Режим чтения
Скачать книгу

Пыльца фей читать онлайн - Дмитрий Блейк

Пыльца фей

Дмитрий Блейк

Никто не может знать своей судьбы заранее, не представ на сцене театра жизни. Одиннадцатилетний Майкл, потерявший своих родителей в автокатастрофе, стоит на пороге открытия своего предназначения. Однажды с ним начинают происходить необъяснимые вещи, и он встречает тех, кто способен ему всё объяснить и рассказать. Так начинается история мальчика, которому суждено стать легендой.

Дмитрий Блейк

Пыльца фей

© Блейк Д. М., 2017

© Литео, 2017

От автора

Когда человек вырастает, то чаще всего перестаёт верить в волшебство – и это главная ошибка человечества. Мы забываем за повседневными делами и заботами, что такое искренняя радость, улыбка и счастье. Разве для счастья нужен повод? Нет. Дети об этом прекрасно знают, а потому им открываются чудеса Вселенной.

В этой книге я постараюсь напомнить читателю, как это – верить в чудеса и замечать вокруг волшебство. Пусть с вами всегда будет тепло, счастье и солнце! Не забывайте, – что мир полон чудес.

Глава I. Вместо пролога. Последний день вместе

Семья Уотерс проживала в респектабельном районе английского пригорода. На первый взгляд эта семья мало чем отличалась от других живших на Цветочной улице семей. Но это было лишь на первый взгляд, ведь Уотерсы хранили особый секрет. Он мог вызвать бурю негодования со стороны обычных людей, поэтому Уотерсы с особой тщательностью следили за тем, чтобы их тайна не вышла за порог дома.

Джеймс и Виктория занимались собственным бизнесом и часто путешествовали по миру и стране. Их работа заключалась в оценке и описи различных объектов, представлявших историческую ценность. Поэтому их дом был сверху донизу набит всевозможными предметами искусства самых разных культур. Они являли собой нечто вроде Индианы Джонса, только вместо артефактов имели дело с обычными предметами, но не менее ценными.

У этих двух искателей приключений помимо искусства на руках был и их маленький одиннадцатилетний сын по имени Майкл. Этот озорной и смышлёный малыш учился в частной школе и получал самые высокие отметки. Майкл носил стрижку популярной рок-группы «The Beatles» и выглядел младше своих сверстников из-за худощавого телосложения.

Майкл часто оставался дома со своей тётей Элоизой, которая приходилась его матери родной сестрой. И вот сегодня вечером Элоиза должна была вновь приехать, чтобы остаться с Майклом, так как Джеймс и Виктория отправлялись в Кент по рабочим делам.

– Майкл? – Виктория постучалась в двери спальни сына.

– Да, мам! – отозвался Майкл, и что-то с шумом рухнуло в его комнате.

– Боже! – воскликнула Виктория, распахнув двери. – Я думала, что ты упал.

Майкл расхохотался и отправил очередной поезд прямо по игрушечным рельсам со стола. Поезд, преодолев несколько метров, рухнул с высоты и упал на пол, раскидав содержимое своего вагона.

– Нет, со мной всё хорошо, – покачал головой Майкл и улыбнулся.

– Ты все уроки сделал? – строго спросила мать сына.

– Да, – не замедлил с ответом Майкл, готовя новый поезд к отправлению.

Виктория сложила руки на груди и прищурила карие глаза. Женщина была очень красива, с точёными чертами лица, смуглой кожей, как у восточных людей, и длинными, до плеч, темными волосами. На ней было лёгкое платье ниже колен в тон волосам.

– Ты меня не обманываешь?

Мальчик отложил поезд в сторону и поднял виноватый взгляд серых глаз на мать.

– У меня же ещё завтра целый день впереди, – протестующе сказал он. – Я успею всё сделать.

– Неприятные дела лучше делать сразу, – уголки губ Виктории тронула лёгкая улыбка. – Так тебе будет гораздо веселее играть.

– Хорошо, – согласился Майкл. – Я займусь уроками.

– Умничка! – похвалила Виктория и поцеловала сына в макушку. – Как закончишь, спускайся к обеду. Тебе нужно обязательно поесть, ведь вы с отцом решили успеть съездить на озеро до нашего отъезда.

– Да, папа обещал научить меня ловить рыбу, – с неподдельным восторгом сообщил Майкл.

– Должно быть, это очень весело, – рассмеялась Виктория и вышла из комнаты сына.

Через час Майкл спустился на первый этаж дома, где в столовой нашёл своих родителей. Отец важно восседал во главе стола, читая свежую газету. Его волосы цвета горького шоколада были аккуратно причёсаны, а синий галстук и молочно-розовая рубашка в линию придавали вид солидного офисного сотрудника.

– А, сынок, – произнёс Джеймс, оторвав взгляд от газеты. – Как твой день? Ничего?

– Полный порядок, – отозвался Майкл и присел на стул рядом с отцом.

– А вот и обед! – донеслось с кухни, а уже через мгновение появилась Виктория с тяжело нагруженным подносом.

Она смахнула с него три тарелки грибного сливочного супа с сухариками, столовые приборы, салфетки – и вернулась на кухню.

– Пап, ты ничего не забыл? – осторожно спросил Майкл.

– Только не говори, что у тебя сегодня день рождения, про который я забыл, – с притворным ужасом произнёс Джеймс.

Майкл поджал губы.

– Я шучу, – рассмеялся Джеймс. – Ну конечно, я помню, что обещал поехать с тобой сегодня на озеро.

– И ты вот так отложишь все свои дела? – серые глаза мальчика недоверчиво сузились.

– Запросто! – заверил сына Джеймс. – Я с самого утра отменил все свои дела. Так что суббота в полном нашем распоряжении.

– Но сначала вы хорошенько поедите! – пригрозила вернувшаяся Виктория.

На столе добавилось ещё несколько блюд с шоколадными пирожными, булочками, мёдом и хлебом. Майкл обожал всё, что было шоколадным и медовым.

Пообедав, Майкл поспешил на второй этаж в свою спальню, чтобы переодеться, взять удочку, наживки и свою походную сумку, в которой хранил фонарик, верёвку, медикаменты первой помощи, перочинный нож, спички, компас и ещё несколько предметов, нужных для похода.

Когда он спустился в холл, то обнаружил отца, переодетого в футболку и светлые шорты с множеством карманов. На его плечо был закинут рюкзак, а в левой руке удочка. В таком виде Джеймс казался нелепым.

– Ну что, ты готов? – спросил он бодрым голосом, как тренер футбольной команды.

– Ещё бы! – воскликнул Майкл и преодолел последние ступеньки большим прыжком спортсмена.

– Тогда вперёд, занимать лучшие места в машине!

Джеймс поцеловал на прощание Викторию и занял место на водительском сидении белоснежного автомобиля класса джип. Майкл помахал матери рукой с заднего сидения, и автомобиль тронулся с подъездной площадки.

До озера предстояло ехать примерно полчаса, а потому Майкл, достав свой плеер, заткнув наушники-вкладыши в уши, включил любимый плейлист, содержащий рок-композиции, и погрузился в мечтания.

Ветер приятно обдувал лицо, а за окном мелькали красивые пейзажи леса, полей и деревень. Мальчик наслаждался этими минутами свободы. Многие его сверстники предпочитали гонять мяч на улице, играть в другие командные игры или просто собираться компанией, но только не Майкл. Нет, затворником он не был, но предпочитал уединение и тишину. Он любил читать книги или что-то мастерить в своей комнате. Конечно, по выходным он гонял мяч со своим отцом, и это ему нравилось, но только не в компании сверстников.

Родители не выказывали беспокойства по этому поводу, за что Майкл был им очень благодарен, ведь других детей начинали водить к
Страница 2 из 16

психологам, чтобы выявить какие-то внутренние расстройства. Почему взрослые всегда так негативно относятся к поведению своих детей, если оно не соответствует их представлению о нормальности? Что, в сущности, являет собой нормальность? Что для хищника норма, то для жертвы хаос, – думал порой Майкл, лёжа в своей постели, когда на него находили минуты размышлений.

Автомобиль петлял по дороге, и наконец, за крутым поворотом, Джеймс Уотерс свернул на просёлочную дорогу и они подъехали к озеру.

– Здорово! – восхитился Майкл, вынимая наушники из ушей и убирая их в карман.

На фоне озера вдалеке виднелись холмы, а рядом уютно расположилось несколько десятков деревьев.

– Подожди, вот сейчас мы достанем удочки и начнём рыбачить, – с восторгом отозвался Джеймс.

Его гладко уложенные волосы растрепал ветер. Он достал рюкзаки, затем удочки – и вместе с Майклом спустился к озеру.

Озеро выглядело таким большим, что не было видно другого берега, а вода была такой прозрачной, что можно было разглядеть гальку на самом её дне и плывущих рыб. Майкл заметил над поверхностью озера какой-то жёлтый блик, словно пролетел светящийся теннисный мяч. Блик исчез так же быстро, как и появился.

– Жаль, что для лосося ещё рановато, – произнёс Джеймс, настраивая удочки, он явно ничего подозрительного не заметил. – Но мы половим то, что есть.

Когда наживка была насажена на крючок, Джеймс вручил одну удочку сыну, а вторую оставил у себя.

– Старайся раскручивать и закидывать быстро, иначе леска запутается или крючок зацепится за что-нибудь, – объяснил он Майклу. – Вот, смотри, – Джеймс сделал несколько резких круговых движений правой рукой, затем выпад – и тишину водной глади нарушил лёгкий всплеск. Крючок с наживкой погрузился в воду метрах в десяти от берега.

Майкл был совершенно уверен в том, что у него всё получится легко, и его крайне раздосадовало, когда после пяти попыток ему не удалось закинуть крючок в воду. Мало того, что леска не желала раскручиваться, так ещё и крючок цеплялся за ближайшие ветки кустарника.

Джеймс положил свою удочку и, подойдя к сыну, встал за его спиной.

– Давай попробуем вместе? – предложил он.

Майкл согласно кивнул.

– Делаем вот так, – Джеймс, держа руки Майкла, сделал круговое движение против часовой стрелки, затем ещё одно, и леска, раскрутившись, закинула крючок далеко в озеро. – Видишь, всё очень просто, когда знаешь как.

Майкл улыбнулся и попробовал проделать то же самое, но уже без помощи отца. Надо заметить, что после двух повторных попыток Майкл освоил искусство закидывания удочки.

Они славно повеселились, рыбача на берегу озера. Деревья скрывали от палящего солнца, а от воды веяло прохладой. Майкл был счастлив. Когда ещё теперь удастся вновь провести целый день с отцом на природе? Эти не частые, но самые счастливые моменты для Майкла значили очень много. Он понимал, что родителям требуется работать, и был рад, что они находили для него время, когда возвращались домой. Джеймс и Виктория никогда не забывали за всеми делами и заботами о своём сыне, что делало их ещё более прекрасными родителями в глазах Майкла. Ведь он прекрасно знал, как другие родители его одноклассников за всей будничной суетой забывали про воспитание своих детей и почти не уделяли им времени. Оправдывали они свои действия тем, что кто-то же должен зарабатывать деньги, чтобы хорошо жилось.

Только вот взрослые не понимают, что счастье не в том, чтобы покупать дорогие вещи, а в том, чтобы наслаждаться каждым прожитым днём. Красивые вещи – это лишь временное удовлетворение и радость, а вот природа, солнечные блики на воде, чистое голубое небо, капли дождя, все это настоящее, – ибо истинное счастье в мелочах.

Время прошло неожиданно быстро, и хоть рыбаки ничего не поймали, зато повеселились на славу. Солнце начинало клониться к своему закату, и отец с сыном, собрав вещи, двинулись в обратный путь. Ведь старшим Уотерсам ещё предстояло подготовиться к деловой поездке в Кент.

Собирая вещи, Майкл вновь увидел странный жёлтый блик, но на этот раз он появился меж веток деревьев. Мальчик качнул головой, словно отгоняя надоедливую муху. Наверное, просто так играет солнце, – сказал он себе.

– Пап, когда вы с мамой вернётесь, мы могли бы все вместе сходить в поход, – предложил Майкл, нагнувшись вперёд меж автомобильных сидений. – Можно было бы взять и тётю Элоизу с собой, а поехать на велосипедах. Так было бы веселее, и получился бы настоящий семейный отдых.

– Потрясающая идея, малыш! – отозвался Джеймс и потрепал сына по волосам.

Гравий подъездной площадки зашуршал под колёсами автомобиля, и Джеймс, подъехав, припарковался у гаража.

Майкл, взяв свой рюкзак и удочку, вылез из машины и со смехом ворвался в холл дома.

– А-а, вот и мои мужчины! – воскликнула Виктория.

– Мы ничего не поймали, – сообщил Майкл улыбающейся матери.

– Это не страшно, – она поймала сына в объятия, а Майкл засмеялся пуще прежнего, потому что ему вдруг стало щекотно.

– Верно, – подтвердил вошедший Джеймс. – В рыбалке главное не улов, а процесс рыбной ловли.

– Ну ладно, малыш, беги переодеваться. Мы скоро будем ужинать, – сказала Виктория и чмокнула сына в щеку.

Когда часы пробили семь вечера, в двери позвонила Элоиза. Она вошла с тяжёлым по виду чемоданом, и, отдуваясь, сообщила:

– На въезде в город ужасные пробки, там организовали какие-то спортивные забеги, и мне пришлось ехать в объезд, а это на целых пятнадцать минут дольше.

Элоиза в отличие от своей родной сестры Виктории была блондинкой. Если Виктория походила внешностью на восточную женщину, то Элоиза, напротив, обладала европейскими чертами. Об этом говорило всё: её голубые как незабудка глаза, волосы, подобные пшеничным колосьям, и бледная кожа с лёгким румянцем на щеках. Элоиза была младше своей сестры на несколько лет и только недавно закончила учёбу в университете.

– Ничего страшного, – сказала Виктория, обнимая и целуя в щеки свою сестру. – Ты как раз вовремя. Нам с Джеймсом через час выезжать.

– Хорошо, – выдохнула Элоиза. – Я так боялась опоздать из-за этих внезапно возникших спортсменов, – она закатила глаза. – Повезло, что не пришлось их пережидать. Наверняка они там застряли на несколько часов.

– Привет, Лизи! – воскликнул Джеймс, выходя в холл и протягивая руку, словно хотел отдать воинскую честь.

– Привет, глава семейства! – Элоиза усмехнулась и дала ему «пять».

