Режим чтения
Скачать книгу

Шаман. Ключи от дома читать онлайн - Константин Калбазов

Шаман. Ключи от дома

Константин Георгиевич Калбазов

Шаман #2

Мир фронтира, пустоши погибших городов, сбор ресурсов, оставшихся после практически погибшей цивилизации, интриги, схватки не на жизнь, а на смерть… Бородин всегда подспудно к этому стремился. Он, можно сказать, жил этим на протяжении нескольких лет. И наконец то, чего он так желал, сбылось. Перед ним новый мир, полный загадок и приключений.

Жизнь, без сомнения, удалась, коль скоро оказался там, к чему ты, по сути, готов и – чего уж там – где тебе по-настоящему нравится. Но… Всегда есть это самое «но». Не по нутру ему то, что он попал сюда волей каких-то таинственных кукловодов, постоянно довлеющих над заброшенными в этот мир землянами.

Он не прочь здесь остаться. Но это должен быть его выбор, и ничей больше. Именно поэтому ради обретения ключа, ведущего домой, он будет драться до последней возможности, как говорится, не щадя живота своего. Не говоря уж о кукловодах. И лучше бы им приготовиться к неприятностям.

Константин Калбазов

Шаман. Ключи от дома

Глава 1

Что такое не везет…

Город раскинулся довольно широко. По прикидкам Игоря, никак не меньше ста тысяч человек. А может, и больше. Но это когда-то. Лет сто пятьдесят назад. Сейчас это совершенно обезлюдевшая пустошь. Обширная. Куда больше той, что рядом с Невьянском.

То тут, то там торчат заводские трубы. Одни полуобвалившиеся, другие целехонькие, во всяком случае, при взгляде на них в оптику. Это значит, что тут располагался промышленный центр. Для своего времени конечно же.

С другой стороны, город являлся и торговым центром в этом регионе. Иначе и быть не могло, на это указывает его расположение на берегу крупной реки и относительная близость моря. Опять же, по словам Насти, это самая крупная пустошь, которую удалось обнаружить команде Смычка. А они уж поколесили по округе. К примеру, вот сюда никто, кроме них, еще не забирался.

Руины изрядно заросли, но неравномерно. Где-то высились деревья, поглотив под собой остатки строений. В другом месте практически рассыпавшиеся стены древних зданий торчат над пожелтевшей травой, как гнилые зубы. А в иных местах так и вовсе ничего не осталось, голые пустыри. Очень может быть, что эти проплешины – с прежних времен. Нужно изучать более детально. Что в планы Бородина не входило совершенно. Они здесь с конкретной целью.

Игорь повел биноклем вправо, туда, куда указывала девушка. Ага. Точно. Древний каменный мост через широкую реку. Вот только назвать его просто мостом не поворачивался язык. Это было величественное сооружение. Он поражал и впечатлял своими размерами и грандиозностью.

Огромная дуга, построенная на манер виадуков, с множеством колонн и арок. И все это сложено из каменных блоков. Признаться, Игорь не представлял, как данное сооружение удерживает само себя. Высота центрального пролета такова, что под ним свободно могли пройти даже большие парусные корабли. Что подтверждало мысли об активной торговле. А иначе к чему возводить такое сооружение.

– Нам через мост и дальше сквозь весь город. Дорога вполне проезжая, даже для вашего грузовичка, – пояснила Настя, так же рассматривавшая пустошь через оптику.

Бинокль у нее местный, как и у Игоря. Похож на театральный, разве что более крупных габаритов и, как следствие, большей кратности. Правда, с земными образцами им все же не сравниться. Но таковые изымаются из оборота властями в добровольно-принудительном порядке. В смысле ты лишен выбора, но получаешь денежную компенсацию.

– Настя, я ведь правильно понимаю, эта пустошь – настоящий Клондайк для сталкеров и мародеров? – спросил Игорь.

– Еще бы, – хмыкнула девушка. – Если уж близлежащие пустоши приносят достаточный доход для более чем двухсот бродяг, то об этой и говорить нечего. Она, между прочим, будет побольше той, что на реке Большой. Каламбур какой-то. Назвали бы уже как-нибудь по аналогии с земными. А то река Большая, пустошь Большая… Фантазии ноль, – фыркнула девушка.

– Я так думаю, что поначалу не заморачивались, а теперь не хотят ничего менять, – пожал плечами Игорь.

– Это да. А ведь уже точно известно, как назывались города и реки. Местные атласы у нас есть, язык знаем.

– И как вы назвали эту?

– Как она и называлась раньше – Растар.

– Понятно. Слушай, а ведь если есть атласы, то отчего же тогда… – Игорь сделал характерный жест в сторону руин.

– Забыл, как мы сюда добирались? – покачав головой, начала пояснять она. – По прямой тут километров двести пятьдесят. Но со всеми петлями и объездами выходит больше четырехсот. Да еще и команчей тут как собак нерезаных. Так что да, кус многообещающий, но народ предпочитает кататься поблизости от Невьянска. Вот когда основательно вычистят, тогда и начнут заглядываться вдаль.

– А вам, значит, на месте не сиделось?

– Смычок был романтик. Просто выживать ему претило. Он хотел большего. Жаждал приключений, чего-то неизведанного и обязательно быть первым. Классный был парень. И команда у него собралась под стать. Будешь смеяться, все сплошь ботаны. Но этот мир их полностью переродил, – вздохнув, закончила девушка.

Этот мир. Он изменил всех. У попавших сюда землян попросту рухнули барьеры и отлетела шелуха цивилизованного общества. Здесь, практически в диких землях, они оказались предоставленными сами себе и выживали как могли. И все по воле каких-то таинственных кукловодов, остававшихся в тени, но постоянно влиявших на землян, заброшенных сюда по их воле.

Игоря занесло в это место четыре месяца назад. Не сказать, что по местным меркам он был старожилом. Но и уж точно не новичком. За этот относительно короткий срок он уже неоднократно подвергался опасности, рисковал собственной жизнью и забирал чужие. Причем как аборигенов, так и землян.

Для него все началось теплым июньским утром, когда по дороге на стрельбище он повстречал двух блондинок, пытавшихся реанимировать свою машину. Остановился помочь. Но те прыснули ему в лицо какой-то гадостью, после чего Бородин пришел в себя уже в этом мире. По всему выходит, параллельном.

Как выяснилось, землян здесь много. Более пятнадцати тысяч. Они создали собственное княжество. Сказывалось то простое обстоятельство, что попаданцы или засланцы – это уж кому как – старались устраиваться компактно. Им так было проще и привычнее.

В настоящее время Невьянское княжество насчитывает более тридцати тысяч человек. Около половины составляют земляне, другую – жены из аборигенок и дети. Детей тут много. Как любят шутить сами попаданцы, во всем виновато отсутствие телевидения и контрацептивов.

Откуда столько народу? Так началось это еще пятнадцать лет назад. И с тех пор, несмотря на безвозвратные потери, число попаданцев неуклонно растет. Ну или его ловко регулируют кукловоды. К примеру, в последнее время приток новичков значительно упал. Так, только тоненький ручеек. Но тем не менее не иссякает. И по данным службы безопасности княжества, обладающей более или менее полной информацией, это пополнение в какой-то мере компенсирует потери землян.

Все происходящее очень походит на какое-то реалити-шоу. Земляне время от времени находят у себя микрокамеры и ретрансляторы. Кто-то снимает аудио- и видеоинформацию, которую
Страница 2 из 20

куда-то переправляет. И вообще, если подобное происходит, значит, оно кому-то нужно. Мало ли в мире извращенцев?

Мир, куда забрасывали землян, не был безлюдным. Лет сто пятьдесят назад здешняя цивилизация достигла уровня развития примерно середины – последней четверти девятнадцатого столетия на Земле. Но случилась мировая война. Не обошлось без оружия массового поражения. Стороны конфликта начали активно использовать вирусное и бактериологическое оружие. Как результат человечество заглянуло в бездну полного уничтожения.

Но все же за край люди так и не ступили. Остались жалкие крохи былого, однако жизнь постепенно возрождалась. Время от времени зараза, столь щедро проливавшаяся враждующими сторонами, вырывалась наружу даже через столько лет. Поэтому местные избегали пустошей, сторонясь их, как черт ладана.

А вот земляне находили здесь ресурсы для собственного развития. Пусть и с большим риском. Ну и с неизменными потерями. Куда же без них-то. Но зато, обладая кое-какими знаниями и благодаря притоку ресурсов, они успешно развивали собственную промышленность и уже кое в чем составляли конкуренцию двум островным государствам, сумевшим сохранить очаги прежней цивилизации, правда, практически замершей в одной точке.

– И где находится твой клад? – скосив взгляд на девушку, поинтересовался Игорь.

– Отсюда не видно. Усадьба там, за городом. Километров десять, не меньше.

– То есть перед вами нетронутая пустошь с ее богатствами и тайнами, а вы поперлись к черту на кулички? – удивился Бородин.

– Говорю же, в команде были одни романтики. Захотелось глянуть, что там дальше, – сказала Настя.

– И ты тоже?

– А я вообще женщина. Патологически любопытное существо, – теперь уже с усмешкой проговорила она. – Но если хочешь, можем пошарить по пустоши.

– Ты это серьезно? – так, словно усомнился в здравости ее рассудка, спросил Игорь.

– Нет, конечно. Куда тут соваться без специального снаряжения? Только на свой страх и риск. Но я придерживаюсь мнения, что удача любит подготовленных.

– И это радует. Учти, любопытная ты наша, двигаемся прямиком к намеченной цели. Попрешься куда-то в сторону, шлепну к нехорошей маме. Причем подальше от нас. Так, на всякий случай. Чтобы никакую заразу к нам не притащила. Я ясно выражаюсь?

– Не быкуй, Шаман. Я не дура. Ну хорошо, хорошо, я поняла, – встретившись с его угрюмым взглядом, ответила девушка.

– Шаман, «Антилопа» готова, – вытирая тряпицей руки, доложил водитель.

В принципе в газогенераторе еще не закончился газ. Но Игорь предпочел заправить его новой порцией дров, благо запас березовых чурок в избытке. К дальнему походу по степи они подготовились основательно. Впрочем, топливом можно разжиться и по дороге. Благо вдоль рек и ручьев встречались либо пойменные леса, либо рощи.

Но это дело случая, которому Игорь не собирался доверяться ни при каких обстоятельствах. Мало ли что ехать им осталось недолго. Не хватало, чтобы генератор отработал свое в самый неподходящий момент. А ведь по закону подлости зачастую именно так и происходит. Хм. Да и с ним лично бывало, чего уж там.

– Грузимся, парни.

Отдав команду, Игорь остался на месте, контролируя ее выполнение. Ворот так и не спускался на землю, продолжая дежурить у «гатлинга». Остальные дружно рассаживались по своим местам. Руль, закончив возиться с машиной, устроился за баранкой. Волк, контролировавший сектор со стороны степи, единым махом влетел в кузов. Настя, не желавшая и слышать ни о каких позывных, расположилась в салоне. Рядом с ней сел Штык, присматривавший за правым флангом.

Парень появился в их команде стараниями Насти. Излишней доверчивостью она не страдала, да и внешность новичка могла быть обманчивой. Но Калачева она хорошо знала по прошлой жизни и ручалась за него. Конечно, этот мир оголял человеческую натуру, вытаскивая наружу порой довольно сомнительные качества. Но не сказать, что люди часто менялись самым радикальным образом. Девушка же подумывала о сборе собственной команды. И этот, похоже, был первым кандидатом.

Сам Игорь уже привычно разместился рядом с водителем. Кивком подал знак к началу движения. Руль без лишних разговоров снял «Антилопу» с ручного тормоза и нажал на акселератор. Грузовичок пыхнул паром, плавно тронулся с места и покатил по траве, направляясь к мосту.

По девственной целине доехали до самого моста. Нетронутый желтый ковер высохшей травы подходил прямо к каменным плитам, где резко обрывался. Трава, проросшая в щелях между камней, не в счет. Вот так вот. Паническая боязнь аборигенов перед пустошью во всей красе.

В самом узком месте, то есть там, где и устроен мост, русло реки имело ширину минимум две сотни метров. Вправо и влево от него поток становился значительно шире. Весьма серьезная преграда на пути кочевников, в значительной мере усложняющая им жизнь. Но мостом никто не пользуется. Вообще никто.

Если только не считать животных. Вон помет коров и козьи следы видны. А это собачки отметились. Правда, никаких звериных троп не наблюдается. А значит, и у животных переправа не столь популярна.

Ну а чему удивляться – с него открывается такой вид, просто дух захватывает. Высота метров сорок, не меньше. А на вершине центральной арки так еще и побольше. Переправа, как говорится, для горных козлов. И ты катишь по мостовой, выложенной каменными блоками. Осознание того, что тут нет никакого железобетона, а все держится за счет особой кладки, оптимизма не добавляет. Как и то, что переправу соорудили полтора века назад. Последнее так, пожалуй, еще и настораживает.

Впрочем, все эти страхи оказались напрасными. Переправились без проблем и хлопот. После чего покатили по городу. Дорога когда-то была вымощена камнем. Мостовая и сейчас сохранилась, просто значительные участки занесло землей и пылью, где потом пробились трава и кустарники. Местами камень вздыбился, поднятый мощными корнями вековых деревьев. А кое-где пребывал в первозданном виде, лишенный растительности.

Если бы не развалины, протянувшиеся по обочинам одной из главных улиц города, то они потеряли бы эту путеводную нить. А так лишь следили, чтобы не выскочила какая злобная зверюга или под колеса не попал особо крупный корень.

Когда выехали за город, Руль слегка прибавил ходу. Все же степь куда менее коварна, чем городские руины. Впрочем, уже через километр скорость вновь упала до черепашьей. Здесь все еще пригород, а потому нарваться на препятствие искусственного происхождения проще пареной репы. На эту мысль их навели остатки каменного колодца, неразличимого в высокой траве. Артем заметил его в последний момент и едва успел отвернуть.

Настя начала направлять движение, высматривая памятные ей ориентиры. Игорь же, сколько ни вглядывался, никак не мог определить, проезжал тут транспорт раньше или нет. Ничего удивительного. Трава давным-давно успела распрямиться за автомобилем сталкеров.

– Стой.

Руль послушно нажал на тормоз. Без фанатизма. Видно же, что Шаман останавливает больше из любопытства. Нормально в общем-то. Им тоже интересно…

– Хм. Это что за чудо такое, Настя?

– Не видишь, боевая платформа. Ну или бронепоезд без рельсов. Как хочешь, так и называй. Мародеры и сталкеры иногда такие
Страница 3 из 20

находят. Тут же по большей части открытые степные просторы.

– А я подумал, торговый поезд. Только уж больно древний, – произнес Руль.

Это да. Древности здесь более чем достаточно. От дерева ничего не осталось. Только куски длинных болтов на ржавых стойках указывали на то, что тут некогда имелась обшивка. Впрочем, не зная, что тут должны быть доски, и не догадаешься. Стальные и проржавевшие колеса с широкими ободьями ушли в землю по самые оси.

Похоже, поезд состоял из задней платформы со стальным орудием. Судя по всему, трехдюймовка, не меньше. Средний вагон с четырьмя «гатлингами», по два с бортов. Тендер, над которым также торчал «гатлинг» с круговым сектором обстрела. Ну и трактор со стальной кабиной и защищенным котлом. Все проржавело настолько, что даже на металлолом тащить стыдно.

– Грозная по тем временам сила, – покачал головой Игорь.

– Да и по сегодняшним ничего так, – заметила Настя. – Выкатится такая дура на какое поселение кочевников, и кирдык команчам.

– Однозначно, – хмыкнул сверху Волк.

– Ладно, поехали дальше.

Руль послушно тронулся с места. Но только теперь уже не лихачил, внимательно вглядываясь в полегшую желтую траву. Бабье лето. Если упадет искра, такое начнется, что дай только бог выжить в том аду. Вот интересно, что сделают кочевники с тем, кто подпалит степь? В банальное вынесение мозгов пулей не верилось категорически.

– Стой.

Впереди был урез, ограничивавший видимость. По словам Насти, за ним начинался затяжной спуск, на котором километрах в двух высился холм с бывшей усадьбой. Вот там-то и нашла свой конец команда сталкеров Смычка. Выходит, что кочевники сюда как минимум приближаются. А значит, не стоит вот так, на дурачка, выставляться на всеобщее обозрение.

– Волк, прихвати куртку от лохматки. Прогуляемся.

– Понял.

Вскоре напарники уже двигались к урезу. Вот пригнулись и пошли на полусогнутых, а вот и вовсе легли, быстро подползли и замерли. Смешно? Ну что ж, лучше пусть кто-то посмеется, чем самому истекать кровью. Поэтому, приметив на губах Штыка ухмылку, Настя толкнула его кулачком в плечо.

– Ты не лыбься, Сережа, а запоминай. И повернись в свой сектор наблюдения, – одернула парня Настя. Убедилась, что тот при деле, и продолжила: – Тут меньше двух километров до того места, где нас раскатали команчи. И очень может быть, что из-за раздолбайства Воробья. Он тогда в карауле стоял. А может, его обыграли. Теперь уж не узнаешь. Но в любом случае шутки оставь для Невьянска. Понял?

– Да понял я, Настя.

– Вот и ладно. Эх, мало было времени, чтобы дурь из тебя повыбить. Ничего, вернемся, проставлюсь перед Шаманом, пусть из тебя человека сделает.

В этот момент Бородин обернулся в сторону грузовика и позвал Настю. Та недолго думая побежала к нему, а учитывая, что Волк поднялся во весь рост и направился к грузовику, так и пригибаться не стала. Шаман остался лежать. Но это скорее оттого, что не хотел стоять на коленях.

– Ну что тут у тебя? – устраиваясь рядом с ним, спросила девушка.

– Я так понимаю, вон та усадьба и есть наша цель. А вон то, сбоку, – остатки вашего автомобиля.

Чуть правее их позиции пролегала седловина, переходящая в небольшой холм, образовавшийся на пологом скате протяженной балки. На этой возвышенности стояли развалины некогда просторного двухэтажного дома. И, судя по обломкам колонн, парадное крыльцо было обращено на запад, в то время как путники подошли с севера. Задний фасад усадьбы с восточной стороны выходил на небольшую рощу. Похоже на одичавший сад.

– Ты правильно понимаешь, – подтвердила Настя, сжав челюсти так, что явственно проступили желваки.

