Режим чтения
Скачать книгу

Снайпер читать онлайн - Владимир Лиштванов

Снайпер

Владимир Виленович Лиштванов

Влад Мещеряков к сорока с лишним годам уже приобрёл материальный достаток и определённое положение в обществе. Потеряв четырнадцать лет назад любимую девушку, он никак не мог найти замену и наконец решился жениться по расчёту. Это решение в корне изменило его жизнь и помогло раскрыть давнюю тайну, над разгадкой которой он бился много времени. Что произошло четырнадцать лет назад и как те события повлияли на современную жизнь Влада и его друзей, читатель сможет узнать из этого романа.

Снайпер

Владимир Виленович Лиштванов

© Владимир Виленович Лиштванов, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая

Конец июля 2006 года у преуспевающего бизнесмена Влада Мещерякова был, как обычно, насыщен презентациями продукции подопечной фирмы, деловыми встречами с партнерами по бизнесу и различными другими, приятными и не очень, текущими делами. Всё это будоражило кровь и вносило разнообразие в насыщенную различными событиями активную жизнь.

Вот и сегодня, в пятницу, он ехал с очередной презентации, как никогда, рано, в девятом часу вечера, хотя в последние месяцы, раньше полуночи, не возвращался домой.

Был тихий летний вечер, конца рабочей недели, сулящий два дня заслуженного отдыха и наслаждений не связанных с рабочими буднями. Шаловливый ветерок врывался в открытое окно машины, даря Владу легкую прохладу. Огромный, огненно-красный шар солнца наполовину закатился за горизонт, окрашивая окружающее пространство в багряный цвет, суля на следующий день ветреную погоду.

Влад не спеша ехал в новой иномарке «Mazda 5» синего цвета, специально подобранную под цвет глаз невесты и вполне возможно, будущей жены Сюзанны, слушая «Радио шансон».

Звучала душещипательная песня о блатной жизни, о нелегкой судьбе зека, как будто нельзя сочинить душещипательных песен об обычной человеческой жизни, не связанной с тюрьмой и криминалом. Видно десятилетия сталинских лагерей уже на генетическом уровне засели в подсознание людей и авторов бардовских песен. Нужны будут теперь десятилетия, чтобы эта генетическая информация стерлась из памяти населения.

Несмотря на тоскливый мотив и грустные слова, у Влада было приподнятое настроение. Всё шло просто замечательно. Презентация удалась полностью, суля новые выгодные контракты.

Как сказал главный бухгалтер, сдавая квартальный отчет и бухгалтерский баланс за первое полугодие, по итогам второго квартала текущего года его фирма получила на тридцать процентов больше прибыли, чем за аналогичный период прошлого года.

Это внушало Владу уверенность в правильности выбранного курса финансовой политики фирмы и претворяемого в жизнь бизнес-плана. Это тоже радовало сознание. Жизнь была хороша, и жить было хорошо.

– Братела, возьми трубу! Братела, возьми трубу! – противным, скрипучим голосом проговорил мобильный телефон, отвлекая от приятных мыслей.

Влад специально сделал такое предупреждение о поступившем звонке на мобильный.

Не потому, что был садистом к самому себе, а для того, чтобы даже ночью, когда спал, при поступлении звонка на мобильный телефон, сразу возникло бы сильное желание выключить этот скрипучий голос, взять мобильник и ответить звонившему. Высказав всё, что думаешь по этому поводу.

Влад достал мобильный телефон и, взглянув на табло, увидел, что звонила Сюзанна.

– Да, Сюзанна, – ответил он.

– Ты где? – вкрадчиво спросила Сюзанна.

– Еду домой.

– Почему так рано?

– Так получилось.

– Я сегодня к тебе не приеду, – прощебетала Сюзанна, – сегодня я задержусь допоздна, много дел.

– Хорошо, как освободишься, так перезвони, – ответил Влад.

– Я так и сделаю. Пока, любимый!

– Счастливо, дорогая, – проговорил Влад и дал отбой мобильнику.

Влад достал сигарету, прикурил и глубоко затянулся, не отрывая взгляда от дороги.

С Сюзанной его познакомили уже с полгода назад на одной из корпоративных

вечеринок, которая состоялась, он уже и не помнит по какому поводу.

В тот день у Влада было чудесное настроение, слегка подогретое вином.

Он был на той стадии опьянения, когда все казались милыми да хорошими, а он был ласковым и приветливым. На эту симпатичную синеокую, длинноногую шатенку в вечернем платье с глубоким декольте Влад сразу обратил внимание, как только та вошла в зал.

Её темно-русые волосы завораживали взгляд, и Влад не мог его оторвать от волос, шаловливо спадавших к её плечам. Влад откровенно наслаждался ими, разглядывая незнакомку. Черты её лица были слегка вытянуты в овале, но приятны для восприятия, а чуть-чуть вздернутый нос подчеркивал привлекательность.

– Кто это? – спросил Влад у Игоря Воронина, сослуживца и друга, с которым в этот момент обсуждал последние биржевые новости.

– Это Рыбалкина Сюзанна, – ответил тот, – она недавно работает в нашей фирме.

– Какие очаровательные девушки, оказывается, работают у нас.

– Разве ты с ней ещё не знаком?

– Нет ещё!

– Могу познакомить. Кстати, она не замужем!

– Так чего же мы стоим и ждём?

Они подошли к девушке.

– Сюзанна! Привет! – обратился ещё издали Игорь.

– Привет Игорек! – ответила девушка и мило улыбнулась.

От этого на щеках появились ямочки, а чуть вздернутый носик задорно повернулся в их сторону. Сюзанна Владу сразу понравилась, а когда узнал необычное имя, то она полностью запала в душу и поработила сердце.

– Познакомься, – продолжал говорить Игорь, – это Владислав Мещеряков.

– Сюзанна, – назвала своё имя девушка мягким грудным голосом.

– Можно просто Влад, – сказал Влад, зачарованно глядя на девушку.

– Простите, мне надо ненадолго отлучиться, – сказал Игорь, видя, что Влад уже запал на Сюзанну, и отошел, чтобы не мешать знакомству.

– Какое интересное у вас имя, Сюзанна! – заинтригованно проговорил Влад.

– Да, мама очень хотела меня так назвать, – мило улыбнувшись, проговорила Сюзанна.

– В вас, по всей видимости, течет испанская кровь?

– Нет, просто мама очень любила спектакль «Безумный день или женитьба Фигаро», да ещё с участием Андрея Миронова в роли Фигаро, и вот, когда я родилась, то меня назвала в честь одной из героинь этой комедии.

– Как интересно!

– Но мне не всегда было здорово от этого имени.

– Почему?

– В детстве много доставалось насмешек от мальчишек.

– Они были просто маленькими и глупыми. Разве над такой симпатичной девушкой можно насмехаться?

– В то время я была не столь симпатична, да и мальчишек тогда внешность мало интересовала.

– Зато сейчас явно все вами восхищаются и боготворят.

– Конечно не все…

– Но наверняка многие.

– Даже не знаю. Я как-то не задумывалась над этим.

– Наверно сейчас ваше сердце занято одним из почитателей вашей восхитительной внешности?

– Нет, оно никем не занято, – скромно проговорила Сюзанна, мило потупив взор.

– Неужели нет ни одного мужчины рядом, у ваших ног? – удивился Влад.

– Нет, я сейчас свободна, – немного кокетливо проговорила Сюзанна.

Ей понравилась та учтивость, с которой разговаривал этот симпатичный мужчина, да ещё являющийся одним из руководителей фирмы, в которой работала.

Морально
Страница 2 из 20

она уже была готова немного закадрить его, провести маленький флирт, а если удастся, то и завести роман. А там, как карта ляжет. Ведь плох тот солдат, который не хочет стать генералом. Сюзанне становиться генералом совсем не хотелось, а вот стать генеральской женой и исподволь руководить тем самым генералом, она бы была совсем не против.

– Так может быть, мы встретимся где-нибудь в неформальной обстановке? – как бы повинуясь её тайным желаниям, спросил Влад, хотя ещё было неизвестно, кто больше хотел этой встречи: он, или она.

– А почему бы и нет?

– Тогда дайте ваш номер мобильника, и я перезвоню в ближайшее время.

– Записывайте.

Сюзанна продиктовала номер мобильного телефона, в душе радуясь такой удачной встрече. Влад был тоже доволен тем, что познакомился с этой симпатичной девушкой, да ещё не обременённой брачными узами.

С тех пор у них завязался роман, плавно перешедший в постельные отношения.

До революции в России аристократы в сорок лет обзаводились официальными женами и имели от них детей, законных наследников.

Влад не был потомком аристократов, хотя, может быть, и был, но история об этом скромно умалчивала. Но думал последовать примеру аристократов, ведь уже перевалило за сорок, и пора было остепениться, пора было найти достойную мать будущим детям.

Внешними данными, его Бог не обидел. Он был среднего роста, но статен. Фигура немного утратила спортивную форму, полученную в юности, но осталась подтянутой и немного поджарой. Его волевое лицо, со слегка широковатыми скулами, прямым римским носом и широким лбом не было эталоном мужской красоты, но и не выглядело уродливо.

До сих пор Влад жениться не спешил. И не потому, что не было из кого выбрать, а потому, что не может найти ту, которую мог бы назвать своей второй половиной, единственной, ненаглядной женой.

Вот уже четырнадцать лет он не может найти такую же девушку, как ту, встреченную однажды в жизни. Как вспышку яркого света, как божий дар, который должен был лелеять и хранить, беречь как зеницу ока! Но так и не смог удержать около себя, потеряв навечно.

Он всё время носит память о ней в душе, непроизвольно сравнивая каждую встречаемую девушку с ней. Влад разумом понимает, что конечно, вряд ли найдет вторую такую же, как та девушка, которую случайно встретил четырнадцать лет назад, но в глубине душе надеется на чудо. Ту девушку, он не может позабыть до сих пор!

Но об этом Влад не любил вспоминать, пытаясь полностью вытравить этот кусок жизни из памяти.

Он никому ещё не рассказывал об этом, да и вряд ли кому было бы интересно это слушать. Все бы восприняли рассказ, как бред психически неуравновешенного молодого юнца, слегка опаленного огнем боевых действий. Для него же это было слишком личным, чтобы доверить всё, что произошло в те, теперь уже столь далекие времена, посторонним ушам и чужому сердцу.

Что же касается женщин, то за это время, у него их было много: красивых и разных, хороших и не очень. Но ни одна не затронула заледеневшую душу, ни одна не достучалась до закаменевшего сердца, сквозь панцирь его печали.

Имеющийся жизненный опыт подсказывал, что давно настала пора, закончить затянувшуюся холостяцкую жизнь и не мешало бы, обзавестись семьей. Все партнеры по бизнесу уже давно были женатыми людьми и Владу, было просто неприлично и несолидно оставаться холостяком.

Такого авангардизма в его кругах, где вращался в последние годы, не понимали и хоть не говорили об этом вслух, но холостяцкий образ жизни осуждался в душе партнерами по бизнесу.

Пора, пора было иметь собственных детей, это он осознал окончательно, и если не получился брак по любви, то можно постараться вступить в брак по расчету.

Поговаривают, что браки по расчету бывают особенно прочными. Правда с одной оговоркой: если расчет будет верным.

Он же всё рассчитает верно, точно и скрупулезно, постарается не семь раз, а семьсот семьдесят семь раз отмерить и лишь один раз отрезать. Один раз и на всю оставшуюся жизнь, чтобы потом не корить себя за совершенные ошибки и необдуманные поступки.

Настоящий мужчина за свою жизнь на Земле обязательно должен сделать три важных дела: построить дом, посадить дерево и вырастить сына.

Дом себе Влад построил. Скромный трехэтажный коттедж был великоват для одинокого холостого мужчины, но с учетом того, что он собирался обзаводиться семьёй с многочисленными детьми, как раз подходил.

Деревьев за сорок с лишним лет жизни, он посадил много, если их все собрать вместе, то получится целая небольшая роща.

Вот только с сыном пока загвоздка. Возможно, где-то на стороне и рос сын, да не один, но Владу нужен был официальный наследник, а лучше несколько.

По этой причине он остановился на Сюзанне, твердо решив, что она станет законной женой и матерью его будущих детей.

На Сюзанне Влад остановил выбор не только исходя из того, что она больше чем другие подходила на роль матери его будущих детей, но ещё и потому, что она больше других встречаемых девушек затронула потаённые нити его зачерствевшего сердца.

Если он её ещё и не любил, но был уже на пороге этого состояния, в душе боясь признаться в этом даже самому себе. Да и Сюзанна, похоже, не была против этого.

Официально предложить руку и сердце Влад планировал сегодня вечером, он даже приготовил небольшое золотое колечко с бриллиантом в шесть карат, но из разговора с Сюзанной по мобильнику выходило, что сегодня не получится.

Это давало повод еще раз хорошенько подумать о предстоящем серьёзном изменении в личной жизни и ещё раз всё основательно взвесить.

Занятый этими мыслями, машинально управляя автомобилем, Влад подъехал к коттеджу, поставил машину в гараж и вошел в дом.

После обильной презентации можно было не ужинать, есть ничего не хотелось.

Влад задумчиво прошел к лестнице и поднялся на второй этаж.

Войдя в зал, он, от нечего делать, включил телевизор и удобно расположился в мягком кресле. Нервное напряжение последних месяцев дало о себе знать и Влад начал слегка дремать под звуки работающего телевизора, но ложиться спать было ещё рано.

Он прекрасно знал, что если рано ляжет спать, то может проснуться среди ночи и затем не сомкнет глаза до утра. По этой причине, он старался ложиться спать не раньше полуночи, а то и позже.

Чтобы совсем не уснуть, он стал переключать каналы телевизора. По первому каналу передавали вечерние новости. Диктор говорила о военных действиях в Ливане, о парламентских баталиях в Украине.

Но вот, внимание Влада привлекло сообщение о том, что грузинская военная автоколонна в составе пятидесяти машин миновала блокпост миротворцев и направилась на территорию Абхазии в Кодорское ущелье.

От этого известия на него вдруг нахлынули, казалось бы, давно забытые воспоминания четырнадцатилетней давности, связанные с этим ущельем и последующими событиями в его жизни.

Влад нервно встал с кресла, взял из пачки сигарету, зажигалку и вышел на балкон.

Здесь он закурил сигарету и с жадностью затянулся, вдыхая горьковатый, терпкий аромат табачного дыма и оглядел окрестности.

Летний вечер не принес облегчения от дневной духоты. Солнце уже село
Страница 3 из 20

за горизонт, но последние отблески окрасили небосклон в багряный цвет, казавшийся ему теперь уже зловещим. Легкий ветерок гнал по небу темную тучу, откуда-то внезапно появившуюся с юго-западной стороны. Как немого свидетеля тех далеких событий, о которых только что поведала диктор телевидения.

