останешься в наших сердцах спасителем, а не проклятьем…

– Никогда! Никогда я не вернусь к прежней жизни!

Посох в его руках стал пульсировать холодным пламенем и изверг в потолок сноп ослепительных молний. Сразу же в воздухе запахло озоном и паленым пластиком. Азазот яростно разбросал тяжелые металлические контейнеры, словно те были из картона, и принялся, крушить все, что попадалось на пути его ярости. Когда он решил, что с него достаточно, вокруг не осталось ни одной целой вещи, которая бы избежала его гнева. Наблюдавшие с почтительного расстояния воины, встретившись взглядом с горящими глазами Азазота, тут же спешили прочь.

Рут терпеливо ожидал, что будет дальше. Эта демонстрация мощи его впечатлила, но не испугала. Пусть демон, себе хоть весь лоб расшибет, он от своего требования не отступит.

– Ты и сам знаешь, что тебе не место среди таких, как мы. – Сделал он последнюю попытку.

Азазот резко обернулся. Чуть помедлив, кинул ему в руки «Расщепитель».

– Мне нужно подумать, а пока побудь моим гостем, – приобняв Рута за плечи быстро повел к дому старейшины Клифов, теперь выполнявшего функцию штаба. – Расскажешь по дороге, что задумал твой отец. Взамен я расскажу тебе о планете и координатах, чтобы он не думал, что мои слова ничего не стоят. Добро пожаловать в мой мир, Рутаган. Здесь ты теперь желанный гость.

– У меня есть еще одна просьба. Среди детей есть двое особенно дорогих моему сердцу, кого я поклялся защищать ценой собственной жизни. Если твои головорезы пленили их, я умоляю отпустить их. Если нет, позволь найти их, пока не произошла беда.

Азазот благосклонно кивнул, а про себя решил: – «Если те, кого так трогательно оберегает Рутаган и вправду еще живы, он должен на них посмотреть лично, ибо не пристало Вечному взваливать на себя заботу о простых смертных, не имея на то веских причин».

Предводитель мятежных слигов не обманул. Еще до окончания дня, в поселение Клифов стали возвращаться жители и привычно приниматься за повседневные дела и заботы. Дети мало-помалу тоже начали выползать из своих временных убежищ и возвращаться по домам. Они пугливо жались по укромным местам, стоило одному из бойцов Азазота появиться в поле зрения. Сами же агрессоры вели себя вполне прилично и даже вернули все награбленное имущество, добавив в качестве компенсации почти тонну сухих галет и столько же чистой воды в канистрах. При подсчете убитых и раненых, выяснилось, что основные потери пришлись на протектронов и тех союзников, кто пытался сражаться с ними заодно. Среди погибших не было ни одного солдата Райли или одного из кадетов, что означало, что все они успели вовремя отступить. Вместе с собой Райли увел и вождя Клифов. Асгард собрал всех жителей на главной площади и произнес длинную речь, в которой призывал всех покинуть опасное место, перебравшись в более безопасное, что любезно предоставили им слиги и лично Азазот который им не враг. Кто-то согласился уйти, приняв предложение, а те, кто не верил мятежникам, остались. Некоторым было просто боязно доверять жизнь этим странным созданиям и покидать привычное место обитания. Неизвестность порой страшит больше чем откровенная опасность.

Стим и Солара проснулись, когда их разбудил радостный Коляд, пришедший вместе с Сэсэ. Они сообщили, что Клифы заключили перемирие с Азазотом, а тот предоставил всем желающим возможность уйти на среднюю палубу, где условия жизни были значительно лучше.

– А вы не боитесь, что там вас сожрут? – скептически поинтересовалась Солара.

– Ну, это вряд ли! Ведь с нами будет Асгард, а он никого из нас не даст в обиду. Среди слигов я видел и вашего друга, с которым ты приехала. Он разыскивает вас повсюду.

– Рут? – Солара встрепенулась. – Он жив? Слава Создательнице!

– Мы должны его найти, чтобы он не волновался! – согласился Стим.

Солара, Стим, Коляд и Сэсэ последними покидали убежище – остальные дети давно ушли. По дороге к дому Коляда они видели следы жестоких боев. Оплавленные воронки в металлическом полу и следы засохшей крови красноречивее слов показывали прошедший накал сражения, но мертвые тела давно убрали. Вдали, среди невысоких и приземистых жителей возвышалась могучая фигура Рута, рядом с которым переминались трое согбенных слигов. Они молчаливыми тенями следовали за ним, чуть поодаль.

– Пойдемте, вы, наверное, здорово проголодались. Вы тоже идите, маленькие друзья, – предложил Рутаган детям. – Без вашей помощи эта парочка, могла угодить в беду.

Дети согласились, но с опаской жались ближе к нему. Им чаще стали попадаться галдящие и вооруженные до зубов слиги, распевающие боевые песни. Их отряды целенаправленно продвигались к посадочным платформам, откуда ожидался основной удар протектронов, чья армия, по последним сведениям, уже находилась на марше. Им приготовили несколько неприятных сюрпризов, которые пока держались в глубокой тайне. Взломав электронную защиту камер безопасности в секторе информатики, хитроумные инженеры мятежников тайно подсоединились к ним и теперь наблюдали за всеми перемещениями врагов.

В секторах и уровнях, подконтрольных Хранителям, была объявлена мобилизация с привлечением молодых кадетов, которых намеревались поставить в резерв и использовать для развития наступления в случае успеха. Всем, кому исполнилось шестнадцать лет, выдавали боевой персональный комплект защитного снаряжения, копья с лазерными наконечниками, электрошоковые дубинки, небольшой продовольственный паек и наскоро обучали простым боевым построениям. В основном, молодых рекрутов натаскивали держать строй и сдерживать натиск силовыми щитами. Их суровые командиры – юноши и девушки двадцати и двадцати пяти лет в звании не ниже командира отделения, показывали простейшие приемы нападения и защиты. Хранители серьезно отнеслись к захвату селения Клифов у своих границ и любой ценой собирались вернуть его обратно. По приблизительным подсчетам Хранители собрали внушительную силу в три тысячи бойцов. Ядром армии были закаленные в локальных стычках суперинтенданты из числа элитных протектронов. Их было немногим больше сотни, зато они были самой боеспособной и самой хорошо вооруженной с высоким моральным духом частью войска. Следом за ними шагали гриты из службы безопасности, наблюдатели и регулировщики, являющиеся охранниками общественного спокойствия разных категорий. В самом конце колонны плелись отряды ополченцев. Вместе с армией готовился выступить и сам легендарный генерал Бривус – председатель Совета Хранителей и командующий вооруженными силами. Он редко появлялся на публике, только когда возникал повод к большой войне. В обычное время, он предпочитал находиться при капитане Блэр. Капитан была, пожалуй, самым таинственным и могущественным офицером Ковчега. Она окружила себя таким ореолом тайн и загадок, что многие вообще сомневались в ее реальном существовании. Только высший совет и несколько Хранителей имели право общаться с ней, да и то не лично, а с интерактивным образом.

Наблюдая за тем, как дети с жадностью уплетают галеты, запивая водой, Рут невольно ощутил укол
Страница 25 из 33

тоски по своей давно ушедшей юности. Вся его жизнь – это бесконечная война за выживание в попытке сохранить свою тщательно оберегаемую тайну. Азазот каким-то образом раскусил его или близок к этому, что может создать дополнительные проблемы в будущем. Отец поддерживает этого монстра в борьбе по захвату власти на корабле, пока тот свято чтит клятву – не причинять вред невиновным, защищать обездоленных, сокрушать тиранов, коих в последнее время развелось великое множество. К сожалению, благородные намерения – еще не гарант их претворения в жизнь. Тиранов не становиться меньше, а невиновные продолжают гибнуть.

Рут слегка напружинился, когда почувствовал шестым чувством приближение Азазота. Когда монстр подошел к ним, слегка прихрамывая на левую лапу – по-другому эту конечность никак и не назвать – то произвел на детей неизгладимое впечатление. Усевшись прямо на грязном полу, чтобы быть с ними примерно на одном уровне, принялся молча разглядывать их. Дети старались не заглядывать ему под капюшон, но искушение было слишком велико. Весь его облик их не столько пугал, сколько интриговал. Не каждый день встретишь такое экзотическое существо, словно сошедшее со страниц древних учебников по астрогенетике и ксенобиологии.

– Так вот значит, кого ты защищаешь? – Азазот остановил пытливый взор на щуплом юнце, который ответил не менее прямым взглядом. – А ты, стало быть, Стим? Приятно познакомиться маленький друг. Я Азазот – предводитель утративших веру бедолаг, выбравших меня своим наставником и духовным пастырем. Для меня честь приветствовать вас здесь. Очень жаль, что мы познакомились при подобных обстоятельствах. На самом деле я презираю насилие. Но иногда без него не обойтись. Это последний аргумент для глупцов без единой извилины в голове.