Переживала случившееся несколько месяцев назад. Игорь решил дать ей минуту, чтобы взять себя в руки. Девушка она сильная, так что не станет размазывать сопли.

– И какого вас сюда понесло? – наконец спросил он. – Только не говори, что из простого любопытства. Большая пустошь, да еще, по всему видать, промышленный центр как минимум средней руки, а вы поперлись в неизвестные дали. Ладно бы тут дороги сохранились. Но ведь нет их.

– Что ты знаешь о работе сталкеров и мародеров?

– То, что вы лазите везде, где взбредет в голову, и тащите то, что плохо лежит.

– Не совсем так. К примеру, никогда не задумывался, отчего мы стаскиваем в наш институт все газеты и письма, какие только попадаются в руки?

– Я об этом и не слышал. Но предполагаю, что для наших умников, которые изучают талосский.

– Не только. Помимо изучения, они еще и систематизируют сведения. Бригады не выдвигаются в рейд наобум. Каждый выезд тщательно планируется. Бригадиры посещают институт, где собирают необходимые сведения, советуются с нашими доморощенными профессорами. И если рейд выходит удачным, умникам выплачивается премия в размере одного процента от общей прибыли. Таким способом удается с некоторой долей вероятности установить место сражения, получить сведения о производстве или складах в каком-нибудь городе. Суть улавливаешь?

– Ну, улавливаю.

– Так вот. Смычку стало известно, что неподалеку от Растара сошлись две армии. Одна намеревалась захватить или разрушить город. Другая стремилась всеми силами прикрыть этот индустриальный и торговый центр региона.

Ага. Значит, насчет значимости города Бородин все же угадал. Впрочем, трудно сделать другие выводы. А еще получается, что до позиционной войны тут дело так и не дошло. Она все еще оставалась маневренной.

– И что вы собирались найти на поле боя?

– Для начала хотя бы установить, ушли армии или так и приняли свой конец на том самом месте. К тому же имелись косвенные сведения относительно того, что там применялась артиллерия нового образца.

– Пироксилин? – догадался Игорь.

– Ну, шансы довольно неплохие. К тому же в блиндажах могут оказаться не только снаряды, но и патроны. А если бы удалось обнаружить полевой артиллерийский парк, так это вообще джек-пот.

– И как вы собирались искать блиндажи через полтораста лет? Тут время так постаралось, что мама не горюй.

– Пушки в любом случае останутся над землей. Батареи имеют вид и планировку строго регламентированные уставами. Имея ориентир в виде орудий, можно просчитать относительно точное местоположение блиндажей и пороховых погребов. Опять же кое-какие неровности все одно останутся. Обнаруженные остатки бронепоезда наводят на мысль, что армии остались там, где сошлись в бою. И, кстати, то, что команчи сплошь были хорошо вооруженными, также говорит в эту пользу.

– А вот этому обстоятельству я бы особо не радовался, – возразил Игорь.

– Да я и не радуюсь. Просто говорю о том, что княжество тут может хорошенько поживиться. А если сюда придет экспедиционный корпус, да при боевой технике, команчам останется только радоваться, что мы тут не навсегда.

– Понял. Ладно, на отвлеченные темы побеседовали. Теперь к нашим делам. А они не так чтобы и хороши.

– Что ты хочешь этим сказать?

Удивление девушки было самым что ни на есть искренним. Будь какая опасность, Игорь не разводил бы с ней тут разговоры. Даже если бы он приметил одного-единственного команча, то повел бы себя по-другому. А тут они мило так побеседовали.

– Погляди на усадьбу в бинокль.

– Ч-черт!

– Я с ними еще не сталкивался. Это может быть
Страница 4 из 20

проблемой?

– Все зависит от того, насколько большая стая. Случается и полсотни голов. Пока же я вижу только пятерых. Правда, это не показатель. В собачьих стаях никогда не бывает меньше двух десятков, – продолжая рассматривать огромных псов, ответила девушка.

Собачки разлеглись на травке, принимая солнечные ванны. А что, солнышко и впрямь ласково пригревает. Часа полтора-два – и пойдет на закат, а там и похолодает. Небо-то ясное, ни облачка. Поэтому перепады температуры очень даже серьезные.

– Ну так подстрелим пару штук, остальные ретируются, – предположил Игорь.

– Угу. Как бы не так. Посмотри, как все вытоптано вокруг развалин. Они уже тропы набили.

– Хочешь сказать, что собачки решили устроить здесь зимние квартиры? – ухмыльнулся Бородин.

– Не смешно, – не поддержала шутливый тон Настя.

– То есть я угадал?

– Именно. Но причина даже не в этом. В сентябре самки щенятся. У них там сейчас месячные щенки, не способные к длительным переходам. Так что еще минимум два месяца они прикованы к этому месту. Если там и впрямь помет и псины посчитают нас угрозой, то будут пытаться достать даже в автомобиле.

– Я считал, что животные приносят потомство не осенью, а весной, – проигнорировав сведения об агрессивности собак, с сомнением произнес Игорь.

– Собаки щенятся по два раза в год. Эти – не исключение. Разумеется, численность поголовья регулируется. Они ведь плодятся не хуже кошек. А ты поди прокорми огромную стаю. Возможно, число особей в стае приблизилось к низкой отметке и альфа-самка решила увеличить популяцию. Лишних всегда можно изгнать. Иначе им нет смысла устраивать себе логово. Еда на одном месте не стоит.

– А как же насчет стай в полсотни голов?

– Да откуда мне-то знать? Я не зоолог и в степи не изучением животных занималась. Возможно, происходит объединение двух стай. А может, они как саранча. В любом случае нам нужно туда, и, исходя даже из минимума, перспективы не очень.

– Хм. Теперь понимаю Квакина. Даже если на каждую собачку по пуле, это двадцать рублей. Минимум.

– Ну, тут уж ничего не поделаешь, – пожала плечами девушка.

– Н-да. Нужно было прикупить парочку арбалетов.

– Вот уж о чем не следует жалеть. Арбалет требует куда большего умения, чем винтовка. Да и с дальностью, как и с точностью, у него определенные проблемы.

– Убедила. Но с другой стороны, кто запретит пользовать обычные патроны? Собачки – не команчи, демаскирующий дым не так важен. Правда, БК[1 - БК – переделка невьянского оружейника на основе карабина Спенсера. Трубчатый магазин на десять револьверных патронов располагается в прикладе. Скоба изменена, не такая массивная, больше похожа на скобу Генри. Глушитель как на винторезе. Короткое цевье. – Здесь и далее примеч. авт.] изгваздается так, что мама не горюй. Но это меньшее из зол, устраняющееся за двадцать минут вдумчивой чистки.

– Хм. Кажется, Семен все же прогадал с БК. А? – с задорной улыбкой предположила девушка.

– Ну это как сказать. Мужик он дюже бережливый, а потому даже пятикопеечный патрон его жабе – что серп по причинному месту. Так что «Атаман» по-своему куда выгоднее.

Вернувшись к машине, Игорь тут же поспешил избавиться от лохматки. Необходимости в ней никакой, а вот мешать будет однозначно.

– Так, парни, достаем парусину и начинаем крепить с боков салона. Сомнительно, чтобы псины могли запрыгнуть в кузов, но салон без дверей им точно будет доступен.

Объяснять насчет собак Шаман ничего не стал. Волк уже успел поведать. Вот Игорь и решил двигаться дальше, обозначая конкретную задачу.

– Порвут парусину, – проявил бережливость Руль.

– Это точно, – поддержал его Волк.

– Вот уж кому не стоит заглядывать в рот своей жабе, так это вам. Потому как рвать будут либо парусину, либо вас. Волк, перемещаешься на мое место. Всем приготовить холодное оружие. Случись собачки пойдут на штурм, отбиваться только им. Отстрел веду один я. За огнестрел хвататься, только если совсем уж не обойтись. Все. За работу.

Пока парни мудрили с парусиной, Игорь быстренько разрядил трубчатые магазины от БК, заменил патроны с бездымным порохом на дымарь. Двадцатикратная разница в цене о чем-то да говорит.

Вскоре «Антилопа» вновь покатила вперед, уверенно взяв подъем. Оказавшись наверху, Руль повернул к седловине, после которой вновь начал взбираться в горку. В хорошем месте поставил усадьбу помещик, нечего сказать. Пусть с севера и шла возвышенность, ограничивающая обзор, но вместе с тем она прикрывала от ветров. Зато во всех остальных направлениях открывался великолепный вид. Хотя те земли могли и не принадлежать прежнему владельцу.

Руль остановился в сотне метров от развалин. Если Игорь думал, что все будет так просто, то он сильно ошибался. Звери были уже знакомы с человеком, как и с его умением поражать на значительном расстоянии. Поэтому они и не подумали изображать из себя живую мишень, скрывшись в руинах и зарослях старого сада.

– Весело. И что делать? – хмыкнул Ворот.

– Что, что… Сухари сушить, йолки, – в сердцах ответил Игорь. – Слушаем сюда. Тактика меняется. Настя, ты с револьвером – так же, как и с пистолетом?

– Для чего-то же я его ношу, – погладив свой «смит-вессон», с ухмылкой отозвалась она.

– Тогда берешь с собой винчестер и револьвер. Волк, берданка за спиной, в руке револьвер, прикрепи приклад. Штык, перебираешься к Рулю. Вооружайтесь револьверами в готовности отбить нападение.

– Шаман, ты уверен? – подала голос девушка. – Получится слишком шумно.

– Настя, ты можешь предложить другой вариант?

– Нужно подумать.

– Сомневаюсь, что мы додумаемся до чего-нибудь дельного. Псины явно не желают подставляться, значит, нужно самим идти на сближение. И потом, нам нужно только отогнать зверье, быстренько загрузить хабар и уходить. Переночуем в пустоши. Утром через мост – и домой.

– Согласна.

– А я тебя не спрашиваю, Настя. Я только что обозначил, как именно мы будем действовать, – вперив в девушку твердый взгляд, припечатал Игорь. – Руль, встань метрах в пятидесяти от развалин.

– Понял, – тут же откликнулся водитель.

– Стоп, – внезапно приказал Игорь.

Одновременно вскинул БК. Используя высокий передний борт как упор, прицелился в двух псин, показавшихся в просвете кустов. Та, что была слева, уловив опасность, исходящую от человека, поспешила скрыться в листве. Пусть и начало октября, ее еще хватает, зеленой в том числе. Вторая осталась на прежнем месте, всматриваясь в людей. А вот не надо быть такой нахальной.

Хлоп! Собака вскинулась на задние лапы, а потом рухнула как подрубленная. Обычно бобики молча не падают. Обязательно должны возвестить на всю округу о нанесенной обиде. Но тут, видно, тяжелая пуля прилетела куда нужно, а потому гостинец был принят без возражений. Все. Любопытных больше нет.

Сыто клацнув, затвор выбросил стреляную гильзу и заглотил новый патрон. Шаман извлек из приклада магазин, доснарядил его и вставил обратно. Порядок. Теперь у него одиннадцать выстрелов.

– Руль, поехали.

«Антилопа» плавно тронулась с места и, пробежав короткий отрезок, вновь замерла. Соболев остановился не просто так, а точно напротив угла, чтобы контролировать руины сразу с двух сторон. Что Игорь мог только
Страница 5 из 20

приветствовать.

– Волк, Настя, к машине.

Встав своеобразным клином с Игорем в вершине, они направились к развалинам усадьбы. Сгоревший автомобиль сталкеров остался слева. Стандартная модель невьянской мастерской во внедорожном исполнении. Впрочем, там других и не делали. Ничего лишнего. Весьма отдаленно напоминает УАЗ, правда, называется «Нива». Все колеса на стальных ободьях имеют шипы. Котел замкнутого типа, газогенератор, шесть посадочных мест, багажник и прицеп.

Неподалеку от остова машины холм братской могилы команды Смычка. И крест над ней не тронут. Это Настя позаботилась о павших. По ее словам, на похороны убила целый день, но все же не ушла, пока не предала тела друзей земле.

Строение капитальное, из кирпича, оттого и простояло полтора века, а то и больше. Кто знает, когда его построили. От того же Невьянска уже через сотню лет останется горка глины и битой черепицы. Саман, конечно, может простоять и тысячу лет. Но только при должном уходе. Иначе довольно быстро оплывет и придет в полную негодность.

Усадьба была двухэтажной, и коробка в основном сохранилась. Разве что обрушился северо-западный угол, частично прихватив и образующие его стены. От перекрытий не осталось и следа. У аборигенов они сплошь изготавливаются из древесины. А дерево тут вообще не сохранилось, ни единого трухлявого куска. Крыша также провалилась. Через пустые глазницы окон видны осколки битой черепицы, выглядывающей из желтой травы.

– Тихо, – подняв руку в предостерегающем жесте, выдохнул Шаман.

Совсем не лишнее. В своей команде они давно и накрепко уже отработали систему сигналов для действий в боевой обстановке. Даже Алина выполняла все четко и без ошибок. Но сейчас с ними Настя, и отработать с ней взаимодействие в достаточной мере не было возможности. Вот и приходится на всякий случай дублировать команды словами.

Из развалин послышался писк. Так и есть. Щенки. А вот и один из них. Лохматый и весьма миленький серый комочек выкатился из дверного проема и замер на высоком каменном крыльце. Склонил голову набок и смотрит на Игоря взглядом, полным любопытства. Хм. А еще чего-то такого… Задорно тявкнув, щенок прилег на передние лапки, прижимая головку к земле и отклячив зад. Ну точно. Ему хочется поиграть. Они все в таком возрасте страсть какие игривые.

И тут из-за двери выметнулась большая серая тень. Она не бросилась на людей. Напротив, схватив щенка зубами за загривок, мать попыталась унести его вовнутрь. Но тут уж Игорь не дремал. Хлоп!

Получив пулю в брюхо, собака осела и выпустила щенка. Окрестность огласилась отчаянным страдальческим визгом с примесью грозного рыка. Сука завертелась волчком, подволакивая задние лапы и пытаясь достать зубами злобную блоху, причинявшую ей адскую боль. Хлоп! А вот теперь ее словно кувалдой приложили.

– Чистим развалины, – приказал Игорь.

Ну и сам первым приступил к выполнению своего приказа. Поднялись по ступеням и прошли мимо убитой псины. На щенка, тыкающегося носом в морду матери, не обратили никакого внимания. Угрозы от него не исходит, а потому пусть делает, что ему заблагорассудится.

Разошлись с Волком, встав по сторонам проема и рассматривая противоположное направление. Настя с карабином на изготовку контролирует вход. Оно, конечно, лучше бы им с ней поменяться местами. Не стоит пренебрегать возможностью решить вопрос тихо. Но девушка успела освоить только весьма краткий курс, и зачистка помещений в него не входила.

За дверным проемом просторная зала. Игорь осмотрел помещение. В поле зрения оказалась стена с довольно широким дверным проемом, ведущим в какой-то коридор. Ну либо в комнату или другую залу. Во всяком случае, он видел дальше лишь стену, и по ощущениям, там должен быть коридор. Собак не видно. Хотя вокруг все пропитано вонью псины.

– Чисто, – выдохнул Игорь.

– Чисто, – в тон ему отозвался Волк.

– Входим.

Игорь пошел от проема влево, тут же выцеливая мертвую зону. Волк точно так же двинулся вправо. Настя прошла прямо, поводя стволом револьвера. Винчестер повис на ремне. Ну и правильно. С «вессоном» куда более полно откроется ее опыт в практической стрельбе.

– Чисто.

– Чисто.

– Чисто, – подала голос и девушка.

Ну да. Чисто. В смысле нет взрослых собак. А вот штук десять щенков, забавно порскнувших в стороны, очень даже в наличии. Ну и где ваши мамки? Или мамка. На такое количество должна быть как минимум еще одна. Или две!

Хлоп! Игорь едва успел навестись на цель. Но все же попал, сбив первую псину. Она появилась из левого проема и бросилась на людей молчаливой серой молнией. Хм. Или живым тараном. Веса в этой твари не меньше восьмидесяти кило. Но одиннадцатимиллиметровая пуля, угодившая в грудь, гарантированно уронила ее на землю. Только и того, что та успела коротко проскулить.

Бах! А вот вторую мамашу Игорь срезать уже не успевал. Настя четко, одним-единственным выстрелом уложила суку в траву. Та начала кататься, оглашая развалины громким скулежом. Еще один выстрел, и все кончено.

Зря девушка тратила этот патрон. Потому что в этот момент с улицы послышался частый грохот «гатлинга», перемежаемый собачьим визгом и лаем. А из другого проема и окна напротив появилось сразу около десятка собак. И тут уж стало не до контроля обстановки. И уж точно не до командования.

Зал наполнился грохотом выстрелов. Игорь пустил пулю в ближнего пса и промахнулся. Перезаряжаться было уже некогда, и он инстинктивно выставил перед собой БК, защищаясь от бросившегося ему в горло животного.

Ох как похоже на ту атаку леопарда! Вот только на этот раз Игорь все же не упал, да еще и успел подправить траекторию полета зверя, пропустив его мимо себя. И оттолкнул, чтобы с гарантией лишить ориентации. БК повис на ремне, а Игорь рванул из кобуры револьвер. Зверь не сумел-таки удачно приземлиться и покатился по траве. Мгновение. Выстрел! Начавший было подниматься пес завалился на бок, исторгнув болезненный визг. Выстрел! Вот так и молчи! А то не хватало еще с подранком дело иметь.

Игорь поспешил развернуться через правое плечо, одновременно смещаясь влево. Револьвер контролирует обстановку. Боковое зрение выхватывает стремительно приближающуюся тень.

Он упал на колено, пропуская массивное тело над головой. Разворот на колене. Зверь опустился на землю, вздыбив облачко трухи, травы и сухой земли, прошелестев осколками черепицы. При этом припал на передние лапы. Выстрел точно в заднюю часть. Привычный визг, собака подставила бок. Второй выстрел.

Действуя по наитию, Игорь ушел в правый перекат и вновь оказался на колене в паре метров. Под ногу попало что-то мягкое и податливое. Щенячий визг, полный боли. Но Шаман уже целится в хищника, промахнувшегося в своей атаке по низу и в результате торможения запутавшегося в собственных лапах. Выстрел! Зверюгу тут же опрокинуло на бок. В этот раз попал удачно.

