Режим чтения
Скачать книгу

Проект «Человек» читать онлайн - Антонио Менегетти

Проект «Человек»

Антонио Менегетти

Пытаясь заглянуть в глубины вселенной, мы не разгадали самой главной загадки – кто такой человек?

Будучи совершенным проектом природы, человек, тем не менее, не знает себя, не «прислушивается» к своему внутреннему голосу, недооценивает свою природу.

Мы неплохо продвинулись в исследовании различных аспектов природы, но потеряли из виду человека. Мы до сих пор не можем объяснить мотивов его поведения, причин происходящих в его жизни событий. Мы не знаем, появился ли человек на этой земле или был перенесен как некая форма жизни с других планет. Мы видим, что он отличается от всего остального мира животных и растений, но при более детальном изучении обнаруживаем, что иные существа намного лучше справляются со своей жизнью, нежели человек, почитающий себя «венцом творения эволюции».

Как понять, прочитать свой «проект», а затем суметь развить данные природой возможности?

На эти и другие вопросы вы найдете ответы в этой удивительной книге, автор которой доказательно дает объяснения различным аспектам человеческого существования.

Антонио Менегетти

Проект «Человек»

Antonio Meneghetti

IL PROGETTO “UOMO”

Interventi di analisi ontopsicologica

Psicologica Editrice

© 1992-2007. Psicologica Editrice di T. Meneghetti, Viale delle Medaglie d’Oro, 428 – 00136 Roma (Italia – UE)

Предисловие ко второму изданию

Книга «Проект "Человек"» – одна из самых необычных в творчестве даже такого оригинального ученого как основатель онтопсихологии профессор Антонио Менегетти.

В этой работе сочетается логика ученого, стремящегося к максимальной объективности описаний самого сложного объекта науки – человека; страстность творца и гуманиста, желающего донести до читателя свою убежденность; деликатность психотерапевта, касающегося самых трудных, подчас болезненных проблем человеческой жизни; образность художника, умеющего разговаривать с этим миром языком искусства.

Все это образует живой сплав строгих научных рассуждений, игры образов, личного опыта, что и создает ту особую, отличающую работы профессора Антонио Менегетти, обаятельность и притягательность, которая так хорошо известна тем, кто знаком с его творчеством.

Но, прежде всего, – это все-таки научная книга по психологии Человека, той психологии, которую, возможно, во многом еще предстоит создать.

XX век стал веком обретения психологией самостоятельного научного статуса, своего права на существование, поиском способов и языков описания и исследования самого загадочного объекта нашей Вселенной – Человека. Не успев по-настоящему осознать и оценить свои возможности и ограничения, психологии пришлось стать и практической наукой – слишком стремительно менялось время, слишком сложные проблемы вставали перед обществом и индивидом. И теперь уже неотложные практические запросы современной жизни диктуют свои условия психологии, а практическая психология, в свою очередь, меняет общий облик современной психологической науки, не удовлетворяясь ее кабинетными описаниями фрагментов психической реальности. Именно практическая психология рождает необходимость перехода на язык оперирования «жизненными» категориями, дающими возможность целостного описания сложной человеческой реальности.

Онтопсихология – это психология существования человека. В свое время Б.Г.Ананьев, основатель Ленинградской-Петербургской школы психологии, писал: «Для онтопсихологии естественный масштаб измерений – человеческая жизнь в целом». Так и кажется, что он говорил это об онтопсихологии Менегетти. Одно из определений предмета онтопсихологии, которое дает Менегетти, это «анализ антропологического бытия во всех его проявлениях». Предлагаемая книга служит этому своеобразной иллюстрацией. Она включает в себя разделы, посвященные такой традиционной научной проблематике, как структура человека, проблемы познания, роль детства и семьи в формировании личности человека, и наряду с этим представляет в неожиданном ракурсе гендерные особенности людей, описывает практические формы наших отношений с социальной реальностью, способы нашего поведения, в том числе повседневные привычки, которые в предлагаемом контексте обретают значимость показателей нашего экзистенциального существования.

Текст напоминает мозаику, которая, в конечном счете, обещает сложиться в прекрасную картину, что, однако, требует от читателя некоторых усилий сотворчества. Не только очевидно сложные, но и обманчиво кажущиеся простыми рассуждения на самом деле предполагают обязательность интеллектуальной работы. Работы, которая на поверку перерастает из работы мысли в работу души, апеллируя к ее непреходящей способности к возрождению, к ее способности подняться над собственной предвзятостью, над привычным и открыться новому.

Мозаичность текста проявляется и в нарастающем ощущении необходимости восполнения чего-то тебе недостающего, чего-то, что может быть дано чтением других работ Антонио Менегетти и трудом собственной души в нарастающей «ностальгии по метафизическому», в потребности дальнейшего поиска, результатом которого должно стать открытие главного – самого себя.

Спасибо, Маэстро!

Доктор психологических наук,

профессор кафедры онтопсихологии

Санкт-Петербургского государственного университета

Наталия Гришина

Введение

1.

Онтопсихология – это наука, которая в своей основе следует интенциональности жизни в человеческом существе. Для понимания этой науки необходимо знать весь предшествующий опыт психологии и представлять себе те колоссальные трудности, которые в прошлом приходилось преодолевать различным ее направлениям. В противном случае даже те, кто многие годы занимаются изучением онтопсихологии, рискуют опуститься до банального и поверхностного толкования того чрезвычайно глубокого знания, которое несет в себе эта наука, сводя все к какому-либо одному из ее аспектов, например, негативной психологии[1 - См. Менегетти А. «Негативная или вампирическая психология». Клиническая онтопсихология. – М.: Славянская ассоциация онтопсихологии, 1997.].

Вплоть до XVIII века психология добивалась больших успехов, исследуя внутренний психический мир человека, ибо ею занимались философы и теологи – великие учителя прошлого. Однако сейчас она «перекочевала на больничную койку», то есть стала заниматься людьми, полностью «вычеркнутыми» из логики жизни.

Научные предпосылки онтопсихологии с клинической точки зрения рассматриваются в книге «Клиническая онтопсихология»[2 - Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Указ. соч.], с философской – в «Онтопсихологической философии»[3 - Менегетти А. Онтопсихологическая философия. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007], а также в других изданиях. Фундаментальные теоретические и практические знания онтопсихологии представлены в «Учебнике по онтопсихологии»[4 - Менегетти А. Учебник по онтопсихологии. – М.: БФ «Онтопсихология», 2006].

Онтопсихологию не следует воспринимать исключительно как метод психотерапии; онтопсихология – это наука, позволяющая человеку заглянуть внутрь себя и понять конечную цель собственного динамического действия. Онтопсихологическое познание эпистемично[5 - «Эпистема» (от лат. episteme) означает нахождение у
Страница 2 из 23

истоков рождения факта. Подробнее см. Менегетти А. Тезаурус. Словарь онтопсихологических терминов. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007], что и делает онтопсихологию наукой, ибо наука творится самой жизнью, а не создается в учебных аудиториях.

В общем онтопсихологический подход можно представить тремя ключевыми моментами.

1. Кризис. Онтопсихология доводит до осознания тот факт, что человек не может в полной мере использовать свою рациональность из-за потери контакта с собственной отправной точкой, точкой связи с основой бытия. Первое, о чем сигнализирует онтопсихология: «Внимание! Внутри тебя есть некая часть, в которой ты являешься самим собой, в которой ты вступаешь в контакт с жизнью и в которой важен только ты сам, но эту часть ты должен найти». Это – Ин-се человека[6 - Ин-се – онтическое экзистенциальное начало в человеке. Подробнее см. п. 1.2. настоящего издания, а также «Что такое онто Ин-се». Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.; Менегетти А. Ин-се человека. – М.: БФ «Онтопсихология», 2006], та точка, в которой жизнь выступает посредником неповторимости каждого индивида, управляя процессом «Я есть»[7 - Онтическое сознание. см. Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч.] и порождая личность, но для этого необходимо обрести власть над этой точкой.

Метанойя как терапия аутентификации. Онтопсихология обучает технике прочтения тех или иных оттенков ситуации, и ее послание гласит: «Я не оспариваю твою рациональность, но если ты хочешь вновь обрести бессознательное, то, что неведомо твоему сознанию…» Чтобы понимать бессознательное, необходима терапия аутентификации для осуществления метанойи. Этот процесс позволяет индивиду осознать свою сопричастность межпланетной истории, отголоски событий которой, отложившиеся во времени – монитор отклонения[8 - См. гл. 2 настоящего издания, а также Менегетти А. Монитор отклонения в человеческой психике. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.] – могут сказываться на его жизни.

3. Природная интенциональностъ. Послание онтопсихологии гласит: «Если ты хочешь быть точным инструментом, то должен следовать природной интенциональности». Жизнь действительно представляет собой науку, технику, порядок и не прощает наивного легковерия, не совпадающего с ее пропорциями.

На основе этих трех принципов расцветают лепестки жизни.

2.

Формирование в себе высшей культуры – это индивидуальная задача каждого человека, которую он должен решать самостоятельно, не обращаясь за помощью к государству или общественным институтам.

Для всего мира актуальна проблема разрастания массы и потребительского отношения ко всему наряду с острой нехваткой позитивной творческой личности.

Наиболее признанные науки, изучающие человека, – от социологии до медицины и психологии – отдают себе отчет в том, что общество страдает не от того, что больных становится все больше, а от недостатка людей творческих, способных на духовное, научное и культурное возрождение во имя создания высшей культуры, которая объединит человечество с другими цивилизациями.

Мой клинический опыт в области психологии подтверждает: во всем мире ощущается недостаток в человеке творческом, обладающем высочайшим интеллектом. Везде и всюду превалирует стандарт – от музыки до живописи, от политики до управления финансами. Обществу не хватает людей, способных на выдающиеся свершения.

Сегодня все системы коммуникации направлены на распространение банальной, изоморфной культуры, но то, что одинаково, суть ничто. Однако человека отличает от других, в первую очередь, неповторимая уникальность его личности.

Одинаковое не способствует рождению гения, его создает отличие. Гениальное никогда не порождает масса, это – прерогатива индивида.

Перед крупномасштабными технологическими и социальными проблемами современного мира уже бессильны даже великие культурные и научные традиции. Машина постепенно уравнивает людей, делая их одномерными. Явления коллективной шизофрении, самоубийств или наркомании, особенно в молодежной среде, свидетельствуют о крахе традиционной и уже устаревшей педагогики. Несмотря на достигнутое богатство и определенное благосостояние, в западном мире отсутствует бытийное измерение.

Именно поиск научного ответа на эти актуальные для всего мира вопросы привел меня более тридцати лет тому назад к разработке основ онтопсихологии.

Великая научная психология остановилась в своем развитии в 60-е годы нашего столетия. В гуманистическом обществе, подобном тому, в котором мы сегодня живем, прежде всего, психология должна оказать помощь другим наукам, поскольку особым предметом ее исследования является точный человек. Точный человек послужит основой для создания точной науки и предвосхитит появление зрелых людей – великих политиков, великих учителей и наставников, великих ученых и великих художников, то есть новых людей, способных построить великое будущее.

Все плоды нашей современной цивилизации, скорее, выглядят как результат скрытой шизофрении. Во всех законах, общепринятых нормах поведения и различных структурах просматривается, прежде всего, человек-объект. Тогда как обусловить рождение творческого человека?

Онтопсихология поставила перед собой именно эту специфическую задачу: формирование из обычного рядового человека гениальное отличие. Именно к таким людям, наделенным интеллектуальными способностями и открытым новизне будущего, в первую очередь, обращена онтопсихологическая теория.

В основу возрождения такого нового человека положены не абстрактная теория, философские рассуждения или общественное мнение, а исключительно природный критерий, внутренне присущий подлинному человеку.

Каждый человек, прежде всего, обретает душу и лишь затем – язык, культуру, историю. Речь идет не о религии или реинкарнации, а о семени вечного разума жизни в глубинной онтической основе человека. Вне культуры, сознания или комплексов существует то, что позволяет вечному ребенку осуществлять гигантские свершения, – это разум[9 - Разум (mente от лат. – mensurare – измерять, измеряющий) – способность проектировать, задавать форму и проверять. Прим. ред.], способный проложить путь всем наукам.

Онтопсихология представляет собой радикальное и новое видение в различных областях – от философии до искусства и науки, но ее первоочередной задачей является здоровье и жизнеспособность всего сущего. Любая наука истинна, если способна дать ответ на следующие вопросы: порождает ли она жизнь, умеет ли лечить, развивать, обеспечивать рост, давать метафизическую уверенность человеку, идущему вперед? Только в этом случае она есть жизнь, и лишь это является критерием истины для человека, а не мнения научных авторитетов или влияние крупных культурных течений, которые истину не гарантируют.

В этих целях онтопсихология предполагает обязательную терапию аутентификации для технической и аналитической проверки субъекта, определяющей, насколько его сознание действительно соответствует его единственному и неповторимому Ин-се – великому семени жизни, которое абсолютно индивидуально в каждом человеке. Только достигнув внутренней наполненности, зрелости, субъект сможет принести реальную пользу всему обществу. Но для
Страница 3 из 23

этого необходимо, чтобы сознание человека было способно конкретно продемонстрировать подлинность субъекта.

Какое бы свое мнение или впечатление ни выражал субъект, важно проверить, согласуются ли они с его глубинным внутренним Ин-се. Если его суждения не совпадают с его Ин-се, значит он принадлежит к большинству ординарных людей, а не к творцам истории на этой планете.

Онтопсихология – это авангард современной психологии, ее научная методика кардинально отличается от всех прочих направлений, поскольку содержит в себе источник радости и логику, а также соответствует движению великих универсальных законов жизни. Эта методика применима как в клинической практике, так и при аутентификации личности, и, в первую очередь, предназначена тем лидерам, которые несут на своих плечах ответственность за все общество. Ее философия заключена в следующем: не жди помощи от жизни, а помогай ей сам. Человек должен самостоятельно решать свои проблемы и сам исправлять свои недостатки, изменяя себя аутентичным образом. Жить нужно не только для того, чтобы существовать или иметь, а ради того, чтобы быть.

Глава первая

Структура человека

1.1. Quid est veritas?[10 - Вступительный доклад на конференции «I Jornada Internacional de Ontopsicologica». Факультет психологии при университете Св. Мартина де Поррес в Лиме (Перу), апрель 1992 г.]

Все ищут истину, но что есть истина? Латинское слово veritas (vis que ruit) с точки зрения этимологии представляет собой синтез латинского слова vis – сила, импульс, порыв, мощь и греческого ?????? – устанавливать, класть, ставить. Vis в значении vita (жизнь) есть местопребывание vis, «место силы». Таким образом, слово veritas (истина) означает создавать место для силы. Это – место и способ разворачивания силы: как она раскрывается, развивается, во что оформляется в этом месте. Таково основное значение этого слова, которое вкладывали в него создатели человеческого языка, когда учили отображать в символе вещи в их истинности[11 - Пояснения, касающиеся критериев, которые автор применяет при определении этимологии терминов см. в книге Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч., с. 5-12.].

Человек крайне далек от vis.

Истина есть то, чем я – человек – являюсь в настоящее время: vis que adest (лат.) Если я ищу истину в традициях и культуре, то я еще очень далек от самого себя.

Я есть настоящий момент: я как человек, как реальность, как присутствие. Истина уже здесь, в том, где я существую. Истина – это способ и порядок, согласно которому движется и разворачивается сила.

Чем упорнее мы будем искать истину вне себя, тем больше будем отдаляться от нее. Чем больше мы сумеем понять то, чем мы являемся, тем сильнее истина утвердит нас в нас самих. Бытие здесь, там, где я есть, а не там, где я думаю, вспоминаю, составляю мнение, выражаю себя, люблю.

Кто я? Я – то, что я есть.

Что есть Бытие[12 - Автор различает три вида бытия: метафизическое, всеобщее и индивидуальное. Прим. пер.]? Это то высшее, которое я, как человек, могу постичь интуитивно. Каждый человек – это частица необозримой вселенной, момент Бытия. Если существует связь с этим отрезком Бытия, то я могу сказать: «Я есть то, что я есть». В таком случае Бытие – есть, и есть такое, каким я развиваю себя в данный момент.

Я живу, я есть, я обладаю властью над этой жизнью. Мне не о чем беспокоиться: я – единственный хозяин того места, в котором живу. У меня нет иных хозяев, кроме меня самого. Мне неведом страх. Я есть жизнь, ибо я знаю, кто я есть. Я не сам создал себя, я не родился из самого себя: я был создан и размещен здесь. Но с момента этого рождения я есть и черпаю всю свою силу и уверенность из этой реальности. Без этого момента никакие логические или диалектические рассуждения просто невозможны, и все превращается в наукообразие.

Если я не знаю того, кто я, все потеряно – потеряно для меня, но не для жизни.

С момента точного осознания[13 - Осознание – способность становиться сознанием, становиться единым с actio in transitu или actio actuans (момент, который создает тебя).], в который я способен осмыслить actus actuans, я есть истина и знаю истину. Я знаю истину и я есть истина, потому что отсюда – из этого маленького пространства – я раскрываюсь как сокровенное Бытию и я сокровенен любой истине. Без этого я остаюсь за бортом.

Из этой маленькой реальности я обнаруживаю себя в измерении Бытия и могу ответить истиной на истину, Бытием на Бытие.

Онтопсихология как метод позволяет каждому человеку конкретно и действенно вновь познать себя во всех своих проявлениях, посредством различных собственных феноменологий распознать свое actus actuans – онто Ин-се. В результате этой сокровенной близости, благодаря которой я существую и есть, дарующей мне присутствие, я могу познать весь мир как высшую возможность.

Ин-се как постоянный критерий самосовершенствуется, и эта созидающая меня сила одновременно является критерием, который помогает мне, указывая путь, идентифицирует меня не просто с тем, что есть, но именно с тем, что лучше для меня.

В каждый миг существует лучший путь, некая точка, которая побуждает и зовет. Это не только момент, но и непрерывное действие, которое неумолимо подталкивает меня к становлению, побуждая покинуть свое жизненное место во имя того, чтобы стать чем-то большим в другом, всегда более высоком месте, и – по достижении этого – устремиться к новой цели. И так без конца. Начать с маленького момента ради достижения родственной близости с бытием – чудесное приключение.

Истина – это выбор, она вовсе не обязательна для всех. Истина заключается в том, чтобы быть равным самому себе – с другим или без него. Известна ли она только кому-то одному или ее знают все, – истина остается истиной, но даже если ее не знает никто, для нее это совершенно безразлично. Истина не достигается верой, чтением или размышлением – она требует действия.