– Знакомство произошло помимо нашей воли, – попробовала встрять Солара, но Стим больно толкнул ее локтем в бок, чтобы она помалкивала и не слишком умничала.

– Я ощущаю в тебе свободную от рабского подобострастия душу бойца. И мне это нравится Стим, – меж тем продолжил Азазот, словно не услышав Солару. – Ведь рабами нас делают не ошейники и металлические цепи, а наше категоричное нежелание сопротивляться тиранам. Наши цепи – в головах и мыслях. Ты же не такой как остальные. Твой разум для меня как открытая книга, но я не могу прочитать в нем ни строчки. Расскажи о своих предках. Кем они были? Знатные особы или выходцы из народа?

– Сначала расскажи, кто ты и оттуда пришел! – потребовал Стим, стараясь, чтобы в его голосе ненароком не проскользнули нотки хорошо скрытого волнения и страха. – Что ты хочешь от нас?

– Сразу к делу? Очень по-взрослому, – похвалил Азазот. – Тогда слушай и внимай, дитя. Представители моей расы, могущественные и древние как само время, однажды открыли секрет бессмертия, или же это произошло вследствие естественной эволюции видов. Теперь это уже неважно. Важно лишь то, что они, приобретя огромное могущество, не стали развиваться дальше. На вашем языке название моей расы можно интерпретировать как Коллекционеры. Мы коллекционируем знания о Вселенной и делимся ими со всем роем, но только не с чужаками. Происходит бессмысленное накопление знаний ради самого накопления. Когда-то в незапамятные времена мы, так же как и вы, имели плоть. Ради вечной жизни нам пришлось пожертвовать дряхлеющей телесной оболочкой, чтобы стать чистой энергией и свободно странствовать по необъятным просторам Вселенной. Эту свободу невозможно описать никакими словами, но, как и все остальное, она рано или поздно приедается своим однообразием. Мы утратили вкус жизни и стали молчаливыми наблюдателями. Я был почти как все мои собратья за исключением неуемного любопытства и тяги к новым знаниям. Мой родовой ферт отдыхал и подпитывался внутри сгустка темной энергии, когда мимо нас на огромной скорости пролетело искусственное сооружение, какие нам еще видеть не доводилось. Биологические возмущения на его борту указывали на наличие большого количества живых созданий. Я решил догнать его и рассмотреть вблизи. Внутри этот кокон был еще более уродливый, чем снаружи, но живые создания на его борту вызвали во мне интригу и любопытство. Пришлось вселиться в чужое тело, но оно оказалось слишком немощным и отвергло меня. Носитель умер, но я сделал из этого соответствующие выводы. Второй носитель слиг оказался удачливей первого, но и он умер, когда его убили его же собственные соотечественники, заподозрив в одержимости. Я утратил всякую надежду найти подходящее тело, когда появился знатный соларианец, который помог вырастить для меня в биолаборатории специальное искусственное тело из клеток погибших слигов. С той далекой поры я жил на корабле вместе с вами, вызвав массу слухов и сплетен. Мое тело сейчас выглядит несколько неприглядно, чем в момент создания. К сожалению, моя сущность каким-то образом влияет на него, и оно непроизвольно стремится принять данную моей расе природой физическую форму. Этого соларианца звали… – Азазот замолчал. Посмотрев на нахмурившегося Рута, едва заметно кивнул. – Имя не важно, важны деяния. Он рассказал мне о своем умирающем мире и попросил о помощи. Как я мог отказать, после того, что он для меня сделал? Захватившие власть Хранители ведут всех к неизменной гибели и даже не понимают этого. Глупцы вынуждены каждый день лгать, чтобы не утратить влияние на своих сограждан…

– Простите, что перебиваю, но о чем именно они лгут? – осторожно спросил Стим.

– Ты не знаешь?! – Азазот резко вскочил с пола, вызвав трепет у детей и у некоторых взрослых. – Рутабан, как это понимать? Ты разве им еще не сказал?

– Я решил отложить этот недетский разговор на потом, – слиг смутился, не зная, что ответить.

– Испепели меня сверхновая! Это не очень умно с твоей стороны!

Но этому разговору было не суждено продолжиться. Вышедший на связь Асгард доложил, что вражеская армия близка и все подготовлено к «торжественной» встрече. Азазот обернулся к детям, скинув с себя показное добродушие. В каждом его слове звенел металл.

– Отправляйтесь к шлюзовым воротам и даже не думайте возвращаться. Скоро здесь будет смерть. Рутагана я забираю с собой, это не обсуждается. Не волнуйтесь, на моей территории вам ничего не угрожает. Разыщите грузовой лифт, ведущий на нижние уровни. Вместе с остальными беженцами дождитесь нашего возвращения во временный лагерь. Дорогу помогут найти ратники из числа горбунов-гоплитов. А ты, – он указал когтистым пальцем на Рута. – Мы с тобой еще вернемся к этому разговору. Не думай, что тебе удастся улизнуть, мой хитромудрый дружочек, я за тобой буду приглядывать во все глаза. Все равно без моего слова тебе далеко не уйти. Помни клятву, и я выполню свою. Ты хотел узнать ответ, вот и получай. А сейчас следуй за мной. Нас ждет сражение, которого еще не видел никто живущий на этом корабле.

Темная фигура плотнее закуталась в рваный плащ, быстро направилась, прихрамывая следом за отрядами слигов. Стим вздрогнул, заметив в разрывах одежды, мелькнувшие изогнутые клинки роговых шипов и когтистые конечности, прижатые к телу. Неудивительно, что у Азазота одежда такая дырявая – никакая другая долго не останется целой.

– Все решится в одном
Страница 26 из 33

сражении. Если мы победим, тирании Хранителей придет конец. – Рут принял из рук слигов тяжелый щит с зеркальной поверхностью и массивную булаву с отверстиями, из которых могли вырываться лазерные шипы, если сдавить рукоять. – На нижних уровнях вы будете в безопасности. Если нам не суждено более встретиться, замолвите за меня словечко перед инженером Вейлом. Старик будет волноваться, если вы не выйдете с ним на связь. Я выполнил наш с ним уговор перед побегом, а у меня еще остались кое-какие важные незавершенные дела, и еще мой отец. Постараюсь лишний раз не подставлять свою голову…

– Уж постарайся, многорукая вешалка, – беззлобно съязвил Стим и заметно расстроился.

– Не вешай нос, малыш. Береги свою девчонку. Похоже, она втрескалась в тебя по уши.

Солара густо покраснела и хотела резко возразить, но Рут уже отвернулся. Бряцая на бегу амуницией и оружием, он растворился среди толпы весело галдящих слигов.

У шлюзовых ворот они остановились. Многотонные стальные створки были вывернуты наизнанку мощным взрывом. Здесь их ждали Коляд, Сэсэ и многие другие дети, с которыми они прятались. Нагрузившись немногочисленными пожитками, все спешили уйти из поселения до начала боевых действий. Следящие за порядком слиги-горбуны поторапливали беженцев, разделяя их на небольшие отряды, которые в порядке очередности отправляли к грузовому лифту и далее на нижние уровни корабля. Никакой паники и давки не было, взрослые даже с неохотой покидали родные места, где родились и выросли. Многие мужчины и юноши добровольно пожелали вступить в армию слигов и вместе с Асгардом и Азазотом сокрушить врага. Годы обид и унижений со стороны Хранителей вызывали в душах жителей праведный гнев и чувство мести. У многих умерли дети только потому, что Хранители не пожелали делиться медикаментами, которых у них было в избытке. Это подло и несправедливо. Если не сказать – преступно.

Сразу за шлюзом простиралось огромное пространство грузового отсека. На полу разбросан мусор, который в некоторых местах достигал потолка. На импровизированных баррикадах меж двух холмов горелого, искореженного железа располагалось нечто вроде хорошо укрепленных врат с часовыми. Прежде чем пропустить на свою территорию, мятежные слиги тщательно обследовали беженцев на наличие болезней с помощью трофейных медсканеров, потемневших от времени и грязи. Если выявлялись больные, их спешно отправляли в карантинные зоны изолятора, чтобы избежать эпидемий, чьи очаги периодически возникали в местах наибольшего скопления соларианцев. Стиму и Соларе выдали персональные лицевые повязки, смоченные антисептической жидкостью. Как только их одежду обрызгали обеззараживающим спреем, пропустили в лифт. Створки медленно сомкнулись, и кабина с жутким скрипом стала быстро опускаться, с каждой секундой ускоряясь. Дети, как и некоторые взрослые, не без дрожи в коленях стали ожидать прибытие в нижний мир, традиционно считавшимся обиталищем кровожадных демонов и злых духов. Каждый со страхом гадал, что их ждет в том странном и пугающем месте. Мысли одна страшнее другой появлялись в головах слабых духом, от этого им было не по себе.

