Режим чтения
Скачать книгу

Пятьсот оттенков фэнтези. Оттенок техногенный читать онлайн - Елена Сухова

Пятьсот оттенков фэнтези. Оттенок техногенный

Елена Анатольевна Сухова

Пятьсот оттенков фэнтези #1

Что должна сделать приличная девушка из воровской семьи? Украсть артефакты, довести до нервного срыва правителя, проигнорировать законы магии, пробраться в техногенный мир, победить опасных тварей, влюбить в себя лучших из мужчин? Нет! Приличная девушка из воровской семьи не должна делать ничего подобного. Она должна лишь заниматься своей профессиональной деятельностью, в то время как неприятности будут сами сыпаться на ее голову.

Елена Сухова

Пятьсот оттенков фэнтези. Оттенок техногенный

Пролог

– Там поймали одну с поличным, – доложил охранник торгового центра. На начальника, уставившегося в планшет, где шла грандиозная битва ведьм, эта новость не произвела никакого впечатления. Тогда охранник продолжил: – Кража ювелирных изделий.

– Что? – Начальник нехотя оторвался от планшета. – Ювелирку украсть невозможно.

Охранник смутился, переступил с ноги на ногу. Работал он недавно, был намного моложе коллег и постоянно опасался сделать что-нибудь не так. Именно поэтому он всегда и делал все не так. Вот и теперь он принялся неуверенно топтаться у входа в кабинет, рассказывая о случившемся:

– Никто в бутике вообще ничего не понял. Даже эти, ну, продавцы не смекнули, что их обчистили. Там куча золота пропала, а они и не в курсах. – Охранник неуверенно засмеялся, но, заметив взгляд начальника, резко умолк. – Она и вышла уже, а потом зачем-то вернулась. Бац – и вдруг у нее одно из украденных колечек из кармана на пол брякнуло. Прямо передо мной. А тут и продавцы спохватились, галдеж подняли. Я ее и арестовал.

– Вот как! – нахмурился начальник охраны, это всегда внушало трепет подчиненным. Сработал прием и на сей раз.

– Так… это… Вот еще что. Мне показалось, – сконфузился охранник, – она как будто сама хотела, ну… попасться. Даже обрадовалась, когда я ее задержал. И еще это… милым меня назвала.

– Обрадовалась, говоришь? Ну что ж, – начальник отложил планшет на стол, – пусть ведут сюда.

Не успел начальник еще свирепей нахмуриться, а охранник – отступить в сторону, как в кабинет ворвалась девица. Ее рыжие локоны, уложенные в высокую прическу, сползали на лицо, а короткое платье смотрелось как-то нелепо, словно его владелица привыкла к совершенно другим моделям.

– Не надо меня никуда вести, я уже тут, – хихикнула она, невероятно широко растянув губы, так что вместо улыбки образовалась какая-то нахальная ухмылка. – Какое у вас тут миленькое караульное помещение! Сколько всего такого… всякого. И сами вы такие галерейные!

– Галерейные?! – ошеломленно переспросил начальник охраны.

– Она иногда слова путает, – объяснил ему молодой сотрудник. – Наверное, хотела сказать – гламурные. Или галантные. Это… Кто ж ее поймет?!

Охранник вместе с начальником ошалело наблюдали за тем, как девица обошла кабинет, с неподдельным интересом разглядывая обстановку. Ее не идеальный нос совался во все, а слишком большие глаза были широко распахнуты от изумления, придавая нахалке сходство то ли с совой, то ли с мультяшкой.

– Ты арестована! – вдруг опомнился начальник охраны, кинувшись следом за девицей, чтобы забрать подхваченные ею документы.

– Да-да, я уже поняла, – кивнула девица и, отложив папку, принялась рассматривать висящие на стене дипломы. – Ого, да вы проявили доблесть! Надо же, еще и меткость в стрельбе! Я такое ценю! Повышение разряда? Что это? Ах, ну ладно, такое я тоже ценю!

– Да было дело пару лет назад, – смутился начальник охраны, но тут же опомнился. – Сядь.

Девица огляделась, явно пытаясь понять, куда же именно она должна сесть. И плюхнулась в самое удобное кресло, с которого только что встал начальник охраны.

– Встань! – возмутился начальник и тут же слегка стушевался. Все-таки обычно он не был груб с девушками.

– Это у вас пытки такие? – поинтересовалась девица, даже и не думая подниматься. – Сядь, встань. Вы так меня замучить хотите? Это будет долгий изнуряющий процесс «сядь, встань»?

– Нет! – слегка обалдел начальник.

– Странные у вас нравы. Я не ожидала. – Она чуть раздула и без того не узкие ноздри и покачала головой. – Все же хорошо, что я решила зайти к вам! Тут много интересного. А уж как вы от башни Ляфет отличаетесь. – Девица вздрогнула, видно вспомнив что-то не особо приятное.

– Так, хватит устраивать балаган! – Похвалив себя за строгость, начальник охраны присел на свободный стул. Распоясаться он тут никому не позволит, и не важно, мужчина или женщина перед ним. Задержанные и есть задержанные. – Будешь отвечать на мои вопросы!

Девица восхищенно зааплодировала, при этом она вовсе не издевалась, было видно, что происходящее доставляет ей истинное удовольствие.

– Ой как интересно – ба-ла-ган! – Она покатала это слово по языку, будто пробуя на вкус. Судя по довольному лицу, вкус ей понравился. – Посмотрю, что это, по телевизору… Нет, поищу в Интернете. Ладно, задавай вопросы!

Начальник окаменел, не в силах произнести ни слова, но, когда молчание совсем уж затянулось, опомнился, сообразил, что эта нахальная девица может вновь начать нести какую-то чушь, и задал первый вопрос:

– Ты украла из ювелирного магазина, – начальник охраны кивнул своему подчиненному, и тот выложил на стол изъятые драгоценности, – вот это?

– Конечно я! Я ведь сразу так и сказала вот этому милашке. – Девица кивнула в сторону охранника, и тот покраснел.

– Имя, фамилия?

– Бунталина Вольё, – ответила девица и посмотрела на обоих, словно ожидая какой-то реакции. Реакции не последовало, и задержанная печально покачала головой. – Ну вот, а я надеялась, что вы про меня слышали… Впрочем, не важно.

– Это не первый случай кражи? Ты ведь воровала и раньше? – спросил начальник охраны.

Бунталина рассмеялась, широко раскрыв рот и сверкая острыми зубами, искреннее проявление эмоций делало ее если не красивой, то очень милой.

– Какой проницательный! Разумеется, я профессионал. У меня есть несколько тайничков, где лежит основная часть моих трофеев. Обязательно туда загляну, прежде чем покинуть ваш мир.

– Где они, что за тайнички?

– На этот вопрос я не отвечу, – нахмурилась Бунталина.

– Куда ты собралась ехать дальше? – продолжил опрос начальник охраны.

– Как? – изумилась Бунталина. – Ты не будешь продолжать меня расспрашивать про тайнички? Тебя один раз отбрили и ты решил не настаивать? Тебе что, совсем не интересно, где лежит остальное награбленное? А там столько, что сегодняшняя моя добыча – это так, мелочовка. Ты просто обязан расспросить меня поподробней! Разве у вас так не принято?

Начальник переглянулся с охранником, тот пожал плечами, словно говоря: «Я же предупреждал! Странная она какая-то».

– Где тайнички? – послушно спросил начальник охраны, осознавая, что инициатива в разговоре безвозвратно потеряно. Нахальная девица вела себя так, будто это они попались, а она вершила над ними суд. – Рассказывай! – рявкнул он с досады, но понял, что попытка сохранить грозный вид провалена.

– Не скажу! – повторила Бунталина. – Если вы
Страница 2 из 18

узнаете, то все у меня отнимете. А мои вещички мне и самой нужны.

В кабинет вошли еще двое охранников и изумленно уставились на арестованную, которая перебирала предметы на столе их начальника, раскладывая их в собственном порядке, точнее, в беспорядке.

– Садитесь! – милостиво разрешила им Бунталина.

Двое вошедших сели, а начальник вскочил.

– Хватит мне зубы заговаривать! Я понял твой план! Ты придумываешь всякую ерунду про какие-то там тайнички и нарочно сбиваешь меня с мысли! – не сдержался он. – А на самом деле скрываешь что-то другое! Но я узнаю что! Ты скрываешь свои дальнейшие планы. Говори, куда дальше ехать собралась?

Бунталина удивленно пожала плечами.

– У вас тут еще интересней, чем я ожидала, – ответила она. – В вашем техногенном мире вообще все иначе. Другие законы, другие допросы. Признаю, весьма увлекательная методика вести дознание. У нас все не так.

– Ты не отсюда! Так вот откуда у тебя странные словечки, речь какая-то ненормальная, – заметил молодой охранник, встряв в «допрос».

– У меня неправильная речь? – удивилась Бунталина.

– Ну да. – Молодой охранник аж вытянулся вперед от счастья, что понял нечто важное, чего еще не поняли остальные. – Ты так слова употребляешь, будто не знаешь их значения или вообще только недавно услышала их. Я это сразу просек.

– Ничего! – вздохнула Бунталина. – Я тут всего неделю, до конца еще всю вашу лексику не освоила. Хотя и старалась. Я даже книжку себе украла, умную.

– Ты созналась, что ты приезжая! – встрепенулся начальник охраны, решив по-другому построить допрос. – Давай по порядку. Откуда ты к нам приехала? С какой целью?

– Я? Из своего мира, разумеется. Только не приехала, а… Даже вспоминать не хочется, как я в ваш мир попала. Со мной случилось ужасное несчастье, а потом я была вынуждена бежать сюда, к вам. – Бунталина полезла в карман. Прежде чем изумленные охранники успели ее остановить, она достала карманный учебник по психоанализу.

– Что это? – все же опомнился начальник охраны.

– А… Это так. Я же говорила, что у меня есть умная книжка! Только это не из вашей лавки, украла по случаю, в другом месте, – отмахнулась Бунталина и пролистала несколько страниц. – Видишь ли, я в такую историю вляпалась, что самой во всем и не разобраться. А мне хочется выстроить все факты по порядку.

– Эге! – вновь подал голос молодой охранник, арестовавший эту девицу несколько минут назад. И провел рукавом по лбу, стирая пот. Этот допрос его нервировал. С одной стороны, начальник, видя, что гневные взгляды не оказывают должного воздействия на задержанную, решил адресовать их молодому сотруднику. С другой – сама задержанная была какой-то неправильной. Он немного дольше, чем все остальные, общался с ней и знал, что ничего хорошего ожидать не приходится. Впрочем, он уже даже начал жалеть, что вообще арестовал ее.

– Ты будешь рассказывать или нет? – взвизгнул начальник охраны, уже забыв, что именно он собирался услышать.

– Конечно, буду! – ухмыльнулась Бунталина с такой наглостью, что сразу становилось понятно: уж она-то не забыла, зачем явилась сюда. – Я даже мечтаю все рассказать. Только не перебивайте меня, а то я ужасно путаюсь. – Она умолкла, пролистала учебник по психоанализу, нашла нужную страницу и продолжила: – Никакого когнитивного диссонанса я вам устраивать не стану!

– Чего? – спросил охранник.

– Да так, просто умное слово. Вообще, когда читаешь лекции по психоанализу, вся жизнь видится в другом свете, – кивнула Бунталина. – Понимаешь, что добра и зла не существует, а происходящее вокруг на самом деле является чем-то другим, не тем, чем казалось ранее…

– Ты… это… кончай свои фокусы! – сказал начальник охраны.

– Да, но не перебивайте меня больше! Столь много тягот и бедствий я, бедняжечка, перенесла, такие непосильные страдания выпали на мою долю, и я не вынесу, если еще и у вас не встречу понимания. – Она глубоко вздохнула и щелкнула зубами, отчего молодой охранник испуганно подскочил, но тут же притворно закашлялся. – Ах! Какие печальные события заставили меня покинуть родной мир и отправиться сюда, к вам.

– Ну-ну, – хмыкнул начальник охраны. – Хорош уж про другие миры завирать.

– Я же просила не перебивать! – обиделась Бунталина. – Я, между прочим, тоже до недавнего времени не верила, что вы существуете. Ну, в смысле знала, конечно, что есть там всякие миры, только вот путешествовать по этим мирам не собиралась.

– Теперь узнала? – спросил начальник.

– Узнала! А вы вот ничего не узнаете, если и дальше будете меня перебивать! – гневно сверкнула глазами Бунталина.

Охранники во главе со своим начальником чуть вздрогнули, хотя, конечно, было бы глупо предположить, что их мог испугать какой-то там крик какой-то там задержанной.

В кабинете стало невероятно тихо.

– Эта история началась в моем мире. Не перебивать! В моем – и все тут, может, и нет у него никакого названия! Итак, ранним утром я направилась в Санкт-Верт, столицу нашего герцогства… Я уже говорила, что увлеклась методиками психологического анализа ситуации? Поверьте, я вам сейчас расскажу уже полностью переосмысленную историю. Я знала, что просто так войти в городские ворота мне не удастся и я непременно встречу стражников. Честно говоря, стражников я люблю за их глупость…

Глава 1

Законы и беззаконие Санкт-Верта

Честно говоря, стражников я люблю за их глупость. Они так наивно верят в амулеты, охранную магию, собственную значимость и с таким азартом отвлекаются на все блестящее, что обмануть их проще простого. Впрочем, тем утром милашки, источающие запах недельного пота, не являлись моей целью, я старалась не причинять им никакого вреда. Надеюсь, вы правильно меня поняли, я сказала: «Старалась», – а вовсе не: «Оставила их в покое».

– Стоять, – приказал толстяк в проржавевшей кольчуге. Как я и рассчитывала, сегодня лишь он один охранял городские ворота Санкт-Верта. – Кто такая будешь?

Я так расстаралась, неужели не видно?! Платочек на голове и крестьянское платье, украденные мною в ближайшей деревушке, ясно говорили о роде занятий. А еще я глупо улыбалась и хлопала ресницами, дабы не выбиваться из образа. Ладно, когда не ценят маскарад, приходится объяснить словами. Благо, что я подготовилась и к такому.

– Я всего лишь бедная крестьянка. Я пришла, чтобы поздравить нашего Справедливого Герцога с великим днем его рождения и подарить ему вот эти яблочки. – Я приподняла плечо, на котором несла корзину, раздобытую в той же деревеньке. И это чуть было не стало моей первой ошибкой. В отличие от настоящих крестьянок у меня начисто отсутствует навык ношения сельскохозяйственных приспособлений. Корзина накренилась, несколько наливных яблочек со шлепками попадали на землю, покатились по травке и замерли, наткнувшись на треснувшую подошву нечищеного сапога.

– Хорош подарочек, ничего не скажешь! – со знанием дела признал стражник, вонзив зубы в яблоко.

Оно же немытое! Я подавила в себе брезгливость, понимая, что этот остолоп замучается по лекарям бегать. Или нет? В процессе эволюции из человека в стражника должны
Страница 3 из 18

происходить какие-то процессы, отлаживаться механизмы приспособления. Скорей всего, в его необъятном животе есть специальный отдел, где перевариваются микробы с бактериями… Ой, чего это я стала волноваться за стражника?

– Тебе известны законы? – продолжил ненасытный страж, сощурив свои свинячьи глазки.

Чтобы не усмехнуться, мне понадобилась вся сила воли. Кому, как не мне, знать законы! При случае смогу заменить верховного судью, что я уже однажды пыталась сделать… Теперь мы с ним – самые лучшие враги. Ладно-ладно, не стоит отвлекаться.

– Нет. Что вы? Откуда? – Я изобразила полную растерянность.

– Тогда плати за проход. Два медяка.

Вот ведь гад, решил воспользоваться наивностью бедной девушки! По закону герцогства крестьяне могут бесплатно входить в город. Кстати, в тот раз, когда я влезла на место верховного судьи, я разбирала подобное дело, вот тогда и… Ладно, в другой раз расскажу.

– Ах, но у меня совсем нет денег! – Деньги у меня были. Но дачу взятки любой из моей семейки счел бы неграмотным капиталовложением.

– Хм, ну что ж! Тогда с тебя еще пяток яблок и один поцелуй! – Он облизнул свои пухлые губы и изобразил сладострастие на своем свином рыльце. Почему-то все стражники, охраняющие городские ворота, через пару лет службы становятся похожими на свинок. Шучу, они становятся похожи на жирных кабанов.

