Режим чтения
Скачать книгу

Право на ошибку читать онлайн - Дмитрий Кликман

Право на ошибку

Дмитрий Владимирович Кликман

Апокалипсис-СТПуть сталкера #1

Он – единственный выживший после страшной бойни. Он – сталкер, потерявший друзей, объявленный своими вне закона и ведомый лишь местью.

Рядовой клана «Оплот» Стас Данилов отправляется на поиски неизвестных, уничтоживших патрульный отряд группировки. Судьба сводит героя с двумя отчаянными сорвиголовами: Антикваром и Чикой, вместе с которыми ему предстоит пройти тяжелый путь, ведущий каждого к своей цели. Данилова – к поиску правды и мести, сталкеров – к выгоде. Но ни он, ни его случайные попутчики даже не догадываются, что предстоит им узнать в конце пути, полного опасностей и неожиданных поворотов. Что приготовила им судьба? Была ли случайностью их встреча или все уже давно предрешено?

Дмитрий Владимирович Кликман

Право на ошибку

Фантастический роман

© Кликман Д.

© ООО «Издательство АСТ»

Памяти Константина «Призрака» Комкова

Пролог

Боль в груди нарастала. Из разбитой головы текла кровь, заливая лицо. Тонкая струйка попала в рот, вызвав приступ тошноты.

Сталкер закашлялся. С трудом разлепив налитые свинцом веки, увидел расплывающуюся в мутной пелене фигуру в серо-зеленом комбинезоне.

– А с этим что? – прохрипел сквозь закрытый шлем голос в метре от умирающего.

– В расход. Они и так много наших положили.

– Есть.

Ствол автомата уставился на Стаса. Выстрел. Он сжался в ожидании новой вспышки боли, но ее не было. Гравитационное поле аномалии подхватило пулю, поглотив летящий в лицо маленький комок смерти.

– Все равно умрешь, собака, – зло бросил человек, повернувшись боком к раненому. Всполох потревоженной аномалии осветил плечо неизвестного. В памяти, будто на фотопленке, осталась нашивка. На этом силы окончательно иссякли, и сталкер провалился в беспамятство.

Он не мог видеть ни аномалии, разрядившейся возле ног, ни останков товарищей по клану. Ни тем более сгорбленную фигуру в черном плаще с наброшенным на голову капюшоном. Дождавшись, пока крутившиеся возле тела люди уйдут, неизвестный вышел из укрытия и подошел к аномалии. Порывшись в кармане, вытащил похожий на губку предмет, бросил его в центр светящейся субстанции. Та загудела, заискрилась и… исчезла. Удовлетворенно хмыкнув, он подошел к раненому, проверил пульс, удостоверился, что тот еще жив, и начал расстегивать комбинезон. Сталкер глухо застонал.

– Терпи… Не время тебе умирать, – сказал незнакомец.

Закончив разбираться с застежками, он приступил к осмотру ран, что-то бормоча себе под нос. Затем перенес бесчувственное тело на плащ-палатку и аккуратно завернул в нее раненого. Легко подхватив на руки, уверенно зашагал прочь, оставив за спиной страшную картину произошедшей здесь час назад бойни.

Отойдя примерно на километр, человек в плаще остановился. Осторожно положив ношу на землю, порылся в кармане и достал оттуда еще один предмет, похожий на булыжник. Сжав в руке, бросил на землю. От удара тот рассыпался на мелкие кусочки, и пространство озарила яркая вспышка. На месте, где упал предмет, раскрылась черная воронка, окруженная мерцающими сполохами ярко-синего цвета. Субстанция переливалась и пульсировала, призывно раскрыв зев тоннеля.

Человек кивнул сам себе, поднял свою ношу на руки и шагнул в бешено вращающуюся воронку. Та закрутилась сильнее, загудела. Раздался хлопок, и свет погас. Искривленное аномальным воздействием пространство вернулось в прежнее состояние.

Над болотом царила ночь. Туман, вечный спутник этих смертельно опасных мест, мутным ковром укрыл окрестности. Он был настолько плотным, что иногда становилось невозможным рассмотреть тропу под ногами. Единственное место, где не властвовал белый саван, – редкие возвышенности, превратившиеся после затопления в поросшие скудной растительностью маленькие островки. Узкая тропа из деревянных мостков не давала права оступиться. Вокруг шевелилась грязно-черная радиоактивная жижа, выбрасывая и в без того загаженный воздух ядовитые испарения. Днем они не были так уж обильны, зато ночью поверхность бурлила, кипела, шипела струями отравленного пара, чем-то напоминая гейзеры.

Высокая, чуть сгорбленная фигура в черном плаще уверенно двигалась к намеченной цели. Широко шагая по еле заметной тропе, неизвестный не сбавлял темп, спокойно обходя опасные участки и изредка попадавшиеся аномалии. В руках он держал объемистый сверток, изредка подбрасывая его, чтобы перехватить поудобней. Особых проблем груз не доставлял. Казалось, сталкер вообще не замечает его немалого веса, сноровисто перепрыгивая с кочки на кочку или балансируя на узкой тропе.

Внезапно из зарослей высокого камыша выскочила стая собак и, повизгивая, бросилась наперерез незнакомцу. Через пару метров псы резко остановились, водя из стороны в сторону облезлыми мордами. Человек поравнялся с мутантами. На холке ближайшей собаки вздыбилась шерсть, она тихо зарычала, сделав несколько шагов в сторону сталкера. Тот остановился и коротко бросил:

– Брысь…

Стая сорвалась с места словно ошпаренная, а сталкер как не в чем не бывало, продолжил путь, двигаясь строго на северо-запад. Через полчаса он вышел на небольшой пригорок и остановился, переводя дух. Впереди возвышалась старая хижина, слегка покосившаяся набок. В доме кто-то был. Об этом говорило бледно светящееся пятно одного из окон, словно светлячок, маячившее в темноте. Незнакомец удовлетворенно хмыкнул и пошел навстречу свету, казавшемуся чудом в этом мертвом месте.

Не дойдя до дома несколько метров, почувствовал, как что-то с силой толкнуло его в ногу.

– А, это ты… – промолвил сталкер, потрепав по загривку огромную собаку. – Привет, бродяга.

Та радостно взвизгнула и принялась крутиться волчком. Сталкер осторожно положил ношу на землю и облегченно выпрямился, разминая затекшую спину. Собака тут же насторожилась, подозрительно принюхиваясь. Затем подбежала к валяющемуся на земле свертку. Шерсть на загривке зверюги встала дыбом, псина оскалилась и угрожающе зарычала.

– Не трогай! – повелительным тоном сказал сталкер. – Он свой.

На его голос отворилась дверь, в проеме показалась фигура. Хозяин дома свистнул собаке и подошел к путнику. В руках он держал керосиновую лампу, скудно освещавшую площадку перед домом.

– Не спится? – иронично спросил хозяин, здороваясь с гостем.

– Я не умею спать, ты же знаешь…

– Ну да, прости… Что это? – он кивнул на куль и вопросительно взглянул в лицо гостю, поглаживая длинную белую бороду.

– Открой…

Больше не задавая вопросов, хозяин подошел к поклаже, оказавшейся плащ-палаткой, в которую было завернуто тело. Развернув ее, нагнулся и посмотрел на окровавленное лицо лежавшего на земле паренька.

– Это кто?

– Он, – коротко бросил неизвестный.

– Ты не ошибся?

– Исключено.

– Но волосы…

– Это Зона пометила… Аномалией.

– Откуда принес?

– С Озера… – незнакомец закашлялся. – Еле успел. Опоздай я на полчаса – и все…

– Хорошо, поторопимся, – хозяин взялся двумя руками за края плащ-палатки. Незнакомец ухватился с другой стороны, и они осторожно понесли тело в дом. Парень застонал, не приходя в сознание.

Через несколько минут принесший раненого неизвестный
Страница 2 из 20

вышел на улицу. Немного постоял на месте, словно принюхиваясь, и произнес:

– Вот и Всплеск. Заждался уже…

Поглубже натянув на голову капюшон, незнакомец зашагал по тропе, быстро растворившись в ночи.

* * *

В полутемную каморку, с трудом проникал солнечный свет, едва освещая скудное убранство. Обшарпанные стены, местами сохранившие следы штукатурки, тумба, на которой стояло наполовину заполненное ведро с водой, стул, старая ржавая койка в углу. Вот и все, чем могла похвастаться маленькая комнатушка.

На кровати лежал человек. Он бредил. Мокрое от пота лицо периодически искажала гримаса боли. Грудь ходила ходуном от частого, прерывистого дыхания. Сквозь плотно сжатые губы вырывались странные звуки. Из темноты сознания пробивалась старая песня:

You're in the army now.

Oh, oh, you're in the army now!

Травмированный контузией мозг, словно старый кинопроектор, вытаскивал из глубин подсознания все новые и новые воспоминания…

* * *

Сумерки сгущались, постепенно скрывая силуэты медленно бредущих людей.

За спиной остался глубокий кратер высохшего озера. Слева возвышалась громадина мертвого завода. Дорога постепенно сужалась, поворачивая влево, открывая взору относительно прямой участок пути. Если бы не аномалии, хаотично разбросанные вокруг, его смело можно было бы назвать широким.

На Зону опускалась ночь. Люди нервничали. Никто не любил ходить в темноте. Риск попасть в аномалию или не заметить притаившуюся угрозу увеличивался в разы. Успокаивала мысль, что до базы оставалось всего ничего. Но одно обстоятельство, словно заноза, не давало покоя командиру и подчиненным.

Отряду предстояло пройти отрезок пути по узкой тропке, с обеих сторон которой шли цепи поросших густой растительностью холмов. В конце пути их ждал тоннель, являющийся условной границей Пустошей. Сам отрезок был небольшим, но в этом месте их было видно как на ладони. Капитан Черненко разделял чувства ребят, но сделать ничего не мог. Приказы не обсуждаются.

Запланированное на завтра возвращение на базу пришлось отменить. Неожиданно для всех по радио пришел приказ командира: «Группе срочно возвращаться, проведя по пути разведку завода близ высохшего озера и прилегающей территории».

Капитан пришел в недоумение, но оспаривать не стал. Полковник был человеком неглупым и просто так подобными приказами не разбрасывался. Собрав только что сменившихся с маршрутов бойцов, Черненко дал команду на выдвижение.

Шаг за шагом люди продолжали идти по покрытой трещинами и выбоинами дороге. Слышны были лишь звук шагов и редкое позвякивание амуниции. Левый ведомый замедлил шаг, одновременно снимая автомат с предохранителя. Краем глаза он уловил какое-то движение и теперь напряженно всматривался в сторону склона, пытаясь разобрать что-либо в кромешной тьме. Вышколенный квад тотчас остановился как вкопанный. Ведущий взглянул на подчиненного:

– Что?…

– Вроде показалось.

– Уверен?…

Боец секунду помедлил:

– Да.

– Смотри внимательно, – посоветовал сержант, подавая сигнал продолжить движение.

Замешательство среди бойцов привлекло внимание идущего впереди командира отряда:

– Василенко! Что у вас там?

– Ничего, командир! Все в порядке. Янко показалось.

– Понял, не отставайте.

Однако через минуту Янко опять что-то увидел. Боковым зрением ведомый четко различил, как в тумане промелькнула неясная фигура. Потом еще. И еще одна.

– Что за?…

Больше ничего сказать он не успел. Тишину прорезал звук, словно кто-то резко разорвал листок бумаги. Пуля пробила навылет шлем, превращая голову в кровавое месиво. Звук повторился, и обернувшийся было сержант рухнул как подкошенный. Все произошло в доли секунды, но большего Черненко не требовалось:

– Вспышка слева! Снайпер!

Бойцы бросились врассыпную. Но было поздно. Со всех сторон на них обрушился шквал огня.

День перевалил за половину. В комнату постепенно начал проникать солнечный свет. Его тусклые лучи упали на лицо лежащего на кровати человека. Тот дернулся как от удара, но глаз не открыл, находясь в цепких объятиях беспамятства. Мысленно он по-прежнему переживал бой…

От яркого света трассеров стало светло как днем. Капитан не присматривался, кто на них напал. Главное – отбиться. Разбираться будут потом.

Ситуация на поле боя разворачивалась не в пользу оборонявшихся. Застигнутый врасплох отряд понес потери. Противник показываться не спешил, ведя прицельный огонь из укрытий на холмах.

– Занимаем оборону! Не высовываться! – Черненко раздавал команды, не беспокоясь об их выполнении.

Он знал, что сержанты выполнят все так, как надлежит. А тем временем отряд потерял еще троих.

Оплотовцы оказались в ловушке. Оставшиеся в живых смогли укрыться только за тремя разбитыми грузовиками, стоящими на обочине, и неглубоким оврагом у дороги, где сейчас находился сам капитан и две четверки. Остатки группы прятались за ржавым остовом ЗИЛа и судя по коротким очередям, дела у них были совсем плохи.

– Василенко, доложить потери!

Ответа не последовало.

Капитан в сердцах выругался:

– Василенко! Твою мать, ты уснул там?! На связь!

– Командир, здесь Данилов. Василенко и Янко – «двухсотые». Дивный – «трехсотый».

Доклад совсем не обрадовал Черненко. Надо было что-то делать, иначе он рисковал потерять оставшихся двоих. Ограниченный боекомплект отряда не позволял вести долгий оборонительный бой. Счет пошел на секунды.

Судя по плотности огня, противник их скоро накроет окончательно. Связаться с базой они не могли – расстояние не позволяло. Аномальные поля сильно искажали сигнал, в несколько раз уменьшая дальность действия радиостанции. Существовал один шанс на миллион, что кто-то находившийся поблизости сможет их услышать. Выбор невелик. Капитан решил попробовать:

«Внимание всем, кто меня слышит! Говорит командир спецотряда „Оплота“! Мы атакованы группой неизвестных, несем потери! Прошу помощи, прошу помощи!»

Треск помех в рации сменился размеренными ударами барабанов и снова голову наполнили слова:

You're in the army now.

Oh, oh, you're in the army now.

Из груди вырвался хрип. Человек облизнул пересохшие губы. Чья-то сильная рука приподняла его, поднеся ко рту чашку с водой. Раненый жадно припал к ней, мгновенно осушив до дна, и без сил рухнул на кровать, провалившись в беспамятство. Сознание постепенно заполнили звуки боя…

Раздался взрыв. Стас инстинктивно прижался к земле, пытаясь спрятаться от осколков гранаты. Взрывная волна ударила многотонный грузовик, опрокидывая его на бок. Оплотовец подполз к раненому товарищу и принялся оттаскивать того с линии огня. Над головой свистели пули, изредка повизгивая рикошетом о раму ЗИЛа.

– Данилов, слушай меня внимательно! – послышался голос командира. – Вам нужно выбираться оттуда! Если будете и дальше там торчать, считайте – все! Мы вас прикроем. Что там с Дивным?

– Одна пуля в живот, вторая в грудь. Тяжелый!

– Проверь, дышит?

– Да!..

– Ясно! Придется тащить! Справишься?

– Так точно.

– Добро! Как только будешь готов, скажешь! По команде хватаешь его и со всех ног сюда! Понял меня?

– Понял, командир, до связи!

«Хороший боец, надо будет похлопотать за него, – подумал Черненко, – если живы останемся… Ни тебе соплей, ни стонов. Сказано –
Страница 3 из 20

сделано. Побольше бы таких».

– Товарищ капитан, готов! – доложил Данилов.

– Понял тебя! Внимание! По моей команде прикрываем своих! На счет три! Раз! Два! Три, огонь!

Оставшаяся восьмерка открыла огонь со всех стволов.

– Данилов, пошел! Вперед, вперед, не зевать, если хочешь живым выбраться!

Стас вскочил и, взвалив на плечо Дивного, рванул со всех ног к холму. Какие-то пятьдесят метров отделяло его от цели, но преодолеть их под шквальным огнем противника было непросто. Он несся во весь опор. Висящий на плече Дивный вдруг задергался, будто его ударило электрическим током, но бегущий этого не заметил.

«Как минимум, пять попаданий», – подумал наблюдающий за ним капитан и сразу заорал: – Данилов, спринтер хренов! Брось! Ему уже ничем не поможешь!

Но тот будто не слышал. Упрямо мотнув головой, он лишь перехватил поудобнее уже, вероятно, мертвого товарища и резвее припустил к оврагу.

– Еще быстрее! Ну же! – Черненко уже не просто орал в микрофон, он готов был его проглотить, только бы Стас добежал.

И он успел. Сбросив тело на руки подоспевшим товарищам, оплотовец повалился без сил, хватая ртом воздух. Командир внимательно посмотрел на бойца и показал ему большой палец. Тот, в свою очередь, уловив жест капитана, пожал плечами, показывая, что ничего необычного не совершил. Но Черненко было уже не до обмена любезностями.

– Значит так, пацаны, – командир отряда внимательно обвел взглядом уцелевших. Решение уже созрело. Рискованное, но все-таки решение. – Оставаться здесь нельзя. Еще минут пять, и по нам можно заказывать панихиду. А так у половины точно есть шанс уцелеть. Проверить амуницию, оружие, боеприпасы. Даю вам минуту. По готовности начинаем отход. Патроны не экономим. Чем меньше возможности будет у них высунуться, тем больше шансов уцелеть у нас. Все ясно?

Ответом было молчание. Обстрелянные и видавшие виды бойцы со знанием дела проверяли оружие, снаряжали магазины, подтягивали лямки и застежки, чтобы ничего не болталось, доукомплектовывали разгрузки. Даже новички, которых в отряде насчитывалось добрая половина, обладали боевым опытом. Каждый понимал: шансы на спасение минимальны. Капитан всматривался в перемазанные грязью пополам с копотью лица, пытаясь заметить хоть намек на панику. Нет. Бойцы старательно прятали страх, всем своим видом показывая решимость идти до конца. Глубоко вздохнув, командир обратился к подчиненным:

– Придется побегать, ребята. Постараемся продать наши жизни подороже. Готовы? Вперед!

Дав кучный залп в сторону нападающих, остатки отряда рванули по дороге к спасительному тоннелю. Противник, разгадав маневр оплотовцев, моментально усилил огонь. Засвистели пули.

