Режим чтения
Скачать книгу

Расы. Народы. Интеллект читать онлайн - Ричард Линн

Расы. Народы. Интеллект

Ричард Линн

Автор книги Ричард Линн – профессор психологии Ольстерского университета в Дублине. Он – один из старейших и авторитетнейших представителей классической Британской школы психологии. С 1991 г. основным направлением работ Р. Линна является сравнительное изучение интеллекта народов разных рас. Настоящая книга является результатом примерно 25-летнего труда автора.

Ричард Линн

Расы. Народы. Интеллект

© В.Б. Авдеев

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

Обращение Ричарда Линна к русским читателям

Посвящается Джойс

Sei il mio amor у tutta la mia vita

(Ты моя любовь и вся моя жизнь)

    Мими – Дж. Пуччини, «Богема», акт V

Дорогой русский читатель! Я рад, что моя книга издана в России и родственные нам русские люди смогут познакомиться с изложенными в ней взглядами на расовые различия в интеллекте. Я обобщил результаты нескольких сотен исследований, показывающих, что мы, европейцы, наряду с народами Восточной Азии (китайцами, японцами и корейцами), обладаем самым высоким интеллектом. Это можно считать очевидным. Почти все открытия в науке и технике сделали за последние две с половиной тысячи лет наши народы, народы Европы и Восточной Азии, они же создали почти все великие произведения изобразительного искусства, музыки и литературы. Во второй части книги я предлагаю этому объяснение. Я полагаю, что нашим предкам пришлось жить в суровых условиях во время последнего ледникового периода, когда лишь обладавшие высоким интеллектом могли выжить. Теперь, однако, будущее наших народов в опасности. Количество рождающихся у нас детей недостаточно, чтобы сохранялась численность наших популяций. Как мы решим эту проблему? Сможем мы выжить? Или же наше место займут народы с более низким интеллектом? Предоставляю читателю судить об этих важных вопросах.

Ричард Линн

Университет Ольстера

Эволюция, раса и интеллект

Простота хуже воровства

    (русская народная пословица)

Фактор интеллекта в жизни тех или иных народов и рас многократно освещался в преданиях и пословицах на протяжении всей истории. Примеров тому несметное множество. И речь вовсе не идет о том, что одни «лучше» или «хуже», чем другие. Сама специфика умственной деятельности с точки зрения стиля, а также динамики различных психических актов отмечена во множестве письменных памятников с древнейших времен. В священных текстах мировых религий мы без труда обнаруживаем ту же взаимосвязь, а эпоха Великих географических открытий стараниями первооткрывателей и миссионеров лишь подтвердила правило, гласящее, что во всех частях света отношение к базовым этическим ценностям глубоко различно. Желания и интересы людей всюду кардинально различаются. Одни народы и расы с поразительным упорством на протяжении веков являют нам чудеса практической смекалки и выживаемости, считая это высшим благом, другие, напротив, с нескрываемым презрением относятся к такой стратегии поведения, предпочитая создавать гигантские теоретические построения. Именно это многообразие проявлений высшей психической деятельности и дает нам великолепную палитру величия рода человеческого.

Неудивительно поэтому, что мудрецы всегда пытались соизмерить и объяснить наличие умственных способностей как у отдельных индивидуумов, так и у целых племен. Уже в первых летописных источниках мы можем обнаружить попытки приведения в систему групповых физических и психических признаков отличий людей. Управление первыми крупными империями и поликультурными образованиями потребовало от администраторов перехода с образного мышления поэтов к сухой государственной статистике, так как каждый владыка желал знать, чего он вправе ожидать от нового неведомого народа, волею богов попавшего под длань его управления. Дошедшие до нас законодательные акты Древнего Египта и Вавилона свидетельствуют об этой естественно-исторической закономерности. На заре развития человечества поначалу использовались различные косвенные показатели для определения умственных, а равно и моральных предпочтений народа: от количества выставляемых воинов, детей в семьях, величины городов и справедливости законов до запасов зерна и тяготения к тем или иным ремеслам. По мере развития цивилизации система критериев оценки усложнялась, но незыблемой оставалась одна и та же потребность, а именно: помимо эмоциональных качественных характеристик определить некие абсолютные параметры умственных способностей. Древнейшая как мир система экзаменования молодых людей при приеме на работу или в учебные заведения служила именно этим целям. Воинские звания, награды, научные степени и общественные привилегии также во все времена предназначались для активизации в гражданах умственных способностей, в том числе и интеллекта.

В связи с универсализацией бытия и принципов организации общежития в Новое время возникла потребность в унификации критериев оценки умственных способностей различных ветвей человеческого рода. Глобальные контакты автоматически потребовали от каждой расы понимания своего места в общем мироустройстве, и измерение интеллекта явилось закономерным шагом на пути к общей цивилизационной гармонии.

Карл Линней

Выдающийся классик естествознания Карл Линней (1707–1778) основал первую научную расовую классификацию как раз на триединстве проявлений физических, психических и моральных качеств, чем и подготовил основы возникновения классической эволюционной теории. Ибо совершенно очевидно, что в процессе поступательного развития претерпевает изменения не только физическая оболочка человека, но также ее ментальное и нравственное наполнение, которое вырабатывается как совокупность приспособительных реакций. Но абстрактный человек – это фикция, одно из величайших гуманитарных заблуждений Нового времени. Каждый человек от природы является носителем наследственных расовых признаков, которые неотъемлемо проявляются в каждом виде его деятельности, в том числе и интеллектуальной. Расовые признаки – это печать, которая легко узнаваема на каждом историческом деянии.

В этом плане книга британского профессора Ричарда Линна, впервые предлагаемая русскому читателю с любезного разрешения автора, является своего рода венцом магистральной линии классической эволюционной теории, в которой английская школа традиционно задавала тон.

Сегодня, когда как в средствах массовой информации, так и в научных кругах стало своего рода признаком хорошего тона критиковать Чарльза Дарвина и вскрывать якобы несостоятельность его теории, нужно четко ответить ангажированным критикам, что он нигде и никогда не писал, будто человек в прямом смысле этого слова произошел от обезьяны. Кроме того, в своей автобиографии мэтр многократно подчеркивал, что не сказал ничего нового, а лишь систематизировал многочисленные концепции естествознания, существовавшие до него.

Чарльз Дарвин

Полное название книги современного автора «Расовые различия в интеллекте. Эволюционный анализ» четко показывает, в каком контексте мы должны воспринимать
Страница 2 из 19

результаты его многолетнего труда.

Ричард Линн – профессор психологии Ольстерского университета в Дублине. Он является одним из старейших (родился в 1930) и авторитетнейших представителей классической Британской школы психологии. Большая часть его работ посвящена изучению интеллекта. Среди основных открытий, сделанных Р. Линном, следует отметить установление факта, что коэффициент интеллекта (IQ) коренных жителей Восточной Азии в среднем на 5 баллов выше, чем у европейцев, вне зависимости от места проживания испытуемых. Автором также впервые было показано, первоначально на японской популяции, что во второй половине XX столетия наблюдалось неуклонное повышение результатов психометрических оценок IQ. Впоследствии была показана универсальность этого явления, получившего название «эффект Флинна» по фамилии исследователя, углубленно занимавшегося его изучением. Причиной считается улучшение условий жизни в экономически развитых странах в XX в. Ричардом Линном было показано, что интеллект взрослых мужчин в среднем на 4–5 баллов выше, чем у женщин, что он объясняет относительно меньшим размером их мозга. Этот факт первоначально вызвал весьма бурную реакцию в научных и общественных кругах.

Среди крупных работ Р. Линна необходимо назвать монографии «Дисгеника» (Dysgenics; Westport, CT: Praeger, 1996) и «Евгеника» (Eugenics; Westport, CT: Praeger, 2001), в которых он приводит данные о наметившемся ухудшении физического и психического здоровья и интеллектуальных способностей современной человеческой популяции и оценивает возможные методы борьбы с этой угрозой. В книге «IQ и благосостояние наций» (в соавторстве с финским ученым Тату Ванханеном (Tatu Vanhanen) – IQ and the Wealth of Nations; Westport, CT: Praeger, 2002) Р. Линн рассматривает проблему зависимости благосостояния и экономического роста наций от «национального» IQ. По результатам анализа данных для 185 стран автор аргументированно показывает вклад коэффициента интеллекта каждой нации в показатели ее экономического благосостояния.

С 1991 г. основным направлением работ Р. Линна является сравнительное изучение интеллекта народов разных рас. Настоящая книга «Расовые различия в интеллекте. Эволюционный анализ», изданная в 2006 г. (Race Differences in Intelligence: An Evolutionary Analysis; Augusta, Georgia: Washington Summit Books), является результатом примерно 25-летнего труда автора. Предисловие к книге написал замечательный психолог британской школы, работающий в Канаде, Джон Филипп Раштон, считающийся крупнейшим специалистом в области изучения расовых особенностей психологии. Он отмечает, что Р. Линн в своих исследованиях вступил на «минное поле», так как и первоначально, и сейчас сторонники гипертрофированной «политкорректности» не соглашаются принять результаты его исследований.

Что неудивительно, так как, по словам другого выдающегося британского мыслителя Томаса Гоббса, «если бы геометрические аксиомы задевали интересы людей, их бы опровергали». Имя Р. Линна смело можно было бы поставить под словами, сказанными другим выдающимся ученым современности, нобелевским лауреатом, расшифровавшим структуру ДНК, Джеймсом Уотсоном: «Честность полезна этому миру, она заставляет мир работать эффективнее».

Джеймс Дьюи Уотсон

На материале собственных исследований и анализа более 500 работ других авторов, выполненных с начала вхождения психологических тестов в арсенал психологии до настоящего времени, Р. Линн демонстрирует особенности интеллекта представителей всех человеческих рас (более сотни наций и народностей) и оценивает вклад генетических и средовых факторов в эти различия. Автором предложена модель эволюции наблюдаемых расовых различий интеллекта. Несмотря на то что труд Р. Линна представляет на сегодняшний день наиболее полный свод данных по проблеме, книга весьма компактна. Автор излагает свои мысли достаточно доступным языком, для их понимания в большинстве случаев не требуется углубленного предварительного изучения психологии или эволюционной биологии. Хороший предметный и авторский указатели позволяют читателю быстро находить нужные сведения.

Его работа – это самый исчерпывающий и последний по времени (книга опубликована в 2006) анализ данных исследований расовых особенностей интеллекта. Показатели интеллекта сопоставляются с другими психологическими и биометрическими характеристиками, предлагается ряд объяснений расовых различий интеллекта, включая влияние генетических факторов и среды обитания. Автор предлагает собственную теорию эволюции интеллекта человека.

Томас Гоббс

В России книги по расовым различиям в интеллекте не публиковались, если не считать отдельных труднодоступных журнальных публикаций 20-х гг. XX столетия.

В исследованиях, анализирующихся Р. Линном, для измерения интеллекта используются разнообразные тесты IQ. Некоторые из этих тестов широко применяются в настоящее время в нашей стране для решения практических задач (например, прогрессивные матрицы Равена), в то время как другие являются малоизвестными. Знакомство с книгой Р. Линна будет способствовать расширению инструментария отечественных психологов. Кроме того, практика работы с тестами IQ в нашей стране на сегодняшний день далека от совершенства. После длительного перерыва, вызванного разгромом тестологии в 1930-е гг., культура этой практики была утеряна. В настоящее время используется огромное количество некачественных, мягко выражаясь, психодиагностических тестов и психодиагностика не применяется для решения масштабных задач, например в сфере образования.

Чтобы разложить все на свои места и облагоразумить активизировавшихся критиков эволюционизма, полагаем необходимым пролить некоторый свет на историю вопроса.

Именно англичане были теми первопроходцами, кто в эпоху Великих географических открытий впервые сумели сделать сугубо прагматические выводы и привести в систему свод знаний об «экзотических» странах. Основанное в 1660 г. в Англии Королевское общество служило целям пропаганды науки и ее практического применения с учетом расовых различий представителей коренного населения новых континентов.

Перечислим имена гениев науки в данной области.

Джон Бульвер (John Bulwer; 1606–1656) заложил основы расологии, создав системное описание биотипов людей с их характерными физическими и психическими признаками. Томас Виллис (Thomas Willis; 1621–1675) первым описал анатомию и физиологию нервной системы человека и животных. Джон Рей (John Ray; 1627–1705) сформулировал принципы научной классификации рас. Эдвард Тайсон (Edward Tyson; 1650–1708) дал подробное сравнительное описание морфологического строения орангутанга, негра и европейца во всех деталях скелета, мышечных тканей и кожных покровов.

Джон Хантер (John Hunter; 1728–1793) стоял у основ создания краниологии и вместе с тем развил философское понимание расовой проблемы. Чарльз Уайт (Charles White; 1728–1813) сформулировал принципы расовой хирургии. Сэр Уильям Лауренс (Sir William Lawrence; 1783–1867) заложил базу сравнительной анатомии и медицинской этики в ее современном понимании. С именем такого ученого, как Джеймс Коулз Причард (James Cowles Prichard; 1786–1848), связано становление новой самостоятельной науки – этнологии.

Джеймс Хант (James Hunt; 1833–1869) основал первое английское Антропологическое общество, а
Страница 3 из 19

Роберт Нокс (Robert Knox; 1791–1862) создал учение о «трансцендентальной анатомии», согласно которому все живые существа структурированы сходным образом в силу универсального единства биологических функций. Именно эта концепция заменила теологическую идею замысла Божия и заложила анатомическую основу эволюционной теории.

Жан Батист Шарден. Обезьяна-художник. 1740 г.

Томас Генри Гексли

Развивая идеи Чарльза Дарвина, Томас Генри Гексли (Thomas Henry Huxley; 1825–1895) придал современный вид классификации рас, а Альфред Рассел Уоллес (Alfred Russel Walles; 1823–1913) сформулировал глобальные принципы биогеографии.

Наконец, Джон Биддоу (John Beddoe; 1826–1911) привнес в антропологию статистические методы и окончательно превратил ее, таким образом, в точную науку. Эдвард Бернетт Тейлор (Edward Burnett Taylor; 1832–1917) в свою очередь обосновал доктрину о «шкале цивилизации» и предложил с ее помощью измерять различные культуры. Сэр Фрэнсис Гальтон (Sir Francis Galton; 1822–1911) обессмертил свое имя созданием евгеники – науки об улучшении человеческого рода.

Альфред Корт Хэддон (Alfred Cort Haddon; 1855–1940) сделал принципы английской физической антропологии универсальными, ибо именно в это время по всему земному шару начинается создание единой унифицированной методики расовых измерений. Карл Пирсон (Karl Pearson; 1857–1936) создал биометрику и заложил основы современной статистики, благодаря чему все отрасли естествознания, в том числе и гигантский корпус наук о человеке, получили мощный математический аппарат для обработки результатов исследований. Сэр Артур Кейт (Sir Arthur Keith; 1866–1955) создал теорию о наследственном происхождении гормональных расовых различий и о происхождении современных рас от различных первопредков в различных географических зонах и в разное время.

Сэр Графтон Эллиот Смит (Sir Grafton Elliot Smith; 1871–1937) на основе новейших методов изучал неврологические и психофизиологические особенности рас в контексте развития их культур. Уильям Хэлс Риверс Риверс (William Halse Rivers Rivers; 1864–1922) создал шкалы цветовой и болевой чувствительности для представителей различных рас. Джон Рэндал Бейкер (John Randal Baker; 1900–1984) оформил масштабную универсальную концепцию биологических критериев оценки самостоятельности культур.

Фарс Чарльз Веллингтон. Портрет Фрэнсиса Гальтона.

Артур Кейт

Этот перечень великих английских ученых-естествоиспытателей обозначает лишь некоторые вершины того гигантского мировоззренческого айсберга, в основе которого лежит глубинное архетипическое представление о том, что все в этом мире обладает специфическими различиями, которые нужно уметь измерять. Таким образом, главная фундаментальная книга профессора Ричарда Линна на сегодняшний день венчает многовековую славную традицию развития английского естествознания в данной области, в чем и состоит ее непреходящая ценность.

