Режим чтения
Скачать книгу

Проект Данте. Смертельное сафари читать онлайн - Сергей Извольский

Проект Данте. Смертельное сафари

Сергей Извольский

WarGamesПроект Данте #3

Развивающиеся виртуальные миры широко раздвигают границы доступности развлечений. Особенно преуспели в организации досуга для богатых ивент-менеджеры «Проекта Данте». Тренд сезона – смертельное сафари: на территорию пустошей Технополиса, виртуальной реальности, в которой космические технологии соседствуют с пейзажами постъядерного мира, высаживается группа предполагаемых жертв в аватарах вновь созданных персонажей. Их задача – продержаться как можно дольше, перед смертью обеспечив охотникам максимум удовольствия. Вознаграждение немалое, ведь убийство – далеко не самое худшее, что может случиться в пустошах с двуногой дичью. Но на этот раз членов элитного сафари-клуба ожидают весьма неприятные сюрпризы…

Сергей Извольский

Проект Данте. Смертельное сафари

Фантастический роман

© Извольский С., 2015

© ООО «Издательство ACT», 2015

…основано на реальных событиях

Пролог

Блестящие двери с едва слышным шипением разошлись, и находившаяся в лифте молоденькая девушка непроизвольно прикрыла глаза от яркости насыщенных красок вокруг. Вдруг она чуть дернулась, едва не отпрянув, – прямо перед ней в воздухе появилась трехмерная надпись:

Аэроузел «Восток» воздушной гавани ТехноПолиса рад приветствовать Вас у себя в гостях!

Посетительница на мгновенье растерялась, но тут же напустила на себя невозмутимый вид и шагнула вперед, прямо сквозь начавшие быстро истончаться буквы. Выйдя из лифта, гостья не очень уверенно сделала несколько шагов, отойдя от бесшумно сомкнувшихся створок, и остановилась, будто в задумчивости. На самом же деле, стараясь не показать свое изумление, девушка осматривалась по сторонам.

Изумляться было чему – невиданных размеров корпус аэроузла «Восток» будто парил в воздухе, по форме походя на аэростат дирижабля. Большинство стен и часть полов были прозрачны, а с того места, где стояла девушка, открывался вид на лазурное море, под ногами расчерченное полоской архипелага. Там, внизу, сейчас бороздили водные просторы яхты, на островах виднелись роскошные особняки. Присмотревшись, можно было даже заметить ряды бунгало, расположенных прямо на поверхности воды. Сверху же и по бокам сквозь прозрачные стены было видно пронзительно голубое небо, которое сливалось с лазурью моря на линии горизонта.

Заметив движущуюся точку в небе, гостья присмотрелась и с удивлением наблюдала, как к аэроузлу приближается воздушное судно. Вот только оно не было похоже на те самолеты, на которых ей приходилось иногда летать. То, что сейчас уверенно увеличивалось на глазах, в пологом вираже приближаясь к терминалу, можно было сравнить с яхтой в футуристических обводах, к которой приделали несколько небольших крыльев с вертикально расположенными турбовинтовыми двигателями в плоскостях.

Когда воздушное судно – у девушки даже в мыслях не получилось назвать это самолетом – скрылось из виду за частью непрозрачной крыши, дежурный механический голос начал объявлять о прибытии рейса из Семнадцатого аванпоста Северного кластера.

Уже не пытаясь убрать с лица удивленное выражение, молодая посетительница заметила в бескрайней синеве неба еще несколько неуловимо похожих аппаратов. Какие-то приближались к терминалу, какие-то, наоборот, удалялись.

– Вау, – выдохнула девушка тихонько и сделала несколько шагов в нерешительности.

«И куда теперь?» – мелькнула мысль.

– Здравствуйте, Лана, – перед немного растерянной посетительницей прямо из воздуха материализовалась фигура женщины, затянутой в синюю форму работника аэроузла. – Позвольте посмотреть на ваш личный терминал, – приветливо улыбнулась голограмма.

Девушка не поняла, откуда фантому известно ее имя, но послушно протянула руку вперед.

– Благодарю, Лана, – не прекратила улыбаться голограмма и, едва наклонившись, присмотрелась к тут же мигнувшему парой искорок широкому браслету, охватывающему запястье девушки.

– Лана, вы уже зарегистрированы на рейс два нуля одиннадцать дабл-ю ти аш, посадочные ворота номер тринадцать. Посадочные ворота находятся в той стороне, – развернулась голограмма, жестом указывая направление. – Посадка на рейс начнется через четыре минуты, закончится через тридцать четыре минуты. При возникновении вопросов вы в любой момент можете обратиться за помощью к сотрудникам аэроузла, воспользовавшись стойками информации. Приятного дня, – еще шире растянула губы в улыбке голограмма, по изображению пробежали желтые искорки, и оно исчезло.

– Ух ты! – еще раз позволила себе выразить эмоции Лана, но затем снова напустила на себя невозмутимый вид и легко зашагала по огромному залу, осматриваясь по сторонам. Услышав легкий шелест, а чуть позже гул голосов, девушка обернулась и увидела, как распахнулись не замеченные в стене двери и в общий зал начали выходить люди. «Рейс из Северного кластера», – догадалась Лана.

Идущие мимо пассажиры оборачивались на нее. Почти все они были загорелыми и выглядели как возвращающиеся с курорта отпускники. Хотя среди прибывших было много красивых девушек, большинство мужчин проводило Лану взглядами, несколько выразительно подняли брови, а один в костюме полувоенного кроя даже присвистнул.

Гостья едва заметно усмехнулась и, проходя мимо стойки информации, остановилась у зеркального стекла. Смотреть на себя такую было непривычно, но зрелище производило впечатление даже на обладательницу внешности. Из отражения на Лану глянула невысокая, совсем молоденькая девушка с распущенной гривой иссиня-черных волос. На ее тонком, изящном лице выделялись огромные глаза, а белоснежный обтягивающий комбинезон совершенно не скрывал формы безупречной фигуры, наоборот, подчеркивал. Обута Лана была в белые сапоги до колена на невысоких каблуках, ноги в которых смотрелись просто сногсшибательно.

Девушка отвернулась от отражения и опустила взгляд, присматриваясь к непривычному еще комбинезону. Плотный, отдаленно похожий на неопрен материал, только мягче по ощущениям. Где-то ткань тонкая и обтягивает, как, например, на боках и груди. «Даже слишком тонкая и слишком обтягивает», – подумала девушка и снова подняла глаза к отражению. «Еще и вырез этот», – прикоснулась она к полоске голой кожи, которую открывал комбинезон от шеи до места чуть ниже ложбинки между грудей. Лана попыталась затянуть комбинезон, но не получилось. Зато поняла, откуда голограмма узнала ее имя, – на левой стороне воротничка стоечки была небольшая нашивка: «LANA». И чуть ниже, более мелким шрифтом: «0011WTH/R/W17».

Девушка продолжила осматривать комбинезон. Где-то ткань оказалась гладкой, а где-то собиралась едва заметными искусственными складками. На коленях, локтях и плечах она заметила уплотнения, а на ногах боковые карманы. При близком рассмотрении девушка увидела, что ткань под мышками и на внутренней стороне бедер будто перфорирована. Проведя рукой по черному, широкому поясу – единственному не белому предмету в наряде, за исключением браслета на руке, посетительница еще раз с удовлетворением осмотрела себя с головы до ног.

– Э… – раздался позади озадаченный голос, – Лана?

Обернувшись, девушка
Страница 2 из 18

увидела совсем рядом двух парней, одетых в похожие по крою комбинезоны, вот только у одного он был светло-коричневого цвета, а у второго темно-зеленого. Ткань их комбинезонов, как отметила девушка, походила на материал ее костюма, вот только не выглядела такой же облегающей, как на ее фигуре. И вместо изящных сапог на обоих были высокие, до середины голени, ботинки. В остальном все так же – аналогичные браслеты личных терминалов, идентичные черные пояса с несколькими кармашками.

– Это я, – кивнула между тем Лана, увидев на воротничках имена подошедших к ней.

– Мда, – протянул один из парней, со скепсисом взирая на девушку, – у нас и так шансов было мало… а теперь вообще амбец.

– Шансов выжить? – вдруг перехватило дыхание у Ланы. Охваченная величественностью открывшихся панорам вокруг, она совсем забыла, зачем сюда пришла.

– Ха, – усмехнулся парень в песочном комбезе, – шансы выжить у нас и так были чуть меньше чем ни… меньше нуля, в общем. С тобой наши шансы умереть быстро и безболезненно стремительно тают.

Глава 1

Когда мягко захлопнулась дверь, мои губы тронула легкая улыбка, а пальцы начали чуть подрагивать в предвкушении.

– Парам-пам-пам, – быстро выдав ритмичную связку хлопков по груди и бедрам, я устремился в комнату. Еще падая в кресло, нажал кнопку включения ноута. Золотая ночь сегодня – Вика ушла с подругами на девичник, и у меня теперь было очень много времени. Очень много времени и миллион возможностей.

Пока шла идентификация пользователя по отпечатку пальца, я уже подсоединил датчики к кистям и надел пока безжизненные вирт-очки. Вдруг на одной из дужек коротко мигнул красный значок сердца червовой масти и по глазам мазнуло полоской сканера. Почти сразу все вокруг заполнили живые краски приемной самого популярного в мире покер-рума.

– Паааааааа…ехали! – качнув головой как боксер, я повел плечами и громко выдохнул в последний раз. Все, эмоции в сторону. Пусть внутри подождут, напитаются, а пока мне нужно лишь холодное сердце и кристально чистый разум.

После того как в несколько движений пополнил банк, слив с карточки всю наличность, принялся искать стол. Искал долго – стол для игры должен был быть без виртуальных любителей многостоловости и с крупным средним банком. Только живые лица и наслаждение эмоциями азарта!

С покером я познакомился недавно, но уже понял, что именно эта карточная игра может помочь мне заниматься тем, что люблю, – то есть ничем не заниматься. Ничем не заниматься с комфортом, не думая о насущных проблемах. Где-нибудь в шезлонге у теплого моря на белоснежном пляже.

В единственном самоучителе, который я недавно бросил читать, были забавные советы – к примеру, не использовать сразу весь свой банк-ролл. Кто, интересно, пишет такие самоучители? Несмотря на несколько довольно болезненных проигрышей в начале покерной карьеры, я верил в себя и в свою удачу – и удача в ответ начала отвечать мне взаимностью.

Наконец стол был найден и пошла игра. Хорошая игра, по-крупному. Ближе к утру, как и почти всегда, я был в выигрыше. Стол попался что надо – все остальные восемь человек наслаждались азартом игры вместе со мной. Кто-то уходил, но приходили и те, кто вливался в общую атмосферу. Особой текучки не было – я уже успел изучить повадки и манеру игры основных оппонентов.

Сбросив очередную мусорную руку, я глянул на часы. О как! Пора бы и закругляться – время к восьми утра. Скоро вернется Вика. Переведя очки в режим полупогружения, я откинулся в кресле и принялся ожидать большого блайнда, чтобы уйти из-за стола.

Наконец дождался. И как раз ключ во входной двери повернулся одновременно с тихим шелестом раскладываемых на флопе карт. «Все, встаю», – подумал я и уже было потянулся к интерактивной кнопке «Сбросить». Однако чуть задержался – карты были не айс, но и не совсем мусорные – король пик и валет червей. Разномастные, да и против таких сочетаний – король/валет – у меня всегда было предубеждение. Почти никогда не разыгрывал такие руки.

Пока Вика раздевалась в прихожей, прошел первый раунд торговли. Не повысил никто, и я сделал агрессивный рейз, увеличив банк втрое.

– Андрей! – войдя в комнату, подружка недовольно топнула ножкой. – Опять ты в своей игре сидишь!

Один из игроков ставку принял, и с тихим шелестом открылись карты. Два короля и валет. У меня губы едва улыбка не тронула – с ходу мощная комбинация – фулл-хаус! Теперь не спугнуть только – вжав одну из кнопок, я лишь на секунду поднял очки.

– Милая, подожди три минуты, – произнеся это, я сразу же опустил очки обратно, чтобы по аватару за столом не пошли искорки, показывающие, что я в альт-табном[1 - Сочетание клавиш «Alt+Tab» позволяет выйти из полноэкранного режима программы. Т. е. в данном случае подразумевается эффект неполного присутствия.] режиме.

– Андрей… – нахмурившись, слегка пьяно и капризно протянула Вика, – меня черт-те где носило, а ты говоришь «подожди три минуты»?

Голос ее я сейчас слышал довольно далеко, будто из соседней комнаты. Погружение же, хотя и не совсем полное, как в вирткапсуле. Внимания на Вику уже не обращал – чуть побарабанив пальцами по виртуальной поверхности стола, кусая губы в мнимой задумчивости, бросил на стол пять фишек. Пятьсот евро покатилось по зеленому сукну.

Оппонент, сухощавый мужчина из Бельгии в больших солнцезащитных очках, судя по виду, находился в замешательстве. Думал он долго, уже запиликал сигнал активации дополнительного времени. Я глядел на него нетерпеливо, но с приятным ожиданием – бельгиец коллировал почти все ставки. Автоответчик, как таких игроков называют. И он слил уже очень немалую сумму за те несколько часов, что провел за столом.

– Я тебе нужна вообще? – краем, совсем на периферии зрения за очертаниями стола и игроков, маячила Вика. – Ты не хочешь меня спросить, как все прошло? Да я…

Я не прислушивался – на кону больше тысячи евро. Вот сейчас игру завершить на мажорной ноте, и можно поговорить с подружкой. А еще лучше поссориться и потом помириться – после такого с ней в постели всегда было незабываемо.

Бельгиец, наконец, принял ставку. Пять синих фишек присоединились к банку. Тихо легла на стол четвертая карта. Дама.

Немного подумав, я пожевал губами и легко бросил на стол еще пять фишек.

– Да иди ты, валенок бездушный! – раздался крик, а чуть погодя хлопнула входная дверь. «Ничего, – подумал я, – сейчас банк снять и догнать ее. До метро тут далеко, а машину она сразу вряд ли поймает».

Бельгиец по виду сильно нервничал, но ставку принял, и опять в последний момент.

«Т-тормоз», – подумал я, с трудом сдерживая эмоции, представляя, как Вика сейчас каблучками цокает по лестнице, – вряд ли она лифт стала дожидаться.

Когда на стол легла последняя карта, я мысленно подпрыгнул, но виду не подал. Подумав, сглотнул, прикидывая варианты карт у бельгийца. Самое сильное – это стрит, пусть даже от туза до десяти. Все равно это мое каре королей не перебьет. Решившись, двинул вперед все свои фишки. Чуть больше пяти тысяч евро. Бельгиец порадовал – ответил почти сразу.

Бросив карты на стол в предвкушении, я откинулся в кресле с тянущим отголоском волнения под ложечкой, а еще в приятном ожидании. Однако фишки на столе вдруг двинулись к
Страница 3 из 18

бельгийцу, моментально разложившись по аккуратным стопочкам рядом с ним.

– Внимание! У вас недостаточно средств для продолжения игры. Пополнить счет?

-…ь, – выдохнул я непроизвольно.

– Внимание! За нецензурное выражение на вас наложено двухминутное молчание!

«Это что такое?» – мысленно закричал я, повернувшись к окну сообщений. И обомлел – у бельгийца была комбинация «флэш-рояль» – карты от туза до десятки одной масти. Я до этого ни разу не видел в игре, чтобы такая комбинация у кого оказалась.

– Э… э, э, э! – срывая очки, разрывая соединение, произнес я в шоке. – Э, вы что там! Да ну нафиг, – тяжело вздохнул я, обхватывая голову руками. Вздохнув еще раз, поднялся и, разминая затекшую шею, откинулся назад, опустошенный.

Спрятанные внутри эмоции бурлили. Пальцы подрагивали так же, как и вечером.

«Если вас переехали, не трогайте монитор, будет только хуже. К тому же он не виноват», – гласил один из запомнившихся мне из дурацкого самоучителя советов.

Но ноутбук я все-таки разбил – эмоций внутри было запрятано слишком много.

* * *

Около часа потребовалось мне, чтобы прийти в себя. Запив горький привкус несправедливости и обиды крепким чаем, я вышел во двор. Сев в машину, задумался – надо ехать к Вике мириться. А для этого нужны деньги. Хотя бы немного – цветов купить. Но в карманах – ноль абсолютный.