Люди стремительно неслись по разбитой дороге. Они спотыкались, падали, глотая пыль, поднимались и продолжали бежать, спасая жизни. Очередь прошила насквозь одного из отступающих, брызнула кровь. Парнишка задергался и упал. Второй, пробегая мимо, притормозил, пытаясь поднять еще живого товарища. В следующую секунду бронебойная пуля пробила его шлем, перемешивая мозг с осколками черепа. Еще один с разбегу влетел в аномалию. Мощный поток воздуха подхватил его, словно игрушку, и закрутил волчком, стремительно набирая обороты. Парень истошно закричал. Хлопок… С противным чавкающим звуком тело разорвалось на части. Во все стороны полетели кровавые ошметки.

Оставшиеся бойцы продолжали бежать, изредка отстреливаясь.

– Еще чуть-чуть, парни! – прокричал капитан. – Не отставать!

Ослепительная вспышка взрыва осветила пространство, и остатки группы утонули в ее ярком свете. Последнее, что почувствовал Стас, – адская боль во всем теле, через секунду он кубарем покатился по земле. Перед глазами вспыхнула аномалия, после чего он больно ударился головой о камень, мгновенно потеряв сознание. Взрывная волна разбросала бегущих в стороны. Никто больше не подавал признаков жизни.

Мгновенно наступила тишина. Как будто и не было страшного грохота боя и криков умирающих людей.

* * *

– Ну и угораздило ж тебя, парень, – хозяин дома в очередной раз смочил тряпку и положил ее раненому на лоб. – Ничего, справишься.

Он достал из контейнера похожий на комок слизи артефакт, мерцающий голубоватым сиянием, и аккуратно положил его на плечо сталкеру, закрывая большую рваную рану. Коснувшись плеча, тот засветился сильнее, постепенно меняя цвет на зеленый. Потом интенсивно замигал, окрашиваясь красным. После вспыхнул и потух, превратившись в сморщенный кусочек материи. Раненый вздрогнул. По лицу пробежала судорога. Парень еще раз дернулся и обмяк. Хозяин удовлетворенно хмыкнул, убирая уже бесполезный комок. Затем, плотно закрепив повязку, взял со стола иглу с хирургической нитью и принялся за располосованное лицо, орудуя инструментом со сноровкой заправского хирурга. Вскоре, закончив работу, швырнул все принадлежности в стоящее рядом ведро и направился к выходу, бросив лежавшей на полу огромной собаке:

– Присмотри за ним. Я скоро вернусь.

Глава 1

Стас открыл глаза, и яркий свет ослепил его. Он несколько раз моргнул, привыкая, потом осмотрелся. Взгляд уперся в дырявый дощатый потолок, сквозь который виднелись балки крыши. Он не знал, сколько пробыл без сознания. Судя по ощущениям – довольно долго. Тело затекло, суставы неприятно ломило.

Чувствовал себя Стас отвратительно. Голова гудела, к горлу подкатывала тошнота. Глубоко вдохнув, он попытался пошевелиться. В боку неприятно кольнуло. Но его это не остановило. Ему нужно было встать. Схватившись руками за спинку кровати, он попытался подтянуться. Плечо тут же пронзила острая боль. Данилов до крови закусил губу и обессиленно упал на матрац. Полежав несколько минут, он снова начал осторожно подниматься.

Внезапно слева, возле самого уха, раздалось рычание. Стас осторожно повернул голову. В метре от кровати лежала огромная собака. Данилов медленно поджал под себя ноги, приготовившись к прыжку. Движение не осталось без внимания зверя. Мутант тут же вскочил и, оскалившись, зарычал громче.

– Не двигайся, парень, – произнес чей-то голос.

Стас повернулся на звук и прищурился, разглядывая человека в дверном проеме. Седой, с длинной аккуратной бородой. Глаза почти черные и какие-то бездонные. Умные, грустные глаза. Из темной глубины этих глаз на оплотовца смотрели мудрость и глубокая печаль. Наверное, такой взгляд должен быть у древнего, умудренного опытом старца, который разочаровался в мире и людях.

– Если ты еще раз дернешься, он перегрызет тебе глотку, – незнакомец вошел в комнату и, что-то поставив в угол, подошел к кровати, кивая собаке. Мутант моментально потерял интерес к сидящему на кровати Данилову, примостившись возле входа с независимым видом.

Человек наклонился над раненым и, по очереди оттягивая веки, заглянул ему в глаза. Стас лежал, не в силах пошевелиться, все еще не понимая, что с ним происходит. Неизвестный продолжал осмотр, щупая лицо, изредка поворачивая голову Данилова. Закончив, принялся снимать повязку на плече, бормоча: «Угу, угу. Отлично, отлично. А тут у нас что?… Ага…»

«Где я? Что со мной?!» – Стас лихорадочно пытался понять, где он находится. В сознание, словно цунами, ворвались воспоминания о последних событиях. Грохот стрельбы, крики
Страница 4 из 20

умирающих товарищей… Раненый Дивный на плече, перекошенное в бессильной ярости лицо капитана, стремительный бег к спасительному тоннелю, взрыв…

Перед глазами замелькали картины, открывая все новые и новые воспоминания. Вернулись страх, желание выжить, отчаяние. От переизбытка чувств он попытался встать, не отдавая отчет в своих действиях. Незнакомец с силой прижал его к кровати, но Стас отбросил руку и вскочил на ноги. Адская боль тут же пронзила все тело. Сделав шаг, он дико закричал и плашмя рухнул на пол. Повинуясь инстинктам, мозг отправил израненное тело в спасительный омут беспамятства, оберегая его от дальнейших увечий.

Вторичное пробуждение было менее болезненным. Стас с удивлением отметил, что снова лежит на кровати. Прислушался к своим ощущениям. Самочувствие улучшилось: перестала кружиться голова, боль отступила.

– Очнулся? – прозвучало откуда-то из глубины сознания.

Но нет. Это был все тот же голос, что он слышал недавно… Пытаясь глазами найти говорящего, Стас приподнялся на кровати.

– Вижу… Очнулся… Как себя чувствуешь?

В ответ Стас промычал что-то нечленораздельное. Однако человек все понял:

– Это хорошо…

Данилов буквально выдавил слова из пересохшего горла, перебив незнакомца:

– Воды…

– Неужто?! – с радостью в голосе проговорил тот. – Это радует! Значит, я собрал тебя правильно.

– Кто ты?

– Это так важно сейчас?

– Нет, но…

– Вот и хорошо. Обо всем после, – незнакомец подошел к тумбе, расположенной в углу комнаты и чем-то зазвенел. Закончив, подошел к кровати, держа в руках исходящую паром кружку.

Стас опасливо покосился на жидкость:

– Что это?

– Так надо, – уклончиво ответил человек.

– Как я здесь оказался?

– Тебя принесли с Озера, – неизвестный собеседник помог ему подняться и поднес кружку к его губам.

Обжигаясь, Данилов начал прихлебывать горячий настой, чувствуя, как с каждым глотком по телу разливается приятное тепло.

Осушив кружку до дна, благодарно кивнул. Затем, переведя дыхание, снова обратился к незнакомцу:

– Когда?

– Четыре дня назад. Поздно ночью.

– Принесли? Кто?

– Друг, – лаконично ответил собеседник. После чего добавил: – Не дергайся. Тебе нечего бояться.

– А остальные?

– Если судить по твоему виду – им пришлось гораздо хуже.

– То есть…

– Я не знаю, – покачал головой человек.

– Понятно. Спасибо…

– Тебе повезло. Я бы сказал – исключительно повезло. Поймать два осколка, да так удачно, сможет не каждый. Первый распахал тебе половину лица, чудом не задев лицевой нерв. Второй, разрубив артерию, застрял в мягких тканях плеча. А если ко всему этому добавить два сломанных ребра – получается совсем нехорошо. Когда мне тебя принесли, я думал – умрешь. При такой потере крови люди не выживают. А ты смог, поздравляю. Можешь считать, что родился в рубашке.

Два дня ты бредил. А потом я сознательно загонял тебя в сон. Иначе увеличивался риск, что рана откроется. Ребра будут срастаться медленнее, чем мягкие ткани, но, думаю, скоро будешь бегать как заяц.

– Ты знаешь, кто на нас напал?

Человек положил руку ему на лоб, словно к чему-то прислушиваясь, и его взгляд стал вдруг суровым:

– На сегодня хватит. У тебя, помимо всего прочего, еще и контузия. Лишняя нагрузка сейчас ни к чему. Я потерял уйму времени, возясь тут с тобой. Не хочется, чтобы мои труды пропали даром. Увидимся утром. Думаю, ты сможешь встать, – и, прочитав немой вопрос в глазах Стаса, добавил: – Артефакты, друг мой. Они ведь разные бывают: могут убить, а могут и вылечить. Зона… А сейчас спать, – в голосе прозвучал приказ. – Дружок за тобой присмотрит.

Кивнув в сторону лежавшего на полу пса, незнакомец направился к выходу.

– Вот еще что… – человек замер на пороге, повернувшись к оплотовцу. – Твои соклановцы уже побывали на месте боя. И не нашли одно тело. Как думаешь, чье?

Стас сглотнул, понимая, куда клонит собеседник.

– Нужно продолжать, кто попал под подозрение? Думаю, и так понятно. В общем, если не хочешь, чтобы твоя голова украшала забор базы «Оплота», – отдыхай. Скоро все станет ясно.

И вышел, оставляя Данилова наедине со своими мыслями.

А подумать было о чем…

Стас устало закрыл глаза. От осознания того, что весь отряд был уничтожен, сталкера накрыла волна гнева и отчаяния. В бессильной злобе он заскрежетал зубами.

Только сейчас до него начало доходить, что в живых он остался вопреки здравому смыслу и элементарной логике. Раненые в Зоне не выживают. Он бы погиб, не окажись рядом неизвестный спаситель.

«Но как это могло случиться? Кому мы перешли дорогу? – Стас четко запомнил нашивку на плече того сталкера: оскалившийся череп, в пустых глазницах которого горело пламя. – И почему же они меня не добили? Хотели, чтобы я помучился? Нет, не похоже. Такое впечатление, что они куда-то спешили и вообще не собирались нападать. Просто Янко их заметил, а дальше… Нашивка… Нашивка… Где я ее видел?… Нет. Не помню».

От переживаний у него еще сильнее разболелась голова. Данилов устало откинулся на подушку и попытался уснуть. Но сон, как назло, не шел. В гудящей голове кружились назойливые мысли о том, кто же их все-таки атаковал:

«Наемники – нет. Эти не могли. После той бани, которую наши устроили им год назад, они еще долго будут отходить. Да и не похожи были… Тогда кто? Бандиты? Тоже нет. Бандиты – стадо, а здесь работали четко, как на учениях. Сталкеры? Это уже полный бред, клан всячески помогал им, периодически зачищая территории от мутантов и бандитов. Тогда кто же? Так профессионально могли сработать только военсталы, наемники или „Оплот“. Свои же? Полная бредятина. Может, темные?»

Насчет последних Стас точно сказать не мог. Каждый из этого клана был заклятым врагом. И если наемников он знал по предыдущим стычкам, то с темными сталкиваться не приходилось. Со слов ветеранов, темные – сущие звери. Еще никому не удавалось захватить хотя бы одного живым, чтобы допросить. Кто-то говорил, что пару раз находили раненых. Но и здесь всех ждало разочарование. Пленный любым способом старался свести счеты с жизнью.

Поэтому данных о темных сталкерах у клана катастрофически не хватало. А слухам, которые любили распускать бродяги, никто особо не доверял.

«Но так далеко темные раньше не уходили. И они никогда не действовали в открытую. Вот нанять кого – это запросто».

Исходя из тех знаний, которыми располагал Стас, полулюди редко покидали подконтрольные им территории. Группировка обитала в Мертвых землях, соседствующих с ЧАЭС, и для сталкеров путь туда был заказан. По крайней мере, из желающих пощекотать себе нервы не вернулся никто. Военные несколько раз пытались выковырять их оттуда, но раз за разом терпели фиаско.

«Значит, все-таки наемники. Тогда вопрос: что можно искать на Озере? – Стас прекрасно помнил – они торопились. И не собирались нападать. – Черт, голова совсем не варит».

Усталость вкупе с ранением взяли свое, и Стас провалился в короткий, беспокойный сон.

Данилова разбудило чувство, которого он ждал меньше всего. Он хотел есть. Причем голод был настолько силен, что буквально выворачивало наизнанку. Стас огляделся. Собаки видно не было. Немного подумав, он попытался встать. К большому удивлению, ему это удалось. Плечо все еще ныло, но особого
Страница 5 из 20

дискомфорта, по сравнению с утренними ощущениями, не доставляло. Данилов пошевелил рукой. Так и есть – боль отступила… Трогать повязку оплотовец не решился.

Осторожно переступая, он вышел из комнаты и внимательно осмотрелся. Помещение, находившееся за дверью его временного пристанища, размерами не отличалось от предыдущего. Единственное, что бросалось в глаза, – мебель. Данилов даже присвистнул от удивления. По меркам Зоны комната была обставлена с комфортом. Разумеется, мебель старая, и везде виднелись следы капитального ремонта, выполненного кустарным способом, но все же…

Старенький диван, стоящий в противоположном от входа углу, рядом с ним приличного вида журнальный столик с кучей газет и, самое интересное, – большая книжная полка, занимавшая практически всю стену напротив. И все это – в старой деревянной лачуге.

Стас подошел ближе, с интересом рассматривая книги. Попытался разобрать названия на потрепанных переплетах, но вскоре забросил это занятие. Темнота не позволяла. Но сам факт, что кто-то еще умудрялся здесь читать, поверг его в шок. Он вздохнул и занялся более насущным делом – поиском пропитания. Желудок урчал, да так громко, что Стас всерьез заподозрил, что звуки может кто-то услышать.

Искать что-либо в кромешной тьме невозможно. Немного подумав, Данилов решил разжиться хоть каким-нибудь источником света. Пошарив по комнате, вскоре нашел старую керосинку, закрепленную в специальной нише. Сняв лампу, осторожно потряс ее, проверяя наличие топлива. Внутри плескалось немного жидкости. Спички нашлись на полке рядом с лампой. Зажег фитиль. Тусклый огонек едва тлел, но его света было достаточно для того, чтобы тщательнее осмотреть комнату. Подняв керосинку над головой, Стас с удвоенной силой взялся за поиски.

Дом имел всего две комнаты, кухня отсутствовала. Вероятнее всего, раньше здание имело совершенно другое назначение, и неизвестный врач использовал его в качестве жилья вынужденно. Данилов вернулся в свою комнату, зачерпнул большой жестяной кружкой воды из стоящего на тумбе ведра. Стало лучше. Напившись, продолжил поиски пропитания. В сотый раз обходя здание, он внезапно за что-то зацепился ногой. Раздался лязг. Стас наклонился и увидел толстое металлическое кольцо, намертво закрепленное в полу. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы понять – это вход в подпол. Данилов взялся за кольцо и осторожно потянул. Крышка легко поддалась. Подсветив проем, увидел уходящую вниз лестницу. Пригнувшись, чтобы не удариться головой, спустился по ступенькам. Взору предстало довольно просторное помещение со стеллажами, равномерно расставленными по периметру. Стас бросился к стойкам. Он был настолько голоден, что позабыл про стыд и возможные последствия своего вторжения. Ведь то, чем сейчас занимался сталкер, ничем, кроме как грабежом, и назвать было нельзя. Поставив керосинку на полку, Стас принялся шарить по ней в надежде найти хоть что-то съедобное.

После непродолжительных поисков, он увидел несколько аккуратно упакованных армейских сухпайков. Разорвал упаковку, к превеликой радости обнаружив две банки саморазогревающихся консервов, галеты и плитку шоколада. Данилов накинулся на еду. По вкусу пища не отличалась особой изысканностью, но была высококалорийной и неплохо утоляла голод.

После того, как вторая банка полетела на пол, Стас сыто рыгнул и приступил к более детальному осмотру. А поглядеть было на что. На стеллажах ровными рядами лежали комбинезоны: от простых легких до тяжелых, повышенной защиты. Цинки с разнокалиберными патронами, медицинские пакеты, армейские сухпайки и прочие мелочи, приспособленные для комфортного передвижения по Зоне. Стас потянулся к ближайшему свертку. Раскрыв упаковку, с удивлением обнаружил комбинезон с нашивками «Оплота». Когда он полностью извлек костюм из упаковки, губы сами сложились в трубочку, чтобы присвистнуть от удивления. Перед ним лежал своего рода шедевр инженерного искусства.

ПС3-9МД[1 - ПС3-9МД – комбинезон повышенной защиты, используемый штурмовиками «Оплота».], который умельцы клана переделали из первого прототипа армейского костюма, испытываемого в Зоне для групп специального назначения. Огромный плюс комбинезона – броня: трехслойный композит превосходно выдерживал автоматную пулю. Кроме того, костюм оснащался системой дыхания замкнутого цикла, основанной на использовании водолазных ребризеров[2 - Ребризер – дыхательный аппарат, в котором углекислый газ, выделяющийся в процессе дыхания, поглощается химическим составом (химпоглотителем), затем смесь обогащается кислородом и подается на вдох.], адаптированных под агрессивную среду и повышенный радиационный фон. В таком «смокинге» можно лезть куда угодно. Хоть к черту на рога.

Данилов перевел взгляд правее. Еще сверток. Аккуратно развернув тряпки, Стас не поверил своим глазам. В руках у него лежал «вихрь» – автомат, который, помимо стандартных «валов» и «винторезов», часто использовали военсталы. Превосходное оружие, особенно в условиях Зоны. Автомат малогабаритный, короче стандартной «грозы», которую очень любили штурмовики клана. Но, несмотря на это, данная модификация вкупе с тридцатизарядным магазином и оптическим прицелом могла спокойно уложить одетого в бронежилет противника с расстояния четырехсот метров.

– Однако… – удивленно протянул Станислав, – а дядя неплохо тут устроился. Интересно… откуда такой арсенальчик? Автоматик-то не из простых. И дорогой, зараза. Такой таскал с собой… Стоп! Откуда он здесь?

Данилов узнал автомат. Совсем недавно ствол принадлежал его покойному командиру – капитану Черненко. Стас четко различил инициалы на рукоятке и характерные зарубки, которые комвзвода оставлял после каждой удачной зачистки. Их было восемь. Все сходится.

