Режим чтения
Скачать книгу

Сэнсэй. Исконный Шамбалы читать онлайн - Анастасии Новых

Сэнсэй I

Анастасия Новых

Исконный Шамбалы

Книга «Сэнсэй. Исконный Шамбалы» – мощная, позитивная книга. После её прочтения чувствуешь необыкновенный прилив сил, душевной бодрости. И что самое поразительное – она в полном смысле универсальна и актуальна для любого возраста! В ней находишь ответы на нечто своё сокровенное, сугубо личное. Эта книга открывает уникальное видение мира и содержит ценные знания. Она пробуждает в душе человека огромные духовные силы и помогает противостоять жестокости и несправедливости этого мира. Эта книга наполняет жизнь человека сокровенным смыслом и меняет его судьбу к лучшему.

Анастасия Новых

Сэнсэй. Исконный Шамбалы

Пролог

Тихая, тёплая летняя ночь давно уже вступила в свои полновластные права, сменив суматошный день со всей его важной хлопотливостью и мелочной суетой. Её тёмное покрывало успокаивало и сладко убаюкивало всё живое, медленно погружая в глубокий сон. Не действовали эти чары разве что на влюблённые сердца, у которых вечность пролетала как мгновение. На морском берегу в безлюдном месте сиротливо мерцал костёр, отбрасывая причудливые таинственные тени. Возле него одиноко сидело бесформенное существо. Свидетелем его присутствия была лишь бесконечная Вселенная, ярко иллюминирующая звёздными мирами, да Луна, приглашающая в вечность своей серебристо-блестящей на водяной глади дорожкой.

Вокруг стояла такая тишина, что даже море не решалось потревожить её своим лёгким шелестом волн. Казалось, время навеки остановилось, потеряв весь свой смысл. Это был сам миг вечности.

Существо зашевелилось, издавая непонятные звуки, и стало медленно разделяться на две копошащиеся части. В воздухе послышалась человеческая речь:

– Боже, до чего же хорошо иногда бывает в этом грешном мире.

– Если честно, то даже уходить не хочется.

– Вот и я о том же.

Пламя костра ярко полыхало, ревностно пытаясь отвоевать у ночи кусочек пространства. Его светлые блики с переменным успехом то поглощались тьмой, то смело вырывались далеко вперёд, освещая природу её естественными тонами.

– Так какое решение будет твоё, Ригден?

– Мои выводы, конечно, печальны. Но всё же я думаю повременить с окончательным решением… Пожалуй, стоит ещё задержаться.

– Но не всё ж так плохо. Тем более, раз ты решил остаться, дай им ещё один шанс и позволь мне…

В этот момент невесть откуда над морем пронёсся лёгкий ветерок, оживляя лунную дорожку. Последняя завораживающе заискрилась своими серебристыми переливами, маня в таинственную даль. Природа как будто специально дразнила существо, с одной стороны окружая его своей вечностью, а с другой – естественной земной красотой. Видимо, в этом ненавязчивом порыве скрывалась какая-то сокровенная, ведомая только ей одной, тайна.

1

Не секрет, что Судьба ведёт человека по известному только ей сложному пути тончайших взаимосвязей, природных явлений, хитроумных переплетений тропинок отдельных случайностей и совпадений. В конце концов, это приводит к конкретному событию, решающему перекрёстку жизненной дороги. И здесь человек смеет надеяться, что ему предоставлен шанс выбора. Но всё та же неумолимая сила Судьбы, с помощью логического сплетения обстоятельств, незаметно помогает человеку делать свой выбор. Ведь ряд событий, по её замыслу, неизбежно должен сблизить совершенно чужих людей, которые, живя в своём маленьком мирке, в данный момент даже не подозревают об этом. Но это сближение заставит их действовать совместно в общих поисках одной и той же цели, порождая при этом массу решающих событий в жизни других людей.

Не миновала эта участь и меня. Родилась я в далёкой российской глубинке. Мои родители были военными, честно и добросовестно выполняли свой долг. Поэтому их начальство, так же честно и добросовестно, посылало нас в разные уголки нашей необъятной тогдашней Родины – Советского Союза. Так наша семья попала на Украину, в «страну цветущих каштанов», где мы и обосновались в благоухающем розами шахтёрском крае.

Надо сказать, что человек я довольно компанейский, с разносторонними интересами. Для меня никогда не составляло особого труда найти общий язык с новыми людьми. Поэтому на новом месте моя особа быстро влилась в коллектив единомышленников. Мы вместе посещали различные кружки, в том числе бальные танцы, ходили в кино, кафе, театр. В общем, жизнь шла, как говорится, своим чередом.

Всё было прекрасно, только… до определённого момента. Ведь у Судьбы свои планы. Неожиданно для моих близких, и тем более для меня, в самый расцвет моей молодости, она кинула меня в омут таких тяжёлых испытаний, что я чуть было не погибла в нём от полной безнадёжности и животного страха смерти.

2

В начале учебного года последнего выпускного класса я стала замечать постоянные головные боли, причём сильные и продолжительные. Родители повели меня на обследование. Результаты, по большей части, врачи обсуждали с ними наедине. Это меня сильно насторожило. И смутные сомнения одно за другим стали терзать мою душу. Ведь полная неизвестность была хуже всего.

И все эти обстоятельства страшно пугали до определённого момента, пока я случайно не подслушала разговор матери с профессором:

– … но ведь должен быть какой-то выход?

– Конечно, выход всегда можно найти. Понимаете, эта небольшая опухоль может со временем перейти в прогрессирующую стадию.

А это очень опасно. Желательно сделать операцию сейчас, пока ещё не поздно… В Москве, кстати, есть очень хорошая клиника по этим проблемам с отличными специалистами. Да только туда трудно попасть. Запись на годы вперёд. А девочке необходимо, сами понимаете, как можно быстрей. Иначе… предсказать развитие болезни трудно, особенно если опухоль в головном мозге. Иногда человек проживает год, а иногда и дольше… Но, в любом случае, отчаиваться не стоит. Может, вам удастся пробиться по знакомству или связям…

Дальнейшие слова пролетели мимо ушей. В голове стучала только одна фраза: «Год… И всё!» Вокруг витала обречённость и пустота. Шумная больничная суета стала постепенно отдаляться, уступая место нарастающему шквалу мыслей: «Умереть в самом расцвете лет! Но ведь я даже ещё не пожила… Почему именно я? Что я такого плохого в жизни сделала?!» Это был крик отчаяния. Слёзы градом покатились по щекам. Стало невыносимо душно в этом больничном склепе, и я побежала к выходу. А в ушах как грозное эхо звучал голос профессора: «Один год! Один год… Один!»

Свежий воздух ударил мне в лицо своим опьяняющим ароматом. Постепенно я пришла в себя и огляделась. После дождя деревья стояли, как в сказке, с бриллиантовыми сверкающими подвесками. Вокруг сияла чистота и новизна. Тепло, исходящее из земли, покрывало асфальт лёгкой дымкой, создавая впечатление нереальности происходящего. Боже, до чего же было вокруг хорошо! Та красота природы, которую раньше не замечала, сейчас приобрела для меня какой-то новый смысл, какую-то свою новую прелесть. Все мелочные проблемы, из-за которых я так переживала каждый день, показались теперь такими дурацкими и никчемными. С горечью и тоской глядя на яркое солнце, свежую зелень, весёлую перекличку птиц, я подумала: «Как глупо потратила свою жизнь. Как обидно, что ничего не успела
Страница 2 из 21

сделать в ней действительно стоящего!» Все прежние обиды, сплетни, суета – всё потеряло смысл. Теперь окружающие люди были для меня счастливчиками, а я – узником замка Смерти.

Некоторое время я находилась в жуткой депрессии. Меня перестали интересовать учёба, быт, мои прежние увлечения. От ненавязчивых вопросов родителей я просто уходила, закрывшись в своей комнате и безразлично перелистывая книги и журналы. Мне очень хотелось поплакаться, как говорится, «в жилетку», рассказать кому-нибудь, как мне страшно умирать, когда я ещё даже не начинала жить. Самым близким человеком, конечно же, была мама. Но какое материнское сердце выдержит из уст собственного ребёнка такую щемящую душу исповедь. Как-то сидя за столом наедине со своими тягостными думами, я взяла ручку и описала все свои ощущения на клочке тетрадного листочка. Мне стало гораздо легче. Тогда я завела себе дневник. Впоследствии он стал для меня лучшим другом, который терпеливо выносил все размышления по поводу моей неординарной судьбы.

Единственное, что ещё как-то отвлекало от тяжёлых мыслей, – это общение с друзьями. О моём заболевании, естественно, я им ничего не говорила. Просто не хотелось видеть ещё и их со скорбными лицами и глазами, полными сочувствия, как у моих родителей. Это бы добило меня окончательно. Меня забавляла их весёлая болтовня, обсуждение проблем, которые мне казались полным абсурдом в этой жизни. На всё я теперь смотрела через призму какого-то нового видения, с завистью человека, который в самом расцвете своей молодости должен покинуть этот загадочный, так и не познанный мир. Что-то во мне определённо изменилось, надломилось.

3

Когда друзьям всё-таки удалось вытащить меня в кино из моего домашнего добровольного заточения, я с удивлением обнаружила, что и фильмы теперь воспринимаю совершенно по-другому. Тогда в моду только стали входить восточные боевые искусства. В новоявленных кафе за рубль или «трёшку» крутили по видео самые популярные боевики. Мастерство спортсменов, необычные случаи их самоисцеления, сила и воля духа заинтриговали меня. Я знала, что всё это актёрская игра. Однако меня не покидала мысль, что многие сюжеты основаны на реальных феноменальных фактах из истории человечества. Это побудило мою особу к поискам соответствующих статей, книжек и журналов. Моя явная заинтересованность феноменами перекинулась и на моих друзей. Они с азартом охотников стали, кто где мог, доставать «дефицитную» литературу.

Восхищение неординарными способностями этих людей, а также глубиной понимания ими этого мира пробудило во мне какую-то внутреннюю скрытую силу… надежды, смутное предчувствие того, что смерть моего тела – это ещё не мой конец! Это озарение настолько поразило, настолько внутренне воодушевило, что я не только быстро стала выходить из депрессии, но даже почувствовала какой-то новый вкус к жизни. Хотя мой разум по-прежнему, как и раньше, осознавал неминуемую гибель, ведь от рака мало кто излечивался. Но в новом понимании эта формулировка уже не угнетала, не порождала страх. Что-то внутри меня просто отказывалось в это верить. И что самое интересное, оно стало неосознанно сопротивляться моим тяжким, тёмным мыслям.

Это новое чувство вновь заставило меня ещё раз пересмотреть мою прошлую жизнь, то, как глупо её прожила. Я ничего в ней плохого не сделала. Но совершенно очевидно, что каждый день, каждый час защищала собственный эгоизм, оправдывала собственную лень, стремилась не к самопознанию, а к собственному престижу в обществе через эти знания. Короче говоря, во всей моей жизни, учёбе, быте скрывалась только одна мысль: «Я, обо мне и только мне». И осознание того, что этой маленькой телесной империи моего «я» приходит большой конец, то есть настоящая смерть, и породило во мне весь тот животный страх, ужас, отчаяние и безысходность, которые так тяжко переживала за последние недели. Я поняла, что не так страшна смерть, как глупое ожидание её. Ведь на самом деле ты ожидаешь не телесную смерть, а крах своего эгоистичного мира, то, на что с таким «трудом» потратил всю свою жизнь. После такого осознания я чётко поняла, что жизнь, которую прожила, и то, что в ней сделала, – это песочный домик на морском берегу, где любая волна начисто смоет все мои старания за одну секунду. И ничего не останется, только пустота, та, которая и была до меня. Мне показалось, что большинство окружающих людей также тратят жизнь на песочные домики, замки, дворцы, тщательно строя их, кто дальше, кто ближе к береговой волне. Но результат у них у всех неизменно одинаковый – когда-нибудь это будет разрушено волной времени. Но есть люди, которые сидят на суше и просто отстранённо наблюдают за этой человеческой иллюзией. А может быть, даже не наблюдают, а смотрят вдаль, поверх неё, на что-то вечное и незыблемое. Интересно, о чём они думают, каков их внутренний мир? Ведь если они поняли эту бренность, значит, они познали что-то действительно важное, действительно стоящее того, чтобы потратить на это свою жизнь?!

Эти вопросы стали волновать меня больше всего. Но ответы на них я не находила. Тогда обратилась к книжным источникам основных мировых религий человечества. Но великие, такие как Будда, Иисус, Магомет – это были люди, уже наблюдавшие с берега. А каким путём они достигли этого? Везде пишут: сосредоточением, верой, молитвой. Но как? Объяснения их последователей настолько путанны, непонятны и завуалированы, что мой мозг просто «засыпал», когда зрение силилось прочитать одни и те же строчки по десять раз. Сами же учения этих гениев человечества были интересны, но они отражали лишь общечеловеческие истины. Возможно, основное зерно знаний было скрыто между строк. Но, увы, я же простой человек, а не «посвящённый» и понять этого своим разумом не могла. Хотя чтение отдельных строчек действительно вызывало во мне какой-то внутренний трепет.

Затем у меня возник новый вопрос. Почему такое большое количество людей на земном шаре – верующие? Если они верят, значит, они на что-то надеются в будущем. Во всех мировых религиях пишется о существовании жизни после смерти. Если отбросить скорлупу легенд и мифов, то, возможно, действительно существует Нечто, но что? Как оно выражается? В чём оно проявляется?

Я попыталась углубиться в проблемы религии, но только больше в них запуталась. Единственное, что поняла, так это то, что все мировые религии объединяет одно – сила веры самих людей, их стремление познать Бога и самих себя. И тут я с удивлением обнаружила, что то же самое искали в своих познаниях и люди-феномены, которые уже добились первых реальных результатов на своём пути, причём многие из них не принадлежали к религии. Это были просто умные и талантливые личности.

Так в чём же тут дело? Почему такое явление присуще природе человека? Что за ним стоит? Было множество вопросов и мизерный процент ответов. Это побуждало искать дальше.

Постепенно повседневная жизнь начала нормализоваться. Более того, на меня нахлынуло какое-то небывалое мужество. Ведь терять-то в моём положении уже было нечего. Следовательно, нужно было срочно реализовывать все свои желания. «Если каждый день использовать плодотворно, то они заменят мне целую жизнь», – бросив такой боевой клич, я
Страница 3 из 21

стала усиленно искать интересующую литературу, заниматься спортом, навёрстывать учёбу в школе, посещать различные кружки. Все дни были забиты до отказа, и не было времени думать о плохом. Хотя приступы головной боли всё ж напоминали о страшном, но, несмотря на это, я всё равно упорно продолжала с жадностью искать и познавать всё новое, что ещё не знала и не умела.

Пока родители пытались найти разные лазейки к московской клинике, необузданные стремления привели меня к занятиям кунг-фу. Наша компания не пропускала ни одной киноленты о своих восточных боевых кумирах, следя с замиранием сердца за тройными сальто, переворотами, подсечками и прыжками спортсменов. А когда в нашем городе стали открываться секции по гимнастике ушу, в которых практически занимались кунг-фу, нашей компанией окончательно завладел боевой азарт. И мы стали посещать одну секцию за другой. Но в одной секции учитель был слишком злой и неграмотный; во второй считал себя чуть ли не Брюсом Ли, хотя обучал обычной борьбе, смешанной с боксом; а в третьей – вообще какой-то шарлатан и пьяница. Мы искали такого Учителя, стереотип которого сформировался у нас под воздействием фильмов о восточных боевых искусствах. И, как говорится, кто ищет, тот всегда найдёт. Но то, что мы нашли, было для нас более чем неожиданным, ибо превзошло все наши идеалы даже в мечтах.

4

Обойдя безуспешно ещё несколько мест, нам посоветовали секцию, расположенную на окраине города, в районе какой-то доисторической шахты. Мы не верили, что узрим нечто лучшее, чем видели в центре, но что-то нас туда определённо тянуло. Потратив полдня на поиски и опросив целый батальон местных жителей, наша компания наконец достигла желаемой цели.

– Да, – негромко призналась моя подруга Татьяна, – место, конечно, жутковатое. Если мы будем здесь ещё и заниматься, то я умру со страха. У меня уже сейчас мурашки по коже бегают.

Я тоже ощущала лёгкий озноб, хотя на улице стояла довольно-таки тёплая погода. Подойдя к обшарпанному, зацветшему от времени зданию, даже всё время молчавший Славик не выдержал:

– Ну и ну! По-моему, мы зря потратили время. Неужели в этой «дыре» кто-то ещё и занимается? Да тут, наверное, только мыши по ночам тренируются.

Андрей, лицо и фигура которого отдалённо напоминали русский проект Шварценеггера, многозначительно заключил:

– В общем-то говорят, что форма всегда соответствует содержанию. Пожалуй, сейчас в этом лишний разок убедимся.

И дёрнув на себя ручку ветхой двери, услышал лукавые слова, с сожалением произнесённые Костей:

– О, как в тебе ещё заметно

Сидит учёный кабинетный.

Со звонким хохотом мы ввалились в спортзал. Но наша весёлость мгновенно сменилась немым удивлением, ибо в зале находилось около шестидесяти человек.

– Ого, – присвистнул Славик. – Вот это да.

Но я уже не слушала недоумевающие реплики ребят. Мой взгляд буквально сразу замер на белокуром человеке. Хотя этот блондин ничем не отличался от остальных, стоящих в толпе, но что-то в нём определённо сильно волновало.

«Боже, до чего же знакомое лицо», – подумала я. Его облик напоминал мне кого-то, кого очень давно и очень хорошо знала. Но кого? Я начала усиленно рыться в памяти, вспоминая всех знакомых в разных городах, всю свою многочисленную родню и всех друзей моих родных. Но мои попытки были тщетны. Из этого бурного потока лихорадочного осмысления меня выбил мелодичный голос Сэнсэя (Учителя), которым оказался тот загадочный молодой мужчина.

– Ну что, новобранцы, – с улыбкой сказал он, – стоите, как девушка после первого поцелуя. У нас или занимаются, или за дверь. Выбор за вами.

Этот голос!.. Моему удивлению не было предела. Уж его-то я точно где-то слышала. Но где и когда?

Наша маленькая компания дружно пошла к раздевалкам. В это время назойливые мысли нахально продолжали требовать удовлетворения своего праздного любопытства. Готовясь к занятию, я попыталась расспросить окружающих о Сэнсэе, узнать, откуда он родом. Но оказалось, что никто толком ничего не знал. Это меня ещё больше заинтриговало.