– Хорошо, господин, держи яблоки, и сейчас я тебя поцелую.

– А ты сговорчивая. – Он свернул слюнявые губы в трубочку, готовясь к поцелую.

– Конечно, сговорчивая, чего б не поцеловать такого красавца. – Я низко наклонилась, очень низко и стала выкладывать яблоки перед ним на землю. Корзина стала соскальзывать с моего плеча, но выпрямляться я не спешила, так было проще всего срезать кошелек с пояса предприимчивого стражника. Очень легкий кошелек. Фи, как же мало он сумел заработать, сидя на таком прибыльном месте!

– Ну, – от нетерпения он причмокнул губами.

– Сейчас, милый. Только ты потом к знахарке сходи, в нашей деревеньке зверствует свинская лихорадка, неровен час, заражу тебя. – Я чихнула и сделала вид, что собираюсь его целовать.

– Уймись, болезная! – отскочил в сторону стражник. – Чего пристала-то?

– Поцеловать хочу тебя, добрый господин. – Я двинулась к стражнику. – Подойди-ка поближе!

– Уймись, я сказал! – Он поспешно скрылся в караульном помещении.

Все вышло как-то уж слишком просто. Даже неприятно. Если бы у меня весь тот день не был распланирован по минутам, то я непременно бы еще часик-другой стучалась к нему в дверь и таким образом довела бы очередного стражника до нервного срыва. Но тут корзина с яблоками на моем плече тихо заскрипела. Кое-кто уже проголодался и проявлял нетерпение.

– Я еще вернусь, миленький! – прощебетала я, с упоением прислушиваясь к грохоту посуды. Видать, стражник готовил себе простейшее снадобье. Наивный, снадобья помогают от болезней, а не от меня!

– Сгинь! – храбро (правда, из-за двери) напутствовал меня стражник.

Я шагнула за городские ворота. Вроде бы тут еще должна быть магическая защита, но я ее не почувствовала. Хотя к магии я всегда была малочувствительна и вообще старалась с ней поменьше связываться. Как говорится, нет магии – нет проблем.

Улицы Санкт-Верта пестрели флагами, яркими лентами, шарами и прочей дребеденью. Горожане щеголяли в своих лучших одеждах. Центральная площадь была украшена цветами. Но вовсе не эта красота привлекала горожан – посреди площади были выставлены столы с кислым вином и тяжело перевариваемой закуской, чтобы каждый мог бесплатно выпить и закусить за здравие Справедливого Герцога… Ну да, это и титул, и имя. В роду герцогов никогда не были приняты обычные, нормальные имена, во всяком случае, так утверждают историки. Каждый Герцог, приняв на себя бремя власти, в смысле уничтожив предыдущего правителя, придумывал себе какой-нибудь эпитет, обещая соответствовать своему выбору. Нынешнего именовали Справедливым Герцогом. И да упаси меня судьба от его справедливости! Тьфу-тьфу- тьфу!

Корзина с яблоками заскрипела еще громче, ну разумеется, не сама корзина, а сидевшая там Флошка.

– Тише ты! Рано еще, – шепнула я.

Послышался еще один скрип.

– Жди, ты нужна мне голодной, – пробормотала я. – Будешь вести себя хорошо, украду для тебя вареников.

«Вареники» можно считать самым действенным заклинанием при общении с Флошкой. Только ни в коем случае нельзя говорить: «Приготовлю», – уж она-то знает о моих кулинарных успехах.

– Мы почти добрались до замка, а там отменная кухня, – добавила я.

Скрип в корзине прекратился, а вот удары моего сердца участились. Да, я, конечно, с самого начала знала, во что ввязываюсь. Знала, что если моя затея провалится, то заточением в башне Ляфет дело не обойдется. Даже обычная смертная казнь покажется сущей безделицей. Но в тот день я была полна решимости!

Перед самым замком на позорном столбе красовался наш семейный портрет. «Разыскивается семейка Вольё! Пятьсот золотых за поимку каждого». Цена была все та же, что и в прошлом месяце. Ну, как говорится, стабильность – залог успеха. Папочка с мамочкой, братики с сестричками и я, красавица Бунталина. Художник явно постарался. И прическу мне нарисовал мою любимую – элегантно собранные волосы. И какое же у меня было утонченное личико! А вот с фигурой художник явно промахнулся, на самом деле я стройней, да и не ношу я такие жуткие платья, вроде того, в котором меня изобразили. Просто нагромождение кружавчиков и рюшечек. Нет, я ворую для себя более элегантные вещи. Мне вообще сразу же захотелось пожаловаться Герцогу, потребовать, чтобы перерисовали.

Корзина тихо скрипнула.

– Флошка, вареники. Большая порция. Со сметаной, с вареньем, с соусами! С чем захочешь!

Скрип утих, а я пристроилась в хвосте очереди из желающих попасть в замок. Как известно, в большой толпе легче затеряться, поэтому я и отправилась на дело в день рождения Герцога. В принципе попасть в замок не так-то и сложно, гораздо сложней выйти. Ни я сама, ни мои родственнички замок не посещаем, уж слишком много там охраны и охранной магии. И уж конечно никому из нас и в голову не приходило украсть что-либо у Герцога. Жизнь, знаете ли, дороже! Во всяком случае, так было до сегодняшнего дня, когда я решилась на это безумие. Но у меня были веские причины…

Пока очередь двигалась, нам несколько раз объявили, что прием подарков скоро закончится и что мы счастливчики, так как успели вовремя. Я, как и полагается крестьянской девушке, теребила платочек и скромно разглядывала кончик своего носа. Чуть косоглазие себе не заработала.

– Здравствуй, милая, – приветствовал меня возле самых ворот Молиб – главный маг герцогства.

Премерзкий тип, скажу я вам. Но горожане были рады, что их встречают с такими почестями. А Герцогу спокойно, когда такой сильный маг сканирует и всех приходящих, и их подарки. Я думаю, что у него, в смысле у Герцога, какая-то паранойя – вечно ему враги мерещатся. К нему и без того воры в замок не заглядывают, но он все равно всякие новые барьеры против нас изобретает.

Я для виду постеснялась немного, а потом ответила,
Страница 4 из 18

заикаясь от волнения:

– Наша деревня славится своими яблоками. Поэтому мы, благодарные жители, решили подарить нашему Справедливому Герцогу корзину лучших яблок.

Ох, подозреваю я, что более всего Молиб поднаторел в черной магии. Уж слишком злобно его глазки поглядывали, а улыбочка, запрятанная в бороденке, весьма настораживала. Вероятней всего, он пытался распознать чары, которые могут навредить нашему Справедливому. Да только я, в отличие от моей сестрицы, магией не пользуюсь, у меня другие методы.

– Проходи, милая, – разрешил он, к счастью не узнав меня в этой крестьянской одежке.

– Спасибо, господин!

Даже не ожидала, что все пройдет так просто. Я поклонилась. Получилось намного ловчее, чем раньше. Ох и напрактиковалась же я в поклонах!

Молиб перестал обращать на меня внимание и повернулся к крестьянской семье, стоявшей следом за мной. Селяне привели в подарок здоровенную свинью. Признаться, их подарок был намного прикольней моего.

– Выстроились в колонну по одному – и за мной! – скомандовал выскочивший из замка стражник.

Замковая стража, конечно, на порядок умней городской, но делать ставку на их интеллект я бы не советовала. Меня и еще десяток других крестьян, принесших подарочки Герцогу, повели по богатым коридорам и залам. Думаю, следом за мной в замок пустили еще десяток человек, и на этом прием подарков завершился.

Я шла, старательно запоминая дорогу, потому как не знала, что может произойти в ближайший час и каким образом придется выбираться из замка. Поворот налево, рубиновый зал, коридор, вторая дверь справа, коридор, еще поворот, снова коридор. Корзина скрипнула. До цели оставалось совсем немного. Я ткнула кулаком корзину и прошипела волшебное слово «вареники». Сработало.

– Когда войдете, вы должны низко кланяться. И даже не думайте заговорить с Герцогом! – приказал один из стражников и открыл двери.

И вот мы вошли в пышный зал, где Герцог в течение трех часов принимал поздравления от простолюдинов и уже порядком устал от этого. Впрочем, я специально выбрала время окончания приема, ведь умаявшийся Герцог менее опасен. Я изобразила такой же страх, какой был на лицах у вошедших со мной крестьян. Впрочем, это было совсем не сложно, мое сердце билось так громко, что, казалось, заглушает шум наших шагов. Вместе со всеми я приблизилась к трону и низко поклонилась, а потом рискнула поднять глаза на Герцога Справедливого. Раньше я никогда не видела его так близко! Совсем нестарый мужчина, среднего роста, худощавый, каштановые волосы завиты, но его глаза, казалось, пережили уже тысячу жизней и видели лишь человеческие пороки. Я сразу почувствовала себя неуютно, будто он сразу все мои мысли читает. Фу, фу, фу, какой неприятный взгляд, даже от воспоминаний тошно делается!

– Ступайте, – великодушно позволил Герцог.

Стражники собрали нас, словно стадо баранов, и повели дальше по замку. В конце нашего путешествия мы оказались в зале, заставленном сельскохозяйственной продукцией и различными предметами быта – от ночных горшков до вышитых рубах. Все ясно, зал, где складывают подарки от простолюдинов. Что самое приятное, этот зал не запирался. Там мне пришла пора распрощаться со стражей, потому как после приема подарков они должны были закрыть всех пришедших крестьян в зале с закусками, выбраться из которого невозможно, а у меня были иные планы.

– Оставьте здесь свои дары нашему Справедливому Герцогу. А потом сможете наесться от пуза.

Я поставила корзину в центре зала среди прочих подарков.

– Флошка, не подведи, – прошептала я. – Помни про вареники.

Из корзины послышалось тихое кваканье.

Я отошла на пару шагов в сторону, изображая, будто любуюсь шляпой с помпончиками, предназначавшейся для Герцога.

Из корзины раздался скрип. Так по ушам и резануло. Стражники переглянулись.

Я отступила еще на шаг в сторону, изображая, что теперь меня заинтересовало полотенце, вышитое для нашего Герцога.

Скрежет из корзины стал громче. Стражники сделали угрожающие лица, достали мечи и направились к корзине. Крестьяне, находившиеся тут же, в зале, испуганно следили за скрипящей корзиной.

Про меня, одинокую бедную девушку, все забыли. Я подошла поближе к дверям.

Самый смелый стражник пнул корзину. Она со скрипом развалилась, яблоки рассыпались по полу.

– Лентяи криворукие, – пробормотал стражник. – Даже корзины сплести не умеют.

Я уже говорила, за что люблю стражников? Их немытые и нечесаные головы явно даже не посетила мысль, что корзины, пусть и разваливающиеся, не должны скрипеть. Нет в корзинах подвижных соединений, способных издавать такие звуки. Впрочем, стражникам платят не за знания, им не нужно постоянно совершенствоваться в освоении окружающего мира.

Когда все взгляды были направлены на корзину, я сдернула с себя платок и крестьянское платье и кинула их в угол. Внешне эти одежки весьма походили на подарочки и не привлекали внимания. По плечам рассыпались мои дивные локоны, чуточку помятые, но все равно дивные. А уж как плотно облегало фигуру платье баронессы, украденное еще в прошлом году! Для сегодняшнего дельца я выбрала именно его, хотя обычно предпочитаю более пышные модели, но их было бы не упрятать под крестьянское платье.

Конечно, по плану никто и не должен был заметить моих переодеваний, но все-таки жалко, что столь молниеносная смена внешности осталась неоцененной. Я ведь до этого целый день тренировалась.

Самое крупное зеленое яблоко подкатилось прямо ко мне. Яблоко расправило крылья, показалась наглая мордочка крылатой жабы.

– Флошка, нам пора, – шепнула я и на прощанье рассыпала порошок, вызывающий легкое забвение. Никакой магии, только травы. Хотя я сомневалась, что стражники станут пересчитывать крестьян, которых впереди ждало такое развлечение, как бесплатная еда со стола самого Герцога. Ради этого, собственно, простолюдины и шли поздравлять правителя.

Я выскочила прочь, радуясь, что еще один этап моего плана прошел успешно. Мне даже немного боязно было от того, как хорошо все складывалось.

– Флошка, свернись! – скомандовала я.

Летающая жаба обернула крылья вокруг себя и снова стала похожа на яблоко, которое я сжала в руках. Пока еще она не бунтовала, но надо было скорей накормить ее чем-нибудь. Я спряталась в ближайшей пустой комнатке и спешно нанесла на лицо пудру с румянами, чтобы полностью соответствовать задуманному образу, а затем величественно, как и полагается даме из высшего света, прошествовала в пышно убранный зал. Там собрались самые влиятельные люди нашего герцогства, те, кто обычно смотрел на меня с презрением, считая опасной для общества. Они стремились упрятать меня в глубокое подземелье или же отправить на дыбу. Многих из них я знала в лицо, про остальных слышала достаточно. Вообще-то они не были моей целью, я планировала нечто более грандиозное, но тут Флошка учуяла запах еды и вместо назойливого скрипа красноречиво цапнула меня за руку.

– Ай, ты чего! – Я выронила жабу на пол, и она, ни секунды не медля, запрыгнула на накрытый стол. – Ладно уж, передохни, заслужила.

Ожидая, пока жаба насытится,
Страница 5 из 18

я направилась в центр зала. Особо я не волновалась, в таком богатом наряде я с легкостью должна была сойти тут за свою. Узнать в лицо меня не могли из-за обилия косметики.

– Это вы? – невежливо перебил мои мысли чей-то голос.

– Нет, – ответила я, не спеша поворачиваться. При моей работе лучше всего начать с отрицания, что бы ни хотели спросить.

– Милая, какое чудесное у вас платье. Тончайшие кружева, редкий шелк, – продолжил женский голосок.

Я обернулась и встретилась с далеко не дружественным взглядом какой-то баронессы, сильно в возрасте, сильно затянутой в корсет, сильно молодящейся. Она испытующе разглядывала вышивку на моих рукавах.

– Вы не поверите, у меня было в точности такое же платье. Но, увы, его украли, – продолжила престарелая красотка.

Вот они, издержки профессии. Я, конечно, догадывалась, что могу встретить здесь хозяйку платья, но ведь могло и пронести.

– Уверена, вы ошибаетесь. Мое платье единственное. Так меня заверила моя портниха. – Я изобразила полное недоумение и взяла небольшую паузу, размышляя, как бы получше свалить вину на неизвестную мне портниху.

– Что-то я сомневаюсь, – сощурила глаза баронесса.

И тут я узнала ее. Как же я могла забыть, что баронессу, у которой я и похитила это платьице, называют скрупулезной баронессой. Меня ведь о ней предупреждал старший братик, любитель пощипать высшее общество. Эта дама лично отслеживает каждый медяк в хозяйстве, свою портниху она контролирует, как, впрочем, и слуг, и супруга. Супруг! Я огляделась и отыскала взглядом пузатого болванчика с бокалом чего-то хмельного.

– О, вы правы. – Я захлопала ресницами и опустила уголки губ. Этому меня научила моя самая младшая сестричка, она любит играть роль наивной дурочки. Правда, при этом она еще пользуется гипнозом, а вот мне такое умение не дано. – Я не знакома с портнихой.

– Хм, я так и думала. – Баронесса самодовольно вскинула голову.

– Только прошу, не выдавайте меня, я раскрою вам свою тайну, – доверительно шептала я баронессе. Ну а это уже моя личная разработка. На слово «тайна» люди клюют и заглатывают любую ложь. – Это платье год назад подарил мне мой любовник. Я не знаю, кто он, но он очень влиятельный человек.

– Вот как! – Баронесса прикусила губу.

– Он женат, и мы храним свою любовь в тайне. – Я наклонилась к баронессе поближе, ведь только так выдают самые важные тайны. А еще так мне было удобней снимать с нее брошку. – Но он обещает, что скоро отравит свою жену.

Я воспользовалась моментом, улыбнулась ее супругу и поправила кружева на декольте. Он глупо улыбнулся в ответ. Сработало!

– Вон он, – доверительно добавила я.