Лицо Стаса исказила гримаса боли. Но боли не физической – душевной. Перед глазами, словно живой, стоял улыбающийся капитан, баюкая в руках новенький автомат. Образ взводного сменило лицо сержанта. Простодушный и добрый, однако способный превращаться в беспощадную машину для убийства, если его людям угрожала опасность. Почему-то вспомнилось, как сержант, когда Стас сорвался с крыши здания на заводе, вывернувшись змеей, умудрился схватить Данилова за руку и вытащить из лап неминуемой смерти. Ванька Дивный – чудак и балагур… Всех их теперь нет. А он жив. Стаса охватило чувство стыда, которое постепенно сменилось гневом: «Ну, сволочи, держитесь. Я вас, гадов, из-под земли достану».

Он наконец вспомнил, где он видел нашивку, как у напавших на его отряд людей. Во время зачистки базы наемников в Пустоши. Это была их эмблема. Ошибиться Стас не мог.

«Ну, конечно же! Как же я раньше-то…»

Тогда они здорово потрудились. Из наемничьих кланов, остававшихся на базе, не спасся никто. Два сводных отряда «Оплота» вынесли стоянку под корень. Повезло только тем, кто в тот момент находился в рейде. Но таких было очень и очень мало. Настолько, что активность наемников свелась к нулю, ко всеобщей радости сталкеров, чей хлеб отбирал Синдикат. Что бы ни говорили, а по оснащенности и опыту наемники спокойно давали вольным бродягам сто очков вперед.

Теперь все стало на свои места. «Наемники решили возродить клан, – подумал
Страница 6 из 20

Стас. – И чтобы доказать свою состоятельность додумались поголовно вырезать весь наш отряд».

Он наконец принял решение, которое, словно надоедливый комар, жужжало у него в голове, отказываясь формулироваться в здравую мысль. И приступил к размышлениям:

«Диверсионный отряд атаковал нас четыре дня назад. А значит, сейчас они либо где-то затаились, либо бродят по Зоне. Просто так выйти за Периметр им не удастся. У „Оплота“ достаточно связей среди регулярной армии. Первое, что сделает Верещагин, – попросит служивых отследить любые попытки выхода неизвестных и пресечь это дело на корню. Если к тем кто-то подкатит с предложением о беспрепятственном возврате – вояки тут же задержат нарушителей, незамедлительно отмаячив нашим. Диверсанты тоже об этом знают. Они же не отморозки, чтоб просто так взять и наехать на самый сильный клан в округе. Остается скрываться до той поры, пока страсти не улягутся. Ведь как ни старались сделать все тихо – наследили прилично. Их однозначно кто-то видел. Не обязательно на Озере…

А потому надо срочно узнать, где и при каких обстоятельствах одиночки могли сталкиваться с неизвестной группой. Комбезы у них странные… Таких в Зоне нет. По крайней мере, я не видел.

В этих краях есть только один человек, который знает все, ну или почти все, – Шекель. Этот старый еврей всегда в курсе, что происходит в Зоне. И я не удивлюсь, если он уже что-то нарыл. Надо идти, иначе не успею. Главное – не наломать дров. А потом можно и к полковнику с докладом. Тогда я этим тварям не завидую. Короче… Нужна информация.

Прости меня, неизвестный спаситель, но придется воспользоваться твоим гостеприимством».

С этими мыслями Стас доведенными до автоматизма движениями укомплектовал автомат и оделся.

«Даже размер подошел».

Поискав на полках рюкзак, Данилов быстренько набил его всем необходимым. В ход пошли ПДА, нож, фонарь, три пачки патронов, медпакет.

«Не наглеть…»

И так этот мужик, если его поймает, может безнаказанно открутить голову за воровство. Но иного способа разжиться снаряжением у Данилова не было.

Он поднялся наверх. Его немного пошатывало от слабости. Несмотря на чудеса, которые сотворил с ним хозяин дома, подобные ранения не проходят для организма бесследно. В предбаннике оплотовец на секунду задержался, бросив мимолетный взгляд на отражение в стареньком зеркале.

Увидев себя впервые после ранения, инстинктивно отшатнулся. Не было больше Стаса Данилова. Вместо него на сталкера смотрел другой человек. Седой, постаревший. Косой шрам, пересекающий всю правую сторону широкого лица, не добавлял привлекательности. Взгляд из-под кустистых бровей стал другим: холодным, злым. С отпечатком усталости и боли.

«Вот и тебя придавила Зона, дружище, – кивнул Стас отражению. – Ну, ничего. Прорвемся».

Он повернулся, направляясь к выходу из дома. И тут же отшатнулся, передергивая затвор автомата. На пороге, загородив проход, лежала собака. Как только оплотовец появился в поле зрения зверюги, та неторопливо поднялась на огромные лапы и внимательно посмотрела на него.

– Ну что, как тебя там… Дружок? Рвать будешь?

Пес, ростом достающий Данилову до пояса, оскалил зубы и угрожающе зарычал.

Стас усмехнулся: «Надо же – Дружок! Такой пополам перекусит и фамилии не спросит».

Собака наклонила голову набок и еще шире оскалилась. В какой-то момент Данилову показалось, что пес улыбается, оценив его шутку. Он сделал еще шаг в сторону выхода. Глаза мутанта налились кровью, и псина издала свой фирменный рык, от которого у неподготовленного человека сердце оказывалось в районе пяток.

«Главное – не показывать, что боюсь, иначе он меня разорвет», – Стас медленно убрал автомат за спину, показывая собаке обе руки:

– Пусти, я не враг.

Мутант мотнул головой, словно в знак отрицания, и на шаг приблизился к нему. Стас стоял, не в силах пошевелиться.

– Мне надо идти, пусти, прошу тебя…

Собака сделала еще несколько шагов вперед, пытаясь заставить его отойти назад. Тот остался стоять на месте, не собираясь уступать.

– Ну, конечно, тебе же приказали, – горько проговорил оплотовец, внутренне заводясь. – А мне что делать? Застрелиться? Я рядовой «Оплота»: клана, созданного для того, чтобы бороться с Зоной и такими, как ты, стою как дурак и умоляю меня пропустить! А в это время куча каких-то отморозков вырезает сталкеров, развязывая очередную войну! Я все равно пройду, хочешь ты этого или нет!

Стас щелкнул предохранителем, прицеливаясь:

– Давай! Иди сюда! – голос сорвался на хрип, и он закашлялся. – Ну же!

В этот момент его обдало волной холода. От неожиданности подкосились ноги, и он рухнул на колени. Мутант попытался проникнуть ему в мозг. Псы не обладали такими телепатическими способностями, как кукловоды, но и их умений было достаточно, чтобы увести сталкера со следа или управлять стаей. Сомнений не было, собака хотела с ним говорить.

Стас расслабился и представил картину тех событий, которые произошли с ним недавно. Псина заскулила. Огромным усилием воли оплотовец рисовал в мозгу различные образы. Но главное, чего он добивался, – передать мутанту те эмоции и мысли, которые побудили его к действию. Наконец, после нескольких минут ментальной борьбы, его попытки достигли цели. Пес тряхнул головой и, повернувшись к нему спиной, направился на улицу. Стас чувствовал себя выжатым лимоном. Отдышавшись, поднялся на ноги и вышел из дома вслед за собакой. Мутант спокойно стоял и ждал появления оплотовца. Увидев, повернул голову в его сторону и фыркнул.

– Спасибо, – только и смог выдавить из себя Стас.

Но пес и не подумал уходить, а, развернувшись в сторону уходящей от дома тропы, сделал несколько шагов вперед. Стас остался стоять на месте, не зная, куда идти. Мутант повернулся к нему и зарычал.

– Иди-иди. Дальше я сам, – промолвил Данилов и упал на колени от сильного ментального удара. В мозгу тут же всплыл образ его спасителя, который разговаривал с кем-то, лежащим на кровати. Затем образ трансформировался в собаку и сгорбленную фигуру сталкера в черном комбинезоне, уходящих прочь от дома.

– Хочешь, чтобы я пошел за тобой? – после пси-атаки пса, Стас еле ворочал языком.

Дружок снова фыркнул, будто соглашаясь, и спокойно зашагал по мосткам, соединяющим маленькие клочки суши. Вместе с этим пропало давление на мозг.

Стас вздохнул, переводя дух. Затем направился вслед за своим проводником, осторожно повторяя маршрут.

С местностью он был незнаком. Болото оставалось загадкой не только для Стаса. Многие расстались с жизнью, решившись отправиться сюда. А потому появление такого попутчика было только на руку.

Данилов включил ПДА и посмотрел на карту. Судя по метке, он находился на северо-западе болот, а сам Рубеж располагался юго-восточнее. Определившись с местом, он продолжил путь.

Под ногами противно чавкала вонючая жижа. Черная, липкая грязь цеплялась к ботинкам, свисая большими комьями с подошв. Стас еле передвигал ноги, с трудом выдергивая их из топи. Дозиметр мерно потрескивал, сообщая хозяину об уровне радиации. Однако собака не выказывала беспокойства, наводя на мысль, что уровень не сильно высок. Опасности нет.

Местность постоянно менялась. Самодельные мостки, перекинутые между небольшими
Страница 7 из 20

островками, были частично обрушены. И тогда не оставалось другого выхода – только погружаться в мутную радиоактивную жижу, бурлящую ядовитыми испарениями. С каждым разом Данилов неустанно благодарил мастеров клана за подарок, доставшийся ему в наследство от неизвестного спасителя. Защита костюма исправно работала, ограждая от ядовитых веществ. Стас только диву давался, как здесь можно жить.

Дружок уверенно шагал впереди, обходя аномалии и радиоактивные очаги, – чутье у него оказалось просто невероятное. Иногда тропа исчезала, но псина спокойно погружалась в топь и продолжала вести человека дальше, не замечая препятствий. Как она умудрялась еще издалека определять опасность – оставалось загадкой. Однако детектор аномалий, встроенный в ПДА, исправно фиксировал аномальное возмущение именно в тех местах, которые обходила собака. Иногда Дружок останавливался, чтобы подождать менее расторопного Стаса. Пес замирал на месте и, вывалив язык, внимательно смотрел, как сталкер штурмует очередную преграду. В этот момент у оплотовца возникало ощущение, будто псина снисходительно улыбается, словно посмеиваясь над слабым человеком. Затем она вновь шустро срывалась с места, умело лавируя среди высоченных камышей, достававших Стасу до подбородка.

Особенно крупных мутантов на болотах не водилось, а всякая шушера, едва завидев пса, разбегалась в стороны, не рискуя попадаться ему на глаза. Каждый хочет есть, но не каждый хочет быть обедом. Примерно через два часа местность начала постепенно выравниваться, пока окончательно не перешла в равнинную. Вскоре, миновав заброшенную рыбацкую деревеньку, они вышли к Рубежу. Стас начал узнавать знакомые ориентиры и вдруг обнаружил, что собака исчезла.

«Все, проводник свое дело выполнил, – подумал он и посмотрел на солнце, высоко висящее в зените. – Ну, здравствуй, Рубеж – врата ада человечества. Я вернулся!»

И уверенно зашагал в сторону лагеря сталкеров, делая большой крюк в обход блокпоста миротворцев, расположенного в двух километрах к западу. Не стоит попадаться часовым на глаза. Какой-нибудь снайпер от скуки вполне может влепить пулю в спину, а умирать Данилов не спешил.

* * *

Как только силуэт уходящего прочь «оплотовца» скрылся в расползающемся по болотам предрассветном тумане, на поляну перед домом вышли двое. Оба одетые в одинаковые кожаные плащи, с наброшенными на лица капюшонами. Один повернулся и посмотрел вслед сталкеру:

– Как думаешь? Он справится?

– Дойдет. Пес не даст его в обиду. А дальше – Зона решит. Он все взял?

– Да, с лихвой. Кроме того, я оставил ему маленький сувенир.

– Перестраховываешься?

– Я не об этом. Он, конечно, не внушает мне доверия. Проще было его оставить, чем тащить сюда. Но посмотрим. Возможно, я не прав.

Собеседник сбросил капюшон, открывая лицо, заросшее длинной седой бородой, и лукаво посмотрел на второго:

– И тем не менее ты его спас. Может, есть еще варианты?

– Нет, но…

– То-то же. Многие из вас в свое время допустили большую ошибку, считая оплотовцев обычными солдафонами. За что и поплатились. Костяк клана – бывшие офицеры, с прекрасным образованием и колоссальным боевым опытом. Судьба, а большей частью нищета загнали их сюда. Именно здесь они нашли применение тому, чему их учили – умению бороться с врагами. Но не корыстного правительства, а человечества.

– Не всего. Для меня Зона – дом.

– Не юродствуй, прошу тебя. Мы оба прекрасно знаем, что дай тебе волю, и ты с удовольствием поменял бы этот «дом» на что-либо другое.

Второй собеседник качнул головой, не открывая лица, но было ясно, что он усмехается:

– И все-то ты, профессор, знаешь…

Тот улыбнулся:

– Работа такая… Идем, я напою тебя чаем.

– Ого, каким?

– Сейчас посмотрим. Кладовка забита. Если дальше будут так нести, переберусь на базу. Прошу, – хозяин дома сделал приглашающий жест.

– Нет, спасибо. Я, пожалуй, пойду за ним и прослежу, чтобы все было в порядке. Другого шанса у нас нет. Все зашло слишком далеко.

Профессор кивнул, соглашаясь:

– Хорошо, как скажешь. Держи меня в курсе.

– Непременно.

Пожав друг другу руки, собеседники разошлись в разные стороны.

Глава 2

– Вань, ты такой сегодня загадочный…

Миловидная шатенка перевернулась на живот и, опершись на локти, посмотрела ему в глаза:

– Я прямо не знаю…

Иван надулся от гордости. Еще бы… Затащить в постель такую красавицу и по совместительству дочь завкафедрой – дано не каждому. А он смог. Хотя сил и средств для достижения цели потратил немало. Не обладающему завидной внешностью, но молодому и амбициозному студенту пришлось прибегнуть ко всякого рода хитростям. Но оно того стоило. За этим восьмым чудом света гонялась добрая половина института, раз за разом получая от нее по сусалам. А тут появился какой-то сопляк, и на тебе… «Красавчик, – подумал про себя Ваня, – будет что вспомнить».

Девушка сладко потянулась:

– Я пойду. Мне пора, пока папик не хватился. А ты тоже вставай, котенок… Вставай! – глубокое контральто красавицы сменилось хриплым мужским басом. Иван от неожиданности моргнул. – Вставай, придурок, а то мне от Шекеля так попадет! Ну же…

Приоткрыв глаза, Антиквар несколько секунд пытался определить, где он находится. Красивое лицо девушки сменилось небритой рожей Сиплого – одного из подручных торговца.

Антиквар моргнул и с удивлением уставился на виновника несвоевременной побудки. Удивление сменилось гневом, и в следующую секунду тишину нарушил звук удара. Нога Ивана четко нашла свою цель в виде живота Сиплого. От неожиданности подопечный Шекеля мешком сел на пол, выкатив глаза и пытаясь вздохнуть:

– Ы… Ы-ы-ы… Твою мать, зараза! Ты что творишь, придурок? – обиженный посыльный наконец отдышался и вскочил на ноги, сбрасывая с плеча автомат. – Да я тебя щас!..

– Сиплый, пошел ты знаешь куда, – изрек Антиквар, оставаясь в горизонтальном положении. – Такой сон оборвал. Че тебе надо?

– Надо мне, как же… – сталкер опустил автомат, шмыгая носом. – Дядя Жора за тобой послал. Так что давай поднимайся и пошли!

– Я тебе сейчас так пойду! – мысли окончательно встали на место, и Иван вскочил на ноги, поливая пространство отборным матом. – Вали отсюда, дебила кусок! Вы дадите отдохнуть когда-нибудь?! Что вам всем вечно от меня надо?

Сиплый засопел сильнее, но с места не сдвинулся.

– Ладно, иди… Иди, я сейчас приду, – уже спокойно произнес Антиквар, внутренне коря себя за выходку. Уж кто-кто, а этот тут ни при чем.

– Точно придешь?

– Сказал же…

Сталкер еще секунду потоптался и спустился вниз по лестнице, что-то неразборчиво бубня под нос.

Раздражение Ивана было понятным. Такой у него организм, еще с армии, будь она неладна. Как надо вставать, так тело уже бежит, а мозг только пытается осознать, что происходит. Вот в эти несколько секунд Антиквар мог вляпаться куда угодно. Поэтому, если имелась такая возможность, он обязательно давал себе время полежать, приводя мысли в порядок.

Сегодня такой возможности его бесцеремонным образом лишили, хотя она была явно нелишней – он только вчера вернулся из рейда. Еще и с парнями умудрились крепко выпить по этому поводу. А так как пойло в Зоне – это вам не «Hennessy» в ресторане, последствия распития «горячительных»
Страница 8 из 20

напитков сомнительного качества налицо. С силой потерев глаза, Иван поднялся и потопал в дальний угол, где сиротливо приютился старенький умывальник.

Несколько раз плеснув на лицо, сталкер уставился на отражение в маленьком осколке зеркала, прикрепленном в верхнем углу.

«Да-а-а, – вспоминая сегодняшний сон, уныло протянул Антиквар, – видела бы ты меня сейчас, прекрасная Полина, не узнала бы…»

Выглядел Иван, словно по нему проехался каток. Лицо помятое, под глазами расплылись синюшные круги. Жутко болела голова, которую необходимо было срочно чинить. Сталкер поскреб недельную щетину, терзаясь сомнениями: бриться или так сойдет? В итоге, после кратковременной внутренней борьбы со своим «альтер эго», склонился в сторону «так сойдет» и всерьез задумался над решением более насущного вопроса:

«Лечиться или не лечиться? Если да, то чем? После таких возлияний я на спиртное еще месяц нормально смотреть не смогу. Надеюсь, хоть пиво не кислое…»

Единственный, кто может тут достать нормальное пиво, – дядя Жора. У дяди Жоры есть канал – то ли миротворцы ему подкидывают, то ли кто-то еще. Благо, до Чернигова недалеко. Вот только окромя него это пиво никто достать не мог. Естественно, цену на него старый скряга заламывал фантастическую. Правда, за вчерашние подвиги Антиквару пара бутылок перепала. Сталкер быстренько полез за пивом, намереваясь как следует похмелиться, чтобы окончательно привести себя из убожеского вида в божеский. Обычно он прибегал к подобного рода «терапии» крайне редко.