Остальные собаки наседают на Волка с Настей. Девушка все время в движении. Вот ее револьвер выплюнул последний горячий привет, нашедший свою цель. Против нее еще двое. На Волка наседают сразу трое, причем они его уже рвут. У Шамана никаких сомнений.

Выстрел! Один из псов, набросившихся на Настю, подвывая, начинает крутиться на месте. Игорь выронил револьвер и
Страница 6 из 20

подхватил БК. Хлоп! А вот и второй ее противник сложился безвольной тряпичной куклой.

Девушка выхватила «Грозу» и бросилась к Волку. Сунула ствол в лохматый бок. Дважды треснуло. Пес дернулся на нее, но получил еще одну пулю, прямо в лоб. Готов.

Игорь выстрелил в заднюю лапу другому, чем заставил зверя бросить практически поверженного противника и заняться своей болячкой. Второй выстрел упокоил его. Тем временем девушка вогнала пулю аккурат в голову последнего.

Бородин быстро повел стволом по залу. БК хлопнул еще дважды, добивая подранков. Вроде все. И с улицы не доносится ни единого выстрела.

– Шаман – чисто! – выкрикнул он, подходя к Антону.

– Ворот – чисто! – послышалось в ответ.

– Тихо, Волк. Не шевелись.

– Да со мной все нормально.

– Не дергайся, дурья башка, – поддержала Игоря Настя.

Игорь наскоро осмотрел парня. Ага. Кровь есть только на правом бедре. Но ее немного, а значит, артерия не задета. Других повреждений вроде не видно. Во всяком случае, при беглом осмотре и не раздевая пострадавшего.

– Вот теперь вставай. И двигай к машине. Одежду долой. Штык, осмотри Волка на предмет укусов и обработай раны, – выкрикнул он команду Калачеву.

– Да успеется, Шаман. Надо дальше все проверить.

– Ничего, мы и с Настей управимся. А ты давай двигай, чем быстрее, тем лучше. У нас противостолбнячная сыворотка отсутствует как класс. Надо хоть как-то обезопаситься.

– И от бешенства ничего нет, – нервно хохотнул парень, которого, похоже, все же проняло.

– Вот чего-чего, а бешенства у этих собачек точно нет.

Парень согласно кивнул и направился на выход. Пока еще в горячке, поэтому хромота не наблюдается. Но еще проявится. Никуда не денется. Однако ему и впрямь повезло. Если только не столбняк. Тьфу-тьфу-тьфу.

– Ну что, Настена, показывай свой клад.

– Думаешь, собачки ушли?

– Уверен. Мы стаю не то что уполовинили, а чуть ли не полностью извели. Так что, к гадалке не ходить, поблизости ни одной не осталось. Впрочем, мы расслабляться не будем.

– Ладно. Пойдем.

Взяв револьвер на изготовку, девушка направилась в правый дверной проем. Держались настороженно, но, очевидно, Игорь все же прав – собаки сбежали. Следов их жизнедеятельности вокруг хватало. Даже тропки вытоптали. И чего они тут бегали? Каждая занимала по отдельной жилплощади, что ли?

– Твою мать! – зло выпалила девушка, когда они зашли в просторное помещение.

Все, как и везде, заросло травой и бурьяном. За одним исключением. В дальнем углу имелось отверстие в земле. Разрытый грунт, жерди и ветки с иссохшей листвой.

– Подвал большой?

– Да. Книги вообще примерно под залом, – махнула она в сторону, откуда пришли.

– Ну и не нервничай. Сырость библиотеке не грозит. – Игорь подошел к оконному проему, из которого было видно «Антилопу». – Ну что там с Волком?

– Четыре дырки. Уже не кровоточат. Промываем марганцовкой с помощью шприца, – выкрикнул Ворот.

– Ясно. Руль, тащи сюда лестницу.

– Несу.

– Ну, рассказывай, Настена, как ты тут-то оказалась?

– Как, как… Каком кверху.

– То есть уединилась?

– Догадливый, – хмыкнула девушка. – Здесь, похоже, кухня была и вход в погреб. Его постепенно засыпало, крышка прогнила. Но худо-бедно продолжала держать вместе со слоем грунта наверху. Когда же я сверху встала, этот свод не выдержал, и я провалилась. Так совпало, что именно в этот момент началась перестрелка. Звать на помощь бесполезно. Не до меня. А когда все закончилось и я услышала талосскую речь, то предпочла отойти подальше в подвал.

– Да не смотри ты так на меня. Если думаешь, что осуждаю, то ошибаешься. Даже в мыслях нет. Ты приняла единственно верное решение, – вращая ручку динамо-фонаря, произнес Игорь.

– Знаю, – буркнула девушка. – Дальше говорить не о чем. Нашла библиотеку. Отсиделась сутки. Потом подобрала лопату, кое-какие ящики. Составила их, вылезла наружу. Нарубила жердей, заложила дыру ими, сверху – ветками с листьями да засыпала слоем земли. Но этим четвероногим врагам рода человеческого что-то там понадобилось. Разрыли.

– Принимай, Шаман! – В оконный проем сунулся конец лестницы.

Принял и тут же опустил в черный провал. Потом включил фонарик и, взяв револьвер на изготовку, начал спускаться вниз, светя себе под ноги. Высоко. Как и говорила Настя, не меньше трех метров. Каменные своды и стены. Строилось на века. Хм. Странно. Девушка говорила, что подвал сухой, а тянет сыростью и еще…

Игорь остановился на полпути и начал шарить вокруг фонариком. Луча как такового нет, свет рассеянный, а потому захватывает большой сектор.

– Что случилось, Шаман? – встревоженно поинтересовалась девушка.

– Псиной воняет. И дерьма собачьего вокруг хватает, – ответил он.

Потом спрыгнул на влажный каменный пол, присыпанный землей. Хм. А это что? Кости. И не сказать, что так уж мало. На логово, конечно, не тянет, но все же звоночек нехороший.

– Спускаюсь, – произнесла девушка.

– Давай.

Несколько секунд, и она была уже внизу. Сморщила носик и тут же извлекла карбидный фонарь. Так себе девайс. С электрическим не сравнить. Но в Невьянске вполне распространен. С электричеством там вообще определенные трудности. Вот станки в казенных мастерских, телеграф и радио смогли запитать. Об освещении пока и не задумываются. Обходятся карбидными лампами.

Настя наконец вооружилась револьвером и подала знак, что готова. Карабин перевела за спину. Толку от него в ближнем бою никакого. Ну, где-то Игорь с ней солидарен. Пусть у «вессона» самовзвод и тяжелый, тем не менее это куда предпочтительнее манипуляций с рычагом винчестера.

Подвал широкий. Метров двенадцать. Посредине идут кирпичные колонны, от которых в стороны расходятся закругленные своды. Стены подвала, они же фундамент усадьбы. Ничего удивительного. Этот же вход, похоже, предназначался для кухни, и здесь складировались продукты.

Тому свидетельство прелые доски стеллажей. От продуктов, ясное дело, ничего не осталось. Как и от лестницы. Она, конечно, была, пусть и трухлявая, но не выдержала даже веса легкой девушки. Через крышку какое-то количество влаги все же просачивалось, вот и сгнила.

Шорох справа. Игорь повел фонарем. Еще успел разглядеть два светящихся глаза. Бах!!! Выстрел из револьвера приложил по ушам, как кувалдой, отразившись от каменных стен и свода. Разошлись с напарницей немного в стороны, удерживая псину на прицеле.

– Добавки не требуется, – подойдя к трупу собаки, констатировал Бородин. – Молодец, Настена. У тебя просто талант к стрельбе.

– А я тебе говорила, – самодовольно произнесла девушка.

– Судя по всему, песик решил покопаться в земле и провалился. А родственнички подкармливали его.

– Или их, – уточнила девушка.

– Согласен. Чистим дальше.

Но обследование подвала больше никаких квартирантов не выявило. Что радовало. А вот цель путешествия сильно разочаровала. Не ожидали они такой бяки.

Ящики оказались на месте. Именно там, где девушка их и оставила. Ровно четыре штуки, уложенные в штабель. Вот только прямо над ними перекрытие решило сдаться. Вода наконец нашла себе проход в это подземелье. Совсем небольшой. Но состояние ящиков указывало на то, что книгам этого, скорее всего, хватило. К тому же клятый пес отчего-то облюбовал именно этот
Страница 7 из 20

штабель и с завидной регулярностью справлял на него малую нужду.

Игорь и Настя растерянно переглянулись. Н-да-а, что такое не везет и как с ним бороться.

Глава 2

Головокружительные перспективы

– Блин, ну и воняет же, зар-раза. Вроде и переложили в другой ящик, а все одно прет, как из канализации, – брезгливо потирая ладони, недовольно пробурчал Артем.

– Не бухти, Руль. Как говорил один римский император, деньги не пахнут. И хватит тереть руки, мы же переложили все в другой ящик, – ухмыльнулся Бородин.

– Переложили они, – продолжал бурчать водитель.

Признаться, Игорь был приятно удивлен, когда при вскрытии ящиков выяснилось, что пострадало не больше четверти книг. Иное дело, что они лежали только в двух ящиках. Остальные два оказались забиты какими-то папками, альбомами, стопками исписанной бумаги различного формата и качества. Очень напоминало личный архив.

Игорь хотел все это бросить и в один из относительно чистых ящиков переложить книги из нижнего, облюбованного псом. Но Настя не согласилась с подобным подходом.

Оказывается, и эти бумаги могли принести определенную прибыль, пусть и не такую значимую, как книги. Но коль скоро команда уже тут и место в кузове позволяет, то глупо бы было бросать все это. Ну что ж, трудно возразить. Поэтому подобрали парочку ящиков поменьше, благо таковые нашлись в древнем подвале, в них и перегрузили подпорченное содержимое.

– Руль, хватит гундеть, – одернул его Игорь. – Ты «Ниву» осмотрел?

– В общих чертах. – Парень сделал неопределенный жест.

– И?

– Все, что могло сгореть, сгорело. Но основные части машины и прицепа не пострадали. Словом, восстановлению подлежат.

– Сталь не повело?

– Нет. Тут гореть-то особо нечему. А стальные конструкции не в пример толще, чем на Земле. Вот такое преимущество допотопного производства. Ну и команчи ничего тут специально не курочили. Словом, восстановить бибику вполне реально.

– Ну и какого тогда стоишь? Цепляй. Настена, ты на меня так не смотри. Ты к этой машине никакого отношения не имеешь.

– Вообще-то я единственная наследница?

– Вообще-то разговора насчет нее не было. Ты нас нанимала только для того, чтобы вывезти библиотеку. Все, что помимо, отходит моей команде.

– Хм. Справедливо, – вынуждена была согласиться девушка.

– Вот и ладно.

– Со щенками что будешь делать? – перевела разговор в другое русло Настя.

– А что с ними делать? Оставлю. Выживут – ладно. Нет – так нет.

– Сомневаюсь, что остатки стаи вернутся, чтобы позаботиться о потомстве. Жалко щенков, – вздохнула она.

– А ничего, что они могли нами пообедать?

– Ну так не пообедали же, – отмахнулась девушка. – Я парочку себе прихвачу. Из диких собак получаются преданные друзья. Не знаю, в чем причина, но они не чета родившимся в неволе. У нас в команде были два кобелька. Здорово помогали и дрались до последнего, пока не погибли вместе со всеми.

– Ну не знаю. Из меня кинолог… – Бородин изобразил красноречивый жест.

– Ну так возьми детям. Сторожа во дворе лишними не будут. Если ты не в курсе, то в Невьянске дикого щенка можно сторговать за пять рублей. И это при том, что домашних раздают даром.

– Намекаешь на то, что оно того стоит?

– Да я не намекаю, а прямо говорю.

– Волк, поймай парочку кобельков, детворе отвезем.

– А чего только пару? – удивился парень.

– Хватит с них. Опять же, вдруг Алина Витальевна попрет нас со двора.

– Понял. Сейчас сделаю.

Парень, прихрамывая, направился в сторону развалин. Досталось ему несерьезно. Повезло. Уж больно сильно ерзал под собачками, те его никак толком ухватить не могли. Да кобеля, что рвался к его горлу, успел схватить за густую шерсть и держать в отдалении. А там и Игорь с Настей подоспели на помощь.

– Ну чего стоишь, иди уж лови. Убираться отсюда пора, – это уже Насте.

Через десять минут «Антилопа» взяла на буксир «Ниву» с прицепом. Руль под это дело был специально озадачен изготовлением жесткой сцепки. Так. На всякий случай. Все же «Нива» – не массивный грузовик, а потому и утянуть вполне реально. Если будет вариант восстановить, ясное дело. Этот автомобиль имеет ряд преимуществ перед «Антилопой». Тут и запас хода, и проходимость. Да и груза в прицепе увезет столько же. С пассажировместимостью, конечно, не очень. Ну да это не беда. Главное, что аппарат сто?ящий.

Настя и Волк наконец изловили четырех щенков. Те не особо опасались людей, но и в руки даваться не спешили. Им сейчас примерно по месяцу. Без мамки обойдутся. Но к человеку нужно приучать. В смысле играть с ними. Хотя с этим, пожалуй, проблем не будет. Каждый посчитал своим долгом потрепать пушистые комочки. Пришлось опять лезть в подвал, за очередным ящиком. Нужно же где-то содержать этот зверинец.

Наконец своеобразный поезд тронулся с места. «Антилопа» пошла с натугой, не без того, но вполне уверенно. Правда, на подъеме скорость и вовсе снизилась до пешеходной. Однако помощь все же не потребовалась, машина осилила препятствие, а перевалив урез, резво покатилась к пустоши.

К окраине мертвого города приблизились, когда солнце уже скрылось за холмами и на землю начали опускаться сумерки. Пора было подумать о ночлеге, но решили все же забраться поглубже, чтобы уже с гарантией избавить себя от возможного общения с команчами.

Земляне, конечно, с ними торговали, но те все равно торговле отчего-то предпочитали грабеж. И уж тем более те, что обитали в отдалении от Невьянска. Вот сомнительно, чтобы местные бывали в княжестве. Потому, видать, и на команду Смычка напали без раздумий. Кстати, те устроили стоянку возле руин, а значит, у местных страх перед пустошами успел притупиться.

– Руль, а ну-ка подкатывай к тому забору.

– Думаешь занять все подворье?

– Как вариант. Если периметр замкнутый – то, что мамка прописала.

Высокий каменный забор. Внутри хватает деревьев, из которых можно нарубить ветвей и устроить на воротах плетень. Собак удержит однозначно. К тому же сам кирпичный дом – в два этажа, коробка здания без видимых повреждений. Случись отбиваться, вполне сойдет за укрытие.

– Волк, ты как?

– Нормально, – тут же отозвался парень, но уточнил, что это если не придется бегать.

– Надеюсь, обойдется. Настя, Волк, к машине. Вооружаемся под собачек. Но, как понимаете, первая скрипка моя.

– Веди уж, скрипач, – хмыкнула Настя.

– Шаман, – назидательно буркнул Игорь.

– Да ладно тебе. У меня слабость к этому музыкальному инструменту. Как и к таким мужикам.

– Настя, ты разбиваешь мне сердце, – послышалось шутливое замечание Штыка.

– А ничего, что Шаман мне его уже давно разбил, да никак не желает обратить внимание? – парировала девушка.

– Шаману нельзя. Если узнают, его на пятаки порубают, – не выдержав, хохотнул Григорий.

– Ты за «гатлингом» смотри, – отмахнулась девушка. – Уж кому-кому, а тебе точно не обломится.

– Зарекалась коза…

– А ну, замолчали! Стемнеет скоро, а вам все собачиться. Идем быстро, я контролирую по ходу, Волк слева, Настя, смотришь состояние ограды.

Двор Игорю понравился сразу. Пока катили по главной улице, что днем, что сейчас наблюдали собачий помет. Не свежий, но все же. А вот здесь ничего. Ни запаха, ни дерьма. И это обнадеживало. Как, впрочем, и быстро проведенный
Страница 8 из 20

осмотр. Усадьба оказалась необитаемой, ограда пережила полтора века забвения, не обзаведясь ни единой прорехой. Оставалось заделать калитку, ведущую в сад, и въездные ворота. От былых, ясное дело, ничего не осталось.

Работы заканчивали уже в полной темноте, при свете фонарей. Но зато теперь впервые за несколько дней можно было отдохнуть, наслаждаясь относительной безопасностью. Если только тут не обитает какой-нибудь больной леопард, которому без человечинки никак. При воспоминании об этом Игоря даже передернуло. Брр. Не к ночи будь помянуто.

Пока мужчины занимались периметром, Настя успела приготовить ужин. Рейд – вовсе не повод для того, чтобы обходиться без горячей пищи. Штык предложил было воспользоваться свежатиной. Зря, что ли, больше двух десятков собак побили. Но Волк, Настя и Ворот отнеслись к таким кулинарным изыскам сугубо отрицательно. У них в достатке как солонины, так и мясных консервов, чтобы прибегать к экспериментам.

– Руль, а ведь, по сути, в паровике ломаться-то и нечему, – прожевав очередную порцию каши, заметил Игорь.

– Я бы не был столь категоричен. Но если ты намекаешь на отсутствие электропроводки, всевозможных карбюраторов и тому подобного, то да, паровик – достаточно грубая машина. И уж тем более в невьянском исполнении.

– Значит, и «Ниву» запустить получится?

– Смотреть надо, – отложив ложку и почесав в затылке, с сомнением проговорил водитель.

– Признаться, мне не понравилось, как мы тащились сюда. Случись команчи, так придется бросать нашу добычу. А не хотелось бы, – решил надавить чуть с другой стороны Бородин.

– Попытаться разобраться, конечно, можно. Но на это придется убить как минимум день, – уже что-то прикидывая в уме, сказал Артем.

– Нормально. Здесь мы в относительной безопасности. И потерять день в надежде на то, что обретем мобильность, не критично. К тому же полдня мы отыграем за счет увеличившейся скорости.

– Скорее день, – уточнил Руль. – Я понял, Шаман. С рассветом займусь. Вдруг и впрямь не все так страшно, как кажется.

Телевидения нет, байки травить устали, а потому и спать легли рано. Впрочем, особо не разоспишься. Ночь поделена на три вахты, дежурят по двое. Так что лучше использовать ночное время с толком.