– Присматривай за нашим сыном, как за своим собственным, – настоятельно произнёс Джеймс.

– А разве у меня бывает иначе? – гостья обиженно приподняла брови.

– Знаю я вас, молодых, вам лишь бы погулять, да, как вы там говорите? Оторваться?

– Ох, Джеймс можно подумать, что вы с Викторией годитесь мне в родители, – заметила Элоиза. – Я вас младше всего на пять лет, но при этом очень ответственная.

– Тётя Элоиза! – весело воскликнул Майкл, сбегая по ступенькам в холл. – Мы ведь будем играть в видео игры?

– Ну конечно, – горячо кивнула Элоиза. – Нас ведь ждёт порабощение целой галактики во славу темных сил!

Элоиза расположила временно свои вещи в гостиной и, сняв ветровку, присоединилась в столовой к ужину семейства Уотерс.

Стол был до отказа заставлен всевозможными
Страница 3 из 16

блюдами. Виктория на удивление ловко и быстро справлялась с готовкой, и Элоиза уже не раз пыталась выяснить, как это ей удаётся. Из десертов были все любимые кушанья Майкла: шоколадный рулет с масленой начинкой, клубничный пудинг с дольками ягод, а ещё яблочный пирог, только что прибывший из духовки и наполнивший своим ароматом всю столовую. В заключение было подано мороженное с фисташковым вкусом.

Майкл не хотел, чтобы этот ужин завершался, ведь это означало, что после него родители отправятся в свою поездку и не вернутся в течение нескольких дней. Мальчик всегда скучал по своим родителям, даже несмотря на весёлое общество тёти Элоизы. Но часы пробили восемь вечера, и Джеймс с Викторией, спустив пару сумок, остановились в холле и о чем-то зашептались. Майкл вовсе не хотел их подслушивать, но услышанные слова показалось ему очень странными.

– Джеймс, мы должны всё рассказать Майклу. Он должен узнать правду, чтобы уже сейчас иметь возможность готовиться, – шептала в волнении Виктория. – Ведь наш мальчик уже достаточно взрослый, чтобы всё узнать о своём наследии.

– Мы ему всё расскажем, но не сейчас, рано. Думаю, его двенадцатилетие – самое подходящее для этого время, – отозвался Джеймс и затих, словно прислушиваясь.

Майкл так некстати переступил с ноги на ногу, и лестничная ступенька скрипнула под тяжестью ног. Он обнаружил себя.

– Не подслушиваешь ли ты часом? – серьёзно спросил Джеймс, увидев сына.

– Ничего подобного, – покачал головой Майкл. – Я спустился, чтобы с вами попрощаться.

Виктория распростёрла руки для объятий, и Майкл подбежал к матери.

– Слушайся тётю Элоизу, делай вовремя уроки и будь прилежным мальчиком, – наказывала Виктория сыну.

– Не громи дом, не обижай тётю и не делай ничего запретного, – добавил Джеймс и улыбнулся.

– Вы же знаете, что я ничего такого не сделаю, что могло бы выглядеть неправильным, – отозвался Майкл, по очереди обнимая сначала мать, а затем отца.

– Мы вернёмся через три дня, вы не успеете и соскучиться, – сказал Джеймс, когда к ним присоединилась Элоиза.

Старшие Уотерсы вышли на подъездную площадку и сели в автомобиль. Майкл смотрел с грустью на то, как машина медленно отъезжает от дома, а затем выезжает на дорогу. Он не мог отделаться от странного тревожащего, необъяснимого чувства. Красные задние фонари ещё минуту горели вдалеке, а после скрылись за поворотом.

Глава II. День скорби

С наступлением воскресения настроение Майкла стало ухудшаться. Дело было даже не в том, что завтра начиналась очередная учебная неделя, но было что-то ещё, что омрачало день где-то на подсознательном уровне. Мальчик провёл всё утро в своей комнате в беспокойстве, тщетно пытаясь понять, что с ним происходит.

– Малыш, ты какой-то грустный, – заметила Элоиза за столом, когда Майкл спустился к обеду. – Ты не заболел случаем?

Майкл молча покачал головой, вяло ковыряя вилкой в салате.

– Может, сходим с тобой погулять в парк?

Майкл только пожал плечами.

– Расскажешь, что тебя тревожит? – Элоиза поджала губы, глядя с беспокойством на племянника.

– Ты всё равно мне не поверишь…

– А ты попробуй, – с лёгкой улыбкой подбодрила она.

– Когда папа с мамой сели в машину, я почувствовал что-то неприятное, – Майкл поёжился, словно его одолевал озноб. – Я не знаю, как это объяснить, но то, что я почувствовал стоя на крыльце нашего дома, было чем-то ужасным, – он замолчал, но было видно, что мысль ещё не закончена, будто мальчик остановился, чтобы сформулировать предложение. – Я думаю, должно случиться что-то плохое…

– Майкл, – тихо произнесла Элоиза, но в голосе слышался страх. – Я уверена, что это просто ничего не значащие ощущения. С твоими родителями всё будет хорошо, вот увидишь. Они приезжают завтра утром.

Майкл знал, что Элоиза ему не поверит, но её слова всё равно вызвали у него ощущение одиночества. Получалось, что он даже ни с кем не мог поделиться своими опасениями, страхами. Почему взрослые отмахиваются от чувства интуиции? Почему все свои ощущения списывают на глупости? Разве не глупее жить в неверии во что-то мистическое? А именно к мистике относит подобные чувства подавляющее большинство людей. «Ты что, экстрасенс?» – со смехом они заявляют тому, кто говорит о подобных ощущениях.

Однако послеобеденная прогулка по парку ничуть не рассеяла тревожных мыслей мальчика, на что так надеялась Элоиза.

Солнце, находясь в зените, палило беспощадно. В небе ни облачка. Листья на деревьях и цветах уныло повисли, а местами сморщились, как старые бобы. Птицы садились на все горизонтальные поверхности, где имелась вода, и пили, плескаясь, утоляя свою жажду.

Майкл обожал прогулки по центральному парку, но сейчас он не испытывал никакого удовольствия, ему просто было всё равно, лишь бы как-то себя занять и отвлечь. Он стоял вместе с тётей на небольшом деревянном мостике, ведущем через пруд, и бросал хлебные крошки уткам, что плескались в воде, радостно гогоча.

– Предлагаю поесть мороженого, – весело предложила Элоиза. – Мороженое всегда помогает и спасает от любой печали.

Майкл поднял взгляд на Элоизу. Девушка отличалась от его матери не только чертами лица, более свободным стилем одежды, но и характером. Элоизу можно было смело отнести к «сумасшедшим», но в самом хорошем смысле этого слова. Её излюбленной одеждой были кеды, джинсы и ветровка. Она умела веселиться, видеть необычное в обычном, но при этом не желала верить в волшебные вещи. Виктория же предпочитала более строгого стиля одежду даже в домашних условиях и была более сдержанной в своём поведении, но всегда верила в магию. И вот сейчас Майкл стоял перед своей тётей и больше всего на свете желал, чтобы она ему верила, так же, как верит ему его мать.

Они купили по два больших рожка клубничного мороженого в киоске неподалёку от ручья. Какое это было наслаждение поедать его в столь жаркий день.

Когда они с Элоизой сели на скамейку напротив фонтана, внимание Майкла привлекло необычное явление: среди воробьёв и других мелких птиц мальчик вновь увидел жёлтый блик, похожий на солнечного зайчика. Что же это такое? Майкл моргнул, но странное явление никуда не исчезло, как он ожидал.

– Ты что-то увидел? – озадачено поинтересовалась Элоиза.

– Вон там, у фонтана, – Майкл протянул руку, показывая на самый верхний ярус, из которого струёй била вода. – Ты разве не видишь?

Элоиза присмотрелась.

– Ты про этот жёлтый сияющий шар?

– Да-да! – горячо закивал мальчик. – Значит, ты его тоже видишь?

– Ну конечно, – Элоиза рассмеялась, а Майкл немог понять почему, но, увидев недоумевающее выражение лица племянника, она добавила: – Да это же просто верхушка фонтана. Когда солнце, как сейчас, находится высоко в небе, лучи отражаются от полированной поверхности этого шара, заставляя его сиять.

Майкл чувствовал себя полным дураком, ведь Элоиза была абсолютно права и это действительно был небольшой шар, прикреплённый к фонтану и служащий для его украшения. Мальчик подумал, что вновь увидел те самые загадочные блики, что и в тот раз, когда они с отцом ездили на рыбалку, и тогда это точно было что-то необычное, ведь откуда в лесу взяться полированной сфере? Да и разве сфера исчезла бы через секунду, не успей он
Страница 4 из 16

моргнуть?

День клонился к своему завершению, и Майкл этому был только рад. Он сильно устал за весь день, устал не физически, но эмоционально. Даже сейчас, лёжа в своей постели, окружённый игрушками, что стояли на полу, сторожа его кровать и сон, он ощущал тревожное беспокойство, которое обычно возникает, когда впереди ожидается что-то неприятное.

– Спокойной ночи, малыш! – пожелала заглянувшая к нему в комнату Элоиза.

– Посиди со мной, пожалуйста, пока я не засну, – попросил Майкл.

Элоиза улыбнулась и, войдя, села на кровать рядом с мальчиком.

– Ты всё ещё переживаешь из-за тех мыслей, да? – спросила она понимающе.

Майкл молча кивнул.

– Вот заснёшь, а завтра проснёшься и увидишь маму с папой, – сказала Элоиза, проводя рукой по волосам Майкла. – Они вернутся, и тревожное чувство тут же исчезнет.

Майкл слабо улыбнулся словам тёти. Сон понемногу начинал им овладевать, и мальчик постепенно заснул. Ему снилось, как его родители ночью возвращаются домой на автомобиле, преодолевая крутые повороты. Мальчик сквозь сон вновь ощущал нарастающее чувство тревоги.

– Нет-нет, – шептал он сонно, не открывая глаз. – Впереди опасность. Нет. Остановитесь. Прошу!

За очередным поворотом и правда скрывалась, поджидая, опасность. Нечто тёмное, как грозовая туча, выделялось на фоне ночи. Фары автомобиля осветили неведомый сгусток, но луч словно упёрся в глухую стену, не желая его просвечивать. Автомобиль Джеймса и Виктории поглотила густая тьма, а за десятки миль от этого места Майкл проснулся с криком и в холодном поту в своей постели.

– Что случилось?! – спустя несколько минут в комнату ворвалась Элоиза в ночном халате, в руках она держала бейсбольную биту.

– С мамой и папой что-то случилось… – только и мог вымолвить Майкл.

До рассвета было ещё несколько часов, но Майкл знал, что не сможет уснуть, он боялся спать. Нечто тёмное напало на его родителей, прямо посреди дороги. Майкл это знал точно, тётя Элоиза могла отрицать сколько угодно, но мальчик знал, что его сон реален. Он каким-то образом сумел побывать за несколько десятков миль и увидеть все собственными глазами. Майкл боялся, что с его родителями могло случиться что-то страшное.

Элоиза, отставив биту, спустилась в кухню, а уже через несколько минут принесла горячий шоколад.

– Вот, выпей, – сказала она, протягивая кружку Майклу.

– Спасибо, – пробормотал Майкл, но пить ему не хотелось.

– Тебе что-то страшное приснилось? – Элоиза присела на край постели и устремила взгляд голубых глаз на племянника.

Майкл молчал, не спеша отвечать. Он вдруг вспомнил свои волнительные ощущения утром, и то, как ему не поверила Элоиза. Майкл был уверен, что она не поверит ему и сейчас, если он расскажет о своём сне, и мальчик решил, что не будет рассказывать правду.

– Мне приснился кошмар, – сказал он наконец.

– Должно быть, очень страшный, ты так кричал и даже вспотел, – лицо Элоизы выражало тревогу.

– Да, – кивнул Майкл. – Мне приснилась жуткая тень, которая поглотила людей.

– И правда страшно… – Элоиза нахмурилась.

Майкл специально не стал говорить, кого именно поглотила эта тень, незачем Элоизе знать, ещё чего доброго сочтёт сумасшедшим. Он сделал несколько глотков горячего шоколада и, поставив кружку на прикроватную тумбочку, лёг в постели. Его знобило.

Майкл притворился, что заснул, а когда Элоиза осторожно вышла из комнаты, повернувшись на спину, открыл глаза. Он старался припомнить все детали своего сна: автомобиль родителей ехал по вполне обычному шоссе, пока не зашёл за поворот, где его накрыла подобно покрывалу странная, плотная тень.

Будильник, поставленный на семь утра, зазвенел ровно в назначенное время. Майкл, задремавший в неудобной позе, тут же пробудился. Когда он спустился на первый этаж, нашёл Элоизу на кухне за чашкой крепкого кофе. По виду девушки можно было предположить, что она тоже практически не спала.

– Доброе утро, малыш! – поприветствовала она племянника.

– И тебе, – отозвался Майкл, сев за стол.

Элоиза хотела было что-то спросить, но звонок в дверь помешал. Девушка поставила свой кофе и направилась к входной двери, а Майкл, полулёжа, устроился у стола. Он чувствовал себя неуютно, тревожно и устало.

– Нет! Не может быть! Вы, верно, ошиблись! – услышал Майкл чуть ли не истерические восклицания Элоизы.

Неужели что-то случилось? Майкл навострил уши.

– Вы должны поехать с нами в участок, – услышал он мужской голос, а затем всхлипы своей тёти. – Я подожду вас снаружи.

Входная дверь закрылась, несколько шаркающих шагов – и в кухню вошла Элоиза, а в её голубых глазах блестели слёзы.

– Что случилось? – Майкл чувствовал, как его сердце принялось выбивать сильные, мучительные удары.

Элоиза открыла рот, как будто задыхалась и ей не хватало воздуха, а потом она хрипло разрыдалась. Слёзы хлынули из её глаз подобно ручью, и она не могла их унять. Майкл понял, что его сон сбылся. В глазах внезапно потемнело, и он уже ничего больше не чувствовал. Только сильная боль в сердце и жжение в уголках серых глаз.

Наверное, от состояния шока и последовавших за ним переживаний Майкл ничего не помнил. Понедельник для него прошёл в сплошном тумане, да и последующие дни тоже. Он не мог поверить в то, что его родители погибли. Но больше всего его пугала мысль о том, что он каким-то образом сумел увидеть их смерть. А что если это он навлёк на них беду? Майкл не мог отделаться от этой навязчивой, всепоглощающей мысли.

