Режим чтения
Скачать книгу

Призрак штрафбата читать онлайн - Дмитрий Морозов

Призрак штрафбата

Дмитрий Витальевич Морозов

Роман со смертью #3Современный фантастический боевик (АСТ)

Он – изгой среди изгоев, он всегда на острие удара, и смерть дышит ему в лицо. Его считают покойником, забыв, что у смерти можно многому научиться. Даже научиться любить.

Дмитрий Витальевич Морозов

Призрак штрафбата

© Дмитрий Морозов, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Подхватив мешок, он шагнул в волнистую гладь – и покатился кубарем, спасаясь от удара когтистой лапы огромного незнакомого зверя. Вскочил, выхватывая из мешка стигис, – и отпрянул от колец змеи, попытавшейся обхватить его шею. Тёмный клинок сам уперся в руку, подрагивая в нетерпении. Одновременный взмах обеих рук – и змея распадается на несколько частей, бьющихся в агонии.

Ладар резко отскочил в сторону, под защиту высокого, раскидистого дерева, прислонившись спиной к шершавой коре, обезопасив себя от ударов с тыла и, возможно, сверху, выдохнул и попытался осмыслить увиденное.

Всё вокруг никак не походило на пожалованное ему королём графство. Скорее на Дикий остров. Полный монстров, страха, ненависти – и смерти. Идущий тропой тени отчётливо видел разлитую в мире вокруг опасность, злобу и жажду убийства.

– А где мирные деревеньки и города? Где ухоженные сады и возделанные поля? Пусть даже, с учётом войны, деревни будут полупустыми, а города ощетинятся высокими стенами и не захотят впускать. На то в торопливо всунутом ему в руки вещмешке лежит королевский свиток в дорогом футляре, где, подтверждённая затейливой печатью, красуется дарственная на эти земли – пожалованная «спасителю Родерика Шестого от врагов внешних и внутренних, а также принявшему посильное участие в восстановлении монаршего здоровья».

Впрочем, достаточно вспомнить злорадно-предвкушающие взгляды его противников, чтобы покрепче перехватить клинки и замереть, внимательно изучая обстановку. Змея уже перестала свиваться кольцами, напряжение чуть отпустило, и тут – один, другой, третий толчок в замершую спину. Быстро обернувшись, поднимая клинки повыше, Ладар увидел острые, истекающие подозрительным соком шипы, буквально за минуту проросшие сквозь толстый слой коры старого дерева. Тонкие, острые, словно иглы, они легко прокололи бы любую ткань, даже толстую кожу. Только куртка из василиска оказалась им… не по шипам? И, что интересно – достать раскинутые по сторонам крылья растительный хищник не пытался. Дерево-охотник? Даже кстати…

Закинув клинки в ножны, Ладар аккуратно, чтобы не мешать крыльям, пристроил на спине выданный мешок и принялся торопливо подниматься по стволу, уворачиваясь от любой подозрительной ветки. Перчатки из той же, способной выдержать и удар гномьего топора, кожи остались далеко в прошлом, а найти им хотя бы приблизительно равноценную замену никак не удавалось. Поэтому приходилось осторожничать, внимательно оглядывая кору, ветви и сучья. Впрочем, и сам он был уже далеко не тем наивным крестьянским пареньком, ничего не знающим о мире, который радушно распахнул дверь перед умирающим мучительной смертью вором. Он даже не был новобранцем, волей случая попавшим в армию и мучительно выискивающим способ избавиться от королевской магической печати, превращающей воина в послушного исполнителя чужой воли. Он не был злым волчонком, восставшим против несправедливости и оказавшимся в штрафбате – месте, откуда не возвращаются. Всё давно в прошлом. И печать, теперь совершенно не опасная и, возможно, даже способная помочь. И штрафбат, сменившийся разведкой, где умереть можно было столь же легко, но где учили и ценили твоё практически звериное умение выживать. Каждый раз, теряя и приобретая, вырывая у бесконечной круговерти войны себе ещё один шанс, он становился взрослее – и сильнее, пока не оказался тут, спокойный и хладнокровный, равнодушно взбирающийся по дереву-убийце.

Здраво рассудив, что оно не позволит обитать на себе стремительным хищникам животного мира, а с медлительными иголками вполне можно справиться, находясь в постоянном движении – более быстром, чем необходимо для роста отравленных шипов, а главное, оценив высоту дерева, питомец штрафбата и новоявленный граф спокойно поднялся к верхушке, чтобы оглядеться и понять, что же такое – подаренные ему владения, успевая ещё и рассуждать при этом. О том, что для него было действительно важно. Вернее – о ком.

– Илис, звёздочка ты моя черноокая, где же ты? Тут для тебя столько интересного…

Лес закончился внезапно. Вернее, дерево под его руками было по-прежнему достаточно толстым и крепким, но кроны остальных, значительно короче своего плотоядного собрата, ушли вниз – и теперь во все стороны, насколько хватало взгляда, простиралось зелёное море. Аккуратно перехватывая ветви, Ладар обошел ствол по кругу, вглядываясь вдаль – и замер, напрягая глаза. С двух сторон, на севере и на юге, зелень лесов упиралась в склоны гор. Достаточно высокие и неприступные для того, чтобы стряхивать с себя любую растительность и выглядящие монолитным, гладким камнем. На западе, если очень захотеть, можно увидеть, как эти стены смыкаются – и даже догадаться по еле различимому блеску о наличии водопада. Зато гораздо ближе, практически рукой подать, виднелись останки какой-то полуразрушенной башни. Туда стоило наведаться, прежде чем идти на восток. В той стороне горы расходились ещё дальше друг от друга, впрочем, не пропадая совсем. И только там, в бесконечности лесов, виднелись небольшие, едва заметные на таком расстоянии проплешины. Деревни? Возможно, даже города? В любом случае – люди!

Под ладонью вспух еле заметный бугорок. Ладар торопливо перехватил руки, разглядывая тонкий шип, проклюнувшийся сквозь кору. Практически сразу под ладонями вновь засвербило. Аккуратный, быстрый взгляд вниз – по всей поверхности ствола торчали под разными углами тонкие, хищные жала. Хищник загнал жертву в ловушку и может торжествовать победу?

Ладар, аккуратно расправив крылья, отпустил ствол, за который держался, пробежал по наклонному суку, внимательно следя, чтобы не зацепить ни одной ветви – и, раскинув руки, до предела напрягая мышцы, воспарил над лесом, стараясь придерживаться направления на обломки башни. Нет уж, воспитанник Дирила Рикса и ученик льера Ируга в такие примитивные ловушки не попадается!

Однако бахвалиться не стоило. Когда появились птицы, он не успел заметить. Небольшие, с длинными острыми клювами, со странным оперением, отливающим сталью, они возникли сразу отовсюду – и их было много. Ладар успел выхватить стигис, чудом выровняв полёт. Проблема была в том, что крылья и руки были практически одним и тем же. Верней, они дополняли друг друга: частью крыльев можно было двигать, держа руки в неподвижности, или, благодаря второму запястью, орудовать зажатым в кисти мечом, продолжая удерживать тело в воздухе – но такие действия были очень ограниченными. Несколько серых тушек, разбрызгивая кровь, полетели к земле, зато остальные птички тут же сориентировались и накинулись на беззащитное тело. Клювы забарабанили по спине и ногам, заставив в очередной раз с благодарностью вспомнить упрямого гнома, устроившего охоту на василисков и обеспечившего каждого в команде подходящей бронёй.
Страница 2 из 22

Пробить такую защиту птицы не могли, но с каждым ударом они все ближе подбирались к плечам и голове. Стигис – длинный, сверкающий клинок, уже обагренный кровью их собратьев, проносился над волосами, перед лицом, заставляя крылатых пиратов держаться подальше, но долго так продолжаться не могло. Тёмный клюв впился в голову, пробив кожу и чувствительно ударив череп. Взмах – наглая птица, вернее, две её половинки, летят к земле, однако полёт уже превратился в пике, и нужно поскорей кутаться в крылья, в ожидании встречи с острыми ветвями деревьев.

Удар. Больно! Пробить защиту крыльев сучья не могут, но всё равно удар был ощутимым. Кувырок, второй, толстый сук чувствительно бьёт в бок – и вновь падение. Сгруппироваться, ожидая новых сучьев или чувствительного удара о землю – и встретить ледяную воду! Неприятно, но намного лучше, чем ожидалось.

Ладар поспешно греб к берегу. Вода вокруг него уже успела окраситься кровью: в ручье оказались свои хищники. Хорошо, что во время падения не выпустил из рук рукояти клинков. Обычные рыбы, знакомые с детства, тут оказались в несколько раз больше – и нападали с поразительным остервенением. Торопливо отряхиваясь на мелководье, сипал оглядывался, пытаясь соорентироваться и понять, где могут быть увиденные развалины башни, как что-то ярко-красное кинулось на него из чащи. Чувствуя, что поднять клинки может и не успеть, быстро сформировал свой феербол, бросив в сторону несущегося монстра. Раздался взрыв. Воздушной волной его перенесло через ручей и чувствительно приложило о корень дерева. Сознание помутилось – и сипал оказался в привычной, созданной наполовину им, наполовину его любимой, комнатке из нитей небытия, небольшом безопасном островке во Вселенной смерти. Илис уже была тут – и в глазах её билась тревога.

– Скорее! Тебе нужно очнуться и срочно искать укрытие!

– А как же «привет, любимый»? – Ладар привстал, приходя в себя, затем аккуратно уселся на небольшую лавку, всегда появляющуюся при его появлении. Почему лавку, а не, к примеру, роскошные кресла, он понять не мог. Хорошо ещё, не бревно, как бывало в самом начале. – И к чему торопиться? Разве тут время не течёт иначе?

– Те, кто на тебя напал, входят в любые временные потоки. Вернее – способны следовать по ним за добычей. Сами так перемещаться не способны, а то бы фески давно захватили все миры этой Вселенной.

– Те, кто на меня напал? А кто они?

– Расскажу, когда ты будешь в безопасности! Да хватит сидеть, иди же!

Внушительный толчок сбросил сипала с лавки – чтобы в реальности тот вновь кувыркнулся с берега, уйдя в воду. Но это оказалось правильным: над ним стремительно пронеслось что-то яркое и хищное, разнеся в древесную пыль окаменевший корень. Лихорадочно извернувшись, он сделал пару десятков гребков в сторону и выскочил из воды, заранее приготовив клинки. Время тут же потекло, становясь киселём, – к нему стремительно приближалось несколько странных животных. Ничего человекообразного в них не было – скорее, они походили на пантер. Представьте себе огромную, величиной с корову, собаку, с которой сняли шкуру, взамен насадив крупные ороговевшие шипы, снабдив длинными, вдвое больше обычных, когтями и клыками и острым жалом на конце гибкого хвоста. Вдобавок двигались они быстро. Чересчур быстро для того особого состояния, в котором даже молнии ползли со скоростью улитки. И с каждым мгновением они адаптировались, ускоряясь всё больше.

Ладар торопливо рванул навстречу – нужно пользоваться временным превосходством и сократить число нападающих, пока есть такая возможность. Тёмный клинок легко входит в красное тело, единым махом выпивая непонятную жизнь. Собака на глазах худеет, частично мумифицируясь. Стигис вязнет в месиве когтей и шипов, но дело своё делает: полуразрубленное тело падает на песок, практически не представляя опасности. Однако её товарки лезут и лезут, их число только растёт…

– Держи правый край! – Илис, впервые после боя с архидемоном появляется в броне и при оружии. Тёмные латы текут, облегая тело, волосы сложились в причудливый шлем, из которого поблёскивают головы змей.

Скорость нападающих всё увеличивается. Приходится работать клинками практически безостановочно, замечая, что не перекрытый Илис сектор – только перед тобой, это немного обидно, но оскаленных пастей с поблескивающими клыками так много, что справиться иначе нереально, кроме как бить, кромсать, рубить лишь на небольшом пространстве, куда и могут прыгнуть твари. Действовать всем: стигисом, тёмным клинком, костяными лезвиями, с содроганиям чувствуя – чужие когти оставляют борозды в собственных крыльях.

– Приготовь свой феербол. – Илис действовала двумя длинными тёмными клинками так, что они слились в какой-то полуразмытый купол. – Скорее!

– Будет взрыв! – В перерывах между ударами выдохнул сипал, торопливо вызывая боевой снаряд собственного сочинения, без рук, только силой мысли.

– То, что нужно! Нас выкинет в реальность! И не вздумай терять сознание – сразу ноги в руки и вниз по ручью, пока фески не очухались.

Короткий росчерк серого феербола, и яркая вспышка, заставившая отлететь – прямо в руки Илис, позабывшей в этот раз о нежности. Глубоко вдохнуть – выдохнуть, краем глаза видя, как на другой стороне ручья поднимаются с земли странные, неправильные собаки… фески, кажется?

– Скорее!!!

И бег – по мелководью, по слежавшемуся песку, что намного удобней зарослей, чувствуя – сзади вначале неуверенно, а затем всё быстрей раздаются удары лап о воду. Сердце колотится, в глазах плывёт туман, голова кружится, но это и хорошо, зато ничего не болит, а направление чудно задаёт узкая и изящная ладошка, впившаяся в кисть и буквально тянущая за собой.

Им повезло. У старой башни оказалась крепкая, толстая дверь, явно не деревянная, захлопнувшаяся за ними с гулким эхом. Засов вполне соответствовал двери, но Ладар торопливо подтаскивал ко входу оказавшуюся рядом мебель, сооружая баррикаду, одновременно слыша позади резкие шорохи. Когда же удары когтей о дверь стали поглуше, он обернулся и при тусклом свете магического светильника увидел тяжело дышащую Илис, растворяющиеся в воздухе длинные клинки – и массу порубленной мелкой живности, населяющей старые развалины.

– То-то ты мне не помогала… что за серпентарий?

Илис задорно, хоть и чуточку устало улыбнулась. Её доспехи таяли, обнажая тонкую фигурку. Волосы укоротились, став самыми обычными и образовав короткую причёску. Это лучше всего остального показывало: непосредственной опасности нет. Во всяком случае, сейчас.

– Ну, вот эта зверушка – тонкая ножка указала на странный гибрид ежика и ящерицы, с узким, покрытым иголками телом и длинным раздвоенным хвостом – удивительно точно мечет свои иглы в любого, кого посчитает опасным или вкусным. Рядом – пауки, их тут несколько видов, самый опасный вот этот, с синим брюшком, он может прыгать удивительно высоко. Кстати, пауки, как ни странно, не ядовиты, просто от их паутины наступает паралич. Временный, конечно, но съедят тебя раньше, чем ты придёшь в себя.

– А остальные – что, все ядовиты? – Ладар вздрогнул, глядя на довольно многочисленные останки, раскиданные по всему полу. Некоторые из них до сих пор пытались
Страница 3 из 22

шевелиться.

– Ага. – Лёгкий, небрежный ответ. Илис повела рукой – и вся живность застыла, на глазах превращаясь в труху. Лёгкий шаг в сторону, к сохранившемуся у дальней стены столу. Впрочем, сейчас её больше интересовал стоящий рядом стул. Поколебавшись, она несколько раз повела по нему невесть откуда взявшимся платком – и уселась, закинув ногу на ногу. – Это всё, что ты хочешь узнать?

Её голос был язвителен, но Ладар не спешил начинать разговор, всё ещё усмиряя дыхание. Безумная гонка не прошла даром, сердце било в грудь, как в барабан, руки чуть подрагивали от напряжения. Подперев, для верности, спиной баррикаду у двери, он огляделся.

Они вломились в самый низ башни. Скорее всего, в помещение для слуг, небольшое и частично уходящее в землю. Но пол, как и потолок, тут были каменными, стены башни достаточно толстыми – значит, нечисти сюда пробраться будет не так-то легко. Несколько шкафов для утвари, торопливо приставленных к двери, пара столов и небольшой лежак у стены – вот и вся обстановка. Из украшений – пара щитов на стенах и потёртый гобелен, давно уже превратившийся в пыль:

– Хорошо. Если можешь объяснить – объясни. Начни с того: насколько прочная эта дверь, что за твари тут, я о таких и не слышал, и где я вообще?

Илис улыбнулась.

– За дверь можешь не беспокоиться. Жившие тут серьёзно опасались за свою безопасность, так что если ты её не откроешь, тебе ничего не грозит. Кстати, пока я говорю, займись своими крыльями. Благодаря силе Творца, их регенерация сравнима с эльфийской, но даже её стоит подстегнуть и направить.

Ладар поднял руку – и охнул. Его гордость, первое настоящее творчество, первый шаг, ведущий куда-то вдаль, к чему-то новому и светлому, крылья, были безжалостно разодраны вдоль костяных клинков. Мягкая замша кожи, способной выдержать удар палицей Оории, весела лохмотьями. Сразу навалилась слабость, проснулась ломота в костях и боль в растерзанном теле. Илис, внимательно наблюдавшая за ним, мягко сказала:

– Поторопись. Чем раньше ты начнёшь, тем меньше сил потратишь. А силы тебе ещё понадобятся.

Ладар, прикусив губу, повернул крыло так, чтобы первая рана оказалась напротив лица. Аккуратно соединив разодранную, кровоточащую ткань, он скрепил её магическими скрепами и добавил в рану жизненной силы, с удовлетворением чувствуя, как начала восстанавливаться кожа. Подержал, пока не ощутил, что дальше всё будет зарастать само, приподнял крыло повыше, изучая работу, и застонал: разодранных мест было много.

– Продолжай! – Илис говорила по-прежнему мягко и спокойно. – А я пока расскажу, где именно ты оказался. Ты способен слушать?

Сипал, продолжая накладывать очередной магический стежок, кивнул.

– Итак, много лет назад, когда только-только отгремела война с силами Хаоса за эту землю…

– А с чего-нибудь поближе начать нельзя?

– Именно тогда и была построена эта башня. – Голос Илис стал насмешливым. – Если хочешь, я пропущу, кто именно её строил. Но вот почему она была разрушена – это для тебя жизненно важно. Так что не перебивай, граф Проклятых земель.

– Проклятых?

– Да, сейчас эти земли называют именно так. Совершенно незаслуженно, кстати – никто их не проклинал, уж я-то эти вещи чувствую. Ругали многие, но профессионально проклинать – нет, ни разу. Впрочем, вернёмся к началу. Итак, закончилась война с Хаосом. Эльфы окончательно выжили драконов на южный, бесплодный материк, основательно перемешали народы, где хитростью, а где и разрушением целых городов уничтожив всякое воспоминание о Силе рода, познакомив вместо этого людей с магией.

Новая игрушка пришлась людям по вкусу. Она сразу разделила их, превратив одарённых в особую касту – позже из неё образовались аристократы. Но в магии люди были всегда слабее эльфов. Людям была уготована участь слуг, а предания, ещё не до конца уничтоженные, говорили об ином. И маги принялись искать силы, которые позволили бы им сравняться с хозяевами планеты. Вот только сознание их было искажено и затуманено. Не помнящие своих истоков, своих корней, они были подобны детям, для которых добро и зло – абстрактные понятия, никак не связанные с их играми. Они обратились к Хаосу.

На земле было много следов сражений прошлого, много осколков необычного оружия, жалкие остатки слуг хаоса, вымирающие и потому неопасные… Всё это выкапывалось, выламывалось, отлавливалось – и привозилось сюда, в эту самую башню. Итог, как ты мог догадаться, вполне закономерен – эксперимент вышел из-под контроля. Хорошо, что эта долина со всех сторон окружена горами: они достаточно высоки и неприступны, к тому же твари Хаоса не рисковали уходить далеко от его источника, в который и превратилась эта башня… Поэтому всё закончилось разорением одной области. Довольно большой, кстати: в этой долине был город и с десяток деревень. В некоторых из них, на востоке отсюда, возможно, ещё есть жизнь. В общем, долинка получила статус графства и использовалась в играх аристократов исключительно для получения титула. Забросив тебя в Проклятые земли, Родерик явно хотел проверить слух о твоей удачливости: выжив на Южном материке, ты, по его мнению, мог выжить где угодно. Заодно вывел из-под удара всех твоих врагов: сюда никто из них точно не сунется.

