Режим чтения
Скачать книгу

Практическая работа для похищенной читать онлайн - Купава Огинская

Практическая работа для похищенной

Купава Огинская

Вас похитили? Казалось бы, что может быть хуже? Оптимизм утверждает, что хуже быть не может и беспокоиться не стоит. Стоит ждать, когда начнётся светлая полоса. Опыт молчит. А суровая реальность диктует свои условия. И из них следует, что хуже быть может, и неприятности не заканчиваются на неприемлемом предложении похитителя. Неприятностей много и они ждут своего часа, приходя в строгом порядке. Замок на двери. Неудачный побег. Решётки на окнах в дополнение к замку. Новые знания, новые знакомства, новые приключения и одна небольшая, но очень смертельная неприятность. Возможность закончить свои дни на алтаре, во время жертвоприношения, вполне органично вписывается в список неприятностей, что следуют за похищением. Вас похитили, и вам кажется, что хуже быть уже не может? Подождите немного, и вы поймете, насколько же сильно ошибались.

Купава Огинская

Практическая работа для похищенной

Что делать, если вас похитили? Посочувствовать похитителю.

Глава первая

Кровать была мягкой, с гладким, приятным на ощупь постельным бельем и уже одно это настораживало.

Я лежала, чувствуя странную слабость и нереальность происходящего. В домике Ирзы – одной из городских целительниц и, по совместительству, хозяйки лекарского магазинчика, у которой я проходила последипломную практику, таких кроватей отродясь не было. Да и подобная умиротворяющая тишина – редкость. За все три месяца, что я жила в этом городе, понежиться в постели удалось всего раз. Все остальное время крики и шум доносящиеся с улицы будили непозволительно рано и как-то не способствовали приятному отдыху.

Потянувшись и сладко зевнув, я открыла глаза, да так и замерла, неверяще разглядывая светлый небесно-голубой балдахин над кроватью. Повернув голову вправо, наткнулась взглядом на плотно задернутые шторы такого же цвета, с серебристыми кистями. Перевела взгляд чуть в сторону, увидела глубокое, удобное на вид кресло в тон всему интерьеру, и тихо застонала. Это была не моя комната, изученная за три месяца до самых мельчайших деталей, и уж точно, это был не жилой этаж, расположенный прямо над магазинчиком Ирзы.

Только сейчас расслабленное и какое-то заторможенное сознание решило напомнить, что нашу скромную персону, возвращающуюся вечером из посудной лавки, кто-то весьма бесцеремонно схватил, зажав рот и нос резко пахнущей тряпкой. Что было потом я не знала. Последнее, что услышала – звон разбивающихся склянок, когда моя сумка, соскользнув с плеча, упала на каменную дорогу, а потом темнота.

Подскочила как ужаленная, чудом не запутавшись в легком покрывале, которым была укрыта, и нервно заозиралась. Успокоиться и перевести дыхание смогла лишь когда убедилась, что в комнате нахожусь одна. Нервно хихикнув, тяжело опустилась обратно на постель, дожидаясь пока пройдет приступ слабости. И, уже аккуратнее, поднялась на ноги. Обойдя комнату по периметру, зачем-то заглянула за кресло, сунула нос в огромный шкаф из белого дерева с красивой росписью на резных дверцах. И дверную ручку подергала. Убедившись, что одна из дверей заперта, уверенно направилась ко второй. Та оказалась не закрытой и вела в светлую, искусно отделанную ванную.

Эту дверь я закрыла с громким хлопком, позволив себе сорвать злость на ни в чем не повинной деревяшке. К большому окну подходила уже ни на что не надеясь. Как оказалось, сдалась я рано. Окно, легко поддавшись, открылось, впуская в комнату осенний воздух. Глазам моим предстала удивительная картина. Большой, очень интересно заросший сад, границ которого невозможно было разглядеть за высокими деревьями, набирал краски, наглядно демонстрируя, как осень медленно, но уверенно теснит лето, окрашивая деревья во все оттенки золотого и красного. Перегнувшись через подоконник, я глянула вниз и поняла, что удача все же на моей стороне. До земли далековато, но выбраться из незнакомой комнаты было вполне реально.

К кровати подходила с вполне понятными намерениями. Сдернув на пол одеяло, решительно взялась за простынь, планируя по ней спуститься. Я столько романов в свое время перечитала и доподлинно знала, что именно таким образом, как правило, попавшие в плен героини и сбегали из заточения. Стягивая простынь, я была даже немного благодарна похитителю, позволившему мне так развлечься. О том, что меня, в общем-то, могут поймать, я не думала. Так ведь не бывает.

– А что вы делаете? – удивленный, женский голос от дверей, заставил выпустить из ослабевших рук ткань и медленно обернуться.

Или бывает. Наверное, бывает только так.

На пороге стояла молодая девушка в простом, но добротном платье с перекинутой через плечо косой пшеничного цвета. В руках она держала связку ключей. Я сглотнула, не совсем понимая, что мне следует ответить, а незнакомка, глянув на открытое окно, вновь перевела взгляд на меня и неодобрительно покачала головой.

– Пройдемте со мной, вас хотят видеть.

– Аааа, – рука сама собой потянулась пригладить растрепанные волосы, – может не очень хотят?

– Вам не о чем беспокоиться, – мягко улыбнулась она, – хозяин вас не обидит.

Из комнаты я выходила, пытаясь унять нервную дрожь. Конечно, не обидит. Ведь все знают, что на сильных мира сего обижаться нельзя, это чревато серьезными проблемами. Причем исключительно для того, кто имел наглость обидеться. А я почему-то не сомневалась, что в гости попала не к обычному человеку. Настолько наглыми могут быть только аристократы. Наши милые, добрые, беспринципные, самоуверенные аристократы. Ну, или разбойники. Но были у меня вполне законные сомнения в том, что подобный контингент имеет возможность проживать в таких домах.

Остановившись перед дверью из темного дерева, девушка постучала и, дождавшись разрешения, открыла дверь, жестом приглашая меня войти. А я стояла, комкала в пальцах ткань платья и категорически не хотела знакомиться со своим похитителем. И, в то же время, показывать, что я его, в общем-то, боюсь, тоже не хотелось. Как утверждала Мира – моя соседка по комнате в академии: наглость – второе счастье. Она придерживалась этого правила и, должна заметить, неплохо жила.

Сделав глубокий вдох, я расправила плечи и шагнула вперед, морально готовясь к чему угодно. Как выяснилось позже, не ко всему мне удалось подготовиться.

Комната оказалась кабинетом. Большое окно с низким подоконником, такое же, как и в комнате, где я очнулась, было забрано темными шторами. Перед ним стоял большой массивный стол из темного дерева, а за столом в таком же темном, под стать всему в комнате, кресле сидел он. Не узнать нашего лорда было невозможно, слишком примечательная личность.

Не глядя на хозяина кабинета, сего поместья и, что уж мелочиться, ближайших земель, я с интересом разглядывала обстановку. В кабинете преобладали всего три цвета: черный и малахитово-зеленый с легкими вкраплениями золотого. Красиво, дорого и как-то угнетающе мрачно, как на мой вкус. Книжный стеллаж во всю стену слева, столик перед ним, ковер на полу. Большая картина какого-то сражения на противоположной стене, большие часы в углу. Ничего лишнего. Все нужное, все на своих местах, все так как и должно быть.

– Нравится? – голос у лорда был красивый, глубокий,
Страница 2 из 10

именно такой, какой и должен быть у человека, которому по статусу положено приказывать.

Я отвернулась от картины, встретила взгляд холодных, серых глаз и, вспомнив добрым словом Миру, заявила:

– Не очень.

Мужчина хмыкнул, откинулся в кресле и предложил, указав на одно из кресел расположенных перед его столом:

– Присаживайся.

Устроившись на самом краешке, сложила руки на коленях и уставилась на бумаги, лежащие на столе. Скользнула взглядом по чернильнице, лотку для документов и остановилась на перьевой ручке, не совсем понимая, зачем, в таком случае, нужна чернильница. Лорд о моих размышлениях ничего не знал, а потому решил перейти сразу к делу.

– Я пригласил тебя сюда для… – заметив, как я скривилась при этих словах, мужчина с нажимом повторил, – я ПРИГЛАСИЛ тебя сюда, чтобы сделать предложение.

Если предложение он будет делать так же, как и приглашал, то ничего хорошего меня точно не ждет.

– Будь добра смотреть на меня, когда я с тобой разговариваю.

Голову подняла, даже попыталась выдержать тяжелый взгляд, но не преуспела в этом деле и отвела глаза. Лорда это, кажется, вполне устроило и он продолжил:

– Так вот, я хочу сделать тебе предложение, – повторил он, замялся, постучав пальцами по подлокотнику, и выдал невероятное, – я хочу, чтобы ты стала моей любовницей.