Утро похорон, как и предыдущие дни, он почти не запомнил. Только некоторые обрывочные моменты, когда люди что-то говорили, клали цветы на могилу родителей, бросали землю. Всё это для него ровным счётом ничего не значило. Кто все эти люди в траурных костюмах? Они пришли проститься, выразить соболезнования, но уже через пять минут забудут о том, что Джеймса и Виктории Уотерс больше нет в этом мире. Что для всех этих людей значит их смерть? Ничего. Лишь притворно-скорбное выражение лица, сочувствие и более ничего. Жизнь продолжается, но только не для Майкла и Элоизы. Сейчас она для них словно остановилась и прекратила своё бесконечное шествие по Вселенной.

– Майкл, постой! – крикнула вслед мальчику Элоиза.

Майкл шагал вперёд, руки в карманах светлых брюк, темно-синий пиджак нараспашку. Ему не хотелось сейчас ни с кем говорить. Только бы скорее добраться до своей комнаты, закрыться в ней и долго-долго не выходить.

Цветочная улица, находившаяся в респектабельном районе, в этот час выглядела тихой и безлюдной, словно опустела вместе с сердцем Майкла. Соседи не стригли и не поливали свои газоны, никаких любопытных взглядов. Но это даже лучше, нечего им лезть и знать то, чего не следует.

– Майкл! – снова позвала Элоиза.

Мальчик, не останавливаясь, повернулся.

– Я не хочу разговаривать. Я просто хочу побыть один. Оставь меня, пожалуйста, одного.

Он первым вошёл в дом и тут же поспешил в свою спальню. Элоиза вошла следом и с беспокойством посмотрела, как он поднимается по ступеням лестницы, а после исчезает на площадке второго этажа.

Войдя в комнату, Майкл с силой пнул ни в чём не повинного плюшевого медведя, что сидел у дверей. Медведь улетел к окну и шлёпнулся на пол. Мальчик принялся метаться по комнате, словно это могло как-то
Страница 5 из 16

облегчить его состояние. Внутри всё горело и рвалось на части. Он подошёл к письменному столику и выплеснул всю свою боль, всю свою злость на мир, расшвыривая тетради, карандаши, рисунки, игрушки и все, что попадалось ему под руку. Глобус раскололся надвое, сильно ударившись о противоположную стену комнаты, а настольная лампа уныло повисла на проводе. Майкл ощутил большой ком в горле, а после слёзы, горячие, обжигающие слёзы потекли по его щекам. Мальчик сел в самом дальнем углу своей комнаты, даже не стараясь их вытирать, и проплакал весь день до самого вечера, пока к нему в двери не постучала тётя.

– Малыш, я могу войти? – спросила она робко.

Майкл вытер рукавом слёзы и, подойдя к двери, открыл её.

– Да, – сказал он сипло.

Элоиза вошла в комнату с тяжело нагруженным подносом, на котором были любимые лакомства Майкла: апельсиновый сок, овсяное печенье и шоколадный рулет, а ещё в центре стояла тарелка грибного супа со сливками.

– Я подумала, что ты голоден, – и она подала поднос племяннику.

– Спасибо, – без всякого энтузиазма отозвался мальчик и поставил поднос на письменный столик.

Элоиза окинула взглядом полуразрушенную комнату, но кричать не стала, а только печально вздохнула, присев на край постели.

– Я тут подумала, – начала она, тщательно подбирая слова. – Может, нам стоит уехать в другой город? Там мы могли бы начать всё сначала.

– Мне и здесь хорошо, – отозвался Майкл, перебирая в пальцах рук овсяное печенье. – Это дом мамы и папы, я не хочу уезжать и забывать их.

– Ох, малыш, – на глаза Элоизы навернулись слёзы. – Ты их не забудешь, даже если переедешь далеко-далеко. Они всегда будут в твоём сердце, но иногда нам необходимо делать этот шаг, чтобы продолжить жить дальше.

Майкл посмотрел в заплаканное лицо своей тёти. Он знал, что она испытывает боль ничуть не меньше, чем испытывает её он сам. Вчера вечером он вышел из своей спальни и, спустившись вниз, увидел, как Элоиза перебирала вещи своей сестры Виктории, рассматривала её фото, а после, не сумев сдержаться, разрыдалась. Элоиза и Виктория оправдывали своё родство и были не только родными сёстрами, но ещё и лучшими подругами. Майкл это знал по многочисленным семейным рассказам и видел, как они относились с теплотой и заботой друг к другу.

– Я знаю, – сказал Майкл. – Но пока я не хочу покидать этот дом.

Элоиза поцеловала Майкла в макушку.

– Ешь суп, а потом ложись спать. Тебе нужно отдохнуть и выспаться, завтра в школу, – сказала она и вышла из комнаты.

Майкл без особого аппетита съел приготовленное тётей, потому что знал, что его мама не хотела бы, чтобы он голодал и предавался унынию. Мальчик переоделся в пижаму и залез под одеяло. Он ещё долго лежал без сна, размышляя, но все-таки объятия Морфея поглотили его сознание, и Майкл погрузился в сон. Ему снились его родители. Они пребывали в каком-то неизвестном, но волшебном месте. Всё вокруг было красивым, необычным и ярким, как в какой-нибудь сказке.

Сквозь тюлевые шторы комнату ярко освещала луна, создавая в ней поистине волшебную атмосферу. Игрушечные солдатики стояли на полу на своих позициях, охраняя вверенные им владения, а несколько машинок служили заграждениями от опасности. Со стола спрыгнуло нечто круглое, похожее на футбольный мяч, и с кошачьим топотом пробежало под кровать мальчика. В приоткрытую форточку влетело четыре разноцветных огонька размером не больше кофейной чашки. В тот же момент комнату наполнила успокаивающая мелодия, медленная, невесомая, словно её исполнял сам воздух. Над ухом мальчика прошелестели чьи-то крылья, и он сонно махнул рукой, как будто отгоняя муху.

Ночь всегда была временем магии, волшебства и чудес. И эта ночь не стала исключением, но Майкл ничего этого не видел, он улыбался сквозь сон, а его сердце наполнялось теплом и радостью, ведь сейчас он находился рядом со своими родителями. Что может быть для ребёнка важнее любви, заботы и внимания родителей? Это самый ценный дар, который родители могут дать своему чаду.

Глава III, в которой происходят странные события

Мальчик открыл глаза и с разочарованием обнаружил, что лежит дома, в своей постели. Он сразу же осознал, что это был всего лишь сон. Его родители умерли, и ничто их не могло вернуть назад.

Сегодня пятница, а значит, последний учебный день – и наступят выходные. Майклу не хотелось идти в школу. Он знал, что другие дети будут к нему снова приставать, а некоторые даже и смеяться. Какой жестокий несправедливый мир, – думал в сердцах Майкл, лёжа в постели.

В двери постучались, и раздался голос тёти.

– Вставай, Майкл. Ты опоздаешь в школу. Я тебя сегодня отвезу.

– Хорошо, – отозвался мальчик без особого энтузиазма.

Уже сидя за столом и поглощая свой завтрак, Майкл старался припомнить все детали своего сна. Ему снились родители, и это он хорошо помнил. Но что-то во сне было ещё… что-то необычное, волнующее и даже пугающее. Что же это было?

– Майкл, ты как себя чувствуешь? – озабоченно спросила тётя, глядя на отсутствующее выражение лица племянника.

Майкл слегка встрепенулся и отозвался.

– Я в норме, просто переживаю о сегодняшнем дне в школе.

Он не хотел рассказывать о своём сне Элоизе и сам не понимал, почему не хочет этого делать. Взрослые не верят в волшебство, и наверняка тётушка только посмеётся над ним, а он не хотел, чтобы его мечту осмеяли. Люди слишком часто смотрят на вещи прямо, не понимая их глубины. Майкл верил своим снам и надеялся, что эти сны – реальность. Ему хотелось, чтобы его родители были живы, чтобы Джеймс вновь вошёл в кухню, и они бы отправились на озеро порыбачить, а Виктория пожелала бы удачи. Майкл надеялся, что однажды их увидит, что сны приведут его к родителям.

Всю дорогу до школы мальчик провёл в размышлениях. Смутно, краем своего сознания он слышал доносящиеся как будто издали слова тёти, наставляющие его и советующие не переживать.

– Я заберу тебя в три, – пообещала Элоиза и поцеловала племянника в щеку. – Учись хорошо и не обращай внимания на всяких дураков.

– Не буду, – отозвался Майкл и вылез из машины.

Он остановился через несколько шагов и посмотрел вслед уезжающему автомобилю его тёти. Ах, как же ему не хотелось переступать порог этого заведения.

День стоял солнечный и такой же жаркий, как все предыдущие. В небе гуляло несколько пышных молочных облачков, а солнце слепило глаза. Дети спешили в школу. Каждый шёл с другом или подругой, о чём-то смеясь и переговариваясь. Майкл учился в частной школе, и все ученики носили одинаково тёмно-синюю форму.

Вздохнув и покорно двинувшись навстречу судьбе, Майкл обогнул фонтан и вошёл в школьное здание.

– Эй ты, сопляк! – тут же прозвучал угрожающий голос.

Майкл замер. Нет, только не это! Только не сегодня!

– Ты что, оглох?! – над мальчиком нависла огромная туша, похожая на свинью в человеческом обличии. Даже его нос, вздёрнутый кверху, напоминал пятачок-рыльце.

– Кевин? – сказал мальчик и попятился назад.

Ему совсем не хотелось ввязываться в неприятности, но с этим Кевином иначе было просто нельзя.

– Давай сюда деньги! – угрожающее хрюкнул Кевин и захрустел костяшками пальцев.

– У меня нет денег, – спокойно ответил Майкл.

– Что, твои родители такие бедные, что не дают денег на
Страница 6 из 16

обеды? Хотя постой, – он сделал притворно жалостливый вид и добавил. – У тебя же нет родителей. Они умерли, – и парень вместе со своими дружками зло расхохотался.

Майкл поджал гневно губы и сжал ладони в кулаки. Кевин был раза в два больше Майкла и раза в три шире, но мальчик не мог терпеть эти насмешки… и он ринулся на Кевина с кулаками. Наверное, друзья здоровяка просто растерялись от неожиданности, но они ничего не предприняли, а Майкл колотил по всему, до чего мог дотянуться. Он готов был кусать, царапать, но причинить такую боль, на какую только был способен. Ему хотелось сделать больно Кевину, чтобы он почувствовал и пострадал за свои слова.

– Что тут происходит?!

Прозвучал громогласный вопрос, а затем Майкл ощутил сильную боль в правом плече. Это учитель английского оттащил его от Кевина.

– Драка? – спросил он и, не дожидаясь ответа, добавил: – Драки строго запрещены в коридорах школы. Вы будете наказаны, Майкл Уотерс.

– Нет, вы не поняли… – хотел было возразить Майкл, но злая рука мистера Гилберта уже тянула его в кабинет директора.

Мальчик успел только заметить хихикающих дружков Кевина и его самого, грозящего расправиться с ним, Майклом, после школы.

Губа сильно кровоточила, а волосы были растрёпаны. Какая несправедливость, – думал Майкл, сидя в директорском кабинете и выслушивая что-то про ненадлежащее поведение и хулиганство. Почему, спрашивается, не наказали Кевина? Ответ крылся в том, что родители Кевина помогали школе, делали пожертвования и участвовали в разных мероприятиях. Он все равно что имел государственную неприкосновенность.

– Можете идти, мистер Уотерс, и помните, – что в следующий раз я могу наложить на вас наказание. – А пока я напишу вашей тёте.

Майкл посмотрел на очкастую физиономию директора, которая ассоциировалась у него с тушканчиком и поблагодарил его за оказанное понимание и доброту. Хотя выйдя из кабинета минутой позже, Майкл ничего подобного не ощущал по отношению к своему директору, мистеру Батлеру. Он вообще ничего не чувствовал. Его словно окутывала невидимая сфера безразличия ко всему происходящему. Иногда мальчику казалось, что он уже больше никогда не сможет чувствовать счастье или волнительное любопытство.

Занятия в школе завершились раньше обычного, потому что мистеру Роули пришлось срочно уехать в больницу, – его жена рожала. Майкл сразу же покинул школьное помещение. Ему хотелось как можно скорее попасть домой и побыть в одиночестве, но он должен был дождаться Элоизу.

Мальчик посмотрел на карманные часы, что подарил ему отец. На них было ровно 14:20. Ещё сорок минут, – подумал в отчаянии Майкл и вышел за ворота школы.

– Ну что, мелюзга, – раздался голос справа. – Теперь тебя некому защитить. Мистера Гилберта нет, и мы не в школьном коридоре. Ты заплатишь мне вот за это, – и Кевин показал на глубокий порез, что саднил на его щеке.

Двое верных подпевал Кевина, Скотт и Фил, тут же угодливо загоготали. Они явно предвкушали веселье.

– Шёл бы ты отсюда, Кевин, – предложил Майкл, убирая часы назад в карман.

– О, – протянул толстяк. – Кто-то у нас умеет говорить. Что ты там убрал в карман? Ну-ка покажи нам, – и все трое угрожающе шагнули на Майкла.

Мальчик осмотрелся по сторонам, но рядом никого не было. Майкл никогда не числился трусом, но с тремя парнями старше него ему не справиться. Тогда он решился на отчаянные меры. Майкл закричал и бросился им навстречу. То ли неожиданность действий Майкла, то ли что-то ещё, но противники замешкались на долю секунды, и Майкл проскочил через них, уронив всю троицу.

– Скорее за ним! – завопил толстяк, барахтаясь лёжа на спине.

Майкл мчался что было духу, преодолевая узкие улочки, ящики и мусорные бочки не хуже профессионального бегуна на забеге с препятствиями. Он не оглядывался назад, но знал, что злополучная троица его преследует. Сердце бешено стучало в груди, готовое вот-вот вырваться.

– ТЫ ТРУП!!! – кричал Кевин, надрывая горло.

– Да, ты труп! – поддакнули эхом Скотт и Фил.

Майкл нырнул за поворот и наткнулся на заброшенный дом. По виду это был чей-то особняк, давно нежилой. Он каждый раз попадался ему по дороге домой, но Майкл никогда прежде к нему не приближался. Ходили слухи, что в доме живут призраки. Майкл дёрнул входную дверь, но она оказалась запертой. Руки тряслись, едва его слушаясь. Мальчик спрыгнул с крыльца и поспешил к чёрному входу.

– Где ты, сопляк?! – звучали громкие голоса. – Только попадись нам, и ты не жилец!