Задумавшись, повернул ключ зажигания, но тут же вернул его обратно – прозвучал мелодичный динь-дон, и я вспомнил, что бензина в баке почти нет. Вчера не заправился, лень было. Выйдя из машины, невольно громко хлопнув дверью, обошел вокруг несколько раз и присел на капот, раздумывая. И совсем не получалось надумать, кого из друзей можно дернуть на предмет занять денег ненадолго. Не, друзья-то есть, вот только в девять утра субботы…

Вздохнув, достал телефон и нашел в принятых вызовах номер.

– Слушаю, – раздался почти сразу вкрадчивый голос из динамика.

– Пап, привет, – произнес я и облизнул губы, волнуясь – лишь бы прокатило.

– Ну привет, – ответил отец и замолчал в ожидании.

– Пап, слушай, тут такое дело…

– Денег надо?

– Ну почему сразу денег? Что ты так сразу…

– Ладно, приезжай. Как раз разговор есть.

– По поводу? – напрягся я.

– Без повода. Давай, приезжай.

В динамике коротко пикнуло, и связь прервалась. Выдохнув, я помотал головой. Ехать к отцу не хотелось – тот своими наставлениями мог всю душу вынуть.

Однако деньги нужны.

Сдержанно рыкнув двигателем, мой черный конь выполз со двора, и тут уже мотор взревел, разгоняя быструю машину. Движение на дорогах было пока свободное, и я без проблем передвигался по городу. Хорошо вокруг – тихо, спокойно. Легкий ветерок кое-где гонит по асфальту мелкий мусор, воздух еще свежий, не тяжелый от городского смога.

Да, очень хорошо вокруг, особенно если не думать о том, что час назад я легким движением руки половину стоимости своей машины слил.

Увидев на автобусной остановке двух девушек, одна из которых стояла с поднятой рукой, я топнул по педали газа и, резко обогнав какого-то бомбилу на девятке, успел первым. Стоявшая с поднятой рукой девушка даже шаг назад сделала – еще бы, такой черный коршун подлетел. Мой тонированный «галант», чьи ксеноновые фары с накладками хищным прищуром смотрели на окружающий мир, выглядел очень агрессивно, двигаясь на дороге плотно и резко. Бросив быстрый взгляд на автомобиль, одна из девушек шагнула с поребрика и взялась за дверную ручку.

Я ухмыльнулся – недавние мои приключения принесли мне приличную сумму денег. Хватило на квартиру (вот папа удивился, когда я от него съехал) и очень-очень неплохой автомобиль. И хотя поклоняюсь сонму итальянских богов – Ламборджини, Мазератти, Ферарри, Бугатти, в пантеоне нашлось место и японскому Мицубиси. Правда, казавшаяся невиданной сумма как-то очень уж быстро закончилась. Хватило на однокомнатную квартиру, машину, новые фары к ней, а еще диски и наклейку [KUPCHINO] на заднее стекло. С КАСКО повезло – в салоне по акции бесплатно досталась. Кстати о птичках – страховку еще не скоро продлевать, а вот пробега пару тысяч уже перекатал, ТО пора делать давно.

А денег нет. Уже нет.

– Привет, до Парашютной, – наклонилась между тем девушка в салон, открыв дверь.

На мгновенье я впал в ступор – она была очень красива. Вернее, она была очень-очень красива. К тому же ехать на Парашютную – как раз туда, куда мне и надо. Но значок на панели мигал уже давно, а разговор с отцом не факт, что увенчается успехом.

– Сколько? – сглотнув, невозмутимо спросил я. Покер-фэйс – сила тренировки.

– Э… – изогнув бровь, сделала вид, что не поняла, девушка, – чего, прости?

– Кхм, – кашлянул я, но переспросил, – сколько?

Кандидатка на поездку чуть отодвинулась, бросила еще один взгляд на машину и наклонилась вперед снова.

– Пятьсот? – полувопросительно произнесла она.

– Поехали, – кивнул я.

Обе девушки сели на заднее сиденье и сразу же начали негромко переговариваться. Я рулил уже не так резко, как до этого, – когда в машине люди, всегда еду аккуратнее. Музыку тоже сделал тише и периодически поглядывал в салонное зеркало.

Пассажирки на первый взгляд казались сестрами. Примерно одного роста, очень похожие фигуры, и у обеих длинные темные волосы. Но, присмотревшись, я понял, что это не сестры. «Мать и дочка» – решил я. Судя по обрывкам фраз, мама везла совсем молоденькую дочку знакомиться со своим избранником.

Но смотрятся они все же сногсшибательно в паре – выглядящая очень молодой мама и сильно похожая на нее дочка, которая макияжем прибавила несколько лет.

– Эй! – вдруг вскрикнула молодая девчонка испуганно, и я в последний момент крутанул руль, уходя от столкновения с трамваем. Глухо стукнули амортизаторы на разбитом асфальте рельс.

После этого я все больше глядел на дорогу, но к разговору прислушивался. Из продолжающейся беседы узнал, что «мамочка» с некоторым небрежением относится к своему избраннику, но в данный момент это самое лучшее из того, что было. Надо брать.

– Какой дом? – буркнул я, когда повернул на Парашютную. По указанию старшей проехал почти всю улицу, а повернув в небольшой проулок, подъехал к металлическим воротам двора недавно построенного элитного жилого комплекса.

– Спасибо, – в один голос поблагодарили девушки меня, выходя из машины. Когда они вместе двинулись к воротам, я полностью открыл стекло и засмотрелся. Было на что – на обеих тугие выцветшие джинсы, плотно облегающие длинные ноги. У мамочки короткая курточка, расстегнутый ремешок которой кокетливо болтался, открывала манящую загорелую полоску голой кожи на талии, а у дочки на джинсах длинная порванная полоска прямо под левым карманом. Выглядит аппетитно, даже очень.

– Фух… – едва слышно вздохнул я.

Вдруг они обернулись, и мама что-то насмешливо сказала дочке, а после этого обе рассмеялись. Весело, задорно, но между собой. Смеялись для себя и надо мной – это хорошо чувствуется. Я отвернулся, покачав головой, и, не удержавшись, тронулся с места с взвизгом резины.

Быстро съездив на заправку неподалеку и залившись на полученную купюру, вернулся к пылающему от лучей утреннего солнца жилому комплексу – мне надо было туда же. Не заморачиваясь набором номера в домофоне, просто
Страница 4 из 18

перемахнул через калитку – не люблю ждать. Ускорившись и легко пробежав несколько шагов, перехватил дверь подъезда за входящей в него девушкой с коляской. Мило поулыбался и консьержке, узнавшей меня, и молодой мамочке в лифте.

Поднявшись на этаж, позвонил в дверь – ключ у меня был, но я здесь сейчас не живу и самому дверь открывать не стоит. Даже если ждут – я же в гости пришел. Это не мои, если что, идеи – отец так говорит. Хотя он прав, конечно. Как обычно.

– Арье! Наконец ты приехал, – открыв дверь, приветствовал меня отец со сдержанным неудовольствием.

Арье – это по паспорту. И ни мать, ни отец не признались, кому в голову такая замечательная идея пришла. Сам же я всегда, еще со школы, представлялся Андреем. С некоторыми учителями из-за этого общий язык не находил – на имя Арье просто не отзывался. Многих педагогов это расстраивало и будило повышенное желание общаться со мной именно по имени. А потом общаться с моими родителями.

Поморщившись, зашел в прихожую. Не нравится, да, но не будешь же отца просить не называть меня по имени, которое они вместе с мамой придумали? К тому же это я тут пришел денег просить.

Мы с отцом внешне похожи, как две капли воды, – я такой же худощавый, чуть выше среднего роста. Все говорят, что глаза и черты лица у нас одинаковые. Однако характером я пошел в маму, а отец отказывается понять это до сих пор. И раньше он не оставлял попыток перевоспитать меня на свой лад. Поэтому самое, наверное, яркое, что во мне есть кроме пятидесяти пяти килограмм биоматериала, это протест. Неважно чему, главное сам протест.

– Упс, – невольно вырвалось у меня, когда, скинув кроссовки, я заметил аккуратно стоящие две пары изящной женской обуви. «Да не может быть», – сразу же мелькнула успокаивающая мысль.

– Пойдем, Арье, хочу познакомить тебя с Оксаной и ее дочерью, – отец поманил меня за собой в гостиную.

– Епть, – скривившись, я увидел чинно чаевничающих за большим столом своих недавних пассажирок.

Вот ведь, оказывается, не только «флэш-рояль» в жизни бывает. Черт, надо было гороскоп вчера посмотреть, прежде чем в покер играть, – наверняка в моем созвездии ярко-красная комета взорвалась, которая туда раз в тысячу лет залетает.

– Оксана, Милана, – кивнул между тем отец чинно, сделав жест рукой, – знакомьтесь, это Арье, мой сын.

Обе, судя по виду и легкому дуновению воздуха от взметнувшихся ресниц, удивились не меньше меня.

«Интересно, а этой пигалице ее имя нравится?» – мелькнула у меня мысль.

– Пап, слушай, можно тебя на пару минут? – развернулся я к отцу. Желания общаться с дамами у меня совершенно не было.

– Арье, мне не нравится твое поведение, – нахмурился отец, – прошу тебя…

От моего внимания не укрылось, как заерзала на диване кандидатка в невесты, – наверняка ведь подумала, что сейчас вывалю отцу все то, что только что услышал.

«А вот пусть понервничает, – мелькнула удовлетворенная мысль, – нечего надо мной смеяться было!»

– Пап, ну очень надо, честно, – упрямо повторил я и пошел на кухню.

– Сын, почему ты меня позоришь? – быстро прошел за мной отец и встал в проходе.

– Па, дай, пожалуйста, денег в долг, а? Очень надо, – быстро попросил я, – у меня…

– В долг? – удивился отец, покачав головой, – ты у меня за последние три месяца уже взял в долг два раза и ни одного не вернул.

– Пап, ну серьезно, очень надо, я тебе верну, обещаю…

– Когда?

– Ну… наверное, к среде… может быть, к четвергу.

Черт, зря я это сказал.

– Наверное? Может быть? – повысил голос отец, – Арье, это деньги! Это твой бюджет! Не только в одной фразе, но и в контексте целого суждения нельзя употреблять вместе слова «бюджет» и «наверное»! Это несовместимые вещи! Ты со мной согласен?

– Ну, наверное… да, – наступил я на горло собственной песне. Ведь если к Вике в ближайшее время не приехать, как с ней мириться после, не знаю.

– Наверное? – негромко произнес отец, – ты снова говоришь «наверное»?

– Пап, ну ты дашь денег или нет? – не сдержался я.

– Напомни, сколько ты мне должен за те два раза, когда ты у меня денег брал. А еще помоги вспомнить сумму взятки в полицию.

– Я не виноват, ты же знаешь! И я просил тебя взятку не давать этим шакалам! – тот случай, когда мы с парнями ночью вступились за девушку и немного травмировали слугу народа, как впоследствии оказалось, стоил моему отцу довольно приличной суммы. Но я действительно просил его денег в полицию не нести – собирался доказывать свою невиновность самостоятельно.

– Деньги-то я все равно заплатил, чтобы ты не сел, – поджал губы отец. – Так сколько ты мне должен?

Понурившись, назвал сумму. Немало, оказывается, а я и не думал об этом раньше.

Блин.

– И когда это отдашь?

Все же надо было мне подольше прыгать на ноутбуке. На его половинках, когда я, разломав, втаптывал их в пол. Хотя, возможно, невыплеснутые эмоции остались и оттого, что в последний момент я сдержался и пощадил вирт-очки.

Не стесняясь в выражениях, высказал отцу, что деньги в жизни не главное и их можно зарабатывать, не переводя все вокруг себя в расчеты с графиками, а потом направился к выходу. С трудом удержавшись, чтобы не пнуть изящные женские ботфорты, попавшиеся под ноги, прыгнул в кроссовки и вылетел из квартиры. Прежде чем закрыть дверь, прокричал отцу, что его сраные деньги я ему в пятницу занесу.

Теперь дело за малым – заработать их.

Вот проблема только – ничего более-менее путного я еще не умею. Воровать тоже не умею, да и не хочу, поэтому путь виделся всего один. И гораздо более нежелательный, чем попросить денег у отца. Путь пугающий, но одновременно манящий природой невиданной пока мне… опасности?

Глава 2

Информация из Википедии:

Виртуальная массовая многопользовательская онлайн игра, или ВММОРПГ (Virtual Massively multiplayer online role-playing game, VMMORPG) – компьютерная игра в реальности виртуального мира, в которой жанр ролевых игр совмещается с жанром массовых онлайн-игр. ВММОРПГ начали приобретать популярность с появлением т. н. вирткапсул, посредством которых игроки погружаются (ныряют) в виртуальные миры, отключаясь от реальности. Основной чертой жанра ВММОРПГ является полное, абсолютное погружение в вымышленную реальность, где происходит взаимодействие большого числа игроков в рамках виртуального мира.

Как и в любой другой ролевой игре, участник принимает на себя роль персонажа, вживаясь в тело созданного аватара, и начинает управлять многообразием его действий. ВММОРПГ отличаются от однопользовательских или небольших многопользовательских ролевых онлайн-игр в виртуальном пространстве не только количеством игроков, но и постоянно действующим игровым миром (который поддерживается силами издателя игры), существующим вне зависимости от наличия в виртуальной реальности отдельного игрока и по ощущениям во многом копирующим физику реального мира. При этом в ВММОРПГ каждый участник может самостоятельно выставить себе уровень восприятия боли и/или иных ощущений, поэтому погружения в миры VMMORPG приобретают серьезную популярность, хотя приток игроков пока не очень велик[источник не указан 112 дней] из-за высокой цены вирткапсулы, в связи с чем многие игроки погружаются в виртуальные миры в специальных центрах или игровых клубах, не приобретая себе
Страница 5 из 18

вирткапсулу, а оплачивая лишь игровое время.

С момента появления ВММОРПГ киберспорт вышел на новый уровень, а с 07.07.20XX года в сетке российского федерального вещания появился канал «КиберСпорт», на котором транслируют соревнования и турниры в таких популярных игровых мирах, как Терра, Новая Реальность (Нова), ТехноПолис.

На парапете гранитной набережной, свесив ноги к неспешно несущей свои воды Неве, я сидел долго. Наконец все же решился на звонок.

– Это не глюк? – сухо поинтересовалась трубка после долгих пяти гудков.

– Нет, это я, – мне потребовалась пауза, чтобы ответить.

– Арчи, дружище! Ты ли это? – голос разительно изменился. Стал делано дружелюбным.

– Да, это я, – пауза затянулась, и надо было хоть что-то сказать.

– Арчи, ты позвонил мне, чтобы поздравить с днем рождения?

– Э… – я широко глаза открыл – неужели у Кекса сегодня день рождения?

– Ладно, расслабься, – почувствовал он мое удивление, – месяц назад был. Можешь поздравить с прошедшим, раз тогда не позвонил.

– Ну, с прошедшим, – опомнившись, уже спокойно ответил я.

– И че? – почти сразу же спросил Кирилл.

– Кекс, мне деньги нужны. Много и быстро.

– Сочувствую. Я здесь при чем?

– Кекс, не делай мне мозг. Ты же знаешь, зачем я тебе позвонил.

– Че мля? – вкрадчиво спросил Кирилл, – именно, Арчи, именно. Ты мне позвонил, – мелодично произнес он и повторил, смакуя, – ты мне позвонил. Ты. Мне! Позвонил!!!

– Кекс, слушай…

– Нет!!! – вдруг заорал он, – это ты послушай! После того, как ты всех кинул, ты осмелился мне позвонить?! Ты тогда как специально момент выбрал, чтобы соскочить!

– Кекс, ну не передергивай…

– Арчи! Знаешь, на сколько я бабок тогда встрял!? И после этого ты как…

– Кекс, прости.

– … как ни в чем не бывало… что ты сказал?

– Кекс, прости.

– Епть, у меня в динамике что-то барахлит. Повтори еще раз, громче, пожалуйста.

– Кирилл! Прости меня! – крикнул я в трубку.

Почувствовав на себе взгляд, обернулся. Три девчонки, два парня, по набережной гуляют. Ну, сейчас не гуляют, остановились и на меня смотрят.

– Все нормально, я не гомик и прыгать не буду, – отняв телефон от уха, закрыв динамик рукой, быстро сказал я им.