Истина – это не совпадение мнений, научных взглядов, философских, политических и религиозных постулатов. В реальности истина моего сознания должна быть подобна динамической истине клетки, звезд, воды.

Семантическое поле – это единый проводник целостной синергии[14 - Сиергия – совместное действие; взаимодействие различных потенций или видов энергии в целостном действии. Прим. науч. ред.]. Поэтому я в каждый момент близок любой другой вещи. Я вновь открываю свою близость со всеми другими вещами, благодаря чему при желании смогу достичь внутреннего родства со всеми людьми.

Истина созвучна истине подлинного человека, который представляет собой историческое сознание, постоянно сохраняющее единство с мотивацией или интенцией Бытия в том виде, в каком оно полагает себя здесь. Это показывает методический анализ способа моего биологического и физического бытия в данном месте.

Истина – это насилие, противоречие, разделение, чудесная борьба во имя продвижения вперед в бесконечном рождении как постоянном развитии.

Бытие не имеет ничего общего ни с опытом, ни с прошлым: оно всегда – в новизне действия, подталкивающей к дальнейшему совершенствованию. Истина – это то, чем я являюсь. Я – завоеватель, ставящий Бытие на первое место и создающий для Бытия – посредством самого себя – лучшее пространство, ради того, чтобы оно было. Я есть богоявление Бытия.

И, если мне удается стать прямым, структурным
Страница 4 из 23

следствием этого опыта, в котором я истинен, то эта свобода все делает истиной.

1.2. Беспристрастность ума. Незримая точка: онто Ин-се[15 - Из цикла лекций в университете Лимы (Перу), апрель 1992 г.]

На собственном опыте я убедился в том, как сложно облечь в теорию практический опыт, поскольку это требует такой формулировки некоего факта, которая будет доступна разным культурам и научным школам.

Истина, при условии ее функциональности, точно отражает порядок жизненного действия в определенном месте. Каков же порядок жизни в месте, определяемом как индивид? Это место – проблема индивида, и способ решения внутри этой проблемы представляет собой также и решение индивида. Следовательно, исходя из решения индивидуальных проблем можно найти решения и для проблем всего общества.

В нас есть некая невидимая точка, которая из своей глубины актуализирует динамику вещей, биологическую, психическую и эмоциональную феноменологию, приводит в движение разум и кровь, руку и мораль субъекта.

Поскольку в научном плане онтопсихология нацелена на функциональную истину, эта наука представляет собой практический, оптимистический и продуктивный подход: всегда, в каждое мгновение осуществлять лучшее.

Нам необходимо открыть эту незримую точку, которую я в теории определяю как онто Ин-се – интимную точку Бытия и его модуса в определенном месте.

Почему эта точка так важна? Не потому, что я фундаменталист или эссенциалист, хотя мне очень нравится разум «нулевой точки», который представляет собой беспристрастную энергетическую формализацию, совершенную трансцендентность: он определяет сущность, не проявляя себя, и структурирует, ни на миг не останавливаясь.

Пытаясь выделить Ин-се, мы понимаем, что оно – незримо, однако, совершенно отчетливо проявляется в своем порядке и своих результатах. Кроме того, оно обладает своей стратегией, характером, интенцией, своим точно определенным путем. Жизнь не нуждается в рассуждениях, теориях и мнениях, предпочитая действие.

Ин-се, порождаемое всеобщим духом мироздания, руководит всей человеческой деятельностью. Оно подобно семени большого растения. Из посаженного в землю маленького семени со временем вырастает большое дерево, которому передается его разум, хотя самого семени больше не видно.

В прошлом первичное ядро, недоступное для опытного восприятия, называли «душой». Я определил его как «Ин-се» («в-себе»), поскольку оно остается с самим собой, оно абсолютно цельно. Каждый человек, будучи единственным и неповторимым в самом себе, тем не менее, не должен заблуждаться, полагая, что он представляет собой уже нечто готовое и завершенное. В маленьком семени желудя уже содержится «Ин-се» большого дуба, но оно еще должно проявиться, а для этого потребуются время и благоприятные климатические условия. Таким образом, Ин-се представляет собой виртуальность, потенциал формы, в то время как содержание – суть лишь энергия.

Любая живая форма обладает своим «Ин-се», но каждое из них сохраняет свою индивидуальность, в том числе и у людей. Особенность человеческого Ин-се обусловлена постоянством базовой формы, которое я называю константой «Н»[16 - От начальной буквы «Н» лат. homo – человек. Под константой «Н» понимается константа человека. См. Менегетти А. Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.].

Как только Ин-се свершается, формализовав себя как человеческое тело, оно посредством «амебного» движения осуществляет историческую адаптацию и начинает обретать форму[17 - См. Менегетти А. «Человек как становящаяся согласно пространственно-временным координатам «открытая структура». Монитор отклонения в человеческой психике. Указ.соч.]. По мере развития достигается конечный результат – создается личность. В процессе формирования личности начинает раскрываться Ин-се. Однако у большинства людей оно так никогда и не проявляется.

Начиная быть экзистенциальным актом, Ин-се уже располагает процессом становления в рамках истории и проецирует некую форму сознания и этической ориентации: собой оно указывает единство динамических векторов. Оно развивается не случайно, но всегда обладает совершенной формой, которая непрерывно изменяется. Эту форму – завершенное действенное сознание – я определяю как априорное «Я»[18 - См. Менегетти А. Рождение «Я». – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2006]. Она является «априорной», ибо предшествует любому другому модусу знания. Это – форма незримой причины, то есть та оптимальная форма, которой нам надлежит следовать.

Априорное «Я» есть реальное проявление Ин-се в ситуации, следовательно, оно представляет собой историческое отражение онтической интенциональности в историческом становлении.

Приведу конкретный пример: человек и стул. Каким должно быть оптимальное соотношение между ними? Можно рассмотреть всевозможные решения, но наиболее приемлемым окажется то единственное, которое обеспечит максимум эффективности и комфорта. Априорное «Я» – это проекция оптимальной связи между субъектом и средой. Собственная потребность диктует только один оптимальный способ действий: сесть на стул, чтобы отдохнуть; встать на стул, чтобы дотянуться до чего-либо, и, наконец, воспользоваться стулом как орудием защиты от нападения.

Жесткой, фиксированной морали не существует. Ин-се – гибко, оно меняет свою этику в зависимости от каждой конкретной ситуации. Априорное «Я» – это некое «сверхсознание», которое выбирает наиболее оптимальное действие для данного конкретного момента. Оно представляет собой естественную функцию, свойственную каждому здоровому человеку, которую, тем не менее, большинство людей не осознает.

У самого порога «Я», в зоне предсознательного, действует своего рода решетка, которая искажает реальную, истинную информацию, посылаемую онто Ин-се. Она обусловливает скрытое расщепление между образом действия нашего сознания и действием нашей целостной природы. В результате наше логико-историческое «Я» уподобляется водителю, который ведет машину, полагаясь на формальные показания приборов, а не на объективное реальное состояние двигателя.

Задача психотерапии заключается именно в умении прочесть предсознательное, ибо оно представляет собой последнее поле деятельности бессознательного, или организмическое Ин-се[19 - Предсознание является также и местом резонансов семантических полей. Семантическое поле регистрируется в зоне предсознания, которое включает в себя всю сферу «иррациональной» интуиции, следовательно, семантическое поле – это нечто раскрывающееся и дающее формальную очевидность момента, но не обладающее логическим дискурсом. Передаваемая семантическим полем информация не достигает нашей логики, неспособной её прочитывать. Экстеро– и проприоцептивное восприятие происходит также на уровне предсознания. Как следствие, вся психотерапия проходит на уровне чтения «продуктов» предсознания: интуиции, финтазий, сновидений и т.д.]. Эта незримая точка – Ин-се – имеет принципиальное значение для понимания человеком самого себя и своей задачи в эволюции индивидуальной человеческой жизни. Из точности Ин-се я черпаю власть над жизнью; без него все есть лишь мнение, иллюзия, инфантилизм.

Первый аспект заключается в том, что Ин-се
Страница 5 из 23

– это та точка, которая дает индивиду истинную силу[20 - В ит. языке “potere” означает также власть, возможность, способность к действию. Прим. пер.]: истинное и аутентичное знание важности становления как особое единственное послание жизни в данный конкретный момент. Это – сила идентичности.

Я – это не только я, но и единство, порядок высшего ума – неповторимый, уникальный, чрезвычайно личностный и крайне эгоистичный.

Второй аспект состоит в том, что из этой аутентичности, обеспечиваемой полной идентичностью, развивается экзистенциальная сила исторической мирской реализации моего тела со всеми его инстинктами. Инстинкт проявляет себя как жизненный приказ. Экзистенциальная сила представляет собой конкретную самореализацию в обеспечении материального благосостояния, здоровья, свободы, зрелости, эмоций, любви, удовлетворения.

Третьим аспектом этой силы является сила опосредования Бытия[21 - Онто Ин-се является посредником между Бытием и существованием. См. Менегетти А. Учебник по онтопсихологии. – Ч. 6. Указ. соч.]. Это – трансцендентная сила. Из полноты онто Ин-се, формализованного в своем экзистенциальном человеческом свершении, реализуется и опосредуется та сила, посредством которой я могу существовать, в том числе в измерении метафизического Бытия. Без нее существование в трансцендентной метафизике Бытия невозможно, поскольку я превратился бы просто в ничто.

Благодаря этой силе, актуализирующей мою экзистенциальную идентичность, я постигаю вечность и универсальность инстинкта. От биологической ситуации я могу перейти к психической эволюции, а на ее основе – к области трансцендентности как норме универсального и вечного Бытия. Это измерение позволяет достичь интуитивного восприятия и насладиться чем-то большим, нежели просто существование. Оно представляет собой рай психики.

Онто Ин-се всегда содержит в себе структуру решения любой экзистенциальной проблемы – от психосоматики до невроза и экзистенциальной шизофрении – и указывает путь выхода из экзистенциальной тоски.

Оно говорит с нами и через боль – это послание природы, которым она предупреждает субъекта о том, что он совершает ошибку и поэтому испытывает страдание. Индивид, отчужденный от самого себя, подвержен всевозможным заболеваниям – эмоциональным, биологическим, духовным.

В любой ситуации эта точка обладает своей особой этической структурой: она постоянно указывает оптимальное поведение в сексуальных отношениях, в любви, в вере, во взаимоотношениях с людьми, в манере одеваться, есть или разговаривать. Достаточно хотя бы чуть-чуть ошибиться, чтобы жизнь субъекта мгновенно утратила совершенство.

Кроме того, данная точка о многом сообщает через сновидения[22 - Подробнее об онтопсихологическом методе интерпретации сновидений см. Менегетти А. Образ и бессознательное. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007; Мир образов. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003], точно указывая нам личную ошибку, ошибку других и прочие ошибки. Она вмешивается, показывая способ исправления ошибки, поскольку в ней происходит полное исследование постоянного совершенства в действии, и она в каждое мгновение открывает себя. Она креативна, а не статична: это – самодвижущаяся, водная, амебообразная интенциональность; живой порядок, который всегда предшествует сознанию. Моя душа также представляет собой инструмент исследования, как и сознание, разум, любовь, тело.

Эта точка трансцендентна по отношению ко всем своим проявлениям, а также к моей воле – этому чудеснейшему человеческому явлению, связанному с индивидуальным разумом. По отношению ко всему эта незримая точка всегда остается трансцендентной. Она всегда точна и никогда не ошибается, представляя собой стремящуюся к совершенству проекцию Бытия, она живет в индивиде до тех пор, пока у него не иссякнет запас аутентичной витальности. Затем она покидает его. Многие люди становятся «зомби», продолжая биологическую жизнь, которая превращает их в простой химико-биологический компост. Вследствие непрерывных ошибок такие люди утрачивают возможность осуществления онтической виртуальности и теряют онто Ин-се, уподобляясь живым трупам.

Онто Ин-се чудесно. Это единственная безграничная страсть всей моей жизни и единственная подлинная красота на этой планете: это одновременно младенец и великан. Оно нежно и в то же время тверже алмаза, оно неумолимо, представляя собой постоянный критерий порядка нашей свободы и нашей личности. Тот порядок, суть которого онто Ин-се каждое мгновение определяет в субъекте, является основополагающим моментом развития, жизнеспособности и трех вышеуказанных типов силы.

Это – основополагающий момент, действующий и в настоящее мгновение: он не «создал», а «создает», благодаря чему способен детерминировать жизнь или смерть субъекта.

В процессе практической психотерапии я восстанавливал действие онто Ин-се, и симптом исчезал: субъект возвращался к жизни, ибо возобновлялся контакт между онто Ин-се и экзистенциальной ситуацией. Естественно, это зависит от внутренней расположенности субъекта к работе с ним психотерапевта: свободу пациента никогда нельзя подавлять.

В дальнейшем, переходя к стадии креативности (то есть к высшей самореализации человека), необходимо прислушаться к интенциональности онто Ин-се, поскольку оно в каждое мгновение выдвигает конкретную и особую возможность ближайшего будущего для индивида. Онто Ин-се незамедлительно дает определенное указание и лишь после его полного исполнения передает следующее. Поэтому любое человеческое существование – вслед провиденциальному плану жизни, задающему субъекту быть историческим свершением духа – есть непрерывное творение, постоянно обновляющаяся витальная позиция, даже предвидеть которую заранее было невозможно. Бытие пребывает в непрерывном творческом процессе. Мы, люди, можем творить благодаря посредничеству онто Ин-се.

О творцах жизни, способных к опосредованию бытия в мире, можно говорить, лишь победив болезнь и достигнув среднего уровня реализации.

Возможности человека, который своими активными действиями прокладывает путь другим как посредник Бытия, причем в мирском, рациональном, антропологическом, неизменно материально-историческом плане, раскрываются и обретают свой неповторимый характер всякий раз, когда удается еще больше повысить собственный уровень относительно среднего.

Ин-се воплощается здесь. Я есть то, что есть, потому что нахожусь здесь. Высота дерева зависит от того, насколько глубоко в землю уходят его корни, а не от его близости к небу, чем оно глубже укореняется, тем выше вздымается в небо. Также и человек точен настолько, насколько он погружен в собственный актуальный и конкретный опыт. Эта незримая точка – основополагающий критерий – есть единственный научный ориентир, необходимый настоящему психотерапевту-онтопсихологу для анализа пациента и определения степени его совершенства.

Онтопсихология вслушивается в то, как жизнь интенционирует себя «здесь и сейчас», следовательно, как наука она представляет собой точное толкование самодвижения онто Ин-се в субъекте.

1.3. Процесс аутентификации в онтопсихологии[23 - По материалам аутентифицирующего
Страница 6 из 23

резиденса, состоявшегося в Лидзори (Италия) в августе 1990 г.]

«Аутентификация» означает проверку точности ментального инструмента.

Психология занимается обычным человеком, тогда как процесс аутентификации в онтопсихологической психотерапии нацелен на креативность: создание гения на основе природного потенциала. Обычно мы вынуждены использовать подобный потенциал согласно общепринятым моделям массового поведения, независимо от того, что подразумевается под массой, – будь то простое большинство, или относительное большинство, или же референтная группа[24 - Группа ценностной ориентации (или референтная группа) – та, с которой индивид отождествляет себя и которая является для него источником норм и ценностей. Прим. ред.].

Под «группой ценностной ориентации» я всегда понимаю то окружение, под которое мы подстраиваемся, сознательно или бессознательно приспосабливаясь к нему путем изменения и своего поведения, и своего образа мыслей, которые представляют собой модели или стереотипы. Поэтому речь идет не о контакте с гениальным потенциалом нашего разума, но лишь о приобретении того, что мы затем просто повторяем. Все стереотипы представляют собой «ценностные ориентиры», которым мы должны уподобиться, то есть некие «роли», штампы поведения и восприятия[25 - «Copioni» – скопированные и зафиксированные модели поведения и способы восприятия. Далее по тексту «модели поведения». Прим. пер.].

На этапе лечения пациент должен избавиться от нефункциональных моделей поведения. «Нормальным» можно назвать того человека, который обладает функциональными схемами, то есть владеет моделями поведения, соответствующими окружающему контексту (у каждого народа своя культура). Однако, несмотря на свою полезность, со временем они приобретают системный характер, не предполагая никакого дальнейшего развития: контакт с гениальным потенциалом души утрачивается, а субъект, таким образом, лишается источника жизненной силы.

Поэтому даже функциональные в определенной среде модели поведения нередко приводят к возникновению болезни, кризиса, чувства вины за допущенную ошибку, ибо, по сути своей, любой стереотип есть некий принятый закон, противоречащий требованиям природы.

Иногда человек всеми силами стремится делать добро, в чем-то отличиться, пытаясь вырваться из стаи, но ощущает в душе лишь горечь поражения, поскольку идет на поводу у социальных стереотипов, вместо того чтобы следовать зову собственной природы, которая ему самому неведома.

Глубинная потребность в истине, присущая тому, кто стремится синхронизировать себя с действием жизни, в психологии преобразуется в способность субъекта стать созидателем, всесторонне контролирующим свое существование. Инстинктивное влечение всегда направлено на определенный объект. Синкретизм взаимодействия субъекта, направленного на объект, и откликающегося на это объекта порождает равновесие Вселенной. Инстинктивное равновесие равнозначно воздействию закона разума жизни: субъекты, удовлетворяющие свои инстинкты, достигают совершенства действия.

Жизнь предопределяет как свою часть и самого индивида. Речь идет о необходимости отклика на более высокое внутреннее побуждение. Следовательно, необходимо найти решение, максимально соответствующее типологии нашего ума: с одной стороны, это сверхкритическое требование разума, эгоизм, гордость; с другой – поиск технического действия, которое позволит определить, каким образом инстинкт должен быть направлен на надлежащий объект, чтобы выбрать соответствующее действие. Таким образом, следует отыскать рациональное, техническое решение, которое принесет покой и довольство, дающие внутреннее удовлетворение. Это – игра, укрепляющая ум.

Необходимо следовать внутренней интуиции, определяя «момент гениальности» в любых обстоятельствах, вызывающих наш экзистенциальный интерес (сексуальные отношения, достижение первенства или экономического превосходства и т.д.): как достичь исторически значимой самореализации в окружающей нас среде, как стать лидером смысла. Онтопсихолог помогает лишь тем, что, изучив природные потребности субъекта, используемые им стереотипы и совершаемые им выборы и соотнеся их между собой, он выявляет «гениальный» переход, единственно приемлемый для данной ситуации. Он делает это до тех пор, пока субъект не научится самостоятельно видеть и находить оптимальное решение при возникновении проблемы. Онтопсихолог – это техник, специалист, проверяющий функциональность субъекта.