Игорь и Настя всегда дежурили в последнюю треть. Игорь – потому что взваливал на себя собачью вахту. Настя – так как часть времени, отведенного на дежурство, кашеварила. Девушка не стала отстаивать свои равные права с мужчинами и сама взвалила на себя эту обязанность. Правда, с неизменной привилегией привлекать в качестве «принеси-подай» любого из членов команды. Без фанатизма, разумеется.

К примеру, сейчас Игорь, подкинув в походную печурку древесного угля, орудует мехами, раздувая жар. Ну и заодно бдит, как, впрочем, и она. Кто-то скажет, что эдак можно проспать любую опасность. Но Игорь хорошо себя знал. Была у него особенность подмечать все необычное, занимаясь, казалось бы, чем-то отвлеченным.

– Настя, какого ляда? – вдруг выпрямившись и стараясь не обидеть девушку излишней резкостью, произнес он.

– Брось, Игорек. Если бы я тебе была неприятна, твой дружок не реагировал бы так бурно, – прижимаясь к его спине и оглаживая грудь и живот, томно произнесла она.

– Да я был бы последним гомиком, если бы остался к тебе равнодушным! Причина в ином, и ты знаешь, – явственно ощущая, как к спине прижимается аппетитная и упругая грудь, ответил он.

– Господи, да не убудет с Алинки.

– При чем тут убудет или нет? Просто она просила не делать ничего у нее за спиной, а сказать прямо. Я обещал. И расставаться с ней не хочу.

– Поня-атно. Сволочь ты, Бородин, – отстраняясь от него и возвращаясь к готовке, констатировала Настя. – Но, паразит такой, именно этим мне и нравишься.

– Опять в том смысле, что лучше уж никак, чем вместе с кем попало?

– Именно. Если бы конкретно запала… Алина мне не сестра, так что подвинула бы с гарантией. И ты не устоял бы, – обличительно ткнув в его сторону кончиком ножа, категорично заявила девушка.

– А я и не стану с тобой спорить. Потому как, скорее всего, ты абсолютно права. Кстати, обратила бы ты свое внимание на Ворота.

– Пулеметчика лишиться не боишься? Я ведь собираюсь сбить свою команду и продолжить кататься по пустошам.

– Не боюсь. У нас с ним уговор, год он со мной, без уверток и отговорок. Потом волен как птица.

– И ты надавишь на уговор, если он вдруг решит примкнуть ко мне? Только честно.

– Если просто перейти, то упрусь. Не для того я его гонял и учил, чтобы вот так, за здорово живешь, лишиться хорошего бойца.

– А если закрутится со мной, то стоять на пути, значит, не будешь?

– Не буду. Насть, ну правда, парень-то хороший…

– Да не дура я, Игорек. Вижу, что он запал на меня. Но я-то на него нет. Во всяком случае, пока.

– То есть надежда у него все же есть.

– Отторжения или неприязни он у меня не вызывает. А в остальном глухо как в танке. Вот Смычок… Не в обиду будь тебе сказано, Игорек, но хотя он во многом тебе и уступал, я на него сразу запала. Может, потому, что он чем-то был похож на моего мужа, в которого я влюбилась еще девчонкой. С виду ботан ботаном. Весь такой мягкий, пушистый, покладистый и наивный, а внутри стальной стержень. И для детей отцовское слово – закон. Со мной еще капризничали, его слушались беспрекословно.

– Настя, а сколько у тебя детей?

– Трое, – вздохнула она. – Но я не переживаю на их счет. Я попала так попала, и тут ничего не поделаешь. Но дети с отцом не пропадут. Валера все сделает как надо. Только бы не оставался один. Нашел бы себе какую покладистую и чтобы детей приняла. Вон такую, как Алинка. Я его называла своим четвертым ребенком. Старшеньким. Требует постоянной заботы. Да ну тебя, всю душу растравил. Еще и лук этот едучий, – смахивая слезу и шмыгая носом, как-то уж слишком резко произнесла девушка.

А потом вновь сосредоточилась на готовке. Больше напарники не обменялись ни словом. Настя, похоже, погрузилась в воспоминания. Игорь испытывал чувство вины. Да и сам вспомнил жену и сыновей, отчего грудь словно тисками сдавило. Накатывало порой. В особенности после вот таких бесед о прошлом.

Попаданцы старались избегать этой темы. Однако иногда разговор как-то сам собой туда скатывался. И пусть больно, но остановиться все же сложно. А еще становились известны интересные факты. Например, то, что Настя – мать троих детей. А по ней ведь и не скажешь. Выглядит просто шикарно. Молодец.

– Шаман, и что, нам весь день придется водить хороводы вокруг Руля, пока он будет ковыряться в железе? – после завтрака спросила Настя.

– Ты это к чему?

– Ну, хотя бы к тому, что мы могли бы прокатиться к предполагаемому месту сражения и попытаться выяснить, насколько Смычок был прав в своих предположениях.

– А смысл? – удивленно посмотрел на нее Игорь.

– Во-первых, развеемся. Во-вторых, если все же удастся обнаружить что-то действительно стоящее, то княжество отвалит за это солидную премию.

– Хм. Знаешь, а ведь я, пожалуй, с тобой соглашусь, – потерев кончик носа, произнес Бородин.

– Я – за, – тут же бодро задрал руку вверх Антон.

– Ты вообще остаешься здесь, – возразил Игорь. – Ногу лечи.

– Но…

– Все, я сказал. Руль, Штык и Волк, остаетесь здесь. «Антилопу»
Страница 9 из 20

разгрузить. За дело.

– Шаман, я против. Команчи «Ниву», конечно, не раскурочили, но весь металл, что не был прикручен, уволокли. А это запасные части и инструментальный ящик, – пояснил Руль.

– Возьми с «Антилопы». Делов-то, – пожал плечами Игорь.

– Так и я о том же, – согласно кивнул Руль. – А если с машиной что случится? Техника-то ломкая. Требует постоянного ухода. Вот так встанете из-за какого-нибудь раскрутившегося болта, и будет весело. Неисправность плевая, а починить нечем.

– Ты бы не каркал, – хмыкнул Бородин.

– Да при чем тут это? Ты командуешь бригадой, не вопрос. Но технические вопросы в моем ведении. То есть ты ставишь задачу, я думаю, как выполнить. И вообще, может статься так, что и «Ниву» не починим, и «Антилопа» застрянет не пойми где.

– Все сказал?

– Все.

– Я тебя услышал. Настя, где примерное местоположение поля боя?

– Линия обороны протянулась почти на двадцать километров с юго-запада на северо-восток по реке Талатайе до ее истока в Халаканском болоте. Оно идет, в свою очередь, полосой от трех до десяти километров до реки Данайя. Это та, через которую мы переправлялись по мосту. Болото прикрывало Растар с севера и северо-востока. Со стороны реки прикрытие осуществляли речная флотилия канонерских лодок, минные заграждения и береговые батареи, – как по писаному отчиталась Настя.

– Отлично. Экскурс в историю будем считать оконченным. А теперь я слушаю ответ на мой вопрос, – разведя руками, произнес Игорь.

– До линии фронта примерно двадцать пять километров. Но уже в пятнадцати располагался городок Чалата. Мы должны были его увидеть с другой стороны, если бы пересекли балку, где стоит усадьба.

– И чем столь привлекательна именно эта Чалата?

– По имеющимся сведениям, там располагался штаб армии, а как следствие, основные резервы и склады.

– Ох как все может кучеряво получиться-то! – восхищенно проговорил Ворот.

– И сколько человек насчитывала армия обороняющихся? – поинтересовался Игорь.

– Не армия. Корпус. Около пятидесяти тысяч человек.

– Хм. Ну что ж, занятно. Итак, пятнадцать километров. Случись пешком – запыхаюсь, но не смертельно.

– То есть навестим только Чалату? – уточнила Настя.

– Более того: мы только убедимся, располагались ли там штаб и склады и успели ли их эвакуировать. После чего вернемся. Никуда не лезем и ничего не трогаем. Я, конечно, не сталкер, но уверен, что, если в маленьком городке размещались крупные склады и стояло большое число военных, следы этого обнаружатся даже через полтора века.

– Это так, – согласилась девушка.

– Вот и замечательно. Премия ведь положена за сведения. Мы их доставим. Дальше пускай разбираются князь и рота химической защиты. Ну и чего замерли? Солнце уже встало, а у нас еще и конь не валялся.

«Антилопу» разгрузили в пять минут. А потом еще минут двадцать ждали, пока газогенератор наберет необходимое давление. Ох уж этот стимпанк. Будь у них бензин или баллоны с закачанным газом, то котел прогрелся бы куда быстрее. Н-да. И все же от разведения паров никуда не деться.

Игорь полагал, что на Земле слишком уж радикально задвинули паровики. Ведь можно было иметь некий симбиоз с дэвээсами. Но научно-технический прогресс и крупные корпорации решили иначе. Пар остался уделом узких отраслей.

В частности, применяется для ТЭЦ и АЭС. Спросите, при чем тут атомные электростанции? А что это, как не паровая машина, использующая ядерное топливо? Кстати, атомоходы и подводные лодки из той же серии. Все та же старая добрая паровая машина. Ну или, если быть более точным, турбина. Но трудится она также посредством давления пара.

За город выехали по своим же следам. Еще немного, и они тут дорогу накатают. Во всяком случае, Игорь, не стесняясь, разогнался километров до тридцати в час. Все-таки двигаться по проторенному пути куда проще, чем по целине.

Вон колодец, в который они вчера едва не влетели. А сегодня водитель загодя отвернул в сторону, придерживаясь следов. И порядок. Проскочили, не сбавляя хода. Путь, вчера занявший чуть ли не час, проделали за двадцать минут.

Разве что перед урезом вновь остановились. Игорь привычно облачился в лохматку и прогулялся до вершины, чтобы глянуть обстановку. Порядок. По коням, и акселератор в пол. Ну не то чтобы в пол… Но все одно довольно резво побежали в направлении развалин, а там и дальше. А по целине уже помедленней и повнимательней.

В принципе Игорь и сам собирался остановиться, так как до уреза оставалось не более ста метров. Предстояло по устоявшейся традиции обозреть пространство за возвышенностью. Обычная и даже традиционная практика. Но именно в этот момент оттуда послышался выстрел. Потом еще один. И еще.

Игорь ударил по тормозам, привычно сбрасывая избыточное давление в котле и уменьшая подачу газа на горелки. Потянул ручник. Никакой глупости в его действиях нет и в помине. Совершенно определенно стрельба не имела к ним никакого отношения. А потому и излишняя суета ни к чему.

Палили минимум из полудюжины стволов. Игорь явственно различал берданки и винчестер. «Антилопа» еще раскачивалась на рессорах, когда заполошная перестрелка вдруг затихла столь же внезапно, как и началась.

Разумеется, уйти – это сейчас самое благоразумное. Однако отходить вслепую – не лучшее решение. Нужно хотя бы иметь представление, с чем ты столкнулся, и уже потом принимать соответствующее решение. Вот если бы обстрелу подвергся их маленький отряд, тогда было бы не до выяснения обстановки. Оставалось бы только действовать.

– Ворот, контроль на триста шестьдесят градусов.

– Принял, – послышался совершенно спокойный ответ пулеметчика.

– Настя, ты как, машиной управлять сможешь?

– Смогу, – с явным неудовольствием ответила девушка.

Игорь сочувственно улыбнулся. Водить местные авто, даже легковые, – удовольствие так себе, средненькое, если не ниже. Поначалу, если попробовать прокатиться по прямой и недолго, – вполне интересно. Но кататься на этом чуде постоянно, да еще и по местным дорогам, а чаще по бездорожью, – тяжкий труд. Никаких гидроусилителей, только здоровое рулевое колесо и сильные руки водителя. Бородин комплекцией побольше Руля, но бороться с ним на руках даже не подумает. Бесполезно. Они у него неумолимы, как домкраты.

Спрыгнул на траву, набросил на голову капюшон лохматки и побежал в сторону вершины. Чем ближе урез, тем ниже он пригибался. В конце и вовсе лег. Дальше продвигался ползком, быстро перебирая локтями и отталкиваясь ногами. При этом ни на мгновение не забывая об осторожности. Перестрелка возобновилась, когда Игорь был на середине пути. Так что поаккуратнее надо. Без суеты. Тут не компьютерная игрушка, кнопочка «рестарт» отсутствует.

Ну вот. Теперь картина более или менее понятна. Четверо команчей зажали пятого, укрывшегося среди трех крупных белых валунов, невесть откуда взявшихся посреди степи. Не сказать, что невидаль. Бородин уже сталкивался с таким, и не раз, но это факт, а не объяснение.

Итак. Противоположный – северный – склон куда круче. Игорь поостерегся бы съезжать именно здесь. Впрочем, в любом случае ничего не получится. Примерно в полутора сотнях метров или чуть ближе пролегает глубокая промоина. Их «Антилопе» она явно не по
Страница 10 из 20

зубам. До валунов за ней, где засел обороняющийся, метров двести.

Нападающие спешились, залегли с запада от камней метрах в трехстах от Игоря и в полутораста – от камней. Лошади отбежали чуть в сторону и сейчас мирно пасутся, словно поблизости и не стреляют. Еще одно животное валяется неподалеку. Уже бездыханное.

Положению одиночки не позавидуешь. Пока трое отвлекают его и, не особо отсвечивая, ведут ленивую перестрелку, четвертый решил обойти слева. Для этого он воспользовался промоиной. Быстро передвигаться не получалось, так как приходилось ползти. Но упорства команчу не занимать.

Картина ясная. Обороняющийся продержится ровно до того момента, пока четвертый команч не выйдет ему во фланг, оказавшись чуть выше. Один-единственный выстрел – и дело будет сделано. Чужая разборка, в которую Игорю незачем лезть по определению.

Даже наоборот, нужно уходить, и чем быстрее, тем лучше. Конкретно эти команчи не сделали ему ничего плохого. На звуки перестрелки могут пожаловать родственники той или другой стороны. Шаман же тут вроде как не на войне.

Бросил взгляд на виднеющуюся вдали пустошь. Чалата. До нее километра четыре, вряд ли больше. А главное, весьма многообещающе выглядят несколько уцелевших черепичных крыш. Да-да, несмотря на полтора века, встречаются здания, сохранившие кровлю. И в Растаре они таковые видели. Тут ведь главное, чтобы нигде не протекало, а тогда уж и с деревом ничего не станется.

Иное дело, что их совсем немного, но зато это верный признак того, что там можно чем-то поживиться. Понятно, что Игорь не сталкер и не собирается играть с судьбой в рулетку. Делать ему нечего, кроме как лазить по разным сомнительным местам в поисках приключений. Но вот княжество тут очень даже могло бы поживиться. А значит, и премия обещала быть солидной.

Н-да. Не судьба им побывать в Чалате, что тут скажешь. Даже если разобраться с этой пятеркой, все одно нужно уносить ноги. Четыре обученных лошади с полной сбруей – конечно, хороший трофей. Но риска он все же не стоит. Хотя бы потому, что тогда их скорость уравняется со скоростью команчей, что чревато проблемами.

Стоп! А это еще что такое? Игорь извлек бинокль и посмотрел на обороняющегося. Ну точно. Никакой ошибки. Мужчина подтянул к себе рюкзак и, поковырявшись в нем, начал снаряжать патронами винчестер. Никакой ошибки. Не ранец, не вещмешок, а именно рюкзак. Ну и еще одна деталь, из-за расстояния не примеченная раньше. У него на голове не шляпа, а кепка. Самая обычная бейсболка.

А вот теперь ситуация изменилась. Русские своих не бросают. А другие тут пока замечены не были. Правда, непонятно, как этот мужик мог оказаться так далеко от Невьянска. Насколько известно Игорю, попаданцы появлялись в радиусе тридцати километров от княжества. Отсюда же по прямой порядка двухсот пятидесяти. Но это не имело никакого значения.

Сначала нужно избавиться от противника, заходящего землянину во фланг. Он сейчас на пределе прицельного выстрела. Но это, по сути, не имеет значения, если ты неплохой стрелок. Игорь пусть и не снайпер, но стрелять умел.

Во-от та-ак. Упреждение самое минимальное, скажем, прицелиться точно в голову. Хлоп! Команч выгнулся дугой и тут же опал. Причем молча и вроде как над краем промоины так и не поднялся. Во всяком случае, его товарищи продолжают постреливать, не выказывая обеспокоенности. Интересно, откуда у этих сволочей столько патронов?! Прямо расточители какие-то.

Стараясь не делать резких движений, передернул скобу, досылая в ствол новый патрон. Нет, с этим определенно нужно разобраться. Игорь уже передал свои замечания Спицыну, тот, в свою очередь, проинформировал военных. Так что они даже не стали заказывать опытную партию.

Процесс перезарядки посредством скобы требует большого простора и способствует демаскировке стрелка. Но зато БК на основе карабина Спенсера давал хорошую скорострельность. Что вполне устраивало Игоря. Вот только уже во второй раз выясняется, что ему далеко не всегда нужна быстрая стрельба.

Вновь прицелился и выстрелил. Команч легонько дернулся и затих. Вот и ладушки. Уж с двумя-то пулями в теле точно не доставит неприятностей. И вообще, если бы мог, то и реакция была бы куда более бурной.

А вот остальных так не достать. Слишком далеко. БК даже не имеет разметки на дистанцию более полутораста метров. Просто нет смысла. Точность сильно падает. Она, само собой, с расстоянием падает у всего оружия. Но у того же АК прицел размечен до тысячи метров. Вот только БК – это оружие диверсанта, а не пехоты. Пусть и отвергнутое армейцами.

Глянул влево по склону. Ага. Примерно метрах в трехстах от него с вершины до самого основания сбегает довольно густой кустарник. И если Игорь все правильно видит, то по нему получится выйти во фланг и в тыл нападающим. Приблизившись к крайнему правому метров на пятьдесят, он сможет дотянуться и до остальных.

Есть и другие варианты. Допустим, вывести на сцену «Антилопу» с «гатлингом». Или вооружиться своей берданкой с диоптрическим прицелом и прицельной дальностью в четыре сотни метров. Это куда проще и безопаснее. Только не гарантирует полного уничтожения кочевников. А отпускать «подранков» крайне нежелательно. Они ведь могут вернуться с подкреплением.

Игорь подался назад и, когда убедился, что его уже не заметят, побежал к автомобилю, постепенно выпрямляясь. Решение принято. Риск? Несомненно. Но страха нет. Только какое-то нездоровое возбуждение. Нетерпение застоявшегося скакуна. Хм. Интересно, уж не проявление ли это адреналиновой зависимости?