По сравнению с медлительной Татьяной, я быстренько накинула белое кимоно и направилась в спортзал в надежде найти ответы там. Но там возникали лишь очередные вопросы. Что меня поразило в первую очередь – это то, что народ здесь был разновозрастный, приблизительно от четырнадцати до пятидесяти лет, что само по себе было странным. Такого моя особа не видела ни в одной из предыдущих секций. Я подумала: «Что может объединять таких разных по образу мышления, возрасту и опыту жизни людей? Если только боевое искусство, то каким же надо быть мастером и психологом, чтобы с азартом увлечь и заинтересовать их всех?»

Когда началась тренировка, второе, что меня поразило – это идеальная дисциплина и дружелюбная атмосфера, которая окружала нас. Здесь никто ничего не заставлял делать, но никто и не думал нарушать дисциплину. Каждый неподдельно старался заниматься на полную силу, что было удивительно по сравнению с нашими предыдущими неудачными опытами. Глядя на такую массовую работу над своими телами, наша компания также пыталась показать себя только с наилучшей стороны, усиленно пыхтя, кряхтя и потея. Но даже во время этого акта (многострадального для моих, как оказалось, малотренированных конечностей) меня не покидала мысль: «Как можно было создать такую дисциплину, как говорится, без кнута и пряника? Что могли здесь узнать и увидеть для себя эти разные люди, чтобы потом с таким энтузиазмом тренировать своё тело? И почему все занимаются молча?! – вскричал напоследок мой возмущённый женский разум. – Ну хоть бы кто слово сказал!» Для моей любопытной, болтливой натуры это была целая катастрофа. Ведь я надеялась хоть что-нибудь прояснить для себя во время тренировки.

По окончании разминки раздались три сильных хлопка сэмпая (старшего ученика). Это был как бы своеобразный сигнал. Люди стали образовывать круг, присаживаясь на пол на колени. Когда все расселись, в центр его просто и легко вышел Учитель. Он начал рассказывать историю стиля «Тигр» так, как будто рассказывал её не толпе глупых учеников, а своим добрым, старым знакомым. Я впервые узнала, что стиль «Тигр» – это единственный стиль, который сохранил свой боевой дух изначально, не претерпев изменений. Зародился он в Китае. Один из мастеров Шаолиня, наблюдавший за поведением тигров, создал свой собственный стиль, отличавшийся повышенной агрессивностью и опасностью. Стиль не имеет спортивного начала. Его боевой дух передаётся от Учителя к ученику, доводя сознание последнего до того, что тот начинает чувствовать и «думать», как тигр. Единственное, по своей мудрости стиль уступает более древнему стилю – «Дракон».

– Ну ладно, теория теорией, а пора немножко и размяться, – сказал Сэнсэй.

Он вызвал на татами трёх бойцов, крепких и рослых ребят спортивного телосложения, продемонстрировав несколько приёмов из этого стиля для защиты и нападения. Сначала он показал в таком темпе, в каком происходят, по его мнению, настоящие удары. Честно говоря, я, наверное, как и многие, не смогла даже заметить, когда Учитель нанёс удары. Всё, что успели зафиксировать мои глаза, – это то, что Сэнсэй прошёл мимо трёх бойцов, взмахнув на какую-то долю
Страница 4 из 21

секунды руками. Я даже не поняла, когда ребята успели упасть. То же случилось и при демонстрации приёмов защиты. Мне показалась эта скорость ударов нереальной. И мой мозг, не желая этому верить, хитро намекнул: «Может, они сами упали, наверное, притворяются». Но исказившиеся лица парней от жуткой, невыносимой боли, подделать было невозможно. Сэнсэй спокойно подошёл к ним и помог восстановить дыхание, ткнув в них пальцем по каким-то точкам на теле. После чего ребята смогли оправиться от болевого шока и продолжить тренировку дальше. Причём вся эта сцена сопровождалась немым созерцанием удивлённой толпы.

После Учитель стал подробно рассказывать технику стиля «Тигр», медленно показывая каждое движение и места нанесения ударов. Я подумала, что эти движения были слишком сложными, чтобы успеть нанести их за какую-то долю секунды.

Разбившись по парам, народ стал целеустремлённо учиться воспроизводить увиденное, кто как мог. Недалеко от меня, смешно выбрасывая коротенькие ножки и ручки, кряхтел толстенький мужчина лет пятидесяти. Его лицо с пухлой, выпяченной губой, напоминающее большой вареник было аккуратно выбрито. Сквозь толстые очки смотрели умные глаза. На голове поблёскивала небольшая лысина с редкими седеющими волосами. «А его-то как сюда занесло? – подумала я. – По виду не скажешь, что всю жизнь единоборствами увлекался… Ему-то что здесь надо? Неужели решил на старости лет кунг-фу освоить?!»

Мои размышления прервал голос Сэнсэя, который рядом поправлял технику удара паре крепких молодых ребят.

– Ну кто так бьёт? Ну что вы делаете, Валентин Леонидович! Вы же будущий доктор. Ты же должен понимать, зачем ты бьёшь, куда ты бьёшь, и что при этом происходит. Твоя задача – вызвать болевой шок, а не впустую махать руками. Удар должен приходиться в конкретное место прохождения нерва или нервного сплетения. Он должен быть моментальный, мгновенный. Чем быстрей, тем лучше. Для чего? Для того, чтобы вызвать спазм в мышечной ткани. Посланный нервный импульс, в свою очередь, по рефлекторным каналам нервной системы вызовет мощное раздражение нервного узла, что неминуемо приведёт к торможению определённой зоны коры головного мозга. То есть человек впадёт в своеобразный ступор из-за болевого шока…

Во время разговора вокруг стала собираться толпа любопытных. Сэнсэй продолжал объяснять:

– Но удар должен проходить с учётом того, что у каждого человека есть свои анатомические особенности. Поэтому не у каждого обычный удар в данную точку может вызвать эти определённые явления. Для, как говорится, стопроцентной гарантии нужно бить не прямой «цки», а с поворотом кисти в момент соприкосновения, чтобы удар ушёл вглубь. Тогда образуется обширная зона «поражения»…

…Этот удар идёт в точку между диафрагмой и солнечным сплетением. Почему именно туда? Потому что там проходит один из двенадцати пар черепных нервов, так называемый nervus vagus, то есть блуждающий нерв. В этом месте он не только проходит, но и образует нервное сплетение, которое вблизи пищеводного отверстия диафрагмы формирует два блуждающих ствола. А что такое блуждающий нерв? Это, в первую очередь, иннервация дыхательных органов, пищеварительной системы, щитовидной и паращитовидных желёз, надпочечников, почек. Он также участвует в иннервации сердца и сосудов. Следовательно, при правильном нанесении удара в данное место идёт мощное раздражение нервной системы, которое временно нарушает функцию мозжечка головного мозга. А мозжечок, как ты знаешь, – это координация всех двигательных функций. Человек мгновенно дезориентируется. То есть это значит, что у тебя есть время для того, чтобы принять какое-то определённое решение. К примеру, нанести ещё удар или убежать.

Последнее слово вызвало массу самодовольных ухмылок на лицах окружающих людей, в том числе и у меня. «Как же, убежать, сейчас! – подумала я размечтавшись: – Да если бы я обладала таким могущественным ударом, да я бы, да я бы… ну, не струсила уж точно!»

В это время Учитель посмотрел на улыбающуюся толпу и серьёзно сказал:

– А почему бы и не убежать, если это самый лучший выход… в данной ситуации. В некоторых случаях гораздо лучше получить десять раз по собственной физиономии, чем кого-то убить… лишить жизни.

Эти слова заставили меня вздрогнуть и покраснеть от стыда собственных эгоистичных мыслей и мании величия. Они с горечью возвратили к жёсткой реальности моего существования.

– Ведь человеческая жизнь бесценна, – продолжал Сэнсэй. – Ваша задача вызвать только мышечный спазм, болевой шок для того, чтобы предотвратить развитие нежелательной ситуации. Но ни в коем случае не повредить внутренние органы, не сломать рёбра или ещё что-то, то есть не вызвать тяжёлых последствий для человека. Для этого мы так много времени здесь и тратим, чтобы выучить правильную технику удара. В противном случае, если нанести мощный неконтролируемый удар, то можно причинить огромный вред организму и даже смерть. А смысл?!.. Надо ценить человеческую жизнь, потому что на его месте можешь оказаться ты… А может быть этот человек когда-нибудь спасёт твою жизнь. Ведь не исключено, что с тобой может случиться беда и именно этот человек окажется рядом, чтобы протянуть тебе руку помощи и спасти тебя. Ведь жизнь непредсказуема и в ней всякое может произойти, даже самое невероятное, то, что и представить себе не можешь.

Всё последующее время тренировки моя особа находилась под впечатлением этой своеобразной ненавязчивой лекции по углублённой анатомии и необычной для меня философии. Она полностью захватила мои мысли, и я вновь и вновь обдумывала услышанное.

Три хлопка старшего сэмпая возвестили об окончании занятий. Когда все по традиции построились, он объявил:

– До-дзё, рей (что означает поклон боевому духу спортзала)!

– Сэнсэю, рей!

Учитель также вежливо поклонился в ответ и сказал:

– Встретимся как обычно в то же время. А теперь кому надо, тот переодевается, а кому надо, тот остаётся.

«Вот тебе раз! А кому куда надо? Кто остаётся? И я хочу», – подумала я. Но основная толпа гуськом побежала к раздевалкам, увлекая меня за собой. Пробегая мимо Сэнсэя, я увидела, как к нему подошёл тот полненький мужчина в очках, которого заприметила ещё во время тренировки.

– Игорь Михайлович, – с уважением сказал он Учителю. – Я по поводу нашего с вами предыдущего разговора. Вот тут принёс кое-что, чтобы вы…

Дальнейшие слова я уже не расслышала в шуме смеха и шуток бежавших рядом со мной ребят. В женской раздевалке уже вовсю бушевал шквал эмоций по обсуждению наиболее ярких моментов занятия и реплик Сэнсэя. Всё это происходило в процессе усиленного натягивания на мокрое тело многослойной женской одежды.

Рядом со мной одевалась девчонка со светлыми кудряшками. Познакомившись с ней, я спросила:

– А ты долго здесь занимаешься?

– Да нет. Всего три месяца.

– И что, часто Сэнсэй такое показывает и рассказывает?

– Ну, когда это, наверное, необходимо… А когда у него хорошее настроение, то и не такое можно узреть… Сегодня были так, цветочки.

«Ничего себе цветочки, – подумала я. – Что же тогда представляют собой ягодки?!»

– А каким стилем он владеет, «Тигр»?

– Не только. Я слышала от старших ребят, которые
Страница 5 из 21

давно тут занимаются, что Сэнсэй в совершенстве знает стили «Дракон», «Змея», «Винь-чунь», «Кошка», «Богомол», «Обезьяна», и ещё целый перечень других стилей, которые я просто не запомнила.

Я недоверчиво покосилась на собеседницу:

– Да когда же он успел это всё выучить? Ведь на вид молодой мужчина. А люди иногда всю жизнь тратят, чтобы познать всего один стиль.

– Я сама также вначале удивилась, – продолжала она. – Но ребята говорят, что, со слов Учителя, «молодое тело – это вовсе не показатель возраста души», – пожав плечами, ответила моя новая знакомая.

– Да кто же он такой?! – занервничала я, и старые мысли вместе с новой информацией вновь стали терзать моё неудовлетворённое любопытство.

– Обыкновенный человек, – прозвучал ответ.

Переодевшись, наша компания столпилась у входа, с восхищением созерцая необычную технику нескольких ребят спортивного телосложения, которые работали в спортзале вместе с другими оставшимися. Такой неподдельной, естественной красоты подсечек, переворотов, изворотливых плавных уходов мы не видели даже в фильмах. Но больше всего поражала их скорость движения. «Неужели при такой скорости можно ещё и так хорошо ориентироваться в пространстве, – подумала я. – Здорово! А где же среди них Сэнсэй?»

А Сэнсэй, оказывается, мирно сидел в сторонке, перебирая ворох каких-то бумаг и книжек с закладками, которые ему подкладывал «Вареник». Рядом сидели ещё двое мужчин, внимательно слушая пояснения Учителя. Потом «Вареник» развернул пожелтевшую от времени карту, и все четверо склонились над ней, как над бесценным сокровищем. Сэнсэй стал что-то там отмечать карандашом, постоянно комментируя это и объясняя. Мне страсть как захотелось сунуть туда и свой любопытный нос, но в это время нас легонько подтолкнули сзади высокие парни, которые пытались выйти на улицу.

– Эй, ребята! Чего вы тут стоите? Вы что, не знаете закон зала: «Тут или занимаются, или за дверь». Хотите, возвращайтесь, а если выходите, так выход?те, не мешайте другим.

Мы дружно вывалились толпой на улицу. «Ага! – с завистью подумала моя особа. – Те так остались, а нам что ли нельзя». Но вслух, естественно, ничего не произнесла.

5

Почти целый час мы потратили на ожидание единственного в тех краях автобуса, усиленно утрамбовывая при этом земляную местность под названием «остановка». Но так и не дождались. Пришлось идти на трамвай, конечная остановка которого, по здешним меркам прохожих, была совсем рядом, всего каких-то тридцать-сорок минут пешего хода. Правда, с непривычки, изучая на собственном неудачном опыте достопримечательности местных ям и колдобин, мы потратили целых полтора часа. Но на эти малоприятные обстоятельства почти никто не обращал внимания. Все взахлёб делились своими впечатлениями от увиденного.

– Ну, что, – с улыбкой сказал Костик, – идём на следующую тренировку?

Все дружно, как сговорившись, ответили «Да!»

– Не знаю как вы, – с восхищением произнёс Андрей, самый увлечённый среди нас единоборствами, – но, мне кажется, я нашёл то, что хотел, во всяком случае, на данном этапе. Классная тренировка!

– Да, – перебил его Костик, – за сегодня и я узнал гораздо больше, чем за месяц наших скитаний по секциям.

Ребята одобрительно закивали головами. Неожиданно Славик остановился и, хлопнув себя рукой по лбу, с ужасом произнёс:

– Ёлки-палки! Мы же забыли спросить, какова оплата тренировок?!

Андрей положил руку ему на плечо, добродушно успокоил:

– Не переживай, старина. Я спрашивал у Сэнсэя. Знаешь, что он сказал: «Чем больше, тем лучше. Но не более пяти рублей, желательно червонным золотом царской чеканки».

Все засмеялись, а Славик даже облегчённо вздохнул. И это понятно. Он был неплохим парнем, но из неблагополучной семьи. Практически, занятия в других секциях ему были финансово недоступны. Для него достать пятнадцать-двадцать рублей в месяц означало достать целое состояние. Так, шумно вспоминая отдельные моменты тренировки, весёлые шутки Учителя, мы не заметили, как добрались до остановки.

6

Наступили рабочие будни. Нас очень заинтересовал рассказ о блуждающем нерве и иннервации организма вообще. Поэтому все последующие дни наша компания пыталась выяснить подробности у учителей по биологии и анатомии. Но они ничего конкретного по этому поводу не ответили, сказав лишь, что, скорее всего это относится к углублённой анатомии, которую изучают в высших медицинских учебных заведениях. Это ещё больше разожгло наш интерес к предмету и побудило искать через знакомых соответствующие книжки.

Тем временем моя память усердно пыталась докопаться до истины, где же я видела Сэнсэя. Для этого даже не поленилась, на всякий случай, перелистать все семейные фотоальбомы.

Но мои усилия были напрасны. В общем, жизнь продолжала кипеть в сплошных поисках ответов на неведомые вопросы.

Еле дождавшись следующей тренировки, мы предусмотрительно выехали на два часа раньше, чтобы не опоздать. Когда наша компания добралась до спортзала, то с удивлением обнаружила, что была не первой, хотя оставалось ещё полчаса до занятия. Там уже стояло человек тридцать, видать таких же, как и мы, не желавших пропустить что-нибудь интересное с самого начала. Наши ребята, перезнакомившись с некоторыми из них, с юмором потом констатировали, что, оказывается, мы, по сравнению с этими бедолагами, ещё довольно удачно добираемся. Поскольку те живут в таких отдалённых районах, что им приходится на своё путешествие тратить почти полдня, поменяв при этом несколько видов транспорта и стерев подошву не об один километр. И лишь некоторые счастливчики приезжают на личном авто.

– Так что, ребята, – заключил Андрей, – можете выпячивать грудь колесом и во всю глотку орать, что мы местные!

Вскоре подошёл и сам Сэнсэй в окружении группы ребят. На лицах людей появились приветливые улыбки. И прежде разрозненные группки слились в единый коллектив, по-дружески здороваясь с Учителем и входя в открытый зал. Мы тоже заразились этой волной хорошего настроения. Но наша радость длилась недолго.

В самом начале разминки в спортзал вошли двое солидно одетых мужчин и, подойдя к Сэнсэю, по-свойски начали с ним о чём-то шептаться. Договорившись, Учитель поручил старшему сэмпаю вести тренировку и, накинув пальто прямо на кимоно, вышел вместе с ними. Здесь и начались все наши нескончаемые страдания конечностей.

Старший сэмпай, явно определяя нагрузку по своему мускулистому телу, провёл разминку в таком жёстком ритме, что, казалось, нас готовили к золотой медали. Вот тут-то мы, как говорится, на своей шкуре почувствовали огромную разницу между Сэнсэем с его дозированными нагрузками и старшим сэмпаем, который к приходу Учителя старался сделать из нас олимпийских чемпионов с полным комплектом наград. Так или иначе, но когда в конце разминки прозвучала команда на расслабление, названная сэмпаем почему-то «поза трупа», люди в зале свалились на пол с таким грохотом, в том числе и моя особа, что, казалось, и в самом деле вокруг валялись обессиленные трупы. Позже я узнала, что необычная трактовка некоторых команд у старшего сэмпая была связана с его профессиональной деятельностью в органах внутренних дел.

После этой изнурительной работы мы
Страница 6 из 21

стали повторять под руководством нашего ведущего базовые упражнения по наработке ударов, блоков, стоек. У меня создалось такое впечатление, что я находилась в японской армии, где солдаты чётко, одновременно выполняли команды с громким ответным счётом на их родном языке.

Когда в зал вошёл Сэнсэй, моя особа с облегчением вздохнула. Он, как ни в чём не бывало, скинул пальто и продолжил тренировку. Заметив ошибку у юноши, стоящего в первом ряду, он корректно поправил:

– Правильный удар должен наноситься вот этой частью, – он обвёл область начала косточек указательного и среднего пальцев. – Вот так… Нельзя использовать эти два соседних пальца (IV и V), потому что при неправильном ударе можно серьёзно повредить запястье.