В Зоне по-другому нельзя. Позволишь себе расслабиться хотя бы на секунду, считай, что все. Невнимательный сталкер – мертвый сталкер. А какое внимание может быть с бодуна? Это в крутых американских фильмах или романах главный герой сначала высосет пару литров какого-нибудь «жидкого огня» и потом пойдет искоренять врагов демократии. Интересно, кто-то пробовал удержать в руках ствол с перепоя? Прицелиться? Очередями пострелять? Антиквар пробовал – не получается. Если же по этому поводу у него разгорался с кем-либо спор, то ответ всегда был один:

– Покажите мне такого уникума, и я лично подарю ему половину своего добра.

Желающих не находилось. Одно дело – по пьяной лавочке рассказывать в кабаке о своих фантастических возможностях, другое – пойти и сделать.

Сегодня был как раз такой день, когда можно спокойно передохнуть. Кроме того, комбез сталкер отдал Ежу на ремонт. Ввиду того, что комбез у него был не простой, а «золотой», то и починка – дело не одного дня. Антиквар относился к редкому типу людей, которые своей экипировке уделяют повышенное внимание. Сталкер всегда придерживался мнения, что деньги стоит потратить на оружие и достойную защиту, а то потом эти сбережения могут уже не понадобиться хозяину по причине несвоевременной кончины оного. Или их придется тратить в еще больших количествах на лекарства и прочее.

Потянувшись, Иван откупорил пиво, запустив ПДА, который обычно отключал, находясь на стоянке. Новости хлынули потоком:

«Погиб сталкер. Неизвестный, Пустошь. Аномалия „пузырь“», – услужливо выдал некролог компьютер.

– Спасибо, очень рад, – Антиквар поблагодарил машинку за «важную» новость.

Отхлебнув пива, продолжил чтение:

«Ламеры! Обновляем прошивку, иначе пеняйте на себя, когда доступа вдруг не окажется. Вояки не дремлют! Потапыч».

«Ищу напарника для рейда в Пустошь. Упырь».

– Ищи, ищи, собака, – с нескрываемым злорадством сказал Антиквар, вспоминая недавний конфликт с Упырем, закончившийся не в пользу последнего. – После такой рекомендации ходить тебе, дружок, одному. Долго и упорно. Законы надо уважать. Пусть неписаные, но законы.

Некоторое время сталкер листал подобные сообщения, собирая и анализируя информацию. Здесь, среди кажущихся никому не нужными фраз и намеков, на самом деле скрыто много полезного и важного. Многие люди не обращают внимания на подобные вещи. Зря. Антиквар занимался особым видом сталкерства. Его не интересовали артефакты и прочий копеечный ширпотреб. Он искал уникальные вещи. А в сети, подобной этой, всегда можно найти что-либо полезное. Например, информацию.

«Погиб сталкер. Капитан Черненко. „Оплот“. Пулевое ранение», – выдал очередное сообщение ПДА.

От неожиданности Иван выпустил бутылку из рук. С гулким стуком та упала на пол, расплескав содержимое. Но сталкер этого даже не заметил. Он все еще никак не мог поверить в то, что видел перед глазами: один за другим на экране высвечивались официальные сообщения клана «Оплот» с некрологами погибших. Всего Антиквар насчитал шестнадцать.

«Шестнадцать человек! Целый отряд! Скоты, уроды поганые! Это у кого же хватило мозгов сотворить подобное, спрашивается в задачнике? Ссориться с оплотовцами – себе дороже. Нрав у Верещагина крут. Теперь его парни перевернут все вверх тормашками, пока не найдут и не вздернут мерзавцев. Кто бы это ни был. Честь клана – превыше всего. Черт, Степан. Даже за капитана твоего не выпили».

Они с Черненко были старыми знакомыми. Теперь в израненной судьбой душе сталкера стало еще одним шрамом больше. И без того поганое настроение упало до нуля.

Пискнул ПДА, принимая новое сообщение:

«Антиквар! Пулей ко мне! Шекель».

«Еще и этот… Ну все, прощай отдых. Если дядька Жора вызывал сам – значит, дело швах. Я ему срочно понадобился. Запахло либо деньгами, либо жареным. А скорее всего и тем, и другим».

– Антиквар! – снизу раздался знакомый голос.

Сталкер сквозь пролом выглянул на улицу. Внизу, переминаясь с ноги на ногу, стоял молодой человек. На вид ему было не больше двадцати пяти лет, хотя биологический возраст сталкера составлял тридцать два года. Всему виной внешность. Невысокого роста, щуплого телосложения, тонкий в кости, паренек вызывал ассоциации с подростком, но отнюдь не с человеком, разменявшим четвертый десяток. А уж тем более не с матерым сталкером, другом и напарником Антиквара – Вовой Чикатило или Чикой, как его привыкли называть друзья.

Чикатило стоял под домом и увлеченно выковыривал мыском тяжелого ботинка намертво вросший в землю камень. Со стороны казалось, будто он так увлечен занятием, что не замечает ничего вокруг.

Антиквар не ответил. В голове сталкера бушевал шторм чувств и переживаний. Не хотелось, чтобы напарник стал «козлом отпущения» для его вспыльчивого характера. Иван достал сигарету и, сунув в рот, принялся ее интенсивно посасывать. Потом запоздало понял, что вставил не той стороной. Раздраженно смял и бросил, втоптав носком тяжелого ботика в дощатый пол. Полегчало…

– Иван! – гаркнул тем временем Чикатило своим фирменным басом, никак не соответствовавшим внешнему виду. – Я тебе че? Пацан? Или мне подняться?…

Придется выходить. Антиквар понемногу успокаивался.

– Ну? – сталкер высунул недовольную физиономию в проем.

– Я тебе дам «ну»! – погрозил пальцем Чикатило. – Слазь давай.

– Что стряслось?

– Шекель рвет и мечет. Сказал тебя из-под земли достать.

Теперь стало ясно. Не дождавшись Антиквара после отправки за ним Сиплого, дядя Жора применил «тяжелую артиллерию» – отправил напарника. Володя был человеком исполнительным. Сказал – сделал. Барыга знал, как добиться результата.

– Иду…

Антиквар залпом допил оставшееся в бутылке
Страница 9 из 20

пиво, свернул свой скарб и вышел на улицу.

– Да-а-а! – шутливо пробормотал напарник, едва Иван очутился рядом с ним. – Ты выглядишь так, как я себя чувствую…

– Чика, отвали, – в сердцах бросил Антиквар. – Какое мне дело до твоего самочувствия…

– А чувствую я себя хреново, – закончил напарник и вдруг улыбнулся, заговорщицки подмигивая. – Пиво есть?

– Чего это ты болеешь с утра? Тебя ж алкоголь не берет…

– Так это когда закусь есть.

– И чем тебе вчера не понравился ужин?

– Три корочки хлеба?…

– А кто кричал – хочу выпить?

– Э-э-э… Ну да… Так есть или?…

– Или. В отеле временные перебои с провизией. Правда, от этой мелочи наш курорт вряд ли пострадает.

– Да уж!.. Курорт еще тот, – Чика саркастически усмехнулся, соглашаясь с черным юмором напарника.

Пейзаж, окружавший стоящих возле покосившегося крыльца разрушенного дома сталкеров, не менялся с их первого появления здесь.

Слева от выхода горел маленький костерок, где четыре новичка взволнованно обсуждали свои сегодняшние похождения.

– Давно вернулись? – спросил Иван напарника, кивнув в сторону новичков.

– Да только что, – ответил Чикатило.

Иван посмотрел на часы. Старый «Полет» исправно показал половину одиннадцатого:

– Ага, – Антиквар утвердительно кивнул. – Как раз время возвращаться. Вся ночная мразь залезает в подвалы и норы, а дневная наоборот – только-только выползает. Можно потренироваться и, если повезет, притащить Шекелю какую-нибудь фигню, которой как раз хватит на жратву. Не ходить же голодным.

– Вот как раз «фигню» они ему и притащили, отправившись на три буквы.

– Как всегда, – согласился Иван. – Переборчивый наш дедуган стал.

– Времена не те, – парировал Вова. – Сам знаешь, пока стоящий арт найдешь – запаришься.

– Есть такое. Ну, ничего. Пусть тренируются. Им от этого только польза. Позже, через месяц-два, начнут смелеть и потихоньку выбираться с Рубежа дальше, глядишь, найдут более интересное занятие. Или арт какой откопают. Кто не сдохнет – уйдет в кланы либо пополнит ряды вольных сталкеров.

В этом была пусть горькая, но правда. Из вновь прибывших искателей приключений выживают процентов тридцать, а к концу года остается и того меньше. Зона, перекроившая главный закон природы «Выживает сильнейший» на свой, извращенный манер, не давала слабакам ни единого шанса.

«Так нам и надо, уродам! – подумал Антиквар и зло сплюнул. – Привыкли считать себя венцом творения, а тут такой облом! Оказывается, есть покруче экземпляры. Будет нам наука, нечего гадить там, где живешь. Уж если нагадили – милости просим, отвечайте по полной программе».

– Чего плюешься? – спросил Чика, отбрасывая с лица непослушную прядь. В отличие от Антиквара, всегда стригущегося «ежиком», Володя «франтил» и носил волосы средней длины. Именно эта косая челка, вечно спадающая ему на лоб, придавала его внешности еще более явное сходство с мальчишкой. Эдакий школьник в бронежилете, невесть откуда взявшийся на просторах Зоны.

– Да так, – пожал плечами Иван. – Думы посещают. Невеселые…

– Кончай хандрить. Нервы – штука неизведанная. Вдруг тебя посреди рейда клин как схватит? И куда я тебя, шпалу такую, потащу? – Чика с притворным удивлением посмотрел на долговязую фигуру напарника – Вова едва доставал ему до плеча.

– Это еще кто кого потащит…

– Ну, вариантов тьма. Выбирай, – не унимался напарник, поддевая Антиквара. Будучи очень грамотным во многих вещах человеком, Володя поступал так не зря. Он давным-давно прочитал все новости. И прекрасно понимал, как Ивану сейчас тяжело. Зная характер друга, сталкер потихоньку подшучивал над ним, пытаясь вернуть на нормальные рельсы.

– Не кумарь, я тебя прошу, – бросил Антиквар.

– Молчу-молчу, – не сменив полушутливого тона, Чикатило поднял вверх руки. – Больше не буду.

– То-то, – буркнул Иван.

Недовольства в голосе напарника поубавилось. Чего, собственно, и добивался Володя. Довольный результатом своей импровизированной терапии, Чика замолк и как ни в чем не бывало пошел рядом.

Сталкеры поравнялись с новичками. Те прекратили треп, уставившись на легендарных ветеранов. Антиквара всегда бесило подобное отношение к его персоне. Себя к этой категории он не причислял, а другим сталкерам настоятельно рекомендовал не приписывать ему сверхъестественных способностей. Но слухи – вещь страшная. Раз за разом Зону облетали истории – одна страшнее другой, постепенно обрастая все новыми и новыми «фактами». Приходилось терпеть.

Мельком стрельнув взглядом в направлении часового, охранявшего лагерь, Иван приветственно махнул тому рукой. Сталкер кивнул в ответ, вновь уставившись на дорогу. Лагерь всегда находился под присмотром – возможность застать врасплох его обитателей абсолютно исключалась. В памяти крепко засел прошлогодний налет наемников, который вряд ли смогли бы отбить, не окажись рядом взвода «Оплота» под командованием лейтенанта Петрушина. Появись они хоть часом позже, весь молодняк приказал бы долго жить.

Синдикат давно косился на деревню. Ему позарез нужна была новая база. Старую, на Пустоши, военсталы вынесли подчистую, оставив после себя сплошные руины. Теперь там только куча мусора и блокпост на входе. Но деревню все же смогли отстоять, спасибо «Оплоту».

Некоторое время друзья шли молча. Первым заговорил Чикатило.

– Новость слышал? – осторожно, словно опасаясь неожиданной реакции, сталкер посмотрел на Антиквара.

– Угу, – утвердительно кивнул головой Антиквар.

– Вань, я…

– Чика, все в порядке.

Сталкеры давно уже привыкли к постоянно витающему рядом духу смерти. И отношение к старухе с косой у них было примерно такое же, как у патологоанатома, жующего бутерброд во время вскрытия. «Не мы такие – жизнь такая»[3 - Фраза из фильма «Бумер», ставшая впоследствии крылатой.], – крылатая фраза подходила к ситуации как нельзя лучше. У всех здесь были друзья, знакомые. Но это Зона. Не знаешь, что с тобой будет не то что завтра, а через какой-нибудь час. Да что там час – десять минут. Сегодня – ты, завтра – тебя. Зачем заморачиваться?

Антиквар еще некоторое время шел молча. Затем, оторвавшись от размышлений, повернулся к напарнику:

– Не знают кто?…

Чика покачал головой:

– Нет. Но наши там уже побывали. Тройка Борьки Психа возвращалась с Озера. Они и поймали сигнал. Рванули туда, но опоздали. Дошли только на рассвете. Бойня была серьезная, камня на камне не осталось. Дело швах, напарник. Кто-то явно решил поиметь на свой зад приключений. Верещагин такого не прощает.

– Бандиты? – неуверенно спросил Антиквар.

– Нет, – отрезал Чика, – слишком чисто сработано. Бандиты так не могут. Со стороны нападавших ни одного трупа, унесли с собой. Бандюки бы обобрали и бросили. Это они только на словах друг друга братвой называют. Так, для колорита. На самом деле там ЧЧВ[4 - ЧЧВ (жарг.) – человек человеку волк.] полный.

– Короче, – подвел черту Антиквар, – нечего гадать и спорить. Все равно никто ничего не знает толком.

– А ты у оплотовца спроси. Может, он что скажет?

Антиквар тут же насторожился:

– Какого оплотовца?

– Приходил тут один, Шекеля спрашивал. Ему сказали, что он никого не принимает с утра, особенно на рассвете, но тот все равно поперся, – Чика
Страница 10 из 20

ухмыльнулся. – Стучал так, что весь молодняк на уши поднял. Они там с торгашом долго орали через дверь. Потом вдруг все стихло… До сих пор торчит там. Не выходил. По крайней мере, я не видел.

За разговорами сталкеры не заметили, как подошли к бункеру торговца.

Недалеко от входа в «святая святых» расположилась компания ветеранов и громогласно ржала, как табун лошадей.

– О, Антиквар! Анекдот хочешь? – всхлипывая от все еще продолжавшего душить смеха, спросил сидевший с краю сталкер в поношенном комбинезоне.

Сзади сдавленно застонал Чика, закатывая очи горе.

– Валяй, авось порадуешь, – поморщился Антиквар. Настроение никак не располагало выслушивать очередную «бородатую» шутку, замусоленную по всем окрестностям и пересказанную на все лады. Но от него все равно не отстанут.

«Разговаривают два упыря, старый и молодой. Молодой спрашивает у старого:

– Слушай, а ты как человека ловишь?

Старый отвечает:

– Ну, как-как? Просто! Подкрадываюсь, невидимый. Потом выбегаю на него и давай минут пять – десять гонять перепуганного, по кругу. Ну а потом за горло хвать, и все. Потом жру.

– Тю! А че, сразу нельзя за горло и жрать? – спрашивает молодой.

– Можно и сразу. Вот только его с дерьмом жрать-то придется!»

Троица дружно заржала.

– Старо, – усмехнулся Антиквар, – этот прикол я еще в школе знал.

– О, что я тебе говорил, Хряк?! – пуще прежнего заржал второй. – А ты мне втюхивал: «Не знает он. Не знает!» Пора менять репертуар. Гони тридцатку, проспорил.

Хряк обиженно засопел и полез в карман за деньгами:

– Ну, ты меня и вставил, Антиквар. Мог бы притвориться, что не знал, – достав сложенные пополам купюры, протянул их второму сталкеру, которого назвал Ежом. – На! Подавись, упырь поганый.

– Тогда пришлось бы проценты отваливать, – поддел сталкера Чика. – За помощь, так сказать.

Хряк слыл на всю деревню большим скрягой, порой не уступающим по жадности дяде Жоре. Сталкер покраснел и набычился пуще прежнего.

– Не фиг было спорить, не зная, – Еж спрятал деньги в нагрудный карман комбинезона и закурил, довольно скалясь. – А за упыря в следующий раз получишь в рыло.

– Это кто в рыло получит? – начал подниматься оскорбленный Хряк.

– Ладно-ладно, я шучу. Забей… – выпустив струю дыма, сталкер перевел взгляд на Антиквара: – Ты к Аарону Соломоновичу?

– К нему самому, – утвердительно кивнул тот.

– Это хорошо, – загадочно произнес Еж. – Дед злой, что твой пес после недельной голодухи. Сиплого, вон, прогнал. Орет на всех как резаный.

– У него гостей там нет? – осторожно спросил Иван.

– Оплотовец какой-то сидит. С утряни пришел, – цыкнул зубом Хряк.

– Знаете его?

Оба сталкера пожали плечами.

– Что? Прям никто не знает? – не унимался Антиквар.

Еж отрицательно боднул головой:

– Я не видел, может ты, Никифор? – обратился ветеран к третьему сталкеру, мирно жующему травинку. Тот сплюнул небольшой кусочек и прохрипел прокуренным голосом:

– Нет, не в курсе, но снаряга у него недешевая. Да что ты меня спрашиваешь? Я, типа, должен их в лицо знать? Сам, поди, в курсе – какая у них текучка. Иногда пачками ложатся. Идеалисты хреновы.

– Слово, смотрю, заумное вычитал? – съязвил Чикатило.

– А пошел ты, – не обиделся ветеран. – И не такого слыхали. Удивил. Если самый умный – иди, посмотри. Потом расскажешь.

– Хорош орать[5 - Здесь имеется в виду: спорить без толку (жарг.)], – перебил спорящих Антиквар. – Чика, подождешь?

Чикатило согласно кивнул, примостив свой тощий зад рядом с остальными. Иван же направился в подвал к Аарону Соломоновичу по прозвищу Шекель – известнейшему во всей округе торговцу, человеку, способному за деньги решить все проблемы, потому что в курсе каждой из них.

Спустившись вниз, Антиквар толкнул металлическую дверь, которую украшала выведенная неровным почерком надпись: «Оставь надежду всяк сюда входящий!»