– Настя, запускай машину. Три сотни метров вдоль по склону.

– Поняла, – с готовностью ответила девушка, начиная предварительные манипуляции с «Антилопой».

Тем временем Игорь взгромоздился на сиденье рядом с ней и потянул из зажима свою берданку. Не хватало еще кого-то упустить лишь из-за того, что его БК не в состоянии достать беглеца. Опять же, его самого могут приметить на дальних подступах.

– Значит, так, – одновременно начал пояснять он. – Четверо команчей прижали землянина. Одного я уже приласкал. Остальные трое слишком далеко. Сейчас войду им во фланг. Стоите на этой стороне и ждете. Если услышите револьверный выстрел, значит, нужна ваша помощь. А так дожидайтесь моего появления.

– Не запаришься бегать? – подал голос Ворот. – Давай обряжусь в лохматку и понаблюдаю сверху. Если что, прикрою, пока Настя будет выезжать.

– Здесь наблюдай. Вон какой тарарам стоит. Кто знает, сколько еще команчей вокруг бродит. Ты попрешься наверх, а они появятся со спины. Так что верти башкой и не расслабляйся. Усек?

– Усек, – послышался через кожаный верх кабины разочарованный голос Григория, находящегося в кузове.

– Настя, стоп.

Соскочил на землю, быстро застегнул на поясе лохматую юбку. Еще по две застежки на ногах, и она превратилась в штаны. Отчего-то вспомнился фильм «Бриллиантовая рука»: «Брюки превраща-аются…» Берданку за спину. БК в руки. Подмигнул девушке и побежал вверх по склону. Тут совсем близко, Настя не просто проехала вперед, но и поднялась наискось к урезу, так чтобы только не высовываться.

Вершину перевалил ползком, постоянно следя за тем, чтобы команчи не заметили его маневра. Но все прошло хорошо. Как Игорь и
Страница 11 из 20

рассчитывал, он оказался во фланге и сзади аборигенов. Шансы быть обнаруженным минимальны. Но он все же предпочитал не расслабляться и не совершать резких движений. Какое-то расстояние даже удалось проскользить по траве на брюхе.

Добравшись до кустарника, почувствовал себя куда спокойнее. Но теперь продвигаться пришлось с куда большей осторожностью. Прибавилась вероятность выдать себя шевелящимися ветвями. Причем шансы весьма велики ввиду того, что кустарник оказался колючим.

Все это время перестрелка не прекращалась. Обе стороны экономили боеприпасы. Одни выжидали, пока их товарищ обойдет загнанного в ловушку. Второму ничего не оставалось, кроме как держаться. Кругом степь, и пешему от всадника попросту не уйти.

Ага. Вот он, первый команч. Целится из берданки, стараясь лишний раз не отсвечивать. Хлоп! Есть! Пуля взбила кожаную куртку четко между лопатками. Кочевник уронил голову и замер без движения. Расстояние плевое, не больше семидесяти шагов, а потому закатать свинец в точку прицеливания – никаких проблем.

Без суеты дослал в ствол новый патрон. До следующего шагов сто. И он также ниже Игоря. Целик оставил прежний. Разве что чуть скорректировал. Хлоп! А вот этому попало неудачно. Округа тут же огласилась отчаянным криком. Срочная перезарядка. Но теперь уже никакой жалости или сомнений, как это уже было однажды с Бородиным. Раненый пока не боец, а значит, не опасен.

Третий понял, что появился новый враг. И даже смог предположить, что он находится в кустарнике. Но, судя по его суете, никак не может определить, где именно засел противник. Окликнул раненого, интересуясь, где враг. Игорь четко расслышал вопрос. Но ответа команч не получил. Страдальца корячило так, что тот, наверное, и не понял ничего. Зато последний совершил роковую ошибку, замерев на одном месте.

Видна только голова под широкополой шляпой. Но это ничего. Перекинуть прицел на сто пятьдесят метров. До залегшего порядка ста двадцати – ста тридцати. Значит, вот так, чуть ниже. Хлоп! Голова команча дернулась и скрылась в траве.

– Эй, славянин, не пальни сдуру! – прокричал Игорь во все горло, срываясь с места.

Промахнуться настолько, чтобы совсем не попасть, он не мог. Пуля как минимум задела противника. В этом Игорь был уверен. Следовательно, у него появилась фора по времени, которую нужно использовать с максимальной выгодой. Бегом! Быстрее!

На бегу передернул скобу. Как бы походя навел на раненого, до которого не больше трех метров. Хлоп. Отчетливо различил, что пуля ударила в грудь. Кочевник, до этого выгибавшийся дугой, сразу распластался на траве и окончательно затих, раскинув руки.

Снова перезарядка. Приклад впечатался в плечо, ствол выцеливает последнего. Впрочем, Игорь напрасно волновался по его поводу. Свинец угодил точно в лоб. Так что контроль не требуется. Это он лихо управился.

Бах! Вжью-у! Мать!!!

Бородин рухнул как подкошенный. Неужели он ошибся и влез в местную разборку? Какого ляда этот идиот палит в него? Рюкзак и кепка – простые трофеи? Хм. Возможно, и так. Тем более что в одежде этого одиночки Игорь ничего земного не заметил. Серая, практически мышиного цвета, она скорее походила на форму. Хм. А ведь теперь припоминает на нем и сапоги.

– Эй, придурок! Что именно ты не понял из сказанного мной? – все же выкрикнул Игорь.

– А ты кто такой? – послышался звонкий молодой голос.

Метров сто пятьдесят, но слышно хорошо. На открытом пространстве звук вообще разносится далеко. Хм. Вот ей-ей подросток. Угораздило же его сюда забраться. А может, тут не одно место компактного проживания землян? Впрочем, для начала нужно разобраться с этим умником. Об остальном подумает потом.

– Я тот, кто спас твою задницу от четверых команчей. Сейчас ты встанешь во весь рост, поднимешь руки вверх, держа винчестер за ствол, и подойдешь ко мне.

– А если нет?

– А если нет, то я пальну пару раз из револьвера и из-за холма появится тачанка с пулеметом. Мне с тобой тут бодаться некогда.

– А зачем тогда спасал, если собираешься кончить?

– Да едрить твою через коромысло! Ты будешь делать что тебе говорят?!

– Ладно. Не заводись, – поднимаясь на ноги и выполняя требования спасителя, ответил парень.

Бородин также поднялся. Посмотрел на холм. Забираться туда решительно не хотелось. Глянул в сторону лошадей. Ну, если не станут играть в догонялки, это неплохая мысль. А вообще… Достал револьвер.

– Не дергайся. И руки опусти. Все в порядке, – крикнул он приближающемуся парню и выстрелил в воздух.

«Хм. А ведь и впрямь парень», – когда тот достаточно приблизился, рассмотрел Бородин. Лет двадцать пять – двадцать семь. Высок, худощав, русоволос, глаза все время щурит, как человек, привыкший носить очки. Был у Игоря знакомый, который решил перейти с очков на контактные линзы. Так все время ходил щурясь, хотя и видел хорошо.

Одет в форму армии аборигенов. И где только раздобыл? Видно, что она ему не по росту, но не критично. Высокие кавалерийские сапоги. Оружейный пояс с патронташем и кобурой на правом боку, откуда торчит уже привычный «вессон». В руках винчестер. За плечами рюкзак, на голове бейсболка, столь не гармонирующая с остальным обликом. Хм. Нет. Лицо, пожалуй, вполне соответствует.

Вскоре из-за уреза появилась «Антилопа». Незнакомец, уже успевший приблизиться почти вплотную, так и замер, увидев представшее перед ним чудо невьянского автопрома.

– Ох-ре-неть, – раздельно выдал он.

– Ты не поверишь, но нам тоже нравится, – подавая товарищам знак, чтобы подъезжали, произнес Игорь. – Тебя как звать?

– Леша. Овчинин Алексей Александрович.

– Очень приятно. Меня называй Шаман. Пока достаточно.

– Послушай…

– Стоп. Леша, все вопросы потом, – оборвал он парня. – Убитая лошадь твоя?

– Моя. Только наездник из меня – как из свиньи балерина.

– Главное, что в седле держишься. Давай собирай до кучи тех лошадок, – сноровисто обыскивая тело убитого, распорядился Шаман.

– Ладно, – легко согласился парень.

Хм. И совершенно спокойно отнесся к мародерке. Значит, приходилось хаживать по этой дорожке. Пусть на бывалого и не тянет. Опять же, если бы из Невьянска, то наверняка щеголял бы в шляпе с полями. Это попросту практично: и от солнца защищает, и вполне успешно противостоит дождю. А главное, не дает воде затекать за шиворот.

Трофеи собрали довольно быстро. Четыре берданки, столько же револьверов, три из которых капсюльные. По сотне патронов к берданкам на брата. Четыре уставные кавалерийские сабли. И никакого намека на арбалеты. Кучеряво живут аборигены, нечего сказать.

Интересно, это у них запасы с прежних времен или островитяне и тут активно торгуют? А что такого, если есть один форпост, отчего не быть и другому.

– Сворачиваемся и уходим, – когда покончили с трофеями, приказал Игорь.

– Как – уходим? – удивилась Настя.

– Да вот так.

– Игорь, ты видел, сколько там уцелело крыш?

– И что с того? Я сюда не воевать приехал. Одно дело – тишком-бочком, и совсем другое – после такого тарарама.

– Вас интересует этот городок? – подал голос новичок.

– Интересовал, пока не повстречали тебя, – уточнил Игорь, трогаясь с места.

– Я могу о нем порассказать. Как-никак четыре месяца там прожил.

– О как! – невольно подаваясь в
Страница 12 из 20

сторону от парня, присвистнул Игорь.

Ворот так же отошел на пару шагов, хотя и не контактировал с новичком близко. А вот Настя осталась на месте. Только горестно вздохнула и смерила непутевого осуждающим взглядом. А так, чего уже дергаться-то. Расслабились, йолки, разве что не лобызались со спасенным.

– Ты там все облазил? – спросила она.

– Ну-у… да. Было дело. А чем еще заниматься? В степи мне делать точно нечего. В городе один. Вот и обходил свои владения.

– Последние две недели в какое-нибудь новое место лазил?

– Да я там еще три месяца назад все разведал.

– Одежку эту там же нашел?

– Да. В сундуке лежала. Похоже, принадлежала какому-то офицеру. Там костей вокруг просто прорва. Здесь что, пандемия прокатилась?

– И самая что ни на есть рукотворная, – подтвердила девушка.

– На мой счет не волнуйтесь. Считайте, что минимум трехнедельный карантин я выдержал, – заверил парень.

– И это радует, – облегченно выдохнул Игорь.

– Уж не медик ли? – усмехнулась Настя.

– Медучилище, год отслужил фельдшером в армии и пять – на «скорой помощи», – подтвердил Алексей.

– Ладно. Расскажешь еще. Но только когда соберемся все вместе. Чтобы не повторяться. А сейчас выдвигаемся, – остановил разговоры Игорь.

Чем хороши лошади степняков, так это своей неутомимостью. И это при том, что статями превосходят своих степных товарок на Земле. Они были сродни дончакам. Годились как под седло, так и в упряжь. Вот только куда как выносливее. За это Игорь мог поручиться, так как был знаком с казачьей лошадью не понаслышке.

До лагеря в Растарской пустоши добрались сравнительно быстро. Лошадки если и задерживали, то не особо. Настя ничуть не унывала. А с чего бы, собственно? Конечно, хотелось самой все разведать. Но тут ведь главное – знать. Опять же, максимум, что могла бы себе позволить она, – это пройтись по улицам и посмотреть со стороны. Никакой конкретики, сплошные предположения и умозаключения. Алексей же все видел своими глазами, да еще и много чего пощупал. Так что расскажет в подробностях.

Сейчас же рассказывала она, вводя новичка в курс существующих реалий… Хм. Похоже все же старичка, но несведущего. Оно и время занять не помешает, и положено так. Новичка в княжество следовало доставить с минимумом необходимой информации. Чтобы он не донимал ненужными расспросами княжеских чиновников. Ну и самого князя, случись вновь прибывшему оказаться ценным кадром.

Но это не случай Алексея. Медики в княжестве, конечно, в цене, а фельдшеры «скорой помощи» с богатым опытом работы так и подавно. Но ничего особо примечательного он собой не представляет, чтобы его взяли в оборот и сделали невыездным. Имелась такая категория землян. Причем они не только не могли покинуть пределы княжества, но еще и находились под постоянным присмотром.

Как только вернулись в лагерь, Настя тут же принялась готовить обед. Вообще-то предполагалось, что сегодня обойдутся сухомяткой. Но так уж случилось, что прибыли достаточно рано. К тому же привезли с собой свежей конины. Кто бы что ни говорил, а правильно приготовленная конина – отличное блюдо. И Настя готовить ее умела.

– Ну вот, а я только хотел тебя обрадовать, что у нас теперь скорость возрастет в разы, – встретил Шамана Руль, с толикой сожаления указывая на трофейных лошадей.

– Хочешь сказать, что «Нива» в порядке?

– В полном. Говорю же, команчи ее не курочили. Только подожгли. А чему там гореть-то, – отмахнулся водитель. – Машину я глянул. В принципе все в норме. Нужно было кое-что подмазать да смазку поменять. Это сделал. Благо в смазочных материалах у нас недостатка нет.

Это точно. Газогенератор исправно снабжал их дегтем – основной смазкой, применяемой невьянцами. Как, впрочем, и древесным углем, который они использовали в своей походной печурке. Ну или по возвращении могли сдать на тот же пороховой завод.

– Значит, теперь у нас два автомобиля, – удовлетворенно произнес Шаман.

– Два, – заверил его Руль. – Только нужно озаботиться сиденьем. Ну и в остальном хорошенько все проверить, обслужить. Но за оставшееся время управлюсь. А поутру можно выдвигаться.

– С сиденьем не заморачивайся. Сами что-нибудь измыслим. Главное – рабочие агрегаты и ходовая.

– Я так и понял, – согласно кивнул водитель. – Ну и сюрприз для тебя.

С этими словами Артем подвел Игоря к багажнику сгоревшего авто и показал на оплавленные останки каких-то электронных устройств. Никакой ошибки. Пусть от них и мало что уцелело. А вот это уже интересно…

– В «Ниве» нашел? – спросил Игорь.

– В «Ниве», – подтвердил Артем.

– А «Антилопу» глянул?

– Нет еще. Но что-то мне подсказывает, что найду и на «Антилопе».

С этими словами Руль полез под грузовичок. А через несколько минут с мрачным удовлетворением разложил перед Игорем свои трофеи.

– Вот так вот, – скрежетнул зубами Бородин.

Он смотрел на стандартный ретранслятор, каковые попадались в княжестве, и на шесть микрокамер. Получается, кто-то зарядил их автомобиль видеоаппаратурой, чтобы снимать информацию. Котов говорил, что ретранслятор способен передавать сигнал километров на пятьдесят. Ну, учитывая скрытое размещение и слабую антенну, пусть на десять. Да хоть на пять. Без разницы.

Шаман было возбудился, посчитав, что есть возможность накрыть мобильную группу кукловодов. Но потом понял, что это бесполезно. Поди обнаружь их на такой площади. Даже если сузить сектор поиска в сторону княжества. Нереально. Опять же, чтобы приблизиться, кукловоды могли использовать тот же дрон с ретранслятором. Ну или снабдить этот передатчик вместительной картой памяти.

Электроника сегодня шагнула далеко вперед. Возможен любой вариант. И коль скоро у службы безопасности с ее ресурсами из этой затеи пока ничего не вышло, значит, нужен совершенно иной подход. Какой? Бородин не знает. Но другой. Думать надо. А пока перед командой лежали гарантированные четыре сотни вознаграждения из казны. По полтиннику за камеру и сотня за передатчик.

Историю Овчинина выслушали уже за обедом. Ну что тут скажешь, она состояла сплошь из неудач и невероятного везения. Его, как и всех, что-то толкало в сторону княжества. Но так уж случилось, что на пути всякий раз вставало какое-то препятствие. То овраг, то река, – а он не умел плавать, – и даже аборигены.

Конечно, одному в степи было не сахар, но и выходить к незнакомцам тоже не возникло никакого желания. Как-то раз Овчинин стал свидетелем схватки двух групп. Бились жестко и насмерть. Ну их, стукнутых на всю голову.

Через несколько дней блужданий его перестало тянуть на юго-запад, и он превратился в обычного бродягу. Попросту говоря, заплутал в степи. Один день шел в одну сторону, другой – в другую. Задерживался на какое-то время на месте. Охотился на грызунов и зайцев с помощью корзины, сплетенной из прутьев. Ловил рыбу. Потом снова продолжал путь, не зная, как поступить.

Потом встретился какой-то кочевник, возжелавший дотянуться до незнакомца с помощью арбалета. Однако промахнулся. Болт ударил в голову только вскользь. Но Алексей предпочел упасть и притвориться оглушенным. Когда же абориген приблизился, сумел его вырубить. Убивать не стал. Но обобрал подчистую.

На следующий день заметил погоню из трех
Страница 13 из 20

всадников. Отчего-то не сомневался, что это друзья или родичи оглушенного аборигена. Драться глупо. У него из оружия только арбалет, сабля и нож. Была бы винтовка – еще туда-сюда. А с этим арсеналом… Поэтому решил убежать.

Скорее всего, Овчинину это не удалось бы. Уж больно никудышный из него наездник. Но погоня прекратилась, стоило только переправиться через каменный мост. В Растаре останавливаться не стал. И, пройдя ее насквозь, двинулся дальше.

Овчинин был уже неподалеку от Чалаты, когда заметил преследователей. Их тоже было трое. Может, те, что гнались за ним раньше и обошедшие пустошь стороной, а может, другие. В любом случае парень не видел другого выхода, кроме как бежать. Однако как ни выносливы местные лошадки, его транспорт сильно устал. Поэтому он решил проверить свою догадку, направившись прямиком к пустоши. И это помогло.

Там и прожил последние четыре месяца. Облазил все, что только можно, обзавелся оружием и устроил настоящий дом. Правда, если раньше звери еще заходили в пустошь, то вскоре их не стало, и парню уже дважды приходилось выбираться за границу города, чтобы поохотиться. На третий раз его подстерегли команчи.