Знание представляемого в книге материала необходимо, на наш взгляд, самым широким слоям читающей аудитории в России: от психологов, социологов, философов до политических деятелей, сотрудников спецслужб и правоохранительных органов. Полезна эта информация также криминологам, врачам и педагогам. В условиях многонациональной и многорасовой России именно объективный анализ интеллекта граждан поможет гасить в зародыше любые конфликты и максимально рационально использовать генофонд страны в целях ее процветания. Будучи по наивности опьянены иллюзиями равенства, мы уже потеряли нашу великую страну и потому не имеем больше исторического права на повторение этой катастрофы, которая, как мы помним, сопровождалась войнами почти по всему периметру бывшего СССР, гибелью тысяч ни в чем не повинных граждан и вынужденными миграциями миллионов соотечественников.

Войны порождаются забвением необходимости различий, когда одни пытаются навязать другим свои ценности. Напротив, цивилизованный взвешенный учет многообразия генофонда планеты поможет нам сохранить мир в условиях глобализации.

В заключение хотелось бы отметить еще один немаловажный факт, который подтолкнул нас на перевод и издание этой книги на русском языке. В средствах массовой информации, по телевидению и в газетах у нас в стране часто, пусть даже и неявно, проводится мысль о многовековой неприязни англичан к России. Господин Ричард Линн не только подлинный ученый мирового масштаба, но еще и джентльмен классического образца, а также искренний и бескомпромиссный любитель русской культуры.

Всех перечисленных факторов, по нашему мнению, вполне достаточно, чтобы эта книга заняла свое достойное место на полках книжных магазинов, библиотек и на письменных столах всех думающих граждан Российской Федерации.

Член Союза писателей РФ В.Б. Авдеев

Доктор филологических наук А.А. Григорьев

Кандидат биологических наук Д.О. Румянцев

Глава 1

Значение и измерение интеллекта

Расовые различия в интеллекте начали анализироваться с научной точки зрения с середины девятнадцатого столетия. В 1830-х гг. Сэмюэль Мортон (Morton; 1849) в Соединенных Штатах собрал коллекцию черепов, измерил их объем и вычислил, что европеоиды обладают наибольшим объемом мозга, за ними следуют китайцы, малайцы, американские индейцы, а у африканцев и, наконец, у австралийских аборигенов объем мозга наименьший. Он заключил, что выявленные различия объема мозга ответственны за расовые различия в интеллекте. Сходная точка зрения была представлена спустя несколько лет во Франции Полем Брока (Broca; 1824–1880; 1861, с. 304): «В целом мозг у выдающихся людей больше, чем у обладающих посредственными способностями, больше у высших, чем у низших, рас». Примерно в то же самое время Фрэнсис Гальтон (Galton, 1869) в Англии пришел к тому же выводу другим путем. Он оценил интеллект рас по числу принадлежащих к этой расе гениев в отношении к размеру популяции. Он заключил, что греки классических Афин были самыми интеллектуально одаренными людьми, за ними в убывающем порядке следуют равнинные шотландцы, англичане, африканцы и австралийские аборигены.

Поль Брока

В двадцатом столетии этот вопрос продолжал обсуждаться. Альфред Бине (Binet; 1857–1911) во Франции в 1905 г. разработал тест интеллекта.

Альфред Бине

Тест был переведен на английский язык в 1916 г. профессором психологии Стенфордского университета Льюисом Терменом (Terman; 1916). Позднее в XX столетии были разработаны многие другие тесты интеллекта. Все это сделало возможным измерение и сравнение интеллекта разных рас, и к концу двадцатого столетия по этой проблеме были опубликованы сотни исследований. Большинство из них было посвящено различиям между чернокожими и белыми в Соединенных Штатах, но исследования интеллекта проводились практически среди всех народов мира. Что касается различий между чернокожими и белыми в Соединенных Штатах, то самыми авторитетными работами являются монография Шу (Shuey; 1966), подытожившего все исследования от Первой мировой войны до 1965 г., работа Осборна и МакГурка (Osborne, McGurk; 1982), дополнивших обзор Шу данными по 1980 г., книга Лоэлина, Линдзи и Спулера «Расовые различия в интеллекте» (Race Differences in Intelligence; Loehlin, Lindzey, Spuhler; 1975), книга «Колоколообразная кривая» Хернстайна и Мюррея (The Bell Curve; Herrnstein, Murray, 1994), а также серия работ Артура Роберта Дженсена,
Страница 4 из 19

кульминационной среди которых является книга «Фактор g» (The g Facto; Jensen, 1998). Был проявлен некоторый интерес к изучению интеллекта китайцев и японцев, материал был обобщен Верноном в монографии «Способности и достижения выходцев из Восточной Азии в Северной Америке» (The Abilities and Achievements of Orientals in North America; Vernon, 1982). Большое число исследований интеллекта африканцев, европеоидов и аборигенов Восточной Азии было суммировано Раштоном в книге «Раса, эволюция и поведение» (Race, Evolution and Behavior; Rushton, 2000). Все эти исследования касались двух проблем. Это свидетельство о существовании расовых различий в интеллекте и вопрос о степени обусловленности этих различий генетическими и средовыми факторами. Многие специалисты признают, что межрасовые различия в интеллекте существуют, но нет консенсуса в вопросе о том, имеется ли под ними какой-либо генетический фундамент. Все вышеназванные авторы утверждали, что некое генетическое основание под выявленными межрасовыми различиями существует. Но многие авторитетные специалисты утверждают, что убедительных свидетельств в пользу генетических факторов нет. Эту позицию занимают Флинн в своей книге «Раса, IQ и Дженсен» (Race, IQ and Jensen, Flynn, 1980), Броди в монографии «Интеллект» (Intelligence; Brody, 1992) и Макинтош в «IQ и человеческий интеллект» (IQ and Human Intelligence, Mackintosh, 1998).

Настоящая книга отличается от предыдущих исследований в четырех отношениях. Во-первых, это самый всеобъемлющий обзор работ по выявлению расовых различий в интеллекте во всем мире. Во-вторых, рассматриваются десять, а не три большие расы (африканцы, европеоиды и аборигены Восточной Азии), анализировавшиеся Раштоном (Rushton, 2000). Нами рассматриваются следующие расы: европейцы, аборигены Экваториальной Африки, бушмены, аборигены Южной Азии и Северной Африки, аборигены Юго-Восточной Азии, австралийские аборигены, аборигены островов Тихого океана, аборигены Восточной Азии, арктические народы и американские индейцы. Данные представлены в главах 3–12; в главе 13 подводятся итоги исследования и обосновываются надежность и валидность оценок IQ рас. В-третьих, в главе 14 речь идет о том, что межрасовые различия в интеллекте обусловлены средовыми и генетическими факторами. В-четвертых, в главах 15, 16 и 17 обсуждается, каким образом расовые различия в интеллекте эволюционировали в течение последних приблизительно 100 000 лет. Этим обсуждениям предшествуют рассмотрение в настоящей главе природы интеллекта, измерения его расовых различий и концепции расы в главе 2.

1. Определение интеллекта

Широко распространено мнение, что интеллект – целостное образование, которое определяет эффективность решения задач, научения и запоминания. Плодотворное определение интеллекта было предоставлено комитетом под председательством Ульриха Найссера, учрежденным Американской психологической ассоциацией в 1995 г. и состоявшим из одиннадцати американских психологов, уполномоченных составить отчет о том, что является известным и общепринятым относительно интеллекта. Определение интеллекта, предложенное целевой группой, состояло в том, что интеллект – способность «понимать сложные идеи, эффективно приспосабливаться к окружающей среде, учиться из опыта, использовать различные формы рассуждения, преодолевать препятствия посредством мышления» (Neisser; 1996, с. 1). Это определение является в целом приемлемым, за исключением положения об эффективной адаптации к окружающей среде. Все виды живых существ эффективно приспособлены к своей среде обитания, иначе они не выжили бы, но многие виды, такие как змеи и другие рептилии, не могут считаться интеллектуальными. В экономически развитых странах низший слой с его культурой долгосрочной безработицы, преступности, зависимости от наркотиков и пособий матерям-одиночкам хорошо приспособлен к своей среде обитания, поскольку в состоянии жить на пособия и воспроизводиться, но при этом, как было подробно показано Хернстайном и Мюрреем (Hernstein, Murray 1994), имеет низкий средний IQ и не является интеллектуально развитым как в любом разумном смысле слова, так и по тестам интеллекта.

Определение, свободное от этого неправильного положения, было предложено Готтфредсон и подтверждено 52 ведущими экспертами. Оно было опубликовано в Wall Street Journal в 1994 г.:

«Интеллект – очень общая умственная способность, которая, помимо прочего, включает способность рассуждать, планировать, решать проблемы, мыслить абстрактно, постигать сложные идеи, быстро учиться и учиться на основании опыта. Это не просто книжные знания, узкий академический навык или умение выполнять тесты. Скорее он отражает более широкую и глубокую способность к осмыслению окружающего – "схватывание", "постижение смысла" вещей или "понимание" того, что делать» (Gottfredson, 1997, с. 13).

Интеллект концептуализируется как единая сущность, которая может быть измерена тестами и численно выражена как IQ (коэффициент интеллекта). Теория интеллекта как преимущественно единой сущности была впервые выдвинута в первом десятилетии двадцатого столетия Чарльзом Спирменом (Spearman; 1904), показавшим, что все познавательные способности положительно коррелируют друг с другом, так что люди, хорошо справляющиеся с одними проблемами, обычно успешно справляться и со всеми другими. Спирмен разработал статистический метод факторного анализа, чтобы показать, что выполнение всех когнитивных задач частично детерминировано общим фактором. Он предложил обозначение g для этого фактора «общего интеллекта». Для объяснения существования этого единого фактора Спирмен предположил, что должна существовать некая общая умственная энергия, определяющая выполнение всех познавательных задач и ответственная за их положительную интеркорреляцию.

2. Иерархическая модель интеллекта

Спирмен предположил также, что помимо фактора g существует ряд частных способностей, определяющих успешность решения специфических задач сверх действия g. В 1930-х гг. Луис Леон Терстоун (Thurstone; 1938) выдвинул альтернативную теорию, суть которой в том, что существует семь «первичных способностей», которые он определил как рассуждение, вербальное понимание, числовые способности, пространственные способности, беглость речи (способность за короткий промежуток времени назвать ряд слов, входящих в некоторое понятие), память и скорость восприятия. Во второй половине двадцатого столетия было достигнуто общее согласие относительно того, что и модель Спирмена, и модель Терстоуна правильны лишь отчасти и что интеллект наилучшим образом концептуализируется как иерархическая структура, которая может быть представлена пирамидой, в основании которой лежит около семидесяти узких способностей (спирменовские частные факторы), над ними – от восьми до десяти групповых факторов, или факторов второго порядка (первичные способности по Терстоуну), а на вершине – единый общий фактор (фактор g Спирмена). В настоящее время доминируют конкретизации этой модели Хорна (Horn; 1991), Кэррола (Carroll; 1993) и МакГрю и Фланагана (McGrew, Flanagan, 1998). Их модели весьма сходны и предполагают, что от восьми до десяти факторов второго порядка включают: «флюидную способность» (рассуждение), «кристаллизованную способность» (вербальное понимание), долговременную память,
Страница 5 из 19

кратковременную память, визуализацию (визуальная и пространственная способности), числовую способность (арифметика), математическую способность, культурные познания, скорость обработки и время реакции. Эта иерархическая модель интеллекта признана многими современными авторитетами, такими как Американская целевая группа по интеллекту (Neisser; 1996), Дженсеном (Jensen; 1998), Макинтошем (Mackintosh; 1998), Дири (Deary; 2000) и многими другими. Исчерпывающее описание фактора g, его структуры, наследуемости, биологии и его коррелятов было представлено Дженсеном (Jensen; 1998) в его книге «Фактор g». Он концептуализирует фактор g как конструкт, или фактор, определяя его как «гипотетическую переменную, лежащую в основе наблюдаемой или измеряемой переменной». Невозможно измерить g непосредственно, но данные невербальных тестов, рассуждения, а также значения, полученные в тестах интеллекта и выражаемые как IQ (коэффициент интеллекта), являются приблизительными оценками g.

3. Коэффициент интеллекта (IQ)

Методика, используемая для измерения интеллекта рас, состоит в том, что IQ европеоидов Великобритании, Соединенных Штатов, Австралии и Новой Зеландии со средними 100 баллами и стандартным отклонением в 15 баллов принята как стандарт, по отношению к которому могут быть вычислены величины IQ других рас. Средние величины IQ европеоидов в этих четырех странах практически идентичны, как показано в Главе 3 (Таблица 3.1). Поэтому тесты, построенные и стандартизированные на европеоидах в этих странах, являются эквивалентными инструментами для межрасовых сравнений. В Великобритании, Австралии и Новой Зеландии тесты интеллекта были стандартизированы на европеоидах, то же имело место в Соединенных Штатах в первой половине двадцатого столетия. Во второй половине двадцатого столетия американские тесты обычно стандартизировались на общей популяции, включавшей значительное количество афроамериканцев и выходцев из Латинской Америки. В этих выборках стандартизации средний IQ по всей популяции принимают за 100; средний показатель интеллекта у европеоидов составляет приблизительно 102, в то время как у афроамериканцев – 87, а у выходцев из Латинской Америки приблизительно 92 (см., например, Jensen, Reynolds; 1982). Это означает, что при оценке IQ других рас с помощью американского теста, стандартизированного для всей американской популяции с использованием шкалы со средним 100, значение следует уменьшить на 2 балла, чтобы получить IQ относительно 100 для американских европеоидов. Этой проблемы не возникает только с одним британским тестом, используемым в кросс-культурных исследованиях интеллекта. Это – прогрессивные матрицы, стандартизированные на британских европеоидах. Тесты, используемые в исследованиях интеллекта рас, обозначены в таблицах аббревиатурами. Полные названия тестов и описание способностей, которые они измеряют, даны в Приложении.

В таблицах, где приведены данные исследований расовых различий в интеллекте, представлены величины IQ для общего интеллекта и, где это возможно, для главных первичных способностей – рассуждения, вербального понимания и визуализации. Величины IQ для общего интеллекта получены или с помощью тестов общего интеллекта, содержащих задачи на оценку рассуждения, вербальных способностей, визуализации, перцептивных способностей, памяти и иногда другие задачи, либо с помощью тестов на способность к невербальному рассуждению, таких как прогрессивные матрицы, дающие результаты, близкие к получаемым в тестах общего интеллекта (Carroll; 1993; Jensen; 1998). Также представлены и суммированы результаты нескольких исследований расовых различий в кратковременной памяти и в музыкальных способностях.

4. Эффект Флинна

Проблема с количественной оценкой расовых различий в интеллекте состоит в том, что показатели интеллекта увеличивались с 1920-х гг. во многих регионах мира. Это долговременное увеличение впервые было отмечено Смитом (Smith; 1942) на Гавайях и нашло подтверждение в нескольких последующих исследованиях, например Кеттелла в Великобритании (Cattell; 1951). После описания выявленных различий Джеймсом Флинном (Flynn; 1984, 1987) они стали известны как «эффект Флинна». Когда представляются результаты по величинам IQ популяций, должна быть сделана поправка на эффект Флинна, поскольку иначе популяции получают иллюзорно высокие средние значения, будучи сравниваемыми со стандартными значениями, полученными у европейцев на много лет ранее.

Джеймс Флинн

Величина эффекта Флинна варьирует в разных тестах. Средние величины IQ в тестах Векслера увеличивались в нескольких странах приблизительно на 3 балла за десятилетие с середины 1930-х до 1990-х гг., но вербальный IQ увеличивался примерно на 2 балла в десятилетие, а в тестах действия приблизительно на 4 балла за десятилетие (Flynn; 1984, 1998; Lynn, Pagliari; 1994). По стандартным прогрессивным матрицам средний показатель IQ в Великобритании увеличивался со скоростью примерно 2 балла за десятилетие с 1938 г., когда тест был разработан, до 1979 г., когда была проведена его последняя британская стандартизация среди детей (Lynn, Hampson; 1986; Flynn; 1987). Показатели IQ в тесте Гудинаф «Нарисуй человека» увеличились в Соединенных Штатах Америки на 3 балла более чем за десятилетие между 1955 и 1968 гг. (вычислено по стандартизациям Харриса (Harris; 1963) и Министерства здравоохранения, образования и социального обеспечения Соединенных Штатов Америки (1970). Такая же скорость роста показателей в этом тесте была зафиксирована у чернокожих в Южной Африке с 1950 по 1988 г. (Richter, Griesel, Wortley; 1989). Поправки на эффект Флинна были сделаны для всех значений IQ популяций, представленных в последующих главах. В случае тестов, для которых не известна величина долговременного увеличения, предполагалось увеличение на 3 балла IQ за десятилетие.