И, уже обращаясь к толпе, добавил:

– Необходимо долго и упорно работать над собой, чтобы не только верно наносить удары, но и не причинить себе вреда, не причинить себе боли. Прямой удар кулаком – как я уже раньше говорил – это один из основных приёмов боевых искусств. И без тщательной подготовки кулак можно легко повредить. Если вы ежедневно будете тренировать правильный удар, то можете добиться того, что сухожилия мышцы разгибателей пальцев кисти, находящихся вот здесь, разойдутся по бокам пястно-фаланговых суставов II и III пальцев таким образом, что кости станут защищёнными и уплотнёнными. Тогда вы сможете смело наносить удары, не причиняя себе вреда. Кто-то спросил:

– А чтобы так разработать суставы, нужно сразу бить по чему-то очень твёрдому?

– Зачем такие жертвы, – возразил Игорь Михайлович. – Наносите удары для начала по груше. Или у кого её нет, то по мешку с песком. Я думаю, такое приспособление каждый может дома себе сделать. Но, главное, нарабатывайте удар каждый день, постепенно увеличивая скорость. И не лениться, а добросовестно, на полную отдачу. Тогда и результат не заставит себя ждать.

Закончилась тренировка очередной демонстрацией новых приёмов из стиля «Тигр» и отработкой старых ударов. И опять-таки после занятия к Сэнсэю с расспросами прилип (иначе это не назовёшь) этот толстенький «Вареник». Надо сказать, что вокруг было много желающих потолковать с Сэнсэем или его послушать. Но этот мужичок нахально пробрался сквозь окружающую толпу, в которой, кстати, стояли и мы, и отвёл Учителя в сторону, считая, очевидно, свой вопрос важнее всего. Отчаявшись дождаться конца их разговора, мы ушли домой.

7

Несколько дней спустя нас ожидала приятная новость: Костя как-то умудрился достать через знакомых своих родителей анатомию для высших учебных заведений. Нашему ликованию не было предела. Сначала мы, естественно, удовлетворили своё любопытство о блуждающем нерве, прощупав на своих телах его приблизительное прохождение вдоль организма. А Костик, не растерявшись, провёл свои диагностические опыты прямо на Татьяне, вызвав при этом её писк и шквал наших шуток. Затем мы более внимательно обследовали строение кистей рук. А уж после стали подробнее, с явным интересом рассматривать кости, мышцы, сухожилия, нервы, органы, головной мозг. Нельзя сказать, что раньше я этого не знала. В общих чертах мы проходили всё по анатомии. Но впервые я смотрела на это другими глазами. И впервые мне было интересно это познать не для школьной отметки, а для самой себя.

Мне захотелось изучить свои мышцы, суставы, понять, как и почему происходит движение. Как мышцы участвуют в процессе наших разминок и как это отражается на внутренних органах? Что происходит во время удара? Что такое боль с точки зрения физиологии? Почему человек вообще страдает? И что, в конце концов, происходит в моём собственном мозге? Пожалуй, последняя мысль была главней всего, ибо подсознательно постоянно меня преследовала.

В это время ребята так же восхищённо, но руководствуясь своими соображениями, комментировали увиденное. Мы единодушно решили, что являемся полными профанами в данной области и необходимо коллективными усилиями срочно наверстать упущенное. Для этого даже, как-то спонтанно, придумали своеобразную карточную игру. Чтобы легче запоминалось, мы нарисовали отдельные карточки по костям, мышцам, кровеносным и нервным сосудам, лимфе, органам и отдельно по головному мозгу. А затем пытались сложить эту головоломку воедино, одно на другое, точно называя при этом не только наименование, но и соответствующие функции. Вначале, конечно, было трудно. Но у нас всё сопровождалось такими шутками, такой азартной атмосферой, что хочешь не хочешь, а запомнишь.

Перед новой тренировкой мы сформировали пару вопросов по биомеханике движения во время удара. Решили задать их Сэнсэю после занятия, дабы найти повод остаться. Но в тот день жизнь сама предоставила нам эту возможность и без наших планов тайного «заговора».

В конце тренировки Сэнсэй организовал спарринги. Люди присели на пол, образовав большой круг, в центр которого по выбору Сэнсэя выходили двое учеников. Нашего Андрея тоже не миновала эта участь. В соперники Учитель выбрал ему какого-то новичка, такого же мускулистого и слаженного. Совершив ритуальный поклон, ребята начали бой. Некоторое время он продолжался на равных. Но Андрей оказался более изворотлив и быстр, благодаря чему и смог победить. Одобрительный хлопок Сэнсэя означал конец спарринга. Наш парень помог подняться своему недавнему сопернику. Поклонившись друг другу и Учителю, они заняли свои места.

А когда на импровизированный ринг стали выходить более серьёзные бойцы, Андрей не выдержал. Окрылённый своим недавним успехом, он добровольно выставил свою кандидатуру. И… проиграл, почти сразу же. Это обстоятельство только ещё больше распылило его неудовлетворённость собой. Зараженная его эмоциональным настроением, наша компания, набравшись смелости, напросилась к Сэнсэю на дополнительные занятия. На что Учитель без возражения с улыбкой ответил:

– Вы же знаете закон зала: «Кто хочет заниматься, тот остаётся и занимается».

В этот день фортуна явно была на нашей стороне, потому что, в дополнение ко всему случившемуся, отсутствовал на занятии «Вареник», доставший всех нас своей назойливостью. Доступ к Сэнсэю был свободен, и можно было спокойно расспросить его об интересующих моментах тренировки.

Пока уходила основная толпа, каждый из оставшихся занимался наработкой своих погрешностей в ударах. Те парни, которых мы прозвали «скоростные ребята», работали на своём уровне, мы и остальные – на своём. Но Сэнсэй внимательно следил за всеми и корректировал замеченные неточности. Уже в опустевшем зале он показал нашей компании новые ката (бой с тенью), где сочеталась скорость подсечек, ударов, блоков и резкость уходов, переворотов. Когда я начала их самостоятельно выполнять, Сэнсэй неожиданно подошёл ко мне сзади и, положив руку на плечо, произнёс:

– А тебе не нужно этого делать. Я с удивлением повернулась:

– Почему? Но в этот момент наши взгляды пересеклись на близком расстоянии. У меня появилось такое чувство, как будто меня просматривают изнутри с головы до пят, словно рентгеном. Такого взгляда я ещё не видела. Он был какой-то необычный, пронзительный и странный.

– Потому.

Этот ответ меня несколько озадачил. Я стояла в некоторой растерянности, не зная, что и сказать.

Помолчав немного,
Страница 7 из 21

он добавил:

– Выполняй лучше вот эти ката.

Сэнсэй показал начало плавно переходящих друг в друга движений с проработкой глубокого дыхания. Всё это время я повторяла за ним почти автоматически. А когда он пошёл помогать другим, в голове у меня стали появляться сплошные вопросы: «Что он имел в виду? Неужели знает про мой диагноз? Но как?! Я никому из друзей не рассказывала, да и до сих пор ничем себя не выдала на тренировках». И в этих раздумьях неожиданно для себя сделала поразительное открытие. Если в школе, дома, на бальных танцах у меня появлялась внезапная, продолжительная головная боль, то здесь, сколько я ни «издевалась» над своим телом, ещё ни разу эта боль никак себя не проявила. Почему? В чём тут причина?

Так, погрузившись в свои мысли в процессе работы над новыми упражнениями, я не заметила, как вокруг Учителя столпились ребята, прервав свои занятия. И когда моя особа наконец-то это обнаружила, то поспешила присоединиться к слушателям, чтоб не пропустить чего-нибудь важного и для себя.

– Скажите, а как достигается техника настоящего удара, только лишь тренированностью мышц? – спросил Андрей.

– Нет. Это, в первую очередь, тренированность мозга, – ответил Сэнсэй.

– А это как?

– Ну, чтобы вам было более понятно, скажем так… Мышца – это тот же механизм, который выполняет свою функцию. У неё есть определённая программа, поступающая из мозга в виде нейроимпульсов. В результате работы таких программ в головном мозге возникают сигналы, вызывающие сокращение группы мышц. Таким образом, происходит не только движение конечностей, но и сложные двигательные акты. То есть наша тренировка есть не что иное, как целенаправленное совершенствование нашего мозга а, следовательно, и наших мышц. Смысл заключается в том, что чем лучше и быстрее работает «натренированный» мозг, тем лучше и быстрее работают мышцы.

– А вот насчёт высшего мастерства спортсменов в боевых искусствах, – вступил в беседу Костя. – Я где-то читал, что мастера даже не успевают подумать, как уже наносят удар. Это как происходит и почему?

– Да, ребята. Вы затрагиваете такую серьёзную тему… Но постараюсь вкратце объяснить… Весь фокус заключается не в том, чтобы просто натренировать свои мышцы, а в том, чтобы представить конкретную ситуацию, образ соперника. И самое главное – чётко знать при этом, куда ты бьёшь, в какую ткань, что при этом происходит внутри того организма, какова сила удара и так далее. Если человек наносит удар просто так, чтобы его наработать, то все его старания до лампочки! Настоящий боец, работая на макиваре, в первую очередь работает с образом. Он реально представляет, как соперник открывается, и в этот момент наносит удар, осознавая при этом его возможные последствия. То есть он тренирует свой мозг.

– А что при этом происходит в мозге? – спросил кто-то из старших парней.

– Мозг через зрительное восприятие оценивает ситуацию, анализируя её, и принимает решение. Затем он передаёт эту команду в мозжечок, то есть в двигательный центр. А из него, уже через нервы, поступает соответствующий сигнал в мышцы. Вся эта деятельность фиксируется в памяти. Затем, в бою, у бойца неосознанно срабатывает эта память, но уже без всех сложных цепочек анализа и команд в мозге. То есть соперник только открылся, а у мастера уже идёт непроизвольное движение. Скажем так, это просто уже другая работа психики, другая работа иннервации, другая работа головного мозга.

– Это как бы идёт на подсознательном уровне, с физиологической точки зрения? – блеснул своей эрудицией Костик.

– Совершенно верно. Сложные рефлекторные двигательные реакции осуществляются уже на уровне безусловного рефлекса, – с улыбкой произнёс Сэнсэй, а потом добавил: – В школьной программе по анатомии есть такие понятия, как условные и безусловные рефлексы. Безусловные – это генетически заложенные самой природой рефлексы. Именно благодаря им происходит регуляция внутренней среды организма, сохранение особи. А к условным относятся приобретённые рефлексы, в результате накопления опыта, новых навыков. Но и они создаются на базе безусловных рефлексов. У человека вообще существует масса безусловных рефлексов, связей, реакций, которые осуществляются посредством спинного, заднего и среднего мозга, подкорковых отделов коры больших полушарий и мозжечка…

– Так то, что вы нам вначале рассказали, это и есть большое Искусство? – всё никак не мог успокоиться Андрей.

– Нет. Это всего лишь начальная ступень настоящего мастерства… В большом Искусстве основная работа идёт на предвидение. Это работа эпифиза, который находится над мозжечком в надбугорной области промежуточного мозга.

– А эпифиз – это просто участок белого вещества? – спросил Костя.

– Нет. Это так называемая шишковидная железа, весом всего лишь в один карат. Но она играет огромную роль в жизнедеятельности организма. Это одна из самых загадочных частей головного мозга и человека в целом. К сожалению, пока науке об её истинных функциях ничего не известно.

– А кому известно? – полюбопытствовал Костя.

– Кому надо, тому и известно, – с хитрой улыбкой ответил Сэнсэй, а затем продолжил: – Так вот, работая на предвидение, мастер подсознательно вырабатывает способность улавливать мысли соперника. То есть тот только подумал, что надо нанести удар вот туда-то, как мастер принимает уже контрмеру, и именно такую, которая необходима. Всё это происходит неосознанно, в какое-то мгновенье.

– Интересно, а с такими неосознанными явлениями «мгновенной скорости» сталкиваются только мастера боевых искусств? – задумчиво спросил Андрей.

– Почему? Не только. Многие люди очень часто в жизни сталкиваются с этими явлениями психики. У одних это происходит из-за долгих специальных тренировок. К примеру, взять тех же циркачей, которые ловят на огромной скорости ножи, стрелы и тому подобное. Другие люди на себе ощущали действие таких безусловных рефлексов в жизни. Скажем, когда человека что-то или кто-то сильно напугает, та же собака. Он может мгновенно выполнить серию движений. И только потом, уже минуя опасность, осознаёт, насколько быстро он это сделал. Эта способность заложена изначально в человеке. Иначе бы он не выжил в те далёкие времена, когда спасался бегством от мамонта, саблезубого тигра или другого хищника.

Мы стояли молча, завороженные рассказом Сэнсэя. В этот момент в дверь кто-то постучал. От неожиданности всё внутри меня сжалось на какую-то секунду. Время-то уже было не для вечерних прогулок. Сэнсэй спокойно подошёл и открыл дверь, под бдительными взглядами нашей компании.

– О, хорошо, что я тебя застал, – пожав руку, поприветствовал его какой-то мужчина. – А то уже думал ехать к тебе домой. Тут такое дело…

– Сейчас, подожди минуточку, – сказал Сэнсэй, и уже обратившись к нам, произнёс:

– Ребята, у вас есть ещё пятнадцать минут для работы и по домам.

Через полчаса мы уже стояли на улице, ожидая последних. Игорь Михайлович закрыл спортзал и, спешно попрощавшись с нами, уехал на машине с тем мужчиной.

«Ну вот, – сердилась я сама на себя, – хотела Сэнсэя после занятия расспросить о его загадочном „Потому“, но не вышло. Надо было в спортзале это сделать. Так там повсюду любопытные слушатели.
Страница 8 из 21

Вот так незадача!»

Когда мы ехали домой, каждый размышлял о своём. И это не удивительно, после таких тренировок есть о чём задуматься. Но кто думал молча, а кое-кто и вслух. Андрей чуть ли не полпути пытался убедить нас, а скорее всего себя, что сегодняшний проигрыш в спарринге – это чистая случайность.

– Жалко, у меня не было с собой нунчак. Но ничего, я их захвачу на следующую тренировку. Вот тогда и покажу настоящий класс!

Зрелище обещало быть по-настоящему захватывающим, так как мы знали, насколько хорошо Андрей работал с нунчаками. Это был его «конёк».

8

Эту тренировку наша компания ждала как никогда. Мы заблаговременно приехали пораньше. Спортзал был открыт. Некоторые ребята, уже переодевшись, слегка разминались. Сэнсэй стоял в сторонке, увлечённо беседуя с каким-то долговязым пожилым человеком. Этот старичок был такой худой, что кимоно на нём висело, как на вешалке. Невдалеке, вместе с группой мужчин, стоял «Вареник». Но выражение его лица говорило о том, что он даже не слышал смешных шуток своих собеседников. Казалось, уши его превратились в единый эхолокатор, улавливающий малейший звук со стороны Сэнсэя и долговязого старика. «Ух, – возмущённо подумала я. – Опять он тут!»

Вслед за нами шумно вошли несколько парней, занимающихся в нашей секции, в приподнятом настроении. С ними гордо вышагивал неопрятного вида мужичок, лет сорока, в замусоленной одежде, с недельной щетиной на лице. Ребята поздоровались с Сэнсэем и объявили с явным удовольствием:

– Мы тут встретили такого интересного человека, экстрасенса… Знакомьтесь, Виталий Яковлевич.

При этих словах взлохмаченный мужчина чинно сделал поклон головой и вновь занял свою самодовольную позу.

– Он обладает необычными способностями, которые любезно согласился продемонстрировать нашему коллективу…

Сэнсэй сделал вежливый ответный кивок:

– Это было бы весьма занимательно посмотреть.

– И весьма поучительно, – многозначительно добавил Виталий Яковлевич, подняв при этом указательный палец.

Вокруг начала собираться вся наша огромная любопытная толпа. Тем временем «экстрасенс», с видом непревзойдённого знатока своего дела, достал из надорванного кармана куртки с десяток обычных столовых ложек, перевязанных полоской грязного лоскутка.

– Как ты думаешь, – тихо шепнул Костик Андрею, – откуда у этого неандертальца взялись предметы человеческой цивилизации?

– Спёр, наверное, где-то, – просто ответил Андрей.

– Интересно, а он хоть знает, как ими пользоваться? – усмехнулся Костя.

В этот момент Виталий Яковлевич, демонстративно раздевшись до пояса и оголив свой заплывший жировыми складками живот, начал с усердием налепливать ложки тыльной стороной на грудь. Наши парни прыснули со смеха, а Костя добавил:

– Вот это да! Не зря же говорят, что техника в руках дикаря – это груда металла!

По толпе пробежался лёгкий ропот удивления. Ложки действительно прилипли, и «экстрасенс» уже важно прохаживался, выпятив грудь, как будто она была увешана медалями «За отвагу».

Кто-то из ребят спросил:

– А как вы это делаете? Как это можно объяснить?

Похоже, именно этого вопроса Виталий Яковлевич и ждал. Он с видимым удовольствием поучительно стал рассказывать про биоэнергоинформационные поля, биологический магнетизм человека, о феноменальных проявлениях его только у избранных людей и о всемогущей силе этого воздействия. Его речь постепенно достигла апогея. Расхаживая перед удивлённой толпой с голым торсом, увешанным ложками, и утверждающе размахивая руками, «экстрасенс» возбуждённо декламировал:

– …этот мощный пульсирующий флюид, порождённый силой Мирового Космического Разума, олицетворяет последнюю ступень совершенства духа. Он способен окружать силой своей ауры сознание человека. И не только отделяться от тела человеческого, но и вести вместе с его душой внетелесное существование. Я бы сказал, запредельное существование, вполне осознанно.

Аккумулировав энергию этого космического флюида, я открыл в себе небывалые сверхспособности. Я получил бесценный дар к магнетизму, ясновидению, исцелению больных. Моему чудодейственному лечению подвластны все болезни. Я исцеляю через взаимопроникающий вездесущий двойной поток флюидов, который является первопричиной всего энергоинформационного поля великого Космоса. Своим положительным полюсом я восстанавливаю силы, тело, ауру человека, а также снимаю порчу, сглазы…

Я заметила, что хотя эта своеобразная лекция была для меня не совсем понятной, но мои мысли стали отыскивать в ней варианты моего возможного исцеления. «А вдруг он сможет меня вылечить?! Хотя, конечно, в это очень трудно поверить, но вдруг…» Окрылённая призрачной надеждой, я стала с большим усердием слушать убеждающую речь «экстрасенса», уже не обращая никакого внимания на его внешний вид.

– …Моя мощь, по мере моего совершенствования, стала огромной… Вот, убедитесь сами. Это одно из её проявлений, – указал он на прилипшие ложки.

При этом наблюдалась странная картина. С каждым кругом вдоль слушающей толпы, он всё больше и больше выпячивал живот, слегка отклоняясь назад, как пингвин. Я посмотрела на Сэнсэя. Он стоял, скрестив руки на груди и слегка наклонив голову, вероятно, уже устав слушать. На его лице была ироническая улыбка.