Хозяин помещения, как обычно, расположился за стойкой, которая вместе с достающей до пола решеткой из сетки-рабицы отделяла его от внешнего мира. На столе стоял неизменный лэптоп[6 - Лэптоп (с англ. – «сверху на коленях») – альтернативное название ноутбука (портативного персонального компьютера).]. За спиной возвышался огромный стеллаж со сваленным барахлом. У барыги можно было найти почти все: от иголки до бронепоезда. А если чего не было, он всегда знал, где и почем это можно достать.

Антиквар работал у Шекеля уже третий год. Он с самого начала сообразил, что на артефактах много не заработаешь – всякая мелочь стоила копейки, а настоящие ценности попадались крайне редко. Чтобы попасть в места, где «произрастали» подарки Зоны, нужно иметь хорошую снарягу и оружие. Антиквар решил пойти другим путем. Вместо того чтобы тащиться к черту на рога или носить малостоящие бирюльки, он решил поискать уникальные и по-настоящему редкие вещи, появлявшиеся под воздействием аномалий. С такой идеей сталкер пришел к торговцу, притащив тому вечную лампочку из заброшенного гаража автобусной станции. Электричества там давно уже не было, но никому и в голову не приходила мысль: «А почему лампочки горят?»

Шекель, которого свои называли просто дядя Жора, моментально проникся идеей, быстренько просчитав, как на этом можно заработать. Выдал парню в кредит поношенный комбез и отправил того в НИИ «Точмедприбор», попросив поискать что-нибудь интересное в зданиях комплекса. В награду торговец пообещал подарить костюм и ствол в придачу. Расчет был прост: вернется – молодец, вернется с хабаром – вдвойне молодец, а сдохнет – туда ему и дорога. Зона слабаков не любит.

Торгаш не прогадал. Пронырливый и отчаянный сталкер принес уникальный в своем роде отчет пропавшей без вести группы ученых, занимавшейся изучением артефактов и возможностью их применения в вооружении.

В отчете хранилась бесценная информация о проводимых опытах и испытаниях. Старый барыга открыл рот от удивления, не ожидая, что ему попадет в руки такой клад. Но больше всего торговца удивило то, что на новичке не оказалось ни единой царапины. Как будто не в рейд ходил, а прогулялся вечерком по парку. Грязный, небритый, с черными от недосыпа кругами вокруг глаз, но целый. Только комбинезон местами порвал.

– Будешь работать на меня, если хочешь, – выдвинул Шекель деловое предложение сталкеру. – Нюх у тебя кошерный, а такой нюх ценить надо. Антиквар, блин.

Так и приклеилось к нему это прозвище. Со временем их отношения со стариком перешли в раздел партнерских. Антиквар обрел известность в сталкерских кругах как честный, порядочный человек, знающий себе цену и лишнего никогда не берущий. Люди часто обращались к нему с просьбами. Как правило, он редко отказывал, всегда стараясь выполнить заказ максимально в срок.

Бандиты не раз пытались перехватить удачливого поисковика, но пока их потуги терпели фиаско по причине дружбы оного с «Оплотом». Да и многие вольные бродяги, несмотря на разобщенность, часто выручали.

Закон Зоны: «Сегодня помог ты, завтра помогут тебе». Не помочь товарищу, попавшему в беду, по сталкерским понятиям, – западло. Слух о том, что кто-то скрысятничал, моментально разлетится по всей округе. За такое рано или поздно можно схлопотать пулю или умереть где-нибудь от ран. Никто и никогда не поможет
Страница 11 из 20

«крысе».

Шекель восседал в своем излюбленном кресле и напряженно рылся в компьютере, изредка приглушенно матерясь. Рядом расположился человек из клана «Оплот». Антиквар внимательно присмотрелся к нему, пытаясь вспомнить, не видел ли его раньше. Высокий, худощавый и, что пора-зительно, абсолютно седой, хотя на вид ему не более тридцати – тридцати пяти. Экипировка действительно поражала. Антиквар даже присвистнул про себя от удивления. ПС3-9МД, броня которого не уступала его доведенной до ума «Кольчуге», и автомат. Наметанный глаз сталкера без труда определил «вихрь» серии 3М с магазином на тридцать патронов и съемным глушителем. Завершал всю конструкцию закрепленный на планке прицел. Автомат явно заказной. Причем стоимость всех доработок вкупе с оптикой и глушителем довольно высока. Сталкер сначала подумал, что перед ним какой-нибудь преуспевающий вольный бродяга, но манера держаться и неизменная выправка выдавали в неизвестном собеседнике человека из клана Верещагина. Не заметив знаков отличия, говорящих о принадлежности сталкера к офицерам, Иван понял, что перед ним обычный рядовой. «Почему один? – задал себе вполне резонный вопрос сталкер. – И откуда у рядового, который в лучшем случае должен ходить с АК, и то вряд ли, такой шикарный ствол? У Повторихина день раздачи подарков?»

Антиквар еще раз внимательно посмотрел на «вихрь» сталкера. Что-то он ему напоминал. Пораскинув мозгами, Иван наконец вспомнил. Недавно он делал заказ на два ствола. Себе и Черненко. И оба подобной комплектации. Вот только денег у него не хватило. Потому один из «вихрей» пришел без глушителя. Но сталкер особо не расстроился. Чтобы не выглядеть некрасиво, Иван забрал ствол без глушака себе, намереваясь приобрести его попозже. А вот второй…

«Стоять, Зорька! – пронеслось в голове. – А второй был у Черненко!»

– Пришел? – не дав Антиквару даже рот отрыть, начал разговор Шекель. – Ну и как погода на ЧАЭС?

– Погода? – ошарашенно переспросил тот.

– Да! Погода, черт тебя дери! – торговец вскочил со стула, наливаясь краской. – Где ты столько времени шлялся? Или ты ждал, когда я к тебе приду?

– Что?! – удивление сменилось гневом.

– Успокойтесь, – вмешался человек в комбинезоне «Оплота».

– А тебя вообще никто не спрашивал! – Антиквар тут же переключился на него. – Надел костюмчик и думаешь, уже все можно?

– Это форма моего клана!

– Докажи!

– Вот, – гость закатал рукав, где под сходившей коркой красовалась наколка эмблемы группировки.

– Это ничего не доказывает! Татуировка слишком свежая. И потому такой комбез ты себе позволить не можешь.

– Почему?

– По кочану. И еще ствол.

– А что ствол?

– Он не твой!

– И что?

– А то! – Антиквар схватил пришлого за грудки. – Он по праву принадлежит Черненко!

Взгляд сталкера мигом потух.

– Он умер.

– Так ты, падла, еще и присвоил чужое?…

Такого гость стерпеть не смог. Скулы побелели, горечь в глазах уступила место обиде и злобе:

– Ну, тварь, держись! Я тебя по стенке размажу!

– Эй, горячие парни! – попытался вставить слово Шекель. – Унялись быстро!

Но те продолжали кричать, держа друг друга за жилеты. Тогда торговец выдвинул ящик своего стола.

– Я предупредил. Ща будет громко! – сказал барыга и выстрелил в потолок из пистолета.

Парни, забыв про разборки, присели, держась за уши… Спустя несколько минут сталкеры пришли в себя и, успокоившись, встали у противоположных стен, изредка поглядывая друг на друга.

Наверху послышалась шумная возня. Через несколько секунд в бункер кубарем влетел Чика с автоматом наперевес. Остановившись, Володя с открытым ртом уставился на представшую его глазам картину.

– Чикатило! – рявкнул Шекель. – Ты здесь что-то потерял?

– Я?… Я это…

– Вот и рули, раз «это»! Не мешай беседовать.

– Хорошие у вас тут разговоры, я смотрю, – Чика раздраженно сплюнул и поплелся к выходу.

– Я теперь могу говорить? – торговец перевел взгляд на сталкеров.

– Да.

– Можете…

– Вот и ладно. Теперь слушайте. И не перебивайте! Я вас, сталкерюг, знаю. Кто будет тут ваши останки убирать?

– Молодых позовешь, – огрызнулся Антиквар.

– Позову. Обязательно позову… Но для начала познакомься с рядовым Даниловым…

– Мертвым рядовым… – сквозь зубы выдавил Иван.

– …если бы ты читал мои сообщения, то узнал бы про случившееся уже давно.

– Знаю, – Антиквар все еще не мог успокоиться и часто дышал, пытаясь унять раздражение.

– Да что ты говоришь? – барыга приподнял бровь, изображая удивление. – А ты знаешь, что он единственный выживший в той бойне?

– Догадался…

– Меня спасли, – вставил Стас. – Хотя я не просил этого делать. А ствол… Я забрал его на болотах… Когда уходил. Как он там оказался – понятия не имею.

– Да-да, Антиквар. И такое бывает… – Шекель обратился к оплотовцу: – А ты не расслабляйся, потому как должен теперь.

– Кому это?

– А ты так и не понял, наивная душа? Или ты таки думаешь, в этом мире лечат бесплатно?

– Я понял. Решим…

– Ну, ясное дело, что решишь… Антиквар, ты все уловил?

– Угу…

– Надеюсь, теперь за него не думаешь? – Шекель прищурился, разглядывая сталкера.

– Не решил пока…

– Ну, раз пока не решил, добавь себе еще пару моментов. Для размышления, так сказать.

– Дядя Жора, к чему ты клонишь?

– На тебя водка действует плохо, – съязвил торговец. – Мозг отключается напрочь. Думаешь, зачем Оплот усилил охрану границы Пустоши? И не смотри на меня так. Не я выкладываю новости в сеть.

– Считаешь, все это между собой связано? – Антиквар задумался.

– У нас все идет по расписанию. График достаточно жесткий, – встрял в разговор Стас. – А тут ни с того ни с сего срывают. Да еще и приказывают прочесать весь район. На ночь глядя.

– Вот! – улыбнулся Шекель. – К этому я и веду. С каких делов Верещагину понадобилось в срочном порядке гонять людей на завод? Ночью?

– Думаешь, они что-то знали? – Антиквар в задумчивости почесал нос.

– А ты, значит, думаешь иначе? – раздраженно бросил Шекель.

– Я еще пока ничего не думаю, – парировал Иван.

– Ну да. Простите, бога ради, – голос торговца был полон яду. – Ну, значит, когда ваша милость подумает, поговорим с тобой.

Шекель посмотрел на Данилова.

– Ну-ка, постарайся мне воспроизвести по пунктам – что с вами стряслось. Пока сталкерня не вывалила в сеть сказок – одну страшнее другой.

Стас в деталях, насколько позволяла память контуженного человека, пересказал все подробности.

– И никто их до этого не видел?

– Нет. Но я запомнил эмблему. Правда, смутно.

Торговец покопался в ящике своего необъятного стола и выудил на свет листок бумаги и ручку.

«Оплотовец», как мог, постарался изобразить эмблему, увиденную им у неизвестного сталкера.

Шекель долго вглядывался в листок с изображенным на нем черепом. Затем, почесав живот, посмотрел на Антиквара.

– Видел когда-нибудь? – торговец протянул сталкеру листок.

После минутного раздумья Иван вернул бумажку барыге:

– Нет. Ни разу.

– Эта эмблема очень напоминает знак одного из кланов наемников, – добавил Стас. – Мы видели такие во время одной из зачисток. Но…

– Что «но»? – перебил его торговец.

– Комбинезоны у нападавших были какие-то странные. Не наемничьи. Те я хорошо знаю. А эти другие.
Страница 12 из 20

И расцветка…

– Какая? – полюбопытствовал Антиквар.

– Серо-зеленая. Такой нет ни у одного клана.

– Ну что, Ванюша? – усмехнулся торгаш. – Как тебе?

– Дядя Жора, – спокойно проговорил Антиквар. – Я не могу понять. Из-за чего сыр-бор? Ну, появились какие-то сталкеры. Ну, постреляли. Да, я знал Черненко. Мы были приятелями. Но! Это не наше дело. Это забота Верещагина. Чего ты мельтешишь?

– Чего мельтешу? Тебе таки интересно, чего это я мельтешу, значит… Да? – раздраженно бросил Шекель. Не получив ответа, торговец хмыкнул и, налив кофе в чашку, продолжил, важно растягивая слова: – Ну, тогда слушайте дальше. За месяц до сегодняшнего дня по сетке прошла интересная инфа. Причем тупее некуда. Текст следующий: «Срочно куплю три десятка стволов и оптику к ним». Класс? Дальше – интереснее. Сутки спустя пришел ответ: «Есть, берешь?» Ну а дальше идет переписка о сумме и месте сделки. И это в сети!.. «Что тут такого?» – спросите вы. Вот и я бы не придал этому значения. Но! Меня это дело крайне удивило.

– Соломоныч! – всплеснул руками Иван. – Ты можешь говорить толком? Что тебе со всего этого?

– Адрес.

– Отправителя?

– Нет. Получателя. Я его не знаю.

– То есть?

– Ты разве меня не слушаешь? Я в курсе, кто, где и что продает. А тут вообще левый адрес. И не смотри ты на оплотовца. Мы с ним это дело уже с самого утра обсосали. У него свои интересы, а у меня свои. Теперь мне нужно твое мнение, – Шекель умолк и уставился на Антиквара.

Сталкер задумался. С одной стороны, ненавязчивая переписка, каких сотни в сети. Здесь – Зона. Тут всегда кто-то что-то продает и покупает. Но с другой стороны, адрес отправителя заставлял крепко пошевелить извилинами.

«Через Вируса проходит вся инфа по сетке, – подумал Иван. – Стоит кому-то что-то предложить на продажу, Вирус тут же настучит об этом Шекелю».

– А почему такая секретность? Мне кажется, такие хлопоты ни к чему, – удивился сталкер. – Я бы понял, закажи кто-то танк или БМД[7 - БМД – боевая машина десанта.]. Но автоматы…

– Во! – барыга засверкал, словно медный пятак. – Наконец-то разумная мысль за сегодняшний день.

– Ну, допустим… – пробормотал Иван. – Допустим. Это смешно… Но что меняется?

– А почему ты не спрашиваешь, кто послал запрос в сеть?

– ?…

– Наемники.

– Оп-па? – теперь пришел черед удивляться Антиквара. – Каким ветром? Их же вроде как разнесли?

– Именно «вроде как», – съязвил Шекель. – Кое-кто и кое-где решил немного заработать. Короче… Сделка назначена на пятницу. Место – заброшенная военная часть возле Мертвых земель. Сегодня у нас понедельник. Итого четыре дня. Потому я прошу тебя, Антиквар, сходить вместе с ним, – кивок в сторону оплотовца, – и узнать, стволы там или еще что.

– Шекель! Ты кем меня считаешь? Проводником?!

– Ваня, ты опытный сталкер и хорошо знаешь места вокруг. Особенно заброшенную деревню и часть… Только не говори, что ты там никогда не лазил! Кто еще сможет качественно проследить за сделкой? Кроме того… Мне позарез надо узнать, что за поц приторговывает у меня за спиной. Не знаю, как ты, а я лишних конкурентов у себя на горбу взращивать не собираюсь.

Антиквар молча смотрел то на Шекеля, то на оплотовца. Дело было очень опасным. Просто так подойти к наемникам, попытаться выяснить, что они затевают, да еще и скрытно – увольте. Ему жить еще хочется.

– Это нереально, – задумчиво произнес сталкер, – дядя Жора, это же билет в один конец! Да и не мое дело. Вон пусть у их полковника голова болит.

– Она у него пусть болит по своим причинам. С нашими они никак не пересекаются, – ответил торговец.

– Ладно. С наемниками в принципе ясно, – Иван в задумчивости почесал нос. – А каким образом связаны между собой мерки и неизвестные сталкеры, напавшие на отряд «Оплота»?

– Может быть, это они и есть? – предположил Стас.

– Возможно, и так, – согласился Антиквар. – Тогда у меня в голове не укладывается одна вещь. Я бы понял, если бы после той стычки за базе, начались отстрелы оплотовцев. Поодиночке. Месть и все такое. Но чтоб сразу отряд? Неужели у них нет мозгов, чтобы понять – так просто им это дело не сойдет. Их вычислят. Это же какой глупостью нужно обладать? Или…

– Или оно того стоило, – закончил торговец.

– И все равно, – с сомнением в голосе произнес Иван. – Это опасно. Я не вижу ни одной причины рисковать.

Шекель посмотрел на своего лучшего сталкера:

– Я не сказал тебе главного.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Я хочу сказать, что кто-то якобы хочет купить автоматы у Чабана…

– С чем я их и поздра…

Антиквара как током ударило. По очереди переведя взгляд то на одного, то на другого, сталкер все еще не мог поверить в услышанное. Этого человека он разыскивал уже около полугода. Не без причин. Как-то раз Антиквар случайно услышал разговор двух ветеранов. Со слов одного из них, во время штурма базы наемников некоторым удалось спастись. И не просто спастись, а еще и утащить с собой неплохой арсенал, который они потом благополучно схоронили. Руководил всем этим делом Чабан – один из заместителей главы Синдиката. С тех же слов, в ПДА наемника хранилась вся информация о счетах клана, плюс координаты тайника. Сталкер тут же сделал стойку. Подробно выяснив все через различных людей, Антиквар понял, что данная информация – не слухи, и принялся за поиски. Но тот как в воду канул. И вот, по прошествии полугода, этот старый еврей торжественно объявляет ему о наемнике.

«Здравствуйте, я ваша тетя! Приехала из Киева – буду у вас жить, – пронеслось в голове Антиквара, – интересное дело. Вот только каким боком приходится Чабан отряду наемников, напавших на „Оплот“? И почему этот стоит тут один, а не бежит со всех ног к Верещагину, крича и размахивая руками? Логика? Пока не ясно…»

– У меня несколько вопросов. Сначала к нашему гостю, – и сталкер повернулся к оплотовцу: – Зачем тебе проводник? И почему ты до сих пор не сообщил эти новости своему командованию?

– Странный вопрос, – ответил тот. – Первое: мой труп не нашли, сто процентов обвинят в случившемся. Прежде чем что-то говорить, надо досконально все проверить и только потом идти. Если я пойду сейчас на базу, со мной никто не станет разговаривать. Повесят, и дело с концом. Второе: один я не дойду. Я только после ранения и территорию восточной части Пустоши знаю не так досконально.

– Понятно. Теперь к тебе, дядя Жора. Почему я?

– Антикварушка, ты тупой? – приторно-ласково, словно у душевнобольного, спросил сталкера Шекель.

– С чего это ты так решил?

