Режим чтения
Скачать книгу

Иран и исламские страны читать онлайн - Сборник статей

Иран и исламские страны

Сборник статей

Данный сборник составлен на основе докладов, представленных на конференции «Иран и исламские страны», которая была проведена 19.11. 2007 г. Институтом востоковедения РАН. На ней присутствовало более 40 представителей научных кругов Москвы, Тегерана, Казани, Ельца, а также сотрудники Посольства ИРИ в РФ и Культурного представительства ИРИ в России, студенты и аспиранты московских вузов. Участники конференции авторы сборника попытались определить место Ирана в группе мусульманских стран, основные проблемы отношений Ирана с этими странами на современном этапе развития.

Одной из тем, поднятых в статьях сборника, стала проблема участия Ирана в ОИК, работу в которой Иран использует для укрепления доверия с мусульманскими странами. В своей деятельности в ОИК Иран особое внимание уделяет теме исламского единства, определения роли мусульманской цивилизации в современном мире, поднимает вопросы активного возрождения исламской культуры до такого уровня, чтобы она соответствовала потребностям современного развития и других мировых цивилизаций. Исламские страны обладают достаточными людскими, экономическими и культурными ресурсами, чтобы идти в ногу с мировыми тенденциями развития.

Статьи публикуются в авторской редакции.

Иран и исламские страны

Посвящается 30-летию исламской революции в Иране

Российская академия наук Институт востоковедения

Культурное представительство при Посольстве ИРИ в РФ

Отв. редакторы

Н.М.Мамедова, А.Эбрахими Торкаман

Предисловие

Данный сборник составлен на основе докладов, представленных на конференции «Иран и исламские страны», которая была проведена 19.11. 2007 г. Институтом востоковедения РАН. На ней присутствовало более 40 представителей научных кругов Москвы, Тегерана, Казани, Ельца, а также сотрудники Посольства ИРИ в РФ и Культурного представительства ИРИ в России, студенты и аспиранты московских вузов. Участники конференции авторы сборника попытались определить место Ирана в группе мусульманских стран, основные проблемы отношений Ирана с этими странами на современном этапе развития.

Одной из тем, поднятых в статьях сборника, стала проблема участия Ирана в ОИК, работу в которой Иран использует для укрепления доверия с мусульманскими странами. В своей деятельности в ОИК Иран особое внимание уделяет теме исламского единства, определения роли мусульманской цивилизации в современном мире, поднимает вопросы активного возрождения исламской культуры до такого уровня, чтобы она соответствовала потребностям современного развития и других мировых цивилизаций. Исламские страны обладают достаточными людскими, экономическими и культурными ресурсами, чтобы идти в ногу с мировыми тенденциями развития.

Если говорить об экономическом потенциале исламских стран, то они демонстрируют в 2000-х гг. достаточно высокую динамику экономического роста, позволяющего им не только не терять своего уд. веса в мировой экономике, но и наращивать его. Ирану, если исходить их макроэкономических показателей, удалось достичь еще больших сдвигов, воспользоваться ростом цен на нефть и нарастить основной капитал как базовую основу для дальнейшего роста. Конечно, многие проблемы требуют своего разрешения, в частности, реальный прирост необходимых Ирану производственных мощностей, реального повышения жизненного уровня основной массы населения, как безработица, инфляция, растущее расслоение общества.

Особое внимание уделено положению исламских стран и Ирана на мировом нефтяном рынке. Их позиции в условиях постоянно растущего спроса мировой экономики на нефть достаточно крепкие, в т. ч. позиции Ирана. Иранская нефть по качеству – одна из лучших, легко добываемая, каналы сбыта отработаны. Более сложной является ситуация для Ирана на мировом рынке газа. В долгосрочной перспективе вовлечение Ирана в международные нефтяные и газовые проекты очевидно, особенно с ростом спроса на нефть и газ. Но, конечно, для сегодняшнего Ирана эта экономическая проблема тесно связана с состоянием его внешнеполитических отношений.

Иран проводит среди мусульманских стран, в т. ч. Центральной Азии и в Афганистане, конструктивную политику, показывая тем самым, что его целью является сотрудничество и военно-политическая стабильность в регионе.

С одной стороны, такая политика проистекает из принципа исламской солидарности, отраженного, в частности, в конституции ИРИ, согласно которой Иран в качестве основного объекта своего международного сотрудничества рассматривает мусульманские страны и осуществляет поддержку обездоленных слоев населения в этих странах. С другой, руководство ИРИ исходит из прагматических соображений о том, что удерживать позиции регионального лидера можно только, оказывая существенную помощь и поддержку своим региональным соседям и развивая с ними конструктивное сотрудничество.

Благодаря поддержке центрально-азиатских республик и Афганистана позиции ИРИ в мусульманском мире, существенно укрепляются. Одним из подтверждений этому служит то, что ОИК в настоящее время оказалась существенно разбавлена неарабскими странами, во многом проявляющими солидарность с Ираном.

Значительный акцент в сборнике сделан на влиянии Ирана на шиитское население исламского мира. Иран объективно заинтересован в том, чтобы шиитско-суннитские противоречия не привели к развалу Ирака по конфессиональному и национальному признаку, так как это неизбежно отразится на стабильности в Иране. Специфика отношений в регионе Персидского залива заключается в том, что общая исламская ориентация позволяет сглаживать возникающие противоречия или же переводить их в политическую плоскость.

Статья Н.Филина посвящена сравнительному анализу стабильности политических систем на основе проявления террористических тенденций в Иране и регионе. Автор считает, что увеличение или уменьшение террористической угрозы в мусульманских странах Ближнего и Среднего Востока влияет на стабильность всего мира, т. к. именно в данном регионе сосредоточен основной инкубатор террористических организаций, которые ведут свою подрывную деятельность не только в регионе, но и по всему земному шару. Также здесь находится большинство запасов нефти, это делает страны-импортеры нефти зависимыми от ее поставок, что в некотором роде определяет стабильность их политических систем. ИРИ, несмотря на увеличение количества терактов, испытала их на себе намного меньше, чем другие страны региона, что свидетельствует о значительном запасе стабильности иранской политической системы.

В целом большинство авторов сборника отмечают динамичность и поступательность внешней политики ИРИ в отношении исламских стран, возросшую активность в работе как организаций, объединяющих исламские страны, так международных и региональных организациях. Безусловно, оказывая поддержку шиитским движениям, Иран главное внимание уделяет идее исламского единства, поиску точек соприкосновения со странами с различными течениями ислама. Противостояние с США, а главным образом с Израилем, в деле реализации идеи сплочения исламских стран, имеет для Ирана
Страница 2 из 14

разнонаправленные последствия, так как конфронтация с США для многих из мусульманских стран является в настоящее время менее предпочтительной, чем безусловная поддержка Ирана. Тем не менее, Иран уверено демонстрирует в последние годы заметные успехи в наращивании своего экономического, военного, научного и культурного потенциала, что создает основу для усиления своего влияния в исламском мире. Отв. редакторы не всегда разделяют взгляды авторов, высказанные в публикуемых статьях. Однако считают, что выявление различных аспектов обсуждаемой проблемы представит интерес, как для научного сообщества, так и практических организаций России и Ирана.

Статьи публикуются в авторской редакции.

Издание работы осуществлено при финансовой поддержке Культурного представительства Исламской республики Иран при Посольстве ИРИ в РФ.

Иран и Организация Исламская конференция

Мухаммад Али Азаршаб[1 - Профессор Тегеранского университета]

Организация «Исламская конференция» (ОИК) была создана вслед за проведением первой конференции глав Исламского мира в Рабате 25 сентября 1969 г., состоявшейся после поджога мечети «Ал-Акса» в Иерусалиме 21 августа 1969 г.

Идея создания ОИК

1. ОИК была создана в конце 60-х гг. XX в., то есть во времена относительного пробуждения и подъёма мусульман для обретения утраченного чувства собственного достоинства и противостояния влиянию США и сионизма в регионе Ближнего Востока. Сионизм и его пособники, как правило, стремятся задавить пробуждение мусульман, и тем самым унизить их и не допустить укоренится чувству гордости в них. Именно с этой целью был организован поджог мечети «Ал-Акса» в 1969 г.

2. Правительства стран исламского мира оказались в то время в трудных условиях перед лицом своих народов, потому что поджег мечети «Ал-Акса» вызвал взрыв народного гнева, и общество ждало принятия необходимых мер правительствами. В целях нейтрализации народного гнева была созвана Конференция глав, а вслед за ней появилась ОИК.

3. Название организации показывает, что вначале она функционировала в качестве Секретариата конференции глав для реализации принятых на первой встрече решений, однако обстановка в Исламском мире обусловила, чтобы она преобразовалась во влиятельную международную организацию.

4. Следовательно, можно сделать вывод, что создание ОИК было не «акцией» самого исламского мира, а «реакцией» на особые условия своего времени. Развитие и расширение деятельности ОИК исходило от воли народа, таким образом, что эта организация давала возможность изложить свои требования, которые ранее отвергались.

5. Организация более двух лет функционировала без устава, пока на третьей встрече министров иностранных дел стран-членов ОИК в феврале 1972 г. не был принят Устав Организации, который акцентировал необходимость усиления и укрепления солидарности исламских стран в политической, экономической, культурной, научной и социальной областях.

6. Большое внимание на Организацию имело условия правящих в исламском мире политических режимов, которые преимущественно находились под давлением зарубежных стран и не могли самостоятельно принять решения. Как следствие ОИК не смогла сформировать чувство солидарности и наладить сотрудничество в политической области между исламскими странами. Однако взаимоотношения стран-членов преимущественно находились под иностранным давлением и внутренним эгоизмом и взаимных претензий некоторых лидеров.

Из-за этого организация потерпела неудачу в сфере урегулирования войн и вооруженных конфликтов, возвращении своих прав и прекращении оккупации, в ряде случаев из-за противоречивости задач, поставленных зарубежными центрами влияния перед странами-членами ОИК, организация занимала противоречивые позиции. Например, на одной из встреч глав МИД стран-членов ОИК Саддаму Хусейну, навязавшему Ирану восьмилетнюю войну (1980–1988 гг.), присвоили титул «амир-ул-муминин», т. е. «повелитель правоверных», в то время как на другой встрече, после его нападения на Кувейт, его назвали проклятым Шайтаном.

7. Вне области политики, т. е. в социальной, культурной и научной сфере ОИК смогла реализовать ряд проектов, в осуществлении которых была заинтересована мусульманская община. Например, Лига исламской юриспруденции смогла согласовать позиции ученых исламского мира по вопросам мустахадаса и противостояния чуждым идейным течениям. Исламская организация по образованию, науке и культуре (ISESCO), действующая при ОИК, достигла определенного успеха в выработке стратегий и проведении конференций, издании книг и печатной продукции. Но большая часть деятельности ОИК сталкивается с отсутствием единства среди правительств исламского мира, по этой причине не былы, как следует, осуществлены проекты по сближению исламских мазхабов (богословско-правовых школ) и культурному возрождению исламского мира.

А теперь, после предисловия, обратимся к позиции Ирана относительно ОИК.

Иран является одним из учредителей ОИК. Стимулом иранского правительства того времени, как было отмечено выше, послужило нейтрализация народного гнева, вызванного поджогом мечети «Ал-Акса». Однако народ Ирана не воспринял ОИК, так как люди относились к шахскому режиму Ирана и другим режимам исламских стран с недоверием и презрением.

Однако с победой Исламской революции и установлением исламского республиканского строя в Иране ситуация изменилась. Разумеется, вначале существовало мнение игнорировать сотрудничество с ОИК, но вскоре в исламском Иране утвердились во мнении о необходимости использования любого удобного случая для укрепления доверия между исламскими странами. По этой причине Исламская Республика назначила постоянного представителя при ОИК в городе Джидде, а также постепенно усилила сотрудничество с ISESCO, результатом которого стало назначение гражданина Ирана заместителем генерального секретаря ОИК.