Незадолго до прибытия боевых составов, первыми из тоннеля появились бронированные путевые машины с саперами. Они тщательно изучили пути на наличие установленных взрывных устройств, которые в последнее время так полюбили использовать мятежники. Лишь после этого они позволили составам беспрепятственно продвигаться дальше. Ощетинившиеся излучателями боевые поезда, состоящие каждый из десятка бронированных секций, усиленных навесной броней, почти одновременно застыли у двух посадочных платформ. Бодро громыхая по пандусам тяжелыми ботинками со стальными носками, первыми вышли бравые шеренги суперинтендантов и элитных протектронов за которыми жалко жались солдаты ополчения. На бегу, задыхаясь под тяжестью тяжелой амуниции, ополченцы с нескрываемым испугом косились по сторонам в любой момент, ожидая внезапной атаки. Следом за поездами прибыли открытые платформы с новыми бойцами, продовольствием, боеприпасами и материалами для укрепления сектора.

И вот армия Хранителей под предводительством печально знаменитого своими зверствами генерала Бривуса без боя захватила плацдарм и стала укрепляться, строя оборонительный рубеж из армированной стали и колючей проволоки. Сам генерал управлял ходом операции, не вылезая из парящей над полом бронированной машины на антигравитационном шасси. Не желая рисковать жизнью понапрасну, Бривус озаботился окружить себя дюжиной элитных протектронов с фазовым оружием. Сидя в удобном кресле под прикрытием толстой брони, он лениво отдавал приказы, требуя незамедлительно сообщать обо всем подозрительном. Построившись в плотное каре, закрывшись силовыми щитами и выставив перед собой излучатели, в сторону поселения выдвинулось первое подразделение гритов-наблюдателей в количестве трех десятков особей. Их фланги прикрывали суперинтенданты. Одетые в тяжелые, промышленные скафандры, специально разработанные для работ в открытом космосе, эти бронированные гиганты были вооружены лазерными резаками и ультразвуковыми бурами. Это были самые жестокие и безжалостные слуги Хранителей и выглядели очень устрашающе.

– В случае атаки разрешаю использовать ядовитый газ, – благосклонно разрешил генерал, не сводя горящего торжеством взгляда с обзорных экранов. – Пусть ополчение побудет в резерве и охраняет поезда. Мы сами раздавим мятежников, утопим их в горячей крови. Глядите в оба, ребята. Враг умен, хитер и прекрасно знает на что, мы способны. Поэтому постарается ударить в самое уязвимое место – в наши тылы. Они хотят заманить нас на узкие улочки селения и навалиться со всех сторон скопом. Вижу их мысли как на ладони…

В эфире неожиданно раздался изумленный возглас генерала. Все больше протектронов останавливались и с недоумением смотрели в сторону бредущей в дыму фигуре, закутанной в рваный плащ с капюшоном. Прихрамывая на левую лапу, высекая из пола кончиком посоха яркие искры, им навстречу брел в гордом одиночестве Азазот. От такой отчаянной смелости даже самые свирепые суперинтенданты в растерянности застыли на месте, не зная как поступить.

– Остановите это безумие, пока не пролились реки крови, а холодное пламя не испепелило ваши жалкие тела! – подняв над головой посох, предводитель слигов остановился недалеко от передовой шеренги. Бесстрастно взирая на нацеленное на него оружие, нагло уселся на перевернутый контейнер. – Вам ведь нужен я, а не те бедолаги, чьи тела исковерканы с рождения и которые за это возненавидели весь мир. Призываю проявить благоразумие и сложить оружие. В этом случае некоторые из вас смогут избежать справедливого наказания. Но только не ты генерал, – узловатый палец с кривым когтем указал на медленно приближающуюся бронемашину, – Тебя уже ничто не спасет, ибо тобою займусь лично я. Ты подумал, а я сказал.

Вновь обретя дар речи, генерал Бривус сначала побагровел от гнева, а потом внезапно рассмеялся. Поднеся к губам микрофон, воспользовался внешними динамиками, чтобы все слышали каждое сказанное им слово. Его речь буквально истекала сарказмом и
Страница 27 из 33

язвительностью.

– Вижу, наглости у тебя хоть отбавляй, несчастный выродок. Слишком долго ты был костью в моей заднице. Слишком много крови выпил из всех. Теперь тебе хватает глупости являться и диктовать условия, будучи в полной моей власти? Ты ведь не думал, что я соглашусь на эти смехотворные требования, правда? Нужно быть полным, законченным идиотом, чтобы сдаться безоружному и калечному парламентеру вроде тебя. Ты знаешь, оказывается, все эти годы я тебя серьезно переоценивал, чучело. Я раньше считал, что ты хитер, но теперь вынужден признать, что ты обычный сумасшедший. Говорят, ты можешь видеть будущее? Тогда ты, наверное, уже увидел, что я сделаю с тобой. Никакой пощады! Вердикт – смерть!

– В одном ты прав. Я вижу будущее, и тебя в нем точно нет. – Ответил Азазот, и от его слов каждого бросило в дрожь. Эхо его мыслей еще звучало в головах солдат, а тьма вокруг них стала стремительно сгущаться. Лампы дневного освещения медленно гасли одна за другой. Какое-то время в наступившей тьме еще светились багряным светом глаза Азазота, а потом и они погасли, словно два погасших в ночи уголька.

– Чего вы ждете, недоумки? Особого приглашения? – взвизгнул генерал, вцепившись побелевшими руками в ручку микрофона. – Убейте его немедленно! Он же сбежит!

– Мне незачем так поступать, – снова раздался вкрадчивый шепот. – Бежать и прятаться твой удел, генерал. Вооружил детей и кинул в бой, пока сам собрался отсидеться в безопасности внутри консервной банки. Очень похоже на тебя. Ты, наверное, считаешь себя после этого настоящим героем? Красивая униформа. Доблестная грудь в блестящих орденах. Значок префекта, дающий тебе право карать и миловать. Позволь показать, как ты заблуждаешься!

Мгновенно в отсеке отключилась искусственная гравитация, и солдаты в полной растерянности забарахтались в воздухе, паля во все стороны без разбора. Когда весь ужас положения дошел и до генерала, было слишком поздно отдавать приказы к отступлению и что-то предпринимать. Его ловко провели, заманив в хитроумную западню. И зубья капкана только что как следует, защелкнулись на мошонке всей его армии. Впервые за долгое время бравый генерал Бривус ощутил в животе парализующий животный страх. Он понял, что смерть неизбежна.

Часть 3. Завоевание рая

Термальная шахта – сердце отопительной системы корабля. Дно мира, где безраздельно царят влага и обжигающий жар от раскаленных труб, уходящих в безграничную даль инженерных коммуникаций. С непривычки беженцы, привыкшие к умеренно-прохладной среде обитания, обливались горячим потом, жаловались на затрудненность дыхания и общее плохое самочувствие. В этом странном месте проживало чуть меньше шести тысяч слигов и примерно столько же соларианцев, которые адаптировались и прижились.

Тремя уровнями выше находились охлаждающие коллекторы, из которых с помощью сложной системы вытяжных труб оттягивали ледяной воздух. Благодаря этому стало возможным жить в тех местах корабля, где раньше было невозможно. Беженцам выделили территорию, находящуюся довольно далеко от ближайшего охладительного контура, отчего многие были готовы вернуться назад, только бы не жариться заживо. Бродя, словно призраки среди клубов пара, беженцы потерянно осваивались на новом месте, боязливо прижимаясь, друг к дружке. Обитатели нижнего мира, к счастью, не проявляли враждебности или агрессии к новоприбывшим, а высказывали сочувствие. Здесь в качестве оплаты были в ходу треугольные монеты – кипы, являвшиеся частями вычислительных плат. Их еще находили в некоторых заброшенных местах на корабле, и они ценились из-за наличия редких драгоценных металлов. Так, например десять кипов платили рабочему за целый месяц тяжелых работ на самом грязном и тяжелом участке. На пару монет можно прожить беззаботно неделю, а на сотню – целый год.

Первую неделю беженцам выделили на адаптацию, потом придется работать как остальные, если желаешь и дальше получать еду и воду. Работа была тяжелая – в основном поддержание термальной шахты в работоспособном состоянии. Древние строители во время постройки «Ковчега» озаботились облегчить эксплуатацию охлаждающих и обогревающих систем, разработав хитроумную систему распределения тепла и холода. Жар отводился от раскаленного ядра реактора, а холод черпался прямо из ледяного вакуума космоса. В некоторых нижних отсеках отсутствовала гравитация, и поэтому там жили худые до изнеможения создания, не способные ходить на ногах из-за слабых костей и деградированных мышц. Они щедро платили за выполнение грязной работы, однако к ним мало кто хотел идти – проработав в невесомости несколько месяцев, абсолютно здоровые соларианцы вдруг становились больными и немощными. Многие считали это злым волшебством и всеми способами избегали тех мест несмотря на щедрую оплату. В общем, приходилось решать – работать при минусовом холоде, при обжигающем жаре или в состоянии невесомости рискуя здоровьем.