Темный силуэт большого города виднелся вдали, ярко освещенный объездной дорогой.

Не успел Влад неспешно докурить сигарету, как приплывшая, Бог весть, откуда взявшаяся, туча заволокла полнеба. Её черный, клубящийся силуэт, как огромное крыло ворона в каком-то угрюмом, зловещем предостережении прикрыл окрестности.

Всполохи молний озарили небо, расчерчивая зигзагообразными линиями, как будто пытались расчленить небосклон на рваные клочья. Раскаты грома, как залпы орудий, глухо и зло сопровождали свирепую пляску разбушевавшихся электрических разрядов.

На коттеджный поселок, в котором жил Влад, сначала с какой-то ленцой, а затем всё сильнее и сильнее обрушился теплый мелкий дождик, насыщая истосковавшуюся землю живительной влагой, а воздух долгожданной свежестью.

Влад вернулся в зал, подошел к бару, достал и откупорил бутылку хорошего коньяка, который недавно привез из деловой поездки по югу Франции. Из серванта достал бокал, налил туда немного живительной жидкости, сел в кресло и пригубил напиток.

Терпкий вкус и изысканий аромат коньяка солнечных краёв, оживил у Влада давно забытые воспоминания и перед глазами вновь всплыли события четырнадцатилетней давности, которые он так старательно хотел вырвать из сердца и вычеркнуть из памяти.

Глава вторая

В тот год Влада преследовала полоса неудач, недаром год был високосным.

В начале года на тренировках, неудачно упал и очень сильно повредил ногу, что поставило под сомнение участие в ближайших соревнованиях по биатлону.

Врачи и тренер сделали всё, что бы он вернул прежнюю спортивную форму, но видно судьбе было угодно посмеяться над ним. Из-за больной ноги не пришлось защищать честь команды на ближайших соревнованиях.

Полученная травма вообще поставила большой вопрос на продолжении спортивной карьеры биатлониста, но об этом он старался не думать.

Без спорта Влад не мог жить. Только во время соревнований он ощущал всю полноту и прелесть жизни. Его голову клинило, когда был оторван от спорта на длительное время. Внутренней энергии не было выхода и он, не знал, куда деться, когда не был на тренировках, или не участвовал в соревнованиях. Он привык к выбросу адреналина, получаемого на соревнованиях, а вынужденная пауза в жизни не позволяла себя реализовать и это сильно тяготило.

Весной Влад поехал, по приглашению друзей, на недельку на крайний север в район озера Таймыр, но и там не удалось сделать всего, что планировали.

Вообще-то он планировал поехать на Таймыр со старинным другом Гоги, но не получилось. Гоги был родом из Абхазии, родители жили в Гудауте, а сам – в Сухуми.

Влад детство и юность прожил в Гудауте. Отец Влада – военнослужащий, служил около этого небольшого приморского города в Абхазии. Отец воспитывал сына по закону гор, стремясь вырастить настоящего мужчину.

В Гудауте Влад познакомился и подружился с Гоги. Небольшая разница в возрасте и общие интересы сблизили их. Они все свободное время были вместе: ходили купаться в море, лазали по окрестностям, играли в различные игры.

Вскоре отца перевели на другое место службы, и Влад переехал с родителями в центральную часть России, но связь с Гоги не потерял. Расстояние только укрепило их дружбу, они регулярно переписывались, сообщая об успехах и неудачах.

После окончания школы Влад поступил в Рязанское воздушно-десантное училище. Спустя год, Гоги тоже поступает туда учиться. В училище, хотя учились на разных курсах, они оба увлеклись биатлоном и выступали в сборной команде, защищая спортивную честь училища.

Перед самым отъездом на Таймыр, Гоги позвонил Владу и сообщил:

– Влад извини, я не смогу с тобой поехать, мне необходимо остаться дома.

– Что случилось? – участливо спросил Влад.

– Ничего серьёзного, но мне обязательно надо быть в ближайшее время дома, – уклончиво проговорил Гоги.

– Может, нужна какая помощь?

– Нет, дорогой, не волнуйся! Ничего не надо! Просто мне необходимо остаться дома и я не смогу поехать с тобой!

– Очень жаль, что ты не сможешь ехать со мной, – огорченно проговорил Влад.

– Но наша договоренность о летнем отдыхе у меня, остается в силе, имей в виду! Летом я тебя жду у себя дома! – горячо проговорил Гоги на прощание.

– Может неудобно? – нерешительно сказал Влад.

– Удобно, удобно! Я тебя буду очень ждать!

– Хорошо, Гоги, перед своим приездом, я тебе перезвоню.

– Вот и отлично! – проговорил Гоги, довольный, что друг приедет летом отдохнуть.

На этом они и договорились: Влад поехал на Таймыр, а Гоги остался дома.

Середина весны в средней полосе России сопровождается сходом снега, набуханием почек на деревьях и появлением первой травяной растительности. На крайнем севере, в тундре, в это время ещё лежит снег и о весне напоминают лишь листки календаря.

Влад любил бывать в этих краях летом, когда природа пробуждалась от зимней спячки и расцветала скупыми красками северной красы. В середине весны он в этих местах был впервые, но тоже очень понравилось.

На Таймыре друзья повезли в стойбище оленеводов. Влад издали видел северных оленей, а вблизи, ещё не приходилось. Они оказались невысокими животными, едва достающие до середины грудной клетки человека.

– Никогда не думал, что они такие маленькие, – поделился Влад впечатлениями с одним из друзей, Николаем.

– Да, они значительно меньше маралов, – ответил тот.

– А маралы это кто?

– Маралы это крупные олени. Они тоже водятся в Сибири, но значительно южней. Весной маралы величавой поступью обходят владения, неся красивые ветвистые рога на голове.

– Это должно быть очень красиво.

– Конечно, тем более что маральи рога, которые называют ещё пантами, очень ценятся не только за красоту, но и за то, что из них добывают пантокрин.

– Постой, я что-то слышал об этом. Пантокрин, это кажется какое-то тонизирующее средство?

– Да, очень ценное и эффективное лекарственное средство, – увлекшись, стал расхваливать препарат Николай, – если хочешь, мы можем съездить на охоту на маралов, скоро начнется добыча пантов.

– О, это было бы просто здорово! Но постой, разве у вас весной охота на оленей не запрещена?

– Это в средней полосе России запрещена, а у нас, их отстреливают по мере надобности, ведь они могут домашних маток увести из стада, да и весной рога маралов содержат наибольшее количество пантокрина.

Во время беседы подошел невысокий оленевод с охотничьим ружьём.

– Здравствуй Николай! – радостно обратился он к спутнику Влада, – Как хорошо, что ты приехал! Я очень рад этому!

– Здравствуй! Я тоже рад встречи, – ответил Николай и тут же спросил, – как бы отведать свежей оленины?

– Что за вопрос? – радушно произнес оленевод, – выбирай любого!

Оленевод жестом показал в сторону пасущегося стада домашних оленей.

– Нам вот этого, – указал Николай на одного из оленей.

– На,
Страница 4 из 20

стреляй, – проговорил оленевод, снимая с плеча ружьё и протягивая Николаю.

– Нет, – ответил Николай и не стал брать в руки ружья, – ты сам застрели!

– Николай, ну что ты! – стал говорить оленевод, – бери ружьё и убей олешку!

– Нет, я убивать не буду, – стал снова отказываться Николай.

За этим спором Влад следил с большим удивлением, не понимая, почему Николай отказывается брать ружьё, будучи отличным стрелком.

– Я ведь много хорошего тебе делал, – в это время говорил Николай оленеводу, – вот и сделай для меня ты это сам!

– Хорошо! – наконец согласился оленевод.

Он перезарядил ружьё и выстрелил в выбранного Николаем оленя.

Уже значительно позже, когда Влад с Николаем лакомились свежим, хорошо приготовленным мясом домашнего оленя, чем-то напоминающим по вкусу свинину, Влад спросил у Николая причину столь странного отказа брать в руки ружьё.

– Тут ведь вот какое дело, – стал объяснять Николай, – если бы я завалил оленя, то оленевод уже сегодня же сообщил бы всем по рации, что вот Николай приезжал и завалил олешку, а через день бы прибыл прокурор. Началось бы разбирательство: кто, что, где, когда, зачем? В общем, взялись бы за нас с тобой основательно, мало не показалось бы. Когда же оленевод завалил оленя, то это он сделал сам, для своих нужд и мы здесь были ни при чем.

– Мудро, – только и смог проговорить Влад.

Осуществить поездку на охоту не получилось в этот раз, закон подлости, здесь сработал безотказно, недаром говорится, что как начнёшь год, так и продолжишь. Начало года сопровождалось серией неудач, неудачи преследовали и на этот раз.

Всё казалось, было уже перетёрто, утрясено и договорено, но однажды Николай пришёл и сказал:

– Извини, старик, но с охотой произошел полный облом.

– Что случилось, – совсем не удивившись, спросил Владислав.

Он уже был морально готов к тому, что сегодня не его год и все неудачи решили свалиться именно сейчас. Как бы в подтверждение самых худших опасений, так всё и происходило.

– Егерь, который должен был нас сопровождать, – стал объяснять Николай, – заболел, а другого нет, так что придется это мероприятие отложить до лучших времён.

– Я так и знал, что на этом всё и закончится, – уныло проговорил Влад.

– Не переживай старик, ещё не вечер, мы обязательно съездим на охоту за пантами в другой раз, а сейчас, – добавил Николай, – вот тебе гребень из рога марала, наши умельцы специально сделали и даже выгравировали твоё имя.

Николай протянул Владу чудесный гребень ручной работы, на котором действительно было выгравировано имя: «Влад», такими гребнями обычно женщины закалывают волосы на голове.

– Так это ж явно атрибут женского туалета!

– Ну и что же! Подаришь жене!

– У меня же нет жены!

– Это пока нет, но потом, будет!

– Вряд ли!

– Будет! Будет!

– Даже не знаю. Смогу ли я найти ту, единственную и неповторимую, мою половину?

– Сможешь, кто ищет, тот всегда найдёт.

– Ну, что ж, поживём, увидим.

Вскоре, Влад уехал с Таймыра, но на память домой привез самодельный гребень из рога марала, изготовленный местными умельцами. После некоторого раздумья, он решил подарить этот гребень жене Гоги.

В начале июня, поздним вечером, в квартире Влада зазвонил звонок. Звук был долгим и тревожным. У Влада, от этого звука, даже похолодело внутри, как будто какая беда стояла у порога и бесцеремонно стучалась в дом. Он никого не ждал в столь поздний час. Влад удивленно подошел к входной двери, и открыл.

На пороге стоял бывший однокурсник по училищу и сослуживец по воздушно-десантным войскам Андрей, в руке держал небольшой кейс.

– Андрей? – ещё больше удивился Влад, – какими судьбами?

– Влад, – быстро оглянувшись по сторонам, проговорил Андрей, – к тебе можно зайти?

– Конечно, проходи, – Влад впустил бывшего сослуживца в квартиру и закрыл входную дверь.

Андрей быстро вошел в прихожую и остановился в нерешительности.

– Проходи в комнату, – пригласил Влад.

Он провел гостя в комнату и усадил в удобное кресло. Гость сел в кресло и поставил кейс рядом.

– Влад, – спросил Андрей, – ты живешь один?

– Да.

– Можно переночую?

– Конечно, – согласился Влад и подошел к серванту.

– По такому поводу не грех и по пять капель тяпнуть, – сказал Влад и стал доставать из небольшого бара в серванте литровую бутылку водки.

– Да, – проговорил Андрей, – давно мы не виделись. Я когда ехал, то даже думал, что ты уже здесь не живешь.

– Нет, я пока живу здесь, но уже думал перебраться в другое место.

– Мне сегодня чертовски везет! – бодро сказал Андрей, – Значит, и дальше будет везти!

В ходе разговора, Влад, на скорую руку, стал сервировать на кухне. Он поставил на стол две тарелки, две вилки, две стопки, бутылку водки, из холодильника достал закуску и поместил на столе.

– Давай, к столу, – как радушный хозяин пригласил гостя Влад.

Андрей подсел к столу. Влад взял бутылку водки, откупорил и наполнил стопки до краев. Подняв стопку, он сказал:

– За нашу встречу!

– За наше воинское братство! – подхватил Андрей, залпом выпил и стал закусывать.

Влад тоже залпом осушил стопку. Его рот и горло обожгло как будто огнем, недаром индейцы Америки называли водку огненной водой. Он стал быстро закусывать, чтобы уменьшить неприятные ощущения. Вскоре по телу разлилось приятное тепло и в голове слегка затуманилось. Влад не был любителем зелёного Змия, но долг хозяина требовал соблюдения рамок приличия.

Они ещё не раз наполняли и осушали стопки, вспоминая совместную службу и сослуживцев, с которыми довелось съесть ни один пуд соли.

– Ты продолжаешь заниматься биатлоном? – вскользь спросил Андрей, когда хорошо подкрепились и успели осушить больше половины бутылки водки.

– Да, но в начале этого года получил травму, врачи говорят, что возможно придется оставить большой спорт.

– Неужто так серьезно?

– Да, но я надеюсь, что все обойдется.

– А если нет?

– Всё может быть, но пока, не хочу об этом говорить.

– Но все же? – не унимался Андрей, – Если придется оставить большой спорт, что же намерен делать дальше? Чем планируешь заняться?

– Даже не знаю, – задумчиво проговорил Влад.

Ему было неприятно даже в мыслях допустить, что может оставить спорт. Без биатлона Влад не мыслил дальнейшее существование. Спорт был всем смыслом жизни. Он немного помолчал и грустно добавил:

– Ведь с армией тоже придется расстаться…

– Конечно!

– Тогда, – немного помедлив, проговорил Влад, – пойду тренером в какую – ни будь спортшколу.

– И что ты заработаешь? – стал горячиться Андрей, – Ведь тренеры мало получают, да и сейчас не те времена, когда молодежь идет в спорт.

Влад чувствовал, что Андрей что-то хочет от него и куда-то клонит, ведь недаром пришел, после нескольких лет разлуки, но изрядно выпитое не позволяло угадать, что хотел Андрей.

– Ты же привык к достатку, вниманию окружающих, – продолжал гнуть линию Андрей, – а если бросишь спорт, то будешь влачить жалкое существование, не привычное для твоей натуры.

– В этом ты прав, трудно мне будет!

– Вот видишь, пока холостому, трудно будет! А если обзаведёшься семьёй, детьми, их, ведь кормить
Страница 5 из 20

надо!

– Не томи, говори прямо, – не выдержал такого натиска Влад, – что предлагаешь?

– Есть возможность заработать хорошие бабки, – издали начал говорить Андрей.