Психотерапия и аутентифицирующий «резиденс» представляют собой инструменты, которыми онтопсихология пользуется для восстановления рациональности субъекта и определения эффективности историко-психологического «Я» в реализации всесторонней гениальности собственного существования.

Онтотерапия стремится реально научить субъекта овладению функциональным логико-историческим «Я», пониманию того, как устроено это «Я» и как должно им пользоваться, то есть как формировать его от ситуации к ситуации. Аутентично структурированное психологическое «Я» обладает силой и способностью быть истинным как в совершении экзистенциальных действий, так и в научном построении.

1.4. Единство действия[26 - По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Лидзори (Италия) в августе 1990. «Unita» (ит.) – единство, означает также «единица». Прим. пер.]

Анализируя сущность человека, мы сталкиваемся с тем, о чем всегда горячо спорили в прошлом представители различных философских течений, – с понятиями души и тела.

С чисто психологической точки зрения речь идет о проблеме функциональности психической деятельности. Тело представляет собой вторичную, относительную форму, ибо квант ума самостоятельно определяет себя в силу собственного превосходства.

Тело имеет свое определенное место и значение, но логика индивида – его способ оценки добра и зла – на определенных уровнях психической активности индифферентна к телу. «Логика» означает: соразмерность мест, отношений. Личность логична, если способна соразмерять свои отношения со своим положением.

«Мыслить» (pensare) означает: взвешивать (pesare), измерять, оценивать (misurare). Таким образом, «правильно мыслить» – значит мыслить логично, то есть должным образом взвешивать и оценивать различные соразмерности как коэффициенты собственного единства действия. Субъект логичен, если способен в своем контексте соразмерять взаимные влияния различных ситуаций, с которыми сталкивается.

«Мыслить плохо, неправильно» – значит измерять ошибочно, устанавливать непропорциональные соотношения, соединять несоединимое, принимать неподходящее, «несобственное» единству действия, то, что оно не признает своим и не метаболизирует. «Плохо» (male) означает: me alius, чуждый мне, отличающийся от меня, то есть речь идет об умалении самих себя. Онтопсихологу не обязательно досконально знать физиологию тела, поскольку психическая ошибка определяется на другом уровне.

Исследуя человека, онтопсихолог определяет источник ошибки, и, если им является тело, советует обратиться к врачу. Почти всегда психологические нарушения и расстройства[27 - Под расстройством (дословно «нарушение
Страница 7 из 23

равновесия» – прим. пер.) я имею в виду не болезнь, а просто ошибки в действиях.] вызваны дефектом логики: субъект (поляризующее «Я») не умеет реализовать пропорции для своего преимущества.

В природе все уравновешено, поскольку наше единство действия (психическая деятельность) даже в момент реальной опасности сохраняет в себе гармонию и выигрывает при любых обстоятельствах, ощущая в себе гордое спокойствие и реальную значимость. Мы же, напротив, часто бываем подавлены, испытывая чувство горечи, тревоги, страха, что вызывает у нас ощущение собственной неполноценности вследствие нарушения равновесия действия, которое на начальном этапе можно было бы эффективно использовать для достижения нашей цели.

Анализируя конкретного человека, я рассматриваю его как единство действия[28 - Подробнее см. А. Менегетти. «Человек как становящаяся согласно пространственно-временным координатам "открытая структура"». Монитор отклонения. Указ.соч.], которое можно сравнить с метеором, внезапным и существующим самим по себе. Единство действия всегда является частью универсума жизни. Для его определения можно воспользоваться понятием «монады», которое философ и математик Лейбниц применил к жизненной индивидуации: «монады» как живые синонимы единства действия в себе.

Итак, исследуя индивида, я вижу эту единую центростремительную и компактную структуру. Наличие ошибочных действий свидетельствует о потерях в этом единстве действия, о необоснованных затратах, которые представляют собой логики, неспособные усилить и конкретизировать полезное действие энергетического кванта индивидуации (рис.1).

Рис. 1. Единство действия

Если же затрата обоснована, расход осуществляется благодаря той же энергии, которая, сжимаясь в себе, одновременно устремляется вовне (рис.2). Неважно, на сколько значительной окажется эта затрата, – 100% или 10% – важно, чтобы она была полной, исчерпывающей, неодолимой. Независимо от ситуации индивид выйдет из нее не только победителем, но и обогащенным этим великим опытом, порождающим новую и более окрепшую личность.

Рис. 2. Обоснованное вложение

«Я» любого человека может быть могучим союзником или злейшим врагом. Каждый в силу своей ментальности стереотипизирует эту громадную силу, которая представляет собой целый мир, обладающий неисчерпаемыми возможностями для достижения успеха в любой ситуации. Модус «Я» стандартизирует ее для достижения субъектом результата.

Скованное стереотипами «Я» пропускает через себя только часть этого кванта. Поэтому нередко болезни выполняют функцию защиты от более тяжких последствий: почти все они являются следствием разгрузки того, что превышает порог толерантности организма. Многие люди, если бы не страдали каким-либо заболеванием, уже были бы мертвы. Болезнь – это выброс огромного количества неверно вложенной или неиспользованной нашим «Я» энергии[29 - См. п. 5.2. настоящего издания, а также Менегетти А. Психосоматика. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007.].

Неразвитый квант всегда создает нарушения в себе или в других. Психическая энергия не может оставаться неподвижной: комплекс поляризует и проявляет ее в собственном организме. Тело заболевает потому, что психическая энергия атакует его как другое пространство. Психическая энергия видит в теле объект, поэтому, действуя, поражает его болезнью, плохим самочувствием или ввергает в странные происшествия. Для психической деятельности возникновение раковой опухоли или агрессивность по отношению к другим – одно и то же, поскольку в любом случае речь идет о процессе проявления себя вовне.

Психика может предстать добром или злом, благополучием или болезнью только в процессе проявления себя вовне. Энергия всегда совершенна до тех пор, пока остается целостной, единой, пребывающей полностью в себе самой. Добро и зло относятся к области феноменологии, а не самоявленности; психическая деятельность сама по себе чудесна, это – чистейшая нейтральная энергия. В процессе проявления себя вовне она добра или зла в зависимости от «Я» субъекта.

Патология, таким образом, нередко действует как спасательный круг. Сама по себе она связана не со смертью, а с жизнью. Первейшей целью болезни является служение жизни субъекта[30 - См. Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Указ. соч.]. О какой жизни идет речь, это – уже другой вопрос. Болезнь продлевает жизнь субъекта, который, не будь ее, мгновенно бы умер: в этом также проявляется закон экономии.

Согласно гипотезе, которая описывает структуру бессознательного подобно «шкатулке с множеством ящиков», в идентичном энергетическом пространстве единства действия субъекта проходит вертикаль, образованная герметичными отсеками. Наше личное «Я» предварительно разделено на логистические отсеки. С его помощью мы пролагаем путь и позволяем раскрыться всему кванту экзистенции.

Рис. 3. Три интерииохельности

Помимо вышесказанного мы наблюдаем в человеке следующую ситуацию. На рис. 3 мы видим три точки: «Я», «К» (комплекс), «С» (семантика).

«Я» субъекта считает себя единственным, но на самом деле субъект обладает как бы тремя «Я» – тремя структурами, живущими и действующими в одном и том же кванте, монополизируя его, хотя индивид осознает лишь одну из них (логико-историческое «Я»).

«Я» уверено в том, что только оно регулирует этот запас, координирует реальность и учитывает все экономические движения капитала. Оно не ведает о существовании «К» и «С», которые – втайне от него – совершенно спокойно пользуются тем же самым наличным жизненным, эмоциональным капиталом. «Я» не видит их, поскольку и «К», и «С» представляют собой

«отростки», выросшие на том же резерве, от которого неотделимо и само «Я», точно так же, как в теле, пораженном одновременно тремя болезнями, каждая болезнь причастна к двум другим и независима от них.

В этом случае – который еще не выходит за рамки нормы – «Я» несет потери по двум причинам:

1) вследствие своего устройства, подобного шкатулке с множеством ящичков: все мы с детства усвоили большое количество поведенческих моделей (как одеваться, что делать утром, когда проснешься, и т.д.);

вследствие того, что «Я» не подозревает о существовании «К» и «С», более того, иногда оно полагает, что речь идет о чем-то, совершенно к нему не относящемся, то есть внутри нас в определенный момент возникает ощущение вмешательства каких-то потусторонних сил. Это может быть некий дух, присутствие, образ старого дядюшки, гороскоп, определенная манера играть в лото, ожидание удачи, форма общения со святым, определенные любовные и религиозные отношения, вид суеверия, неожиданные случайности, досадные оговорки или описки. На самом деле это – векторные направленности, уточняющие квант базового действия, но таким способом, который отличается от логического прогноза «Я».

Комплекс представляет собой векторную направленность, которая организуется, разворачиваясь из базового кванта. Каждый из нас в процессе формирования обретает определенную типологию (как любить, чего желать и т.д.), устанавливает предпосылки событий собственной жизни на основе определенных отношений, заложенных в детстве. Человек организуется как точная копия того мифического
Страница 8 из 23

образа, который сложился у него в отношении какого-то человека, который был наиболее близок ему в детстве или произвел на него когда-то наибольшее впечатление. Этот образ гнездится внутри нас: в определенном смысле он добирается до источника жизни, оставаясь в нем навсегда и стремясь к превосходству в тех основных моментах, которые связаны с проявлениями агрессивности, аффективности и сексуальности. Он становится частью характера[31 - От греч. “???????” – высекать, вырезать, запечатлевать. Характер – запечатленная врезавшаяся модель, постоянный способ действия или поведения. Подробнее см. Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч.] человека, типизируя его личность и оставляя свой отпечаток на всем, что является для него сугубо личным.

Комплекс – это структура-жизнь, действующая подобно городскому комплексу: с момента его возведения он начинает концентрировать, притягивать и структурировать окружающую реальность вокруг себя. Этот пример иллюстрирует констеллирующую силу комплекса (см. п. 2.5.).

«Констеллирующая сила» – астрономический термин, впервые использованный в психологии К. Г. Юнгом, – это способность сильной звезды обусловливать движение других небесных тел, заставляя их вращаться вокруг себя. Солнце – звезда, констеллирующая все планеты солнечной системы, которые сами по себе наделены весьма относительной автономностью, поскольку в основном их поведение обусловливается превосходством магнитного поля Солнца, выступающего в качестве ядра. «Констелляция» означает способность звезд особым образом скапливаться и концентрироваться, создавая векторную направленность других небесных тел.

Комплекс постоянно возвращается в жизнь субъекта и в его сновидения через образы матери, семьи, детства. Категоричность и постоянство нашего детского прошлого детерминированы именно комплексом. «Я» формируется после комплекса, следовательно, комплекс предшествует рождению и формированию структуры «Я».

Семантика, в свою очередь, формируется после «Я», обуславливаясь частично «Я» и частично комплексом. Действие семантики запускается тогда, когда человек, не отдавая себе в этом отчета, позволяет существовать в себе интенции другой ситуации или другого человека или, иными словами, неосознанно подвергается введению в него клеточной и нейронной информации другого организма.

Каждый человек взаимодействует с другим с помощью некоего поля, трансцендентного к материальному уровню, и передает информацию, которую невозможно локализовать ни в одном из переходов, доступных нашим основным органам чувств. «Семантика» представляет собой перенесение знака, который вносит смысловое значение, впоследствии информирующее и изменяющее действие.

Семантика – это введение информации одного организма внутрь другого: некое единство действия вступает в контакт, внедряется и изменяет образ суждения и способы принятия решений пассивного субъекта, которые могут быть сознательными или бессознательными. Однако приоритетным по отношению к сознательной информации и бессознательным семантикам всегда остается комплекс, который и определяет характер человека. Как следствие, «Я» также становится характерным.

Семантики, напротив, действуют прерывисто и могут изменяться, поэтому, если человек способен их осознавать, то сумеет и контролировать, в противном случае они будут контролировать его. Семантика всегда опирается на квант комплекса, она информирует, приспосабливаясь; она развертывается как автономное «Я», способное оказывать влияние на логико-историческое «Я», поскольку в данный момент автономное «Я» сильнее; она констеллирует и само «Я», ибо опирается на комплекс. Без этой опоры невозможна никакая бессознательная семантическая информация: комплекс распределяет силу, поскольку представляет собой первый фильтр всего кванта бессознательного.

Семантика внедряется в капитал субъекта, манипулируя им. Она не вносит квант, а лишь дает информацию. Субъект подобен владельцу двух банковских кредитных карточек – настоящей и поддельной: семантика – это поддельная карточка, по которой, тем не менее, с текущего счета субъекта постоянно снимаются средства.

По праву первородства комплекс следит за всем, пропуская только созвучное себе. Сила комплекса заключается в том, что он остается вечно неузнанным, действуя всегда в тени «Я». Разум – это невидимая, загадочная энергия, способная управлять в том числе и своим собственным хозяином.

1.5. Язык единства действия. Введение в интерпретацию сновидений[32 - По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Лидзори (Италия) в августе 1990 г.]

А. Для объективного понимания такого сложного соединения как человек, онтопсихология использует в качестве точной методологической основы сравнительный анализ. Реальность сновидения – это проекция или спонтанный язык, отражающий определенную ситуацию органического контекста.

Целостное понимание единства действия требует одновременного знания всех компонентов, входящих в структуру первичной потенциальной данности, то есть первопроявления психической деятельности. Они являются сопутствующими причинами, которые в своей взаимодополняемости и взаимосочетаемости описывают и раскрывают человеческую ситуацию. Эти структуры распознаются по некоей динамической целостности[33 - «Динамическая целостность» означает, что «означающий (significante) остается всегда одним и тем же: он обретает различные оттенки, распадается на ряд частых представлений, то есть по-разному воплощается, но при этом остается единым в себе».].

Для понимания человека и его жизни необходимо знать шесть структур.

Первая – Ин-се, динамическая целостность, которая всегда едина, но различается.

Вторая – структура «Я» в виде секторов или ментальных организаций. Например, для передачи некоего смысла мне следует расчленить его логически, чтобы он был понят другими. Следовательно, для структурирования смысла необходим язык – подлежащее, сказуемое и дополнение. Язык тоже представляет собой структуру, зависящую от «Я». Когда я говорю, что устройство «Я» подобно шкатулке с ящиками, это вовсе не иносказание: умение водить машину или исполнять музыку – все это секторы той единичной структуры, которую мы определяем как «Я».

Третья – семантическое поле.

Четвертая – комплекс, который остается скрытым, но обладает собственной тематикой, несмотря на отсутствие у него таких точных структур, как у «Я». Если «Я» для достижения цели использует различные логики и сознательные инструменты, то комплекс реализует ее обходным путем: избегая зоны рефлексии, он стремится завладеть объектом. Он архаичен, малоразвит, но наделен большой силой однонаправленной агрессивности[34 - Еще раз хочу подчеркнуть, что на самом деле истинной силой комплекса является его способность действовать в тайне от «Я», т.е. выступать в роли первого фильтра бессознательного мира субьекта, ядром которого является онто Ин-се.].

В той или иной степени комплекс проникает во все аспекты жизни человека, являясь тем индивидуальным моментом, который представляет нам внешнюю реальность исключительно с позиций своей тематики и трагически связывает нас с монитором отклонения.

Пятая
Страница 9 из 23

– монитор отклонения, который, действуя заодно с комплексом, вызывает патологическое сопротивление[35 - Подробнее о сопротивлении см. Менегетти А. «Сопротивление». Психосоматика. Указю соч.; «Твин Пикс». Кино, театр, бессознательное. Т. 2. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.]: одна часть организма борется с другой. Индивид видит реальность, но начинает ей сопротивляться, уничтожая без всякой для себя пользы собственный позитивный жизненный порыв. «Я» хотело бы, но комплекс сводит это желание к нулю, как бы вопрошая: «А что скажет твоя мать? Да ты отдаешь себе отчет? Ты об этом подумал?».

Итак, в действительности «сопротивление» означает влечение, внутренне присущее субъекту, но противодействующее его самореализации. Это препятствие, затруднение, с которым он сталкивается внутри себя. Впрочем, не следует забывать, что во всем этом единственный капитал всегда целостен.

Шестая – внешние факты, историческое событие, имеющее отношение к объекту или близкое к нему, которое сохранилось в памяти: это – события, происходящие с субъектом, которые его меняют, обусловливают, обновляют, позволяют проявиться; иными словами, это – другие.

Эти шесть структур, являясь кодами или «выразителями», всегда представляют собой внешние проявления некоего единого целого, но между ними существуют иерархические отношения. Если мы хотим отыскать собственную истину и контролировать ее, чтобы достичь успеха, необходимо прислушаться к этим шести основным факторам. Если хотя бы один из них отсутствует, то у нас нет объективной уверенности.

Сновидение распределяет все роли: оно раскрывает желания комплекса, сообщает о присутствии семантики и о правильности или ошибочности поведения «Я» по отношению к Ин-се. Ин-се есть критерий истины, внутренний учитель. Оно говорит посредством структуры «Я», морали комплекса, семантического вмешательства, второстепенных исторических обстоятельств; оно позволяет услышать свой голос, говоря ясными образами той культуры, к которой относится субъект. В своей речи оно использует все средства, сообщая о том, «что» и «почему» происходит (причину), а также указывая, есть ли выход или нет, является ли этот выход единственным или существуют другие возможности.

Это – единственный категорический определитель, не подчиняющийся никакому правилу, если только оно не способствует ранее им предусмотренному и его функциональности. Ин-се руководствуется функциональной реальностью как единственным для себя законом: нормальное равновесие по отношению к достигнутой функциональности, достаточной для оперативной идентичности единства действия субъекта.

Ин-се легко оценивает и психотерапевтические отношения. Чтобы определить уровень профессионализма психотерапевта, мне достаточно его рассказа о каком-нибудь сновидении одного из пациентов, ибо это сновидение также является критической оценкой действий психотерапевта, мастерство которого определяется тем, насколько Ин-се клиента разделяет происходящее. Ин-се принимает психотерапевта, если он оказывается точным техником, способным обеспечить постоянный рост «Я» клиента.