– Простите за неучтивость, – окликнул угрюмого на вид слига Стим. – Извините, Вы не подскажите, где можно получить еду? Мы только прибыли из селения Клифов.

Слиг заворчал, но все же объяснил как добраться до отсека, где кормили беженцев.

– Поторопитесь, а то останетесь без еды, – на прощание добавил он и зашагал прочь.

Уворачиваясь от едущих навстречу электрокаров, груженных грязными тюками, Стим и Солара бежали сквозь лабиринт узких коридоров, где толпились худые фигуры жителей. Всюду кипела работа – новенькие обустраивались на новом месте, в то время как местные жители направлялись на общественные работы. Всюду стоял оглушительный шум и свист выбивающегося из труб под потолком пара. Ржавые репродукторы на стенах хрипло корректировали работу ремонтных бригад. Одетые в грязные, оранжевые водонепроницаемые комбинезоны, ремонтники осматривали каждый метр труб в поисках утечки воды и охлаждающего газа. Они с неприязнью провожали взглядами новичков мешающим им работать.

Терпеливо выстояв очередь, Стим и Солара получили на раздаточной причитающийся им скудный паек: миску вареной плесени с кусочками галет и кружку затхлой воды. Они нашли себе укромное местечко и с жадностью набросились на еду, даже толком не ощущая вкуса. Суп был отвратительно склизкий и вонял пережженным пластиком, однако, голод не тетка. Первая ложка шла с трудом, зато каждая последующая заметно лучше.

– Какое неприятное и ужасное место, – пожаловалась Солара, без особого энтузиазма ковыряясь ложкой в миске, отлавливая кусочки галет. – Не стоило нам сюда приходить.

– Тебе легко говорить, ведь не тебя заочно приговорили к смерти! – выпалил Стим с набитым ртом. Съев последнюю ложку варева, он обрадовался, когда Солара предложила ему свою недоеденную порцию. Неизвестно когда их снова будут кормить, рассудил он, так зачем отказываться от того, чего возможно больше не получишь. В этом плане он практичнее Солары.

– А где твои новые друзья, Коляд и остальные? – Спросила соларианка.

– Они ушли осмотреться. Им не терпится увидеть место, о котором ходит столько зловещих слухов и легенд. Это же территория могущественного и ужасного Азазота! Сказали, что пока здесь все не обследуют – не вернутся. Я тоже не собираюсь
Страница 28 из 33

сидеть. Если хочешь, догоним их…

– Послушай, сейчас речь не о них, а о тебе. Если ты готов выслушать меня, не перебивая, я расскажу тебе то, что мне удалось кое-что узнать у Рута. Отнесись к рассказу серьезно, потому что он может… хм,… вызвать у тебя недоверие или даже шок!

– Шок? Ну, это вряд ли. После всего происшедшего меня уже ничто не шокирует.

– Вот как? – прищурилась, Солара, пристально посмотрев на него. – В таком случае, тебе, наверное, не интересно узнать истинный курс Ковчега и оставшееся время до конца полета.

Отложив в сторону миску, Стим почувствал прилив волнения. Он схватил девушку за руку, впившись в нее мертвой хваткой. Его руки чуть подрагивали от плохо скрытого волнения.

– Говори что знаешь, прошу. Не будь врединой! Не томи!

Девушка, хитро покосившись на него, наигранно зевнула и облокотилась спиной о стену:

– Надеюсь Руту сейчас не так скучно как мне с тобой. Ладно, недотепа, слушай.

…лазерный бур с душераздирающим скрипом прорубил скафандр и по самую рукоять гарды погрузился в грудную клетку суперинтенданта, после чего был одним движением извлечен из могучего тела. Фонтан крови забрызгал Рута по пояс, окрасив растресканную от многочисленных ударов пластиковую кирасу в бурый цвет. Ловко увернувшись от стального манипулятора с крюком на конце, слиг, нанес новый удар, целясь в узкую щель вражеского шлема. Лазерный наконечник прочертил глубокую борозду в металле и внезапно погас – кончился энергозаряд в батарее. Тогда оттолкнув от себя ногой беснующегося гиганта, Рут, что есть силы, стал лупить его тяжелой рукоятью бура по голове. Вокруг, насколько хватало взгляда, кипела жаркая сеча, в которой все перемешалось в одну общую кучу. Груды изрубленных и изуродованных тел мешались под ногами, а стальной пол стал скользким от многочисленных луж крови.

Азазот не обманул генерала Бривуса, пообещав тому кровавый пир. Как только исчезла гравитация, войско Хранителей стало легкой добычей для озверевшей своры слигов. Момент нападения был рассчитан хирургически точно. Барахтаясь в невесомости и полной тьме, потеряв всякие ориентиры, солдаты не могли даже предположить, что им придется сражаться в подобных неудобных условиях. Их вера и решительность держалась исключительно на незыблемости окружающего мира, военном превосходстве, поэтому, когда из-под ног выбили опору, они оказались не готовы к суровой действительности. Гравитация то появлялась, а то внезапно исчезала, что окончательно деморализовало солдат генерала. Суперинтенданты еще крепились, а вот на остальных жалко было смотреть. Страх и ужас поразили протектронов и весь командный состав армии. Никто не говорил вслух, но в голове каждого билась мысль – Бежать.

Молниеносно закрывшись тяжелым щитом, Рут даже лязгнул зубами, когда в него ударил плазменный сгусток. Горячий воздух обжег открытые части тела, а вот окружающим повезло меньше – огненный вихрь окутал пятерых слигов, заверещавших от невыносимой боли. Рут выхватил из набедренной сумки первый, подвернувшийся под руку инструмент, быстро метнул в стрелявшего угодив тому под нижнюю кромку шлема. Почувствовав в теле легкость, Рутаган что есть силы, оттолкнулся ногами от пола и взмыл к самому потолку – избежав слаженного залпа из фазового оружия. Гравитация на короткое время вернулась, а затем снова исчезла.

Бронемашина генерала Бривуса находилась в кольце протектронов. Генерал по громкой связи отчаянно подбадривал солдат, призывая к стойкости и твердости духа. Мятежники понимали, что это поступок, обреченного и еще больше усиливали натиск, напирая со всех сторон одновременно. Слигов было раз в пять больше, каждый из них не боялся смерти, поэтому умирали они чаще. Многие пали под мощными ударами колющего и режущего оружия, а также сгорели заживо или отравились ядовитыми газами. Сломав монолитный строй передовых шеренг протектронов, улюлюкающая толпа глубоко вклинилась в ряды обороняющихся.

Самым страшным из всех атакующих был, разумеется, Азазот. Извергая ослепительные конусы разрядов из посоха, он напоминал взбесившийся комбайн, раскручивающий сверкающие ножи ротора. Даже мощные тепловые лучи не оставляли на его теле ничего кроме опалин, из которых не выступило ни грамма крови, если конечно она у него вообще была. Его одежда давно рассыпалась прахом, будучи сожженной, но ему самому пламя не вредило. Все двенадцать подвижных конечностей заканчивающиеся острейшими роговыми наростами срубали головы с одного удара. Обычные солдаты в панике бежали от него без оглядки, предпочитая умереть от лазерных лучей, чем от страшных когтей и жутких шипов. Что касается элитных протектронов и суперинтендантов, их с каждой минутой становилось все меньше. Ряды грозных воинов стремительно таяли, словно восковая свеча в огне. Израсходовав боеприпасы к энергетическому оружию, им поневоле пришлось взяться за лазерные копья и виброклинки, попытавшись решить исход боя в рукопашном сражении. Вцепившись друг другу в глотки, две опьяненные кровью толпы барахтались в воздухе и на полу. У некоторых были укрепленные на скафандрах прожекторы, выхватывающие из тьмы, мельтешащие оскаленные лица и безумные глаза. Сообразив, что фонари их выдают, солдаты пытались отключать их, надеясь затеряться в толпе и тем самым уцелеть. Но мутанты прекрасно видели во тьме, что только облегчало им работу.

Хватаясь за пряжки ремней и части амуниции, Рут в буквальном смысле передвигался по барахтающимся в невесомости телам. У слигов было серьезное преимущество – они, в отличие от рядовых соларианцев, не боялись смерти в открытом бою, ибо терять им было особо нечего в отличие от слуг Хранителей. Подлетая незаметно со спины, они вонзали острие клинков в незащищенную броней часть тела или просто перерезали горло. Солдатам Бривуса приходилось тщательно выбирать цели, чтобы не попасть в своих же товарищей, и это их в конце сгубило.