Баронесса обернулась в нужный момент, когда ее супруг вовсю разглядывал мою грудь. Ну все, про владелицу платья можно забыть, ей теперь было кем заняться.

Подхватив со стола Флошку, которая вновь приняла вид зеленого яблока, я выбралась из зала. Пора было приступать к выполнению основной части моего плана.

До личных покоев его светлости мне удалось добраться почти без происшествий. Почти – это потому, что, когда я наконец-то отыскала нужную дверь, из нее вышли Герцог с Молибом. Лишь чудом, верней, благодаря навыкам, отработанным годами, я успела заскочить за какую-то колонну.

– Ну и?.. – нетерпеливо спросил Герцог.

– Все в порядке, – ответил Молиб.

– Никто?

– Да, ваша светлость. Никто не посмел даже попытаться пронести сюда магические предметы, – чуть склонил голову Молиб. – Я проверил всех лично!

– Король Тинанский?

– Прибудет ближе к вечеру. Змеек подготовить?

– Еще рано. Возвращайся к воротам.

Из этой встречи я сделала два вывода. Первый – Герцог покинул свои покои и сейчас там никого быть не должно. И второй – с каждой новой встречей Герцог нравился мне все меньше и меньше. Впрочем, тогда я наивно думала, что это не важно и больше наши пути не пересекутся, ведь он в наше логово не полезет, а я собиралась никогда больше не забираться в его замок.

Выждав еще пару минут, я подошла к двери, ведущей в заветные покои.

– Флошка, когти, – скомандовала я.

Сытая жаба лениво вытащила лапу с выпущенными когтями. Одним из них я вскрыла замок. Именно когти крылатых жаб работают лучше любых отмычек. Если бы об этом прознали мои родственнички, то в один миг переловили бы и без того малочисленных представителей этого вида. А мне конкуренция не нужна, ведь я собиралась искать себе новую помощницу.

– Ступай, теперь ты свободна! – Жалко, конечно, было расставаться с жабой, но лучше не удерживать этих животных после года службы, они начинают чахнуть. Прошел ровно год с того момента, как жаба появилась у меня, и губить Флошку я не собиралась. – Советую поселиться на кухне замка, вареников там – тьма-тьмущая. Ну и еще иногда пугай жителей замка, просто так, для прикола.

Неуклюже переваливаясь на корявых лапках, жаба поскакала прочь по коридору, от переедания взлететь она уже не могла, а я вошла в комнату Герцога. На столике, рядом с письменными принадлежностями, стояла она. Статуэтка в виде двух сплетенных змеек, чьи языки соприкасались, и на месте соприкосновения мерцал чудесный рубин. Это символ перемирия с королем Тинанским, гордость Герцога. Статуэтка бесценна. А учитывая то, как я собираюсь распорядиться ею, она бесценна вдвойне.

Не мешкая, я запихала статуэтку в просторный карман, скрытый в складках моей юбки. Кстати, это вовсе не мое изобретение, шью я так же хорошо, как и готовлю, карманы уже были на этом платье.

Задерживаться в замке не стоило, пора было уходить… Если бы я сразу так и поступила, все сложилось бы иначе… Но, опьяненная удачей и пониманием того, что сделала невозможное, я не удержалась! Вытащив перо из чернильницы, я быстро вывела на чистом листе пергамента:

«Достославный Герцог Справедливый! Коли ты и дальше желаешь именоваться заступником справедливости, то изволь устранить вопиющую несправедливость. Твои художники слишком коряво изобразили меня на семейном портрете, нарисовав вместо меня толстуху. Нельзя же так оскорблять девушку! От отчаяния я собираюсь рыдать два дня или даже больше. К тому же твои стражники рискуют вместо меня переловить всех толстух герцогства, а это, скажу честно, крайне хлопотное занятие. Прикажи своим художникам, пусть перерисуют».

Стиль, пожалуй, получился слишком напыщенный, но меня радовало, что Герцог узнает о моем визите в замок, который считается неприступным для воров и разбойников, в замок, куда никогда не осмелился сунуться никто из нашей гильдии, в замок, насквозь пронизанный магией. От избытка чувств я совершила наиглупейший поступок в своей жизни – уколола себе палец кинжальчиком и подписалась собственной кровью.

«Рыдающая от несправедливости Бунталина Вольё».

Теперь мое самолюбие было полностью удовлетворено. Я жалела лишь о том, что не могу увидеть лицо Герцога, когда он прочтет мои слова. Впрочем, я и сейчас жалею об этом!

Уже знакомым путем я пробралась к залу с подарками от простолюдинов, стерла румяна и пудру, снова натянула крестьянское платье с платочком и влилась в ряды наевшихся и уходивших из замка крестьян. Выглядела
Страница 6 из 18

я как самая наивная дурочка. Внутри все трепетало от нетерпения, я все гадала, обнаружил Герцог пропажу или еще нет.

Когда я подходила к городским воротам, выстрелила пушка. Неужели в мою честь? Право слово, это так мило!

Глава 2

Гильдия отъявленных

На следующий день я как следует выспалась. Приняла ванну, даже воду самой не пришлось греть, это сделали слуги графини. Раздобыла сытный обед, приготовленный теми же слугами. Выбрала самое дорогое платье из гардероба графини, пышное, шелковое, ярко-алое, расшитое жемчугом и золотом. Ее черепаховыми гребнями украсила свои локоны, а вот ее драгоценностей не нашла. Наверное, она прихватила их с собой, уезжая в отдаленный уголок нашего герцогства, на Гномьи Холмы, где недавно нашли омолаживающие грязи. Слуги, выполнявшие строгий приказ – постоянно быть готовыми к возвращению хозяйки, мне не мешали, они и вовсе не знали о том, что я живу в доме, но не сомневаюсь, что их удивляла периодическая пропажа согретой воды и еды (на случай если внезапно вернувшаяся графиня захочет поесть и искупаться). Все-таки удивительно полезно умение незаметно ходить по коридорам, открывать запертые двери или же, напротив, запирать открытые. Я была для слуг невидимкой. Лишь только местные призраки, бывшие мужья графини, знали обо мне, но с ними у меня установился строгий нейтралитет. А вот сама хозяйка дома, должно быть, немало удивится, когда, вернувшись со своих грязей, обнаружит пропажу некоторых вещей и следы моего пребывания. Впрочем, меня это мало волновало.

Я положила в карман платья статуэтку Герцога, оседлала лучшего скакуна и выехала из замка. Кража коня не входила в мои планы, на такие мелочи я стараюсь не размениваться. Да и вообще, я собиралась вернуться и пожить в этом гостеприимном месте, пока графиня Тутляндская пытается омолодиться, а хитрые гномы – продать богатеньким простофилям вроде нее побольше грязи со своих холмов.

Путь мой лежал через поля, в темный лес, в самую чащу. Надо ли говорить, что простые жители герцогства ни за какие коврижки не сунулись бы в этот лес, оттуда даже оборотни с упырями сбежали. Боялись этого места вполне заслуженно, а уж какие слухи о нем ходили! Одно время моя младшая сестренка даже записывала все эти байки.

А правда была более простой и страшной, чем все выдумки. В самой чаще леса стояла старая крепость, где размещалась наша гильдия отъявленных. Отъявленных кого? Да всех отъявленных: воров, жуликов, бандитов – тех, кого объявили вне закона, просто отъявленных мерзавцев.

Небо уже потемнело, когда, привязав коня возле входа, я попыталась войти в крепость.

– Бунталинка! – раздалось зубодробительное завывание.

От стены отделилась огромная фигура Скиха. Он кровожадно улыбнулся и словно невзначай напряг мускулы, отчего его рубашка затрещала по швам. На потенциальных жертв Скиха это действует безотказно, мигом отдают кошельки и украшения. Впрочем, правильно делают – Ских дважды не просит, сразу приступает к членовредительству. В прошлом году этот любитель пантомимы настойчиво предлагал мне встречаться, с трудом удалось избавиться от него, в общем, искусству сбегать от него я неплохо обучилась.

– Привет, милашка! – подмигнула я, думая, как бы половчей от него отвязаться.

Ских глупо улыбнулся и на всякий случай поиграл мускулами. Что мне в нем однозначно нравилось, так это растерянность. Стоило оказать пустяковый знак внимания, как он наивно думал, что я с ним заигрываю, и тут же терялся.

– Я тут вон чего подумал. Ты, случаем, не знаешь, кто в прошлом месяце проник в гильдию купцов?

– Небось кто-то из наших, – сделала честные глаза я.

– И увел у купцов овцу с золотой шерстью. Ту самую, которую я выкрасть хотел. – В голосе Скиха появились рычащие нотки.

Мои глаза становились все честней и честней, удивляюсь, как это у меня от натуги глазные яблоки не полопались.

– Это, случаем, не ты? – мощным кулаком Ских стукнул по стене крепости, посыпалась каменная крошка.

И чего, спрашивается, злиться? Задумал дельце, так нечего рассусоливать, сразу надо работать, а не хвастать налево-направо, какая дивная авантюра намечается. А то всем разболтал и думал, что больше ни у кого глаз не загорится на такую диковинку, да еще и в ожидании сегодняшнего праздника. Ну да, я не сдержалась, опередила его.

– Знающие люди сказывают, что эльфы тут объявились, – изобразив на лице задумчивость, выдала я. А что поделать, люблю я все на эльфов сваливать, они все равно твари неуловимые. – Они, сам понимаешь, падки на всякие диковины. Небось эльфы-то овечку у купцов и взяли.

Ских напряг бицепсы, трицепсы и сжал кулаки. Кто-нибудь иной на его месте попытался бы продемонстрировать мыслительный процесс, но у Скиха его отродясь не было, посему он демонстрировал физические преимущества.

– Ну смотри, если обманула! – принялся устрашать Ских.

– Да за кого ты меня принимаешь! – возмутилась я, сожалея, что овечку теперь придется гнать на продажу за Мерцающие скалы. Ских, конечно, глуп, но если я попадусь с поличным, то отвертеться будет сложно.

– За жулье и воровку я тебя принимаю, – ответил он. Неожиданно кожа на его лбу пошла морщинами. – И, ежели что, я с тебя спущу твою нежную бархатистую шкурку.

Ну вот, снова пытался заигрывать!

– Не жулье, а Вольё! – Гордо задрав нос, я вошла в крепость.

Все наши уже собрались во дворе. Место сходки мне всегда напоминало какое-то безумное сборище окружностей. Внешним кругом были все мы, самые опасные люди герцогства, рассевшиеся на камешках. В центре полыхал еще один круг – огненный. Внутри огненного кольца прямо на земле был нарисовал еще один круг. В общем, место сходки выглядело так, словно мы были не лучшими ворами герцогства, а сумасшедшими почитателями геометрии.

Отблески пламени отражались на лицах. Все сидели смирно, что бывало лишь раз в году, тихо перешептывались и ожидали. Я присоединилась к ожидающим, скромно опустившись на камень, выпавший когда-то из крепостной стены. Чисто по привычке я попыталась срезать кошелек у брата-близнеца Скиха – головореза Скаха, рассевшегося на соседнем обломке.

– Я сверну твою тощую шейку, – ласково пообещал он мне.

– Прости, издержки профессии, – улыбнулась я, возвращая кошель.

Вообще-то на наших сходках профессиональная деятельность нежелательна, да и со Скахом лучше не связываться, он специализируется на отрывании конечностей, причем не целиком, а по частям. Но, как я уже сказала, это вышло совершенно случайно, руки работали помимо моей воли.

– Собрались, душегубчики! – послышался свистящий голос Кизляка Одноглазого, главы нашей гильдии отъявленных и моего троюродного дядюшки. Он давно уже отошел от дел, но иногда выходит на большую дорогу тряхнуть стариной, а так ему вполне хватает податей, которые он собирает с нас. Он берет одну десятую со всего награбленного, и, скажу по правде, утаить что-либо от него просто невозможно. Нюхом чует!

– Пятьдесят человечков тут. Кажись, все в сборе, пора и начинать! – произнес короткую речь Кизляк, оглядев нас всех. Он никогда не был мастером слова или гением красноречия. – Ну, жулики,
Страница 7 из 18

бандиты, воры, смутьяны и прочие паршивцы, сегодня у нас воровской праздник! Славные представители расхитителей, кто из вас первый хочет вступить в огненный круг?

По одной из наших древних традиций, он должен был трижды обратиться. Мне как-то объясняли, что это укрепляет магическую оболочку, окружающую нашу крепость и защищающую нас. Наверное, так и есть, не знаю.

– Кто хочет поразить меня? Кто решится выйти? – второй раз спросил Кизляк Одноглазый.

Ему ответом был оскал предвкушения, застывший на милых лицах родственников, и скрежет зубов волнующихся сотоварищей. Все молчали, рано еще было подавать голос, но по взглядам можно было определить, кто будет на что-то претендовать, а кто просто пришел на товарищей поглядеть. Моя семейка Вольё, нежно любимые братики с сестренками, так и сверкали глазками.

– Кто хочет получить почетный титул признания и уважения и десять тысяч золотых в придачу? – в третий раз обратился к нам Кизляк.

Я с трудом удержалась, чтобы не вскочить первой. Ну уж нет, для полноты эффекта лучше повременить, пропустить вперед родственничков, которые так давно готовились к этому дню, а уж после них и самой выступать.

– Я претендую на титул!

В огненный круг выскочил мой старший братик Деанир. Разумеется, это имя не настоящее, он его поменял в двенадцать лет, когда осознал свою мужскую привлекательность. Высокий мускулистый голубоглазый блондин с открытым лицом и широкой улыбкой – всеми этими природными данными он и пользуется. Предпочитает работать с женщинами, моментально заслуживая их доверие. Кстати, даже те, кто жаловался на него стражникам и умолял поймать и четвертовать вора, после приходили и требовали, чтобы этого вора все же не казнили, когда поймают, а отдали им на перевоспитание. Одним словом, профессионально работает.

– Я принес на воровской суд диадему графини Аквакамской! – Он ловко извлек из-за пазухи бриллиантовую диадему. – Эту драгоценность охраняла сотня лучших стражников.

– Лихо загнул, сынок! – выкрикнул отец.

– Не зря я тебя первым родила! – поддержала его матушка.

Диадема ярко заблестела в пламени огня, она была поистине прекрасна. У меня даже руки сами собой потянулись к такому великолепию. Ах, как красиво смотрелась бы эта диадема на моей голове, в моих рыжих локонах, как бы она подчеркивала мою красоту и выделяла цвет глаз. Деанир заметил, что, сидя на камешке, я размахиваю своими белыми рученьками.

– Не спеши, сестренка, – усмехнулся он. – Эта вещь уже украдена.

Все собравшееся на праздник ворье в количестве пятидесяти штук рассмеялось.

– И ты не спеши, братец. Когда узнаешь, что я принесла, сам свою диадему выкинешь! – не осталась в долгу я.

– Сомневаюсь, что после меня ты сможешь чем-нибудь поразить гильдию, – открыто усмехнулся он и обратился к Одноглазому Кизляку: – Пусть Бунталина дождется своей очереди! Эта нахалка снова лезет вперед. Как в прошлом году, когда притащила сюда горсть самоцветов.

– Бунталина! – недовольно крикнул отец.

– Тебе вспомнить больше нечего… – Я умолкла под красноречивым взглядом единственного глаза нашего Кизляка. Да уж, глупо тогда получилось. Самоцветы – вещь, конечно, ценная, но тут главное ловкость, главное, насколько надежно охранялась и у кого была позаимствована вещичка. Это и делает вещь наиболее ценной для нашего праздника. Самоцветы из лавки купца слишком ничтожны, чтобы хвастаться ими.

– Еще должен рассказать, как мне пришлось снять магическую защиту и потратить несколько дней, чтобы разведать обстановку. Но я все же сумел похитить диадему. – И Деанир принялся описывать весь процесс кражи.

Его рассказ был столь подробен, что было понятно – братец врет. Скорее всего, он просто охмурил графиню, и та сама отдала ему диадему. Его методы тут всем известны. И какой магией он пользуется, тоже все знают. Но факт остается фактом, диадема действительно принадлежала даме высшего света и усиленно охранялась, а Деанир действительно сумел похитить драгоценность. Без сомнения, он был уверен, что невозможно найти что-то дороже этой диадемы.

