Режим чтения
Скачать книгу

Призрак читать онлайн - Дмитрий Петушков

Призрак

Дмитрий Петушков

Роман в стихах по мотивам произведений А. С. Пушкина. Поэтические произведения Дмитрия Петушкова отличают юмор и небанальный взгляд на политические события в стране.

Призрак

Он верил, как всегда, в Россию, а не в ее двуумвират

Дмитрий Петушков

© Дмитрий Петушков, 2015

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero.ru

Роман в стихах по мотивам произведений А. С. Пушкина.

Все персонажи вымышлены, все совпадения случайны.

Глава первая

I

«Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог»,

Полкам врагов чеченских он

Приказом сдаться всем помог.

А лучше быть и не могло,

Когда пять дней стреляли «духи»,

Его пример нам навсегда

Лекарство выдал всем от скуки.

Но, боже мой, какая дрянь —

В тиши лесной прожить полжизни,

Какое низкое коварство

Лишь разгильдяйничать в глуши,

Когда вокруг, кругом враги,

А Вятка шепчет – «победим!».

II

Так думал Призрак и повеса,

Когда однажды в темноте,

Совсем не волею Зевеса

Он оказался вновь в Чечне.

Родня Людмилы и Руслана!

С героем этого рассказа

Я познакомить был бы рад,

Но Призрак снова где-то бродит

И ищет новые слова

Для ублаженья взглядов строгих

Полуживых, но и не новых.

Однако хватит слов, и гений

Велит представиться сейчас

Без предисловий, сей же час.

Давай знакомиться, приятель:

Я Призрак, жизнь моя полна

Стихами, россказнями. Знаешь,

Ведь Сатин, добрый идиот,

Из вятских вышел, но, поверь мне,

В словах моих увидел толк.

Так появился в Вятке хмурый,

Недобрый, с матами поэт

Андрей Андреич Вознесенский,

Что выдал мне тогда Завет.

И вот пишу стихи – поверьте,

Я в этом все же знаю толк.

III

Судьба меня всегда хранила:

Ведь школьник маленький шутя

Не побеждал лишь в драках скучных,

Но вот, стреляя, выручал

Друзей, ракетчиков, взвода,

Из плена вывод как-то раз

Все разложил тогда «по полкам» —

Меня, ЧК, войну, солдат.

IV

Мы все учились понемногу

И средней школы весь запал

Был приумножен в универе,

Что мудрым был не по годам.

Английский был тогда не в моде,

И только правду говоря,

Я знал довольно только польский,

А с русским все же ерунда

Была замечена с годами,

Но я любил учебу ту

И дважды за пять лет женился,

Что и запомнил весь мой курс.

Да и запомнил, как учиться:

Из Макаревича стихи

Не помнит даже лидер группы

Вот так, как помню я о них.

В хронологическом безделье

И описании чудес

Рождались все же анекдоты,

Что помнят ратные полки

Афгана, Йемена, Чечни.

Спасибо, Анечка, родная,

Когда б еще, вот так шутя,

Я стал писать комедий новых

В стихах и рифмою без фраз

Возвышенных, но вдохновенно?

Лишь для тебя весь тот рассказ.

V

Высокой страсти ахинею

пускай запомнишь на всю жизнь,

Хоть я не мог тогда хорея

От херувима отличить.

Бранил ЦК, Чечню и сил

Я для России не щадил,

Но, знаешь, вся родня ЧК

Решила все свои вопросы,

Убив не воина тогда,

Солдата призрачной той роты,

Не правду, веру в два царя,

Они убили и меня.

И Сатин враз все понял как бы

И, выслушав наш приговор,

Ушел из партии домой

По просьбе Призрака. В веках

Останется лишь возмущенье

Природной тупостью царя,

С Кремлем недолгое прощанье,

Страна его не поняла.

Но так решили мы когда-то:

Пусть будет так, он заслужил,

Невыдуманный тунеядец,

Великий гений, прогрессист.

VI

Всего, что знал когда-то я,

Пересказать здесь недосуг;

Но в чем я точно не бездельник,

Так то проекты всех наук,

Что были у меня из детства —

Заводы, регионы, средства

На всю страну и для себя,

Но ты дороже на сегодня,

Чем все проекты для меня.

VII

Как я умел казаться новым,

Политиков всех изумлять,

Пугать стрельбой в горах по гадам

И анекдотами своими

Артистов строгих забавлять.