Майкл чувствовал, как они приближаются. Он дёрнул ручку двери, но и та тоже оказалась запертой. Мальчик быстро обшарил место глазами, пытаясь найти какое-то укрытие. Мозг лихорадочно соображал.

Соседний дом отделял забор решёткой, за которой с лаем бегала большая собака. Рядом стояли пустые мусорные баки, а за ними… сердце Майкла радостно подпрыгнуло. Там было небольшое окно, ведущее в подвал дома, и оно было открыто. Мальчик недолго думая нырнул в него и, присев у подвальной стены, замер.

– Куда он делся? – презрительно поинтересовался Кевин у своих дружков.

– Может, забежал в дом? – с тревогой и страхом предположил Скотт.

– Нет, такой трус, как он, испугается этого мрачного домишки, – отозвался толстяк, но голос его слегка дрожал.

Майкл, усмехнувшись «про себя», понял, что Кевину не сильно-то хочется заходить в этот дом, о котором так много ходит страшных слухов.

– Пошли, поищем его в другом месте, – наконец предложил толстяк, и вся компания ушла.

Майкл облегчённо выдохнул. Не успел он откинуть голову назад, чтобы перевести дух, как вдруг заметил нечто быстрое и светящееся. Странный огонёк был размером не больше теннисного мяча. Он двигался, оставляя за собой светящийся жёлтый шлейф, так быстро, что мальчик едва успевал за ним следить.

– Кто ты? – спросил он, заворожённо глядя на огонёк. – Что ты?

Огонёк скользнул возле пыльного полотна, скрывающего напольное зеркало, пронёсся меж старой пыльной мебели и остановился перед мальчиком.

Майкл сощурил серые глаза и увидел в огоньке нечто, напоминающее женское человеческое тельце. Мальчик не поверил собственным глазам. Он качнул головой, сделав шаг назад, и наткнулся на подвальную стену.

– Кто ты? – повторил он свой вопрос. – Я тебя уже видел, тогда, на озере.

Он не боялся этого странного существа, но чувствовал с ним необъяснимое родство. Как будто этот огонёк был его давним другом. Майкл протянул руку и ощутил исходящее от огонька лёгкое тепло, как от включённой лампочки.

– Поймай меня, Майкл Уотерс, – весело смеясь, предложил огонёк.

Не успел Майкл ответить, как огонёк скользнул меж его пальцев, завертелся вокруг головы мальчика, едва не вызвав у того головокружение, а после вылетел в открытое окно.

– Постой! – завопил Майкл, но светящийся огонёк уже умчался.

Мальчик просунул рюкзак в окно, затем вылез сам и, перекинув сумку через плечо, побежал за золотистым шлейфом, оставленным, несомненно, огоньком.

Майкл бежал несколько минут по городским улочкам навстречу удивлённым лицам прохожих и не замечал ничего. В голове будто стучала мысль: «догнать-догнать-догнать». Он бежал изо всех сил, точно так же, как недавно от банды Кевина.

Майкл резко остановился. Он не понимал, что только что
Страница 7 из 16

произошло. Городские улицы, прохожие, дома, – все исчезло. Вместо этого был сплошной лес. Мальчик сделал шаг назад, и под его ногами, хрустнув, сломалась сухая ветка. В лесу почему-то было темно, как будто резко наступила ночь. Но этого просто не могло быть! Хотя как он тогда оказался в лесу? Если он, Майкл, сумел преодолеть такое расстояние за считанные секунды, то может быть и время могло пройти так же быстро? Мальчику стало страшно от этой мысли. Похоже, что время и пространство его каким-то образом перехитрили.

– Где ты? – спросил Майкл с надеждой вновь увидеть загадочный огонёк.

– Ты меня не поймал, а потому я тебе не покажусь, – сообщил весёлый голос огонька.

– Но может быть, ты тогда скажешь мне, кто ты?

– Я – фея! – смеясь, ответила она. – Меня зовут Миндель.

Майкл упорно старался понять, откуда доносится голос и её смех, но ничего не видел. Голос словно бы звучал в его голове.

– Откуда ты знаешь моё имя?

– Майкл Уотерс ничего не понимает, – захихикав, проскандировала фея. – Мы все тебя знаем.

– Все? – недоуменно повторил мальчик.

– Да! – весело подтвердила Миндель. – А теперь тебе пора возвращаться.

Едва последний слог отзвучал, как Майкл ощутил лёгкий порыв ветра, подхвативший его где-то в районе живота, и оказался возле собственного дома. На улице и правда стоял поздний вечер. Значит, прошло уже несколько часов? Но как такое возможно?

– Майкл! – раздался одновременно облегчённый и грозный голос его тёти.

Она выбежала из дома и неслась к нему на всех парусах.

– Где был?! Что случилось?! Ты понимаешь, что я переживала! – слёзы струились по её щекам из голубых, как летнее небо, глаз.

Майкл молча подошёл к тёте и крепко обнял её, стараясь вложить в свои объятия всю любовь и благодарность, какую к ней испытывал.

– Ох, малыш, – прошептала она, прижимая к себе племянника. – Ты меня очень сильно напугал. Я приехала в школу, ждала тебя около получаса, а затем встретила директора Батлера. Он сказал, что вы закончили учёбу ещё час назад.

– Да, – кивнул Майкл, не зная, что ещё добавить.

– Где же ты был весь день? Я уже искала тебя всюду, где только могла.

Элоизу всё ещё трясло от волнения, и она не могла унять дрожь в собственном голосе.

– Тебя обижали эти недоумки, Кевин, Скотти кто там ещё? – её голос внезапно посуровел.

Майкл замялся, не зная, что сказать. Да, он скрывался от этой троицы, но как можно логично объяснить, где он пробыл целых пять часов, которые для него прошли за секунды?

– Я спрятался в заброшенном доме на Кленовой улице, там, где раньше жила семья Фордов, – наконец сказал Майкл. – Я достал свои учебники и не заметил, как прошло время.

Элоиза, конечно, ему не поверила, но кивнула, потрепав по волосам.

– Главное, что с тобой всё в порядке, – она строго посмотрела в глаза племянника. – И больше не исчезай вот так, без предупреждения. Хорошо? Я же за тебя волнуюсь.

– Хорошо, – пообещал Майкл, а сам подумал о том, как и где ему найти фею.

Глава IV. Не менее интересные события

– Майкл? Майкл? – позвал женский голос.

Мальчик встрепенулся и посмотрел на свою тётю.

– Я зову тебя уже минут десять, – сказала она. – Где ты все время витаешь последние дни?

– Я просто задумался о занятиях в школе, – соврал Майкл.

Настоящая же причина заключалась в том, что он обдумывал увиденный сегодня сон. Майкл вновь видел своих родителей, разговаривал с ними, но он никак не мог понять одну вещь: где они находятся?

Мальчик каждый раз в своих снах оказывался в одном и том же месте. Он находился в каком-то сказочном лесе, иначе просто не скажешь, ибо трава едва превышала десять сантиметров роста и была зелёной, как сочное яблоко. В этом лесу росли такие толстые и высокие деревья, что потребовалось бы несколько взрослых мужчин, чтобы их обхватить. У некоторых деревьев листва вместо привычной зелёной имела оттенки блестяще-серебристого цвета, переливалась на солнце, как маленькие льдинки.

Родители Майкла каждый раз приветливо встречали его у небольшой лесной хижины. Неподалёку находились ещё дома, но Майкл видел их смутно, словно те были не в фокусе.

– Я ухожу на работу, – сказала Элоиза и поцеловала в макушку племянника. – По каким-то причинам Мария отказалась в последний момент выйти на работу, а ведь сегодня её смена. Знаю, что обещала погулять с тобой, но прости меня, малыш, – виновато закончила она.

– Ничего, – улыбнувшись, отозвался мальчик. – Погуляем в следующий раз.

Майкл был даже рад тому, что останется сегодня один. Ему необходимо было многое обдумать, а это лучше всего делать, когда рядом никого нет.

– Тогда до вечера – и веди себя хорошо в моё отсутствие.

Майкл улыбнулся и увидел, как светло-синяя больничная униформа мелькнула в дверном проёме, и тётя вышла на улицу.

Мальчик допил апельсиновый сок и поднялся в свою спальню. По какой-то неведомой ему причине каждый раз, просыпаясь утром, Майкл обнаруживал, что его игрушки стоят не там, где он их оставлял вечером. Так, например, его армия солдатиков, оставленная в засаде возле письменно стола, оказалась почти возле самой его кровати. Причём все солдатики были повёрнуты к нему лицом. Или взять ещё плюшевые игрушки, которые тоже могли переместиться из одного места в другое. Майкл никому об этом не рассказывал, но был абсолютно уверен, – что его игрушки по ночам оживают. Хотя он сам никогда не мог их подловить на этом.

Майкл лёг на кровать и закрыл глаза. В его голове тут же всплыли ясные воспоминания о фее. Кто же она такая? Откуда знает его имя и что это за «все остальные», кто, по её словам, о нём знает? И ещё его беспокоило то, как он вчера смог преодолеть огромное расстояние и время всего за несколько секунд. Эта мысль особенно его пугала. Ведь он мог переместиться в любую минуту и неизвестно, сколько на этот раз пройдёт часов, а то и дней. Майкл поёжился от последней мысли.

Надо найти эту фею. Он решительно поднялся с постели, собрал свой рюкзак, взяв самые необходимые вещи: верёвку, фонарик, немного еды и перочинный нож. Майкл на мгновение застыл, глядя на рюкзак в своих руках. Он вдруг вспомнил, что последний раз собирал его в день прощания с родителями, когда они с отцом ездили на озеро рыбачить. Майкл качнул головой, возвращаясь в действительность. Он не знал, к чему ему готовиться и чего ожидать от своего похода. Но Майкл твёрдо решил отправиться в заброшенный дом Фордов на Кленовой улице.

Субботний день стоял тихий и солнечный. На улицах гуляли мамы с детьми в колясках и за ручку, дети играли на площадках, взрослые прогуливались, а пожилые люди сидели на скамьях возле парка. Ничто не говорило о каких-либо странных событиях, происходящих в городе. Только вот Майкл повстречал фею, и она с ним говорила.

– Куда идёшь? – спросил пронзительный девчачий голосок.

– Не твоё дело, – буркнул Майкл.

К нему присоединилась девочка из его класса на розовом велосипеде. Майкл не любил эту девочку за её манеру лезть в чужие дела. Она имела привычку вынюхивать и выслеживать.

– Как грубо с твоей стороны, – надменно сказала она, вздёрнув носик. – Я, между прочим, просто стараюсь быть дружелюбной.

– Проявляй дружелюбие где-нибудь в другом месте, – предложил Майкл и зашагал быстрее.

Но девочка даже и не думала
Страница 8 из 16

сдаваться. Она продолжала медленно ехать за ним и что-то все время бубнила и бубнила, но мальчик её совершенно не слушал.

– Представляешь, Маргарет Уилкинс собирается уйти из нашей частной школы. Говорит, что пойдёт в обычную государственную школу, – девочка закатила глаза.

– Какая глупость с её стороны.

Майкл повернулся и посмотрел на неё, как на сумасшедшую.

– Миранда, – сказал он остановившись. – Оставь меня, пожалуйста, в покое.

Девочка тоже остановилась. Её светлые волосы трепал лёгкий ветерок. Девочка была очень красива. Она сощурила свои зелёные глаза и сказала:

– Ты очень странный, Майкл Уотерс, но мне нравится все странное и необычное.

– Мм… – протянул Майкл замявшись.

– Так куда ты направляешься?

Поняв, что Миранда от него не отстанет, Майкл вздохнул в покорности судьбе и ответил.

– В заброшенный дом Фордов.

– Ты что?! – выдохнула она. – Это же дом с привидениями, и нам категорически запрещено туда ходить. Моя мама говорила, что там погибла вся семья Фордов. Это опасное место. Не советую тебе туда ходить.

– Я сам в состоянии определить опасности, – бросил Майкл и зашагал дальше.

Как бы от неё отвязаться? Приставучая, как надоедливая муха, думал Майкл, шагая все быстрее навстречу своей цели.

Несмотря на все предупреждения, девочка не отставала и продолжала за ним ехать. Похоже, ей было интересно, зачем Майкл туда направляется.

Большой пёс за решетчатым забором вновь залаял при виде Майкла и его спутницы. Должно быть, узнал, а может, он на всех лает, кто проходит мимо.

Особняк Фордов выглядел мрачным и отпугивающим. Засохшее дерево у дома словно отражало его нежилую атмосферу. Окна дома были заколочены досками, чтобы никто посторонний не лазал внутрь. Но некоторым любопытным детишкам все-таки удавалось проникать в дом, отчего полиция не раз уже приезжала по вызовам соседей. Взрослые боялись, что дети в пустом доме могут разжечь огонь или совершить ещё что-нибудь опасное.

Майкл осмотрелся по сторонам и пошёл к заднему входу. Он знал, что входные двери заперты, а потому не имеет смысла пробовать их открыть. Девочка с любопытством следовала за ним.

– Что ты хочешь здесь найти? – прошипела она, ведя свой велик в поводу. – Мы можем нарваться на неприятности.

– Я тебя за собой не тащу, можешь идти домой, – отмахнулся Майкл.

Пёс за забором недружелюбно на них лаял, пуская слюни. Мальчик ещё раз осмотрелся по сторонам, снял рюкзак и просунул его в подвальное окно, а после и сам спустился вниз.

– Ты там живой? – поинтересовался настырный голосок.

Майкл покачал головой и готов был возвести руки к небу, чтобы молить о спасении.

– Да, – сказал он вместо этого. – И оставайся там, не спускайся сюда, – добавил он с приливом вдохновения.

– Что ты собрался делать в этом пыльном, заброшенном подвале?

Но Майкл больше не собирался отвечать девочке. Он достал фонарик из рюкзака и включил его. В подвале стояли какие-то пыльные ящики и коробки с неведомым содержимым. Ещё тут была старая мебель, наверное, принадлежавшая семье Фордов.

Майкл подошёл к занавешенному большому зеркалу и сдёрнул с него покрывало с толстым слоем пыли. Закашлявшись и пару раз чихнув, он отошёл назад. Зеркало было вполне обычным, если не считать странных витиеватых символов, шедших по окантовке золотистой змейкой. Не разбирающийся в языках человек мог бы предположить, что это арабские письмена, но Майкл почему-то знал, что это не так.

– Как думаешь, на каком это языке написано? – раздался над ухом девчачий голосок.

Майкл едва не выронил фонарик от неожиданности.