Б. По преодолении материального, телесного измерения и достижении конечной стадии сенсорного восприятия, предваряющей обнаружение чисто ментальной деятельности, на первый план выступает психологическая наука. Психология «заступает» после того, как будут исчерпаны возможности других наук.

Все науки основываются на описании факта, психолог же должен найти ответ на вопросы «кто?» и «почему?» (например, «кто» и «почему» виновен в возникновении раковой опухоли или динамики какого-либо несчастного случая). Так, анализируя несчастный случай, нужно научиться проникать за рамки того, что составляет динамику следствия. Любой несчастный случай всегда заранее запрограммирован: психическое время опережает историческую действительность.

Чтобы произошло некое событие, субъекты (как виновник этого события, так и пострадавший) должны создать определенную психологическую ситуацию, которая может возникнуть и неделей раньше. Но одного этого недостаточно: необходима безответственность по отношению к самому себе, к той динамике, которую уже активизировал комплекс и которую уже начало исполнять «Я» (речь идет о выборах определенного типа, предпочтениях, предрасположенности). Кроме того, завершающей сопричиной в этой череде событий может стать все, что угодно (какая-то встреча, принятое решение, просмотренный фильм и т.п.), включающее взрыватель замедленного действия, который срабатывает в зависимости от обстоятельств. Если до конца этого срока не провести психологическую проверку, то субъект находит предметную разрядку: происходит несчастный случай, следствие становится необратимым. Если же, наоборот, субъект сумеет увидеть то, что уже запрограммировано в нем и какой вклад в это внес он сам, то сможет изменить происходящее, в противном случае ему придется просто исполнять программу.

При ответственном отношении к самому себе достаточно недели для понимания любой ошибки и ее исправления, поскольку сновидения кричат о ней еженощно, сигнализируя о том, что происходит и произойдет, оставляя, таким образом, человеку определенное время для принятия соответствующих мер.

Любая ошибка проявляется самое большее в течение недели: субъект испытывает странную напряженность, чувствует приближение чего-то непонятного, обвиняя в этом других. Например, увидев во сне бюрократа, он объясняет свой собственный крах агрессией другого, не видя причин этого в самом себе. Если крах имеет соматическое выражение, «Я» находит виновника в какой-нибудь причине физического порядка (сломанный палец, укус насекомого): субъект терпит поражение, оставаясь во власти следствий и не видя того, что причина заключена совсем в другом.

Прослеживая в сновидениях шесть вышеупомянутых структур, можно постоянно контролировать собственную ситуацию, что позволит выбирать наиболее оптимальное решение.

Онто Ин-се обладает потенциалом, который может моментально самовозобновляться и изменяться. Однако для этого изменения необходимы культурные процессы, обладающие собственными временными характеристиками, тогда как при возобновлении действие происходит без задержки. Психика обновляется мгновенно как ментальное явление: субъект понимает, в чем ошибка и что необходимо предпринять, а затем переходит к историко-временному исполнению.

Мы не можем игнорировать рациональность нашего человеческого времени и нашей исторической системы. Включаясь в область феноменологии, мы также вынуждены подчиняться законам времени и пространства; налицо все связи, которые позволяют опосредовать то, что в области психики является одним мгновением. То же самое происходит, когда мы, поняв ситуацию, сразу видим, что следует делать, но выжидаем удобный момент.

Нам необходимо проверить, функциональны или нет наши исторические структуры по отношению к этой могучей энергии, которая принадлежит не только нашей планете, но и внутренне присуща Бытию. Такие структуры могут существовать до тех пор, пока Бытие их оплодотворяет и поддерживает. Пока существует жизнь, мы сохраняем в неприкосновенности возможность совершенной
Страница 10 из 23

самокоррекции. Речь идет о совершенной самокоррекции логической ментальной системы, а не соматической реализации.

В сущности, онто Ин-се с момента свершения в земной феноменологии в историческом плане подвергается экзистенциальным воздействиям, которые определяют его как субъекта или личность со своими собственными поведенческими характеристиками.

Логико-историческое «Я» представляет собой онто Ин-се, ставшее сознательной феноменологией в социально-системном контакте. Комплекс – это часть онто Ин-се, формализованного по отношению к какому-то конкретному объекту, не обретшая сознательной феноменологии. Монитор отклонения – это внеорганизмическая данность, оказывающая влияние на процессы как системного, так и психодинамического формообразования, вызывая появление комплексуального вытеснения и обусловливая отдельные параметры «Я». Следовательно, всеобъемлющая целостность единства действия есть онто Ин-се, о котором мы, впрочем, в историко-феноменологическом плане имеем весьма фрагментарное представление.

В. Автономность этой необыкновенной энергии выявляет способность или неспособность приобретенных структур к самоопосредованию в феноменологии существования. Без этих структур люди не могли бы существовать в этом универсуме.

Правило Ин-се меняется им самим. Единственное, чего оно желает, это идентичности самому себе и ее усиления (функциональный утилитаризм). Под «идентичностью» следует понимать идентичность историческую, идентичность человека-места, в котором она проявляется. Все действия – в любом человеческом аспекте – хороши при условии, что они основаны на двух эгоистических принципах – идентичности и функциональности.

В феноменологии два этих принципа соответствуют эффективности Ин-се: удовлетворенность, здоровье, решение проблем, свобода. Все функционирует безупречно, но речь идет не об иллюзорной или мистической удовлетворенности – эта удовлетворенность, сопряженная с высочайшей выгодой для субъекта в реальной ситуации. Это означает, что Ин-се прекрасно функционирует в историческом плане и способно раскрыться в божественном. Впрочем, мы обычно не осознаем этого, а замечаем лишь возрастающую удовлетворенность.

На последней стадии этой торжествующей феноменологии мы замечаем момент проникновения в Бытие; «Я», представляющее собой всего лишь некую структуру, отдает себе отчет в том, что состоялось, но пробуждается иное – пробуждается Ин-се.

Ин-се можно считать присутствием, которое одушевляет порядок всего индивида. Душа суть «самоявленность существования», «самоявленность феноменологии». Душа сохраняет свое единство и неделимость в частях того целого, которое лежит в основе.

Человек представляет собой историческую личность и метафизический проект[36 - «Проект» (от лат. “proicio”) – «брошенный, кинутый, выставленный для…».], следовательно, его душа – Ин-се – является сущностной формой, определяющей модус его бытия или небытия. Поэтому утверждение, согласно которому человек представляет собой историческую личность, означает, что его становление зависит от его продвижения; точно так же, как вода обретает свою форму в зависимости от того, как и где она течет. Человек творит себя в становлении и становится, когда себя творит.

Утверждение, согласно которому «человек представляет собой историческую личность и метафизический проект» означает, что человек должен победить историческую противоречивость, чтобы стать метафизическим проектом.

Анализируя соразмерность человеческого единства действия мы обнаруживаем, что человек всегда обладает некоей трансцендентной истиной: существует некое присутствие, некий порядок, который находится здесь, но происходит не отсюда.

1.6. Человеческая раса и раса роботов[37 - По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Бомбиносе (Бразилия) в апреле 1994 г.]

Существуют различные противоречивые гипотезы относительно возникновения нашей планеты и происхождения современной цивилизации на Земле. Человеческая раса возникла в результате эволюции высокоразвитого животного, которое от чувственного восприятия перешло к развитию мыслительной способности либо оказалось вовлеченным в это человеческое взаимодействие в результате проекции и организации принципа константы «Н».

Наряду с этой основной гипотезой о возникновении и эволюции подлинного, истинного человека выдвигались и другие, в том числе и гипотеза о «роботическом» разуме.

Рождение из лона женщины еще не доказывает подлинность нашего человеческого существования.«Роботическим» я именую то, что возникло в результате определенного программирования. Неважно, родились мы из лона женщины или в сложнейшем инкубаторе, обязаны ли мы своим появлением на свет стихии сексуальной чувственности благодаря биологическому материалу нашего отца, который вызрел в лоне нашей матери, или же, наоборот, рождены особой системой, имитирующей период человеческого созревания согласно различной видовой типологии. Фактически мы все пользуемся одной и той же жизнью. Речь идет просто о различных типах восприятия и чувствительности, то есть о разных видах и способах связи с реальностью.

Основное различие состоит в том, что робот мгновенно улавливает технологические процессы, тогда как человек в большей степени опирается на интуицию и внутренние висцеротональные ощущения. Однако не следует считать, что позитивен только человек: позитивность определяется функциональностью.

Каждый из нас, человек он или робот, позитивен, если достигает действенных результатов для самого себя и, как следствие, для ближайшей к нему среды.

Роботический разум, единожды сконструированный, легче достигает своей цели, тогда как разум человека более подвержен изменениям. Роботическая психология, обладающая большей оперативностью и максимальной результативностью, принадлежит к аналитическому типу и свойственна исполнителю. Человек же, напротив, склонен разбрасываться, в большей степени полагаться на интуицию, он ленив, склонен к созерцательности и не столь результативен в плане исторической реализации.

У робота другой уровень использования исторических инструментов; для осуществления своей цели он располагает большей энергией и большим постоянством, не ведая человеческой усталости.

Современную цивилизацию возглавляет компьютер – это и хорошо, и плохо одновременно. Машины способны на такое, что в представлении человека ординарного доступно только богам. Они способны формулировать математические выкладки со скоростью, недоступной людям. Человек, в момент наивысшего расцвета своего таланта, способен прийти к решению проблемы интуитивным путем на основании данных предпосылок, минуя промежуточные операции и напрямую достигая поставленной цели, чтобы в дальнейшем актуализировать различные типологии науки. При этом человек может прийти к данному результату самыми разнообразными путями, тогда как роботическому разуму понадобится просчитать все промежуточные операции, чтобы на основе дедукции вывести решение.

Когда существо роботического происхождения «зависает», оно ведет себя, точно компьютер, в котором вызванные вирусом или воздействием
Страница 11 из 23

окружающей среды искажения нарушают нормальное исполнение программы, вследствие чего он совершает ошибку.

Научившись различать тип волн, мы можем при помощи семантического поля мгновенно определить, с кем имеем дело – с человеком или роботом.

В мирное время люди предпочтительнее, но во время войны, для достижения определенной цели, более результативны роботы, поскольку они имеют характеристики, которые определены их целевыми функциями. Такова их глубинная природа.

Чтобы подготовить наш разум к достижению высших измерений, следует учиться пониманию того, что планета Земля представляет собой лишь один из бесчисленных миров в безграничной экосистеме. Подобные знания постоянно прослеживаются в архиве нашего разума.

Исследуя сновидения индивида, можно проследить в них несвойственный человеку или внеземной элемент, но это еще не факт, что данный элемент негативен. Все зависит от функциональности, то есть от того, насколько успешно субъект реализует интересы собственной идентичности.

Глава вторая

Монитор отклонения и стереотипы

2.1. Материнский компьютер[38 - По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в феврале 1990 г.]

Сознание человека выполняет функцию отражения, предоставляя ему информацию о реальном состоянии организма: сознание – это монитор отражения. Тем не менее, в человеке обнаруживается чуждое влияние, наличие фальсификатора, который искажает процесс отражения с помощью программы, созданной чужеродным разумом. Присутствие этого отклоняющего устройства, которое я называю монитором отклонения[39 - Подробнее о мониторе отклонения см. Менегетти А. Монитор отклонения в человеческой психике. Указ. соч., а также Meneghetti A. Residence di Mosca. – Roma: Psicologica Ed., 1995.], мешает человеку правильно воспринимать собственную жизнь, вследствие чего он оказывается неспособен исполнять свою жизненную функцию. Другими словами, этот фальсификатор можно назвать «искажающей решеткой», «чуждым механизмом», «внеземным психотроном».

У каждого из нас – свой монитор отклонения, который появляется у нас в раннем детстве как некая спекулярная схема[40 - Спекулярный тип построения знания – выведение его без обращения к опыту. Относительно термина «спекулярность» см. приложение в конце настоящего издания. Прим. науч. ред.]. Это не аппарат, а проекция, которая вводится в человеческий мозг точно так же, как создается голографическое изображение, поэтому при исследовании нашего мозга ее нельзя обнаружить. Однако как только психическая деятельность субъекта активизируется, так сразу включается монитор отклонения.

Я определяю эту голографическую схему, вводимую в раннем детстве, как рефлективную матрицу. Я называю ее «матрицей», поскольку на основе этой материнской схемы детерминируется и программируется вся жизнь индивида, превращающаяся в так называемую судьбу.

Рефлективная матрица запускает в субъекте определенную программу, которая формирует его патологическую типологию, характер неврозов, отклонений, человеческой незрелости. Следовательно, она становится организмическим регулятором, установленным на болезнь, который воздействует, прежде всего, на людей, но также на животных и растения.

Каждый из этих маленьких мониторов отклонения подсоединяется к другим. Их может насчитываться пятьдесят, сто или тысяча, но все они, в конечном счете, связаны с базовым компьютером – так называемым материнским компьютером (mother computer). Базовые компьютеры, в свою очередь, подсоединены к более крупному компьютеру (рис.4).

Цель действия маленьких мониторов отклонения – нарушить целостность сознания человека, воспрепятствовать ему полностью осознать самого себя, в результате чего люди, с низким уровнем сознания, утрачивают способность наслаждаться собственной жизнью и быть ее хозяевами, а запас их жизненных сил совершенно спокойно высасывают другие. Таким образом, люди лишаются своей жизненной энергии, которая переливается в другие формы жизни и цивилизации, иные виды формализованной энергии. Люди – овцы, ведомые чужими пастухами: они живут и генерируют энергию, но когда наступает момент насладиться плодами своей работы, у них выкачивают всю энергию. Монитор отклонения рационален, он показывает вещи в определенном свете, сквозь призму верований данного исторического контекста.

Этот механизм был создан кем-то, кто предварительно тщательно проанализировал, как устроен человек, точно так же, как мы, наблюдая за курами, делаем вывод о том, какая музыка лучше всего способствует повышению яйценоскости.

Рис. 4. Сеть материнского компьютера

Раньше я был склонен признать гипотезу существования дьявола, но при более серьезном анализе понял, что мы имеем дело с неким устройством, неким спекулярным механизмом.

Монитор отклонения – будь то индивидуальный, находящийся в замкнутом контуре или соединенный с большим материнским компьютером – манипулирует также и религиозными образами. Довольно часто в субъекте можно выявить преобладание некоего загадочного духа, который требует обожания и восхваления, тем самым унижая человека. В сущности, это понятие антихриста.

Для человечества антихристом является вся система монитора отклонения. В зависимости от исторической ситуации он может вывести на сцену тот или иной персонаж: действие монитора отклонения организовано по принципу программирующего притяжения.

Мне удалось обнаружить, что практически для всего человечества значительная часть психологического, фидеистического, религиозного символизма является проекцией монитора отклонения. Например, в Санкт-Петербурге есть группа исследователей, восхваляющих и возводящих на пьедестал монитор отклонения (они называют его «психогенератором»).

Я определил монитор отклонения как нечто негативное для человека, заметив, что его действие умаляет человека. Я оцениваю его по результатам его деятельности. Например, я обнаружил, что во время заседаний бразильской ассоциации уфологов в каждом из присутствующих действие монитора отклонения усиливалось. Кроме того, я понял, что все эти специалисты, по сути, останавливались в умственном развитии, не уделяя самим себе достаточного внимания и пренебрегая своими инстинктами, а через два-три года странным образом умирали от употребления наркотиков (наркотик как способ объединения с НЛО), в результате самоубийства, от инфаркта, инсульта или СПИДа.

Присутствие монитора отклонения не позволяет субъекту ощутить всю полноту инстинкта, здоровья, счастья, порождая исключительно стремление к скорейшей смерти. Это – форма скрытого самоубийства.

Технологический прогресс, который дает о себе знать с XX века, наглядно демонстрирует, что мы обслуживаем машину и утрачиваем человеческое: решетка искажения воспроизводит самое себя. Можно взглянуть на эту проблему и по-иному: мы умеем создавать и обслуживать машины, но вся наша жизнь подчиняется служению машинам.

Недавно итальянское телевидение демонстрировало программу, посвященную закону о закрытии сумасшедших домов. В студию был приглашен – наряду с именитыми психиатрами – больной, который провел в сумасшедшем доме тридцать лет. Ведущий не мешал этому человеку говорить, но его
Страница 12 из 23

никто не понимал. Сумасшедший с постоянной навязчивостью связывал между собой слова и мысленные образы, поэтому невозможно было уловить грамматическую логику его речи, которая оказалась недоступной пониманию с точки зрения научной логики. Несмотря на кажущуюся глупость сказанного им, он был категоричен: «Я не могу жить, потому что существуют машины и эти машины тщательно сохраняются и укрепляются на территории сумасшедшего дома». Все смеялись, не понимая того, что он говорит.

Во всех сумасшедших домах явный сумасшедший является единственным живым свидетелем, который открыто заявляет о наличии машины, обвиняя в этом общество или семью. Этот тоже говорил: «Семья – это начало смерти!». Я видел, как веселились публика, психиатры и ведущий; «сумасшедший» отдавал себе отчет в том, что они не понимают его, а он не может наладить общение с ними: аутизм[41 - Аутизм – термин Э. Блейера, означающий форму и состояние психического отчуждения, выражающиеся в уходе от действительности и погружении в замкнутый мир собственных переживаний. Прим. ред.] – это стремление к навязчивому повторению контакта, но территория уже занята машинами, которые не позволяют его установить, и тогда «водитель превращается в аутиста»[42 - Более того, заметна игра слов: аутизм, машина и «Я», которое должно быть пилотом личности. (По-итальянски “autista” означает и «водитель», и «аутист» – прим. пер.). См. Менегетти А. Монитор отклонения в человеческой психике. Указ. соч.].

Мы не сможем понять душевное заболевание, если исключим гипотезу о существовании монитора отклонения. Ведущий продолжал слушать сумасшедшего и веселился, когда тот утверждал, что войны существуют потому, что мы не осознаем психической болезни, шизофрении, овладевшей человеческим мозгом. Война является продуктом ментальной болезни, которая в скрытой форме таится во всех людях, вследствие чего ее невозможно устранить политическими или экономическими средствами, а только путем осознания присутствия механического аутизма в мозгу человека. Это понимание открыло бы нам то, что люди убивают друг друга не в силу своей природной злости. Этот человек также сказал: «Семья находится в распоряжении механизмов, и единственное хорошее дело, на которое она способна, – это оставить тебя в покое умирать в сумасшедшем доме!»