Подхватив выпавший из рук мертвого солдата мини-огнемет, Рут направил струю плазмы в сторону беснующегося суперинтенданта, командующего группой гритов. Слепящий фонтан пламени с головой поглотил его. Он вспыхнул словно свечка, а заряды протектрона, выпущенные из лучемета, прошли на волосок от головы Рута, чуть не снеся голову с плеч. Очередь попала в складскую надстройку, забранную толстой решеткой, где хранились газовые баллоны в купе с жидким кислородом. Гремучая смесь мгновенно воспламенилась и взорвалась. Склад разнесло на части, наполнив пространство свистящей картечью из осколков металла. Тут же раздались вопли боли, когда вся эта прелесть стальным торнадо накрыла тех несчастных, кто находился неподалеку. Рут успел прикрыться мертвым телом, избежав гибельного облака шрапнели.

Сильный удар в спину и мощный обхват прижал его руки к бокам, не давая пошевелиться. Вращаясь в безумной карусели хаотического полета, он не без труда высвободил одну из рук и ударил локтем по окровавленному лицу напавшего. Тот даже не шелохнулся. Мышечные серводвигатели суперинтенданта натужно скрипели, в попытке переломить хребет Рута. Слиг слышал только тяжелый стук крови в висках и оглушительный рев врага. Если захват не разорвать, позвоночник может не выдержать нагрузки, и
Страница 29 из 33

тогда мгновенная смерть.

– Ну и крепкий же ты, сукин сын! – прохрипел Рут, когда его кулак, соскользнул с челюсти противника. В ответ солдат подтянул ногу к его пояснице и одним мощным толчком распрямил. Ощущая себя выпущенным из пращи камнем, Рут, кувыркаясь в невесомости, влетел внутрь грузового терминала и неожиданно упал – сразу за границей отсека появилась гравитация. Чертыхаясь и кривясь от боли, он быстро поднялся на ноги и, потирая ушибленное плечо, встретился взглядом со своим противником. Почти двухметрового роста гигант в боевом экзокомплекте, презрительно скалил зубы, поигрывая архаичным ножом, широко используемом на Соликсе в спецвойсках. Правая половина головы суперинтенданта, была сплошным месивом из крови, а вторая страшно обожжена. Но не сказать, что ему это причиняло хоть какое-то неудобство. Сейчас громила находился в таком состоянии, когда боль переставала восприниматься, отступив далеко за грань болевого порога.

– Сейчас я нарежу тебя кровавыми ломтями, шестирукий выродок! – прорычал он.

Рут медленно извлек из ножен на бедре свой клинок. Ему страх как не хотелось упражняться в искусстве боя на ножах. По виду противник – умелый боец, и дерется вполне профессионально. Перехватив нож поудобнее, Рут в два прыжка преодолел разделяющее их расстояние и нанес удар с противоположенной стороны, нежели той, откуда суперинтендант мог его ожидать. Это был его излюбленный финт, который, будучи идеально исполненный, никогда не проходил мимо цели и часто спасал жизнь. На его удивление противник с легкостью отбил выпад и неуловимым движением полосонул его по лицу в ответ. Слиг почувствовал резкую как ожог кислотой боль в щеке. Через мгновение из глубокой царапины на пол обильно закапала темная кровь.

– Открываем счет! Это тебе за моего друга, которого ты сжег заживо! – оскалил зубы громила.

– Я всего лишь защищался! – возразил Рут.

– Ты всего лишь вонючий слиг и сейчас сдохнешь!

Минуты две оба противника кружили по терминалу, нанося и блокируя удары. Никто не желал уступать. В их поединке участнику не светило второе место, потому что второе место означало – смерть. Суперинтендант и вправду виртуозно владел техникой ножа. Руту никак не удавалось подобраться к нему для заключительного удара. Клинки, сталкиваясь, со звоном высекали искры, удары блокировались ответными выпадами, а тяжелое дыхание сливалось в одно. Встретившись с достойным противником, во многом превосходившим его в мастерстве, Рут ощутил предательское волнение и страх. Он понял, что устает и постепенно проигрывает.

– Что, кишка тонка, выродок? – рассмеялся соперник, словно прочитав его мысли. – Прощайся с жизнью. Вы, может, с помощью подлости, и выиграли один бой, но проиграете войну!

Проведя хитроумную комбинацию с ложными выпадами, суперинтендант выбил из рук слига нож и довольно улыбнулся белозубый улыбкой похожей на оскал черепа.

– Вот теперь тебе точно конец, презренный выро…

Поднырнув под его цепкие руки, Рут ловко вышел позади него. Подняв с пола кабель электропередачи, закинул петлю ему на шею и как следует, затянул. Хрипя, противник, попытался ослабить давление на горло, но не смог. Рут лишь крепче натянул кабель, выжидая нужный момент. Громила стал задыхаться, и был вынужден полосонуть по нему ножом, чтобы перерезать. С треском кабель порвался, на время, ослепив мощной вспышкой. Когда спустя три секунды глаза привыкли к полутьме, суперинтендант, постояв на месте еще несколько секунд, с глухим лязгом амуниции завалился спиной назад и больше не вставал. В его лбу торчала рукоять ножа. Перед тем как противник разрезал кабель, слиг почувствовал под своей правой стопой выпавший клинок. Он быстро подхватил его и почти вслепую метнул, даже не целясь. Эти мгновения решили все. Наверное, в иной обстановке он бы проиграл, а так удача снова помогла.

Тем временем отчаявшийся изменить ход сражения генерал Бривус приказал протектронам стрелять в толпу без разбора, но оказавшийся поблизости Азазот пресек этот гнусный приказ, извергнув в бронемашину Грифуса концентрированную энергию из посоха. Ветвистые молнии пробили широкую просеку в рядах протектронов и с оглушительным треском окутали бронированный корпус сеткой ярких разрядов. Мощная ударная волна расчистила пространство от солдат, и в этот момент Азазот снова нанес ужасный энергетический удар расколовший бронетранспортер на две части. Объятая пламенем фигура генерала Бривуса заметалась и задергалась, но когтистая лапа ухватила его за шею и резко выдернула из кресла наружу.

Подняв генерала на уровень недобро сощуренных глаз, Азазот стиснул ему горло:

– Скажи на милость червяк, в каком из миров ты мог меня победить? – наслаждаясь болью и мукой во взгляде соларианца, рявкнул. – Молчать, ничтожество! Немедленно прикажи своим безмозглым марионеткам сложить оружие или, клянусь Сверхновой, я заставлю тебя сожрать твои собственные поджаренные потроха! – Мощным ударом многосуставчатой лапы он опрокинул троих протектронов кинувшихся на него с разных сторон. Пристально посмотрев на их тела, удовлетворенно защелкал желваками, наблюдая, как они корчатся от боли у его ног под воздействием мощных, но совершенно невидимых мозговых альфа-волн.

– Никогда! – прохрипел Бривус и плюнул сгустком крови. Выхватив из кобуры миниатюрный лучемет, генерал в упор разрядил его в грудь самого ненавистного на свете врага.

Азазот от гнева потеряв контроль над чувствами и разумом, яростно обхватил мощными челюстями голову генерала и в один прием откусил ее. Мышцы на его лапах вздулись, словно канаты и тело генерала было разорвано пополам. Медленно обернувшись к смертельно испуганным солдатам – ставшими свидетелями жестокой расправы – презрительно выплюнул в их сторону, изжеванную голову. Все в ужасе отшатнулись, напирая на стоящие позади ряды. Казалось, уже ничто не может остановить волну паники.

В считанные минуты весть о гибели генерала облетела поле боя. Кого-то эта новость взбодрила, заставив с еще большим остервенением ринуться в бой, а кого-то, наоборот, лишила последних сил к сопротивлению. Грозно возвышаясь над слигами, словно бог смерти над своей паствой, на последние оборонительные рубежи надвигался Азазот со своей личной гвардией. Зловеще шурша хитиновыми наростами и щелкая когтями, гигант одним видом обращал в бегство. Тех же, кто пытался сопротивляться, жестоко убивали на глазах у остальных. Со свистом рассекая воздух подвижными конечностями, предводитель слигов собирал обильный и кровавый урожай жизней, оставляя позади разрубленные напополам тела. Кровь, удача, жажда победы затмили разум, пробудив древние инстинкты. Он уже не видел разницы между теми, кто сдавался, и теми, кто еще сопротивлялся. Вот появились первые жертвы среди обезумевших от страха молодых ополченцев, а Азазот даже и не думал останавливаться. Поэтому когда на его пути встал слиг, с окровавленными тесаками направленными ему в грудь, Азазот жутко разъярился. Кровавая пелена перед глазами мешала трезво мыслить.

– Остановись, пока не совершил величайшее зло! – прорычал Рут, принимая боевую стойку. – Ты обещал не причинять вред новому поколению соларианцев!

– С
Страница 30 из 33

дороги, глупец, пока я не убил и тебя, мелюзга!