– Это-то всё понятно. – Ладар наложил очередной стежок и тяжело вздохнул. Снял котомку, нащупал флягу, аккуратно вынул пробку, глотнул, поморщившись: друзья вместо воды налили вино, довольно крепкое. – Но что мне делать дальше, как выжить в самом эпицентре магии Хаоса?

– Ну, для начала будь аккуратней с напитками: жажда – именно то, что заставит тебя раскрыть двери и добровольно сунуться в пасть к фескам. Кстати, они не самое страшное из того, что тут водится. И лучше открыть двери и выйти до того, как окончательно ослабнешь – так твои шансы выше.

– Но что мне делать?

– Думай. Изучай мир – в себе и вокруг себя. Условия идеальны для того, кто способен быстро учиться в минуты опасности. Пора сделать ещё несколько шагов по своему пути – или принять мой. В любом случае это будет только лишь твой выбор. Обычный посвящённый теневой тропы тут погибнет. Помни об этом при принятии решений.

– Ты мне поможешь?

Торопливый шаг в сторону Илис, но пальцы проходят сквозь рассеивающийся туман, лишь чуть смущённый смешок затихает вдали.

– Прости, милый, я и так пробыла рядом слишком долго…

Пять шагов в одну сторону, семь – в другую. Места больше, чем в камере, но всё равно – словно опять за решёткой. Хотя если нет окон, а значит, и решёток. Закрытый со всех сторон каменный склеп. И смерть, как ни странно, ждёт не в глубине, а у входа. Интересный каламбур: вход есть, а выхода нет.

Что Илис намекала о новом уровне овладения небытиём? И как это тут поможет? Эти твари – пусть изменившиеся под действием магии, однако живые существа. Небытие против живого бесполезно. Конечно, нежить оно здорово успокаивает, да и против магии Хаоса и её порождений вполне эффективно, зато в остальном… Странно, почему тогда эти кошки, фески, так здорово взрывались от его феербола? Конечно, он туда добавил много всего, однако основа все равно – небытие. Небытиё – и смерть, и огонь, и свет… Привычка добавлять в собственную конструкцию каждую струйку энергии, которую можешь
Страница 4 из 22

использовать, конечно, здоровая и нужная, однако получившееся анализу не поддаётся. Зато приносит неплохие результаты. Бабахнуло здорово. Ещё бы самому оказаться в броне и не страдать от подобных экспериментов…

Броня! Ему нужна броня! Лёгкая и мощная, способная противостоять взрывам, когтям и клыкам. Только где её взять?

Взгляд пробежался по помещению, остановился на щитах. Ладар зачем-то подошел, потрогал. Тяжёлые, цельнолитые, гномьей работы. Металла в них хватит не на один доспех, но и носить их может только гном, человеку не под силу. Хотя о чём говорить? Даже если вдруг тут очутятся гномы со своей кузней, он всё равно не сможет работать в них небытием. Тут же развалятся на части. Ударил по стене нитью – щит послушно распался на две половинки, зато стена под ним практически не пострадала. Явно гномья постройка, они умели вкладывать в камень жизнь. Потому и стоят их строения не века даже – тысячелетия. Поглядев на ровный блестящий срез, стал думать дальше, машинально орудуя нитью. Опомнился, только когда щит превратился в груду мельчайшей металлической пыли, небольшим холмиком лежащей на полу. Спохватился, отошёл подальше, уныло сев на кушетку. Идей не было, какого-то прорыва тоже. Выпив ещё глоток вина, лёг, постаравшись расслабиться, и неожиданно легко уснул. Снились кошмары: красные демоны с содранной кожей крутились вокруг, пытаясь проткнуть его своими клыками, мечами, кидались странной магией. Удары чувствительно били по телу, но не пробивали. Впрочем, утром ощущение было, будто и вправду били: тело болело и ныло, словно побывавшее в сражении. Хотя, стоило вспомнить вчерашний день, все вопросы отпали.

Вдумчивое изучение котомки на предмет хлеба немного взбодрило и принесло новые вопросы: допустим, её собирал Айяр, он самый быстрый. Сколько у него было времени с момента оглашения приговора до открытия телепорта? Минут пять? Понятно, что вся команда совала туда всё, что могла, с учётом, что никаких магических вещей брать в изгнание не положено. Несколько внушительных бутербродов и здоровенный тесак, вполне способный поработать в качестве топора – это старания Вакенши, как и вместительная фляга. Хорошо ещё, что не его собственная – в неё наливалось несколько видов напитков, но ни один из них просто так Ладар пить бы не рискнул без долгого и вдумчивого инструктажа. От Айи – несколько тонких и явно посеребренных клинков. Неплохое подспорье, если встретишься с живущими на две стороны. Кто-то сунул горсть золота, наверняка Ируг, привыкший учитывать все варианты. Ого! Его флейта – старенькая, полузабытая игрушка. Никто и никогда на неё не зарился – какой смысл, если такую можно вырезать из любого подходящего материала? Вот и прошла его деревенская самоделка вместе с ним и штрафбат, и разведку, вынесла даже королевский суд. Попала вместе с ним и в изгнание. Каждый совал что-то своё, но откуда возникла небольшая треугольная пластинка на простом шнуре, с серым камушком в центре? Свою он сломал, когда спасал принца, ещё две были у Айяра и Марго, и у обоих их конфисковали. Успели вернуть? Или работа льера Датима? Второе интереснее. Спящий амулет, невидимый при любом магическом сканировании, используется для открытия телепорта по нему, как по маяку. Сломать или просто посильней нажать на камень – и в принципе, можно отсюда выбираться. Наверняка его ждут, ему помогут – помогут бежать, бросив всё, уехать подальше, куда-то в другую страну. Дезертиров власти не жалуют. Хотя нет – он теперь не солдат, он граф. Значит – мятежников, самовольно оставивших место ссылки. Слова иные, смысл – тот же. Стоит заметить его кому-то из магов – и его слишком уникальная аура выдаст владельца с головой. Рискованно даже в условиях победного наступления и сопутствующей ей неразберихи. Так что отложим маячок на самый-самый крайний случай. Тем более что открывать будет достаточно умелый маг-телепортист, и не факт, что такой будет молчать. Эх, знать бы точно, кто положил! Если всё же глава разведки – риск минимален, можно просто связаться, получить разговорники и действующий портал, оставшись тут, в башне. Набрать воды и продуктов и не спеша поразмыслить. Заманчиво… Но – опасно! Так что уберём поглубже в котомку – подальше от искушения, и займёмся дальнейшим осмотром. Так, вещи, это понятно, а это что? Небольшое колечко поблёскивало на ладони. Ох, Марго, ты опять крутишь свои финты! Обручальное кольцо семейства Домин. Надеть его – и многие проблемы решатся. У него. Зато начнутся у взбалмошной магини. Связать свою судьбу с отверженным! И ведь – не любит! Начиталась любовных романов? Или просто переживает за товарища? Нет, такие вещи принимать можно, только когда есть любовь. Хотя бы с одной стороны. Аккуратно упаковав колечко в чистую тряпицу, Ладар со вздохом сунул его подальше вглубь мешка.

– Лучше было надеть. С помощью этого колечка ты смог решить массу проблем, внук. Однако твоя добросовестность мне нравится.

Ладар перекатом ушёл к стене, выхватывая меч. Кончик стигиса подрагивал в ожидании боя. Но всё было тихо – только у противоположной стены покачивался призрачный силуэт патриарха семейства Риксов. Сипал в растерянности опустил клинок.

– Вы? Здесь? Но как?

– Вообще-то я дома. Марго примчалась ко мне сразу после суда, и мы всю ночь искали тебя по маячкам, сунутым к тебе в мешок. Нужно сказать, юная леди была довольно настойчива в своих просьбах, хотя я и сам хотел узнать, что с тобой. Наверное, именно эта её настойчивость и помогла, когда ты взял сунутое ей кольцо. Кстати, позволь узнать, а почему ты его не надел?

– Такие вещи дарят мужчины своим любимым. А Марго… она мой товарищ. Боевая подруга.

– С которой ты иногда спишь?

Ладар вспыхнул. Дед, хоть и был призрачным, смотрел проницательно – и видел то, на что не обращали внимание другие.

– Это не одно и то же. Просто физиологическая потребность, иногда людям нужно разряжаться. Даже родовитым магиням.

– Жаль. Сильный расклад получился бы. Породнись ты с семейством Домин – и самые упёртые Риксы вынуждены были, тебя признать. Ты по праву вошёл бы в самые лучшие рода нашего королевства. К тому же – вы не раз были близки, а у магинь насчёт предохранения очень сложные понятия. То – обязательно надо, то – звёзды не велят.

– Льер Рикс, я…

– Дед. Называй меня просто – дед.

– Дед, да оно мне нужно? Я – крестьянин, у меня нет в роду аристократов. В любом случае я буду среди знати парией и отщепенцем, даже если забыть о моих врагах, довольно многочисленных.

– И что же ты планируешь делать дальше? – Призрачный силуэт устроился поудобней, наблюдая за названым внуком.

– Планирую очистить тут всё от нечисти, возродить графство и заселить эти земли бегущими от войны крестьянами. Хотя программа минимум – просто выбраться из этой башни.

Призрак удивлённо повертел головой, прищурился. Затем подлетел к одной из стен, потрогал, вздохнул и вернулся на прежнее место.

– Помочь тебе с разведкой не получится. Кто тебя сюда загнал?

– Фески.

– Сильные твари. Стая?

– Да, и, кажется, не одна.

– Тогда кончай мечтать и не валяй дурака. Надевай кольцо, я смогу настроить телепорт и вытащу тебя отсюда.

– И что дальше? Будете скрывать меня от всех в своих захоронках? Или объявите войну
Страница 5 из 22

церкви – и половине королевства в придачу?

– Нет, переправлю тебя к гномам. Там, по крайней мере, ты сможешь спокойно жить и совершенствовать свои навыки.

– А на Марго в это время все будут показывать пальцами? Мол, выбрала себе жениха-крестьянина, и тот сбежал?

– Благородство, когда дело идёт о жизни, неуместно. Хорошо, какие у тебя есть варианты?

Ладар пожал плечами.

– Их три. Первый, – на свет появился треугольный амулет, заставив глаза старика довольно блеснуть. – Вот. Проблема в том, что я не знаю, кто его мне сунул. И кто, соответственно, может использовать его как ориентир.

– Кто сунул – неважно. Использовать могут только королевские маги. Но ты прав: не стоит с ним спешить, я постараюсь поговорить наедине с Родериком, даже если он не в курсе, наверняка не откажется тебе помочь. Подкупать королевского мага – занятие довольно хлопотное и опасное даже для меня, они все под действием круга Розы. Какие ещё есть варианты?

– Два других мне подсказала Илис. Это…

– Не нужно, я наслышан о твоей подружке. – Патриарх нахмурился, однако больше никак не проявил своей озабоченности. – И что могла тебе предложить она?

– Развитие. Илис уверяет, что если я смогу шагнуть на следующую ступень, фески мне станут не страшны. И не только фески.

– Новую ступень на пути Смерти? – Голос Рикса оставался спокойным, но что-то в лице дрогнуло. Ладар улыбнулся.

– Илис мечтает о единении наших путей. А я – я иду своим, путём тени. Выход есть и тут, Илис в этом уверена.

– Даже так? – Голос старика остался ровным, но неуловимо потеплел. – Пожалуй, я был неправ в отношении неё, она не так плоха, как можно было бы подумать. Во всяком случае – объективна. Иди своим путём, внук, и если получится хоть что-то, это будет замечательно. А я пока постараюсь узнать побольше о той милой безделушке, что валяется у тебя в вещмешке.

Призрак исчез, и комната, воздух в ней вдруг стал серым – и давящим на плечи. Отхлебнув вина, Ладар откинулся на лежанке, прикрыв глаза. Первым делом принялся вызывать нити небытия – столько, сколько мог удержать. Сипал давно заметил: в человеке небытия очень мало, практически – всего несколько нитей, ведущих его по пути перерождений. Но если ими пользоваться постоянно, остаются остаточные следы, используя которые, можно находить всё новые и новые нити. А после того, как открылась сила рода, нити небытия оказались доступны в ещё большем количестве. Сейчас он вызывал их все. Вытягивал одну за другой, пока вокруг сипала не соткался призрачный серебристый кокон. Держать столько небытия сложно, кокон подрагивал, словно пробуя хозяина на прочность. Удерживать его было, что объезжать норовистую кобылку – вроде и поспокойней жеребца, и делает вид, что покорна руке наездника, однако никогда не знаешь, какой именно финт она выкинет в следующий раз. Но Ладар держал. Прикусив губу, чтобы солоноватый привкус крови раз за разом возвращал к реальности – держал. Тело била то непонятно откуда взявшаяся крупная дрожь, то судороги свивали мышцы в жгуты, как мокрое бельё – он держал. Когда же навалился приступ боли, от которого потемнело в глазах и перехватило дыхание, сипал каким-то шестым чувством понял: вот оно! Ещё немного, и бытиё станет послушным. Его не нужно будет тянуть из себя, морщась, словно протягиваешь нить сквозь рану. Оно всегда будет под рукой, грозное, невидимое непосвящённым оружие. Именно осознание этого и позволило преодолеть последнюю, самую тяжкую преграду – намёки Илис не пропали зря.

Когда же боль схлынула, Ладар позволил себе расслабиться – и улыбнуться окровавленными губами – небытие никуда не исчезло, как бывало при потере контроля: оно было вокруг сипала, послушное его воле и готовое прийти по первому зову.

Весь день прошёл в экспериментах. Плёнка небытия облегала тело, словно вторая кожа – под одеждой, на одежде, даже под кожей. Она раздваивалась, раздувалась до размеров пузыря, способная разом уничтожить весь воздух вокруг хозяина – но оставить его в лёгких. Обернув особым образом предметы, оно поднимало их вверх – и значительные грузы висели над полом, не вызывая дискомфорта у человека. Тёмный клинок с удовольствием принял игру, легко снуя по плёнке небытия, а вот стигис в очередной раз показал крутость нрава, норовя своим клинком разрушить все построения. С ним приходилось быть осторожным, следя, чтобы лезвие всегда было за границами новой защиты. Но самое интересное случилось, когда он попробовал убирать небытие. Оно неожиданно легко свернулось, исчезнув в какой-то складке пространства, не попытавшись вернуться обратно в человека – и при этом чувствовалось, что оно где-то рядом, под рукой. На пробу Ладар свернул кокон, держа в нем обломок щита – и тот наполовину исчез, зависнув в воздухе. Это практически был легендарный пространственный карман. Новоявленный маг-конструктор с энтузиазмом присмотрелся повнимательнее к куску – и начал очередную серию опытов.

Металл зависал в воздухе, двигался вместе с человеком, находясь на одном и том же расстоянии от его тела. Почти на одном и том же: тот немного пружинил, сдвигаясь буквально на полпальца – после чего вставал намертво. При этом часть металла, видневшаяся из складки пространства, была всегда разной – и это давало надежду всё-таки спрятать его целиком. Однако получилось обратное: после очередной попытки уже весь кусок щита повис в воздухе, всё так же противясь любым попыткам его сдвинуть. Мысли свернули в противоположном направлении: щит! Броня! Аккуратно подхватив магическим захватом единственный уцелевший гномий башенный щит, он повесил его перед собой, с удовлетворением чувствуя – за ним можно укрыться и двоим, и морщась от тяжести. Хоть практически вся масса скрадывалась небытием, но гномья работа это гномья работа, они всегда и всё делают, исходя из максимальной прочности и пренебрегая лёгкостью и изяществом. К тому же – сколько таких щитов нужно, чтобы закрыть его со всех сторон, и как потом в такой коробке двигаться? Со вздохом повесив щит обратно на стену, принялся экспериментировать с оставшимся обломком, пытаясь спрятать его целиком. Идея брони пришла, когда до Ладара дошло, что нужно не просто оборачивать вещь небытием, а словно вворачивать её в невидимую складку пространства. Кусок железа завертелся перед глазами, плёнка небытия от напряжения расслоилась, мигом превратившись в тонкую сеть, лихо разрезавшую метал на мелкие частички, повисшие перед глазами – и исчезнувшие!

Аккуратно развернув экспериментальный образец, Ладар зачарованно наблюдал, как вместо куска железа на землю посыпался стальной порошок. Стоило тяжко вздохнуть, признаваясь себе, что новый приём требует ловких, практически ювелирных навыков – но думалось о другом. Огромный башенный щит, способный выдержать и прямое попадание баллисты, лежал перед ним, превратившийся в металлическую труху. Потерял ли он от этого свои свойства?

Решительно подхватив изрядный холм стального песка, сипал принялся равномерно распределять его по прильнувшему к телу небытию…

Когда патриарх клана Риксов появился в склепе в следующий раз, он охнул, от неожиданности едва не растеряв сосредоточенность, и долго изучал застывшую с обнажённым клинком
Страница 6 из 22

стальную статую, поблескивающую на него глазами из-за тонких щелей гротескного забрала, больше похожего на морду.

– Надеюсь, ты там внутри по своей воле, внук?

– Да! Как тебе мои новые доспехи? Сделаны из мельчайших частичек металла, практически стальной пыли в виде небольших дисков-чешуек.

– Сквозь которые легко пройдёт меч или стрела?

– Они очень плотно скреплены небытием, которое разрушит любое оружие. Меня больше беспокоят когти или шипы – природа для небытия губительна. Но для таких случаев чешуйки способны объединяться, создавая многослойную, прочную структуру. Ненадолго – на время удара. Небытие способно пружинить под ударом, это и запускает подобный процесс.

– То есть самое эффективное против тебя – дубина?

– Нет. Скорее – каменный завал. В этом случае доспех станет максимально плотным, практически прильнув к телу, и скуёт движения, став негибким. Но я над этим работаю.

– А убрать его как?

Лёгкое движение – и металл осыпался куда-то в себя, словно став невидимым. Ладар шагнул вперёд – и с удовольствием прильнул к фляжке, лежащей на столе. Старший Рикс, хитро прищурившись, смотрел на внука.

– Эффектно. Твой доспех совсем пропал?

– Ну… От некоторых вещей он защищает и в кармане небытия. К сожалению, их немного, и исключительно по моей специфике. А так – убрал, значит, беззащитен.

– Тебе стоит поработать не только над защитой. – Пасс рукой, и одна из стен стала матово-блестящей, образовав не слишком чёткое, чуть мутное зеркало. – Ты должен придать своим доспехам особый облик.

– Поработать над эстетикой? – Ладар ухмыльнулся. – Ну, это вторично. Когда ещё я выйду к людям… И потом, я уже пытался создать рыцарские латы, но они угловаты и требуют напряжённости в некоторых точках. Не хочется снижать эффективность.

– А лат не нужно! Поверь, намного полезней, для тебя и для дела, будет полузвериный облик.

– Звериный? – Ладар растерялся, в голове тут же замелькали оскаленные пасти. – Какой?

– Не спеши, сейчас это не самое главное. Ты прав, людей ты увидишь не скоро. Выбирай наиболее удобную тебе форму – и не стесняйся подгонять её под возникающие в голове образы. По сути, ты уже начал, неосознанно. Но пока ты сопротивляешься лишним формам, считаешь их неэффективными – поверь, это не так. Нет ничего более рационального, чем работа природы. Если ты сможешь ей хотя бы подражать – то только выиграешь.

Ладар вызвал доспех. Убрал. Вновь вызвал, однако теперь в круговерти стали появились хищные жала клинков. Каждый раз его облик неуловимо менялся, тёк, не принимая конкретной формы.

– Ладно, подумаю. Что с маячком портала?

Патриарх клана нахмурился.

– Айяр и Марго вообще не думали, куда делись те два маячка, всё подчищали гвардейцы. Родерик о них и не знал, этими вещами принцы не занимаются. Подобные вещи делают одноразовыми, причём, чтобы не запутаться, каждый раз другой формы. Для этого есть специальный маг – артефактор. Льер Датим уверяет, что его гвардия занималась зачисткой крепости, причем первоочередной задачей, кроме спасения принца, у них был поиск принцессы Ирии. Им было не до магических игрушек. Твои вещи захватил Айяр, и то только потому, что их принесли и разложили перед тобой, тут же, где вас пытали. Аккуратно завернул в комбез и бросил в портал. Ну, кроме стигиса, им он успел поорудовать. Ирия, кстати, так и не найдена. Одним из условий мира, или, вернее, капитуляции Ронхара, является её выдача… Ну или хотя бы её головы. Девочка стала слишком опасной… Но мы отвлеклись. После гвардии разведки, доложившей об уничтожении врага, там сновали королевские дознаватели, маги и даже обычные солдаты. Так что концов не найти. Намного интересней, как маячок попал в твой вещмешок. Это явно сделал маг, причём точечным порталом, очень аккуратным, чтобы никто ничего не заметил.