– Куда ты меня послал? – спросила трубка голосом Кирилла.

– Это не тебе было.

– Давай, Арчи, продолжай. Так что ты просил, чтобы я тебя?

– Кекс, вот иди в жопу. Ты сейчас ни одного человека не сможешь назвать, у кого я прощения просил. А тебя целых три раза.

– Ладно, ладно, впечатлил. Ну так что, говори?

– Кекс, мне нужны деньги. Много и быстро.

– ТехноПолис, Нова, Терра, Данте? Самое реальное как обычно в Данте, там сейчас тема есть…

– Кекс, туда мне нежелательно.

– Слушай, ну это Данте, но не…

– Кекс, проехали.

– О’кей, а…

– Эльфов не люблю, сам знаешь.

– Значит, Бэдландс. Но слушай, я тебе про что говорил-то…

– Кир. Пустоши.

– О’кей, о’кей. Бэдландс… сейчас, повиси, посмотрю.

– Кекс, не парь мне мозг, а? Как будто ты на память все не помнишь?

Кирилл действительно помнил все игровые события на пару месяцев вперед, но у него был пунктик – даже прекрасно что-то зная, не перепроверив как минимум один раз, он об этом не сообщал.

– Сказал же, повиси… ты как настроен? Дуэли, поиск, массовка или…

– Кекс, мне поровну абсолютно, главное, чтобы денег побольше было на выходе.

– Слушай, вот тема. В пятницу командный десматч[2 - DM, DeathMatch (смертельный матч) – вид соревнования в киберспорте.] будет, только топовые гильдии анклава участвуют. Из бургов фашисты и пшеки будут.

Хм, в пятницу мне поздно – отцу же кричал, что в пятницу деньги отдам.

– А поближе, ничего нет?

– Арчи, ты с дуба рухнул! Ты что думаешь, каждый день можно топкланы в мясорубке собирать?

– Ладно, ладно, не ори. Гильдии какого анклава участвуют?

– Ингрии. Если б другого, я бы сказал! Так вот, думаю, ты можешь к Ренегатам в команду вписаться, они же тебя с руками оторвут…

– Кекс, на меня же Кубик Рубик злой, я…

– А он в отпуск укатил с зазнобой новой из Валькирий. Там сейчас Вэл пока за главного, он тебе должен, помнишь?

– Это хорошо. Что за тема?

– Небольшое плато в заднице за срединной равниной, где, наверное, никто и не был ни разу. Восемь команд, с территории выходить нельзя. На плато есть руины города, несколько деревень диких и пара заброшенных военных частей. Рейдеры еще, не без этого. Ставки нереальные, весь ТехноПолис уже гудит, трансляция на больших экранах и…

– Все, спасибо, Кекс, понял, – выдохнул я, – скинь мне телефон Вэла, пожалу…

– Слышь, скинь! Давай ко мне, это дело обмыть надо!

– Я алкоголь не пью, ты же знаешь.

– Так я тоже. Сока выпьем, потрещим.

– А что обмывать-то?

– Ну как что обмывать? Дядюшка Бу вернулся!

* * *

Вскоре после того, как мимо с завыванием пробежала толпа диких, послышался лязг гусениц. Но даже несмотря на грохот крадущейся стальной туши, я услышал карканье переклички голосов. Напрягшись, подождал пару минут, а после осторожно выбрался из укрытия. Рядом захрустели камушки. Подошел Гера, широкоплечий крепыш в солнцезащитных очках, которыми он очень гордился, – еще бы, такие очки в пустошах стоили едва ли не больше, чем моя винтовка.

– Давай, давай, – поторопил я Геру и короткими перебежками, часто осматриваясь, побежал по развалинам. Напарник как привязанный держался следом. Крупные булыжники скрежетали под ногами, несколько раз я чуть не упал – пока сидели скрючившись в укрытии, тело задеревенело.

Быстро высунувшись из широкого пролома, огляделся. И тут же юркнул обратно – широкие спины фашистов были почти рядом. Ну, не фашисты в прямом смысле слова – клан GDR – GrossDeutschesReih. Они использовали стилизованную символику второго рейха, но в русских секторах иначе как фашистами их не называли. Да и цвет формы у парней недалеко ушел от колера фельдграу времен второй мировой. Хотя в серости и пыльных коричневых завихрениях гуляющего ветра пустошей – самое оно.

Однако сейчас на фашиках не было знаменитых серых шинелей – в десматче участвовало восемь команд из разных европейских кланов и альянсов, каждая по пятьдесят человек, с ограничением по десять килограмм в инвентаре на каждого. Потому вчера утром на плато в разных концах местности появилось восемь групп полуодетых отморозков, обвешанных оружием и боеприпасами. Почти сразу же после этого местные рейдеры, считавшие себя самыми крутыми парнями на деревне, своим искусственным интеллектом поняли, что дело дрянь.

У нашей команды все шло хорошо и по плану, до того момента пока мы не узнали, что две бурговских команды объединились. Хорошо, узнали рано.

Сейчас позади нас с Герой уже была слышна частая стрельба и вой с криками – дикари пошли в атаку на укрепления. Надо отдать фашикам должное, не лаптем щи хлебали – это невероятно, но они устроили педантичный зерг. В нереальном темпе уничтожили ближайших соперников, после смяли несколько деревень неписей, набрали там заложников и увеличили свой отряд на сотню голов. Дикие неписи, обитатели пустошей, в одиночку не особо опасны, но когда прут толпой, могут задавить коллективным бешенством.

Фашиков все же потрепали, не без этого. Особенно дорого продали свои жизни парни из Насрати. Сейчас из ста человек двух объединившихся бурговских команд осталось едва три
Страница 6 из 18

десятка, но и в занятых нами развалинах примерно столько же – узнав о финте бургов, Вэл принял решение попробовать объединиться с Кречетом, рейд-лидером Легионеров. Получилось, но как бы уже не было поздно.

Когда мы с Герой бежали наверх по полуобвалившейся лестнице разрушенного здания, стрельба с нашей стороны стала гуще. Скорее всего, основные группы дикарей уже добежали до укреплений. Точно – послышался приглушенный расстоянием мат рукопашной.

Вылетев на последний этаж, над которым не было крыши, я подлетел к окну, вскидывая винтовку. За мгновенье оценив открывшуюся панораму – накатывающий на наши укрепления вал диких и жидкую серую цепь фашиков позади, приник к прицелу. В перекрестье сразу появилась кепка одного из офицеров, и я нажал на спуск. Басовито рявкнуло, и тут же эхом вторило рядом – это начал работать Гера. У него винтовка простенькая, без прицела – ограничение по оружию в условиях тоже было, на отряд не больше двух снайперов. Одного с нами уже нет.

К упавшему фашику тут же метнулся медик. Даже не меняя позиции, я подождал, пока он бахнет на землю свою докторскую сумку и потянется к ней. Снял и его. Опять в голову – без шансов. Офицера лекарь мог бы попробовать гидрой поднять, даже несмотря на то, что у того кусок черепной кости в сторону откатился, но теперь и самому лепиле не помочь. При отсутствии трех прокачанных навыков медицины тут без вариантов, а больше парамедиков поблизости не наблюдается.

Рядом забарабанили редкие пули, брызгая ошметками кирпичей стены, но я даже не отошел – быстро и четко начал стрелять по экипажу самоходки. Самое то – открытые внутренности, наводчик и заряжающий как на ладони. Вернее, уже трупы наводчика и заряжающего.

«И где только они топлива на эту хрень нарыли?» – подумал я отстраненно, выпуская пулю за пулей. Мы ведь тоже два танка нашли по виду годов из пятидесятых. Рабочих, но солярки что в одном, что в другом было только воздух покоптить на минуту.

Между тем воздух рядом сгустился от выстрелов, и я упал на пол. Откатился к соседнему проему окна, снова выглядывая. Под пули вылезать было не страшно – бурговских снайперов парни Кречета в расход еще вчера пустили, а на таком расстоянии из имеющегося у фашистов оружия прицельно стрелять невозможно.

– Бу, к нам гости! – проорал Гера, находившийся уже метрах в пяти от меня.

– Сколько их, сударь? – крикнул в ответ я – на меня уже напало чувство бесшабашной веселости.

– Человек двадцать, дикие!

Я побежал к нему, упал еще на бегу, проскользив на бедре по полу, и лег рядом, немного высунувшись. Мда, плохо – фашики засели, часть стреляла в нас, часть методично передвигалась в сторону основных укреплений. И группа диких с завываниями бежала сюда, перепрыгивая через острые обломки стен полуразрушенных зданий.

– Сколько у тебя стимпаков? – хлопнул я Герандоса по плечу.

– Три! – говорил он громко, почти кричал.

– Два дай сюда, – требовательно протянул я руку. Он удивился, но отдал.

Я сразу же сорвал предохранительный колпачок с первого и всадил себе в бедро длинную иглу массивного шприца. Черт, больно! Не останавливаясь, использовал второй, а еще два своих стимулятора вогнал в другую ногу, прямо через ткань, проигнорировав дырки в порванном комбезе. Так проще – не люблю иголки, и когда не вижу, как они в кожу втыкаются, не так неприятно.

– Вау, – сразу же почувствовался приход, – ну, ща полетаем! Гера, коктейлями их жги, когда подойдут, – в последний раз озвучил я то, что подсказывал мне разум, и прислушался к надвигающейся музыке безумия.

– Полетаем! Ну и пусть разобьемся!!! – эмоции уже били через край.

– Бу, ты что делаешь? – офигел Гера. – Ты же сейчас от отката сдохнешь!

– Чувак, да мы и так сейчас сдохнем!!! – радостно заорал я и, распираемый эмоциями, вскочил, нет, взмыл с пола. Пробежав несколько шагов, в прыжке взлетел прямо на стену. Из-под ноги выскочило несколько кирпичей, часть стены ухнула вниз, но я на это внимания не обратил, хотя лишь чудом удержал равновесие.

– Эхей!!! Факинг швайне!!! – что было сил закричал я, размахивая рукой, а после вскинул винтовку к плечу. – Эге-гееей!!! Пятачок!!!

Выстрел – высунувшийся на мой крик фриц отлетел на острое бетонное крошево, раскинув руки как кукла.

– Пятачок, епть!!! – орал я между выстрелами, когда руки, живущие своей жизнью, передергивали затвор.

Еще выстрел – стреляющий в меня от замершей самоходки фашик отлетел и сполз по наклонному бронелисту машины. На желтом металле в камуфляже ржавчины осталась бурая полоса.

– Это же я, Винни-Пух!!!

Я выстрелил по механизму наведения самоходки.

– Эгегей!!! Май грэндфазерс!..

Еще выстрел – неудачно, перебегающий серый только споткнулся, а пуля взметнула фонтанчик пыли рядом.

– …факинг ю ин найнтин фотин анд…

Плечо чуть рвануло, и тут же я по вспышке прицелился в угол дома. Фриц успел укрыться, поэтому пришлось застрелить одного из диких, самого большого.

– … анд ин найнтин фотифайв…

* * *

– Что он там орет? – сплюнув брызнувшую в лицо крошку от ударившей рядом пули, спросил Кречет у Вэла.

– Леший! Туда! – высунувшись из окна, показал тот рукой и, выпустив короткую очередь из штерна, поменял магазин. И только потом посмотрел на Кречета.

– Он орет, что его деды немцев во все войны драли и он сейчас немцев драть будет, – криво ухмыльнулся Вэл, у которого весь бок был в крови, а с порванной щеки свисал клок кожи. Глухо хакнув, он поднялся и, перебежав к другому окну, выпустил несколько коротких очередей.

– …туркиш… Эмма… факинг… шуле…

– А сейчас он что орет? – крикнул Кречет, резко обернувшись и всаживая пулю в пробравшегося в здание дикого, с ревом кинувшегося на бойцов неподалеку.

– Что он в Турции драл какую-то Эмму, а той очень понравилось, – прислушавшись, Вэл чуть замер. – Эмма была рада сексу, потому что в Германии остались одни только педики.

– Слышь, Вэл, я бы за такое убил! – удивленно посмотрел на собеседника Кречет и, перебежав несколько шагов, высунулся в окно, быстро стреляя одиночными по набегающим дикарям.

– Думаю, они бы тоже! – махнул рукой в сторону фашиков Вэл и оскалился, вгоняя себе в ногу последний стимулятор.

Вдруг со стороны здания, где бесновался Бургундец, раздался многоголосый вой боли. Кречет присмотрелся – там взметнулось пламя. Вдруг огнем полыхнуло и на самом последним этаже. «Туда дикари добрались, а Гера швырнул коктейли Молотова», – понял Кречет.

– Э, э!!! – вдруг закричал он. – Смотри, что он делает! Да он еб…

– На всю голову! – перебив Кречета, заорал Вэл и, мгновенно сориентировавшись, выпрыгнул в окно. В полете успел подумать, что теперь Рубик ему точно слова не скажет о том, что Цукер в последний момент был отцеплен и заменен на Арчи.

– Вперед!!! Вперед, мля!!! Ураа!!!! – дико заорал Вэл, увлекая своих бойцов за собой.

– Ур-рааа!!! – вторил ему Кречет, бросаясь следом.

Глава 3

Когда вместо выстрела раздался сухой щелчок, я не сразу понял, в чем дело. Потянулся было к подсумку, но тут в грудь в очередной раз ударило. Боли я не чувствовал – еще бы, четыре стимпака сразу зафигачил. Боли-то не чувствовал, а как пули тупо рвут тело, ощущал. Коснувшись пальцами грубой ткани подсумка, понял, что перезарядить винтовку не сумею.
Страница 7 из 18

Скосил глаза вниз – руки свело, даже видно, как на кистях вены вздулись.

– Ааа… – я попытался прокричать, но связно выговорить что-либо уже не получалось – горло сковало и получился только невнятный рев.

Плечо чуть дернуло, но совсем не сильно – пуля прошла по касательной. Опомнившись, я побежал по стене, перепрыгивая через обвалившиеся участки. Из-под ног вылетали камни и летели вниз в ореоле пылевой крошки. Позади полыхнуло – значит, дикие уже забрались наверх и Гера ставит огненную завесу. Все, отбегались мы, похоже, – пора сливать спагетти.

– Ааа!!! – не стал я сдерживать крик и спрыгнул вниз. Высота была – этажа четыре. Приземлился, услышав треск своих костей. По-прежнему не чувствуя боли, откатился в сторону по ошметкам осыпавшейся штукатурки, устилающей землю, и, перехватив винтовку как дубину, бросился вперед.

Лысый туземец с татуированным лицом, оказавшийся ближе всех, при виде меня попятился и вдруг развернулся, убегая. Перед глазами заполыхало – кто-то приземлил рядом бутылку с горючей смесью. Я почувствовал, как с меня падают горящие ошметки комбинезона.

– Ааа!!! – я хотел крикнуть «Стой!» убегающему туземцу, но не получилось. Не обращая внимания на огонь и плавящийся от жара воздух перед глазами, метнулся в поисках хоть кого-нибудь. Сейчас меня просто взорвет изнутри кипящей от стимулятора кровью, если не сгорю до этого.

Перед взглядом упала красная пелена, сквозь которую я все же видел тени перед собой. Догнать никого не получалось, все почему-то убегали.

* * *

– Ааа!!! – крик еще жил во мне, когда я открыл глаза, вывалившись в реальность.

– Ааа! Ааааааа!!! – жила и боль.

Задев не успевшие убраться в пазы трубки системы жизнеобеспечения, я толкнул крышку и выпал из вирткапсулы. И сразу скрючился на полу в позе эмбриона.

– Аааа… – затянул я на одной ноте, выгибаясь как дождевой червяк, – ааа, мля…

Постепенно боль начала уходить. Постанывая, кое-как дополз до стены и, упершись растопыренной пятерней в шероховатую поверхность, начал подниматься. Встал, шатаясь как пьяный, дошел до стула и присел, спрятав лицо в ладонях.

– Ф-фу… фффух… – выдохнул я, чувствуя облегчение от ухода скрутившей меня боли. Дышал тяжело и часто, сердце билось так, что удары чувствовались всем телом. Опять началось то, чего я боялся и из-за чего вышел из молодого, но уже сильного клана в самый разгар войны за одну из провинций. О своем решении Рубику – клан-лидеру, я сообщил как раз накануне осады клановой базы, поэтому проводы были горячими.