Вот так вот прямо в лоб. Никаких пространных разговоров или намеков. Просто и незамысловато. Наверное, именно поэтому я не сразу поверила в услышанное. Просто подняла ошалевший взгляд на этого энтузиаста и переспросила:

– Что?

– Моей. Любовницей. – Повторил он раздельно.

А я так надеялась, что ослышалась, что мне просто показалось, что у меня слуховые галлюцинации после той гадости, которой я вчера надышалась. В голове стояла звенящая пустота. К такому повороту дел я была совершенно не готова. Все, что могла сейчас сказать было нецензурным, малоинформативным и воспитанная девушка точно не должна была знать подобных слов, потому я молчала, разглядывая предельно серьезного психа передо мной. Всегда знала, что у аристократов проблемы с головой, но чтобы настолько…

Тишина затягивалась.

– Итак? – подавшись вперед и заглядывая мне в лицо он поинтересовался, – ты сейчас в обморок будешь падать?

– Что? – переспросила негромко, с трудом возвращаясь в реальность.

– Ты побледнела. Мне звать служанку с нюхательной солью?

– Не нужно.

– Хорошо, – кивнув, лорд выдержал паузу, и поторопил, – так каков ответ?

Судя по скучающей физиономии, вопрос был исключительной формальностью. Он был совершенно уверен, что я соглашусь. Да у меня и выбора особого не было. Он же тут главный. Везде главный. Во всем. А еще он не дружит с головой и, кажется, я тоже. Объяснить по-другому мой порыв я просто невозможно.

Вставала медленно, очень медленно подошла к столу, оперлась о него руками и тихо, проникновенно спросила:

– Вы с ума сошли?

– Неожиданная реакция, – признался он, ничуть, впрочем, не смущенный.

А я начала закипать. Характер у меня сложный, я с ним в свое время намучалась. Собственно, именно из-за него я в двадцать лет все еще ходила незамужней и имела все шансы остаться старой девой. Зато была обладательницей диплома по специальности лекарского искусства и целительства, и проходила практику в большом городе у замечательной целительницы. Мне моя жизнь нравилась, все в ней меня устраивало и менять ничего в ближайшее время я не планировала.

– И почему именно я?

– Ты мне понравилась, – просто ответил он, ничуть не смущенный моим поведением. Ну и я решила не смущаться.

– И когда же это вы меня разглядеть умудрились? – едко поинтересовалась, всплеснув руками. Мысль о том, что меня за наглость могут и наказать, даже не возникла. Я злилась. Любовницу ему подавай. Ха! Родители растили меня в строгости, планируя успешно выдать замуж – не их вина, что не получилось – и подобные предложения для меня были недопустимы. В конце концов, у меня еще есть время замуж выйти, не настолько все плохо.

– Три дня назад, на ярмарке, – лаконично ответил он. Заметив, что я ничего не понимаю, пояснил, – ты с корзиной цветов была. Чуть не упала, я тебя поддержал.

Ярмарку я помнила и корзину ту тоже помнила. Я тогда цветочнице Велике помогала, цветы таскала. И как чуть не растянулась на мостовой, запнувшись за что-то, тоже помнила. Не упала только благодаря какому-то доброму человеку. Как оказалось, человек был не то чтобы добрым. Удивляться тому, что наш лорд, оказывается, посещает ярмарку таким незамысловатым образом, как на своих двоих, а не в карете, не стала. Смысл?

– И что? – я категорически не понимала какое отношение тот инцидент имеет к сегодняшнему предложению.

– И ты мне улыбнулась.

– А это-то тут при чем?! – уследить за ходом его мыслей у меня не получалось. Улыбаться никому не возбранялось. Улыбались все и часто. Это распространенная практика. Раньше я и не предполагала, что из-за какой-то улыбки могу оказаться в таком глупом положении.

Лорд пожал плечами. Для него все было понятно, а то, что я ничего не понимаю не имело никакого значения. Безумно хотелось побиться головой о стену, все происходящее напоминало какой-то странный сон. Потому что так не бывает. Не может быть.

– Ладно, пусть так, – не унималась я, барабаня пальцами по столу. Дробный звук успокаивал нервы, – ну вы же обо мне ничего не знаете. Вдруг я разбойница какая-нибудь? Или у меня просто проблемы с законом. Или с головой…

Последнее выдавила через силу. Потому что у меня-то все с головой точно было в порядке, в отличие от некоторых.

– Изадора Ивор, двадцати лет. С отличием закончила академию в Дэторе. Имелись незначительные нарекания не связанные с учебой. Проходишь практику с возможностью остаться работать на постоянной основе. Отец кузнец. Мать травница. Старшая сестра умерла шесть лет назад. Есть еще две сестры. Средняя, к слову, уже замужем.

Сглотнув, я отступила к креслу и опустилась в него.

– А как вы…откуда вы все знаете?

– Обычная практика, – кивнув в сторону ящичка, что стоял на столике рядом с книжным стеллажом, ответил он, – как ты точно заметила, я должен быть уверен в человеке, которому делаю подобные предложения.

А мне довелось вблизи увидеть почтовый ящичек. Новомодная вещица, дорогая, но полезная. Никаких тебе гонцов и ожидания. Написал письмо, положил в ящичек, через некоторое время получил ответ, при условии, что у получателя имеется такой же агрегат. Идеально.

– Итак, – он сложил руки на столе, черный камень в массивном кольце заблестел гранями на свету, – я жду ответа.

– Нет, – сказала и сама собой восхитилась. Отказать лорду. Тут уж надо быть либо безумно смелой, либо отвратительно глупой. И я очень надеялась, что мой случай относится к первому варианту.

– То есть, как это «нет»? – кажется, кто-то совершенно не ожидал подобного ответа. И я его вполне понимала.

– Ну, вы сделали мне предложение, а я его не приняла, – устроившись поудобнее, нагло заявила, просто потому, что после отказа терять мне было уже нечего, – у меня, знаете ли, замечательная жизнь и я не хочу ее портить.

Лорд кивнул, как-то странно глянул на меня, после чего величественно дал мне время на подумать:

– Я понимаю, это неожиданное предложение, тебе нужно время
Страница 3 из 10

собраться с мыслями, – поднявшись, под моим настороженным взглядом, он медленно обогнул кресло, неторопливо, стараясь не делать резких движений – видимо заметил мою нервозность – двинулся к дверям, бросив на ходу, – ты пока посиди и подумай, а я распоряжусь насчет обеда.

И вышел. Щелчку замка я совсем не удивилась. Не знаю какие именно лорд давал распоряжения, судя по времени, он сам обед и готовил. Я успела изгрызть все ногти, почти оторвала пуговицу на рукаве и трижды простилась с жизнью, но решения не изменила.

Меньше всего на свете хотелось становиться игрушкой какого-нибудь зажравшегося сноба. Когда дверь открылась, я прощалась с жизнью в четвертый раз и жалела, что не успела высказать Дорене – торговке свежих овощей, все, что я о ней думаю. Много интересного она смогла бы услышать.

Вернулся лорд в прекрасном расположении духа, устроившись на своем прежнем месте за столом, он откинул со лба мешавшие пряди, отработанным и очень привычным для него жестом, пройдясь ладонью по волосам.

– Ты подумала?

Я кивнула, не стремясь говорить, что даже подумав не изменила своего решения. А вот лорд хотел услышать ответ поскорее. Наивный.

– Я слушаю, – поторопил он, улыбаясь.

– Нет.

Улыбку с лица как стерло. Поджав губы, он хмуро осведомился:

– Что значит «нет»?

– Несогласие, отрицание, неприятие… – подняв взгляд к потолку, я готовилась перечислить все значения этого короткого, но емкого слова. Не удалось. Ударив ладонью по столу, Шаардан, который лорд и с головой совсем не дружит, поднялся, как-то сразу заняв все пространство в кабинете, и угрожающе спросил:

– Издеваешься?

Вжавшись в спинку кресла, я отрицательно помотала головой, разглядывая нависшего над столом мужчину. Широкий разворот плеч и мощная грудная клетка, узкий таз. Такой бы экземпляр нам на занятия анатомией. Вот уж кого приятно было бы изучать. А он молчал, видимо, не удовлетворённый моим ответом. Потому пришлось разлеплять пересохшие губы и нести какой-то бред:

– Не издеваюсь. Я правда очень довольна своей жизнью. Мне все нравится, все устраивает, ничего менять я не хочу. Но, если вам очень нужна любовница, то могу предложить несколько кандидатур на выбор. Думаю, одна из них точно согласится, – потом вспомнила с кем, собственно, разговаривают и поспешно добавила, – или все.

Лорд стоял, оперевшись о лакированную столешницу, сверлил меня холодным взглядом, даже не думая смотреть куда-нибудь еще. А я вспомнила, что нашего лорда бояться не только за тяжелый характер, что его считают чернокнижником, некромантом, а некоторые и вовсе уверены, что он является выходцем из чистилища. Никому, впрочем, это не мешает, радоваться тому, что лордом этих земель является именно он. Ведь какая разница кто у него предки, если налоги умеренные, а помощь, окажись она необходима, своевременная. Главное – не попадаться ему на глаза. Все остальное – мелочи.