Перед тем как изложить детали иранской точки зрения относительно ОИК, я изложу основы этой точки зрения:

1. Исламская революция, в ее важнейших аспектах, была восстанием против отделения Ирана от исламской цивилизации и от важнейшей проблематики исламского мира, особенно от арабского мира и его проблем, во главе которых стоит палестинская проблема. Эта воля иранского народа подчеркнута в многочисленных статьях Конституции ИРИ, в которых акцентируется важность исламской солидарности и сотрудничества между мусульманскими странами, а также отмечается особая роль арабского языка.

2. Исламская Республика Иран уделяет особое внимание теме исламского единства, что ярко выражается в выступлениях Верховного духовного лидера Ирана и официальных лиц ИРИ. Поэтому Иран старается реализовать эту цель всеми средствами в рамках всевозможных исламских органов.

3. В ИРИ считают, что все беды, страдания и проблемы Исламского мира являются результатом несплоченности мусульманских народов. Ведь если бы они были немножко сплоченнее, всех этих бед у них не было бы.

Империалистические державы, используя разногласия между мусульманами, вносят раскол между исламскими странами. Разрушительные войны в этом регионе, одна из которых в течение восьми лет была
Страница 3 из 14

навязана Исламской Республике, являются следствием этого раскола.

4. В выступлениях официальных лиц ИРИ мы обнаруживаем подход в сторону определения роли мусульман в структуре исламской цивилизации на уровне потребностей своего времени, для того чтобы мусульмане нашли свое место среди других мировых цивилизаций.

Эта цель не может быть достигнута без активного возрождения исламской культуры, потому что это динамичная культура содействует неуклонному следованию человека своему божественному предназначению.

5. Исламский Иран убежден, что продолжение прогресса Исламской цивилизации невозможно без обладания чувством собственного достоинства. Потому что это самое достоинство является важнейшим элементом возрождения культуры. Необходимо использовать все научные, культурные и информационные возможности для укрепления чувства собственного достоинства мусульман. Необходимо противостоять интервенции западной культуры, целью которой является создание чувства неполноценности и ущербности, уничтожение исламской идентичности, духа творчества, созидательности и совершенства у мусульман.

6. Экстремизм и терроризм, проявляющиеся в различных регионах Исламского мира, являются результатом влияния спецслужб определенных стран, или следствием невежества и безграмотности, либо реакцией на оскорбление религиозных чувств мусульман. Если Исламский мир сможет нейтрализовать влияние подрывной деятельности и поднять интеллектуальный и научно-технический уровень мусульман и защитит их честь и достоинство, то в этом случае уведет мусульман от терроризма и экстремизма.

Вклад иранцев в мировую культуру и цивилизацию

Абузар Эбрахими Торкаман

История свидетельствует, что иранская цивилизация после принятия ислама и в доисламский период всегда опиралась на науку, знания и технологии. Эта уникальная цивилизация распространила свое влияние не только на соседние страны, но и на уголки мира. Эта цивилизация исторически ассоциируется с Персией, т. к история Ирана в его современных границах-это, прежде всего, история и цивилизация Персии. Следовательно, иранская цивилизация не ограничивается территорией современного Ирана, носит созидательный и последовательный характер со времен античности, с учетом всех существовавших взлетов и падении. Уникальность иранской цивилизации заключается в ее связи с иранской идентичностью, эта связь существовала всегда, продолжает существовать до сих пор. Именно эта связь является причиной того, что наследие предков всегда оставалось реальностью.

Уникальное географическое положение Ирана, психологические и социально-общественные особенности его народа оказали влияние на многие национальные культуры и идеи, например, такие как гносеологические и философские идеи Индии и древней Греции, которые в свою очередь, оказали влияние на культуру Ирана. Но самое сильное влияние оказали на Иран ислам и его культура. Иран, будучи восточной страной, тем не менее, всегда имел постоянные и довольно широкие связи с цивилизованными частями мира, такими как Европа и Египет. Исламскую культуру и цивилизацию обычно ассоциируют с арабским миром, так как языком ранней исламской культуры являлся арабский язык, но иранцы уже с первых веков ислама играли огромную роль в деле процветания и развития исламской культуры. Иранская культура и цивилизация, находясь в постоянном развитии, способствовало их самоидентификации и целостности понятия. Если мы посмотрим с научной точки зрения на процесс формирования иранской культуры, то его отличием от других является преобладание господствующей научной традиции. Аль-Фараби и Хорезми признаны как иранские ученые не по месту их рождения, а из-за присущих им и иранской культуре особенностей гносеологических идей. Так же Мохаммад ибн Закария Рази считают персидским ученым не только потому, что он родился в Иране. Рази писал многие свои труды на арабском языке, как и другие мыслители того времени. Рази, будучи одним из иранских ученых, принадлежит к динамично развивающейся традиции формирования иранского самосознания. Такие ученые и мыслители как Салман Фарси, Мохаммад ибн Закария Рази, Ибн Бобувайх, Шейх Садук, Абурейхан Бируни, Фараби, Хорезми, Ибн Москувие, Абусеид Абульхейр, Ходжа Абдулла Ансари, Авиценна, Мохаммад ибн Джарир Табари, Абухамид аль-Газали, Шахаб ад-Дин Сохраварди, Ходжа Насир Туей, Имам Фахр ар- Рази, Садрае Ширази, Хайям, Хафиз, Саади, Руми и Фирдоуси, – оказали огромное влияние на жизнь и интеллект всего человечества. Салман Фарси, являясь ярким представителем иранской научной мысли, не смог терпеть деспотизм и несправедливость мидийских правителей, искажение зороастризма свешеннослужителями, которые использовали религию против простого народа и в пользу высших слоев общества. Поэтому он разделяет идеи маздакизма, но после убийство Маздака, он вынужден покинуть свою родину и провести долгие годы в скитаниях. Он отправляется в сторону Междуречья, Сирии и Палестины, оттуда в сторону Мекки, где знакомится с пророком Мохаммадом. Пророк Мохаммад, когда говорил о личностных качествах Салмане Фарси, отмечал его набожность, благочестивость, стремление к поиску истины, его знания и интеллект, и именно к нему были отнесены слова Пророка, что если ключ к знаниям будет спрятан на звездах, то персы достигнут его.

Мохаммад ибн Закария Рази, известный иранский химик, врач и исследователь, жил в третьем веке по хиджре, его книга «Алхави- великий свод» является энциклопедией халаби. Абурейхан Бируни является величайшем иранским астрономом и математиком. Он выучил греческий и ассирийский языки с целью изучения старинных книг, а находясь в Индии изучил санскрит. Его труды такие как: «альбакия- памятник минувших поколений», «мал-уль-хенд» и «Канун масуди» широко известны научному миру. Хорезми являлся еще одним из величайших иранских ученых в области математики, основоположником основ алгебры. Европейцы назвали его именем алгоритм. Со временем способы решения разнообразных задач стали называть алгоритмами. Авиценна с именем которого в Иране и в мире наука о медицине достигает своего апогея, можно по праву назвать величайшим восточным философом и медиком. Его труды- «книга исцеления» и «канон врачебной науки» являются двумя сверкающими жемчужинами в мировой цивилизации. Шахабуддин Сохреварди был величайшим представителем исламской культуры, который излагал философские и мистические истины на языке символов и образов. Он обладал высокой эрудицией во всех областях философии. Его научное и мировоззренческое наследие сохранились в виде книг и трактатов, которые до нынешнего времени используются исследователями философии.

Саади Абумохаммад Мослех ибн Абдулла, известный как Саади Ширази (родился по некоторым данным в 585 или 606, а умер в 681 или 691 году по хиджре), является величайшим иранским поэтом, которого называют мастером словесности. «Бустан», или Саадинаме, является первым произведением поэта, он создал его, когда странствовал, и по возвращении в Шираз представил его своим друзьям. «Бустан» написан в эпической форме и в нем рассматриваются нравственные, воспитательные, общественные и политические
Страница 4 из 14

аспекты жизни. Это произведения делится на десять частей, каждая из которых представляет один из этих аспектов: справедливость, благодеяние, любовь, покорность, удовлетворенность, воспитание, восхваление (бога), покаяние и моление. «Гулистан» еще один из величайших произведений Саади, который был создан год спустя после «Бустана» и состоит из семи частей. Он рассказывает о «поведении падишахов», «о нравах дервишей», «о преимуществе удовлетворенности», «о пользе молчания», «о любви и молодости», «о слабости и старости», «о воздействии образования», «о правилах беседы (общения)». Саади в этих двух книгах «Бустан» и «Гулистан» раскрывает разнообразные стороны действительности, моральный кодекс самого автора, воспевает душевную красоту человека. Притчи, рассказы, афоризмы Саади и сегодня являются актуальными не только для иранцев, но и для всего человечества.

Хаджи Шамсаддин Мохаммад ибн Мохаммад Хафиз Ширази родился в 1320 году в Ширазе. Он является известным иранским поэтом и величайшим поэтом мира. Поэтическое наследие Хафиза состоит из более пятиста газелей, 5 крупных касыд, 29 кита, 41 рубаи и 3 небольших месневи. Его труды более четыреста раз были изданы в разных формах и разных языках- на языке оригинала, т. е. персидском, а так же на других языках мира. Количество рукописных и переплетных изданий произведений (диване) Хафиза в библиотеках Ирана, Афганистана, Индии, Пакистана, Турции, и даже западных стран превосходит количество других стихотворных сборников на персидском языке. Хафиз с арабского переводится как человек, знающий Коран наизусть. Хафиз в своей поэзии тесно связывает человека с духовностью. И вызывает сожаление то, что невозможно адекватно язык стихов Хафиза перевести на другие языки, ибо они утрачивает свою красоту. Если можно было бы полностью передать содержание и красоту его стихов, человечество поняло бы всю ценность морально нравственного учения Хафиза.

Джалал ад-дин Мухаммад Руми (1207–1273), известный как Моулана («наш господин»), – знаменитый персидский суфий и поэт. Моулана в красивой форме отражал сложные философские и суфийские мысли, и поэтому сегодня на западе его произведения «Маснави-йе маанави», является самой продаваемой книгой на западе. Поэзия Руми не ограничивается его временем, и сегодня его творчество пользуется колоссальной популярности во всем мире. Моулана, который до сорока лет не писал стихов, создал свой диван после того, как судьба свела его со странствующим «свободным» мистиком Шамс ад-дином Мухаммадом Табризи. Руми излогал свои философские и морально-нравственные идеи с помощью амсал алхекам и с использованием знания психологии и языка простого народа.

Хаким Абулькасим Мансур Хасан Фирдоуси Туси, известный как Фирдоуси, родился в 940 году в г. Тусе провинции Хорасан и там же умер и похоронен. Он величайший персидский поэт и автор «Шахнаме» (книга царей) – самой большой и известной эпической поэмы на персидском языке и в мировой литературе. Фирдоуси около пятнадцати лет работал над «Шахнаме». Известный чешский ученный относительно «Шахнаме» говорит, что нет ни одного народа в мире, который имел бы такую великую эпическую поэму, отражающую все стороны исторической традиции со времен античности и вплоть до седьмого века.[2 - Ян Рипка. История литературы. Перевод Иса Шахаби. Тегеран. Издательство «нашре китаб». С. 256.] «Шахнаме» представляет собою один из шедевров мировой цивилизации, которая написана на языке народа своей эпохи. В ней отражается и высоко оценивается национальное самосознание иранцев. Значимость «Шахнаме» заключается не только в ее поэтичности и историчности эпических сказаний. Каждый бейт и слово отражают потаенные надежды и мечты древнего народа, который на протяжении всей истории восхвалял благодеяние и истину, и боролся против зла и деспотизма. Поэма состоит из шестидесяти тысяч бейтов (двустиший). «Шахнаме» распадается на три части: в первая посвящена мифологии древнего Ирана, вторая – богатырская и третья – историческая.