– … Я достиг этого совершенства благодаря тайным знаниям, которые никому не известны на Земле, кроме избранных. На основе этой засекреченной информации я разработал свою собственную систему духовного развития. Но она доступна не каждому простому смертному. Даже тот, кто тяжелейшим трудом своих греховных искуплений и лишений дойдёт до десятой ступени моей лестницы совершенства, не сможет самостоятельно постичь великую тайну этого знания. Потому что она раскрывается только избранным из избранных. Ибо только такие люди, как я, сумевшие соединить бренное тело с великим духом, духом Вселенского Разума, обладают всемогуществом Бога!!!

Кажется, при этих словах нервы у Сэнсэя не выдержали. Судя по его лёгкой волне движений, мне показалось, что он сейчас сорвётся и врежет от души так, что этого «засланца» не спасёт даже хвалёная сила. Но вопреки моим прогнозам, Сэнсэй лишь отчётливо, чеканя каждое слово, произнёс:

– Уважаемый, не слишком ли большую ответственность вы на себя берёте? Пока что вы до сих пор не продемонстрировали ещё ничего такого, что бы подтверждало ваши слова.

– Как не продемонстрировал?! – обрушился с негодованием Виталий Яковлевич. – А ты что, этого не видишь?!

– Да всё это ерунда, – продолжал Сэнсэй.

– Это может любой и каждый. И ничего здесь неординарного и сверхъестественного нет… Мыться просто надо чаще.

Вся толпа грохнула со смеху. А Костик, хлопнув себя по лбу, с восклицанием произнёс:

– Точно! Вспомнил, я читал про этот фокус. У него же просто тело липкое и мокрое, поэтому ложки и прилипли.

«Вседержитель Космоса и всея Земли» ещё больше вскипел от ярости и на весь зал чуть ли не заорал, обращаясь к Сэнсэю:

– Да ты ещё слишком молодой, чтобы судить об этих великих знаниях! Что ты вообще умеешь, кроме как махать ногами…

Сэнсэй пристально на него взглянул. Затем подошёл и легко снял одну из сползающих с груди ложек. Все вокруг замерли.
Страница 9 из 21

Учитель вытянул вперёд руку, держась за узенький кончик ложки, и начал выполнять серию дыхательных упражнений, с проработкой глубокого дыхания. Через минуту лицо его расслабилось, эмоции исчезли. Глаза изменились и как мне показалось, стали бездонными. Он застыл на какие-то секунды, пристально всматриваясь в ложку. Его облик стал похож на величественное скульптурное изваяние. И в этот момент ложка начала быстро гнуться, как мягкий, увядающий стебелёк. Создавалось впечатление, что она была сделана не из твёрдого металла, а из какой-то пластичной структуры. Я не верила своим глазам. Невероятно, но факт!

Сэнсэй же за какие-то доли секунды вновь возвратился обратно в свой прежний облик и спокойно сказал ошалевшему Виталию Яковлевичу, вручая согнутую ложку:

– Когда вы нам сможете продемонстрировать хотя бы этот фокус, тогда мы с удовольствием послушаем вас дальше.

И резко развернувшись к толпе, Сэнсэй добавил:

– К сведению тех, кто не переоделся. Тренировка начинается через две минуты. Кто не успеет, будет отжимать штрафные (так у нас назывались двадцать отжиманий от пола за опоздание).

Услышав такие слова, мы помчались к раздевалкам, обгоняя друг друга, так и не досмотрев самого интересного: как же выходил из ступора этот новоявленный «бомжок-божок».

– Старший сэмпай! Почему посторонние в зале?! – раздался позади голос Сэнсэя.

Всю разминку я размышляла: «Как же меня угораздило даже допустить мысль о том, что этот бомж чем-то может мне помочь?! Эх…. Но с другой стороны, в моей безвыходной ситуации только и приходится верить в чудо да надеяться на авось. Тут уже цепляешься за любую соломинку, лишь бы уцелеть. Поэтому и возникают такие глупые мысли из-за внутреннего, почти панического страха. Нет. Надо взять себя в руки. Я всё равно найду спасительную лазейку. Я постараюсь выжить. Нужно только не терять надежды и бороться до самого конца!» Самое удивительное было то, что моя твёрдая уверенность строилась на каком-то глубоком, подсознательном чувстве, на том Нечто, что я так усердно искала. Но всё это проявлялось в смутных догадках.

В это время разминка окончилась, и мы принялись отрабатывать «базу» под руководством старшего сэмпая. Сэнсэй сидел на спортивной скамеечке, обсуждая что-то с долговязым стариком. «Вот бы послушать, о чём они говорят», – подумала моя особа. Но, очевидно, такие любопытные мысли были не только в моей голове. «Вареник», хоть мужчина и с сединой, но всё время пытался как бы случайно занять в процессе тренировки место поближе к Учителю. В каждом таком случае он вызывал у меня неописуемое чувство зависти и ревности. И, судя по осуждающим взглядам наших ребят, не только у меня одной.

В шуме и монотонности исполнения основных базовых ударов и громогласного счёта их последовательности я опять ушла в свои мысли. «Как же Сэнсэй умудрился согнуть ложку? И почему он назвал этот феномен просто фокусом? Ведь если это был фокус, то, в моём понимании, его нужно тщательно подготовить. А он вот так, взял и согнул одним лишь взглядом».

Можно сказать, что я в это верила и не верила одновременно. Верила, потому что где-то читала о людях-феноменах, которые обладали такими способностями. Я вспомнила, что там же были описаны люди-магниты. Но к ним прилипали любые предметы, вне зависимости из какого материала они были сделаны: дерева, металла, пластмассы. Помню, что меня поразило при этом, какой вес эти люди выдерживали – более десяти килограммов!

Парадоксально, но не верила я именно своим глазам, в то, что видела это, как говорят, «вживую». Точнее, это неверие больше относилось к области моего осознания реальности самого факта. Кругом были сплошные загадки. Я понимаю, если бы нашу толпу загипнотизировали, предварительно рассказав, что сейчас мы увидим. Но Сэнсэй просто молча взял и сделал это. Как?!

Тем не менее, сам факт возможности такого явления был для меня очень важен. Это была некая, неведомая мне пока ещё, твёрдая платформа, сформированная знаниями Сэнсэя. За неё-то усиленно и цеплялось моё подсознание, всячески сопротивляясь отталкивающим мыслям. Не знаю почему, но я начала доверять этому интересному человеку. По крайней мере, он явно знал: где правда, а где вымысел.

После «базы» наконец-то настал долгожданный момент для нашей компании. Эту часть тренировки мы условно назвали «вольной программой», так как здесь люди, разбившись по парам, по своему желанию отрабатывали старые приёмы или какие-то особые удары из предыдущих занятий. Андрей взял нунчаки и под нашими любопытными взорами подошёл к Учителю.

– А можно что-нибудь предпринять против нунчак?

– А ты умеешь ими вертеть? – в свою очередь с улыбкой спросил Сэнсэй.

– Ещё как! – самодовольно похвастался Андрей. – Я уже четыре года их из рук не выпускаю. Можно сказать, сплю и ем с ними.

И Андрей демонстративно прокрутил несколько сложных, на наш взгляд, движений.

– Неплохо, – ответил Сэнсэй.

– А всё-таки можно что-нибудь предпринять против нунчак? – повторил свой вопрос Андрей, явно провоцируя Учителя.

– Конечно… На каждого Виджая найдётся Раджа.

– Что-что? – не поняв, переспросил Андрей.

– Я говорю, на каждую силу есть ответная сила. Нунчаки тоже не исключение.

– А вы можете это показать?

– Могу… Но так будет нечестно, ты с нунчаками против меня… Бери тогда ещё кого-нибудь.

Мы с удивлением переглянулись. Тем не менее Андрей пошёл искать себе напарника, а наша компания добывать второе орудие битвы. К сожалению, нунчак больше ни у кого не оказалось. Зато в комнате для спортивного инвентаря мы обнаружили много двухметровых шестов.

Но если орудие нашли легко, то с напарником у Андрея было куда посложнее. Старшие ребята категорически «отмахивались» от предложения поучаствовать в этом бое, исподтишка посмеиваясь: «Нет, парень. Ты уж как-нибудь сам».

Наконец, Андрею удалось уговорить какого-то мужичка из новеньких. В это время Сэнсэй мирно беседовал с тем худым стариком в белом кимоно.

– Вот, нашёл! – радостно объявил Андрей Учителю.

– Нашёл, хорошо. Пусть старший сэмпай будет нашим секундантом… По его хлопку начинайте атаковать в полный контакт. Всё понятно?

Андрей только этого и ждал. Он с видимым удовольствием закивал головой. Сэнсэй вышел на середину. Андрей стал напротив Сэнсэя, а мужичок с шестом выбрал позицию справа сзади от Учителя. Настала захватывающая минута. Все участники были в боевом напряжении, кроме Сэнсэя. Он стоял расслабленно, задумавшись о чём-то своём, и слегка поигрывая кончиками чёрного пояса, расшитого золотыми иероглифами.

По хлопку старшего сэмпая Андрей рьяно двинулся в лобовую атаку, крутя нунчаками со скоростью вращения лопастей работающего пропеллера. В это время мужичок резко подскочил и замахнулся в ударе шестом. То, что произошло дальше, случилось в какие-то мгновения. Сэнсэй с начала атаки вообще не переменил позиции, как стоял в глубокомысленной позе, так и остался. Но как только соперники достигли критического расстояния относительно его тела, он, не меняя стойки, резко выпустил руку вперёд. Если это, конечно, можно так назвать «выпустил», потому что на самом деле его рука вылетела, словно атакующая змея. Нунчаки завернулись, прокрутились на ней и полетели в сторону
Страница 10 из 21

второго бойца. Учитель сопроводил их проворотом кисти, слегка изменив траекторию полёта. Нунчаки в воздухе сделали пол-оборота, выровнялись, как палка, и торцом попали точно в лоб нападающего сзади мужчины. Вторая палка нунчак, продолжая полёт, ударила по шесту. И шест, соответственно изменяя траекторию движения, попал прямо по голове Андрея. В результате два горе-бойца неуклюже распластались на полу, даже не осознав, что случилось. А Сэнсэй продолжал стоять задумавшись, как будто вся заварушка вокруг его явно не касалась. Затем, встрепенувшись, он заботливо спросил у своих бывших «противников»:

– Ну как, ребята, не сильно ушиблись?

– Не, – ответил растерянно Андрей, усиленно растирая вздувшуюся шишку на лбу. – Нормально…

Мужик тоже кивнул.

– Извините, я немного не рассчитал.

И, подходя к своему бывшему собеседнику, произнёс как ни в чём не бывало:

– Вы знаете, у меня появилась грандиозная идея! А что, если…

В это время наблюдавшая за боем толпа загудела в шуме обсуждений, смеха и удивления по поводу скоротечного боя. А один из старших парней, которому Андрей предлагал быть напарником, со смешком произнёс:

– Как же, Сэнсэй не рассчитал, жди! Ничего, мужики, крепитесь. Мы через такие «неверные» расчёты, по своей глупости, уже не один раз проходили.

Когда до Андрея наконец-то дошло, что произошло, он просто затиранил Костика и Славика одним и тем же вопросом: «Как же такое может быть? Раз… и одним движением, даже не ударом?!» На что Костик недоумённо отвечал:

– Да откуда мы знаем? Вон Сэнсэй, у него и спрашивай.

Но Учитель до конца тренировки постоянно был занят то показом новых приёмов, то работой над сложными ударами со старшими ребятами, то ответами на бесконечные вопросы, а в конце тренировки беседой со стариком. Однако Андрей задался целью во что бы то ни стало именно сегодня всё выяснить.

И такой шанс выпал нашей компании только тогда, когда закончились дополнительные занятия. Мы быстро переоделись и стали у выхода, как стража, твёрдо решив добиться своего. Но оказалось, что нам с Игорем Михайловичем и его ребятами по пути до самой остановки. По дороге мы и приступили к расспросам.

– А как вы это так одним движением смогли победить двух противников с таким вооружением? – задал свой выстраданный вопрос Андрей.

– Да вооружение здесь не при чём. Это техника на использование силы противника. Кстати, применяется во многих стилях, например «Айкидо», «Джиу-джицу», «Винь-чунь» и других. Надо лишь уловить момент и тут же его использовать.

– Это, в общем, понятно. А в вашем случае, какой стиль вы использовали?

– Да так, – пожав плечами, лукаво ответил Сэнсэй, – всего понемножку.

– А всё-таки? – не унимался Андрей.

– Ну, здесь всего-то надо знать закон инерции по физике, распределение центра тяжести по биомеханике и немного стиль «Змеи».

– Ого! – присвистнул Андрей.

– А как ты хотел? Всё великое до смешного простое, но даётся оно нелёгким трудом.

Пока Андрей раздумывал над этой фразой, Славик быстро спросил:

– А эффект с ложкой возможно как-то объяснить?

– Конечно, возможно, – с улыбкой произнёс Сэнсэй. – Ничего нет тайного на земле, чтоб когда-нибудь не сделалось явью.

– А что это было?

– Да всё это пустяки. Ничего здесь особенного нет, обыкновенный цигун, вернее, одна из его модификаций.

– А что такое цигун? – в свою очередь заинтересовалась я.

– Я где-то читал, что это просто дыхательная гимнастика, – вставил Костя.

– Да, многие так считают, – ответил Игорь Михайлович. – Но на самом деле цигун – это дыхательно-медитативная система, с помощью которой человек может управлять скрытыми психофизическими возможностями. Хотя по сути, это одна из самых простых разновидностей духовных практик.

Эта фраза заинтересовала всю компанию. А у меня внутри что-то встрепенулось от этих слов. Но только я раскрыла рот, чтобы спросить, как же этому научиться, как тут влез Костя со своей любимой манерой словоблудия.

– Да,

Я б многого достигнуть мог,

Имей я твёрдую основу.

– О, увлекаешься Иоганном Вольфгангом Гёте, – подхватил Игорь Михайлович. – Тогда, если ты читал, там есть и такое:

…мудрец изрёк:

Мир духов рядом, дверь не на запоре,

Но сам ты слеп, и всё в тебе мертво.

Умойся в утренней заре, как в море,

Очнись, – вот этот мир, войди в него.

В эту минуту надо было видеть удивлённое выражение Костиного лица. Он был настолько поражён услышанным, что не сразу нашёлся, что и сказать. Ведь это первый в его жизни человек (после родителей, конечно), который дал отпор на его же «высокоинтеллектуальном» уровне. «Так ему и надо, – позлорадствовала я в мыслях. – А то зазнался в доску, думает, он один такой эрудит».

– Я прочитал довольно-таки немало книг, – начал защищаться «Философ», больше отстаивая свою гордость, чем тему разговора. – В них мир духов – это всего лишь сказка для детей.

– Кто знает, – равнодушно проговорил Сэнсэй, продолжая цитировать Гёте:

Пергаменты не утоляют жажды.

Ключ мудрости не на страницах книг.

Кто к тайнам жизни рвётся мыслью каждой,

В своей душе находит их родник.

– Хм, легко сказать «найти родник», – хмыкнул Костик и, немного помолчав, добавил: – Как говорил Мольер:

Не всё сбывается, чего душа хотела,

И путь не короток от замысла до дела.

– Что я слышу? – шутливо произнёс Сэнсэй, —

Благоразумие от крайности бежит

И даже мудрым быть умеренно – велит.

– Что-то знакомое…

– Это тоже Поклен, его выражение из «Мизантропа».

– Кто-кто?

– Ну, Жан Батист Мольер. Его же настоящая фамилия Поклен.

Даже в свете уличных фонарей было видно, как Костик весь покраснел до кончиков ушей.

– Но… но… восточная мудрость гласит, что истинное благоразумие состоит в том, чтобы при начале какого-либо дела предусмотреть его конец.

– Совершенно верно. То есть, это говорит о том, что человек есть мыслящее существо, и его основная сила заключена в мысли. Даже в современном мире, говоря словами учёных, например того же Циолковского, можно найти этому подтверждение: «Исполнению предшествует мысль, а точному расчёту – фантазия». Как ты видишь, в человеческом факторе ничего не изменилось на протяжении веков. А почему? Потому что, как верно подметил Валентин Сидоров:

Природа мысли есть твоя природа.

Постигнешь мысль – себя постигнешь ты.

И будешь властен над самим собою.

Всё дело в силе разума.

– Да, – промолвил Костя и многозначительно заключил: – «Голова без ума, что фонарь без свечи».

– Замечательные слова Льва Николаевича Толстого, – согласился Игорь Михайлович к полной неожиданности «Философа». – Если ты помнишь, у него есть ещё и такое прекрасное выражение: «Мысль – начало всего. И мыслями можно управлять. И поэтому, главное дело совершенствования – работать над мыслями».

Костик неуверенно кивнул головой. Но это обстоятельство, как оказалось, ещё больше задело его самолюбие. В общем, в течение последующих двадцати минут мы стали свидетелями грандиозной битвы афоризмами, цитатами, изречениями отечественных и зарубежных писателей, поэтов, философов, учёных, фамилии которых в большинстве своём мне были даже неизвестны. В это время моя особа пыталась хоть как-то вклиниться в данный диалог со своим жизненно важным
Страница 11 из 21

вопросом, который мне не терпелось задать. Но полемика Сэнсэя с нашим «Философом» шла безостановочно, постепенно достигая своего апогея. Я уже окончательно разозлилась на Костика за то, что он занимает столь ценное время ради удовлетворения своей мании блестящего эрудита. Но он настолько был поглощён этим процессом, что, казалось, для него ничего в мире больше не существовало.

В конце концов, уже подходя к остановке, Костик, видимо, перебрал по памяти всех, кого мог, поскольку произнёс свою коронную фразу:

– Да, говоря словами Вийона: «Я знаю всё, но только не себя».

– Так

…оглянись на себя и подумай о том,

Кто ты есть, где ты есть и – куда же потом?

– А это ещё кто такой?! – окончательно выйдя из себя, чуть ли не вскрикнул Костя.

– О, – с наслаждением протянул Сэнсэй, – это Омар Хайям. Знаменитый персидский поэт и философ. Великий учёный, намного опередивший своё время. Его полное имя Гиясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури. Он жил в XI веке. К его мудрости прислушивались даже некоторые сельджукские властители Ирана, хотя родом он был из Хорасона, деревушки возле Нишапура. У него очень интересные философские мысли. Согласно его воззрениям, душа бессмертна. Она пришла из Небытия в человеческое тело и вернётся в Небытие после смерти. Для неё этот мир – чужбина.

– Интересно, – вступила в разговор Татьяна, – а где находится душа в теле человека? Как думает этот философ, в сердце или нет?

– Нет. Он считает, что сердце родилось на земле и является только частью смертной человеческой плоти, хотя и наилучшей, самой «одухотворённой» её частью. Именно через Сердце общается Душа. Но Сердце, по его мнению, знает только этот мир, Бытие… У него есть такие занимательные строчки, когда Сердце интересуется у Души тайнами Небытия.