– Хорошие бабки просто так не заработаешь.

– Конечно!

– Тогда не тяни, а говори конкретно! Что за работа?

– Есть люди, которые хорошо заплатят за то, что поможем убрать одного из конкурентов.

– Ты что же, хочешь предложить стать киллером? – возмущенно вспылил Влад.

– Зачем так грубо? – обиделся Андрей.

– Зато откровенно! – немного успокоившись, ответил Влад.

– Я бы сказал иначе…, – начал было говорить Андрей.

Но Влад быстро его прервал:

– И как ты называешь такую с позволения сказать «работу»?

– Я называю это помощью другим людям решать небольшие проблемы, тем более что за это хорошо платят в твердой валюте!

– Ты хочешь сказать, что этим зарабатываешь на жизнь?

– Да, причем, заметь, на безбедную жизнь! И ты сможешь так же!

– И как давно этим занимаешься?

– Да уже некоторое время, – уклончиво проговорит Андрей.

– Но убивать безвинного человека, да ещё на этом делать деньги, ведь это низко и подло!

– Насколько безвинен, об этом ещё бабушка надвое сказала, а насчет того, что на этом зарабатываю деньги, так каждый заработает на том, на чём умеет.

– Бизнес на крови, это не для меня! – возмущенно сказал Влад.

– И это говорит человек, который принимал непосредственное участие в боевых действиях в горячих точках? Ведь на твоей совести есть уже кровь людей!

– Там я выполнял воинский долг и защищал интересы страны, а убивать людей просто так, ради денег, на это я не пойду, – стал снова горячиться Влад.

– Влад, оглянись вокруг! Сейчас деньги решают всё! Мы ведь живем уже в другой стране, у нас же нет социалистического строя, где человек человеку друг, товарищ и брат.

– Даже если это и так, то это не повод, чтобы я менял принципы и убеждения! Совесть и честь остались прежними! Я не флюгер, который поворачивается в ту, или иную сторону, куда ветер подует! У меня есть взгляды на жизнь, и я ими дорожу!

– Давай без патетики, не будем горячиться, – видя бурную отрицательную реакцию Влада, стал успокаивать его Андрей, – давай отложим разговор до утра.

– Утром скажу тоже самое! – немного успокаиваясь, хмуро проговорил Влад.

– Хорошо, хорошо, – стал соглашаться Андрей, – насильно не заставляю участвовать в деле.

– Ну и на том спасибо, – съязвил Влад и предложил, – давай действительно ложиться спать, а то уже поздний час, скоро начнется рассвет.

Он встал из-за стола, прошел в комнату и стал разбирать диван-кровать. После этого, постелил на диван-кровать чистую простыню, положил легкое одеяло и подушку, затем принес с балкона раскладушку и, поставив около диван-кровати, тоже застелил постелью.

– Ложись на диван-кровать, а я – на раскладушке, – проговорил он.

– Давай я лягу на раскладушке, – предложил Андрей.

– Нет, ты гость, – ответил Влад, – а в моём доме гостю полагается лучше место.

Андрей не стал больше спорить, разделся и лег на указанное место.

Влад тоже разделся, лег на раскладушку, но заснул не сразу. Его сильно удивило и возмутило предложение Андрея, и он ещё долго обдумывал услышанное, но чем дольше всё это обдумывал, тем больше убеждался в своей правоте.

Утром Влад проснулся оттого, что Андрей уже встал и стал одеваться.

– Куда ты так рано собрался? – спросил Влад.

– Надо успеть сделать несколько дел в городе, – сухо проговорил Андрей.

– Давай я тебя накормлю завтраком, – предложит Влад.

– Нет, спасибо, утром я не ем.

– Тогда, может, выпьешь кофе?

– Нет, спасибо, я хорошо поел вчера вечером и мне ничего не хочется.

– Ну, как знаешь!

– Влад, – решился Андрей ещё на одну попытку уговорить товарища, – ты не передумал, отказываясь от предложения?

– Нет, – твердо ответил Влад, – такой заработок не для меня!

– Жаль, я на тебя очень рассчитывал, – с откровенными нотками грусти в голосе проговорил Андрей, а затем, немного помолчав, добавил, – у меня будет небольшая просьба.

– Какая? – насторожился Влад.

– Не могу ли оставить этот кейс?

– Конечно, оставляй!

– Через несколько дней приду и заберу.

– Хорошо, договорились.

Андрей отдал Владу кейс и немного помявшись, вынул из карманов четыре пачки стодолларовых купюр.

– Влад, – слегка смущаясь, проговорил он, – сейчас ты не у дел и явно нужны деньги. Возьми от меня эти сорок кусков, а когда разбогатеешь, тогда отдашь!

– Нет, Андрей, тебе эти деньги самому нужны будут!

– Бери, бери, я знаю, что делаю и говорю! – решительно проговорил Андрей и протянул пачки денег, – Мне они пока не нужны, а если всё пройдет нормально, то заработаю во много раз больше этого! А потом, я даю не насовсем, а только в долг! Как только сможешь, так сразу вернёшь.

– Ну, хорошо, – согласился Влад, беря деньги, – в долг я возьму!

Отдав деньги, Андрей вышел из квартиры. Влад закрыл входную дверь, а кейс и деньги отнёс в комнату.

Прошла пара дней, но Андрей не появлялся. На третий день, вечером, Влад смотрел вечерние новости местного телевидения и узнал, что совершено покушение на широко известного местного предпринимателя. Предприниматель был тяжело ранен неизвестным мужчиной около офиса, в тяжелом состоянии потерпевшего доставили в больницу. Как следовало из интервью с медицинским работником, предпринимателя смертельно ранил профессионал. Одной пулей киллер попал одновременно в легкое и артерию. Такое ранение не совместимо с жизнью и спасти человека практически невозможно. Через несколько часов это подтвердилось, когда в очередных новостях местного телевидения сообщили, что раненый предприниматель, не приходя в сознание, скончался в больнице.

Этого предпринимателя Влад хорошо знал, он заработал капитал тем, что брал у других предпринимателей большие деньги в долг и не отдавал. Затем, этот предприниматель провел несколько крупных афер, в результате которых погорело несколько конкурентов. Видно кто-то поквитался с ним. Но Влад был противником решения всех этих вопросов таким способом. Он нисколько не жалел, что отказался участвовать в грязном бизнесе Андрея.

Прошло ещё несколько дней и однажды вечером, в сводках местных криминальных новостей, по телевизору, показали фотографию неопознанного трупа молодого мужчины, найденного за городом, со следами насильственной смерти.

С фотографии смотрело изуродованное лицо человека, очень похожее на лицо Андрея.

Только сейчас Влад понял истинную причину столь странного визита Андрея тем памятным поздним вечером. Явно Андрей опасался за благоприятный исход последней «помощи другим людям решать небольшие проблемы».

Влад уже ни капли не сомневался, что недавняя гибель предпринимателя, эта работа – дело рук Андрея.

Андрей явно опасался за жизнь и хотел подстраховаться, хотел получить действенную помощь от Влада, а тот его не так понял. Если б Андрей был более откровенным, то Влад, возможно, постарался бы помочь уйти от рук заказчиков и тогда Андрей, возможно, остался бы сейчас живым и невредимым, а это уже что-то.

В том, что Андрея убили заказчики, Влад тоже нисколько не сомневался.

Влад
Страница 6 из 20

в раздумье подошел к оставленному кейсу, взял в руки и попытался открыть замки, но замки не открывались. Секретный код, которого он не знал, не позволял замкам открыться. В раздумье, Влад поставил кейс на прежне место.

Прошла ещё неделя, но от Андрея никаких вестей не приходило, больше о нём не было, ни слуха, ни духа. Влад полностью утвердился во мнении, что Андрей мертв и это его фотографию он видел в сводках местных криминальных новостей.

В тот день Владу надо было отлучиться из дома дня на три-четыре, но перед отъездом любопытство взяло верх над воспитанным с детства понятием, что нельзя брать чужого и он, решил посмотреть, что, находится в кейсе Андрея. Он снова взял в руки оставленный кейс, взял инструменты и вскрыл замки, после чего осторожно открыл кейс.

Кейс доверху был заполнен пачками американских долларов.

От неожиданности, Влад закрыл кейс и замер, не зная, что теперь делать с кейсом и как поступить в дальнейшем. Но пора было собираться в дорогу, поэтому он решил оставить разрешение вопроса на потом. Он поднял кейс, отнес в комнату и спрятал в шкаф. Затем собрал в дорогу вещи и отправился в путь.

Через четыре дня Влад вернулся домой, но как только открыл входную дверь и перешагнул порог квартиры, то сразу появилось странное чувство, что кто-то чужой был здесь, в его отсутствие. Какое-то ощущение чужого человека неуловимо витало в воздухе. Это сильно удивило Влада, ведь следов взлома замка входной двери не было видно, да и замок, открылся легко, как обычно.

Влад огляделся. На первый взгляд, всё было как обычно, но, присмотревшись повнимательней, он заметил, что некоторые вещи стоят не совсем на местах. Он вошел в комнату, чувство присутствия чужого человека не покидало и там.

Там тоже чувствовалось, что кто-то капался в вещах и что-то искал. Влад бросился к месту, где хранил медали, полученные за победы на соревнованиях, медали были все целы и находились на месте. После этого заглянул в секретер, где хранилась небольшая

сумма денег, а также те сорок тысяч долларов, которые отдал Андрей в долг, но все эти деньги были на месте. Тогда он открыл шкаф и взглянул туда, куда поставил кейс с деньгами, но, ни кейса, ни денег не было.

Это ещё больше удивило, в голове возникла масса вопросов, на которые так и не смог найти вразумительные ответы.

Глава третья

В начале июля Влад, как обещал, созвонился с Гоги и договорился, что приедет в гости в середине месяца.

Так он и сделал. Ехать в Сухуми пришлось с пересадкой в Москве.

В Москву Влад приехал рано утром, а поезд в Сухуми отходил во второй половине дня. Пришлось весь день ждать. От нечего делать он на метро отправился на Садовое кольцо и решил пройтись, но вскоре это занятие надоело. Тогда он спустился на станцию метрополитена и стал разглядывать внутренне оформление станций, переезжая от одной станции до другой на поезде. Ему нравилась слегка помпезная отделка этих станций построенных в сталинские времена. Влад неоднократно бывал в Москве и как только, выдавалось свободное время, он всегда спускался на станции метрополитена и любовался их украшениями. Но в этот раз время тянулось очень медленно, и Влад не знал, куда себя деть.

Часа за три до отхода поезда Влад приехал на Курский вокзал, откуда должен был отправляться поезд до Сухуми.

Самыми тяжелыми испытаниями для Влада были два, это ждать и догонять. И то, и другое он терпеть не мог. Особенно тяжело переносил ожидание. Это занятие всегда приводило в глубокую тоску, становилось очень скучно томиться в ожидании чего-нибудь.

Со скучающим видом он прошелся по холлу вокзала, со стороны напоминающий большой муравейник, но в котором сновали не муравьи, а люди. Вокзал жил суетливой, не прекращающейся двадцать четыре часа в сутки, жизнью. Кто-то спешил на поезд, а кто-то только что приехал и спешил по делам к выходу из вокзала в город.

От нечего делать Влад заглянул в зал ожидания. Там было на удивление немноголюдно. Он вошел в зал и прошел вдоль ряда скамеек, на которых сидели люди. Вскоре он заметил свободное место на одной из скамеек и решил присесть, немного передохнуть перед дорогой. Заняв свободное место и поставив спортивную сумку с вещами у ног, он оглянулся по сторонам.

Напротив него сидела худощавая, спортивного телосложения молодая девушка в джинсах и легкой кофточке синего цвета, под цвет джинс, на ногах были кроссовки, рядом стояла увесистая спортивная сумка.

Светло-русые, шелковистые волосы, обворожительно обрамляли лицо, мягко спадая к плечам. Она имела миловидные черты прибалтийки, или финки, которые сразу врезались в сознание Влада. Её красота была не броской, как красота эдельвейса, найденного на суровых скалах высокогорья, но от этого была ещё пленительней и желанной.

По телу Влада пробежала легкая дрожь, как будто сильный удар тока поразил его. Эта встреча была как вспышка яркого света, как божий дар, который он просто обязан был удержать и сохранить.

Чем больше он смотрел на девушку, тем больше восхищался прекрасными чертами, тем больше понимал, что её величество Судьба преподнесла ему шанс познакомиться с девушкой своей мечты.

Будучи не из робкого десятка и всегда находящий повод познакомиться с симпатичной представительницей женского пола, в данный момент, Влад как бы потерял дар речи. В горле пересохло, язык свинцовой гирей присох к нёбу и Влад, не мог найти верные слова и подходящий повод для знакомства, а лишь тупо уставился на неё, восхищенно созерцая пленительный образ этого обворожительного ангела в женской плоти, сошедшего с небес.

Девушка тоже заметила пристальное внимание к своей особе со стороны молодого парня.

Вначале ей это жутко не понравилось. Её всегда раздражало, что появись где-нибудь в людном месте, так обязательно найдется один, а то и несколько мужиков, которые точно также уставятся и будут пожирать, голодными глазами самца, её симпатичное лицо и спортивную фигуру.

Всех мужчин она жутко презирала и ненавидела, считая их грубыми, грязными животными, не способными ни к чему больше, как только способствовать произведению потомства и продолжению рода человеческого.

Это происходило возможно оттого, что на её пути не попадались настоящие мужчины и не нашла ещё того единственного, кого бы смогла полюбить. Ей ещё не встретился тот мужчина, которого могла бы назвать отцом своего ребёнка.

Сильная неприязнь к мужчинам была, возможно, и оттого, что ей пришлось прожить трудное детство и юность с выпавшими на хрупкие плечи множеством испытаний.

Она родилась двадцать пять лет назад в небольшом рыбацком поселке на берегу Балтийского моря.

Родители при рождении дали ей имя «Кристина». Но родного отца не помнит. Мать говорила, что он был рыбаком, но однажды ушел в море и не вернулся. Больше о нем ничего не было известно.

Лет в пятнадцать появился новый отец – отчим. Отчим был тоже моряком, но много пил. Особенно страшно становилось, когда напивался до поросячьего визга. Тогда он начинал грязно ругаться, бить мать и таскать за волосы Кристину. Так продолжалось несколько лет.

Однажды, когда матери не было дома, отчим пришел сильно выпившим
Страница 7 из 20

и стал искать, что-нибудь добавить. Но в доме ничего не было из выпивки, хоть шаром покати.

Кристина была дома, она сильно испугалась, ожидая очередных издевательств со стороны пьяного отчима.

Отчим, грязно матерясь, метался по квартире в поиске выпивки, но ничего не находил. Вот он подошел к комнате Кристины и с шумом распахнул дверь.