Хаким Гияс-аддин Абуль-Фатх-Умар ибн Ибрахим Хайям Нишапури- это всемирно известный Омар Хайям- классик персидской поэзии, ученый, математик, астроном, поэт и философ. Родился в 1048 году в Нишапуре. Научное наследие Хайяма не уступает его поэтическому наследию, но он известен миру своей поэзией, прежде всего рубайями. Рубаи Омара Хайяма переведены на разные языки мира. Фицджеральд перевел на английский язык его рубаи, и это приумножило популярность Хайяма на Западе. Хайям много раз был переведен на русский язык. Одним из его достижением является работа над книгой «комментарий к трудным постулатам книги Эвклида». Во время визиря ходжи Низам-оль-Мулька (в период правления династии Сельджукидов) по его инициативе в 1079 году был введен в действие новый календарь Ирана. Хайям был величайшим знатоком математики, литературы, религии а так же истории. Авторы некоторых антологических произведений считают, что Омар Хайям был учеником Авиценны, другие полагают, что он был учеником Имама Мовафага Нишапури. Все выше упомянутые личности являются выдающимися иранскими учеными, которые внесли огромный вклад в развитие исламской цивилизации, а также в развитие общемировой культуры.

Экономический потенциал исламских стран и место Ирана в экономическом развитии мусульманских стран

Мамедова Н.М.

В последние годы постоянно говорится о возросшей политической роли ислама. Это проявляется в активизации деятельности политических партий исламского толка и усилении роли исламских принципов в государственном строительстве разных стран, что наиболее полно и отчетливо воплотилось в Исламской республике Иран.

Безусловно, что политический потенциал исламских стран, их способность влиять на мировые или региональные процессы в значительной мере зависят от уровня их социально-экономического развития. В этой связи достаточно интересной и полезной может оказаться предпринятая в данной статье попытка определить экономический потенциал исламских стран, их место в мире и, конечно, место Ирана в группе исламских стран. При этом рамки статьи ограничены только анализом того положения, которое сложилось на начало 2007 г., а заявленная тема будет рассмотрена через такие параметры как макроэкономические показатели и ситуация в нефтегазовой сфере. К исламским странам мною были отнесены те государства, в которых более 50 % населения исповедуют ислам (см. таблицу № 1). Поэтому, статистические данные относятся к этим странам, а не к исламскому миру в целом, и не к странам-членам ОИК. Это не значит, что потенциал исламского мира меньше, он может быть и больше, т. к. в ряде стран, отнесенных к исламским, достаточно высокий процент немусульманского населения и соответственно доли ВВП, созданного им. Основными статистическими источниками стали Отчет Всемирного банка за 2007 г., данные национальной статистики по отдельным странам, издания Центрального банка ИРИ за 2007 г. и 2008 г. Проведенные подсчеты показали, что доля исламских стран в населении мира составила к началу 2007 г.– 20,3 %, Ирана-1,1 %, доля Ирана в группе исламских стран весьма невелика- 2,6 %.

Можно ли ожидать, что доля исламских стран в населении мира увеличится?
Страница 5 из 14

Среднемировой годовой прирост населения в 2000–2006 гг. составил 1,2 %, в большинстве исламских стран он был выше- от 1,4 до 2,0 %. В самой крупной по населению- Индонезии- 1,3 %. Эта тенденция делает вероятность повышения доли мусульманских стран высокой, но только в том случае, если не будет изменена демографическая политика в Китае, где прирост составил 0,6 %, т. е. почти как в группе стран с высоким уровнем дохода (0,7 %, а в Европе и Центральной Азии-0%). Но если демографические ограничители в Китае будут смягчены, то видимо, увеличения доли мусульманских стран не произойдет, а будет изменяться только структура населения христианских и мусульманских стран в сторону увеличения доли мусульманских.

Место в мировом ВВП. В 2006 г. доля исламских стран в мировом ВВП составила 5,6 %, т. е. была в 3,5 раза меньше, чем в населении мира. Однако в пересчете по паритетам покупательной способности (ППС) национальных валют, что более реально отражает истинное положение национальных экономик, она гораздо выше, а именно- 8,3 %. Но даже и в этом случае, их доля в мировой экономике оказывается неизмеримо меньшей по сравнению с долей в населении – почти в 2,5 раза.

Иран в мировом ВВП занимает всего 0,5 %, по ППС- 0,9 %,(в 2005 г.– 1 %). Разница с уд. весом в населении при сопоставлении с ВВП по официальному курсу довольно велика- в 2,2 раза, но этот разрыв гораздо ниже, чем у мусульманских стран в целом. При подсчете же ВВП Ирана по ППС доли в мировом ВВП и мировом населении практически одинаковы. Особенно заметен более высокий уровень экономического потенциала Ирана в сопоставлении со всей группой исламских стран. Доля Ирана в ВВП исламских стран составила 8,2 %(в долларовом эквиваленте), а по ППС-10,7 %., т. е. больше, чем в 3 и 4 раза выше его доли в населении исламских стран, которая составляет 2,6 %.

Таким образом, в настоящее время экономика Ирана вносит значительный вклад в экономический потенциал исламских стран не столько за счет демографического потенциала, а за счет создаваемого этим населением дохода.

Разрыв в уровнях демографического и экономического положения обостряет проблему занятости. С одной стороны, рост населения обеспечивает исламским странам прирост трудовых ресурсов, но с другой, решение проблемы занятости этой рабочей силы невозможно только за счет ее миграции, и требует ускорения роста ВВП. Иран не является исключением. Согласно переписи населения 2006 г. трудоспособное население Ирана (от 10 лет и старше) составило 59,5 млн. чел. из общей численности в 70,5 млн. Активное население, т. е. занятые и безработные, оценивалось в 23,5 млн., или 39,4 % трудоспособного населения, занятость в 20,7 млн. Официальный уровень безработицы (2006)-12,8 %, в 2007 г. прогнозируется до-15 %, т. е. почти 3 млн. человек. В структуре трудоспособного населения второе место после активного населения-30 % занимают домохозяйки. Не исключена вероятность того, что часть их занимается ведением хозяйства по причине того, что они не нашли спроса на рынке труда, а это представляет собой разновидность скрытой безработицы. Особенно напряженной представляется ситуация в Тегеране с его населением в 13,4 млн. (в так называемом «большом Тегеране»), и это без учета нелегальных мигрантов, численность которых оценивается в 5–6 млн. чел.

Динамика ВВП Ирана, хотя и отличалась значительными колебаниями, в целом была положительной, и среднегодовой темп прироста за 1992-02 гг. составил 3,6 %,

а в 2000-06 гг.-5,7 %. При этом темпы роста ВВП, взятого без нефти, опережали темпы роста общего ВВП. Из-за осложнений отношений

Ирана с мировым сообществом, которые связаны с реализацией Ираном его ядерной программы, уменьшением притока иностранного капитала в страну, Мировой банк прогнозирует снижение темпов прироста ВВП Ирана в 20052009 г. до 5,4 %, в 2006–2010 гг. – до 4,7 %. При этом необходимо отметить, что мировыми статистическими центрами в 2006 г. прогнозировалось снижение ВВП по результатам 2006 г. до 193 млрд. долл. Однако действие этих указанных выше факторов, безусловно, действующих на снижение экономического роста, было в значительной степени перекрыто другими, действующими на повышение. Главным фактором стало повышение цен на нефть на мировом рынке. В результате прирост ВВП (в постоянных ценах) составил за 2006 г. 5,8 %.

Это- безусловно позитивный результат. К числу негативных последствий нужно отнести то, что не удалось остановить рост инфляции. Правда, за 2006 г. удалось снизить официальный уровень инфляции до 13,6 % вместо 15,9 % в 2005 г., однако для населения более значимым стал факт того, что индекс потребительских цен достиг 15,8 %, т. е. оказался выше общего индекса цен, и данные за первое полугодие 2007 г. говорит о начавшемся витке инфляции, вызванном ростом цен на топливо. При этом все расчеты по Четвертому плану, а следовательно, и бюджетные показатели, исходили из среднегодового уровня в 9,9 %. Так как Четвертый план предусматривал полную отмену дотаций на топливо к марту 2009 г., можно прогнозировать и дальнейший рост инфляции.

Иран имеет в значительной мере оптимальную структуру ВВП. В целом в странах со средним уровнем дохода она в 2006 г. определялась следующим соотношением: сельское хозяйство -9%, промышленность-36 %, услуги-55 %. В целом в мире соответственно – 3 %, 28 %, 69 %, в странах с наиболее высоким уровнем- 2 %, 26 %, 72 %). В Иране доля сельского хозяйства составила 10 %, промышленности, включая нефтяную и энергетику, – 45 %, доля услуг -45 %. Конечно, доля промышленности более чем вдвое в 2006 г. формировалась за счет нефтяной отрасли (27 %). За счет экспорта нефти обеспечивается более 80 % всех валютных поступлений и почти половина всех бюджетных доходов. Нефтяные поступления продолжают оставаться главным фактором, влияющим на колебания трендов ВВП, поэтому, несмотря на положительную динамику ВВП, степень ее нестабильности остается весьма высокой и зависимой от мировых цен на энергоносители.

Экономический потенциал любой страны и любого региона зависит от уровня социально-экономического развития, который чаще всего измеряется расчетом ВНД(валового национального дохода) на душу населения.

В 2006 г. этот показатель составил по миру в целом-7439долл., по ППС-10218 долл.

К группе стран с низким и средним доходом отнесены страны с размером ВНД на душу населения в 2000долл. или 5664долл. по ППС.

По нашему расчету средний доход в исламских странах составил в 2006 г.-2060долл., по ППС-4153долл.

Таким образом, в целом исламские страны попадают в группу с низким и средним доходом.

ВНД Ирана в 2006 г. в расчете на душу населения составил Зтыс. долл, а по ППС- 8490долл., т. е. он вполне обоснованно может быть отнесен к более высокой группе- к странам со средним уровнем дохода.

В последние годы часто оперируют таким показателем как индекс человеческого развития, который вбирает в себя индексы ожидаемой продолжительности жизни, уровня образования и ВВП. Хотя этот показатель относится к системе показателей, используемых неолиберальной концепцией, его в какой-то мере можно отнести и к показателям, которые могут быть использованы также и в концепции устойчивого развития- с точки зрения такого ее аспекта как устойчивость внутренней системы. ИЧР Ирана, главным образом, в результате мер, принимаемых правительством по улучшению образования и
Страница 6 из 14

здравоохранения, превышает 0,7 (как и в группе постсоветских стран), в то время как в ряде мусульманских африканских стран он не превышает 0,3.

Для макроэкономической характеристики стран чрезвычайно важным является такой показатель как норма валовых капиталовложений, дающая представление о том, насколько эффективно расходуется создаваемый в стране валовой продукт.

Норма капиталовложений в 2006 г. в целом по всем странам мира составила 21 %, по группе стран с низким и средним доходом- 26 %. Нужно сказать, что в последние пять лет особенностью использования ВВП стало то, что наиболее высокие темпы роста капиталовложений показывали страны с низким уровнем дохода, страны Южной Азии и мусульманские страны Среднего Востока и Северной Африки. Норма валовых накоплений в этой группе стран за 1995–2005 гг. поднялась с 12,4 % до 34,9 % в 2005 г., при этом вклад частного сектора в общенациональные инвестиции увеличился с 53,9 % до 74,8 %. Иран оказался в русле этой тенденции. Среднегодовой прирост валовых капвложений (в постоянных ценах) составил в 2000–2005 гг. 9,5 %, т. е. почти вдвое опережал темпы прироста ВВП. Рост инвестиционного коэффициента в последние годы обеспечивался за счет роста вложений в оборудование, что ускорило процесс модернизации и ввод в строй готовых предприятий. Положительным, безусловно, являлось то, что 85 % вложений в оборудование обеспечивал частный сектор. Это в значительной степени компенсировало падение ВВП в предыдущие годы и стало вторым по значимости фактором в 2005-7 гг, обеспечив рост ВВП. Но уже в 2005 г. темпы прироста валовых капиталовложений снизились на 4,4 % по сравнению с 2004 г.(прирост в 2004 г. составлял 7,1 %). Темп прироста капиталовложений в 2006 г снизился до 5,8 %. – из-за снижения деловой активности частного сектора в результате санкций, наложенных на Иран США и Советом Безопасности ООН, норма капиталовложений также снизилась – до 33 %. Но этот показатель продолжает оставаться одним из самых высоких не только среди исламских стран, но и в мире, поэтому вероятность сохранения экономической стабильности на ближайшие годы сохранится вне зависимости от колебания мировых цен на нефть.