– А как ты реанимировал кожу? – не удержался от вопроса Игорь.

Ну вот не укладывалось у него это в голове, и все тут. Ладно сукно, но кожа однозначно должна была задубеть! Алексей же пользовал и сапоги, и оружейный пояс с кобурой.

– Читал когда-то, что индейцы выделывали кожу смесью жира и мозгов животных. Вот и попробовал. Времени-то у меня было хоть отбавляй. Вопрос же с одеждой и обувью нужно было как-то решать. А там, как говорится, если долго мучиться, то что-нибудь получится.

– А хорошо получилось, – вынужден был признать Игорь.

– Нормально. Только вот великоваты мне, – огладив голенища сапог, заметил Овчинин.

– Ничего. Приедем в Невьянск, там приоденешься по-человечески.

– Шаман, а может, навестим ту пустошь? – предложил Волк.

– Не пытайся объять необъятное. У нас и так богатая добыча, дай бог с ней добраться до княжества. Здесь же мы возбудили команчей, и нарваться теперь – как два пальца об асфальт. Но коль скоро тут обнаружился такой Клондайк, не думаю, что есть смысл сообщать об этом князюшке в надежде на награду за наводку.

Игорь обвел всю команду внимательным взглядом. Те одобрительно закивали, мол, все верно, лучше помалкивать. Да и глупо было бы. Заразы там никакой, живое тому подтверждение сидит рядом с ними. Перспективы поистине головокружительные. Надо лишь Алексея поподробнее расспросить, что и как. Так сказать, провести предварительную инвентаризацию.

Глава 3

Охота на кукловодов

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги… Вот уж воистину ожидания нередко оборачиваются разочарованиями. Казалось бы, все получилось и выгода налицо. На деле же обязательно найдутся какие-нибудь подводные камни и все оказывается не столь просто.

Так и у Игоря. Вроде бы все ладится и складывается в симпатичную такую картинку. В общем и целом он обласкан удачей. А не чем иным, кроме как везением, все случившееся с ним за последние месяцы не назвать. Но вот не обходится та бочка меду без ложки дегтя, хоть тресни.

Раздолбали банду, взяли изрядные трофеи. И перспективы очень даже радужные. А не тут-то было. Спицын, главный и единственный оружейник Невьянска, наотрез отказался выкупать оружие более чем за полцены или брать его под реализацию хотя бы за две трети. Хочешь больше? Не вопрос. Продавай. Благо это законами княжества не возбраняется.

Да только жаждущие приобрести стволы в очередь к Игорю не выстраивались. Вроде и подешевле, чем в оружейной лавке. Но кто знает, в каком состоянии оружие. Чистой воды кот в мешке. Спицын же – оружейный мастер. А потому и товаром торгует качественным. Да еще и гарантию дает. Если не по твоей вине случилась какая поломка, приведет все в норму совершенно бесплатно.

Надежды на получение премии за выявление пособника бандитов также канули в Лету. Трупы-то они доставили. Безопасники чин чином их сфотографировали. И даже провели дознание. Без дураков отработали. Это Игорь узнал доподлинно от своих подопечных на занятиях по рукопашному бою.

Но результат отрицательный. Да и неудивительно, при такой-то лояльности властей. Преступники совершенно открыто бродили по Невьянску. Не гадят в городе – так и дела до них никакого. Они даже счета в банке имели и напропалую пользовались чековыми книжками.

Вот и сейчас. Казалось бы, в рейде Бородину с товарищами в руки упала дорогая «Нива». Но и тут не слава богу. В результате серьезной поломки пришлось половину пути тянуть на буксире. Причем едва не бросили в степи. Теперь нужно тратиться на восстановление, да еще и прикидки Руля оказались неверными, а потому и затраты существенно выше. Ну и глупо бы было не учесть все те дополнения, что ранее приходили на ум Игорю.

Приволокли библиотеку. Однако и тут с горчинкой. Во-первых, часть книг все же изрядно подпортилась. Местная типографская краска не столь водостойкая, как земная, и частью поплыла. Как следствие утрачен и текст. К тому же наличествовали образцы, уже имеющиеся в княжестве. А вообще, работникам института необходимо время, чтобы разобрать доставленные бумаги и книги.

Однозначно прибыль будет немалой. Но о ее денежном эквиваленте говорить пока еще рано. И ни о каком авансе речи быть не может. Такое тут попросту не принято. Вот изучат все, рассортируют, оценят и тогда разом выпишут всю сумму. По самым скромным подсчетам – месяц.

Не сказать, что Бородин и члены его команды бедствовали. Нет, со средствами у них, к счастью, все в порядке. Дай бог каждому. С тем кризисом, что был пару месяцев назад, не сравнить. Но все же факт оставался фактом. Активы вроде как есть, но в то же время ни о каких сверхприбылях не могло быть и речи.

Конечно, оставалась еще и пустошь Чалата со скрытыми в ее недрах богатствами. Но ты поди доберись до них. К тому же то, что их новый знакомый не подцепил никакую заразу, вовсе не давало гарантии, что ее там нет.

У них в команде есть опытный сталкер в лице Насти. Алексей в бытность свою землянином служил в химических войсках. Пусть и в санчасти, но тем не менее соответствующую подготовку все же прошел. Уж больно ушлые ребятки эти террористы, да еще и постоянно ходили разговоры об отправке на Ближний Восток. Так что к боевой и специальной подготовке в их части подходили вдумчиво.

Но соваться в Чалату без должной подготовки, а главное, без экипировки, – затея не из лучших. Костюмы же химзащиты, противогазы и экспресс-лаборатория – весьма дорогое удовольствие. Их средств для нормального снаряжения пока явно недостаточно. Вот и пришлось отложить Чалату на неопределенное будущее…

Игорь в который раз начал поочередно напрягать мышцы, чтобы хоть как-то разогнать кровь по жилам. Ну не его это – сидеть в засадах. Ему бы вперед, бегом, скачками и чтобы адреналин по крови. Тут же… Сидишь как мышь под веником и все ждешь чего-то.

Хм. Вообще-то не чего-то, а кого-то. И лучше бы этому паразиту наконец появиться. Достало уже маяться в засаде. И что самое паршивое – непонятно, появится он или нет. А если появится, то когда? Может, через месяц, а то и через два. И вовсе не факт, что у них к этому времени не лопнет
Страница 14 из 20

терпелка.

Стоп! Только не сдаваться. Все говорит о том, что неизвестный или неизвестные обязательно мелькнут. Брачное агентство оказалось в зоне пристального внимания невидимых кукловодов. Сначала закладки аппаратуры в доме. Кстати, пару недель назад у Алины вновь были обнаружены камеры. И на этот раз целый десяток. Потом автомобиль. Так что «Антилопу» обязательно захотят зарядить. Просто нужно набраться терпения и подождать.

Снова тело затекло. Лохматка. Куст сирени. И полная неподвижность. Вот слагаемые успеха. Спрятаться тут больше негде. Просить же Артема устроить днем какое-нибудь укрытие, чтобы у наблюдателей кукловодов не возникло подозрений, Игорь не стал.

Просто он вовсе не исключал такой вероятности, что Артем и сам может работать на кукловодов. Да это вообще первое, что пришло ему в голову. А потому вот уже неделю в засаде, выставляемой каждую ночь, попарно дежурил он сам с Доком и Волк с Воротом. Артема же о своих действиях, ясное дело, не предупреждали. Оно, конечно, как-то не очень так-то поступать с членом своей же команды. Но, с другой стороны, Руль поймет. А не поймет… Н-да. Не хотелось бы терять члена команды. Успели уже притереться.

Как и предполагал Игорь, Овчинин княжескую администрацию особо не заинтересовал. Особо острой нужды в медиках не было. Разве что в армию или на случай мобилизации. Но, с другой стороны, для этого парень должен принять гражданство. А тот не горел таким желанием и решил присоединиться к Бородину.

В планы Игоря не входило обзаводиться столь уж большой бригадой. У них брачное агентство, а не отряд наемников. И для этого имеющейся команды более чем достаточно. Но по здравом размышлении он все же решил не отталкивать рекрута. Да, сейчас у Шамана со средствами не так чтобы хорошо. Но ведь есть задел. Причем весьма солидный. К тому же деньги – это не главное.

Куда важнее кадры. Доктор… Ну хорошо, пусть фельдшер. Но с опытом работы на «скорой помощи», да еще со специальной противохимической и биологической подготовкой, даже на уровне сержанта, – лишним никак не будет. Поэтому премию, полученную за доставку Овчинина в Невьянск, Игорь передал ему же в качестве подъемных. Нужно ведь парню как-то устраиваться.

Да и Настю со Штыком собирался подтянуть к себе. Попова – язва еще та, и характер у нее серьезный. Но по сути она не лидер и сама это прекрасно осознает.

Иметь вместо одного предприятия два – а что тут такого особенного? Пока-то еще интересно кататься между анклавами и вольными хуторами. Но ведь эти поездки уже превращаются в рутину. Дальше только скука. Нет, если бы Бородин на Земле жил как обычный обыватель, то никаких вопросов. Но он-то вел деятельный образ жизни.

Занимался в детском патриотическом военно-спортивном клубе. Был активным членом казачьего общества и команды военного многоборья при нем. Словом, не сидел на попе ровно. И вдруг, оказавшись в мире, живущем по закону фронтира, выбрать себе спокойный уголок и не отсвечивать? Вот уж с чем он не мог согласиться…

Оп-па! О чем и речь! Вот он, красавчик! Конечно, возможен вариант, что и не он вовсе, а просто какой воришка. Угу. Невьянск – вовсе не такое уж благостное место. Разгула преступности и беспредела, разумеется, нет и в помине. Но все же кражи и грабежи случаются. Месяц назад и вовсе мужчину зарезали. Убийцу пока так и не нашли. Так что далеко не факт, что этот ночной гость – тот, кто им нужен.

Собачка, сторожившая двор, Игоря и остальных членов команды знала хорошо, а потому не возражала против их вторжения. Тем более получив взятку в виде куска мяса. Вырезка без единой косточки! Это чтобы уничтожила угощение без остатка и не всполошила хозяев. А тут вдруг тихо так заскулила и спряталась в самый дальний угол будки.

Игорь дернулся было взглянуть, который час, но сразу же себя одернул. Дурное желание. Тут и дышать-то нужно через раз, а не на часы поглядывать. Выдать себя никак нельзя. Главное, чтобы это не оказался вор. Вот уж чего не хотелось, так это афишировать свои действия. Тут уж никуда не денешься. Не станут же они смотреть, как какой-то гад обворовывает их товарища.

Конечно, Док слабоват в качестве напарника. Его еще учить и учить. Но именно по этой причине Игорь и разделил пары таким образом. Он – с самым неподготовленным. Волк – с уступающим ему Воротом. Ничего более умного придумать не смог.

Неизвестный тенью скользнул к окну спальни Соболевых. Мелькнул свет фонарика. Электрического, между прочим. Ацетиленовые такого свечения не дают. Послышался легкий скрип дерева. Скрежетнул металл.

Что за идиотизм? Понятно, что согласно указу князя у Соболевых, как и у остальных, имеется только легкая ограда. Но все окна первых этажей неизменно закрыты глухими ставнями. Если есть желание проникнуть в дом, то ломиться именно через окна спальни – затея не из лучших. Определиться же с планировкой не так чтобы и сложно, потому как в Невьянске все дома типовые.

Ладно. Потом разберется. Игорь тенью скользнул к неизвестному. С другой стороны надвинулся Док. И у него получилось не так тихо. Злоумышленник – а кто же еще-то – оставил в покое окно и, ослепив Дока ярким лучом, выдернул револьвер. Овчинин даже замер, вскинув руку к глазам. Бородин различил сухой щелчок взводимого курка. Но к этому моменту он уже набрал скорость и был рядом.

Приклад БК врезался в основание шеи неизвестного. Не издав ни звука, злоумышленник сразу же сложился изломанной куклой у ног Игоря. Только капсюльный кольт брякнул оземь. Местная конструкция, само собой. Земное оружие тут редкость и стоит дорого. Как, впрочем, и боеприпасы к нему.

– Док, учись двигаться бесшумно, – выдохнул Игорь.

– Ну, извини. Москва не сразу строилась. И потом, я его отвлек, а ты приласкал.

– Интересно, если бы он успел прострелить твою шкуру, ты так же считал бы себя правым?

– Смысл говорить о том, чего не случилось? – прикладывая пальцы к живчику на шее оглоушенного, пожал плечами парень. – Жив, – констатировал он.

– Говорить об этом надо, – с упором возразил Игорь. – И за этот косяк я из тебя еще душу выну. Потому как не фиг расслабляться. Вы мне раненые и уж тем более мертвые не нужны.

Теперь уже он сам склонился над находящимся без сознания неизвестным. Доставать свой фонарик не стал, воспользовался трофейным. Хм. Точно такой же, как и у него. Динамо с диодом в удобном прорезиненном корпусе. И уронить не страшно, и одной минуты вращения рукояти хватает на двадцать беспрерывной работы.

На неизвестном ничего особенного не обнаружилось. Пара ножей, на поясе и за голенищем. Уже выроненный револьвер. Папиросы, спички, золотой червонец, три рубля серебром и мелочь. И это все. Обычный среднестатистический невьянец. Разве только в открытой холщовой сумке, висевшей через плечо, нашлась сыромятная волчья шкура. Вот отчего песик испугался. Ничего удивительного. Не волкодав, а обычная дворняжка, звоночек. В городе в большинстве домов такие.

А вот сумка, пристроившаяся у стены, куда интереснее. Из нее тянется резиновая трубка, на конце которой обнаружилась стальная полая игла. Что-то вроде той, что используют на насосах для мячей. Однако куда длиннее и вставлена в сквозное отверстие в стене, предназначенное для шкворня от поперечины
Страница 15 из 20

ставней. В сумке трубка присоединена к какому-то стальному баллону с вентилем.

Зимой эту дырку дополнительно утепляют, чтобы холодом не тянуло. Но сейчас никаких препятствий для иглы нет. Получается, этот говнюк собирался пустить в дом какой-то газ. Хм. И скорее всего, сонный. Теперь понятно, как так случилось, что Руль ни о чем не догадывался. Они с женой ложились спать, а потом им еще и добавляли, чтобы не смогли помешать даже случайно.

Ну точно! Подобным образом эти сволочи делали закладки и в доме Алины. Ну невозможно проделывать это так, чтобы никого не потревожить. Тем более если там проживает чуть ли не три десятка человек.

Та-ак. Что тут еще? Мини-камеры. Провода тоньше волоса. Черная краска под стать той, которой была выкрашена рама «Антилопы». Но скорее всего, куда быстрее сохнущая. Ретранслятор. Динамо в одном корпусе со «стирлингом». Оборудование один в один с тем, что они сняли раньше и обнаружили в сгоревшей «Ниве». Клей для крепления аппаратуры. Отличный, между прочим. Пришлось изрядно постараться, чтобы прежнее оборудование не оторвать с мясом.

– В яблочко, а, Шаман! – задорно произнес Док, вязавший уже приходящего в себя мужика.

– Еще как в яблочко, – не без удовольствия подтвердил Игорь.

В этот момент раздался легкий скрип двери. Шаман тут же поспешил укрыться за автомобилем, едва успев подать знак напарнику. Док сообразил мгновенно и, оставив злоумышленника, ушел за угол дома. Не хватало еще схлопотать пулю от ничего не ведающего товарища.

– Руль, не пальни сдуру, – уже не скрываясь, но и не спеша выходить на открытое пространство, громко произнес Игорь.

– Шаман? – удивленно произнес водитель.

Рука с револьвером опустилась, хотя спускать курок с боевого взвода Артем не спешил. А заодно продолжал светить ацетиленовым фонарем в сторону «Антилопы», из-за которой слышался голос командира.

– Я, – выходя из-за машины, подтвердил Бородин.

– А чего это ты?.. Док?!

– Привет, Артем, – смущенно улыбнулся появившийся из-за угла Алексей.

В этот момент пленник, окончательно придя в себя, подскочил и рванул в сторону небольшого приусадебного участка. Как видно, рассчитывал скрыться среди деревьев. Опять же, на улице горели какие-никакие фонари, ему же сейчас не помешает темнота. Ну и то, что на задах был пустырь, тоже немаловажно. Оказавшегося на его пути Алексея он снес, как таран. Несколько большая масса и отчаянная решимость – неплохое подспорье.

Реакция Игоря была молниеносной. Приклад впечатался в плечо. Хлоп!

– А-а-а!

Клац-клац. Хлоп!

– Уйо-о!

Клац-клац. Хлоп!

– Ы-ы-ый!

– Познакомься, – опуская БК и досылая в ствол следующий патрон, произнес Игорь, окутанный облачком порохового дыма. – Как зовут этого придурка, мы пока не знаем. Но он усиленно старался накачать вам в дом какой-то газ. А в его сумке нашелся комплект, подобный тому, который ты демонтировал на «Антилопе». Ну что там, Док?

– Порядок, – вновь начиная колдовать над неизвестным с концом веревки, отозвался Овчинин.

– Резинки? – угрюмо поинтересовался Руль.

– Они, родимые, – подтвердил Игорь.

Спицын сразу же отреагировал на изменения в законодательстве о самообороне. Не откладывая в долгий ящик, он быстренько разработал револьверные травматические патроны. А еще начал продажу зарядов для капсюльных револьверов. Эти продавались со специальными насадками для заправки эластичных пуль в каморы.

Казалось бы, обычный револьверный патрон. И даже с меньшей навеской пороха. Но стоил целых двадцать копеек. Иван Аркадьевич объяснял это дороговизной сырой резины, из которой он затем варил пули. Хм. Может, и не лукавит. Во всяком случае, тот же прорезиненный дождевик стоил в десять раз дороже обычного парусинового. Ну дорогая тут резина. Если не на вес золота, то на вес серебра точно.

– Шаман, а почему я ничего об этом не знаю? Он знает, – жест в сторону растерявшегося Алексея, – а я нет.

– Потому что ты должен был вести себя как обычно, – пожав плечами, ответил Игорь. – Малейшая наигранность или неестественность – и ничего не вышло бы.

– То есть ты использовал меня и мою семью как подсадных уток.

– Артем, вот сейчас ты выдохнешь и успокоишься, – твердым тоном произнес Бородин. – Я вас использовал как наживку не для поимки убийц, и вы ничем не рисковали. По крайней мере, я понятия не имел о газе, что в принципе может быть опасным. Но, как видишь, мы не дали ему ничего сделать.