Кристина сидела за столом и, видя пьяного отчима, обезумевшего в поиске горячительного зелья, внутренне содрогнулась и испуганно сжалась в ожидании побоев.

– Где мать? – грубо спросил отчим.

– Вышла в магазин, – внутренне цепенея, дрожащим голосом проговорили Кристина.

Отчим некоторое время постоял на пороге, как бы соображая, что ему ответили, а потом какая-то мысль озарила голову и он, качаясь, шагнул в комнату. На середине комнаты постоял ещё мгновение в раздумье, а затем быстро подошел к столу, за которым сидела, чуть живая Кристина. Отчим схватил её за руку и с силой потянул к себе. От боли Кристина вскочила на ноги и невольно прижалась к пьяному отчиму. Стул с грохотом упал на пол.

– Что, маленькая дрянь, боишься?! – хрипло спросил, отчим и снова грязно выругался.

– Нет, не боюсь, – храбро ответила Кристина, холодея от ужаса.

– Ну и правильно! Меня не бояться, меня любить надо. Ишь, какая уже вымахала цаца, стала весьма аппетитной штучкой! Пора тебе узнать настоящие мужские ласки, – пьяно проговорил отчим и с силой поцеловал в губы.

Запах перегара и мужского пота ударил в нос насмерть перепуганной девушки, и от этого ей стало ещё хуже. Её ещё никто из парней, или мужчин, не целовал, а таким образом, тем более. Это было болезненно и омерзительно.

– Пусти! – в испуге проговорила Кристина.

Она попыталась вырваться из цепких лап отчима, изо всех слабых сил отталкиваясь свободной рукой. Отчим крепко держал, не отпуская, продолжая ещё сильней обнимать тело. Их силы были неравные и ей, ни как не удавалось отстранить ненавистного отчима.

– Что ты дергаешься, тебе же лучше будет, если научу тому, что регулярно делаю с твоей матерью, – сильно распыляясь от борьбы и похоти, проговорил совсем озверевший отчим.

Он ещё сильнее сжал тело. От страха, боли и неизвестности Кристина истошно закричала, но это не остановило отчима. Это только разозлило и он грубо повалил Кристину на рядом стоящую кровать. Всей тушей отчим навалился на хрупкое девичье тело, и правой рукой полез под платье. От тяжести отчима и той боли, которую причинил в самом низу живота, между ног, Кристина потеряла сознание и очнулась лишь, когда мать стала приводить её в чувства.

Окружающая картина была ужасающей.

Кристина лежала на кровати в разорванном платье и вся в крови. Рядом лежал мертвый отчим с окровавленной головою. Топор, весь в крови, валялся рядом, около кровати.

– Что случилось мама? – спросила Кристина, в первые минуты не помня, что с ней произошло.

– Ничего страшного дочка, уже всё прошло и теперь всё будет хорошо, – проговорила мать, стараясь успокоить дочь.

Но страшное все же произошло. Не прошло и нескольких часов, как в дом явились милиционеры и забрали с собой мать. Потом приехала, машина скорой помощи и забрала уже остывшее тело отчима. Через месяц состоялся суд над матерью.

Никакие объяснения, что она спасала дочь от поругания насильника, что была в состоянии аффекта, нанося смертельные удары топором, не возымели на судью никакого действия. Мать приговорили к десяти годам лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии строгого режима, за убийство сожителя. В колонии, мать заболела туберкулезом и вскоре умерла, так больше и, не увидев дочь.

Кристину же, у которой не было больше близких родственников, отправили в детский дом.

В детском доме жизнь у неё тоже была не сладкой.

Старшие парни и её ровесники, откуда-то узнавшие историю Кристины, наперебой предлагали ей провести с ними ночь. Некоторые от слов, переходили к активным действиям, но Кристина быстро научилась всех их отшивать.

Со временем её отношения с окружающими стабилизовались, но нервозность характера и напряженность в ожидании какой-нибудь гадости от окружающих, остались. Это её сильно удручало и мешало строить нормальные отношения со сверстниками, особенно с парнями.

Чтобы лучше давать отпор всем претендентам на её тело она начала заниматься в секции самообороны, а зимой стала посещать лыжную секцию.

Лыжные гонки с одной стороны будоражили кровь, а с другой – успокаивающе действовали на её взвинченную психику, позволяя забывать обо всём на свете. Во время занятий лыжами все передряги и переживания обыденной жизни отступали от неё прочь. Лишь заветная мечта, достигнуть финиша первой, полностью заполняло сознание во время соревнований, отодвигая на второй план все невзгоды и житейские переживания.

Такая самоотдача не замедлила сказаться на результатах и она, часто приходила первой к финишу на тренировках и соревнованиях.

Занятие спортом отразились и на характере. Она стала спокойней, уверенней в себе, целеустремленно стремилась идти к намеченной цели. Кристина, порой не задумываясь, перешагивала встававшие на пути препятствия, часто просто не замечая их, и это было не только в спорте, но и в жизни.

Её целеустремленность вскоре высоко оценил тренер по биатлону и предложил заниматься у него в секции. Кристине новый вид спорта очень понравился. Особенно ей понравилось стрелять по мишеням из винтовки.

Каждый раз, целясь по мишени, она видела не черный кружочек, в центр которого предстояло попасть, а представляла себе ненавистную рожу отчима, или кого-нибудь, кто словами, или действиями обидел её недавно.

Каждый раз, нажимая спусковой крючок винтовки, она представляла себе, что выпущенная пуля пробивает не кусочек бумаги, а попадает точно промеж глаз похотливого отчима, или другого наглого обидчика. Это её очень радовало и заставляло всё лучше и лучше тренироваться, стремясь точнее попадать в цель.

Вскоре она стала настоящим асом в поражении мишеней. Её пригласили в сборную команду республики, а затем, она стала членом женской сборной команды Советского Союза по биатлону. Кристина с удвоенной силой начала тренироваться, что постепенно начало сказываться на результатах.

Спорт стал для неё смыслом жизни. Она самозабвенно бросилась в погоню за улучшением спортивных результатов, полностью окунувшись в гущу спортивной борьбы, ничего не замечая вокруг себя.

Вначале не всё получалось, но после многочасовых, изнурительных тренировок её стал посещать успех, и она постепенно начала показывать неплохие результаты, как на тренировках, так и на соревнованиях. Это позволило ей войти сначала в десятку лучших биатлонистов, а затем и в пятерку.

Заветной её мечтой стало завоевать призовое место, а лучше и золотую медаль на престижных международных соревнованиях.

Но этим мечтам видно не суждено было сбыться. Советский Союз развалился, а вместе с ним и сборная команда теперь уже несуществующей страны.

В Прибалтике появилось три суверенных государства.

Все её надежды на прекрасную спортивную карьеру рухнули в одночасье, как карточный дом.

Глава четвёртая

Влад
Страница 8 из 20

трепетно и нежно смотрел на девушку и от робости не мог выговорить ни слова. Кристине такое поведение вначале удивило, но потом, постепенно это стало даже нравиться. Очень редко молодые люди так восхищенно, с таким трепетом и нежной нерешительностью смотрели на неё.

Кристину тоже заинтересовал этот молодой человек, с военной выправкой, обладавший симпатичной мускулистой фигурой.

Она сразу его заметила, как только он вошел в зал ожидания и украдкой, следила за ним. Она видела, с каким чувством собственного достоинства, спокойно и решительно он прошел по залу ожидания, как приблизился к свободной скамейке, напротив Кристины, как постоял в раздумье несколько секунд и грациозно присел на свободное место. От него веяло мужской силой и спокойствием уверенного в себе человека, она интуитивно чувствовала искренность его чувств и намерений.

Сразу видно, что на него можно было положиться и опереться в любую трудную минуту, а если какая женщина с ним будет рядом, то она будет за ним, как за каменной стеной.

Кристина была сильной девушкой, но как каждой представительнице слабого пола, ей иногда хотелось оказаться слабой, чтобы о ней заботились, ухаживали, могли защитить в трудную минуту. Этот молодой человек явно подходил на эту роль женского защитника.

Его карие глаза и римский нос придавали решительность и мужество слегка вытянутому лицу, что совсем не вязалось с той нерешительностью и трепетным почитанием, которые она прочла в его глазах, когда он смотрел на неё. Ещё никто из представителей мужского пола не удостоился её внимания, ещё никто ей не нравился так сильно, чтобы она продолжала думать о нем даже в его отсутствие. Этот же молодой человек ей понравился и чем дольше они разглядывали друг друга, тем больше они нравились друг другу.

Наконец Влад собрался с духом и прервал затянувшееся молчание.

– Меня зовут Владислав, друзья называют просто Влад, а как звать столь очаровательную незнакомку? – со всей учтивостью, на какую он только был способен, проговорил Влад.

– Кристина, – удивляясь своей робости, проговорила она, с мягким прибалтийским акцентом, чувствуя, что этот парень глубоко запал в душу и уже успел завладеть сердцем.

Влад очень обрадовался, что девушка не послала его куда подальше, а назвала своё имя, в тайне поощряя попытку завязать с ней знакомство.

– Если не секрет, куда же вы едите, уважаемая Кристина? – решил взять сложившуюся ситуацию под контроль Влад.

– На юг, отдыхать, – проговорила Кристина, всё больше и больше удивляясь себе.

Кристина совсем не ожидала такой прыти от себя. Она всегда была противницей мимолетных знакомств в таких общественных местах, как вокзалы, улицы, кинотеатры и тому подобное. Обычно, особенно после столь памятного летнего отдыха с подругой по сборной, когда снова обожглась о мужскую грубость и бесцеремонность, она пресекала на корню любые попытки закадрить её в таких людных местах. Тут же, на явное приставание этого, хотя и симпатичного нахала, она сама даёт повод для дальнейшей беседы и навязывания знакомства.

– Как интересно! Я тоже еду отдыхать на юг, – искренне обрадовался Влад, как будто они ехали в один и тот же город, к одному и тому же человеку, – если не секрет, куда именно направляется обворожительная Кристина?

– Не секрет, в Тбилиси, – окончательно бросившая бороться сама с собой, устало сказала Кристина.

– О, это просто судьба, – восхищенно проговорил Влад, искренне веря, что строптивая озорница, её величество Судьба не случайно свела их здесь вместе, – а я еду в Сухуми. Это почти рядом!

– Рядом, да не совсем, – резонно заметила Кристина, – от Тбилиси до Сухуми большое расстояние.

– Но значительно меньше, чем от Москвы до тех мест.

– Да, это, пожалуй, верно.

– Надеюсь, едите не к молодому человеку?

– Нет, к подруге.

– Она у вас работает, или учится?

– Она работает.

– И кем же, если не секрет?

– Медсестрой в больнице.

– Так почему бы нам вместе не поехать вначале в Сухуми, к моему другу, а затем уже поедем в Тбилиси к вашей подруге?

– Нет, это не очень удачная идея.

– Почему?

– Мой поезд отправляется через сорок минут, а в Тбилиси меня будет встречать подруга. Я уже сообщила номер поезда и вагон, и она непременно будет ждать на вокзале. Представляете, в каком она будет шоке, если я не приеду этим поездом!

– Да, представляю, – очень тихо проговорил Влад.

– Вот видите! Мне обязательно надо приехать!

– Очень жаль, что наше столь мимолетное знакомство, так быстро обрывается, – искренне расстроился Влад, – но может быть можно что-нибудь изменить?

– Нет, ничего изменить нельзя.

– Но Кристина, мне очень хочется, что бы наша встреча на этом не закончилась! – искренне, от всего сердца, стал уговаривать её Влад, – вы мне понравились и я чувствую, что я вам тоже не безразличен. Так почему же нам не попробовать продолжить наше знакомство?

– Стоит ли? – нерешительно проговорила Кристина.

Ей понравились откровенные нотки в голосе Влада, но она действительно не могла, ни ехать к подруге, которая её так сильно ждала. Случись эта встреча днём раньше, то может быть, она и поддалась уговорам Влада, но осталось меньше часа до отхода поезда и менять что – либо, было уже поздно.

Откровенно говоря, её пугала эта неожиданная встреча, этот решительный натиск Влада. Она боялась снова обжечься, боясь, что он тоже обманет. По этой причине она не стала торопить события и предоставила все воле главного вершителя судеб человечества – Провидению. Ей захотелось, чтобы всё шло своим чередом. Следуя совету общеизвестной поговорке, что утро вечера мудренее.

Влад же боялся потерять её. Он сразу понял, как только увидел Кристину, что она как раз та, которую он искал всю сознательную жизнь. Он боялся, что если они сейчас расстанутся, то потеряют друг друга навсегда.

– Конечно, стоит, – искренне ответил он, – Ведь на земле так много разных людей, а мужчина и женщина в этой жизни, как две половинки одного целого. Этим половинкам очень трудно найти друг друга в водовороте событий происходящих в человеческой жизни. Когда же они найдут друг друга, то им нельзя расставаться, ибо это огромное счастье быть рядом с тем, кого ты нашел, быть рядом со своей половинкой. Я же считаю, что мы с вами как раз и есть те самые половинки.

– Как красиво у вас получается Влад, – восхищенно заметила Кристина, – но я боюсь, что это лишь ваша фантазия перед отдыхом на берегу моря!

– Какая может быть фантазия? Это реальность жизни!

– Вы просто соскучились по женскому обществу, и мы с вами не являемся теми вашими половинками, которые должны, обязательно встретится, для счастливой совместной жизни.

– Зачем так говорить? – искренне обидевшись, воскликнул Влад, – вы же меня совсем не знаете!

– Вот по этой причине я не хочу торопить события! – тоже откровенно проговорила Кристина, – пусть всё идет своим чередом и если нам суждено встретится ещё раз, то мы обязательно встретимся.

– Хорошо, – слегка остыв от мудрых слов Кристины, согласился Влад, – пусть идет всё своим чередом. Но я очень хочу, чтобы наша встреча произошла как можно быстрее, я хочу
Страница 9 из 20

снова встретиться с вами Кристина. Пусть пройдет некоторое время, но наша встреча должна обязательно состояться!

– Хорошо, – не в силах больше бороться с собой и Владом, согласилась Кристина, – пусть наша следующая встреча состоится.

– Когда и где? – снова попытался взять инициативу в свои руки Влад.

– Не знаю, – откровенно ответила Кристина.

Ей жутко захотелось, чтобы Влад взял её на руки, прижал к своему телу и не отпускал от себя ни на шаг. Но, испугавшись, что он прочтет эти сокровенные мысли, она быстро подавила это сиюминутное желание и с большим трепетом стала ждать его ответа.

Влад задумался на некоторое время.

– Когда вы вернётесь из Тбилиси? – решив всё окончательно, деловым тоном спросил он.

– Не знаю, – не решительно, слегка задумавшись, проговорила Кристина, – возможно, месяца через два.