В связи с проблемой капиталовложений довольно тесно связан уровень использования иностранных капиталовложений. Привлечение иностранных инвестиций, ставшее одним из основных механизмов реализации практики неолиберализма, Иран также пытается использовать. И нужно сказать, что в начале 2000-х гг. рейтинги Ирана с точки зрения безопасности и привлекательности для иностранных капвложений, неуклонно шли вверх.

По данным платежного баланса при правительстве Хатами приток капитала неуклонно повышался (2003 г.-2533 млн. долл., 2004 г. -4476 млн. долл., 2005 г.– +7388 млн. долл. Однако ухудшение отношений Ирана с США и другими странами после смены правительства в 2005 г. привели к оттоку капитала(-411 млн. долл. за 2005 г., – 5,6 за 2006 г). В результате накопленные прямые иностранные инвестиции уменьшились до 30 млн. долл. Т. е. доля Ирана в использовании иностранных инвестиций не только в мире, но и по группе исламских стран – ничтожна мала. Одним из главных препятствий притока иностранного капитала в Иран, стимулирующим рост внешнеторгового оборота, является не столько отсутствие более льготного для иностранного капитала законодательства, чем ныне действующее, сколько позиция США в отношении Ирана и снижение общей предпринимательской активности в стране, особенно в производственной сфере. Объем накопленных прямых иностранных инвестиций в 2003/4 г. составил всего 2,4 млрд. долл, в 2006 г.– 1,5 млрд. долл., в т. ч. на условиях «бай-бэк»-1,3 млрд. долл. Относительно привлекательный режим для капиталовложений и внешней торговли действует в свободных экономических зонах, где допускается 100 % участие

иностранного капитала, освобождение на 15 лет налогов, создание частных банков, страховых компаний, отделений иностранных банков. Несмотря на заключение в 2007 г. ряда соглашений с иностранными компаниями, сальдо чистого притока иностранного капитала с большой долей вероятности будет за 2007 г. отрицательным. Хотя общий объем накопленных инвестиций может и снизиться, тем не менее, по иранским данным, в т. ч. по сообщению директора отдела внешних инвестиций министерства экономики и финансов, объем зарубежных инвестиций в конце 2007 г. составил 11 млрд. долл, которые пошли на реализацию 70 проектов(в области связи, металлургии, нефтехимии и др.). Главными инвесторами в настоящее время являются Турция, ОАЭ, Китай, Индия, Германия, Франция, Италия. На 2008 г. планируются инвестиции в строительство двух нефтехимических объектов и одного металлургического комбината.

Однако реализация этих проектов под вопросом, не говоря уже о проектах по освоению нефтегазовых месторождений, которые могли бы дать быстрый экономический эффект для национальной экономики, а также для соседей по региону. Запланированный к 2014 г. рост добычи нефти до 5,3 млн.

бар/д потребует новых инвестиций в 150–160 млрд. долл., а выполнение двадцатилетней программы развития нефтяной отрасли – 499 млрд. долл.

В целом же на группу стран с низким и средним доходом в 2006 г. пришлось 28,8 % новых мировых иностранных инвестиций, а на долю исламских стран – всего 5,3 %. Это ниже, чем доля исламских стран в мировом ВВП. Давать этому факту однозначную как положительную, так и отрицательную оценку мы не можем. Хотя, как показал опыт мирового развития, в современный период использование иностранных инвестиций приносит больше плюсов в процессе экономического развития.

Безусловным минусом широкого использования иностранных инвестиций может стать рост внешнего долга. Наиболее корректно можно попытаться определить удельный вес исламских стран в сумме внешнего долга по группе стран низшего и среднего уровня доходов, т. к. именно на эту группу стран приходится наибольший объем внешних заимствований. Доля исламских стран в этой сумме долга составила 25,1 %, а доля внешнего долга всех исламских стран к их совместному ВВП -25,3 %. Таким образом, каждая четвертая часть ВВП – это внешний долг. Особенно сложное положение в Ливане, Мавритании, Казахстане(100 %), достаточно напряженная ситуация – в Турции, Иордании, Судане, Индонезии. На Иран приходится всего 3,1 % долга исламских стран, а доля внешнего долга Ирана к ВВП составляет 13 %, что не считается обременительным для экономики. Рост внешнего долга произошел за 2004 г. – с 13,6 млрд. долл. до 21,3 млрд. долл. из-за роста краткосрочных коммерческих заимствований. Но к концу 2006 г. он сократился до 14,8 млрд. долл., или до 7,6 % от ВВП.

Несмотря на сокращение притока капитала, необходимости выплат по внешнему долгу из-за роста цен на нефть и положительного сальдо торгового баланса (в 2006 г. составило 19 млрд. долл., и только за 1 полугодие 2007 г.-14,6 млрд. долл.) уменьшения валютных резервов Ирана фактически не произошло. Прирост валютных резервов по состоянию на конец 2006 г. составил 13,5 млрд. долл., а сами они уменьшились, но незначительно(на начало 2006 г. до 47,8 млрд., на конец года до 47,1 млрд. долл.).

Участие исламских стран в мировой торговле (15,4 %) вдвое превышает их долю в мировом ВВП. Тем не менее, их позиции можно рассматривать как сильные только с точки зрения наполнения
Страница 7 из 14

нефтяного рынка. Ни суммарный экспорт исламских стран, ни их импорт не превышает экспорт и импорт Китая и Индии.

Доля Ирана в мировом экспорте -0,6 %, в импорте- 0,4 %, но в группе исламских стран на долю Ирана приходится 7,1 % всего экспорта исламских стран и 6,3 % импорта. Внешнеторговый баланс в целом для мусульманских стран – положительный, главной причиной этого является экспорт нефти. Доля промышленного экспорта, характеризующего уровень индустриального развития страны, высока только в тех странах, которые не вывозят сырой нефти и газа. Это прежде всего, Бангладеш-90 %, Турция-82 %, Пакистан-82 %, Малазийя-75 %. Доля промышленного экспорта в большинстве нефтяных странах – ниже 10–15 %. Иран также не является исключением. Доля промышленного экспорта Ирана- 9 % (как и в Саудовской Аравии).

Все правительства Ирана – и до, и после революции ставили своей приоритетной задачей увеличение ненефтяного экспорта. Ненефтяной экспорт стал заметно расти после 90-х гг. В 1990 г. ненефтяной экспорт составлял 1,2 млрд. долл, а в 2006 г. – уже 12 млрд. долл т. е. вырос в 10 раз., не считая 7,7 млрд. экспорта услуг. Почти 80 % ненефтяного экспорта- это продукция обрабатывающей промышленности и ковры. Экспортными стали черная металлургия, нефтехимия, автомобилестроение. Однако экспортные отрасли находятся в зависимости от импортных поставок полуфабрикатов и оборудования, поэтому колебания в поставках комплектующих, неизбежные при расширении санкций, могут негативно отразиться на функционировании технологически новых производств, являющихся экспортными.

Величина импорта в Иране продолжает зависеть от экспорта нефти. Основные покупатели иранской нефти – Япония, Китай, Франция, Италия. Торговый баланс – преимущественно активный. Более половины импорта составляют полуфабрикаты для промышленности, более 20 %– оборудование, до 2 млрд. долл. тратится на закупки продовольствия(зерна, мяса). Если иранский экспорт в последние годы отчетливо стал переориентироваться на азиатский рынок, то иранский импорт ориентирован, главным образом, на европейские страны. Наибольший уд. вес в иранском импорте занимают Германия, Франция, Италия, в последние годы стал расти импорт из Китая, Кореи, Индии, а также малых европейских стран – Швейцарии, Швеции, Австрии, Бельгии. Почти до 20 % возросла доля импортных поставок из ОАЭ, через которые в Иран поступает, главным образом, продукция европейских и американских компаний. Таким образом, принимаемые СБ ООН санкции по ограничению импорта в Иран в большей степени затрагивают интересы европейских стран. Интересы же азиатских стран связаны, главным образом, с поставками из Ирана энергоресурсов.

Если говорить в целом об экономическом потенциале исламских стран, то они демонстрируют в 2000-х гг. достаточно высокую динамику экономического роста, позволяющего им не только не терять своего уд. веса в мировой экономике, но и наращивать его.

Ирану, с если исходить их макроэкономических показателей, удалось достичь еще больших сдвигов, воспользоваться ростом цен на нефть и нарастить основной капитал как базовую основу для дальнейшего роста. Однако чрезвычайная зависимость его экономики от нефти продолжает ставить его экономическое развитие в зависимость от состояния внешнеполитических международных отношений, влияющих и на внешнеэкономические связи.

Место исламских стран и Ирана в мировом нефтегазовом балансе

В мире достоверные запасы оцениваются в 155 млрд. тонн,75 % – в Азии, в том числе 65 %– в зоне Персидского залива. По данным «ВР.Statistical Review of World Energy 2005», доля С.Аравии в мировых запасах-22,1 %, Ирана-11,1 %, Ирака-9,7 %, Кувейта-8,3 %, ОАЭ-8,2 %.

В добыче нефти исламские страны, а это все страны Персидского залива, также занимают лидирующие позиции. На долю стран БСВ приходится треть всей добычи нефти (в т. ч. С.Аравия-13,2 %, Иран-5,1 %, Кувейт-3%,ОАЭ-3,3 %, Ирак-2,5 %,Казахстан-1,6 %, Азербайджан и страны ЦА-1,0 %.) В области газа доля исламских стран, главным образом, определяется запасами газа в Персидском заливе, в основном это запасы Ирана(15,3 % мировых запасов) и Катара. Кроме того, крупными запасами обладают Туркмения и Казахстан.

В Иране добыча нефти составляет в среднем-3,5–3,7 млн. барр/день(175–185 млн. тонн в год), экспорт 2,5–2,6 млн. барр/день(125–130 млн. тонн) – в зависимости от квоты ОПЕК. В 2006 г. и начале 2007 г. иранская квота была увеличена до 4,1 млн. барр/д. Но структура производства не сбалансирована с потребностями внутреннего рынка. Постоянно растущий спрос на бензин не удовлетворяется за счет собственного производства(40 млн. л/д), а керосин, мазут, дизельное топливо в 2000-05 гг. экспортировались, но в 2006 г. стало импортироваться и дизельное топливо. Нужно сказать, что нехватка бензина на внутреннем рынке определяется не только недостаточными объемами производства, но и нелегальным вывозом дешевого иранского топлива в соседние страны. Зависимость от импорта ощутима, особенно в условиях эмбарго на импорт бензина. В 2007 г. меджлис принял закон о введении квот на продажу бензина. Для разрешения «бензинового кризиса» также разрешено участие частного капитала в нефтеперерабатывающей промышленности, строящиеся и введенные новые мощности нацелены, главным образом, на производство бензина.

Конечно, для внутренней ситуации в Иране колебания в ценах на топливо имеют значение, но, на мой взгляд, они вполне решаемы. В целом позиции Ирана на мировом нефтяном рынке в условиях постоянно растущего спроса мировой экономики на нефть достаточно крепкие. Иранская нефть по качеству – одна из лучших, легко добываемая, каналы сбыта отработаны. В связи с возможными санкциями по ограничению вывоза нефти Иран последние три-четыре года заметно переориентирует свои нефтяные потоки с европейского рынка на азиатский рынок.