Сэнсэй немного задумался и произнёс:

– Сказало Сердце мне: «Учить меня начни.

Науки – таинства, но что таят они?»

Я начал с азбуки: «Алеф…» И слышу: «Хватит!

Свой своего поймёт, лишь буквой намекни».

– А что такое «Алеф»?

– «Алеф» – это первая буква в его родном языке, она же – цифра «один». Как он считает, это символ Единого Сущего, и символ единства мироздания, – и, глянув на Костика, Сэнсэй иронически произнёс: – О чём ещё тут можно говорить?!

Костик окончательно сконфузился, не зная, что и вправду ответить. Я поспешила этим воспользоваться, выпалив на одном дыхании:

– А как можно научиться этой системе упражнений, которая управляет скрытыми психофизическими возможностями?

– Да очень просто. Здесь нет никакого секрета. Главное, как говорится, иметь большое желание, а возможности приложатся.

– Так можно у вас этому научиться?

– Конечно.

– А когда можно начать? – задал вопрос Андрей, видимо такой же мой единомышленник.

– Ну, если есть такой интерес, то пожалуйста. Я уделяю полтора часа для этих занятий два раза в неделю.

– А сколько это стоит? – поинтересовался Славик.

– А что, разве духовные знания можно измерить деньгами? – удивился Сэнсэй. – Вы, ребята, прямо зациклились на этих фантиках. Мы тренируемся просто для себя, ради собственного духовного развития. Хотите заниматься – занимайтесь.

Наша компания подробнее договорилась, где и когда встретиться.

– Женя вас проведёт, – добавил Учитель.

Женей оказался высокий, светловолосый парень спортивного телосложения, один из тех «скоростных» ребят, которые были в попутчиках у Сэнсэя.

– Мы обязательно придём, – ответил за всех Андрей.

На том и попрощались. Я была вне себя от радости. Наконец-то моя особа приблизилась к тому, что так долго искала. Казалось, осталось сделать всего один шаг, и может быть, мне удастся преодолеть эту пропасть и выкарабкаться на твёрдую почву Бытия. Я чувствовала это интуитивно, каким-то шестым чувством. Хотя разум мой не видел в этом никакого реального шанса на спасение. Тем не менее, душа, как говорится, пела.

Всю дорогу ребята восхищённо обсуждали сегодняшнюю тренировку и то, что ожидает нас послезавтра на духовных занятиях. Энтузиазм переполнял всех, кроме Костика. Тот был надутый, как индюк, мрачно сдвинув брови.

– Костик, а ты поедешь? – толкнул его в бок Андрей.

– Я вот тут думаю, может нам всем не стоит ехать, – недовольно пробурчал «Философ». – Что мы, циркачи что ли, каким-то фокусам учиться. Только зря время потратим.

– Ты что, Костик, дурак, – «вежливо» заявил Андрей. – Да где ты найдёшь даже циркача, чтоб ложки взглядом гнул?!

– Да ещё обучал этому бесплатно, – вставил своё веское слово Славик.

– Вот, вот. Ну, ты лопух, вообще!

– Я каюсь, глуп. Однако в меру своих сил любвеобильность вашу оценил, – съязвил недовольный «Философ».

– Ладно, ребята, не ссорьтесь, – сказала Татьяна. – Лучше подскажите, как мне родаков уговорить, чтоб отпустили на эти занятия.

– Как-как, – ответил за всех Андрей, – как в анекдоте: «Дочь пришла домой поздно. Отец спрашивает: „Как это называется?“ А дочь и говорит: „Я не знаю, как это называется, но теперь это будет моим хобби“».

Все одобрительно засмеялись. Договорившись о новой встрече, наша компания разошлась по домам.

9

Мы с нетерпением ожидали этого дня. Наконец, в четверг наша компания в отличном настроении прибыла в полном составе к месту назначения. Подъезжая к остановке, мы разглядели два мужских силуэта в темноте.

– О, вон и Женя, – весело сказал Андрей.

Как оказалось, Женя был со своим другом Стасом. Поздоровавшись, мы двинулись в неизвестность, а точнее, в непроглядную темень.

– Хоть бы фонари здесь повесили что ли, – заметила Татьяна, спотыкнувшись очередной раз.

– Ага, – подтвердил Костик, – не местность, а сплошная полоса препятствий какая-то.

– Зачем же транжирить лишнее государственное электричество? – усмехнулся Женька. – Мы и так на ощупь здесь всё знаем как свои пять пальцев… А чужие в эти края вряд ли захотят попасть, да ещё по своей воле.

– Это почему же? – осторожно спросил Славик.

– Место здесь необычное, глухое. Тут не всякий зверь пробежит, не то что человек пройдёт. Да и собаки, слышите, как воют.

И, действительно, где-то недалеко в частном секторе, протяжно выла пара собак. Татьяна слегка поёжилась, вцепившись в мою руку.

– А собака, она тварь такая, – продолжал парень, – чует неладное.

– Да что ты народ сказками пугаешь! – пытался пошутить Андрей.

– А это вовсе не сказки. Поживёшь здесь, узнаешь, какая чертовщина тут творится… если выживешь, конечно.

После этого заявления хорошее настроение у нас как рукой сняло. Некоторое время мы шли молча, озираясь по сторонам. Но в кромешном мраке, как мы ни старались, как ни всматривались, ничего не было видно. Лишь очертания силуэтов старых домов. И что странно, нигде не было света. Одни лишь собаки своим жалобным воем подавали какие-то признаки жизни в этом убогом месте.

– А куда мы идём? – запаниковал Костя.

– Куда-куда, – передразнил его Женька. – Куда заказывали… на чёрную поляну.

– Куда?! – с ужасом воскликнули мы почти все вместе.

– Тьфу ты, да не кричите вы так, – произнёс Женька, потирая оглушённое нашими дикими возгласами ухо. – Говорю же вам, на поляну… чёрную.

И спотыкнувшись об очередную колдобину, слегка выругался:

– Вот ёлки-палки! Нечистая сила прямо-таки кругом
Страница 12 из 21

подножки подставляет. Того и гляди, кого-то из отстающих утащит.

Татьяна, державшая меня под руку, для надёжности схватилась другой рукой за Костика. Её стала бить мелкая дрожь, которая передавалась и мне. Славик при этих словах, слегка отстававший, быстро переместился вперёд нас. Андрей же шёл молча, озираясь по сторонам.

– Да какая тут нечистая сила, какая чёрная поляна, – проговорил с опаской Костя. – Откуда им тут взяться? Бред какой-то…

– Откуда-откуда? Оттуда, – уверенно махнул рукой Женька куда-то в сторону.

– Чего мы вообще сюда пришли, – со страхом запричитала Татьяна. – Сидели бы сейчас дома, горя бы не знали.

– Сами же пожелали с чёрной магией ознакомиться, а теперь: «Чего пришли?», – пожав плечами, ответил Женька.

– С чем?! – в изумлении опять хором спросили мы.

– Во дают! – сделал удивлённое лицо Женька. – Вы что, не знали, что Сэнсэй – самый сильный колдун, так сказать, правая рука Люцифера?!

Теперь пришла очередь и нам округлить глаза.

– Чего? Кого? А кто это Люцифер? – посыпалась лавина вопросов.

– Так, – важно остановил наш словесный поток новоявленный гид. – Объясняю конкретно. Во-первых, Люцифер в переводе – это ангел Света, правая рука Бога. Для большинства людей он известен под разными именами. Например, Сатана или Дьявол, как вам больше нравится. Это властелин Земли. Во-вторых, ещё раз подчёркиваю, что Сэнсэй его правая рука. И его могущество не имеет границ. Для него гнуть ложки – это так, тьфу, пустяки. Он способен на такое, что вам и не снилось даже в самом кошмарном сне! И в-третьих, вам крупно повезло. Сверхъестественные возможности, которые вы так хотите приобрести, вы можете получить здесь почти даром… Всего лишь за какую-то душу, о которой вы ничего не знаете и которую даже не чувствуете… Да что я вам рассказываю, вон, сами сейчас всё увидите.

– Вот это да! Вот так влипли, – по-настоящему запаниковала Татьяна.

– Вот! – чуть ли не взахлёб тихо воскликнул Костя. – Что я вам говорил! Не надо было идти, не послушали меня. А я вам сразу сказал, что дело тут нечистое. И я тоже хорош, дурья башка, поплёлся с вами. Вот что теперь делать?

Этот панический ужас Костика перекинулся на Славика, и он заговорщицки шепнул:

– По-моему, надо ноги уносить.

– Куда? – зашипел Костик. – Ты помнишь сколько раз мы поворачивали? Петляли по каким-то закоулкам…

– А мне по барабану! – заявил Андрей. – Ну и пускай Сэнсэй колдун, это его личная проблема. Главное, он знает в десять раз больше, чем я. И я не упущу возможность этому научиться.

– И я тоже, – ответила моя особа.

А про себя подумала: «А мне тем более по барабану, если это мой шанс выжить. А если нет, то всё равно терять уже нечего. А вдруг поможет…»

Мы вышли на извивающуюся тропинку вдоль длинного глухого забора. В этот момент из-за туч стал пробиваться лунный свет. И вдруг, перед нами на забор запрыгнул большой чёрный кот, с горящими как два фонаря жёлто-зелёными глазами. От неожиданности мы с Татьяной вскрикнули и спрятались за спинами ребят. Однако наши «защитники» тоже как-то застопорились, остановившись как вкопанные. Одни только провожатые спокойно продолжали свой путь. А Женька, увидев наш «столбняк», таинственно произнёс: «То ли ещё будет». Кот же, не обращая на нас никакого внимания, важно пошёл по глухому забору и, как назло, в том же направлении, в котором вели и нас.

– Тьфу, тьфу, тьфу, – поплевал Славик через левое плечо.

– Ты б ещё перекрестился, – съязвил Андрей.

– Неплохо бы, – облизнула пересохшие губы Татьяна. – Говорят, если чёрный кот дорогу перебегает, надо за пуговицу держаться. Тогда нечистая сила не заметит.

Я, так, на всякий случай, нащупала дрожащими руками пуговицу. Наша компания поспешила догнать своих попутчиков, постоянно косясь на чёрную тень кота.

Тропинка вывела нас на небольшую поляну. Из-за туч зловеще выползала огромная полная луна. То, что мы там увидели, потрясло наше воображение до глубины души. Посредине поляны, спиной к нам, стоял человек в чёрном одеянии с накинутым капюшоном. Его фигура фосфорицировала бледно-холодным лунным светом. А над ней поднимался лёгкий дым. Вокруг стояла давящая, жуткая тишина. От такого вида мы вообще потеряли дар речи. В это мгновенье большой чёрный кот прыгнул прямо к нам под ноги, остановив от неожиданности все возможные движения наших конечностей. Последнее, что успела сделать наша испуганная кучка – это инстинктивно схватиться за свои спасительные пуговицы. Спрыгнув таким наглым образом, эта тварь помчалась к тёмной фигуре и к нашему неописуемому ужасу стала тереться о её ноги.

От такой жуткой картины у меня во рту всё пересохло, холодок пробежался по всему телу. Вопреки желанию бежать отсюда куда глаза глядят, моя особа стояла, даже не в силах пошевелиться. Я покосилась на ребят. Татьяна чуть ли не взобралась на Костика и вцепилась в него мёртвой хваткой. Сам же Костя выглядел, как гипсовый постамент. Славик стоял с открытым ртом и округлёнными глазами. Даже Андрей, несмотря на свой недавнишний оптимизм, выбивал зубами мелкую нервную дрожь. Лицо его покрылось испариной.

Женя, оглянувшись на нас, с покорной головой подошёл к тёмной фигуре. Подняв руки вверх, он торжественно громко произнёс:

– О великий маг и чародей, колдун и повелитель всех народов, чья мощь и сила над землёй, водой, воздухом и огнём простирается во всей Вселенной. Твои верные ученики выполнили свой священный долг. Прими же в лоно твоё этих чад заблудших, дабы восстановить на Земле единственную твою справедливую власть и могущество!!!

И Женя поклонился до пояса. Ещё во время речи парня Сэнсэй с удивлением обернулся в его сторону.

– Чего-чего? – произнёс он. – Какое могущество, какая власть? Что ты плетёшь?

Женька покатился от хохота вместе с прыснувшим от смеха Стасом.

– В чём дело? Чему вы так бурно радуетесь? – спросил Сэнсэй, покуривая сигарету.

– А где ребята, вы их встретили?

Захлёбываясь от смеха, Женька махнул рукой в нашу сторону:

– Да вон они стоят… из ступора никак не выйдут.

– Из какого ступора? – не понял Сэнсэй, всматриваясь в темноту. – …Что ты там уже успел набедокурить?!

Но Женька не мог остановиться от хохота, безнадёжно махая рукой.

– Вот шут гороховый!

– Сэнсэй, ты что, Женьку не знаешь, – от души смеясь, ответил Стас.

Глядя на всю эту заварушку, до Андрея первым дошло, в чём тут дело. Отдёрнув стыдливо руку от пуговицы, он с видимым облегчением вздохнул.

– Ну, ребята, – сказал Андрей, выходя к ним из темноты. – Ну, вы даёте. Хорошая шутка, только кто ж теперь штаны стирать будет!

От этого те ещё больше затряслись в новом приступе смеха. А Сэнсэй с улыбкой произнёс:

– Ну и что этот клоун на сей раз выдумал?

Андрей в подробностях начал рассказывать, как этот Сусанин вёл нас по посёлку, видоизменившемуся, благодаря его рассказам, в Лысую гору. Мы также присоединились к нему, дополняя своими впечатлениями. В конце концов, вся наша большая компания вместе с Сэнсэем зашлась нескончаемым смехом, вспоминая свои недавние ощущения.

– Да я сегодня просто подошёл пораньше, – объяснял Сэнсэй, смеясь сквозь слёзы: – Свет у нас на посёлке отключили, наверное, где-то обрыв проводов.

– Вот так история, – промолвила своим звонким голосом
Страница 13 из 21

Татьяна. – Мало того, что мы от Жени натерпелись, так ещё этот кот!

В это время этот небольшой комок нашего большого страха мирно сидел в сторонке, напуганный людским смехом.

– Да это Самурай, – махнул рукой Стас. – Кот Сэнсэя. Он всегда за ним ходит.

– Стас, ну хоть бы ты мимикой подсказал, в чём тут дело, – улыбаясь, изрёк Андрей.

– Как? – пожал плечами тот. – Вы и так от каждого столба шарахались, а если б я ещё и рожи стал корчить, нам бы потом долго пришлось искать вас по всему посёлку.

Ребята засмеялись, дружно представив себе эту картину.

– А что, – оправдывался Женька, – шутка, как шутка. Как говорил Остап Бендер: «Самое главное – это внести смятение в лагерь противника… Ведь люди больше всего пугаются непонятного».

– Да, – проговорил Сэнсэй, – страх, порождённый воображением, видит опасность даже там, где её вовсе нет… Есть одна такая древняя восточная притча о страхе. «Один мудрец повстречал на своём пути Чуму и спросил: „Куда ты идёшь?“ Она ответила: „В большой город. Мне нужно уморить там пять тысяч человек“. Через несколько дней тот же мудрец снова встретил Чуму. „Ты сказала, что уморишь пять тысяч человек, а уморила все пятьдесят“, – упрекнул он её. „Нет, – возразила она, – я погубила только пять тысяч, остальные умерли от страха“…»

Так, выяснив для себя все пикантные подробности этих приключений и рассеяв миф наших неоправданных страхов в юморе и смехе, мы перешли на более серьёзные темы. К группе присоединились ещё трое подошедших ребят – Руслан, Юра и Виктор (старший сэмпай). А чуть позже и Николай Андреевич, как потом оказалось, психотерапевт. В это время мы говорили о цигуне.

– А что означает само слово «цигун»? – спросил Славик у Сэнсэя.

– Ну, если дословно перевести данное слово с китайского, то цигун означает работу с энергией воздуха, ибо «Ци» – это «ветер», «газ», «дыхание», а слог «гун» – «работа», «действие», «подвиг».

– И опять эту систему придумали китайцы, – со вздохом произнёс Андрей.

– Не совсем, – ответил Учитель. – Это индийская система саморегуляции, которая перекочевала в Китай в начале новой эры.

– А я читал, что цигун бывает разный, – как всегда вставил своё словцо Костя. – По-моему, там говорилось о двух разных школах.

– Их гораздо больше, – сказал Игорь Михайлович. – В современном мире существует масса различных школ цигуна. Например, конфуцианский, буддийский, медицинский, военный…

– Медицинский? – встрепенулась я. – А что он лечит?

– Очень многие заболевания.

– Так что, нужно только правильно дышать? – перебил мой очередной вопрос Андрей.

– Не только. Нужно ещё и правильно мыслить. Есть такое выражение «мысль ведёт Ци, а Ци ведёт кровь». А кровь, как известно, – это скорая помощь организма со всем необходимым набором медикаментов. В древнейшем медицинском трактате «Хуанди Нэйцзин» говорится, что когда мысль пребывает в состоянии покоя и она вольна – это означает, что вы сможете покорить себе Ци. Человек, который владеет здоровой мыслью, владеет здоровьем.

– Короче говоря, в здоровом теле – здоровый дух, – заключил для себя Костя.

– Не совсем. Я бы сказал, при здоровых мыслях – здоровый дух, а при здоровом духе – здоровое тело.

– Скажите, а вот вы всё время подчёркиваете важность того, что надо правильно мыслить, и на физических тренировках, и сейчас, – заметил Андрей. – Но я почему-то раньше думал, что нужно всегда лишь правильно действовать. А мысли-то могут быть разные при выборе действия: и хорошие, и плохие.

– Вот тут-то ты и тратишь драгоценное время на борьбу с самим собой. У тебя не должно быть выбора между плохой и хорошей мыслью. Потому что в твоей голове вообще не должно быть негативной мысли. Смысл самого высшего Искусства, Искусства Лотоса и заключается в том, чтобы научиться правильно мыслить, то есть «убить в себе Дракона», «победить Дракона». Слышал такое выражение?

– Да.

– Вот в этом и есть весь смысл. Самая величайшая победа – это победа над самим собой. Что это означает? Это означает победить свои негативные мысли, научиться их контролировать, научиться контролировать свои эмоции. Я ещё раз повторяю, в твоей голове не должно быть ничего не-га-тив-но-го. Только положительный фактор! Тогда тебе не придётся тратить время на борьбу с самим собой и поступки твои всегда будут положительными. Мир, в первую очередь, должен быть внутри тебя. Мир и согласие.

– Так, получается, в любом поступке человека отражена его мысль? – думая о чём-то своём, спросил Андрей.

– Она не только отражена, она руководит его действием. Ведь мысль материальна.

– Материальна? – удивился в свою очередь Николай Андреевич.