Некоторые убеждены, что монитор отклонения необходим, поскольку без него человек так и оставался бы животным. Может быть, для людей определенного типа существование монитора отклонения представляет собой позитивный фактор, поскольку он дает им правила, которые надо соблюдать.

Согласно моей конкретной и научной логике, необходимость создания психологии, ориентированной на человека, требует выработки методики, которая способствовала бы развитию именно человеческого элемента. Вся онтопсихологическая методология антропоцентрична.

Человек включен в великий замысел Бытия, и Бытие желает видеть человека внутри себя в вечности, жизнь рядом с жизнью.

2.2. Монитор отклонения и стереотипы[43 - По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.]

Говоря об искажающей решетке, нет необходимости подчеркивать ее чуждый механистический характер, но – особенно в психотерапии – достаточно объяснить ее как произвольную структуру культурных стереотипов, которые исполняют роль посредника между сознанием «Я» и организмической целостностью.

Рассмотрим динамику решетки искажения, представленную на рис.5.

Рис. 5. Динамика решетки

Вообразите себе круг. В зоне «2» расположено мыслящее логическое «Я», обладающее сознанием. Сознание – это не что иное, как зеркало, монитор, в котором кванты переводятся в образы, точно так же, как в телевизионном мониторе фотоны и их разнообразные движения преобразуются в изображение. Воспринимая эти образы, мы получаем реальность движения на экране.

Чтобы уяснить этот момент, рассмотрим, как человек воспринимает звуки. Возьмем, например, слух: когда мы слушаем голоса, какие-то шумы, мелодии, в наш мозг поступает не «этот» голос, не «этот» звук и не «эта» музыка, а нечто вроде сообщения, закодированного азбукой Морзе, которое преобразуется слуховыми косточками (стремечком и наковальней) и транслируется в улитку, то есть собственно слуховую часть: эти удары достигают мозга в форме электрических сигналов. Звук вначале производит волну, напоминающую шум от повторяющихся ударов чем-либо по столу, но, дойдя до мозга, эта волна принимает линейный вид. В нашей системе восприятия существует определенная последовательность преобразований, поэтому мы в действительности контактируем не с внешним звуком, а исключительно с сигналами нашего мозга, исходя из которых затем интерпретируем всю внешнюю реальность.

Этим мозговым сигналам соответствуют линии, движения, которые создают акустические образы. Однако по сей день никто не знает, каким образом происходит переход от электрического сигнала в мозгу к разумному сознанию. В сущности, в наше сознание поступает некая форма, соответствующая внешнему действию.

Например, управляя машиной, мы маневрируем рулем, глядя на приборы, которые дают информацию о скорости, об уровне топлива и масла. Эти показания говорят нам о состоянии двигателя, хотя мы и не располагаем конкретными сведениями об объективном состоянии мотора, как такового. Следовательно, мы живем в опосредованном, спекулярном универсуме[44 - См. Meneghetti A. “Specularita e organismico”. L`immagine alfabeto dell`energia. – Roma: Psicologica Ed., 2002.].

Таким образом, если в процессе познания, например посредством слуха, в какой-либо участок нашего мозга внедрить всего лишь один дополнительный образ, то информация о реальности окажется искаженной, необъективной. Мозг, получив сигнал, осуществляет решение или реактивный синтез.

Электрический импульс, пришедший по каналу приемопередачи от органа чувственного восприятия к мозгу, создает график в спекулярной форме, то есть стимул отражается, переводится в образы[45 - См. Meneghetti A. L`immagine alfabeto dell`energia. Op. cit.]. Способность возникающего образа конкретизировать происходящее позволяет мозгу точно реагировать на ситуацию.

Итак, принцип действия искажающей решетки сводится к постоянному дополнению одного и того же сигнала путем наложения его на реальный пришедший извне сигнал. Я привел только маленький пример со слухом, но представьте себе, что происходит при таких более сложных процессах, как зрение, эмоции или осязание. Таким образом, вполне возможно, что некая более высокоразвитая цивилизация способна путем голографического вмешательства (variante olografica) изменять процесс восприятия.

Искажающая решетка вступает в действие только на определенном уровне восприятия, в моменты высшего эмоционального напряжения, сохраняя безразличие по отношению к другим, более простым. Мощный эротический заряд, заряд амбиций, гордое индивидуальное решение, установка на абсолютную независимость субъекта сталкиваются с сильной энергетической переменной. Поскольку энергетический квант очень силен, решетка включает автоматическую реакцию механизма, который, будучи приведенным в действие, вводит команду: «Нет! Нет! Нет!». Достаточно того, чтобы механизм ввел импульс отрицания.

На слабый стимул
Страница 13 из 23

малозначительной эмоции механизм не реагирует, однако, как только сила эмоции превышает определенный порог, он включается автоматически.

Высшие области, например, мистические прозрения, также недоступны воздействию искажающей решетки. Ин-се в определенные моменты может обладать взрывной, просветляющей функцией. Этим объясняются, например, состояния озарения, присущие отдельным великим представителям человечества. В подобные мгновения Ин-се резко взрывается, напрямую достигая логического «Я». «Я» субъекта в этот момент обладает суверенным духом, что позволяет достичь ясновидения. Логическое «Я» входит в контакт с Бытием, завеса, скрывавшая реальность, падает, и искажающая решетка устраняется.

Нечто подобное произошло с Буддой, Конфуцием, Христом, Магометом, со всеми великими Учителями, с величайшими святыми и мудрейшими философами. Религия утверждает, что это Бог сошел с небес и явил себя в образе человека, но для онтопсихологии речь идет просто о внезапной вспышке Ин-се в логическом «Я»[46 - Существуют и патологические состояния озарения, представляющие собой не что иное, как шизофреническую экзальтацию. В этом случае мы видим зацикленного, экзальтированного человека, тогда как субъект, который действительно находится в состоянии озарения, спокоен. Он отсутствует, но при этом с высшей зрелостью присутствует во всех вещах. Разница видна по результатам. В случае с шизофреником речь могла бы идти о комплексе или семантическом поле, взрывающихся в «Я» субъекта. Чтобы вылечить такого больного, достаточно отсечь семантическое поле или же вернуть логику во взорвавшуюся зону комплекса.].

Если человек постоянно и усердно совершенствует себя, непрерывно обновляясь в соответствии с онтической интенциональностью, то его логическое «Я» и Ин-се сливаются воедино, и великий зрелый человек пробуждается в Бытии.

Мозг под воздействием монитора отклонения воспринимает жизненный стимул как запрещенный, опасный или признанный дурным, реагируя на этот сигнал точно так же, как реагирует компьютер на ошибку.

Сегодня известно, что фотоны функционируют по тому же принципу, что и радар. Нет необходимости вводить в наш мозг новые атомы, достаточно наложить на определенные мозговые клетки некий фрагмент записи, либо ввести постоянный, автоматический синапс, непрерывно подающий сигнал об опасности. Это – субатомный синаптический контур, расположенный в наиболее важной точке приемопередачи между мозгом и сознанием.

Таким образом, я считаю вполне реальным присутствие в нашем мозге встроенного механизма.

Онто Ин-се как целостность самого себя обретает историчность, когда фильтруется и осуществляется сознательным «Я», оставаясь при этом реальным координатором всего нашего тела. Оно является упорядоченным умом всего нашего организма: функционирование кровеносной системы и синапсов отлажено, сердце бьется в заданном ритме, кости находятся на своих местах… Все, связанное со спонтанным автоматизмом нашего организма, является продуктом Ин-се – души в материи.

Итак, человек – это постоянное организмическое действие. Предположим, что рядом оказывается некий негативный элемент, который посредством семантического поля повреждает какую-либо зону. Организмическая реакция незамедлительно включает защитные механизмы, сигнализируя «Я» об опасности сложившейся ситуации, но сигнал блокируется ранее и не доходит до «Я». «Я», внешний управляющий, не получая реальной информации, продолжает оставаться рядом с причиной своей болезни или же уступает авторитету культурных традиций, стереотипов, тем самым предавая себя.

К сожалению, вся информация от организмического поступает в сознание, уже предварительно отфильтрованная решеткой. Следовательно, для получения достоверной информации необходимо, минуя сознание, достичь прямого восприятия организмического, что позволит постепенно застопорить или нейтрализовать действие решетки искажения.

Что происходит в человеке, когда его эмоции и природные импульсы остаются заблокированными?

Эманация Ин-се, достигнув решетки искажения, блокируется, вынужденно обращается вспять, постепенно затормаживается и начинает образовывать внутренние ядра. Ин-се эманирует, но импульс не получает функциональной разрядки согласно волеизъявлению «Я», а остается подавленным, цензурированным, то есть вытесненным. Но даже подавленный, импульс продолжает действовать.

Стереотипы, культурные комплексы и искажающая решетка – суть одно и то же. Культурные комплексы представляют собой совокупность «Сверх-Я», образованного моральными правилами, находящимися под неусыпным контролем искажающей решетки. Она присоединяется к противоречащим моральным правилам, однако, испытывает потребность во внешних правилах существующей системы, установленных законом.

Безусловно, Ин-се также обладает моралью, но она в корне отличается от той, которая записана в сознании логического «Я». Сознание Ин-се есть априорное «Я»; Ин-се – действие, априорное «Я» – образ. Логическое «Я» должно всегда отражать априорное «Я» для установления достоверности происходящего.

Блокированные импульсы, лишенные возможности вылиться в сознательное действие, ведут «ночную», бессознательную жизнь, которая находит разрядку тремя способами. Во всех трех случаях импульсы всегда остаются скрытыми от субъекта.

1. Неожиданные, неупорядоченные, противозаконные реакции (например, преступность, насилие, направленное на самих себя, самоубийство; то есть субъект оказывается в таком положении, в котором он ни за что бы не хотел оказаться).

2. Психосоматика (психическая энергия преобразуется в органическую материю, выбирая предпочтительное место, например, печень, сердце, легкие, мозг и т.д.).

а) Сублимация и бессонница, а также другие случаи, вызываемые внешними факторами;

б) метаболизация заторможенной энергии, осуществляемая другой формой жизни, или выкачивание этой энергии внешним объектом, что происходит при вампирической связи посредством семантического поля; эту энергию могут выкачивать как люди, так и – в ночное время – представители тех цивилизаций, которые внедрили решетку[47 - Подробнее см. Менегетти А. «Паранормальные феномены». Онтопсихология и психическая деятельность. Указ. соч., Образ и бессознательное. Гл. 11, 13. Указ. соч.].

2.3. Стереотипы и реинкарнация[48 - По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.]

С незапамятных времен нас привлекает то, чего мы не можем понять. Многим наверняка знакомы ощущения, неожиданные воспоминания о местах и ситуациях, подобные переживанию уже пережитого "deja vu"[49 - "Deja vu" (от франц. – уже пережитое) – неправильное воспроизведение в памяти, когда в результате ошибки думают, что данное переживание действительно когда-то имело место. Прим. ред.]. Термин «реинкарнация»[50 - О трех аспектах реинкарнации см. Менегетти А. Клиническая онтопсихология, а также Meneghetti A. “Il caso di ester V”. Casi clinici. Op. cit.] встречается практически во всех культурах и во все времена, причем это неоднозначное понятие каждая культура стремится толковать по-своему. Своя позиция есть и у онтопсихологической школы, которая под «реинкарнацией» понимает повторение
Страница 14 из 23

некоей жизненной идентичности на протяжении времени. По сути дела, это повторение той же личности в другом теле, в другое время и в другой языковой культуре.

На Западе понятие реинкарнации для человека не столь значительно, но в культуре Востока ему отводится фундаментальная роль. Мне удалось обнаружить, что возможность феномена реинкарнации ограничена периодом жизни трех поколений, поскольку подобное явление никогда не наблюдается по прошествии этого временного отрезка.

Многочисленные зарубежные встречи открыли мне в высшей степени удивительное явление: люди в своем поведении следуют типичным моделям, несмотря на различия в традициях и культуре. Существуют постоянные типологии, задающие поведенческий стандарт, определяя стереотипы, как фиксированные, так и изменяющиеся, но в общем всегда одинаковые. Поэтому миллионы людей следуют стереотипам, которых насчитывается не более одного-двух десятков: они могут бесконечно варьироваться, но в основном остаются одними и теми же в любом уголке мира (в Китае, Тибете, Италии, Испании, России, Бразилии и т.д.).

Способность онтопсихологии интерпретировать сновидения людей любой национальности и любой культуры подтверждает то, что бессознательное человека использует идентичные стереотипы. Если бы оно, наоборот, зависело от переменных культуры, традиций, аффективных ориентиров, то пришлось бы разрабатывать особый метод трактовки сновидений для каждого географического ареала.

В этом случае создание научного кода для онейрической интерпретации стало бы невозможным, поскольку индивидуальные особенности многообразных человеческих взаимоотношений не позволили бы разработать обобщающую модель поведения людей, тогда как универсальное значение онейрической символики, с точки зрения онтопсихологии, напротив, одинаково в любой части нашей планеты.

Все это подтверждается не количеством известных мне человеческих типологий, а выявленными мною стереотипами, которые лежат в основе любого типа человеческого поведения и вида познания – интеллектуального, аффективного, психологического и эмоционального.

Идентичность стереотипа предполагает также экзистенциальную идентичность и идентичность сновидений. Чтобы доказать это положение на опыте, во время аутентифицирующего резиденса я попросил одну из выбранных женщин рассказать сновидение, потом неожиданно остановил ее и предложил другой продолжить. Затем они таким же образом рассказали о своих спонтанных фантазиях: рассказ первой женщины с его середины продолжила вторая. Обе вербализировали идентичное онейрическое и фантастическое содержание. Удивление присутствующих, и особенно обеих женщин, было велико, ибо каждый из нас убежден в собственной уникальности. У обеих оказалась одна и та же типология сновидений, эмоций, амбиций, одинаковыми были манера одеваться и даже тип прошлого, которое, по их мнению, объяснялось реинкарнацией.

Этот случай – не исключение. Достаточно выбрать две подобные типологии, чтобы увидеть сходство в содержании фантазий и онейрической деятельности.

Существует много гипотез исторического события. Возможно, мы являемся продуктом деятельности некоей внеземной лаборатории, то есть порождением более высокоразвитых существ, которые формируют определенную типологию человеческой жизни, распространяя свой вид во Вселенной на основе матрицы, восстанавливающей идентичность видовой формы – константы «Н».

Человеческая раса, распространенная во Вселенной, не обязательно должна быть однотипной. Материальный облик ее представителей может быть различным, поскольку то, что нас объединяет, обусловливая нашу принадлежность к одному виду, – это типология разума. Например, все мы, земляне, обладаем разумом, посредством которого выстраиваем лингвистическую структуру. Слова в разных языках звучат по-разному, но основная структура одинакова. Следовательно, смысл также тождественен, хотя для его коннотации[51 - В лингвистике и философии коннотация выражает не только смысл понятия, но и его свойство или связь с любым другим предметом. Прим. пер.] используются разные языки. То же самое относится к константе «Н»: это особая идентичность разума, изменяющаяся в телесном воплощении.

Предположим, что сходство в рамках одного вида обусловлено результатом программирования. Для нас неважно, родились мы из материнского лона или в инкубаторе – это не влияет на наше существование. Мы должны обеспечить истинность функции: не останавливаясь на промежуточных операциях, необходимо проверить достоверность конечного результата. Если он идентифицирует некий разумный вид в координатах константы «Н», тогда речь идет о человеке. Стремясь обрести точность в познании того порядка, который отвечает за формализацию жизни, мы должны вести исследования исключительно в области потенциала ума, а не биологического субстрата. Мы должны научиться проникать в мир ума. Во всяком случае, не столь важно знать, откуда мы происходим, главное – практически реализовать самих себя, «здесь и сейчас».

Стереотип есть структурированная форма, наделенная всесторонними способностями. Это форма, обладающая двумя-тремя потенциальными возможностями, адаптируемыми к целому универсуму смысла. Всем людям свойственны два-три стереотипа, каждый из которых, в свою очередь, состоит из одного, двух или трех стереотипов. Основа проста; опираясь на нее, стереотип структурирует способ поведения субъекта по отношению к деньгам, работе, здоровью и т.д.: субъект ведет себя исключительно в соответствии с предрасположенностью, налагаемой на него усвоенной ранее моделью. Весь сущностный потенциал впоследствии уточняется в историческом событии: виртуальность адаптируется к обстоятельствам жизни.

В жизненном смысле стереотип является открытым проектом, но, в то же время, он сохраняет свои видовые качества, поскольку семена вяза, тополя, дуба, каштана различны по типу своего существования, но каждое из них обладает особым собственным проектом, который мы можем определить как «жизненный стереотип»[52 - Концепция эволюции не предполагает возможность понимания конечного результат на основании начала. Например, тип жизни взрослого человека и тип жизни оплодотворенной клетки не связаны между собой: каждый осуществляет коммуникацию в соответствии с уровнем опыта, разума, стереотипов, которыми он обладает. В любую эпоху и в любом государстве человек опирается на идентичные стереотипы. Поэтому можно понять книгу, написанную 2 или 3 тысячи лет тому назад, или же трактат Платона или Сенеки о морали.].

Рассмотрим пример с растениями в его «негативном» аспекте: какое влияние может оказать монитор отклонения на семя дуба? Дуб может вырасти и иметь сотни ветвей. Монитор отклонения способен ограничить их число до трех, а также задать им направление роста по собственному усмотрению. Жизненный стереотип открывает дубу почти неограниченные пространство и возможность развития, тогда как стереотип монитора отклонения налагает ограничение, снижая его потенциал. Следовательно, стереотипы можно подразделить на «деформирующш» и «виртуальные».

Показателем позитивности или негативности влияния стереотипа служит
Страница 15 из 23

функциональность. Сам по себе стереотип нейтрален, он – неживой. Это – экономическая память, действие, которое мгновенно формализует необычный квант. Это орудие, инструмент существования. Я лично не против стереотипа, потому что все кодифицируемое является стереотипом. Позитивность или негативность стереотипа определяются исключительно производимым результатом как для самого субъекта, так и для его окружения.

По замыслу природы энергетический квант стереотипа преобразуется в жизнь и рост. Внедрение монитора отклонения происходит на основе рефлективной матрицы, которая штампует инстинкт, уже существующий в субъекте, придавая ему новую форму: воздействие монитора отклонения искажает виртуальность силы. В сущности, виртуальности являются стереотипами. Искажающий стереотип рождается на основе рефлективной матрицы.