А вот я нашла! В самый последний момент, но нашла. И теперь лишь ждала удобный момент, чтобы всем об этом рассказать, мечтала посмотреть, как вытянутся физиономии всех собравшихся! А больше всего вытянется физиономия Деанира, победившего в прошлом году и расхваставшегося теперь. В нашей семейке, знаете ли, клювом лучше не щелкать, а «гоп» можно говорить лишь тогда, когда прыгнешь и подальше отбежишь.

Деанир положил диадему на землю во внутренний круг всего нашего сборища и посторонился. К нему за огненную стену величественно вступила Агана.

– Я претендую, – заявила моя сестренка.

Она всего на три года младше меня, но иногда кажется, что старше лет на десять. Она лучше всех в нашей семье владеет магией и при любой возможности использует в работе заклятия и артефакты. Ее тяжелый взгляд медленно прошелся по лицам собравшихся, клянусь, даже Кизляк поежился. Я поежилась дважды.

– Я украла магические карты из ордена колдунов, – сказала Агана.

Дружное «ах!» пронеслось над местом сборища. Самые отъявленные воры, карманники, бандиты герцогства выражали свое восхищение. Я восхищалась больше остальных. Одно дело – обычное воровство, и совсем другое – обдурить магов, которые то заклинания бормочут, то каким-нибудь волшебным предметом в тебя тыкают. Это высший профессионализм. Магов-то я и сейчас недолюбливаю, от всех их прибамбасов и выкрутасов только беды и жди. А тогда я их откровенно побаивалась.

– Мне удалось усыпить бдительность магов и вступить в их орден, – сказала Агана. – Я сумела использовать их артефакты против них самих. Для этого мне пришлось устранить защиту из гоблинов, усыпить нескольких вампиров и снять заклятие с самих карт. Но в ордене даже не поняли, что это сделала я.

Украденные магические карты Агана положила возле диадемы. А сама осталась стоять возле Деанира.

– Я претендую, – восхищенно хлопая глазками, третьей в огненный круг вступила Тилис, моя самая младшая сестренка, специализирующаяся на мошенничестве и гипнозе.

Хрупкая нежная блондинка с постоянным выражением восторга на милом личике. Она растерянная, она хрупкая, она милая, она нуждается в спасителе. И люди сами кидаются в ловко расставленные ею ловушки, а потом даже не понимают, как и когда были обмануты и обчищены.

Тилис – самая ветреная из нас, у нее нет любимых мест промысла, она постоянно импровизирует. Может пройтись по зевакам на базаре, или устроить представление в таверне, или взломать сундуки какого-нибудь лавочника, или забраться в чей-нибудь замок. Меня всегда восхищали ее методы, мне до такого изящества еще расти и расти.

– Я принесла пять медальонов, снятых с друзей нашего Герцога. – Тилис взмахнула рукой, на ее изящном пальчике висели пять цепочек, на которых поблескивали золотые звезды. Такие наш Герцог дарует лишь своим любимцам.

Кизляк Одноглазый лишь сверкнул единственным глазом и криво улыбнулся.

– Неплох улов, неплох, – свистяще похвалил он.

– Моя младшенькая-то не хуже остальных будет, – усмехнулась
Страница 8 из 18

матушка.

– Высоко метишь, сестрица, – усмехнулся Деанир. – Норовишь у меня победу увести.

– Как ты мог такое подумать про меня, милый братец. – Личико Тилис было таким невинным, что, клянусь, я сама чуть было ей не поверила. – Я никому не могу причинить вреда.

Тилис опустила пальчик, и все пять медальонов упали на землю во внутренний круг, где уже лежали диадема и карты. Деанир заметно напрягся, по лицу Аганы ничего нельзя было понять, а вот я тогда еще была спокойна. Мои родственнички совершили великие кражи, даже превосходящие прошлогодние подвиги, но все же до моего трофея им было далеко!

– Я тоже претендую. – В огненный круг выскочил мой младший братишка Бруснич, который на год младше меня и на пару лет старше Аганы. В руках у братика был большой мешок.

– Сядь, не позорься. – У отца аж лицо скривилось.

– А чего? Всем можно, а мне нет? – Огромным кулаком Бруснич вытер нос. Имя, как вы уже догадались, у него тоже не настоящее. Свое имя он сменил лет в десять, зачем он это сделал, не знал никто, даже он сам.

– Пусть выскажется, – приказал Одноглазый Кизляк. – А мы развлечемся.

Да уж, моему младшему братику Брусничу лучше бы не высовываться. О его талантах прекрасно осведомлены в гильдии. Это позор нашей семьи! Раньше на плакатах в городе за голову каждого из нас обещали по 500 монет, а за Бруснича – всего сотню. Его даже Герцог не ценил. Бруснич обижался, конечно, первое время даже срывал такие плакаты или нолики к своей сотне подрисовывал. Ну, с размером вознаграждения за нас я полностью согласна. Каждый из нашей семейки сумел разработать свою методику, но только не Бруснич, которому ни на что дельное не хватило ума. Зато силушкой братишка не обделен. Вот и выходит он по ночам в лес, с дубинкой в руках, нападает на телеги и одиноких путников. Одно время он работал вместе с приблудным троллем, потом тролль от него сбежал.

– Мешок самого лучшего овса! У крестьянина стянул с телеги десяток таких мешков. Один вам принес, а девять сныкал.

– Хорошо хоть не мешок навоза, – одобрил Одноглазый.

Все собравшееся ворье одобрительно захрюкало, вспоминая, что в прошлом году предоставил на всеобщий суд Бруснич.

– Откуда навоз-то? Этот крестьянин нашему Герцогу на день рождения подарочки вез. – Бруснич раскрыл мешок и посыпал овсом диадему, карты и медальоны. – Вот, заценяйте меня.

– Заценим, обязательно заценим, – пообещал Одноглазый Кизляк.

И в тот момент я решила: все, хватит тянуть, мои братики и сестрички уже высказались, остальных я пропускать не намерена. Меня просто могло разорвать от нетерпения, хотелось немедленно доказать, что я – лучшая из Вольё и из всей нашей гильдии. Я жаждала получить свой титул!

– Ну, родственнички и прочие криминальные элементы, – выскочила я в огненный круг и вежливо поклонилась. – Скажу сразу: титул лучшей в этом году должен достаться мне.

– Не наглей еще больше, чем есть сейчас, – усмехнулся Деанир.

– О, когда ты узнаешь, что я принесла, то поймешь, что я – сама скромность, – ответила я. – Для начала – немного истории…

– Ты еще географию с математикой вспомни, – продолжал зубоскалить старший братик. Занервничал.

– Кизляк, я требую справедливости! – возмутилась я, пытаясь, удержать на лице выражение оскорбленной добродетели. Ладно, можно было и не стараться, до мастерства Тилис мне далеко, а моими ужимками это ворье не проведешь. – Когда Деанир тут хвастался, ему не мешали. Пусть теперь он не лезет.

– Деанир, не лезь, – приказал Кизляк. – А ты рассказывай уже, чем хочешь удивить нас.

– Так вот, – я с наслаждением посмотрела на перекосившееся лицо братика, – всем известно, что десять лет длилась вражда нашего Герцога с королем Тинанским, а потом они с трудом заключили мир. И в знак заключения мира король Тинанский прислал нашему Герцогу в подарочек дивную статуэтку – двух золотых змеек. Эту статуэтку наш Справедливый хранил в личных покоях своего неприступного замка, куда испокон веков не залезал ни одни из моих коллег…

– Ты! – Лицо Аганы исказилось от ужаса. – Ты же не полезла в замок Герцога?!

Я не стала отвечать ей, но ее ужас мне польстил. Да, я совершила невозможное. Да, я готова была насладиться своим триумфом. Даже сейчас, осознав, к чему это привело, я все равно наслаждаюсь, вспоминая тот момент.

– А вчера на день рождения Герцога должен был приехать король Тинанский, который, разумеется, хотел полюбоваться на столь дивную, пусть и уже не принадлежащую ему статуэтку. Приехать-то он приехал, вот только статуэтку увидеть не смог. Кстати, а вот и сама фигурка.

Я высоко над головой подняла двух сплетенных змеек.

О, я до сих пор с радостью вспоминаю ту восхищенную тишину, вытянутые физиономии, страстно горящие глаза, подергивающиеся уши. Да, да, да! Братики и сестренки посерели от зависти. Родители… Кстати, тогда я не поняла, почему на их лицах не проступила гордость за собственную дочь, почему они так странно на меня поглядывали.

– Ты украла статуэтку из замка Герцога? – уточнил Кизляк.

– Да! – широко улыбнулась я. – И он даже не понял, что произошло. Ну, только потом, наверное, когда ползамка перерыл, тогда и догадался, что статуэтка похищена. Пушечными выстрелами меня провожал.

Я кинула статуэтку на кучу овса.

– Но выкрасть что-либо из замка невозможно! Вещи Герцога защищены надежной магией. Замок защищен магией. Я сам как-то попытался, в юности… – Кизляк красноречиво потер пустую глазницу.

– Замок Герцога защищает более сильная магия, чем вы можете себе представить, – сказала Агана. – Безжалостная магия чужих миров, которая не щадит никого. Там есть…

– Я тщательно подготовилась к этой работенке, вот и украла змеек, – ухмыльнулась я, прекрасно понимая, что мне просто повезло. Необычайно повезло, ведь я невероятно легко совершила эту кражу, да еще и выбралась живой. И глаза у меня на месте, и руки с ногами – тоже.

– Не понимаю, как тебе это удалось, – призналась Агана.

Я тоже не понимала тогда, да и теперь не понимаю. Спишем все на обычное везение (или невезение, учитывая последствия).

– Бунталина, я присуждаю тебе титул признания и уважения и десять тысяч золотых монет, – как-то печально изрек Кизляк.

– Ура! – завопила я. Мой голос был единственный в оглушающей тишине. Меня никто не спешил поздравить. Члены гильдии находились в каком-то ступоре, но явно не из-за восхищения моей ловкостью, удачливостью и умом.

Внезапно то ли звезды засияли ярче, то ли какой-то странный отблеск озарил небосвод. Стало гораздо светлей.

– Ну здравствуй, рыдающая от несправедливости Бунталина Вольё! – послышалось откуда-то с небес.

У меня мурашки побежали по коже.

Глава 3

Вместо звезд и спокойствия

Все мои бесценные жулики и бандиты, пребывавшие во дворе крепости, задрали головы кверху и разинули рты. Такого единодушного изумления среди наших я до той поры не встречала.

– Бунталина! – повторил тот же самый голос с того же самого неба.

И далось ему мое имя!

– Здравствуйте. – Головы я не подняла, но решила быть вежливой. Поначалу всегда лучше быть вежливой, это уж потом, когда
Страница 9 из 18

разберешься, что к чему, можно разработать более подходящую стратегию поведения.

– Посмотри на меня, – продолжил голос с небес.

Я запрокинула голову. Ох, лучше бы не делала этого! В темных небесах сияла магическим блеском неприятная физиономия Молиба. Вот до сих пор не понимаю, неужели Герцог не мог выбрать в главные маги кого-нибудь помоложе и посимпатичней? Злобные глазки Молиба уставились прямо на меня, а поганая улыбочка так и напрашивалась на пощечину. Но, как известно, до неба не дотянуться. С пощечиной пришлось повременить.

– Платьице сменила, платочек скинула! Это ведь ты вчера в крестьянском платочке в замок захаживала! – усмехнулся Молиб.

– Вот еще! Сдался мне ваш замок! Путаете меня с кем-то, – сказала я. А что еще оставалось делать? Признаваться в содеянном я точно не собиралась. Если нет какой-то особой цели, то признаваться в своих грехах у нас запрещено… Особой целью может быть любое приобретение дополнительной выгоды. Впрочем, не буду отвлекаться, об этом позже расскажу.

Ну так вот, беседу с Молибом надо было как-то поддерживать, ибо все остальное ворье сидело не шелохнувшись, да и семейка моя Вольё тоже голоса не подавала. Вот и начала я общение с противной мордой:

– Какова цель вашего визита… э-э-э… присутствия… э-э-э… появления?

– Хочу рассказать одну любопытную вещь, – вещал голос Молиба с небес.

– Ну обалдеть! В смысле, пожалуйста, рассказывайте. – Я решила, что он издевается, но продолжала быть вежливой до полного прояснения ситуации.

– Известно ли тебе, Бунталина, что наш мир не одинок, существуют и другие миры, магические и немагические? – поинтересовался Молиб. Я лишь захлопала ресницами от изумления. Вообще-то я ожидала всяких там угроз с проклятиями и готовилась всячески изворачиваться, мол, не была я в замке, обознались, дяденька. А он о строении мироздания стал втолковывать. – Вижу, что тебе это известно. Что ж, поберегу твое время, ибо у тебя его немного осталось, и перейду к главному. Самый ужасный из всех – это Черный мир. Мир страха, невыносимого кошмара и всепоглощающей боли.

Мне тогда совсем не понравилось такое начало повествования. Вот прямо сразу, с первых слов не понравилось. Я даже решила, что пора забыть про вежливость и… нет, не перебивать его, а сбежать. Сбежать куда подальше. Но это было бы глупо, тем более Кизляк Одноглазый еще не вручил мне законный приз.

Кизляк! Я посмотрела на главу нашей гильдии, самого многоуважаемого из присутствующих. Одноглазый сидел ровно, дышал тихо, моргал медленно. И тогда я твердо решила, что дождусь приза и убегу.

– Теперь, Бунталина, настало время тебе узнать самое главное. – Молиб открыл рот пошире и обнажил желтые клыки. Вообще-то это неприятно, когда вместо луны на тебя сверху таращится кто-то да еще и зубоскалит. – Некоторые особо сильные маги могут найти и приоткрыть проход в другой мир…

На секунду я отвлеклась. Пока Молиб продолжал что-то там вещать о важных магических истинах, я посмотрела на Агану. Обычно безэмоциональное лицо моей сестрицы перекосилось, она напряженно покусывала губы и шевелила пальцами, будто собиралась колдовать. И вот тогда мне действительно стало страшно. Захотелось бежать прямо так, не дожидаясь приза. Все-таки я – самая лучшая воровка, а не самая смелая, можно и драпануть.

Я уже сделала пару шагов к выходу из огненного круга, будто просто желала ноги поразмять. В этот момент Кизляк Одноглазый подал знак близнецам Скиху и Скаху, специализирующимся на силовых приемах, и они тоже решили поразмять ноги. В моем направлении. Пришлось дослушать сказочку Молиба до конца.

– В Черном мире обитают злотыши, невероятно кровожадные твари. Из-под их острых когтей торчат останки их предыдущих жертв, – продолжал свои запугивания Молиб, будто бы мне не хватило предыдущей порции его вещаний. – Их цепкие мускулистые лапы ищут, кого бы разорвать. Их длинные хвосты заметают следы. От их воя лопаются барабанные перепонки. С их острых клыков капает смрадная слюна.

– Их плоские носы полны розовых соплей! – Я решила помочь ему с описанием.

По-моему, очень удачное дополнение получилось, по крайней мере, хоть как-то смягчило мрачную картину. Но моих слов почему-то никто не оценил. Нет среди отъявленных поэтических натур.

– Знай, Бунталина, когда злотыши берут след, они до конца преследуют свою добычу. Ничто не сможет их остановить, пока они не настигнут цель! – Молиб умолк. Стер со своего лица мерзкую улыбочку и добавил: – Ты понимаешь, какую ужасную ошибку совершила, забравшись в замок Герцога Справедливого и похитив статуэтку?

– Ничего не ошибку! Я с этой статуэткой получила титул признания и уважения, – выпилила я и прикусила язык. Ну как можно было так глупо попасться? Взяла и сама созналась в краже! Меня же обучали лучшие жулики! Таких глупых косяков, как этот, я с детства не совершала. Одна из первейших заповедей нашей гильдии гласит: «Не умеешь молчать, не воруй». Заболтал меня Молиб, ох и заболтал.

– Дуреха девка, – просипел Кизляк Одноглазый.

Все наше до тех пор молчавшее воровское отъявленное сообщество тихо ахнуло. Родители поморщились, Деанир покрутил пальцем у виска. Мои слова не произвели впечатления лишь на одного человека, башка которого торчала среди звездных скоплений. Будто он появился не для того, чтобы услышать мое признание, а для чего-то еще.