– Не хочешь? Могу другому слить инфу. Только после этого не подходи ко мне за скидками и сладкими предложениями…

– Дядя Жора… Ты меня без ножа…

– Зато все, что там найдешь, твое… Кроме ПДА командиров. Есть у меня пара мыслей, что наемники лишь посредники. Имея информацию, можно будет неплохо нагреть на этом руки.

До него только сейчас дошло, почему Шекель так к нему обращался. И дело было вовсе не в хорошем отношении. Деньги и еще раз деньги – вот что интересовало старого торговца. Все остальное – лирика. Ухватив наживку, барыга, словно голодная щука, изо всех сил держался за нее зубами. Хоть у них и были почти партнерские отношения, но процент, который в случае успеха отвалит ему Иван, очень большой. Был еще один момент. Торговец
Страница 13 из 20

верил в удачливость своего сталкера. Антиквар не раз доказывал это на деле, и старый хитрец поставил на него, надеясь на успех. Вот теперь все стало на свои места.

– Я понял, Шекель. Выходим сегодня. Только Чику предупрежу, – и не говоря ни слова, повернулся к выходу.

– Антиквар!

Сталкер повернулся к торговцу.

– Припасы вполцены.

«Да-а-а, – протянул про себя Антиквар. – А ведь Шекель очень рассчитывает на успех. Ишь как засуетился. Одно слово – барыга».

Но вслух ничего не сказал, лишь согласно кивнул и повернулся к оплотовцу:

– Идешь? – Антиквар оценивающе посмотрел на Стаса.

– Сейчас, только договорю. Ты не против?

– Да ради бога…

– Не переживай. Я не буду тебе в тягость.

– Даже в мыслях не было. Хороший ствол никогда лишним не будет. У Верещагина лошков нет, а каков ты в деле – Зона покажет. Давно в кваде?

– Полгода…

Антиквар кивнул:

– Достаточно. Ну что, будем еще раз знакомы: я Антиквар, можно Иван, но лучше по прозвищу.

Оплотовец ухмыльнулся:

– Приятно познакомиться. Станислав Данилов.

– А кличут как?

– У нас нет кличек.

– Нет, так не пойдет, – Антиквар внимательно присмотрелся к собеседнику, – кличка нужна. Так удобнее. Пока докричишься, тебя уже доедают. Плохо.

Сталкер почесал подбородок. Внезапно его лицо прояснилось:

– Седой! Во, точно. Седой! По-моему, звучит. Тем более оно тебе подходит.

– Как говорил один мой товарищ: «Называйте хоть ведром, только на три буквы не посылайте». Но я возражаю. Мне привычнее по имени.

– Ну, как скажешь… Жду тебя на улице. Познакомлю с напарником и будем собираться.

С этими словами Антиквар кивнул торговцу и пошел к выходу.

Данилов повернулся к Шекелю. Тот состроил умиленное лицо, будто только что съел конфету, о которой мечтал всю жизнь:

– Что-то еще? Мы вроде в расчете, Стас? Или нет?

Данилов вплотную подошел к стойке и наклонился, глядя торговцу прямо в глаза:

– Он надежный человек?

– Надежней не бывает. Антиквар – один из лучших поисковиков. Этот пролезет куда угодно, и без мыла. Так что смею тебя заверить – все будет хорошо. Тем более у него к Чабану свой интерес.

– Тогда будем считать, что Шатуна я тебе простил.

Шекель перевел дух. Больше всего торговец не ожидал, что Стас заявится к нему, вот так – посреди бела дня, и предъявит старый должок. Барыга рассчитывал на то, что молодой сталкер, уходя год назад с Рубежа, никогда больше не вернется. Он ошибся. Тот не только выжил, но еще и вернулся в другом качестве. А ссориться с «Оплотом» у Шекеля не было никакого резона:

– Ну, зачем ты так, Стасик? При чем тут я до Шатуна? Его никто не гнал в Мертвые земли. Он сам туда поперся.

Шекель лукавил. Именно по его вине учитель Данилова, старый сталкер Шатун, был вынужден отправиться в рискованное мероприятие. Из-за проваленной ходки барыга тут же поставил его на счетчик. Сталкеру ничего не оставалось, как согласиться на авантюру, чтобы покрыть долг. Во время ходки ветеран погиб. Стас был в курсе проблем учителя и прекрасно знал, кто виновник случившегося. Но тогда, будучи молодым и неопытным, предъявить ничего не мог. Теперь пришло время платить по счетам. На лице сталкера заиграли желваки:

– Бабушке своей расскажешь, старый хрыч! Но я свое слово сказал. Хотя нет. Еще не все.

– Что ты еще от меня хочешь?

– Ты забыл про деньги, – Данилов повысил голос, делая акцент на последнем слове, – мои деньги. Те, которые ты не выплатил за крайнюю ходку.

– Ах да. Конечно… А бутерброд тебе маслом не намазать?

Стас угрожающе осклабился:

– Можно и бутерброд. Только тогда я вряд ли промолчу о тех делишках, которые ты регулярно мутишь с бандитами. Мне кажется, товарищу полковнику это не очень понравится.

Шекель покраснел как рак и, кряхтя, полез на полку. Немного пошарив, вытащил на свет новенький «стечкин» и три пачки патронов к нему:

– А если так?

– Еще три пачки «СП-6», и в расчете.

Недовольно бубня себе под нос, торговец полез в очередной цинк:

– На, подавись…

– Спасибо, вы очень любезны, Аарон Соломонович. Берегите здоровье, я пойду.

– Вали, чтоб духу твоего здесь не было! – в сердцах выкрикнул барыга.

– Всенепременно, – съязвил Стас и вышел на улицу.

Антиквар стоял возле входа, переминаясь с ноги на ногу:

– Все? – спросил он выходящего Данилова.

– Порядок.

– Пойдем, познакомлю тебя с напарником, – и сталкеры двинулись к полянке возле бункера.

Чика все так же сидел, мирно покуривая. Увидев Антиквара, выбросил бычок в траву и, старательно пряча улыбку, пробубнил:

– Ну че? Как внеочередной сеанс связи с космосом? Состоялся? – он все еще находился в приподнятом настроении и не упустил возможности пошутить. Но, увидев лицо напарника, вмиг подобрался.

Антиквар пожевал губами:

– Знакомься. Данилов Стас, «Оплот». Единственный выживший из отряда Черненко. И он идет с нами. Выходим сегодня вечером. Подробности расскажу позже. Стас, это Вова Чикатило. Мой напарник. Кстати, отдай ему свой ПДА, он загрузит все необходимые данные.

Чика оценивающе посмотрел на сталкера и пожал протянутую руку:

– Рад знакомству. Будем идти торжественным маршем в сопровождении почетного эскорта?

– Я один. Мои не знают, что я здесь.

– Не боись, – вставил Антиквар, – теперь точно знают. Зуб даю, Шекель уже отстучался полковнику насчет тебя. Плюс сталкеры по сетке разнесут благую весть, если уже не разнесли.

– Это вряд ли, – возразил Данилов. – Старый еврей ничего и никому передавать не будет.

– С чего такая секретность? – удивился Чика.

– Я его попросил.

Антиквар с прищуром взглянул на нового знакомого. Парень был не так прост, каким хотел казаться.

– Идем, – и, посмотрев на вопросительное выражение лица Данилова, пояснил: – Надо забрать мой комбез, и твою «пээску» немного до ума доведем. Наш Ежик не зря свой хлеб ест – ходячий конструктор «Сделай сам». Пси-защита у тебя хреновая.

– Спасибо, мы с ним уже знакомы. Так что как специалиста я его знаю, – ответил Стас. – Мне у него еще и автомат до ума довести надо. Клинит.

– А ты его откуда знаешь? – удивленно спросил Антиквар.

– «Сталкер, как и Зона, начинается с Рубежа», – изрек Данилов старую поговорку, принятую в среде вольных бродяг. – Я ведь тоже здесь долго жил.

– Шатуна хромого знал? Тогда понятно. То-то я смотрю, лицо знакомое, – уважительно произнес Иван, вспоминая убеленного сединами ветерана, бесследно сгинувшего полгода назад где-то на просторах Мертвых земель. Старый сталкер часто любил повторять эту пословицу, причем, не всегда к месту.

– Он меня учил, – пояснил Стас.

– О, так у нас ценный кадр. Тем лучше. А насчет автомата не парься, Ежик поможет, у него сейчас работы мало. Вон, курит сидит. Так что пошли, вылечим твой агрегат. Тем более ты его знаешь – не нужно сто раз уговаривать. Деньги есть?

– Откуда?

– Ну, придумаешь что-нибудь. Еж и бартером брать любитель.

Сталкеры двинулись в сторону домов. От плохого настроения не осталось и следа. Благодаря врожденному оптимизму, Антиквар не мог долго находиться в удрученном состоянии. Сегодня его опять ждала работа, а для таких, как он, – это и труд, и увлечение. Впереди была очередная встреча с Зоной, готовящей очередное испытание на прочность, которое сталкер пока проходил, не собираясь проигрывать и в
Страница 14 из 20

этот раз.

Чика с кряхтением поднялся и направился в соседний дом, в подвале которого обитал местный хакер, по совместительству – администратор сталкерской сети, по прозвищу Вирус. Нужно было выполнить поручение Антиквара и запастись всем необходимым для рейда. Сталкер очень ценил своего напарника за немногословность, если касалось дела, и хозяйственность, которой в силу своего характера сам не обладал.

Иван вернулся спустя полтора часа. Чика сидел на земле и увлеченно смазывал автомат. Этот ритуал он проделывал каждый день. В Зоне оружие довольно быстро приходило в негодность. И если не ухаживать, то скоро от него оставались только «рожки да ножки».

– Порядок? – спросил Антиквар.

– Как в аптеке, – в тон ему ответил Чика. – Как наш новый друг?

– Нормально. Сводил к Ежу. Они, оказывается, уже знакомы. Сейчас там консилиум на тему: «Усовершенствование тактико-технических характеристик сталкерских комбинезонов в полевых условиях». Еж свободные уши нашел. Ты ж знаешь – ему только волю дай, весь лагерь замучает. Хотя мастер от бога. Что скажешь про этого Данилова?

– Вроде ничего, – крышка ствольной коробки, щелкнув, встала на место. Аккуратно протерев корпус «вала» ветошью, сталкер продолжил: – Все будет зависеть от того, куда нас нелегкая засунет. А Зона по местам сама расставит. «Будет день – будет пища», – говорили мудрецы. Здесь очень быстро понимаешь, кто есть кто и чего он стоит.

– Все взял?

– Да, детекторы у нас свои, патронов дед отсыпал полцинка, по мне – многовато. Если учесть харчи, плюс медкомплект, да и еще пару кило всякой всячины – обалденная дробь получается. И это… Я тебе новый «Глок» у Шекеля выторговал. Хороший. Тридцатизарядный.

Антиквар рассмеялся. Он прекрасно знал, как выглядела торговля. По части прижимистости Чика не уступал самому торговцу, а посему словесные баталии у них возникали постоянно и порой доходили чуть ли не до поножовщины…

– Спасибо, брат. Представляю рожу дяди Жоры. Надеюсь, хоть не за банку тушенки выторговал?

– Нет, обижаешь. Так круто я еще не умею. Но, как говорится, нет предела совершенству. Ладно. Давай конкретней, куда мы топаем и с чего такая спешка? Зуб даю – это из-за этого парня.

Антиквар задумчиво потер подбородок. Вытянув из протянутой Чикой пачки сигарету, прикурил и глубоко затянулся, пуская дым кольцами.

– Почти. В пятницу на территории бывшей части наемники решили замутить маленький гешефт под названием «Кто быстрей и подешевле продаст тридцать стволов». По имеющимся данным, тендер выиграли они.

– И что?

– Шекель подозревает, что там дело не в оружии, а в чем-то покруче.

Чика присвистнул:

– Ни хрена себе! Это что ж там такого продать собираются?

– А вот это нам с тобой и нашим новоиспеченным другом предстоит выяснить. И, по возможности, сорвать им это дело. Не исключаю, что под землю лезть тоже придется.

– Ну, хорошо. А у нас там какой интерес?

Антиквар внимательно взглянул на напарника:

– Руководит сделкой наш старый знакомый – Чабан.

– Вот ка-а-ак? – протянул напарник. – А я-то грешным делом подумал, будто ты в альтруисты подался.

– Нет, конечно. Хоть Черненко и был хорошим парнем, но бесплатный мститель – это не про меня. Есть еще один момент. По словам Шекеля, наймы с кем-то снюхались. И этот кто-то хорошо их покрывает, раз они могут беспрепятственно бродить по враждебной территории, да еще и с такими последствиями. «Оплот» – не единственные, кто попал под раздачу.

– Да уж. Хорошенький такой бутерброд получается.

– Ага, вкуснее не придумаешь. – Антиквар выпустил дым и уставился на небо, затянутое серыми тучами.

– Я понял, брат. Значит, будем есть дело, – Чика передразнил крылатую фразу из старого, еще советского мультика. – Когда идем?

– Сегодня вечером. Хоть и не хочется переться на ночь глядя, но надо. Можем до базы «Оплота» не успеть, тем паче я не знаю, как этот Данилов ходит. Запас должен быть.

– Лады, тогда я пошел. От хорошего сна еще никто не отказывался. Кто знает, когда еще нормально поспать придется?

– Согласен. Поспать действительно не помешает. «Солдат, помни! Чем крепче спишь – тем скорее дембель!»

Посмеявшись пришедшейся к слову старой шутке, сталкеры разбрелись по своим лежкам, чтобы как следует выспаться.

Глава 3

Кроваво-красный диск заходящего солнца скользнул за горизонт, уступая место сумеркам. Небо только-только начало темнеть, являя взору первые звезды, когда силуэты трех облаченных в броню сталкеров появились на идущей от деревни тропе.

Проходя мимо видавшего виды ПАЗа, Антиквар по привычке пнул ногой покрышку заднего колеса. В ответ тут же раздался недовольный голос часового, засевшего в автобусе:

– Башкой еще об него стукнись, может ума добавится?

Улыбнувшись, сталкер повел группу к дороге. Подойдя к развилке, остановился:

– Так. Идем гуськом. Чика! Ты ведешь. Седой по центру, я замыкающий, – распределил обязанности Антиквар.

– Маршрут? – уточнил Данилов.

– Могильник, база «Оплота», Разрушенная часть. Привалы стандартно.

– К Могильнику? – удивился Стас. – Через НИИ короче.

– Мы не пойдем сразу к точке рандеву. Я планирую кое с кем повидаться. Думаю, он в состоянии пролить свет на некоторые детали. Нам это на пользу, – предупредил готовый сорваться с уст оплотовца протест Иван. – Увидишь.

Данилов спокойно кивнул. Больше с расспросами он не лез, полагая, что Антиквар знает, что делает.

Сталкеры построились согласно схеме и двинулись в путь, на ходу разминая ноги. Через пару минут группа взяла единый темп, приноровившись к шагу ведущего. Пошли веселей, постепенно уходя на север. Вдали проступали очертания Периметра. Иногда ветер доносил оттуда голоса перекликающихся, чтобы не заснуть, часовых:

– Первый!

– Первый, да! – слышалось в ответ.

– Второй?

– Второй, да!

В этой перекличке был заложен особый смысл. Так действительно труднее заснуть. Кроме того, дежурная смена всегда знала, что с часовым все в порядке. Как только кто-то замолкал – сразу объявлялась тревога.

Стас хорошо это помнил по годам своей молодости, безвозмездно отданных армии. В «Оплоте» с успехом применяли подобную практику. Хотя сейчас Данилова этот факт волновал меньше всего. Он привычно загнал себя в состояние полной отрешенности от посторонних мыслей, сосредотачиваясь на конкретной задаче. Таковой сейчас являлись маршрут и выполнение обязанностей ведомого. На первом месте работа – все мысли потом.

Иногда тишину предзакатных сумерек прорезал звук автоматной очереди, периодически сменяясь криком какой-нибудь твари, вышедшей на промысел. Кто-то выжил, а кто-то простился с жизнью, пополнив список несчастных, бесследно сгинувших в пучине Зоны.

Этот клочок враждебной территории продолжал жить своей особой, непонятной простому человеку жизнью, которая не умолкала никогда.

Вокруг природа поражала своей безмятежностью, радуя глаз. Если абстрагироваться от всех знаний об этом месте, никогда не подумаешь, что вокруг тебя Зона. Высокие тополя с широкими кронами, зеленая трава, кусты, небольшие полянки, усыпанные цветами. И ни единого намека на опасность. Казалось, люди просто ушли отсюда, бросив дома, постепенно пришедшие в запустение. Но это только видимость. Вот
Страница 15 из 20

листочки ближайшего кустика еле заметно подрагивают, будто от ветра. При ближайшем рассмотрении оказывается – это маленькая «грави», способная покалечить взрослого человека, запросто лишив конечностей. Мерцающее марево на дороге – «зажигалка», достигающая температуры свыше тысячи градусов по Цельсию в эпицентре. И так везде. Это не райское место. Это ад. Хорошо замаскированный под оазис.

Такая первозданность природы объяснялась удаленностью Рубежа от центра, которым являлась атомная станция. После первого и второго взрывов сюда дошли лишь отголоски. Сила аномальной стихии только снесла крыши с домов и вырвала с корнем деревья. Но природа, как могла, боролась с болезнью, восстанавливая зараженные территории. Правда, это давалось с большим трудом. Зона, подобно раковой опухоли, продолжала расти, поражая организм матушки-Земли все сильней.

Постепенно пространство вокруг начали пронизывать белесые полоски тумана. Поначалу редкие, постепенно они становились все плотнее и плотнее. Пройдет совсем немного времени, и туман достигнет такого порога, когда не будет видно собственного носа.

Схема движения абсолютно устраивала Данилова. Он без всяких возражений принял подобный расклад, не испытывая особого дискомфорта. У каждого свои, заранее определенные задачи, цели и функции. Напарники по случаю были людьми опытными. С ними можно не опасаться того, что происходит впереди или сзади, зная наверняка: спина надежно прикрыта от всяческих неожиданностей.

Но самому зевать было нельзя. Стас смотрел в оба, не забывая при этом поглядывать под ноги. Задача, в принципе, простая. Аномалий на Рубеже не так много, как, например, на территории Заброшенной части или в Пустоши. Но вляпаться по самое не хочу можно и здесь. Так что ступать нужно след в след, полностью повторяя движения впереди идущего.