Общепринятого представления о причинах эффекта Флинна нет. Некоторые теории, выдвинутые ведущими экспертами, представлены в работе Найссера (Neisser; 1998). Ряд специалистов, включая самого Флинна (Flynn; 1987), полагают, что никакого существенного увеличения того, что можно назвать «реальным интеллектом», не было и что увеличение обусловлено совершенствованием навыков работы с тестами. Другие, как то: Гринфилд (Greenfield; 1998), Макинтош (Mackintosh; 1998) и Вильямс (Williams; 1998), утверждают, что увеличение является действительным и обусловлено оно, вероятно, рядом факторов, таких как более стимулирующая познавательные способности окружающая среда, особенно телевидение, компьютерные игры, улучшение образования и повышение образованности родителей. Наличие эффекта Флинна в развитии младенцев, проявляющееся, например, в возрасте, в котором младенец в состоянии встать, делает сомнительным влияние перечисленных факторов. Вероятно, имел место подлинный рост интеллекта вследствие улучшения питания, приводящего к увеличению роста размера мозга и, вероятно, к ускорению неврологического развития мозга в течение двадцатого столетия (Lynn; 1990a, 1998b).

Глава 2

Значение и формирование рас

Имея дело с расовыми различиями в интеллекте, необходимо определить как интеллект, так и расу. В предыдущей главе был определен интеллект, в этой главе предлагается определение расы. Простое и прямое определение состоит в том, что раса является группой,
Страница 6 из 19

которая заметно отличается от других групп. Более полное определение: раса – это воспроизводящаяся популяция, которая в определенной степени генетически отлична от соседних популяций, что возникает в результате географической изоляции, культурных факторов и эндогамии, демонстрирующая характерные наборы генотипических различий в частотах ряда интеркоррелированных генетически детерминированных характеристик при сравнении с другими воспроизводящимися популяциями. В зонах географического контакта между расами обычно имеются межрасовые гибриды, для которых характерны промежуточные значения частот встречаемости гена в сравнении с центральными распределениями в смешивающихся группах. Эти гибриды и популяции смешанных рас известны как переходные формы или клины.

1. Формирование рас, разновидностей и пород

Общим принципом эволюционной биологии является то, что когда популяции биологического вида оказываются изолированными друг от друга, они эволюционируют в два или более подвида. Эти подвиды обычно называют разновидностями, штаммами или породами. В случае человека разновидности называют расами. Эти разновидности развиваются в результате четырех процессов, а именно эффекта основателя, дрейфа генов, мутаций и адаптации. Эффект основателя заключается в том, что когда популяция разделяется и одна из групп мигрирует к новому местообитанию, то мигрировавшая группа не будет генетически идентична оставшейся на прежнем месте. Следовательно, эти две популяции будут отличаться генетически. Эффект дрейфа генов состоит в том, что частоты встречаемости генов изменяются с течением времени до некоторой степени в случайном порядке, и это приводит к различиям между популяциями. Дрейф продолжается и со временем приводит к увеличению различий между расами. Влияние мутаций заключается в том, что новые аллели (аллели – альтернативные формы генов) появляются в популяциях в случайном порядке, и если они благоприятны для выживания и воспроизводства, то будут постепенно распространяться в популяции. Благоприятная новая аллель может появиться в результате мутации в одной расе, а в других нет. Эффект адаптации состоит в том, что после миграции популяции к новому местообитанию некоторые аллели, не являвшиеся благоприятными на старом местообитании, становятся благоприятными. Обладающие благоприятными аллелями особи на новом местообитании производят больше жизнеспособного потомства, так что их аллели будут отбираться и постепенно распространяться в популяции. Новые разновидности нескольких видов развились как адаптивные, когда их популяции мигрировали в арктическую зону. У некоторых из них, таких как лисы, медведи или зайцы, образовался маскирующий их белый мех, и они не так легко могут быть замечены хищниками или добычей. Во всех этих случаях белый мех появился вследствие мутаций и распространился в популяции потому, что давал животным преимущество в процессе отбора. В конечном итоге новые благоприятные аллели полностью заменяют менее благоприятные, и, как тогда говорят, они становятся «акрепленными».

Во многих случаях неясно, почему разные расы эволюционировали по тем или иным признакам. Например, мех у европейской белки рыжий, а североамериканские белки серые. Возможно, один из этих цветов дает преимущество в процессе отбора и появился случайно в одной из популяций в результате генетической мутации.

Белка европейская

Североамериканская белка

2. Разновидности в животном мире

Было давно установлено, что большинство биологических видов имеет несколько разновидностей, которые в случае человека называют расами. В начале своей карьеры Чарльз Дарвин обратил внимание на различные варианты черепах на Галапагосских островах, и именно это заставило его задуматься о том, как они развились. Позже, в книге «Изменение домашних животных и культурных растений» (Darwin; 1868), он описал породы многих биологических видов, в частности породы голубей, каждая из которых имеет свою особенную манеру полета, движения и воркования.

Карликовый шимпанзе

Обыкновенный шимпанзе

Лысый шимпанзе

Горная горилла

Береговая горилла

Существует много разновидностей, или рас, среди обезьян. Имеется четыре расы шимпанзе. Это обыкновенный шимпанзе (Pan satyrus verus), обитающий в Западной Африке между Гвинеей и Нигерией, лысый шимпанзе (Pan satyrus satyrus) из Камеруна и Габона, карликовый шимпанзе, или бонобо (Pan satyrus paniscus), с севера Центрального Заира и шимпанзе Швейнфурта (Pan satyrus schweinfurthi) из Северо-Восточного Заира. Эти расы отличаются по физическому облику, по распределению групп крови и по издаваемым им крикам. Различные расы развились среди животных видов в соответствии с теми же принципами, что и у человека. Например, существует две расы горилл. Это горная горилла (Gorilla beringei), обитающая в горах вокруг озер Эдвард и Киву в Восточном Заире, Руанде и Западной Уганде, и береговая горилла (Gorilla gorilla) из лесов Камеруна и Габона. Эти две расы географически отделены друг от друга расстоянием примерно в тысячу миль, и у них развились различия в физическом облике и группе крови. У горной гориллы у?же череп, короче руки, длиннее ноги, толще волосы и группа крови A, в то время как у береговой гориллы череп шире, руки длиннее, ноги короче, волосы тоньше и группа крови B (Baker, 1974). Некоторые из различий между двумя расами развились в ходе адаптации к особенностям среды обитания. Горная горилла населяет более холодную и открытую местность, в то время как береговая горилла населяет более теплую и густо покрытую лесом территорию. У горных горилл для защиты от холода развились более толстые волосы, чем у горилл побережья. У береговых горилл развились более длинные руки, чтобы перепрыгивать с дерева на дерево. Нет очевидного объяснения тому, почему у горной гориллы более узкий череп, более длинные ноги и группа крови A. Эти различия возникли, возможно, вследствие эффекта основателя, дрейфа генов или случайных мутаций, или же они могут давать животным какие-то неизвестные нам преимущества.

Существует также множество разновидностей домашних животных. Их обычно называют породами, и они были выведены человеком с разнообразными практическими целями. Часто породы выводились с целью увеличения размера или, в случае рогатого скота, надоев молока. В некоторых случаях выводились породы, лучше приспособленные к определенной среде обитания. Например, для выпаса на горных пастбищах были выведены породы выносливых овец, отличающиеся от овец низменных местностей. Человеком выведено целых семьдесят девять пород собак с различными способностями, такие как ретриверы для игр, овчарки как помощники в выпасе овец, ротвейлеры для охраны жилища, кокер-спаниели как домашние любимцы и так далее. Эти породы отличаются по общему интеллекту, по специфическим способностям и по легкости дрессировки (Coren, 1994).

3. Таксономии рас

Биологи и антропологи начали анализировать и классифицировать расы в середине восемнадцатого столетия. Первая таксономия рас была выработана шведским биологом Карлом Линнеем в 1758 г. В своей «Системе природы» он описал четыре человеческие расы, которые назвал Europaeus (европейцы), Afer
Страница 7 из 19

(черные африканцы), Asiaticus (азиаты) и Americanus (американские индейцы). В 1776 г. немецкий врач Иоганн Фридрих Блюменбах добавил пятую расу и предложил классификацию, основанную преимущественно на цвете кожи. Он называл эти расы кавказская (белая), монгольская (желтая), эфиопская (черная), американская (красная) и малайская (коричневая). Эти таксономии были основаны на объединении морфологических особенностей и цвета кожи разных рас, как то: белая кожа, прямые волосы и узкий нос у европейцев, черная кожа, вьющиеся волосы и широкий нос у африканцев, темные волосы, желтоватая кожа и уплощенный нос у монголов (аборигенов Восточной Азии), красноватая кожа и клювообразный нос у американских индейцев и коричневая кожа у малайзийцев. Мортон (Morton; 1849) использовал пятирасовую классификацию Блюменбаха, когда он выполнил первый сравнительный анализ размера мозга у разных рас.

Иоганн Фридрих Блюменбах

В начале двадцатого столетия были собраны данные о различиях в частотах групп крови человека в разных популяциях всего мира. Хиршфельд и Хиршфельд (Hirszfeld, Hirszfeld; 1919) показали, что частоты некоторых групп крови связаны с расовыми различиями в окраске кожи и в морфологии. Например, группа крови A присутствует у 41–48 % европейцев, но только приблизительно у 28 % африканцев района Африки южнее Сахары, в то время как группа крови B наличествует у 10–20 % европейцев и приблизительно у 34 % африканцев. У американских индейцев практически не встречаются группы крови A или B, почти все они имеют группу крови 0.

Данные о распределении групп крови по резус-фактору (Rh) были использованы Бойдом (Boyd; 1950) для следующей пятирасовой таксономии: (1) европейцы с высокими частотами групп крови Rh cde и cde; (2) африканцы с высокими частотами Rh cde; (3) аборигены Восточной Азии с высокой частотой B и фактическим отсутствием cde; (4) американские индейцы с очень высокой частотой 0, отсутствием B и редкой cde и (5) австралоиды с высокой частотой A и крайне редкими B и cde. Этот анализ показал, что распределение групп крови согласуется с расовыми таксономиями классической антропологии по морфологии и окраске кожи.

Более детальная таксономия рас была разработана Куном, Гарном и Бердселлом (Coon, Garn, Birdsell; 1950). Они предложили рассматривать семь основных рас, каждая из которых подразделяется на две или более подрас. По их классификации основными расами являются: (1) кавказоиды, подразделяющиеся на нордиков Северо-Западной Европы, славян Северо-Восточной Европы, альпийцев Центральной Европы, средиземноморцев Южной Европы, Северной Африки и Ближнего Востока и индостанцев Индии и Пакистана; (2) аборигены Восточной Азии, подразделяющиеся на тибетцев, северных китайцев, классических аборигенов Восточной Азии (корейцы, японцы, монголы) и эскимосов; (3) аборигены Юго-Восточной Азии, подразделяющиеся на южных китайцев, тайцев, бирманцев, малайцев и индонезийцев; (4) американские индейцы, подразделяющиеся на северных, центральных, южных и огнеземельцев; (5) африканцы, подразделяющиеся на аборигенов Восточной Африки, суданцев, аборигенов Западной Африки, банту, бушменов и пигмеев; (6) аборигены островов Тихого океана, подразделяющиеся на меланезийцев, микронезийцев, полинезийцев и негритосов, и (7) австралийские аборигены, подразделяющиеся на народы Murrayian Юго-Восточной Австралии и Carpentarian Северной и Центральной Австралии. Бейкером (Baker; 1974) была предложена близкая таксономия с семью расами, включающая пять главных рас по Блюменбаху и Кой: бушменов, представленных готтентотами и бушменами Юго-Западной Африки и пустыни Калахари, а также австралоидов, представленных австралийскими аборигенами и меланезийцами.

В 1980-х и 1990-х гг. Ней и Райчаудхури (Nei, Roychoudhury, 1993) и, помимо них, Кавалли-Сфорца, Меноцци и Пиацца (Cavalli-Sforza, Menozzi, Piazza, 1994) разработали новый метод классификации человеческих рас на основе ряда генетических полиморфизмов (под полиморфизмом подразумевается, что ген имеет более одной аллели, или альтернативной формы). Методика состоит в том, что данные о частотах аллелей большого числа полиморфных генов, определяющих группы крови, состав белков крови, лимфоцитарных антигенов и иммуноглобулинов в популяциях по всему миру сводятся в таблицы. Табулированые данные затем подвергаются факторному анализу, чтобы найти степень, в которой частоты аллелей связаны и образуют кластеры популяций, генетически сходных друг с другом. Данные Нея и Райчаудхури по 26 популяциям были подвергнуты факторному анализу Дженсеном (Jensen, 1998), выявившим существование в человечестве шести основных групп, которые близко соответствуют расам, выделяемым в классической антропологии. Используя традиционную терминологию, это: (1) африканцы районов Африки южнее Сахары (пигмеи, нигерийцы, банту, бушмены); (2) европейцы (саамы, финны, немцы, англичане, итальянцы, иранцы, северные индусы); (3) аборигены Восточной Азии (японцы, китайцы, корейцы, тибетцы, монголы); (4) аборигены Юго-Восточной Азии (южные китайцы, тайцы, филиппинцы, индонезийцы, полинезийцы, микронезийцы); (5) америнды (индейцы Северной и Южной Америки и иннуиты) и (6) австралийские аборигены (аборигены Австралии и Новой Гвинеи).

Женщины народа банту

Семья саамов

Монгольская девушка

Тайские девушки

Индейцы Северной Америки

Канадские иннуиты

Австралийские аборигены

Северные индусы

Такая же методика была использована Кавалли-Сфорца, Меноцци и Пиацца (Cavalli-Sforza, Menozzi, Piazza, 1994) для анализа большего набора данных по 120 аллелям в 42 популяциях. По этим данным вычислялись генетические отличия каждой популяции от всех остальных. По результатам вычислений было построено дерево генетических связей, группирующее популяции в то, что они назвали «кластерами». Исследователи выявили десять основных кластеров. Это: (1) бушмены и пигмеи; (2) африканцы районов Африки южнее Сахары; (3) аборигены Южной Азии и Северной Африки; (4) европейцы; (5) аборигены Восточной Азии; (6) арктические народы; (7) американские индейцы; (8) аборигены Юго-Восточной Азии; (9) аборигены островов Тихого океана и (10) аборигены Австралии и Новой Гвинеи. Очевидно, что эта классификация близко соответствует расовым таксономиям классической антропологии, основанным на видимых особенностях окраски кожи, волос, глаз, пропорций тела, длины конечностей и т. п., но по какой-то причине Кавалли-Сфорца, Меноцци и Пиацца предпочли термин «кластеры».

4. Расовые различия в заболеваемости

Существуют межрасовые различия по заболеваемости многими болезнями, имеющими генетические корни, в число которых входят кистозный фиброз, фенилкетонурия (ФКИ), гипертония, инсульт, диабет, рак простаты, рак молочной железы, тучность, близорукость и шизофрения. Эти различия возникли вследствие эффекта основателя, дрейфа генов, мутаций и адаптации. Имеется огромный массив исследований на эту тему, изложение результатов которых составило бы целую книгу. В качестве иллюстрации мы приводим частоты встречаемости гена кистозного фиброза и ФКИ у европейцев, африканцев из Африки южнее Сахары и аборигенов Восточной Азии из работы Бодмера и Кавалли-Сфорца (Bodmer, Cavalli-Sforza; 1976). Данные представлены в Таблице 2.1. Числа обозначают частоты встречаемости гена (% распространенности) в
Страница 8 из 19

популяции. Как можно видеть, частоты встречаемости гена муковисцидоза среди европейцев в четыре-пять раз выше, чем среди африканцев районов Африки южнее Сахары и аборигенов Восточной Азии, а частоты встречаемости гена ФКИ выше среди европейцев в два с небольшим раза, чем в двух других расах. В нижней части таблицы показано, что частоты встречаемости генов двух указанных болезней весьма сходны в различных европеоидных популяциях в весьма удаленных друг от друга странах, как то: Австрии, Австралии, Канаде, Англии и Соединенных Штатах.