– Возвращаться будете так же через Москву?

– Да, – ответила Кристина, не совсем понимая, куда он клонит.

– Сегодня двадцатое июля, значит, через два месяца, двадцатого сентября, здесь в этом зале, вот на этой скамейке, в это время я буду вас ждать.

– Хорошо, – замерев от нахлынувших радостных переживаний, проговорила Кристина, – я обязательно приеду.

В это время диктор вокзала по радио сообщила, что объявляется посадка на скорый поезд Москва – Тбилиси.

– Это мой поезд, – огорченно, что их встреча так быстро закончилась, сказала Кристина, – мне пора идти на посадку.

Кристина встала с места и, с большим сожалением, подняла спортивную сумку. Влад тоже поднялся с места и что-то вспомнив, полез в спортивную сумку.

– Не забудьте, – роясь в сумке, проговорил Влад, – двадцатого сентября на этом месте в этот час я вас буду ждать! Обязательно приходите!

– Обязательно приду! – пообещала Кристина, довольная тем, что эта мимолетная встреча обещает продолжение и если не загадывать, то продолжение должно быть счастливым.

Влад достал, наконец, из сумки то, что так тщательно искал. Это оказался самодельный гребень из рога марала.

– Этот гребень, – сказал он, протягивая его Кристине, – мне подарили на Таймыре, на севере Сибири. Местные умельцы его сделали из рога марала. Возьмите его на память о нашей встрече. Пусть он напоминает вам, о том, что мы должны, обязательно встретится ещё раз, через два месяца.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Кристина, беря такую необычную вещь, – я обязательно буду помнить, о нашей сегодняшней встрече, и обязательно приеду через два месяца на это место.

– Я буду очень ждать!

– Я тоже, – тихо проговорила Кристина и пошла к выходу из зала ожидания.

Влад ласковым взглядом проводил Кристину до самого выхода из зала ожидания, с восхищением любуясь её точеной фигуркой и радуясь в душе, что познакомился с такой замечательной девушкой.

Кристина шла по залу, не оборачиваясь, но всем телом чувствуя пристальный, влюбленный взгляд Влада. Для неё это чувство было новым и необычным. Это льстило и волновало. Впервые в жизни, было очень приятно осознавать, что она кому-то нужна и что кто-то думает о ней с любовью. Единственно, что смущало, так это назойливый вопрос, задаваемый уязвленным женским самолюбием: «Почему этот парень не стал сейчас провожать меня к поезду?».

Как бы в ответ на этот немой вопрос, она услышала, как Влад окликнул:

– Кристина!

Повинуясь этому зову, она обернулась. Захватив сумку, Влад спешил к выходу из зала ожидания.

– Кристина, – проговорил он извиняющимся тоном, когда догнал её, – простите мою назойливость, но можно я провожу вас до поезда?

– Зачем? – наигранно удивилась Кристина, в душе благодаря за этот поступок, – Ведь скоро должен прибыть ваш поезд, а вы не услышите объявление о посадке! Вы можете опоздать на него!

– На перроне есть громкоговорители, и я услышу объявление о начале посадки на мой поезд!

– Ну, если вам так хочется, – милостиво проговорила Кристина, – можете проводить меня.

– Конечно! – радостно ответил Влад и добавил, – давайте сумку, я помогу донести.

– Не надо, она не тяжелая!

– Нет, давайте! – решительно проговорил Влад и взял свободной рукой сумку Кристины.

Так они и пошли к платформе: он с двумя сумками в руках, как ледокол, уверенно расчищая ей путь в людском потоке; и она, послушно следовавшая за ним, в душе радовавшаяся, что их встреча ещё не закончилась, принимая его заботу с большой благодарностью.

На платформе уже стоял состав до Тбилиси и Влад помог Кристине занять место в вагоне, поместив увесистую сумку на самую верхнюю полку.

– Ну, вот и всё, – смущенно проговорил он, с трудом подбирая слова, – счастливого пути!

– Спасибо за всё! – тоже смутившись, ответила тихо она, – удачной и вам дороги!

– Так я пошел, – промолвил он, не отрывая влюбленных глаз от её лица.

– Да, идите, – сказала она, влюблено глядя ему в глаза и не зная, что ещё ответить.

– Не забудьте, двадцатого сентября я буду ждать вас!

– Я буду об этом помнить!

С огромным трудом, оторвав взгляд от лица Кристины, Влад повернулся и, не оглядываясь, направился к выходу из вагона.

Кристина подошла к окну вагона. Она стала задумчиво и грустно смотреть на платформу, где спешили занять свои места последние отъезжающие пассажиры.

Через некоторое время на платформе появился Влад. Он увидел Кристину в окне вагона и остановился. Так они и стояли, грустно глядя друг на друга, пока поезд плавно не стал отходить от платформы. Вот уже последний вагон состава прошел мимо Влада, а он всё смотрел и смотрел вслед.

Вскоре по радио объявили о начале посадки на скорый поезд до Сухуми, и Влад поспешил на другой перрон.

Войдя в купе купейного вагона, Влад быстро нашел нужное место, оказавшееся на верхней полке. Постель была уже застлана. Мысленно поблагодарив проводника за оставшийся ещё с советских времён столь ненавязчивый сервис, он разделся и улёгся на своё место. Вскоре поезд плавно тронулся в путь, оставляя позади гостеприимный перрон Курского вокзала. Влад попытался заснуть, но к удивлению, это трудно было сделать, несмотря на убаюкивающее покачивание состава и все предпринятые им меры.

Обычно в любой ситуации, когда необходимо было отдохнуть, стоило прилечь и приказать организму отдыхать, как тут же наваливалась дремота, и он быстро засыпал. Тут же он, сколько не приказывал организму: «Спать!», организм, как бы издеваясь, отказывался подчиняться.

Его мозг с какой-то садистской методичностью возвращал мысли к только что прошедшим событиям. Влад гнал эти мысли, но они снова и снова возвращались к случайно встреченной симпатичной девушке, с красивым именем, «Кристина».

Разозлившись на самого себя, Влад стал представлять стадо овец и себя, пропускающего всё это стадо, по одной овце, через узкие ворота. Все психологи мира утверждают, что после такой мысленной процедуры сон мгновенно наваливается на человека и человек быстро засыпает. Но с овцами у Влада тоже, ничего не получилось. Его мозг не желал спать, всячески игнорируя жалкие потуги хозяина заставить организм отдохнуть.

Его сознание не давало покоя, укоряя за то, что он мало сделал, что бы убедить эту очаровательную девушку поехать с ним. Пылкое воображению
Страница 10 из 20

рисовались все новые и новые картины того, как можно было бы убедить Кристину поехать вместе.

Можно было бы быть более красноречивым в описании всей прелести их совместной поездки, можно было бы дать телеграмму, или позвонить подруге, что Кристина задержится и не приедет этим поездом. Можно было, в конце концов, самому сесть в тбилисский поезд и поехать вместе с Кристиной, но он ведь ничего этого не сделал.

Вот только лежит одиноко на верхней полке купейного вагона и подвергается угрызению собственной совести.

Но ведь недаром говорится, что после драки кулаками не машут, поэтому какой прок оттого, что мог бы он сделать, но не сделал, когда в данный момент времени они едут с ней в разных поездах. Пусть их поезда и идут сейчас в одном направлении, с интервалом в пару часов, но конечные остановки у них совершенно разные.

Придя к такому неутешительному выводу и, наконец, устав бороться с самим собой, Влад задремал под мерный перестук колес.

Во сне Влад, перенеся на два месяца вперед. Вот он в назначенное время входит в здание Курского вокзала, быстро проходит в зал ожидания и присаживается на ту скамейку, у которой назначил Кристине свидание. Не проходит и пары минут, как в дверях зала ожидания появляется Кристина, вся нарядно одетая, уже в свадебном белом платье. Она счастливо улыбается, завидев Влада и, спешит к нему в объятья, радостно раскинув руки. Он вскакивает со своего места, и тоже бросился навстречу. Они не добежали друг до друга каких-то пару шагов, как неизвестно откуда взявшийся порыв сильного ветра ворвался в зал ожидания, закружив, подхватил Кристину и унёс в открытое настежь окно. Влад бросается за ней и тут же просыпается от сильного толчка вагона поезда.

Широко открыв глаза, Влад увидел потолок купейного вагона и ощутил себя лежащего на верхней полке. Слегка успокоившись и сильно удивившись тому, что только не привидится во время сна, Влад снова убаюкивается мерным постукиванием колес поезда и крепко засыпает.

Остальную часть ночи он проспал без сновидений.

Глава пятая

В Сухуми поезд пришел уже вечером, на вторые сутки пути, с опозданием на сорок минут. Влад вышел на перрон и оглянулся по сторонам, но друга нигде не было. Он очень удивился этому, ведь Гоги обещал встретить, тем более что он был исполнительным человеком и всегда сдерживал обещания. Особенно, если давал эти обещания лучшим друзьям, а что Влад с Гоги были лучшими друзьями, ни у кого не возникало сомнений.

Подождав друга с полчаса и не дождавшись его, он сам отправился к нему домой. Перед приездом в Сухуми, Влад всё же взял у него новый домашний адрес, на всякий случай, хотя Гоги клятвенно заверял, что обязательно встретит его на вокзале.

Гоги женился в прошлом году, но у Влада в тот период были международные соревнования и он не смог присутствовать на свадьбе друга, о чем сильно переживал и очень сожалел. После свадьбы Гоги с женой переехал в новый дом в Сухуми, подаренный родственниками на свадьбу. Вот в поисках этого дома и отправился Влад.

Слегка поплутав по улицам города и несколько раз переспросив нужный адрес, Влад вскоре отыскал дом, в котором жил Гоги. Это был не большой двухэтажный дом с маленькой лужайкой во дворе перед входом. На лужайке росло несколько фруктовых деревьев с маленькими, но ещё зелёными плодами. Мандариновое дерево, инжир, гранат Влад узнал, но название других деревьев он не знал. В глубине лужайки стояло конусообразное сооружение, метров пяти высотой, наподобие чума сибирских кочевых племен.

На звук дверного звонка калитки к Владу вышла молодая, симпатичная женщина.

– Здравствуйте, – приветствовал её Влад, – мир вашему дому.

– И вам мир! – ответила женщина и спросила, – Вы кого-то ищите?

– Я друг Гоги, – сказал Влад, – он обещал меня встретить на вокзале, но не встретил.

– Вай – вай – вай!!! – всплеснула руками женщина, и её лицо озарила улыбка, – вы наверно Владислав! Я вас не узнала сначала! Гоги так много говорил о вас! Проходите, пожалуйста, проходите в дом!

С этими словами она повернулась и пошла через лужайку, к дому.

– Вы наверно, его жена, Луиза? – предположил вслух Влад, следуя за женщиной.

– Да, я Луиза, – ответила женщина.

– Мне Гоги тоже много раз говорил о вас. Но где он сам?

– Он в отъезде и вернется только завтра к утру. Мне он сказал, что когда вы приедете, то, чтоб вас принять и проводить в комнату. Комната для вас уже готова.

В этот момент Луиза подошла к лестнице, ведущей со двора, сразу на второй этаж и стала подниматься наверх. Влад последовал за ней. Поднявшись на второй этаж, гость с хозяйкой оказались на широкой открытой террасе, идущей вдоль всего второго этажа здания. Пройдя несколько метров, Луиза открыла одну из стеклянных дверей и вошла вовнутрь. Влад последовал за ней.

– Вот ваша комната, – проговорила она с порога, – можете располагаться.

– Спасибо, – ответил Влад.

– Минут через десять, спускайтесь вниз, – предложила Луиза, – я вам приготовлю ужин.

– Спасибо, я не голоден, я лучше отдохну с дороги.

– Тогда, спокойной ночи, – сказала она и стала выходить из комнаты.

– Спокойной ночи, – ответил ей вслед Влад и огляделся вокруг.

Он оказался в довольно просторной комнате метров шести в длину и метров четырех в ширину. Справа в стене было широкое окно выходящее во двор и от этого, даже в вечерние сумерки, в комнате было достаточно светло. Около окна стояла двуспальная кровать, заботливо укрытая свежим постельным бельём.

У противоположной стены от кровати, то есть слева от Влада, стоял скромный двухстворчатый бельевой шкаф, а рядом с ним мягкий стул. В глубине левой стены, почти в углу, была прикрыта вторая дверь, очевидно ведущая во внутренние помещения дома.

Посередине потолка висела симпатичная люстра, украшая аскетическое убранство комнаты. Стены, окно, двери, потолок и даже пол были сделаны из хорошо оструганных и плотно подогнанных некрашеных досок деревьев разных хвойных пород, но покрытые бесцветным лаком. От этого комната даже в вечерних сумерках имела приятный янтарный цвет.

Влад включил свет. От света люстры краски стали ярче, насыщенней и у Влада сложилось впечатление, что он попал в янтарную комнату одного из дворцов под Ленинградом, вывезенную отступавшими немцами по время второй мировой войны. Не хватало только резных украшений и других атрибутов декора, но по цветовому решению, эта комната была схожа с той, янтарной комнатой.

Влад подошел к шкафу и открыл его. За одной створкой располагались пустые полки для белья и других принадлежностей, за второй – находилась перекладина с пустыми вешалками для верхней одежды. Шкаф как бы молчаливо предлагал воспользоваться гостеприимством хозяев и разместить гостю здесь вещи. Влад решил не пренебрегать этим предложением и поместил там нехитрые пожитки. После этого он разделся, аккуратно сложил вещи на стуле, выключил свет и лёг в постель.

Слишком много разнообразных событий произошло за эти несколько дней. То встретил симпатичную девушку, которая сразу запала в душу и завладела сердцем. Можно сказать, что полюбил с первого взгляда, но не смог с ней
Страница 11 из 20

долго поговорить, так и, расставшись с какой-то неопределенностью и щемящей тоской. То Гоги, никогда не изменявший обещаниям, вдруг не встретил на вокзале. Всё это было как-то запутанно и необычно! Но об этом, обо всем, Влад решил подумать завтра, после того, как выспится и хорошо отдохнет.

Сморенный усталостью, он закрыл глаза и начал уже дремать, но нежелающее отдыхать сознание стало рисовать яркую картинку, из его спортивной жизни.

Вот он на международных соревнованиях по биатлону. Молниеносно мчится на дистанции, показывая лучше время сезона, осталось занять позицию на огневом рубеже и поразить несколько мишеней за считанные секунды и тогда, он станет победителем соревнований. Влад благополучно занимает нужную позицию. Он прицеливается и поражает одну мишень, вторую, а в третьей, вместо черного кружка мишени он отчетливо видит серьёзное лицо Кристины. От изумления, он не верит глазам, в запале состязания, указательный палец механически нажимает на спусковой крючок, но в последнюю долю секунды, Влад осознает, что перед ним его будущая невеста, как он уже мысленно её называл, рука вздрагивает и он промахивается.