Прогнав неприятные мысли, посидел еще несколько минут и, поднявшись, побрел на кухню. Сделав себе сладкого чаю, кинул туда большую дольку лимона и пошел к компу. Древняя машина, даже без поддержки технологий объемного изображения. Выкинуть хотел, но все руки не доходили. И хорошо, что не дошли, – бук-то растоптал.

Едва комп загрузился, сразу отправил несколько сообщений Вике, игнорируя несколько появившихся запросов. Подождав немного, все же не удержался, зашел на сайт ВиртТурнира.

«IT'S CRAZY RUSSIANS!!!» – гласил самый первый в ленте статей заголовок. Ничего себе – покачал я головой – уже и текст сверстали, и видео залили. Кино смотреть не стал, и так все видел. А судя по фотке обнимающихся Вэла и Кречета над трупом бурга, наши победили. Тут в глаза бросился другой заголовок:

«Клан GDR выражает протест в связи с высказываниями игрока Ренегатов».

И тут же, чуть выше в ленте:

«Кубик Рубик, клан-лидер Ренегатов: Я знаю Бу давно и уверен, он хотел сказать совсем не то, что сказал. Может, это трудности перевода?»

– Трудности перевода, ага – усмехнулся я. Рубик, шутник какой. Вспомнить бы еще точно, что я там орал, – видео все же пришлось включить.

Ух ты, молодцы какие, уже и музыку положили на видеоряд. Вот только самое интересное запикано было. Хм, да почти все запикано. Но нормально наговорил – я поморщился, начиная вспоминать.

Пока смотрел видео, появилась еще новость:

По сведениям портала, результаты прошедшего DM «Bloody Weekend» пересмотрены не будут, но члену команды Ренегатов Бургундцу может грозить серьезный бан из-за некорректных высказываний в сторону команд соперников.

– Да ладно! – откинулся я в кресле, потихоньку обретая утраченное душевное равновесие. – Сейчас, ептыть! В бан меня, разбежались! Ничего некорректного там не было, всю правду говорил…

Зевнув, а после сходив на кухню и сделав еще чаю, вернулся к компу. Наконец ответил на один из входящих вызовов. Иконки так и перемигивалась в углу, стоило только комп включить.

– Арчи! Ты чего не отвечаешь?! – на экране возникло лицо Вэла.

– …

– За дискву переживаешь? Ладно, не парься, Геннадич говорит, не больше трех недель дадут! Если что, пободаемся! Давай, подъезжай в клуб!

Зевнув еще раз, я согласно кивнул головой – да, надо ехать. Пора делить наши бабки.

четыре дня спустя

– Да!!! – хлопнул я в ладоши, срывая с себя очки, аварийно завершая сессию. – Да, да, да!!! Йуухууу!!! – вскочив, я бросился в пляс вокруг кресла, но тут же задел бедром стол и присел, зашипев от боли. Впрочем, переведя дух, вновь пустился в пляс.

Вдоволь напрыгавшись, не в силах согнать улыбку с лица, двинулся на кухню. Хоть чаю попить, наконец.

Когда ставил чайник, часы на микроволновке показывали половину восьмого утра.

Десять часов! Почти десять часов я не вылезал из кресла – вчера вечером решил поучаствовать в покерном турнире, хотя вроде зарекся, и на тебе – победил! Правда, еще час назад, когда за финальным столом осталось всего семь участников, а у меня был самый маленький стек, я уже намеревался достойно закончить, к тому же за седьмое место тоже полагалось очень неплохое вознаграждение, но тут мне просто поперла карта.

Так что после сегодняшнего выигрыша я точно ка-кое-то время не буду нуждаться в деньгах, и можно что-нибудь придумать… может, свалить куда на пару недель? А может, на пару месяцев? Таиланд, мечта дауншифтера? Или в нехоженую Африку? В Нигерию, к примеру? Или в Перу, трекинговый тур к Мачу-Пикчу? А может, Крым? Иди Алтай, Байкал…а может, Красноярск – знаменитые столбы посмотреть?

– Красноярск!!! – я даже резко крикнул, вскинув руку со сжатым кулаком, подражая дембелю Ефремова в «Девятой роте».

А может… «Так, а может, все же поспать сначала?» – прервав бурлящий поток мыслей, спросил меня внутренний голос, и я сразу же почувствовал, как сильно устал. Да, сначала спать, а думать будем потом. Попив чаю, волевым усилием все же направил в кровать. Уснуть не удавалось довольно долго – в крови так и бурлил адреналин последних часов турнира. Да и сильно тянуло шею – шутка ли, всю ночь в кресле сиднем просидеть, делая лишь пятиминутные перерывы каждый час.

– Но все-таки, вот что ни говори, если поперло, то поперло во всем! – все не мог я успокоиться, представляя в уме выигранную сумму. Это же просто праздник какой-то!

Уснул не скоро. Наверное, больше часа валялся, ворочаясь с одного бока на другой. Однако стоило мне наконец провалиться в сон, как почти сразу раздалась звонкая трель дверного звонка.

Да ну нафиг! Потянувшись, я с удивлением хлопнул рукой по тумбочке и взялся за телефон, время посмотреть. Девять утра! Интересно, это какой кандидат на премию Дарвина осмелился ко мне припереться в такое
Страница 8 из 18

время?

Вновь раздался переливчатый звон. Блин, надо поменять эту хрень – дребезжит как-то уныло, да еще и так громко, что едва не подскакиваю каждый раз, когда слышу неожиданно.

Кое-как поднявшись с кровати и надев шорты, не особо торопясь побрел в прихожую, кряхтя, как старый дед. Болело все – вчера утром, еще до турнира, как сел утром на велик, так целый день не слезал, еще и на дерты[3 - Дерт – специализированная трасса для катания на BMX велосипедах или специализированных горных велосипедах.] заехав и погоняв там вволю. Так что натрудившиеся мышцы ног тянуло приятной усталостью, саднил содранный левый локоть, побаливало ушибленное бедро, а вот шею, наоборот, сковало окостенением после недвижимой ночи за покерным столом.

Да, сутки вчера выдались напряженные – организм оказался не очень готов, ведь последние пару дней после окончания вирт-турнира практически ничем не занимался – гулял, читал, смотрел фильмы. Думал. Кубик Рубик звал меня снова к себе, но я пока четкого ответа не дал. Страшно. Забанили меня все же на полтора месяца, так что время подумать пока есть. А с учетом сегодняшнего выигрыша, так вообще перспективы…

– Уаау… – между тем подходя к двери, выдал я серьезный долгий зевок и хлопнул по кнопке на пульте домофона. Тут же рядом появилось изображение лестничной клетки и одинокая девичья фигурка перед дверью. Проморгавшись, я почесал затылок в раздумьях, кто же это может быть.

Бросив взгляд на бейсбольную биту около обувной стойки – на всякий случай, открыл дверь.

– Привет, – стоило мне только выглянуть, как девушка опустила взгляд.

Невысокая, стройная. Длинные черные волосы стянуты в тугой хвост. Сначала я ее не узнал.

– Э… а… – удивился я и еще раз затылок почесал. – Милана? – всплыло в памяти имя.

– Да, – сглотнула девушка и будто стрельнула в меня глазами.

Выглядит, кстати, совершенно не так, как в тот день, когда я ее увидел. Тогда она будто светилась изнутри, а сейчас поникшая. Плечи чуть опущены, спина не такая прямая, да и взгляд какой-то…затравленный, что ли. Как будто удара ждет.

– Ты ко мне? – с трудом подавив еще один зевок, произнес я.

– Пустишь? – коротко посмотрела на меня Милана и снова опустила глаза.

– Заходи, – пожав плечами, сделал я приглашающий жест.

Она зашла и, сделав несколько шагов, остановилась в нерешительности.

– На кухню проходи, – буркнул я, показав направление, сам же двинул в комнату – хоть футболку надеть. По пути еще в ванную заглянул и быстро умылся ледяной водой, пытаясь хоть немного смыть сонливость.

– Чай, кофе? – из вежливости спросил я, усаживаясь за стол напротив Миланы. Девушка явно нервничала – не выпускала солнцезащитные очки из рук, теребя дужку.

– Спасибо, не надо, – покачала головой она.

Вот кстати, понял я теперь, что меня в ее лице сейчас цепляет. Красивое, да, и без слоя косметики, состарившего Милану в прошлый раз. А еще хорошо заметна родинка на ее щеке, совсем рядом с линией верхней губы. Близко очень, почти нарушая форму рта, но… но сексуальности добавляет, надо сказать.

– Рассказывай тогда, раз не надо, – наклонившись, оторвался я от созерцания молодой гостьи и нажал на кнопку включения чайника.

– Послушай, Арь… – медленно и неуверенно начала Милана выговаривать мое имя.

– Андрей меня зовут, – едва поморщился я.

– Хорошо, – кивнула девушка, – послушай, Андрей, когда мы встретились, дома у твоего папы… Ты, когда с ним поссорился, упоминал о том, что можешь очень легко деньги зарабатывать.

– Было дело, – покивал я, – и что?

– А ты можешь? – чуть задержав дыхание, спросила Милана.

– Могу. А ты с какой целью интересуешься?

Девушка опустила голову, и тоненькая прядь, выбившаяся из туго стянутых волос, медленно заскользила вниз по воздуху. Прежде чем ответить, Милана глубоко вздохнула – я заметил, как натянулась ткань джемпера у нее на груди. Взгляд невольно скользнул туда.

– Можешь мне помочь? – тихо спросила незваная гостья.

Брови у меня непроизвольно взметнулись в удивлении. Не отвечая, я поднялся, взял с полки чашку. Бросив туда пакетик чая, пару кубиков сахара и помешивая, вновь уселся за стол.

– Материально? – поинтересовался я, коротко глянув на Милану. Не дожидаясь ответа, опустил глаза, дуя на чай. И наблюдая за рябью на поверхности напитка.

– Не совсем, – ответила девушка, и тут послышался звук поворачиваемого в замке ключа.

– …ть, – выдал я, резко обернувшись и увидев, как открывается входная дверь.

Заскочившая в квартиру Вика резко остановилась на пороге, увидев полураздетого меня в компании девушки.

– Это ты, значит, сучка, мне звонила, – сказала Вика, зло сощурившись и раздувая ноздри. – Кобель! – это мне уже, сверкнув глазами, а после, резко развернувшись, Вика исчезла. Только пола синего плаща мелькнула да дверь хлопнула. И тут же послышался звук открываемых створок лифта.

– Твою, а… – протянул я, сморщившись так, будто целый лимон съел. – Вот ты вовремя решила в гости зайти!

– Твоя девушка? – поинтересовалась Милана. И первый раз за сегодня в ее взгляде мелькнула искорка жизни.

Поднявшись, я выдохнул, протяжно фыркнув, и пошел закрыть входную дверь. Правда, прежде глянул на площадку, но лифт уже уехал. «Да и ладно», – мысленно махнул я рукой. Все равно Вике сейчас сложно будет что-либо объяснить.

– Какая разница? – вернувшись на кухню и опять присев у стола, исподлобья глянул я на Милану.

– Да ладно, не расстраивайся, лахудра какая-то, – произнесла она.

– Слышь, подруга, а? – внутри колыхнулось раздражение, – ты мнение высказать пришла или по делу? Эй, а зачем ты ей звонила? – вдруг умерив пыл, вспомнил я сказанное Викой.

– Тебя искала, – вновь опустила взгляд Милана, плечи ее снова поникли.

– А где ее телефон нашла? – удивился я.

– На страничке в соцсети, – пожала плечами девушка.

– У нее там нет номера телефона.

– Я нашла. Тебе это так важно?

– Мда… – дальше уточнять я не стал, – ладно, не важно. Говори, что хотела.

– Ты знаешь, как можно быстро заработать много денег? – полуутвердительно произнесла Милана.

– Допустим, и что? – посмотрел я ей в глаза.

– Да, ты отдал долг отцу, я знаю. Помоги мне, пожалуйста, тоже заработать много денег. Быстро.

– Пффф… – не сдержавшись, фыркнул я, – не, даже не думай. Да ну, ты что, – покачал я головой, – тебе совсем без вариантов.

– Андрей, – снова потупилась девушка, но вдруг дернулась и будто заставила себя поднять голову, – послушай, прошу тебя. Мне очень надо. Я даже готова… ну, ты понял. С тобой.

– Что, прости? – не удержавшись, я даже вперед наклонился, сощурившись.

– Что слышал, – окрысилась на мгновенье Милана, но вдруг закусила губу, – ты понял, о чем я.

– Один раз? Или сколько?

Вырвалось. Ну да, не всегда могу сдержаться. Спросив, мысленно себя по губам ладошкой похлопал.

– Как скажешь, – сглотнула Милана, и щеки ее густо залило краской. Вернее, она уже давно сидела с легким румянцем, просто я только сейчас внимание обратил – ее личико почти полностью покраснело.

Развалившись на стуле, я примерил на себя роль падишаха. С некоторым усилием справился с эмоциями, вновь усевшись ровно, и, постаравшись принять деловой вид, отбросил разные докучающие мысли.

– И часто ты так… себя
Страница 9 из 18

предлагаешь?

– Нет, – поджала губы, глаза блеснули, – первый раз. Сказала же, мне очень сильно нужны деньги. Много денег.

– Девственность не пробовала на аукцион выставить? Реально можно бабла срубить.

Черт, опять вырвалось. Опять выругался на себя, но удержаться никак не смог.

Милана тяжело вздохнула. Мда, действительно деньги нужны – судя по манерам, замеченным мной, когда я вез ее в машине, девушка с гонором. Да и здесь пара намеков на характер была. Но сидит, носик не вздергивает. Как прижало-то ее.

Вот интересно, на что ей деньги? Кредит за айфон просрочила? Машину мамину разбила? Залетела? Или деньги за универ ввалила куда, а учебу оплатить надо?

– Я думала, ты нормальный, – тяжело вздохнула Милана, поднимаясь. Спрятав взгляд, она прошла мимо меня в сторону прихожей. Судя по ее безжизненным глазам с затаенной тоской, видимо, залетела. Хотя не факт, но точно что-то серьезное.

– Стой, – резко сказал я, поднимаясь вслед за ней. – Присядь, – показал я ей на свой стул.

Ерепениться не стала, подошла, села. Я ногой пододвинул второй и сел уже рядом.

– Рассказывай, что у тебя случилось, – выругавшись про себя и на себя, спросил я.

– Ты поможешь мне заработать денег? – она вскинулась, и ее глаза оказались совсем рядом.

Хм. Может, ей в покер предложить поиграть? Ну да, ну да: «Быстренько прочитай пару самоучителей, поиграй месяц-другой в онлайн-покере отрабатывая навык, а после ввали пару тысяч евро на высоких лимитах, и, может быть, заработаешь бабла. Шансов у тебя реально много – по статистике в плюсе остаются целых три процента игроков. А если все-таки не получится, значит, всего-то потеряешь пару кусков денег и кучу нервов, а после попробуешь что-нибудь другое».

«А почему, собственно, она в вирте не может? – мелькнула опять мысль – вдруг у нее чар[4 - Игровой персонаж. Чар, от слова «Character». Гораздо чаще, правда, называют персом. Арчи об этом знает, но все равно говорит «чар».] круче, чем у меня?»

– Ты в вирте была хоть раз? – поинтересовался я.

Нет, не круче – Милана покачала головой.

– Ни одного раза не погружалась?

Девушка снова отрицательно покачала головой.

– Хоть по телеку трансляции игр смотрела?

– Ну… так, пару раз, мельком.

– Слушай, я полгода из вирта не вылезал, чтобы своего персонажа прокачать. А в общей сложности играю уже почти два года, с самых первых капсул. У меня персонаж за это время стал одним из лучших стрелков в пустошах. Да меня в любую из трех топовых гильдий кластера возьмут без проблем! По телеку смотрела, видела смертельные схватки на КиберСпорте? Вот откуда деньги, понимаешь? Ставки, премиальные, события, реклама… Это я пошел, вписался в команду, пара дней ивента, и бабло на кармане!

– Нет, ты, конечно, – перевел я дыхание, возвращаясь на землю от рисования воображаемых перспектив, – ты, конечно, можешь попробовать персонажа прокачать, хила того же в Терре, но это займет время, и немалое. И не факт, что ты сможешь что-то заработать в виртуальности, – здесь же из ста человек максимум пять-шесть доход имеют, остальные, наоборот, только вваливают в игру, понимаешь? Как минимум тебе несколько месяцев надо в вирте прожить, чтобы достичь хоть чего-то и попробовать зарабатывать…

Плечи Миланы еще сильнее опустились. Из девушки как-то вдруг будто стержень вынули, и я услышал сдавленное рыдание.