Попробовав, отпихнуть Рута с дороги, Азазот был неприятно удивлен и разгневан, когда тот ловко отрубил ему кончик хитинового клинка своим тесаком. Тогда направив на него свой посох, Азазот изверг мощный разряд способный обратить в прах десяток тяжеловооруженных солдат. Однако Рут был не так прост, как выглядел и был готов к подобному. Подхватив с пола зеркальный щит, он отразил им поток энергии, отправив его обратно к владельцу. Мощный удар энергии парализовал мышцы Азазота, отбросив того на добрый десяток метров. Удивленно помотав головой, предостерегающим шипением остановил воинство готовое кинуться на Рута, чтобы покарать святотатца, поднявшего руку на их божество.

– Стойте болваны! Я сказал назад! – Азазот медленно поднялся с пола. Яростным испепеляющим взором уставился на Рута, за чьей спиной сгрудилась жалкая горстка испуганных кадетов, ощетинившихся плазменными копьями. Снова посмотрел на дерзкого слига, а потом на тех, кого чуть не разорвал на части. Медленно втянул в себя когти и острые наросты.

– На мгновенье я утратил над собой контроль и чуть не совершил ошибку. Но если ты еще раз Рутаган попробуешь проделать нечто подобное… – сверкнув светящимися глазами, Азазот сделал кадетам знак бросить оружие, но те лишь крепче стиснули древки копий.

– Не будьте глупцами. Вам не причинят вреда! Скажите за это спасибо своему защитнику.

Освещая дорогу перед собой мощными фонарями, среди груды бездыханных тел, павших в бою, пробирались горбуны-гоплиты толкая перед собой понурых пленных, пожелавших сдаться ради спасения собственных жизней. Трупами уже занялись слиги, растаскивая по углам драгоценное мясо. Среди зеленых юнцов все чаще попадались протектроны и гриты из службы безопасности. Этих сразу отделяли от кадетов и под усиленной охраной конвоировали в сектор, где им придется находиться под стражей, пока не будет решена их дальнейшая участь. Разоруженных ополченцев Азазот распорядился отправить в жилой район термальных шахт на общественные работы. Он клятвенно заверил, что после окончания освободительной войны он отпустит всех, кто не запятнал совесть гнусными преступлениями против своего народа. У посадочных платформ еще гремел ожесточенный бой – закрывшись внутри бронированных составов, некоторые протектроны сумели организовать грамотную оборону. Мощное вооружение поездов было слишком внушительной силой, чтобы подавить эту крепость с ходу. Отступать бронированным составам было некуда – плиты шлюза надежно перегораживали путь назад. Эфир буквально кипел от призывов и мольбы прислать подкрепления. Все тщетно. Хранители и слушать не желали о новых жертвах на заклание.

Спеша развить успех, Азазот выслал тайными маршрутами половину своих воинов, чтобы они беспрестанно тревожили набегами границы жилой зоны, пока в глубокой тайне готовится основной удар по командному мостику. Слиги тоже понесли ощутимые потери. Из десяти тысяч, погибло или было ранено свыше четырех. Еще полторы тысячи охраняли пленных или были задействованы на подготовке к вторжению. Все кто остался не у дел, участвовали в подавлении сопротивления бронепоездов. Как метко заметил Асгард – В тылу врагов не оставляют.

Двигаясь в пешей колонне вместе с гвардией Азазота, Рут старался не думать о том, что их ждет впереди. Его терзали смутные сомнения относительно поспешной атаки. Понятно, что слиги и их главнокомандующий опьянены успехами, но спешка в таком деле была равносильно поражению. Сначала нужно выяснить, сколько еще сил осталось у врага. Какими ресурсами он располагает и как долго сможет держать оборону в случае осады жилой зоны. Хранители еще были способны здорово помотать им нервы и наверняка готовили западню. Его уверенность в этом только окрепла, когда в одном из коридоров на колонну была организована хитроумная засада. В узком пространстве, где не разойдутся и двое, всего пять суперинтендантов и два десятка протектронов с фазовыми пушками, рассеяли колонну, в которой было не меньше пяти сотен слигов. Когда разъяренный Асгард подоспел на помощь от протектронов и след простыл – враг отступил и снова затаился где-то впереди. Преследовать их оказалось крайне утомительно и небезопасно. Прекрасно обученные и вооруженные протектроны чтобы сдержать армию слигов перешли к агрессивной партизанской тактике, грамотно используя любые препятствия на пути.

Рут еще не раз пожалел, что отправился вместе с Асгардом. Не успела закончиться одна перестрелка, как сразу за поворотом отряд наткнулся на новую баррикаду, оборудованную тяжелым скорострельным орудием большой мощности. В ход пошли самодельные гранаты, начиненные железным ломом и зажигательные смеси в стеклянных емкостях, но от них было больше вреда, чем пользы. Шрапнель, рикошетя от стен и потолка, разила и своих и чужих без разбора, а огонь и едкий дым затрудняли дыхание и ухудшали видимость. На длинных отрезках пути, все остальные коридоры прекрасно простреливались и были с виду непреодолимы. При попытке обойти проблемные участки обходными путями отряд неизменно наталкивался на новые баррикады и новые укрепления. Протектроны начали атаковать тылы, откуда их не ждали, и быстро отступали, почти не теряя при этом своих бойцов. Постепенно становился явью кошмар любого полководца – партизанская война на истощение. В такой битве финал, быть может, и предрешен, вот только крови прольется намного больше. В конце концов, незапланированные задержки вынудили Азазота вызвать к себе на разговор Рута.

Он сразу перешел к делу, нетерпеливо постукивая когтями о кромку металлического стола.

– Если твой отец собрался нам помогать, то самое время доказать свою полезность делом, а не пустыми разговорами. Что именно он может сделать в данной ситуации?

– Почему бы тебе самому его не спросить? – хмыкнул Рут.

Азазота такое предложение как будто застало врасплох.

– Мы не очень хорошо расстались в последний раз, – признался он. – Было сказано много поспешных и резких слов. Твой отец никогда не одобрял мой стиль вести переговоры. Когда я видел его в последний раз, он сказал, что мои методы радикальны и потому неприемлемы. А что он сам сделал за эти годы? Чего добился? Подвластная мне территория растет и ширится от нижних палуб до кормы. Он всю свою жизнь проповедовал терпимость, и к чему она привело в итоге? Существа его расы понимают только язык силы и больше ничего.

Рут молча протянул ему свой информер. Азазот долго вертел прибор в руках, словно раздумывая – сразу разбить или чуть погодя. Его избавил от нелегкого выбора входящий вызов. На экране появился соларианец, которому Азазот был многим обязан. Смотря друг другу в глаза, между ними словно рухнула невидимая плотина все эти годы препятствующая общению.

– Рад тебя снова видеть, старинный друг, – первым нарушил молчание инженер Вейл Трелоби. – Очень хорошо, что ты нашел в себе силы пересилить свою гордыню и снова обратится ко мне за помощью. Вселенная слишком большая, чтобы растрачивать драгоценное время на наш несовершенный мир. Если твой выбор – путь познания, будь готов с легкостью расстаться с теми, кто тебе дорог. Ты обязательно найдешь
Страница 31 из 33

других не менее интересных существ, которые, как и мы, нуждаются в помощи. Без высшей цели, ты обречен вечно бродить во тьме…

Азазот медленно склонил голову дав понять, что согласен со всем услышанным. Он не мог говорить по информеру, так как у него отсутствовали голосовые связки, а мыслеречь не распространялась на электронные приборы. Поэтому он слушал, запоминая каждое слово.

– Я обещал тебе помощь, поэтому сделай в точности, как я скажу. Только без своей самодеятельности и вспыльчивости. Дорога к победе, которую ты выбрал, не сулит ни тебе, ни твоим последователям ничего хорошего. Она слишком долгая и полна смертей. Хранители подготовились к вашему приходу. Они будут биться до последнего вздоха за каждый метр, за каждый отсек и коридор. У них еще предостаточно сил чтобы перевесить чашу на свою сторону. Главное чтобы ты не поддавался обманчивой и иллюзорной победе в селении Клифов. Можно выиграть все битвы, но в итоге проиграть войну. Отведи основную часть сил к посадочным платформам селения Клифов, но постарайся при этом создать видимость, что ты продолжаешь атаковать на прежнем направлении. Я открою тебе доступ к погрузочной зоне жилого сектора, куда ты попадешь вдоль транспортных силовых линий. Они считаются максимально защищенными, пока включена общая система блокировки. Если сможешь добраться и сокрушить капитана Блэр, остальные сами сложат оружие и сдадутся.

Изображение исказилось помехами. Азазот быстро протянул информер Руту:

– Спроси своего отца, почему он так уверен, что остальные сдадутся?

– Отец, Азазот спрашивает, почему защитники должны сдаться, когда будет убита Блэр?