– Герцог Справедливый поклялся уничтожить ту негодяйку, которая похитила из замка золотую статуэтку и тем самым нарушила все устои власти и мира. Ему стоило стольких сил и унижений замять ситуацию и вновь помириться с королем Тинанским, – вещал Молиб, а я с трудом удержалась, чтобы подробней не расспросить, как там наш Герцог унижался, любопытно же. – Сегодня ночью я приоткрою врата, ведущие в Черный мир, и впущу к нам злотышей. Злотышей, которые будут преследовать тебя до тех пор, пока не настигнут.

Тут можно было бы сказать, что на какой-то миг мне стало страшно. Но на самом деле страшно мне было уже давно, так что от этих слов в моем эмоциональном состоянии ровным счетом ничего не изменилось. Зато я вспомнила еще одну главнейшую заповедь.

– Как же они меня выследят? Вон ваша стража сколько лет меня выследить не может! – ответила я и мысленно вознесла хвалу человеку, придумавшему заповеди нашей гильдии.

Ну да, меня опознали, это, конечно, плохо, ну и что? Мои портреты и так по всему герцогству развешаны, а меня еще ни разу не поймали, те разы, когда я сбегала, не считаются. Эта башка в небе – всего лишь заклинание, а маг может даже и не знать, где именно находится наша крепость. Наша хорошо защищенная крепость с несколькими степенями магической защиты, во всяком случае, так сказала Агана. И еще – отъявленные своих не выдают. Что бы ни случилось, Кизляк предоставит мне убежище. От Одноглазого, конечно, можно ждать пакостей, но в серьезном деле он не подведет. Спасение своей жизни я считала очень серьезным делом.

– Найти тебя, нахальная Бунталина, было бы очень сложно, если бы ты не подкинула записку, подписанную кровью, – сказал Молиб. Мне показалось, или Агана вскрикнула, услышав эти
Страница 10 из 18

слова? – Стоит ее показать злотышам, и они возьмут след, они пойдут на зов твоей крови. С той самой секунды, где бы ты ни находилась, они будут чуять тебя. Денно и нощно будут преследовать тебя. Их не остановит магия нашего мира. Они пройдут через любые завесы, заслоны, магические щиты. Они настигнут тебя.

– И чего? – храбро пискнула я. Согласитесь, вполне естественно, что человек хочет узнать свою дальнейшую судьбу. – Отдадут Герцогу?

– Нет, о такой милости их даже просить бесполезно. Никто не сможет отнять у этих тварей их добычу. – Молиб радовался. Если бы на небе отражалась не только физиономия, а весь маг целиком, то я наверняка могла бы лицезреть, как он пританцовывает. – Злотыши затащат тебя в свой мир. В мир, где ты будешь каждый день рыдать от отчаяния и молить о смерти.

– Опаньки! Каждый день заниматься одним и тем же? Воистину ужасный мир! – кивнула я.

На лбу у меня выступил пот, и это вовсе не от полыхающего пламени, а от активного мыслительного процесса. Все клетки моего мозга сплотились, чтобы ответить на главный вопрос: как выпутаться из этой ситуации. Но ответ никак не хотел находиться.

– Но ты можешь избежать подобной участи. Верни Справедливому Герцогу похищенную статуэтку, – сказал Молиб.

– Да пусть забирает, жалко, что ли! – В тот момент я даже не подумала о том, что если отдам статуэтку, то и титул тут же у меня отнимут. Я думала о розовых соплях… в смысле об острых когтях злотышей. – Я ему могу еще и мешок овса добавить.

– Овес мой, не отдам, а вот прошлогоднего навоза отвалить могу, – вмешался Бруснич.

Ну и жадный же у меня братик!

– Бунталина, ты должна прийти в замок Герцога и вернуть украденное, вымаливая прощение, – продолжил Молиб. Клянусь, он наслаждался ситуацией. Он ликовал. Его просто распирало от осознания собственной силы.

Подавив в себе все чувства и желания, кроме желания выжить, я решила ответить:

– Это не по законам нашей гильдии, но, пожалуй, я соглашусь. Еще даже и раскаяться смогу…

– Разумеется, тебя никто не простит, и утром тебе отрубят голову, – перебил меня Молиб.

Отчаяние, словно моль, вылетело из моего сознания, а ему на смену, подобно длинноногому страусу, примчалось удивление. Обычно в сделке должен быть хоть один приемлемый вариант, но мне определенно пытались подсунуть нечто неудобоваримое.

– Ну не знаю, я очень привыкла к своей голове.

– Отрубить голову – это великая милость по сравнению с тем, что с тобой сделают в Черном мире. Поверь мне, злотыши – еще не самые страшные его обитатели, – ответил Молиб.

Где-то в дальнем углу двора начали делать ставки, Герцога я предпочту или злотышей. Страх страхом, а азартные игры никто не отменял. Я бы и сама парочку монет поставила, если бы в тот момент знала, что выберу, а так, увы, осталась без выигрыша.

– А какие обитатели самые страш… – начала было я, но запнулась. Спрашивать Молиба об остальных обитателях Черного мира бесполезно. Да и потом, достаточно было посмотреть на лицо Аганы, как становилось понятно: мои самые жуткие кошмары и в подметки не годятся кошмарам того мира.

– Сроку я даю тебе три часа. Не объявишься в замке за это время, пеняй на себя, мы выпустим злотышей.

– Так ведь темно на дворе, не стану же я вас среди ночи беспокоить. – Я попыталась хоть как-то потянуть время. Зачастую выигранные минуты спасают жизнь. Увы, в тот день выиграть время мне не удалось.

– Уже побеспокоила. Три часа! – Светящаяся голова исчезла.

Вновь засияли звезды. Без сомнения, такой небосклон мне нравился намного больше.

И все остальные тоже вздохнули, расселись поудобней на своих камешках, даже летучие мыши, живущие на чердаке крепости, – и те проснулись. С исчезновением Молиба жизнь продолжалась, но вот продолжение моей жизни грозило быть крайне недолгим.

– Ну что ж, Бунталина, ты решила забрать статуэтку и отнести ее Герцогу? Тогда титул признания и уважения достанется другому, – провозгласил Одноглазый Кизляк. – Давай, решай быстрее, мне нужно церемонию продолжать.

– Эй, меня казнить собираются, я бы хотела услышать слова утешения, – обиделась я.

– Их тебе Герцог скажет, – усмехнулся Деанир.

– Нет, Герцог не знает таких слов, – заявила Тилис.

– Ради нашей Бунталины выучит, – сказал Деанир.

– Дорогие родственнички и прочие твари, когда голова Молиба висела в небе, что-то вы молчали, а теперь вдруг смелыми стали.

– Это был ваш магический диалог, мы не имели права вступать в него, – пояснил Кизляк. – Я как глава гильдии отъявленных свято блюду все традиции. Все должно быть по уставу.

– Ладно. – Мне пришлось поверить, все равно я ничего в магических диалогах не смыслю. – Но Бруснич-то влез.

– Брусничу можно, он забавный, – отмахнулся Кизляк. – Ну скажи наконец, что ты решила.

– Уходи, тогда приз мне дадут, – прошептал на ухо забавный братик и похлопал меня по плечу.

Люблю я свою семейку. Милые, приятные люди, могут поддержать в нужный момент, а если не поддержали, то получается, что момент был ненужный.

– Я услышала ваши доводы и решила поступить правильно, – сказала я. – Несите сюда мои золотые, не по-воровски это – от денег и титулов отказываться.

– Молодец, доча, правильно мы тебя воспитали, – подал голос отец.

– Не сдрейфила, сестренка, – пробормотал Деанир.

– Своим ответом ты еще раз подтвердила, что заслужила титул признания и уважения. – Кизляк Одноглазый слез со своего трона, вошел к нам в огненный круг и протянул мне кожаный мешочек с золотыми монетами.

– Тебя, Бунталина, мы признаем лучшей. Прими эти деньги, отныне тебе принадлежит титул самой признанной и уважаемой воровки, – сказал он традиционные слова.

– Спасибо, глава гильдии отъявленных, – дала я традиционный ответ и поспешно пересчитала монетки, это согревало мне душу.

– И продлится наше уважение совсем недолго или еще меньше, – заверил Кизляк уже без всяких традиций.

– Злотышам, чтобы найти тебя, понадобится несколько часов, – успокоила сестрица моя Агана.

– У меня еще есть шансы спастись, – сказала я.

Впрочем, как это сделать, я не знала. Единственное, в чем я была уверена, так это в том, что мне ужасно хочется жить. Кстати, поправочка: жить в своем мире, а не в Черном.

– У тебя нет шансов. Ты подписалась кровью! – сказала Агана. – Ты использовала кровь! Неужели ты не помнишь уроки магии?

Конечно, когда мы были детьми, нас, как и прочих воришек, учили разным необходимым наукам, среди которых была, разумеется, и магия. Да только я оказалась совсем неспособной, пожалуй, даже Бруснич в этой науке преуспел больше меня.

– Э, что за наезды?! Кровь моя, что с ней хочу, то и делаю, – начала отбрыкиваться я. Да, звучало это глупо, но в моей семейке нужно хоть что-то сказать в ответ, иначе затопчут. – Мне показалось, что так будет прикольней.

– Молиб не лгал, – покачала головой Агана. – Ты нигде не сможешь спрятаться от злотышей. Они учуют твою кровь и разыщут тебя.

– И к Герцогу с повинной пойти уже не сможешь, статуэтка передана в общак, – сказал Одноглазый Кизляк. – Впрочем, если хочешь, можешь взять…

– Нет! – горячо отказалась я. Да и что бы я
Страница 11 из 18

выиграла, если бы пошла к Герцогу? Плаху на рассвете? Никогда не прельщало подобное, знаете ли. – Где-то в южных лесах клан эльфов охотится, может, у них помощи попросить? Им я вроде еще ничего плохого не сделала.

Об украденном эльфийском луке я как-то решила забыть, у них этого оружия навалом, а мне он уж больно приглянулся. Кстати, я его и вернуть, если что, собиралась.

– Эльфийская магия тебе не поможет, – отмахнулась Агана. – Так же, как магия гномов, троллей, водяных, гоблинов…

– Давайте прекратим мыслить негативно и найдем уже то, что мне все-таки поможет.

Несколько долгих мгновений я прожигала взглядом моих родственничков и прочих криминальных личностей. Те кряхтели, почесывались, но никаких попыток заговорить не делали. Удивительно, но первым нарушил молчание Деанир:

– Ты права, сестренка, шутки в сторону. – Красивое лицо Деанира стало необычайно серьезным. Я не привыкла видеть брата таким. – Как спасаться собираешься?

– Целиком, – только и смогла ответить я.

– Понятно. – Деанир нахмурился. Ох, а это уже совсем серьезно, лицо он свое берег, появления морщинок боялся. – Количество идей ровно нулю.

– Может быть, загипнотизировать злотышей? – предложила Тилис.

– Засыплю их овсом, – пообещал Бруснич.

– Лапы им пообрываем, пусть только сюда сунутся, – решили родители.

За последующие полчаса я услышала несколько сотен способов, как мои родственнички собирались избавиться от злотышей. Ских и Сках предложили новейшую концепцию расчленения злобных тварей. Я слушала про выдернутые языки, размазанные тела, выпотрошенные внутренности, и мое сердце пело от радости, все-таки наши своих не бросают, все мои душегубчики яростно стремились защитить меня.

– Слушайте, – тихо сказала Агана, когда запас креатива подошел к концу. Как обычно, ей без труда удалось завладеть всеобщим вниманием. Даже Кизляк Одноглазый почтительно склонил голову. – Мы не сможем остановить злотышей. Ни заклинания, ни мускулы не помешают им схватить Бунталину. Это черная магия другого мира, тут мы бессильны.

Собственно, краткая речь сестрицы нагнала на меня едва ли не больше страха, чем все угрозы Молиба. Уж если Агана считает, что с этой магией не справиться, значит, выхода нет.

– Вообще-то я хотела услышать что-нибудь более жизнеутверждающее, – пробормотала я. – Может, все-таки лапы им оборвать? Или ты, сестричка, заколдуешь их? Ты вон сколько заклинаний знаешь.

– Моей магии тут недостаточно.

В ту минуту я подумала, что жизнь моя кончена, и потому решила подвести итоги. Среди самых моих великих достижений была кража золотых змеек, среди самых великих неудач была та же самая кража тех же самых змеек. Немного же я успела! Нет бы поселиться в уютном домике, разводить цветочки, научиться готовить, встретить приличного молодого человека, завести детишек, основать собственную воровскую гильдию. Разве не об этом должна мечтать каждая целеустремленная девушка? Увы, за пару часов этого было никак не успеть.

– Но все же есть кое-кто, кто сможет тебе помочь, – влезла в мои печальные мысли Агана.

– Кто? – встрепенулась я, забросив мечты о домике с мужем.

– Не перебивай! Живет на болоте одна ведьма, очень неприятная особа. Ди-Гнемой ее зовут. Она обладает странной, невероятно сильной магией, такой больше нет ни у кого. Думаю, эта ведьма сможет тебе помочь, – сказала Агана. – Иди на болото…

– Погоди меня в болота посылать, – возмутилась я. – Как я найду ее там?

– Я же сказала: характер у Ди-Гнемы мерзкий, она к себе одиноких путников заманивает. Ты как к болоту подойдешь, ступай за блуждающими огоньками, они к ней и выведут.

Если я забыла упомянуть, то скажу об этом сейчас: я не люблю ночью ходить на болота. Согласитесь, что выгоды от этого никакой, а вот трясины и вонючих газов – хоть отбавляй. Но в тот вечер выбирать мне не приходилось.

– Ступай, доча. Если получится что-нибудь украсть по дороге, то ты уж не оплошай, – благословили меня родители.

Глава 4

Болотная ведьма Ди-Гнема

Следуя за блуждающим огоньком, я, подобрав пышные юбки, скакала по кочкам ничуть не хуже болотной лягушки. Все лапки, то есть все ножки себе отбила. Хорошо еще, что было полнолуние, можно было разглядеть коряги да впадины со зловонной трясиной, иначе бы я несколько раз искупалась в стоячих водах. Платьице я основательно перепачкала, подол из ярко-алого стал позорно грязным. И вот скакала я, терзаемая вполне логичными вопросами: зачем ведьме понадобилось забираться в такую глухомань, какой толк прозябать среди трясины, почему не живет она где-нибудь в деревеньке, не продает всякие зелья местным дурачкам… Одним словом, не могла я тогда понять, отчего не разнообразит ведьма свое времяпрепровождение, но ведь не остановили меня те мысли.

Своенравный блуждающий огонек несколько раз сменил направление. Некоторые магические предметы… или зверюшки, право слово, не знаю, как классифицировать блуждающие огоньки… так вот, некоторые начисто лишены совести, времени-то оставалось все меньше и меньше, а он все не мог меня в самую топь завести. И не скажешь ему ничего, огонек не наделен разумом. Наверное. Если рассмотреть его анатомическое строение, то видны лишь длинные лапки и огонек вместо головы, где там мозгам уместиться?! А вот рассмотреть-то огоньков на самом деле сложно, они никого не подпускают к себе. Мне лишь однажды повезло, когда мы с Деаниром еще детьми случайно одного такого сеткой выловили. Потом отпустить пришлось, он меркнуть стал.

Наконец я увидала впереди пригорок, величественно возвышающийся над болотной тиной. На его вершине устроилась избушка, возле избушки рос одинокий дуб. В серебристом свете луны картина, прямо скажу, впечатляла. Этакий постмодернизм.

Стоило мне подойти поближе, как в окошке вспыхнул свет и в дверях показалась старушка. В руках она держала зажженную свечку, которая освещала доброе-предоброе лицо. Это меня насторожило, видишь доброе лицо – ожидай факта мошенничества.

– Здравствуй, милая, заблудилась небось? Зайди, погрейся, отоспись, а утром я тебе дорогу укажу, – сказала старушка. – У меня уж и стол накрыт, и свежее белье постелено, и печка затоплена.

И слова такие приветливые, и лицо такое доброе, в общем, в нашу первую встречу профессиональные качества Ди-Гнемы я оценила бы «на отлично», если бы не блуждающий огонек, выглядывающий из-за угла избушки. Говорила же: нет у них разума, вот так свою сообщницу выдать.