Невинных лет логичный вывод

Умом и верой побеждал,

Но верил, как всегда, в Россию,

А не в ее двуумвират.

Подслушать сердца новый звук,

Любовь увидеть в танце вдруг,

Добиться нового свиданья…

И после с ней наедине

Стихи писать о новой жизни!

VIII

Уже темно, прости, подруга.

«Иди, иди!» – мне говорит,

Но не забуду этой встречи,

Ее пленительный тот миг,

Когда наряды полетели.

И в танце, знаешь, в жизни глаз,

Какие будут здесь сомненья?

То мы смотрели сериал.

IX

Театров новый вдохновитель,

Артистов всех руководитель,

Знаток Есенина, артист! Знаток

Очаровательных актрис,

Почетный друг у Бочаровой,

К театру шел, но «лепота»

Не вдохновляла на работу,

Лишь шутки по ТВ с Урала

Про русский дух и пацанов

Еще смешили дух артиста

Безрукова, но с кулаками.

На новый подвиг вдохновила

Лишь Бочарова навсегда. Вперед!

Где каждый за себя решает,

Сабиров снова получил

От тех ребят концерт для «Града»,

Но вопреки прогнозам гадов

Ему ребята помогли,

Капитулировали чтобы

Сепаратистов всех полки.

X

Моя богиня! Где твой гений?

Прочти нормальный этот сказ.

Всё та же ль ты? Иль все забыла?

Увижу ль новые призы,

Как те, из Вятки, что возила

За танец тот победоносный

Над силой страшною не нашей

Вооруженных наших сил?

Душой исполнила полет?

Иль взор унылый веет скукой,

Знакомых лиц вокруг тебя

Не озаряют танца душу?

Концерта зритель равнодушный

Безмолвно будет вспоминать,

Как раньше с вами было классно,

И все гран-при – к твоим ногам.

XI

Изображу ль в картине точной

Рабочий новый кабинет,

Где, как воспитанник примерный,

Окончив Вятки универ,

И всё для дела и работы,

Но на столе лишь твой портрет.

Торгует Лондон меркантильный

Технологическим бездельем

Торговым санкциям назло,

За лес и мясо возит смело

Все, что в Китае западло,

А нам в России все равно.

Полезный путь себе избрав,

Изобретал не для забав,

А для России, для работы,

Для миллионов россиян.

Но украшал бы кабинет мой,

Философа с семи годов,

Портрет восточной сей богини,

Что лечит танцами и лирой,

Заметками и взглядом милым

Из фото, видео и снов.

XII

Во дни концертов и сюжетов

Я был от Вас там без ума:

Нет места лучше для признанья,

Чем та поэма про тебя.

Я не грешу давно с чужими,

Не старым стал, но разгильдяй

Немного стал еще лентяем,

Но что с того, простите, нам?

Вам предложу я дружбу на ночь?

Иль под венец вас поведу?

Я вас хочу, чего уж боле,

Хочу всегда предостеречь:

От ярких тех побед устанешь,

И новый век, как миг один,

Пройдет, не дай бог, словно кто-то

Забыл про наши эти дни,

Но мы, поверьте, всем напомним,

Кем были мы, а кто есть вы!

XIII

Увы, не я один в России

Потратил время просто так!

Но если б партии России,

Что погрузили нас в лихие,

Балы б ты до сих пор любила,

Как я люблю писать про страсть,

Про книги, радость и обман.

И дам прекрасный тот наряд,

Что ноги закрывал лихие,

Когда отплясывали в такт.

XIV

Богини грудь, ланиты, плечи

Прелестны, что ни говори!

Однако ножка у Анюты

Прелестней, знаешь, для меня.

Она, встречая взгляды зала,

Неоцененною наградой

Считала взгляд лишь мой простой,

Влекома вновь красою танца.

XV

Я помню грозы перед штурмом:

Я не завидовал всем вам,

Живущим бурной чередою

Обычных дней. Какое там!

Как я мечтал тогда с волками

Сразиться, чтобы победить.

Коснуться
Страница 2 из 3

милых рук твоих

Лет через двадцать, но навеки

Пропасть в объятиях моих

Твоей волшебной красоте.

Да вру, конечно, да бог с ним!

XVI

И что наш Призрак окрыленный?

На Русь из Штатов едет он:

А Петербург недоуменно

С утра играет в домино.

В машинах Дума и чиновник,

На бирже снова безработный,

И секретарша спозаранку

С кувшином к шефу уж бежит.

Проснулся града шум волшебный.