– Капитан обладает огромной властью над простыми умами, благодаря изобретению Нанотека и гипногенераторов, но вот парадокс – она не является живым существом в полном смысле этого слова. Это, если угодно, информационный слепок с когда-то жившей соларианки, которой доверили миссию на Центурию. Она смогла записать и перенести свою личность внутрь вычислительной машины. В ее власти загружать себя в искусственные тела – аватар. Серлина – одна из ее многочисленных интерактивных аватар. Я узнал об этом только вчера, когда пытался тайно взломать защиту главного хранилища информации. Мне повезло – она не узнала, кто пытался это сделать. Но сейчас она знает это и всеми силами пытается мне противодействовать. Командный отсек, где я заперт, не сможет служить мне слишком долго надежным убежищем. Протектроны по другую сторону постепенно подбираются ко мне, прожигая внешнюю оболочку сферы. У меня в запасе четверть дня, прежде чем они окажутся внутри. Поторопитесь, или вам придется дальше действовать в одиночку. А ты Рут, выполнил ли свое предназначение и защитил детей от происков Арии?

– Да отец, они в надежном месте и им ничего не угрожает…

– Хорошо. Береги ЕГО, ибо от него будет зависеть дальнейшая судьба нашего народа.

Когда передача завершилась, Азазот подозрительно посмотрел на Рута.

– Что он хотел этим сказать? Он ведь говорил о тех детях, с которыми ты пришел? Если мы союзники и на одной стороне, то должны доверять друг другу. Что такого особенного в тех отпрысках, что на них ведет охоту сама капитан Блэр?

Рут долго молчал, пока Азазот не стал проявлять признаки нетерпения, нависнув над ним.

– Юноша по имени Стим Таггарт… мой сводный брат.

– Даже не родной? Странно. И что в этом необычного?

– Только благодаря ему я и мой отец до сих пор живы. Он источник нашего бессмертия.

Азазот в удивлении отпрянул от него:

– Еще один Вечный?! Я думал, ты с отцом – единственные на всем корабле…

Рут отрицательно покачал головой, отводя взгляд в сторону:

– Родной отец Стима, полковник Таггарт, был высокопоставленной фигурой, облеченный высоким доверием Высокородных матерей. Когда он узнал, что его единственный сын зачислен в группу, отправляющуюся на освоение другой планеты, то был страшно разгневан, так как знал истину об этих звездных транспортах. Ему каким-то удивительным и непостижимым образом удалось выкрасть прототип генно-модифицированного вируса бесконечной регенерации клеток, специально воссозданного в секретных правительственных лабораториях для правящего дома Лэмплада на основе вируса. Это была самая охраняемая тайна соларианской Империи, но и она по крупицам просочилась в массы. Не всех устроило, что всеобщая перенаселенность и средний возраст жизни, равнявшийся пятидесяти годам, граничит с бессмертием правящей элиты. Зародилось много политических партий и террористических организаций, требующих у правительства поделиться секретом долгожительства, но это было опасно. При тамошней перенаселенности – грозило большими бедами. Большая смертность, жестокие законы и космическая программа освоения космоса отчасти регулировала народонаселение. Выпустить бессмертие в массы, было слишком опасно и последствия этого были бы катастрофические. Отец Стима поступил проще. Он выкрал и внедрил вирусный прототип в своего сына, зная, что рано или поздно корабль достигнет одной из систем, где может оказаться пригодная для жизни планета, а возможно, что и не одна. Это был рискованный план, но у него не было выбора. Чтобы подстраховать сына от непредвиденных опасностей, он доверил свой план лучшему другу – моему отцу Вейлу Трелоби. Он тоже наделил его бессмертием, чтобы тот в долгом пути смог присматривать за Стимом и в случае чего защитить.

– Тогда скажи на милость, откуда ты тогда взялся, Рутаган? – перебил Азазот.

– Мой отец всегда мечтал о родном чаде. К сожалению, он не учел много факторов, в том числе и ослабленный энергетический щит корабля. Когда я появился на свет, было уже поздно что-то менять. Вирусная регенеративная способность передалась мне от отца.

– Почему полковник выбрал для иньекции вируса именно сына? Разве он не рисковал?

– Могу высказать догадку, что он являлся членом тайного общества выступающего за свободу от тирании Великих матерей. Это очень благородный поступок – ценой собственной жизни передать сыну подобный дар, в надежде, что со временем он сможет в свою очередь передать гены своим детям и детям своих детей, пока этот процесс уже будет не остановить. Мой отец решился поместить Стима в гибернационную капсулу глубокого сна на долгие столетия. Он рассчитывал, что и ему удастся периодически погружаться в ледяной стасис. Однако дела на корабле требовали его постоянного бодрствования. Вечные могут находиться в крио камерах сколь угодно долго – ведь у нас аномальная способность регенерации клеток тела. Лет десять назад случилась большая авария, в результате которой произошла аварийная остановка всех гибернационных боксов. К тому времени мой отец стал важным членом экипажа и достиг больших высот. Именно он помог Стиму незаметно прижиться в этом мире. Всеобщая секретность миссии на Центурию играла нам только на руку. У всех были другие заботы.

– Давай попробую догадаться, – снова перебил Азазот. – Всеобщее молчание и секретность, касающиеся времени полета и цели пути… идея твоего отца?

– Да. Он настоял на продлении секретности, – твердо ответил Рут. – Ему удалось создать логистическую программу долгосрочного развития общества. Она выдала результат,
Страница 32 из 33

который его шокировал. При данном развитии событий общество просуществует на порядок дольше, чем, если бы все знали правду. Секретность необходима для нашего выживания. Отныне это приоритетная задача номер один. Если мы в ближайшее время не найдем подходящую для заселения планету… – Рут умолк, многозначительно посмотрев на Азазота. – Дело за тобой.

Солара уже второй час подряд настойчиво пыталась убедить в правдивости истории рассказанной Рутом, но Стим, специально желая позлить ее, воспринимал рассказ, словно страшную сказку, а не как непреложную истину. Во время беседы он зевал и вертелся на поручне, словно на раскаленных углях, пока чуть не свалился за ограждение.

– Есть только один способ проверить, – внезапно сказал он и хитро прищурился. – Мы отправимся в кормовую часть! Там сердце «Ковчега» – главный реактор, с командными консолями, отсчитывающими время начала работы. Где как не в реакторном зале узнать истину?

– Это чистое безумие! – ужаснулась Солара. – Ради проверки слов ты готов тащиться в такую даль и подвергать себя опасности?

– А почему бы и нет? – жарко зашептал Стим то и дело, оглядываясь, словно их могли подслушать. – Здесь скучно, очень неуютно из-за жары, а у нас полно свободного времени! Ну, пожалуйста, Солара! Мы будем очень осторожны. При первой опасности вернемся назад. К тому же у тебя есть оружие, да и я не так безоружен, как выгляжу на первый взгляд.

– Ну, не знаю! – девушка начала колебаться, раздумывая над доводами Стима. – Рут взял с нас слово, что мы будем сидеть здесь и никуда не уйдем без его разрешения. А еще предостережение этого жуткого монстра Азазота. Мне дурно при одном воспоминании о его ужасных когтях…

– Да он ничего не узнает! – настаивал юноша. – Мы только туда и обратно! Здесь всюду его территория, где нам никто не угрожает. Решайся! Это лучше, чем вариться здесь заживо! Нас ждут новые открытия! Когда еще представится такая замечательная возможность? Пойдем!

– Я еще пожалею о своем решении, – вздохнула Солара. – Ладно, только при первой опасности возвращаемся назад! А еще ты будешь меня слушаться и не спорить!

– Хорошо! – быстро согласился Стим. – Я буду тебя слушаться.

А про себя Стим решил делать все по-своему, не спрашивая разрешения. Подчиняться девчонке, пусть и старше его на несколько лет, было ниже его достоинства.

Чтобы проскользнуть мимо поста слигов, им пришлось дождаться смены караула, и лишь после этого тенью прокрасться за спинами весело гогочущих мутантов. Если кто-то из них и заметил беглецов, то не придали особого значения тем более, куда не посмотри, всюду снуют новоприбывшие соларианцы, сующие нос, куда не следует. Перемахнув через невысокую баррикаду сделанную из стальных щитов и тяжелых узлов демонтированных агрегатов, Стим и Солара углубились в сектор промышленных машин. Пылящиеся здесь титаны были созданы специально для колонистов, чтобы в будущем рыть подземные тоннели и разрабатывать полезные ископаемые. Сейчас машины были наполовину разобраны и растащены по всему кораблю, где их детали использовали в основном для ремонта вышедшего из строя оборудования и создания оружия. Тут парочка на какое-то время задержалась, благоговейно разглядывая тронутые ржавчиной буры, усыпанные острейшими шипами и зубчатыми валами из сверхпрочного сплава. Передвигаться по этому уровню незамеченными было очень просто, достаточно держаться в тени машин, и никто тебя не увидит. Намного сложнее оказалось тремя уровнями выше, куда их вывел малоприметный грузовой подъемник. Здесь было царство пустых обширных территорий.

– Я и не подозревала, что корабль настолько велик, – призналась Солара, пытаясь рассмотреть высоко над головой потолок увитый трубами и замысловатыми переплетениями проводки.