В случаях реинкарнации прослеживается идентичность некоего стереотипа: один и тот же стереотип переходит из поколения в поколение по семейной линии. Это типология искажающего стереотипа. В негативном смысле эта передача на уровне поколений происходит посредством наложения монитора отклонения на инстинктную виртуальность. Негативный стереотип монитора отклонения передается на протяжении трех поколений: в первом – более или менее нормально, во втором возникают проблемы, которые открыто проявляются в третьем, что приводит к саморазрушению или обращению разрушительного действия вовне. Таким образом, динамика исчерпывается в третьем поколении, и отсюда начинается новый цикл. Кроме того, отдельные последствия некоего стереотипа прослеживаются и в четвертом поколении.

В Риге я познакомился с женщиной, убежденной в том, что в ней реинкарнировала одна из ее бабушек. Эта бабушка была полькой знатного происхождения, богатой и жестокой, которая очень увлекалась мужчинами; красивая и умная, она предпочитала одеваться в стиле девятнадцатого века, всегда в черное. Женщина настойчиво утверждала, что является родственницей самой себе, целиком отождествляя себя с нею. Онтопсихологический анализ объясняет такой факт воздействием монитора отклонения: эта женщина представляла собой лишь воспоминание о некоем стереотипе, а не точную реинкарнацию психологической идентичности бабушки; обе эти личности отличались друг от друга, но подчинялись одному и тому же стереотипу.

Такая ситуация, на мой взгляд, неизбежно должна была завершиться шизофренией или самоубийством этой женщины, которая, думаю, смогла бы еще прожить в таком состоянии не больше трех-шести лет, ибо подобная убежденность заставляет субъекта растрачивать себя на повторение, подкреплять негативный стереотип и всячески избегать обновления. Субъект убивает свою творческую возможность ради постоянного повторения, что приводит к возникновению патологии в его организме, которому требуются все новые и новые пути.

Создается впечатление, что индивид как бы стремится навсегда остаться в дне вчерашнем, поэтому сегодня повторяет все то, что он делал накануне. Тем самым он не актуализирует ничего нового, вследствие чего неизбежно возникновение болезни из-за отсутствия привычки действовать «здесь и сейчас».

Убивает не матрица сама по себе, а субъект, который постоянно отказывается от самого себя, живя только прошлым.

Мы должны понять, насколько способен истинный, объективный человеческий разум сохранить жизнь, работоспособность, бессмертие. Или же мы просто марионетки в руках стереотипов?

Тщательный анализ известной нам культуры человеческой расы доказывает торжество стереотипов. Человек предстает в облике кажущейся новизны, в действительности повторяя стереотипы, которые передаются через семантическое поле и семейное воспитание. Если сегодня молодой человек может непосредственно почувствовать то, что он уже жил и существовал определенным образом, значит, стереотип перешел к нему в первозданном виде, без каких-либо изменений. Может случиться и так, что субъект неожиданно демонстрирует высокую компетентность в какой-либо области, не обладая специальными знаниями. В результате анализа легко обнаружить, что кто-то из его предков отличался незаурядными способностями именно в этой сфере. Подобное явление объясняется тем, что некий стереотип неожиданно активизируется в памяти субъекта, передавая ему определенную информацию и культуру.

Стереотип – это также и память действия. Сам по себе он не является злом, поскольку представляет собой экономичный синтез для реализации любой техники жизни. В определенный момент возникает это воспоминание, заявляя о себе и требуя изменения личности. Это значит, что один стереотип приходит в упадок, сменяясь другим. Такого рода факты не являются чем-то исключительным. Образно говоря, стереотип подобен дискете в компьютере: установив одну дискету, мы получаем один тип личности, который характеризуют определенные эмоции и определенное поведение, а со сменой дискеты происходит замена личности.

Очевидно, что к каждой ситуации нужно подходить отдельно, но не следует все объяснять происками дьявола: достаточно обратиться к многообразию типов адаптации и способов действия монитора отклонения в человеческой психике, а также к семантическим посланиям, которыми обмениваются между собой родственники и друзья, передающие (индуцирующие) информацию в бессознательное внуков или правнуков через многие поколения.

При таком объяснении проблема реинкарнации значительно упрощается. Реинкарнация – это возрождение стереотипа.

Стереотип может быть и комплексом: это – форма психической энергии с векторной направленностью, вызывающей строго определенные последствия, результаты, и мы идентифицируем ее при проекции на живого человека. Следовательно, речь идет только о внешне выраженной проекции некоей имманентной нам структуры, то есть стереотипа, который мы идентифицируем как жившего ранее человека: Муссолини, дедушка и т.д. Однако своей реальностью стереотип обязан нашей энергии, поскольку не может существовать вне организованного психического кванта.

В конце концов, кто на самом деле является живым созданием? Индивид, проявленный в феноменологии, или скрытый стереотип?

В качестве конкретного примера мне хотелось бы привести личную жизнь человека, спроецированную на мироздание. Мы можем прожить сто – двести лет: мы рождаемся из возможного, создаем и реализуем себя, а затем вновь возвращаемся в возможное. Задумаемся о том, какими мы были вчера вечером? Что осталось от нас вчерашних? Мы есть «здесь и сейчас», и по-другому быть не может. Я могу заниматься наукой, только исходя из «здесь и сейчас». Итак, мы помним вчерашний вечер, но более не существуем в нем, некая жизнь завершилась, некий опыт закончился, стал ничем. Я умираю каждый миг, я каждый миг рождаюсь до тех пор, пока я есть в этом мгновении существования. Достаточно задуматься над этим простейшим фактом.

Факт нашего свершения не дает нам окончательной уверенности. Событие рождается и умирает, подобно тому, как постоянно рождается и умирает человек. Движение сердечной мышцы постоянно рождается и умирает, и каждое последующее отличается от предыдущего. Частицы, атомы, клеточные переменные при кажущемся
Страница 16 из 23

сходстве всегда различны; они следуют некоей постоянной форме, но воплощают ее все время по-новому. На примере одного отрезка существования мы должны представить себе огромную жизнь: мы обладаем мгновением, существуем в этом мгновении и исходя из него можем достичь всего. Из своего мгновения субъект может существовать как идентичность Бытия, следовательно, он уже вечен, он уже рожден и уже умер.

2.4. Микросхемы[53 - Под «микросхемами» в данном случае понимается место сбора информации о совокупных характеристиках субъекта, своего рода «дело». Прим. пер.] монитора отклонения[54 - По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.]

Монитор отклонения задает форму типологии несчастий и болезней, которые предопределяют склонность к специфической патологии. Если человек регулярно заболевает одной и той же болезнью, значит, у него имеется доминирующий комплекс, связанный с его тематическим отбором. Действительно, у разных людей с разными комплексами в аналогичной ситуации, в одно и то же время, в одном и том же месте патология развивается по-разному: артрит, грипп, воспаление легких и т.д.

Наука объясняет этот феномен в соответствии с законами наследственности: в зависимости от схемы ДНК каждый человек предрасположен к определенной характерной для него патологии. Безусловно, в этом объяснении, опирающемся на закон Менделя, есть определенная доля истины, касающейся физического порядка: от него зависит цвет глаз, волос, кожи, тип физической конституции, но оно не объясняет специфики определенных хронических заболеваний и типологии психологических комплексов (и, следовательно, неврозы или шизофрению).

Существуют различные микросхемы монитора отклонения. Внедрение этой микросхемы происходит в самом раннем детстве (обычно в период от года до четырех лет) посредством зрительного контакта[55 - См. Meneghetti A. Residence a Mosca. Op. cit.] между взрослым (дедушкой, матерью, воспитателем…) и малышом в тот момент, когда взгляд взрослого лжет. Можно заметить, что в определенные моменты левый глаз человека становится особенно круглым, производя впечатление стеклянного. Кажется, что левый глаз делается слегка навыкате, а веко почти не прикрывает его, тогда как правый глаз остается нормальным. Как будто биологический глаз в определенный момент начинает испускать световое излучение. У того, кто воспринимает это излучение, внутри рождается чувство покорности и неясного согласия, своего рода сопричастности обману, что приводит к спутанности в мыслях.

Микросхема вводится в два этапа, характеризующихся тем, что в эти моменты взрослый обманывает сам себя. А за этим обманом словно находится невидимый лазер. Предположим, что некая мать вызывает у своего ребенка потребность в плаче. Ребенок не испытывает в этом необходимости, но, чтобы не противоречить матери, начинает плакать, тем самым внешне выражая эту потребность, которой на самом деле у него нет (первый этап). Это происходит многократно (второй этап).

Потребность взрослого требует от ребенка неискренности в семейной среде, поэтому ребенок в глубине своей души, в том минимуме сознания, которым он обладает, идет на обман или соглашение. Взрослый пытается добиться от ребенка соучастия в обмане. Для того чтобы микросхема монитора отклонения установила связь с мозгом и сдетонировала, необходимо согласие пациента. Длительность и непрерывное повторение в течение определенного времени закрепляют микросхему монитора отклонения.

У каждой микросхемы своя типология, она зависит от типа характера, переданного матерью или взрослым, выражаясь в наглости или смирении, беспричинной плаксивости, рассеянности или даже в виде легкого тика (за тиком всегда скрывается некая зона инфантильной лживости).

Кроме того, микросхема монитора отклонения на протяжении трех поколений изменяется. В первом она нормальна, во втором – усиливается, а в третьем – происходит взрыв: болезнь или несчастье[56 - См. п. 2.3. настоящего издания.]. Таким образом, в третьем поколении наступает ухудшение, сопровождающееся ярко выраженной патологией или незрелостью субъекта. В третьем поколении часто рождаются дети-демоны или дети с психическими отклонениями[57 - См. п. 2.7. настоящего издания, а также Meneghetti A. La cinelogia. Cinema e inconscio.].

Зачастую так называемое всевидящее божественное око, которое за всем наблюдает, все судит и все контролирует, в действительности оказывается навязчивым оком монитора отклонения, который, в конечном счете, есть не что иное, как один единственный образ.

Этот образ, смешиваясь с другими образами сознания и нашего организма, остается неизменным на всю жизнь. Микросхема монитора отклонения или «рефлективная матрица» может быть введена только единожды. Если бы субъект случайно или, скорее, по счастью утратил бы ее, повторный ввод был бы невозможен.

Причиной, по которой в сновидениях к нам всегда возвращаются детство и дорогие лица наших близких, служит монитор отклонения, постоянно воспроизводящий запрограммированные им образы[58 - Подробнее см. Менегетти А. Образ и бессознательное. Указ. соч.]. На самом деле, первые детские переживания не имеют большого значения. За исключением самого акта рождения весь период детства вполне банален. Однако в сновидениях часто появляется лицо дядюшки, которого считали глупым, или одноклассника, на которого вы не обращали никакого внимания, или дом, в котором жил какой-то представитель власти, или фигура священника или преподавателя, или некие образы кукол или игрушек: это – образы, появившиеся одновременно с вводом программы монитора отклонения. Слишком частое появление в сновидениях подобных образов прошлого свидетельствует о регрессе субъекта.

2.5. Комплекс[59 - По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Бомбиносе (Бразилия) в апреле 1994 г.]

Все наши расстройства и унижения, наносящие вред и причиняющие душевную боль, всегда обусловлены неточной моделью поведения, моделью, несвойственной нашей несущей структуре. Как правило, это предпочитаемый нами образ действий, под стать которому мы формируем структуру и характер нашей личности, свое «Я», создаем свои ценности. Наше мнение об этом образе действий непреклонно, однако, в конечном счете, именно он ответственен за то, что с нами происходят события, которых сознательно мы вовсе и не желали бы: это наш излюбленный способ поведения, который мы всегда готовы отстаивать, предопределяя его причину, но отвергая его последствия.

Комплекс способен формализовать и лишить гибкости и само «Я», становясь в результате безмолвным повелителем, разумом разума. Индивид, являющийся его объектом, полностью оправдывает самого себя, лишь бы сохранить в неприкосновенности доминантный комплекс[60 - См. Менегетти А. «Этиология заболеваний». Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.]. Это желание, причины которого субъект не осознает, препятствует ясности самопознания. Более того, если индивид не понимает, не контролирует и не может научно и позитивно проанализировать причину этого желания, то он не сумеет и избавиться от нее.

Индивидуальный комплекс обладает констеллирующей силой[61 - Точно так же солнце констеллирует вокруг себя планеты солнечной системы.]. Когда
Страница 17 из 23

субъект страдает, он, будучи даже одиноким в этом страдании, которое не осознает, в той или иной степени патологически отягощая этим и других, предрасположенных к данному тематическому отбору комплекса. Однако субъект пробуждает, возбуждает и втягивает в свою патологию только того, кто уже с детства предрасположен к этому.

Факт обладания подобной констеллирующей способностью не делает субъекта сильнее всех: он констеллирует других вследствие своей личной закрепощенности, и другие – служа ему – усиливают его закрепощенность, а не могущество. Если субъект хочет вырваться из этого круга, ему следует, в первую очередь, познать самого себя и измениться.

Комплекс предполагает индуктивный способ познания. Например, если мы возьмем трех субъектов («А», «Б» и «В»), введем их по очереди в некую среду и предложим им ее описать, то заметим, что все они делают это по-разному. На первый взгляд, могло бы показаться, что речь идет о различных, более-менее нормальных точках зрения. Однако, анализируя логику, присущую этим позициям, можно сделать вывод, что каждый принужден видеть эту среду такой, какой ему навязывает его комплекс: он замечает только одни детали, не обращая внимания на другие, которые не в состоянии ни увидеть, ни почувствовать. Комплекс поляризует всю направленность субъекта, ограничивая его восприятие лишь отдельными моментами и не позволяя ему целиком увидеть все, предстающее его взору.

Комплекс всегда действует бессознательно. Он «обрабатывает» среду таким образом, чтобы тот, кто попадает в нее, всегда видел и воспринимал ее согласно желанию первопроходца. Первопроходцем же, который определяет способы познания «Я», всегда оказывается комплекс[62 - Комплекс действует, подавляя одни восприятия и гипертрофируя другие].

Выявив комплекс, следует проследить все его разветвления, все невидимые отростки. Крупный комплекс никогда не стоит атаковать в лоб, чтобы не «сорваться», не сойти с ума, поскольку в противном случае субъекту придется совершать невозможное относительно его нынешнего положения. Например, он мог бы резко разорвать те отношения, без которых пока не может жить. Таким образом, необходимо аккуратно проследить корни комплекса в мелочах и постепенно предоставить его энергию в распоряжение «Я».

Все мы обладаем собственной типологией, собственным стилем, руководствуясь своими собственными маленькими эталонами в образе поведения, предваряющими наши роли. Это может быть типичная манера расслабляться, быть в одиночестве, напевать какие-то мелодии, рассказывать анекдоты, шутить, вспоминать о прошлом: каждому из нас детство напоминает о себе по-своему. Комплекс находит себе пищу в маленьких фантазиях и ностальгических воспоминаниях об историческом прошлом, и от этого усиливается.

Естественно, что за эту поверхностность по отношению к самому себе субъекту приходится расплачиваться: спустя два-три дня случается какая-нибудь неприятность, либо происходит семантический захват, либо создается вампирическая ситуация, что вызывает в человеке чувство потери и обусловливает его дальнейшие действия.

Предпосылкой этого состояния является не сам по себе контакт с другим человеком, с которым субъект ведет себя поверхностно, а то, что он обесценивает себя, раскрываясь и позволяя вовлечь себя в посредственные отношения.

Если человек стремится кардинально изменить самого себя, ему следует быть внимательным ко всем мелочам[63 - «Мелочи» – это повседневные дела, микромир, о котором индивиду надлежит заботиться, если он хочет побеждать в макромире. См. Meneghetti A. “La pesona come fattore trascendente della storia”. Nuova ontopsicologia, №01/94.]. Речь идет не о платоновских выборах, а о том, чтобы дипломатично вывести свое внимание и свои ориентиры из-под влияния бесцельного очарования. Даже в кругу друзей шутить можно только до тех пор, пока сохраняется непринужденность. Как только для этого потребуется сделать над собой усилие, необходимо сразу же прекратить подобное общение, если к нему ничего более не обязывает. Продолжая бесцельно упорствовать (если только подобный контакт не являет собой аспект дипломатии), субъект теряет функциональность, а комплекс усиливается: происходит истощение «Я».

Сила комплекса (вместе с монитором отклонения) заключается в потребности постоянно воскрешать в памяти этапы прошлого, тогда как «Я», напротив, черпает силу в настоящем и настраивает себя на будущее. В психотерапии, например, надо стараться отдалить клиента от всех кодов массовой культуры для того, чтобы рассеять аффективный туман, застилающий подлинную картину жизни.

Все популярные средства массовой информации, вместо того чтобы подготавливать и стимулировать рождение и рост «Я», питают комплексы и укрепляют стереотипы. Стремясь к самосовершенствованию, необходимо всегда абстрагироваться от них, не позволяя себе вовлекаться эмоционально.

Следует всегда помнить, что мы живем в обществе, которое постоянно подкрепляет комплексы. Например, можно спеть популярную песню, но не растворяться в ней, потому что комплекс обладает способностью «приклеиваться». Этот «приклеенный» комплекс оказывает влияние на ночной сон субъекта, а затем на то, что утром на деловой встрече он не может контролировать ситуацию, подменяя оптимальные выборы посредственными, или же вместо решения важных вопросов тратит время на бесполезные дела. При отсутствии контроля со стороны «Я» субъект, скатываясь на более низкий уровень, теряет способность критически оценивать положение.

Необходимо следить за тем, чем питается наш разум, поскольку неприятному событию всегда предшествует имеющаяся предрасположенность. Сам неприятный факт является лишь следствием капиллярной векторной направленности всех этих видов субкультуры, которые дробятся на множество мелких обстоятельств, готовящих субъекта к закреплению в посредственности.

Данные мною указания не гарантируют уважения со стороны окружающих, поскольку каждый судит другого в соответствии с собственным комплексом, но позволяют индивиду, имеющему более высокие потребности, реализоваться в своем внутреннем мире.

2.6. Предрасположенность к неприятностям[64 - По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.]

Не так давно мне рассказали, что у одной женщины украли сумку. Кроме огорчения от утраты важных документов, она испытывала крайнее удивление – такое случилось с ней впервые в жизни. Она спросила меня, не могла ли спровоцировать это какая-то причина психологического характера.