Ладар поморщился.

– Зачем так разжёвывать? Скажите проще: ловушка, не вздумай пользоваться.

Патриарх недовольно поморщился.

– Иногда и ловушка становится тропинкой к спасению, когда хорошо представляешь себе, кто и против кого её поставил. Или хотя бы – козырем в игре. Не отмахивайся от подобных объяснений, стоит тебе выйти из башни, и возможность спокойно поговорить у нас пропадёт.

– То есть вы пользуетесь силами башни? Но как такое возможно? Ведь здесь должна быть энергия Хаоса?

– Будь тут первозданный Хаос, ты бы давно рассыпался прахом. Ну, или превратился в какую-нибудь дьявольскую игрушку, полностью лишившись воли. Источник хаоса сместился куда-то в сторону, недалеко, но всё же… Это вызвали его здесь, а дальше он начал дрейфовать по пространству в поисках наиболее удобного для себя места. Впрочем, магия пространства – это старшие курсы магических университетов, ты мог и не знать. Здесь просто высокий энергетический фон, как на любых местах, где стояли башни магов. Магия Хаоса, конечно, присутствует, однако в комплексе с остальными энергиями она создаёт мощный поток, от которого ты неосознанно заблокировался. Вполне нормальная, инстинктивная реакция любого человека, но ты всё-таки маг, давно должен был в этом разобраться самостоятельно и попытаться использовать часть здешней энергии.

Ладар пристыжено замолчал. Он мало работал с привычными нормальным магам потоками, зато чувствовать их приучил себя с начала ученичества – так почему же сейчас оказался самым невнимательным? Ничто, ни опасность, ни угроза смерти, не должны мешать магу чувствовать мир.

– И что теперь? Что мне делать?

– Это зависит только от тебя. Хватит ходить по двум дорожкам, внучок. Пора делать выбор.

Дед прикрыл глаза, задрожал… казалось, ещё мгновенье, и его образ развеется в мареве, расползётся по углам. Но ему удалось совладать с собой, даже стать плотнее, чем раньше. А вот напротив него… Из лёгкой занавеси серебристых нитей навстречу старику легко шагнул скелет в чёрной хламиде, приветственно приподнимая руку.

– Решился, наконец? Давай, а то я заждался. Твою душу я провожу за Порог с особым удовольствием.

Патриарх отлетел к стене, насмешливо улыбаясь.

– Ты торопишься, Смерть. Не все мои дела выполнены, не все мои потомки устроены. Погоди.

– Тогда зачем ты меня позвал?

– Как свидетеля. Внучку хватит ходить в посвящённых, он достоин большего.

Зелёные провалы глазниц блеснули в сторону удивлённого Ладара.

– Ты хочешь сделать своего внука адептом? И думаешь, я буду тебе помогать?

– А никуда ты не денешься. Стоящий между жизнью и смертью много теряет, но кое-чего может и требовать. Об этом знал мой сын Дирил, когда давал воришке знак сипала, об этом знаю и я.

– Дед! Подожди! – Ладар почувствовал, что у него холодеет душа, словно в неё заползала лютая стужа. – Ты что… Ты умер?

Взгляд, который старик бросил на своего внука, был почти виноватым.

– Ну, не совсем. Не ты один хотел изменить ход войны, однако у тебя одного хватило ума не лезть на рожон, а искоренить причину… Я оказался более заносчив, за что и пострадал. Но я не умер. Небольшое заклинание растянуло последние часы моей жизни. Теперь моё сердце бьётся медленно, очень медленно. Один удар в час. И так я могу протянуть ещё долго. Может, даже поучусь у тебя искусству теневой тропы.

– Это вряд ли. – Чёрный капюшон говорил спокойно, однако в бестелесном
Страница 7 из 22

голосе проскользнули злорадные нотки. – Многие маги хотели пойти тропой тени на смертном одре, но ни у кого не получилось. При серьёзных магических экспериментах твоему телу элементарно не хватит кислорода, и мозг умрёт. Откуда, по-твоему, берутся беспокойные, невменяемые духи? Даже не думай. Иначе ещё долго твои потомки будут содрогаться, встречая в тёмных углах пускающего слюни призрачного деда.

– Смерть, твоя серьёзность начинает утомлять. А я ведь решил сделать тебе подарок.

– Присвоив своему способному внучку очередной титул? Он уже сейчас лезет в мои дела!

Дух старшего Рикса спокойно улыбнулся, скрестив руки на груди.

– Я не менее твоего не хочу, чтобы малыш пошёл тропой смерти. Причины у нас разные, зато цель одна. Помочь ему сделать правильный выбор. Ладар давно уже не адепт. Этот титул ему мог бы присвоить Иан, но ты не дал его душе это сделать. Это мог бы сделать Марек – но ты вмешался и там. Теперь же… малыш достоин большего! Создав кокон пустоты, он волен сам выбирать следующий титул!

– Ты хочешь испытания?

– Да!

Смерть вновь развернулась в сторону растерянного Ладара. Мысль о том, что единственный его родственник, принявший его как родного, умирает, едва с ним познакомившись, выбила его из колеи.

– Ладар Рикс! Мы не в храме смерти, но она вокруг нас, она внутри и просто – рядом. Все условия соблюдены и ты можешь попробовать шагнуть дальше. Хочешь ли ты этого?

– Я хочу, чтобы дед жил!

Чёрный капюшон в нетерпении качнул тканью. Блеснули налитые зеленью глаза.

– Не все наши желания сбываются. Твой родственник предоставляет тебе шанс, которого иначе у тебя бы не могло быть! Готов ли ты? Или предашь его доверие?

Ладар удивлённо взглянул на деда. Тот, вполне довольный, устроился у стены и энергично кивал внуку.

– Готов!

Бой! Откуда-то из складок длинных рукавов стальной молнией вылетел кинжал, направляемый в полёт костяшками пальцев, чтобы чёрной кляксой раствориться в ячейках небытия – и усилить появившийся доспех лишней порцией металла.

Бой! Огненная клякса ударила неотвратимо, проминая доспех – и канула в небытие, растворившем в себе чуждую энергию.

Бой! Из серебристого телепорта метнулась красная тень, огромные клыки ударили по броне, заставив Ладара отлететь… но диски, сотканные из стальных чешуек, прошлись по гротескному телу, легко вскрывая ороговевшую броню – пока окровавленные останки не упали на пол, высыхая на глазах.

Бой! И ветер закружил вокруг Ладара огромным ураганом, буквально вытягивая из него воздух. Доспех зазвенел, плотно смыкаясь – и удержал столь нужную для хозяина стихию, не позволив ей улетучиться вместе со смерчем.

Бой! И камни посыпались на растерянного человека, заставляя застонать от боли, сгибаясь к земле. Но камни – не живая плоть, небытие вышло вперёд, невидимые жернова разбивали стихию земли в крошку, заставляя сипала вздрагивать от песчаной, колючей, однако совершенно безопасной шрапнели, бомбардирующей его броню.

– Предначертано: и выйдет он невредимым из пяти испытаний, и станет, обнажая меч, в центре своей земли, и сойдёт на неё мир и покой… – Патриарх клана Риксов говорил негромко и прочувствованно, словно самому себе, но чёрный капюшон запнулся, уставившись на дух своим зеленоватым свечением… И в этот раз, Ладар мог бы поклясться – в пустых глазницах сквозило удивление! Наконец слова отзвучали, недолгое эхо прокатилось по склепу, всё стихло, и двое повернулись к замершему парню: дух предка – и смерть, прошлое – и будущее.

– Ты выдержал испытание. Ты способен стать большим, чем адепт, слепо ведомый тропой. – Голос чёрного капюшона подрагивал. – Теперь ты на распутье. Одна дорога ведёт на тропу Чёрного мастера. Ты будешь способен плести новые тропы, соединяя воедино тень и смерть, подобно изначальным силам всё обращая в прах, и создавать в нём подобие жизни, словно Творец тёмного мира. Конечно, Чёрный мастер не способен вдохнуть Жизнь в свои творения, однако и подобие её стоит многого. Готов ли ты пойти этим путём?

– Создавать упырей и зомби? Пусть даже личей и вампиров – что-то не очень хочется. – Ладар хмыкнул. – А какой второй вариант?

– Стать Лордом Тени, мальчик мой. – Старый Рикс говорил буднично, но в глазах его плясали бесенята. – Не самый простой титул, зато земли у тебя уже есть, причём такие, что не каждому и покорятся.

– А я смогу?

– В смысле, готов ли ты? – Дед пожал плечами. – Может, и нет. Однако мой сын в своё время поручился за тебя, совсем ещё несмышлёныша, дав тебе возможность ступить на тропу. Почему я не могу поступить так же? Уверен, ты будешь достоин.

– Значит, решено! – Чёрный капюшон явно был доволен. – Аарх Ладар Рикс, лорд Тени. Отныне твоя дорога никогда не пересечётся с тропою смерти.

– Нет! – Из паутины сковывающих её нитей небытия – чёрных, толстых, подобных перекрученной проволоке, вырвалась Илис. Её явно задерживали во время выбора, не давая вмешаться, повлиять на него, осознанно или нет. Впервые причёска её была растрёпанной, а глаза… глаза были полны слезами. Вот только плакала она кровью.

– Поздно, девочка! Выбор сделан! Аарх не сможет быть мне угрозой, пути смерти навсегда его миновали. Юный адепт слишком далеко шагнул по своей тропе. С другой стороны, теперь вы можете видеться столько, сколько хотите. – Чёрный капюшон поклонился, издевательски-торжествующе – и исчез.

Ладар стоял, как потерянный. Он, конечно, всегда чувствовал желание Илис идти с ним одним путём, но дороги смерти никогда его не привлекали… Что же теперь будет…

Дед неслышно подлетел поближе к плачущей девушке. Тонкая, невесомая рука взметнулась – и погладила чёрные пряди.

– Благословляю вас, дети. И не плачь, девонька, – у малыша всё получится. Верь в силу его тропы! Последний раз Аарх в нашем мире появлялся пять тысяч лет назад, и это был десятитысячелетний архимаг, посвятивший свою жизнь время магическим искусствам. И, что интересно, пробыл-то лордом недолго, видать, не по плечу титул был. Сил на него не хватило. Ну а у внучка – у него получится всё, что тот задумал. Не потому, что сильный или упрямый – просто потому, что не умеет отступать и видит пути там, где другие видят глухую стену. И ещё – у вас есть любовь.

Старый маг ещё что-то бормотал ревущей Илис, а Ладар, тихонько приоткрыв дверь, выскользнул к подножию башни, во тьму. Оскаленные пасти и яростные клыки – это было намного проще, чем безутешные слёзы любимой девушки.

Фески отстали только утром. Стая сильно поредела, хотя теперь, защищённый бронёй, Ладар уже не хотел их убивать, превращаясь в бездушный автомат уничтожения. Он научился усыплять их, используя клинок жизненных сил, ставить радужные стены небытия, лишающие стаю силы и ориентации в пространстве, ну а если какая-то особо удачная тварь прыгала на него откуда-то из засады, пытаясь пробить броню и стачивая когти о железо, ударом бронированного кулака отправлял дерзкую обратно в заросли, заставляя визжать от боли. К тому же можно было играть чешуйками брони, поворачивая их под разными углами, превращая свой костюм в острое, убийственное оружие. Этот бой он вёл на автомате, поглощённый мыслями об Илис.

– Девочка моя, ночной цветок души! Слышишь ли ты меня? Я не предавал и не предам
Страница 8 из 22

тебя! Даже сейчас, когда сердце разрывается от боли, когда я ухожу подальше от башни, где ты рыдаешь в объятьях старого мага – я всё равно иду к тебе! Наши дороги разошлись, только чтобы вновь пересечься – и потом мы пойдём вдвоём, чего бы мне это ни стоило!

Солнце взошло, освещая полог леса… сильный, полный жизни – но жизни странной, хищной, дерзкой. Пожалуй, единственное, чего можно не опасаться и чему спокойно порадоваться, и было дневное светило, щедро раскидывающее лучи, мигом превратив нависающий древесный свод, опасный в своей непредсказуемости, в нечто ажурное и изящное. Вот только расслабляться, радуясь жизни, словно вышел за деревенскую околицу, точно не стоило: едва Ладар приблизился к красивому, полному ярких красок цветку, тот выплюнул облачко спор, заставивших человека закашляться и яростно заработать небытием, уничтожая проникших в организм диверсантов. Трижды прошлась по пищеводу и лёгким тёрка небытия, вытаскивая наружу опасных пришельцев, вызывая рвотные спазмы и заставляя бледнеть, но останавливаться сипал не собирался: единственное семечко, попав на кожу руки, за несколько секунд успело пустить корни и начать расти, и вырывать его пришлось с изрядным куском собственного тела. После этого Аарх уже не снимал броню даже на секунду, изучая природу, животных, их возможности – а заодно и свои собственные.

Они явно выросли – магический потенциал стал больше, какие-то новые навыки и умения заставляли сердце сладостно биться в ожидании схватки, и росла волна эйфории – казалось, что он подобен богу, властному над жизнью и смертью всего вокруг. Умом Ладар понимал, что налицо банальный магический откат от посвящения, но ничего не мог с собой поделать. Что-то менялось в нём самом, в его мире, его сознании – и эти изменения заставляли чувствовать себя кем-то большим и полным силы. В какой-то момент он не удержался и рванул бегом, делая прыжки – всё больше и больше, пока, расправив крылья, не прыгнул на ветку дерева, затем ещё и ещё, забираясь на самые вершины. Наконец, застыл на макушке огромного дуба, оглядывая свои владения, вдыхая их воздух полной грудью, чувствуя себя властелином мира. Опьянение силой, свободой, довольством и властью захватило, кружа голову. Его маленькое королевство лежало перед ним на ладонях. Улыбаясь, набрал полную грудь воздуха – и закричал что-то неразборчиво ликующее. Гордо повёл головой, оглядывая окрестности, – и наткнулся на разъяренный взгляд чёрно-зелёных глаз.

– В голову что-то ударило? – Илис говорила обманчиво-спокойным голосом, но змейки в её волосах ожили и открывали маленькие пасти, беззвучно шипя. – Владыкой вселенной себя почувствовал? Или – тёмным властелином, уничтожившим всех своих противников?

– Илис! Не сердись, я…

– Ты – мальчишка, которому взрослые, умудрённые жизнью дяди впервые дали возможность прокатиться на лошадке. Скорость и воздух пьянит, но, если не возьмёшь себя в руки, неминуемо упадёшь и расшибёшься! Ты не готов к подобному! Когда твой учитель дал тебе возможность пройти по тропе тени, ценой своей жизни подарив первую ступень, только твой страх перед неведомым, твоя осторожность позволили тебе на ней выжить. Ты был абсолютно не готов – но принял сложное, не принадлежащее тебе имя – и из имени родился путь. Сейчас ты готов ещё меньше, однако, вместо того чтобы вести себя так же, упиваешься новым поворотом тропы, и где – в Проклятых землях!

Ладар пытался что-то возразить, и тут удар тонкой ладонью сбросил его с ветвей. Падая, он лихорадочно пытался поймать воздушный поток, а сверху донеслось ехидное:

– Познакомься поближе с животными своей страны, лорд Тени! Это бульвизы!

Раскрыть крылья и притормозить удалось почти над самой землёй. Лихорадочно маневрируя, чтобы увернуться от ветвей и не врезаться в ближайший ствол дерева, Ладар слишком поздно заметил несущуюся на него бронированную тушу.

Удар! Броня прогнулась, но выдержала. Тело человека откинуло в сторону, чувствительно впечатав в ближайшее дерево. Лихорадочно вставая, Аарх увидел ещё несколько особей, направляющихся к нему. Огромные, в полтора человеческих роста вышиной, со странной, вытянутой мордой, покрытой ороговевшей бронёй, с двумя необычными, похожими на клыки рогами, растущими с двух сторон огромного носа, практически у челюстей. Торопливо наращивая броню, отпрянул, но бронированная туша с неожиданной прытью бросилась вперёд. Ещё удар! Отлетев, оказался прямо под ногами особи поменьше, скорее всего, самки. Взревев, она тут же огромной тумбоподобной лапой с загнутыми когтями наступила на человека, махом выдавив воздух из лёгких.

Не сдержавшись, Ладар закричал. И крик его неожиданно оказался непохожим на обычный – низкий, с какими-то рычащими нотками, он заставил бульвизов на несколько секунд замереть, отпрянув. Поспешно откатившись в сторону, Аарх кинулся прочь с поляны, чувствуя за собой нарастающий топот несущегося за ним стада. Несколько раз пытался взлететь, однако избитые крылья не давали возможности набрать высоту. Дыхание гигантских хищников слышалось всё ближе, но тут впереди блеснула река. Не останавливаясь, бросился в воду, уйдя как можно глубже, всем телом чувствуя удары гигантских лап по водной глади. Обвившееся вокруг его брони щупальце, потянувшее его на глубину, воспринял практически с облегчением. Воздуха в коконе небытия хватало, и возможность пересидеть поглубже, вдали от беснующихся бульвизов было поистине благом.

Вода вокруг него становилась всё темней, удары лап слышались всё дальше, и Ладар ощутил, как вслед одним щупальцем его обхватывает второе, третье, пятое, десятое… Воображение выкинуло белый флаг, попытавшись представить себе такую многоножку. Аарх напрягся, пытаясь раздвинуть тугие кольца – с тем же успехом он мог попытаться раздвинуть скалы. Обхваченный словно стальными кольцами, новый граф Проклятых земель опускался на дно подозрительно глубокой реки…

Ладар глубоко вздохнул, отмечая, что воздух в коконе становится более спёртым, и расслабился, выискивая тёмный клинок, спящий в пространственном кармане. Спокойней. Ещё спокойней. Сердце бьётся медленней. Удар…. Тишина… удар… вновь тишина – долгая, спокойная. Скользнуть по тонкой, связующей нити, ведущей к своенравному оружию – и встретить спокойный взгляд Зверя. Подойти, потрепав по лобастой голове.

– Не хочешь поохотиться?

Зверь довольно заворчал. В голове человека мелькнули образы добычи. Люди, животные, птицы. Это он во время последнего полёта успел? Лихо!

– Молодец! У нас будет другая охота! Ты скользнёшь вдоль кокона небытия, я раздвину чешую брони, и ты выпьешь жизнь странного спрута, который пытается меня раздавить. Только давай побыстрей, в дырку хлынет вода, а мне ещё выбираться на поверхность! Справишься?

Зверь оскалился, радуясь необычной добыче.

Когда Ладар выплыл на поверхность, воздуха в лёгких не оставалось. Сжатые, подобно пружине, они были пусты и не насыщали крови, в глазах потемнело, и первое время он просто дышал, не замечая ничего вокруг. Какое это счастье – просто дышать, с каждым вздохом впитывая живительные силы, разлитые в воздухе, чувствуя, как кровь быстрее бежит по телу, как проясняется голова, и глаза вновь различают
Страница 9 из 22

небо, воду, реку – и небольшую девичью фигурку, удобно устроившуюся на коряге и поддерживающую человека, не давая ему погрузиться глубже и наглотаться воды.

– Ну как, лорд Тени, Аарх Проклятых земель, очухался? Больше власти не хочется?

Ладар глубоко вздохнул и, отодвинув руки Илис, устроился рядом на ветке, избегая смотреть в смеющиеся глаза.

– Да я и сам понимал, что идёт откат. Зачем так-то… – Было немного обидно – и здорово стыдно. Действительно, как маленький ребёнок. Но стыд прекрасно прятался за обидой.