– И я о том же! – согласился Стим. – Будет обидно не облазить его сверху донизу…

– Я слышала в разговоре слигов, что кормовая часть с реакторным отсеком и машинным залом под контролем хартии независимых инженеров. Это группа техников, решивших отделиться от Хранителей, чтобы поддерживать работу реактора самостоятельно. Есть много разных способов туда попасть, но самый простой – пересадочные узлы. Райли вел вашу группу к одному такому узлу, в надежде незаметно пройти территорию слигов. Корабль постепенно разваливается от старости. Иногда без всякой причины начинается вибрация и перебои с энергией. Инженеры так озадачены этим, что готовы пойти на перемирие. Хранители выслали им молодых подмастерьев, среди которых оказался и ты. Все намного хуже, чем было и меня это пугает.

– Послушай, а не могут все эти проблемы быть связанными со Сверхновой? – озарило Стима. – Это объясняет вибрацию и перебои энергии. Чем дальше мы будем двигаться к эпицентру взрыва, тем сильнее ощущать на себе влияние мощных гравитационных сил.

Словно в подтверждении слов, пол под ногами заходил ходуном. Чтобы не упасть, им пришлось схватиться за поручни лестницы. В равномерное шипение гидравлических механизмов климат-контроля, работающих прямо над головой, вклинился резкий скрип и скрежет лопающихся переборок. С потолка посыпались куски стальной обшивки и рваные провода. Чтобы не угодить под водопад железного лома, дети быстро забрались под днище ближайшей гусеничной машины-вездехода. Через несколько минут все стало как прежде, только свежие груды мусора да истошные крики вдали свидетельствовали о происшедшем. Скрип и скрежет еще были слышны, но уже приглушены расстоянием.

– Давай поднимемся еще на несколько уровней, – предложил Стим. – Может быть в другом месте тряска меньше? А то еще пришибет чем-нибудь тяжелым…

– Согласна, – прошептала Солара, крепче прижимаясь к юноше. – Если такое повториться, корабль попросту развалится на части и станет совсем неважно, кто победит в войне.

Взяв в качестве оружия, длинный обломок легкого, но невероятно прочного пластикового цилиндра, Стим на манер копья сделал им несколько выпадов перед собой. Уж лучше такое оружие, чем совсем никакого. Конечно, при нем еще оставался электрошок, но инженер Вейл ясно дал понять, что пользоваться им часто не рекомендуется. Солара со своим пистолетом сможет защитить его в случае чего, но всегда спокойней иметь свое оружие. В некоторых коридорах будет темно, и он сможет ощупывать перед собой путь копьем, не опасаясь сломать ногу. С продуктами было проблематично, поэтому было решено добраться до ближайшего черного рынка и выменять часть своего снаряжения на провиант и воду.

– Эй, мелюзга! Чего здесь забыли? – грубо окликнул их веселый рык с верхнего уровня.

Солара резко обернулась, направив пистолет на группу застывших на лестнице слигов.

– А вам какое дело? – с вызовом спросила она. – Идите куда шли.

– Не горячись детка! Просто спросил, вдруг нам по пути или вам нужна помощь. Мне показалось, вы заблудились и ищите выход. Вместе путешествовать намного интересней и безопасней чем поодиночке. Здесь иногда бывает весьма опасно.

Сказавший это двухголовый горбун, оскалил в ухмылке желтые зубы. Он был одет в одну лишь набедренную повязку с широким ремнем, на котором болтались подсумки. На руках стальные поножи с замысловатой гравировкой. Высокие сапоги из
Страница 33 из 33

подозрительного материала, похожего на кожу, и длинная перевязь через плечо с внушительной коллекцией метательных ножей придали его образу вид отпетого негодяя и бывалого душегуба. Его спутники были одеты менее экзотично: в основном в рванье, зато по количеству режущего, колющего оружия и гнусности рож, отмеченных тяжелыми мутациями ничуть не уступали предводителю.

– Вы беженцы? Из новоприбывших? – допытывался горбун, уставившись на них обеими своими головами. При этом, когда одна его голова начинала говорить, вторая тут же умолкала.

– Мы хотим найти черный рынок. Вы нам поможете? – робко попросил Стим.

– Что же вы сразу не сказали?! – восторженно взвыл горбун и смело спустился по лестнице к детям, игнорируя нацеленный на него пистолет. – Это сразу за промышленным отсеком. Отменный товар… в смысле, выбирайте, что душе угодно было бы, чем расплачиваться.

– А что у вас используется помимо кипов? – с подозрением спросила Солара.

– Ну, самкам деньги не нужны, они ведь расплачиваются другим способом…

– Каким «другим»?

– Когда подрастешь, узнаешь, – хмыкнул слиг. – Кстати, меня зовут Боло. Вот тот подонок с трубкой в зубах и вселенской печалью во взоре – Дымок – редкостный по нынешним временам барыга, каких еще поискать. Мать родную продаст ради трехсотпроцентной прибыли. Однорукие братья Пип и Поб, бездельники, привыкли жить за чужой счет, но зато виртуозно обращаются с ножами и могут пригодиться в бою. Они мои телохранители и охранники товара. А вон та крошка, усиленно пытающаяся спрятаться за их спинами, это Каланча – моя персональная предсказательница. Сейчас без таких, как она, не обойтись. Ест мало. Неприхотлива в быту. Много не болтает, что вообще большая редкость для девы, а главное ее предсказания всегда сбываются! Подойди сюда дорогая, что скажешь насчет наших новых друзей?

Соларианка медленно отделилась от группы слигов и чуть помедлив, спустилась по лестнице. По виду ей можно было дать и двадцать, и все сорок лет – грязь и бесформенная одежда надежно скрывали ее истинный возраст. Стим и Солара переглянулись, когда поняли что она от рождения еще и слепая – на месте глаз у нее была обычная кожа без следа глазниц, но самое странное – она великолепно ориентировалась в пространстве, старательно обходя груды мусора. По соларианскому обычаю она слегка склонила в приветствии голову. Подняв ладони над головой детей, стала медленно совершать пассы руками, словно оглаживая контуры их тела.

– Ну? Что ты видишь, Каланча? – с жадностью спросил Боло. – Не томи, рассказывай!

Соларианка плотнее закуталась в свой плащ, словно ей стало внезапно холодно.

– Вижу их судьбы, как на ладони, – ответила предсказательница удивительно звонким и молодым голосом. – Жизнь Солары будет долгой, но полной мучительного ожидания…

– Постой! Откуда ты знаешь, как меня зовут? – удивилась Солара. – Мы знакомы?

– Я же говорю, она видит будущее и прошлое! – Боло радостно потер руки. – Дальше. А вы не перебивайте ее, покуда она вещает. Она очень вспыльчивая. Продолжай дорогая…

– Вижу необозримое пространство, заполненное растениями и животными диковинного вида. Ощущаю тревогу за жизнь близкого человека, что отравляет жизнь ожиданием и неопределенностью. Очень скоро ее ждет первое большое потрясение, которое станет первым среди многих. Даже высокое положение в обществе не наполнит ее сердце радостью жизни, потому что единственный человек, которого она любит, будет слишком далеко от нее. К сожалению, ничего конкретней я не могу предсказать – слишком сильны ее чувства, скрывающие ее будущие поступки. Они, словно густой клей под ногами, мешают двигаться дальше. Ее окружают слишком странные вещи, которым я не могу дать имена и даже с чем-либо сравнить. Пустое пространство давит на разум, мешая сосредоточиться. Вокруг больше нет стен и коридоров, лишь бескрайний мир, полный опасностей и страстей. Самое печальное, мне на роду написано вскоре после знакомства с ней умереть от твоей руки, Боло…

– Хм, ты уверена? – Боло удивленно почесал затылок кривым когтем. – Что за бред ты городишь? Зачем мне тебя убивать? Это полная чушь!

– Говорю, что вижу! – огрызнулась соларианка, теперь делая руками пассы над головой Стима. Внезапно она вскрикнула и закачалась, чуть не упав. Боло подхватил ее под руку, придержав.

– В чем дело? – заволновался он. – Он тоже бродит среди пустых пространств?

– Да, только иного плана. Это что-то неопределенное, зловещее и холодное как сама смерть. Много странных существ он встретит в долгом путешествии, и не все они будут к нему дружелюбны. Стим Таггарт, тебе уготована необычная и насыщенная событиями жизнь, которая может внезапно закончиться гибелью, если ты не обуздаешь свое неуемное любопытство, и не наберешься терпения. Лучше сразу забудь дурную привычку совать нос, куда не следует, и искать неприятности на свою многострадальную голову. В противном случае заработаешь проблем, больше чем рассчитываешь. Никогда слепо не доверяй первому встречному, а в особенности тем, кто за тебя решает, что есть зло, а что добро. Если однажды окажешься вдали от привычного мира, не кручинься и помни, что друзья могут находиться где-то поблизости.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/igor-marchenko/poteryannyy-ray/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.