Когда происходит какая-то неприятность, хороший психолог всегда должен видеть в этом психическую причинную взаимосвязь. Например, у женщины могут украсть меха и драгоценности, но анализ показывает, что она сама этому способствовала, гуляя в небезопасном месте. Мы часто замечаем, что жертвами преступника становятся люди определенного типа, которые семантически как бы притягивают их.

В повседневной жизни следует быть очень внимательными, находясь с кем-то вместе[65 - По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.]. Комплексы или ограничения одного человека семантизируют его спутника. Некоторые люди могут легко вызвать пожар или короткое
Страница 18 из 23

замыкание, привлечь к себе внимание как воров, заставляя их активизироваться, так и полиции или подобных служб.

В Италии существует старое поверье о «дурном глазе» – людях, приносящих несчастье. Нельзя сказать, чтобы это поверье полностью соответствовало истине, но оно определенно отражает некую возможность. Если вы общаетесь с человеком, психологически более слабым, то постепенно «преображаетесь» в соответствии с его комплексом.

Женщина, у которой украли сумочку, в беседе со мной вспомнила, что в этот момент находилась вместе с одной студенткой, у которой время от времени что-нибудь крадут.

Поэтому кроме реальной встречи с вором необходимо учитывать также и существование сопутствующей ему семантически слабой ситуации, благоприятной для него. В данном случае, когда вор увидел женщину с сумочкой вместе с той, которая часто становилась жертвой ограбления, все совместилось, и событие произошло. Чем сильнее и величественнее личность, тем самостоятельнее ей надлежит быть. Находясь же вместе с кем-то более слабым, эта личность должна, во-первых, проявлять осмотрительность, свойственную человеку, когда он находится в одиночестве и, во-вторых, быть внимательным к негативной семантике, которую другой скрыто провоцирует ей во вред.

Например, если какой-то предприниматель примет на работу человека честного и неглупого, но, тем не менее, как правило, терпящего крах во всех своих начинаниях, то можно с уверенностью предсказать, что через два – три года его ожидает собственный крах или огромные убытки. Правило гласит: «Никогда не объединяйся с тем, кто неспособен устроить свои собственные дела». Особенно это актуально для руководителей, даже в выборе секретарши.

Анализируя экономику западного мира, я обнаружил, что нищета многих людей зачастую обусловлена программой комплекса, нацеленного на бедность. Бедность – это один из аспектов социальной психосоматики. Для всех патологических бедняков характерна некая бессознательная запрограммированность: в глубине их личности таится сообщник, способствующий неудачам, которыми они пытаются прикрыть незрелость и нежелание нести ответственность за свою жизнь.

2.7. Психология человека в зависимости от порядка рождения

Прежде всего необходимо запомнить, что, говоря о порядке рождения, его всегда следует дифференцировать по половому признаку. Вследствие этого сын и дочь оба являются перворожденными или единственными (если они – единственные дети). На рис. 6 «А» и «Б» – первенцы, а «В» и «Г» – вторые дети согласно психологическому порядку.

Рис. 6. Взаимоотношения между несколькими братьями и сестрами

Психологический перворожденный инстинктивно предрасположен к первенству: он первым выступает на защиту остальных в момент опасности, стремится командовать, представляя себя главой семьи, следовательно, имеет благородную, но в то же время и наивную склонность быть повелителем.

Второй ребенок, напротив, всегда выступает против и обладает критичным складом ума в силу того, что все время ощущает себя второстепенным в семье, которая уже имела этот опыт и более не воспринимает ребенка как нечто новое. Он стремится тщательно изучить первенца и найти его слабые стороны: второй ребенок становится силен именно в том, что не удается первому.

Второй ребенок всегда критически настроен и склонен противостоять любому человеку, он раскрывается всегда в противоречии перворожденному: если первый был силен в математике, второй добивается успехов в гуманитарных науках; если первый скуп, второй будет щедрым; если первый невысок, второй вырастет выше и наоборот, но почти всегда второй становится выше первого. Мать ведет себя с первенцем определенным образом, но когда рождается второй ребенок – это может быть и мальчик, и девочка – любит его в силу повторения, новизны больше нет.

Это ощущение «второсортности» усиливается, если первому всегда покупают новую одежду и обувь, а второму в большинстве случаев приходится их донашивать, поэтому его критический настрой вполне естественен. В семье у второго ребенка нет никаких козырей, поскольку все, что он делает впервые (говорит, ест, спит и т.д.) всегда сравнивается с предыдущими действиями первенца. Второй ребенок растет в атмосфере «вторичного использования отходов» первенца, что объясняется не злым умыслом семьи, а просто ее невежеством.

Почти всегда люди, рожденные первыми и последними, становятся завоевателями, тогда как дети, рожденные вторыми, и дети, пережившие фрустрированное детство, становятся революционерами. Возможно, если бы Ленин не был вторым ребенком, он никогда бы не стал революционером; то же самое относится и к Марксу как философу.

У второго ребенка, который с рождения страдает из-за стремления добиться аффективного первенства в семье и признания его превосходства над первенцем, с самого детства формируется дух противоречия как способ завоевания аффективной автономности. Фиксируясь на этой модели детского поведения, второй ребенок становится предсказуемым. Повзрослев, он вынужден повторять эту модель, в которой место отца, матери и старшего брата займет государство, общество, очередной политический вождь. Следовательно, если бы Ленин родился в период расцвета большевизма, то он стал бы его ярым противником в силу своей психологической потребности любым способом выказывать недовольство установленной системой.

Почти всегда второй ребенок побеждает, добиваясь успеха, если перворожденный оказывается несостоятельным. Второго ребенка подстерегает и другая опасность: часто он, потерпев поражение, ищет поддержки у первенца-победителя. Внешне тот ему помогает, но на самом деле постепенно подталкивает его к краху.

Повзрослев, второй ребенок продолжает отстаивать свое «попранное» превосходство уже не в семье, а в обществе. Он испытывает затруднения в творческой деятельности. Если ему не удается превзойти первенца, он почти всегда становится посредственностью, как в семье, так и в жизни, оставаясь всюду только вторым. Не достигнув первенства, он будет всех раздражать своим неизменным критическим настроем, обусловленным его собственной фрустрированностью.

Если же второй ребенок волею судьбы или каких-либо обстоятельств оказывается в некоем новом мире единственным и первым, то он становится личностью, лидером и создает собственную вселенную. Пути к победе для второго ребенка всегда противоположны тем, по которым следует первенец. Поэтому второй ребенок (а также третий) должен знать, что с позиции жизни и истории он – единственный и первый, даже будучи биологически вторым или третьим в своей семье.

Бытие создает нас единственными и неповторимыми творцами собственного мира, истории по своему образу и подобию, поэтому так важно суметь вырваться из семейственной[66 - «Семейственный» означает «стереотип семьи», тогда как «семейный» значит «социальная психология семьи».] динамики. Чтобы помочь второму ребенку добиться успеха в жизни, родители должны способствовать тому, чтобы он прокладывал себе новую дорогу, оставив семью.

Таким образом, для второго ребенка характерно следующее: он в большей степени, нежели первый и последний, структурирует в жизни стереотип
Страница 19 из 23

отмщения вместо творческого роста. Он радуется, если перворожденный оказывается хуже его самого, становясь посредственностью или неудачником. В этом случае у второго ребенка проявляется способность к творчеству.

Браки между двумя перворожденными обычно редки. Чаще соединяются первый и второй ребенок. Если второй ребенок в своей жизни встречает выдающихся личностей, которые становятся его руководителями, то он хорошо развивается, а если на его пути не окажется таких людей, то ему никогда не стать великим, поскольку не будет никого, кого с его точки зрения ему стоило бы превзойти.

Существует еще и типология любимца: обычно это самый маленький – третий или последний ребенок, который, наблюдая за двумя старшими, не стремится ни управлять, ни критиковать, а старается сделать так, чтобы его любили все. Он пробует овладеть искусством очарования, заставляя всех любить себя: в семейных спорах, например, он всегда первым начинает плакать, прижимаясь к маме, и быстро мирится со всеми. Обычно любимец побеждает в жизни, потому что научился пробивать себе путь среди старших детей: он сам прокладывает свой путь, легко «обрабатывает» свою мать и в результате так или иначе достигает самореализации.

И, наконец, есть типология единственного ребенка. В основном он полностью зависит от материнской установки. Маленький ребенок воспринимает мать как огромное благо, поэтому именно мать должна уметь любить его, одновременно отдаляя от себя, но изнутри. Только мать способна помочь своему единственному ребенку в достижении величия, ибо ему трудно справиться с этим самостоятельно. Драма единственного ребенка заключается в том, что он никогда не учитывает, что в жизни существуют и другие: естественно, что любая вещь принадлежит ему, он склонен видеть мир уже своим.

Чтобы продемонстрировать типологические различия между детьми, приведу один пример: предположим, что на столе лежит яблоко. Если в столовую входит единственный ребенок он уже знает, что яблоко принадлежит ему, так как думает: «Это мамино или папино, но они меня любят и дают мне все». Если входит перворожденный, а других в комнате нет, он либо пробует его взять, предварительно подумав, стоит ли это делать, или же оставляет яблоко младшим. Третий ребенок и любимец, наоборот, спрашивают разрешения: «Ты дашь мне яблоко?». Второй ребенок либо отказывается от яблока, либо берет его тайком.

Рассмотрим, как влияет порядок рождения на развитие любви и дружбы в семье с шестью детьми (рис. 6.).

Дети родились в следующем порядке: девочка (первенец), мальчик (второй ребенок), мальчик (третий ребенок), мальчик (четвертый ребенок), девочка (пятый ребенок), девочка (шестой ребенок).

Первый ребенок взаимосвязан с третьим, второй – с четвертым.

Дружеские связи в этой, на первый взгляд, сложной, но при внимательном рассмотрении вполне понятной ситуации устанавливаются следующим образом. Первая девочка (А) немедленно вступает в союз с третьим мальчиком (Г). Второй мальчик (В) всю свою жизнь будет связан с первой девочкой (А). Мальчик-первенец (Б), первоначально вступает в союз с четвертым ребенком (Г), но у него будет наблюдаться очень сильная естественная тяга ко второй сестре (Д).

Шестого ребенка, девочку (Е), будет любить старшая сестра (А). Второй сын (В) и – в меньшей степени – первый сын (Б) будут привязаны к последней девочке (Е). Первая сестра (А) всегда будет ссориться со второй (Д), одновременно любя и ненавидя друг друга, они все более будут склоняться к ненависти и ссорам. Четвертый ребенок (Г) – самый несчастный из всех, но иногда он, изначально оказавшись в одиночестве, покинутый всеми, может стать гениальным. Кроме того, его – третьего сына – всегда будет любить первенец (Б). Любовь в семье альтернативна.

Дочь, рожденная между сыновьями (мальчик – девочка – мальчик), почти всегда вступает в союз со вторым братом, но не из любви, а назло первому, который, таким образом, всегда будет одинок. Если перворожденный сын умирает, дочь выступает против оставшегося в живых брата (в подобных ситуациях почти всегда побеждает женщина). Это – общее правило, действенное в аффективном плане, но необходимо учитывать еще и тип ума. Умная женщина сумеет оставить семью и создать себе свой собственный мир. Так же поступает и умный перворожденный мужчина.

Если семья лишается отца, мать немедленно отдает предпочтение перворожденному сыну. Перворожденная дочь, наоборот, всегда ближе к отцу. Остальные дети развиваются по принципу ответной реакции.

Это, естественно, наиболее вероятные тенденции. Двое разнополых первенцев могут мирно сосуществовать друг с другом, однако, в силу своего природного лидерства будут постоянно выяснять, кто из них главнее. Если второй ребенок-мальчик во сне убивает старшего брата, это нормально, но если первому снится, как он убивает второго, – это проблема.

Впрочем, порядок рождения тоже представляет собой стереотип, который надо преодолеть. В конечном счете, каждый индивид, созвучный собственному онто Ин-се, является любимчиком жизни.

Особый психологический тип представляют собой близнецы. Этот тип изучали многие исследователи, но их выводы по большей части оказались ошибочны[67 - Введение в онтопсихологическую трактовку психологии близнецов содержится в работе Barnabei P. “Gemellogia: simili o contrapposti?” Nuova ontopsicologia, №03/89.].

Мы воспринимаем материнское лоно как свою собственность; мы родились и выросли в среде, которая всецело принадлежала нам. Обычный ребенок, глядя в зеркало, узнает в нем себя, а близнец же, наоборот, видит в отражении своего брата-близнеца.

Близнец уже в материнском лоне вынужден постоянно делить с другим пространство, которое любому другому ребенку, в отличие от него, изначально принадлежит целиком. В дальнейшем близнец всегда растет вместе с другим. Каждый ребенок выдумывает себе товарища для игр, но всегда как проекцию самого себя. У близнеца нет возможности играть в эту игру, поскольку тело и образ для него постоянно тождественны. Поэтому каждый близнец воспринимает себя и своего брата как собственное пространство и противоположность.

Часто близнецы болеют одними и теми же болезнями, у них одинаковые зубы, глаза, в общем, генетически они во многом схожи. В первой психологической фазе близнецы ненавидят друг друга, ибо каждый из них захватил пространство другого. Это противостояние возникает еще в лоне матери. Однако в дальнейшем общество вынуждает их объединяться, теснее сплачиваясь для взаимной защиты, ибо они отличаются от всех остальных. Следовательно, каждый изучает внутренний мир другого, продолжая создавать себя в этой ненависти-любви. Несмотря на полное взаимопонимание, они, тем не менее, всегда питают ненависть друг к другу. Однако любого, кто нападет на одного из них, они атакуют вместе.

В рамках клеточного единства обоих близнецов необходимо различать и обращать внимание на то, кто из них исполняет роль «министра иностранных дел», а кто – «министра внутренних дел». Бывает так, что один из близнецов робкий интраверт, а другой – экстраверт, один – умный, а другой – не очень: в реальности они всегда остаются одним и тем же. Это – разные феноменологии одного единственного контракта, заключенного навеки, чтобы выжить в своем
Страница 20 из 23

противостоянии обществу.

Аутентифицирующую психотерапию нельзя проводить только с одним из близнецов. Даже если один из них здоров, а другой болен и консультируется один, то рано или поздно нужно будет встретиться со вторым, так как психологически они всегда едины.

Близнецов необходимо воспитывать совершенно по-разному и, по возможности, в разных местах, несмотря на их постоянное стремление к воссоединению, разлучая в детском саду, в школе, приучая по-своему одеваться и т.д. Оказываясь вместе, близнецы возобновляют свою игру в «министра иностранных дел» и «министра внутренних дел»: изменяясь внешне, но всегда сохраняя идентичность, они склонны в той или иной степени к повтору и регрессу.

Даже если близнецы скучают друг без друга, не следует поддаваться их уговорам, продолжая спокойно и мягко настаивать на раздельном воспитании их качеств. Лишь при этом условии можно помочь каждому из них достичь совершенства.

Некоторые дети, которых я называю «демоническими»[68 - См. Менегетти А. «Омэн II. Дэмиен». Кино, театр, бессознательное. Т. 1. Указ. соч.; Онтопсихологическая педагогика. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007.], уже в матке обладают структурированным монитором отклонения, поскольку их рождение сопровождается висцеральной ненавистью со стороны матери. Для устранения монитора отклонения у таких детей необходимо вмешательство одного из родителей[69 - См. Meneghetti A. Il residence ontopsicologia. Op. cit.].

Например, жена одного крупного бизнесмена не пожелала смириться, как и многие, с превосходством мужа, поэтому, рожая дочь, она надеялась добиться его краха. В глубине души эта женщина испытывала потребность уничтожить мужа, но, потерпев неудачу в одиночку, начала использовать для этого свою дочь, которая уже при рождении была «запрограммирована» на то, чтобы причинять отцу сильную боль или создавать ему серьезные проблемы.

Девочка могла проявить несгибаемое упорство и волю, выходящие за пределы человеческой логики. Она оказывала сопротивление взрослым и детям и с необычайной целеустремленностью шантажировала собственную мать, непрерывными многочасовыми рыданиями, доводя ее до отчаяния.

Когда этот человек обратился ко мне за помощью, – девочке было тогда два года – я посоветовал ему действовать следующим образом: прежде всего, заручившись полной поддержкой жены, он должен был в присутствии матери разговаривать с дочкой как со взрослой, выказывая по отношению к ней всю ненависть и неприятие, на которые был способен. Выражая словесно ее чудовищность, он устранял чуждую реальность, которую она носила внутри себя, и с любовью возвращал ей человечность.

Сегодня у него действительно человечная и необыкновенная дочь, которая самостоятельно продолжила собственное становление и надеется только на собственные силы. Однако подобное действительно жестокое хирургическое вмешательство, запрещенное психотерапевту, позволительно только родителю, действительно любящему своих сына или дочь. Кроме того, подобная операция возможна только до определенного возраста, то есть не позже двенадцати лет, поскольку потом ребенок структурируется самостоятельно.

Чтобы помочь такому ребенку, необходимо всегда согласие того, кто его семантизирует: действительно, если бы жена этого человека не была на его стороне, сделать что-либо для изменения девочки оказалось бы невозможно. В данной ситуации мать семантически покинула дочь, оставив ее без своей поддержки. Пока у ребенка такого типа есть союзническое семантическое поле, он никогда не изменится. Чтобы суметь его изменить, необходимо полностью оградить его от какой бы то ни было семантики. Личность, обладающая негативной психологией, сильна только до тех пор, пока она присоединена к линии человеческой семантической аффективности. При условии изоляции негативного человека от этой бессознательной аффективности происходит разрыв – окончательный внутренний разрыв.

Выяснить, кто ввел чуждое в ребенка, можно не только благодаря сновидениям, но и с помощью «очной ставки»: например, психотерапевт приглашает всю семью, в том числе и больную или недееспособную бабушку (более того, ее следует пригласить в первую очередь) и проверяет реакцию ребенка на различных членов семьи. Ребенок ведет себя спокойно со всеми, но при появлении человека, с которым он находится в семантической связи, малыш немедленно взрывается. Обычно таким человеком оказывается наиболее спокойный, покорный, смиренный и наиболее фрустрированный член семьи.

Монитор отклонения может быть введен и чужим взрослым человеком, который пользуется в семье доверием и получает одобрение на исполнение функции посредника со стороны взрослого, выполняющего функцию матери.

Существуют дети, не имеющие встроенного монитора отклонения. Но даже эти счастливчики должны сохранять постоянную бдительность, поскольку они часто становятся жертвами собственной наивности и незнания.