– Шаман…

– Артем, ты сейчас пойдешь домой. Успокоишь жену. Насчитаешь отару из тысячи и одной овцы и уснешь. А завтра с утра, под чашечку чая, обдумаешь все случившееся и станешь предъявлять мне претензии. Если найдешь за что. Все. Док, выводи этого огородами.

Игорь подошел к окну, чтобы собрать пожитки пленника. Потом отправился на задний двор, за которым начинался пустырь. Его так и подмывало оглянуться, чтобы понять, как именно поступил Артем. Вот не хотелось разлада в команде. Но еще меньше желания обзаводиться человеком кукловодов.

Даже если оставить в стороне ненависть, испытываемую к ним, в любом случае агент – это мина замедленного действия. Ведь здесь шоу. Значит, есть и зрители. Те, кто готов платить за него большие деньги. А как известно, кто платит, тот и заказывает музыку. Захочется завтра какому-нибудь жирному борову посмотреть, как команда Бородина окажется в полной заднице, и внедренный в группу агент организует это. Ничего личного. Просто работа.

Всегда можно заставить человека поступать так или иначе. У каждого есть ниточки, за которые можно дергать, и рычаги, на которые можно давить. Тем же Артемом возможно управлять через его жену и пока еще не рожденного ребенка. Семья – едва ли не самый мощный побудительный мотив на свете.

Выбравшись из огорода Соболевых, пересекли пустырь и вскоре оказались в промзоне. Дальше прошлись по дороге, благо ночь и вокруг ни души. Добрались до линии укреплений, перебрались через нее и заграждения.

Как ни громозди всевозможные преграды, ограды и ловушки, местные всегда имеют пару-тройку лазеек. Ну не ходить же в самом-то деле все время в обход. И в особенности вездесущей детворе. Эти умудряются набивать целые тропы. Вот одной из таких Шаман с Доком и воспользовались.

Мужичок то и дело порывался заартачиться. Но с ним особо не церемонились. Тычок в бок или по затылку – и мозги начинали работать в правильном направлении. А вообще, человек всегда надеется на лучшее, даже когда совсем хреново, даже когда его ведут на расстрел. Надежда умирает последней. Это вовсе не фигура речи. Это правда жизни.

– Мужики, ну вы чего? Мужики, ну не надо… Я все-все расскажу, – едва только вырвали кляп, тут же начал канючить неизвестный.

Они отошли от города достаточно далеко, чтобы их не услышали ни на одном из постов. И дорогу оставили в стороне. Да еще и подобрали овраг, заросший деревьями. Словом, ори, не ори – бесполезно. Никто не услышит. И пленник это сразу же понял. А уж когда в свете фонаря блеснуло стальное жало ножа, так и подавно.

Игорь подошел к мужику и молча сунул ему кулак в душу. Приложился как следует. Не жалея. Так, чтобы у того никаких иллюзий. Бедолагу вывернуло наизнанку. Бородин даже забеспокоился, как бы с ним чего не вышло. Потому как и дышать не может, и рвет его.
Страница 16 из 20

Судорожно вдохнув, он прихватил в трахею блевотину, и добавился еще и выворачивающий кашель.

Но ничего. Отдышался. Пришлось отвести его немного в сторону и плеснуть водой в лицо, чтобы не ощущать кислую вонь рвоты. Зато в глазах мужика явственно читался животный страх. Похоже, клиент дошел до нужной пластичности. Самое последнее, чего хотелось Игорю, так это прибегать к экспресс-допросу в полевых условиях.

Он уронил пленника на пятую точку. Присел перед ним на корточки, положив БК себе на колени. Направил свет фонаря в лицо и заговорил:

– Ну что, мужик, давай пообщаемся. Кто таков?

– Василий. Туманов Василий Федорович, – поспешно ответил тот. – Я пять лет уже как сюда попал. Жена, трое детей. Мужики, ради деток пожалейте, а?

– Не канючь. Продолжай. А там видно будет.

– Ага. Ага. Конечно. Я механиком на казенном автомобильном заводе работаю. Живу на Церковной. У озера. Шестой дом.

Игорь присмотрелся повнимательней. Хм. Вроде бы видел его раньше. Ладно, личность еще уточнят.

– Давно работаешь с кукловодами?

– Не. Месяца три, не больше. Я как-то дома в мастерскую зашел, вижу, на верстаке лежит сумка. Не моя сумка. Я же там все как свои пять пальцев знаю. В сумке той письмо, где написано, что либо я буду делать все, что мне скажут, либо моей семье конец. А дети-то тут при чем? Тем более никого убивать не надо. Только и того, что аппаратуру установить. Инструкции, как и что, там же были.

– Что за газ в баллоне?

– Усыпляющий. Вреда никакого. Я уж не раз это проделывал, даже голова не болит.

– На себе пробовал, что ли?

– Пробовал. Я ведь не душегуб, людей как тараканов дихлофосом травить.

– Значит, из одного только страха работать стал?

– Зря вы так, мужики. Они ведь все могут. Все мы тут их волей оказались. И камеры эти где только не находят. И убийцы подручные у них очень даже могут быть. Но правда ваша, кроме всего прочего, в сумке еще и сто рублей золотом было.

– И как они тебе задачи ставят?

Туманов не ответил.

– Ты не молчи, мужик. Не молчи. Думаешь, мы такие добрые, что не тронем никого? И тебя грохнем, и семью твою не пожалеем. А как подловим следующего, так тебя в качестве примера помянем. Станешь сотрудничать – все чин по чину сделаем. Не узнают они, что ты с нами снюхался. А случись, так и вывезем тебя. Не всесильные эти кукловоды. Не все им подвластно. А у нас, как ты понимаешь, есть знакомые среди аборигенов.

Игорь говорил это ровным, бесцветным тоном, что придавало его словам куда больший вес, чем свирепое выражение лица. Вот так слушаешь и сразу веришь. Смог бы он осуществить свою угрозу? Пожалуй, что и нет. Не было у него ненависти, а уж о жене и детях этого бедолаги и говорить нечего.

Он не сомневался, что мужик из страха за свою семью сотрудничал с кукловодами. А если так… На что сам Игорь решился бы ради своих? Да на многое. И уж на то, чтобы подбросить кое-какую аппаратуру, тем паче.

– А если я в контору пойду?

– Не пойдешь, – покачал головой Игорь. – С нами шансов больше, что мы через тебя не переступим. Контора же, случись, так даже не поморщится. И не потому, что им на тебя наплевать. Просто для них это работа, а ты и твоя семья – запланированные потери. Так что давай, мужик, прекращай маяться ерундой.

– Я каждый четверг отправляюсь к тайнику. Там нахожу сумку со всем необходимым и инструкцией, где и что нужно сделать. Мне поручали только машины заряжать, – наконец сдался Туманов.

– Цели всегда конкретные? – продолжил задавать вопросы Игорь.

– Да, – кивнув, с готовностью ответил Василий.

– А как ты им возвращаешь, ну, хоть тот же пустой баллон?

– Так там же, в тайнике, оставляю. А когда прихожу, то на месте уже новое лежит. Ну или старое, когда не заберут.

– Так они что, не каждую неделю задачи тебе ставят?

– Нет. Но хожу я каждый четверг. Как было написано еще в первой инструкции. И каждый месяц получаю по сто рублей…

Проговорили часа два, выясняя всевозможные подробности. Несколько раз прошлись по одним и тем же вопросам, пытаясь поймать пленника на противоречиях. Пару раз Игорь прикладывался кулаками, изображая бешенство и сбивая мужика с конструктивной волны. Он, конечно, в допросах валенок, но полагал, что подобный подход позволяет поставить допрашиваемого в тупик и заставить ошибиться.

По завершении беседы препроводили Туманова обратно в город. Вновь посетили подворье Руля. Чтобы не насторожить кукловодов, Игорь решил-таки установить аппаратуру на «Антилопу». Пусть будет. Ничего страшного. Главное, чтобы Василий продолжал пользоваться доверием кукловодов.

Затем, уже утром, окончательно установили личность пленника. Не соврал. И механиком работает, и пять лет как попал в этот мир, и детки с женой в наличии. Ну что ж, причин для спешки никаких. А потому пусть Василий пока побудет в роли спящего агента и работает как прежде.

Н-да. Из них оперативники те еще. Но больно уж не нравился Игорю подход местной конторы. Как-то уж совсем у них все неоднозначно. Не следует сбрасывать со счетов тот факт, что многие земляне не горят желанием вернуться. И уж наверняка среди них те, кто занимает в княжестве более или менее видное положение. Власть – это то, перед чем устоять практически невозможно.

А по мнению Игоря, тот же начальник службы безопасности вполне может быть в числе тех, кому не хочется на Землю. Подумаешь, тут нет телевидения, баночного пива и сотовых телефонов. Плевать. Кем он был там? Простым опером. Кто он здесь? Практически второе по влиянию лицо в княжестве. И не важно, что вроде как капитан. Стоит только захотеть, так генеральские погоны навесит. Тут важна сама суть.

И кем он станет, вернувшись на Землю? Ладно еще, если сможет восстановиться в полиции, в чем Игорь серьезно сомневался. Ну вот нет у Котова причин тосковать по родине. Во всяком случае, Бородин их не видел. А коль скоро так, то лучше он наломает дров и наплодит ошибок, но доверяться безопаснику в этом вопросе не станет.

– Леша, я все спросить хотел, – начал Игорь, когда они, уставшие после ночных приключений, возвращались домой по улицам просыпающегося Невьянска.

– Да, – с готовностью отозвался Овчинин.

– Я вот смотрю, ты постоянно щуришься. Как будто у тебя проблемы с глазами. И очки у тебя видел. Земные еще. Но только ты их не носишь. Перешел на линзы?

– Загадка этого мира, – пожал плечами парень.

– В смысле? – не понял Игорь.

– На Земле у меня были проблемы со зрением. Но стоило оказаться здесь, как они исчезли. Первое время глаза еще поболели, так, словно зайчиков от сварки нахватался, но потом все прошло. А щурюсь я скорее по привычке. Никак не осознаю до конца, что со зрением полный порядок.

– Хм. А ведь и у меня так было, хотя я ничуть не страдал плохим зрением.

– Ну, возможно, причина в чуть ином спектре света.

– То есть так должно было быть у всех? Но в Невьянске хватает народу в очках. У кого-то зрение садится уже здесь.

– Это может быть и индивидуальная особенность организма. Знаю, что сейчас в очках никакой надобности. А что там и почему, понятия не имею.

– Ладно. Тебе прямо, мне налево, – останавливаясь на перекрестке, произнес Игорь. – И не забудь, через три часа собираемся и двигаем на рыбалку.

– Не забуду. Остальных не извещать?

– Незачем лишних посвящать.
Страница 17 из 20

Знаем впятером, и этого пока более чем достаточно.

– Ясно, – кивнул Док и направился по улице уже в одиночестве.

Он, как и Настя со Штыком, проживал в общежитии, где квартировали сталкеры и мародеры. Григорий предлагал обосноваться с ним, в общежитии работяг, где было не в пример потише. Мол, под это дело можно будет даже отжать отдельную комнату на двоих. Но Овчинин отказался. Заявив, что пока предпочитает пожить в этом развеселом месте, неплохо способствующему сбору информации о новом мире. Чего только не наслушаешься от бывалого народа…

Рыбалку эту Игорь затеял, чтобы в некотором роде оправдаться перед Рулем. Он из его команды. Они вверяют друг другу жизни. И разного рода недомолвки попросту лишние. Собраться всем для беседы за рюмкой чая совсем не будет лишним. Только устроились подальше от «Антилопы». Ну его, этого засланного казачка.

Убедить Артема в том, что никто и не думал в нем сомневаться, удалось без особого труда. Хотя бы потому, что Игорь никому не говорил о своих сомнениях относительно его. Мало того, когда Алексей высказал подобное предположение, строго его дернул. Но Соболев не должен был ничего знать, чтобы сыграть свою роль максимально правдоподобно. Поверил. Вот и славно.

Часам к трем поспела уха. Как оказалось, Док умел отлично готовить. Правда, по его словам, только в полевых условиях. Но все догадались, что он лукавит. Мужики отчего-то стесняются признаваться, что уверенно чувствуют себя у плиты. Готовка ведь никак не вяжется с мужественностью.

– Ох, Леха, стоило тебя спасать хотя бы за вот такую вкуснотищу, – жадно отправляя в рот ложку за ложкой, восхищенно произнес Антон.

– А ты и не спасал, – возразил Овчинин.

– Ты не прав. Мы – одна команда. А значит, если спас тебя даже один из нас, то заслуга эта общая, – авторитетно возразил Волков.

– Игорь Юрьевич, как-то сухо идет, не находишь? – нарочито прокашлявшись, подметил Григорий.

– Ну так в чем проблема? В моем рюкзаке бутылка казенки, – пожал плечами Игорь.

– И у меня есть, – тут же подхватился Овчинин.

Игорь обвел взглядом товарищей и понял, что заряжены все без исключения. Н-да. Как там говорится? Если командир не в состоянии предотвратить пьянку, то он должен ее возглавить? Хм. А еще направить в нужное русло и придать упорядоченный характер.

– Значит, так. Антоша, с нас сегодня простава. Потому сходи принеси мою и твою. И на этом все. Завтра выезд. Хуже нет, чем отправляться в дорогу с похмельем. Просрем все на свете. И себя в частности.

– Как скажешь, Игорь Юрьевич, – легко согласился Волков, а потом стрельнул лукавым взглядом в сторону Гришки. – Только как бы кое-кто не добавил в известном веселом заведении.

– Ты это о чем? – вздернул бровь Бородин.

– Да это он про красные фонари, – вынужден был признать Васютин.

– Не понял. Ты же утверждал, что после страстных хуторянских вдовушек Венины красавицы не пляшут.

– Говорил. Но когда мы в последний раз бывали на таком хуторе?

– А душа просит, – подначил парня Артем.

– Кое-кому легко говорить, – отмахнулся от водителя Гришка.

– Не скажи. Вот Антон, например, не ходит по фонарям, – заметил Соболев.

– Ну, парни, вы не правы. У каждого своя терпелка, – возразил Игорь. – Но ты смотри, Гриша, Настя узнает – не видать тебе ее благосклонности как своих ушей.

– Да мне и так не видать, – отмахнулся парень.

– Ну, это дело твое. А насчет… – Бородин многозначительно щелкнул пальцами по горлу.

– Командир, я ведь туда не за выпивкой хожу. Справил нужду и подался восвояси.

– Добро, – принимая одну бутылку от подошедшего Дока, произнес Игорь. – Кстати, как там дела у Вени? Не загибается? И вообще, как с тобой после того?

– Нормально со мной. Мы же думали, что он нас заказал. Так что он вроде как зла не держит. Разминулись краями. Он ко мне с разговорами не лезет, ну и я хожу не к нему. А что до девочек… Знаешь, Шаман, а ведь у него новенькие появились.

– О как.

– Ага. Подробности я не знаю, но точно невольницы.

– Вот же с-сука, – сплюнул Антон. – Горбатого могила исправит.

– Ладно. Это не наше дело. Случится, девкам в беде поможем. А бороться с системой, даже гнилой, то еще удовольствие. Будем здоровы, парни, – решил закруглить скользкую тему Игорь.

После ухи и пары капель у них словно второе дыхание открылось. В смысле клев начался просто бешеный. А когда рыба идет на наживку, рыбалкой увлечется даже самый равнодушный к этому занятию.

Бородин собирался просто вывезти парней в поле, чтобы выровнять ситуацию с Рулем. А вышло так, что едва ли не на промысел отправились. Каждый из них поймал не меньше десяти килограммов. Док и Ворот свой улов передали Бородину. Ну куда им эта рыба? А в доме Алины народу хватало. Разносолы никак не помешают…

– Проснулся? – приподнимаясь на локотке, поинтересовалась Алина.

Игорь вгляделся в образ девушки при неровном газовом освещении. Горел только один рожок с ее стороны. И, несмотря на зеркальный отражатель, его потуг было явно недостаточно для освещения просторной спальни. Впрочем, мало что изменится, если запалить еще и со стороны Игоря. Да даже четыре рожка на большом зеркале у туалетного столика не больно-то повлияют на освещенность. Нет, определенно станет светлее, но все одно не идет ни в какое сравнение с электричеством.

Но тут уж ничего не поделаешь. В Невьянске властвует полный и всеобъемлющий стимпанк. Хм. В принципе электростанция есть. И даже станки казенных мастерских работают за счет электроэнергии. Но вот изготовлением лампочек никто как-то не озаботился. На производстве используют освещение на достаточно дорогом ацетилене. Но это все одно дешевле и проще, чем электрические лампочки.

Н-да. Ацетилен дает куда лучшее освещение, чем светильный газ, но для бытовых нужд все же расточителен. Вот уж чем уникален газогенератор, так это не просто самоокупаемостью, но еще и прибыльностью. Пусть и небольшой.

– А ты решила, что я за время рейда успел настолько расслабиться, что не услышу будильника? – подбивая опорную руку и роняя девушку себе на грудь, поинтересовался Игорь.

Он с нескрываемым наслаждением прижал к себе горячее тело и впился в ее губы долгим, жадным поцелуем. Наконец Алина положила ухо на грудь Игоря, вслушиваясь в учащенное биение сердца.

– Просто подумала, что ты изрядно устал и нуждаешься в отдыхе, – пояснила она, потершись об него щекой.

– Ну, мы не вчера вернулись, – авторитетно возразил он.

– Хочешь сказать, что полностью отдохнули? А как же ваши непонятные ночные бдения?

– Хочу сказать, что тут главное – не расслабляться. И тогда нагрузки воспринимаются как нечто само собой разумеющееся.

– Кстати, ты так и не объяснил, чем это вы с Антоном по ночам занимались?

– Не объяснил – значит, оно тебе не надо. Мы это уже проходили.

– Игорь, а Настя в рейде тебя домогалась? – вновь приподнявшись на руках и вперив в Игоря внимательный взгляд, неожиданно спросила Алина.

– Все не можешь забыть тот вечер в клубе? – хмыкнул он.

– Это не ответ на вопрос.

– А это допрос? – Игорь вздернул бровь. – Мы опять ревнуем? Ах да, я совсем забыл, твое самолюбие настолько болезненно, что его нужно неизменно подпитывать заверениями в верности. А еще лучше – доказательствами, –
Страница 18 из 20

скатился он на сарказм.