Таблица 2.1.

Частоты встречаемости (%) гена кистозного фиброза и ФКИ у европейцев, африканцев районов Африки южнее Сахары и аборигенов Восточной Азии

5. Существуют ли расы?

С восемнадцатого столетия до середины двадцатого все антропологи, биологи и социологи признавали, что человеческий род состоит из ряда биологически различимых рас. Так, в 1920-х гг. британский антрополог сэр Артур Кейт писал:

«Человеческие типы различаются настолько очевидно, что из толпы людей, собранной из австралоидов, негроидов, жителей Восточной Азии и кавказоидов, антрополог смог бы отличить человека одного типа от другого без колебания или ошибки» (Keith, 1922, p. xviii).

Курьезно, но это кажущееся бесспорным утверждение начало оспариваться с середины двадцатого столетия, когда многие антропологи стали заявлять, что рас не существует. Одним из первых занял эту позицию антрополог Эшли Монтагю (Montagu, 1945) в своей книге «Самый опасный миф человечества: Заблуждение расы». Название предполагает, что понятие расы – миф, и, следовательно, никаких рас нет. Однако из текста книги становится ясным, что для Монтагю расы все же существуют. Он писал:

«В биологии под расой понимают подразделение биологического вида, наследующее физические особенности, отличающие его от других популяций вида. В генетическом смысле раса может быть определена как популяция, отличающаяся по частоте определенных генов от других популяций, с одной или несколькими из которых она способна к обмену генами через барьеры (обычно географические), которые могут разделять их. Если нас спрашивают, существует ли в этом смысле определенное количество рас в человеческом роде, то ответ будет – да» (с. 6).

Из этого ясно, что раса не «миф» и не «заблуждение». Принимая во внимание, что Монтагю очевидно признал существование рас, кажется странным, что он дал своей книге такое вводящее в заблуждение название.

Позже, во второй половине двадцатого столетия, многие антропологи и генетики стали утверждать, что рас не существует. В 1962 г. антрополог Ф.Б. Ливингстон (Livingstone, 1962) опубликовал работу: «О несуществовании человеческих рас», в которой он заявил, что «нет никаких рас, есть только переходные формы». Переходные формы – гибриды между двумя чистыми расами. Переходные формы неизменно появляются в зонах контакта подвергающихся интербридингу рас, производящих расово-смешанные гибриды. Так, в Латинской Америке проживает большая популяция метисов, имеющих европейских и индейских предков, которая может считаться переходной формой. Аналогично аборигены островов Тихого океана – переходная форма, возникшая в результате межрасового смешивания аборигенов Юго-Восточной и Восточной Азии. Часто утверждается, что существование промежуточных форм, градиентов признаков, или гибридов, лишает правомочности понятие расы. Очевидно, что это не так. Переходные формы и гибриды собак называют полукровками, но существование полукровок не означает, что нет чистых пород.

Однако в следующем десятилетии генетики Уолтер Бодмер и Луиджи Кавалли-Сфорца (Bodmer, Cavalli-Sforza; 1976, с. 698) вынуждены были написать о «существовании многих расовых групп у человека» и что «расы можно назвать подвидами, если мы примем для человека критерий зоологической систематики.

Луиджи Кавалли-Сфорца

Критерием, позволяющим считать две или более групп подвидами, является наличие приблизительно 75 % особей, составляющих группы, которые могут быть однозначно классифицированы как принадлежащие к определенной группе». Далее они пишут, что при более широком определении человеческих рас возможно идентифицировать расу при ее более чем 75 %-ном представительстве в популяции. Следовательно, человеческие расы, безусловно, существуют. Приблизительно двадцать лет спустя тот же Луиджи Кавалли-Сфорца предпочел плыть по течению, и мы читаем у него о «научной несостоятельности понятия человеческих рас» и что «концепция расы не получила признания» (Cavalli-Sforza, Menozzi, Piazza; 1994, с. 19). Однако авторы пишут: «Мы можем идентифицировать "кластеры" популяций». Эти кластеры оказываются тем же, что и расы классической антропологии, и далее в своей книге авторы используют классическую расовую терминологию. Например, они пишут, что Африка «населена двумя аборигенными группами, европеоидами на севере почти до южных границ Сахары и негроидами в районах Африки южнее Сахары» (с. 167). Очевидно, они забыли свое предыдущее утверждение о том, что «понятие человеческих рас научно несостоятельно и человеческий род может быть разделен лишь на "кластеры"» (прозрачный эвфемизм для рас). Всего лишь шесть лет спустя тот же Луиджи Кавалли-Сфорца вновь явно передумал, так как заявил, что расы все-таки существуют и что раса может быть определена как «группа индивидов, которых мы можем распознать как биологически отличных от других» (Cavalli-Sforza; 2000, с. 25). Возникает впечатление, что он решил отрицать существование рас, но время от времени он забывается и слово «раса» проскальзывает.

К началу XXI в. отрицание существования рас становится все более и более частым. В 2004 г. Американская антропологическая ассоциация объявила на своем интернет-сайте, что «раса не является научно обоснованной биологической категорией». «Нет никаких биологических рас», – утверждает Джефферсон Фиш (Fish; 2002, с. xii), профессор психологии из Университета Святого Иоанна в Нью-Йорке, но не поясняет, на каких основаниях он делает такое утверждение. Грейвс (Graves; 2002, с. 2–5), биолог из университета штата Аризона, также утверждает, что «биологические расы не существуют», и пишет, что «термин раса подразумевает существование некоторых существенных основных наследственных особенностей, распространенных в одних группах людей и не представленных в других», и что это неверно для человеческих рас. Вопреки этому утверждению, существует ряд «наследственных особенностей», присутствующих в одних расах и отсутствующих в других. Например, гены, определяющие черную окраску кожи, присутствуют у африканцев и отсутствуют у европейцев, аборигенов Восточной Азии и американских индейцев, а гены, ответственные за развитие эпикантуса, присутствуют только у аборигенов Восточной Азии, у арктических народов и у некоторых американских индейцев. Более того, понятие расы не обязательно подразумевает, что существуют некоторые аллели (аллели – альтернативные формы генов), присутствующие только в одних расах и отсутствующие в других. Достаточно того, что существуют различия в частотах аллели между расами. Для ряда аллелей дело обстоит именно так. Например, аллель серповидно-клеточной анемии встречается намного чаще среди африканцев, чем среди других рас, а аллель
Страница 9 из 19

кистозного фиброза намного шире распространена среди европейцев (Таблица 2.1).

Грейвс (Graves; 2002, с. 5) пишет: «Большинство генетиков, эволюционных биологов и антропологов признают, что никаких биологических рас в человеческом виде нет». Коэн (Cohen; 2002, с. 211) также утверждает: «Почти все антропологи согласны в том, что расы в популярном смысле слова не существуют и никогда не существовали». Эти утверждения не верны. Обзор взглядов американских антропологов, выполненный в 1985 г., показал, что существование рас признавалось 59 % биологических и физических антропологов и приблизительно одной третью культурных антропологов (Lieberman и Reynolds; 1996).

Несмотря на отрицание существования рас многими американскими антропологами, реальность понятия расы широко признается среди остальной части общества. Медицинские журналы содержат многочисленные статьи на темы расовых различий в заболеваемости и инвалидизации, включая распространенность ВИЧ-инфекции. Издается журнал «Этническая принадлежность и здоровье», посвященный расовым различиям в распространенности болезней. В сфере общественных наук есть два журнала, посвященные расовым различиям («Раса и класс» и «Этнические и расовые исследования»). И в других журналах публикуются многочисленные статьи на темы расовых различий в интеллекте, достижениях в образовании, в доходах, социально-экономическом статусе, безработице, предубеждениях, дискриминации, потреблении алкоголя, употреблении табака, наркомании, сексуальном опыте, долголетии, преступности и задержке психического развития. Корпорации способствуют равным возможностям при приеме на работу представителей разных рас. Служащие предъявляют иски к корпорациям за расовую дискриминацию и часто получают существенную компенсацию по решению судов, не имеющих проблем в понимании того, что такое раса. Многие университеты осуществляют положительную дискриминацию в пользу чернокожих и испаноговорящих соискателей. Судьи выносят решения о неконституционности расово-сегрегированных школ. Граждане многих стран заявляют свою расу в переписных листах, и эти листы анализируются социологами и демографами. В Великобритании есть Комиссия по расовым отношениям, задача которой состоит в том, чтобы способствовать равенству рас и преследовать по суду работодателей за расовую дискриминацию. Ни у людей, ответственных за эту работу, ни у широкой общественности нет трудностей в понимании того, что такое раса, и все они были бы поражены узнав, что многие американские антропологи утверждают, что рас не существует.

Можно задаться вопросом, почему многие американские антропологи отвергают понятие расы. Ответ был дан двумя польскими антропологами (Kaszycka, Strkalj; 2002, с. 334). Они пишут:

«Американцы стали чрезвычайно чувствительными к теме расы, и этот термин приобрел крайне щепетильную коннотацию. Многие американские ученые проголосовали за небытие человеческих рас. Кроме того, растущие требования "политической корректности" препятствуют использованию термина вне науки… Немногие ученые отваживаются заниматься расовыми проблемами, опасаясь получить клеймо расиста только за то, что интересуются этой тематикой».

На причину отрицания понятия расы многими американскими антропологами указывает название книги Монтагю: «Самый опасный миф человечества». Очевидно, Монтагю верил, что для людей осознание расы опасно, потому что оно имеет тенденцию питать расовые антагонизмы, грозящие перерасти в конфликт. Для предотвращения этого было бы лучше понятие расы затушевать. В Европе большинство антропологов принимает правомочность понятия расы. Так, опрос польских антропологов, выполненный в 2001 г., показал что 75 % согласны с утверждением: «В пределах вида Homo sapiens имеются биологические расы» (Kaszycka, Strzalko; 2003). Преимущественно в Соединенных Штатах существование рас стало отрицаться многими антропологами и некоторыми биологами и социологами, принесшими свою научную честность в жертву политической корректности.

Глава 3

Европейцы

Европейцы были признаны всеми классическими антропологами одной из основных рас. Карл Линней (Linnaeus; 1758) назвал ее Europaeus. Европейцы часто назывались кавказцами или кавказоидами, из-за поверья, что они происходят с Кавказа. Некоторые антропологи относили европейцев вместе с аборигенами Южной Азии и Северной Африки к единой кавказоидной группе. Однако европейцы отличаются от выходцев из Южной Азии и Северной Африки более светлым цветом кожи, а северные европейцы еще и светлыми волосами и голубыми глазами. Различие между европейцами и выходцами из Южной Азии и Северной Африки было подтверждено Кавалли-Сфорца, Меноцци и Пиацца (Cavalli-Sforza, Menozzi, Piazza; 1994), классифицировавшими человеческие расы по набору генетических маркеров. Этими авторами показано, что европейцы, представленные итальянцами, датчанами, англичанами и басками, образуют гомогенный «кластер», отделяясь от других рас. Кун, Гарн и Бердселл (Coon, Garn, Birdsell; 1950, Коул Coul; 1965) и ряд других антропологов подразделили европейцев на семь подрас, а именно: средиземноморские народы Испании, Италии и Юго-Восточной Европы; альпийские народы Франции, Центральной и Южной Германии; нордические народы Англии, востока Ирландии и Шотландии, Нидерландов, Бельгии, Северной Германии, Дании, Норвегии, Швеции и Западной Финляндии; кельтские народы Уэльса, запада Ирландии и западной горной части Шотландии; динарские народы востока Центральной Европы; славянские народы Северной Польши, государств Балтии и России к западу от Урала; баски Северной Испании и Юго-Западной Франции. У нордических народов более светлый цвет кожи, светлые волосы и голубые глаза, в то время как для европейцев Центральной и Южной Европы типична более темная кожа, темные или черные волосы и темные глаза.

Представительница славянских народов

Представительница народов Южной Европы

Представительница нордических народов

1. Интеллект автохтонных европейцев

Результаты оценки коэффициента интеллекта IQ европейцев в Европе представлены в Таблице 3.1.

Таблица 3.1.

Величины IQ автохтонных европейцев[1 - Расшифровки аббревиатур использованных тестов приведены в приложении «Тесты интеллекта».]

Величины IQ были рассчитаны относительно среднего значения IQ британцев, принятого за 100 (при стандартном отклонении в 15 единиц). В таблице представлены результаты двадцати одного исследования, выполненных Бьюи (Buj, 1981) на выборках взрослых из больших городов. Большая часть остальных исследований была выполнена с использованием одной из трех версий прогрессивных матриц (CPM, SPM и APM). Представленный в строке 61 коэффициент интеллекта для Сербии в 89 баллов надо, вероятно, считать несколько заниженным, т. к. выборка, как она описана, была из «семей преимущественно из низшего и нижней части среднего классов» из Белграда и его окрестностей (Moyles и Wolins, 1973, с. 372). Диапазон величин IQ европейцев составляет от 87 баллов, по данным одного из исследований в Ирландии, и 88 баллов в одном исследовании в Греции до 107 баллов, по данным одного исследования в Германии и Нидерландах. Имеются некоторые противоречия результатов разных исследований, выполненных в одних и тех же
Страница 10 из 19

странах, где показатели интеллекта обычно различаются на два-три балла IQ, а в случаях Португалии и Польши – на целых 13 и 14 единиц соответственно. Эти различия частично вызваны ошибками выборок, но отчасти отражают действительные различия, обусловленные разницей в жизненном уровне и, возможно, неоднородностью расового состава европейских популяций. Ошибки выборок в исследованиях интеллекта в национальных популяциях возникают таким же образом, как при опросах о том, за кого намерены голосовать респондены, где обычно результаты нескольких опросов, выполненных в одно и то же время, дают результаты, различающиеся на несколько %. Нам не следует выявлять причины незначительных различий величин IQ в разных исследованиях, поскольку во многих случаях это просто ошибки выборки. Важно выявить основные паттерны.

Единственным значимым паттерном для коэффициента интеллекта в Европе является то, что величины IQ немного ниже на юго-востоке, чем в остальных частях Европы. На Балканах значения IQ следующие: 94 балла в Румынии, 92,5 (среднее по двум исследованиям) в Болгарии, 90 в Хорватии, 89 в Сербии и 92,5 (среднее значение четырех исследований) в Греции. Вероятное объяснение этого состоит в том, что балканские народы – гибридное население, или переходная форма, являющаяся генетической смесью европейцев и аборигенов Южной Азии из Турции. Гибридные популяции, или градиенты признаков, возникают в пограничных областях между двумя расами в результате интербридинга. На Балканах такой градиент признаков развился из-за географической близости Юго-Восточной Европы к Турции и оккупации больших территорий Юго-Восточной Европы турками в течение многих столетий существования Османской империи. Это вызвало смешение турецких и европейских генов, так что в итоге современные турки и греки генетически весьма сходны. Это было показано Кавалли-Сфорца, Меноцци и Пиацца (Cavalli-Sforza, Menozzi, Piazza; 1994) на их дереве генетических связей, где греки расположены гораздо ближе к иранцам и другим народам Юго-Западной Азии, чем к итальянцам, датчанам и англичанам. Это генетическое сходство также очевидно и в случае интеллекта, коэффициент которого в Турции (90 баллов) весьма близок к таковому в Юго-Восточной Европе – в Греции, Румынии, Болгарии и Хорватии, где он варьирует от 90 до 94 баллов. Поскольку народы Юго-Восточной Европы являются переходной формой, представляется уместным исключить их из оценки величины IQ европейцев. Медиана величины IQ для остальных стран составляет 99 баллов и должна считается наилучшей оценкой величины IQ европейцев.