– Что случилось-то? Зачем тебе деньги нужны?

Гостья молчала довольно долго. Потом, видимо сглотнув ком в горле и потерев глаза, коротко глянула на меня.

– У меня мама заболела.

– И че? – опять у меня вырвалось, прежде чем подумал.

– Надо очень много денег на лечение, или она…

– А кредит взять? Или…

– Мы уже квартиру продаем, все деньги, что были в банке, отдали, но… у нее опухоль, понимаешь! И в России это не вылечить! Знаешь, сколько надо?! – лицо девушки все же исказила скорбная гримаса, голос сорвался, и она спрятала лицо в ладонях.

– А… а отец мой? – спросил я после недолгого молчания.

Милана сначала не ответила, просто покачала головой.

– Он как узнал, сразу с мамой общаться перестал, – глухо произнесла девушка, – а когда я попробовала ему позвонить, он сказал, чтобы его больше не беспокоили.

– Да, на него похоже, – поджав губы, отвел я взгляд, – он бракованный товар в магазине не берет…

– Как ты можешь так говорить! – вскинулась Милана, голос ее будто сталью резанул.

– Пфрр, – выдал я не очень приличный звук губами, – ты вспомни, о чем вы у меня в машине говорили, а? Эй, ладно, – поднял я руку, увидев, что девушка что-то сказать собирается, – погоди, сейчас спрошу кое у кого.

Прежде чем Кекс ответил на вызов, насчитал двенадцать гудков.

– Ну, – наконец раздался его голос.

– Слышь, у тебя лицо не треснет спать так долго? – поинтересовался я и тут же подавил порыв зевнуть.

– Спать? Арчи, я просыпаюсь в то время, когда ты спать ложишься. Сам знаешь, кто рано встает…

– Ага, тому потом целый день хочется спать, – перебил я его, но тут наткнулся на взгляд Миланы и осекся. – Кекс, тема есть.

– Деньги нужны?

– Нужны. Но не мне. Не, мне тоже нужны, конечно, – моментально осекся я, чтобы дух денег не отпугнуть, – но сейчас нужнее девушке одной.

– Ну…

– Что ну?

– Ну, продолжай. Что умеет, что может, где акки есть.

– Кекс, она ни разу в вирте не была, но ей деньги нужны очень сильно. И она на многое готова, – добавил я, вспомнив недавно полученное предложение.

– Как она в сексе, опытная? – будто прочитал мои мысли Кекс.

После этого вопроса я глубоко вздохнул, еле сдержавшись. Голос Кирилла из динамика звучал довольно громко, и, судя по тому, как дернулась Милана, вопрос она услышала.

– Кирилл, – сдерживаясь, делано спокойным тоном произнес я. – Девушка. Моя знакомая. И ты смеешь спрашива…

– Э, э! Тормози, братиш! – повысил Кекс голос, и я как наяву увидел, как он руку вперед выставил, – во-первых, ты не сообщил, что это твоя вот прямо знакомая, а во-вторых, сказал, что она на многое готова! Знаешь, сколько гетера в хороший день в Витиасе[5 - Город в италийском кластере виртуального мира Терра, где царят нравы времен расцвета Римской Империи, при соответствующем антураже.] поднять может?

– Кир, гетерой она точно не будет, – бросил я взгляд на пытающуюся сохранить невозмутимость Милану.

– Ну… слушай, – судя по интонации, Кекс серьезно задумался. – Есть одна тема, я тебе о ней пытался сказать еще неделю назад, – наконец решился он. – Денег там можно поднять реально. Я тебе хотел предложить, но хм, девушке… да еще твоей знакомой… не, думаю не стоит…

– Что за тема?

– Не по телефону, – негромко ответил Кир.

– Это лучше гетеры?

– По-разному, Арчи, по-разному. С одной стороны, я бы и врагу не пожелал, но с другой… может, и сам бы поучаствовал.

– Ладно, мы подъедем сейчас к тебе, – не удержавшись, все же зевнул я.

Положив трубку на стол, поднялся, потягиваясь, и показал Милане на разные кухонные полки.

– Чай там, кофе там же. Кружки там. Я пока душ приму, – после развернулся и пошел в ванную – попробовать хоть немного проснуться и в себя прийти.

Глава 4

Когда охранник на стойке записал наши данные, мы с Миланой получили гостевые пропуска и направились к лифту. Подниматься пока не стали – Кирилл был занят и просил немного подождать. К тому же
Страница 10 из 18

кабинет его был на этаже, куда обычным визитерам допуск закрыт, – посещение только в сопровождении сотрудников с соответствующими полномочиями.

Расположившись на мягких кожаных диванах, мы минут пятнадцать просидели в молчании – я дремал, а Милана не поднимала глаз от телефона, клацая ногтем по экрану. Наконец, когда дверь лифта распахнулась в очередной раз, выпуская группу людей, среди них я увидел темноволосого парня в костюме, но без галстука.

– Здорово, – подходя к нам, произнес Кирилл и обозначил поклон Милане, – приветствую.

Кекса я не видел уже очень давно – ведь в тот недавний день, когда мы созванивались, я не смог до него доехать. И в последние пару дней все не получалось пересечься, так что сейчас я смотрел на него с интересом – очень уж давно не виделись. И за это время мой друг изменился сильно; Кирилл коротко остриг свои курчавые волосы, и густые брови теперь выделялись на лице. Хм, и пополнел он – скулы больше не заметны, щечки сметанные, набрякшие, да и…

– Эгей, толстячок! – поднявшись, хлопнул я по уже обозначившемуся над ремешком пузу Кира, покачав головой, – уважаю…

– Да ладно тебе, – Кирилл даже живот втянул, стараясь сделать это незаметно. И бросил короткий взгляд на Милану.

– Кирилл, – галантно склонил он голову, оборачиваясь к ней.

– Как ты раздобрел-то, – когда девушка представилась, я все же не смог скрыть удивление, наблюдая за другом. Надо же – чуть меньше полугода не видел, а он уже совершенно неспортивно выглядит. Хотя может, я просто раньше не замечал: с той поры как Кекс год назад начал работать в «Жемчуге» – управленческом офисе нескольких виртуальных проектов, встречались мы довольно редко.

– Пойдем, – скривился Кирилл, не обращая внимания на мои подначки и, сделав приглашающий жест, зашагал в сторону лифта.

Поднявшись на нужный этаж, мы следом за ним прошли в его кабинет.

– Ну, рассказывайте, – показав на стулья напротив, присел в свое кресло он. После фразы Кирилла спутница лишь молча глянула в мою сторону. Увидев вопрос в ее глазах, я заговорил.

– Слушай, Милане надо заработать много денег, и достаточно быстро, ты это уже слышал. Так что давай рассказывай, что по телефону не смог.

– Амм, – пожевал губами Кирилл в глубокой задумчивости. – Сударыня, вам сколько лет?

– Восемнадцать, – быстро ответила Милана. Как-то слишком быстро, и не я один это заметил.

– Семнадцать, – поправилась девушка под долгим взглядом Кирилла.

– Арчи, – повернулся Кекс ко мне, – ты за нее поручиться можешь? Тема-то серьезная, и мне совершенно не хочется после этого…

Когда Кирилл начал говорить, я посмотрел на Милану и, встретившись с ее умоляющим взглядом, тяжело вздохнул.

– Кекс, – поморщился я, – ей реально деньги нужны. Ты расскажи сначала, что к чему, а после мы уже решим.

– Не, я так не играю, – направил к нам Кирилл открытые ладони, – Арчи, ты мне, конечно, друг и брат, но сам понимаешь…

– Я никуда после не пойду и никому ничего не буду рассказывать, – вдруг произнесла Милана твердо. – Помоги, пожалуйста, – а вот тут ее голос едва не дрогнул.

Кекс посмотрел на меня, и я едва заметно кивнул. Черт, угораздило же меня в это впрячься! Кирилл расчетлив – видимо, тема действительно серьезная, раз он так волнуется. А Милану я совсем не знаю – что ей в голову взбредет?

– Вы когда-нибудь хотели убить человека? – вдруг спросил Кирилл, посмотрев сначала на меня, потом на девушку.

– Э… – смутилась та немного, – да нет, наверное.

– А помучить кого-нибудь? Издеваться? Изнасиловать? – с последним вопросом Кирилл на меня посмотрел.

– Кекс, сейчас я тебя захочу убить и изнасиловать, – не сдержался я, – давай к делу уже, а?

– Так уже перешел, собственно. Вот и спрашиваю, есть желание кого-нибудь пытать, истязать? – посмотрел Кирилл на Милану.

Девушка спокойно выдержала взгляд Кира, а потом опустила глаза.

– Кекс, вот скажи… – начал было я, даже не зная, как помягче сформулировать мысль.

– Нет. Но у меня есть подруга, – проговорила вдруг Милана, так и не поднимая взгляд, – а у нее есть знакомый. И вот этот парень любит снимать проституток, а когда они начинают кричать, якобы в экстазе, он их начинает избивать. Ему нравится реакцию наблюдать. Он их не предупреждает, но потом, правда, деньги платит хорошие, – теперь девушка подняла глаза, глянув поочередно на меня и на Кекса.

– О! – вдруг ткнул тот указующим перстом в потолок, – очень четко изложила идею! Но вот смотри, как думаешь, а если твой знакомый захочет кого-нибудь не избить, а убить? Чтобы реакцию понаблюдать?

– Ну… – не нашлась сразу, что ответить, Милана.

– Человеческая жизнь сейчас стоит недорого, – менторским тоном проговорил Кирилл, – лети в Таиланд да покупай себе жертву. Даже дешевле твоей машины выйдет, – коротко глянул он на меня, – вот только репутация стоит дороже. Попадать никто не хочет, поэтому кое-кто участвует в вирт-сафари.

– Кекс, – не выдержал я, – хорош, а? Ты можешь по-человечески объяснить, а то меня твое словоблудие раздражать начинает!

– Короче, – поджал губы он, – вы граждане ТехноПолиса, вас закидывают в пустоши.

– Ее закидывают, – показал я на спутницу.

Кекс удивился сильно, но постарался виду не подать. Не получилось.

– О’кей, вас закидывают в пустоши, – теперь он говорил с Миланой. – После этого задача – выжить как можно дольше. Взамен получаете достойную сумму за участие, – потянувшись, Кирилл взял небольшую бумажку и что-то написал. – Это мужчинам, а женщинам больше, вот… – вывел он рядом еще цифру.

«Хм, действительно достойно», – оценил я.

– По прошествии первых суток, если получилось выжить, сумма увеличивается… за второй день получается порядка… э, прошу прощения, для женщин… я просто ни разу девушек не отправлял, – Кирилл взялся за калькулятор.

– Кекс, не принципиально пока, – одернул я его, – ты давай ближе к телу.

– Хорошо, – на удивление покладисто кивнул тот, – в общем, много получается. За третий день еще больше, но больше трех дней пока не выжил никто. По идее, сафари для участника заканчивается, если получится выбраться за периметр местности, выбранной для территории охоты. Ну, или после того, как его убьют.

– Кхм, – едва слышно кашлянула Милана, – вы сейчас говорите про виртуальность, да?

– Ни одного аккаунта, я же тебе говорил! – усмехнувшись, я развел руками в ответ на ошарашенный взгляд Кекса.

– Ммм, – задумчиво покачал головой тот, оборачиваясь к Милане, – да, это в виртуальности.

– А… – девушка замялась, – когда там убивают, это больно?

– Ффф… – не сдержавшись, выдохнул Кир сквозь стиснутые зубы, откинувшись на спинку кресла, а после вдруг резко наклонился вперед и, установив локти на столе, посмотрел на меня.

– Арчи, давай отойдем на пару слов, а?

– Кирилл, – искусственно спокойным голосом произнесла Милана, – не надо никуда отходить. Вы мне просто объясните, что нужно делать, и все. Я же сказала вам – мне очень сильно нужны деньги.

Кир лишь бросил на нее короткий взгляд, а после опять обернулся ко мне.

– Черт, – вдруг схватился за голову он, – черт, черт, черт! Блин, Арчи, ну вот что за фигня!? Ты же сказал, что вы вместе?

– Э… – не понял я, – и что?

– Что и что? Я думал, вы вместе будете в сафари
Страница 11 из 18

участвовать! Да… – обернулся он к Милане, – да тебя там, блин, могут поймать, изнасиловать взводом и на куски порезать! Пойми, просто так деньги не платят, тем более такие!

– А что изменится, если я буду участвовать? – пожав плечами, посмотрел я на Кекса. Блин – опять вырвалось. Как будто сам не знаю, что изменится.

– Да хотя бы сможешь убить ее, прежде чем… ну, ты понял, да? Милана, – снова посмотрел на нее Кир, – пойми, я несу ответственность за поведение тех людей, кого помог подобрать. А если тебе встретится знакомый знакомого твоей подруги? Воткнет тебе нож в бок и будет после насиловать, пока ты не сдохнешь? Ты понимаешь, что если после участия ты начнешь…

– Кирилл, не надо, пожалуйста, так кричать, – вдруг произнесла Милана. Кекс настолько удивился ее спокойному голосу, что даже отпрянул. – Я же сказала вам, что мне нужны деньги. Дайте мне возможность заработать, и я буду вам благодарна. И никуда не пойду рассказывать о том, каким образом я эти деньги заработала и что мне пришлось пережить.

Я с удивлением посмотрел на Милану. Будто другими глазами – до этого я видел ее через призму того впечатления, которое осталось после той поездки. И где-то внутри я чувствовал отголосок ехидной радости, что ей предстоит ответить за те мгновения неловкости, что я пережил. Но это совсем в глубине. Сейчас же, посмотрев на сидящую с прямой спиной девушку, старающуюся не показать своего волнения, я и сам невольно подобрался.

– Слушай, так это же… – я замялся: перед глазами у меня встали несколько виденных картин насилия в пустошах. – Так это же… это же психологическая травма на всю жизнь, – я вспомнил одну девчонку из Ренегатов, которая бросила играть после очень неприятного эпизода и долго потом с врачами общалась. Психику лечила.

– Есть варианты, – кивнул Кир. – Первые полчаса бесплатно, – собрался было хохотнуть он, но сдержался, – после пленения у тебя будет минута выбора – сможешь активировать обезболивание. Правда, процент снимаемой чувствительности прямо завязан на уменьшение суммы оплаты текущих суток, но после этого, как правило, сразу убивают – смысл что-то делать с пленником, который ничего не чувствует? Да и гонорар за участие – за первый день, значительно снимается, лишь крохи остаются.

– Так смысл тогда участвовать? – пожал я плечами, – потом или в дурку, или без бабла остаешься.

– Есть смысл, – возразил Кекс, – в дурку ты и без обезболивания не залетишь.

– Это как?

– Коррекция сознания. Ты просто ничего не будешь помнить с момента пленения, когда окажешься в реале.

– Но пережить-то придется?

– Ты же не будешь ничего помнить. Как не было, – покачал головой Кирилл.

– Ладно, не парься тогда, – покачал я головой, удобнее усаживаясь, – я тоже пойду. Давай, рассказывай, что почем.

– Не надо со мной идти, – включила режим сильной женщины Милана, – я и сама могу…

– Слышь, подруга! – перебил я ее, посмотрев в глаза. – Меня и так из-за тебя девушка послала, так что давай без закидонов. Просто молчи и делай, что говорю. И все у нас получится. Давай, Кекс, объясняй, – повернулся я к хозяину кабинета.

– Мда… – протянул Кир, глядя то на меня, то на Милану, – хорошо. Вот только имей в виду, что на тебя будет зареган аккаунт гражданина ТехноПолиса.

– Полный или демо?

– Полный, – кивнул Кекс, – с нюансами, конечно, но можешь и после пользоваться.

– Так это прекрасно, – по-деловому пожал я плечами, – сколько бабок экономить… а… – вдруг понял я, – а, епть…

– Угу, – покивал головой Кир.

– Ешкин кот… – снова протянул я и помотал головой, – это же мне придется Бургундца удалить… да ну нафиг…

– Арь… Андрей, – быстро поправилась Милана, взглянув на меня, – не надо со мной участвовать…

– Я тебе что сказал? – достаточно резко перебил я ее, – ты меня слушаешь, делаешь, что говорю, и у нас все получается. Ясно?