– Заходи, не стесняйся. А то будешь по болотам хаживать, так, неровен час, угодишь к болотной ведьме. Ух и злющая она. Я тебя от ведьмы сберегу, сытным ужином накормлю, – продолжила старушка с добрым лицом.

– Еще и в баньке попарить не забудь, – вспомнила я древние сказания. Толком не понимаю, почему, но каждый легендарный скиталец, едва войдя в чужой дом, сразу норовит в баньку залезть.

– Ох, и банька тоже тебе будет, милая, – продолжала вещать добрая старушка. – Висят у меня на стенах веники березовые, мыльные травы на полочках разложены, полотенца пушистые на лавке дожидаются.

Довольно смелое обещание. Одного взгляда хватало понять, что к избушке никакого
Страница 12 из 18

банного комплекса не прилагалось. Но работала ведьма хорошо, если бы я так сильно не спешила, то обязательно бы досмотрела весь спектакль до конца. Не сомневаюсь, что заготовлено больше одного действия, вначале – обещание парной, ужина и постели, далее должны следовать мудрые советы, ну а финал вполне можно предсказать – жертва будет выпотрошена полностью.

– Ладно, забудем про баньку с кашей. Я знаю, что ты и есть ведьма Ди-Гнема. – Я решила перейти к делу.

– Да что ты! Ведьма-то – она злющая, – отшатнулась старушка с добрым лицом. – Я же лишь помогаю людям.

– Вот и мне помоги, – согласилась я. – Герцог уже скоро выпустит злотышей.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Видать, на болотах совсем в твоей голове помутилось.

Ну, предположим, в моей голове помутилось не на болотах, а еще раньше, в то время, когда я физиономию Молиба среди звезд увидела. Но факт остается фактом – именно помутившееся сознание и привело меня к этой избушке.

– Меня к тебе Агана отправила, это сестрица моя. Она сказала, что лишь ты помочь сможешь.

– Вот оно как! Так, значит, ты одна из Вольё? Это многое меняет! – Старушка внимательно посмотрела на меня, а затем вдруг вспыхнула синим пламенем.

Вот такого я предугадать не могла! Пришлось действовать по ситуации, я схватила ведро, валявшееся возле избушки, зачерпнула болотной воды и вылила на полыхающую ведьму.

– Ты чего творишь? Совсем с ума сошла! – заголосила она.

– Сама ты с ума сошла! – завопила я в ответ. – Мне помощь нужна, а ты тут с огнем играешь, сначала спаси меня, а уж потом в головешку превращайся.

От ведьмы валил пар, только вместо старушки передо мной стояла молодая женщина. Одежка тоже изменилась, вместо милого сарафанчика на ней теперь было зеленое платье, плотно облегающее фигуру, я хотела сказать: фигурищу. Ведьма оказалась высокой, с пышными формами, очень пышными. Я тоже не обделена объемами с изгибами, но у ведьмы все параметры были как-то чересчур преувеличены: минимум талии, максимум бюста и бедер. Волосы, слишком черные и слишком густые, стянуты в узел. Черные глаза недобро на меня поглядывали из-под тяжелых кустистых бровей.

– Я так обличья меняю, – зло ответила Ди-Гнема. Она пробормотала заклинание, и от ее платья пар повалил еще гуще. – Неужели ты ничего в магии не смыслишь?!

– Э-э-э, ну, я… вот, – подробно ответила я.

– Проходи в избу, – бросила ведьма через плечо и перешагнула через порог.

Я вошла следом.

В избе умопомрачительно пахло сухими травами и какими-то пряностями. Стол был завален тушками распоротых крыс и заставлен баночками с кровью, посреди возвышались хрустальный шар и отполированный череп. Довольно стандартный набор для любой профессиональной ведьмы.

– Как же ты путников сюда заманиваешь? Они ведь сразу понимают, куда попали, – удивилась я.

– Пусть понимают. – Она щелчком пальцев заставила запылать огонь в печи, а затем лихо запрыгнула на стол. Хороший дубовый стол даже не скрипнул под пышными формами Ди-Гнемы, и она с неприкрытой неприязнью уставилась на меня. – Тому, кто сюда попал, бежать уже поздно. Перешагнувший через порог становится моей законной добычей. Любой перешагнувший через мой порог.

Если это была угроза, то она пропала даром. Мне в тот день уже столько всякого пообещали, что еще от одной напасти хуже не стало бы. Поэтому я опустилась на лавку и подмигнула ведьме.

– Ну рассказывай, зачем явилась, – разрешила она. – Семейка Вольё просто так по гостям не шастает. Забесплатно по болотам не прогуливается.

Я и рассказала. Про Герцога с его маниакальной мстительностью, про Молиба козлобородого, обещавшего заманить в наш мир злотышей, и про себя, бедняжечку, жертву почти невинную, которой выжить очень хочется.

– Ну что ж, – сказала ведьма, – если Герцог решил выпустить армию злотышей в наш мир, чтобы они изловили тебя, то остается лишь один выход.

Я вдохновленно закивала. Во время предыдущего обсуждения ситуации единогласно было решено, что выхода нет вообще, так что подход Ди-Гнемы мне понравился. Я даже тогда решила, что не такая уж она и злая, как сестрица меня предупреждала.

– Они обшарят каждый уголок нашего мира, они перевернут все вокруг, преследуя тебя, они не остановятся, пока не обыщут все. Значит, остается только… – Ведьма умолкла, вероятно, ожидая, что я сама подскажу правильный ответ.

– Чего остается-то? – так и не догадалась я.

Ведьма плюнула с досады, попала на разложенные крысиные шкурки, шкурки стали дымиться.

– Бежать из нашего мира остается. Я отправлю тебя в другой мир, – сказала она.

– Чего?! – не теряя времени, я перешла в шоковое состояние. О том, что между мирами существуют какие-то там врата, я всегда догадывалась. А вот о том, что этими вратами может воспользоваться кто-то, кроме кровожадных злотышей, мне на тот момент еще в голову не приходило.

– Злотыши тогда потеряют твой след, – пояснила ведьма.

Я ошарашенно хлопала ресницами, пытаясь как-то переварить полученную информацию. Я – и другой мир! Я – обычная девушка, привыкшая жить собственным воровством, и вдруг такие перемещения! Просто в голове не укладывалось.

– Они не смогут уловить, что ты прошла через врата, – добавила ведьма.

– Я тоже как-то не особо улавливаю, – созналась я.

– Еще бы, попасть в другой мир – это тебе не кошелек подрезать, – съехидничала ведьма. – Только редким волшебникам дано совершить такое путешествие. Простой воровке нечего и помышлять о подобном.

– Я не простая, а лучшая. Мне, между прочим, вручили титул признания и уважения, – напомнила я, все больше и больше привыкая к идее о путешествии в другой мир. Ведь новый мир обещал стать для меня не только избавлением от смерти – он сулил новые возможности.

– Мне нет дела до ваших титулов, но, пожалуй, я помогу тебе, – сказала ведьма. – Я проведу тебя в дружественный мир, похожий на наш. Там ты сможешь укрыться от гнева Герцога и от злотышей.

– Звучит все просто замечательно, – кивнула я, убеждаясь, что предложение ведьмы очень даже интересное. Я уже вовсю пыталась представить себе чужой мир. Какие там люди, какая магия, какие законы, какие стражники. Ладно, стражники везде одинаковы, но вот все остальное меня будоражило. От перспектив даже начинала кружиться голова.

– Но учти, забесплатно я не работаю. – Ди-Гнема расплылась в улыбке.

Если раньше меня настораживал альтруизм ведьмы, то после последних ее слов я успокоилась, признавая, что ее подход более чем логичный: ведьма зарабатывает на хлеб, я покупаю себе избавление от смерти.

– Мне и не надо бесплатно. – Я подбросила на руке кошелек с золотыми монетами, полученными от Кизляка Одноглазого. – Сколько?

– Не все в этом мире измеряется деньгами, – оповестила меня ведьма.

Когда я слышу подобную фразу, то понимаю, что с меня сдерут вдвое больше, чем следует. Но на кону была моя жизнь, и торговаться я не собиралась.

– Сколько стоит то, что не измеряется деньгами?

Ведьма медлила с ответом. Она перевела взгляд на хрустальный шар и принялась что-то там разглядывать. Я так и не поняла, что именно, для меня его поверхность оставалась
Страница 13 из 18

гладкой и блестящей, ну разве что еще мое растянутое отражение появилось.

– В том мире, куда ты отправишься, есть один артефакт, – наконец заговорила ведьма. – Бесценный артефакт.

– Угу, – пожала плечами я, не понимая, к чему это она. Мало ли где какие артефакты валяются. Мне это было неинтересно. – Сколько?

– Этот артефакт принадлежит мне.

– Сколько? – повторила я. Болтовня про артефакт мне уже порядком надоела.

– Принеси мне мой артефакт, это и будет платой за мои услуги.

– И все? – удивилась я.

– Да!

– Хорошо, принесу, без проблем! – поспешно заверила я.

– Ты думаешь, я на слово поверю кому-то из Вольё! – усмехнулась ведьма. – Я помогу тебе сбежать, ты скроешься в том мире, и я больше не увижу ни тебя, ни мой артефакт.

В принципе она была права, я даже обижаться не стала на предвзятость, жизнеописания моих родственничков пестрели подобными инцидентами. Да и в моей жизни достаточно всего веселого. Ну не ждете же вы от воровки идеальной биографии?!

– Так мне слово тебе дать или клятву какую-нибудь произнести?

– Нет, я пользуюсь более надежными средствами. Сиди здесь. – Виляя своими весьма объемными бедрами, Ди-Гнема вышла за дверь.

Ага, не такая я наивная, чтобы просто так сидеть. Я вскочила и прошлась по избушке, внимательно разглядывая абсолютно все, и выставленное напоказ, и скрытое от глаз. На полочках громоздились горшочки, баночки, шкатулочки со всякими мазями и травами, впрочем, ничего необычного, все, что и должно быть у ведьмы. Несколько разновеликих котлов стояло у печи.

И тут на полочке среди сушеных червяков и вяленых ящериц я заметила шкатулку и открыла ее чисто из профессионального интереса. Внутри лежал шнурок с тремя светящимися бусинками. Это были самые красивые бусинки, виденные мною за всю жизнь. Необычайно прекрасные и совершенные! Уже намного позже я поняла, что необычайную привлекательность бусинкам придавала заложенная в них магия, но, увы, тогда я этого не знала, они казались мне обычным украшением. В смысле не обычным, а самым потрясающим украшением, виденным за всю мою жизнь. Отработанными годами движениями мои пальцы сами вытащили этот шнурок и надели его мне на шею.

– Бунталина, – позвала ведьма.

Я спрятала шнурок под ворот платья и обернулась. Из-за двери показалась ведьма, в руках она держала блюдце с синим порошком, что совершенно не сочеталось с ее зеленым платьем. Выглядела она встревоженно и величественно одновременно, впрочем, с такими-то параметрами она всегда, должно быть, выглядит величественно.

– Встань предо мною!

– Зачем?

– Делай, что говорю, если хочешь спастись от злотышей!

Я повиновалась, поскольку и спастись от злотышей, и попасть в новый мир мне хотелось со страшной силой.

Глаза ведьмы сделались красными, нос заострился. И тут откуда-то подул легкий ветерок, хотя, ручаюсь, окна были закрыты. Огонь в печи запылал сильней. Волосы у ведьмы выбились из прически и, подобно змеям, обвили ее лицо.

– Бун-та-ли-на, – нараспев сказала ведьма, а дальше последовали столь непонятные слова, что я даже под пытками не смогу их вспомнить и воспроизвести.

Порошок из блюдца стал медленно подниматься вверх и сыпаться мне на голову и на платье, что совершенно не украшало его. Я словно попала под синее снежное облако. Оставалось лишь наблюдать за возвышающейся надо мною ведьмой и тающим на моей коже синим порошком.

– Вот и все! – Ветер стих, огонь в печи вновь горел ровно, внешность ведьмы нормализовалась (в смысле восстановилась до предыдущего состояния, до нормы Ди-Гнеме все равно было далеко). – Теперь ты связана заклинанием. Ты обязана разыскать артефакт и принести его мне.

– Что? Каким еще заклинанием? – возмутилась я. Для человека, недолюбливающего магию, вокруг меня происходило слишком много всего волшебного.

– Если ровно за неделю ты не разыщешь артефакт и не принесешь его мне, то помрешь, – просто сказала Ди-Гнема и усмехнулась. – Но тебе нечего бояться, ты ведь все равно обещала принести его мне.

– Стоп, стоп, стоп! – замахала я руками. – Мы еще ничего толком обсудить-то не успели, а ты на меня уже всякие заклинания навешала! Я даже не поняла пока, доверяю я тебе или нет. Да я и не знаю, где там этот артефакт искать. Давай поворачивай свое заклинание обратно!

– Ты отказываешься от сделки? Хочешь к злотышам?

– Нет! – опешила я.

– Если останешься здесь, то через час-другой тебя разыщут злотыши и затащат в Черный мир. Я же предлагаю тебе добровольно отправиться в дружественный мир, где ты будешь спасена от всех своих бед. А теперь ответь, что ты выберешь?

Вот не люблю я логику! Как ни крути, против нее все равно не выстоять. А слова ведьмы были необычайно логичны.

– Ладно, убедила.

– Скажу больше, – продолжила ведьма, – злотыши, когда поймут, что тебя нет в этом мире, прекратят поиск, и вот тогда ты сможешь вернуться и жить по-прежнему.

– Вот такой поворот событий меня вообще устраивает, – обрадовалась я, решив, что и в самом деле неплохо будет погулять по новому миру, освоиться там, а после победоносно вернуться в родную гильдию с экзотическими подарочками и снова доказать, что я лучшая. Ведь никто из наших отъявленных никогда не грабил другие миры.

– Тогда не вижу смысла затягивать, – сказала Ди-Гнема. – Пора тебе в дорогу.

– Э-э-э, погодь-погодь, – притормозила я ведьму, профессионально заговаривавшую зубы. – Расскажи, что это за мир?

– Мир как мир, ты быстро во всем разберешься, – не стала вдаваться в подробности ведьма. Будто не отправляла меня в неведомую даль, а просила сходить на огород за петрушкой. – Лучше там особо не болтать, что ты не местная, они к такому не привыкли.

– У нас тоже к такому не привыкли, – поспешно заверила я. – Это только вы, колдуны, маги и ведьмы, между мирами проходы открывать можете.

– Кстати, про магию тоже поменьше болтай. В том мире магии мало и в нее почти не верят.

– Это я с радостью, – заверила я.

– Теперь ты мне доверяешь? – спросила ведьма. – Ты готова отправляться?

– Вольё не доверяют никому, – пробормотала я хорошо заученную с детства фразу. – Но концепция моего спасения более-менее прояснилось. Осталось только узнать, где спрятан артефакт. Где, говоришь, искать артефакт?

– Он где-то в том мире, – уклончиво ответила ведьма.

– Опаньки, приехали. Ты мне хоть какую-нибудь наводку дай. Это как же я буду искать в неизведанном мире неизвестно что!

Ведьма молча протянула руки к хрустальному шару и застыла в таком положении. Я глянула в шар и снова ничего там не увидела.

– Там есть хранитель, который сторожит свиток. Хранитель и сам не знает, что в этом свитке и насколько он ценный, – тихо промолвила ведьма, ее голос стал тягучим, будто знания приходили к ней издалека. – Так вот, в свитке есть информация, где искать артефакт.

– Это самое запутанное объяснение из всех запутанных объяснений, – созналась я. – Ты можешь что-нибудь более толковое мне сказать.

– Не перебивай. – Ведьма продолжила разглядывать хрустальный шар, ее голос был таким же отстраненным. – Ты пройдешь врата и попадешь в город. Найди там трехэтажный
Страница 14 из 18

белый дом с золотыми окнами, он стоит за кованым забором. Возле входа возвышаются статуи львов. Там живет хранитель, который сторожит свиток.

– Ну это уже хоть что-то. Ты все это в хрустальном шаре увидела?

– Да, шар многое может показать.