А я вот попалась. И что делать в таком случае? История и умные люди об этом ничего не знают.

– Ты… – глубоко вздохнув, он медленно опустился обратно в кресло и крикнул, – Элара!

Дверь тут же открылась, а на пороге показалась девушка, что испортила мой побег. Кивнув на меня, лорд холодно велел, – проводи девушку в отведенные ей покои. Ей нужно время, чтобы подумать.

– Но… – наткнувшись на холодный взгляд потемневших от злости глаз, я как-то запоздало поняла, что лучше держать язык за зубами. Поднялась и не глядя на Шаардана, выскользнула из кабинета вслед за бледной девушкой.

Доведя до комнаты, Элара пропустила меня вперёд, позволяя оценить идеально застеленную постель и плотно закрытое окно. После чего воровато огляделась, убедилась, что в коридоре кроме нее нет никого и зашла следом, притворив за собой дверь. Выдохнула и веско припечатала:

– Дура!

Спорить я не стала, не видела смысла. А она не унималась, развивая мысль:

– Это же надо было наговорить такого. И кому? Хозяину! Тебя никто не предупреждал, что таким как он не отказывают?

– А ты не в курсе, что подслушивать не хорошо? – вяло огрызнулась в ответ. Коленки дрожали, безумно хотелось растянуться на постели и полежать так хотя бы пару минуток, а не выслушивать нотации.

– И ладно бы он страшным был, или старым, – не унималась Элара, – так нет же! А ты? Ты! Цену себе набиваешь что ли?

– Слушай! – я все же позволила себе опуститься на кровать и откинутся назад, а потому высказывала все голубому балдахину, – во-первых, он может не старый, но и не молодой, если на то пошло. Во-вторых, ничего я не набиваю, и соглашаться на подобное предложение не собираюсь, – показав указательный палец складкам плотной, голубой ткани, значимо поведала, – меня не так воспитали. И, вообще, – поднявшись на локтях, раздраженно глянула на девушку, – раз он такой замечательный, сама к нему в любовницы и иди.

– Я может и пошла бы, но меня никто не звал.

– А ты ему улыбнись, – посоветовала, опускаясь обратно, – у него пунктик на это дело. Глядишь, сразу про меня забудет и к тебе бросится.

– Поздно мне улыбаться, – беззлобно хмыкнула она, – у меня уже полгода как жених есть. Мы летом пожениться хотим.

– Поздравляю.

Вот так и получается, что кому-то руку и сердце предлагают, а кому-то роль любовницы. Как интересно устроена жизнь.

– Стоп! Жених? Жених… а это идея!

Элара закатила глаза, страдальчески вздохнула и покинула комнату, и ненормальную меня. Дверь она дальновидно заперла. Выждав для порядка несколько минут, я с опаской подкралась к двери, прислушалась, но ничего не услышала и бодро засеменила к окну. Створки охотно открылись, глубоко вдохнув свежий воздух, я перевесилась через подоконник и выругалась сквозь зубы. На травке, прямо под моим окном, со всеми удобствами устроились двое мужчин. Заметив меня, один из них помахал рукой.

– Да что б тебя. Предусмотрительные все какие тут. Ыыы, – отшатнувшись от окна, встряхнулась и мстительно поведала закрытой двери, – ну ничего. Это мелочи. У меня теперь жених есть. Так что выкусите, лорд Шаардан.

Осталось только сообщить об этом непосредственно бессовестному похитителю. Пускай порадуется, поздравит…и отпустит меня к моему жениху. Продумывать легенду я не стала. Решив, что разберусь по ходу дела.

* * *

Я сидела в кресле, гипнотизируя взглядом горизонт. Под окном слышались неразборчивые голоса, давая понять, что побег не только глуп сам по себе, но просто невозможен.

В дверь сначала постучали, после чего, не дожидаясь разрешения, ключ в замке провернулся и в комнату вошла вездесущая Элара:

– Пойдем. Хозяин желает разделить с тобой ужин.

– Какая прелесть, – выбираться из кресла я не спешила, – а больше он ничего не хочет? Отпустить меня, например?

Что примечательно, обидевшийся аристократ обедать со мной не захотел. Еду мне принесли прямо в комнату и я не смогла рассказать лорду о своем дорогом женихе. Сейчас же, издергавшись за день, я уже не была уверена, что к этой уловке стоит прибегать. И вот вам, пожалуйста, их светлости захотелось со мной поужинать. Тфу.

– Если ты не встанешь сама, то я позову слуг и тебя отнесут, – добродушно улыбнулась девушка, проигнорировав мой выпад. А у меня от ее тона мурашки по спине побежали.

Поднявшись, я преувеличенно бодро промаршировала до двери, где и
Страница 4 из 10

остановилась, выразительно глядя на Элару. Пусть радуется, пока может.

В столовую входила с похоронным выражением на лице. Чтобы все знали, что мне это не нравится.

Я не леди, изображать мне ничего не надо. Мы люди не интеллигентные, можно сказать, дикие. Знаем как ложку правильно держать и то хорошо.

Шаардан без особого интереса поднял на меня взгляд и кивнул на место рядом с собой. Сам лорд сидел во главе стола, рассчитанного на восемь человек. Мне же было предложено сесть слева от него.

Расторопный слуга сноровисто расставил тарелки и удалился, прикрыв за собой дверь, только тогда моя скромная персона была удостоена сиятельного внимания.

– Итак, у тебя было довольно много времени, – поправив салфетку на коленях, он с угрозой в голосе спросил, – ты не передумала?

Отрицательно качнув головой, ненадолго задумавшись, все же решила использовать идею с женихом. А вдруг прокатит?

– Вы не дали мне объяснить причину моего отказа, – очень издалека начала я, покрутив в пальцах тяжелую, серебряную вилку с монограммой, – дело в том, что я просто не могу согласиться на ваше предложение.

Кажется, выходило у меня достаточно убедительно. По крайней мере голос не дрожал, а Шаардан, кивнул и поощрительно улыбнулся, предлагая продолжить.

– Видите ли, у меня есть жених, – заметив скептический взгляд, поспешила горячо заверить, – замечательный человек! Достойный! И я не могу с ним так поступить.

– И как давно он у тебя есть?

– Да… – хотелось выдать что-нибудь монументальное и значимое, но я вовремя вспомнила, что наш предприимчивый похититель успел нарыть на меня информацию, потому скромненько соврала, – уже неделю как.

– Хмм, правда? Очень странно. Элара утверждает, что жених у тебя появился сегодня утром. При её непосредственном участии.

– Ааа…

– Да, она все рассказала. О попытке побега тоже, – полюбовавшись на мою вытянувшуюся физиономию, он самодовольно продолжил, – конечно, я понимаю, что ты испугалась, очнувшись в незнакомой обстановке, не имея понятия, где находишься. Мне очень жаль, что так получилось.

– Зачем тогда надо было меня красть? – мрачно поинтересовалась я, не сильно веря в его сожаление.

Их светлость пожали плечами и добили меня равнодушным:

– Захотелось.

А я едва сдержалась, чтобы не высказать этому высокородному индюку все, что о нем думаю. Захотелось ему. Гадкий, мерзкий, эгоистичный аристократ! Но я молчала, впервые за день сделав что-то умное. Зато с энтузиазмом принялась за еду, усиленно стараясь не давиться под насмешливым взглядом.

Еда – это силы, а силы мне еще пригодятся.

* * *

Ночь была прохладной, но окно я не закрыла, на что-то надеясь. Раздеваться тоже не стала, устроившись в кресле, я ждала. Не знаю чего именно, кажется, просто чуда. Время текло медленно, лениво, но сна не было ни в одном глазу. Накрученная разговором с Шаарданом, только попав обратно в комнату, я добрых полчаса металась по помещению, не зная, что делать. Потом просто ходила, после чего перебралась в кресло, где и затаилась.

Охранники все так же сидели под окном. Те же это были люди, которых я видела утром, или уже другие, я не знала, да и не интересовало меня это. Меня вообще мало что интересовало, разве только возможность выбраться. Себя было жалко до ужаса. За всю свою жизнь я и не предполагала, что могу оказаться озадаченной настолько странным предложением. И, уж точно, даже помыслить не могла, что найду в себе достаточно дурости, чтобы отказаться. Оставалось только надеяться, что лорду скоро это надоест, и он меня отпустит. Оптимизм меня всегда выручал. Вот и в этот раз, поверив в свою исключительную везучесть, я задремала.

Проснулась резко. Небо расцветало бледным заревом рассвета, прогоняя ночную тьму. А я не совсем понимала, что меня разбудило, то ли затекшее тело, которое нестерпимо закололо от одного единственного движения, то ли шум за окном. Пока пережидала неприятные ощущения, прислушивалась и чуть не взвизгнула от радости, когда с улицы раздался громкий, раскатистый храп. Зажав рот ладонью, я, тихо, на носочках прокралась к окну. Мои безалаберные сторожа спали. Завернувшись в плащи, они растянулись прямо на траве под окном.