Более сложной является ситуация для Ирана на мировом рынке газа. Добыча газа в Иране- 65–70 млрд. куб.м., добываемый газ потребляется практически внутри страны. Прогнозные оценки потребления на 2010 г.– 136 млр. куб.м. на 2020 г.-244. При этом Иран поставил цель- стать ведущим мировым экспортером к 2025 г. Половина запасов иранского газа- на материковых и половина- на шельфовых месторождениях.

Производство газа ведется сейчас в основном за счет попутного газа нефтяных месторождений. Газовые месторождения природного газа богаты газовым конденсатом. Высоко содержание этана, из которого легко получить этилен (основной продукт для нефтехимии). Несмотря на огромные запасы доступного добыче газа, Иран пока не стал его нетто-экспортером. По 200 км газопроводу Карпаче(Туркмения) – Кордкуи(Иран) газ поставляется в северные районы Ирана, и практически тоже количество Иран поставляет в Турцию. Почти треть добываемого в Иране газа закачивается в скважины, часть сжигается. Газ используется, главным образом, для внутреннего потребления, так как после распада СССР прекратились его поставки по газопроводу Канган-Астара, через который значительная часть добываемого и ранее сжигаемого газа поставлялась в СССР. Электростанции и промышленные предприятия активно переводятся с мазута на газ, развита сеть внутренних газовых сетей и бытовых потребителей газа. Из-за отсутствия системы подземных газовых хранилищ нередки перебои в
Страница 8 из 14

эксплуатации магистральных газопроводов. В 2002 г. был пущен в эксплуатацию экспортный газопровод в Турцию. Заканчиваются работы по строительству газопровода в Армению. Из Астары проложена нитка газопровода для поставок газа в Нахичевань, по этой системе Грузия получала иранский газ после несогласия с ценами на российский газ (иранский обошелся ей не дешевле). В стадии проектировании находится газопровод в Пакистан и Индию. Хотя соглашения по этому проекту подписаны на самом высоком уровне, особенно сразу же после принятия Ирана, Индии и Пакистана в ШОС на правах стран-наблюдателей, разногласия между Индией и Пакистаном, вмешательство США пока не привели к практической реализации этого проекта. Вероятно, будут параллельно осуществляться два проекта- одна нитка в Пакистан, другая- в Индию, но по морю.

На энергетическую ситуацию сильное влияние оказывает политика США в регионе, объявленным зоной своих интересов. По признанию известного аналитика Ариэля Коэна «США должны максимально сохранить свою деятельность в регионе» и «нужно продолжить оказание помощи правительствам в Индии, Китае и Пакистане в планах строительства альтернативных маршрутов энергоэкспорта, которые могли бы бросить вызов российской транспортной монополии»

. Помимо цели минимизации влияния России в регионе, очевидной является цель изоляции Ирана, а также вытеснение Ирана и России из Каспийского региона. Так, Турция под давлением США периодически под разными предлогами перестает отбирать иранский газ, как и российский, требуя то снижения цены, то сокращения объема поставок. Только рост цен на нефть в 2007 г., и в результате выросшая потребность в газе, отрегулировали ситуацию.

Наиболее перспективно производство сжиженного газа. В конце 2004 г. подписано соглашение с Китаем о поставках (на 25 лет) сжиженного газа с месторождения «Южный Парс».

Позиция США в отношении Ирана осложняет его позиции на рынке газа, главным образом, в формировании маршрутов газопроводов. К этому необходимо добавить и растущую конкуренцию со стороны России, Казахстана и Туркмении на восточном направлении. Так, например, Казахстан активно прорабатывает проекты, связанные с прокладкой газопровода в КНР. Одним из проектов вывода газа не только Азербайджана, но и стран ЦА, является БТЭ-Баку, Тбилиси-Эрзерум (пущен в 2007 г.). Казахстан предлагает проект газопровода через Каспий в Баку и далее присоединение к БТЭ. Строительство БТЭ подняло интерес стран ЦА к сооружению Транскаспийского газопровода, что даст возможность через Турцию выходить на европейские рынки, минуя Россию и Иран. Но для этого нужно решить проблему с демаркацией вод Каспия, проблему правового статуса моря, проблему спорных месторождений Кяпаз-Сердар. В долгосрочной перспективе вовлечение Ирана в международные нефтяные и газовые проекты очевидно, особенно с ростом спроса на нефть и газ. Так, несмотря на сопротивление США, весьма вероятным представляется подключение Ирана к проекту по строительству газопровода «Набукко» для снабжения газом ряда европейских стран.

Но, конечно для сегодняшнего Ирана эта экономическая проблема, связанная со становлением газовой промышленности как экспортной, тесно связана с состоянием его внешнеполитических отношений. Для создания современных транспортных сетей по выводу на мировые рынки энергоресурсов Ирану необходимы иностранные инвестиции, заинтересованность иностранных партнеров в стабильности поставок, в стабильности внутриполитической ситуации. Даже цены на нефть не смогут обеспечить реальный прирост необходимых стране производственных мощностей, который наиболее безболезненно мог бы дать приток прямых иностранных инвестиций, активизация деятельности частного кредитного рынка. Поэтому до сих пор не решены такие проблемы, как безработица, инфляция, растущее расслоение общества, и отставание жизненного уровня не только от нефтяных стран Залива, но и других стран, например, от Турции, не имеющей такого важного источника пополнения валютных резервов как нефть и газ. Разработанные в Иране долгосрочные программы экономического и социального развития учитывают эти факторы, и руководство страны пытается найти оптимальное соотношение национальных интересов и потребностей мирового рынка.

Приложение № 1

Таблица.

Макроэкономические показатели

Показатели: 1-страна, 2- население, млн. чел., 3-ВВП- млрд. долл., 4- % прироста ВВП в 2000–2006 гг., 5- ВНД на душу населения, в долларовом эквиваленте по официальному курсу, 6 – ВНД на душу населения по ППС, 7-норма капиталовложений, 8- внешний долг(на 2005 г.) в млрд. долл., 9-внешний долг в % к ВВП, 10- иностранные инвестиции в млрд. долл., 11-экспорт, млрд. долл., 12- импорт, млрд. долл.

Источник: 2007.World Bank, по отд. странам-CIA,2007, или прогнозные оценки.

*– по ППС. ВНД по ППС по странам в порядке, определенном в таблице(в млрд. долл): 51,12,10,20,119,9, 60, 587, 661, 338, 398, 12, 37, 103, 64, 74, 17, 77, 354, 35, 22, 230, 86, 384, 152, 80, 45, 20, 881, 291, 6, 12, 152, 8, 5, 15, 22, 18, 5, 5, 4, 2, 0,9, 18.

**-внешний долг группы стран с низким и средним уровнем доxодa

В 1980-е годы- 0,75 %.

По данным о ВВП, рассчитанных Мировым банком за 2005 г(196,3 млрд. долл.). и 2006 г.(222,9 млрд. долл.) то прирост составил 13,5 %. World

Development Report 2007.P294. World Development Report 2008.P.340.

www.Iran.ru. 20.01.2008

Донья-е эктесад.6.12.2007

www.Eurasianet.07.12.2006.

Политика ИРИ в Центральной Азии и Афганистане

С.Б.Дружиловский

Иран проводит в Центральной Азии и в Афганистане конструктивную политику, показывая тем самым, что его целью является сотрудничество и военно-политическая стабильность в регионе.

Свидетельством этого является участие ИРИ в межтаджикском урегулировании, политика по интеграции центрально-азиатских республик в Организацию экономического сотрудничества, усилия по восстановлению Великого шелкового пути, готовность предоставлять свою территорию для продвижения товаров этих республик к открытому морю, а также предоставление соседнему Афганистану ощутимой финансовой и технической помощи.

С одной стороны, такая политика проистекает из принципа исламской солидарности, отраженного, в частности, в конституции ИРИ, согласно которому Иран в качестве основного объекта своего международного сотрудничества рассматривает мусульманские страны и осуществляет поддержку угнетенных слоев населения в этих странах (1). С другой, – руководство ИРИ исходит из прагматических соображений о том, что удерживать позиции регионального лидера можно только, оказывая существенную помощь и поддержку своим региональным соседям и развивая с ними конструктивное сотрудничество.

Действительно, позиции ИРИ, по крайней мере, в мусульманском мире существенно укрепляются, благодаря поддержке центрально-азиатских республик и Афганистана. Отметим, например, такой известный факт, что такая влиятельная организация мусульманских государств как ОИК, оказалась существенно разбавлена неарабскими странами, во многом проявляющими солидарность с Ираном, после восстановления там членства Афганистана и принятия в ее ряды государств Центральной Азии.

За последние годы Иран предпринял серьезные усилия по налаживанию и расширению торгово-экономических отношений с государствами Центральной Азии.
Страница 9 из 14

Очевидно, например, что ближайший путь для товарных потоков центрально-азиатских республик и Афганистана на европейские и азиатские рынки лежит через территорию ИРИ и далее в Турцию, или к побережью Персидского залива, что позволяет уже сегодня этим странам, несмотря на противодействие США, осуществлять значительные товарные поставки через территорию Ирана.

Как известно, главными воротами для Ирана в Центральную Азию является пограничный с ним Туркменистан. Поэтому, несмотря на экономические и социально-политические проблемы, которые преследуют эту центральноазиатскую республику с момента провозглашения ее независимости, Иран планомерно и целенаправленно проводит свою политику по сближению и активизации торгово-экономических связей с этой страной. Главными направлениями двустороннего сотрудничества стали энергетические проекты и борьба с наркотрафиком. Так, Иран инвестировал 500 млн. долл. для прокладки газопровода Корпедже-Куи, что позволило Ирану получать туркменский газ для обеспечения потребностей своих северных районов. Кроме того, налажены регулярные поставки туркменской нефти из порта Туркменбаши до иранского порта Нека на Каспийском море. По словам посла Ирана в Туркменистане Мохаммеда Форкани, ежесуточно в Иран осуществляются своповые (обменные) поставки 40 тыс. баррелей нефти из Туркменистана (2). До смены верховной власти в Туркменистане объем товарооборота между двумя странами постоянно увеличивался и в отдельные годы достигал 150 млн. долл. (3). Однако после ухода С.Ниязова новое руководство Туркменистана стало пересматривать некоторые направления своей внешней политики, в результате чего ирано-туркменские отношения в настоящее время переживают определенный спад.

Активно и по восходящей развиваются ирано-таджикские отношения. Как известно обе эти страны объединяет языковая и культурная близость, хотя более тесному развитию двусторонних связей в определенной степени препятствуют отсутствие общей границы и суннитское вероисповедание таджикского населения. Тем не менее, как в Иране, так и в Таджикистане популярны идеи межгосударственной интеграции, подразумевая при этом этническое единство народов двух стран. Одно время в Тегеране даже поговаривали о возможности создания «Большого Ирана» с вхождением в него Таджикистана и Афганистана, но потом от этой идеи решено было отказаться. Сегодня Иран осуществляет в Таджикистане ряд грандиозных транспортных и ирригационно-энергетических проектов. Вступил в строй построенный Ираном на безвозмездной основе тоннель, связавший Душанбе с Ходжентом. Строится тоннель под перевалом «Чермагзак», который соединит таджикскую столицу с Нуреком (Ориентировочный объем инвестиций в этот проект – 60 млн. долл.). Иран участвует в строительстве ГЭС «Сангтуда-2), стоимость которого свыше 200 млн. долл. Иранская сторона приступили к строительству автомобильной и железной дорог, которые соединят Таджикистан, Афганистан и Иран и сооружению линии электропередачи Рогун(Таджикистан) – Мазари-Шариф (Афганистан) – Герат (Афганистан) – Мешхед (Иран) (4). В то же время объем товарооборота между двумя странами в целом незначителен, а в отдельные годы, например, в период межтаджикского противостояния в середине 90-х гг. XX в. торговые отношения вообще сходили на нет. Однако в Иране не без оснований считают, что со временем Таджикистан может превратиться в одного из главных торгово-экономических партнеров ИРИ в Центральной Азии.