Помимо более низких величин IQ на Балканах, есть еще три страны с величиной IQ несколько ниже среднеевропейской. Первая из них – Литва с IQ 90–92 балла. Эти низкие значения могут являться ошибками выборки, так как они заметно ниже, чем в соседних России (97), Польше (99) и Эстонии (99). Вторая страна – Ирландия, где среднее значение IQ по четырем исследованиям составило 92 балла. Наиболее вероятное объяснение этого – имеющая долгую историю эмиграция, когда люди с более высоким интеллектом имели тенденцию мигрировать, а менее интеллектуальные – оставаться. Это происходило также в Шотландии, где средний IQ равен 97, и на Корсике, где средний IQ ниже, чем в материковой Франции (Lynn; 1979, 1980). Третья страна с несколько сниженным IQ – Португалия, где результаты двух оценок величины IQ составили 101 и 88 баллов, в среднем 94,5. Невысокий IQ в Португалии согласуется с тем, что там самый низкий доход на душу населения в Западной Европе и скромные интеллектуальные достижения. Португальцы получили всего одну Нобелевскую премию в области наук из 346, присужденных в период 1901–2003 гг. Ее удостоился в 1949 г. нейрохирург Мониш (Moniz) Антониу ди Эгаш за внедрение операции префронтальной лейкотомии (лоботомии) как метода лечения психических болезней, но ныне такая операция считается нежелательным лечением. Возможно, интеллект в Португалии был снижен в результате примеси в популяцию выходцев из Африки.

Антониу ди Эгаш Мониш

Португалия была единственной европейской страной, ввозившей с конца пятнадцатого столетия чернокожих рабов для сельскохозяйственных и домашних работ. Согласно Дю Буа (Du Bois; 1939, с. 132–133), в шестнадцатом столетии число чернокожих превосходило численность белых в Лиссабоне и на плантациях Альграве на юге страны. Может быть, это преувеличение, и, вероятно, доля чернокожих уменьшилась в последующие столетия. Однако, если в нынешнем населении Португалии 20 % потомков выходцев из Африки, а средний IQ африканцев равен 70, можно ожидать, что величина IQ в популяции будет равна 94 баллам.

Может показаться удивительным, но, по-видимому, нет больших различий в величинах IQ между двенадцатью бывшими коммунистическими странами Восточной Европы, где медиана IQ равна 96 баллам, и четырнадцатью странами Западной Европы, где медиана IQ составляет 98,5 балла. Различие невелико и статистически незначимо. Так что, хотя в бывших коммунистических странах жизненный уровень был намного ниже в течение приблизительно шестидесяти лет с конца Второй мировой войны, это, по-видимому, не ослабило интеллект населения.

2. Европейцы вне Европы

Европейцы мигрировали во многие части мира. Результаты исследований интеллекта в европеоидных популяциях вне Европы представлены в Таблице 3.2.

Таблица 3.2.

Коэффициенты интеллекта IQ европейцев вне Европы

В строках 1 и 2 приведены значения IQ в 93 и 98 баллов для Аргентины. В строке 3 представлен IQ в 97 баллов для Австралии, основанный на стандартизации американского теста Отиса. В строке 4 представлен IQ 100 для Австралии, измеренный у военнослужащих с помощью теста SPM (величина IQ в этой выборке cоставляла 102 балла, но так как оценки мужчин по этому тесту в среднем на 5 баллов выше, чем у женщин (Lynn, Irwing; 2004), среднее значение было уменьшено до 100). В строке 5 приведен IQ 98 по выборке малолетних австралийских детей. Строка 6 дает IQ 95 для европеоидных детей в Бразилии из г. Сан-Паулу. В строке 7 представлен IQ 97 для Канады, полученный в выборке 7–12-летних детей. Строка 8 дает IQ 100 для Канады, полученный из стандартизации теста WISC-3 на репрезентативной выборке в 2200 детей возраста 6–16 лет.

В строке 9 представлен IQ в 99 балла для Чили, основанный на исследовании среди европеоидных студентов Католического университета г. Вальпараисо, показавшего, что их IQ не отличается от IQ австрийских студентов (n = 320). В строке 10 представлен IQ в 95 баллов для европеоидных детей в Колумбии. В строке 11 приведен IQ 98 для европеоидных детей в Нижней Калифорнии в Мексике. В строке 12 представлен IQ в 99 баллов для Новой Зеландии, полученный из стандартизации теста Отиса в 1930-х гг. Строка 13 дает величину IQ в 101 балл, полученную из стандартизации прогрессивных матриц. Строка 14 дает IQ 102, определенный в исследовании детского развития, выполненного христианской церковью. Строка 15 дает IQ 94 для 16-летних европеоидных детей в Натале в Южной Африке. В строках с 16 по 21 дано шесть значений величины IQ в диапазоне от 99 до 103 баллов для европеоидов в Соединенных Штатах, в сравнении с соответствующими значениями в Великобритании. Величина IQ в 100 баллов, приведенная в строке 20, выведена из стандартизации теста WAIS-3 в Великобритании. В строке 22 приведен IQ 96 из стандартизации
Страница 11 из 19

прогрессивных матриц в Уругвае. В строке 23 дан IQ в 100 баллов для европеоидных 7-летних детей в Зимбабве.

Медиана приведенных величин IQ составила 99 баллов, так же как и у европеоидов в Европе. Результаты показывают, что даже в весьма бедных странах Латинской Америки (Аргентина, Бразилия, Колумбия, Мексика и Уругвай), в которых доходы на душу населения составляют приблизительно одну треть от доходов в Северной Америке и Западной Европе, величины IQ европеоидов лишь незначительно ниже, чем в богатых странах. Это подтверждают результаты по Европе, где в намного более бедных бывших коммунистических странах определяются примерно те же значения IQ, что и в богатых странах Запада.

3. Европейцы – студенты университетов

Исследования интеллекта европеоидных студентов университетов подытожены в Таблице 3.3.

Таблица 3.3.

Интеллект европейцев – студентов университетов

Как и можно было ожидать, во всех случаях величина IQ равнялась 100 баллам или выше, медиана составила 105 баллов. Главный интерес эти результаты представляют в плане их сопоставления с показателями, полученными среди аборигенных студентов университетов Африки и Южной Азии, где величины IQ обычно на 10–20 баллов ниже.

4. Размер мозга

В параграфе 1 настоящей главы мы отметили, что величины IQ в Юго-Восточной Европе и на Пиренейском полуострове ниже, чем в остальной Европе. Мы можем ожидать, что подобные различия будут наблюдаться и в размере мозга вследствие того, что корреляции между размером мозга и интеллектом составляет 0,40 (Vernon, Wickett, Bazana, Stelmack; 2000). Рассмотрим различия между субпопуляциями европейцев, чтобы посмотреть, действительно ли это так. Данные о размерах мозга большого количества человеческих популяций, собранные Юргенсом, Ауне и Пипером (Jurgens, Aune, Pieper; 1990), представлены в Таблице 3.4 вместе с соответствующими значениями IQ.

Таблица 3.4.

Размер мозга (см3) и интеллект европейцев и аборигенов Южной Азии

Из строки 1 видно, что у европеоидов в Северной Америке наибольшие размер мозга и IQ. Как видно в строке 2, за ними следуют европеоиды Северной, Центральной и Восточной Европы. В строке 3 представлены немного более низкие значения размера мозга и величины IQ в Испании и Португалии. Как видно из строки 4, объем мозга и величина IQ в Юго-Восточной Европе еще меньше. Строка 5 показывает дальнейший нисходящий тренд размера мозга и величины IQ на Ближнем Востоке, измеренный на выборках выходцев из Южной Азии (из Турции и Ирака). В строке 6 приведены самые низкие значения размера мозга и IQ выходцев из Южной Азии (в Индии). Детально величины IQ аборигенов Южной Азии в Турции, Ираке и в Индии рассматриваются в Главе 6.

5. Наследуемость интеллекта у европейцев

Наследуемость интеллекта – степень, в которой различия в интеллекте определены генетическими факторами. Здесь нас интересует вопрос о наследуемости расовых различий в интеллекте, но прежде чем обсуждать это, мы должны рассмотреть наследуемость индивидуальных различий в интеллекте в пределах стран. Имеются три источника данных по этой проблеме. Это исследования однояйцовых близнецов, воспитывающихся в разных семьях, сравнения однояйцовых и разнояйцовых близнецов, воспитанных в одной семье, и исследования не состоящих в родстве приемных детей, воспитанных в одной семье. Результаты исследований всех трех типов показывают, что наследуемость интеллекта у взрослых составляет приблизительно 0,80, или 80 %. Это означает, что, если бы все люди воспитывались в одинаковых условиях, различия между индивидами уменьшились бы до 80 % от реально существующих.

Результаты работ по изучению наследуемости интеллекта среди взрослых и детей были подытожены Бушаром (Bouchard, 1993; с. 58). По результатам пяти исследований среди взрослых однояйцовых близнецов, воспитанных порознь, средняя корреляция, взвешенная размером выборки, составила 0,75. Эту величину требуется скорректировать на надежность теста (коррекция на аттенюацию), приемлемое значение которого составляет около 0,9 (Bouchard; 1993, с. 49; Mackintosh; 1998). Эта поправка увеличивает корреляцию до 0,83, что и является мерой наследуемости. Из сравнения степени подобия между однояйцовыми близнецами и разнояйцовыми однополыми близнецами, воспитанными в одной семье, явствует, что корреляция для однояйцовых близнецов составляет 0,88, а для однополых разнояйцовых близнецов – 0,51. После коррекции на надежность тестов, принимая коэффициент надежности за 0,9, корреляции становятся 0,98 для однояйцовых и 0,56 для однополых разнояйцовых близнецов. Наследуемость может быть вычислена по формуле Фальконе (Falconer; 1960), заключающейся в удвоения разности между корреляциями однояйцовых и разнояйцовых близнецов одного пола. Разность между этими двумя корреляциями составляет 0,42, удвоение разности дает наследуемость 0,84.

Третий метод оценки наследуемости интеллекта состоит в изучении корреляции между величинами IQ не состоящих в родстве детей, принятых на воспитание одной и той же семьей. Величина влияния среды приемной семьи («межсемейный эффект») выражается степенью корреляции между приемными детьми. Обзор литературы, выполненный Бушаром (Bouchard; 1998), позволяет заключить, что среди взрослых корреляция составляет 0,04, это свидетельствует о величине наследуемости 0,96. Однако этот метод недооценивает влияние среды, так как не принимает во внимание воздействие на одного ребенка, но не на другого таких факторов, как пренатальные и перинатальные воздействия. Два близнецовых метода, дающих оценки наследуемости интеллекта в 0,83 и 0,84, более точны. Эти значения очень близки к оценке примерно в 0,85, представленной Дженсеном (Jensen; 1998, с. 179).

Наследуемость интеллекта у детей значительно ниже, приблизительно 0,42 у 4–6-летних и 0,55 для возрастной группы от 6 до 20 лет (Bouchard; 1993, с. 58; Jensen; 1998, с. 179). Причина этого, вероятно, в том, что родители оказывают на детей «средовые» влияния, ослабевающие в подростковом возрасте. Именно из-за того, что некоторые исследователи объединяют более низкие показатели наследуемости интеллекта у детей с более высокими показателями у взрослых, они оценивают наследуемость интеллекта в пределах 0,40–0,80. Например, утверждение, сделанное Готтфердсоном (Gottfredson; 1997, с. 14) и поддержанное 52 экспертами, гласит: «Оценки наследуемости варьируют в диапазоне от 0,4 до 0,8, что скорее всего указывает на то, что генетика играет более значительную роль, чем среда, в формировании различий величины IQ между индивидами». Большинство исследований, в которых были получены эти высокие показатели наследуемости, проводилось среди европейцев в богатых странах Запада. Однако в исследовании 144 пар однояйцовых и разнояйцовых близнецов в России был получен показатель наследуемости 0,78, который после поправки на ненадежность теста возрос до 0,87 (Lipovechaja, Kantonistowa, Chamaganova; 1978).

Хромосомный набор человека

Из вывода о высокой наследуемости интеллекта вытекает, что существуют гены, определяющие уровень интеллекта. Первый из таких генов был обнаружен в нормальных популяциях в конце 1990-х гг. Хорли и соавторами (Chorley et al.; 1998). Он расположен в хромосоме 6, и обладание одной из аллелей этого гена привносит приблизительно 4 балла IQ в интеллект индивидуума.

Глава 4

Африканцы

Термин
Страница 12 из 19

«африканцы» используется нами для обозначения основных аборигенных народов, обитающих в Африке южнее Сахары. Их следует отличать от северных африканцев – аборигенного населения районов Африки севернее Сахары, от пигмеев и от представителей другой расы африканцев, живущих южнее Сахары, – бушменов или «кой-коин», обитающих преимущественно в пустыне Калахари, а также от готтентотов Южной Африки; в настоящее время сохранились лишь нескольких десятков тысяч представителей этих народов. Использовалось множество терминов для обозначения африканских народов, в том числе «аферы» (Linnaeus; 1758), «эфиопы» (Blumenbach; 1776) и «негроиды» (Cole; 1965). Независимо от того, какое название использовалось, африканцы всегда расценивались как одна из больших рас в таксономиях классической антропологии, включая классификации Линнея (Linnaeus; 1758), Блюменбаха (Blumenbach; 1776), а также Куна, Гарна и Бердселла (Coon, Garn, Birdsell; 1950). Кавалли-Сфорца, Меноцци и Пиацци (Cavalli-Sforza, Menozzi, Piazza; 1994) подтвердили отличительные генетические особенности африканцев в своей классификации человечества на генетические «кластеры», где эти народы были представлены западными африканцами к западу от Нигерии, нилотами верхнего Нила, в Южном Судане, эфиопами и банту – большой группой, в большей части Африки южнее Сахары от Нигерии на западе до Кении. Главными отличительными особенностями африканцев являются: очень темная кожа, темные глаза, широкий нос, толстые вывернутые губы и густые курчавые волосы. Распределение групп крови у африканцев и европейцев различно. У африканцев реже встречается группа A (примерно 27 % против приблизительно 46 % у европейцев) и чаще группа B (около 34 % против примерно 14 % у европейцев).

Африканцы

1. Интеллект африканцев в Африке южнее Сахары

Первая попытка оценить интеллект африканцев была сделана Гальтоном (Galton; 1869) на основе его собственных наблюдений во время путешествий по Юго-Западной Африке и записок других путешественников. Он построил шкалу уровней интеллекта, на которой одно деление было эквивалентно 10,425 балла шкалы IQ. По его оценке африканцы стоят приблизительно на два деления ниже англичан, что равно 79 баллам по шкале IQ. Дальнейшими исследованиями интеллекта на выборках из всей популяции африканцев в районах Африки южнее Сахары было показано, что Гальтон переоценил IQ африканцев на одно с небольшим деление.

Результаты работ по определению коэффициента интеллекта африканцев в Африке южнее Сахары сведены в Таблицу 4.1. При необходимости приводятся пояснения результатов, изложенных в таблице.

Таблица 4.1.

Показатели интеллекта африканцев в Африке южнее Сахары

Сокращения: N – количество испытуемых; g – фактор общего интеллекта; Reas – способность к рассуждению; Verb – вербальная способность; Vis – способность к визуализации.

В строке 1 приведен IQ в 64 балла для взрослых рабочих из Камеруна. В строке 2 дан IQ в 64 балла для молодых людей из Центрально-Африканской Республики, поступавших на технические курсы в колледже города Бангуи в 1951–1955 гг. В строках 3–5 даны IQ в 64 балла по результатам тестирований выборок из Конго-Браззавиля, проводившихся одновременно в городах Браззавиль и Пуэнт-Нуар. В строках 6, 7, 8, 9 и 10 даны величины в 64, 68, 62, 68 и 65 баллов IQ для Конго-Заира. В строке 11 приведен IQ 80 для взрослых в Гане. Такой IQ исключительно высок для Африки южнее Сахары. Возможно, столь высокое значение объясняется тем, что данные были получены в столице – в Аккре. Для столичных жителей типичны более высокие показатели IQ, чем в остальной части страны, вероятно, вследствие того, что мигрировать в столицу склонны более интеллектуальные люди. Так, показатели интеллекта в Лондоне и Париже выше, чем в остальных частях Великобритании или Франции (Lynn, 1979, 1980). В строке 12 представлен IQ в 62 балла по репрезентативной выборке из всей Ганы. В строках 13 и 14 даны значения IQ 63 и 70 по результатам двух исследований в Гвинее. В строках 15–20 даны IQ в 69, 75, 69, 76, 89 и 63 балла для Кении. Величина IQ в 89 баллов в строке 19 была получена в группе 7-летних испытуемых в 1998 г. Это намного выше, чем IQ в 76 баллов, определенный теми же исследователями в их работе в 1984 г. (строка 18), и чем любой другой IQ для популяций африканцев к югу от Сахары. Несоответствие указанного результата данным других исследований ставит под сомнение его достоверность. Так, в строке 16 приведен IQ 75, полученный в том же году в ходе стандартизации того же теста для всей Кении, а в строке 18 – IQ 76, тоже полученный в этом же году. Последние два показателя IQ типичны для Африки южнее Сахары и правдоподобны, но ставят под сомнение оценку в 89 баллов. Кроме того, увеличение IQ на 15 баллов от 76 до 89 баллов за 14-летний период уникально высоко для долговременного повышения IQ и не может считаться достоверным. Далее, с трудом верится, что у детей в Кении может быть более высокий IQ, чем у афроамериканцев в Соединенных Штатах, где IQ оставался постоянным на уровне приблизительно в 85 баллов с 1920-х гг., но где жизненный уровень и питание африканцев намного лучше, чем в Кении. По этим причинам мы считаем оценку IQ для Кении в 89 баллов недостоверной. Величина IQ в 63 балла, приведенная в строке 20, является средним значением между 65 баллами для 6-летних школьников и 61 баллом для не посещавших школу, что дает основание предположить, что обучение в школе повышает IQ на 4 балла.