План созрел мгновенно, а я поняла, что героиней романа побыть все же удастся. Простынь рвала с особым удовольствием, выплескивая все свое раздражение и злость. Пока вязала узлы и сооружала себе спуск, прислушивалась, то и дело замирая. Если бы в комнату вошла Элара и повторно застала меня за попыткой к бегству, я бы свихнулась. Но на этот раз мне повезло.

– Ой…ай. Черт, – экстремальный спуск в платье оказался куда как сложнее, чем об этом пишут. Я дважды чуть не сорвалась, – да что б вас всех.

Когда, наконец, спустилась на землю, чудом не разбудив охранников, очень хотела лечь рядом с ними и просто полежать. Руки дрожали от перенапряжения, а ноги совсем не держали. Постояв несколько секунд с закрытыми глазами, я отерла влажные ладони о платье и поспешила скрыться за деревьями, пока мои неудачливые сторожа не проснулись.

В саду пахло яблоками, травами, древесной корой. И, если бы я не сбегала, то с удовольствием просто посидела бы под одним из деревьев, наслаждаясь покоем. Но покой нам только снился.

К ограде выскочила неожиданно быстро. Просто вывалившись из кустов врезалась в железные прутья с высоким каменистым основанием. Затрещала ткань платья. Подол зацепился за куст и с готовностью порвался. К этой неприятности добавились темные разводы ржавчины на рукавах и высокохудожественный росчерк на щеке.

Перебраться через ограду оказалось намного легче, чем спуститься на землю по рваной простыне. Когда опора не мнется под руками это всегда очень хорошо.

Верхний город был территорией благородных. Те кто победнее жили соседствуя с домами зажиточных торговцев, проживающих в среднем городе, где жилых домов было куда как меньше, нежели разнообразных магазинчиков и лавок. Те же, кто побогаче, например наш вездесущий Шаардан, имели возможность жить рядом с большим парком, которым и заканчивался городок. За парком находилась только городская стена. В парк я и выбралась, покинув территорию наглого лорда.

До магазинчика Ирзы бежать было не меньше тридцати минут если по прямой, пробираясь узкими и не слишком чистыми улочками. До заветной двери добралась исключительно благодаря природному упрямству. В боку нещадно кололо, легкие разрывало от недостатка кислорода. Кричать я не могла, только сипела, молотя кулаком по закрытой двери.

– Вот я сейчас открою! – Возмущенный голос наставницы вернул мне надежду на чудо, – сейчас выйду! И вы там пожалеете, что спать честным людям не…

Дверь открылась и Ирза замолкла на полуслове, рассматривая растрепанную, запыхавшуюся меня. Проморгалась и, протянув руку, коснулась моей щеки, стирая грязь. Потом, видимо, убедившись, что я не привидение, напустилась уже на меня:

– Ты где, паршивка, шляешься? Целые сутки ее нет! Я уже все оббегала! Везде побывала! Никто не знает, куда эта бессовестная делась! – Отчитывала она меня, разглядывая порванное платье, вымазанное лицо и общий жалкий вид, – и где ты так умудрилась?

– Я… – сглотнув вязкую слюну, я все же набралась наглости и, потеснив Ирзу, зашла в магазинчик, – я все объясню,
Страница 5 из 10

но не сейчас.

План был прост и незамысловат. Мне очень нужно было вернуться в академию. Играть с лордом в догонялки отчаянно не хотелось, и единственный шанс избавиться от навязчивого внимания их сиятельства – покинуть его земли. Вернуться в академию и попросить сменить мне место практики. Пускай куда хотят отправляют, хоть в самую глухую деревню, главное подальше от ненормальных аристократов. Скажу, что нахамила лорду случайно, не узнала или не поняла кто передо мной, это уже потом решить можно будет. Директор у нас хоть и строгий, но справедливый, может, войдет в положение. А Ирзе я потом письмо напишу. Объясню все и извинюсь.

Окрыленная гениальным, как мне казалось, планом, я ворвалась в свою небольшую комнатку, которая за три месяца стала мне почти родной. Вещи собирала быстро, бросая тряпки в дорожные сумки и стараясь не думать, где же я найду повозку в такое раннее время, чтобы успеть уехать, пока меня не хватились. После такого Шаардан меня точно придушит и не вспомнит, что хотел любовницей сделать.

Со мной наставница не поднялась и не подошла позже. Если бы я это заметила, если бы почувствовала неладное и не бросилась к выходу, таща за собой свой нехилый скарб, а тихо и незаметно постаралась вылезти через окно. Благо опыт у меня уже имелся, а спуск из пристройки был куда как удобнее, чем экстремальные трюки, которые я показывала с полчаса назад. Возможно, все вышло бы по-другому, я добралась бы до академии, и меня даже направили бы на практику в другое место. Кто знает? Уж точно не я.

– Не стоит беспокоиться. Я уверен, ваша подопечная со всем разберется. А у вас магазин, вам некогда, – непреклонно заявил вездесущий лорд, до нелепого странно смотревшийся посреди небольшого магазинчика моей наставницы.

В помещение я влетела на полном ходу, затормозить успела не сразу и совсем не успела дать задний ход, чтобы сбежать. Заметив меня, Шаардан нехорошо усмехнулся и сказал, обращаясь к Ирзе:

– Вот видите, она уже собралась. Стоит ли в таком случае беспокоить вас? Я уверен, ваша помощница достаточно расторопна.

Наставница кивнула, кажется сама не понимая с чем именно соглашается, удивленно переводя взгляд с меня, на лорда. А я попятилась. Просто так, ни на что уже не надеясь, желая использовать последний шанс. Маневр мой не остался незамеченным. Недобрая улыбка расцвела на мрачном лице Шаардана, и он двинулся ко мне. Ирза стояла, не замечая ни моего бледного вида, ни злости лорда. Кажется, у нее еще никогда в жизни не было такого безумного, но насыщенного утра. С улицы раздался стук копыт, кто-то остановился рядом с магазинчиком.

А я решила: если сейчас сюда зайдет еще кто-нибудь, значит я просто свихнулась и бояться уже нечего, можно соглашаться на все предложения и просить успокоительный отварчик.

– А вот и карета прибыла, – обрадовался лорд, как-то резко оказавшийся рядом. Выхватил из моих ослабевших рук сумки, взвесил их, скептически осмотрел и почему-то поинтересовался, – это все?

Дождавшись кивка, хмыкнул, но развивать тему не стал. Ухватив под локоть, свободной рукой, уже меня, потащил вон из магазина, на ходу бросив что-то вежливое и ничего не значащее наставнице. Я не слушала, я гадала, дадут ли мне написать завещание, или убьют прямо сейчас. В карете. И меня даже совсем не интересовало, как лорд оказался в нашем магазине раньше своего транспорта. Не следом же за мной бежал, честное слово.

В карету меня закинули вместе с вещами, после чего Шаардан забрался уже сам и поинтересовался, устроившись напротив меня:

– И что это было?

– Побег, – призналась честно, не видя смысла врать. Лорд молчал, продолжая меня разглядывать, а я решила прояснить некоторые интересующие вопросы, раз убивать меня пока не спешат, – а как вы так быстро узнали, что я сбежала?

– Некоторые беглянки совершенно не умеют заметать за собой следы, – охотно ответили мне.

А я с запозданием поняла, что с концом порванной простыни надо было все же что-то сделать. Глядишь, о моем исчезновении узнали бы позже.

– А что вы сказали наставнице? – карета мягко покачивалась, расслабляя, навевая сон, который я упрямо отгоняла.

– Что у меня серьезно заболел человек и ему очень нужна помощь специалиста, – пожал плечами он, – твоя наставница была настолько добра, что предложила посмотреть его самостоятельно.

Ага, ага. Она вежливо предложила посмотреть, он вежливо отказался, а страдать от этой их вежливости буду только я.

– А человек действительно заболел?

– Нет.

– И как долго ваш человек будет «болеть»? – без особой надежды на лучшее спросила я. Просто потому что ехать в тишине, под этим взглядом было невыносимо.

– Пока я не решу, что ему пришло время выздоравливать, – ответ меня закономерно не порадовал. Тяжело вздохнув, я тихо пробормотала под нос, подбадривая себя таким маленьким, едва слышным хамством:

– Или пока он не преставится.

– Ты к себе несправедлива, – меня все же услышали, насмешливо заметив, – не думаю, что ты настолько плоха.

Подавив возмущение, я с тоской глянула в окошко. Серые улицы постепенно светлели, возвращая себе краски, вместе с первыми лучами еще теплого солнца. И меня совсем не радовало пробуждение природы, солнечные зайчики на стенах домов, переливчатые трели птиц. Я была в печали. Мой гениальный, так удачно начавшийся побег, столь бездарно провалился. Почему я такая неудачница? Риторический вопрос, конечно. Ведь ответа на него нет.