– А как иначе? Всего несколько встреч со здешними обитателями – и лишняя эйфория ушла, заставив взглянуть на вещи трезво. Ты всё ещё не охотник, просто более крупная добыча. Тебе нужно долго осваивать полученные умения и новые способности, прежде чем ты сможешь зачистить долину, сделав её безопасной.

– А я не собираюсь её зачищать. – Ладар ухмыльнулся, придумав прекрасную месть, и принялся одновременно с разговором аккуратно работать с плёнкой небытия. – Я собираюсь просто сделать этот мир более дружелюбным. Живут же на востоке люди, находят общий язык с моими землями?

– Ну, люди – это неверно. Оборотни. И не живут, а выживают. Постой, что ты делаешь?

Кокон небытия распахнулся, включая в себя девичью фигурку. Броня с железным лязгом сомкнулась у неё за спиной, отрезая от всего мира, а руки Аарха торопливо обняли мягкий, податливый стан, притянув к себе. Губы сомкнулись на губах, обрывая разговор, – и на какое-то время влюблённые словно выпали из пространства. Кокон пустоты надёжно защищал их от всех опасностей – от реки, воды, сомкнувшейся над целующейся парочкой, от странных рыб, пытающихся попробовать броню на вкус, от магов, от проблем и забот, оставив им двоим несколько минут счастья – здесь и сейчас.

Когда же под водой вспух пузырь воздуха, выкинувший кокон на поверхность, Илис поспешно вырвалась из объятий и отскочила в сторону, вся красная от противоречивых чувств.

– Безумец! Ты мог погибнуть! Совсем в Проклятых землях мозги растерял?

Ладар аккуратно встал, формируя каркас жизненных сил и направляя его к коже лица. Чёрная, покрытая странными пятнами, она стремительно приходила в норму. Уже через пару минут он смог говорить.

– Недавно я лечил одну гномку от клейма проклятых. Такая очаровательная малышка, помеченная тьмой. Вначале я небытием вытащил черноту под кожу, а потом с лёгкостью развеял. Правда, когда тащил, разворотил пол-лица и пришлось потрудиться, всё восстанавливая. Но сама идея работать с тьмой практически на поверхности понравилась. Прежде чем обнять тебя, я разделил кокон пустоты, оставив один слой под кожей, а другой отодвинув как можно дальше. В результате я не пострадал, только кожа, но она уже практически восстановилась. Так что никакого риска не было. Повторим?

Илис отскочила, покраснев уже как самая обычная девчонка. Аарх ждал, вытянув вперёд руки. Она помедлила, подошла, уютно устроившись в его объятьях, и аккуратно, кончиками пальцев провела по нарастающей коже.

– Так ты что же… Ничего не почувствовал?

Ладар улыбнулся. Кем бы ни была Илис, в первую очередь она оставалась женщиной.

– Почувствовал, конечно. Возможно, не так сильно, как мог, но – основные нервные окончания как раз на коже и находятся. Пока они не онемели, я всё чувствовал в полной мере.

– Больно было? Бедненький!

– Твои прикосновения никогда не дарили мне боли. Наверное, потому, что ты боишься мне её причинить. Не бойся, будь собой – я сильный, я выдержу!

– Сильный! – Она фыркнула. – А кто от бульвизов удирал во все лопатки?

– А что, нужно было остаться и заняться их укрощением? – Ладар задорно подмигнул. – Когда-нибудь я так и сделаю. В них нет злобы, они как большие дикие коровы, им просто нужна рука хозяина.

– Так ты не шутил, когда говорил, что не собираешься зачищать эти земли? – Илис задумчиво посмотрела на улыбающегося парня. – Знаешь, твой хитроумный дед был прав, когда сумел посвятить тебя в лорды. Посмотрим, что у тебя получится. А сейчас, если ты можешь – поцелуй меня ещё!

Позже, когда они немного успокоились и Ладар принялся вновь восстанавливать сожженную чересчур жаркими объятиями Илис кожу, она задумчиво спросила:

– А как ты хочешь укрощать зверьё?

Аккуратно создавая очередной каркас жизненных сил, он немного растерянно пожал плечами:

– Понятия не имею. Не знаю, почему тут животные такие агрессивные. Наверняка можно как-то это привести в норму, живут же звери возле деревень… Конечно, всякое бывает, но в основном – мирно живут. Особенно если в округе оборотни есть. А у меня их – целых три деревни! Придумаю что-нибудь.

Илис улыбнулась.

– Тебе всё станет ясно, когда ты станешь Аархом не только по названию. Лорд Тени может контролировать потоки энергий не только в себе, но и на своих землях. И тогда он действительно может всё. Это подлинная власть, куда до неё королям, даже эльфы на такое не способны.

Ладар растерянно крякнул. От неожиданности упустил узловые нити очередного каркаса, и кожу на щеке начало стягивать. Торопливо расправляя свои построения, юный маг потерянно протянул:

– Да… мне до такого… Тут точно нужно быть архимагом.

Девушка улыбнулась и прильнула к его крылу. Она уже давно заметила, что крылья способны выдерживать ласку смерти – возможно, потому, что уже умирали и были рождены вновь? А может, потому, что для их создания была использована энергия умершего Творца – они успешно сопротивлялись не только магии, но и изначальным силам.

– Есть разные пути, не спеши опускать руки. Людские маги насилуют мир, заставляя его служить своим желаниям. Конечно, при таком подходе и архимагу не удержать в руках энергии целого края. Однако это не только не единственный, но даже не самый лучший путь. Хотя об этом мы поговорим позднее. А сейчас скажи – а укротить одно-единственное животное ты мог бы?

Ладар задумался.

– Смотря какое. Если мозг достаточно прост – наверное. С троллем у меня получилось, с драконом – нет.

– У тебя получилось со зверем в клинке, а значит, получится и с шуршем. Во всяком случае, есть смысл попробовать.

– Шурши? И что это за питомцы моего графства?

– В пяти минутах отсюда пасётся небольшое стадо ящеров. Их дальние сородичи когда-то были одомашнены и носили людей и грузы. Правда, не в этом мире, не в долине Хаоса. Но то, что получилось раз, может получиться и второй. Они сильны, быстры, неприхотливы и способны бежать даже по таким джунглям, как по ровной дороге. Если сумеешь… подружиться с одним из них, здорово сократишь свой путь. Иначе тебе потребуется не меньше месяца, чтобы добраться до Алзана.

– Алзан? Кто это?

– Не кто, а что. Хотя – уже, наверно, ничего. Когда-то был славный, большой город. Люди в нём редко умирали иначе, чем в своих постелях, и жили долго. Поверь, это очень много говорит о людях, его населявших. Такие города – редкость в любом мире. А сейчас открывай кокон, иначе он окончательно лопнет от злости.

– Он? – Ладар растерянно приоткрыл броню, изучая окрестности – и первое, что увидел – чёрный капюшон смерти, в раздражении уничтожающего какого-то зверя с длинными закрученными рогами. Услышав позади металлический скрежет, перестал вырывать из бока животного куски мяса и обернулся, мановением руки
Страница 10 из 22

обратив огромную тушу в прах.

– Сети! Я, конечно, предполагал, что, получив моё согласие, вы будете встречаться, но! У тебя есть и обязанности, девочка! Мне пришлось одному мотаться по разным мирам, выполняя работу двоих!

Илис съежилась, виновато глядя на старшего, а Ладар весело рассмеялся, снимая напряжение и переводя огонь на себя.

– Ничего страшного не случилось. Наверняка бывают случаи, когда один из вас занят и остальным приходится его подменять. Немного лишней работы никому ещё не повредило. Если, конечно, дело в ней, а не в банальной ревности.

Чёрный скелет раздражённо фыркнул:

– Мальчишка! Ты выбрал свой путь, путь смертного, а значит, ревновать к тебе просто глупо! Дело не в тебе, дело…

– Дело в том, что тебе приходится делить внимание с жалким человеком? Наставник, которому смотрели в рот, которым восхищались, оказался менее важным, чем какой-то смертный, да?

Скелет особенно глухо ухнул и исчез, напоследок бросив:

– Сети, возвращайся к своим обязанностям!

Илис грустно улыбнулась и, аккуратно разомкнув объятья, отошла в сторону. Уже исчезая, она проговорила:

– А насчёт шурша подумай.

Шуршами оказались здоровые, в холке в полтора раза крупнее лошади, травоядные ящеры. Вернее, Аарх считал их травоядными, пока не увидел, как один из ящеров подхватил вместе с листьями и какого-то небольшого зверька – и меланхолично сжевал и его, не обращая никакого внимания на визги и брызнувшую во все стороны кровь. Они передвигались в основном на четырёх лапах, но при необходимости вполне могли подниматься и ходить на двух задних, передними подгибая к себе наиболее привлекательные ветки. Глаза у них были по-рептильи круглыми, с вертикальным зрачком… И в них плескалась какая-то дымка, делающая обычных травоядных агрессивными и опасными. Ладар, сумевший заблокировать все свои запахи коконом небытия, несколько часов просидел в кустах, изучая стадо, несколько раз пытаясь проникнуть в мозг ближайшего – но всё было напрасно. Кроме головной боли, никаких результатов. Что-то явно мешало всем его попыткам.

– Говорил мне Мариш, готовься, в лесу неизвестно, когда и что пригодится. Не слушал, занят был своими мыслями… Сиди теперь тут, кукуй в ожидании, когда какая-то из этих лошадок на тебя наткнётся.

Ладар поёжился. Когда новоявленный покоритель скакунов выбирал место для засады, он выбрал разновидность росянки, явно агрессивной и ядовитой, которую местная живность избегала, и два часа сидел на пути у медленно идущего в его сторону стада, вздрагивая всякий раз, как очередная ядовитая колючка пыталась пробить его броню. Зато теперь шурши были совсем рядом. Два десятка ящеров-гигантов паслись практически на расстоянии вытянутой руки, полностью игнорируя человека… и его попытки проникнуть в разум одного из них.

И когда человек совсем отчаялся, судьба решила немного поиграть.

Внезапно из кустов совсем рядом с человеком выпрыгнул незнакомый Ладару хищник. Небольшой, даже меньше шуршей, он был полон силы и движения его были стремительны. Иссиня-чёрный, покрытый мехом, с гибким, заканчивающимся костяным лезвием хвостом, тот был похож на странную кошку, которой кто-то придал стремительность и ядовитость скорпиона. Всё стадо, увидев охотника, кинулось наутёк, однако выбранная странным зверем жертва не успела и повернуться. Один удар когтистой лапы – и ближайший шурш рухнул как подкошенный. Не с переломанным хребтом, как можно было ожидать, но оглушённый и не способный к сопротивлению.

Ладар нащупал под кителем давно забытые, зато аккуратно сохраняемые иглы. Необычное и убийственное в умелых руках оружие. Используемое в разведке для скоростного допроса и вызывающее паралич. Это было безумие – использовать их против быстрого, опасного противника, однако… у того был мех, а под мехом обычно скрывается не броня, а обычная кожа. Даже если мех очень густой, с масляным отливом, наверняка способный спружинить и отвести неожиданный удар – лезвие в умелых руках путь найдёт. Вот только насколько умелы руки бывшего разведчика? Ладар вздохнул, аккуратно подхватил иглы за небольшие утолщения, вспомнил все уязвимые точки, которые ему показывал мастер Ичелой, – и события понеслись вскачь. Пять игл, одна за другой, пронзили воздух, выискивая уязвимые места на теле хищника, огромная кошка, уже склонившаяся над добычей, резко извернулась, зашипев, Ладар выскочил на открытое место, и его клинки блестели на солнце, а броня была составлена из всего металла, до последнего зёрнышка выбранного из пространственного кармана. Бой обещал быть тяжёлым.

Но тут кошка захрипела, закачалась, борясь с ядом, сделала несколько неуверенных шажков в сторону врага – и упала навзничь, замерев неподвижной грудой. Иглы сработали. Ладар торопливо убрал клинки и подскочил к неподвижному шуршу, всё ещё лежащему на земле. Для верности он обхватил руками голову – и аккуратно проник в оглушённое, не способное защищаться сознание. К его удовольствию, мозг ящера был довольно примитивен и вполне поддавался управлению, но здорово мешали посторонние, какие-то грязно-жёлтые нити, идущие извне и путающие его разум. Аарх изучил их, чтобы в следующий раз легко находить и убирать эту странную защиту – и решительно оборвал, на всякий случай поставив блокаду от подобного, затем аккуратно стал внедрять в мозг шурша свой собственный образ – друга, наездника, хозяина, которого следует оберегать и защищать, а главное – слушаться. Образ ложился легко и ровно, скорее всего, шурши и вправду когда-то были домашними. Ну, или могли быть. Уже заканчивая, он почувствовал непривычное ощущение, словно кто-то скрёбся в его разум. Повернувшись, увидел открытые, полные боли глаза огромной кошки.

– Не оставляй так умирать. Добей. Не хочу. – И образ хищника леса, заживо обгладываемого мелким зверьём.

Ладар растерялся. Эта кошка разумна? Ну пусть не так, как человек, но мысль была вполне явственной. Вздохнув, Аарх повернулся к зверю. Время, пока Кирк, так он решил назвать шурша, придёт в себя, было, и можно попробовать узнать что-то новое о здешних обитателях. Аккуратно проведя по чёрной шерсти, нашёл всего две иголки, сумевшие проникнуть под шерсть – возле уха и носа. В остальных местах тугой подшерсток спружинил, отбрасывая острую сталь.

– Я уйду. Ты встанешь. – Ладар постарался как можно отчётливей представить себе, как огромная кошка встаёт и, пошатываясь, уходит в заросли. – Мы не враги, просто мне нужна была твоя добыча. Извини.

Недоверчивое, скептическое молчание. Наконец:

– Яд всегда убивает. – И образы самых разных зверей, лежащих возле колючих кустов.

– Это мой яд. А я убиваю, только когда хочу. Такую красивую кошку убить рука не поднимется. – Неожиданно для самого себя Аарх принялся гладить огромного хищника, легко угадывая места, где поглаживания доставляли максимум удовольствия.

Чёрный зверь застыл в изумлении. Вереницы образов затопили сознание человека – казалось, он искал и не мог найти ответ, как, почему всё происходит не так, как должно, как было испокон веков.

– Ты – не враг?

– Нет. Я – Лорд Тени, Аарх. Хозяин здешних мест. Я пришёл сюда не для того, чтобы убивать – а для того, чтобы здесь жить.

– Чтобы жить – нужно убивать. – Слегка
Страница 11 из 22

насмешливая и чуть укоризненная мысль. Словно приходится объяснять простые вещи несмышлёному детёнышу.

– Нужно. Смерть – это часть жизни. Однако убивать нужно не всегда и не всех.

– Так не бывает! – Грустно и твёрдо.

– Бывает. Только не здесь, а за горами. Но я постараюсь сделать, чтобы и здесь было так. И вообще, хватит лежать, делая вид, что не можешь подняться. По-моему, твой организм давно справился с ядом, и ты просто пытаешься ухватить ещё немного ласки.

Кошка заметно напряглась.

– Игл больше не будет?

– Нет. Прости, что помешал твоей охоте, но ты наверняка не останешься голодной. Такой сильной охотнице легко найти себе ещё добычу?

– Шурш большой! Его мяса хватит на всех. – Скромное, оценивающее предложение. Ладар замер. Хищники редко делятся добычей. И только с теми, кого признают не просто равными себе, а членами стаи. Торопливо пошарив в выхваченном из пространственного кармана вещмешке, он вытащил из него слегка зачерствевший, но довольно внушительный бутерброд гнома и, торжественно разделив его на две равные части, положил половину перед большой кошкой.

– Угощайся. А шурш мне нужен живой.

Чёрный зверь одним текучим движением поднялся на ноги и принялся есть угощение, чуть щурясь от незнакомого блюда.

– Не будешь убивать? Не враг? Хозяин?

– Может, хозяин. Может, друг. Решай. Меня зовут Ладар.

Кошка обернулась и направилась в заросли. Уже у самых кустов она повернулась и послала мысль:

– Мы называем себя – каахи. Я передам сородичам, чтобы не охотились на тебя, пришелец. В стае меня называют Итека, убивающая в тенях.

Чёрная тень растворилась в зарослях, а Ладар, иронично улыбаясь ситуации, принялся приводить в чувство шурша. Нет, ну надо же! Первым встреченным разумным жителем его графства, графства Лорда Тени – оказалась убивающая в тенях. Не слишком приятное совпадение.

Шурш был покладистым. Нет, вначале он пытался сопротивляться и вставать на дыбы, но несколько ментальных ударов по болевым точкам и ярко всплывший в голове образ Хозяина достаточно быстро вразумили новую лошадь Аарха. Всего каких-то полчаса криков, ударов и падений оказалось достаточно, чтобы Кирк смирился с участью и даже стал откликаться на внедрённое в сознание имя. А лакомство, составленное из последних крох съестных запасов, сделало его вполне довольным жизнью. И теперь тот бодро нёс своего всадника сквозь заросли, легко выбирая наиболее удобную дорогу, ориентируясь по направлению, заданному мысленным посылом, обходя опасные места, оберегая наездника – а тот ерзал на жёсткой холке, пытаясь устроиться поудобней, и с грустью думал, что же он будет есть вечером. На кого можно охотиться в лесу, полном ядовитых тварей, Лорд проклятых земель слабо себе представлял. К тому же на шурша без стаи, считая его лёгкой добычей, нападала вся живность окрестных лесов. Обычный, ослабевший одиночка, потерявший поддержку сородичей, неминуемо погиб бы в первые же часы. Кирк же был самцом в полном расцвете сил. Мелочь он игнорировал, полагаясь на броню, некоторыми даже перекусывал на ходу, подхватывая их своими крепкими зубами. От более крупных старался убежать, но тут вступал в дело Ладар, просто и незамысловато перекручивая линии жизни хищников. Обычно этого хватало, хотя пару раз пришлось поработать стигисом. Крупных стай, опасных для их тандема, не встречалось, в этом, оказавшимся довольно сильной командой, человеку и шуршу везло.

К вечеру показалась река – довольно большая, способная задержать любых преследователей. Углядев в её середине крохотный песчаный островок, покрытый зеленью, Аарх направил недовольно фыркающего Кирка в воду. Речные хищники были знакомы обоим, они были более слабыми, чем лесные, и представляли скорее гастрономический интерес. Кирк, недовольно ревя, тем не менее ухватил зубами несколько бросающихся на него рыбин, умудрившись перекусить прямо во время переправы. Ладар, довольно ухмыляясь, вспомнил уроки Айяра и уже у островка, на мелководье, устроил настоящую эльфийскую рыбалку: заточив небольшую ветку, смастерил простой гарпун и легко насаживал на него ничего не боящихся рыбин, выбрасывая их на берег. Невольно стал вспоминать детство, когда босоногим мальцом бегал на реку, потом самого дроу, умеющего и в цивилизованных землях, где рыба предпочитала прятаться на глубине, легко добыть достаточно для сытного ужина…

Впрочем, хорошее настроение как рукой сняло: обернувшись, он увидел Кирка, с самым невинным выражением на наглой морде доедающего его улов. Пришлось загнать быстро освоившуюся скотину поглубже в заросли и вновь поработать гарпуном, уже различая силуэты рыб и выбирая сколь-нибудь знакомые, похожие на те, что ловил дома, в деревне. Таких было на удивление немного. Однако человеку много и не нужно: подхватив пару крупных рыбин, он устремился к небольшой полянке в центре островка, где можно развести огонь и запечь обе: одну на вечер и утро, другую на завтрашний день. Хитро выглядывающего из кустов Кирка, косящегося на не забранный им улов, Аарх игнорировал: пусть скакун отъедается, сегодня у него был тяжёлый день. Впрочем, тот управился быстро: не успели запечься рыбины, как тот уже грустно объедал кусты по краям полянки, косясь на костёр и сглатывая слюну. Пришлось делиться: печёная рыба Кирка явно заинтересовала настолько, что тот улёгся поближе к хозяину, просительно ворча, несмотря на явную опаску: огонь шуршу не нравился.