Какая-то неувязочка в словах ведьмы насторожила меня. Вообще-то обычно я более догадлива, но в тот день на меня свалилось столько испытаний, что мыслительные процессы стали давать сбой.

– Стоп! – наконец разобралась я со своими догадками (с частью своих догадок, остальное, увы, дошло до меня гораздо поздней). – Почему ты сама не отправилась в тот мир? Если этот артефакт так важен для тебя, то почему ты сидишь тут и думаешь, кого за ним отправить, а не идешь сама?

– Сразу видно, что ты ничего не смыслишь в магии, – вдохнула полной грудью Ди-Гнема, отчего ее бюст увеличился на пару размеров. Прямо-таки угрожающее зрелище. – Магия того мира опасна для меня, она меня уничтожит, высосет из меня мои способности. Тебе же бояться нечего. Твои магические способности равны нулю.

Ответ ведьмы меня вполне устроил, всеми своими мыслями я уже пребывала в новом мире. Я просчитывала, как бы за один день успеть выкрасть свиток, найти артефакт и отдать его ведьме. Таким образом, я бы расплатилась за путешествие и сразу занялась бы чем-нибудь более достойным для девушки моего положения.

Глава 5

Новый мир – новые законы

Ведьма взяла со стола одну из баночек, вышла из избы и направилась по еле заметной тропинке, виляющей среди топи. Я, полная самых радужных надежд, придерживала пышные юбки своего когда-то нарядного алого платья и следовала за ведьмой. Рядом скакал блуждающий огонек, любезно освещая нам путь. Все вместе мы походили на какую-то праздничную процессию, разгуливающую в ночи по болоту и вдыхающую ароматы гниения.

– Когда артефакт разыщешь, сразу свяжись со мной, – бросила через плечо ведьма. – Нет, не только когда разыщешь. Сообщай мне о своих продвижениях по миру.

– Гонца пошлю, – незамедлительно ответила я. Вообще-то удобней всего было передавать сообщения с Флошкой, но, увы, у нее срок службы уже вышел, объедается она теперь варениками на замковой кухне. До сих пор без нее скучаю, жабочка моя!

– Упс! – Я врезалась в застывшую на тропинке Ди-Гнему.

– Пип! – В меня врезался блуждающий огонек, но тут же отскочил в сторону и смущенно замигал.

– Какого гонца? – спросила она.

– Помоложе да посообразительней! – ответила я и умолкла, светлая мысль посетила мою мудрую голову. – Я же в другом мире буду, как я свяжусь с тобой?

Ведьма словно только и ждала таких слов.

– Используй вращательное заклинание. В магии ты, конечно, не кумекаешь, но уж простейшие заклинания ты должна знать?

– Вроде бы да, знаю, – пробормотала я.

– Вот и договорились, – усмехнулась ведьма и зашагала дальше по дорожке.

Я поспешила за ней, блуждающий огонек – за мной, а где-то далеко-далеко за ним вышли на охоту злотыши, ибо три часа, любезно отведенные мне Молибом, к тому времени уже истекли. И можно было не сомневаться, что маг сдержал слово и выпустил из Черного мира розовосопливых тварей. Вообще, прослеживается удивительная закономерность: люди непременно держат свое слово, если пообещали что-то мерзкое.

– Готова? – Ди-Гнема остановилась возле впадины, заполненной болотной водицей.

– Да! – торжественно ответила я, будто мне можно было дать какой-либо другой ответ.

Блуждающий огонек, мерцая, заскакал вокруг впадины, словно у него неожиданно случились перебои с энергией.

– Что это с ним? – удивилась я. – Приболел, может?

– Не отвлекай меня! – Ведьма дождалась, пока огонек трижды обогнул впадину, затем нараспев произнесла несколько фраз, таких же непонятных, как и все прочие заклинания, открыла баночку и вылила в воду ее содержимое. Болотная водица засветилась.

– Иди! – сказала ведьма.

– Куда?

– В новый мир. – Ведьма указала рукой на светящуюся водицу.

– Это не новый мир, а старое болото, – возмутилась я.

– Это не болото, а врата в другой мир, – поправила меня ведьма.

– Если это врата, то чего оттуда так воняет? – Вода хоть и стала загадочно красивой, но гнилостный запах никуда не делся. Ступать туда совершенно не хотелось.

– А ты нюхай поменьше, – начала злиться ведьма. – Пошевеливайся давай, пока действие заклинания не закончилось.

– Пошевелиться-то я могу, но вот топиться в болоте не собираюсь. Я что, дура – в трясину прыгать?

– Не знаю, может, ты и дура, – теряла терпение ведьма. – Сказано же: это портал, врата между мирами. Шагнешь туда – и сразу в новом мире окажешься.

Блуждающий огонек с мигающей головой продолжал скакать вокруг впадины. А я смотрела на светящуюся водичку, вдыхала вонючие испарения и представляла, где окажусь, если шагну в болото. И ведьма мне больше не внушала доверия, я тогда вдруг как-то неожиданно поняла, что если женщина одиноко живет на болоте, то она просто обязана быть злой и творить непотребства. А самое большое непотребство – заманить меня в трясину топкую.

– Я, это, кое-что дома забыла, – пробормотала я. Согласна, идея не самая блестящая, но это было единственное, что пришло мне на ум.

– И ты хочешь быстро сбегать до дома и обратно? – спросила ведьма.

Я энергично закивала.

– Хорошо, – улыбнулась ведьма.

Только я хотела обрадоваться милосердию Ди-Гнемы, ее понятливости и обходительности, как почувствовала мощный пинок в свою упругую заднюю часть тела. Уже подлетев в воздух, я сообразила, что это блуждающий огонек, подчинившись приказу ведьмы, пнул меня длинными ножками. У него не только разума, но еще и совести нет.

– Не забудь, сроку тебе – одна неделя, – сказала ведьма.

Шлепнулась я прямиком в центр вонючей впадины, заполненной светящейся водичкой, которая тут же и всосала меня.

– Я все запомню, – успела крикнуть я до того, как моя голова ушла под воду. – И отомщу, – булькнула я уже под водой.

– Понадобится помощь, дай знать, – донеслось оттуда, где вместо противной жижи в нос попадал чистый воздух.

– Уже нужна! – вместо слов вырвалось несколько пузырьков воздуха, а рот наполнился водой.

Водичка на вкус оказалась премерзкой, да еще и жечь начала. Я закрыла глаза и, словно опытный утопленник, сразу пошла ко дну. Пышные юбки ужасно мешали, тугой корсет давил, да еще и кошель с наградными монетами тянул вниз. О том, чтобы выкинуть кошель, у меня даже и мысли не было, я не настолько плохо воспитана, чтобы разбрасываться золотыми. Напротив, была бы возможность стянуть пару медяков у здешних жаб, я бы так и сделала.

Я плавно опустилась на дно и вдруг с удивлением заметила, что застоявшаяся водичка больше не пытается проникнуть мне в нос. Восхитительный воздух вновь наполнил мои легкие, дышалось свободно, даже гнилостный запах исчез.

Я открыла глаза и поняла, что лежу на полу. Мое платье оказалось совершенно сухим, вероятно, из-за заклинания. Все же ведьма не утопила меня, а и в самом деле провела через врата в новый мир. Мир без злотышей, без Герцога и без противного Молиба, мир, где никто не мечтал растерзать меня на части. Только этот факт делал окружающее пространство
Страница 15 из 18

распрекрасным.

– Молчать, я сказал! – послышался мужской голос.

И я осознала, что не одна в этом мире. Не поднимая головы, я огляделась. Вокруг были люди в странных одеждах, что, признаться, меня совсем не удивило, другой мир как-никак, но вот только они все тоже лежали на полу. Не могли же они это сделать из солидарности со мною! Впрочем, на меня никто не обратил ни малейшего внимания, все лежали, не поднимая глаз, просто разглядывая плитки пола.

А еще в этом мире был день, а не ночь! Я уже позже узнала, что врата, через которые провела меня ведьма, искажали временные потоки, впрочем, это не важно.

– Живей, кидай бабки в эту сумку! – приказал тот же голос.

Я повернула голову и увидела, что нахожусь в странном помещении со стеклянными стенами. Все-таки несколько человек в этом помещении стояли, пятеро были в черных масках, а один, без маски, в белой рубашке, мокрой от пота, дрожащими руками закидывал в сумку какие-то бумажки. Бабки, как я сразу догадалась.

– Не роняй деньги! – выкрикнул снова тот же мужчина с закрытым лицом.

Пожалуй, знакомство с новым миром началось с самых главных вещей. Бабки – это бумажки, бумажки – это деньги. Тот, который деньги отдает, расстроен, те, которые деньги получают, волнуются – значит, это ограбление! Новая, совершенно неизвестная мне методика. Я в один миг забыла про ведьму, злотышей и прочие неприятности и сосредоточилась на созерцании.

Грабители размахивали каким-то оружием, как я сразу поняла, весьма опасным оружием, потому что никто не осмелился им противиться. Я быстро догадалась, что грабители уложили всех, чтобы не отвлекаться от процесса, и складывали деньги в сумки. Вполне разумная методика, в нашем мире никто и не слышал о такой. Ой, ну и фурор же я произведу в гильдии отъявленных, когда вернусь домой с новыми знаниями.

– Где у вас запасной выход? – спросил один из моих коллег.

– Там. – Человек, складывающий деньги, дрожащей рукой указал в сторону.

И все действующие лица продолжили заниматься своими делами, бездействующие продолжали валяться на полу. А я пока решила немного разобраться в происходящем. Меня заинтересовало, что это за место такое, со стеклянными стенами и запасным выходом, и где, самое главное, хранится большое количество денег? В нашем мире каждый хранит свои денежки при себе, а если денежек слишком много, то складывает их в отдельной комнате, куда не пускает посторонних. В этом помещении были и деньги, и посторонние.

– Эй, – шепотом позвала я лежавшего рядом парня с длинными светлыми волосами. Вначале я даже приняла его за эльфа, слишком уж нежным было его лицо в обрамлении блондинистых волос. Но вполне человеческие ушки сразу разрушили иллюзию. И хорошо – мне всегда было сложно общаться с возвышенными эльфами.

– Ты откуда здесь взялась? – Вполне нормальный человеческий страх на его лице сменился удивлением.

– Из болота, – честно ответила я, разъяснять ему ситуацию не входило в мои планы. – Что это за дом?

– Какой дом?

– Вот этот дом, где мы находимся. – И, чтобы уж он совсем начал соображать, добавила: – Где мы на полу валяемся, а вон те работают. Вроде, неплохо работают.

К слову, до сих пор меня не покидает чувство благодарности к тем ребятам, показавшим мне новую методику.

– Банк? – еще сильней удивился парень.

– Это ты у меня спрашиваешь? – возмутилась я. – Что такое банк?

– Это то место, где мы на полу валяемся, – опешил он.

Ну и кто из нас после этого выходец из другого мира? Не мог найти какое-нибудь более доходчивое объяснение.

– Ты зачем сюда пришел? – спросила я.

– Деньги заплатить.

– Им?

– Издеваешься?

Признаюсь, первый разговор вышел тупиковым, это уже позже я научилась правильно общаться с представителями данного мира, а в тот раз мне пришлось тяжко, но я не отступала и старательно искала новые подходы.

– Эти, в масках, зачем сюда пришли?

– За деньгами.

– За твоими?

– Ты снова издеваешься?

И снова в нашем общении появились неразрешимые трудности, но, впрочем, суть происходящего я уловила: банк – это то место, куда можно прийти и где находится много денег. И у меня сразу появилась идея позже еще раз заглянуть в это весьма и весьма полезное здание.

– Так, нам нужен один заложник!

В то время, пока я постигала финансово-денежные аспекты данного мира, грабители уже заканчивали свою работу.

– Ты, коротыш, пойдешь с нами, – приказал один из них.

Блондинчик, который пытался объяснить мне происходящее, поднялся. Вот с этим я никак не могла согласиться. Мне необходимо было лично отследить новую методику работы. В том, что за пределами банка будут происходить не менее интересные события, я не сомневалась, и смириться с тем, что все это увидит только блондинчик, не могла.

– Постойте. – Я поднялась на ноги.

Не знаю, какие выражения лиц были у грабителей, но блондинчик явно обалдел. Он так и остался стоять рядом, растерянно мигая и неуверенно улыбаясь уголком рта. Ростом он оказался чуть ниже меня, а его хрупкая фигура даже наполнила меня некой завистью. Я вновь вспомнила об эльфах, наверняка его предки водили близкое знакомство с этой высокомерной расой.

– Ты? – Оружие в руках ближайшего грабителя дернулось. Этот жест, одинаковый во всех мирах, я легко поняла.

– Я не собираюсь вам мешать, – поспешно заверила я.

– Что это? – в изумлении спросил грабитель, и остальные ему поддакнули.

Это они на мое платье так отреагировали. Да, согласна, одета я была намного лучше остальных, ведь попала я в это странное место прямо после нашего праздника, на который так наряжалась. Алое шелковое платье графини Тутляндской, расшитое жемчугами и золотом, сапожки с рубиновой пряжкой, черепаховые гребни. Конечно, необходимо было сменить одежку, чтобы в дальнейшем не привлекать излишнего внимания, но в тот момент нельзя было отвлекаться на странности моего гардероба.

– Я с вами пойду, – быстро сказала я, но не стала объявлять себя заложником, решила проявить осторожность до тех пор, пока не разузнала значение этого слова. Тем не менее мне нужно было как-то объяснить свое решение, поэтому я пробормотала то, что всегда срабатывало в моем мире: – Я знаю короткий путь.

По молчанию грабителей было понятно, что я сказала что-то совершенно неправильное, и я поспешила исправить ситуацию:

– Магия на меня не действует, – заверила я и поняла, что снова промахнулась с ответом.

На меня стали таращиться не только грабители. Люди, лежавшие на полу, забыв об опасности, подняли головы. Очень неблагоприятный сигнал. Нужно было выкручиваться.

– Мне здесь очень страшно! – произнесла я любимую фразу моей сестрички Тилис и наивно захлопала ресницами. Этот приемчик еще ни разу не подводил ее, я надеялась, что он выручит и меня.

Грабители переглянулись.

– А чего это я тебя раньше тут не видел? – вдруг сообразил один из них.

– Ты из полиции? – спросил другой.

Я готова была зарыдать от досады. Если со словом «банк» я к тому времени более-менее разобралась, слово «заложник» несколько хуже вошло в мое сознание, функции заложника я не очень понимала, но знала, что должна быть на его
Страница 16 из 18

месте, то «полиция» – что-то совершенно непредсказуемое.

– Какая из нее полиция, видишь, платье маскарадное, – ответил другой грабитель.

– Я с маскарада, – быстро выкрутилась я. – Зашла в банк, посмотреть на деньги.

В тот момент мне так и не удалось узнать, насколько неправильным оказался наспех сочиненный ответ. Неожиданно стеклянная стена разбилась, на пол упало что-то небольшое и ужасно вонючее. Пахло оно намного хуже, чем ядовитые пары на болоте у ведьмы Ди-Гнемы.

Наравне со всеми я закашлялась.

– Слезоточивый газ! Эта баба из полиции, она нас отвлекала! – крикнул грабитель.

– Стреляй в нее.

А вот этот приказ был мне хорошо известен. В меня стреляли много раз, правда, использовали арбалеты и луки, но я поняла, что от выстрелов из нового оружия никакого удовольствия не получу. Я толкнула стул в сторону ближайшего грабителя и ловко отпрыгнула в сторону. Прыгнула я ловко, но мне помешал все тот же миниатюрный блондинчик, попавшийся на пути. В результате мы в обнимку повалились на пол.

Над моей головой послышался жуткий грохот.

Я повернула голову, с изумлением осознав, что это выстрелы. Стреляют тут, прямо скажу, шумно и малоэффективно, сдается мне, основная задача состоит в том, чтобы оглушить противника, а вовсе не попасть в него. Но парня, упавшего практически на меня, я не стала сталкивать на пол, он неплохо мог защитить меня от стрел этого мира.

И вдруг выстрелы прекратились.

– Стоять, руки вверх! – послышался многократно усиленный чем-то там голос.

Признаюсь, мне потребовалось какое-то время, чтобы осознать, что это прибыли стражники.