– Конечно. Это более тонкая материя, пока ещё недостаточно изученная. Но она же существует, она реальна, её движение фиксируют. Даже на сегодняшний день есть масса результативных экспериментов по феномену мысли. Взять хотя бы опыты отечественных феноменов, например Нинэль Кулагиной, Юлии Воробьёвой и других. Я уже не говорю об огромной мировой практике. Эти исследования ведутся по всему миру, хотя и называются по-разному. Например, в Англии – это психические исследования, во Франции – метапсихика, в странах Восточной Европы – психотроника, в США – парапсихология, в Китае – исследования необычных функций тела человека и так далее.

А если вы копнёте вглубь историю человечества, то найдёте там множество доказательств того, что об этом знали издревле. Во всех мифологических, магических и религиозных воззрениях и учениях людей присутствует несокрушимая вера в возможность оказывать мысленное влияние на кого-либо или на что-либо, вне зависимости от расстояния, времени и пространства. То есть, по большому счёту эти знания существовали всегда.

Николай Андреевич вновь вступил в полемику:

– Хорошо, вот вы привели сейчас примеры отечественных феноменов, которые стали известны всем буквально за последнее время. Почему же тогда раньше в Советском Союзе не было таких людей? Я занимаюсь психотерапией не один год. Но, изучая психику разных людей, я и мои коллеги ни разу не сталкивались с феноменами. Да, к нам попадали в последнее время люди, несущие всякий бред и считающие себя экстрасенсами. И даже пытались нам что-то продемонстрировать. Но на самом деле это была игра их больного воображения. А настоящих-то феноменов в Союзе не было.

– Как это не было? – удивился Игорь Михайлович. – Было, ещё и сколько! Испокон веков в России существовала масса таких людей. Только как к ним относились? В древние, тёмные времена их, в единичных случаях, возводили в ранг святых, а в большинстве своём тех, кто отказывался подчиняться церкви, жгли на кострах или сажали на кол, в зависимости от прихоти тогдашнего царя.

Только со второй половины XVIII века, после открытия Академии наук, явления психической жизни человека начали исследовать в России более серьёзно, с медицинской точки зрения. И уже через каких-то сто лет разработки в этом направлении велись многими выдающимися учёными. Взять хотя бы одного из основоположников вашей же науки Владимира Михайловича Бехтерева. Будучи начальником Петербургской императорской военно-медицинской академии, он на свои личные средства построил целый исследовательский институт по
Страница 14 из 21

изучению мозга и психической деятельности.

А в годы Советской власти? Да ведь практически с начала её существования изучению психических феноменов мозга и одной из его главнейших загадок – мысли придавали первостепенное значение. Об этом свидетельствует хотя бы такой исторический факт, что эти исследования, по приказу Владимира Ильича Ленина и под личным контролем Феликса Эдмундовича Дзержинского, осуществлял первый Спецотдел ОГПУ, который занимался режимом секретности и охраны государственной тайны. При этом отделе существовала даже специальная нейроэнергетическая лаборатория. Этот элитный Спецотдел использовал в своей работе всевозможных знахарей, медиумов, шаманов, гипнотизёров.

– Господи, а эти-то «народные целители» зачем им понадобились? – искренне удивился Николай Андреевич.

– Да всё по той же причине – неординарных способностей их личностей. Они умели манипулировать такими скрытыми силами человека, которые значительно превышают возможности любой техники. Все эти явления изучали и очень серьёзно изучали! Проводились целые научные экспедиции в поисках этих знаний: от изучения загадок древнейших цивилизаций до поиска легендарной Шамбалы.

– Шамбала … что-то знакомое название…

– А что это? – нетерпеливо спросил Андрей.

– Шамбала? Ну, это своеобразная обитель, расположенная высоко в горах. Но знаменита она коллективом учёных, проживающих там, которые по своему духовному и научно-техническому уровню давно опережают современное человечество.

– Вспомнил, – проговорил Николай Андреевич. – Я читал, что по преданию Шамбала – это обитель Мудрецов. Но причём здесь наука? Что, эти Мудрецы изучают что-то конкретно: астрономию или математику, или просто философию?

– В Шамбале изучается одна древнейшая изначальная наука «Беляо Дзы», то есть наука «Белого Лотоса», которая включает в себя всё, в том числе и точные науки. Более того, именно она является единственным источником всех наук, когда-либо изучавшихся человечеством.

Николай Андреевич недоверчиво посмотрел на Сэнсэя.

– Что значит древнейшая и единственная? Ведь большинство точных наук появилось совсем недавно, ну двести, триста лет назад!

– Вы ошибаетесь. Все эти знания неоднократно давались людям для развития их цивилизации и в глубокой древности. До известной вам истории были и другие человеческие цивилизации, которые достигли гораздо высшего уровня, чем сейчас. Некоторые из них были уничтожены, некоторые дошли до Абсолюта. Однако следы их пребывания находят и по сей день. Почитайте про загадочные археологические находки, исследования и вы убедитесь сами. А в будущем люди будут находить ещё больше интересного из того, что происходило давным-давно на Земном шаре. О существовании этих знаний много пишут в древней литературе. К примеру, о подобиях ядерных взрывов, последствия которых учёные сейчас находят в древнейших слоях, о точных картах звёздного неба, обозначенные планеты на которых до сих пор ещё не все открыты, о «виманах» – летательных аппаратах и тому подобное. То есть все эти знания давались людям и раньше и все они исходили из одного источника – науки Шамбалы.

– Ну и насколько эта наука опережает современное человечество? – надменно спросил Николай Андреевич, скрестив руки на груди.

– Намного, – просто ответил Сэнсэй. – Гораздо больше, чем вы себе можете представить. Но чтобы вы имели хоть какое-то малейшее понятие, приведу такой пример. В то время, когда люди ещё свято верили, что Земля стоит на трёх китах, а Солнце вращается вокруг неё, учёные Шамбалы уже проводили научные эксперименты и различные опыты на самом Солнце. А современной цивилизации до этого ещё очень далеко, и дойдёт ли она до такого уровня, ещё не известно… Вы думаете, почему Шамбалу так усердно искали люди, находившиеся на пике власти? Взять хотя бы отрезок времени известной вам истории человечества, от например, Александра Македонского, Наполеона, Гитлера, Муссолини, Сталина и так далее. Потому что, согласно всем древнейшим легендам и мифологии различных народов, в Шамбале скрыты все знания мироздания и сокровища культур исчезнувших цивилизаций.

– Интересно, а почему её искали одни тираны?

– Не тираны, а люди, стремящиеся к неограниченной власти над миром. Все, кто стоит наверху и обладает действительной информацией, знали и знают о существовании этой обители, о существовании тех могучих знаний, которые заключены в ней. Они прекрасно понимают, что в Шамбале сосредоточена реальная власть над миром, поэтому многие и искали и до сих пор ищут её… Однако сама Шамбала никому не давала возможности захватить весь мир. Она как бы уравновешивала определённые силы. И если человек, стоящий на пике своей огромной власти, рьяно пытался реализовать свою мечту господства над миром, он просто прекращал своё существование… Многие, стоящие у власти, в ходе своей деятельности сами сталкивались с людьми Шамбалы, выполняя их «просьбы». Все старались помочь, потому что отказаться от соблазна узнать больше, чем знает человечество, просто невозможно… Также, помимо общественных лидеров, многие простые люди были в поисках знаний Шамбалы.

– И что, её так никто и не нашёл? – поинтересовался Костя.

– Почему же. Парадокс в том, что Шамбала никогда не скрывала своего существования. Она не вмешивается активно в дела людей, если это не касается чего-то глобально важного для человечества в целом и конкретно для Шамбалы. Но если нужно, её научное сообщество само решает, с кем имеет смысл устанавливать контакт.

– Ну, допустим. Но если эта обитель Мудрецов не скрывает своего существования, то почему же её не могли найти люди, находящиеся на пике власти? Ведь в их распоряжении было всё: техника, финансы, людские ресурсы? – недоумевал Николай Андреевич.

– Да, вы перечислили всё, кроме их чёрствого сердца и алчных мыслей. А непременным условием контакта Шамбалы для ищущих её людей является их высокая нравственность и чистота помыслов. Только обладая в первую очередь этими качествами, человек может получить интересующие его знания.

Вот видите, и здесь опять-таки мы возвращаемся к нашей изначальной точке. Почему человек не может развить в себе всё те же феноменальные способности осознанно, хотя это ему вполне под силу? Потому что в нём слишком много эгоцентризма, тщеславия, жадности, злобы, зависти. То есть слишком много качеств, присущих звериному, животному началу. И если он сталкивается с этими необъяснимыми для него феноменальными явлениями психики, то животное начало включает свою логику, боясь потерять империю власти, созданную в разуме человека на паразитирующих мыслях. То есть для сохранения своей власти над человеком оно пытается найти какой-то здравый смысл или критически осмыслить там, где нужна простая детская вера.

Бывают, конечно, случаи, когда у человека спонтанно открываются феноменальные способности, вследствие, например, каких-нибудь травм, сильного стресса и тому подобного. Но… если в сознании человека преобладают негативные качества, это будет равносильно тому, что неандерталец найдёт разводной ключ и, не зная истинного предназначения, применит его, со своей негативной точки зрения, к соплеменникам.

Ребята
Страница 15 из 21

заулыбались, а Женька лукаво спросил:

– Что, по голове будет бить?

– Хуже, по большому пальцу ноги. Тогда соплеменник вообще забудет про голову.

– А если в человеке на тот момент преобладает хорошее, доброе начало? – поинтересовалась я.

– А если в человеке преобладает духовное начало, то он будет правильно воспринимать новую информацию на подсознательном уровне, применяя свои феноменальные способности в благих целях. Поскольку в этом случае вера порождает знания, а знания усиливают веру. А без веры нет и чудес на свете.

– Интересная мысль, – проговорил Николай Андреевич, и немного помолчав, добавил: – Любопытно, а с приходом Сталина в нашей стране исследования феноменов прекратились?

– Напротив, эти исследования как раз активизировались. Даже после него они продолжались. И этот интерес не спадает и по сей день. Эту тему разрабатывают многие научные институты.

– Хм, но я изучал труды достаточно известных авторов разных институтов и по своей специальности, но что-то не сталкивался с подобной тематикой.

– Это неудивительно, поскольку эта тема относится к разделу изучения скрытых способов управления массами. Я думаю, вы сами прекрасно понимаете, насколько эти работы засекречены. Я могу привести вам в пример хотя бы Ленинградский институт имени Владимира Михайловича Бехтерева. Кстати говоря, дело Бехтерева продолжила его внучка Наталья Петровна Бехтерева. Так вот, там вплотную занимаются изучением мозга. И одним из приоритетных направлений этого института является как раз изучение феноменов психики людей.

– Но Ленинградский институт – это же один из лидирующих в… – Николай Андреевич замер на полуслове, явно поражённый какой-то своей догадкой.

Справившись с волнением, он продолжил:

– Ну хорошо, но если это долго изучалось, если к этому проявляют такой интерес военные и на это тратятся колоссальные средства, значит, по идее, в области изучения феноменов психики должен быть грандиозный научный прорыв.

– Прорыв?! – Сэнсэй усмехнулся. – Да какой может быть прорыв с такой подоплёкой. Их институт до сих пор не может объяснить феноменальные явления этой биомассы, весом всего лишь чуть больше килограмма, под названием головной мозг, впрочем, как и другие учёные мира. Это осталось, несмотря на все усилия, загадкой из загадок. Космос людьми больше изучен, чем сам мозг человека.

– Согласен… Но вы вот утверждаете, что сокровенные знания доступны высоконравственным людям. Но не все же учёные сплошные эгоисты с раздутой манией величия. Взять хотя бы ту же Бехтереву…

– Совершенно верно. И если вы внимательно следите за работой академика Бехтеревой как человека и учёного, то увидите, что, изучая всю свою жизнь мозг человека, она приходит к выводу, что знает практически малую толику о нём, о его возможностях. И, тем не менее, чем больше она углубляется в изучение мозга, тем больше и больше, базируясь на исключительной сложности и сверхизбыточности мозга, склоняется к идее о его внеземном происхождении, то есть к истинному первоисточнику. И я больше чем уверен, что скоро она публично об этом заявит. Так же, как заявили об этом великие учёные всего мира и не только в сфере изучения психики, но и других естественных наук. К примеру, Эйнштейн, Тесла, Вернадский, Циолковский и остальные учёные с большой буквы. Этот список огромен и его можно долго перечислять. Но все эти люди пришли к тому, что человек уникальное и очень загадочное существо и никак не мог эволюционно зародиться на Земле от какой-то там инфузории-туфельки!

Мы стояли молча, слегка ошарашенные услышанным.

– Так что, получается, сила неординарных, феноменальных людей скрывается всего лишь в их мысли? – переспросил Костя.

– Совершенно верно. Мысль – это реальная сила. Гораздо большая, чем человек может себе представить. Мысль способна двигать планеты, создавать и разрушать целые галактики, что изначально было доказано самим Богом.

Николай Андреевич улыбнулся и с иронией произнёс:

– Очень убедительный ответ, главное, даже не поспоришь.

– Надо же?! – в свою очередь выразил всеобщее удивление Андрей. – А почему мы тогда не ощущаем присутствие этой огромной силы в себе?

– Потому что вы в неё не верите.

– Вот так! Всё так сложно начиналось и такой простой конец, – констатировал Костя.

– Что поделаешь, такова природа познания, – с улыбкой ответил Сэнсэй.

– Нет, ну а как это, – не мог понять Славик, – если я почувствую такую силу, то я в неё не поверю что ли?

– Весь фокус заключается в том, что вначале нужно поверить, а потом почувствовать.

– А если я поверю, но не почувствую, – не унимался Славик. – Что тогда?

– Если ты действительно поверишь, то обязательно почувствуешь, – ответил Сэнсэй и добавил: – Ну ладно, дискутировать можно достаточно долго, но пора заняться и медитацией.

– А что такое медитация? – спросила Татьяна. – Я читала, что это тренировка психики в состоянии транса. Но что это, так и не поняла…

– Проще говоря, простая медитация – это тренировка мысли, а уже более углублённая духовная практика – это тренировка духа.

– А что, дух и мысли это не одно и то же? – опять влез Костя.

– Нет.

Я заметила, что кот, сидящий невдалеке, заёрзал на месте, как бы устраиваясь поудобнее.

– Сейчас мы сделаем самую простую медитацию на концентрацию внимания, для того чтобы научиться управлять энергией Ци. Но прежде я хотел бы немного повториться для тех, кто пришёл позже. Кроме материального тела, у человека есть ещё и энергетическое. Энергетическое «тело» состоит из ауры, чакранов, энергетических каналов, меридианов, особых резервуаров накопления энергии. Каждый имеет своё название. Я буду вас подробнее знакомить с ними по ходу дела, в зависимости от медитации.

– А что такое чакран? – спросила я.

– Чакран – это такая малюсенькая точка на теле человека, через которую выходят и входят разные энергии. Он работает… ну, чтоб вам было более понятно… по типу диафрагмы в фотоаппарате, видели?

Мы утвердительно закивали головами.

– Вот так же и чакран, мгновенно открывается и мгновенно закрывается.

– И что, вся энергия за это время успевает выйти? – удивился Славик.

– Ну, это же не ведро воды вылить. Ведь человек – существо энергоматериальное, где энергия и материя существуют по своим законам и времени, однако находятся в полной взаимосвязи и взаимозависимости… Ещё вопросы есть? – Все молчали. – Тогда приступим. Сейчас ваша задача научиться чувствовать внутри себя движение воздуха, движение Ци. Вы все считаете, что прекрасно себя понимаете и чувствуете. Но я больше чем уверен, вы не можете сейчас увидеть, к примеру… пальцы своих ног. Почему? Потому что у вас нет внутреннего зрения. А внутреннее зрение, оно так же, как и внутреннее ощущение, нарабатывается со временем в ежедневных занятиях. Поэтому мы начнём с самого лёгкого, самого элементарного. Попытаемся научиться контролировать мысль и ощущения: вызывать их и руководить ими.

Итак, встаньте поудобнее, расслабьтесь… Успокойте свои эмоции. Можете закрыть глаза, чтоб вас ничто не отвлекало. Растворите все ваши мысли и житейские проблемы в пустоте…

Только прозвучала эта фраза, как я тут же вспомнила о целой куче мелочных домашних
Страница 16 из 21

делишек. «Тьфу ты! Вот же нахальные мысли, – подумала я. – Говорят же вам, растворитесь». Моя особа вновь попыталась не думать ни о чём.

– Сосредоточьтесь на кончике вашего носа…

С закрытыми глазами я попыталась «увидеть» свой кончик носа, руководствуясь больше внутренними ощущениями. В глазах почувствовалось лёгкое напряжение.

– Медленно, потихоньку глубоко вдыхаем. Сначала низом живота, потом животом, грудью, приподнимая плечи… Слегка задерживаем дыхание… Медленный выдох… Внутренним зрением концентрируемся только на кончике носа… Вы должны чувствовать, представлять, ощущать, что ваш кончик носа как маленькая лампочка или маленький огонёк, который разгорается при каждом вашем выдохе… Вдох… выдох… Вдох… выдох… Огонёк разгорается всё сильнее и сильнее…

Сначала я почувствовала лёгкое жжение и покалывание в носоглотке. Было такое ощущение, что меня наполнили чем-то материальным, как будто кувшин с водой. Потом мне показалось, что в месте, где приблизительно находится кончик носа, появился в темноте контур с отдалёнными его внутренними фрагментами, какого-то багрового маленького пятна. Но первое время я не могла его чётко сфокусировать. Наконец, когда мне удалось его зафиксировать, оно начало светлеть изнутри. Причём при вдохе свет сужался, а при выдохе – расширялся. Только я приноровилась так дышать, как прозвучали слова Сэнсэя.

– Теперь переключите своё внимание на другую часть медитации. Поднимите слегка руки чуть вперёд, ладонями к земле. Вдох делаем как обычно: через низ живота, живот, грудь. А выдох направляем через плечи, руки, к центру ваших ладоней, где находятся чакраны рук. А через них в землю. Представьте, что что-то льётся у вас по рукам, энергия Ци, или свет, или вода, а затем выливается в землю, выходит. Поднимается этот поток с низа живота до вашей груди, в груди разделяется на два ручейка и через плечи, руки, ладони вытекает в землю. Сосредоточьте всё ваше внимание на ощущении этого движения… Вдох… выдох… Вдох… выдох…

У меня промелькнула мысль: «Что значит дышать через руки? Это как?» Я даже немного запаниковала. Сэнсэй, очевидно чувствуя моё замешательство, подошёл и поднёс свои ладони к моим, не касаясь кожи. Через некоторое время мои ладони разогрелись, как печки, распространяя тепло от своего центра к периферии. И что самое удивительное, я реально почувствовала, как по моим плечам струятся маленькие тёплые ручейки. В районе локтей они терялись, но зато хорошо ощущала их выход из ладоней. Поглощённая новыми необычными ощущениями, я даже не заметила, как отошёл Учитель. «Вот это да! – подумала моя особа и задала сама себе вопрос. – А как я это делаю?» Пока разбиралась со своими мыслями, пропало ощущение ручейков. Пришлось снова сосредотачиваться. В общем, получалось с переменным успехом. После очередной моей попытки я вновь услышала голос Сэнсэя.