– Что?! – просипел он, отпрыгнув в сторону. – Ты что здесь делаешь?!

– Мне стало скучно наверху, – призналась девочка. – А здесь, похоже, много всего интересного.

Майкл только покачал головой. Ему не терпелось найти фею, и он боялся, что из-за Миранды она не захочет показываться. Мальчик бросил ещё один взгляд на странное зеркало, в котором отражались лишь они двое, и двинулся к лестнице.

– Ты что, хочешь подняться в дом?

– Да, мне нужно кое-что здесь найти.

– Что может быть твоего в этом заброшенном доме? – недоуменно спросила девочка, шагая следом.

Майкл решил, что лучше отвечать на вопросы Миранды, если он хочет сохранять спокойствие.

– Я видел кое-кого вчера днём, когда прятался здесь.

– От этих хулиганов Кевина Фицджеральда и его дружков? – проницательно заметила Миранда. – А кого именно ты видел в этом доме? Призраков? Или, может быть, какого-нибудь живого человека?

– Помолчи, пожалуйста, – взмолился Майкл, поднимаясь по лестнице.

Он старался прислушиваться ко всем звукам, вдруг услышит трепет маленьких крылышек. Но рядом лишь сердито сопела Миранда.

Майкл открыл двери, и они вышли на первый этаж особняка Фордов. Мебель по-прежнему стояла на своих местах, закрытая белыми покрывалами. Правда, сейчас они уже были не такими белыми, а скорее серыми от пыли и грязи, скопленной за годы. По какой-то причине дом Фордов так и не смогли продать. Люди приходили, смотрели, но все отказывались в последний момент. Так дом и остался пустовать без хозяина. Но интересно ещё и то, что его не отдали под нужды города, словно этот дом защищала некая магия.

– Мне тут не нравится, – призналась Миранда. – Очень странная атмосфера вокруг, и вообще что-то здесь не так.

– Нечего было тогда идти за мной, – недовольно отозвался Майкл.

Он осмотрел холл, гостиную, но ничего кроме пыли и пауков не обнаружил. И когда он уже почти совсем отчаялся, внезапно услышал желанный звук. Он доносился у лестницы, ведущей на второй этаж. Майкл побежал в холл, Миранда следом.

– Что это такое? – поражённо спросила девочка, указывая на лестницу.

Нечто жёлтое быстро мелькнуло и исчезло. Фея. Она здесь! Майкл с бешено стучащим сердцем поспешил к лестнице. Жёлтого огонька не было, но зато мелькнуло сразу три новых: красный, синий и зелёный. Они промчались почти вплотную к Майклу, чуть не коснувшись пуговиц на его рубашке.

– Что это за огоньки? – испуганно пропищала Миранда.

– Майкл Уотерс и Миранда Стюарт! – прозвучал хор голосов.

– Откуда они знают наши имена?! – девочка чувствовала, как медленно сходит с ума. Ей стало по-настоящему страшно.

– Майкл Уотерс! Миранда Стюарт! – продолжали хором петь голоса.

Огоньки носились так быстро и рьяно, что за ними почти невозможно было уследить. Разноцветные дорожки раскрасили холл.

Майкл бегал по дому, пытаясь поймать хоть один огонёк и расспросить его обо всём. Но огоньки не желали быть пойманными. Они ускользали от цепких рук мальчика в самый последний момент. Они продолжали скандировать хором имена детей, отчего Миранда боялась ещё больше. Хор напоминал одержимые песнопения, и у Майкла пробежали по затылку мурашки, приподнимая волоски.

– Постойте же! – кричал Майкл, но огоньки то и дело дразнили его, подлетая и улетая.

Но когда появился жёлтый огонёк, остальные, словно испугавшись, замолчали и исчезли.

– Миндель? – позвал Майкл. – Прошу, ответь мне на мои вопросы.

– Майкл Уотерс всё узнает, – весело ответила ему фея. – Но узнает не сегодня.

– Почему? – в отчаянии протянул Майкл. – Я хочу знать, где мои родители и кто обо мне ещё знает?

Миндель заливисто рассмеялась, закружившись возле
Страница 9 из 16

старинной люстры.

– Ещё не время, Майкл Уотрес, – ответила фея. – Но скоро ты будешь готов.

Затем она подлетела так близко к мальчику, что у него от яркого света заболели глаза. Майкл хотел было спросить, когда это «скоро» наступит, но вместо этого он моргнул и в следующее мгновение понял, что фея исчезла. Не было и других огоньков. Стояла гробовая тишина, и особняк вновь превратился в пыльное унылое старое здание.

– Что это было?! – допытывала его Миранда получасом позже, когда они шли домой. – Я имею право знать. Эти странные огни знали моё имя. И ты слышал, как они жутко пели наши имена? Меня это всё очень пугает.

– Эти странные огни, – Майкл повернулся к Миранде, – это были феи. Все четыре.

– Феи? – девочка расхохоталась. – Нам уже не по пять лет, чтобы верить в такие глупости.

– Ты сама видела и слышала их, – развёл руками Майкл.

– Да, но феи?

– А что же это, по-твоему, было тогда, если не феи?

Девочка поджала губы, задумавшись.

– Мне пора домой, Майкл, – сказала она вместо ответа. – До свидания.

– Пока, – бросил Майкл, наблюдая, как Миранда уезжает через дорогу на своём розовом велосипеде.

Он надеялся, что встреча с Миндель даст ему ответы на его вопросы, но вместо этого вопросов появилось ещё больше. Откуда феи знали имя Миранды? Может, они знают имена всех детей, как Санта-Клаус? А может, она тоже как-то связана с феями? С этими размышлениями Майкл вернулся домой.

Элоизы ещё не было, а потому Майкл сразу же поднялся в свою спальню и лёг на кровать. Его мучили всё новые и новые вопросы, поднимаясь в голове подобно фейерверку и взрываясь, распираемые любопытством.

– Время ещё не пришло, – повторил мальчик, закрыв глаза. – Время для чего? И когда оно придёт, это время?

Веки мальчика наполнялись тяжестью, и он медленно погрузился в сон.

– Майкл? – позвал его откуда-то голос.

Майкл обнаружил, что стоит на лесной тропинке в окружении деревьев. Лес напоминал ему тот, что он видел в своих снах. Мальчик медленно двинулся вглубь лесной чащи. Вокруг были только деревья, тишина, и лишь небольшой холмик виднелся на горизонте. Птицы не пели. Это несколько обеспокоило Майкла. Ему это показалось недобрым знаком.

– Майкл? – вновь позвал голос.

Майкл остановился и прислушался. Голос словно исходил от ветра. Он осмотрелся по сторонам, но никого не заметил.

– Иди к нам, – шептал голос.

Лёгкий ветерок поднял несколько опавших листьев и закружил их в танце. Мальчик заворожённо наблюдал за происходящим. Казалось, ветер умел думать, говорить и осознанно перемещаться.

– Идём с нами, – снова прошептал бестелесный голос.

Мальчик поёжился. Ему было неприятно находиться одному в лесу, но что-то помимо голоса влекло его вперёд, и он последовал к неведомой цели. Чем дальше он заходил в лес, тем больше понимал, что находится в необычном лесу. Всё вокруг, включая воздух, пропитано магией. Майкл чувствовал это и даже раз или два заметил, как нечто хвостатое мелькнуло меж больших деревьев.

– Ты на верном пути, – шептал ему голос. – Ещё чуть-чуть осталось. Поспеши.

Погода начала быстро меняться: становилось мрачно и холодно. Мальчик поднял взгляд кверху и увидел вместо привычно голубого неба – красно-оранжевое, словно по всему небу разливался солнечный закат. Он не понимал, что происходит вокруг, но чувствовал, что ничего хорошего это в себе не несёт. Воздух словно смёрзся, и стало тяжело дышать. Задыхаясь, Майкл двинулся дальше. Он знал, что ему нужно двигаться, тогда тьма не сможет им овладеть.

Спустя некоторое время, когда мрак окончательно сгустился над волшебным лесом, мальчик вышел к небольшому домику.

– Ты пришёл к нам! – радостно улыбаясь, проговорили двое молодых людей, мужчина и женщина.

Майкл шёл по лесной тропинке к домику навстречу этим людям. Всё выглядело таким знакомым и родным. Он знал, где оказался. Знал, кто эти люди, что стояли у небольшого лесного домика. Майкл ощутил прилив спокойствия и лёгкости. Он – в безопасности!

– Мама, – сказал он. – Папа.

Мужчина и женщина подошли к мальчику и обняли его, так крепко, как ещё не обнимали прежде.

– Это всё происходит по-настоящему? – спросил он с надеждой, глядя то на мать, то на отца.

– Ты сейчас спишь в своей постели, но все, что происходит, взаправду, – с улыбкой ответил отец.

– Вы живы? – задал мальчик давно мучающий его вопрос.

Он так часто видел своих родителей, общался с ними во снах, но впервые мог контролировать собственные действия и слова. Обычно всё происходило словно по сценарию, но сегодня почему-то всё изменилось. Даже атмосфера вокруг выглядела иначе: она была более «живой», но в то же время безрадостной и скорбящей. Майкл мог видеть каждую деталь, причём ясно, а не расплывчато, как это бывало раньше.

Мальчик осмотрелся по сторонам и заметил вокруг десятки домов. Похоже, здесь располагалась целая деревня. Едва он подумал об этом, как увидел людей и каких-то странных животных: то ли лошадь, то ли птица только что лихо приземлилась, спикировав в загон. Мальчик раскрыл рот от удивления.

Люди выходили из своих домов и смотрели на мальчика печальными, больными глазами. Он ощущал их боль, тревогу и безнадёжность. Майкл не понимал, почему так происходит, ведь в его снах всегда всё было хорошо. Он ни разу не видел мрака и этой пугающей обстановки. Мир – словно умирал.

– Ты должен во многом разобраться, сынок, – сказал отец, заметив недоумение на лице сына.

– Ты особенный, – добавила мать и положила руки ему на плечи.

– Но почему я особенный? Что я должен понять? – Майкл смотрел на родителей и не мог поверить собственный глазам, тому, что он видит их и разговаривает с ними.

– Ты должен узнать правду. Узнай её и найди к нам дорогу.

– Но где мне искать эту правду? – Майкл чувствовал, что времени остаётся мало, что нечто тянет его назад, и он страстно желал получить ответы.

– Верь своему сердцу. Оно приведёт тебя куда нужно. И помни, мы – любим тебя! – прошептали в голос родители. На их лицах замерла печальная улыбка, а из уголков глаз струились слезы.

Видение рассеялась так же быстро, как и появилась. Майкл вновь лежал на своей постели. Он медленно поднялся и сел на кровати. С его ресниц упало несколько золотых пылинок. Майкл испугался и, буквально спрыгнув с кровати, поспешил к зеркалу. Заглянув в него, он увидел своё напуганное выражение лица и растерянность, а в уголках серых глаз что-то блестело. Он коснулся кончиком указательного пальца и понял, что это та же самая золотая пыль, что упала с глаз минутой раньше. Что же это такое? Майкл заворожённо смотрел на кончик своего пальца, пытаясь понять, откуда это взялось.

В комнате мелькнул жёлтый огонёк, словно ответ на его незаданный вопрос.

– Постой! – завопил мальчик, но фея, весело засмеявшись, вылетела в открытое окно.

Майкл подбежал к окну и наблюдал, как фея улетает все дальше от его дома, оставляя за собой ярко-жёлтый шлейф. Он не понимал, что происходит, но твёрдо знал, что должен найти ту правду, о которой говорили его родители.

Глава V. На поиски ответов

Воскресное утро оказалось пасмурным и дождливым. Майкл опасался, что его вчерашний сон каким-то образом перенесётся в их тихий городок и наполнит его своим отчаянием. Он боялся, что сон служил
Страница 10 из 16

предупреждением об опасности. Но Майкл пока не понимал, в чём и где именно грозит эта опасность. Возможно, что его родители были в беде. Какие безумные мысли. Если бы кто-то сумел подслушать мысли Майкла, то наверняка бы посчитал его сумасшедшим. Психологи кричали бы в голос, что это следствие переживаний смерти родителей, что так его подсознание справляется с болью и поэтому выдумывает во снах, что родители по-прежнему живы. Да, наверное, так бы и сказали все окружающие Майкла люди.

Мальчик чувствовал, что фея тесно связана со всем происходящим. Он знал по какой-то необъяснимой причине, что Миндель сможет ответить на все его вопросы. Если он уже дважды встречал фею в особняке Фордов, не значит ли это, что и сам дом как-то связан со всеми странными событиями последних дней?

Эти и многие другие вопросы Майкл обдумывал, сидя за столом и поглощая свой завтрак.

– Сегодня у меня выходной и я могу выполнить своё обещание, – сказала тётя, возвращая Майкла в реальность. – Ты готов отправиться со мной на прогулку?

Вместо ответа мальчик спросил.

– Ты не знаешь что-нибудь про особняк Фордов?

Элоиза нахмурила тонкие брови.

– Особняк Фордов? – переспросила она. – Это не там ли ты провёл целый день в пятницу?

Мальчик на мгновение замялся, лихорадочно придумывая достойное оправдание своему столь внезапному вопросу.

– Нам задали в школе проект, нужно написать про любое интересное место.

– И ты выбрал особняк Фордов? – с удивлением спросила Элоиза. – Но почему именно его?

– Он мне кажется очень интересным, – просто ответил мальчик, пожав плечами.

Тётя не сводила с племянника подозрительного взгляда.

– Просто об этом доме ходят жуткие легенды, – сказала она. – Ты уверен, что это тема подойдёт для детей?

– Брось, ты же знаешь, как все дети обожают страшилки, – заверил её Майкл. – Ну пожалуйста, расскажи.

– Я знаю не очень много об этом доме, – призналась Элоиза. – Форды внезапно исчезли за семнадцать лет до моего рождения в 1974 году и с тех пор их никто не видел. Помню, как мы в детстве с твоей мамой не раз лазали в этом дом.

– Вы лазали в запретный дом? – удивился Майкл. – Тогда почему ты мне запрещаешь туда ходить?

– Потому что этот дом очень странный, – ответила Элоиза, её голос внезапно посерьёзнел. – В этом доме исчезли не только члены семьи Форд.

– Я думал, что дом никто никогда не покупал и не жил в нём. Все эти годы он стоял заброшенным.