Рыба была доедена, огонь неспешно тлел, Кирк, убедившись, что есть нечего, возился в кустах, устраиваясь на ночёвку. Ладар пытался оставить его на поляне, однако упрямый зверь наотрез отказался спать рядом с костром. У самого же Аарха встала другая проблема: спать без защиты, в проклятых землях? Пусть даже река и остатки костра отпугнут лесных хищников, неизвестно, как поведут себя крылатые. Спать в броне? К тому же хотя необычное и гибкое, но – железо есть железо. К утру тело так затечёт, что о дальнейшей дороге придётся забыть и заняться самолечением. Или завернуться в крылья, создав небольшую, зато мягкую защиту от всего, в том числе и доспеха? Но тогда, может, пусть стальная чешуя полежит в пространственном кармане, хватит и крыльев?

– Привет! – Илис вышла из сумрака ночи легко и обыденно: не хрустнула ветка, не почуял ничего шурш, и угасающий костёр никак не отреагировал на пришелицу. Сигнальная паутинка, раскинутая Аархом, слабая и небольшая, в меру сил, также осталась недвижимой. Впрочем – у смерти свои пути.

– Привет! – Ладар радостно вскочил, уступая место на набранных ветвях, застеленных плащом. – Как ты смогла прийти?

– Когда безумец вроде тебя собирается спать в проклятых землях, у потухающего костра, без защиты, я не могу не прийти. – Илис улыбнулась… Хищно и чуть лукаво. – Ты правда надеешься на спокойную ночь? Наивный!

Ладар озабоченно посмотрел в сторону кустов, где посапывал его ящер. Потерять только обретённого скакуна не хотелось.

– И что сюда может прийти? Зачем вообще было заводить шурша, если мне придётся его всю ночь охранять?

– Может, и не придётся. – Илис неспешно повела рукой – и внезапно во мраке ночи явственно проявилось странное чудовище, явно речной обитатель – с лапами-плавниками, с огромными клыками,
Страница 12 из 22

торчащими из пасти, с массивным, крепким телом, приготовившееся к прыжку и замершее на месте. – Посмотри на его жизненные силы. Ты видишь их?

Аарх вздохнул. Похоже, не только Илис умеет подкрадываться незаметно. Серебристые нити вокруг явно показывали, что он уже на тропе тени, а туда выкидывало только при серьёзной опасности.

– Вижу. У него целый клубок нитей, причудливо разбросанных по телу. И нить смерти, нацеленная на меня, не на шурша.

– Найди сосредоточение нитей. Центральный узел, где всё причудливо переплетено. Теперь рассеки его!

– Как?

Илис пожала плечами.

– Так же, как ты работал с нитями и раньше. Мне не хочется тебя торопить, но время тут не бесконечно.

– Опять твои игры! – Ладар расслабился, скользнул вдоль линии смерти в тело непонятного существа. Зверь был молодым, силы бурлили в нём, заставляя броситься на самую опасную добычу. Где-то сзади были те, кто наблюдал и был готов присоединиться. Стая речных обитателей, способных выходить на сушу? Эти земли поражают всё больше. Ладно, как рассечь нити жизни? Раньше он мог их порвать – силой воли и за счёт собственных сил, но рассечь… Ему нужен клинок! Астральный, не имеющий аналогов в реальности, но способный справиться как с магией, так и с жизненными силами тварей. Единственный инструмент, которым он обладал до сих пор, был его собственный феербол – созданный из всех энергий, едва начавших подчиняться его рукам, обычный огненный шарик умудрялся приобретать самые разные свойства в разных ситуациях. Структура намертво запечатлелась в его памяти, и теперь вызвать свое творение начинающий маг мог за долю секунды. А можно ли, не меняя энергий, изменить форму оружия? Феербол можно держать в руке, значит, и меч, созданный по тому же принципу, удержится. Закачав побольше энергии в свой шар, принялся вытягивать его, одновременно формируя лезвие. Тот негодующе взвыл и принялся плеваться маленькими жалящими искрами. Часть энергии исчезла, соскользнув с клинка, часть стала тянуть что-то из самого создателя. Тот терпел, продолжая придавать оружию нужную форму. Наконец, когда лезвие заблестело, становясь видимым в тени его тропы, взмахнул им, целясь в странного монстра, но тут узкая ладошка легла ему на плечо.

– Погоди. Я удержу зверушку ещё немного, дай поглядеть на твоё творение получше.

Илис аккуратно обошла напряженного парня, хмыкнула, разглядывая узкий клинок. Прикоснулась рукой, ойкнула, поспешно убирая обожжённый палец. Тихими воздушными касаниями изучая периметр влияния нового формирования, она улыбнулась, не прерывая своего занятия.

– Интересно. Вот так глупые и наивные мальчики, не имеющие никакого понятия о теории, на одном энтузиазме и интуиции и совершают невозможное… Правда, рано или поздно подобные опыты плохо заканчивается, но сейчас тебе удалось удержать собранные силы под контролем.

– Однако если это было так опасно, стоило ли рисковать попусту?

Невинный взгляд чёрных лукавых глаз.

– Так я думала, ты вначале подумаешь, а затем будешь создавать всё с нуля. А ты поленился, пошёл путём трансформаций. Воистину, лень – великая сила! Ладно, давай действовать. Сейчас аккуратно разрубай узел сосредоточения нитей, перехватывай на себя и пей.

– Ты опять? Пить жизненные силы? Я не вампир!

– Успокойся, тебе это не грозит! Ты уже прошёл этот этап. Но стоит ли постоянно одалживать их у тёмного клинка, продолжая считать себя белым и пушистым? Прими как данность: тебе нужны и магические, и жизненные силы, чтобы идти по твоему пути. Твои собственные слишком слабы. И лучше брать их у бессловесных тварей, у природы, чем вытягивать из разумных. Хотя, помнится, когда ты лечил принца, тебя подобные мелочи не останавливали. Тянул из себя и из окружающих, чуть сам не помер и друзей не уморил. В чём разница? Для себя или для других – важнее то, как ты используешь полученное, а тех, кого не жалко, хватает!

Решившись, Ладар рубанул клинком по застывшей фигуре – и та рассыпалась клочьями тумана под насмешливый смех Илис.

– Ни один зверь не будет неподвижен так долго, милый.

– Так значит, опасности нет? – Чуть разочарованно сказал Аарх, опуская вновь созданный клинок.

– Ну почему же! Просто настоящие – вон они, на бережку. Экспериментируй! – и отголосок затихающего смеха. Обернувшись, Ладар увидел странные тёмные фигуры, идущие к нему от воды. Астральный клинок задрожал в руке, почуяв добычу. Бой!

Тёмные фигуры мечутся, они быстры и тут, в тени тропы, значит, в действительности они просто молниеносны. Жизни в них много, новый клинок с некоторой натугой рассекает жгуты нитей – и течёт, клубится чужая сила, Аарх собирает её – жадно, быстро, оставляя за собой высохшие, скорчившиеся тела. К тому моменту, когда стая почувствовала, что её просто истребляют, и в панике повернула назад, под кожей человека клубились комки чужих жизненных сил, мощные, яростные, требующие действия.

В растерянности он опустил растворившийся в ночи клинок, пытаясь совладать с полученной энергией. Часть её тут же пустил на охрану острова, создав колодцы смерти – нечто подобное тем ловушкам, которые видел когда-то. Но силы было ещё слишком много. Она бурлила, билась в жилах, грозя выйти из-под контроля. Единственное место, пришедшее ему на ум – пространственный карман с бронёй был торопливо раскрыт и вся добыча аккуратно переправлена туда. После этого всё пришло в норму – только тонкая струйка энергии шла к человеку из так и не закрывшегося до конца небытия. Подумав, он пустил её в дело, подпитывая мощную защиту, сформированную из дармовой силы.

Вот теперь Аарх позволил себе расслабиться, удобно устроившись на мягком плаще и завернувшись в крылья. Рука словно поглаживала рукоять невидимого клинка.

Утром шурш долго принюхивался, прежде чем подпустил к себе человека. Тот и сам чувствовал – броня, побыв в пространстве, заполненном жизненной силой, изменилась. Она стала словно живой, её чешуйки потеряли стальной отблеск, став более тёмными, лёгкими и чуть шершавыми. Она плотно, словно вторая кожа, облегала тело, добавляла в избранный облик что-то своё. Легко меняла свою конфигурацию… и удивительно гармонично сочеталась с крыльями. Это радовало – и пугало одновременно! Заглядывая во все водоёмы, мимо которых проезжал, он видел размытую рябью морду, покрытую чешуёй, с большими змеиными глазами и длинной вытянутой пастью, из которой торчали клыки… Едва дождавшись вечера, обустроил стоянку, щедро ставя защиты за счёт дармовой силы. Кирк недовольно ворчал, жалуясь на отсутствие добычи, но удовольствовался очередным кустом, грустно поглядывая на чёрствого хозяина. То, что по дороге ему на зуб не раз попадались мелкие твари, решившие напасть на них, шурш решительно не хотел вспоминать. Впрочем, сейчас Ладар был слишком зол, чтобы оценить просительное выражение на морде питомца. Наскоро потрепав его по шее, он уселся поудобней, настраиваясь скользнуть на тропу, как услышал:

– Привет! Ждал меня?

– Ждал! – Ладар хмуро посмотрел на Илис, внешне строгую, но с бесенятами в глазах. – Что ты в очередной раз затеяла? Решила соорудить живой доспех? Я слышал о таких, способных взбунтоваться и не выполнять приказы хозяина.

Илис звонко расхохоталась, затем подошла и
Страница 13 из 22

протянула руки. Ладар невольно улыбнулся, раскрывая свою защиту, – и его возлюбленная скользнула в кокон небытия, закрывшись от всего мира и удобно устроившись в объятьях любимого. После нескольких поцелуев она положила голову ему на плечо и нараспев начала рассказывать:

– Живые доспехи делали очень давно. Это было сложное, и, увы, ныне практически забытое искусство, в котором сочетались силы друидов, эльфов и гномов. Большей частью они были деревянные, лишь местами, в самых уязвимых местах, на них были кольчужные сетки, но при этом были крепче любой стали. Для создания такого доспеха нужно было собрать трёх архимагов трёх народов, и лишь совместные усилия позволяли превратить обычную кожу, дерево и сталь в нечто живое. Хотя все они хором обижались, когда их материалы называли обычными. Там были особые, секретные сорта стали, хитро выделанная кожа и какие-то чуть ли не в плоде выращенные куски дерева. Деталей я не знаю, для смерти этот процесс был неинтересен. Хотя бы потому, что жили и умирали подобные доспехи без нашего вмешательства. И жили они согласно тому, что вкладывали в них их творцы, а те вкладывали очень многое. Они могли зарастить раны, могли драться, даже если хозяин был без сознания, хотя чаще всего лишь с целью вынести его из боя, в безопасное место. Могли сопротивляться магии и стихиям, да много чего могли. Не могли только пережить смерть своего хозяина. Именно поэтому они и не получили большого распространения: слишком дорогая получалась игрушка. Хотя было несколько моментов, когда именно вмешательство рыцарей, закованных в живые доспехи, меняло ход сражений, переписывая историю. Увы, возможностей у тебя получить что-то подобное – никаких. И сделать тоже. Извини, но ты вряд ли когда-нибудь поднимешься до таких высот, чтобы превзойти в мастерстве трёх архимагов трёх разных народов, действующих согласованно.

– Но почему тогда мой доспех меняется?

– Потому что ты его меняешь! Подсознательно ты хотел превратить груду железной крошки в нечто изящное и убойное, создать свой образ. И, после того, как у тебя появилась сила, процесс пошёл. Вряд ли ты сможешь создать что-то наделённое не то что жизнью – собственной силой, однако изменить металл, придав ему новые свойства – вполне. Вспомни, с самого начала ты начал работать со стальной крошкой, превращая её в тонкие пластинки. Это было разумно и практично. Сейчас они превратились в чешуйки, заодно изрядно убавив в весе, но прибавив в прочности.

– Проблема в том, что я не то чтобы этого не делал, даже не представляю, как вообще подобное можно сделать! – Ладар задумчиво перебирал в голове варианты, заодно аккуратно восстанавливая кожу: Илис огорчалась, когда видела на нём чёрные разводы.

– Небытие совместно с жизненными силами способно на многое! Даже изменять свойства материи! Это же две первоосновы, меняющие мир по своему усмотрению! Конечно, понимай ты суть процесса, всё было бы быстрей и лучше, но и так получается интересно. А разве неприятно почувствовать себя чуточку творцом: когда одно твоё желание изменяет мир?

– Илис, скажи… – Ладар помедлил, набираясь решимости. – Я становлюсь демоном?

Девушка, тихонько рассмеялась и потянулась губами к лицу парня. После довольно продолжительного поцелуя она задумчиво обронила:

– Ты такой забавный, когда чего-то пугаешься. Во-первых, демоном тебе, как ни крути, не стать, форма брони – ещё не вторая кожа, максимум – образ мыслей. А во-вторых, ты что думаешь, меня это испугает? Я видела тебя, когда ты кинулся спасать меня – за грань, за пределы Вселенной! И ведь спас! Наверное, никто в мире не может похвастаться подобным! Ну а в-третьих… Нет, об этом я говорить не буду, пусть останется сюрпризом!

Илис предвкушающе хихикнула и, прижавшись к парню, решительно отстранилась.

– Мне пора. Иначе опять влетит от наставника. Выпускай меня из своего мира – он довольно уютен, но в нём нельзя просидеть вечность.

– А жаль! – Эти слова вырвались у Ладара непроизвольно, зато его пыл вызвал новую, лукавую улыбку на лице Илис:

– Надеюсь, Лорд Тени, Аарх проклятых земель сможет соорудить более достойное и шикарное убежище для девушки, чем кокон небытия, пусть даже в железной броне.

Старая дорога нашлась неожиданно. Просто в один прекрасный момент шурш закапризничал, не желая принимать слишком далеко вправо. Ладар насторожился, выискивая опасность, и обнаружил слабый след магического воздействия, отпугивающего все живое. Заинтересовавшись, он, как мог, соорудил своему скакуну защиту от внешних воздействий, просто создав вокруг его тела очередную плёнку небытия, старательно поглощающего любую энергию, – и через полчаса ехал по заброшенной, покрытой листвой, но вполне удобной дороге, идущей параллельно предгорьям. Старые, высокие деревья растут по краям, тесно переплетаясь ветвями, создавая живой частокол – и смыкаются где-то далеко вверху, образуя прекрасную защиту: как от дождя, так и от крылатых хищников. Прямая, как полёт стрелы, аккуратно выложенная ровными, подогнанными друг к дружке камнями, вполне способная вместить конную роту на марше, это учитывая, что по уставу арьергард должен состоять не менее чем из восьми всадников, скачущих рядом! И такую дорогу он обнаружил совершенно случайно! Аарх ехал по самой середине, вдали от опасных веток, впервые не беспокоясь о хищниках, зато жутко жалея, что у него нет карты этих мест, и с грустью понимал, что лорд из него никакой, ведь настоящий аристократ как минимум настоял на детальном описании владений, а то и денег на налаживание хозяйства у короны ссудил. Конечно, в его случае нужно было бежать от массы врагов, жаждущих его голову, но хотя бы карту! Если можно неделю провести в этих зарослях, так и не заметив древнего тракта, то что говорить о более мелких сооружениях? Быть может, он проезжает мимо укреплений, небольших замков, заброшенных деревень, даже не подозревая об этом. Впрочем, дорога наверняка должна поворачивать к чему-то подобному.

Аарх принялся внимательно изучать кусты на обочине – и к вечеру действительно обнаружил небольшую развилку: от прямой и ровной дороги отходила также магически защищённая, но гораздо более узкая колея, шириной максимум для одной телеги, ведущая в сторону гор. После некоторого колебания повернул шурша на неё, надеясь всё разведать до темноты. Развилка была удобной и широкой, здесь можно спокойно заночевать, приготовив пару подбитых в дороге тушек, здорово смахивающих на обычных свинок, только с более длинными и крепкими ногами.

«…Полчаса до гор, полчаса на поиск возможных дверей – найти здесь гномов было бы заманчиво. Затем – либо остаться у них, либо быстренько вернуться обратно на развилку. До темноты успеть должен».

Рассуждение было логичным, очевидным, взвешенным, но в корне неверным. Если основная дорога, проложенная по лесу, была практически ровной, её явно прокладывали гордящиеся своей силой маги, то колея, ведущая к горам, петляла и изворачивалась, стараясь по максимум упростить задачу строителям. К горам Аарх выехал уже в сумерках, убедился, что вход в подземелья, если таковой и был, основательно завален оползнем наверняка искусственного происхождения, плюнул и повернул назад. С проклятыми землями
Страница 14 из 22

явно никто дел иметь не хотел. Солнце уже наполовину село за горизонт, освещая только верхушки деревьев, возможность нормально обустроить засветло стоянку и нормально поесть исчезала на глазах, и Ладар пустил своего Кирка напрямик, по лесу, помня о его способности находить самый короткий путь и легко бежать по бурелому, как по тропинке. И только когда огромное дерево ожило, поднимая стволы-руки, на которых блеснуло по три метровых когтя, он понял, что допустил массу ошибок.

Отважно прыгнув прямо навстречу древесным объятьям, он торопливо послал шурша вперёд, уводя от опасности, А сам, укрепив броню, принялся бомбардировать дерево феерболами, надеясь на заключённую в них струйку огня. Древесная кора обугливалась, крошилась, но огромные руки держали крепко. Дыхание свело от обручей, обхвативших тело, в кровавом тумане мелькнул коготь, нацеленный Аарху в живот. Удар! Всё вокруг замерцало от призрачных нитей, тропа тени укрыла своего последователя от смерти. Как во сне, Ладар наблюдал на застывший в нескольких сантиметрах от его лица коготь. Случайно или нет, однако древесное чудовище нашло наиболее уязвимую точку доспехов – тонкий, зелёный слой стекла, имитирующий глаза. Куски древней мозаики, найденные в башне и перемешанные с металлом, могли выдержать удар стрелы, если скользящий – меча, но никак и таранный удар огромного, похожего на копьё когтя длиной с приличный мечный выпад. Хорошо, что огромные лапы не смогли поймать в свои объятья мелькающие в попытках освободиться руки.

Яростно выхватив стигис и тёмный клинок, принялся отчаянно рубить – вначале коготь, затем, убедившись в бесплодности попыток, обхватившие его стволы-лианы. Тут дело пошло лучше. Тёмный клинок выпивал из ствола жизнь – и стигис рубил окаменевшее дерево. Он едва успел. Стоило лопнуть последнему волокну и тяжело опасть на землю, освободившись от объятий, как время вновь рвануло вперёд со скоростью призового рысака. Когти свистнули над головой – и глубоко вонзились в почву. Странный монстр глухо застонал, – а Аарх, лорд Проклятых земель, удирал во все лопатки от столь непонятного и мощного противника. Хорошо, шурш нашёлся сразу – тот стоял в двух шагах, дрожа всем телом, но уйти не мог – на холке его лежала узкая ладошка Илис. Девушка сидела на скакуне и протягивала парню руку. Торопливо вскочив позади неё, тут же перехватил управление Кирком, дав мощный посыл – двигаться назад, к дороге. Упрашивать перепуганное животное не пришлось: он и без того развил бешеную скорость, показывающую, насколько опасный противник встретился им на пути.

Илис молчала, аккуратно поправляя несущееся животное, и через несколько минут показалась колея, затем древняя дорога, широкая развилка – и небольшой костёр, явно разведённый заботливыми девичьими руками.

Поспешно соскочив с шурша, Ладар отправил его пастись к ближайшим кустам, – а сам сел поближе к огню, приходя в себя. Его всё ещё лихорадило. На другой стороне костра села Илис, и глаза её сверкали: девушка была явно недовольна. Впрочем, в отличие от большинства женщин, она была достаточно мудра, чтобы вначале помочь, затем дать успокоиться, и лишь потом выплеснуть эмоции.

– И это Аарх? Или, почувствовав безопасность, кстати, весьма сомнительную, этой дороги, ты решил устроить обычную прогулку в парке? Мало того что сам не отслеживал линии смерти, напрочь отказавшись от возможности видеть ловушки и избегать хищников, так и шурша закрыл коконом небытия, полностью лишив его природного чутья. Вы практически оказались моими подопечными!