– Сомкнули ладони рук перед собой. Крепко, крепко их сжали, чтоб закрылись чакраны рук и прекратилось движение энергии. Сделали два глубоких, быстрых вдоха – выдоха… Опустили руки, открыли глаза.

После медитации, когда стали делиться впечатлениями, я поняла, что каждый чувствовал её по-разному. Татьяна, например, не видела «огонька», но зато чувствовала какое-то лёгкое движение по рукам. У Андрея была дрожь в ногах и лёгкое головокружение. Костя, пожав плечами, ответил:

– Ничего такого особенного я не почувствовал, только разве ощущения каких-то мурашек. Так это вполне нормальная реакция перенасыщения организма кислородом.

– После третьего, четвёртого вздоха – да, – ответил Учитель. – Но вначале идёт фиксация мозгом мысли, непосредственно перед движением Ци. И если прислушаться к себе, расслабиться и сделать глубокий вдох, то человек сразу почувствует распирание или ощущение мурашек в голове, то есть того, что там начинает происходить определённый процесс. Это как раз и есть то, что вам нужно понять, что там шевелится, и научиться им управлять.

– А почему у меня ничего не получилось? – спросил раздосадованный Славик.

– А о чём ты думал? – полушутя спросил Сэнсэй.

Как выяснилось из дальнейшей речи парня, он сам непонятно чего ожидал, какого-то чуда. На что Сэнсэй ответил:

– Правильно, потому и не получилось, ведь ты сосредоточил мысли не на том, чтобы работать над собой, а на ожидании какого-то сверхъестественного чуда. Но чуда не будет, пока сам его не сотворишь… Не надо ждать ничего сверхъестественного от того, что ты будешь правильно дышать или где-то на чём-то сосредотачиваться. Нет. Самое главное чудо – это есть ты, именно как Человек! Ведь к чему сводится всё большое духовное Искусство? К тому, чтоб человек стал Человеком, чтоб он постепенно просыпался и вспоминал те знания, которые были даны ему изначально. Эти медитации – всего лишь способ пробуждения от духовной спячки и вспоминание того, что в нём давно скрыто и забыто, того, что он когда-то умел и знал как использовать.

– Как это знал? – не понял Славик.

– Ну как. К примеру, любой человек умеет читать, писать, считать, если, конечно, он нормальный, без психических отклонений. Так?

– Так.

– Но его же прежде надо научить. А в дальнейшем, он уже элементарно читает, считает и так далее. То есть уже точно знает, что, к примеру, один плюс один – будет два, что дважды два – четыре. Это ему кажется потом настолько просто и реально! Но его же вначале научили этому всему, хотя на самом деле он просто вспомнил. Это скрытые, подсознательные возможности. Или вот другой пример, более простой, связанный с физиологическим уровнем. Человека, не умеющего плавать, бросают в воду, он тонет. А новорожденного младенца, и это уже неоднократно доказано и подтверждено родами в воде, когда опускают в бассейн, он плывёт как любая зверюшка. Значит, эти рефлексы у него есть? Есть. А потом это просто забывается. Так и человек, в нём много чего есть, о чём он даже не подозревает.

Но… это всё работает только на положительном факторе. А если у него преобладают какие-то меркантильные интересы, к примеру, научиться для того, чтобы разводить кого-то или кому-нибудь как дать энергией на расстоянии, или он будет у всех ложки гнуть, а они ему деньги кидать за это, то у него ничего никогда не получится. Только когда человек научится контролировать свои мысли, когда он сделает из себя Человека с большой буквы, только тогда он что-то сможет.

– Так, получается, духовные практики – это средство пробуждения человека? – переспросил Андрей.

– Совершенно верно. Духовные практики – это всего лишь инструмент для починки своего разума. И как будешь использовать этот инструмент, таков и будет результат. То есть всё зависит от желания и умения самого мастера. А чтобы научиться держать в руках этот инструмент, необходимо научиться контролировать свою мысль, сосредотачивать её, видеть внутренним зрением. В нашем случае научиться контролировать своё дыхание, чувствовать, что ты выдыхаешь через чакраны рук. Надо научиться вызывать определённые ощущения, чтобы потом управлять внутренней, скрытой энергией.

– А, по-моему, это галлюцинация, – вставил Костя.

– Да, галлюцинация, если воспринимать будешь как галлюцинацию. Если же ты воспримешь эту энергию как реальную силу, то это и будет на самом
Страница 17 из 21

деле реальная сила.

– Странно, почему?

– Потому что, я ещё раз повторяю, мысль контролирует действие. А энергия – это и есть действие. Вот и всё. Всё очень просто.

Мы немного помолчали, а Николай Андреевич спросил:

– А с точки зрения психологии, это всё-таки объективный фактор или субъективное ощущение? Вот я, например, чётко ощущал концентрацию на кончике носа. Но движение по рукам ощущал частично, только там, где фокусировал внимание.

Сэнсэй начал объяснять психотерапевту, используя в разговоре какие-то специфические, непонятные для меня термины, очевидно на его профессиональном языке. И как я поняла из их речи, они коснулись впоследствии проблем экстрасенсорики, включая сюда тематику лечения и диагностирования различных заболеваний. Последнее меня очень заинтересовало.

Во время этой дискуссии, пока другие ребята слушали, Славик внимательно рассматривал ладони своих рук. И как только в беседе появилась затяжная пауза, парень поспешил спросить:

– Что-то я не совсем понял насчёт чакран. Вы говорили, что там должны быть открывающиеся точки. Но там же ничего нету!

Старшие ребята усмехнулись.

– Естественно, – сказал Сэнсэй. – Визуально там ничего подобного нет.

Женька, стоящий рядом со Славиком, не удержался и, повертев его руки, как доктор, серьёзно спросил:

– Так, пациент. А кости и жилы вы там видите?

– Нет, – всё ещё недоумевая, проговорил Славик.

Женька причмокнул и скорбно произнёс:

– Безнадёжен!

Ребята засмеялись.

– Понимаешь, чакраны – это определённые зоны на теле человека, – терпеливо объяснял Учитель, – где повышено восприятие к теплу. Их, конечно, не видно, но это реально можно зарегистрировать современными приборами. Для учёных, так же, как и для тебя, данные зоны пока загадка: клетки те же, связи те же, а чувствительность выше. Почему? Потому что здесь находятся чакраны. А чакран – это уже относится к астральному телу, то есть к другой, более углублённой физике. Мысль является связующим звеном между астральным и материальным телами. Поэтому очень важно научиться контролировать мысли… Именно тогда ты и будешь производить в действительности само движение Ци по твоему телу.

Дальше в разговор подключились старшие ребята, обсуждая какие-то свои медитационные моменты. В конце нашей встречи Сэнсэй обязал Женьку и Стаса лично проводить нас до остановки и посадить в транспорт.

– И чтоб без всяких фокусов, – шутя пригрозил Сэнсэй Женьке.

– Так точно, – отрапортовал тот под козырёк, – есть без всяких кусофов!

Сэнсэй безнадёжно махнул рукой. Когда вся толпа, засмеявшись, двинулась к тропинке, Учитель позвал кота. Но тот важно пошёл в другом направлении. Сэнсэй попытался догнать его, намереваясь словить, но не тут-то было. Этот проказник шмыгнул в ближайшие кусты.

Присев на корточки, Сэнсэй попробовал его оттуда вытащить. Воспользовавшись этим замешательством, я подошла к Учителю, вроде бы помогая ловить кота.

– А вы можете диагностировать… – не успела я договорить, как Сэнсэй ответил.

– Ты про свою вавку в голове, солнце моё… Самурай! Ты ещё карябаться вздумал. Вот же негодник. А ну давай, вылезай!

«Откуда он знает!» – я была просто поражена. И окрылённая надеждой, подумала: «Если уже знает про неё, то может и поможет с ней бороться!» Тем временем Игорь Михайлович спросил:

– А какой тебе диагноз ставят эскулапы?

– Родители говорят, ничего страшного, что-то с сосудами. Но насколько я поняла, подслушав разговор матери с профессором, у меня злокачественное образование в головном мозге. И неизвестно, как оно поведёт себя в ближайшее время.

– Веский аргумент, – сказал Сэнсэй, отряхивая руки, и глянув в сторону кустов, произнёс: – Ну и ладно, сиди здесь, сколько хочешь. Замёрзнешь, сам придёшь!

Толпа, заметив «разборки» Сэнсэя с котом, начала возвращаться назад, предлагая свои услуги по поимке.

– Да ну его! – махнул рукой Сэнсэй. – Сам домой прибежит.

К моему полному разочарованию, тот небольшой промежуток времени, который можно было использовать для разговора, мы с Сэнсэем прошли молча, присоединяясь к остальным. Я ожидала от него какой-то реакции, какого-то сочувствия, какой-то надежды на возможное лечение. Но напрасно я думала, что он вот-вот что-то скажет. Ответом на всё была лишь тишина. Во мне таилась маленькая надежда, что я услышу хоть какой-то намёк на совет или моральную поддержку во время общего разговора с ребятами. Но он просто шёл и шутил вместе со всеми, рассказывая какие-то анекдоты под общий гогот толпы. Это взбесило меня окончательно.

10

Всю дорогу я ужасно злилась. А дома просто не находила себе места. «Всё пропало, всё пропало! – причитала я в мыслях. – Только появилась хоть какая-то реальная надежда и опять всё рухнуло. Как меня всё достало, как всё надоело. Всё в этом мире бессмысленно! Я больше так не могу, просто нет уже никаких сил. Гори оно всё синим пламенем, эта борьба за жизнь с этой дурацкой учёбой, бессмысленными занятиями и равнодушным Сэнсэем. Всё равно один конец!»

Через некоторое время моё воображение уже рисовало ужасную, пугающую картину моих собственных похорон, горькие слёзы матери, близких и друзей. Я ясно представила, как в мой гроб заколачивают гвозди и, опустив в сырую яму, забрасывают землёй. Вокруг сплошная давящая темнота, пустота и безысходность. И всё!

А что же дальше будет там, наверху, где полноводной рекой бурлит жизнь? И здесь в моём сознании появилась другая картина. Всё было как и прежде, ничего не изменилось. Родители как обычно продолжали посещать свою работу. Друзья ходили на занятия, на лицах у них была всё та же жизнерадостность, весёлый смех лился потоком с их уст от нескончаемых шуток. А Сэнсэй, как и прежде, проводил свои интересные тренировки, демонстрируя и рассказывая удивлённым ребятам об их же возможностях.

Ничего не изменилось в этом мире! Единственное, что меня не стало. Вот в чём соль, обида и горе. Это была лишь моя личная трагедия. И по большому счёту мои мысли, мои переживания, мои знания и моя жизнь никому не нужны и никого не волнуют, кроме меня самой. Я родилась в одиночестве и умираю в одиночестве. Тогда в чём же смысл этого бесполезного существования? Зачем люди вообще рождаются? Для чего даётся жизнь?

Вот такой «кисель» из философии жизни и, по большей части, философии страха смерти творился в моей голове. На меня напала жуткая хандра, быстро переходящая в депрессию. Причём я быстро «завяла» под давлением своих угнетающих мыслей в течение каких-то суток. Моё здоровье резко ухудшилось, опять появились ужасные головные боли, из-за которых пропустила учёбу и все занятия в школьных кружках, в том числе и любимые танцы. Мне уже ничего не было нужно в этом мире. Но…

Подходило время новой тренировки. И, несмотря на внешний шквал негативных эмоций, где-то глубоко во мне оставалось какое-то постоянное неизменное чувство уверенности в своих силах и полного спокойствия. Именно из-за него я спорила сама с собой, идти мне или не идти. И именно это внутреннее чувство почему-то больше всего меня раздражало.

Решающую точку в моих сомнениях поставили ребята, заявившись ко мне домой всей гурьбой. До этого я и не думала даже собираться. Их заразительный смех, обсуждение простых проблем, а
Страница 18 из 21

также обмен впечатлениями от того, как дома получилась медитация, отвлекли меня от тяжёлых мыслей, подняв чуть-чуть настроение. В конце концов ребятам удалось вытащить меня с моего «кладбища» на тренировку, объявив меня неисправимой симулянткой. А Андрей ещё и прочитал мне целую лекцию по этому поводу на своих красноречивых примерах, сделав вывод в конце:

– Я понимаю, там ещё учёбу пропустить. Это ясно, скучно. Но тренировку?! Это же настоящее приключение, которое ни в одной книге не прочитаешь и ни в одном фильме не увидишь! Это же настолько интересно и познавательно! А ты, соня, «не хочу, не пойду». Так и проспишь все самые лучшие годы своей жизни и вспоминать потом будет нечего.

«Угу, – мрачно подумала моя особа. – Если это „потом“ когда-нибудь наступит».

11

Мы пришли как обычно пораньше. Ребята, поздоровавшись с Сэнсэем, побежали к раздевалкам. А я нехотя плелась позади всех, опустив голову. И тут совсем рядом прозвучал голос Сэнсэя.

– Переборола себя, молодец!

Я даже растерялась от неожиданности, удивлённо глядя ему в глаза. В его внимательном взгляде светилась неизменная доброта и участие. И как всегда, не давая возможности до конца опомниться, он добавил:

– Ну, беги переодевайся.

В это время к нему подошла, здороваясь, новая группа ребят. Они начали рассказывать ему о каких-то своих проблемах.

«Вот те раз! – промелькнуло у меня в голове. – Неужели он знал обо всех моих мыслях, сомнениях и терзаниях?! Но если знал, так может это нормально, может так оно и должно быть? Он назвал меня молодцом, значит ещё не всё потеряно». Слова Сэнсэя подействовали на меня как эликсир молодости на старуху. Я резво помчалась к раздевалке, забыв, что совсем недавно ковыляла вся разбитая и уставшая от этой жизни.

– Куда ты так спешишь? – недоумённо спросила Татьяна, глядя на мою бешеную скорость облачения в кимоно. – Во даёт, только что умирала, а теперь несётся сломя голову в спортзал.

– Эх, Татьяна! – улыбнулась я. – Правильно сказал Андрей, нам ли быть в печали.

И, глянув на её удивлённое выражение лица, добавила:

– Спешу жить, «чтоб не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы…»

Татьяна засмеялась, а я выскочила в спортзал с переполнявшим меня чувством бурной деятельности, присоединившись к другим разминающимся ребятам. Честно говоря, такой прыти от только что чахнувшего тела я и сама не ожидала. И откуда что взялось?

Когда до начала тренировки оставалось около пяти минут, Женька, занимающийся рядом со Стасом, глянув в сторону двери, засиял в лучах своей ослепительной голливудской улыбки.

– Ба, кого я вижу! Какие люди в наших краях, – развёл он руками.

В зал зашёл крепкий парень невысокого роста, с волевым лицом и военной выправкой. Удивлённый возглас Женьки заставил обернуться и других ребят. Сэнсэй вместе со старшими ребятами подошёл к вновь прибывшему:

– Здорово, Володя!

– С возвращением!

– Рады тебя видеть!

Когда восторг от встречи несколько улёгся, Сэнсэй спросил:

– Ну и как прошла командировка в тёплые края? Прогрел косточки на курорте?!

– Угу, аж поджарился. Ну их в баню, такие поездки. Называется, не было печали, так начальство помогло.

– А что там? – поинтересовался Женя.

– Ты что, телевизор не смотришь, дерёвня, – с улыбкой сказал Стас.

– Чаво, чаво? Какой такой телявизор? Да будет тебе ведомо, что у нас на дерёвне новости распространяются одним макаром – на слуху. А ежели кто не понимает или мыслию не разумеет, кулаком бац в ухо, и в головах братцев наступает прояснение. Во как!

Ребята засмеялись. А Женька обратился к Володе, уже перевоплотившись в роль попа:

– А ты поведай, сын мой, поведай экстрактно, о страданиях своих заморских, о делах прискорбных преисподни. Облегчись.

– Ну Женька! Тебя, наверное, и могила не исправит, – произнёс Володя, смеясь со всеми, и серьёзнее добавил: – Да что там говорить, чурки бесятся, между собой кусок земли не могут поделить… Такой курорт испоганили!

– Эти умеют бурю в стакане делать, – согласился Витя. – Это у них в крови.

– Да, – протянул Женька, – не миновал народ купели кровавой, не миновал… Поди и ты зубами в страхе-то нащёлкался?

– Так нам, батюшка, не привыкать. Чай не впервой, – смешно передразнил его Володя.

– Ладно, ребята, ещё наговоримся, – остановил этот юморной поток обмена впечатлениями Сэнсэй. – Иди переодевайся, а то уже тренировку пора начинать.

Разминку провели в активном темпе, с умеренными нагрузками. Я обратила внимание, что Володя, хотя и был парень коренастый, но двигался мягко и легко, как снежный барс. Когда основная толпа закончила повторять базу, Володя со «скоростными» ребятами начал эмоционально беседовать о чём-то с Сэнсэем.

Закончив свои упражнения, мы тоже поспешили присоединиться к ним, вникая в суть разговора.

– Разве можно там было что-то предпринять? – горячо спорил Володя. – Работать приходилось в основном ночью, в полной темноте, а зачастую в подвалах. Там не только фонариком присветить, прикурить нельзя, моментально свинцовую пулю получишь. Сколько из-за этого наших ребят погибло! Тут уже пытаешься отстреливаться на любой шум в темноте.

– Но у вас же должно быть спецоборудование для ночного видения, – сказал Стас.

– Ага, это только в кино показывают. А на самом деле, в «Альфе» может оно и есть, а у нас откуда?

– А зачем тебе спецоборудование? – пожав плечами, произнёс Сэнсэй. – Человек гораздо совершеннее любой железяки.

Володя задумался и, немного помолчав, добавил:

– Да я уже что только ни делал. И глаза вначале зажмуривал, чтоб зрение быстрее привыкало, и с ребятами пытались тренироваться в темноте на развитие восприятия слуха. Но тщетно. Всё равно в большинстве случаев срабатывал фактор внезапности, несмотря на то, что вроде бы и были готовы.

– Зрение и слух здесь абсолютно не причём, – констатировал Учитель. – У человека есть совершенно другое чувственное восприятие, благодаря которому ты можешь контролировать всё окружающее пространство на желаемом расстоянии вокруг тебя.

Володя оживлённо глянул на Сэнсэя:

– Сэнсэй, покажи, – приложив ладонь к сердцу, произнёс он и с улыбкой добавил: – Больно истосковалась душа по твоим примерам.