В холодном поту, Влад открывает глаза и видит перед собой только чернеющий потолок, смутно угадываемый в темноте ночи. С большим трудом, до конца не отойдя ещё от увиденного в странном этом сне, он вспоминает, что находится ни на каких-то там соревнованиях, а в комнате своего друга, в гостях и от этого ему становится легче. Вскоре он полностью успокаивается и засыпает крепким сном.

Утром следующего дня Влад проснулся поздно, явно сказалась усталость последних дней. Он оделся и вышел через террасу на лужайку около дома. Было прекрасное солнечное утро. На лазоревом небе не было ни облачка. Ещё не яркое летнее солнце нежно ласкало лучами лицо, озаряя всё вокруг мягким светом. Влад радостно подставил лицо этим ласковым лучам, предвкушая замечательный отдых на берегу лазурного моря в компании лучшего друга Гоги.

В это время из дома вышла Луиза.

– Доброе утро, Луиза, – приветствовал он её.

– Доброе утро, Владислав, – ответила Луиза, – как спалось на новом месте?

– Просто замечательно, – откровенно проговорил Влад, совершенно забыв о снившемся ему кошмаре, – Гоги уже приехал?

– Да, рано утром.

– Так, где же он?!

– Он опять отлучился на пару часов.

– Вот непоседа!

– Он скоро придёт, а пока идите на задний двор дома, там у нас есть умывальник. Можете умыться и привести себя в порядок, а я соберу вам завтрак.

– Спасибо, я обязательно это сделаю, – проговорил Влад.

Прежде чем последовать совету Луизы, он поднялся в комнату, взял бритвенные, умывальные принадлежности, полотенце и спустился вниз. На заднем дворе он быстро нашел умывальник, умылся, почистил зубы и побрился, получая большое удовольствие от этих водных процедур.

Вскоре из кухни, находящейся на первом этаже, вышла Луиза и позвала завтракать.

Быстро позавтракав, Влад решил прогуляться немного по городу, в ожидании Гоги, а затем, когда тот придет, пойти с ним на море.

Он вышел из дома на улицу и медленно зашагал вдоль неё. Ещё не было жарко, но солнце жгучими лучами уже начало припекать, свежий ветерок был с солоноватым вкусом, что говорило о том, что рядом находилось морское побережье, знакомый запах моря волновал его. Вскоре Влад вышел на приморский бульвар и, найдя невдалеке скамейку под раскидистой стыдливой мимозой, решил присесть в этом месте и полюбоваться окружающим пейзажем.

Тихий городок чем-то напоминал ему город детства – Гудауту. Влад, мысленно перенеся в то далекое время, когда он с Гоги беззаботно бегал на берег моря и устраивал с ним и другими друзьями различные затеи и игры.

Однажды он с Гоги набрел на жилище бичей. Бичами называли, во времена его детства, бездомных бродяг, которые за стакан вина и краюху хлеба готовы были выполнять любую, даже очень тяжелую работу. Возможно, что такое название они получили оттого, что когда их звали что-то сделать, то говорили:

– Бичо, иди, помоги…

По-грузински же слово «бичо» означало «мальчик», вот эти бездомные люди и выполняли поручения мальчиков на побегушках.

Но возможно это только так думал Влад, а истинное название «бичи» возникло совсем по другой причине, например, как инициальная аббревиация от словосочетания: «Бывший Интеллигентный Человек».

Любопытство пересилило страх перед этими людьми и вскоре, Влад познакомился с одним из бичей – Михой, как его звали все окружающие. Это был высокий, крепкого телосложения уже в возрасте мужчина, с черной, давно не мытой бородой, густо усыпанной сединой, голова же его была почти вся седая.

Вначале Влад испугался, когда тот заговорил с ним, но тихая грусть в глазах этого большого и сильного, но странного человека, мягкость голоса, помогли преодолеть страх и вызвали любопытство у Влада. Он несколько раз встречался с этим Михой, который рассказывал Владу много интересных историй, а сам Влад делился с ним мальчишескими тайнами.

Как-то Влад поделился с Михой тем, что его друзья – мальчишки в школе дергали девчонок за косички.

– Они очень плохо делают! – осуждающе проговорил Миха.

– Почему? – удивился Влад.

– Девочек надо уважать и беречь, – ответил Миха.

– За что же их уважать и почему их надо беречь? – ещё больше удивился Влад.

– Они созданы матушкой природой, чтобы дарить жизнь другим людям, способствуя продолжению рода человеческого.

– Как это?

– Они вырастут и станут матерями своим детям! Поднимать же на них руку, это то же самое, что поднять руку на собственную мать! Запомни это и никогда не поднимай руки на девушку, или на женщину, это не достойно для настоящего мужчины! – сердито проговорил Миха, но затем, немного успокоившись, более спокойно спросил, – ты понял меня?

– Да, – робко произнес Влад и запомнил эти слова Михи на всю жизнь.

Прошло ещё некоторое время, однажды, ребячье радио принесло сногсшибательную новость, ещё больше возвысившую Миху в глазах Влада.

Как говорили ребята, у одного из бичей сильно заболел живот. Бедолага долго мучился от боли. Когда Миха узнал об этом, он подошел к заболевшему бичу и стал щупать живот. После этого он сказал, что бы тот разделся, а сам стал стелить чистую материю на землю, около горящего костра. Бич разделся.

– Ложись на спину, – строго сказал Миха, указывая на импровизированное ложе.

Больной бич со стонами лег на указанное место.

– У кого есть бутылка водки и пустой стакан? – спросил сурово Миха, обступивших бичей.

Один из бичей молча, протянул полную бутылку водки. Миха откупорил её, кто-то из бичей услужливо протянут пустой стакан.

Миха наполнил стакан водкой до краёв и протянул больному:

– На, выпей всё! – приказал он.

Больной бич приподнялся, взял стакан с водкой и безропотно выпил содержимое стакана. После этого Миха снова наполнил до краёв стакан водкой и протянул больному.

– На, пей ещё! – снова приказал Миха.

– Не могу я больше! – попытался сопротивляться больной.

– Я сказал, пей! – требовательным, нетерпящем возражения голосом, прикрикнул на него Миха.

Больной выпил содержимое и этого стакана, после чего упал
Страница 12 из 20

на спину и почти сразу же забылся сном. Миха взял бутылку с оставшейся водкой, смазал водкой живот больного и остатками водки промыл себе руки.

– Мне нужен острый нож, – обратился к окружающим Миха.

Оторопевшие и сильно заинтригованные бичи передали нож.

Миха взял нож, подошел к костру и стал медленно проводить ножом над пламенем костра. Языки пламени с остервенением лизали сталь ножа, как бы слизывая всю грязь с клинка. Несколько минут Миха проделывал эти странные манипуляции, а затем вынул нож из огня. После этого, он решительным шагом подошел к неподвижно лежащему, сильно пьяному, больному бичу, наклонился над ним и сделал разрез кожи внизу живота больного, причем разрез получился не прямой, а кривой какой – то.

Самое же удивительное было то, что крови из раны почти совсем не выделилось.

После всего этого он стал выполнять какие-то манипуляции внутри живота больного, а затем заделал рану.

Но что самое интересное, как рассказывало мальчишечье радио, через пару недель больной бич полностью выздоровел и уже ходил, как ни в чем небывало.

Вначале Влад не поверил этому, но парень, рассказавший всё это, поклялся здоровьем матери, что это всё чистая правда и Влад с Гоги решили вечером сходить к жилищу бичей, и посмотреть.

Уже на землю спустились сумерки, когда ребята подошли к тому месту, где ночевал Михо. Ещё издали они увидели горящий костер и сидящих двух мужчин. Влад с Гоги, из любопытства, подкрались к костру и спрятались невдалеке.

У костра сидел Михо и ещё какой-то бич, они о чем-то оживленно говорили, выпивая и закусывая нехитрой снедью. Алкоголь уже сильно подействовал на них и ребята с большим трудом могли разобрать их не всегда связанную речь.

– … я тебе по гроб жизни обязан, – горячо говорил в это время второй бич.

– Да ладно тебе, – вяло отозвался Михо, – я сделал лишь то, что должен был сделать.

– Ничего себе, – удивился бич, – ты меня вытащил с того света, ты спас меня.

– Ничего страшного у тебя не было, простой аппендицит.

– Но ведь и от него откидывают копыта! Если бы тебя не было рядом, то ведь я мог бы умереть!

– Самое главное, что всё прошло благополучно и ты снова здоров.

– Но всё благодаря тебе, – начал было говорить второй бич, но Михо его сразу прервал:

– Давай не будем об этом, а лучше выпьем за удачный исход операции и за твоё здоровье. Чтобы больше не приключалось с тобой таких напастей, – сказал Михо и наполнил стаканы вином.

Они снова выпили и закусили кусочком хлеба. Немного посидев, молча, второй бич обратился к Михе:

– Но как тебе удалось мне помочь?

– Я лишь выполнил свой долг, я сделал то, что должен был сделать, только и всего. Тебе потребовалась небольшая хирургическая операция, и я сделал её, – стал объяснять Михо.

– Так ты что, врач?

– Да, – нехотя признался Михо.

– Так почему же ты не лечишь людей, а бичуешь здесь и живешь с нами?

– Так получилось, – уклончиво проговорил Михо.

– Нет! Я тебя не понимаю! Вместо того чтобы лечить других людей, помогать им справляться с болячками, ты здесь с нами влачишь это жалкое существование, живешь на случайные заработки! Ну ладно у меня случилось куча бед и несчастий, я запил и стал пропащей душой, никому не нужный в этом дерьмовом мире, но ты то, ты! Судя по тому, как ты мне помог, у тебя же золотые руки и светлая голова!

– Всякое бывает в жизни, – задумчиво проговорил Михо.

– Нет, ну всё же, почему? Почему ты здесь с нами оказался?

Над собеседниками повисло тягостное молчание. Ребята тоже притаились в укромном месте и, затаив дыхание, с огромным интересом стали ждать продолжение всей этой беседы.

Миха хмуро разглядывал пламя костра, наблюдая за тем, как ветки сушняка занимаются огнем и от этого вздымается ввысь пламя. Легкий ветер с моря теребил пламя костра, раздувая слегка погасшие угли. Искорки от угольков взлетали вверх и яркими звездочками уносились куда-то, быстро гаснув в стремительном, но кратковременном полёте к звездам.

Явно вопросы товарища по несчастью задели Миху за живое, глубоко задумавшись, он стал вспоминать всю жизнь и обдумывать те события, которые привели в этот тихий приморский город. Но вот Миха слегка встрепенулся, как бы отбрасывая нахлынувшие воспоминания, и грустно проговорил, пожалуй, даже не для собеседника, а для себя, проверяя вслух правильность когда-то принятых решений и действий:

– Понимаешь, я ведь действительно был врачом, говорили даже, что хорошим хирургом. Много лет простоял за операционным столом со скальпелем в руках, врачуя человеческие недуги. Сначала был ведущим хирургом, потом заведующим операционным отделением, а затем стал главным врачом больницы. У меня была семья: жена и дети. Всё как у большинства нормальных людей.

– А потом?

– Потом мне всё это стало тяготить. Дети выросли и разбежались по белу свету. С женой я потерял душевный контакт, и мы стали совсем чужими людьми, абсолютно равнодушными друг к другу. Понимаешь, как будто не близкий человек живет рядом, а пустое место. Работа из приятного занятия и почетной обязанности помогать больным людям превратилась в ярмо, стопудовым грузом, повисшим на шее. Всё мне опротивело и опостылело, я не знал, как вырваться из этого кромешного ада. Так продолжалось очень долго, и я не мог найти выход из этой тупиковой ситуации.

– А затем?

– Затем, в один прекрасный день, я окончательно понял, что так больше жить нельзя! Я просто умру, если не изменю жизнь! Я решил разорвать душившие оковы!

– И как ты поступил?

– Я уволился с работы, оставил квартиру, машину и дачу жене и детям, а сам отправился бродяжничать.

– Вот это да! Не каждый способен на такое!

– Не знаю, может быть и так…

– Неужели тебе не было жалко все бросить и уйти из дома, куда глаза глядят?

– Нет, я долго готовился к этому и уж если пошел на это, то сделал всё осознано, я выполнил своё решение. Я считаю, что если ты взялся за выполнение какого-нибудь дела, то обязательно доведи до конца, а если не можешь, то лучше сразу не берись за него.

– Я бы, пожалуй, не смог бы так…

– Есть притча, что когда умирал великий полководец Александр Македонский, то перед смертью велел сделать в гробу отверстия и когда его понесут хоронить, то чтобы руки высунули в эти отверстия с раскрытыми ладонями.

– Зачем?

– Чтобы все люди видели, что он завоевал полмира, но в гроб с собой ничего не взял. Люди цепляются за деньги, вещи, разные чины и звания, но не думают о душе, ведь в гроб с собой мы ничего не возьмем. Как мы пришли на эту землю, в чём мать родила, так и уйдем.

– Может и так, но ведь деньги существуют для того, чтобы их тратить. Вещи – для того, чтобы ими пользоваться. А ты вот так взял, да всё бросил!

– Да, это так, зато я заодно сбросил с души ярмо, душившее меня всё это время! Наконец, после долгих лет мучений, мне стало легко и хорошо!

– Небось, трудно тебе было бродяжничать первое время?

– Да уж! Не то слово! С непривычки, первое время было очень трудно, но потом я втянулся. Где дрова наколю, где помогу принести груз, где ещё что сделаю, за кусок хлеба и стакан вина. Мне этого вполне хватало. Осенью, чтоб зимой не замерзнуть, подался в теплые
Страница 13 из 20

края и вот, в конце концов, я оказался здесь.

– Неужели не жалеешь об этом?

– Нет! Я стал свободным человеком в полном смысле этого слова! Я отвечаю только за самого себя, и никто не стоит надо мной, только сам Господь Бог!

– А ты веришь в Богу?

– Да, после того, как я стал бродяжничать, я стал в него верить! Это помогает мне преодолевать все невзгоды сваливающиеся на мои плечи.

– Как же так, ведь ты же врач! Обычно врачи являются самыми последовательными атеистами?

– В этом ты не прав! Вот как раз врачи и учителя, по мере работы с людьми по своей специальности, чаще других приходят к Богу и становятся верующими людьми, если они до этого являлись атеистами.

– Почему так?

– Врачи работают с телом человека, врачуя его недуги, а учителя – с душой человека, давая человеку знания. Но эта их работа, без понимания божественной сущности человека будет однобокой. Со временем вдумчивый человек начинает ощущать это и приходит к пониманию, что есть Бог, что он является создателем всего, что нас окружает и всё подвластно ему.