Губы у Миланы побелели. Под моим взглядом она было вскинулась что-то сказать, но промолчала.

– Вот и хорошо, – нейтральным голосом произнес я, оценив то, как девушка сдержала эмоции. – Давай, вводи в курс, – обернувшись к Киру, выделил произношение двойного «В» в слове вводи.

– Только расскажите мне, что такое ТехноПолис и пустоши, сначала, – вдруг проговорила Милана и добавила чуть погод: – Пожалуйста.

Я чуть улыбнулся, глянув на Кекса. Хекнув, он поднялся с кресла и подошел к стене. После того как Кирилл нажал несколько кнопок пульта в углу, на окна мягко опустились жалюзи, а на стене возникло большое трехмерное изображение карты мира.

– Земля, – лаконично прокомментировал он, сделав жест рукой в сторону карты.

– Странная какая-то, – проговорила Милана, разворачиваясь на стуле и с интересом вглядываясь в карту.

Да, действительно странная – мне вспомнились ощущения, возникшие при первом взгляде на эту карту. Это сколько ж времени прошло с того момента, что уже перестал обращать внимание на странности, – привычно. Но из-за удивления Миланы опять посмотрел свежим взглядом.

Без видимых изменений на карте осталась только Северная Америка, практически неотличима. Австралия и Африка тоже сохранили похожие очертания, но на их территории появилось по несколько новых морей. Больше всего изменений произошло с Евразией, Антарктидой и Южной Америкой – на последнюю будто разъедающей кислотой брызнули, так что она превратилась в цепь архипелагов вокруг длинной полосы горной гряды Анд. В Евразии тоже разительные изменения – Европа будто ужалась под наступлением воды, лишь страны средиземноморского бассейна обошлись без особых потерь. Европейская часть России тоже почти вся скрылась под водой, кое-где даже крупные острова виднеются – Псковская область, к примеру. Азия же сохранилась почти полностью, и центром материка теперь являлись горы Тибета.

– Это Земля после таяния льдов? – вдруг спросила девушка.

– Да, ты права, – подтвердил Кирилл, и мы с ним коротко переглянулись – Милана, похоже, не только красивая, но и не глупая. Какие-никакие знания, по крайней мере, есть.

– Итак, после середины двадцать первого века, – развернулся Кекс к карте, – человечеству было уже тесно и некомфортно на нашей планете. Проблемы сыпались одна за другой – многочисленные засухи, таяние льдов Арктики, перенаселение, череда различных экологических и техногенных катастроф, сравнимых по масштабу с Чернобыльской… локальные войны за ресурсы и пресную воду стали обычным делом. После пятидесятого года ситуация уже была критической и многие страны возвращались в средневековье. Но не все, конечно, – уже было изобретено антивещество, решившее проблему энергии. Для стран Конгломерата, естественно. С изобретением антивещества в шестьдесят первом году технологии перемещения в космосе скакнули вперед, и в сторону предположительно обитаемых планет были отправлены несколько экспедиций.

– А на земле в это время… – проговорила Милана, когда Кирилл сделал паузу.

– Да, – кивнул он, – ты права. На Земле в это время началась Война. Хотя предпосылок к этому не было – всех, кого надо, уже ближе к каменному веку вернули, и воплощение теории золотого миллиарда было совсем рядом. Но… вмешалась сама планета. Рванул Йеллоустоун. По сохранившейся информации, штатовская система
Страница 12 из 18

удара возмездия сработала автоматически. Так они сами говорили после – те, кто выжил, а таких было немного. Но им, естественно, никто не поверил.

После этого Земля на многие годы превратилась в пустыню, терзаемую ураганами и вихрями радиоактивных осадков. Большая часть территорий превратилась в пустошь, и несколько веков потребовалось для того, чтобы остатки цивилизации начали поднимать голову.

Еще недавно центры цивилизации были здесь, – показал Кирилл на территорию восточной Сибири. – Новая Империя. Также подобие цивилизованного общества сохранилось в Северной Америке и еще вот здесь – в Австралии, только там населения было меньше, чем в Империи и в Америке. Но в Новой Империи собралось на порядок больше дееспособных людей – все выжившие и сохранившие остатки технологий анклавы с территории бывшей Европы начали присоединяться к Империи. Не всегда своей волей, прямо скажем, но тут уже ничего не поделаешь, – развел руками Кекс.

– А потом вернулись те, кто до этого улетел к новым мирам, так? – чуть наклонила голову Милана.

– Ты удивительно догадлива, – подтвердил Кир, – в две тысяча триста четырнадцатом году вернулись представители одной из экспедиций. Вернулись с новыми технологиями и возможностями. Но только была одна маленькая загвоздка – жителей Земли, переживших катаклизм, вернувшиеся люди за близких родственников особо-то и не признали. Слишком уж отличается мировоззрение у тех, кто стремился вперед, осваивая новые горизонты, и тех, кто сотни лет истреблял себе подобных в попытке выжить на остатках цивилизации. Поэтому Новая Империя практически прекратила свое существование, а на ее месте возник ТехноПолис – новые хозяева планеты выбрали для себя самое лучшее место планеты – сейчас ТехноПолис занимает территорию почти всей Азии.

Остальная земля поделена на Анклавы, но по сути своей они все пустоши, плохие земли. И в этот мир можешь попасть и ты, приобретая аккаунт. Но есть один момент – аккаунты бывают разные. Можно купить аккаунт обитателя пустошей, а можно, за гораздо более значительную плату, аккаунт гражданина ТехноПолиса.

– Это принципиально?

– Что принципиально?

– Именно гражданина ТехноПолиса?

– Да, принципиально. В ТехноПолисе есть еще и неграждане – рабочие, наемники, чернорабочие. В общем, те выходцы из пустошей, которые смогли заслужить право жить в ТехноПолисе.

– Это право надо заслужить?

– Это право очень сложно заслужить.

– Примерно ясно, – кивнула Милана, – вот только в чем смысл?

– В смысле? – не понял вопроса Кирилл.

– В чем смысл игры в этот ваш ТехноПолис и Бэдландс?

– Пустоши, Бэдландс – враждебная к обитателям земля. Выжить там сможет не каждый. Зато тем, кто может, там интересно. Занятий много – воевать, убивать, торговать, грабить караваны, охранять караваны… да всего не перечесть. Хоть невольничий рынок открывай, если…

– Там и работорговля есть?

– Почему нет? – пожал плечами Кир, – даже в ТехноПолисе рабов используют, просто не афишируют это.

– А в ТехноПолисе чем заниматься?

– Да все тем же. Вот только будучи гражданином ТехноПолиса можно почувствовать себя не просто хозяином жизни, а ее властелином. И, кроме того, – добавил после паузы Кир, – там просто прекрасно. На словах не передать, это надо видеть. К тому же в ближайшее время анонсировано новое дополнение…

– Слышь, а при чем здесь аккаунт ТехноПолиса и этот блудень, в который мы вписываемся? – сбил я Кекса с волны, когда он мечтательным взглядом в пространство уставился.

– Потому что по легенде группа граждан ТехноПолиса оказывается в пустошах без связи. Для систем поиска они тоже недоступны – не знаю уж, как это реализовано.

– Погоди, – не понял я, – то есть, граждане ТехноПолиса в пустошах, без связи?

– Да.

– И на каком уровне мы там окажемся?

– На начальном.

– Первом.

– Да.

– Бл… кхм, – сдержался я, – а эти? Охотники?

Кирилл молчал. Потом, глянув на меня, легко помотал головой. Черт, вот это подстава, реально.

– Ну, они хоть не до капа? – поинтересовался я.

– Они используют персонажей, – ответил Кирилл после паузы, – которым могут выставить любой уровень. Вплоть до капа, да.

– То есть, персов они не прокачивают, а в игре сразу с определенными перками и характеристиками появляются? – уточнил я.

– В основном так, – Кекс кивнул согласно, – но есть и те, кто много времени в вирте проводит.

Ладно, уже легче. Хотя, как легче – как мертвому припарка. Все же, увидев вопросительный взгляд Миланы, я попытался скрыть озабоченность и сделать так, чтобы мое лицо не перекосило. Получилось – я же опытный покерный боец. Но внутри все опустилось – оказаться персонажем первого уровня в сердце пустошей, без связи и без помощи… где за тобой будут охотиться группы опытных и наверняка экипированных охотников, это как-то… Да и безо всяких любителей экстрима живого обитателя ТехноПолиса жители пустошей будут рады на полоски нарезать… Мда, печально как-то. Даже не просто печально, а скорее трагично.

– Ты не передумала?

Милана только головой покачала отрицательно.

– Хорошо подумала?

– Сказала же, что участвую, – перебила меня девушка и губы поджала.

– Ладно. Не парься, все нормально будет, – кивнул я ей, сохраняя непроницаемое выражение лица. Покер-фэйс же.

– Наверное, – это уже отвернувшись и шепотом, так чтобы не услышала. Хотя на самом деле веры в благоприятный исход мероприятия практически не было.

– Ты думаешь, у тебя все получится? – вдруг спросил Кирилл.

– Конечно… – как можно беззаботнее выдохнул я и чуть тронул Милану за плечо, – у нас все получится. Кекс, как у меня может что-то не получиться? Ты же меня знаешь…

– Знаю, – кивнул Кирилл и добавил, покусав губы, задумчиво качая головой:– Знаю, знаю. Слушай, меня там парнишка просил в эту тему вписать, только он один стесняется. Как ты на… ну, не напарника, на спутника смотришь?

– Кто?

– Гера из Ренегатов, знаешь ты его, наверное.

– Да ладно! – удивился я. – Конечно, знаю!

– Только, Арчи, о том, что вы друг друга знаете, никому, сам понимаешь…

– Кекс, могила, ты же меня знаешь, – только махнул я рукой, задумавшись.

– Арчи, это такие бабки, ты должен…

– Да не гуди, сказал же без проблем, трепаться не буду! Считай, забыл уже – перед отправкой познакомимся, – не очень вежливо оборвал я Кекса, как обычно принявшегося капать на мозг своими нескончаемыми рассуждениями.

Гера – это хорошо. Правда, хотя я его знаю, можно сказать, что я его не знаю. Кто такой Гера? Это парень из клана Ренегатов. Большой, спокойный, молчаливый. Профиля в соцсетях нет, на клановые сходки почти не ходит, видел его там лишь однажды – большой, широкий в плечах. Но, несмотря на то что, по ощущениям, может подкову согнуть, какой-то он инертный, что ли. Не тюфячок, но возможно где-то близко. По вирту я с ним пересекался не очень часто – мы в разных составах клана. Последний раз вот на недавнем ДМ вместе поработали, вроде неплохо получилось. Но кроме как по делу, мы с ним не общались.

Ладно, все равно Гера – это неплохо. Тому, что он пойдет с нами, я приятно удивился, конечно, но не сказать, что обрадовался. Все же наши шансы вряд ли повышаются, просто веселее будет. Хотя нет, может быть, шансы и повышаются. На
Страница 13 из 18

ноль целых хрен десятых процента.

Глава 5

– Как зайдешь, раздевайся, а после вставай в центр зеленого круга.

– Совсем раздеваться? – быстро обернувшись, вопросительно глянула на Кирилла Милана.

– Ну… – немного замялся Кирилл и переадресовал вопросительный взгляд Андрею.

– Можешь до нижнего белья, – пожал плечами тот, – но в начальной детализации персонажа все равно будешь с обнаженкой своей работать – комп по дефолту сам додумает.

– Это что, прикол? – чуть подняла одну бровь Милана.

– Это прекрасный новый мир, где виртуальность неотличима от реальности, – дежурным голосом произнес Кирилл, посмотрев на девушку. Милана при этом заметила, как взгляд говорившего скользнул по ее груди, тут же, впрочем, метнувшись в сторону.

– Смотри, – улыбнувшись, подошел между тем к девушке Андрей, протягивая ей руку, будто для рукопожатия, а она машинально протянула свою.

– Чувствуешь? – обхватив узкую кисть девушки, он чуть сжал ее.

– Чувствую, – немного удивленно ответила Милана, кивнув, не совсем понимая, в чем дело. Тут же подняв вторую руку, она убрала один из непослушных локонов за ухо.

– Там будет примерно так же, – улыбнулся Андрей, – совершенно реальный мир, совершенно реальное тело и совершенно реальные ощущения. Поэтому там ты – копия того, что здесь. А вон там сканер как раз, – по-прежнему не отпуская руку Миланы, повернулся Андрей, показывая на дверь рядом.

– Давай, раздевайся, как хочешь, потом в настройках все равно будут разные варианты, сама увидишь, – чуть приобняв девушку, Андрей подтолкнул ее вперед.

Милана быстро глянула на ладонь у себя на талии, и Андрей, тут же смутившись, убрал руку. Хмыкнув, девушка перешагнула через ограничительную линию, как в аэропортах перед пунктом паспортного контроля, и, кивнув смотревшим на нее спутникам, зашла в указанное помещение.

Небольшая овальная комната, выдержанная в оттенках зеленого, в центре нарисованный круг, а рядом аппарат, похожий на рентгеновский. Но проходить дальше Милана не торопилась – услышав голос с напряженными нотками, она, не закрывая полностью дверь, прислонилась ухом к небольшой щелке, прислушиваясь.

– …девушка. Моя знакомая, Кекс. И прошу тебя, хватит на нее так пялиться.

– Арчи, да ты что? – негромко ответил Кирилл, напустив возмущения в голос, – если ты с ней…

– Кекс, я с ней не с ней, ясно? Просто прошу тебя, хватит по ее груди и жопе так глазами мазать откровенно, о’кей?

– Да что ты так возбудился то, а? Арчи, я же…

– Кекс, возбудился тут точно не Арчи. Я тебя уже давно знаю, так что не надо мне в уши лажу лить, а? И давай, чтобы ее фоток в твоей коллекции отсканированных баб не было, договорились?

– Арчи…

– Кекс, ты понял мою просьбу? – в голосе Андрея послышались металлические нотки.

– Да понял, понял.

Слегка улыбнувшись, Милана слегка потянула на себя дверь, так чтобы замок не щелкнул, привлекая ненужное сейчас внимание. Стоило только двери полностью закрыться, как в помещении едва слышно загудело, и девушка почувствовала на себе теплое дуновение воздуха.

Испытывая неожиданно приятные эмоции при прокручивании в памяти только что услышанной беседы, Милана не торопясь разделась, аккуратно сложив вещи на скамеечке у стены, и, оставшись в одном нижнем белье, шагнула в центр круга, немного поежившись. Не от холода – в помещении было тепло. От волнения поежилась, осматриваясь, – и так неяркий свет вдруг стал совсем слабым.

– Пожалуйста, поднимите руки! – неожиданно раздался сверху механический голос робота, так что девушка вздрогнула от неожиданности.

– Фу, – подняв брови и покачав головой, выдохнула Милана, послушно поднимая руки. Сразу же автомат загудел и неторопливо пошел по кругу, сканируя девушку полоской зеленого света.

– Пожалуйста, опустите руки! – снова раздался голос, стоило зеленой полоске луча исчезнуть с кончиков пальцев.

После того как Милана встала ровно, опустив руки, аппарат вновь пошел вокруг нее, только теперь уже опускаясь, после чего вернулся в исходное положение и затих.

– Можете одеваться и проходить к кабинам генерации персонажа, – сообщил механический голос.

Снова поежившись от волнения перед встречей с неизведанным, девушка торопливо оделась. Торопливо, но стараясь не суетиться. Когда Милана вышла из помещения со сканирующим аппаратом, она с вызовом попыталась посмотреть на Кирилла, но тот потупился. Андрей же глаз не отвел и вопросительно поднял брови, видимо что-то увидев в глазах Миланы.

– Ладно, пойдемте, здесь по времени все расписано, и так мы без очереди прошли, – немного суетливо произнес Кирилл, махнул рукой и, развернувшись, пошел по коридору. Посмотрев ему вслед, Андрей кивнул и, поманив жестом девушку, собрался было двинуться следом. Милана же, повинуясь внезапному импульсу, сделав несколько быстрых шагов, почти подбежала к нему и, приблизившись на миг вплотную, тихо-тихо шепнула ему на ухо: «спасибо».

– Да пожалуйста, – ухмыльнувшись, так же тихо произнес Андрей и, аккуратно взяв девушку за предплечье, увлекая ее за собой, двинулся вслед слишком суетливому сейчас Кириллу.