Крупнейшим торгово-экономическим партнером Ирана в Центральной Азии является Казахстан. Сегодня в Казахстане действуют сотни иранских фирм, постоянно проводятся торгово-промышленные выставки, рекламирующие иранские товары. В казахских магазинах продаются иранская одежда, продукты питания, строительные материалы, нефтепродукты. Казахстан экспортирует в Иран продукцию животноводства, сырье. При этом главной статьей казахского экспорта является сырая нефть, которая в количестве примерно 1 млн. тонн по системе «СВОП» доставляется в порты Ирана на Каспии, с последующей поставкой на местные нефтеперерабатывающие заводы. Взамен Казахстан получает аналогичное количество нефти, но уже в портах Персидского залива для дальнейшей транспортировки на мировые рынки (5). В настоящее время компетентные органы двух стран прорабатывают идею прокладки прямого нефтепровода из Казахстана в Иран через территорию Туркменистана. Понятно, что в случае реализации этой идеи поставки казахской нефти в Иран существенно возрастут и Казахстан сможет продавать свою нефть на быстро развивающихся рынках Индии и Восточной Азии. При этом следует отметить, что уже сегодня Казахстан постоянно имеет положительный баланс в торговле со своим иранским партнером.

Отношения ИРИ с Узбекистаном и Киргизией сегодня развиваются менее успешно, хотя и с ними Иран стремится поддерживать добрососедские отношения и обеспечивать стабильный товарооборот, в частности, оставляя открытым свое предложение по доставке узбекских и киргизских товаров к иранским портам в Персидском Заливе с последующей поставкой этих товаров на мировые рынки.

Развитие плодотворного сотрудничества с центрально-азиатскими республиками при учете интересов России позволяет ИРИ все более успешно проводить политику по ограничению внешнего, прежде всего, западного влияния в регионе. Характерно, например решение, принятое на последнем саммите прикаспийских государств в Тегеране (октябрь 2007 г.), согласно которому все вопросы, связанные с решением проблем Каспия будут решаться исключительно самими прикаспийскими государствами. Показателен сам факт созыва этого саммита в ПРИ, в условиях, когда его инициатор, по сути, находится во внешнеполитической изоляции со стороны западных государств, а США выразили свое недовольство проведением этой встречи.

ПРИ, в целом, охотно сотрудничает в любых региональных группировках и проектах, понимая, что это также усиливает его региональную роль и позволяет доводить свою позицию по актуальным международным вопросам до все большего числа заинтересованных в их решении государств. В то же время ИРИ стремится привлечь к активному участию в авторитетных международных и региональных организациях центрально-азиатские республики. Так, в рамках Организации экономического сотрудничества Иран прилагает значительные усилия для реального оживления деятельности этой организации, в том числе, за счет активизации участия центрально-азиатских республик в строительстве совместных автомобильных и железных дорог, открытии новых воздушных и морских линий, расширении сетей связи, увеличении торговых и финансовых операций, в том числе, через созданный недавно Банк развития и торговли ОЭС.

ИРИ поддерживает на повестке дня вопрос о возможности вступления нефтедобывающих стран региона в ОПЕК, а также предложил и активно проводит идею о создании газовой ОПЕК при возможном участии в ней центрально-азиатских республик.

В наименьшей степени в политике ИРИ в регионе прослеживается собственно исламская составляющая. Несмотря на недавние опасения Запада, а также России, что Иран предпримет «экспорт исламской революции» в соседнем
Страница 10 из 14

регионе, ничего подобного в действительности не произошло. Как ни странно, но на исламском направлении большую активность после образования независимых центрально-азиатских государств проявила светская Турция. Известно, например, что влиятельная исламская организация, возглавляемая Фетхуллой Гюленом, в 90-е годы открыла во многих центрально-азиатских республиках, в Азербайджане и даже в России более 80 школ и 4 университета с преподаванием на турецком языке и по своим учебным программам. Правда в последующем активность этих учебных заведений снизилась, а правительство Узбекистана вообще запретила их деятельность в своей стране, и выслало из нее турецкий учебный персонал.

Что касается ПРИ, то она делает упор на культурную составляющую, объединявшую многие из стран Центральной Азии в прошлом. В частности

Иран организует чествования и празднование юбилейных дат великих поэтов, ученых, философов и просветителей, внесших свой вклад в развитие культуры народов Ирана и сопредельных с ним стран. ИРИ оказывает большую помощь своим центрально-азиатским соседям в деле создания библиотек, музеев и других центров культурной жизни, предоставляет квоты для обучения молодежи из центрально-азиатских республик в учебных заведениях ИРИ, особое внимание уделяя преподаванию персидского языка. В последние годы ИРИ предпринимает практические шаги по обеспечению трансляции иранского телевидения в Центральной Азии. Сегодня такое телевидение уже действует на территории Таджикистана.

Очевидно, что и в отношении Афганистана ИРИ проводит политику конструктивного диалога при оказании серьезной материальной и финансовой помощи, прежде всего, приграничным районам, отказавшись от использования находящихся на его территории афганских беженцев для дестабилизации положения в соседнем государстве. Известно, что в последнее время ИРИ прилагает большие усилия для возвращения афганских беженцев и именно афганская сторона заявляет о неготовности обеспечить необходимые условия для их скорейшего возвращения на свою родину.

В настоящее время среди 35 стран, инвестирующих средства в экономику Афганистана, Иран занимает 4 место. После начала восстановления афганской экономики в 2002 г. ИРИ выделила 500 млн. долл., а в последующие годы еще 100 млн. долл. для реализации целого ряда широкомасштабных проектов. Так, основой для сотрудничества в области сельского хозяйства стало соглашение, заключенное министерствами сельского хозяйства двух стран, в соответствии с которым Иран обязался обеспечить восстановление ирригационных каналов и систем водоснабжения в западных провинциях Афганистана. Результатом такого сотрудничество стало открытие оросительного канала в Герате, который сегодня в основном удовлетворяет потребности жителей этой провинции в поливной воде.

Второй важной отраслью, на развитие которой Иран уже вложил 13,6 млн. долл. стала энергетика. В 2003 г. и в 2005 г. иранские строители ввели в строй две ЛЭП в провинции Герат, а с апреля 2003 г. снизили цены на поставки Афганистану электроэнергии из Ирана.

Одним из важнейших направлений двустороннего сотрудничества стала иранская помощь в восстановлении транспортного сообщения. При содействии Ирана были построены дороги Герат-Исламкала и Герат-Меймене. В 2005 г. была открыта шоссейная дорога Догарун-Герат длиной 123 км, которая соединила иранскую провинцию Хорасан с афганской провинцией Герат. Планируется ввести в строй железную дорогу Торбете-Хейдерие-Санган-Герат с последующим строительством железнодорожного пути до Таджикистана (6).

Конечно, сотрудничество между двумя странами не ограничивается лишь торгово-экономическими отношениями. Общность исторических корней, близость языка, культур, религии двух стран позволяют Ирану серьезно воздействовать на социо-культурный аспект развития афганского общества. При этом Иран по праву занимает одно из первых мест в деле подготовки афганских студентов и преподавателей, в издании учебной и научной литературы для потребностей афганских учебных учреждений, в целом осуществляет успешную программу по подготовке квалифицированных кадров, в том числе для нужд армии, полиции, таможни и т. п. Представляется, что по мере урегулирования положения в Афганистане, особенно после вывода из него иностранных войск, ирано-афганские отношения будут приобретать характер все более стабильного, взаимовыгодного партнерства.

Нерешенным на центрально-азиатском направлении внешней политики ИРИ остается вопрос об определении нового правового статуса Каспийского моря. Более того, создается впечатление, что Иран, отказавшись от поиска новых конструктивных предложений, призванных сдвинуть с мертвой точки зашедшие в тупик переговоры о дальнейшей судьбе каспийского водоема, стремится превратить встречи представителей прикаспийских государств, в некую новую региональную организацию, которой даже уже подобрано название – «Каспийский форум». Последний саммит в Тегеране отчетливо продемонстрировал стремление Ирана использовать этот форум для решения своих сиюминутных задач, в том числе, для подтверждения своего права на осуществление ядерной программы, решения проблемы ненападения со стороны соседних государств в случае американского вторжения в ИРИ и запрета на участие каких-либо третьих стран в решении проблем Каспийского моря. Очевидно, что первые два положения вообще не имеют прямого отношения к правовому статусу Каспия, а последнее было бы полностью оправданно, если бы существующие проблемы были близки к своему разрешению. Однако взаимопонимание сторон по-прежнему не достигнуто, в том числе и потому, что иранская сторона отказывается идти на какие-то уступки другим участникам переговорного процесса, и сама не в состоянии предложить реальную альтернативу стихийному разделу Каспийского моря. А, между тем, Каспий гибнет, и все решения, принятые для прекращения этого процесса, являются не более, чем обычными декларациями. В сложившейся ситуации ни у одной из прикаспийских стран, включая Иран, нет действенной программы не только для спасения гибнущей флоры и фауны Каспийского моря, но даже для проведения реального мониторинга складывающейся здесь ситуации. Отговорки известные – нет денег, отсутствует координация действий между прибрежными странами, высказываются надежды на самореанимацию Каспия и т. п. При таком положении вещей, может быть, и стоило подумать о привлечении каких-то внешних сил, у которых найдутся и деньги и желание осветить проблему во всей ее неприглядности и мобилизовать человечество на спасение уникального водоема. Имеется в виду, прежде всего, движение «Зеленых», которое уже давно предлагает свои услуги для исследования ситуации в акватории Каспийского моря. А то вполне может повториться история с Аральским морем, которое также уничтожалось под благовидным предлогом интенсификации сельского хозяйства в Средней Азии.

Однако в целом, представляется, что политика на центрально-азиатском направлении свидетельствует о реализме иранского руководства, которое понимает, что именно конструктивный подход будет позитивно воспринят правящими ныне в центрально-азиатских
Страница 11 из 14

республиках и в Афганистане режимами. В то же время, такая политика позволит иметь больше точек соприкосновения с Россией, которая по-прежнему продолжает оказывать серьезное влияние на происходящие в центрально-азиатском регионе процессы.

_____________________________________________

. Конституция Исламской Республики Иран. Ст. 2, п. 16.

. http://www/iran.ru.04.12.2008.

. Санаи, Мехди. Отношения Ирана с центральноазиатскими странами СНГ. Москва, «Муравей», 2002, с. 105.

. http://www.iran.ru.01.12.2008

. http://www.iran.ru.06.06.2008.

. Краснов К. Внешнеполитическая деятельность Ирана на Афганском направлении. http://www.afghanistan.ru.10.12.2008.

Иран и арабский Восток

Кулагина Л.М. Ахмедов В.М.

Сегодня характер наиболее острых конфликтов на Арабском Востоке и основные параметры их урегулирования в немалой степени определяются политикой Ирана в этом стратегически важном районе мира. Вне зависимости от природы политического режима в Иране, Тегеран традиционно стремился к упрочению своих позиций на Арабском Востоке, исходя, прежде всего, из чисто прагматических соображений обеспечения своих государственных интересов и национальной безопасности. Дополнительный импульс реализации подобных устремлений Ирана во многом был придан распадом СССР, который происходил на фоне кризиса арабского единства и усиления военно-политического присутствия США в районе Персидского Залива, сопровождавшегося изоляцией и ослаблением Ирака – единственной арабской страны, способной в военном отношении противостоять Ирану и сдерживать его экспансионистские устремления в этом регионе.