Открыты окна и машин

Столбом восходит дым куда-то,

И тот разведчик аккуратный

В бумажном колпаке не раз

Все в гаражах, в засадах нудных

Все травит байки про ЧК.

XVII

Но вот концерт, и вся Россия —

Хоть утром, в полночь или никогда —

Спокойно видео великой

Опять в каком-нибудь VK.

Проснешься позже, как обычно,

Жизнь до утра готова вновь,

Однообразна, но прилична,

А завтра вновь уедешь прочь.

Но был я счастлив, как обычно,

Свободен, хоть немного стар,

Среди блистательной столицы

О счастье только вспоминал.

Когда бы не простой VK,

То как бы встретил я тебя?

Но ты лишь мило улыбнулась

И поцелуй мой приняла,

С цветами вместе удалилась.

Забыла? Вспомнила? Прощай!

XVIII

И снова чувства все остыли;

И вновь наскучил града шум;

Красавице недолго было

Предметом слыть у моих дум.

И хоть я Призрак и повеса,

Но разлюбил все ж воевать

И брань (а я не матерился),

И саблю, и свинец. Но знать

Всегда стремился, что там,

Как жизнь пойдет в мирах,

Где Призрак даже под прицелом

Все не появится никак.

XIX

И вас, красотки прошлых дней,

Которых знал и помнил здесь,

И новый замок от царя,

Что для Газпрома лишь беда,

На петербургской мостовой,

И вас покинул Призрак наш,

Отказник бурных наслаждений,

И вот он дома заперся,

Под вечер смотрит в комп убого.

Хотел поэму написать,

Но труд упорный вдруг опять

Ему стал скучен. Ничего

Не вышло за ночь у него,

Но будет он писать шедевры,

И вспомнит все и, как всегда,

Пошлет невестам свои верши,

И воевать пойдет опять.

XX

От жизни, полной всех сомнений,

На знанья опираясь школы,

Стояли дни мои простые,

И Вятки новый тот гранит,

Чем Герценка была обшита,

Всё было ясно: книги, фильмы,

Но жизнь прошла. И мифы жизни

Не знают новые черты,

Что с берегов и до могилы

Писали вятские волхвы.

XXI

Придет ли час моей сатиры?

Когда спокойно и свободно

Бродить над морем, ждать вестей

Прекрасной Вятки и всегда

Не ведать никаких преград.

И прокурор не раз напишет

И всех пошлет, чтобы до нас

Домой вернуться, с кем-то споря,

Про новых всех историй моря.

Когда начать мне свой рассказ?

Пора покинуть скучный брег,

И рассказать, как все не раз

Готовили переворот. И Киев,

Что из бэндеровской стихии,

Готовил снайперов для вас.

И средь задумчивых обличий

Всех свергнуть, новых не искать,

Вздыхать о судьбах Украины,

Чтоб пострелять еще не раз,

Когда б Восток не понял Запад,

А заодно чтоб Сатин сразу

Ушел подальше как диктатор.

XXII

И Бочарова лишь со мною

Увидеть дальние края;

Но знали новые преданья:

Надолго вместе – никуда.

И брат ее тогда, скучая.

Заметил, что, не зная как,

Ваш легендарный старый полк

Всех как-то, знаешь, побеждает.

У каждого свой ум и толк:

Юристы, тяжбы ненавидя,

Довольны будут, как всегда,

А власть опять получит иски,

Иль, все узнав издалека,

Уйдет от страшного суда.

XXIII

И вдруг закончились все споры:

От Сатина пришел доклад,

Что выборы, хотя и в горе,

Но он и им прекрасно рад.

Прочтя сие Москвы посланье,

Весь Киев бросился к ТВ,

И в электронке поскакали

Слова волшебные сии.

А референдумы скупые

Простите, просто лишь обман,

Поскольку сволочи лихие

Давно в верхах все поделили,

Но Кремль и так уж очень рад,

Что остров взяли просто так.

А Призрак? Призрак дома

Все пишет книги вновь и вновь.

XXIV

Нашел он в Вятке полон двор;

Со всех сторон, как на поклон,

Съезжались, и дивились очи

Друзей, врагов, бандитов прочих.

И вот давно похоронили

Хасана хмурое нутро,

В бандитской сходке не делились,

Но просто взяли, застрелили.

А власти радуются вновь,

Как им внезапно повезло.

XXV

Я здесь рожден для жизни скучной,

Для разговоров, споров грустных,

Что вдруг наскучили, и вдруг

В глуши посыпались стихи,

Здесь можно время, дни, года

Досугам посвящать невинным.