Я чуть было не послушалась их приказа, привычка, знаете ли. Если кого-то пытаются арестовать, то обязательно меня. Но в тот раз все было совершенно непривычно, арестовывали кого-то другого, а я преспокойно изображала безобидную горожанку.

Стражники не спешили входить внутрь, я снова отношу это к специфике данного мира, у нас стража сразу кидается в драку, надо это или не надо. А здесь была попытка наладить какой-то разговор. Впрочем, мои коллеги на это не повелись.

– К запасному выходу! – Один из грабителей закашлялся и отбросил сумку с деньгами. До сих пор не понимаю, почему он это сделал. Если он задумал избавиться от награбленного, то совершенно не вовремя, у него же еще была возможность удрать. Если его так сильно раздражал газ, наполнивший помещение, то тем более следовало быстрей убегать вместе с добычей. Сдается мне, что это жуткий непрофессионализм! Но главным было то, что сумка упала прямо рядом со мной, а стражники пока еще не вломились в помещение. Мне не помешал даже блондин, валявшийся на мне и шумно кашлявший мне в ухо. Умения, отработанные годами, отшлифованные усердными тренировками, не подвели. Через какие-то минуты большая часть содержимого сумки переместилась в мои карманы и за корсет. Хвала портным графини Тутляндской, умудрившимся изобрести такой фасон!

В помещение банка ворвались стражники.

– Полиция! – радостно пролепетал блондин опять же прямо мне в ухо. Так я узнала значение еще одного нового слова. Слова, которое я хорошенько запомнила.

Больше мне в этом банке делать было нечего, грабители удирали через запасной выход, стражники, в смысле полиция, должны были пуститься за ними в погоню. Все интересное закончилось.

– Отстань. – Я столкнула парня на пол, ведь свою функцию блондинчик уже выполнил, и стала потихоньку отползать к разбитой стеклянной стене.

На меня, бедную испуганную жертву, некому было обращать внимания. Казаться жертвой – это беспроигрышный вариант, ему я тоже научилась у моей сестренки Тилис. Люди, находившиеся в банке, кашляли от газа и потихоньку поднимались на ноги. Кажется, на меня этот газ действовал не так сильно, думаю, что это после вонючей болотной жижи, которой я вдоволь наглоталась. Так что, используя свое преимущество в состоянии, я копировала поведение остальных отравленных и успешно добралась до разбитой стеклянной стены. И тут мне навстречу вышел стражник, одетый в черные доспехи, с блестящим шлемом на голове. Экипировка лучше, чем в нашем мире, да и воняют здешние стражники не так сильно. Это плохо, бывают моменты, когда о приближении стражи лишь по запаху и можно узнать.

– Девушка, вы не ранены?

– Мне плохо! Воды! Воздуха! – быстро сообразила я, что отвечать. Все-таки я знаю, как общаться со стражниками. – Я зашла в банк, а тут грабители.

– Идите к машине «скорой», – сказал он. – Сразу за углом.

Я поняла, что этот стражник может с легкостью добить меня тонкостями местной лексики. Не знала я тогда, что такое «машина скорой». Приходилось действовать, опираясь на понятные фразы в его речи, то есть соглашаться и следовать в заданном направлении.

– Иду.

Сохраняя спокойствие и делая вид, что меня не удивляет здешняя обстановка, я прошла через разбитую стеклянную стену. Приятная тяжесть в карманах напоминала о том, что первые минуты в новом мире не прошли зря.

Я вышла на городскую улицу!

В двух словах не описать, какое впечатление на меня произвел новый мир. Когда ведьма говорила, что он похож на наш, вероятней всего, она имела в виду, что люди здесь тоже ходят на двух ногах и дышат воздухом. Во всяком случае, больше никакого сходства я не заметила. Шум, гам, непонятные высоченные дома. Цветные картины, развешанные повсюду. Мигающие разноцветные огоньки. Множество неизвестно как управляемых повозок и какие-то странные законы нахождения на улице. Я сделала еще шаг и вдруг заметила, что одна из повозок мчится прямо на меня.

– Куда прешь! – Очередной стражник схватил меня за шиворот и оттащил назад.

Мне даже не пришлось изображать страх или изумление, их и так было предостаточно. С трудом сглотнув, я выдавила из себя:

– Я за угол, к машине скорой. Меня ранили.

– Вижу. Кажись, контузило тебя, – согласился он.

Обрадовавшись, что у меня неплохо получается подбирать слова, я наскоро составила следующую фразу:

– Шла с маскарада, зашла посмотреть на деньги, а тут меня и контузило.

Мои успехи в местном разговорном стражник не оценил, лишь печально вздохнул и пробормотал что-то о вреде слезоточивого газа.

– Поспеши к врачу, тебе таблеток каких-нибудь выпишут, – покачал головой он.

– Выпишут таблеток. – Я больше не решалась блистать своими познаниями.

Стражник не дослушал меня и кинулся через разбитую стеклянную стену внутрь банка.

Я, чтобы избежать возможных ошибок, аккуратно прошлась вдоль дома, свернула за угол, обошла какого-то мужика в белом халате и через несколько шагов влилась в толпу горожан. Вот тогда я впервые почувствовала себя частью этого мира – и местные деньги имелись, и словарный запас пополнился. Вдохновленная первой удачей, я не сразу заметила, что меня преследует миниатюрный блондин.

Глава 6

Бутики, бренды и прочее

Я обернулась. Он стоял прямо за моей спиной. Неуверенно склонив голову, он казался еще ниже, еще миниатюрней и нежнее. Он улыбнулся уголком рта, став похожим на упыря из Западного леса. Эти твари никогда не запугивают своих жертв, наоборот, с помощью какой-то неведомой магии завлекают к себе
Страница 17 из 18

в норы, а потом… Впрочем, о том, что бывает потом, ходят самые разные слухи. В эти слухи я никогда не верила, но попадаться к упырям не спешила, да и от этого блондинчика тоже решила поскорей избавиться.

– Зачем вы преследуете меня? Хотите обидеть бедную девушку? – Я снова позаимствовала одну из любимых фраз моей сестренки. Исходя из ситуации, Тилис, произнося эти слова, срезает кошельки или провоцирует начало драки.

Блондин с нежностью смотрел на меня.

– Ты стала заложником вместо меня! – прошептал он. – Ты спасла мне жизнь!

Спасла и спасла, это вышло как-то случайно. Зачем задумываться о таких мелочах?

– Да, спасла. Теперь иди к себе в дом или в избу. – Тогда я еще не умела по здешней одежде отличать горожан от селян.

Блондин изобразил несколько стадий удивления – от легкого поднятия брови до полуоткрытого рта, а потом широко улыбнулся.

– Когда я увидел тебя, то сразу понял, что ты – необыкновенная. Таких я еще не встречал!

Разумеется, я необыкновенная, восхитительная и блистательная, только в тот момент я не могла понять, что ему от меня нужно и почему он не шел на своих стройных ножках куда подальше.

Истинные причины его поведения я узнала намного позже.

– Ты вызвалась быть заложником вместо меня, – повторил он и на миг умолк, словно боялся поверить собственным выводам. – Я тебе понравился?

Вообще-то нелишним будет прояснить ситуацию и составить список моих предпочтений. Мне нравится звон золотых монет, кстати, шуршание бумажных денег, как оказалось, тоже доставляет немалое удовольствие. Мне нравится бросаться в авантюры, нравится свободная жизнь, нравятся чувствовать опасность.

– Не надо, не отвечай, – неожиданно попросил блондинчик. – Любые слова убьют волшебство этой сцены.

Я решила сохранить ему все волшебство в полном объеме и даже сделала шаг в сторону, чтобы оставить его один на один со сценой.

– У тебя есть машина? – спросил он.

– Машина скорой, – подсказала мне моя память.

– Ты врач?

– Лекарь? – решила уточнить я.

– Так и думал, что у тебя благородная профессия, ты привыкла спасать чужие жизни, – вдохновленно прошептал он.

Вообще-то я привыкла спасать только одну жизнь – свою собственную, и делать мне это приходится довольно часто. Впрочем, если он счел это благородным, я перечить не стала.

– У меня тут недалеко припаркована машина, я должен тебя подвезти, – сказал он.

– Куда? – насторожилась я. Однажды хилый на вид мужичок предложил подвезти меня на телеге, я согласилась, потому что тяжело было тащить целый мешок добычи. Он довез меня прямиком до башни Ляфет с ее жуткими камерами и пыточными подвалами. Видите ли, он узнал меня по развешанным повсюду плакатам и решил подзаработать. Не стану вдаваться в подробности, но удирала я на его телеге, которую после продала в соседней деревеньке за двадцать золотых.

– Куда ты захочешь! Да, понимаю, это слишком необычно для начала знакомства. Но ты и сама необычная.

В тот момент я поняла, что от него может быть польза. На меня уже откровенно таращились прохожие, похоже, это только блондину было без разницы, как я выгляжу, остальные же кривили физиономии и тыкали в меня пальцами.

– Мне нужно на базар, – заявила я.

– Базар? – неуверенно пробормотал он. На его лице вновь появилась милая нерешительность.

– Лавка, – сказала я, а когда его так и не посетило прозрение, добавила: – Где у вас всякими одеждами торгуют?

– Бутик! – возликовал блондин. – Я знаю отличный торговый центр.

– Гильдия купцов? – переспросила я.

Блондинчик трогательно захлопал ресницами.

– Там можно приобрести модели от известных дизайнеров. Изысканный шопинг. Разные бренды. Всемирно известные имена. Кутюрье…

– А одежду там продают? – спросила я, пытаясь отбиться от обилия новых слов.

– Какую? – Изящный блондин уставился на мое платье. – Если тебя интересуют экстравагантные наряды…

– Женскую одежду, – перебила я. – Такую, какую носят остальные горожанки, чтобы ничем не выделялась.

Блондин нерешительно кивнул. На его лице отражалось полнейшее смятение чувств, точно такое же я видела у одного тролля, пытавшегося решить логическую задачу. Поскольку взлом нервной системы блондина не входил в мои планы, я поспешила ускорить процесс продвижения к лавке.

– Отлично, поехали!

Блондин резко развернулся (в этот момент я заметила каблуки на его ботинках, прибавляющие ему несколько сантиметров роста) и легкой походкой пошел вдоль дороги, по которой со страшной скоростью носились разнообразные средства передвижения. Блондин чуть ли не взлетал на каждом шагу, не забывая при этом попеременно выставлять вперед то правое, то левое плечо. Такой летящей походки я не видела даже у самых магических тварей нашего мира.

– Вот моя тачка! – изящно взмахнув тонкой рукой, совершенно небрежным голосом заявил блондин.

Я посмотрела на желтую тачку, она была чуть больше, чем остальные модели, которые я уже здесь видела. Никаких гербов, указывающих на родовой титул, я на ней не заметила, лишь небольшой символ, похожий на толстый крест, значения которого я не поняла. И тогда я решила, что у него была самая обычная тачка.

– Эту машину я купил на прошлой неделе, – еще более небрежно добавил он. – Нормальная такая тачка, как мне показалось.

«Тачка, самоходная телега, машина, средство передвижения», – повторила про себя я, решив, что чем быстрей здесь освоюсь, тем лучше.

– Залезай! – совсем уж небрежно предложил блондинчик.

В тот момент я не могла по достоинству оценить его дорогую самоходную телегу, в смысле тачку, у меня все силы ушли на то, чтобы открыть дверцу и втиснуть туда пышные юбки. Позже, когда я научилась разбираться в таких необходимых вещах, как средства передвижения, я поняла, почему всю поездку у блондина было печальное лицо. Он ведь так и не дождался восхищенных возгласов.

– Кстати, я Серафим Огнекрылов! – сказал блондин и замер, словно чего-то ожидая.

Я смекнула, что его имечко что-то означает в этом мире. Я стала прикидывать, кем же он может быть: приближенным здешнего правителя, каким-нибудь великим чародеем или просто обладателем высокого титула. Но вскоре махнула рукой на это занятие, полагая, что наше с Серафимом знакомство оборвется в ближайшие минуты.

– Бунталина Вольё, – представилась я, понимая, что в этом мире мою фамилию смело можно называть даже стражникам. Меня никто не искал и не преследовал, во всяком случае, на первых порах.

– Какое необычное имя. Псевдоним?

– Я его сама придумала. – Ну да, моим братикам можно менять имена, данные от рождения, а я чем хуже? Еще в девять лет я придумала себе такое имечко. Знали бы вы, каким кошмаром нарекли меня родители! От настоящего имени я оставила только первые две буквы.

– У меня тоже псевдоним. – Серафим умолк, будто чего-то ожидая.

И ничего не дождался. Что там делалось с его именем, меня не интересовало. Кстати, позже, когда я узнала, кем он является, то поняла, что мое поведение было самым неправильным. Если я хотела избавиться от него сразу после поездки на его тачке, то вести себя следовало совершенно иначе.

– Мы приехали, –
Страница 18 из 18

сказал Серафим.

Я вышла из тачки, кстати, у меня уже самостоятельно получилось открыть дверцу и отстегнуть ремень безопасности. Предо мной возвышался один из огромных домов этого мира, более величественный и помпезный, чем соседние дома. По своим размерам он был примерно в четверть замка нашего Герцога. За его огромными окнами я увидела каких-то истуканов в странных одеждах. Они все были освещены чем-то, сильно напоминающим блуждающие огоньки, этот свет так же манил к себе, но, правда, был неподвижен.

– Обожаю шопинг. – Глаза Серафима заискрились.

Я неопределенно передернула плечами, догадываясь, что шопинг – это какая-то магия данного мира.

– Согласен, слышать такое признание от мужчины очень странно. Ведь обычно шопингом увлекаются девушки, – дополнил Серафим. – Но я просто не могу устоять.

На стеклянной двери висела табличка: «Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера». Ага, или после перехода в этот мир я каким-то неведомым образом освоила их язык вместе с письменностью, или же в этом мире писали и говорили на моем языке. Впрочем, это не важно, главное, что я тут же сообразила, как поступить. Я широко и приветливо улыбнулась, желая понравиться этой самой камере.

– У тебя прекрасная улыбка, – восхитился Серафим.

– Это для скрытой камеры, – быстро ответила я.

– Но камер тут нет, они висят в магазине.

– Хорошо, ты можешь меня с ними познакомить? – попросила я и, принимая всю неизбежность еще одного знакомства, добавила: – А заодно познакомь и с шопингом.

Серафим впал в ступор, точно так же, как в банке при нашем первом диалоге. Велико было искушение вот так оставить его с открытым ртом и сбежать, но блондинчик должен был помочь мне сориентироваться в новом мире. При всей несуразности Серафима неоспоримым плюсом было то, что он не задавал лишних вопросов.

– Пошли в лавку, – пробормотал он.

– В бутик, – гордо ответила я. – К кутюрье и брендам!

– О! Ты все-таки разбираешься в моде! – Серафим захлопал длинными ресницами. – Нас ждет пять этажей сплошного восторга.

– Пять этажей одежды? – не поверила я. Тогда я была уверена, что человечество не в силах за всю свою жизнь сносить столько материи или этот торговый дом – единственное место чужого мира, где торгуют одеждой.

– Одежды, обуви, аксессуаров! Мы мигом обойдем весь комплекс. Тут нужно покупать, а не объяснять, – быстро добавил он.

У меня закружилась голова. Да, я хотела заполучить себе новое платьице, сапожки, духи. Но с трудом представляла, как можно обойти все это здание. Следом за Серафимом я вошла в раздвижные двери.

– Обычные камеры висят вон там, там и там. – Серафим изящным пальчиком указал на небольшие черные штуковины. – Где висят скрытые, я не знаю. Они спрятаны ото всех. Я всегда изучаю, где находятся камеры…

– Зачем? – удивилась я.

– Я всегда интересуюсь камерами, потому что… – Серафим хотел поведать невероятно важный факт из своей жизни, но мне это было совершенно неинтересно. Впрочем, позже он меня тоже как-то особо этим не заинтересовал.

– Зачем камеры спрятаны ото всех? – спросила я.

На его лице появилась чуть ли не физическая боль, так ему хотелось рассказать свою тайну.

– Через эти камеры следят, чтобы никто тут не воровал, камеры снимают все, что происходит, и ведут запись.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/elena-suhova/pyatsot-ottenkov-fentezi-ottenok-tehnogennyy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.