Всплеска пока не ожидали. Все аномалии были отмечены на карте кодовыми символами. Кроме того, сталкеры, проходившие ранее, оставляли приметные вешки, которые можно легко увидеть на тропе. Так… на всякий случай.

Вот после Всплеска задача усложнится в разы. Аномалии полностью поменяют свои местоположения, и тогда станет по-настоящему трудно. А пока не стоило напрягаться.

К Могильнику вела только одна дорога. Растрескавшееся асфальтовое полотно широкой рекой извивалось среди холмов, уходя на север. Но Чика пошел не туда. Пройдя метров триста от деревни, он вдруг сменил направление и, сойдя с дороги, начал забирать правее, увлекая за собой остальных.

Не дожидаясь вопроса Данилова, сталкер пояснил:

– Прохода под мостом к брошенному блокпосту больше нет. Месяц назад, во время Всплеска, он полностью рухнул, завалив там все хламом. Поначалу пытались пролезть по обломкам, но наверху образовалась какая-то аномальная гадость. Пара смельчаков решила попробовать пройти, но их затянуло с концами. Желающих больше нет, я к ним тоже не отношусь, потому идем в обход.

Стас кивнул в ответ. За те месяцы, что он отсутствовал, многого было не узнать. Рубеж стал другим. Всплески перекраивали ландшафт порой до неузнаваемости, и хотя здесь это было слабо выражено, но тем не менее… Обвалившийся мост служил явным тому подтверждением.

Вдалеке замаячили неясные очертания развалин. Данилов внимательно посмотрел на то место, где когда-то возвышался железнодорожный мост. Он хорошо помнил его. Мост являлся условной границей между Рубежом и дорогой к Могильнику. Теперь от этого немаленького сооружения осталась только груда камней вперемешку со сваями. Седой присвистнул про себя. Он не переставал удивляться огромной силе энергии, выплескиваемой Зоной. Мощнейшие балки несущей конструкции были полностью обрушены. Все выглядело так, будто маленькому ребенку дали по– играть с новой игрушкой, которую тот, в силу детской любознательности, тут же сломал, горя желанием посмотреть, как же там все устроено. Над мостом, разгоняя клочья тумана, зависло странное марево похожей на маленькое солнце аномалии, про которую говорил Чика. Субстанция пульсировала, беспорядочно постреливая протуберанцами[8 - Протуберанец – (от лат. protuberare – вздыматься). – образование из раскаленных газов, наблюдаемое в виде светящегося выступа на краю диска Солнца или в виде темных волокон на самом диске.] зеленого цвета. Она висела очень низко, почти касаясь земли и закрывая собой проход. Естественно, всякий рискнувший сунуться туда, обязательно попадал под ее влияние.

Подал голос Антиквар:

– Движение на десять часов. Стая кабанов. Находятся в районе насыпи. Там, где тоннель под полотном. Точное количество определить не могу, метка сливается. Но движутся хаотично.

– Добро, – принял информацию Чикатило, – немного ускоримся. Уйдем в сторону. Через насыпь был проход около «cеверного сияния». Там, где товарняк опрокинулся, между локомотивом и передним вагоном тропа. Надо успеть пройти мимо них, пока не почуяли. Иначе мы тут застрянем.

Спустившись с холма, отделявшего дорогу, группа направилась немного левее зданий транспортного цеха, прямо к насыпи. Проходя мимо испещренных пулями и осколками стен, Данилов инстинктивно напрягся. Когда-то эту территорию очень любили бандиты, частенько нападая на удачливых сталкеров, сумевших проскользнуть сквозь заслоны на Могильник.

Мозг хочет забыть, а тело помнит. Шрамы. Следы от пулевых ранений. На теле каждого из них можно найти множество зарубок, напоминающих о перипетиях сталкерской судьбы.

До «железки» оставалось всего ничего. Постепенно начали проступать неясные очертания забора из колючей проволоки, натянутой вдоль всего полотна.

Окружающее пространство заполнялось мерзким маревом. Липкий, густой, заполняющий собой все вокруг туман – Стас помнил его еще с момента первого знакомства с Зоной. Попадая в него, человек начинал испытывать странный дискомфорт, отнюдь не связанный с потерей ориентации. Нет. В душе становилось неуютно, начинались слышаться посторонние звуки, приходили видения. Растущее чувство опасности постоянно давило на мозг, не давая трезво мыслить. И страх… Очень похожий на боязнь потеряться, больше никогда не найтись, остаться в этом мутно-белом молоке навсегда.

«Ботаники», исследовавшие туман, утверждают, что он начинает вытаскивать из подсознания забытые детские страхи, полностью подавляя волю взрослого человека и не позволяя бороться с ними. Конечно, это было дело привычки, однако Данилов, давно не живший на Рубеже, успел позабыть, какие ощущения приносит туман, и ему приходилось, мягко говоря, не сладко.

Антиквар, увидев напряженное лицо Стаса, спросил:

– Туман?

– Ага, отвык уже.

Услышав ответ, сталкер одобряюще улыбнулся:

– Ничего, снова привыкнешь. А ты молодец, держишься. Многие поначалу на стену лезли от глюков. Все, при-шли. Значит так, Седой. Пойдешь первым. Вон туда, – сталкер указал пальцем в сторону сошедшего с рельсов локомотива. – Нужно пролезть между тепловозом и первым вагоном, тем, что на боку лежит. Идешь осторожно, мы тебя прикрываем. Внимательно смотри на ориентиры. Аномалии должны быть обозначены, если нет – бери болт и проверяй. Как только дойдешь, маячь. Пойдет следующий. Все понял?

«Тоже мне, отмычку нашли, балбесы», – пробурчал про себя Стас, но виду не подал,
Страница 16 из 20

спокойно кивнув в ответ. Его проверяли – ясно как на духу. В принципе – вполне объяснимо. Они не знали его, а доверять человеку, которого не знаешь, – абсурд. Поэтому он не был против такого мини-теста.

Взявшись за ремень бесполезного в данный момент автомата, Стас перекинул его за спину, разместив так, чтобы в любой момент можно было схватиться за рукоятку. Из такого положения очень удобно вести огонь, если вдруг возникнет необходимость. Подняв левую руку, на внешней стороне которой находился закрепленный в специальной нише ПДА (спасибо Ежу), активировал детектор аномалий. Не панацея, конечно, все не увидит, но хоть какая-то помощь. Затем опустил забрало шлема. Щелкнули замки, полностью отгородив его от внешнего мира. Сталкеры сделали то же самое. Данилов несколько раз щелкнул языком в гарнитуру, проверяя связь. Еще на стоянке он с удовольствием рассмотрел радиостанцию, которую ему принес Чика. В отличие от той, которой пользовался Стас, она имела огромный плюс. Станция легко коммутировалась через Bluetooth с ПДА, делая возможным управление связью через него.

Включив внешний микрофон, оплотовец повернулся и осторожно направился в сторону старого локомотива. Пульсирующее голубое марево «cеверного сияния» уже виднелось возле его передней части. Обойти сзади также не представлялось возможным – детектор указывал на отсутствие какого-либо безопасного прохода. Сам тепловоз неслабо фонил, но риск получить опасную дозу, благодаря защите, сводился к минимуму. Главное – не влезть в аномалию. Единственной возможностью было попытаться протиснуться между корпусом и ближайшим пучком «сияния». Стас достал болт. Прицелившись, запустил его в мерцающее поле. Разряд мощностью в несколько тысяч вольт прорезал пространство со страшным грохотом.

– Седой, ты меня нормально слышишь? – голос Антиквара едва пробивался сквозь сплошной фон помех, возникающих из-за излучения аномалии.

– Да.

– Возьми правее, иди прямо к подножке. Там посвободней будет.

– Вижу.

Данилов внимательно посмотрел перед собой. «Сияние» раскинуло свои щупальца левее тропы. Детектор уже не пищал. Он выл, зашкаливая от присутствия огромного количества аномалий в одном месте. Медленно, шаг за шагом, оплотовец продвигался в указанном Антикваром направлении. Голубоватые разряды потрескивали почти в метре от его ног. Зрелище не для слабонервных.

Он поднял голову, только когда уперся в лесенку локомотива, которая уходила к кабине машиниста. Возле отбойника проход был очень мал, с его габаритами – непроходим, при условии безопасного движения, конечно. А вот если залезть по ступенькам, а потом перенести вес на буфер сцепного устройства – вполне могло получиться.

Постояв на насыпи пару секунд, Стас полез по лесенке наверх. Перекинув ногу, он встал на сцепное устройство и посмотрел вперед, определяя свободное пространство для маневра. Детектор показал еще три аномалии примерно в десяти метрах от него. Практически шоссе, если сравнивать с другими местами. Бросив болт перед собой и убедившись, что пространство на несколько метров вперед свободно, Стас взялся за рукоятку висевшего на плече автомата. Натянув ремень и отводя ствол чуть в сторону, спрыгнул на землю.

– Я на месте, – передал он в эфир.

– Понял, жди.

Стас присел на одно колено и, сняв «вихрь» с предохранителя, начал осматриваться на предмет присутствия посторонних. Если первым обнаружишь противника – на твоей стороне колоссальное преимущество. Увидь, услышь, унюхай, но будь первым. Если заметили тебя – девяносто пять процентов, что ты уже не жилец.

Внезапно неподалеку раздался противный визг. Стас насторожился, пытаясь определить, откуда идет звук. Через несколько секунд визг повторился, и Данилов разглядел странную возню правее места, где он сидел. Осторожно приподнялся и двинулся на звук. Через несколько метров его взору открылась страшная картина. В траве лежало человеческое тело. Вокруг останков несчастного возилось несколько крыс. Мутанты громко визжали, сцепившись в борьбе за лакомый для них кусок человечины. Стаса охватило чувство глубокого отвращения. Сняв автомат с предохранителя, он дал очередь от бедра, метя в скопление облезлых тварей. Крысы тут же прекратили драку и бросились врассыпную, смешно перебирая лапами.

Прогнав мутантов, Стас подошел ближе, чтобы рассмотреть несчастного. Вернее, то, что от него осталось. Выглядел мертвец ужасно: создавалось впечатление, будто по нему топталась целая толпа. Руки и ноги неестественно вывернуты, что свидетельствовало о переломах, мягкие ткани сильно пострадали. Такие раны оставляли кабаны. Бедняга, вероятно, не заметил притаившийся в траве выводок и был просто раздавлен взбесившимися зверюгами. Кроме того, труп сильно изуродовали крысы. Острые, словно у пираньи, зубы мутантов без труда разрывали любую плоть, лишь бы набить свои вечно пустые желудки, не заботясь о происхождении пищи.

Рядом валялись куча стреляных гильз и пустые магазины. Сталкер отбивался, как мог, пока его просто не опрокинули. Поискав взглядом, Данилов обнаружил валяющийся неподалеку автомат. Стас поднял оружие и внимательно осмотрел. Практически новый «АК-101» с подствольником не выглядел поврежденным. По крайней мере, внешние признаки поломки отсутствовали. Оплотовец несколько раз клацнул затвором, проверяя, как ходит рама. Механизм работал четко.

Сзади раздалось топанье; обернувшись, Стас увидел Чику, забрасывающего автомат за спину. Антиквар как раз заканчивал перелезать через буфер и теперь стоял на подножке, глядя на то место, откуда только что отошел напарник.

– Что случилось? – спросил подошедший Чикатило.

– Вот, – Стас указал рукой на труп.

– Мда-а, красавчик, – пробормотал сталкер. – Кто ж его так уделал?

– Не знаю, – ответил Данилов. – Тут крысы пировали. Изуродовали так, что мать родная не узнает.

– Ясно, – Чика внимательно посмотрел на Стаса. – Как через «паровоз» прошел?

– Порядок. Там проход появился. Довольно приличный. Заметил?

Чика кивнул. Антиквар, услышав их переговоры, опустил автомат и продолжил спуск. Спустя минуту он подошел к остальным. Чика как раз заканчивал набор сообщения. Через секунду в сеть ушла информация о новом проходе через насыпь. ПДА пискнул, успешно передав данные, сталкер поднялся, готовый идти дальше.

– А это у нас кто? – Иван ткнул пальцем на лежащее на земле тело.

– Решили тебя подождать, может, знаешь? – бросил Чикатило.

– Сейчас посмотрим.

Антиквар наклонился над телом и принялся методично обыскивать покойника. Через несколько минут его поиски увенчались успехом: сталкер выудил из расположенного на предплечье кармана ПДА мертвеца. Включив «машинку», принялся листать меню. Через минуту раздался его удивленный возглас. Иван подскочил от неожиданности, не сводя глаз с экрана компьютера.

– И все-таки есть справедливость на свете! – радостно вымолвил Антиквар.

– Поясни, – Чика не понял, к чему клонит напарник.

– Знаешь, кто это? – Сталкер кивнул на изуродованное тело.

– ?…

– Это Упырь! Крыса вонючая, – провозгласил Иван.

– Да ну… – настала очередь удивляться Чикатило.

– Вот тебе и «да ну».

– Что за Упырь-то? – Стас вклинился в разговор в надежде
Страница 17 из 20

получить объяснение.

– Три недели назад мы с Чикой и Упырь со своим тогда еще живым напарником, Хилым, пошли к НИИ. Шекель работенку подкинул. Нам с Вованом одним было тяжко, а у этого был напряг. Ну, мы его и пригласили.

Нашли схрон, взяли добро и потопали назад. Но тут оказалось, что напарник Упыря куда-то делся. Мы к нему, а он ни слуху ни духу. Короче, вернулись втроем. Шекель предъяву нам, мол, где вторая половина? Тот давай рассказывать, что, дескать, напарник скрысятничал, умыкнув часть хабара. Так как ходка общая, дядя Жора процент за утраченное сократил на всех. Ну, так, да и так. Упырь нам бутылку поставил, мы успокоились.

Но, как потом выяснилось, «крысой» оказался не Хилый, а Упырь. Именно он подговорил Хилого смыться. А сам взялся прикрывать тылы. Чтобы потом, когда Соломоныч поутихнет, взять товар и сбыть по-тихому у «Оплота» или на барахолке. Дурачок. Когда Хилый объявился на барахолке, местный торговец тут же отписался мне. Я быстренько пояснил ребятам, что к чему. Оплотовцы его «упаковали», и тот под пудовыми кулаками ваших, – в этот момент Антиквар не сдержал улыбки, – «сотрудников» во всем признался. С крысой разговор короткий. Хилого вздернули на ближайшем суку. А мы, дождавшись Упыря, решили поговорить с ним «по душам». Но доказательств не было. Тот свалил все на напарника и включил дурачка. Но я пообещал ему, что так просто это дело с рук не сойдет. И вот. Прошу.

– Однако, – протянул Данилов. – Бывает же.

– И не говори. Ну что? Двинули? – Антиквар развернулся в сторону дороги.

– Слышь, Вано… – Чика старательно подбирал слова, – надо бы его убрать.

– Да вот еще, – зло бросил Иван. – Собаке – собачья смерть.

– Антиквар, не гони пургу, – не согласился с напарником Чикатило. – Он же потом ночью к тебе придет и вырежет сердце.

Данилов прыснул, не силах сдержать рвавшийся наружу смех. Эти ребята нравились ему все больше и больше.

– А добро его куда? – уточнил Стас.

– Мне его барахло и даром не надо. Вот насчет убрать – это да. Потом будет тут новичков пугать.

Внезапно его осенило:

– О, я, кажется, знаю, кому поручить это дело. А ствол, – Иван кивнул на автомат в руках Данилова, – и добро будут неплохой платой. Погодите-ка.

Сталкер полез за ПДА и быстренько набрал сообщение. Компьютер дилинькнул, отправив письмо. Антиквар спрятал его обратно, поворачиваясь к сталкерам:

– Сейчас Кривой со своими прибежит. Им как раз автомата не хватает. А так и дело сделают, и труп уберут.

– Голова, напарник, – уважительно протянул Чика. – Быстро сечешь.

– Тем и живем. Можем идти. Давай, Вован.

Чика кивнул, занимая место во главе. Определив направление, сталкер зашагал по еле заметной тропке. Данилов с Антикваром последовали за ним, тщательно выдерживая интервал в метр, двигаясь точно след в след ведущему.

Местность постепенно менялась. Будто кто-то невидимый очертил условную границу, разделив территорию на «до моста и после».

Тропа, словно маленький ручеек, виляла посреди бескрайнего моря высокой, местами достигавшей человеческого роста, желтой травы. Лишенная хлорофилла растительность была не мертвой, а самой что ни на есть живой, просто подстроилась под изменившиеся обстоятельства.

Иногда аномальная сила, излучаемая Зоной, творила диковинные вещи, ее фантазии позавидовал бы самый отчаянный художник.

Подул ветер. Сталкеры поначалу обрадовались этому явлению, в надежде, что порывы разгонят туман, здорово мешающий движению. Но как оказалось – зря. Небо постепенно закрывали мощные кучевые облака, несущиеся над головами путников с огромной скоростью. Погода портилась на глазах. Резкие порывы ветра колыхали траву, прижимая высокие стебли к земле, отчего казалось, что люди идут по штормовому морю во время бури. Вскоре на многострадальную почву упали первые капли дождя. Сначала несколько, а затем все больше и больше, пока не начался настоящий ливень.

Стас недовольно поморщился. Он не любил дождь.

«Ладно б обычный, – подумал Данилов, – монотонный такой, тихий. Чтоб еле слышно шуршал по листве, успокаивая. От которого хочется спать. Нет! Обязательно надо устроить потоп. И чтобы воды по колено, да грязи побольше. Тьфу. Зона проклятая! Единственное, что хорошо, – туман ушел. Надолго ли?»

Небо пронзили первые разряды молний. Яркая вспышка сменилась громким раскатом грома.

«Нет. Так дело не пойдет, – Стас занервничал. – Гроза – это плохо. Укрытие искать надо».

Словно уловив его мысли, Чикатило прибавил шагу. Стас сразу сообразил, что он торопится, пытаясь пройти как можно большее расстояние, пока дорога еще проходима. Примерно через час станет совсем темно, и скорость при таком дожде упадет до нуля. Сталкеры зажгли фонари… Еле заметные в мутной пелене дождя лучи света не приносили желаемого результата. Вода ручьями стекала по стеклу шлема, заставляя постоянно смахивать ее, чтобы хоть что-то рассмотреть дальше собственного носа. Слева и справа от бредущих людей простиралась плоская равнина.