– Могу я узнать, почему ты так противишься моему предложению? – вопрос застал меня врасплох. Что на него ответить я не знала. Потому что для меня слово «любовница» похоже на какую-то экзотическую болезнь? Или потому что даже мысль о близости с совершенно незнакомым человеком кажется отвратительной сама по себе? При таких ответах лучше промолчать. Это только на экзамене стоит говорить все, что в голову придет, просто для того, чтобы говорить. Тут все намного сложнее. Тут неправильный ответ может грозить нехилыми проблемами. Хотя, о чем я думаю? У меня и так уже есть одна большая, благородная проблема с однозначными намерениями.

– Иза? – позвал Шаардан, так и не дождавшись ответа. Скрипнув зубами, я подавила раздражение, проглотив это, уже набившее оскомину, «Иза». Почему все забывают, что меня зовут Изадора? Куда девается вторая часть имени? Лорда такие вопросы интересовали мало, куда больше его волновало задетое самолюбие, – думаю, ты просто не осознаешь какие плюсы ты получишь в случае согласия.

Я удивилась. Нет, я была шокирована. Кажется, меня пытались уговаривать. Эта мысль приятно грела душу. Впрочем, недолго. Потому что вредный, внутренний голос имел наглость нашептать, что меня не уговаривают, скорее, пытаются купить.

– Может вам просто подобрать кандидатку поумнее на эту…должность? – спросила просто так, без особой надежды. Потому что меня можно считать упрямее самого породистого осла. И, если уж на то пошло, то переупрямить нашу светлость у меня есть шанс. Если он и дальше будет вести себя подобным образом. Не прибегая к угрозам и шантажу, – которая все осознает?

– Я подумаю, – хмуро пообещали мне. А я воспряла духом, бросила взгляд на подозрительно смирного лорда, но так толком ничего не поняла. Поэтому просто устроилась в уголке и незаметно
Страница 6 из 10

задремала.

Как выяснилось, я не просто задремала, я самым пошлым образом вырубилась, даже не почувствовав как карета остановилась, а меня из нее вынесли. Романтичность ситуации подпортило недовольное бормотание, которым Шаардан сопровождал весь процесс переноски тела кандидатки на место своей любовницы.

Слуги, имевшие возможность это видеть, удивленно провожали взглядом своего господина, те же, кому посчастливилось еще и услышать, что он там бормотал, вслед нам смотрели с сочувствием. И вот, очень хорошо, что я ничего этого не знала, потому что тоже себе посочувствовала бы. Как оказалось, лорд был не менее упертым созданием, чем я, что осложнялось, ко всему прочему, богатой фантазией.

* * *

Проснулась со знакомым уже ощущением несоответствия. Правда, постельное белье на этот раз было более плотным, с незнакомым, терпким, но довольно приятным запахом. Открывать глаза не хотелось. Видеть эту злосчастную комнату не было никаких сил. Полежав недолго, скопив раздражение, я все так же с закрытыми глазами ударила раскрытой ладонью по постели и зло выкрикнула:

– Черт!

Уж чего не ожидала, так это смеха. Меня как подбросило. Взвившись на мягкой постели, я запуталась в одеяле, шлепнулась обратно и уже аккуратнее выползла на свет, с опаской оглядываясь. Комната была почти такой же, как и та, в которой я имела несчастье очнуться в первый день пребывания в этом доме. С одним лишь исключением – интерьер был выдержан в темных тонах. Как и кабинет лорда или столовая. Да и коридоры были однотипно-мрачными. Из всего этого очень сильно выбивалась та комната, которую отвели мне.

– Где я? – сиплым со сна голосом поинтересовалась у все еще улыбающегося весельчака. Шаардан ответил мне легким кивком, вполне искренней улыбкой и мирным:

– С пробуждением.

Сам он сидел в кресле у окна с какой-то книгой внушительного размера, скромненько довольствуясь тонкой полоской света пробивающейся сквозь полуоткрытые, тяжелые шторы. Спросонья я не очень вежливая, потому проигнорировав его слова, повторила очень меня интересующее:

– Где я?

– В моей комнате.

– А почему? – выбравшись-таки из-под одеяла, села на кровати, одернув подол своей белой сорочки. Расправила складочки и замерла, разглядывая тонкую, белую ткань и не веря своим глазам. Я не помнила как переодевалась. Я даже не помнила как оказалась здесь.

– В твоей комнате небольшой ремонт. Скоро все будет готово. Думаю, через пару часов ты уже сможешь в нее вернуться.

– А…

– Что еще?

– А в чем я?

– Странный вопрос, – пригладив ладонью волосы, заметил Шаардан, – это ведь твоя одежда.

– Хорошо, – облизав губы, я решила зайти с другой стороны, – а когда я успела переодеться?

– Ах, ты об этом, – я никогда не думала, что у человека может быть настолько довольный вид, – мне пришлось тебя переодеть.

– Ага, – не смущаясь присутствия постороннего человека, потому что смущаться уже поздно, я, оттянув ворот сорочки, глянула вниз. И что мне теперь делать? Что мне делать теперь, интересно? Что делать? Лорд к вопросу переодевания подошел основательно. Спасибо хоть снял он только бюстье. Подняв взгляд к потолку, я на секунду затаила дыхание, после чего резко выдохнула и вполне спокойно спросила, стараясь не обращать внимания на то, что уши у меня все же горят, – а зачем?

– Не мог же я пустить тебя в свою постель в грязном платье? – возмутился он, недоверчиво вглядываясь в мое лицо. Потом все же не сдержался и почти разочарованно спросил, – и что, не будешь плакать и обвинять меня в домогательствах?

– А должна? – весь смысл вопроса дошел до меня не сразу, но когда дошел… подозрительно уставившись на мужчину, я напряженно осведомилась, – а что, я не первая, кого вы переодеваете? Уже имеется опыт? И сколько этих несчастных у вас было?

– Не у меня, – ответил он на автомате, сбитый с толку моим напором, но в себя пришел быстро, умудрившись даже возмутиться, – и почему это несчастных?!

– Забудьте, – лорд как-то удивительно быстро терял свою внушительность. Вот, выяснилось, что даже девушек без сознания он раньше не раздевал, просто решил использовать чей-то богатый опыт в личных целях.

– Такое, пожалуй, забудешь, – хмыкнул он в ответ, – у тебя странная реакция на случившееся.

– Что, очень хотите, чтобы я истерику устроила? Вы только попросите, я с удовольствием.

– Лучше бы ты мне вчера с удовольствием ответила.

– Так я и ответила с удовольствием. Просто не то, что вы ожидали услышать, – продолжила наглеть я, как-то незаметно перестав робеть при взгляде на нашу светлость. В конце концов, этот человек видел меня грязной, помятой, страшной, спящей, ко всему прочему еще и голой. И это за неполных два дня. Крепости его нервов можно только позавидовать. Моих, кстати, тоже. Не будь я целительницей и не наглядись в свое время на голые останки представителей обоих полов, истерику бы лорд получил, как ему и хотелось. К счастью, утешить себя тем, что ничего экстраординарного в моей фигуре нет, и увиденное для Шаардана вряд ли оказалось неожиданностью, все же удалось.

– Смелеешь, – со странной улыбкой заметил он, захлопнув книгу и поднявшись из кресла, – будь добра, сиди здесь и не делай глупостей, я ненадолго отлучусь.

Когда дверь за ним закрылась, я со стоном откинулась обратно на постель, грустно поведав темному балдахину:

– Смелею? Скорее наглею. Так будет правильнее.

Глава вторая

– Итак, день пятый… – я старательно записывала слова в тетрадь, устроившись за столиком у зарешеченного окна. Когда Шаардан упоминал о небольшом ремонте, он как-то запамятовал предупредить, что на окна просто ставились решетки, дабы одна конкретная личность больше не имела возможности покинуть комнату столь интересным способом. Красивые, витые, с искусно прорезанными листьями и красивыми цветами, ко всему прочему они были до обидного неприступными. Заниматься мне было решительно нечем, от скуки я даже дневник начала вести. – Сбежать все так же не удалось. Вывести из себя лорда, впрочем, тоже.

Пожевав конец карандаша, с тоской глянула на решетку и как-то автоматически вывела на полях череп, с намеченными надбровными дугами и парочкой выбитых зубов. Недолго думая, решила закрасить ему еще один зуб, но несчастный череп был спасен подозрительным шумом, доносившимся с первого этажа. Отложив карандаш, я прислушалась. Звук шагов и громкие голоса приближались. Элару я узнала сразу, но вот голос ее собеседника мне был незнаком.

– Послушайте, я же сказала, хозяин отлучился в город по делам. Его здесь нет.