– Да, – согласилась Элоиза. – Но об этом доме всегда ходило много мистических историй. Только прошу, пообещай мне туда не ходить? – она строго посмотрела на мальчика. – Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Там жуткая атмосфера. Мы с твоей мамой там были, и я знаю, о чём говорю. Меня этот дом всегда жутко пугал.

Майкл ещё ни разу не видел свою тётю такой встревоженной. Он не понимал, как обычный дом мог повергнуть её в такой ужас. Да, дом, безусловно, странный, мрачный и там, похоже, живут феи, но ничего страшного и опасного Майкл в нём не видел.

– Я обещаю, – соврал мальчик, не моргнув глазом.

– В этом доме, – начала Элоиза, – исчезали многие люди. Я не знаю как, да и никто не знает, но пропавших видели последний раз именно возле особняка Фордов.

– Ух ты, – сказал Майкл. – Значит, дом и правда мистический?

Элоиза сразу же пожалела, что рассказала об этом своему одиннадцатилетнему племяннику.

– Ты обещал, что туда не пойдёшь! – строго сказала она.

– Так что случилось с теми людьми в доме? – спросил заинтригованный Майкл, не обращая внимание на суровый взгляд своей тёти. – Как они могли вот так просто взять и исчезнуть?

– Не знаю, – развела она руками. – Из моего класса пропало пять человек, и они так и не вернулись. Я тогда училась в начальной школе.

– Значит, исчезли дети? А взрослые исчезали?

– Насколько я помню, нет, – задумчиво покачала головой Элоиза.

Майкл задумался над словами тёти. Получается, что исчезла целая семья и пятеро детей, но как? Мальчик чувствовал, что его сны, феи и этот дом как-то между собой связаны, но он не мог понять как? Какую правду он должен найти, по словам родителей? Может быть, правду об особняке Фордов? Тогда он должен отправиться сегодня туда и постараться найти связующие нити, которые помогли бы выстроить логическую последовательность всего происходящего.

Со скоростью молнии мальчик доел завтрак и поспешил в свою спальню.

– Так мы сегодня пойдём гулять? – бросила ему в спину Элоиза.

– В другой раз, – отозвался мальчик, не оглядываясь.

С топотом по лестнице он поднялся на второй этаж и вошёл в свою комнату. Его распирало множество вопросов и желание узнать правду. Майкл принялся расхаживать по комнате, меряя её шагами. Нечто привело его в особняк Фордов, где он увидел впервые фею. Затем, отправившись туда на следующий день, он наткнулся на целых четырёх представителей фей, которые знали его имя и имя Миранды. А ещё Миндель сказала, что не время узнать, но узнать что? Не ту ли самую правду, о которой сказали ему родители во сне? В доме пропадали люди… возможно, дом – это переход между мирами? Он должен был отправиться в этот особняк снова и в этот раз узнать всё необходимое.

– Да! – твёрдо сказал себе Майкл. – Я отправлюсь прямо сейчас.

Он взял рюкзак, брошенный вчера в угол и, перекинув через плечо, вышел из своей спальни.

– Куда ты? – спросила Элоиза.

– В библиотеку, – соврал Майкл, придав своему лицу обычное выражение. – Хочу позаниматься. Совсем забыл про домашнее задание, а дома нужных книг у меня нет.

– Ладно, – подозрительно кивнула тётя. – Только не задерживайся там слишком долго.

Майкл чувствовал, как его вело нечто подсознательное, то, чего он не понимал, но чему всецело доверял. Возможно, это и есть интуиция?

Несколько крупных капель дождя упало на землю и его макушку. Мальчик посмотрел в небо: густые беспросветные тучи заволокли всё пространство. Создавалось ощущение, что кто-то взял и затянул всё небо чёрным как уголь покрывалом. Подул прохладный ветерок. Мальчик поднял воротник своего пиджака и пошёл вниз по улице.

Через пять минут дождь уже лил как из ведра. Майкл бегом преодолел последний квартал и уже знакомым путём скользнул в подвальное окно особняка Фордов.

– Брр, – поёжился мальчик, потирая плечи.

Смахнув влагу с волос, он присел на корточки возле своего рюкзака и достал из него фонарик.

В подвале со вчерашнего дня ничего не изменилось. Всё стояло на своих местах, пыльное и одинокое. Мальчик осмотрелся по сторонам внимательнее, но ничего необычного не обнаружил. Только напольное зеркало все так же привлекало к себе внимание. Майкл скользнул взглядом по окантовке зеркала, где тонкой змейкой струились золотистые письмена. В который раз мальчик задался вопросом, что они означают.

Он подошёл к зеркалу и словно зачарованный провёл по золотым буквам кончиками пальцев. Дрожь, не имевшая отношения к промокшей одежде, пробежала по его телу. Большим усилием воли мальчик оторвал взгляд от зеркала.

Он встряхнул головой, словно промокший пёс, освобождаясь от внезапного наваждения. Ему нужна была ясная голова для своей затеи.

Хорошо хоть в этот раз Миранды нет, – подумал мальчик и направился к лестнице, ведущей на первый этаж дома.

– Эгей, Миндель? –
Страница 11 из 16

позвал мальчик, направляя свет фонарика в разные стороны.

Ничего. Дом в этот раз казался по-настоящему опустевшим. Мальчик даже начал беспокоиться, вдруг феи покинули его? Может они решили, что дом больше небезопасен, вот и сменили место своего обитания.

– Миндель, ты здесь? Отзовись, мне нужно поговорить с тобой.

Мальчик прошёл в гостиную, затем в столовую, но кроме пыли и пустоты ничего не нашёл.

– Мне нужны ответы. Мои родители сказали, что я должен найти правду. Но в чём эта правда заключается? Что мне делать?

Снова ему ответила лишь тишина. Майкл подошёл к серванту. В нём стояла красивая расписная фарфоровая посуда, по виду старинная и очень дорогая. Мальчик удивился, как это её никто не своровал, ведь она, должно быть, стоит целое состояние. Ещё на полках стояли какие-то маленькие статуэтки размером не больше карточной колоды, похожие на ангелочков с крылышками и арфами в руках. Статуэтки были разукрашены и очень красивы. Хотя их миловидность мальчику показалось неприятной и слащаво-приторной.

– А этот довольно страшненький, правда? – раздался голос над левым плечом мальчика.

Майкл так резко повернулся назад, что едва не сшиб сервант.

– Ты! – негодующе выдохнул мальчик.

Перед ним стояла девочка в синих джинсах, кедах и розовой толстовке. Её зелёные глаза смотрели прямо на Майкла.

– Что ты здесь делаешь? – спросил он, придя понемногу в себя.

– Я увидела, как ты вышел из своего дома с этим рюкзаком и поняла, что ты снова собрался в этот ужасный дом, – самодовольно ответила Миранда. – Зачем ты здесь?

Мальчик просто не мог поверить, что есть люди, которые так нагло лезут в чужие дела.

– Это не твоё дело, – сказал он медленно, с расстановкой. – Прошу меня оставить одного. У меня есть важные дела, и ты мешаешь мне в их выполнении.

Он повернулся и зашагал к лестнице на второй этаж.

– Ты не можешь находиться в этом доме, – сказала Миранда, идя позади Майкла.

– Это ещё почему? – мальчик обернулся, с вызовом посмотрев на девочку. – У этого дома нет хозяев, а значит, он никому не принадлежит.

– А вот и неправда! – девочка скрестила руки на груди. – Этот дом находится во владениях некого мистера Морана. Если хочешь знать моё мнение, то это, скорее всего, какой-нибудь родственник Фордов.

– Откуда ты знаешь про мистера Морана? – мальчик удивился. Он раньше никогда не слышал, чтобы дом был продан.

– Так сказала моя мама. Она сказала, что дом купил мужчина по фамилии Моран, сразу после исчезновения Фордов.

– Даже если это правда, то здесь мистера Морана всё равно нет, – сказал Майкл и продолжил подниматься по лестнице.

На втором этаже оказалось пять комнат: четыре спальни и одна комната, напоминавшая кабинет. Последняя была заперта. Мальчик подёргал за ручку, но безуспешно. Он наклонился и посмотрел в замочную скважину.

– Кто здесь? – спросил он, заметив, как внутри мелькнула и исчезла чья-то тень.

Но мальчику никто не ответил.

Майкл ещё с минуту смотрел в отверстие, но все, что он видел – это часть окна и письменного стола. Он мог поклясться, что на какое-то мгновение увидел чью-то тёмную фигуру.

– Вот эта комната открыта, – сказала Миранда, которая успела обогнать Майкла и проверить ближайшую дверь.

– Ты же вроде не хотела подниматься, – заметил Майкл.

– Ты забыл одну важную вещь.

– Что ещё за вещь? – подозрительно поинтересовался мальчик.

– Я люблю всё странное и загадочное! – взметнув свои длинные волосы, она повернулась и вошла в спальню.

Майкл только пожал плечами и шагнул следом за девочкой.

Спальня оказалась просторная. Наверняка в ней очень светло, когда окна не забиты досками. Дети с любопытством осмотрелись по сторонам: старинная мебель, ковры, кованые светильники, бархатные шторы изумрудного оттенка, – всё это придавало комнате вид девятнадцатого века.

Мальчик прошёл дальше и увидел на комоде фотографии в рамках. В который раз он удивился тому, что дом остался каким-то образом нетронутым и не разграбленным. Может быть, воры тоже боятся призраков? – мелькнула безумная мысль.

На фотографиях были изображены мужчина, женщина и две девочки – близняшки, детям было примерно по семь лет. Майкл отметил, что вся семья выглядит очень счастливой. Должно быть, это та самая семья Фордов. Интересно, а догадывались ли они, что однажды исчезнут? Интересно, когда был сделан снимок? Майкл взял в руки фотографию и посмотрел на обратную сторону, на которой было написано выцветшими фиолетовыми чернилами «май 1973 год». Значит, фото сделано за год до их исчезновения, – подумал Майкл, вспомнив слова тёти о том, что Форды исчезли в 1974 году.

Майкл долго всматривался в это фото, словно видел в нём нечто бесценное и важное. Как будто это была утерянная часть его забытого прошлого.

– С тобой всё в порядке? – спросила Миранда, подошедшая сзади. – Ты знаешь этих людей?

– Н-нет, – заикаясь, ответил Майкл. – Наверное, это Форды.

Майкл поставил фото на место, но не мог отделаться от странного ощущения, наполнявшего его «сердце».

– Пойдём, посмотрим другую комнату, – предложила Миранда.

У самого выхода Майкл повернулся и бросил ещё один взгляд на фото, которое так манило и притягивало к себе. Мальчик качнул головой и моргнул. Ему на мгновение показалось, что фотография ожила, а мужчина на ней приветливо махнул ему рукой. Нет, не может быть! Показалось! И правда, в следующую секунду изображение стояло неподвижно и безжизненно.

– И чего только не привидится в этом доме, – буркнул Майкл и закрыл дверь спальни.

Следующая комната, в которую они вошли, оказалась детской. И не самой лучшей, – подумал Майкл, глядя на полку с жуткого вида куклами. Лица кукол оказались настолько уродливыми, что мальчик не мог поверить, что это детские игрушки. Большинство кукол были в чепчиках и платьицах. У кукол рот открывался так, что отвисала вся челюсть на манер щелкунчика, что прибавляло им ещё большего уродства.

– Не хотела бы я жить в этой детской, – с ужасом в голосе прошептала Миранда.

Помимо страшных кукол, здесь были и непонятные рисунки, украшавшие стены. Майкл прошёл по комнате, осматривая детали, но ничего приметного не нашёл. Разве что некоторые рисунки напоминали какие-то магические символы, похожие на глифы.

Майкл присел у одного такого рисунка и провёл по нему рукой. Чёрная краска осталась на его пальцах, как будто рисунок ещё не успел высохнуть. Он показал ладонь Миранде.

– Наверное, просто краска такая, – сказала девочка, но по её лицу было видно, что она напугана.

– Не знаю, – медленно проговорил Майкл. – Это очень странный дом.

– Может, мы лучше пойдём по домам? – предложила Миранда без особой убеждённости в голосе.

– Нет, – покачал головой Майкл. – Мы должны найти ответы.

– Какие ответы ты хочешь найти в старом заброшенном доме? – девочка закатила глаза и с приливом воодушевления добавила. – Кроме пыли, странных предметов и каких-то светящихся существ, здесь ничего нет.

– Ты же видела фей, – мальчик встал и подошёл к Миранде. – Мне снятся необычные сны, в которых я вижу своих родителей и совершенно незнакомый мне мир. Я хочу понять, что происходит. Поэтому, я хочу найти фей, чтобы они ответили на мои вопросы.

Миранда сделала сочувственно-понимающее
Страница 12 из 16

лицо.

– Я понимаю, что ты чувствуешь, – неожиданно мягко сказала она. – Но этот дом, с ним что-то не так. У меня плохое предчувствие.

– Да, – согласился Майкл. – Но этот дом – единственное место, которое связывает меня с феями. Я не знаю, где их искать, но дважды нашёл их в этом доме. Может быть, мне повезёт и в третий раз.

Миранда, вздохнув, сказала:

– Пойдём, попробуем открыть ту запертую комнату. Мне кажется, что ответы находятся именно в ней.

Майкл кивнул, понимая, что, скорее всего, так оно и есть.

Они вместе вышли из детской и вернулись к первой двери. Мальчик вновь наклонился к замочной скважине и заглянул через неё в комнату. Ничего.

– Как мы её откроем? – спросила Миранда.

Как будто в ответ на её вопрос раздался лёгкий щелчок, словно некто повернул ключ и дверь открылась. Дети удивлённо переглянулись.

– Ну что, идём? – спросил Майкл.

– Да, – отважно кивнула Миранда.

Они вместе вошли в комнату. Здесь и правда оказался рабочий кабинет. Должно быть, мистер Форд занимался в нём своими делами. Большое окно, а рядом длинный письменный стол с красным бархатным покрытием. По боковым стенам расположились книжные шкафы с запылёнными от времени книгами. Рядом со шкафами по обе стороны стояли подобно стражам статуи размером не выше метра.

– А здесь красиво, – восхитилась Миранда.

Майкл прошёл дальше в кабинет, зашёл за рабочий стол и сел в чёрное кожаное кресло. Было удобно и мягко. Мальчик тут же почувствовал себя писателем или детективом вроде Шерлока Холмса. Он откатился на кресле к занавешенному окну и увидел, что под столом стоит небольшой сундучок.

– Миранда? – позвал он. – Я, кажется, что-то нашёл.

Девочка подбежала к нему, и они вместе достали сундучок.

– Что в нём, как думаешь? – с благоговением спросила она.