В строке 21 приведен IQ в 82 балла для Мадагаскара. Хотя население острова обычно считается частью популяции районов Африки южнее Сахары, оно включает значительное количество аборигенов Юго-Восточной Азии – выходцев из Индонезии, откуда они мигрировали на Мадагаскар примерно в первом веке нашей эры (Cole, 1965). Население также включает африканцев и гибриды двух рас. Соотношения этих трех групп в населении точно неизвестны, но предполагается, что преобладают потомки африканцев. Средний IQ для Мадагаскара (82 балла) выше любого из показателей IQ африканцев из районов Африки южнее Сахары, представленных в Таблице 4.1, за исключением сомнительных 89 баллов для Кении в строке 19. Коэффициент интеллекта населения в рассматриваемой популяции является промежуточным между африканцами (65–70 баллов) и аборигенами Юго-Восточной Азии (приблизительно 87, см. Главу 7), хотя он несколько ближе к IQ африканцев, чего можно ожидать для смешанной популяции выходцев из Юго-Восточной Азии и африканцев, где преобладают африканские гены. Исходя из теории средовой обусловленности IQ, невозможно дать очевидного объяснения того, почему IQ населения Мадагаскара выше, чем всюду в материковой Африке южнее Сахары.

В строке 22 дан IQ в 64 балла для Мозамбика. Выборка состояла из испытуемых, проучившихся 3 с половиной года в школе, и включала несколько человек из бантустана Транскей и Республики Малави. В строке 23 приведен IQ в 70 баллов для Нигерии, полученный у детей (возраст не указан), посещавших школы в городе Зария. Элитная выборка мальчиков из гимназии в этом же городе (n = 179) показала IQ 81 балл. Применялся тест Леона, описанный автором как «разработанный африканцем для африканских детей» (Farron, 1966, с. 53). Результат противоречит часто высказываемому утверждению, что африканцы испытывают затруднения при выполнении тестов, разработанных европейцами. В строках 24 и 25 даны значения IQ в 64 и 69
Страница 13 из 19

баллов по двум последующим исследованиям в Нигерии.

В строках 26 и 27 даны IQ в 64 балла для двух выборок взрослых в Сьерра-Леоне. В строке 28 приведен IQ в 65 баллов, полученный в первом исследовании интеллекта африканцев в Южной Африке, проведенном в 1920-х гг. В строках 29–40 даны оценки IQ в диапазоне от 58 до 77 баллов, полученные в двенадцати более поздних исследованиях. В строке 34 дан IQ 71 для тюремных надзирателей, имевших 9–12-летнее образование. В строке 35 приведен IQ в 77 баллов, который является самым высоким для ощепопуляционных выборок в Африке южнее Сахары, но он был получен с помощью теста «нарисуй человека», который является довольно плохим тестом общего интеллекта. В строке 38 представлен IQ 58 для большой выборки 16-летних школьников-африканцев, имевших примерно десятилетнее образование. Результаты сравнивались с южноафриканскими европеоидами. В строке 39 приведен IQ 69 для группы взрослых испытуемых, описанных как «компетентные мужчины, работающие длительное время в сложной среде…» (Nell; 2000, с. 27). В строке 40 дан IQ 68 для подростков с несколькими годами школьного обучения из Северного Трансвааля. В строках 41 и 42 даны IQ 67 и 64 для двух выборок подростков из школ г. Соуэто. В строке 43 приведен IQ в 67 баллов для школьников третьего класса – зулусов из Наталя.

В строке 44 представлен IQ 69 для Судана, измерявшийся у детей и подростков народности шиллук, описанной автором как «одно из примитивных негритянских нилотских племен» (с. 164) Южного Судана. Приведенный IQ является средним значением измерений по четырем тестам: лабиринты Годдарда и Портеуса, Александр Пассалонг и «Нарисуй человека». В строках 45, 46 и 47 даны IQ в 64, 74 и 73 балла для трех последующих исследований в Судане.

В строке 48 дан IQ в 78 баллов для группы учащихся средней школы в Танзании, это исключительно высокое значение для африканцев. Автор исследования объясняет, что причина этого в том, что выборка была высокоселективна, так как «число мест в средней школе чрезвычайно ограничено и поступление происходит на конкурсной основе» (Klingelhofer; 1967, с. 207). Высокий IQ этой выборки не может считаться репрезентативным. Однако результат информативен, поскольку показывает, что IQ в элитной выборке из средней школы равен 78 баллам, а это свидетельствует о том, что типичные для Африки южнее Сахары значения IQ в диапазоне 65–72 балла соответствуют действительности. В строках 49 и 50 приведены значения IQ в 65 и 72 балла для еще двух репрезентативных выборок из Танзании, что согласуется с обычными значениями для Африки южнее Сахары. В строке 51 приведен IQ 80 для селективной выборки школьников в Уганде, описанных Верноном (1969; с. 182) как «значительно превосходящих средний уровень восточноафриканского населения». Это объясняет, почему IQ в этой группе выше, чем в репрезентативных выборках из районов Африки южнее Сахары. В строке 52 дан IQ в 73 балла для большой репрезентативной выборки угандийских детей. В строках 53 и 54 приведены IQ 77 и 64 для Замбии. В строках 55 и 56 даны величины IQ в 61 и 70 баллов для Зимбабве, полученные Зинди, африканским психологом из Университета Зимбабве.

Самая поразительная особенность значений IQ африканцев из Африки южнее Сахары в том, что они устойчиво существенно ниже, чем у европейцев (см. Таблицу 3.1). Медиана величин IQ составляет 67 баллов, что является наиболее достоверной оценкой IQ африканцев. За исключением значения IQ в 82 балла для Мадагаскара, которое является самым высоким в таблице из-за присутствия в населении выходцев из Юго-Восточной Азии, а также IQ в 78 (строка 48) и 80 баллов (строка 51) для селективных выборок из элитных средних школ в Танзании и Уганде и сомнительных 89 баллов для Кении (строка 19), все значения IQ лежат в диапазоне 59–77 баллов, в то время как все оценки IQ европейцев попадают в диапазон 87–105 баллов. Диапазоны значений IQ в этих двух популяциях не перекрываются. Географическая изменчивость IQ африканцев не просматривается, вариации IQ могут быть следствием ошибок выборок и измерения. Величина IQ африканцев не претерпела никакого изменения со времени опубликования Пиком данных первого исследования (Pick; 1929), в котором IQ африканцев в Южной Африке был оценен в 65 баллов. В четырех более поздних исследованиях африканцев в Южной Африке, выполненных в 1990-е гг., были определены фактически такие же IQ: 69 (Nell; 2000), 68 (Sonke; 2000), 67 и 64 балла (Skuy et al.; 2001).

2. Студенты университетов в Африке

Опубликованы данные тринадцати исследований интеллекта африканцев – студентов университетов в Южной Африке. В некоторых работах приведены также оценки IQ европейских студентов, тестировавшихся в то же время. Результаты исследований приведены в Таблице 4.2.

Таблица 4.2.

Показатели интеллекта африканских и европейских университетских студентов в Африке

В строке 1 представлен IQ в 75 баллов для африканцев – студентов университета Легон в Гане, полученный с помощью методики «Кубики Кооса» из теста Векслера. Во всех остальных строках приведены результаты для Южной Африки. В строке 2 даны IQ в 84 балла для африканских и в 103 балла для европейских университетских студентов, вычисленные относительно американских норм для взрослых, опубликованных в работе Равена, Курта и Равен (Raven, Court, Raven; 1994). В строках 3 и 4 приведены результаты студентов по тесту Блокса (Blox), показатели IQ африканцев представлены в сравнении с показателями европеоидных южноафриканских студентов, принятыми за 100 баллов. Строка 5 дает результаты тестирования с помощью теста WAIS-R студентов (средний возраст 25 лет) в африканских университетах Форт Харе, Зулуленд, Северный и Медицинского университета Южной Африки. Вербальный IQ составил 78, IQ достижений – 73 балла, что еще раз показывает, что африканцы имеют низкий IQ по всем основным познавательным способностям, и противоречит иногда высказываемому утверждению о том, что африканцы испытывают затруднения в выполнении языковых задач. В строке 6 приведен IQ в 100 баллов для студентов научных специальностей из Северного университета. В строке 7 дан IQ 77 для студентов менее престижного африканского университета. В строке 8 представлен IQ в 83 балла для студентов университета Витватерсранда и университета Африкаанс Ранда в Йоханнесбурге. В строке 9 представлен IQ 82 для африканских студентов из университета Венда в Северном Трансваале. Европейская группа, результаты тестирования которой используются для сравнения, была из университета Тилберга в Нидерландах. В строке 10 дан IQ 81 для студентов-психологов из университета Витватерсранда. В строке 11 представлен IQ 93 для студентов-первокурсников инженерных специальностей из университета Витватерсранда. В строке 12 дан IQ 99 для немного уменьшенной группы тех же студентов, оцененный 16 месяцев спустя с помощью прогрессивных матриц повышенной сложности. И африканцы, и европейцы показали результаты приблизительно на 6 баллов выше при втором тестировании, вероятно, вследствие тренировки. В строке 13 приведен IQ в 101 балл для другой выборки студентов-африканцев инженерных специальностей из университета Витватерсранда; видно, что африканские студенты имели IQ на 15 баллов ниже, чем белые европейцы.

Средние величины IQ общих выборок студентов, представленные в строках 1–5 и 7–9, попадают в узкий диапазон значений 72–84 балла с медианой 81.
Страница 14 из 19

Приведенные в строках 6, 11, 12 и 13 величины IQ в 100, 93, 99 и 101 балл выше остальных из-за того, что были получены у студентов научных и инженерных специальностей, поступавших в университеты на основе вступительных экзаменов по математике и физике и, как правило, имевших более высокую способность к рассуждению, чем студенты большинства других специальностей. К примеру, в Иране IQ 18-летних учащихся, изучавших математику, был на 10 баллов выше, чем у изучавших литературу (Mehryar, Shapurian, Bassiri, 1972). Британские студенты, получавшие степень в области науки, имели IQ на 9 баллов выше, чем получавшие степень в области искусств (Heim, 1968). Величины IQ студентов-европеоидов в Южной Африке находятся в диапазоне от 100 до 105, что почти совпадает со значениями студентов-европеоидов в других странах (см. Глава 3, Таблица 3.3). Интерес этих данных в том, что они показывают, что типичные африканские студенты, имевшие примерно 12-летнее школьное образование и поступившие в университет, имеют IQ в диапазоне 72–84 балла. Так как они – африканская интеллектуальная элита, эти данные позволяют сказать, что IQ для генеральной популяции около 70 баллов достоверен и, в общем, правилен. Результаты также свидетельствуют о том, что IQ африканских студентов в Южной Африке в среднем на 20 баллов ниже, чем у европеоидных, и что значительный разрыв значений между величинами IQ африканцев и европейцев сохраняется и тогда, когда они имеют одинаковую продолжительность обучения. Африканские студенты университетов, имевшие за плечами десять-двенадцать лет систематического образования, помимо изучавших математику и физику, получали оценки IQ в диапазоне 72–84 баллов. Коэффициент интеллекта студентов был на 10–12 баллов выше среднеафриканского вследствие того, что они являются селективной группой.

3. Африканцы островов Карибского бассейна и Латинской Америки

Результаты определений IQ у африканцев с островов Карибского бассейна и из Латинской Америки приведены в Таблице 4.3.

Таблица 4.3.

Показатели интеллекта африканцев с островов Карибского бассейна и из Латинской Америки

Сокращения – см. Таблицу 4.1.

В строке 1 дан IQ 80 для детей на Барбадосе. Это значение, как сообщается в исследовании, было вычислено из значения IQ в 83 балла для хорошо питавшихся и в 68 баллов для голодавших детей с учетом показателя преобладания умеренного и серьезного недоедания дошкольников на Барбадосе (16,5 % – по данным обследования 1968 г. (см. Galler, Ramsay, Solimano et al., 1983). В строке 2 дан IQ 70 для африканцев в Бразилии, посещавших школу в фавеле (трущобный район) в г. Бразилиа. В строке 3 дан IQ 64 для матерей этих детей. В строке 4 дан IQ 71 для африканцев в г. Сан-Паулу в Бразилии. В строке 5 представлен IQ 67 для 3-летних африканских детей из Доминиканской Республики. Низкий IQ этих младенцев дает основание предполагать, что плохое образование не является фактором, ответственным за низкие величины IQ африканцев с островов Карибского бассейна. В строках 6–12 приведены результаты семи исследований IQ на Ямайке, давших оценку в диапазоне 60–75 баллов с медианой 67. В строке 13 дан IQ 60 для 4-летних детей с о. Сент-Люсия, а в строке 14 – IQ 70 для детей с о. Сент-Винсент. Медиана оценок четырнадцати исследований интеллекта африканцев с островов Карибского бассейна и из Латинской Америки составила 71 балл IQ. Это немного выше, чем средний IQ африканцев в Африке южнее Сахары, составляющий 67 баллов. Возможное объяснение этого в том, что у африканцев островов Карибского бассейна и Латинской Америки есть некоторая примесь европейских генов. Как было оценено, доля европейских генов в африканском населении Ямайки составляет 6,8 % (Parra, Marcini, Akey, 1998).

Коренной житель Амазонии

4. Афроамериканцы в Соединенных Штатах Америки

В Соединенных Штатах Америки проводились сотни исследований интеллекта афроамериканцев. Результаты наиболее важных из них приведены в Таблице 4.4.

Таблица 4.4.

Показатели интеллекта афроамериканцев в Соединенных Штатах Америки

Сокращения – см. Таблицу 4.1.

В строке 1 даны результаты первого из больших исследований – среди призывников в период Первой мировой войны, проводившегося с помощью объединенных армейских альфа– и бета-тестов, которые измеряли невербальный и вербальный IQ и впоследствии легли в основу тестов Векслера. Число европеоидов составляло 93 973 чел. В строке 2 приведены данные для призывников Второй мировой войны, а в строке 3 – результаты тестирования призывников вьетнамской войны. Примечательно, что средний IQ африканцев в периоды Второй мировой и вьетнамской войн был ниже (77 баллов), чем в период Первой мировой войны, и ниже обычно приводимого среднего значения IQ афроамериканцев в Соединенных Штатах (85 баллов). В строках 4–7 приведены результаты компиляции всех американских исследований, выполненной Шу. В строке 4 дан IQ 87, полученный по данным 17 исследований среди дошкольников. В строке 5 представлен IQ 85, определенный по результатам 26 исследований среди учащихся начальной школы с использованием индивидуальных тестов, таких как тест Стенфорд-Бине. В строке 6 приведен IQ 85 для учащихся начальной школы, полученный по 103 исследованиям с применением тестов вербальной способности и 41 исследованию с помощью тестов невербальной способности. В строке 7 дан IQ 85 для студентов высшей школы. В строках 8, 9 и 10 представлены результаты Осборна и МакГурка (Osborne, McGurk, 1982), дополнивших суммарные данные американских исследований результатами работ, опубликованных в период 1976–1980 гг. В строке 8 дан IQ 80, полученный из результатов 66 исследований среди дошкольников 3–5 лет. В строке 9 приведен IQ 87, полученный по данным 126 исследований среди учащихся начальной школы, а в строке 10 – IQ 87, полученный по данным 17 исследований среди учащихся средней школы.