* * *

Договорились, что я заберу Милану от ее дома, а после уже поедем в «Жемчуг». Условились в десять утра, но, когда я подъехал в девять сорок, она уже стояла на автобусной остановке. Опять я не сразу ее узнал – она была в сером спортивном костюме, с капюшоном. На лице опять ни следа косметики, но ей так даже лучше.

Кроме дежурных приветствий, совсем не разговаривали. Милана сидела отвернувшись к окну и молчала, кусая губы. Я тоже молчал, думая о своем. Вернее, о том, что про ее заманчивое предложение так и не напомнил. Интересно, как она отреагирует, если сейчас поинтересоваться?

– Матери что сказала? – спросил я Милану, чтобы молчание прервать.

– Да ничего не сказала. Сказала, что пару дней меня не будет, отлучусь по делам.

Больше мы ни слова не произнесли. Минут через десять подъехали к большому зданию бизнес-центра. Припарковавшись на подземной стоянке, я послушал тишину двигателя и обернулся к девушке.

– Ты не забыла, что мы с тобой…

– Не забыла, – поспешно произнесла она.

– Пошли тогда?

– Пошли, – вздохнула она.

Кирилл предложил – по условиям, если кто-то идет парой, заявляя о наличии связей, то существовала некая доплата. Три процента от суммы гонорара за первый день. Кстати, за свидетельство о браке больше обещали, но и так неплохо. В анкетах мы указали, что встречаемся. Прибыли в центр тоже вместе – капсулы наши рядом будут, в соседних помещениях. А вообще никого другого из участников проекта мы знать не будем, как и они нас. Конфиденциальность гарантировали полную – еще бы, никому не будет приятно развиртуализироваться. Особенно с учетом того, что нас ждет впереди.

Вернее, никого мы знать не будем, кроме одного – Гера же тоже с нами идет. Но об этом – что мы с ним знакомы – тоже никто знать не будет, Кирилл вчера весь мозг выел, нудно объясняя нам все неприятные для него последствия раскрытия этого незначительного обмана.

У служебного входа нас встретил безликий парень в синей рубашке с бэйджиком и, заведя в холл, повел не к лифту, а к лестнице. Спустившись следом за ним на нулевой этаж, мы прошли несколько поворотов и оказались в
Страница 14 из 18

длинном коридоре с одинаковыми дверями.

Остановившись ближе к концу, провожатый молча указал нам на две двери рядом. Я бросил на Милану прощальный взгляд, но, увидев ее глаза, даже чуть запнулся.

– Не волнуйся, все будет хорошо, – я шагнул вперед и обнял девушку. – Прорвемся, – успокаивающе добавил я.

И сразу почувствовал, как она уткнулась мне носом в плечо. Не удержавшись, погладил ее по волосам и мягко отстранился. Милана глянула на меня, благодарно кивнула и развернулась, заходя в дверь.

Выдохнув, шагнул туда, куда мне сопровождающий показал. Ничего так, простенько и со вкусом – осмотрелся я по сторонам, – капсула в углу, тумбочка, бар небольшой, журнальный столик.

– Вам что-нибудь подсказать?

– Нет, спасибо, – ответил я, и дверь захлопнулась.

Быстро раздевшись и аккуратно сложив свои вещи, полез в капсулу. А что здесь еще делать – виртуальность ждет. Плавное шипение опускающейся крышки, легкое покалывание в руках и вспышка темноты.

Арчи Гудвин, Мир ТехноПолиса приветствует вас!

Появившаяся в абсолютном мраке надпись заиграла яркими красками, и как-то вдруг я осознал себя сидящим в кресле посреди больших и светлых апартаментов. Но изображение вокруг размыто и как ни концентрируйся, ничего, кроме неясных очертаний, не увидишь. Резкость есть только у меню выбора и настройки персонажа, висящего перед глазами.

Аккаунт Бургундца я снес еще вчера, но теперь на этот ник стоял полугодичный запрет. Новое имя себе придумал тоже вчера, когда новый акк регистрировал, – в ТехноПолисе имя должно состоять из двух слов. Это в пустошах что хочешь, то и делай, – хоть матерно называйся.

Так как при создании Бургундца процедуру сканирования я уже проходил, сейчас дело ограничилось только выбором имени. Это Милана вчера около получаса в капсуле провела, ожидая, пока система ее параметры запомнит. Вчера же она и персонажа себе создала, полностью определившись с легендой и настройками. Это я не торопился – сидел, с Кексом чаи гонял. Пытался выведать у него хоть что-то о предстоящем испытании, но приятель и сам практически ничего не знал, кроме того, что нам рассказал. Или делал вид, что не знал.

Создание своего персонажа я оставил на сегодня – времени вагон еще, час целый, после которого за мной прибудет такси, чтобы отвезти к месту отправки. А пока из личной комнаты не выйти. Милана за этот час, кстати, предварительное обучение проходит и слушает краткий курс истории ТехноПолиса. Мне-то не надо – чего я там не слышал?

Ладно, приступим, – оборвал сам себя и вгляделся в настройки.

Укажите возраст: – 19 + (3).

Укажите рост: – 175 + (5).

Укажите вес: – 55 + (4).

Прикольно – вгляделся я в предлагаемые значения. Прикольно и непривычно – кардинально изменить персонажа сейчас мне было нельзя. Можно было сделать на три года младше или старше, то же самое с показателями веса и роста. Вот что значит полный аккаунт, но, как сказал Кирилл, с нюансами – обычный-то за деньги приобретаешь – и лепи себе любое тело, только на пол ограничения. Хотя ходили слухи, что за большие деньги можно…

Корректировать ничего из своих параметров не стал, оставил все как есть.

Выберите варианты внешности.

Хм, небогатый выбор, если честно, – еще раз удивился я. Всего пять вариантов, но в основном изменения только в прическе и немного в чертах лица. И все предлагаемые варианты неуловимо похожи на меня, вот только двух одинаковых нет.

«Это для любителей остренького», – догадался я. Чтобы знать, что тот, кого ты убиваешь, похож на себя реального. И закричавшая в муке смерти на твоем резаке блондинка – блондинка и есть, а совсем не менеджер среднего звена, которому двадцать семь и он бородат.

– Вау, а это что?

Выберете тип одежды.

Круто, выбор просто нереален – комбинезон, комбинезон, комбинезон и комбинезон. Абсолютно одинаковые стандартные повседневные комбинезоны для тех, кто живет и работает рядом с пустошами, только цветом отличаются. Хотя нет, не только – обратил я внимание на подписи. Четыре варианта цвета – красный, синий, темно-зеленый и светло-коричневый, песочный даже. За красный и синий предлагали плюс пять процентов к оплате за участие в ивенте, как это здесь было написано. За зеленый ничего не предлагали, а за песочный снимали с суммы гонорара десять процентов.

Когда подтвердил выбранный вариант внешности и даже не расстроился по поводу десяти процентов, пошла стандартная процедура создания персонажа – цепочкой вопросов. Ответы формировали легенду игрока и соответственно его первоначальные навыки. Упс, нет, не совсем стандартная – присмотрелся я. Какие-то варианты верхнего происхождения, как, к примеру, с потомственным военным или аристократом, были недоступны для выбора.

Пощелкав различные варианты, остановился на студенте-спортсмене, увлекающемся американским футболом. Подстава, кстати, ни одного варианта со стрельбой или единоборствами не предлагалось, поэтому я подобрал самое боевое из того, что было.

Желаете узнать о мире ТехноПолиса?

Желаете посмотреть на мир в режиме панорамы?

Желаете пройти обучение правилам жизни в ТехноПолисе?

Нет, нет, нет – отмел я все предложения. Правда, в ТехноПолисе до этого я не был… хотя нет, чисто технически один раз границу пересекал, но мы потом еле ноги унесли от отряда контроля границы. Все равно, ничего нового от «обучения правилам» точно не получу.

Приступить к последнему инструктажу?

Хм, а тут без вариантов. Ну ладно, приступим. И, надеюсь, инструктаж будет не особо долгим – мне требовалось время, чтобы изучить свое тело. Апартаменты здесь большие, поэтому надо проверить, на что способен, – побегать, попрыгать, бутылки покидать – дальность броска посмотреть.

На самом деле, при некоторой доле удачи и опыте игры, персонаж первого уровня вполне может вынести персонажа последнего, двадцатого уровня. Прокачанные игроки просто более выносливы, чуть быстрее бегают, плавают, выше прыгают… хм, лучше стреляют, могут носить тяжелую или силовую броню, метают ножи, умеют пользоваться плазменным оружием и… список можно продолжать.

Все же, по идее, выпусти меня на первом уровне на дуэль в яме с каким-нибудь двадцатым, я бы на себя поставил. Если он тоже с пистолетом и без брони будет. Но идеи идеями, а в реальности у меня вряд ли будет пистолет. Да что пистолет – даже из АК-47 бронекомбинезон солдата Корпуса Верных или латы Инквизиторов не пробить. Не говоря уже о доспехах частей патрульных или полисменов Патруля или, тем более, армии ТехноПолиса. Тех и из штурмовой винтовки космодесанта не сразу пробьешь – сначала ведь еще надо щиты расколупать…

– Ладно, прорвемся, – попытался я себя успокоить и вжал кнопку, запускающую начало инструктажа. Сразу же прочувствовал полностью свое тело и вдохнул полной грудью. До этого, кстати, даже и не понял – дышал или нет.

– Приветствую вас, мистер Гудвин, – появилась передо мной улыбающаяся голограмма.

– Здорово, – кивнул я и осклабился в ответ невольно, – можешь называть меня Арчи.

– Хорошо, мистер Гудвин, – склонила голову голограмма, – позвольте проинструктировать вас по вашему персональному устройству – идентификатору гражданина ТехноПолиса.

– Это по терминалу, что ли? – приподнял я слегка левую
Страница 15 из 18

руку.

– Мистер Арчи, если вы прикоснетесь к этой области указательным пальцем, – голограмма оказалась рядом со мной и продемонстрировала, – откроется ваш персональный интерфейс…

Палец голограммы проскользнул по моему браслету, он на мгновенье мигнул, и из него выскочили будто налившиеся силой лучи призрачного голубого света. Закрывая руку, в воздухе из голубых лучей сформировался экран, по которому пробежало несколько искорок и где отобразилось общее меню с доступом к энциклопедии мира, карте, характеристикам, настройкам и дополнительным возможностям.

Склонившись ко мне, голограмма приветливо глянула мне в глаза и снова вернулась к экрану, поводя по нему пальцами.

– Здесь вы сможете увидеть информацию о нашем мире, людях, местности, в которой вы находитесь, с определением месторасположения, а также информацию о себе, своем здоровье и своих возможностях…

Один за другим в воздухе возникали интерактивные вкладки меню, будто веером закрывая пространство вокруг. Когда палец голограммы нажатием активировал меню характеристик, экран терминала мигнул и почему-то не отозвался.

…своих возможностях… – голограмма явно зависла, и окошко меню так и не открылось полностью – в воздухе повисла будто размытая картинка.

Я попытался что-нибудь сказать, но понял, что ничего не получается, – все тело будто сковало.

«Эй, эй!» – мысленно закричал я, пытаясь хотя бы рукой шевельнуть.

Никак не получалось! Вдруг по всему телу я почувствовал не очень сильную тянущую боль. Пока не очень сильную – с ужасом понял я, чувствуя, как меня всего будто в огромных жерновах начинает молоть. Закричать так и не получалось, но мои мысли метались, словно в панике. Боль все усиливалась, становясь совсем невыносимой, и вдруг вокруг стало темно.

* * *

Я пришел в себя уже в такси. Совершенно не понимая, как здесь оказался, некоторое время наблюдал, как мимо проплывают стены небоскребов. Вдруг высокие, переливающиеся отблесками солнечных лучей здания как будто прыгнули назад, и такси выбралось на простор, миновав городскую застройку. Чуть подвинувшись к окну, я быстро глянул на поражающий своей красотой пейзаж внизу и тут же принялся осматривать себя.

– Черт, это что за фигня была? – уставился я на свой браслет. Тут же, выругавшись про себя, активировал его и чуть зажмурившись сразу перекинул на меню характеристик.

В этот раз ничего не случилось – мир вокруг не застыл, да и я тоже мог двигаться нормально. Подтверждением этого явилось падение моей челюсти почти до груди. Сглотнув и бросив взгляд на параметры своего персонажа, я быстро свернул меню и деактивировал браслет.

– Парам-пам-пам, – медленно выговорил я, отстраненно глядя в окно.

Такси уже, кстати, прибыло к площадке для прибывающих в аэроузел и уже болталось в конце небольшой очереди из пяти машин. Всего около минуты ожидания, после чего, подрулив к трапу, таксист открыл дверь, которая распахнулась с легким шипением приводов. Багажа у меня не было и, кивнув водителю, которого я даже не видел – в салоне перегородка, а стекла машины бликуют, я выбрался из салона и быстрым шагом дошел до лифта.

Площадка для прибывающих гостей была на высоте пятидесяти метров над землей, а терминал аэроузла парящим дирижаблем блестел отражением далеко сверху. Туда меня лифт поднял почти мгновенно и совершенно без перегрузок.

Выйдя в почти пустой зал, Геру заметил почти сразу же. Он меня, впрочем, тоже.

Быстро подойдя к нему, кивнул приветственно, но мы друг другу так и не сказали ни слова – проследив за его взглядом, я увидел прекрасную незнакомку в белом комбинезоне. И сразу же у меня появились дурные предчувствия. Мда, зрелище то еще. Особенно когда какие-то курортники мимо проходящие начали провожать девушку взглядами, а восхищенный свист энтузиазма мне тем более не добавил.

– Мда, жесть, – протянул я, покачав головой.

– Хм, – покачал головой Гера, соглашаясь, – а она красивая…

– А это она? – сглотнув, спросил я.

– Ну да, – подтвердил Гера, – ты вчера не посмотрел, что ли?

Вчера, когда мы были у Кирилла, подъехал Герандос. И пока Милана под руководством Кекса создавала аккаунт, мы с Герой чуть пообщались, обсуждая предстоящий замес. Правда, недолго – ему его девушка позвонила, и он тут же сорвался ее откуда-то забирать.

– Нет, – ответил я, расстроенно почесав затылок, и добавил, цыкнув: – Черт, прямо-таки живое пособие, как не надо выглядеть перед тем, как отправляешься в пустоши.

– Ладно, пойдем ее заберем и в самолет к куратору двинем, – глянул на меня Гера, когда белоснежная девушка остановилась у стойки информации, рассматривая свое отражение.

– К куратору? – не понял я.

– К куратору, – подтвердил Гера.

– К какому куратору?

– Слышь, ты как сюда попал-то? Ты вообще инструктаж прослушал перед тем, как на такси уехать?

– Э… да нет, как-то не удалось. Что за куратор-то?

– Слышь, Арчи, ты как…

– Гера, хорош, – прервал я его, – давай, объясни в двух словах!

– Хм, – насупился Герандос, – куратор нашей группы. У него мы должны получить окончательные инструкции, уже через десять минут.

– По сафари? – догадался я.

– Да нет, – махнул головой Гера, – по легенде. Мы типа группа, направляемая в новый Форпост на территории пустошей. И от куратора группы нам надо последние указания получить, а потом вылет. Вот я и говорю, пойдем!

– Понял теперь, пойдем, – кивнул я, – давай сначала только эту… принцессу заберем.

Глава 6

Никаких предполетных досмотров не было, лишь сканирующая камера на входе в стыковочный рукав. После того как появившаяся голограмма провела руками над нашими браслетами, она еще шире растянула губы в улыбке и сделала приглашающий жест, уже оборачиваясь к другим подходящим пассажирам. И вот здесь началось интересное – узкий проход вдруг расширился, плавно переходя в салон самолета.

Мы втроем даже чуть приостановились, замедлив шаг. Непривычно и необычно. Хотя и есть что-то знакомое – сиденья напоминают кресла бизнес-класса обычных самолетов. В салоне лайнера было четыре ряда кресел по два, с тремя широкими проходами между ними. Это, кстати, хорошо придумано – неудобно через кого-то переходить, чтобы встать со своего места.