Ладар прикрыл глаза, заново переживая случившееся. Лицо тут же бросило в жар, краска стыда, казалось, покрыла всё тело.

– Я вёл себя глупо. Очень хотелось отдохнуть!

– Ещё немного – и отдыхал бы всю оставшуюся вечность!

– Извини, что заставил волноваться. И спасибо, что помогла. А теперь успокойся и расскажи, что это было?

– Энт. Обычный энт. Просто искорёженный магией Хаоса. – Голос Илис вновь стал ровным, вот только говорила она словно нехотя.

Ладар только схватился за голову.

– Обычный энт! Добродушный древесный великан превратился в такое чудовище!

– А ты видел энтов? – В голосе Илис зазвучали нотки иронии. Она практически пришла в норму.

– Нет. Просто истории рассказывали.

Девушка звонко расхохоталась, запрокидывая голову.

– Просто те, кто корёжил лес и заслужил их гнев, уже никогда и никому ничего не рассказали. Энты не такие милые и славные, они – воины, стражи леса. И убитых ими людей всегда утаскивают под землю, для удобрения. Хотя, конечно, злыми они никогда не были и никогда не нападали просто так, без причины.

– И в самых страшных историях они не были такими мощными и неуязвимыми, с такими опасными когтями. Их всегда можно было отпугнуть огнём, или задобрить, пообещав посадить на опушке с десяток юных деревцев. – Ладар мрачно глядел на огонь, прикусив губу. – Как мне сделать эти земли вновь обитаемыми, если даже духи деревьев здесь превратились в монстров?

– Убери то, что заставляет их быть такими, и через пару тысяч лет всё вновь придёт в норму. Ну, или будет не таким опасным. А пока – найди таких жителей для своего графства, которые смогут выжить и тут.

– Предлагаешь заселить все деревни демонами? – мрачно пошутил Ладар, постепенно оттаивая и потянувшись к седельным сумкам – за нарванными по дороге травами. Но Илис восприняла его слова неожиданно серьёзно.

– Сейчас именно они – наиболее вероятнее кандидаты для переселенцев. И твоя задача – это изменить.

– Изменить? Как? Подскажи!

– Боюсь, пока ты сам не почувствуешь причину, разговор будет бесполезен. Стань Аархом не по имени, а по сути – и ты сам поймёшь, что делать.

– А подсказать мне не можешь?

– Могу. Именно я. И ещё – драконы. Наверняка – архимаги, хоть и не все. Однако будет правильней и лучше для тебя, если ты сам разберёшься.

– Разберусь – с чем?

– Ну, для начала – с едой. Она у тебя пригорает, и даже шурш, вначале приплясывающий от нетерпения, начинает медленно отходить в сторону. Затем – с дорогой: насколько она опасна, как сделать её пригодной для людей и не только… а там поглядим.

Ладар подхватился и кинулся спасать жаркое при молчаливой, но горячей поддержке Кирка. А когда обернулся – Илис уже не было.

Дорога была… спокойной. Лапы, шурша, мягко взрыхляли прелую листву, качка, невыносимая в первые дни, со временем стала помягче, то ли Ладар привык, то ли Кирк сумел уловить пожелания хозяина. Хотелось спать, полностью отрешиться от всего, однако Аарх помнил вчерашний позор – и теперь держал под контролем не только окрестности, но и собственное состояние. Да и с чего бы ему хотеть спать? Ночь прошла спокойно, утром он ел немного, зажарив и разместив большую часть остатков мяса в сумках. Возможность поохотиться на дороге, отпугивающей всё живое, была чистой фантазией, так что следовало растянуть запасы хотя бы на один день. А потом – либо сходить с тропы, либо надеяться, что по дороге встретится река. Шурш оказался большим любителем рыбы – хотя явно не любил воду, заходя туда только по прямому приказу, так что рыба оказалась для него деликатесом. Из-за этого она исчезала куда быстрей мясных запасов, но и наловить её, если попадётся хоть сколь-нибудь
Страница 15 из 22

крупный водоём, довольно просто – рыба в здешних местах была не просто непуганой: она предпочитала нападать, а не прятаться. Что было удобно, практично – и весело!

Однако в сон всё ещё тянуло, и даже предвкушение рыбалки сонную одурь не прогнало. Что это – воздействие здешней магии на человека? Ладар расслабился, внимательно изучая потоки энергий, оберегающие дорогу. Они были практически идеальными! Никаких кругов, пересечений и нагромождений потоков. Ровные, аккуратные каналы силы, идущие под каменным настилом. Ладар хлопнул ладонью по Кирку, давая ему знак остановиться, спрыгнул на мостовую и приложил руки ладонями к камню. Так было проще. Знакомо. Привычно. Еле заметные, слабые касания, которыми так удобно вскрывать ажурные защиты магических ловушек у сундуков аристократов. Изучающие. Проникающие. Перехватывающие управление.

Так, вот этот канал – отпугивает зверьё. Естественно, напитан силами земли. Интересно, подземные жители умудрились перевести грубую энергию камня в тонкую ментальную магию. Впрочем, гномы – мастера работать именно с силой земли, они вылепят из неё всё, что угодно. Кстати, этот канал самый новый: его явно делали уже после того, как в долине начались изменения энергетического фона, и сохранился он лучше других. Хотя и другие – ровные, без зазоров и протуберанцев. Великолепная отладка, а ведь сколько тысяч лет прошло!

Ну, смотрим дальше. Ого! Канал подпитывает лошадей энергией, нужно шурша к нему подключить, по идее должно получиться. Бежать будет быстрее, а уставать меньше. Правда, и жрать будет ещё больше, оторва эдакая, где на него добычи набрать? А никуда не денешься, законы природы никто не отменял – если при такой подпитке не кормить скакуна как на убой, тот быстро зачахнет. Ладно, подумаем.

Так, а это уже явно для удобства пассажиров. Вот откуда сонливость… Какой интересный канал! Он не просто даёт возможность отдохнуть, но и подстёгивает выработку собственных, личных жизненных сил. А если жизненных сил избыток, однако на движение и любые другие внешние проявления они не тратятся, что получается? Верно, регенерация. Естественно, слабая, ничего серьёзного без направляющего каркаса и изменения силой Творца не получится, но даже такая – неплохо. Значит, те, кто часто ездит, меньше болеют. Для гонцов это особенно важно – они могли скакать без устали день и ночь, отдыхая в седле. Умно! Опять видна старина – значит, телепортов и разговорников, когда делали эту дорогу, ещё не было.

Ещё один интересный канал… совсем слабый… Ладар мысленно нырнул поглубже, стараясь разглядеть, понять устройство очередной загадки древних, спрятанной под обычной дорогой, и почувствовал, как падает – ничком, прямо на камни, а рассудок стремительно растворяется в белом, слепящем потоке.

Сознание кружилось, приходилось ставить ментальные щиты, уберегающие его от внешних воздействий. Поток нарастал, унося разум человека всё дальше от тела, всё глубже. Но вместе с тем враждебности не чувствовалось – просто странный энергетический канал внезапно активировался, уводя от дороги куда-то вглубь. Небытие соткалось пузырём, выталкивая сознание на поверхность, ещё усилие – и он взлетает над землёй, удивлённо оглядываясь по сторонам.

Когда Ладар поднимался над деревьями на собственных крыльях, дорога была не видна. Сейчас же, паря в вышине сгустком энергии, он видел не саму дорогу, а потоки сил, идущие под нею. Несколько тонких ниток уходили к горизонту, туда, где слабо виднелась проплешина города в лесном массиве. Несколько иных потоков крутились по окрестностям – слишком хаотичные и размытые, скорее всего, природные. Зато и у противоположной стороны долины слегка просвечивала столь же длинная нить, уходящая к горизонту. Ещё одна дорога? Неплохо. Однако что за поток белой энергии, из которого пришлось бежать столь быстро и высоко? Ладар задумчиво изучал вязь энергий под ногами, выискивая, что же вызвало всплеск энергии. Но всё было спокойно, три основных канала – и лишь слабая дымка, ведущая куда-то вниз. Аарх вспомнил один из рассказов учителя… Прибаутку, которую ученик воспринял как сказку на ночь. Воспоминание удивило и наполнило восторгом пополам с опаской – неужели?

Так, нужно срочно проверить. Где тело? Еле заметная метка человека и чуть более сильная – шурша оказались неожиданно далеко. Это подтверждало последнее предположение, вызывая новый шквал эмоций. Энергия переноса! Говорят, в древности к таким линиям цеплялись экипажи, и они двигались без лошадей, правда, только вдоль энергетической линии. Но и линий можно было прокладывать сколько угодно – не имеющая материального воплощения силовая струна могла быть развёрнута на маленькие расстояния практически мгновенно, на большие – также достаточно быстро. Всё зависело от мастерства амулетов, работающих с токами земли, и профессионализма магов, ими управляющих. Жаль, подобные знания давно утеряны: природных токов земли много, и не использовать их – преступление. Ведь при этом не тратятся ни силы мага, не нужны никакие внешние толчки: ни лошади, ни элементали, а то самые одиозные из гномов умудрялись создавать механические повозки, отравляющие атмосферу и тратящие драгоценные природные ресурсы. Правда, гномы первые и забили тревогу: в пещерах, где каждая крупица свежего воздуха на вес золота, подобная «техника» объявлена преступлением с самым строгим наказанием – высылкой на поверхность.

Вернуться обратно оказалось неожиданно сложно: сознание было вырвано неожиданно и мощно. Впервые Ладар смог рассмотреть связующие нити духа и тела. Зависнув над собственной фигурой, застывшей над землёй, он стал разглядывать тонкие, но прочные нити, соединяющие две части человека. Нитей оказалось достаточно много: ажурная паутина повисла в воздухе, создавая сложную вязь аурного пространства. Ладар с интересом разглядывал её, пытаясь понять суть мелькающих в ней процессов.

– А маги говорят, что сознание и тело разделяет лишь одна нить. – Насмешливый голос Илис, удобно устроившейся рядом, прямо на воздухе, искрился довольством. – Слепые, они не видят многоуровневости строения Жизни – и потому не способны осознать глубины работы смерти. Разделить нити, не повредив души – работа ювелира, довольно сложная и жизненно важная для каждого человека.

– Постой, а почему ты здесь? Мне что, грозит опасность?

– Нет! Однако ты впервые подошёл к сути моей работы достаточно близко, и я не могла удержаться. Никто не понимает главного: смерть насильственная, особенно когда сопровождается значительными повреждениями, всегда нарушает не только тело, но и сознание, и саму душу, – Илис заговорила серьёзно, даже с горечью. – Почему-то считается, что душа бессмертна. Теоретически – возможно. Если человек в течение жизни совершенствуется, напитывая энергией душу, она способна существовать и дальше… пока не войдёт в новое тело или не присоединится к иным сферам, способным поддерживать её существование. Однако для того, чтобы это произошло, много должен сделать сам человек – и не меньше смерть. Насильственная смерть калечит не только тело, но и его энергии, что сильно затрудняет мою работу и резко понижает шансы человека на дальнейшее существование. Недаром
Страница 16 из 22

во все времена, во всех религиях самым страшным грехом было убийство – неважно, убиваешь ты другого или самого себя. Посмотри на эти нити и представь, насколько усложнится работа, если их спутать, а то и разорвать не так и не в тех местах. Вместо полноценной души в Ирий отправится спутанный комок энергии, не годящийся ни на что, кроме развоплощения. Зачастую, если видишь, что перед тобой практически уничтоженная грехами душа отъявленного злодея, не огорчаешься и оставляешь всё как есть. Если душа рядового обывателя, слабенькая и полудохлая – вздыхаешь и надеешься на лучшее, хотя она и не способна существовать сколь-нибудь долго. Даже если такая и сможет попасть в новое тело – она искалечит его ещё в утробе. А потом люди удивляются, почему рождается столько неполноценных детей после войн! Хуже всего – видеть полную энергии, просветленную душу творца – мощную, но искорёженную насильственной смертью. Приходится тратить бездну сил, штопая те нити, которые смогут дать ей ещё один шанс. Это не наше дело, однако так жаль…

– Не ваше? А чьё?

– Ваше! – Илис гневно тряхнула головой, отчего на кончиках её волос зашипели, приподняв головы, еле заметные змеи. – Вы сами, поколение за поколением, убиваете, калечите себе подобных, а вместе с ними калечите свои и чужие души! Мы – лишь принимаем то, что есть! И не надейтесь переложить эту ношу на кого-то ещё! Вы сами делаете свою судьбу! Сами творите свой ад, своё небытие ещё на земле!

– А когда я пью жизненную силу… Ведь ты сама меня учила! Я тоже забираю силу души, лишая её энергии на воплощение?

– Как раз нет, – Илис улыбнулась. – Ваши церковники вопят, что подобное – от дьявола, однако на самом деле происходит что-то похожее на обычную смерть от старости, только мгновенную. Силы тела кончаются, но душа не страдает.

– Поэтому ты меня и учила выпивать жизнь?

– Нельзя калечить чужие души и сохранить в чистоте свою. – Голос Илис стал мягким, словно извиняясь за что-то. – Я старалась дать тебе возможность остаться собой.

– Прости, я подумал иначе. – Ладар подлетел и поцеловал темноволосой девушке руку, извиняясь за собственные опасения. Несмотря на то что парень был вне тела, прикосновение было полным, чувственным – и нежным. Илис зарделась и невольно улыбнулась.

– Иди уже! А то все свои идеи растеряешь! – Толчок ладонью, Аарх только успел увидеть, как натянулись ажурные конструкции – и он уже смотрит на землю, понимая, что не усидел-таки и чувствительно ткнулся носом.

– Ладно! – Аарх вскочил, отряхиваясь, и позвал Кирка, аккуратно обгладывающего ближайший куст. То, что куст был ядовитым и периодически покалывал своими иглами броню, эту странную помесь лошади и древнего ящера явно не волновало. Пустив его неспешной рысью, Ладар принялся строить конструкты энергий, объединяющие в единое целое сразу Кирка, его наездника – и идущие под землёй энергетические нити. Это было практически невозможно: без опыта и теоретической подготовки. Всех знаний – пара древних легенд и несколько вскользь брошенных намёков. Экспериментатор промучился до вечера. К тому моменту он не только создал единый кокон небытия для себя и шурша, но и добился того, чтобы тот запускал и выпускал идущую под землёй энергию, не разрушая своей структуры. Пора было останавливаться и обустраивать лагерь, но Кирк довольно резво трусил, получая жизненные силы от земли, а решение загадки вертелось где-то в подсознании, никак не выходя на поверхность. Монотонная дорога расслабляла, броня закрывала человека, и шурша сложным непонятным коконом, растянувшись до минимальной, не больнее волоса, толщины, глядя на заходящее солнце, хотелось спать.

Аарх сам не понял, как, по-особому потянувшись сознанием, он ухватился за нить силы и потянул. Внезапно шурш резво пошёл вниз, погружаясь в землю, деревья слились в зеленую стену, а ветер, разбивающийся о броню, стал сильным и хлёстким. Впрочем, стоило нырнуть поглубже, садясь непосредственно на энергетический поток – как неприятные ощущения пропали. Земля расступалась перед всадником намного легче воздуха, не причиняя и малейшего неудобства, слилась в единую массу, не позволяющую отслеживать скорость, и лишь внутренние часы отсчитывали секунды по ударам сердца, пытаясь уловить момент, когда слабое человеческое тело не сможет вынести мощи проходящего через него потока, и нужно будет выныривать на поверхность.

Внезапный удар выдернул шурша и его всадника из земли.

Искусственные энергоканалы, пусть и рассчитанные на неограниченно долгий срок службы, уязвимы. Особенно если на их пути строят большие города со своей магической структурой, подземельями, порталами и башнями магов. Данный не был исключением. От участи оказаться вмурованным в землю Ладара спасло лишь то, что транспортная артерия не резко обрывалась, а постепенно истончалась, поднимаясь к поверхности. Скорее всего, её энергия была задействована службами города для каких-то своих целей: на поверхности стоял магический преобразователь, работающий с дармовой силой. Именно об него и ударился со всего маху Кирк, вызвав возмущения энергий, разрушивших плёнку небытия. Удар – и всё поглотила тьма. Впрочем, ненадолго: Ладар привык к беспамятству, а ещё к тому, что оно всегда связано с опасностью. Небольшой конструкт в сознании, сотворённый им после очередной отключки, позволял экстренно прийти в себя… Ну, насколько это возможно, используя силы организма. Сейчас процесс шёл медленно, и только с рассветом Аарх смог открыть глаза. Увиденное оптимизма не прибавило.

Он с шуршем влетел в густые заросли лиан-кровососок. Подобные растения попадались и в обычных лесах, правда, всё, что они могли там – тянуть энергию из присевшего неподалёку путника, заставляя его уснуть. Случайный охотник или грибник, поддавшийся их чарам, рисковал и вовсе не проснуться – спать неделями, пока последняя крупинка силы не покинет иссохшее тело. Поэтому в лес всегда ходили минимум вдвоём-втроём, хотя охотники, не любившие делиться добычей, негласные правила частенько нарушали. В любом случае – опасные для невежественных крестьян кровососки никак не оправдывали своё название, служа скорее пугалом… в отличие от здешних.

Метрах в двадцати возвышалась серая каменная стена города. Поточенная временем, но несдавшаяся – всё ещё крепкая, без единого пролома. Вот только ров перед ней давно высох, практически сравнявшись с землёй, и теперь в нём расплодились целые заросли опасных растений.

Несколько лиан плотно обвивали руки-ноги Аарха, полностью его обездвижив. Живой кокон держал плотно, нигде не жал, вызывая исключительно положительные эмоции – тепла, уюта и неги, желания закрыть глаза и уснуть, пусть даже и навсегда. Часть усиков у кровососок плотно входила под кожу, выискивая нервы – и стимулируя нужные эмоции. Ещё часть откачивала кровь, да и плоть в местах их проникновения словно усыхала, одновременно становясь водянистой. Вся нервная система человека была блокирована, лишь сознание по чьей-то извращённой прихоти было не тронуто – человек чувствовал, что медленно умирает, лишаясь сил, даже сквозь забытьё. Возможно, покорность засыпающего, сдавшегося разума придавала блюду из жизненных сил человека какой-то особый,
Страница 17 из 22

приятный для кровососок аромат.

Вот только Аарх о сдаче даже не думал. Вначале он нашёл глазами Кирка: тот также был опутан ворохом лиан, на нём их было намного больше – фактически тот был жив только благодаря большой массе своего тела. Но всё же какое-то время протянуть ещё был должен. Затем занялся собой. В отличие от шурша, при ударе всадник не потерял свой кокон небытия, напрямую зависимый от его тела, просто когда огромный ящер всем телом ударил изнутри о броню – та разошлась, выпуская охраняемый объект, функций внутреннего сдерживания в броне не было. Этим воспользовались несколько лиан, проскочив к телу человека. Небытие не могло уничтожить живые стебли – лишь плотно обхватило их, ощетинилось стальными чешуйками, не допуская новых захватчиц.

Ладар ухмыльнулся. Справиться с парой стеблей, пусть даже особо прочных, когда в распоряжении доспех, управляемый как раз сознанием? Не вопрос! Ряд чешуек слипся, образовав нечто вроде пилы, – и опустился на кровососку. Несколько решительных взмахов – и зелёный обрубок забился внутри брони, наставляя синяков и вырывая усики-присоски. Вторая лиана напряглась, завибрировала, отток крови и жизненных сил усилился, но вновь образованная пила уже принялась за своё дело, и вот второй обрубок в бессильной ярости бьёт тело человека, заставляя того морщиться от боли и радоваться возвращающимся ощущениям. Быстрый анализ повреждений, несколько каркасов жизненных сил, сформированных на наиболее повреждённых участках – и кровь остановилась, нахлынула слабость. Аарх ухмыльнулся, оглядываясь: лианы плотно обвивали его броню, всё ещё пытаясь забраться вовнутрь. Мощные, упругие, полные сил. А не хотите ли попробовать своего же лекарства?