– Ты Миха, великий человек! Давай выпьем за тебя!

– Давай и за тебя тоже!

Миха налил товарищу и себе ещё вина, и они выпили.

На окрестности тихо опустилась южная ночь. Небо озарилось миллиардами огоньков, как будто кто-то зажег на небе множество свечей. Влад с Гоги заворожено сидели в укрытии, боясь пошевелиться, зачарованно слушая исповедь Михи. Когда же собеседники у костра начали выпивать, ребята вдруг вспомнили, что пора возвращаться домой, родители явно уже заждались их. Друзья тихо, чтобы не шуметь и не тревожить собеседников, отползли из укрытия в сторону. После чего встали и молча, пошли домой, находясь под большим психологическом впечатлении от услышанного.

Влад ещё больше стал уважать Миху за его огромную силу воли. Случайно подслушанная история жизни Михи оставила в душе Влада неизгладимый след и он поклялся, стать таким же целеустремленным человеком.

Прошло немного времени, Влад с родителями уехал из Гудауты к новому месту службы отца, но бича Миху, он долго не мог забыть. В переписке с Гоги, Влад регулярно интересовался судьбой Михи. Однажды, спустя некоторое время Гоги написал, что Миха заболел неизвестной болезнью и умер. Влад сильно переживал, что смерть постигла этого удивительного человека. Значительно позже Влад осознал, насколько надо иметь сильный характер, чтобы так поступить. История Михи послужила Владу путеводной звездой для выработки целеустремлённости и стойкости в характере.

Из-за растормошенных памятью воспоминаний, прогулка немного затянулась и вместо запланированного получаса, он прогулял более двух часов, но это его, ни сколько не огорчило.

Подойдя к дому, где жил Гоги, Влад увидел, что тот уже вернулся домой.

Пока гость шел через лужайку перед домом, Гоги не видя его, о чем-то увлеченно разговаривал с женой, активно жестикулируя руками. Разговаривая друг с другом Гоги с Луизой, то говорили на абхазском языке, то переходили на русский, то снова начинали говорить на своем языке и стороннему наблюдателю, не знающему абхазский язык, невозможно было понять, о чем шла речь. Но вот, Гоги повернулся в сторону Влада и увидел его. Он сразу прервал разговор с женой и радостно улыбаясь, поспешил на встречу к другу.

– Влад, дорогой, – ещё издали начал говорить Гоги, протягивая руки, – ты не представляешь, как я рад, что ты приехал! Я тебя очень ждал! Мир тебе, и твоему дому!

Они подали друг другу руки и по-братски крепко обнялись.

– Гоги, я тоже рад тебя видеть! – проговорил Влад, обнимая друга, – мир твоему дому!

– Ты очень правильно сделал, что приехал, – продолжал радостно говорить Гоги, – сейчас у нас замечательная погода, очень тепло, много солнца, а море такое теплое, как парное молоко, тебе не захочется из него вылезать!

– Надеюсь, ты только что ругался с женой не из-за меня? – в полушутливом, полусерьёзном тоне спросил его Влад.

– Что ты говоришь, дорогой, – удивился Гоги и тут же стал объяснять ситуацию, невольно подсмотренную Владом, – это мы не смогли найти общего решения, когда лучше коптить сыр.

– А что такое?

– Я только что принес несколько головок сыра с сыродельного завода. Обычно мы летом там закупаем сыр оптом по более низким ценам и потом дома коптим впрок, на зиму. Так дешевле, да и сыр собственного копчения значительно вкуснее. Он и хранится намного дольше. Я обязательно им угощу и ты, убедишься в этом сам.

– Это интересно, я в детстве уже встречался с таким методом заготовки сыра на зиму, но каждый хозяин делает это по-своему. Ну и в чем же ваши разногласия?

– Жена говорит, давай сразу будем коптить!

– А ты?

– А я говорю, давай подождем до завтра! Может мне удастся ещё приобрести партию сыра.

– Так, может ты бы начал эту партию коптить сегодня, а если тебе удастся ещё приобрести партию сыра, то продолжишь копчение завтра. За одно, покажешь мне весь процесс работы.

– Тоже правильная мысль, – согласился Гоги и предложил, – тогда пойдем со мной.

Гоги направился к конусообразному сооружению, расположенному в глубине лужайки дома, Влад последовал за ним. Подойдя к конусообразному сооружению, Гоги отодвинул полог, прикрывающий вход в сооружение и вошел вовнутрь, Влад последовал за ним. Внутри, сооружение оказалось довольно просторным и пустым. Только в середине помещения находился очаг, а над ним были подвешены сетчатые сооружения из толстой нержавеющей проволоки.

– Это наша коптильня, – объяснил Гоги, заметив удивленный взгляд Влада.

Гоги вышел наружу и через некоторое время вернулся с охапкой дров, поверх которых нёс несколько пален какого – то фруктового дерева. Влад с большим интересом стал наблюдать за его действиями.

Гоги развёл огонь в очаге при помощи дров, затем прикрыл очаг листом металла, после этого начал колоть паленья фруктового дерева и бросать щепки на лист металла.

– Самый лучший дым для копчения получается из древесины фруктовых деревьев, Но я люблю добавлять ещё немного и можжевельника, – стал пояснять свои действия Гоги.

После этого Гоги снова вышел наружу и через некоторое время принёс несколько головок сыра. Он подошел к сетчатому сооружению над очагом и стал класть сыр внутрь проволочной сетки. Вскоре лист металла нагрелся, и щепки фруктового дерева задымились. Легкий дым стал подниматься вверх, окутывая металлическую сетку, в которой находился сыр.

– Теперь сыр будет, медленно коптится, – сказал Гоги, – пока полностью не прокоптится и станет пригодным для длительного хранения. Я же хочу угостить тебя уже готовым сыром, пойдем!

– Пойдем, – согласился Влад.

После этого друзья вышли из коптильни и направились в дом.

Глава шестая

В Тбилиси Кристина приехала рано утром. Она вышла на перрон и оглянулась: нигде подруги не было видно. Тогда она постояла немного и медленно пошла вдоль стоящего состава. Но не успела она сделать несколько шагов, как сзади, её кто – то окликнул:

– Гамарджоба, Кристина!

Кристина обернулась. В трех шагах от неё, быстрой походкой, к ней подходила среднего роста грузинка.

– Гагимарджос, Мадонна, – что бы доставить приятное подруге, ответила
Страница 14 из 20

на приветствие Кристина на грузинском языке.

Но на этом её очень скудный запас слов грузинского языка был почти полностью исчерпан. По этой причине, она вынуждена была перейти на русский язык, который продолжал быть языком межнационального общения на постсоветском пространстве, хотя Советский Союз официально уже и распался почти год назад.

– Я думала, что ты меня не встретишь, – продолжила говорить Кристина, уже по-русски.

– Что ты, Кристина! – горячо стала убеждать её Мадонна, тоже перейдя на русский язык, не зная родного языка подруги, – я же тебе обещала встретить! Просто поздно объявили платформу, на которую прибывает твой поезд, и я не успела дойти сюда.

– Ничего страшного, самое главное, что ты меня встретила!

– Конечно, лучше поздно, чем никогда! – пошутила Мадонна, – Пойдем, нас ждет машина.

Мадонна была лет на семь старше Кристины, но выглядела намного старше своего возраста. К сожалению, это удел многих южных женщин. Они как нежные тюльпаны: рано расцветают, но и так же быстро начинают стареть и увядать.

Мадонне же выпало на долю тоже много испытаний и эти жизненные перипетии не прошли даром, оставив ранние морщины на некогда прекрасном её лице.

В пятнадцать лет с ней произошла очень неприятная история, позорящая честь девушки и всей семьи. Об этой истории в семье никогда не вспоминали и старались забыть навсегда всё, что было с ней связано. Чтобы скрыть этот позор, родители срочно выдали Мадонну замуж. Брак по расчету оказался не удачным и, не смотря на то, что от этого брака родился мальчик, муж её вскоре бросил. С тех пор Мадонна воспитывает сына одна, с помощью родителей, сестер и братьев, благо, что их семья была многолюдной. Работа медсестрой в больнице позволяла ей ходить на работу сразу на сутки, а потом двое суток быть дома.

С Мадонной Кристина познакомилась несколько лет назад в Батуми.

В тот год, ещё участвуя в сборной команде страны, Кристина с Лаймой, своей подругой по сборной, поехали летом отдохнуть на юг страны, в Грузию и остановились в Батуми.

В те времена все отдыхающие на побережье Черного моря делились на две большие группы. Те, кто отдыхал по путевкам в домах отдыха, пансионатах, санаториях, назывались организованными отдыхающими. Они имели, как минимум трехразовое питание, комнату в здравнице, строго определенное время проводили на пляже и как обычно, имели заранее расписанную культурно-развлекательную программу. Другая группа отдыхающих и их было большинство, приезжала на море без путевок, снимала частные квартиры на ночь, питалась, где придется и чем придется, большую часть дня проводила на пляже. После пляжа они свой досуг организовывали, как заблагорассудится. Такие отдыхающие назывались дикарями.

В этот раз Кристина с Лаймой пополнили многочисленные ряды дикарей и ничуть об этом не жалели.

Были чудесные летние дни. Безоблачное небо ласкало их взгляд манящей синевой, южное солнце жарило северные тела, морская вода дубила солью нежную кожу. Вечерами они чинно и благородно гуляли по набережной среди других отдыхающих, вдыхая полной грудью морской воздух, отдыхая душой и телом от всего того, что пришлось перенести на тренировках и соревнованиях. Ничто их больше не интересовало, и никто им больше не был нужен.

Но так продолжалось не очень долго. Однажды днем, они загорали на пляже и от нечего делать играли в дурака, в карты. Рядом с ними расположился молодой человек, явно местный житель. Загорая, он украдкой поглядывал на девушек, а потом спросил у них:

– Можно ли мне принять участие в вашей игре?

– Почему бы нет? – весело отозвалась Лайма.

Кристине это приглашение не очень понравилось, но она промолчала. Молодой человек присоединился к игре.

– Меня зовут Вахтанг, – представился молодой человек, одновременно продолжая играть в карты – а как звать вас?

– Лайма, – охотно представилась подруга.

– Кристина, – с неохотой назвала своё имя Кристина.

– Откуда вы к нам приехали? – заинтересованно продолжил разговор Вахтанг.

– Из Прибалтики, – стала поддерживать разговор Лайма.

– Никогда там не был.

– Зря! У нас очень хорошо, – продолжала флиртовать Лайма.

– Обязательно приеду к вам в гости!

В этот момент Лайма осталась «дурочкой», она встала и сказала:

– Что-то надоело мне играть, пойду, искупаюсь. Кристина ты хочешь сполоснуться?

– Нет, я недавно купалась и мне не хочется.

– Как знаешь, – сказала Лайма и пошла к морю.

Кристина с Вахтангом остались играть в карты.

Какая весёлая у тебя подруга, – проговорил Вахтанг, сразу переходя на «ты», как только Лайма отошла от них.

– Да, она жизнерадостный человек.

– Она замужем?

– Да.

– А ты?

– Я нет.

– Ты очень красивая девушка Кристина, я рад, что познакомился с тобой.

– Ты каждой девушке это говоришь, или через одну?

– Нет, только тебе, ты действительно очень красивая.

– Это на тебя действует летнее солнце.

– Нет, Кристина, ты просто очаровательна и я хотел бы продолжить наши встречи.

– Вахтанг, ты очень торопишь события.

– Зачем тороплю? Я не тороплю! Я лишь восхищаюсь тобой!

– Наверно ты говоришь это каждой встречной.

– Зачем обижаешь? Я искренне восхищаюсь тобой, от всего сердца!

– Я этому не верю!

– Так давай встретимся сегодня вечером, и я докажу это!

– Уж очень ты спешишь!

– Это не я спешу, это мои чувства спешат показать серьёзность моих намерений!

Кристина замолчала. Ей было приятно ухаживание Вахтанга, его лесть благотворным бальзамом лилась на сердце, не согретое мужской лаской, но его стремительный напор слегка пугал. Она боялась такого натиска и не знала, как поступать.

– Так как насчёт сегодняшней вечерней встречи? – настаивал Вахтанг, отвлекая её от тревожащих душу сомнений.

– Я подумаю, – чтобы не вызывать недовольства, дипломатично ответила Кристина.

– Я тебя буду ждать на набережной около кафе сегодня вечером!

– Я не обещаю, что приду.

– Но я буду всё равно тебя ждать, – горячо проговорил Вахтанг, глядя на Кристину влюбленными глазами, – но сейчас мне пора идти.

С этими словами Вахтанг поднялся, подошел к вещам, быстро оделся и ушел. Не успела Кристина проводить его долгим задумчивым взглядом, как подошла Лайма, вся мокрая и слегка продрогшая, после принятого морского купания. Она взяла полотенце и стала вытираться.

– Где же Вахтанг? – спросила она, закончив вытираться и сев около Кристины.

– Уже ушел, – задумчиво проговорила Кристина.

– А я подумала, что ты его уже успела убить и сырым съесть, – пошутила Лайма.

– Нет, я парнями не питаюсь, – не поддержав шутливого тона, серьёзно ответила Кристина.

– Чем же вы здесь занимались? – не унималась Лайма.

– Занимались разговорами, – спокойно ответила Кристина.

– До чего вы договорились?

– Он предложил встретиться вечером.

– И что ты решила?

– Я не сторонница мимолетных южных романов.

– Так ты не заводи роман, а лишь легкий флирт! Пойди, встреться с человеком! Ведь ты уже одичала от ежеминутного стремления улучшить спортивные результаты.

– Прям уж так и одичала.

– Конечно, одичала! – стала подначивать подругу Лайма, – Ведь ты так можешь скоро
Страница 15 из 20

свихнуться!

– Не сгущай краски!

– А я и не сгущаю! Посмотри на себя со стороны! Ведь кроме биатлона, ничего не знаешь и не замечаешь! Это единственное, что тебя интересует! А ведь жизнь не зациклена только на этом! Она многогранна и более интересна, чем видится тебе.

– Не знаю, не интересовалась.

– Вот это и плохо! Ты оглянись и посмотри, как много интересного вокруг!

– Да, возможно и много интересного, но причем тут мужчины?

– Так это тоже часть окружающего нас мира! Причем не такая уж плохая, как кажется тебе.

– Они мне сделали много плохого…

– Но ведь не все!

– Зато многие…

– А ты обрати внимание не только на плохое, но и на хорошее!

– И что же в них хорошего?

– Многое! Они нам дарят массу приятных минут при общении, они дают нам возможность чувствовать себя женщинами! В их обществе мы – королевы!

– Ты что, по себе судишь?

– А хотя бы и по себе! Я лично довольна, что у меня есть муж, он обходителен, ласков, нежен, он отец моего ребёнка и мне больше ничего и никого не надо.