– Я тебя слышал, я все понимаю и желаю разместиться, пока его нет. Где находятся комната, в которой я обычно останавливаюсь, я знаю. Вещи, так уж и быть, распакую сам. Чем же ты недовольна? – весело осведомился мужчина.

Дверная ручка дернулась, а я невольно поднялась. С той стороны повисла тишина, после чего все тот же веселый, но уже немного озадаченный голос, протянул:

– Закрыто. Как интересно. Элара, золотце, открой мне, будь добра.

– Я не могу этого сделать.

– И почему же?

– Не могу сказать. Хозяин объяснит вам все, если посчитает нужным.

– Хорошо, – покладисто согласился незнакомец, – тогда я сам открою. Где там ключи?

– Лорд Витарр, вы что делаете?! Вы что?! – Элара
Страница 7 из 10

взвизгнула, а я заинтересованно подалась вперед. Какие тут, оказывается, страсти творятся.

– Да успокойся. Не пристаю я к тебе, – заметил нарушитель спокойствия, звякнув ключами. А я только сейчас осознала, что он мою комнату открыть собирается. Интересно, что сейчас будет?

Ключ провернулся в замке и моим глазам предстал нежданный гость. Повисла пауза, пока мы рассматривали друг друга. В дверях застыл высокий, светловолосый мужчина, и я как-то сразу отметила, что он определенно ниже Шаардана, изящнее и, наверное, даже красивее. Не знаю к каким там выводам пришел он, но первая его фраза была исключительно гениальной:

– Девушка.

Отрицать это было бы глупо. Потому я просто пожала плечами. А этот исследователь, глянул на дверь, на ключи в своих руках и добавил:

– Девушка. В запертой комнате, – обернувшись к маячившей у него за спиной Эларе, отдал той ключи и, не стесняясь, завалился в комнату. Оглядел ее с нескрываемым любопытством, особое внимание уделил окну и только после этого вновь обратился ко мне:

– Итак, девушка в запертой комнате, за что тебя посадили под домашний арест?

– За неправильный ответ, – ляпнула я, продолжая неприлично пялиться на незнакомца.

– Как интересно, – пройдясь по комнате, он опустился на рундук, стоявший в ногах кровати, и спросил уже у Элары, – так за что Вэлард ее запер?

– Думаю, будет лучше, если вы зададите этот вопрос хозяину.

– Спросить-то я его, конечно, могу, но вот ответит ли он мне? – согласился незнакомец, изучая цепким взглядом мою скромную персону.

Глаза у него были интересного фиалкового цвета. Благодаря темной окаемке по краю радужки они казались более темными, насыщенными. И совсем не похожими на серые, холодные гляделки моего похитителя.

– Лорд Витарр, давайте я просто провожу вас в свободную комнату, – немного нервно предложила девушка, игнорируя любопытство наглого гостя, – лорд Шаардан будет недоволен, если узнает, что вы здесь были.

– Даже так, – меня удостоили еще одного взгляда, после чего этот интриган беззаботно улыбнулся, – но мы же ему об этом не скажем?

Словно опровергая его слова, послышался громкий хлопок входной двери. Элара вздрогнула и бросилась вниз, оставив нас одних.

– Итак, у нас есть секунд тридцать, пока эта вредина не рассказала все Вэларду, и он не ворвался сюда. Так что давай, буквально в двух словах, расскажи, как ты здесь оказалась и почему эта комната теперь выглядит так странно?

– А разве она раньше выглядела по-другому?

– Ты даже не можешь себе представить насколько по-другому. Ну, я слушаю? Рассказывай, – поощрительно мне улыбнувшись, он заверил, – я очень хорошо умею слушать. Это мой талант. Наряду со всеми прочими.

Ворвавшийся в комнату Шаардан не позволил мне вымолвить и слова. За ним, сверкая глазами стояла Элара.

– А ты быстрее, чем я думал, – хмыкнул Витарр, обращаясь к девушке. После чего поднявшись на ноги, перевел взгляд на лорда, – ну что ж, пошли, расскажешь мне, что это у тебя тут девушки делают в запертых комнатах. И за какие такие неправильные ответы ты их запираешь.

Шаардан молчал и смотрел почему-то на меня. Очень хмуро смотрел, как будто это я его друга сюда затащила, а он, бедный, не хотел и упирался. Не замечая мрачного настроя хозяина дома, Витарр, подмигнув мне на прощание, легко и как-то незаметно вытеснил лорда в коридор, не переставая что-то говорить. Я же ждала, затаив дыхание и скрестив пальцы на удачу. Пусть они забудут. Пусть не закроют дверь. Пусть мне повезет. Ну, пожалуйста.

Я еще не знала, что буду делать, если мое желание исполнится. Попытаюсь сбежать? Наверное, попытаюсь. Хотя бы для того, чтобы не сидеть сложа руки и показать лорду, что нас так просто не возьмешь, мы будем бороться! Еще никто в жизни не смог меня переупрямить. И я этим очень гордилась.

Щелчок замка довольно жестоко разбил все мои маленькие, пускай бесполезные, но греющие душу, планы. Показать характер не получится. А жаль.

* * *

Когда в комнату вошла Элара, вкатив следом тележку с моим обедом, я заподозрила неладное. За все пять дней, что я «гостила» у лорда в доме, это был второй раз, когда мне было суждено обедать в комнате. В прошлый раз я разозлила его своим отказом, что произошло теперь я не знала и это напрягало.

– Элара, а что случилось?

– Лорд Витарр случился, – сумрачно ответила она, сервируя стол, – пока он здесь, тебе придется посидеть в комнате.

– Можно подумать, меня раньше часто выпускали, – три небольших прогулки по саду под надзором вездесущего лорда не в счет. Все остальное время, не считая приемов пищи, я все равно сидела в комнате.

– Ты не понимаешь, – вздохнув, девушка села на стул у стола, – лорд Витарр, конечно, друг хозяина, но личность неприятная.

– Лестная характеристика.

– Ты его просто не знаешь, – неправильно поняв мой смешок, вскинулась Элара.

– Да не спорю я с тобой, успокойся, – реакция девушки была настолько забавной и искренней, что я не смогла промолчать, призналась, – неприятный, так неприятный.

– Серьезно?

– А что тебя так удивляет?

– Лорд Витарр умеет нравиться девушкам.

– Не исключено. Но я, за эти несколько минут, им как-то не очень прониклась. Я, знаешь ли, опасаюсь больших и наглых дядей.

– Ты поэтому отказала хозяину?

– Это-то тут вообще причем? – связи я решительно не находила. Видимо, я что-то упускала, потому что Элара тряхнув головой, задала следующий вопрос, не вдаваясь в подробности:

– А лорд Шаардан тебе нравится?

Сложив руки на груди, я молчала, исподлобья глядя на эту провокаторшу. Отвечать на вопрос не собиралась. Хотя бы потому, что и сама не знала ответа. Ничего плохого лорд мне еще не сделал. Вот только испытывать симпатию к похитителю было бы как-то странно и, прямо скажем, неправильно.

Элара поерзала на стуле и уже собиралась повторить вопрос. Спас меня стук, после чего дверь открылась, на пороге показался тощий как жердь управляющий:

– Хозяин желает видеть вас за столом.

Переглянувшись с Эларой мы вместе уставились на столик, на котором уже стоял мой обед и синхронно перевели взгляд на управляющего. Не смутившись – подозреваю, его вообще невозможно смутить, – он спокойно выдержал наш взгляд:

– Я бы советовал вам поторопиться.

Выходя в коридор, я старалась уже ничему не удивляться. Непонятно, что здесь творится, но вряд ли странности на этом закончатся.

Как выяснилось, я оказалась права. Шаардан сидел мрачнее тучи и уж точно не был рад моему появлению. Зато Витарр сиял как начищенный чайник. Стоило мне сесть за стол, как послышалось чуть насмешливое:

– Так значит целительница Иза?

Раздался скрежет. Лорд с силой проехался ножом по тарелке, буравя блондина недобрым взглядом.

– Успокойся, Вэлард, я ее не съем. Просто хочу познакомиться. И я очень рад, что ты выполнил мою просьбу и пригласил ее к столу.

Не обращая внимания на разговор, я немного придвинула тарелку, намереваясь поесть, пока они отношения выясняют. Я девушка простая и в отличие от благородных леди, которые едят как птички и непонятно как при этом живут, нуждаюсь в сытной пище.

– Просьбу? – недовольно переспросил Шаардан, – странно ты формулируешь свои просьбы.

– Да брось. Было бы на что злиться. Я же тебя сразу предупредил, что в случае твоего отказа,
Страница 8 из 10

ночью к ней в гости наведаюсь, если понадобится. Я всегда с тобой предельно честен. Ты должен это ценить.

Я закашлялась, подавившись куском пряного, хорошо прожаренного мяса. Шаардан ударил ладонью по столу и угрожающе прорычал:

– Морэм!

– Как давно я не видел тебя злым, – почти промурлыкал блондинистый шантажист, откинувшись на спинку стула, – целительница Иза хорошо на тебя влияет.