Проходы между креслами метра в полтора, да и сам салон самолета был очень широкий. «Как будто прогулочное судно», – мелькнула ассоциация. Да, и самое главное – иллюминаторов не было вовсе. Зато вся крыша и борта до уровня пола были прозрачными. Крыльев у самолета тоже было на два больше – основные, очень широкие, почти по всему фюзеляжу и два поменьше, ближе к носу. Подойдя к прозрачному борту, я рассмотрел позади еще два крыла хвостового оперения, направленные вверх под углом.

Никаких двигателей видно не было, кроме нескольких широких пропеллеров прямо в плоскостях каждого крыла. Но эти турбины предназначены только для вертикального взлета и посадки, а основные двигатели снизу, наверное. Изучая мир ТехноПолиса, я, если честно, больше внимания уделял характеристикам оружия и брони, а также составу противоборствующих группировок Анклавов, но никак не технике пришлых, как в пустошах называли граждан ТехноПолиса. И сейчас уже жалел о своих недостаточных знаниях.

Кстати, прозрачной была и
Страница 16 из 18

наклонная поверхность острого носа самолета впереди. Тем более, что пол ближе к носу слегка опускался, придавая корпусу самолета сходство с клювом. С самых первых кресел наверняка откроется прекрасная обзорная картина – облака будут прямо под ногами.

Откроется, но не нам – стоило только Лане шагнуть в ту сторону, с восхищенными взглядами, как я мягко взял ее за руку и потянул за собой.

– Нам туда, – показал я на несколько кресел примерно в середине салона, чуть ближе к хвосту.

– Арчи, а там почему? – Гера тоже был не прочь, судя по виду, на козырных местах усесться. И как раз в этот момент он проводил взглядом нескольких парней в черных комбинезонах, которые заняли в первом ряду три места из шести, – к носу ряды сужались, и там было не восемь кресел, а шесть.

– Там будет фарш, если носом врежемся, – негромко сказал я и, пропустив еще двоих парней уже в синих комбезах по проходу, уселся в кресло второго ряда, похлопав по сиденью рядом и посмотрев на Милану. Девушка лишь глянула на меня, почему-то быстро глаза отвела, но села, ничего не спросив. Волнуется, наверное. Я бы тоже волновался на ее месте.

– Ты что, лайнеры ТехноПолиса никогда не падают… – начал между тем Герандос, но я его перебил.

– Верю, верю. Тогда можешь там сесть, потом подойдешь.

Спорить Гера не стал, а уселся на кресле крайнего прохода. Но сел он не рядом с панорамным окном, а ближе к нам с Миланой и, повинуясь жесту, наклонился в мою сторону через проход.

– Сколько всего здесь человек будет, как думаешь? – поинтересовался я у него.

– Не знаю, – пожал плечами Гера, – думаю, что не так уж и много. Хотя кто знает…

Кивнув, я слегка прикрыл глаза, откинувшись в кресле. Потом, встряхнувшись, чуть приподнялся и осмотрел салон лайнера – собралось уже человек тридцать. И, глядя на яркость красок и белую дымку облаков, расчерчивающую голубизну неба сверху, несмотря на прелесть картины, я чувствовал тяжесть атмосферы здесь, в самолете. Ни возгласов, ни громких разговоров, ни смеха. Судя по внимательным взглядам друг на друга, все здесь присутствующие знают, куда и зачем пришли.

Кстати, кроме Миланы, девушек было еще трое. И все в темных комбинезонах – две в темно-зеленых, одна в черном. Не такие юные, как Лана, но моложе тридцати точно. И совсем не такие красавицы – средняя внешность, можно сказать, заурядная. Хотя они могут быть и красавицами, но внешность своих персонажей сделали более неприметной и серой. О чем, собственно, я и Милану просил, когда она аккаунт создавала. А она послушалась, ага.

– Слушай, – наклонился я к девушке, – объясни мне, пожалуйста, прикол с твоим белым одеянием и неземной красотой, а?

Милана взгляд сначала отвела, но потом все же посмотрела на меня.

– За белый цвет и вариант внешности оплата больше, – едва слышно произнесла он.

– Черт, – невольно вырвалось у меня.

Точно, забыл совсем про это – сам-то себе тоже комбинезон выбирал на оплату завязанный. Вот только я вознаграждение уменьшил.

– Так. Подруга, напомни, что я тебе говорил в кабинете у Кирилла? Когда ты соглашалась в этом сафари участвовать?

– Что у нас все получится? – после секундного раздумья спросила девушка.

– Именно. Мне нравится твоя хорошая память. Так вот, давай договоримся – ты делаешь то, что я говорю, и у нас все получается. Чтобы не было больше подобного – я попросил тебя создать не очень приметного персонажа, а ты нереальной красоты принцессой заделалась. О’кей?

– Хорошо, – щеки Миланы тронул румянец, но взгляда она не отвела, – только можно и я тебя попрошу кое о чем?

– Ладно.

– Не называй меня больше подругой. О’кей?

Усмехнувшись, я кивнул и покачал головой.

– Ладно, не буду.

– Договорились, – наклонив голову, чарующе глянула на меня Милана, но тут же выражение лица ее изменилось, и она опустила взгляд. Настолько быстро это произошло, что я не понял – на самом деле был этот кокетливый взгляд или мне показалось.

– Слушай, п… принцесса, – задумавшись, я чуть было снова Милану подругой не назвал, – расскажи подробно, что было в инструктаже перед тем, как тебя такси забрало?

– А ты не…

– Кхм, – демонстративно кашлянув, перебил я ее, – мы о чем договорились? Рассказывай все детально – как будто я ничего не знаю.

И ведь действительно ничего не знаю, – скривился я при воспоминании о том, как меня перекрутило в апартаментах. Даже не рассмотрел свою личную квартиру, которая вместе с аккаунтом полагалась.

– Хорошо, – кивнула девушка, – послание было оформлено в виде поздравительной или прощальной открытки-письма. В общем, мне как прекрасному работнику, который отправляется на новое место жительства в форпост на границе обитаемых земель, желали всего наилучшего и творческих успехов.

– В смысле творческих успехов?

– Я выбрала профессию ведущей на телевидении, – смущенно ответила Милана и продолжила, уходя от темы, – ну и было указание сразу по прибытии в аэроузел пройти на борт самолета, где куратор нашей группы выдаст последние инструкции.

– И где он, интересно? – закрутил я головой, осматриваясь.

Словно ответом на мой вопрос послышался четкий звук шагов. В салоне появился куратор, по нему сразу видно – высокий седой дядька в темно-зеленом бронекомбинезоне. Кстати да, все граждане ТехноПолиса по пустошам в комбинезонах рассекают. И это не только как система свой-чужой, но и защита от агрессивной атмосферы постъядерного мира – это жители в пустошах уже приспособились, а граждане ТехноПолиса без комбинезонов жить будут недолго – агрессивная среда.

Но если на всех присутствующих в салоне была просто повседневная рабочая одежда, то у куратора комбез явно с милитаристским уклоном – и кобура с пистолетом на бедре, и портупея. Да и сам комбинезон усилен вставками – куратор выглядел как мотоциклист в экипировке, только однотонной. Но шлема нет – лишь широкий воротник-стойка, очень высокий, даже выше линии подбородка. Но это все же не силовая броня ТехноПолиса, скорее полицейская. Облегченная полицейская.

Вдруг послышался легкий шелест, и, обернувшись, я увидел начавшие медленно смыкаться створки прохода в салон.

«Все, окончена посадка?» – мелькнула мысль.

Оглядевшись, оценил количество людей на борту – едва пятьдесят человек наберется, а вместимость у самолета чуть больше двухсот пассажиров. Расселись все компактно, групп больше четырех человек вместе нет. Я продолжал осматриваться. Своеобразные острова рядом с девушками, которых, кстати, больше стало – еще несколько подошло.

– Я приветствую всех на борту рейса два нуля одиннадцать дабл-ю ти аш, – как только раздался щелчок полностью закрывшихся дверей, коротко склонил голову куратор, – меня зовут капитан Макмайл, и я буду сопровождать вас в течение всего полета в Форпост Тау.

При этих словах мое левое предплечье коротко даже не кольнуло, а будто пощекотало. «В браслете информация на карте обновилась», – понял я и тут же, подняв руку, глянул. Ха, бабки уже на счет пришли – здорово. Не вчитываясь, я активировал меню и вырубил вообще все оповещения. Не нужны они мне в ближайшее время точно – только внимание отвлекает.

Макмайл, переждав несколько секунд, пока почти все пассажиры копались в своих терминалах, реагируя на пришедшие
Страница 17 из 18

сообщения, продолжил:

– В связи с тем, что в последнее время уровень террористической угрозы повышен до оранжевого, пункт назначения вы узнали только здесь. Также обращаю внимание на то, что часть полета пройдет над территорией пустошей, контролируемой войсками так называемого имперского Корпуса, поэтому прошу в это время сохранять спокойствие и с пониманием отнестись к требованиям экипажа. Никакой опасности нет и быть не может, но предупредить я вас обязан. Приятного полета, – кивнул куратор и развернулся. Пол за ним, ближе к носу, вдруг разошелся, и военный спустился по лесенке открывшегося проема в кабину экипажа.

Буквально сразу же, как створки невидимого мной прежде люка в полу разошлись, салон едва заметно повело. Чуть вытянув голову, я заметил, что лопасти винтов, находящихся в крыльях, двигаются.

– Мы уже отчалили, что ли? – обернулся я к Гере.

– Угу, – подтвердил он и показал немного в сторону и вниз. Глянув по указанию его руки, я увидел удаляющийся блестящий терминал аэроузла, а чуть позже – полоску островов архипелага внизу под крылом. Странно – самолет вроде накренился, но я этого совершенно не чувствую. Да и ремни никто пристегнуть не попросил. Об этом я Геру и спросил, он разбирается – до того, как в пустоши прийти, сначала в ТехноПолисе погонял немного.

– Антиграв же, – пожал плечами Гера, – даже если мы кувыркаться будем, ты не почувствуешь.

– Арчи, подскажи, а… – вдруг обратилась ко мне Милана.

– Арчи? – удивился я – меня мало кто так называет, только друзья.

– Арчи, – кивнула девушка и показала мне на воротник. «Точно, – мысленно поморщился я, – у меня же там имя написано, как и у нее». Интересно, кстати, какую она себе фамилию придумала?

– Подскажи, а что за корпус? – пока я думал, спросила меня Лана.

– Корпус Верных, – покладисто объяснил я, – гвардия Новой Империи, оставшаяся верной императору после того, как с приходом пришлых Империя перестала существовать. Наряду с Церковью Судного Дня самая сильная организация на планете. В пустошах, естественно.

– Церковь Судного Дня?

Вдруг мимо мелькнуло лазурным, и я невольно проводил взглядом обтянутую узкой юбкой симпатичную попку. «Да там и не только попка симпатичная», – отметил я, оглядев стюардессу. Красотка – рыжая, высокая, даже выше меня, наверное, в лазурных пиджачке и юбке. На шее повязан оранжевый платок, а на руках белые перчатки практически до локтя. Причем пока стюардесса шла по салону, ей вслед раздалось несколько заинтересованных возгласов.

– Да, церковники, – после того, как еще раз скользнул взглядом по бортпроводнице, наклонившейся над одним из кресел, обернулся я к Милане, – их бойцов называют инквизиторами. Церковь на ножах с Корпусом, если что – делят сферы влияния, но между собой открыто пока не враждуют, находятся в состоянии тлеющего конфликта. Главный враг – пришлые. То есть мы, – усмехнулся я, – жители ТехноПолиса.

– Враг? – удивилась Милана, – а разве армия ТехноПолиса не может их просто уничтожить?

Вновь ответил не сразу – стюардесса возвращалась обратно, и я немного отвлекся. С фасада она тоже ничего, кстати. Как бы даже очень ничего, надо сказать. Рыжие пряди выбивались из-под сдвинутой чуть набок пилотки, несколько озорных локонов обрамляли красивое лицо.

– Ну, всем понятно, что враг, – объяснил я, опомнившись и повернувшись к Милане. И невольно заметив, как она стрельнула взглядом в сторону стюардессы.

– Просто это не декларируется так уж явно, – поймав вернувшийся взгляд Ланы, продолжил я. – К тому же Корпус и Инквизиторы – это не только солдаты мертвого мира, это еще и множество городов, которые они контролируют. Там ведь тоже люди, а в ТехноПолисе не звери живут – никто не будет миллионы человек просто так уничтожать. Поэтому на планете есть ТехноПолис, а есть все остальные.

– А еще кто есть? В пустошах?

– Много кто, – пожал я плечами, – мутанты, рейдеры, дикари. Мутанты самые опасные, но они большими группами редко собираются – слишком большой силой становятся, все вокруг сразу объединяются, стараясь их сразу поубивать или в рабство забрать, – они сильны и выносливы. Но если есть где поселение мутантов, близко точно никого нет – вся территория под ними. Встречаются дикари, будто из каменного века, а еще рейдеры. Санитары пустошей. Собственно, я в клане рейдеров и состою… состоял, – вспомнил я с легкой грустью удаление Бургундца – шутка ли, сколько в него времени и сил было вложено!

Вдруг впереди послышались громкие голоса, и я отвлекся. Чуть приподнявшись, увидел, что у носовой части самолета столпилось сразу несколько человек, наблюдая за панорамой, а один подошел к парню в зеленом комбезе, что-то спрашивая. Судя по всему, тот сейчас показывал, как пользоваться меню вызова стюардессы. Сразу же после этого несколько человек разбежалось по своим местам, заказывая напитки, как можно было догадаться по шумным комментариям.

– Ты же говорил, что нереально крут, – чуть улыбнулась Милана, снова глянув на меня, едва голову склонив, – но получается, что Инквизиторы и те, из Корпуса, еще круче?

– Это фракции, – не стал я отвечать на подначку, – две основные в пустошах, которые контролируют какие-то местности и города, по размерам несравнимые с общей территорией пустошей. Если вступать в Корпус или к церковникам, то будет как в армии – сплошные задания и испытания. Рейдеры же – игроки относительно свободные, в рамках клана, конечно. Есть большие вольные города, то же Гуляй-поле или Уютный, к примеру. Да и фракций поменьше куча, всех не перечислить.

– А обязательно в клане или какой-то фракции состоять?

– Нет, – покачал я головой, – есть такие, кто в одиночку по пустошам бродит. Но опасное и хлопотное это занятие – если за спиной клана нет, каждый обидеть может. И неписи в том числе.

– Арчи, так а в чем все же интерес у тех, кто создает персонажа, жителя ТехноПолиса? Кирилл объяснил как-то…

– Да я так, – пожав плечами, я посмотрел на Геру, – как-то и не интересовался. Ну, наверное, приятно себя белым сагибом среди дикарей чувствовать – если акк ТехноПолиса есть, особенно если ты при деньгах, можно много всего придумать…

– Отстал от жизни, – увидев мой вопросительный взгляд, покачал головой Герандос, – за полгода, пока тебя не было, многое изменилось. Новое дополнение только-только вышло, теперь в полный рост идет набор в колонизаторы и космодесант – освоение космоса, битвы за ресурсы, еще Чужие на окраине галактики нарисовались, в общем, если хочешь в космосе пиу-пиу посмотреть, самое то.

– Ясно, а…

– Слушай, Арчи, как думаешь… – перебив Милану, наклонился ко мне Гера, изогнувшись в кресле, – а она непись?

Милана неудовольствия тем, что ее перебили, не выказала, даже наоборот, сама с интересом глянула на вновь появившуюся стюардессу.

– Не знаю, – пожал я плечами, провожая взглядом рыжеволосую бортпроводницу, – спроси у нее.

Стюардесса, как я видел, была точно не непись – без вариантов. Не знаю как, но я все время чувствую, живой перед тобой персонаж или абориген виртуального мира. Просто не все свои знания нужно афишировать – жизнь меня этому давно научила.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте
Страница 18 из 18

эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/sergey-izvolskiy/proekt-dante-smertelnoe-safari/) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Сочетание клавиш «Alt+Tab» позволяет выйти из полноэкранного режима программы. Т. е. в данном случае подразумевается эффект неполного присутствия.

2

DM, DeathMatch (смертельный матч) – вид соревнования в киберспорте.

3

Дерт – специализированная трасса для катания на BMX велосипедах или специализированных горных велосипедах.

4

Игровой персонаж. Чар, от слова «Character». Гораздо чаще, правда, называют персом. Арчи об этом знает, но все равно говорит «чар».

5

Город в италийском кластере виртуального мира Терра, где царят нравы времен расцвета Римской Империи, при соответствующем антураже.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.