Складывающаяся сегодня в регионе военно-политическая ситуация во многом определяется характером взаимоотношений США с Ираном. Предпринимавшиеся американской администрацией в течение трех последних десятилетий попытки модифицировать систему власти в ИРИ и сдержать рост иранского влияния на Ближнем Востоке не принесли желаемых результатов. Систематическое международное давление и экономические санкции не привели к изменению внутренней и внешней политики ИРИ в интересах США. Несмотря на эти неудачи, администрация Дж. Буша продолжает рассматривать политику сдерживания Ирана в центре своей ближневосточной политики. Американские политические деятели – вице-президент Д. Чейни и госсекретарь К. Райс считают, что сдерживание Ирана позволит Америке стабилизировать ситуацию в Ираке, устранить «Хизбаллу» и возобновить арабо-израильский мирный процесс.

На протяжении 2007–2008 гг. сдерживание ИРИ стало центром всей ближневосточной политики США. Америка обвиняет Иран в эскалации насилия в Ираке, Афганистане, дестабилизации ситуации в Ливане, приходе «ХАМАС» к власти в Газе. США опасаются, что баланс сил в регионе склоняется в пользу ИРИ и ее союзников.

Суть американской антииракской политики на Ближнем Востоке сводится к расширению своих военных возможностей в регионе. Усилению разностороннего давления на Иран вплоть до военного и создания широкой антииракской коалиции. С этой целью Вашингтон увеличил свое военное присутствие в Персидском заливе. Одновременно США создали и профинансировали (75 млн. долл.) фонд поддержки иранской оппозиции, выступающей за смену власти в Иране.

Через свои подконтрольные финансовые организации ограничили возможности Ирана выхода на международные рынки и объявили КСИР в поддержке международного терроризма.

Главная цель США снизить влияние ИРИ в Арабском мире, чтобы отбросить назад все завоевания ИРИ в этом регионе. Вашингтон стремится получить поддержку арабских правительств в противодействии политике Ирана. В ходе визита Дж. Буша в регион в январе 2008 г., он пообещал 20 млрд. долл. помощи Саудовской Аравии и другим арабским странам, с целью помочь им укрепить оборону и усилить их антииранскую направленность.

Положение сложившееся вокруг Ирана взывает неадекватную реакцию его арабских соседей. Позиции некоторых из этих государств не отличаются ни ясностью, ни решительностью. С одной стороны, они вроде как опасаются последствий американского военного удара по Ирану, а с другой не желают вызвать недовольство американской администрации. С этой точки зрения многие арабские страны с сочувствием относятся к планам «замораживания» иранской ядерной программы, будь то в рамках международных усилий или односторонних действий США. В тоже время многие страны понимают, что возможные последствия американских силовых акций против ИРИ с точки зрения экономики и безопасности вряд ли будут отвечать национальным интересам стран региона. Значительная часть населения ближневосточных государств не поддерживает идею нанесения ракетно-бомбовых ударов по иранским ядерным объектам. Но они обладают весьма ограниченными возможностями повлиять на ситуацию, особенно в условиях американской гегемонии в регионе.

Но политика Ирана пугает многих представителей правящей арабской элиты. Это желание Тегерана к овладению ядерной технологией, явное стремление к политическому доминированию в регионе, неоспоримые достижения в военно-технической сфере, вовлеченность в наиболее острые конфликты в Арабском мире, а также нерешенность проблемы трех островов в Персидском заливе. Все это мешает арабским странам установить хорошие отношения с иранским руководством.

В условиях обострения религиозного противостояния на Ближнем Востоке арабские государства с большинством суннитского населения опасаются имеющихся у Тегерана возможностей напрямую вести диалог с шиитским меньшинством на их территориях и связанными с ними организациями. Особую опасность это приобретает в условиях подъема шиитского движения в арабских странах после свержения режима С. Хусейна в Ираке. Довольствовавшаяся ранее подчиненным положением в общественно-политической жизни, сегодня шиитские общины стремятся получить доступ в управление государством по примеру Ирака, где шииты занимают лидирующие позиции. Но добиться успеха шиитские общины в арабских странах смогут только при поддержке Ирана. Именно этим обстоятельством были продиктованы недавние призывы египетского президента Х. Мубарака к лояльности шиитских организаций в арабских странах к местным властям. Различие между шиитским меньшинством и суннитским большинством в Арабском мире являются важным элементом определяющим сегодня отношения арабов и иранцев. Конфессиональные противоречия в регионе всегда служили инструментом провоцирования политических конфликтов между арабскими странами и Ираном. В отношении шиитских общин Иран проводит политику их сплочения вокруг Тегерана с целью обеспечения своей внешней политики, а также решения энергетических задач. Это, прежде всего, касается шиитов Ирака, Ливана, арабских монархий персидского залива, Афганистана, Йемена и Азербайджана. Характерно, что именно на территории этих стран, где достаточно велик процент шиитов, находятся одни из самых крупных мировых запасов углеводородов. Это – районы Хузистана, Каспия, Басры, Азербайджана, Эль-Хассы, Бахрейна. Приоритетной задачей ИРИ является сплочение шиитского населения под эгидой Ирана. Сегодня шииты в этом районе составляют около 11 % всех мусульман. Но Ирану в одиночку вряд ли удаться
Страница 12 из 14

осуществить лидерство в этих районах и, особенно в Персидском заливе, поэтому он стремится приобрести союзников из арабских стран и, прежде всего это Сирия и Ирак.

Особую обеспокоенность активной политикой Ирана в регионе проявляют лидеры Саудовской Аравии, Египта, которые рассматривают себя и свои страны в качестве главных игроков в регионе и считают ближневосточную политику Ирана угрозой своему влиянию и стабильности на Арабском Востоке. Страны ССАГПЗ вместе с Египтом и Иорданией стремятся создать общий военный щит против Ирана, особенно в условиях ослабления Ирака.

Деятельность Ирана на Ближнем Востоке определяется рядом важных факторов, оказывающих существенное влияние на его внешнюю политику. Это – поддержка Ираном шиитской организации «Хезболла», которую он использует для укрепления своего влияния в Ливане и как инструмент сдерживания Израиля. Иран вовлечен в межпалестинский и палестино-израильский конфликты. Палестинская проблема занимает одно из ключевых мест во внешней политике ИРИ. Иран оказывает помощь и поддержку палестинскому «ХАМАС». Влияние Ирана на события в Ираке расширилось в силу его отношений с шиитской общиной в этой стране. Иранское руководство удовлетворено победой на выборах в Ираке шиитского большинства. Оно выступает за сохранение нынешнего режима власти в Ираке, надеясь, таким образом, укрепить там доминирующие позиции шиитских сил. Иран существенно расширил свои связи с Сирией в различных областях и фактически добился установления стратегического союза с этой страной. Примечательным в этом плане является визит президента ИРИ Ахмединежада в Дамаск в июле 2007 г. Важной целью переговоров стала отработка совместных действий в ответ на предпринимаемые США попытки изолировать обе страны на международной арене. Особую озабоченность сирийского и иранского руководства вызывает ситуация в Ливане связанная с выборами президента. Противостояние между правительственным и парламентским большинством не только не ослабло после войны с Израилем летом 2006 г., но еще более усилилось по мере растянувшейся на долгие месяцы неопределенности в вопросе выбора президента страны. Визит Ахмединежада в САР в 2007 г., его переговоры с Башаром Асадом и встречи с руководством ливанской «Хезболлы» и палестинского «ХАМАС» опрокинули все расчеты на то, что Дамаск может начать отходить от Ирана или же может ослабить уровень своих отношений с Тегераном.

Подобные соображения высказывались в ряде публикаций США и Израиля, а также Саудовской Аравии и Египта, которые прилагают большие усилия для разрушения этого союза.

Поэтому на сегодняшний день отношения Ирана со своими арабскими соседями остаются достаточно напряженными. И без существенных уступок с обеих сторон вряд ли можно надеяться на их улучшение. Иранское руководство понимает всю опасность изоляции от Арабского мира. Не случайно официальные иранские представители стремятся установить отношения с арабами. Иран готов помогать экономически и политически иракскому руководству, чтобы не допустить раскола страны. Ахмединежад обратился к саудовскому монарху с предложением о налаживании совместной работы по восстановлению Ирака. Тегеран стремится стать участником нового поствоенного порядка на Ближнем востоке. Арабские страны не могул не понимать, что в случае нападения США на Иран основной участок боевых действий может прийтись и на территорию этих стран. Это может привести к серьезной дестабилизации их внутриполитического положения и вызвать серию социальных революций и переворотов.

Арабские режимы обеспокоены ростом могущества Ирана, но они не едины в своем отношении к нему. Администрации США не удалось свести к единому знаменателю позиции своих арабских союзников. Так, Саудовская Аравия и Бахрейн опасаются экспансии и вмешательства Тегерана в их внутренние дела. Египет и Иордания бояться, что растущее влияние ИРИ может подорвать их позиции в регионе. Ставкой для них в борьбе с Ираном является не столько вопрос территорий или внутренней стабильности. А влияние на палестинскую проблему. Даже внутри самого ССАГПЗ нет единой позиции в отношении Ирана. В отличие от Бахрейна, Кувейта и саудовской Аравии, Катар и ОАЭ не страдают от проблемы шиитского меньшинства и поддерживают активные торгово-экономические отношения с Тегераном еще с начала 90-х гг. XX века. Они не хотят конфликта с ИРИ и опасаются возможных последствий конфронтации между Ираном и США. Этого же опасаются и другие арабские государства о чем свидетельствует тот факт, что в начале декабря 2007 г., впервые на саммит ССАГПЗ был приглашен президент ИРИ Ахмединежад, который выступил с большой речью, где подробно освятил иранскую точку зрения на политическое положение Ближнего Востока и политики США призвал к объединению стран региона.

Поэтому антииранская коалиция под эгидой США из арабских стран вряд ли возможна сегодня. С учетом роста антиамериканских настроений в регионе арабские монархии Персидского залива не так охотно соглашаются предоставлять свою территорию для американских баз. Но в то же время большинство арабских стран считают, что США на сегодняшний день единственная мировая держава способная в военном плане сдержать Иран. Поэтому они и активно не протестуют против расширения военного присутствия США в регионе Ближнего Востока.

Сегодня Ближний Восток находится в состоянии раскола по конфессиональным и этническим линиям. Сунниты борются против шиитов. США выгодно поддерживать нынешний баланс сил в регионе, становясь при этом то на одну, то на другую сторону в конфликте. Это лишь усиливает напряженность в регионе. США поддерживают консервативные арабские монархии против национальных арабских движений, выступают на стороне светских режимов против фундаменталистов. Настраивают светские правительства против Ирана и его шиитских сторонников, все это чревато новыми конфликтами в регионе. Стремление обеспечить безопасность своего союзника в регионе – Израиля заставляет США активизировать поиски путей возобновления арабо-израильского диалога.

Используя ряд международных организаций и конференций, типа Анаполиса (осень 2007 г.) администрация США стремилась возобновить палестино-израильский мирный процесс, надеясь таким образом перенацелить усилия арабских правительств на иранскую угрозу. Однако они не учли, что ни палестинцы, ни израильтяне не выработали условия компромисса. Бывший израильский премьер-министр Э. Ольмерт и палестинский глава М. Аббас так и не обрели достаточного авторитета в своих странах, чтобы добиться жизнеспособного мира между Израилем и Палестиной. Да и арабские лидеры, рассматривают палестинскую проблему, выходя далеко за рамки возможностей Израиля и США. Арабская общественность в результате почти 60-летнего арабо-израильского конфликта рассматривает Израиль как главную угрозу в регионе. Иран намеренно подогревает палестинский вопрос, чтобы усилить давление рядовых арабов на свои правительства. Резкие высказывания иранского президента против Израиля, поддержка им ХАМАС и «Хизбаллы» и арабских выступлений против Израиля, – все это обеспечивает Ирану симпатии широких
Страница 13 из 14

арабских масс.