– Вообще-то, меня зовут Изадора, – в горле все еще першило, прорываясь сиплым кашлем, но после глотка воды возмущаться я уже могла.

– Изадора – слишком тяжелое имя для такой милой девушки. Иза тебе подходит куда больше, – не знаю, чего он добивался, но эффект оказался неожиданным даже для него.

– Полагаю, вы уже познакомились, – мрачно подвел итог Шаардан, поднимаясь из-за стола. К моему месту лорд подошел в абсолютной тишине. В этой же тишине ножки стула скрипнули по паркету, когда он отодвинул стул вместе со мной и молча поднял меня на руки. Я не сопротивлялась, даже за шею его обхватила на всякий случай. И очень хорошо видела вытянувшееся лицо блондинистого нахала и его округлившиеся глаза.

Уже покинув столовую, услышала озадаченное:

– Очень интересно.

В комнату меня оттранспортировали в гробовом молчании. Лорд на что-то злился, а я пыталась припомнить, когда меня в последний раз носили на руках. По всему выходило, что в двенадцать лет, когда я сломала ногу. Уже у дверей моей персональной камеры, решила для порядка подать голос:

– Я, вообще-то, и сама могла бы дойти.

– Не сомневаюсь, – согласился он и тут же велел, – держись.

Руки на его шее сжала автоматически и только когда ладонь, поддерживающая меня за спину, исчезла, поняла насколько порой полезно безропотно следовать приказам. Дверь оказалась незапертой. Сначала меня это удивило и только потом дошло, что запирать ее, пока я нахожусь за пределами, не имеет смысла. Я вдруг отчетливо почувствовала себя заключенной.

А в комнате, убирая со стола, находилась Элара. Всего несколько минут назад я отсюда вышла и уже вернулась. Я, оказывается, очень быстрая. Или просто лорд такой нервный?

– Лорд Шаардан?

– Оставь все и иди, – голос у их сиятельства был спокойный, но девушка быстро ретировалась, уже у двери бросив на меня растерянный взгляд. Не удивлюсь, если она решила, будто это я опять разозлила её дорогого хозяина.

Когда меня сгрузили на кровать, я все же решилась подать голос:

– Почему вы злитесь?

– Это так заметно? – ответил он вопросом на вопрос. Подойдя к тележке, заглянул под крышку, критически оглядел меня и постановил, – хватит.

После чего быстро выставил тарелки обратно на стол, замялся, взвешивая в руках стакан для воды и чашку из тонкого, расписного фарфора, но тоже уместил их на столе. Закончив с этим, поднял взгляд на меня:

– Чего же ты сидишь? Давай обедать. Или мне тебя отнести к столу?

Проигнорировав издевку, я сползла с кровати и чинно прошествовала к своему месту. Уселась на краешек стула, как воспитанная барышня. И только когда лорд сел на второй и последний стул в комнате, поинтересовалась, не сдержав любопытства:

– А вы разве в столовую не вернетесь?

– Нет. Думаю, Морэму будет полезно пообедать в одиночестве, – сумрачно ответил он.

Как оказалось, кое-кто думал совсем иначе. В дверь поскреблись. На пороге стоял Витарр, не желающий обедать в одиночестве. При виде своего друга, Шаардан скривился, что не осталось незамеченным.

– Да брось, Вэлард. Обещаю, буду вести себя пристойно и не смущать твою гостью, – пообещал он, потом хитро глянул на меня и добавил, – сильно.

Оглядев комнату, он некоторое время выбирал для себя место, после чего разместился все на том же рундуке. Приглянулся он ему видимо. Еще раз обвел комнату взглядом, стряхнул с рукава камзола пылинку и миролюбиво предложил:

– Вы ешьте, ешьте. А я вам сейчас свежие новости империи перескажу.

– Новости империи сможешь рассказать потом. Сейчас лучше расскажи, что удалось выяснить, – прервал его лорд.

– А ты уверен? – выразительно скосив глаза в мою сторону, проникновенно спросил блондин.

– Еще пара смертей, и об этом узнает весь город, – отмахнулся от его намеков Шаардан. А я напряглась. Ни о каких смертях я не слышала. Впрочем, справедливо было бы заметить, что находясь в этом доме, я совершенно выпала из реальности и не знала никаких новостей.

– Как знаешь, – Витарру эта идея не нравилась. Но недостаточно сильно, чтобы затеять спор. Все что он сделал, так это скупо предупредил:

– Рассказ получится мрачным.

Я собралась, готовая внимать, лорд же наоборот расслабился, откинувшись на спинку стула. Витарр начал издалека, видимо, для того чтобы я поняла, о чем сейчас пойдет речь. Шаардан ему не мешал.

– В прошлом месяце в полнолуние был обнаружен очередной изуродованный труп. Если я не ошибаюсь, уже третий. Снова молодая девушка и снова в лесу на небольшом самодельном алтаре. Символы, что были вырезаны на теле, не поддавались расшифровке, используемые ингредиенты были разнообразны и не имели никакой видимой связи между собой. Девушки так же были не знакомы ранее. Убийства жестокие, кровавые и бессмысленные по своей сути. Так я считал раньше. Признаться, – мужчина горько усмехнулся, – это было мое самое большое заблуждение. Ведь я был уверен, что обряд, результаты которого нам пришлось наблюдать, не имеет связи ни с одним из богов. Как выяснилось, он действительно не имеет связи ни с одним из богов…которые нам известны.

– О чем ты? – сидевший до этого спокойно Шаардан подался вперед.

– А это я подхожу к тому, что мне удалось узнать. Чуть больше века назад севернее твоих земель, на Серых Пепелищах, стоял небольшой город. То ли Истор, то ли Истор. И объявился в том городе некий Зрячий, что способен был видеть чужие судьбы. Имя его неизвестно, во всех записях он значится не иначе как «Зрячий». Уж не знаю, как ему удалось, в хрониках ничего не написано, но он за неполных пять лет сумел захватить власть в городе, сместив городского смотрителя. Установил свои порядки, навязал свои законы и, в общем-то, стал править. Каждое нарушение строго каралось, прав у людей становилось все меньше, их место занимали обязанности.

– И люди терпели? – вопрос вырвался против воли, но извиняться за то, что прервала рассказ, я не стала, ожидая ответа. Мне правда было интересно.

– Не просто терпели, они боготворили его. Не исключено, что находились несогласные, но долго они не жили. В этом можешь быть уверена, – сдержанно ответил Витарр, продолжая рассказ, – еще около трех лет он укреплялся в городе. Создавал благотворную обстановку, фактически, он создал культ, который безоговорочно ему подчинялся. Его прировняли к богам, ему поклонялись. А потом он узрел.

Наступила тишина. Блондин как истинный рассказчик нагнетал атмосферу, хитро улыбаясь. Первой не выдержала я:

– Что узрел?

– Конец мироздания! – Подняв палец к потолку, очень значимо поведал Виттар, – он утверждал, что видел, как земля горит, а реки бурлят, выкипая и исходясь черным паром. Именно черным. Урожай отравлен, деревья больше не плодоносят. Дикие животные обезумев выходят к городам и нападают на людей. И есть только один шанс избежать этого. Кровавая жертва. Каждый месяц в полнолуние проводился обряд,
Страница 9 из 10

который отодвигал конец всего сущего до следующего полнолуния. Неизвестно, сколько времени обряд проводился, но однажды для него использовали приезжую девушку. Ее убили, и только через некоторое время выяснилось, что девушка приходилась племянницей кому-то из родственников императора. Ее стали искать и, в конце концов, нашли. На дне огромной ямы, что находилась за городом. Туда скидывали все тела убитых во время обряда девушек. Яму даже не закапывали, просто поливали каким-то бальзамом, растворяющим тела.

– И что было потом?

– Город сожгли до основания. Всех жителей убили. Никто не знает, был ли среди них Зрячий. Не исключено, что ему и еще кому-то удалось сбежать.

– Думаешь, кто-то из последователей решил возродить наследие этого сумасшедшего? – усомнился Шаардан, – но почему именно сейчас?

Лорд помолчал некоторое время, привычным движением прошелся ладонью по волосам и мрачно предположил:

– Если только не нашелся кто-то, назвавшийся Зрячим.

– Я тоже так думаю, – подтвердил Витарр, пессимистично заключив:

– И, если это правда, то где-то в городе возрождается культ безумных фанатиков.

– А с виду такой мирный городок, – подала я голос.

– Разберемся с этой проблемой, и он снова станет мирным, – заверил меня Витарр.

Я очень на это надеялась. Хотелось верить в лучшее. А есть больше не хотелось.

Глава третья

Шёл восьмой день моего заточения и третий день, как мои серые будни скрашивал Витарр.

На этот раз мы сидели в моей комнате, что закономерно и неудивительно, на моей постели, что непристойно, но удобно, и играли в азартные игры. Сегодня карточные.