В строках 11, 12 и 13 (Broman et al.; 1975) даны результаты тестирования трех больших выборок испытуемых, не представленных в обзоре Осборна и МакГурка. В строке 11 приведен IQ в 85 баллов для африканских матерей, тестировавшихся в ходе выполнения Национального коллаборативного перинатального проекта, а в строках 12 и 13 – IQ их детей в возрасте 4 и 7 лет, составивший 87 баллов. В строке 14 представлен IQ общего интеллекта африканцев в 86 баллов по данным выборки стандартизации теста WISC-R. В строке 15 дан IQ в 81 балл для общего интеллекта, в 86 баллов для вербального интеллекта и в 84 балла для способности к визуализации среди работающих по найму (данные собраны Службой занятости Соединенных Штатов). В строке 16 дан IQ 85 для общего интеллекта афроамериканцев, 87 для вербального и 86 для способности к визуализации по выборке из Калифорнии. В строке 17 приведен IQ 85 для общего интеллекта, 87 для вербальной способности и 86 для способности к визуализации (по данным выборки стандартизации теста WAIS-R). В строке 18 представлен IQ 82, полученный с помощью теста AFQT. В строке 19 дан IQ 93 по данным выборки стандартизации теста K-ABC. В строке 20 дается словарный IQ в 85 баллов по данным выборки стандартизации словарного теста Пибоди в картинках. В строке 21 представлен IQ в 83 балла, полученный по данным выборки стандартизации теста Стенфорд-Бине-4. Афроамериканцы из этой выборки получили IQ для кратковременной памяти в 89 баллов, что согласуется с результатами многих других исследователей, согласно
Страница 15 из 19

которым афроамериканцы сравнительно успешно выполняют тесты на кратковременную память. В строке 22 дан IQ 85 для 3-летних детей по данным выборки стандартизации теста Стенфорд-Бине-LM. В строке 23 приведен IQ 83, вычисленный из значений первого главного фактора как меры общего интеллекта, полученных у военнослужащих. В строке 24 представлен IQ 85 по данным выборки стандартизации теста WISC-3. В строке 25 дан IQ 88 по данным выборки стандартизации теста интеллекта Кауфмана для подростков и взрослых. В строке 26 дан IQ 81 для выборки работающих по найму (данные собраны Службой занятости Соединенных Штатов). В строке 27 приведен IQ 85 для способности к визуализации из оценок субтеста упорядочивания блоков теста WISC-R (по данным национальной выборки NHANES III).

Приведенный в строке 28 IQ в 85 баллов получен у детей в возрасте от 3,0 до 3,4 года по данным выборки стандартизации теста Стенфорд-Бине-4. В строке 29 дан IQ 85 для репрезентативной выборки испытуемых возраста 70 лет и старше из континентальных Соединенных Штатов (т. е. исключая Аляску и Гавайи). В строке 30 дан словарный IQ взрослых афроамериканцев в 90 баллов, полученный в исследованиях NORC за 1990–1996 гг. на репрезентативной выборке из континентальных Соединенных Штатов. Это необычно высокое значение можно приписать краткости теста, состоящего в определении значений десяти слов. В строке 31 приведен IQ в 87 баллов, по данным Национального исследования грамотности взрослых 1992 года, тест состоял в оценке понимания вербального материала и выполнении арифметических заданий испытуемыми репрезентативной выборки из континентальных Соединенных Штатов.

Из результатов исследований интеллекта афроамериканцев можно сделать пять выводов. Во-первых, медиана IQ составляет 85 баллов, это значение многими считается наилучшей оценкой IQ афроамериканцев. Эта оценка близка к значению в 83,5 балла, полученному в итоге метаанализа данных 105 исследований, проведенных в общей сложности среди 6 246 729 испытуемых (Roth, Bevier, Bobko, Switzer, Tyler; 2001). Вариации средних значений, полученных в разных исследованиях, вызваны, вероятно, различиями выборок, ошибками измерения и различиями способностей испытуемых, измеряемых разными тестами. Во многих исследованиях было показано, что африканцы относительно хорошо справляются с тестами памяти, таким образом, величина африканско-европейского различия отражает в некоторой мере степень, в которой тесты памяти представлены в показателях интеллекта. Например, одно из наиболее высоких значений IQ в таблице (88 баллов) было получено по тесту KAIT Кауфмана. Этот тест содержит семь субтестов, из которых один оценивает память на лица, в нем требуется опознать лица известных людей. По этому субтесту африканцы получили средний IQ в 92,5 балла.

Во-вторых, как можно видеть в строках 22 и 28, коэффициент интеллекта около 85 баллов наблюдается у 3-летних афроамериканцев. Эти результаты противоречат утверждению, часто высказываемому сторонниками средовой теории, что плохое образование и расизм полностью или в определенной степени ответственны за низкий IQ африканцев. Даже у 2-летних африканцев IQ составляет 92 балла (строка 19). Этот показатель не так низок, как в других исследованиях, потому что африканские младенцы созревают быстрее европейских до возраста двух лет (Lynn, 1998d; Rushton; 2000). Только на третьем году их IQ падает ниже европейского и лишь на четвертом достигает величины порядка 85 баллов, как показано в строках 22 и 28.

В-третьих, характерный для афроамериканцев IQ около 85 баллов существенно выше среднего значения IQ африканцев в Африке южнее Сахары, составляющего примерно 67 баллов. Это различие можно объяснить двумя факторами. Прежде всего афроамериканцы по многим параметрам живут в гораздо лучших условиях, чем африканцы в Африке, включая намного более высокий жизненный уровень, лучшее питание и здравоохранение. Кроме того, афроамериканцы имеют в среднем около 25 % европейских генов, и это делает их IQ выше, чем у африканцев в Африке (Reed, 1969; Chakraborty, Kamboh, Nwanko and Ferrell; 1992).

В-четвертых, в пяти работах, где приводятся оценки вербального и визуального IQ, визуальный IQ афроамериканцев на один или два балла выше вербального. Результаты оценки вербального IQ более подвержены влиянию культурного окружения, таким образом, это противоречит утверждению, часто высказываемому сторонниками средовой теории, что африканцы плохо выполняют тесты потому, что тесты ориентированы не на них. Это подтверждает выводы МакГурка (McGurk; 1953a, 1953b) о том, что афроамериканцы более не испытывают отрицательного влияния того, что считается «культурно-смещенными общими информационными проблемами», и Дженсена (Jensen; 1980) о том, что тесты не являются культурно-смещенными относительно афроамериканцев.

Афроамериканец

В-пятых, представляется, что в течение двадцатого столетия не происходило увеличения IQ афроамериканцев. Так, по данным четырнадцати исследований, выполнявшихся с 1980 по 1998 г., средний IQ составил 85 баллов, такое же значение определялось и в более ранних исследованиях. В пользу такого вывода говорит отсутствие какой-либо тенденции к уменьшению разрыва между афроамериканцами и европейцами в младших возрастных группах. Данные о различиях величин IQ у африканцев и европейцев разных возрастных групп были приведены в работе Рейнольдса и соавт. (Reynolds, Chastain, Kaufman, McLean; 1987) на материале выборки стандартизации теста WAIS-R 1978 г. Величины IQ африканцев составили 86 баллов у 16–19 летних, 85 баллов у 20–34 летних и у 35–54 летних и 86 баллов у 55–74 летних испытуемых. Проводившиеся два раза в год тестирования показали также, что различие в интеллекте между афроамериканцами и европейцами не изменялось за период 1974–1996 гг. (Lynn; 1998e). Наконец, в выборке стандартизации теста KAIT (тест интеллекта Кауфмана для подростков и взрослых; Kaufman et al.; 1994) не было значимого различия между самой младшей и самой старшей возрастными группами. В самой младшей возрастной группе (родившиеся с 1980 по 1991 г.) IQ был даже немного ниже (83 балла), чем в самой старшей (в среднем 1921 года рождения), – 88 баллов.

5. Африканцы в Великобритании

Африканцы начали мигрировать в Великобританию в значительном количестве вскоре после окончания Второй мировой войны. Первые иммигранты приезжали в основном с островов Карибского бассейна, а в последней четверти двадцатого столетия значительное их число прибыло из Африки. Исследования IQ у африканцев в Великобритании публикуются с 1960-х гг. Результаты этих исследований приведены в Таблице 4.5.

Таблица 4.5.

Показатели интеллекта африканцев в Великобритании

Сокращения – см. Таблицу 4.1.

В строке 1 приведен IQ в 88 баллов. По-видимому, это первая опубликованная работа по оценке IQ у детей негроидных иммигрантов из Вест-Индии. Исследование проводилось в Лондоне, где обосновалось большинство этих иммигрантов. В строке 2 дан IQ в 82 балла, вычисленный Верноном (Vernon; 1969, с. 169) по другой выборке, тестировавшейся в Лондоне в 1960-х гг. В строке 3 приведен показатель способности к рассуждению в 88 баллов и словарный IQ в 82 балла для детей выходцев из Вест-Индии в сравнении с детьми англичан-европеоидов, посещавших одну и ту же среднюю школу в Лондонском районе Харингей. Это бедный район, где у европеоидных детей следует ожидать оценок IQ ниже
Страница 16 из 19

среднего национального уровня, что будет повышать показатели выходцев из Вест-Индии. Чтобы скорректировать это смещение, IQ европейцев в этом исследовании был принят за 95. В строке 4 дан IQ 89 для группы детей из Лондона. В строке 5 представлен IQ 86 для выборок детей из Бирмингема и лондонского района Дептфорд.

В строке 6 приведен IQ в 104 балла для 9 африканских детей, принятых в учреждения опеки в младенческом возрасте из-за того, что их матери были не способны заботиться о них. В этом же исследовании определялся IQ расово-смешанных и белых детей, также принятых в учреждения опеки; у расово-смешанных детей IQ составил 110 (n = 15), а у белых 104 балла (n = 36). Эти результаты не соответствуют всем остальным приведенным в таблице результатам, свидетельствующим о том, что у африканских детей в Великобритании показатели интеллекта значительно ниже, чем у белых. Кроме того, можно было бы ожидать, что IQ тестировавшихся детей будет ниже среднего уровня, так как их матери, поместившие их в учреждения опеки, по преимуществу не владели необходимыми навыками и, вероятно, обладали интеллектом ниже среднего. Данные об интеллекте этих детей примечательны и нуждаются в дополнительной проверке. Если бы проверка их подтвердила, из них бы вытекало, что чернокожие матери не обеспечивают такие же хорошие условия детям, как белые приемные родители, воспитывавшие этих детей, но для такого вывода оснований немного. Число детей было очень небольшим (n = 9), и возможно, это просто случайный результат.

В строке 7 дан IQ в 86 баллов для общенациональной выборки афро-карибских детей в Великобритании. В строках 8 и 9 приведены значения IQ в 73 балла для детей из Великобритании, родившихся на Карибах, и в 82 балла для родившихся в Великобритании. Значение IQ в 73 балла у уроженцев островов Карибского бассейна близко к 71 – значению для аборигенных карибских детей. В строке 10 представлен вербальный IQ 86 для детей из Вест-Индии, тестировавшихся с помощью английского словарного теста в картинках. В строке 11 дан IQ 85 для детей выходцев из Вест-Индии в общеобразовательной средней школе города Ильфорд графства Эссекс; этот IQ ниже, чем у детей индусов, обучавшихся в той же школе, IQ которых составил 91 балл. Это первое в ряду исследований в Великобритании, продемонстрировавших, что у выходцев с островов Карибского бассейна показатели интеллекта ниже, чем у иммигрантов из Индии. В строке 12 дан словарный IQ в 78 баллов для всех детей выходцев из Вест-Индии, обучавшихся в общественных школах в Мидлендсе[2 - Так называют центральные графства Англии (прим. перев.).], находящихся в ведении органов народного образования.

В строке 13 приведен IQ в 86 баллов, полученный с помощью теста чтения на очень большой национальной выборке (n = 12 530) 15-летних подростков. В строке 14 дан IQ в 85 баллов, полученный с помощью словарного теста у детей выходцев из Вест-Индии на cевере Англии в сравнении с 851 европейцем, посещавшем те же школы. В строке 15 представлен IQ в 86 баллов у детей выходцев из Вест-Индии из городской школы в Мидлендсе; дети выходцев из Индии, посещавшие те же школы, получили оценку IQ в 96 баллов. Это еще раз показывает, что выходцы из Южной Азии, находящиеся в одинаковых с африканцами условиях, получают более высокие оценки IQ. В строке 16 приведен IQ в 90 баллов для выборки детей выходцев из Вест-Индии в Лондоне. В строке 17 представлен IQ 87 для группы 4-летних детей выходцев из Вест-Индии.

В строке 18 приведен IQ в 89 баллов для национальной выборки карибских детей со всей Великобритании, родившихся в 1958 г. и проживших в Великобритании больше 4 лет; испытуемые другой группы (n = 39), прожившие в Великобритании менее 4 лет, получили оценку IQ в 83 балла. Это дает основание предполагать, что IQ карибских детей повышается вследствие проживания в Великобритании приблизительно на 6 баллов. Иногда высказывалось предположение, что вследствие того, что многие дети недавних иммигрантов с островов Карибского бассейна говорят на креольском вест-индийском диалекте английского языка, им трудно понимать учителей. Но то, что иммигранты из Вест-Индии выполняют тесты на невербальное рассуждение примерно на том же уровне, что и тесты на вербальное понимание, делает это предположение маловероятным. В строке 19 дан IQ в 92 балла для национальной британской выборки испытуемых, родившихся в 1970 г. Высокий IQ этой выборки мог бы быть индикатором того, что IQ детей выходцев с островов Карибского бассейна немного увеличился, но данные последующих работ, представленные в таблице, не показывают улучшения IQ африканских детей в период с 1960-х по 1980-е гг., так что это может быть случайным результатом.

В строке 20 приведен IQ 88 для группы африканских школьников в лондонских школах, большинство из которых родилось в Великобритании. В строке 21 дан IQ в 92 балла для группы африканских школьников в Кембриджшире. Величина IQ дана относительно детей англичан, посещавших те же самые школы, у которых она, вероятно, была ниже национальных норм, так как британцы более высокого социально-экономического статуса предпочитают не посылать детей в школы, где учится заметное число иммигрантов. Это должно было повысить оценки интеллекта африканцев. Для примененного теста не существует национальных норм, поэтому IQ африканцев не мог быть точно рассчитан относительно британцев. Вероятно, IQ британцев в этом исследовании составлял приблизительно 95 баллов, и, следовательно, IQ африканской группы составит около 87 баллов относительно британских национальных норм, то есть будет примерно таким же, что и в других выборках африканцев в Великобритании. В строке 22 приведен IQ в 89 баллов для группы 65–75-летних африканцев из Лондона, тестировавшихся в 1996–98 гг., в сравнении с национальной выборкой автохтонных британцев (n = 5379).