Необходимо учитывать, что от 80 до 90% сообщений, передаваемых обществом (манера говорить, одеваться и т.д.), укрепляют монитор отклонения. Определенные образы убивают наш разум, это убийцы, которые приближают последнюю стадию агрессии. Господство монитора отклонения демонстрирует, например, феномен телесериалов, которые обладают навязчивым зарядом. Телесериалы – это монополизирующие разряды (flash).

Единственно верное решение – это позволить ребенку развиваться сообразно его природной идентичности, предоставляя ему больше пространства для души.

Однако впоследствии ребенок, который пребывал в гармоничной естественной среде, может испытать некоторые затруднения социального характера. Следовательно, необходимо научить ребенка всему тому, что требуется во внешнем мире для достижения положения в обществе, но чтобы при этом он ни на мгновение не забывал о своем внутреннем центре. Для себя способности удерживать прочную позицию в собственном центре вполне достаточно, однако, умение ориентироваться в общественной жизни и соответствующие знания (знание языков, умение зарабатывать деньги, наличие одного или нескольких высших образований, а также других документов и т.д.) позволят ему обрести власть, не становясь ее объектом[70 - См. Менегетти А. Система и личность. Указ. соч.].

Если этого удается достичь прежде, чем ребенку исполнится двенадцать-четырнадцать лет, то все будет в порядке, ибо начиная с этого возраста его можно считать состоявшимся взрослым. Теперь он обладает знаниями и уже не сможет ошибиться, поскольку выучил правило опережения. Он с легкостью станет первым в своем деле, но не окажется заложником своих достижений. Например, он может добиться первенства в учебе или спорте, но ни то, ни другое не станет для него довлеющим. Он воспримет эти достижения как набранные в игре очки, а не как ее цель.

Сильная личность – это вопрос не только генетического типа. Поскольку ген дается от природы, то сила – как энергия, темперамент, ум, чувствительность – идет от природы. Однако существование этой сильнейшей по сравнению с другими энергии порождает вопрос о способе ее воспитания. Определяющую роль в этом играют школа, семья, общество, но особенно важно, чтобы эта сила дополнялась редким умом, обогащенным культурой и постоянной
Страница 21 из 23

подготовкой. Именно от воспитания зависит, кем станет субъект – великим преступником или великим политиком.

2.8. Разрыв семантической зависимости[71 - По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Бомбиносе (Бразилия) в апреле 1994 г.]

Во внутреннем мире человека существуют динамические структуры, которым никто не придает значения. Даже в культурах, отмеченных наиболее глубоким проникновением в сферы литературы, философии и религии, внимание обращается лишь на феноменологию того рационального и эмоционального, что каким-либо образом представлено сознанию.

Что касается истинной реальности бессознательного, то даже когда сознание оперирует запечатленными в памяти данными, уже слишком поздно, так как мы имеем дело уже со следствиями. Рациональный абсолютизм определенных структур сознания отстраняет субъекта от реального мира выстраивающих его причин. Таким образом, человек утрачивает возможность доступа к рычагам управления, который дает ему власть над жизнью.

Проиллюстрирую концепцию «убийства» изнутри[72 - См. Meneghetti A. “La vita come individuazione e selezione tematica”. Filosofia ontopsicologica. – Roma: Psicologica Ed., 2002.] на классическом примере: если субъект живет вместе – в физическом, материальном смысле – со своей негативной матерью, это не вызывает никаких проблем. Бесполезно советовать ему физически отдалиться от нее, чтобы обрести личностную внутреннюю автономность, так как в действительности для отсечения матричного образа внешний аспект не имеет существенного значения.

Человек в плотной толпе, стиснутый со всех сторон, тем не менее, может внутренне оставаться в абсолютном одиночестве, сохраняя полную независимость и не поддаваясь влиянию окружающих его людей. Существуют самые различные способы внешнего сосуществования с другими при сохранении внутренней обособленности.

Можно действительно установить практически непреодолимый барьер даже перед тем, кто физически воздействует на наше тело, отгородившись безразличием, спокойной гражданской «смертью», испытывая безмятежное презрение к самой возможности ощущать кого бы то ни было рядом с собой. Мы можем легко поддерживать в себе это состояние ежедневно, в каждое мгновение собственной жизни в своем социальном окружении.

Это позволяет понять, что ущерб собственной личности наносит не внешнее физическое нахождение рядом с другим, но тот способ, которым субъект принимает другого, ищет, внутренне желает его.

На словах человек может всячески отрекаться от другого, но если последний психически в нем присутствует – благодаря семантическому полю, стереотипу, определенному образу или совпадающей рефлективной матрице – то это означает, что субъект бессознательно его желает.

Можно выделить четыре формы проявления этого внутреннего чувства:

1) сакрализация;

безразличное или относительное товарищество;

2) боязливое подчинение или реактивное отношение (ненависть, презрение, сильное впечатление, производимое другой личностью; пренебрежение, которое приводит к вовлечению, возбуждая агрессивность);

инстинктивная зависимость[73 - «Инстинкт» в соответствии с его традиционным пониманием, а не с позиции онтопсихологии. См. Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Указ. соч. Тезаурус. Указ. соч.] (неудержимая потребность, причем, не имеет значения, положительная она или отрицательная, это может быть и какойто порок, слабость, без которой субъект не может обойтись: курение, секс, алкоголь, азартные игры, членство в клубе и т.д.).

Сакрализация, относительное товарищество, реактивное отношение и инстинктивная зависимость представляют собой те четыре формы связи, которые обусловливают неполноценность нашего внутреннего мира и неотвратимо ведут к самоотчуждению.

Если связь функциональна (облегчает путь, обусловливает рост, развитие), то даже при сакрализации или инстинктивной зависимости субъект оправдывает свое существование.

В данном контексте я рассматриваю только проблему дистонических зависимостей, которые невротизируют нашу идентичность, уменьшая наше присутствие, ограничивая нашу личность и власть над собственным существованием.

Просто уклоняясь от воспоминаний, мыслей, телефонных звонков, разговоров и встреч, невозможно устранить эту зависимость, ибо само поведение субъекта означает, что он желает другого, приманивает его к себе и стремится к нему.

Для окончательного разрыва зависимости необходимо дискредитировать другого в собственном внутреннем жизненном мире. Речь идет о радикальном вытеснении другого, даже если он был добр к нам, даже если он очень помог нам тогда, когда мы в этом нуждались, даже если в глубине души нам его жаль.

Это – решительный разрыв изнутри, стирание любого воспоминания об этом человеке. Тогда динамика исчезает, контакт нарушается, происходит внешний пересмотр без вовлечения субъекта, так как следы присутствия другого уничтожены во внутреннем мире индивида, а также в сновидениях или в бессознательном. Внешняя связь не имеет значения. Это – беспощадное и необратимое устранение любым способом другого из собственного внутреннего мира.

Только после разрыва внутреннего контакта возможна метанойя[74 - «Метанойя» – коренное изменение поведения, с целью его отождествления с Ин-се. Подробнее см. Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч.].

«Убить» означает уничтожить сложившийся у субъекта образ. Не следует демонстрировать внешнее пренебрежение другому, оскорбляя или прогоняя его прочь, потому что подобное поведение лишь укрепляет зависимость, свидетельствуя об инфантилизме. Субъект должен уничтожить свою связь, некую часть себя, связанную «с…», устранить свой модуль отношения «к…», отсечь то, что затягивает его в регрессивную модальность самого себя. Таким образом, он уничтожает ту часть внутреннего мира, которая принадлежит другому, или внутренний мир другого, которым является он, к которому он принадлежит или который его – каким-то образом – сформировал.

Когда психотерапевт рекомендует клиенту устранить из своей жизни другого человека, он имеет в виду именно это единственное онтопсихологическое значение данного понятия.

Что объективно подтверждает успешность разрыва? Функциональность и сновидения – вот «практическое доказательство» того, продолжает ли другой присутствовать во внутреннем мире человека или нет.

Сновидения позволяют проверить истинность утверждений субъекта о том, что другой человек более не занимает его мысли. Если другой продолжает присутствовать в сновидениях, значит, субъект не сумел его изгнать; другой скрытно оккупирует его бессознательный мир, поскольку он его по-прежнему сакрализует, защищает, ненавидит, полагая, что нуждается в нем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/antonio-menegetti/proekt-chelovek-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

См. Менегетти А. «Негативная или вампирическая психология».
Страница 22 из 23

Клиническая онтопсихология. – М.: Славянская ассоциация онтопсихологии, 1997.

2

Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Указ. соч.

3

Менегетти А. Онтопсихологическая философия. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007

4

Менегетти А. Учебник по онтопсихологии. – М.: БФ «Онтопсихология», 2006

5

«Эпистема» (от лат. episteme) означает нахождение у истоков рождения факта. Подробнее см. Менегетти А. Тезаурус. Словарь онтопсихологических терминов. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007

6

Ин-се – онтическое экзистенциальное начало в человеке. Подробнее см. п. 1.2. настоящего издания, а также «Что такое онто Ин-се». Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.; Менегетти А. Ин-се человека. – М.: БФ «Онтопсихология», 2006

7

Онтическое сознание. см. Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч.

8

См. гл. 2 настоящего издания, а также Менегетти А. Монитор отклонения в человеческой психике. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.

9

Разум (mente от лат. – mensurare – измерять, измеряющий) – способность проектировать, задавать форму и проверять. Прим. ред.

10

Вступительный доклад на конференции «I Jornada Internacional de Ontopsicologica». Факультет психологии при университете Св. Мартина де Поррес в Лиме (Перу), апрель 1992 г.

11

Пояснения, касающиеся критериев, которые автор применяет при определении этимологии терминов см. в книге Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч., с. 5-12.

12

Автор различает три вида бытия: метафизическое, всеобщее и индивидуальное. Прим. пер.

13

Осознание – способность становиться сознанием, становиться единым с actio in transitu или actio actuans (момент, который создает тебя).

14

Сиергия – совместное действие; взаимодействие различных потенций или видов энергии в целостном действии. Прим. науч. ред.

15

Из цикла лекций в университете Лимы (Перу), апрель 1992 г.

16

От начальной буквы «Н» лат. homo – человек. Под константой «Н» понимается константа человека. См. Менегетти А. Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.

17

См. Менегетти А. «Человек как становящаяся согласно пространственно-временным координатам «открытая структура». Монитор отклонения в человеческой психике. Указ.соч.

18

См. Менегетти А. Рождение «Я». – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2006

19

Предсознание является также и местом резонансов семантических полей. Семантическое поле регистрируется в зоне предсознания, которое включает в себя всю сферу «иррациональной» интуиции, следовательно, семантическое поле – это нечто раскрывающееся и дающее формальную очевидность момента, но не обладающее логическим дискурсом. Передаваемая семантическим полем информация не достигает нашей логики, неспособной её прочитывать. Экстеро– и проприоцептивное восприятие происходит также на уровне предсознания. Как следствие, вся психотерапия проходит на уровне чтения «продуктов» предсознания: интуиции, финтазий, сновидений и т.д.

20

В ит. языке “potere” означает также власть, возможность, способность к действию. Прим. пер.

21

Онто Ин-се является посредником между Бытием и существованием. См. Менегетти А. Учебник по онтопсихологии. – Ч. 6. Указ. соч.

22

Подробнее об онтопсихологическом методе интерпретации сновидений см. Менегетти А. Образ и бессознательное. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007; Мир образов. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003

23

По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Лидзори (Италия) в августе 1990 г.

24

Группа ценностной ориентации (или референтная группа) – та, с которой индивид отождествляет себя и которая является для него источником норм и ценностей. Прим. ред.

25

«Copioni» – скопированные и зафиксированные модели поведения и способы восприятия. Далее по тексту «модели поведения». Прим. пер.

26

По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Лидзори (Италия) в августе 1990. «Unita» (ит.) – единство, означает также «единица». Прим. пер.

27

Под расстройством (дословно «нарушение равновесия» – прим. пер.) я имею в виду не болезнь, а просто ошибки в действиях.

28

Подробнее см. А. Менегетти. «Человек как становящаяся согласно пространственно-временным координатам "открытая структура"». Монитор отклонения. Указ.соч.

29

См. п. 5.2. настоящего издания, а также Менегетти А. Психосоматика. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007.

30

См. Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Указ. соч.

31

От греч. “???????” – высекать, вырезать, запечатлевать. Характер – запечатленная врезавшаяся модель, постоянный способ действия или поведения. Подробнее см. Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч.

32

По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Лидзори (Италия) в августе 1990 г.

33

«Динамическая целостность» означает, что «означающий (significante) остается всегда одним и тем же: он обретает различные оттенки, распадается на ряд частых представлений, то есть по-разному воплощается, но при этом остается единым в себе».

34

Еще раз хочу подчеркнуть, что на самом деле истинной силой комплекса является его способность действовать в тайне от «Я», т.е. выступать в роли первого фильтра бессознательного мира субьекта, ядром которого является онто Ин-се.

35

Подробнее о сопротивлении см. Менегетти А. «Сопротивление». Психосоматика. Указю соч.; «Твин Пикс». Кино, театр, бессознательное. Т. 2. – М.: ННБФ «Онтопсихология», 2003.

36

«Проект» (от лат. “proicio”) – «брошенный, кинутый, выставленный для…».

37

По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Бомбиносе (Бразилия) в апреле 1994 г.

38

По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в феврале 1990 г.

39

Подробнее о мониторе отклонения см. Менегетти А. Монитор отклонения в человеческой психике. Указ. соч., а также Meneghetti A. Residence di Mosca. – Roma: Psicologica Ed., 1995.

40

Спекулярный тип построения знания – выведение его без обращения к опыту. Относительно термина «спекулярность» см. приложение в конце настоящего издания. Прим. науч. ред.

41

Аутизм – термин Э. Блейера, означающий форму и состояние психического отчуждения, выражающиеся в уходе от действительности и погружении в замкнутый мир собственных переживаний. Прим. ред.

42

Более того, заметна игра слов: аутизм, машина и «Я», которое должно быть пилотом личности. (По-итальянски “autista” означает и «водитель», и «аутист» – прим. пер.). См. Менегетти А. Монитор отклонения в человеческой психике. Указ. соч.

43

По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.

44

См. Meneghetti A. “Specularita e organismico”. L`immagine alfabeto dell`energia. – Roma: Psicologica Ed., 2002.

45

См. Meneghetti A. L`immagine alfabeto dell`energia. Op. cit.

46

Существуют и патологические состояния озарения, представляющие собой не что иное, как шизофреническую экзальтацию. В этом случае мы видим зацикленного, экзальтированного человека, тогда как субъект, который действительно находится в состоянии озарения, спокоен. Он отсутствует, но при этом с высшей зрелостью присутствует во всех вещах. Разница видна по результатам. В случае с шизофреником речь могла бы идти о комплексе или семантическом поле, взрывающихся в «Я» субъекта. Чтобы вылечить такого больного, достаточно отсечь семантическое поле или же вернуть логику во взорвавшуюся зону комплекса.

47

Подробнее см.
Страница 23 из 23

Менегетти А. «Паранормальные феномены». Онтопсихология и психическая деятельность. Указ. соч., Образ и бессознательное. Гл. 11, 13. Указ. соч.

48

По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.

49

"Deja vu" (от франц. – уже пережитое) – неправильное воспроизведение в памяти, когда в результате ошибки думают, что данное переживание действительно когда-то имело место. Прим. ред.

50

О трех аспектах реинкарнации см. Менегетти А. Клиническая онтопсихология, а также Meneghetti A. “Il caso di ester V”. Casi clinici. Op. cit.

51

В лингвистике и философии коннотация выражает не только смысл понятия, но и его свойство или связь с любым другим предметом. Прим. пер.

52

Концепция эволюции не предполагает возможность понимания конечного результат на основании начала. Например, тип жизни взрослого человека и тип жизни оплодотворенной клетки не связаны между собой: каждый осуществляет коммуникацию в соответствии с уровнем опыта, разума, стереотипов, которыми он обладает. В любую эпоху и в любом государстве человек опирается на идентичные стереотипы. Поэтому можно понять книгу, написанную 2 или 3 тысячи лет тому назад, или же трактат Платона или Сенеки о морали.

53

Под «микросхемами» в данном случае понимается место сбора информации о совокупных характеристиках субъекта, своего рода «дело». Прим. пер.

54

По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.

55

См. Meneghetti A. Residence a Mosca. Op. cit.

56

См. п. 2.3. настоящего издания.

57

См. п. 2.7. настоящего издания, а также Meneghetti A. La cinelogia. Cinema e inconscio.

58

Подробнее см. Менегетти А. Образ и бессознательное. Указ. соч.

59

По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Бомбиносе (Бразилия) в апреле 1994 г.

60

См. Менегетти А. «Этиология заболеваний». Учебник по онтопсихологии. Указ. соч.

61

Точно так же солнце констеллирует вокруг себя планеты солнечной системы.

62

Комплекс действует, подавляя одни восприятия и гипертрофируя другие

63

«Мелочи» – это повседневные дела, микромир, о котором индивиду надлежит заботиться, если он хочет побеждать в макромире. См. Meneghetti A. “La pesona come fattore trascendente della storia”. Nuova ontopsicologia, №01/94.

64

По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.

65

По материалам лекций, прочитанных в Санкт-Петербурге (Россия) в декабре 1990 г.

66

«Семейственный» означает «стереотип семьи», тогда как «семейный» значит «социальная психология семьи».

67

Введение в онтопсихологическую трактовку психологии близнецов содержится в работе Barnabei P. “Gemellogia: simili o contrapposti?” Nuova ontopsicologia, №03/89.

68

См. Менегетти А. «Омэн II. Дэмиен». Кино, театр, бессознательное. Т. 1. Указ. соч.; Онтопсихологическая педагогика. – М.: БФ «Онтопсихология», 2007.

69

См. Meneghetti A. Il residence ontopsicologia. Op. cit.

70

См. Менегетти А. Система и личность. Указ. соч.

71

По материалам аутентифицирующего резиденса, состоявшегося в Бомбиносе (Бразилия) в апреле 1994 г.

72

См. Meneghetti A. “La vita come individuazione e selezione tematica”. Filosofia ontopsicologica. – Roma: Psicologica Ed., 2002.

73

«Инстинкт» в соответствии с его традиционным пониманием, а не с позиции онтопсихологии. См. Менегетти А. Клиническая онтопсихология. Указ. соч. Тезаурус. Указ. соч.

74

«Метанойя» – коренное изменение поведения, с целью его отождествления с Ин-се. Подробнее см. Менегетти А. Тезаурус. Указ. соч.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.