Странное дело, но общаться с ним оказалось очень легко. Шаардан, занятый поиском последователей Зрячего, с утра до вечера где-то пропадал. Возвращался уставший и мог уделить мне лишь час времени вечером. Нет, он готов был сидеть и больше, но глядя на его нездорово-бледное, усталое лицо, я не могла мучить его дольше. Даже бессовестным похитителям иногда нужно отдыхать.

Вот и сейчас он где-то пропадал, а я спасалась от скуки, разучивая очередную карточную игру. Дверь открылась аккурат в тот момент, когда смысл игры до меня почти дошёл, и я прекратила жаловаться на глупые правила. На пороге стоял Шаардан. Обозрев представшую его взору картину, он одарил меня напряженным взгляда, но разбираться стал с блондином, уделив тому все свое мрачное внимание:

– Морэм, что здесь происходит?

– Не смотри на меня так, – попросил Витарр, тут же сдав меня с потрохами, – я не толкаю твою девочку на скользкую дорожку. Она сама кого хочешь толкнет.

– Иза? – недовольные нотки в голосе выдавали раздражение лорда. И вот что-то мне подсказывало, что связано оно не с карточными играми.

– Ничего не удалось выяснить? – поинтересовалась я, проигнорировав вопрос их светлости. Без особого сожаления кинув веер карт в общую кучу – все равно проигрывала – я сползла с кровати и направилась к столику. Чай, уже не такой горячий, но приятно теплый, наливала почти на автомате, не глядя на лорда, но отчетливо различая его шаги.

– Нет, – отозвался Шаардан, закрыв дверь. Проходя мимо меня к креслу, которое уже давно негласно считалось его, коснулся моих волос, – у нас ничего нет. Кровь на алтаре принадлежит только жертве, магией во время обряда никто не пользовался, что не позволяет проследить остаточный след. И подозреваемых у нас нет. А время, между тем, идет. Через три дня полнолуние.

– Патрули уже сформированы? – любопытство проявил Витарр, которому, по непонятным мне причинам, было запрещено официально участвовать в расследовании.

– Сформированы и уже приступили к патрулированию, и это серьезно беспокоит горожан, – приняв из моих рук чашку, лорд благодарно кивнул, рассеянно вглядываясь в темную жидкость, – если так пойдет и дальше, нам не избежать паники.

– А если просто все рассказать? – идея казалась мне логичной и простой. Но только мне. Витарр откинувшись на покрывале, фыркнул, тем самым выражая свое отношение к моим словам. Лорд был более сдержан:

– Ты плохо знаешь людей, верно?

– Знаете, что? – слышать такое было неприятно. Я целительница, в конце концов, я прекрасно знаю людей. Наверное. – В последнее время я уже даже начинаю забывать, как они выглядят!

– Обещаю, когда я разберусь с делами, устрою тебе прогулку по городу, – мягко улыбнулся Шаардан.

И вроде бы он приятное сделать хотел, но после этих слов мне почудился звон цепей. То ли ошейник зазвенел, то ли наручники.

– И все же, почему нельзя им все рассказать? Тогда люди станут внимательнее, похитить очередную девушку для обряда станет сложнее.

– Или начнут устраивать самосуды. Люди хороши поодиночке. Но толпа…напуганная, безумная толпа – это страшно. Будет лучше, если они узнают об этом как можно позже. В идеале, им и вовсе не стоит об этом знать.

* * *

Поздний вечер застал меня за толстой книгой по истории империи, которую мне удалось выпросить у лорда. Текст меня интересовал мало, я с наслаждением рассматривала красивые, детально прорисованные картинки, когда в дверь робко постучали. И я сразу поняла, кого сейчас увижу.

Доступ в эту комнату, как ни странно, имели всего три человека, не считая меня. И у каждого имелся свой характерный способ попасть внутрь. Шаардан, с поистине хозяйским напором, сначала отпирал замок, после чего стучал, как бы намекая, что войдет в любом случае, вне зависимости от того, приглашу я его или нет. Витарр же вовсе не обременял себя такой глупостью как стук. Он заходил сразу, без предупреждения и приглашения. Одна Элара сначала стучала, дожидалась разрешения войти и только потом открывала замок.

Вот и на этот раз щелчок замка послышался только после моего, уже почти профессионально поставленного:

– Войдите.

Замявшись на пороге, девушка тихо спросила:

– Я посижу с тобой? – бледная и нервная, она сама на себя была не похожа. Не видя причины отказывать, я кивнула, гадая, что же могло ее так расстроить. Недолго думая, пошла в атаку, стоило Эларе только опуститься на стул у окна. Я забралась с ногами в кресло, в котором имела все права сидеть, но только до того момента, как приходил лорд. Тогда все права на кресло переходили к нему, а я изгонялась на любую другую горизонтальную поверхность. Как правило, это была кровать.

– Что-то случилось?

Элара вздрогнула, шмыгнула носом и пожала плечами, затрудняясь с ответом, потом все же кивнула:

– Анхел сегодня вышел патрулировать южную часть города. В первый день полнолуния. Я очень волнуюсь.

– Анхел?

– Мой жених. Он состоит в городской страже, – нервно хохотнув, она разгладила складки на юбке, сплела пальцы на коленях, и с гордостью поделилась, будто говорила о своих достижениях:

– Сейчас он сержант, но через полгода ему должны дать лейтенанта.

– Ну и чего ты беспокоишься? Сержанта тоже просто так не дадут, – в чинах стражи я не разбиралась, но была почти уверена, что сержант – это довольно неплохо. Слово серьезное, таким вряд ли назвали бы какого-то зеленого недолетка, который не знает, за какой конец нужно меч держать и чем заряжают арбалеты, – ничего с ним не случится. Если какому-нибудь разбойнику не повезет нарваться на патруль, так это его стоит пожалеть, а не жениха твоего.

– Ты не понимаешь,
Страница 10 из 10

сегодня полнолуние.

– И что? – спросила и чуть не взвыла. Ну, конечно, началось полнолуние, скоро должна появиться новая жертва.

Элара, видимо, не знала, что добрые лорды просветили меня по мрачной теме кровавых убийств, потому подавшись вперед, понизила голос и потребовала:

– Обещай никому не рассказывать о том, что сейчас узнаешь.

Несколько долгих секунд я просто скептически смотрела на нее, но, не добившись должного эффекта – видимо, недостаточно выразительно у меня это выходит, надо бы пару уроков у Шаардана взять, вот уж кто способен раскатать по стене одним только взглядом – все же спросила:

– И кому я могу выдать твой секрет, скажи мне, пожалуйста? Я взаперти, если ты помнишь.

– Хозяину или лорду Витарру.

– Ничего им не расскажу, – честно пообещала я.

– В городе уже несколько месяцев пропадают девушки. Каждое исчезновение приходилось на полнолуние. С чем это связано не известно, но их всегда находили мертвыми. В этот раз было решено устроить патрулирование, в надежде если не поймать, то хотя бы спугнуть преступника и не дать ему убить очередную девушку.

– И ты боишься, что твой жених наткнется на этого убийцу?

Элара кивнула и пояснила, оправдываясь:

– Если он его встретит и сумеет поймать или хотя бы убить, то это существенно сократит время до повышения. Но я боюсь…

– Боишься, что он может не справиться с убийцей?

Девушка нервно кивнула. А я не знала, что бы такое жизнеутверждающее сказать, чтобы подбодрить ее. Потому выдала известное и ей самой, радуясь, что она не знает правды. Уж если она так беспокоится по поводу одного убийцы, то я даже не знала, что бы она себе напридумывала, узнай о целой секте, собравшейся где-то в городе:

– Ну, по городу жених твой не один ходит, а связываться с целым патрулем вряд ли кто-то решится. А если даже найдется такой ненормальный, то это ему стоит посочувствовать. Так что не нервничай. Поверь мне, я тебе это как дипломированная целительница говорю: нервы восстанавливаются очень медленно, а у тебя вся жизнь впереди, они тебе еще очень пригодятся.

Элара улыбнулась, плечи ее расслабились. Выдохнув, как мне показалось с облегчением, она сказала:

– Спасибо тебе большое.

– За что? – никаких особых подвигов за собой я не заметила.

– Что выслушала. Выговорилась, и даже легче стало.

– И всего-то?

Пожав плечами, она просто сказала:

– Мне вполне хватило.

Элара собиралась сказать что-то еще, но за дверью послышался шум, а в следующее мгновение она уже была открыта, на пороге стоял мрачный Шаардан. Обвел комнату взглядом, по мере осмотра помещения выражение его лица менялось. В итоге он удивленно уставился на Элару, которая поспешно подскочила и, еще раз поблагодарив, направилась вон из комнаты. На мое растерянное:

– Куда?

Она только выразительно скосила глаза на застывшего в дверях мужчину и шепнула:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/kupava-oginskaya-8671217/prakticheskaya-rabota-dlya-pohischennoy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.