Результаты исследований интеллекта африканцев в Великобритании интересны в трех отношениях. Во-первых, медианное значение IQ составляет 86 баллов, что почти точно совпадает со средним значением африканцев в Соединенных Штатах, равным 85 баллам. Эти оценки существенно выше медианных значений IQ в 67 баллов у африканцев в районах Африки южнее Сахары и в 71 балл у выходцев с островов Карибского бассейна, откуда большинство проживающих в Великобритании африканцев прибыло в период после окончания Второй мировой войны. Во-вторых, более высокий IQ африканцев в Великобритании может быть объяснен влиянием лучших жизненных условий. Это влияние показано в исследовании, результаты которого представлены в строках 7 и 8 (Yule, Berger, Rutter, Yule, 1975). Видно, что IQ африканцев, родившихся в Вест-Индии, составляет 73 балла против 82 баллов у родившихся в Великобритании, что позволяет предположить, что IQ детей выходцев с островов Карибского бассейна увеличивается вследствие проживания в Великобритании на 9 баллов. Этот результат был подтвержден в работе Макинтоша и Масси-Тейлора (Macintosh, Mascie-Taylor, 1985), результаты которой представлены в строке 18. В их исследовании IQ детей выходцев с островов Карибского бассейна, проживших в Великобритании более 4 лет, составил 89 баллов, в то время как в группе проживших в Великобритании менее 4 лет (n = 39) IQ был равен 83 баллам, из чего можно предположить, что интеллект карибских детей возрастает вследствие проживания в Великобритании примерно на 6
Страница 17 из 19

баллов. Эти два результата весьма сходны и говорят о том, что проживание в Великобритании увеличивает интеллект африканцев на 7–8 баллов. Это увеличение, видимо, является главным образом результатом лучшего питания и здравоохранения и, возможно, образования. Хотя нет никаких свидетельств тому, что образование в Вест-Индии хуже, чем в Великобритании; иногда утверждается, что оно лучше. Влияние улучшенного питания на иммигрантов из Вест-Индии показано Юлом с соавторами (Yule et al., 1975), определившими, что африканцы из Вест-Индии, родившиеся в Великобритании, выше ростом родившихся на островах Карибского бассейна и приехавших в Великобританию детьми; различие составило 0,67d (единицы стандартного отклонения). В-третьих, величина IQ для выборки 4-летних детей выходцев из Вест-Индии, приведенная в строке 17, была почти такой же (87 баллов), что и у более старших детей выходцев из Вест-Индии, обучавшихся в школе. Это говорит о том, что за низкие показатели интеллекта детей выходцев из Вест-Индии не могут нести ответственность школы, предубеждение учителей, трудности понимания детьми разговорного английского языка учителей и так далее. Этот результат подтверждают полученные в Соединенных Штатах данные о том, что IQ африканцев низок в дошкольном возрасте.

6. Африканцы в Нидерландах

В течение второй половины двадцатого столетия значительное число африканцев мигрировало в Нидерланды из бывшей голландской колонии Суринам на северо-востоке Южной Америки и с Нидерландских Антильских островов, бывшей голландской колонии в Карибском море. Результаты исследований их интеллекта представлены в Таблице 4.6.

Таблица 4.6.

Показатели интеллекта африканцев в Нидерландах

Сокращения – см. Таблицу 4.1.

В строке 1 представлен IQ в 86 баллов для детей иммигрантов из Суринама. Данные об использованном тесте и возрасте испытуемых не приведены. Население Суринама состоит на 35 % из креолов с африканско-европейской родословной, на 10 % из африканцев, на 33 % из выходцев из Индии, на 16 % из индонезийцев и на 3 % из американских индейцев. Величина IQ в 86 баллов – это примерно то, что можно было бы предсказать для этого расово-смешанного населения, так как у наибольшей группы, креолов, IQ будет примерно средним между IQ африканцев в Африке (67) и европейцев в Северо-Западной Европе (100), а у второй по численности группы, индусов, IQ должен был бы составить примерно 82 (см. Главу 6). В строке 2 дан IQ в 84 балла для выборки детей иммигрантов первого поколения из Суринама и с Нидерландских Антильских островов. В строке 3 приведен IQ 88 для выборки детей иммигрантов второго поколения из Суринама и с Нидерландских Антильских островов. У этих детей наблюдается увеличение IQ на четыре балла в сравнении со значением для детей иммигрантов первого поколения, представленным в строке 2. Это подтверждает исследования в Великобритании, показавшие, что иммигранты второго поколения получают более высокие оценки IQ, чем иммигранты первого поколения. Строка 4 дает IQ 85 для еще одной выборки детей иммигрантов из Суринама. Данные об использованном тесте и возрасте испытуемых не приведены. В строке 5 дан IQ 83 для другой выборки иммигрантов из Суринама и с Нидерландских Антильских островов. В строке 6 приведен IQ 85 для взрослых иммигрантов из Суринама. В строке 7 представлен IQ 85 для иммигрантов с Нидерландских Антильских островов, население которых состоит на 85 % из африканцев и лиц со смешанной африканско-европейский родословной. Величины IQ, полученные в приведенных исследованиях, весьма сходны. Медианное значение составляет 85 баллов – такое же, как у африканцев в Соединенных Штатах.

7. Африканцы в Израиле

Некоторое количество эфиопских иудеев-африканцев мигрировало в Израиль в течение последних десятилетий двадцатого века. Каниель и Фишерман (Kaniel, Fisherman, 1991) оценили интеллект 15-летних испытуемых (n = 250) с использованием стандартных прогрессивных матриц. Авторы пишут: «Эфиопские иудеи были протестированы спустя год после прибытия в Израиль. Все испытуемые были протестированы в группах в своих школах с использованием стандартной процедуры. Каждой группе демонстрировали тренировочный первый пункт теста и выполнили его вместе с ними. Особое внимание уделяли тому, чтобы удостовериться в том, что эфиопские иудеи поняли, как организован тест, и в их способности заполнить бланк ответов. Никаких временных ограничений не было» (с. 28).

Эфиопский иудей из Израиля

Авторы сделали ошибки при вычислении коэффициента интеллекта эфиопов. В моей работе представлены правильные значения (Lynn, 1994b). Средняя оценка в тесте составила 27, что эквивалентно первому процентилю по нормам британской стандартизации 1979 г. и значению IQ в 65 балов. Израильские данные были получены в 1989 г., а IQ британцев, как предполагается, за период с 1979 по 1989 г. возрос на 2 балла. Чтобы учесть это, необходимо ввести поправку на это увеличение, соответственно IQ эфиопских иудеев должен быть уменьшен до 63.

Второе исследование показателя интеллекта эфиопских иудеев было опубликовано Козулином (Kozulin, 1998). Оно было проведено среди 14–16-летних испытуемых, проживших в Израиле четыре или более лет и посещавших израильские школы-интернаты, для тестирования использовались прогрессивные матрицы. Средний IQ этих испытуемых составил 65 баллов. Эти результаты говорят о том, что образование в школах западного типа не способствует повышению IQ африканцев.

8. Кратковременная память и скорость восприятия у африканцев

До настоящего времени мы рассматривали интеллект африканцев в терминах фактора g (общий интеллект), способности к рассуждению, вербальных и визуализационных способностей. Рассмотрим теперь исследования кратковременной памяти и скорости восприятия африканцев. Кратковременная память обычно измеряется тестом повторения цифровых рядов (Digit Span), заключающемся в оценке способности запомнить и воспроизвести набор цифр либо в том порядке, в котором они были представлены (прямой Digit Span), или в обратном порядке (обратный Digit Span). Измерение скорости восприятия обычно проводится субтестами кодирования (Coding) и замещения символов цифрами (Digit Symbol) тестов Векслера, которые требуют точного и быстрого просмотра визуальной информации. Эти исследования показали, что у африканцев достаточно хорошие кратковременная память и скорость восприятия. Результаты работ приведены в Таблице 4.7.

Таблица 4.7.

Первичные способности африканцев

Сокращения: AR – абстрактное рассуждение; VR – вербальное рассуждение; Verb – вербальное понимание; Vis – визуализация; STM – кратковременная память; PS – скорость восприятия.

В строке 1 представлены величины IQ в 75 и 76 баллов для африканских 10–12-летних детей (n = l123) в сравнении с европейскими (n = l489) для невербального рассуждения и вербальной способности, измеренных с помощью теста Лорж-Торндайка; существенно более высокие оценки были получены для кратковременной памяти (IQ = 90, тест Digit Span) и особенно для скорости восприятия (IQ = 102). Авторы пишут по этому поводу: «При предъявлении теста, оценивающего только скорость, но не содержащего ощутимой когнитивной задачи, негритянские дети выполняют его так же хорошо или даже лучше, чем европейские» (Jensen, Rohwer; 1970, с. 60). В строке 2
Страница 18 из 19

представлен типичный IQ в 85 баллов для вербальной шкалы и шкалы действия теста WISC-R, предъявлявшегося 622 африканским детям 5–11-летнего возраста, в сравнении с 669 европейскими, а также IQ кратковременной памяти в 94 балла как среднее значение оценок тестов прямой Digit Span (IQ = 96) и обратный Digit Span (IQ = 92). В строке 3 приведены оценки IQ африканских детей 12–18 лет, полученные из корпуса данных проекта «Талант»; согласно им IQ для кратковременной памяти (94 балла) является относительно высоким сравнительно с IQ для абстрактного рассуждения (89 баллов). В строке 4 дан IQ 94 для кратковременной памяти 5–9-летних детей африканских иммигрантов из Суринама в Нидерландах (n = 183) в сравнении с европейскими детьми; тест состоял в предъявления десяти рисунков, каждому из которых было дано произвольное название, задача состояла в запоминании как можно большего числа названий. В строке 5 приведены оценки IQ африканских детей возраста 6–16 лет (n = 711) относительно европейских детей (n = 776) в 82 балла для вербальной способности, в 78 баллов для способности к визуализации и более высокое значение в 90 баллов для кратковременной памяти, измеренное тестом Digit Span. В строке 6 дан IQ в 94 балла для кратковременной памяти африканцев, полученный как результат метаанализа данных 31 исследования детей и взрослых. В строке 7 приведены оценки первичных способностей испытуемых из Южной Африки. Авторы работы протестировали 1093 африканца и 1056 европеоидов 16-летнего возраста с помощью юношеского теста способностей, разработанного в Южной Африке и дающего оценки абстрактного рассуждения (AR), вербального рассуждения (VR), вербального понимания (Verb), визуализации (Vis), кратковременной памяти (STM) и скорости восприятия (PS); у испытуемых были оценены также механические способности, оценка составила 68 баллов. Как можно видеть, IQ кратковременной памяти африканцев (79 баллов) и скорости восприятия (69 баллов) выше способности к абстрактному рассуждению (58 балов) и вербальному рассуждению (63 балла), что подтверждает данные американских исследований. В этой выборке визуализация и механические способности также были более выражены, чем способность к абстрактному и вербальному рассуждению. В строке 8 дан IQ кратковременной памяти в 74 балла для выборки из 196 10-летних детей на Ямайке в сравнении с оценкой в 67 баллов – медианой результатов семи исследований, приведенных в Таблице 4.3.

Дженсен (Jensen; 1998) интерпретировал эти и другие результаты как указывающие на то, что африканско-европейские различия в интеллекте являются в значительной степени различиями в факторе g Спирмена. Согласно этой теории, кратковременная память и скорость восприятия являются слабыми оценками фактора g, поэтому африканцы сравнительно успешны в таких тестах. Теория получила немало подтверждений, их обзор представлен в работе Раштона (Rushton; 2003), но также вызвала и некоторую критику со стороны Долана и Хамакера (Dolan, Hamaker; 2001).

9. Музыкальные способности

Часто высказывалось предположение о том, что у африканцев хорошие музыкальные способности и особенно выражено чувство ритма. Кажется, это было впервые сказано в XIV в. арабским автором Ибн Бутланом, который писал, что если бы африканцу «привелось упасть с неба на землю, он отбивал бы такт, падая вниз» (Lewis; 1990, с. 94). Музыкальные способности связаны с интеллектом, так что интересно посмотреть, имеют ли африканцы хорошие музыкальные способности, часто им приписываемые, или же у них слабые музыкальные способности в соответствии с низкими оценками IQ, получаемыми ими в тестах интеллекта.

Музыкальные способности измеряются простыми тестами, такими как распознавание изменения высоты тона (нужно определить, выше или ниже один тон другого; в первых пробах различие между тонами велико, но постепенно тоны становятся ближе друг к другу, пока не станет крайне сложно определить, который выше); музыкальная память (мелодия играется дважды, и при втором исполнении одна нота изменяется; задача состоит в том, чтобы определить, какая нота изменилась); анализ аккорда (определение количества нот в аккорде) и чувство ритма (играются два музыкальных произведения, и нужно определить, в одном или в разных ритмах). Связь между интеллектом и музыкальными способностями была показана в двух исследованиях, выполненных Линном, Вильсоном и Голтом (Lynn, Wilson, Gault; 1986). В первом исследовании группе 10-летних детей (n = 217) представляли ряд тестов на рассуждение, словарные способности, визуализацию и скорость восприятия вместе с четырьмя тестами музыкальных способностей (высота тона, музыкальная память, анализ аккорда и чувство ритма). Все тесты были положительно интеркоррелированы и имели нагрузки по первой главной компоненте как мере общего интеллекта (фактор g). Нагрузки четырех музыкальных тестов лежали в пределах от 0,45 (аккорды) до 0,59 (ритм). Это показывает, что музыкальные тесты являются мерой фактора g. Во втором исследовании 93 испытуемым 9–11-летнего возраста предлагали три теста музыкальных способностей (изменение тона, анализ аккорда и музыкальная память) вместе со стандартными прогрессивными матрицами как мерой фактора g. Три музыкальных теста имели значимые корреляции с прогрессивными матрицами: 0,27, 0,40 и 0,37 соответственно. Это подтверждает, что музыкальные способности связаны с интеллектом. Новые свидетельства этой связи были представлены Кэрролом (Carroll; 1993).

Исследования музыкальных способностей афроамериканцев проводились, но они малоизвестны, так как не были обобщены в базовых учебниках по интеллекту, например у Броди (Brody; 1992), или Макинтоша (Mackintosh; 1998), или же в специальных учебниках по расовым различиям в интеллекте, таких как Лоелина, Линдзи и Спулера (Loehlin, Lindzey, Spuhler; 1975) или Дженсена (Jensen; 1980, 1998). Общий вывод из этих исследований: афроамериканцы хуже европейцев выполняют тесты музыкальных способностей на различение высоты, различение тона и музыкальную память, но получают примерно одинаковые с европейцами оценки в тестах чувства ритма. Чтобы выявить эту структуру музыкальных способностей, результаты исследований были сгруппированы так, чтобы получить музыкальный коэффициент (MQ), выведенный из тестов музыкальных способностей, за исключением чувства ритма, и ритмовый коэффициент (RQ). Результаты этих исследований приведены в Таблице 4.8.

Таблица 4.8

Музыкальный (MQ) и ритмовый (RQ) коэффициенты афроамериканцев

В строке 1 приведены результаты тестирования большой группы афроамериканцев в Северной Каролине, Южной Каролине и Виржинии с помощью теста Сишора. По данным тестирования был вычислен MQ (музыкальный коэффициент) в 90 баллов и более высокий RQ (ритмовый коэффициент) в 106 баллов. В строке 2 представлены результаты сравнения 272 европейцев и 288 афроамериканцев, обучавшихся в колледжах штата Теннесси, они вновь показывают, что европейцы получают более высокие оценки в тестах общих музыкальных способностей (высота, тон, интенсивность, время звучания, гармония (consonance) и общая музыкальная память), но афроамериканцы получили более высокую оценку RQ (ритмовый коэффициент) – 102 балла. В строке 3 представлены результаты обследования выборки из бедного пригорода Вашингтона, округ Колумбия, выявившего MQ 83 и RQ 96 баллов. В строке 4 приведены результаты для группы
Страница 19 из 19

афроамериканцев возраста 5–8 лет из Рочестера в штате Нью-Йорк: MQ в 89 и RQ в 104 балла. В строке 5 даны результаты тестирования выборки 18-летних афроамериканцев (старшеклассников средней школы в основном из Техаса, но некоторые были из Иллинойса и Рочестера штата Нью-Йорк), получен MQ в 86 (по тестам тональной памяти и различения высоты тона) и RQ в 100 баллов. Группой сравнения были европеоиды (n = 541), посещавшие те же школы. Все исследования показывают, что у афроамериканцев ритмовый IQ существенно выше общего музыкального IQ – примерно на 15 баллов. По-видимому, музыкальные способности африканцев не изменились примерно за полувековой период с 1920-х до конца 1970-х гг., в который проводились исследования. Сравнительно хорошее чувство ритма африканцев выражено в их музыке, в которой часто присутствует сильный ритмический элемент. Это особенно заметно в гимнах, исполняемых конгрегациями в африканских и афроамериканских церквях. Также это проявляется в джазе, который первоначально был создан афроамериканцами в Новом Орлеане в первые годы двадцатого столетия, и в развившемся из него впоследствии направлении «свинг», с его сильно синкопированными ритмами.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/richard-linn/rasy-narody-intellekt-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Расшифровки аббревиатур использованных тестов приведены в приложении «Тесты интеллекта».

2

Так называют центральные графства Англии (прим. перев.).

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.