«Если Всплеск – укрыться особо и негде. Не то что на Рубеже… Там хоть дома есть. Можно в погреб забиться. А здесь если накроет – конец», – подумал Данилов.

Сделав довольно большой крюк, сталкеры наконец пересекли огромное, в прошлом сельскохозяйственное, поле и снова вышли к дороге. Впереди показались заросшие живой изгородью кустарника развалины. Взяв левее, Чика снова направил группу в сторону растрескавшейся дороги.

– Там безопаснее, – пояснил он оплотовцу, – по дороге идти легче, тем более мы с Иваном позавчера здесь шли.

Маленький отряд продолжил движение. Спустившись с пригорка, сталкеры зашагали по обильно поливаемой дождем старой бетонке в направлении бывшего блокпоста, стоящего здесь еще со времен первой аварии.

Погода разошлась не на шутку. На головы путников обрушилась самая настоящая буря. Тугие струи дождя хлестали по земле и по отяжеленным грузом спинам сталкеров. Хоть комбинезоны и не промокали, спасая от всепроникающей влаги, но все равно идти из-за беснующейся стихии было невыносимо. Первым не выдержал Антиквар.

– Чика, сворачивай к колхозу. Пересидим.

– Давай, – немного подумав, согласился Володя. – По такой погоде – все равно что ходить голым на морозе. Закалки ноль, а твой «героизм» никто не оценит.

– Тогда вперед.

Группа как раз поравнялась с разрушенными постройками бывшего колхоза, и сталкеры направились к спасительной крыше.

Стас помнил это место. Развалины часто использовали для ночлега все, кому не лень, – и мутанты, и сталкеры, и бог знает еще кто. С тех пор ничего не изменилось. Все те же старые кострища снаружи, гора сваленного коротающими время сталкерами мусора возле обшарпанной стены.

От двух старых тракторов, прозванных в народе «попрошайками» из-за сделанного впереди кабины кузова, не осталось ровным счетом ничего. Один только многострадальный «Беларусь» так и стоял у главного входа, сиротливо взирая на гостей пустыми глазницами разбитых фар, продолжая стойко переносить все тяготы и лишения, выпадающие на его долю.

Сталкеры осторожно подошли к свинарнику и принялись внимательно осматривать подступы к зданию на предмет неожиданного соседства. Убедившись в отсутствии какой-либо опасности, они наконец вошли внутрь, отряхивая с
Страница 18 из 20

себя с воду.

В помещении было пусто. Если не считать следов временного пребывания здесь людей и мутантов. Возле входа в здание бывшего свинарника Антиквар обнаружил аккуратно сложенные дрова. По негласному закону ночующий обязан подготовить схрон для тех, кто следом за ним решит передохнуть под пусть прохудившейся, но все-таки крышей.

После того, как сталкеры по очереди заглянули в каждый угол, Антиквар дал команду располагаться. Люди принялись отряхиваться, сбивая с себя капли. Иван стянул с головы шлем и облегченно выдохнул:

– Фух. Ну и гадость. Всю обедню испортил.

– И не говори, – согласился Стас. – Сам терпеть не могу…

– А что поделать? – развел руками Антиквар. – Чика! Давай на улицу, погляди вокруг. Вдруг кого нелегкая принесет? А мы костер разведем.

Напарник молча кивнул и вышел на улицу.

– Он всегда такой «говорливый»? – поинтересовался Данилов, снимая шлем.

Антиквар нахмурился, но все же ответил:

– Почти всегда.

– Что, так серьезно? – Стас протер стекло забрала и поднял глаза на Ивана.

– Дальше некуда… Он военный. Правда, бывший.

Стас непонимающе уставился на Антиквара:

– И что с того? Я тоже из бывших.

– Нет, он служил здесь.

– Кем?

– А шут его знает. Говорит – бросил все и ушел. Но я не в курсе, что у него стряслось. Чика о своих приключениях особо не распространяется, да и не принято у нас расспрашивать о прошлом человека. У каждого свой скелет в шкафу. А мне его прошлое как-то фиолетово. Сам знаешь, с какими биографиями тут люди попадаются. Волосы на бровях дыбом встают. Ну, свалил он и хрен с ним. Мало ли?… Напарник-то из него действительно годный.

Данилов в задумчивости почесал подбородок:

– Да, дела… А почему Чикатило?

– Ну, с кличкой вообще отдельная история. Ты на него посмотри. Здоровый?

Стас отрицательно мотнул головой.

– Вот и некоторые личности так же подумали. Ой, зря, – Антиквар от души рассмеялся. – Вова быстро обжился. Хотя поначалу был объектом всяческих насмешек по поводу своего телосложения. Ты ж нашего брата знаешь. Хлебом не корми – дай поржать. Правда, пара сломанных рук и челюстей быстро расставили все точки над «i». Так его и прозвали – Чикатило. За норов и молчаливость. Чуть позже кличку мы немного сократили – слишком длинная. Получился Чика. Но только для друзей. Любой другой рискнувший моментально попадет в разряд инвалидов. Так что я тебе не советую.

Данилов не стал больше приставать с расспросами, занявшись поисками веток для костра. Вскоре ему удалось насобирать довольно приличную кучу хвороста, и спустя некоторое время сталкеры уже тянули руки к веселым язычкам пламени. Вскрыв несколько банок консервов, Антиквар поровну разделил импровизированный ужин, и все дружно накинулись на еду.

– Значит, так, – пробормотал Иван с набитым ртом, – дежурим по очереди. Я первый. Чика – вторым. Седой – последний. Выходим затемно, от графика нельзя отставать. Не знаю, как вам, но лично мне не хочется, чтобы Всплеск застал нас в дороге.

Никто не возражал.

Чика молча поднялся и, быстренько закинув в себя остатки ужина, расстелил спальник, повернувшись спиной к костру. Через секунду с его стороны раздалось мерное посапывание. Напарник спал мертвецким сном. Антиквар многозначительно хмыкнул и направился к выходу.

Стас внимательно посмотрел ему вслед, потом перевел взгляд на сопящего Чикатило. Странный он. Непонятный. С виду обычный сталкер, но наметанный глаз без труда угадывал в нем человека иной профессии. У них в клане присутствовали подобные личности – как любили говаривать оплотовцы, в «миру» служившие в спецподразделениях. Повадки, манера двигаться у Чики были идентичны. Еще на марше Стас обратил внимание, как шел сталкер. Каждый шаг выверен до миллиметра, под ногами Чикатило не хрустнула ни одна ветка, он ни разу не споткнулся. Данилов дал бы руку на отсечение, если Чика захочет скрытно пройти – его не почует даже мутант.

Сон не шел. Наконец профессиональная привычка взяла свое, Данилов провалился в беспокойную полудрему, унося с собой вопросы, на которые так и не мог пока ответить.

Но отдохнуть не получилось.

Стаса разбудило внезапное чувство опасности. Он инстинктивно подскочил, хватая автомат. Рядом раздалось топанье ног, затем все стихло. Данилов прильнул к окошку.

На улице вовсю бушевала стихия. Казалось, природа, обидевшись на трех заблудших сталкеров, обрушила на них сплошной поток воды. Довершали это действо вспышки молний, с завидной регулярностью озарявшие близлежащую территорию, сопровождая свое появление гулкими раскатами грома.

Стас внимательно осмотрел улицу. Чики нигде не было видно. Хотя, познакомившись с повадками напарника Антиквара, оплотовец и не чаял его увидеть – этот спрячется так, что сам господь бог не найдет.

Ощущение угрозы никак не проходило. Вдобавок к внутренним неприятным ощущениям присоединились внешние – свежий шрам на лице принялся нестерпимо ныть, отчего щеку неприятно дергало.

Стас подкрался к лежащему Антиквару. Тот, вопреки ожиданиям, не спал. Как только Данилов протянул руку, чтобы потрясти сталкера за плечо, он резко открыл глаза, заставив отпрянуть.

– Где Чика? – одними губами спросил Иван.

Оплотовец молча пожал плечами. Антиквар все понял, тихо поднялся, и сталкеры подкрались к дверному проему. Выглянув наружу, Иван попытался отыскать во тьме фигуру напарника. Но рассмотреть что-либо сквозь стену воды не представлялось возможным.

– Черт, – выругался Антиквар. – Хоть глаз выколи…

– Не стоит, – раздался тихий голос Чики.

Он подкрался к входу, намереваясь разбудить попутчиков, и, сам того не ожидая, столкнулся с ними нос к носу возле входа в свинарник.

Слова Чикатило совпали с раскатом грома, напугав напарника.

– Вован, я тебя убью когда-нибудь, – разозлился Антиквар. – Ты что творишь?

– Не кипятись, – резко оборвал того Чика. – У нас гости.

Антиквар тотчас прикусил язык и посмотрел на напарника.

– Говори…

– Со стороны старого блокпоста кто-то идет, – продолжил Чика. – Я засек их уже десять минут назад. Идут не скрываясь.

– Кто? – спросил сталкера Стас.

– Пока не ясно. Подождем.

Внезапно сбоку от дороги послышался шорох. Сталкеры тут же притихли, спрятавшись в помещении.

– Тсс. Тихо, – Стас показал пальцем на расположенный рядом валун. – Там кто-то есть.

В подтверждение его слов из-за камня показались две фигуры. Троица отползла глубже в здание и, прильнув к оконным проемам, принялась наблюдать за неизвестными. Молния осветила людей, неспешно бредущих прямиком к свинарнику.

«Странные они какие-то», – подумал Стас.

Действительно. Движения идущих были, по меньшей мере, непонятными, словно невидимый кукловод дергает за ниточки марионеток, заставляя двигаться в нужном ему направлении. «Зомби!» – моментально понял Данилов.

– Антиквар, – тихим голосом позвал он сталкера.

– Вижу, – в тон ему отозвался Иван, понимая, кого видит перед собой.

– Что делать будем?

– Попробуем пересидеть. Может, уйдут… Ждем пока.

Но зомби и не думали уходить. Немного потоптавшись, парочка направилась прямо к входу в свинарник, где скрывалась троица.

Ивану требовалась всего секунда, чтобы оценить ситуацию:

– Черт! Ну какого они сюда прутся? Места
Страница 19 из 20

им, что ли, мало? Теперь столько боезапаса потратим, пока уложим этих «бобиков».

– Погоди, Вано. Может, мимо протопают? – с сомнением в голосе протянул Чика.

– А вот в этом я сомневаюсь, – возразил ему Антиквар. – Если бы хотели – не шли.

– Почему к колхозу? – передернул плечами Чикатило.

– Не знаю, – прошептал Иван. – Они хоть и мертвые, но в мозгу что-то сохранилось. Может, инстинкты какие?… Вот и лезут под крышу.

Стас пожал плечами. К зомби он относился как к само собой разумеющемуся факту. Уже столько повидал их, что ничему не удивлялся.

Когда ковыляющие, еле держащиеся на ногах фигуры приблизились к идущей прямо к входу тропинке, Иван подал голос:

– Нет, не свернут. Придется стрелять.

Вскинув к плечу автомат, Стас прицелился. Очередная молния прорезала небосвод, осветив фигуры зомби, до которых оставались считаные метры. Внезапный удар по стволу сбил траекторию, и пуля ушла в землю:

– С дуба рухнул? – зло зашипел оплотовец на Чику, помешавшему поразить цель. – Ты что творишь?

Тот не ответил – стоял молча, не отрывая взгляда от приблизившихся зомби. В его глазах застыло удивление вперемешку с животным страхом. Словно сомнамбула, Володя сделал несколько шагов к выходу.

– Вован, але! Сядь! – раздраженно прошипел Антиквар. – Ты что, призрака увидел?

Последняя фраза вывела Чикатило из ступора, и он посмотрел на напарника:

– Это мои…

– Что твои?

– Пацаны мои. Витя Филимонов и Славка Проко-пенко…

Стас внимательно присмотрелся к зомби, медленно, но уверенно бредущим в их сторону. Ничего не разобрав в темноте, он включил ПНВ[9 - ПНВ – прибор ночного видения.] и взглянул на них в ином спектре. После секундной паузы выругался. Действительно, на мертвецах были точно такие же комбинезоны, как на Чике. Вернее то, что от них осталось.

– А ты уверен, что это они? Мало ли в Зоне военных погибло, – неуверенно спросил оплотовец.

– Смотри, – трясущийся палец сталкера указал на приближающихся. Полыхнула молния, и Стас уже отчетливо видел две фигуры «мертвяков» в паре метров от входа. – На правом плече нашивка с коброй. Это наша эмблема. На правом клапане кармана фамилии. Это мои…

– Не гони пургу, Вован. Мало ли таких нашивок…

Чика не ответил и вдруг, пошел к мертвецам навстречу.

– Стой! Назад, придурок! – во весь голос, крикнул Данилов.

Выглядевшие вполне безобидно, ходячие мертвецы проявляли недюжинную агрессию к любому живому существу. Как только потенциальная жертва оказывалась в пределах досягаемости, «мертвяк» тут же бросался на нее, стремясь убить во что бы то ни стало. Словно мстил тем, кому повезло больше и кто еще жив.

Но Чика уже никого не слышал, а сделал несколько шагов навстречу, еле слышно шевеля губами: «Ребята, ребята…»

До зомби оставалось рукой подать, когда он остановился, рассмотрев наконец движущихся мертвецов. Выглядели зомби страшно. От некогда великолепных защитных комбинезонов остались только лохмотья. В шлеме одного из живых трупов зияла огромная дыра, из которой на сталкера таращился пустыми глазницами полностью лишенный кожи череп. На неестественно вывернутых кистях отсутствовало по нескольку пальцев. Местами сохранившаяся буро-коричневая кожа висела пластами, обнажая полусгнившие мышцы, неизвестно как еще державшиеся на скелете. Второй товарищ по несчастью выглядел не лучше, хотя покрытое трупными пятнами лицо почти сохранилось.

– Пацаны, – еле слышно позвал своих мертвых товарищей сталкер. – Славян, Вить, вы меня слышите?

Он разговаривал с ними так, будто первый раз в жизни видел живого мертвеца. Позабыв обо всем, Чика медленно, будто боясь спугнуть, подходил ближе.

– Ребят… Не узнаете? А как же вы здесь?… Я ведь похоронил вас… Вить!

Один из зомби наконец заметил его и повернул голову. В следующую секунду в непослушных пальцах мертвеца оказался пистолет, и…

Прозвучал выстрел. Пуля прошла в нескольких сантиметрах от головы опешившего, но быстро пришедшего в себя Чикатило. Зомби слегка наклонил голову, от чего отчетливо хрустнули шейные позвонки, и повторно прицелился.

Второго шанса ему не дали. Со спины послышалось трещание «вихря» Данилова. Очередь прошила живого мертвеца, вырывая целиком куски гнилого мяса. Рука с зажатым в ней пистолетом отделилась от тела и упала возле ног. Раскрыв в беззвучном крике рот, зомби бросился на обидчика. Причем скорость движений «мертвяка» не уступала быстроте матерого упыря.

Пришедший в себя Чика открыл огонь в упор. Сухо щелкнул боек. Сталкер сменил магазин и опять нажал спуск, выпуская двадцать рассерженных шмелей в сторону второго зомби. «Клац», – автомат оповестил хозяина о том, что закончились патроны. Отточенным движением сталкер вставил третий по счету магазин и передернул затвор, осматриваясь. Вокруг валялись растерзанные останки его бывших сослуживцев. Подошли Антиквар и Данилов. Чика стоял, продолжая сжимать автомат, не в силах отвести взгляд от лежащих на земле останков.

– Чика, – осторожно позвал напарника Антиквар.

Вместо ответа тот убрал «вал» за спину и достал из рюкзака лопату. Затем, опустившись на колени перед глазами оторопевших сталкеров, принялся копать землю.

– Вован, ты чего? – недоумение в глазах Антиквара сменилось пониманием того, что собирался сделать Чика. – Не надо, слышишь?

– Их надо похоронить, – выдавил сквозь зубы сталкер, продолжая кромсать неподдающийся дерн. Дождь хлестал его по лицу, Володя отплевывался, но упрямо продолжал взрывать лопатой раскисший от воды грунт.

– Какой хоронить? Ты в своем уме? – Иван всплеснул руками от возмущения. – Их сжигать надо и как можно быстрее!

– Нет.

– Брось, Чика, не балуй, – Антиквар подошел к напарнику вплотную и потянул его за плечо. В следующую секунду сильный удар отбросил сталкера на землю. Словно разъяренный хищник, Чика вскочил на него сверху, вцепившись двумя руками в горло.

– Я сказал – нет! – нервы Чики наконец не выдержали. Притянув хватающего ртом воздух Антиквара к себе вплотную, он заорал что было мочи ему в лицо: – Что ты лезешь ко мне, а? Что тебе надо?

Перехватив руку Ивана, сталкер заломил ее за спину, рывком вынуждая подняться на ноги. Затем, выполнив болевой захват, потащил несопротивляющегося Антиквара к лежащим на земле останкам зомби. Заставив упасть на колени, Чика с силой склонил голову напарника, приблизив его лицо к разбитому шлему мертвеца:

– Ты знаешь их? – что было мочи проорал он в ухо Антиквару. – Нет? А я знаю! Я с ними бок о бок семь лет ходил. Землю жрал! Витя меня из горящей брони вытащил… Под пулями, один… Он меня спас, а я его нет! Так дай же ты мне хоть похоронить их по-человечески! Слышишь! Ты!..

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dmitriy-vladimirovich-klikman/pravo-na-oshibku/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

ПС3-9МД – комбинезон повышенной защиты, используемый штурмовиками «Оплота».

2

Ребризер – дыхательный
Страница 20 из 20

аппарат, в котором углекислый газ, выделяющийся в процессе дыхания, поглощается химическим составом (химпоглотителем), затем смесь обогащается кислородом и подается на вдох.

3

Фраза из фильма «Бумер», ставшая впоследствии крылатой.

4

ЧЧВ (жарг.) – человек человеку волк.

5

Здесь имеется в виду: спорить без толку (жарг.)

6

Лэптоп (с англ. – «сверху на коленях») – альтернативное название ноутбука (портативного персонального компьютера).

7

БМД – боевая машина десанта.

8

Протуберанец – (от лат. protuberare – вздыматься). – образование из раскаленных газов, наблюдаемое в виде светящегося выступа на краю диска Солнца или в виде темных волокон на самом диске.

9

ПНВ – прибор ночного видения.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.