Палестинская проблема, хотя и важна сама по себе, но не является центральной в борьбе за лидерство в регионе. Разрешение палестинского вопроса необходимо, прежде всего, для безопасности Израиля, стабильности в Ливане и престижа США. Главная для региона сегодня линия мира и стабильности лежит от Леванта к Персидскому заливу. Именно безопасность и согласие в Персидском заливе является залогом мира и безопасности в регионе. В 2007 г. Пентагон направил в Персидский залив третью по счету АУГ во главе с атомным авианосцем. В их задачу входит поддержка операций США в Ираке, усиление военно-морской группировки в персидском заливе. Многие СМИ связывают такой шаг с потенциальной угрозой нанесения удара по Ирану.

США значительно нарастили свои вооруженные силы в Ираке, чтобы ослабить позиции Ирана в этой стране. Однако, ряд арабских правительств, которые опасались военного потенциала Ирана, настроены против шиитского правительства Ирака. Они рассматривают иракское правительство как проиранские, так и проамериканское и поддерживают их суннитских оппонентов. Это затрудняет усилия США в работе с иракским правительством и одновременно мешает выстраивать антииранский альянс суннитским арабским странам, что усиливает угрозу дестабилизации Ирака. Вашингтонская политика в Ираке практически зашла в тупик. Американская администрация пытается выставить Тегеран одним из главных виновников неудач США в Ираке, оправдывая этим введение жестких санкций в 2006–2007 гг. против Ирана и угрозы нанесения по его территории ракетно-бомбовых авиационных ударов. Однако война в Ираке в 2003 г. преподнесла иранским руководителям несколько неприятных сюрпризов. Во-первых, режим С. Хусейна, против которого Иран безуспешно сражался 8 лет пал за 3 месяца. Во-вторых, после свержения режима в короткое сроки возникло мощное суннитское движение сопротивления оккупационным войскам. Поэтому Иран пошел на перемирие с США, чтобы добиться согласия американцев на поддержку политического шиитского руководства в Ираке, также как и прежде по Афганистану, с тем, чтобы одновременно прекратить американскую изоляцию Ирана и угрозу в перспективе войны с США.

Первые контакты подобного рода прошли при посредничестве Швейцарии в мае 2003 г., в ходе которых Иран был готов пойти на большие уступки для удовлетворения требований США. Но Вашингтон, окрыленный успехами в Ираке, не пошел тогда на переговоры с Ираном. После кризиса в Персидском заливе 1991 г. Иран стал ускоренно развивать ядерную технологию до такой степени, чтобы при необходимых условиях в течении нескольких месяцев иметь возможность создать ядерное оружие. США развернули жесткую антииранскую компанию, требуя от Тегерана остановить ядерные разработки. Возможен ли сегодня диалог Ирана с США? Вероятно, Иран может пойти на сделку с США за счет Ирака, поставив условием, что американцы выведут свои войска из Ирака в течение 1–2 лет.

Иран готов помочь в вопросе вывода американских войск из иракских городов на временные базы, которые американцы с течением времени превратят в постоянные и укрепят их. Иран через своих союзников шиитов и курдов может помочь провести через иракский парламент ряд выгодных для политики США законов – о нефти, о всеобщей амнистии всем заключенным бойцам исламского сопротивления и членам Баас, содействовать успеху национального примирения и закона о привлечении бывших баасистов на работу в госаппарат и армию.

Со своей стороны США будут содействовать созданию шиитского центра, объединяющего шиитов, проживающих в регионе. Это поможет сохранить баланс сил в регионе. С целью ослабления суннитского сопротивления в Ираке американцы содействовали образованию так называемых «комитетов спасения», состоящих их суннитских племен. Этот план был разработан еще в 2006 г. вице-президентом Т. Аль-Хашими и американским генералом Дж. Кейси при участии Иордании. Эти комитеты должны были возглавить известные личности и авторитетные деятели среди мусульман-суннитов. США обещали руководству суннитов достойные позиции в руководстве Ирака. Сотрудничество суннитских политиков и оккупационных войск привело к сплочению шиитского сопротивления, которое ранее враждовали между собой и они стали сплачивать усилия в борьбе с суннитами. Иран не заинтересован, чтобы Ирак превратился в плацдарм для провоцирования внутренних беспорядков в Иране. Рост суннитско-шиитского противостояния в Ираке и его распространение в других арабских странах угрожало Ирану в этом районе и дестабилизировало обстановку внутри его, где 15 % населения является суннитами.

Характеризуя сегодняшнюю обстановку на Ближнем Востоке нужно признать, что борьба США с Ираном представляет собой «игру с нулевой суммой». В конечном итоге США вынуждены были признать (под давлением собственного генералитета и ЦРУ), что наземная операция против ИРИ бесперспективна, и остается лишь возможность воздушного удара. Жертвами американских просчетов стали глава Пентагона Д. Рамсфельд (отправлен в отставку в ноябре 2006 г.). В декабре 2007 г. доклад американских спецслужб по Ираку нанес удар планам консерваторов по войне с Ираном. События в Пакистане и успехи талибов в Афганистане заставили отказаться от войны с Ираном, арабские союзники США также не поддерживают американские военные планы.

Не увенчались успехом и миссия госсекретаря США К. Райс в конце 2007 г. на Ближний Восток по созданию арабского антииранского блока «умеренных» государств (Египет, Иордания, ССАГПЗ) под американским руководством. Арабские союзники США выступили за возобновление мирного процесса на Ближнем Востоке, что, по их мнению, является более эффективным способом ослабить позиции ИРИ. Но, несмотря на все вышеизложенное, угроза удара США по Ирану сохраняется. В тоже время позиции явных сторонников в администрации Буша удара по ИРИ существенно ослабли из-за внутренних событий в США, позиций арабских стран и решительных действий России на Кавказе в августе 2008 г. Однако новое обострение политической ситуации на Ближнем Востоке может быть использовано США и Израилем для реализации силового варианта в отношении ИРИ.

Несмотря на длительную ирано-американскую конфронтацию, продолжающуюся без малого 30 лет, у двух стран имеются общие задачи и главное их сходное понимание ряда ближневосточных проблем. США и Иран выступают за сохранение территориальной целостности Ирака, предотвращение гражданской борьбы на Ближнем Востоке.

Диалог, компромисс, развитие торговых и экономических отношений – вот средства которые будут способствовать стабилизации обстановки и достижению мира на Ближнем Востоке и послужат началом переговоров США и Ирана. Система региональной безопасности региона Ближнего Востока должна включать всех региональных игроков и базироваться на договоре о нерушимости региональных границ, контроле над вооружениями, общем рынке со свободными зонами торговли, механизме разрешения конфликта.

Учитывая определенные изменения в ближневосточной политике США, Иран несколько ослабил поддержку сопротивления в Ираке и оказал влияние на снижение активности армии Мехди. Если США проявят определенный реализм и
Страница 14 из 14

попытаются создать такой региональный порядок на Ближнем Востоке, где будут учтены интересы всех сторон, то в этом случае такая система будет реализована, и в ее рамках начнут сотрудничать все арабские государства и Иран. Но при этом и те и другие будут заинтересованы в сохранении присутствия США в Персидском заливе и на Ближнем Востоке, как гаранта безопасности в регионе. Такое положение послужит интересам союзников США в Европе, а также Китая и России, которые заинтересованы в стабильности на Ближнем Востоке и доступе к энергоресурсам региона.

________________________________________________

Foreign Affairs. January/February, 2008

В. Гусейнов, А. Денисов, Н. Савкин, С. Демиденко. Большой Ближний Восток. М., 2007, с. 149

САНА, 19.07. 2007.

Большой Ближний Восток. М., 2007, с. 156

Аль-Мухарир аль-арабий., январь, 2008

Аль-Хаят, 16.12.07.

Иран – Пакистан (проблемы и сотрудничество)

М. Р. Арунова

Иран был первым государством, признавшим Пакистан в 1947 г. сразу же после его создания. Связи двух стран, когда они в период правления шаха ходили в блок СЕНТО (до 1959 г. – Багдадский пакт), были весьма активными. В 1964 г. обе страны вошли в состав “Организации сотрудничество ради развития” (с 1985 г. – “Организация экономического сотрудничества” – ОЭС), а в 1969 г. стали членами “Организации Исламская конференция” (ОИК). В 70е годы связи двух государств, как в рамках двусторонних, так и многосторонних отношений получили дальнейшее развитие. Идя на расширение контактов с шахским Ираном, Пакистан, как видится, небезосновательно рассчитывал на его поддержку и содействие в решении экономических вопросов. В 1974–1976 гг. Иран предоставил Пакистану два займа – 580 и 150 млн. долл. и несколько займов на строительство небольших объектов, главным образом в приграничном ИРИ Белуджистане.

После падения шахского режима Исламабад практически первым признал пришедшее к власти новое правительство в Тегеране. Однако отношения двух стран были прохладными: Исламабад опасался установления контактов между режимом Р.М. Хомейни и пакистанскими шиитами, а в Тегеране рассматривали Пакистан как проводника американского влияния в регионе.

В последующие годы наметилась активизация ирано-пакистанских отношений, что было связано с идентичностью их позиций по афганским делам – резким неприятием кабульского режима НДПА, осуждением ввода в Афганистан советского воинского контингента и поддержкой муджахедов.

Во время ирано-иракской войны (1980–1988 гг.) Пакистан придерживался нейтралитета, а затем сыграл важную роль в посреднических усилиях ОИК по прекращению этой войны.

Во второй половине 80-х гг. между странами развивалась торговля, а в 1987 г. было подписано соглашение об ее развитии.

ИРП экспортировала в ИРИ рис, фрукты, кунжут, одежду, химикаты, ювелирные изделия и хирургические инструменты. Основную часть его импорта из соседней страны составляли весьма необходимое Пакистану жидкое топливо, продукты нефтяной, нефтехимической и химической промышленности, шины, пластик, кожа, сушеные фрукты.

Последовавшее затем в 90-е годы резкое охлаждение иранопакистанских отношений было связано не столько с прокатившимися в Пакистане в середине 90-х годов погромами против шиитов, сколько с активнейшей поддержкой Исламабадом талибов, утвердившихся в Афганистане.

Напомним, что свержение режима НДПА и провозглашение в 1992 г. Исламского государства Афганистан (ИГА) во главе с муджахедами не привели к установлению мира и спокойствия в стране. У власти в Кабуле оказалась непрочная коалиция влиятельных лиц из различных партий муджахедов, в которую входили разные этносы. Внутри коалиции, как в центре, так и на местах тотчас же разгорелась кровопролитная борьба за власть. Силовой фактор оставался определяющим в политической жизни страны. Положение осложнялось тем, что едва ли не за каждой из соперничавших партий, группировок и крупных объединений полевых командиров стояли внешние силы, в частности, США, Пакистан, Иран, Саудовская Аравия, Турция, стремившиеся укрепить свои позиции в новом Афганистане и в регионе в целом.

В Исламабаде учитывали сложившуюся в Афганистане взрывоопасную ситуацию и внимательно отслеживали ее развитие. Руководство Пакистана, прежде всего Общевойсковая разведка, МВД, а также лидеры праворадикальной партии “Джамаате ислами” при широкой разноплановой поддержке США и Саудовской Аравии, сформировали для координации своих действий “Афганское бюро”, а затем приступили к подготовке новой военной силы, которая была бы способна стабилизировать обстановку в Афганистане и создать на его территории пуштунское (подчеркнуто нами – авт.) государство, лояльное Пакистану и США. Такой силой стали талибы, воинские подразделения которых формировались в местах расселения десятков тысяч афганских беженцев и при духовных школах – медресе[3 - Отсюда и название талиб – ищущий знаний.].

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/sbornik-statey/iran-i-islamskie-strany/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Профессор Тегеранского университета

2

Ян Рипка. История литературы. Перевод Иса Шахаби. Тегеран. Издательство «нашре китаб». С. 256.

3

Отсюда и название талиб – ищущий знаний.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.