– Ты меня ни с кем не перепутал? – фыркнула девушка. – Было дело, сорвалась, но то разовая ситуация. Ты формулировку вопроса вспомни.

– Нет. Настя меня не домогалась, – зависнув на пару секунд, чтобы и впрямь восстановить в памяти суть вопроса, наконец уверенно ответил Игорь.

Хм. А ведь получилось весьма убедительно. Да оно и к лучшему. Не хватало еще оказаться в эпицентре противостояния двух девиц. И уж тем более Насти и Алины, стоивших друг друга. Нет, ему такого счастья не надо.

После недолгой игры в гляделки девушка удовлетворенно кивнула и, оттолкнувшись от матраца, одним движением поднялась на ноги. Потянулась, соблазнительно изогнув свое обнаженное и стройное тело. После чего наклонилась за нижним бельем. У Игоря аж дух захватило. Мало того что сама по себе девушка была красива, так еще и это освещение. Вот уж где оно к месту!

– Ну ты чего замер? Для сладкого нужно было вставать пораньше, – с издевкой произнесла она.

– Кхм. Н-да. Или не ложиться спать, – сбрасывая оцепенение, заметил Игорь.

– Ну-у, как вариант, – не стала отрицать Алина, озаряясь озорной улыбкой.

Шесть утра. Пока умылись, оделись и спустились к завтраку, на улице практически рассвело. Еще немного, и ночь окончательно уступит свои права. Правда, судя по всему, сегодня солнышко не порадует людей лучами. Уж больно хмурое небо. Хорошо еще, если дождь не польет. А это вполне возможно. Октябрь как-никак. Брр. Лучше не надо.

– Доброе утро, мама Алина, дядя Игорь, – встретила их хлопотавшая у стола Хана.

– Здравствуйте, Алина Витальевна. Доброе утро, Игорь Юрьевич, – с улыбкой поприветствовал вошедших Волков.

– Здравствуйте, молодежь, – чуть ли не в один голос произнесли Алина и Игорь.

– У дураков мысли сходятся, – сделав беззаботный жест, произнесла Алина, усаживаясь за стол.

Молодые только переглянулись, обменявшись улыбками. Вообще, хорошая получится пара. Они друг друга буквально с полуслова понимают. И это не может не радовать. Как и то, что Хана уже полностью взяла на себя заботу о женихе. Правда, проживают все же отдельно, и до близости у них еще не дошло.

Впрочем, и не дойдет, пока не сыграют свадьбу, назначенную на будущее лето. Миловаться, гулять до утра, обстирывать, обштопывать, выделять средства на закупку необходимого в их будущий дом – это все да. А вот о чем другом и речи быть не может.

Кстати, парень крепко подсел на блесну. Оттого и о хождениях на сторону даже не помышляет. Не сказать, что Игорь это одобрял. Но Антон… Кремень, йолки. Бородин ничуть не сомневался, что сам так нипочем не смог бы.

Руль подъехал, как всегда, к половине седьмого. Вот уж кому приходилось вставать на час раньше. Генератору нужно минут тридцать, чтобы набрать рабочее давление газа. Впрочем, как говорится, кто на что учился. Пусть он встает пораньше и все время возится с ломким железом, зато ему не нужно каждый раз бегать марш-броски с полной выкладкой. Ну и случись, то и удар первым принимать не ему.

Как только «Антилопа», устало вздохнув, остановилась у калитки, засобирались на выход. Игорь и Алина вышли первыми, неся оружие и вещи на несколько дней. Впрочем, вещи нес Бородин. Неизменный рюкзак за спиной, достаточно объемный чемодан в руке. Ей достался только патефон, с некоторых пор их неизменный рабочий инвентарь.

Раньше Алина обходилась большим кожаным ранцем. Но коль скоро появился транспорт, то отчего бы этим не воспользоваться. Оно, конечно, и тяжело, и неудобно. Но носить эту бандуру не ей, а наряды в поездках никак не будут лишними. Тут ведь какое дело? Кроме всего прочего, еще и невьянские фасоны получается продемонстрировать. А они серьезно отличаются от аборигенских. Так сказать, лишний стимул. Потому что человек вообще падок на все новое и необычное.

Антон слегка задержался. Целоваться на глазах у всех молодые не решились, постеснялись. Но вот так встали, уперлись лбами, о чем-то там быстренько пошептались, вполне невинно подержались за руки и разошлись. Парень сбежал с крыльца и, не оглядываясь, вышел со двора, осененный святым кругом. Если судить по шевелившимся губам, Хана еще и молитву прочла.

От дома Поповой прокатились за Васютиным. Общежитие располагалось так же на Озерной, только на южной оконечности улицы. Как раз по пути на выезд. Из прежней общаги Григорий съехал, когда они взяли под пресс местного сутенера Вениамина. Думал было устроиться на квартиру. Но, как оказалось, в Невьянске такое явление, как сдача жилой площади, не практикуется. Алина являлась исключением.

Вот и пришлось ему снова определяться на постой в общежитие. Только уже в другое. Игорь хотел было побеседовать с Алиной, но Ворот отговорил. Заявил, что ему так куда проще. Ну и получше, чем на прежнем месте. Шаман гонял своих подопечных и в хвост и в гриву, а потому отдохнуть после таких нагрузок сам бог велел. А как тут нормально поспишь, когда ругань и мордобой случаются и далеко за полночь?

В рабочей же общаге все по-другому. Тут если и бывает какое «веселье», то лишь в пятницу или субботу. В воскресенье народ уже трезвел, приходил в себя и ложился спать пораньше. Впереди трудовая неделя, и лучше к этому отнестись со всей серьезностью. За рабочие места держались. Потому как никому ты здесь не нужен и кормить тебя никто не станет.

Выехали за город и, вздымая за собой шлейф пыли, покатили в сторону Лесной заставы. Тут не так чтобы и далеко. Меньше двух десятков километров. Дорога наезженная, считай, по асфальту катят. Правда, все одно тряско. Местные авто не сравнить с оставшимися на Земле. А уж их грузовичок, в основе которого лежит крупный гужевой фургон, так и подавно. Но, как говорится, все познается в сравнении.

На заставу прикатили, когда у пограничников как раз закончилась утренняя зарядка. По пояс голые бойцы с веселым гомоном рванули со спортивного городка в казарму. Н-да. Срочники. Были среди них и совсем молодые, но не менее трети – взрослые, умудренные годами мужики.

Вот такая особенность Невьянского княжества. Любой, кто принял гражданство, призывался на год в армию. Костяк – это, конечно, профессиональные военные. В смысле контрактники. Но основная масса все же призывники.

А ведь не все среди погранцов срочники. Вон общагу уже закончили достраивать, и к ней направляются шестеро мужиков. Похоже, и тут контрактники появились. Ага. А эта, что вешает белье, пожалуй, чья-то жена из рядового или сержантского состава.

На КПП их привычно проверили и запустили вовнутрь. Руль по все той же заведенной традиции подкатил к колодцу и приступил к обслуживанию генератора. Электрическое зажигание у «Антилопы» уже появилось. Но, как говорится, нет предела совершенству.

Артем стравил излишки газа и только потом открыл крышку генератора. Наблюдая за этим, Игорь уже в который раз задумался об устройстве резервного баллона с газом. Вот такие излишки можно будет закачивать прямо в него. У них на всякий пожарный предусмотрен еще один генератор, ацетиленовый.

Этот газ шел на фары и фонари. Одновременно он же являлся резервным источником питания горелок котла. Но ведь на заправку и подъем давления все одно нужно время. Пусть и значительно меньше, чем на приведение в рабочее состояние газогенератора. А так появится
Страница 19 из 20

запас газа хотя бы на самый крайний случай.

Тем более что средства на переделку имеются. И на «Ниве», которую сдали в ремонт в мастерскую Тульского, эта будущая опция предусмотрена. Вот и на «Антилопе» нужно так же сделать.

Тульский, конечно, поартачился, но все же взялся. Их с Лапиным предприятие предусматривало кроме производства автомобилей еще и техническое обслуживание. Но пока в продажу пошли только первые ласточки, и автомастерская стояла без дела. Андрею же Васильевичу Игорь доверял. Конкретный мужик. И за свою работу отвечает.

Руль уже запустил газогенератор. Пограничники дружно направлялись на завтрак. В этот момент на заставу въехал еще один автомобиль. Тоже детище мастерской, точнее, небольшого завода Тульского. ТАЗ-2, «Тульский автомобильный завод». Ага. Скромненько так. Ну или как его уже прозвали в народе – «тазик». Цифры означают модификацию: 1 – легковой, 2 – грузовой, 3 – грузопассажирский.

По факту ТАЗ-2 – чуть ли не близнец «Антилопы», и грузоподъемность одинаковая. Разве что он является чисто грузовой модификацией, и у ТАЗ-3 база подлиннее из-за пассажирского салона.

Надо же. Уже прикупили машину. Это нехило так зарабатывают хуторяне, если позволяют себе подобные покупки. А Бородину казалось, что заработки у них более чем скромные. Продукты в Невьянске сравнительно дешевы, а потому крестьяне особо не жируют. Не в смысле голода. Речь о промышленных товарах, которые куда как дороже.

Ладно бы трактор. Тут траты оправданны. В отношении же автомобиля этого с уверенностью не скажешь. Подумаешь, базовая комплектация стоит триста рублей. Оно вроде как и недорого, но ты поди выложи разом такую сумму.

Невьянцы вполне могут себе это позволить, поскольку под покупку автомобиля предусмотрено кредитование. Но вольные-то хуторяне не являются гражданами княжества и обретаются на Диких землях, а потому никто их кредитовать не будет.

Впрочем, кто знает, может, и трактор имеется да на автомобиль заработали. Все же куда удобнее на нем возить продукцию. И, судя по полному кузову, они едут в город не просто так, а с намерениями. Хм. А может, и грабежами пробавляются. Дикие земли. Так что возможно все. И главное, тебе за это ничего не будет, если сможешь возразить оппонентам.

Игорь уже встречал этих мужиков. Вернее, двоих из троих. Сталкивались на дороге. Тут любая встреча того и гляди обернется пальбой и кровью. Потому и вглядываешься в каждого встречного. Да запоминаешь. На будущее.

«Тазик» подкатил прямиком к колодцу. У пограничников тут уже оборудованная площадка. И ящик под уголек имеется. Если на технике стоит газогенератор, ясное дело. Вновь прибывшие так же предпочитали кататься на газу.

Ничего удивительного. Под уголек оно, конечно, на пятьдесят рублей дешевле получается. И мороки поменьше, потому как газогенератор куда капризней и требовательней. К тому же на обычных предусмотрен механизм подачи угля. Но у газа есть парочка неизменных преимуществ. Дармовые древесный уголь и деготь. А последний, как известно, является главной смазкой для местной техники.

Ну и возможность снятия горелок и использования твердого топлива, пусть и придется подбрасывать вручную. Словом, не дураки хуторяне, чего уж там. Брали технику с прицелом. И Игорь мог только одобрить подобный подход. Если бы сам был на их месте, тоже предпочел бы слегка переплатить.

– Здорово, – спрыгивая на землю, поздоровался хуторянин, сидевший за рулем.

Ну, на крестьянина он явно не тянет. Лет сорока, среднего роста, крепкого сложения, без капли седины в густой черной шевелюре, суровое обветренное лицо, цепкий и где-то даже злой взгляд. Нет, понятно, что жизнь тут суровая, и рохле на Диких землях делать нечего. Но этот явно выглядел тертым волчарой. Игорь рассмотрел в нем родственную душу. То есть боец, а не работник.

– Привет, – ответил он.

– Вы, что ли, бракоделы?

– Не понял? При чем тут бракоделы?

– Ну так хорошее дело браком не назовут, – хохотнул мужик.

Как видно, старший. Просто нравилось ему водить авто. А вот обслуживание лежит на двух его спутниках, которые сейчас и суетятся вокруг техники.

– Ты в этом плане, – улыбнулся Игорь. – Ну, я бы не сказал, что тут подобное высказывание справедливо.

– Это точно. Баб в Невьянске не хватает. Иное дело у нас на хуторах. Мы куда порешительнее городских будем, а потому и к местным за невестами катаемся сами. Не ждем, пока нам за бабки подгонят суженую. Кстати, Руслан, – протянув руку, представился мужик.

– Игорь, – ответив рукопожатием, назвался Бородин.

Остальные так же перезнакомились. Хуторяне всем своим видом выражали дружелюбие. Так и напрашивается выражение – были сладкими как патока.

– Одним трактом пользуемся, – пояснил свою позицию Руслан. – И вроде разъезжались уж без претензий, а каждый раз волками друг на дружку смотрим. Неправильно это. Люди же мы, в конце-то концов, а не звери.

– Твоя правда. Да только ты уж не обессудь, Руслан, но если и завтра повстречаемся на тракте, то с обнимашками к нам не лезь.

– Что так?

– А нет у меня ни к кому доверия. Вообще ни к кому. Так что пожелали друг дружке здравия – и разбежались.

– Н-да. Не случилось пока у нас разговора.

– Ну так это ведь пока, – пожал плечами Игорь.

– И то верно, – согласился Руслан.

– Шаман, все готово, можем ехать, – доложил Руль.

– Ну, бывай, Руслан. Извини, что без драки, – прощаясь, произнес Игорь, подавая знак своим грузиться.

– А могешь? – задрав бровь, не без иронии поинтересовался хуторянин.

– Даже не сомневайся, – с самой радушной улыбкой отозвался Бородин.

– Лады. Я зарубочку сделаю. Как-нибудь попробуем устроить спарринг, – пожимая руку, произнес Руслан.

– Ого, – теперь уже вздернул бровь Игорь.

– Ну так и мы кое-что могем, – подмигнул хуторянин.

Как только выехали за пределы заставы, началась противная морось. В воздухе повисла эдакая взвесь. Видимость пусть и упала, но незначительно. Предгорье. Тут больших горизонтов нет, чтобы это было критично. Зато с каждым пройденным километром пыльный шлейф становился все жиже, пока и вовсе не пропал.

А еще появился постоянный стук по крыльям – это земля начала налипать на колеса. Пока не грязь. Помимо неприятного звукового эффекта, больше никаких негативных последствий. И если вот сейчас морось прекратится, то и не появится.

Но это все мечты. С каждой минутой погода портилась все сильнее. У Игоря непроизвольно начали ныть мышцы. Обычное дело. Тело начинает паниковать в предчувствии сильных физических нагрузок. А их, похоже, не избежать. Еще немного, и «Антилопу» местами придется толкать. Ну не вездеход их «тазик», что тут еще скажешь.

Глава 4

Не все измеряется серебром

Хотя на этот раз их путь лежал в Тартару, один из четырех городов аборигенов, миновать Буркату никак не получалось. Тут имелся единственный мост через Айсану, довольно широкую реку с бурным течением.

В город прибыли часам к двум пополудни. Никаких препятствий для продолжения поездки не было. В крайнем случае переночевать можно и дальше. На хуторе Рухайло. Если раньше, чтобы попасть в Тартару, приходилось забирать южнее и двигаться через Улану, то теперь появился путь на пятьдесят километров короче.

Расстояние вовсе не
Страница 20 из 20

шуточное, даже при наличии техники на паровой тяге. Это у землян автомобили бегают со средней скоростью двадцать километров в час. Быстрее попросту не получается из-за плохих дорог и постоянной опасности нападений. Техника же аборигенов хорошо если выдает среднюю скорость восемь-девять километров. А то и меньше. Так что полсотни верст – это, считай, их дневной переход.

Вот и устроил один из крепких вольных родов выселки на реке Холодной, построив там большой паром. Благодаря чему сообщение между Буркатой, Тартарой и находящейся рядом Малетой в значительной мере упростилось. В случае необходимости именно на этом хуторе и намеревался заночевать Игорь. Благо отношения с родом Рухайло у них были вполне теплыми.

В низовьях течение Айсаны, протекающей через Буркату, становится достаточно спокойным, и там устроена переправа. Мало того, в нужном месте даже есть хутор, как и небольшой паром на одну гужевую повозку. Но это, так сказать, для собственных нужд. Выигрыш в пути составляет меньше полутора десятков километров. Так себе расстояние, и купцам нет смысла пользоваться этим маршрутом. Как и Игорю с товарищами. Дорога там едва наезжена, а потому вместо того, чтобы сэкономить время, они его только потеряют.

Пообедали, оправились, обслужили «Антилопу» и снова в путь. Благо на землях Буркаты никакого дождя не было и в помине. Облачно, да. Но зато сухо. Хм. Ну и пыль, чтоб ей пусто было. Достала! Вот так и не поймешь, что лучше. Кстати, горожане смотрели на землян как на какую диковинку. А и то, на дворе бабье лето, а они где-то изгваздались в грязи, да так, что комья даже на кожаной крыше!

На преодоление пути в полсотни километров понадобилось часа полтора. Причем на одной заправке. Повезло, что дорога в основном под уклон, а потому шли экономно. Зато обратно однозначно придется останавливаться для обслуживания.

Вот насколько поначалу Игорь загорелся идеей купить паровой автомобиль, настолько же сейчас был готов разнести его с помощью кувалды к такой-то матери. Человек, вкусивший все преимущества двигателя внутреннего сгорания, не мог так просто смириться с несовершенством паровиков. Игорь, конечно, допускал возможность создания вполне конкурентоспособной паровой машины. Но вынужден был делать выводы из существующих реалий…

– Здравствуй, Алиночка. Как доехали? – с нескрываемым уважением и искренним радушием встретил сваху глава рода.

Хм. Изображает из себя старика, убеленного сединами. Вон даже бороду отпустил чуть ли не до пупа. Да только бесполезно все. Прекрасно видно, что мужчине едва минуло пятьдесят, пусть и седой как лунь. При всем несовершенстве местной медицины и высокой смертности среди аборигенов это все же не тот возраст, чтобы тянуть на звание старейшины. Но, с другой стороны, да, глава семьи, подавшейся на выселки, со всеми вытекающими.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=33812602&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

БК – переделка невьянского оружейника на основе карабина Спенсера. Трубчатый магазин на десять револьверных патронов располагается в прикладе. Скоба изменена, не такая массивная, больше похожа на скобу Генри. Глушитель как на винторезе. Короткое цевье. – Здесь и далее примеч. авт.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.