Сэнсэй усмехнулся, махнув рукой в знак согласия:

– Ну ладно, камикадзе, давай…

Володя вместе с ребятами разработали целый план, как дезориентировать Сэнсэя. Тем временем этот азарт необычной демонстрации уже охватил всю толпу. Кто-то принёс плотный шарф, чтоб завязать Сэнсэю глаза, неоднократно проверяя на себе его непроницаемость к свету. Другие обсуждали, как же лучше создать шумовые помехи и колебания воздуха. Наша же компания с интересом наблюдала за этим процессом, стоя рядом со Стасом.

– А кто этот Володя? – спросил у него Андрей.

– Володя? Это друг Сэнсэя. Один из его давнишних учеников.

– А как давно он у Сэнсэя занимается?

– Ну, я уже пятый год. Когда я попал к Сэнсэю, Володя только пришёл из армии. А так, он ещё до армии у него тренировался.

– Серьёзный мужик, спортивный, – подметил Андрей.

– Да уж, я думаю. Володя мастер спорта по самбо. Служил в морской пехоте в разведке. А после армии – в МВД.

– А кем он работает? – спросила я.

– Сейчас он занимается боевой подготовкой
Страница 19 из 21

какого-то недавно созданного спецподразделения.

И, помолчав немного, добавил:

– Этот гусь ещё тот!

Весь наш большой коллектив под руководством Володи расположился по краям спортзала, образовав огромный круг. Сэнсэй вышел на середину. Володя самолично завязал ему глаза шарфом, тщательно закрыв все возможные щёлки. После такой подготовки он скрылся в толпе. И тут Сэнсэй принял какую-то странную стойку. Она была похожа на уставшего странника, который отдыхает, опершись на воображаемый посох.

– Ух ты! – восхищённо произнёс Женька, потирая руки в предвкушении чего-то ожидаемого: – Вот сейчас будет что-то очень интересное.

– Это точно, – подтвердил Стас, внимательно глядя на Сэнсэя.

– А что это за стойка? – поинтересовался Андрей.

– Если я правильно понял, это из стиля «Старый лама», – тихо ответил Стас.

– Что-то про такой стиль никогда не слышал.

– Хм, и вряд ли услышишь. Это древний мёртвый стиль. Как говорил Сэнсэй, о нём забыли ещё до рождения Христа. До наших дней дошло лишь жалкое подобие этой школы. В Китае оно известно как стиль «Дракон».

– Ничего себе, – удивился Андрей, – жалкое подобие! Насколько мне известно, стиль «Дракон» самый сильный стиль, так как он вобрал в себя мудрость и силу всех школ боевых искусств…

И, глянув опять на Сэнсэя, добавил:

– А ты-то откуда знаешь про этот древний стиль?

– Да имел случай лицезреть его два года назад. Тут какие-то туристы заезжали к нам. Так Сэнсэй их гостеприимно потчевал стилем «Старый лама». Вот это было зрелище, я вам скажу, глаз не оторвать!

После такой рекламы, чтобы чего-то не пропустить сверхзахватывающего и для своей истории, мы уставились на Сэнсэя во все глаза.

Тем временем Володя дал сигнал, после которого вся наша огромная толпа начала производить невероятный шум, беспорядочно хлопая в ладоши и громко топая ногами.

Воспользовавшись таким прикрытием, Володя начал приближаться к Сэнсэю, обходя по часовой стрелке. Его движения были мягкими и лёгкими. Он ступал, словно пантера перед прыжком, всё ближе и ближе подходя к условному противнику. Когда Володя зашёл с правой стороны сзади Сэнсэя, то с быстрым, лёгким подшагом стал наносить удар маваши-гэри в голову. Практически одновременно Сэнсэй отставил правую ногу назад и тут же в развороте его правая рука, изящно описав дугу, слегка прикоснулась ребром ладони к лицу Володи. Именно прикоснулась, как лёгкое пёрышко, а не ударила, как я ожидала. Судя по тому, что мы с округлёнными глазами наблюдали дальше, это не было случайностью или промашкой. Все движения были выполнены Сэнсэем легко, плавно и с особой аккуратностью. Володя же от этого лёгкого прикосновения полетел так, будто в него попало пушечное ядро. Ноги у него резко взметнулись вверх, и сам он перекинулся через голову, с силой грохнувшись о пол. В зале водрузилась полная тишина. Володя зашевелился, присаживаясь на пол. Народ с облегчением вздохнул и загудел, как улей, в обсуждении произошедшего.

– Как это он умудрился упасть? – поинтересовался у Андрея Костя.

Тот пожал плечами.

– Наверное, просто равновесие потерял. Он же стоял на одной ноге. Скорее всего так, ведь удар был вроде бы очень лёгкий. Да и ударом это не назовёшь.

Сэнсэй, избавившись от шарфа, спросил Володю:

– Жив, суицидник?

– Жив, – протянул тот, держась за правый глаз рукой. – Не пойму, где же я ошибся?

– Твоя ошибка заключается в том, что ты пытался достать меня именно с самой незащищённой стороны, по твоему разумению, то есть с самого уязвимого места.

– Ну да!

– Поэтому ты и попал впросак! Если бы ты атаковал в лоб сразу, у тебя было бы больше шансов, чем атаковать сзади или справа. А если б ты атаковал сзади слева, то тебе было бы ещё хуже.

– Но почему?

– Потому что ты думаешь как человек, обладающий зрением и слухом. Сколько раз я тебе говорил, что в противнике надо учитывать ход его мышления. Ведь если я ничего не вижу и не слышу, значит логически можно хотя бы предположить, что моё сознание контролирует самые слабозащищённые места гораздо лучше и сильнее.

– А как же фронт?

– А впереди контроль слабее, потому что здесь и так готовность тела была номер один. Человек, лишённый естественного восприятия, впереди физически готов к бою, а сзади духовно, а это гораздо опаснее. Получается, чем более кажется сопернику уязвимым место, тем больше оно защищено и, соответственно, неожиданнее может быть контратака.

– А если бы я был со «стволом»?

– Если бы ты был со «стволом», то нам было бы гораздо больше пользы от тебя завтра, чем сейчас.

– В каком смысле?

– В прямом. Мы хоть бы пирожков от души наелись.

Володя улыбнулся в ответ на чёрный юмор Сэнсэя:

– Да ладно, пирожки я вам и так принесу…

Когда Володя убрал руку от лица, мы даже немного опешили. У него под глазом раздулся огромный синяк. Даже синяком это не назовёшь. Кожа вокруг глаза просто стала иссиня-чёрная и покрылась волдырями, как после ожога. Женская часть нашего коллектива быстро подсуетилась, принесла Володе полотенце, смоченное холодной водой. Но даже этот компресс ему не помог. Тем не менее, казалось, меньше всего своим глазом был озабочен сам Володя. Он поднялся, отряхивая одежду и весело перешучиваясь с Сэнсэем. А для всех нас прозвучала команда на отработку приёмов.

После тренировки, почти в самом конце дополнительных занятий, мы вновь услышали нечто интересное и для себя.

– Сэнсэй, а существует техника тренировки контроля окружающего пространства в более простом варианте? Скажем, чтоб это могли понять и сделать мои ребята из подразделения, – спросил Володя.

Учитель подумал и немного погодя ответил:

– Да, имеется такая. Правда, здесь нужен напарник. Лучше всего заниматься, сидя в позе «лотоса»… Суть этого упражнения заключается в следующем. На уровне головы подвешивается мягкий теннисный мячик на верёвке так, чтобы при раскачивании или толкании его напарником траектория его полёта совпадала с местонахождением твоей головы. Твоя задача просто научиться уклоняться, исключив при этом привычные органы контроля в окружающем пространстве, и больше полагаться на интуицию. Мячик нужно воспринимать в духовной его интерпретации. Попытаться почувствовать приближение предмета к твоему затылку и по подсказке внутренней интуиции убрать вовремя голову. Главное заключается в тренированности твоего сознания, и опять-таки мы возвращаемся к нашим баранам, – улыбнулся Сэнсэй. – …А если серьёзно, то ты должен привести состояние своего разума в полный штиль, чтоб он напоминал гладь озера. И в этой полной тишине твоего сознания приближающийся предмет, в нашем случае мячик, будет как камешек, который кидают по этой глади озера, создавая рябь, или как лодка, или как катер – как хочешь это назови. Но он будет рассекать твоё пространство. Всё остальное, что находится дальше, как, например, стоящие люди в кругу – это будут деревья или люди на берегу, как тебе больше нравится. А именно ты – середина этого озера. И ты должен научиться улавливать любое колебание на твоей поверхности, любое проникновение в твоё пространство. В конечном счёте ты научишься чувствовать приближение чужеродного предмета и всё, что происходит вокруг.

Андрей, стоявший как и мы рядом с Сэнсэем,
Страница 20 из 21

спросил:

– А нам можно так тренироваться?

– Если есть такое желание, пожалуйста, тренируйтесь на здоровье, – ответил Сэнсэй.

– А здесь какое восприятие срабатывает? – задал вопрос Володя.

– Почти то же самое, что и при демонстрации. Главное здесь – это выйти своим сознанием за грань своего тела.

– А как это? – не понял Андрей.

– Ну, приведу такой простой пример. Любой человек, когда перестанет думать, то есть сядет, расслабится и постарается максимально успокоить свои мысли, он начинает чувствовать, что его сознание расширяется и выходит далеко за пределы своего тела. Сознание становится объёмным. Оно захватывает огромные пространства. А здесь ты просто ограничиваешь его определённым местом. В том примере, что я показывал, был спортзал. Хотя, если упорно тренироваться, ты сможешь почувствовать, что делается и на другом конце района. В принципе, это не сложно.

– То есть главное в упражнении с мячиком – добиться полного покоя сознания, как на примере с озером? – переспросил Андрей.

– Совершенно верно, и постараться так, чтобы ни одна твоя мысль не проникла в это пространство.

– Это сложно.

– Сложно, но можно.

– Скажите, а вот Стас говорил, что стиль «Старый лама» очень древний. Это правда?

– Да.

– А в истории сохранились имена тех, кто им владел? – спросил Костя.

Сэнсэй усмехнулся, подумав о чём-то своём, и ответил:

– Из известных тебе, разве что Будда. Ну и естественно его первые адепты.

– Будда? – удивился Костик. – Но ведь у него же вроде бы была другая философия, философия добра. При чём тут кулаки?

– И добро бывает с кулаками, – спокойно ответил Сэнсэй. – Но владеть этим Искусством ещё не значит нападать на кого-то. Для них это была своеобразная ступень в духовном познании…

Так закончились наши дополнительные занятия, на которых мы в очередной раз стали свидетелями столь ценных, по нашему мнению, знаний и способностей Сэнсэя… Нашему восторгу не было предела. Переодевшись, мы ожидали остальных возле спортзала. Когда толпа вышла на улицу, Женька случайно взглянул на Володю и с ужасом воскликнул:

– Мама моя родная! М-да… Ну и рожа у тебя, Шарапов…

После этих слов уже все обратили внимание на Володю. Его глаз совершенно заплыл, превратившись в одно большое чёрное пятно.

– Ну ничего, – подбодрил его Женька и, выпятив грудь, с пафосом продекламировал: – Синяки украшают мужчину!

На что Володя с улыбкой ответил:

– А ты не желаешь стать красавцем?

Все ребята покатились со смеху.

– Желает, желает. А я буду как свидетель в том анекдоте, – развивал ситуацию Стас. – Когда у него спросили: «Видел ли он, как один другого ударил по голове?» Тот отвечает: «Видеть не видел, но слышал звук, будто кто-то ударил по чему-то пустому».

А Виктор добавил:

– А я буду вторым свидетелем. И если меня спросят, почему не пришёл на помощь потерпевшему во время драки, с чистой совестью отвечу: «Откуда же я мог знать, кто из них потерпевший. Они так лихо метелили друг друга!»

Новая волна хохота раскатилась по округе.

– Ой, ой, ой, – передразнил всех Женька. – От ваших шуток за версту несёт казармой… Нет, Сэнсэй, ты видел, не успел человек слово сказать, как ему уже дело шьют! …

12

Так, весело шутя и подтрунивая друг над другом, ребята двинулись в путь. Стояла тихая погода. Небо было усыпано звёздной россыпью. Наслаждаясь вечерней прохладой после усиленной тренировки, мы не заметили, как наш коллектив несколько растянулся. Костик и Татьяна ушли далеко вперёд. Володя, Женька и Стас плелись где-то позади. А Виктор, Андрей, я, Славик и Юра шли в середине с Сэнсэем, болтая по пустякам.

Из-за поворота навстречу нам вышла бригада шахтёров, человек восемь, уже прилично выпивших. Вероятно, они крепко зацепили самолюбие Костика, проходя мимо парочки, поскольку, когда мы подошли поближе, лицо парня было красным от злости. Он отчаянно продолжал огрызаться в ответ, не на шутку рассердив пьяных мужиков. А Андрей ещё и полез вступаться за своего друга, подлив тем самым масло в огонь. Один из бригады, самый рьяный, кинулся в драку. Андрей вместе с Костиком бросились на него. Но Сэнсэй вовремя преградил им путь, обращаясь к шахтёрам:

– Мужики, успокойтесь! Зачем же так матом крыть, здесь же женщины… Не подобает мужам благородным браниться…

– А это ещё что за … здесь нарисовался?! – схватив Сэнсэя за грудки, прохрипел рассвирепевший мужик: – Топай своей дорогой, пока я тебе все кости не переломал!

Тут уж и мы не выдержали, двинувшись всей толпой на заводилу. Даже я вся вскипела от охватившей ярости к этим алкашам и готова была в тот миг разорвать их на клочки. Сзади подбежали старшие ребята. Но Сэнсэй, неожиданно для всех, остановил все наши попытки, дав понять знаком Виктору, чтобы все отошли. Мы возмущённо зароптали. Но Виктор вместе со Стасом, Женькой и Володей повели нас дальше по дороге, словно усердные пастухи стадо блеющих баранов, не давая возможности остановиться.

Я всё время оглядывалась назад, ожидая, что Учитель вот-вот применит какой-нибудь суперприём против восьмерых противников. Но Сэнсэй только стоял, что-то с улыбкой объясняя мужикам и жестикулируя так, словно оправдывался. Когда я оглянулась в следующий раз, то увидела, что улыбающиеся шахтёры вовсю братались с ним, прощаясь, как хорошие друзья. «Вот это да! – подумала я. – А зачем тогда столько лет кунг-фу заниматься?» Судя по недоумённым высказываниям моих друзей, об этом подумала не только я. Когда Сэнсэй поравнялся с нами, Андрей возмущённо произнёс:

– Зачем вы перед ними оправдывались. Они ведь первые пристали и сами всю кашу заварили. Надо было им морды набить, чтоб в следующий раз неповадно было. Если бы вы меня не остановили, я бы их так…

– Конечно, – перебил его Сэнсэй, – если бы я тебя не остановил, они как минимум получили бы тяжёлые травмы, ушибы не только мягких тканей, но и органов, а, возможно, и сотрясение мозга. А ты подумал о том, что это мужики, у которых дома есть свои семьи, и они могут быть единственными кормильцами этой семьи… Ты подумал о том, что это – шахтёры! Ты был когда-нибудь в шахте?

– Нет, – ответил Андрей.

– А я был… Вот эти ребята, которым ты хотел переломать рёбра, они опускаются в шахту, как в ад, на глубину до километра и более. Представь, какое давление испытывает их организм. Плюс, – Сэнсэй начал перечислять по пальцам, – там жара, очень мало кислорода, там очень много вредного для организма метана, угольная пыль… И при всём этом они осознают, что ежесекундно рискуют жизнью. Потому что в любой момент может произойти завал, может чем-то стукнуть или вообще убить. Ведь на шахте травмы случаются постоянно. И человек всё это глубоко переживает. То есть, его психика на пределе, можно сказать, зашкаливает. Такое состояние сравнимо разве что с состоянием солдат на передовой во время войны. Не зря Сталин говорил: «Шахта – второй фронт».

Ты думаешь, почему они пьют? Чтобы хоть как-то снять этот стресс, это внутреннее напряжение постоянного страха. Ведь для того чтобы преодолеть этот психологический барьер, с шахтёрами постоянно должны работать высококвалифицированные специалисты в области психологии и медицины. Но такой помощи они, естественно, не получают. Поэтому многие и пьют.

– Да, –
Страница 21 из 21

вздохнул Костя, —

«Когда б не пьянство, то вовек

Не знал бы рабства человек!»

– Совершенно верно… Кроме того, любой шахтёр, достаточно долго проработавший в шахте, прекрасно понимает, что перспективы у него никакой. Вот у тебя есть перспектива, ты можешь окончить институт, сделать какую-то карьеру. А у них перспектива одна: или сдохнуть в шахте, или умереть от тех болезней, которые они там заработали. Они всё это понимают, осознают. Но у них же есть своя гордость, своя мания величия, такая же, как и у тебя.

– Да какая у меня мания величия, – махнул рукой Андрей. – У меня её вовсе нет.

– Как это нет?! Ты же сейчас их хотел избить только за то, что они тебя затронули… Это же и есть твоя мания величия, что тебя, такого вот царя, оскорбили… Такая же гордыня есть и у них. Но, в отличие от тебя, у них нет будущего. И ты хочешь лишить их последнего?! Вот представь, что бы было с ними при всех их стрессах, переживаниях, нереализованных мечтах и упущенных возможностях, если б они ещё вдобавок ко всему очнулись в реанимации после твоих побоев… Это же дополнительные страдания и гораздо сильнее, чем физические. Зачем?!

Мы виновато опустили головы. Хоть Сэнсэй разговаривал с ребятами, всё это в равной степени относилось и ко мне. Его слова просто потрясли меня. Внутри был какой-то дискомфорт из-за своих недавних, воинственно настроенных мыслей. И мне стало очень стыдно перед собой за саму же себя… Неожиданно я ощутила всю глубину мыслей Сэнсэя и осознала, насколько он понимает и чувствует каждого человека.

– Зачем?! – повторил Учитель. – Ты что, пострадал от того, что попросил извинения, успокоил их и ушёл… Нет. С тобой ничего не случилось. Ты прекрасно понимаешь, что способен одними ногами изуродовать их всех.

– Конечно, да я бы… – снова начал вскипать Андрей.

– Вот видишь, опять говорит твоя мания величия. А ведь я же учу тебя ногами махать не для того, чтобы ты людей избивал на улице. Смысл боевого искусства абсолютно в другом, и эти приёмы могут тебе никогда в жизни не пригодиться. И дай Бог, чтоб они не пригодились… Твоя задача научиться понимать причину и следствие, глубину и суть ситуации и разрешить её миром.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/anastasiya-novyh/sensey-i/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.