– Сейчас узнаем, – пообещал Майкл.

Дрожащими от волнения руками мальчик повернул ключ, что торчал из замочной скважины их находки. Раздался короткий щелчок, и лакированная крышка отворилась. Дети нависли над сундучком и заглянули внутрь.

Лицо Майкла разочарованно вытянулось.

– Пусто, – сказала Миранда. – Зачем тогда его было закрывать на ключ?

Майкл прищурил глаза и задумался. Он вспомнил, что когда они только поднялись на второй этаж, он видел в этой комнате чей-то силуэт. Может быть, этот человек и вытащил содержимое сундучка? Но тогда куда делся сам человек, если из комнаты никто не выходил?

– Не знаю, – медленно произнёс Майкл. – Ключ ведь был вставлен в замок, значит, кто-то мог вытащить то, что было внутри.

– Наверное, – согласилась Миранда. – Что будем делать?

Майкл и сам не знал, что делать дальше. Он надеялся найти хоть какие-то ответы, но, похоже, Миндель пряталась от него, не желая говорить. Мальчик закрыл сундук и хотел было вернуть его на место, как вдруг он весь покрылся сияющим светом.

– Что это? – Миранда с опаской отошла назад.

Майкл заворожённо смотрел на ярко-белое пятно, которое становилось все больше. Он не понимал, что происходит, но знал, что ему нечего бояться.

Свет исчез столь же стремительно, как появился. Перед ними стоял все тот же сундучок, но уже заполненный чем-то необычным.

Майкл во второй раз склонился над находкой.

– Здесь какие-то талисманы и камни, – сказал он с недоумением.

Миранда подошла ближе, но с осторожностью, словно опасалась, что кто-то может на неё выскочить из странного сундучка.

– Вот, посмотри, – Майкл достал кроваво-красный камень, похожий на рубин. – Должно быть, это стоит кучу денег.

– Как красиво! – восхитилась Миранда, увидев в сундучке ожерелье из опалов и изумрудов. На каждом камешке был выгравирован непонятный символ.

– Вас родители не учили, что нельзя брать чужие вещи, как собственно и проникать в чужие дома? – спросил надменный голосок.

Друзья подскочили от неожиданности, выронив предметы из рук.

– П-простите нас, – залепетала Миранда, обшаривая взглядом комнату, но никого не увидела.

– Эгей, где вы? – спросил Майкл, ощупывая рукой воздух вокруг себя.

Вместо ответа раздался смешок. Майкл закатил глаза, ему уже надоело слышать смех волшебных существ. Да, мальчик догадался, что это волшебное существо, ведь голос был, а тела не было видно. Кто ещё мог проделать подобное? И дом этот явно был не так прост, как казался на первый взгляд.

В следующее мгновение раздался громкий хлопок и прямо из воздуха появился маленький человечек не больше тридцати сантиметров роста в зелёном цилиндре и такого же цвета костюмчике. Человечек был бородат, но не выглядел старым. В руках он держал трость, которая больше напоминала магический посох друидов, и покуривал трубку. Майкл видел такое на картинках, что рисовали в книгах жанра фентэзи. Ещё у человечка были черные лакированные туфли с каблуками и золотыми пряжками.

– Кто вы? – выдохнул Майкл, не отрывая взгляда от внезапного гостя.

– Я бы вам задал тот же вопрос, юноша, – человечек ткнул в его сторону трубкой. – Вы вторглись в частные владения, трогали мои вещи и взломали мой кабинет.

– Мы его не взламывали! – принялись оправдываться дети. – Он сам открылся.

– Так же, как и содержимое сундучка? – спросил человечек, сделав хорошую затяжку и выпустив пару колец.

– Да, – кивнул Майкл. – Но всё же кто вы?

– Меня зовут Фиц Моран, – представился человечек и поклонился.

– Вы владелец этого дома? – удивилась Миранда.

– Глупая вы девочка, – он посмотрел на неё и добавил: – Я же сказал несколько минут назад, что вы вторглись в чужие владения.

– Я думала, что вы будете выше, – Миранда смутилась и поспешила добавить: – Просто я думала, что вы человек.

– Думала, что вы человек, – передразнил её человечек. – Так вот, мисс, я, к вашему сведению, лепрекон. Я представитель древней расы. Вы могли бы проявить ко мне больше уважения.

– О! – дружно вырвалось у детей.

– Скажите, мистер Моран, а вы знаете фею Миндель? – спросил с надеждой мальчик.

– Бог мой, так ты тот самый юнец? – теперь лепрекон смотрел на мальчика с куда большим интересом, нежели раньше.

– Тот самый? – тупо повторил Майкл. – О чём вы?

– Так ты ничего не знаешь? – лепрекон приподнял брови в удивлении. – Ты сумел открыть запертую волшебством комнату, рассеял скрывающее мои вещи заклинание и путешествуешь во снах.

– Что я сделал? – переспросил Майкл, осознавая, что окончательно перестал понимать, что происходит.

– Меня окружают глупые дети? – лепрекон покачал головой и с недовольством выпустил дым изо рта.

– Мы не глупые! – возразила Миранда.

– Глупые. Потому что ничего не понимаете, – голос лепрекона вновь вернулся к надменности.

– Потому что вы ничего нам не объясняете, – сказал Майкл. – Так кто же я?

– Вы юноша избранный, – лепрекон исчез и в туже секунду появился у дальнего книжного шкафа. – У вас, между прочим, великая судьба. Я возлагаю большие надежды на то, что вы оправдаете всё, что о вас написано в пророчествах.

– А я? – тут же поинтересовалась Миранда, желая услышать нечто подобное в свой адрес.

Лепрекон оценивающе осмотрел девочку.

– В вас определённо есть искра, – заключил он.

– Искра чего? – спросила Миранда.

Лепрекон вновь исчез и появился на столе. Он сел на край, свесив коротенькие ножки.

– Вы меня вводите в бесконечное
Страница 13 из 16

разочарование, – сказал он.

– Но мы же ничего не знаем! Нам нужны ответы! – не выдержал Майкл. – Мои родители сказали мне во сне, чтобы я искал правду.

– Не во сне, а наяву, – поправил его лепрекон.

– То есть как? – спросил мальчик.

– Ах, мой юный друг, до вас всё ещё не дошло? Вы не сны видите, а путешествуете в другие миры. Здесь, в этом мире людей, живёт магическое население, но оно невидимо простому человеку. Если вы меня видите, значит, вы обладаете магическим зарядом.

– То есть вы хотите сказать, что мы маги? – от удивления брови мальчика подскочили вверх, слившись с чёлкой.

– Наконец-то вы хоть что-то поняли, – лепрекон болтал ножками и улыбался.

– А что значит «мир людей населён магическими существами»? – поинтересовалась Миранда.

Лепрекон сделал очередную затяжку из своей трубки и выпустил струю дыма зеленоватого цвета. Дым тут же принял очертания крылатой лошади. Точно такую же лошадь Майкл видел в своём последнем сне, когда вернулся домой после встречи с феями.

– Это значит то, что в мире полно магии, а люди этого попросту не замечают. Если простому человеку сунуть волшебство под самый нос, то он просто скажет, что это галлюцинации, – лепрекон многозначительно покачал головой. – Понимаете, о чём я?

– Вы хотите сказать, что мир населён волшебниками и волшебными существами? И всё это можно встретить в обычном городе? – Майкл не мог поверить собственным ушам.

– Мой юный друг, а кто, по вашему мнению, сейчас с вами разговаривает? Я же лепрекон, а вчера вы видели целую стаю фей. Неужели после этого вы всё ещё сомневаетесь в существовании магии? Да вам прямая дорога в простаки.

Майкл задумался. Он внезапно осознал, как упрямо и наивно звучат его слова. Действительно, он же видел фей, а сейчас перед ним сидел лепрекон, его можно потрогать и убедиться, что это не галлюцинация.

– Но как вам удаётся жить незаметно среди людей? – спросила Миранда.

– Мы далеко не все живём среди людей, – покачал головой Моран. – Есть несколько магических мест, как например вот этот дом, но наше основное магическое население живёт в другом месте. В этом место можно попасть только через порталы.

– А что это за место? – жадно спросил Майкл, которому было всё интересно.

– Волшебный мир, конечно же, – рассмеялся лепрекон. – У людей есть этот мир, а у нас, магических существ, свой мир. Там мы можем жить, не скрывая себя и свои способности. Очень удобно, знаете ли, когда можно быть самим собой. Конечно, в нашем мире есть свои законы и правила, как в любом другом мире.

– Если мы вас видим, – сказал Майкл. – Значит, мы часть вашего мира?

– Хороший вопрос, – отозвался лепрекон, встав на стол. – Вы оба обладаете магией. Значит, ваше место должно быть в нашем мире.

– Но как мы можем обладать магией, если наши родные ею не владеют? Извините, мистер Моран, – добавила Миранда, чтобы не выглядеть глупой спорщицей.

– Такое может передаваться не всем. Иногда рождаются избранные люди, а в некоторых семьях даже целые поколения.

Фиц Моран расхаживал по столу, и было видно, что разговор приносил ему немалое удовольствие. Создавалось впечатление, что лепрекон давно ни с кем не говорил.

– Значит, пропавшие дети могли обладать магией, – медленно проговорил Майкл, обращаясь скорее к самому себе в ходе размышлений, чем к лепрекону.

– Пропавшие дети? – вновь оживился Моран.

– Да, они пропали много лет назад в этом доме, – сказал Майкл.

– Знаю-знаю, – лепрекон хлопнул в ладоши. – Они живут теперь в нашем мире.

– А мои родители? – Майкл вдруг вспомнил слова лепрекона в начале разговора, что он видит не просто сны, а путешествует. Значит ли это, что родители живы, но находятся в этом волшебном мире, о котором рассказал лепрекон?

– Мм, – протянул лепрекон. – Возможно, они и там, мальчик.

– Расскажи мне о них, прошу! – Майкл сделал шаг ближе к столу.

В этот момент произошло сразу несколько событий: распахнулось окно, лепрекон, крякнув, свалился со стола, Миранда охнула, прикрыв рот, а по комнате закружился жёлтый огонёк.

– Миндель! – завопил Майкл.

Фея носилась по всему кабинету туда-сюда, словно хотела обогнать собственное свечение.

– Ах ты, фея, – проворчал Моран, выползая из-под стола. – Ты что делаешь?

Фея зависла над лепреконом.

– Ты не вправе был рассказывать этому мальчику обо всём, – грозно сказала она.

В голосе феи больше не слышалось весёлых ноток и смеха, как это было при их прошлых встречах.

– Мальчик вправе сам за себя решать, – отозвался Моран, ткнув в фею своей трубкой. – Он уже давно должен был стать частью нашего мира, частью своего мира по праву рождения!

Майкл ничего не понимал и огорошено смотрел то на фею, то на лепрекона. О чём они говорят? По праву рождения? О чём таком он не должен был узнать?

– Объясните мне! – потребовал Майкл.

– Возвращайся домой! – скомандовала фея. – А ты, – она ткнула своим маленьким пальчиком в лепрекона.

– Прекрати повсюду распускать свой болтливый язык.

– Я не пойду домой! – возразил Майкл, обозлившись на фею. – Только не сейчас, когда я так близок к ответам!

– Я тоже не пойду, – сказала Миранда и встала поближе к Майклу.

Фея покачала головой. Майкл только успел увидеть, как щёлкнули её пальчики, посыпалась золотистая пыль, и он уже стоял в своей спальне. Миранды рядом не было. Наверное, она тоже оказалась в своей комнате?

Майкл завертелся в поисках феи или лепрекона, но никого из них не нашёл. Он просто не мог поверить, что, так близко подобравшись к ответам, он лишился всего.

– Нет! – протянул Майкл и сильно пнул лежащую рядом игрушку. Игрушка отлетела, ударившись о стену, и сломалась.

– Что там за шум? – спросила тётя Элоиза. – Майкл? Ты уже вернулся? Но когда? Я не заметила и не слышала стука входных дверей.

– Да, я вернулся – неохотно ответил мальчик. – Наверное, ты была занята чем-то.

Он сел на край постели и задумался. Миндель точно что-то знает, но что? Лепрекон в чём-то проговорился, но в чём? О волшебном мире в целом или только о родителях и исчезнувших детях? Почему Миндель не хочет, чтобы он, Майкл, знал правду? Эти вопросы один за другим давили тяжестью нескольких тонн.

Через полчаса ему позвонила Миранда и сообщила, что точно так же оказалась в своей спальне. Значит, они оба были отосланы феей. Весь остаток дня Майкл прослонялся в размышлениях. Элоиза безуспешно пыталась выяснить, что с ним происходит, но мальчик просто её не слышал.

В конце дня он лёг спать, забравшись под одеяло и, долго смотрел на звёздное небо, прежде чем погрузиться в сон.

Глава VI. Вперёд! Навстречу волшебным приключениям!

Будильник прозвенел ровно в 7:00 утра. Майкл нехотя открыл глаза и нажал кнопку отключения. Зевнув, он вновь откинулся на подушку. Понедельник, – подумал мальчик. Значит, вновь предстояла учёба, встреча с ненавистным Кевином и его бандой.

В двери постучали несколько раз.

– Я уже проснулся, – отозвался Майкл.

– Не лежи долго, опаздывать нельзя. А то получишь второе предупреждение, – напомнила Элоиза.

Всем опаздывающим ученикам вручали стикеры с пометкой об опоздании. Если таких стикеров накапливалось более трёх, то ученик получал наказание. Обычно это дополнительная отсидка в школе, а иногда общественные
Страница 14 из 16

работы.

Майкл потянулся и, откинув одеяло, сел на кровати. В углу комнаты он увидел свой рюкзак. Ещё вчера его здесь не было, он остался в особняке Фордов. Значит, фея была здесь, пока он спал? А может, это лепрекон принёс рюкзак? Мальчик слез с постели и исследовал содержимое собственного рюкзака, но ничего нового в нем не обнаружил.

– А я надеялся, что они хоть что-нибудь оставят мне, чтобы объяснить вчерашнее поведение, – проворчал Майкл, закрывая сумку.

Разочарованный, со множеством мыслей в голове он спустился на первый этаж в столовую, где его ждали стакан апельсинового сока и овсяная каша.

– Можно, я просто выпью сок и съем гренку? – спросил он, с неприязнью глядя на кашу.

– Тебе не нравится овсянка? – спросила Элоиза, вываливая гренки на тарелку.

– Я вообще не люблю каши.