Брожу вдоль леса и тоскливо,

Безделье, знаешь, мой закон.

Я утром каждым жил, как прежде,

Лишь для свободы, не войны:

Читаю много, сплю с какой-то,

Летучей славы девой новой,

Но мне, как в старом анекдоте,

Побыть бы где-нибудь в тени,

Хоть в вятском небольшом поселке.

XXVI

Знакома с детства форма плана,

И как кого там назову;

Но вдруг для моего романа

Окончил первую главу.

Я прочитал всё это строго;

Недолго думая, любя,

Я Ане на съеденье, знаешь,

Плоды трудов моих отдам;

Иди же к вятским берегам,

Дитя любви, стихов творенье,

И славу заслужи для нас:

Мы русские, хоть ты цыганка,

Но Призрак тот еще поляк!

Глава вторая

I

Поселок, где скучал сегодня,

Всегда там был ни то ни се;

Там вдруг прогноз какой ненастный

Мог нанести большой урон.

И на Плющихе дом огромный,

Ничем вокруг не огражденный,

Достиг аж десять этажей. Вдали

За ним леса большие,

Луга и нивы Вятки были,

Мелькали из окна поэта.

Когда б еще простые вещи

Запомнило ГБ в веках,

Что Призрак бродит по Европе,

Поверьте мне, не просто так,

То счастлив был бы житель Вятки,

Простые истины свои

Он помнил. Или восвояси

Не уезжал бы от тоски.

II

Почтенный дом был все ж построен,

Так замки строились всегда,

Отменно прочен и спокоен

Под вкус прекрасной старины.

Везде высокие покои,

На две-три комнаты. Обои,

Царей портреты и газеты,

В мусоропроводах горды.

Позднее всё лишь потускнело,

Я знаю точно, почему;

Да, впрочем, здесь и так понятно,

Что появилась там походкой

Из танцев девушка одна,

И в дом вошла, как в модный зал.

III

Всё было просто: Призрак старый,

Давно весь край тревожил. Очи

К нему Анюты вознеслись.

И Призрак душу отворил.

Потом нашел тетрадь расходов,

В мобильник стройно все занес,

Кувшины с водкой, и посуду,

Все по ранжиру, все как мог.

Старик, имея дел огромных,

В поэзию и прозу смело

Под старость лет все ж заглянул,

И вот поэма получилась,

А может, нет, но все же смело:

Она ему не по нутру.

IV

Я не один в поэме этой

Стараясь время не терять,

Сперва задумал, словно гений,

Работой здесь всех удивлять.

В такой глуши поэт разумный,

Проектов автор, новых слов,

Хоть в экономике, науке,

Хоть и в поэзии разумно

Решил на всех пойти войной.

И всех терактов старый фортель

Собрал для всех, сомнений нет,

И передал на рассмотренье

И в ФСБ, и в ФНС.

И рассмотрение простое

Всех преступлений всей родни,

От президента до чекистов,

Тогда внезапно привело

К тому, чего и знать не надо,

Но Сатин знает, что почем.

А тот проект он все же свистнул:

Сейчас прости его, страна,

И операцию провел лишь,

Едва заслышав про нее.

И прокурорша удивилась,

И остров очень удивлен,

И вроде в норме старший был наш,

Но получается… ворье!?

V

И в тот поселок, в ту же пору

Завод не новый прискакал,

И очень грозно, без разбору

В элиту партии вбежал

Директор новый и ретивый,

Не Ленский,
Страница 3 из 3

нет, простой педант,

С душою вятской, не простою,

Но в целом и не злой чувак.

Директор в полном цвете лет,

Читатель сайта Проза. ру,

Но без политики не мыслит

Поселка видеть на духу.

Из Вятки скромной и туманной

Учений всех привез плоды:

И все мечты трудяг поселка

К нему с тех пор устремлены.

VI

Поселок к жизни возвращался,

И к черту чистую любовь…

А кто такой был этот Ленский?

Да так, никто, об этом после,

Но если просто: Анин муж;

Твою дивизию, как Шиллер

И тот же Гете говорил.

И поэтическим мечом

Сегодня я бы их убил;

Без муз возвышенных и трелей,

Но внятно, без перипетий,

Чтобы запомнить Славы нудный,

Тупой, но все-таки разумный,

В порывах жадности мечты

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dmitriy-petushkov/prizrak/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.