Тёмный клинок аж заурчал, радуясь вниманию хозяина. Двигаться по кокону небытия, без помощи хозяина, используя для опоры лишь расходящиеся перед ним чешуйки брони ему было не в новинку. И вот тёмный клинок жадно пьёт чужие жизни, тускло и сыто поблёскивая хищным жалом, и лианы под его прикосновениями рассыпаются прахом, не успевая понять, что происходит…

Наконец лечение завершилось, и Ладар встал, чуть пошатываясь от переизбытка чужих сил. Раны уже все закрылись, плоть стремительно нарастала, ужасно хотелось есть и пить, но с этим пришлось подождать: шурш, не в силах пошевелиться, одними глазами молил о помощи. Взяв в руки ещё тёплый клинок, он торопливо направился к зелёному кокону, душившему Кирка…

Им повезло: речка оказалась совсем рядом, в пяти минутах ходьбы назад, по дороге. Небольшая речушка, извиваясь, огибала город – и пропадала в лесной чаще. Удивительного в том ничего не было, города всегда строили около рек, зато было очень кстати. Едва проверив воду на наличие опасных примесей и чужеродной жизни, Ладар припал к воде, словно не пил по меньшей мере неделю. Рядом пыхтел Кирк: подлатанный на скорую руку, он испытывал ещё больший дефицит жидкости в своём огромном теле. Поколебавшись, Аарх сделал ему, как и себе, тонкую плёнку небытия в пасти: анализ анализом, но лучше перестраховаться, находясь в проклятых землях, рядом с городом, заселённым непонятно чем. Все припасы, притороченные к спине ящера, оказались безнадёжно испорченными гибкими лианами, уцелели лишь металлические предметы.

Напившись, шурш и человек упали прямо посреди дороги, отказавшись и от охоты, и от огня: тела просили отдыха больше, чем еды. Разведку города оба дружно решили отложить на потом.

Два дня старательно добывали продовольствие. Кирк, к огромной радости Ладара, вначале робко, а затем вовсю поощряемый хозяином, начал ловить рыбу сам. Зайдя на мелководье, он прихватывал подплывающих рыб зубами и выкидывал на берег. Вернее, вначале ел их, торопливо и жадно, но утолив первый голод, всё-таки отправлял добычу к хозяину – умный зверь быстро оценил вкус печеной, и уж тем более копчёной рыбки. Аарх смастерил небольшой шалашик из частых прутьев и установил над огнём, смастерив примитивную коптильню. Пришлось постоянно подкидывать сырые ветви в костёр, добиваясь как можно более плотного дыма, тратить немногочисленные запасы соли – и поспешно большую часть прятать в пространственный карман – до того, как шурш успевал добраться до вожделенного лакомства. Шурш съедал одну-две забракованных рыбки, вздыхал – и вновь отправлялся на рыбалку. Привлечённые необычными запахами, на дорогу пытались выйти и местные хищники. Большинство из них отпугивала встроенная в древние плиты магия, но некоторых, интересных для шурша с гастрономической точки зрения зверьков Ладар ловил, создав из небытия с примесью стальных чешуек что-то вроде аркана – острого и беспощадного.

Заодно сплёл несколько корзин из тонких прутьев, вспомнив деревенское детство. Конечно, мешки из кожи были бы лучше, но связываться с достаточно большими хищниками здешних лесов Аарх опасался, слишком они были полны неожиданных и смертельно опасных сюрпризов. Обычный медведь вдруг ощетинивался бронёй, демонстрируя неуязвимость и силу, способную легко ломать огромные деревья. А уж если попадалось нечто незнакомое – наверняка можно быть уверенным в смертоносности нового вида. Всё, появившееся в долине, было прекрасно приспособлено, чтобы рвать, крошить, уничтожать. Это стало залогом выживания в здешних местах.

Наконец пространственный карман был забит под завязку. Броня, из осторожности и для экономии места, полностью, до последней крупинки, висела вокруг Аарха, пожалуй, впервые ощутимо оттягивая непривычные к лишней тяжести мышцы, две большие корзины устроились по бокам Кирка, заставляя того нервно оглядываться и сглатывать слюну. Путешественники были готовы вступить под каменные стены города.

Ворота, давно рассыпавшиеся в пыль, обнаружились недалеко от края дороги. Если стены ещё сопротивлялись времени, создавая уже не столь высокую, как раньше, но всё ещё внушительную, не менее трёх копейных выпадов в высоту, преграду, то на месте когда-то наверняка крепких и надёжных ворот просто и незамысловато зиял проём, по колено заполненный каменной крошкой. Аккуратно пробравшись среди ничем не потревоженных лиан-кровососок, на этот раз безуспешно пытающихся прорвать тяжёлую броню вокруг всадника, они устремились ко входу в Алзан.

Небольшая, шириной меньше древней дороги, мощёная улочка, чьи камни давно и успешно выкорчёвывал и заметал песком ветер, была обустроена домами, сложенными из глины, и давно потерявшими свой первоначальный облик. Небольшие кучи с остатками не сгнившей соломы, с кусками черепицы, густо заросшие сорняками и даже небольшими деревьями – вот, что осталось на окраинах от следов человека. Ладар поёжился. Было жутко наблюдать, как быстро природа забирает своё, практически мгновенно уничтожая следы тяжких трудов рук человеческих. Что для мира несколько веков? Мгновенье! Оно пролетит, и всё, что напоминало о людях, исчезнет, сгинет без следа, стоит только кому-то сделать крохотную ошибку. Например, учёным поэкспериментировать не с тем видом энергии.

Ладар решительно отогнал непрошеные мысли и ударил Кирка по холке, посылая его привычным жестом вперёд, но тот изогнулся и зашипел, выразительно косясь на совсем свежие, полусгнившие останки какого-то зверя, лежащие в
Страница 18 из 22

нескольких шагах впереди. Погладив недовольного скакуна, Аарх прикрыл глаза, изучая раскинувшийся перед ним мир – и, присвистнув, спрыгнул с шурша.

– Да, у крепости Дорах ловушек было меньше. Они тут что, от страха с ума посходили? Столько лет прошло, ни людей, ни даже домов не осталось, а древние защитные заклятья ещё держатся! И что прикажете делать?

Аарх задумался. Весь город окружало защитное поле, настроенное уничтожить любого, кто попытается пройти, не зная допуска, да и дальше виднелись ловушки – множество чёрных омутов смерти усеивало древнюю мостовую в ожидании своего часа. Впрочем, там можно было пройти, имея известный навык и чётко видя границы магических мин, тут же… Алзан закрывала сплошная стена, явно подпитываемая из какого-то внутреннего источника, скорее всего, природного, не растерявшего энергии со временем. И сулила крупные неприятности всякому, кто попытается войти в древний город.

Тонких, аккуратных касаний Аарха она не замечала, но стоило попытаться раздвинуть ажурную вязь заклятий – и последовал разряд, мощный, сплавивший изрядный кусок выставленной брони и уничтоживший часть защитного кокона. Ладар встал, потирая бок – ударом его откинуло, чувствительно приложив о лапу Кирка, и торопливо принялся ударами небытия измельчать раскалённый и сплавленный в единое целое кусок брони, вновь формируя чешуйки.

На атакующие плетения, все, которые знал начинающий маг, защита не реагировала, лишь высасывала из них энергию – из всех, кроме основанных на магии смерти, те просто отталкивала. Через час Ладар выдохся, присел возле меланхолично объедающего какую-то придорожную колючку Кирка и с ненавистью посмотрел на полностью обвалившиеся, но всё ещё неприступные ворота.

– Ну ведь наверняка как-то сквозь тебя проходили! Был какой-то код, и вряд ли он сложней, чем у тех же метателей. Вот только как его найти? Методом перебора? Если за каждый неверный вариант будет следовать удар молнии, надолго меня не хватит.

Остаток дня прошёл в медитации: Аарх внимательно изучал построения чужой магии, вспоминая всё то, что рассказывал когда-то первый его учитель, Дирил. Конечно, одно дело вскрывать магические ловушки с драгоценностей аристократов, и совсем другое – пытаться преодолеть защиту целого города, успешно выдержавшую все осады и испытание временем. Однако сдаваться питомец штрафбата не умел. Если нет прямой дороги, всегда найдётся окольная тропинка, лаз, подкоп. Нет? Выроем! Раз за разом изучал фрагменты энергетической сетки, выискивая одинаковые узлы, ключевые места, их соединяющие, линии подпитки силой… К вечеру исхитрился направить сноп огня защитного поля на землю перед воротами и выжечь довольно большой круг, на котором и расположился, поставив собственный полог и разведя небольшой костерок. Так ни до чего не додумавшись, лёг спать. Озарение пришло утром – Аарх принялся строить вокруг себя и Кирка защиту, как можно более точно копируя силовое поле вокруг городских стен. Энергетические блоки, наполнители – всё он выстраивал как можно более точно, умудрившись даже воспроизвести подпитывающий силовой поток, идентичный городскому. Это было сложно: непривычное, чужое построение, незнакомый тип энергии, характеристики которого пришлось рассчитывать, что называется, на коленке. С замиранием сердца шагнул вперёд, крепко перехватив повод Кирка и по максимуму усилив свою броню. Аарх угадал: при соприкосновении силовые поля чуть слышно заискрили, видно было, что полной идентичности не получилось, кое-где пробежали небольшие разряды, опаляющие землю по краям круга – но пройти удалось!

Счастливый Ладар вскочил на шурша, однако, вглядевшись в дорогу перед собой, сплюнул и вновь полез на землю: проехать меж ловушек, гордо восседая на коне, вряд ли получится. Въехать в город как победителю ему не светит. Тут бы бочком, придерживая своевольного ящера, аккуратно протиснуться.

Дорога петляла и крутилась по предместьям, постепенно забирая вверх. Чёрные ямы смерти, вначале попадающиеся постоянно, то ли разрядились, то ли это была вторая линия обороны невесть куда и когда сгинувших защитников, но чем ближе к центру, тем реже находились ловушки – и тем чаще нападали изменённые животные.

Первый раз не ожидавший нападения Ладар сплоховал. Полностью погруженный в сплетение энергий, он оказался не готов, когда из какой-то норы на него буквально вылетела огромная змея, с раздутым гигантским капюшоном, трепещущим, словно крылья. Отважный исследователь только зажмурился, ожидая удара о броню… Тут Кирк прыгнул вперёд, чудом не наступив на очередную ловушку, и с хрустом сжал челюсти на горле не ожидающего подобного исхода охотника. Тугие кольца сжались – и забились в агонии, однако шурш невозмутимо жевал, заглатывая добычу, и косился карим глазом на хозяина, мол, «Что же ты так! Тут такая вкуснятина, а ты теряешься!»

Аарх облегчённо вздохнул, вытащил клинки – и теперь смотрел не только магическим, но и обычным взором. С непривычки это было тяжело, однако опыт уже показал: некоторые хищники этого мира умели прятаться от энергетического поиска.

Постепенно, вместе с приближением к центру города, стали попадаться и каменные дома. Они сохранились намного лучше: стены, выложенные не иначе как гномами, стояли незыблемо, а вот кровля и деревянные части подкачали, рассыпавшись в труху. Ладар вздыхал, глядя на запустение, и мечтал увидеть, как жители вновь заселят опустевший город, как на домах появятся крыши, окна и двери, как дворы заполнятся детскими голосами… И тут увидел полностью сохранившийся, словно вчера покинутый, добротный каменный дом, похожий на небольшой замок. Аарх напрягся: в этом городе всё необычное таило угрозу. Внимательно изучая энергетические потоки, он нашёл узлы, отводящие часть энергии города в необычное жилище. Поколебавшись, шагнул вперёд, выискивая слои защиты, потянул за ручку и вздрогнул: в узкую щель скользнула стрела, бессильно срикошетив по защите. Обычная охотничья ловушка! Обрадованный, рывком распахнул дверь, шагнув в полутьму комнаты – и услышал, как за спиной отчётливо щелкнул замок, преграждая путь назад. Из небольшой шкатулки в центре комнаты вылетело странное облако, похожее на расформированного духа, и тут же попыталось атаковать пришельца.

Ладар ухмыльнулся. Дух, пытающийся справиться с небытием? Аккуратно заключил его в отдельный пузырь собственной защиты, принялся сжимать. Страж заверещал пронзительным голосом, демонстрируя наличие интеллекта. Аарх притормозил, бережно накладывая магические путы на странное создание. Основные принципы существования духов он знал и из вдалбливаемой Илис теории, и не раз испробовал на практике. Хотя тут все каналы были диковинным образом перекорёжены, отследить управляющий контур, а также нить, связывающую духа с каким-то источником в глубине дома, было возможно. Заблокировав эти два основных компонента, с удовольствием сбросил броню, потянувшись всем телом, и сел напротив странного образования, настороженно на него поглядывающего, доброжелательно улыбаясь.

– Привет! Расскажи мне, кто ты и почему на меня напал?

– Я – дух-хранитель Е-247, создан для поддержания порядка в доме купца первой гильдии Кротоки Али
Страница 19 из 22

Сендзина. А ты – наглый нарушитель, мешающий мне полноценно исполнять мои обязанности!

Ладар нахмурился. Неужели дух свихнулся от времени? Или его создатели сознательно ограничили интеллект слуги?

– Твой купец много веков как мёртв. Ты понимаешь это?

Дух вздохнул.

– Понимаю. Многие духи-хранители после того, как люди внезапно ушли, посчитали свою службу законченной и покинули вверенные им дома. Все они были уничтожены, а дома пришли в упадок. Осталось очень немного истинно преданных людям сущностей, по-прежнему занимающихся своим делом. Извини, но я должен тебя либо изгнать, либо уничтожить!

Добросовестный служака принялся долбиться о стенки небытия, без подпитки энергией истончаясь на глазах. Ладар лихорадочно принялся рыться в вытащенном вещмешке.

– Погоди! Раз ты заговорил со мной, значит, данный приказ имеет исключения. Смотри.

Выданный Родериком Шестым свиток развернулся и замерцал. Е-247 остановился и вгляделся в строки – и королевскую печать.

– Повелитель людей подарил эти земли мне. Потому что я – Аарх, лорд теневой тропы. Я могу навести здесь порядок. Этот город принадлежит мне, как и этот дом. Но я не претендую на имущество уважаемого Али Сенд…

– Купца первой гильдии Али Сендзина! – Дух ожил на глазах, особенно после того, как Ладар снял блокировки с контуров – вместе с некоторыми ограничениями, явно мешающими служаке. – Я рад приветствовать в этих славных стенах уважаемого владыку! К сожалению, сейчас нет полного штата слуг, позволивших по достоинству принять нового хозяина долины в этом доме, но всё, доверенное моему попечению, находится в полной сохранности! Повелитель не будет разочарован!

– Стоп! – Ладар взмахом руки остановил ринувшегося куда-то в служебном рвении духа-хранителя. – Давай по порядку. Кто был твой хозяин, чем занимался и что оставил на сохранение тебе? И самое главное – что из того, что у тебя есть, можно использовать?

– Мой благословенный хозяин занимался продажей ковров! Его ковры считались самыми лучшими в городе! Правда, уезжая, большую часть товара тот взял с собой, но кое-что, вместе с некоторыми другими предметами, он оставил в специальной комнате, в которой обычно хранил продукты и на которую собственноручно наложил пузырь времени!

– Интересно. Никогда не слышал о таком заклинании… – Ладар в задумчивости покачал головой. – Насколько я понимаю, в нём останавливается время?

– Воистину так, о владыка! Странно, что ты не знаешь о столь простом заклинании, призванном сохранять продукты в идеально свежем состоянии, но думаю, владыке просто было неинтересно изучать заклинания для слуг…

– Не подхалимничай! Сейчас другие времена, а я не самый сильный из магов. И не стыжусь признать, что многого не знаю. Что ещё находится в вверенном твоему попечению доме… и этой комнате?

Дух склонился, поглядывая на посланца повелителя всех земель. Прибыл он просто, на странном, явно недавно прирученном животном, сейчас усердно объедающем растения у ворот дома. Подумав, дух лёгким ментальным посылом вложил в голову животного мысль, что за домом побеги намного вкуснее – незачем кому-либо раньше времени видеть у дома посторонних. Да и животине там будет практически безопасно. Уже давно ни одна тварь не заходила в каменный, закрытый двор, с периодически обновляющимися ловушками на стенах – и полным отсутствием какой-либо пищи.

– В доме частично, по мере моих слабых сил, сохраняется мебель и утварь. В кабинете моего хозяина она сохранилась лучше всего: несколько веков там стояли специальные укрепляющие заклинания, пока без централизованной подпитки не исчезли от времени. Там есть стол, за которым повелитель может перекусить, и кушетка, вполне способная выдержать и гостя, и его доспех.

– Прекрасно! Покажешь чуть попозже. Ты общаешься с остальными духами города?

Е-247 помедлил, затем осторожно сказал:

– В пределах моих должностных обязанностей.

Ладар улыбнулся.

– Теперь общение входит в твои обязанности, не волнуйся. Свяжись со своими знакомыми и сообщи, что появился новый хозяин города, пусть не пытаются меня испепелить или покончить с собой, видя, что это невозможно. Сможешь?

Дух неопределённо пожал сгустком тумана.

– Сказать-то я могу, только общение наше не считается официальным, и никто из духов, пока не увидит королевскую печать на твоём фирмане, не отступит от инструкций.

– Ну хоть рвение своё придержат, и то хорошо! Не хотелось бы потерять никого из вас, прошедших проверку временем. Со сколькими ты общаешься?

Е-247 замкнулся надолго, наконец, выдавил:

– Вопрос неточен.

Ладар задумался. Что такого сложного он спросил? Хотя, если часть духов замкнулась в себе или вообще сошла с ума – можно ли считать разговор с ними общением?

– Ладно. Сколько духов тебе отвечает достаточно разумно, чтобы понять смысл моего приезда?

– Сто сорок семь хранителей домов оставляют свои сообщения на общем канале энергии города. – На этот раз ответ последовал незамедлительно.

– Неплохо! – Ладар потёр руки. – А сколько всего вас было?

– Двадцать семь тысяч четыреста восемьдесят три хранителя, не считая мелких духов-подсобников и великих духов – защитников.

– Ого! – Аарх присвистнул. Цифры впечатляли. – Стоп, а что за духи-защитники? Они живы?

– Духи-защитники предназначены для службы в главных зданиях города. Сейчас семь таких духов используют энергию города для своих целей. Где они находятся и чем занимаются, мне неизвестно. Они не отвечают простым хранителям.

– Да… насколько они сильны?

– Духи-защитники создавались для отражения нападений на главные здания города в случае, если другие рубежи обороны падут. При необходимости они могут полностью использовать весь магический ресурс природного источника, питающий город. Случаи, когда они терпели поражение, мне неизвестны.

Ладар огорчённо покачал головой.

– Если хоть один из этих духов слетел с катушек, у меня большие проблемы. У всего города большие проблемы. Ладно, будем решать всё по порядку. И вот что, Е-247, не нужно пока вскрывать свой пузырь времени, без ковров я пока как-нибудь обойдусь. Веди в кабинет, я отдохну, а ты попробуй поискать среди уцелевшего хлама карту города. Может, у тебя найдется такая?

Дух огорчённо вздохнул.

– Мой прежний хозяин прекрасно знал город и никогда не пользовался ничем подобным. Я спрошу у духов, возможно, у кого-то и есть подобные данные. Отдыхайте, владыка.

Кабинет купца и вправду сохранился превосходно. Ладар аккуратно достал копчёной рыбы из своих запасов, вездесущий дух умудрился как-то растопить плиту, благо трухи в доме было в избытке, и накипятить воды. Несколько десятков ягод, сорванных по дороге и признанных пригодными, прекрасно сварились в небольшой стальной чаше, придав напитку вкус и цвет. Аарх сидел на мягкой кушетке, также выдержавшей испытание временем: в ней не было ткани, только толстый слой кожи, под которым аккуратно расположились сотни небольших пружинок. Так и хотелось устроиться поудобнее, отдавшись сну, но… в этих землях была только та безопасность, которую человек мог сам себе обеспечить. Дух-хранитель, конечно, не выглядел злодеем, лелеющим коварные замыслы, однако кто знает, как за века затворничества могли
Страница 20 из 22

измениться его приоритеты? К тому же он был откровенно слаб и не способен всерьёз задержать монстров, почуявших человечину. А спать на подобной кушетке в полной броне… это уже извращение. Внутренне собравшись, Ладар внимательно изучил комнату, уделив особое внимание возможным лазам и потайным ходам, и не найдя ничего, кроме одной-единственной двери и окна, вздохнул с облегчением и принялся за очередные эксперименты. Плёнка небытия растянулась, облегая комнату изнутри, создавая слой защиты, а заодно и сигнальный контур. А металл брони закрыл два проёма слоистой чешуёй, надёжно блокировав возможные направления атаки.