– Ну хорошо. Только смотри не голодай в школе, – сказала она и положила на стол несколько фунтов на школьный обед.

– Не буду, – пообещал Майкл, отпивая сок.

– Предлагаю сегодня после школы забрать тебя и погулять вместе в парке. Что скажешь? – весело предложила Элоиза.

– Не знаю, – отозвался мальчик. – Я хотел побыть в библиотеке.

На самом же деле Майкл собирался после школы вновь отправиться в особняк Фордов. На этот раз он был решительно настроен получить ответы. Он заставит всё рассказать Миндель или хотя бы лепрекона Фиц Морана, ведь тот тоже знает правду. Должен знать. Его вчерашние слова явно давали понять, что он что-то знает, но Миндель не хотела, чтобы лепрекон рассказывал об этом ему, то есть Майклу.

– Так усердно занимаясь, ты наверняка станешь лучшим учеником школы, – предположила Элоиза.

Дорога до школы заняла около десяти минут, но Майклу показалось, что прошло как минимум раза в два меньше. Ему не хотелось посещать школу и, будь его воля, он вообще бы перестал учиться. Жаль, что нельзя бросить школу и заниматься тем, что тебе действительно нравится. Школа слишком сильно ограничивает знания и убивает интерес к жизни, знаниям и открытиям.

– Я заеду за тобой, как обычно, в три часа. Мы вместе сходим в библиотеку. Мне тоже кое-что там нужно посмотреть, – Элоиза чмокнула племянника в щеку. – Удачи тебе, малыш.

– Хорошо, – буркнул Майкл, думая теперь, как ему попасть в особняк Фордов.

Неужели тётушка обо всём догадалась? Поэтому и собирается пойти с ним в библиотеку, чтобы проследить за тем, что он её не обманывает? Может, прогулять школу? А что, идея хорошая. Когда время подойдёт к трём часам, то Элоизу можно встретить у школы и сделать вид, что добросовестно просидел все уроки.

Не успел он обдумать весь план своих действий, как к нему присоединилась девочка в такой же темно-синей школьной форме, как и Майкл.

– А этот трюк с перемещением получился очень даже впечатляющим, – сказала она.

– Ничего впечатляющего, – хмуро отмахнулся Майкл, шагая вперёд. – Видела, как Миндель строго обошлась с нами и обвинила лепрекона в том, что он рассказал больше, чем следовало? Я хочу знать эту правду! – Майкл резко остановился.

– Я понимаю, – сказала Миранда. – Но что мы можем сделать? Если Миндель не захочет ничего рассказывать, то нам её уж точно не заставить.

– Как-нибудь заставим, – нахмурился Майкл. – К тому же есть ещё лепрекон.

– Но ты же слышал фею, она против того, чтобы ты знал правду. Вряд ли лепрекон осмелится после вчерашнего происшествия что-то ещё рассказать.

– Я имею право знать, – Майкл помрачнел. – Это ведь касается моих родителей. Я должен знать, что они живы, что мои сны не плод моего воображения. Моран сказал, что мои сны – это путешествия в другие миры. Если он прав, то папа и мама – живы!

Миранда сочувственно улыбнулась ему и сказала.

– Тогда я пойду с тобой.

– Спасибо, – от души поблагодарил Майкл.

На уроке английского Миранда села рядом с Майклом. Мистер Гилберт ещё не пришёл в класс, поэтому ученики шумели и переговаривались. Майкл сосредоточенно смотрел в одну точку, распластавшись на парте.

– И когда ты думаешь пойти в особняк Фордов? – спросила девочка, словно их разговор не прерывался.

– Сразу после школы, – ответил Майкл без всяких эмоций. – Вот только я пока не знаю, как мне отделаться от тёти.

– А что она?

– Я сказал, что хочу позаниматься в библиотеке, а она сказала, что ей тоже кое-что там нужно посмотреть. Если тётя поедет со мной, то я не смогу пойти в особняк.

– Мы скажем твоей тёте, что будем заниматься у меня дома, – предложила Миранда. – А сами отправимся на поиски ответов. Моих родителей не будет дома до самого вечера.

Майкл посмотрел на Миранду и не мог поверить, что вот эта девочка помогает ему в его поисках. Ведь ещё четыре дня назад они друг с другом почти не разговаривали, а Майкл даже считал её выскочкой и самодовольной всезнайкой. Но, признаться, Майклу очень повезло, что Миранда стала его другом. Ему сейчас как никогда раньше требовалась поддержка и помощь. Он благодарно улыбнулся девочке, и та поняла, что он согласен с её планом.

Прошло больше половины учебного дня и Майклу пока везло, он ещё ни разу не встретил Кевина, даже издалека. Это одновременно радовало мальчика, но и наводило на мысль о странности. Обычно Кевин шатался со своими дружками по школьным коридорам и приставал к детям младших классов. Но сегодня никого из них не было в коридорах. Может, прогуливают школу? Или заболели все разом? Да, это было бы верхом справедливости, заболей они все трое тяжёлой болезнью, с волдырями и сыпью. А что? Такие негодяи заслуживают подобного, – думал Майкл, шагая по коридору в класс математики.

По прошествии двух часов Майкл вместе с Мирандой направлялись к автомобилю тёти Элоизы, которая, как и обещала, стояла у школьного входа ровно в три часа.

– О, вы сегодня вдвоём, – удивлённо сказала Элоиза.

– Оба собираетесь в библиотеку?

– Нет, – отозвался Майкл, занимая сидение спереди.

– Я хотел бы позаниматься у Миранды.

Тётя повернулась назад, где уже расположилась Миранда, и посмотрела на девочку оценивающе.

– Вы работаете над каким-то проектом?

– Да, – кивнула Миранда. – Нам задали парное задание, в котором нужно провести некоторые анализы. Поэтому нам нужно работать вместе, чтобы каждый знал, что делать.

– Хорошо, – сказала Элоиза, слегка растерявшись от неожиданной новости. – Я думала, мы поедем в библиотеку.

– Нет, нам уже туда не нужно, – покачал головой Майкл. – Ты нас высади у дома Миранды, а сама можешь поехать в библиотеку. Ты ведь там хотела что-то посмотреть?

– Мне тоже уже туда не нужно, я всё спросила у подруги.

Майкл подозрительно покосился на тётю. Неужто она и правда догадалась, что он ходит в заброшенный особняк Фордов? Не по этой ли причине Элоиза так настаивала на совместном походе в библиотеку? Вполне возможно, – думал Майкл. Хорошо, что Миранда придумала этот замечательный план по совместным занятиям, а то бы было не отделаться от тётушки.

Элоиза остановилась возле дома Миранды на Цветочной улице. Дом был двухэтажным и очень красивым. Сразу было видно, что живущая здесь семья не бедствует. Как, впрочем, и все остальные, ведь это был респектабельный и дорогой район.

– Спасибо, мисс Элоиза, – поблагодарила Миранда, выходя из автомобиля.

– Долго не задерживайся, – обеспокоенно сказала тётя
Страница 15 из 16

Майклу.

– Тут всего два квартала, и мы живём на одной улице, – улыбнувшись, отозвался Майкл и, помахав рукой, отошёл к Миранде. – Не переживай за меня.

Дети дождались, когда Элоиза отъедет от дома и поспешили в противоположную сторону.

– Ой, только бы твоя тётя не позвонила моей маме, – ужаснулась Миранда. Её явно волновала мысль о том, что она кого-то обманывает.

– Не переживай, – отозвался мальчик. – Всё пройдёт как по маслу.

Вдвоём преодолели ещё три квартала и завернули за угол. Особняк Фордов всё так же стоял на своём месте, нетронутый и внезапно не исчезнувший. Майкл с облегчением вздохнул. Он боялся, что после вторжения феи и её гнева дом мог куда-то волшебным образом исчезнуть. Майкл вообще сейчас не был в чём-то уверен, но мог поклясться, что с помощью магии можно провернуть подобные вещи.

Пёс за решёткой вновь приветливо залаял, но лай его теперь отличался некой добротой. Уже привычным путём двое детей проскользнули в подвальное окно, а после поднялись по лестнице на первый этаж.

Дом как будто бы пустовал, но Майкл знал, что это не так. Он чувствовал, что десятки пар глаз сейчас наблюдают за ним из тени.

– Достань фонарик из моего рюкзака, – шепнул Майкл Миранде.

Девочка кивнула и, пошарив несколько секунд рукой в рюкзаке Майкла, вытащила вещицу.

– Ты думаешь, они ещё здесь? – спросила она также шёпотом.

– Я уверен в этом, – ответил Майкл, включив фонарик.

Они опасливо двинулись вглубь дома. Майкл действовал осторожно по той причине, что не хотел, чтобы Миндель узнала о его присутствии. Он хотел в первую очередь поговорить с Моран и выяснить, что тому известно о его родителях.

– Мне кажется, что здесь стало намного страшнее, – прошептала Миранда. – Не то чтобы я боялась, но что-то в этом доме изменилось и не в лучшую сторону.

– Тише! – шикнул Майкл.

На всякий случай они осмотрелись в холле и гостиной, но, никого не найдя, двинулись по лестнице на второй этаж. Ступеньки под их подошвами скрипели, как не смазанная телега. Несмотря на заколоченные окна, шторы трепетали, как при лёгком порыве ветра. Поднявшись на лестничную площадку, дети посмотрели вверх. Второй этаж словно поглотила густая тьма.

– Почему так темно? – прошептала Миранда на ухо Майклу.

– Не знаю, – медленно, с беспокойством отозвался тот. – В прошлый раз такого не было.

Мальчик посветил фонариком, но луч утонул в темноте.

– Странно, – проговорил он.

Луч света упирался в темноту, словно та была плотной и не позволяла пройти дальше, чем необходимо. Он вдруг вспомнил свой сон, что приснился ему в ночь смерти родителей. Там на дороге их автомобиль поглотила точно такая же темнота, как и здесь, на лестничной площадке. А темнота из его последнего сна, которая накрыла весь мир, в котором жили его родители? Может быть, это всё одна и та же тьма?

– Может, лучше уйдём отсюда? – неуверенно предложила Миранда, переступая с ноги на ногу. – У меня плохое предчувствие насчёт этого.

– Ты можешь возвращаться домой, – сказал Майкл, повернувшись к своей спутнице. – А я должен идти дальше. Это моя судьба.

Он набрал в грудь побольше воздуха, как пловец перед прыжком в воду, и шагнул в темноту. Майкла тут же обдало прохладой, словно здесь гулял по-зимнему холодный ветер. Несколько секунд мальчик пробирался на ощупь через темноту, но вскоре предметы и обстановка начали неясно вырисовываться, как это бывает, когда глаза привыкают к темноте. Позади шла Миранда, Майкл её не видел, но ощущал.

– Майкл, – прошептал чей-то голос.

– Ты это слышала? – спросил он Миранду.

– Д-да, – дрожащим голосом отозвалась та. – Мне это не нравится.

Они сделали ещё несколько шагов вперёд и остановились. По ощущению Майкла слева должна быть дверь, ведущая в кабинет Морана.

– Майкл, – раздался вновь пугающий голос, но уже совсем рядом.

Позади пискнула Миранда, а у самого Майкла волосы дыбом поднялись на затылке, когда нечто едва уловимое пронеслось возле них.

– Идём, – сказал он твёрдо.

Мальчик на ощупь нашёл дверь и повернул ручку. Тьма тут же рассеялась. Второй этаж полностью прояснился настолько, насколько это было возможным при заколоченных окнах. Дети удивлённо переглянулись.

Они вошли в кабинет, который, как и весь дом, сохранил свою неприкосновенность. Если не считать этой странной темноты, что только что рассеялась, то ничего необычного не наблюдалось. Всё стояло на своих местах.

– Эгей, мистер Моран? – позвал Майкл.

В ответ тишина.

– Здесь есть кто-нибудь? – снова спросил мальчик минутой позже.

Ничего. Ни лепрекона, ни феи, ни даже того странного внетелесного голоса, что звучал минуту назад в коридоре второго этажа.

Теперь, когда тьма исчезла, в доме ощущалась безопасность, особенно здесь, в кабинете лепрекона. Стало намного теплее и уютнее.

– Думаю, нам стоит подождать, – предложил Майкл.

Миранда без особого энтузиазма кивнула. Ей не слишком хотелось оставаться в этом жутком доме, особенно после минувших событий, но девочка посчитала, что Майклу она нужнее. Они расположились в кабинете и стали ждать. Майкл был готов просидеть здесь хоть до самой ночи и, неважно, что потом пришлось бы искать оправдания для тёти Элоизы. Он подсознательно чувствовал, что находится на верном пути.

Майкл сел в чёрное кожаное кресло за столом, а Миранда расположилась возле книжного шкафа, с любопытством рассматривая книги. Ей нравилось читать, и она обожала книги всех мастей и жанров.

Сундучка лепрекона в этот раз не было под столом. Может он перепрятал его, раз Майкл смог снять скрывающие заклинания? А может быть, лепрекон вовсе съехал из этого дома? – раздался в голове непрошеный голосок. Да нет, не может быть, – Майкл качнул головой, отгоняя навязчивые мысли. Этот дом является неотъемлемой частью мира магии, а значит, волшебные существа не могут его просто взять и оставить.

Прошёл час. Другой. Но пока никто из ожидаемых существ не появился. Майкл впал в отчаяние. Он надеялся, что за это время уже кто-нибудь появится, как это было в прошлые разы, но ничего не происходило.

Миранда читала книгу по астральным путешествиям, которую сняла с книжной полки ближайшего шкафа. Мальчик вздохнул и нырнул в свой рюкзак, выискивая в нём какую-то вещь. Через минуту он вытащил свёрнутую в несколько раз газету и, развернув её на последней странице, углубился в чтение: Некролог, посвящённый смерти супругов Уотерс – гласил заголовок статьи. Майкл уже читал этот некролог, когда тот вышел на следующий день после гибели родителей. Мальчик каждый раз его перечитывал, словно эта статья могла вернуть ему родителей или хоть как-то приблизить его к ним.

Ужасная трагедия обрушилась на нас в понедельник вечером, когда пришло известие о смерти Джеймса и Виктории Уотерс. По некоторым данным, супруги возвращались домой после деловой поездки. «Всё случилось так быстро, грузовик буквально разнёс машину на куски. Я чуть было сам не попал в аварию, фуру занесло, и она прошла в нескольких дюймах от моего автомобиля», – сообщил корреспондентам потрясённый очевидец трагического происшествия.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию
Страница 16 из 16

(http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=22966689&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.