Со вздохом наслаждения Аарх вытянулся на лежанке и прикрыл глаза, составляя план действий. Город вполне можно было очистить от мелкой нечисти, если иметь в распоряжении пару штрафных рот, послуживших не меньше года под началом Ируга. Кто-кто, а отставной маршал умел натаскивать бойцов на обнаружение магических ловушек и скоротечные, неожиданные бои за гранью возможного. Вот только в последнем рейде их рота полегла практически полностью, а потом разведка, долгие и муторные интриги аристократов, едва не приведшие к уничтожению его родины. Сколько у него народу в подчинении сейчас? В лучшем случае – отделение. Да и то в большинстве своём – необстрелянные новички. Конечно, есть ещё и гвардия, но кто её даст новоиспеченному графу? Ладар прикинул варианты, грустно констатировал невозможность быстрой очистки своей столицы, закрыл глаза и погрузился в сон. Ему снились друзья.

– Докладывайте! И, да – охрана, проследите, чтобы никто не слышал разговоры в моей палатке. – Льер Датим оторвался от бумаг и демонстративно сурово взглянул на вошедших. Под взглядом главы разведки, обладающего властью не намного меньшей королевской, охранники смутились и бочком выскочили за брезентовый полог, тут же зычными криками принявшись отгонять подальше от жилища начальства случайных прохожих и спешащих по каким-то своим делам солдат, внося в неизбежную сумятицу армии на привале свою лепту. Датим с улыбкой прислушался, встал и крепко пожал руку двоим: пожилому вояке с крепкими, сильными чертами, чуть тронутому сединой и тонкому, гибкому юноше, в котором легко угадывались черты старших народов.

– Ируг, Айяр, ну что? Проводили?

Ируг пожал плечами.

– А что тут провожать? Гномы недовольны решением короля. Вак нырнул в штольню, практически не попрощавшись.

Датим расстроенно покачал головой.

– Война ещё не выиграна! Оружие подгорного народа нам просто необходимо. Могут они пойти на нарушение торговли?

– Вот ещё! – Молодой дроу презрительно фыркнул. – Чтобы коротышки отказались от прибыли? Скорее они попытаются найти Ладара своими методами.

– Своими… – Глава разведки задумчиво побарабанил по столу, что-то прикидывая. – Насколько я знаю, горы вокруг заброшенных земель заброшены не просто так. Ни один гном по доброй воле не сунется в тьму, заполненную тварями Хаоса. Все наши войны по сравнению с теми, что приходится выдерживать им, чтобы сдержать натиск изменённых – детские игрушки. Но – именно поэтому возможны самые неожиданные варианты. Что насчёт порталов?

– Фриледи Домин в бешенстве! Её обручальное кольцо Рикс так и не надел. Думаю, принимать подобные жертвы – не в его стиле. Разве что совсем плохо будет. Но, как наихудший из вариантов – оставляем. Рядом с Марго всегда маг-телепортист и несколько гвардейцев. Задача: в драку не лезть, просто выдернуть Рикса из заварушки и тотчас же отправить по известному вам маяку.

– Второй вариант – всё ещё неясен. Под подозрением – три мага, вернее, три магических рода, представитель каждого из которых мог подобрать данный артефакт и перенастроить его так, чтобы он вёл в их башни… Один из них, как ни странно, род Домин. Тут всё завязано на их своенравной дочери, и можно будет поторговаться. Двое других с Риксами не враждуют, и что хотят, непонятно. Возможно, просто выполняют приказ… или заказ.

– Было бы интересно связаться с Ладаром и активировать этот подозрительный амулетик на испытательном полигоне. – Льер Датим помолчал, оценивая обстановку, и со вздохом покачал головой. – Нет, тут мы ничего сделать не можем, поэтому займёмся текущими делами. Ируг, как новая рота?

Отставной маршал ухмыльнулся.

– А сами что думаете? Это не Рикс, быстро они не обучатся! К тому же гоняться за недобитками по тылам – не то же самое, что рейды во вражеский тыл! Успехи есть, но небольшие. Забава, даже не гвардия…

– Гвардия у меня одна, и заточена она под диверсионную работу, переучивать не дам. Уничтожить, сломать, сжечь… Это да, а вот нюх на опасность, умение предчувствовать, умение стать невидимым… Этого разведке не хватает!

– Для этого нужно долго учиться. – Аяйр недовольно сморщился. – Границы определены, Кирол получил обратно свои территории с драгоценными запасами льеха и ещё пару провинций сверху, но ронхарцы будут пакостить, как могут. Их действия на ближайшие годы – шпионаж и диверсии, и нужны опытные лесовики для службы на границе, а не диверсанты. Зачем вам эта рота?

– Ты знаешь не хуже меня – последнюю войну выиграли не генералы, штабы и армии, а сопливый мальчишка с горсткой штрафников-добровольцев. – Глава разведки вздохнул, вспомнив, что одним из добровольцев был он сам, но упрямо продолжил: – Я хочу иметь роту, способную повторить подобное.

– Боюсь, воинская выучка тут ни при чём. – Ируг говорил тихо, прикрыв глаза, и все невольно замолчали, вслушиваясь в слова ветерана. – Войну выиграли те, кому позарез, больше жизни был нужен мир. Во все времена есть равнодушные к проблемам страны люди – кто занимается этим по должности, потому что положение обязывает. Они идут во власть ради власти, ради престижа и денег. Их дела всегда мелки и копеечны, они опутывают и себя, и окружающих рутиной суетливых решений, большинство из которых вообще не требуют их участия. Чиновники с важным видом выезжают в рейды по местным предприятиям, чтобы потом с пафосом рассказывать, как сильно они потрудились, совершая эти экскурсии и отрывая людей от дел. Правители устраивают скачки, принимают послов или сами ездят в иные страны, выступают, подобно артистам-лицедеям, на самых разнообразных мероприятиях, где их все хором восхваляют, какие они самые занятые и нужные… А страна рушится, поскольку действительно важные и сложные задачи откладываются на потом, обрастая кучей проблем и становясь всё сложней и опасней для благополучия страны. Правителям практически никогда, очень редко бывает позарез нужно процветание людей, живущих в их государстве, а потому государства и рушатся одно за другим с удивляющим историков постоянством.

– Что-то тебя далеко занесло. – Айяр ухмыльнулся, хлопнув Ируга по плечу. – По-твоему, наш малыш был бы идеальным правителем, лучшим, чем все поколения королей?

– Ещё страшней! Он был им. Недолго, но достаточно, чтобы повернуть историю страны в иное русло. Сделав то, что не под силу всем остальным – просто потому, что ни у кого больше не было столь страстного желания остановить эту надоевшую всем войну! И ему это никогда не простят.

Глава разведки угрюмо кивнул головой.

– А почему, по-вашему, я не отправляю гвардию на его поиски? Ладар
Страница 21 из 22

не из тех, кто способен потеряться. Я не копал так глубоко, но мне достаточно моего нюха – если малыш вернётся как обычный человек, пусть даже как граф, ученик мага или офицер гвардии, он обречён. Его шанс – вернуться главой процветающей провинции, способной встать на его защиту. Только тогда вместо открытой травли всё перейдёт в область интриг. И только тогда мы сможем ему помочь. А сейчас – возвращайтесь к новобранцам! Мне позарез нужны такие же молодые, задорные волчата, способные идти своим путём, самостоятельно определяя для себя цели. И если для этого вашу роту нужно будет отправить на стажировку в проклятые земли – то я не против!

И на губах всех троих заиграли улыбки.

Ближе к центру города каменных, хорошо сохранившихся зданий было больше. К сожалению, дух не нашёл карты города, хотя пара его приятелей согласились поделиться уже имеющимися у них старинными планами Алзана. Вот только духи ориентируются не так, как люди. Ну как, скажите, найти У-117, который живёт в пяти градусах от центральной линии силы, начиная от питающего узла города? Возможно, старый дом картографа и был где-то в центре, но с тем же успехом он мог быть и на окраине. Пока единственным ориентиром были постоянно обновляемые у обитаемых домов магические ловушки. В такие дома Аарх старался заезжать, знакомясь с обитателями и беря их под своё руководство. Правда, один свихнулся от времени – не обращая внимания на слова зашедшего к нему человека, призрак попытался его убить – и только броня спасла Ладара. Несмотря на то, что сам дух был слабеньким, тот в совершенстве знал ловушки дома – и разрядил в незнакомца их все. Только несобранность, свойственная безумцам, спасла гостя. Духу хватило ума затаиться и подождать, пока жертва зайдёт вглубь дома, но вот активировать все совместимые ловушки в убийственно смертельном порядке уже не смог: вместо этого он отправлял кольцо саламандры и ледяной туман, дрожь земли и смертельный вихрь. Энергия антагонистов ослабляла друг друга, и у Ладара хватило времени нащупать и сдавить в объятьях небытия защитника дома. С грустью глядя, как развеивается дымок случайной жертвы, Аарх думал, что игры ума учёных, не задумывающихся над тем, во что выльются их эксперименты, зачастую и приводят к подобному – пустым разрушенным городам, где единственные выжившие – сошедшие с ума бесплотные духи.

Первого великого духа исследователь города обнаружил в приземистом здании с узкими окнами – бойницами, больше всего похожего на казарму. Ловушек перед домом не было, и Ладар спокойно открыл скрипучую дверь, шагнув в темную глубь – чтобы оказаться сжатым, как тисками, двумя воздушными петлями, выдавливающими дыхание. Ячейки доспеха сомкнулись, защищая своего владельца, и Ладар торопливо проорал о том, что он новый граф этих земель, и бумаги, это удостоверяющие, лежат на самом верху его вещмешка. Дорогой пергамент сам собой выскользнул наружу, развернулся, тускло замерцала королевская печать. Петли воздуха тут же пропали, и туман вокруг сгустился в призрачную фигуру пожилого, покрытого шрамами ветерана, внимательно изучающего предложенный свиток.

– Значит, Ладар Рикс? И что ты тут делаешь, паренёк, один, без армии, без охраны? В одиночку тебе не очистить даже этого города, не то что этих земель. Кто отправил тебя на верную погибель?

– Обстоятельства так сложились! А потом, я – маг! Аарх теневой тропы.

– Угу. – Несколько скептично хмыкнул ветеран, аккуратно возвращая свиток. – Маг он! Тебе повезло, что ты попал ко мне, дух-казначей вначале бы прихлопнул тебя двумя гранитными блоками, а потом уж стал извиняться и сетовать о незнании. Есть у него такая ловушка в прихожей. Ни один маг ещё не пережил удара двух гранитных плит весом с двухпалубную галеру каждая. Я уж молчу о том, что бы с тобой было, зайди ты в храм…

– Зайдём и к казначею, и в храм. – Ладар встал, потирая бок. После резкого исчезновения захватов он упал и чувствительно приложился о ножку стула. – Мне всё равно нужно брать город под свою руку. Кроме того, меня могут искать, и я не хочу, чтобы кто-то нападал на тех, кто произнесёт моё имя. Часть ловушек по дороге сюда я разрядил, духам-хранителям поставил новую задачу. Как тебя зовут и есть ли у тебя карта?

– Зовут… Я забыл заковыристые значки, которыми меня обозвали армейские маги. Зови, как раньше звали – капитан Иан, глава гарнизона города. Что с тобой? Ты побледнел?

– Ничего. – Ладар поднял валяющийся стул и присел за стол, стряхнув с него слой пыли. – Просто так же у меня звали друга… он погиб, и я сам проводил его душу. Это пройдёт. А как получилось, что вы, капитан, можете игнорировать приказы призвавших вас магов и помните прошлое?

Дух-защитник презрительно фыркнул.

– Никогда никто из армейцев не будет подчиняться гражданским штафиркам! И меня никто не призывал, я доброволец.

Аарх в изумлении посмотрел на Иана.

– Впервые слышу, что кто-то добровольно согласился на подобную участь.

– Городу нужна была моя служба. Я был стар, одинок, и меч начал дрожать в моей руке. К тому же – пойдя на ритуал добровольно и с открытым сердцем, я сохранил большую часть личности, а значит, и весь свой опыт, который потом не раз ещё пригодился. Единственное, о чём я жалею – это о возможности хорошенько посидеть за накрытым столом. Провести несколько тысячелетий без выпивки – то ещё наказание, поверь мне. Впрочем, тебе нужна была карта? Пошли, покажу кое-что.

Дух встал и направился к выходу из комнаты. Сгорбленный под грузом прожитых веков, но непокорённый. И хотя он, как и все духи, легко мог парить над полом, Ладар видел старого, поседевшего ветерана, умудрившегося и после смерти сохранить воинскую походку. Догнав Иана, сочувственно положил руку тому на плечо. Небытие дрогнуло, и Аарх на мгновение ощутил узловатую крепость чужой спины.

– Не знаю, как, но я устрою тебе хорошую гулянку! Не будь я Аарх, лорд теневой тропы.

И благодарный, понимающий взгляд старого вояки был ответом.

Карта оказалась огромной, на всю стену. Вернее, она и была стеной, выполненной в лучших гномьих традициях: сложная резьба и въевшиеся в камень краски. Конечно, это была подделка, очень хорошая, однако подделка: участки карты не росли в размерах, стоило подойти к ним поближе, не вспыхивали огоньки маршрутов, и много ещё удобных заморочек, которые успел увидеть Ладар в замке Кренары. Но эта была настоящая, большая, красочная карта города – его города! Аарх прикипел к поворотам, изгибам улочек, к миниатюрным зданиям, старательно выполненным неизвестным резчиком – и пусть часть камня осыпалась под действием времени, всё равно для парня сейчас она была шедевром. На несколько часов он выпал из реальности, а старый дух, посмеиваясь, неторопливо парил рядом. Терпения у того, что жил в одиночестве нескольких стен последние две тысячи лет, было не занимать. Его комментарии, неспешные и обстоятельные, оживляли рисунок, позволяя представить жизнь в старом городе.

В Алзане жили несколько рас. Кроме людей, тут были светлые эльфы, орки и гномы, кроме того, были какие-то древние, внешне ничем не отличающиеся от людей, однако с более смуглым оттенком кожи и со своими странными, не всегда безобидными обрядами. В целом каждый селился, где хотел, если не
Страница 22 из 22

считать, что гномы предпочитали селиться поближе к небольшому холму в южной части города, где был ход в их любимые горы, а эльфы традиционно предпочитали окраины, чтобы быть поближе к природе. Впрочем, богатые эльфы селились в дорогих кварталах, выращивая вокруг своих домов целые рощи, да и гномы-ювелиры жили поближе к потенциальным клиентам, в обычных одноэтажных домах, но имевших до десятка подземных этажей. Остальные расы жили вперемешку, не создавая общин и пользуясь равными правами. Вторых стен, отделяющих богатые кварталы от бедных, не существовало вовсе, потому как в храмы, стоящие в центре города, закрыть кому-то доступ было нельзя, а делать стены, чтобы пускать потом любого желающего – дураков нет.

– А что, нельзя храмы построить по всему городу? – Ладар не выдержал, удивлённо глядя на духа. – И проблем бы не стало, все стали бы ходить в ближайший, и всё.

– Ну, я не маг и не богослов, вроде город был основан на каком-то выходе энергии, и именно в центре самое удобное место для храмов, там богам проще отвечать своим прихожанам. К тому же – строить десятки храмов, чтобы люди могли зайти туда пару раз в год… Дойдут до центральных, не переломятся!

– Ну почему десятки? Хотя бы по одному в каждой части города – по сторонам света. У нас в городах их намного больше, практически в каждом квартале.

Дух ухмыльнулся.

– Так то не для людей и не для богов делается. У вас слабый правитель, которого местные градоначальники ни в грош не ставят, вот и воруют таким образом государевы денежки – с церкви ведь не спросишь, когда и сколько ей было выделено из казны, она свои счета, если и ведёт, государственным фискалам не предъявляет. А простому люду сходить в центральный храм – за праздник. Себя показать, на иных посмотреть.

– Всё равно странно. Неужто четыре храма по сторонам света – так много?

Дух в недоумении посмотрел на Аарха.

– Если в четырёх местах, да по три храма… Это уже двенадцать храмов! Да в каждый служителей да посвящение богам делать… Никаких денег не напасёшься!

Простодушный ответ старого солдата озадачил и смутил Ладара. До сих пор он считал, что бог один – так внушал ему их деревенский священник. Однако зачем Единому сразу три храма? Ладар устроился на небольшой кушетке у окна, чуть более потёртой, похожей на кушетку у продавца коврами, и прикрыл глаза.

– Так расскажи о ваших храмах.

Иан смутился.

– Ну так я не богослов, я туда и не ходил особо. Так, если прижмёт или уважить кого… Это нужно знающих людей поспрашивать.

– Ты тут видишь других людей? Нет? Вот и я не вижу. А по опыту могу сказать: такие вопросы нужно прояснять сразу, иначе потом хлопот не оберёшься. Кому были посвящены храмы, ты знаешь.

Капитан помялся ещё немного, наконец вздохнул и начал вспоминать. Впрочем, подобными вещами он явно не интересовался, воспринимая положение дел как должное. В голосе его то и дело проскальзывали нотки недоумения: а разве не так должно быть?

Первый храм, самый роскошный, был храмом Творца. Служителей у него было немного, один-два человека. Они никогда никого не ругали, говоря, что люди изначально несовершенны: Создатель создал всех, подобно своим детям – малыми и неразумными, и им суждено пройти долгий путь, прежде чем они станут подобны богам. Единственное, что они не переносили – это когда кто-то пытался придумывать Творцу имя. Они тут же отчитывали нахала, уверяя, что любое другое обращение кроме как по роду деятельности, открывает лазейку иным богам, а то и более низким сущностям, присутствие которых в храме неуместно. Ходили в храм мало, разве что мастера – за новыми идеями, да всякие поэты и художники – за вдохновением. Причём просить ничего нельзя, Творец уже дал людям всё, что им нужно, однако можно просто посидеть в прохладной тишине – и уйти из храма окрылённым.

– Но как же? А попросить здоровья, удачи, денег, да мало ли людям нужно?

– Для этого был второй храм. Он состоял из множества небольших залов, каждый из которых был посвящён кому-то конкретному. И это не всегда были боги: эльфы высадили в своём зале росток священного дерева, а гномы принесли кусок камня, звучащий особенно гулко.

Сам Иан несколько раз ходил в зал здоровья. В нём на стенах была изображена какая-то дева в белых одеждах, и всегда звучала тихая музыка. Денег её служители никогда не брали. Лечила ли сама белоснежная богиня, воин не знал, но суровые жрецы дело знали туго: сшивали раны, накладывали новые повязки – и редко кто болел больше недели.

– И что же, служители Творца миров не возмущались такому соседству?

– Наоборот! Они говорили, что беспокоить создателя подобными пустяками глупо, он редко разменивается меньше, чем на создание нового мира. Что люди – его дети, и вполне способны создавать богов под свои нужды. «Молитесь хоть старому сапогу, лишь бы ходить удобней было», – посмеиваясь, говорили они. Но что приводило их в негодование и что сразу пресекали – это попытки заняться чёрной магией под видом веры в очередного бога. Когда кто-то приносил кусок трупа, уверяя, что он лечебный, или предлагал пить кровь, приносить и съедать жертвы, пусть даже чисто символически, называя таковыми краюхи хлеба, тут же появлялись жрецы и изгоняли служителей зла.

– И часто нужно было ходить в храм?

– Да вообще-то, по идее, совсем не нужно. Как объясняли жрецы, чистый помыслами человек должен прожить свою жизнь так, чтобы не войти в храм за помощью ни разу. Но люди слабы – бегали, каждый со своими проблемами. Истинно светлых людей, имеющих бога в сердце, а не в храме, всегда были единицы, и то больше в легендах.

– Ну, ладно! А третий храм?

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=22296150&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.