– Ты наверно счастливое исключение!

– А кто тебе мешает найти парня, который может и тебя сделать счастливой?

– Где ж его найдёшь?

– Так ты и не пыталась искать! Ты их всех боишься и шарахаешься от них, как черт от ладана!

– Что же ты предлагаешь?

– Обрати внимание на представителе мужского пола…

– На ком же конкретно?

– Да хотя бы на том же Вахтанге!

– Зачем?

– Затем, что тебе пора выбраться из скорлупы комплексов неполноценности и смело взглянуть на мир другими глазами!

– И что я увижу?

– Увидишь, что он значительно шире, лучше и красочней, чем ты его представляешь!

– Ладно, попробую, – устав от спора с подругой, пообещала Кристина.

– Вот и попробуй, для начала, сходи на свидание к Вахтангу, – не унималась Лайма.

Весь оставшийся день Кристина ходила под впечатлением от этого разговора. Её душа хотела испытать, что же такое «женское счастье», давно созревший организм, жаждавший материнства, требовал того же. Ей самой хотелось встретиться с Вахтангом, но боязнь снова обжечься останавливала. Вечером любопытство одолело верх над осторожностью, и Кристина всё-таки пришла на свидание, опоздав на двадцать минут.

Вахтанг ждал с букетом алых роз и очень обрадовался, когда она пришла в назначенное место.

– Спасибо, что пришла, – проговорил он, протягивая цветы.

– Как мило! – обрадовалась цветам Кристина.

– Пойдем, зайдем в кафе, – предложил Вахтанг.

– Там полно народу и нет свободных мест.

– Я заказал для нас столик.

– Хорошо, пойдем.

Они зашли в кафе и прошли в зал. Там было много людей, но действительно один стол оказался не занят. Вахтанг подвел Кристину к этому столу и вначале галантно помог ей сесть за стол, а затем сел сам. Официант принес заказанное Вахтангом вино и закуски.

– Прости, что заказал без тебя, – извиняющимся тоном проговорил Вахтанг, – но я хотел угостить тебя самыми лучшими блюдами и винами, которые есть в этом городе.

Он налил Кристине и себе немного вина и поднял бокал.

– Я хочу поднять этот бокал за тебя очаровательная Кристина, за твою красоту и совершенство…

– Ты мне льстишь Вахтанг, – прервала его Кристина.

– Нисколько, – самозабвенно проговорил Вахтанг, – как только я увидел тебя на пляже, так сразу не смог оторвать глаз от твоей совершенной фигуры и прекрасного лица.

– Опять ты мне льстишь!

– Зачем так говоришь? Я влюбился в тебя с первого взгляда, и я хочу выпить за тебя дорогая Кристина!

Они выпили. Кристина ощутила приятную сладость вина. Его лесть была приятна спутнице. Ей давно хотелось встретить молодого человека, который бы восхищался и боготворил её. После разговора с Лаймой, это желание усилилось. Алкоголь слегка затуманил сознание, а сладкие речи Вахтанга приятной мелодией ласкали слух, теребя самые потаённый струны души. Она очень хотела поверить и уже поверила, что Вахтанг и есть тот мужчина, который нужен для полного женского счастья.

Вахтанг был в ударе. Опытный покоритель женских сердец, он чувствовал настороженность и недоверие Кристины, поэтому особенно страстно восхвалял её, восхищался всеми частями тела, пел дифирамбы характеру, не забывая подливать в её бокал всё новые и новые порции вина. Вскоре она почувствовала, что сильно пьяна, и пора выйти на воздух, освежиться. Как бы подчиняясь безмолвному желанию, Вахтанг предложил:

– Не пойти ли нам погулять?

– Пойдем, – согласилась Кристина.

Вахтанг быстро расплатился с официантом, и они вышли из кафе. На улице была уже южная ночь. Вахтанг нежно обнял Кристину за талию, и они направились к берегу моря.

На море был полный штиль. Маленькие сонные волны лениво лизали прибрежную гальку. Лунная дорожка бежала по поверхности воды куда-то за горизонт. Звездное небо подмигивало Кристине миллиардами огоньков, как свадебные свечи, озарявшие путь новобрачным, суля им совет да любовь.

У моря они сели на пустой топчан, Вахтанг привлёк Кристину к себе и ласково поцеловал в губы.

Она уже была готова воспринимать нежные ласки и хотела этого всей истомленной душой.

Но вот она почувствовала, как рука Вахтанга проникла под трусики и с силой сжала между ног. Это грубое движение сразу отрезвило Кристину. Весь хмель и приятная истома в один миг улетучились из головы.

Казалось, давно забытая картина, когда отчим надругался над ней, с ясной отчетливостью встала перед глазами, как будто это произошло не много лет назад, а только вчера.

– Не надо Вахтанг, ты слишком торопишься! – решительно сказала Кристина и отодвинула его руку.

– Зачем не надо? Мы ведь взрослые мужчина и женщина! Мы полюбили друг друга и нам пора ближе узнать друг друга! – самодовольно проговорил Вахтанг и снова полез к Кристине.

Алкоголь и желание обладать этим женским телом взяли верх над отуманенным вином рассудком. Он привлек Кристину и попытался снять платье. Это ей совсем не понравилось. Она с силой оттолкнула его от себя.

Вся прелесть романтического вечера полетела в тартарары. Перед ней оказался не трепетно любящий принц, а такой же пьяный похотливый самец, как и отчим, страстно жаждущий её тела.

Но сейчас она была уже не той перепуганной девушкой, а взрослой женщиной, умеющей постоять за себя. И когда Вахтанг, с криками угроз и матерной бранью попытался наброситься, она изо всех сил и огромной ненавистью нанесла удар в пах. Вахтанг взвыл от боли, глаза налились кровью, и он попытался ударить Кристину. Тогда она применила несколько приемов самообороны, после которых Вахтангу не поздоровилось, он сразу потерял всякую охоту её трогать и отполз в сторону.

Вся, дрожа от негодования, Кристина вернулась на квартиру, где остановилась с Лаймой.

– Как прошло свидание? – поинтересовалась Лайма.

– Это не мой экземпляр, – сухо ответила Кристина.

– А чего дрожишь?

– Замерзла…

Она не стала вдаваться в подробности всего происшедшего, но в душе зареклась участвовать в такого рода аферах, ещё сильней возненавидев мужчин и искренне решив не искать у них любви и счастья.

Не было бы счастья, да несчастье помогло. В жизни человека встречаются не только темные полосы, в ней много и светлых
Страница 16 из 20

пятен. Неудачное любовное похождение, вызвавшее бурю негодования в душе Кристины, спровоцировало её встречу с Мадонной.

На следующий день, после неудачного любовного свидания, Кристина одна сидела на скамейке, на набережной, сильно переживая случившееся. Её глаза были полны слёз и она, с великим трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Вскоре, около неё на скамейку присела отдохнуть молодая грузинка. Она вначале мельком, а затем пристальней стала смотреть на Кристину.

– Вам нехорошо? – обратилась она к Кристине на русском языке, – Я медсестра и могу оказать вам помощь!

– Нет, спасибо, мне вы явно не поможете, – грустно ответила Кристина.

– Почему? Я хороший специалист, – не успокаивалась грузинка, видя, что собеседница плохо чувствует и нуждается в помощи.

– Как вас звать?

– Мадонна.

– У меня Мадонна, болит не тело, а душа, – грустно ответила Кристина и тихо добавила, – а ведь душу медицина лечить не умет.

Они познакомились, разговорились и как-то быстро нашли общий язык, хотя не понимали родного языка друг друга. Видно житейские невзгоды сблизили их и позволили лучше понять близкого себе по духу человека, пусть он и не говорит на твоем родном языке, и будет другой национальности.

С тех пор они часто общались: переписывались и звонили друг к другу. Вот и сегодня Кристина приехала в гости к Мадонне.

Глава седьмая

Быстро доехав на машине до пятиэтажного дома, где жила Мадонна, они поднялись на третий этаж и вошли в квартиру. В квартире вместе с Мадонной ещё жили сын, родители, средний брат и сестра. Остальные братья и сестры жили в своих квартирах и приходили в родительскую, когда захотят навестить близких, по случаю какого-нибудь события, или просто так, потому, что соскучились.

Войдя в прихожую, их встретила мать Мадонны, которая со словами: «Гамарджоба» обняла Кристину. Затем к ним вышел сын Мадонны и поздоровался с Кристиной.

– Гагимарджос, – ответила Кристина и удивленно сказала, – Гогита, как ты за год вырос! Ты стал настоящим мужчиной!

– Да, ему уже скоро шестнадцать лет, – ответила Мадонна гордая тем, что похвалили сына, и добавила, – проходи в комнату Кристина. После дороги ты наверно устала?

– Да, – честно призналась Кристина, – есть немного.

– Так пойди и прими душ! – предложила Мадонна.

– Спасибо, я обязательно это сделаю, – ответила Кристина, которой действительно очень хотелось сбросить всю одежду и сполоснуться после длительной дороги.

Кристина поставила спортивную сумку в комнату, достала любимый халат, который всегда брала в дорогу, полотенце, подаренный гребень и пошла в ванную комнату.

Здесь она сбросила надоевшую одежду, включила душ, сделав воду слегка теплой, и встала под струю воды. Теплая вода вырывалась из душа мелкими струйками, приятно массируя уставшее тело.

Кристина закрыла глаза от удовольствия, подставляя лицо, упругое тело, руки, ноги, под этот водный массаж. Такой массаж быстро снял усталость и напряжение от дальней дороги. Кристина почувствовала прилив энергии и заряд бодрости, она слегка повернула кран горячей воды и теперь её массировала тугая струя уже более горячей воды.

Перед закрытыми глазами возник образ того молодого нахала, которого встретила на Курском вокзале. Как нежно и трепетно он смотрел на неё, а как красиво говорил!

А может, он был прав? Может быть, действительно они созданы друг для друга? Может быть, они и являются двумя половинками того единого целого, ради чего мужчина и женщина ищут друг друга? Может быть он, кстати, как его там звали? Ах да, кажется Влад! Так может быть Влад и не нахал вовсе, а тот единственный мужчина, для которого она предназначена её высочеством Судьбой и для которого появилась на этот белый свет, чтоб от него заиметь детей и продолжить его Род? Может быть он не такой, как отчим, или Вахтанг, или другие мужики, попадавшиеся на пути? Ведь ей ещё только двадцать пять лет, только четверть века прожила на этой грешной Земле и впереди ещё длинная дорога жизни, протяженностью во многие десятилетия.

Она долго стояла под мягким водным массажем, наслаждаясь получаемым удовольствием. Затем, взяла туалетное мыло, намылила всё тело и смыла пену теплой водой. После этого закрыла воду и начала вытираться полотенцем. Досуха вытерев волосы головы и тело, она надела халат и стала расчесывать волосы подаренным гребнем.

– Вот ведь, – снова подумала Кристина, – какой редкий гребень из рога марала ручной работы, подарил первой встречной, да ещё имя «Влад» выгравировано на гребне. Может действительно, я ему очень понравилась? Может действительно, у нас что-то серьёзное получится? Ведь чем Черт не шутит, когда Бог спит?

Кристина задумчиво посмотрела на отражение в зеркале, аккуратно подобрала волосы в пучок и заколола их необычным гребнем. Из зеркала на неё смотрела слегка покрасневшая девчонка-подросток с широко открытыми глазами, ждущими счастья, но ещё так мало добра и радости видевшая за пока ещё короткую жизнь.

– Эко ж я размечталась, – прервала саму себя девушка, – вот через два месяца встретимся с ним, тогда и посмотрим! А сейчас нечего распускать нюни и раскатывать губы! Может он и не придет на встречу! Может быть, просто пошутил, да хотел голову задурить, что бы поехала с ним, а там бы поигрался и бросил, как это часто бывает в летних романах с нашей подругой. А раз не получилось, то больше не будет появляться на горизонте. Ну-ка, покажи нижнюю губку!

Улыбнувшись себе, глядя в зеркало, и кокетливо подмигнув правым глазом, она выпятила нижнюю губу и игриво сказала:

– А губа – то у тебя, не дура! Нет, не дура!

После такого приятного общения с умным человеком, с собой любимой, Кристина отвернулась от зеркала, открыла дверь и вышла из ванной комнаты.

Пока подруга принимала душ, Мадонна собрала еду на стол.

– Кристина, – сказала она, как только та вышла из ванной комнаты, – иди, садись, поешь с дороги.

– Ой, Мадонна, спасибо, – обрадовано проговорила подруга, – я очень проголодалась.

Она села за стол, Мадонна присела рядом.

– Попробуй мамалыгу с сыром, – как радушная хозяйка, стала она угощать Кристину, – тебе она должна понравиться.

– Из чего делают мамалыгу? – спросила Кристина, пробуя незнакомое блюдо.

– Из кукурузы, это кукурузная каша.

– Очень вкусно.

– Бери соус и больше овощей, они очень полезны.

Кристина с большим удовольствием съела мамалыгу с сыром и овощами.

– Может ещё? – спросила Мадонна.

– Нет, спасибо, я уже наелась.

– Тогда, может, выпьешь чая? Попробуй наш, грузинский. По вкусу и аромату, он не уступает индийскому и цейлонскому.

С этими словами Мадонна принесла Кристине и себе по чашке чаю.

– Да, вкус хороший и аромат чудесный, – согласилась Кристина, отхлебнув немного чая и сделав несколько глотков, – как твои дела, как работа?

– Всё по-прежнему. Вот только на работе приходится задерживаться дольше обычного.

– Почему так? – удивилась Кристина.

– Много в больнице работы и мне, приходится больше времени уделять ей.

– Ты взяла отпуск?

– Нет.

– Жаль, я надеялась, что возьмешь отпуск к моему приезду, тогда б могли быть всё время вместе.

– Я тоже
Страница 17 из 20

так планировала, но обстоятельства распорядились иначе.

– Очень жаль, но мы сможем побыть вместе, когда не будешь занята на работе.

– Конечно! Мы обязательно побродим по городу, съездим на тбилисское море и побываем в других местах. Но это мы сделаем потом, а сейчас, расскажи лучше, что изменилось в личной жизни за это время? Так же продолжаешь ненавидеть всех мужиков, или появился тайный вздыхатель, которому не прочь уделить внимание?

– Даже не знаю, как сказать, – начала было отговариваться Кристина.

– А ты говори так, как есть.

– Мужики противны так же, как и раньше, но вот на счет тайного вздыхателя, я даже и не знаю…

Но тут собственные сомнения и жажда женского счастья захлестнули её. Кристине страстно захотелось поделиться с подругой о наболевшем. В одночасье рассказала Мадонне о мимолетной встрече с Владом. Сообщила о тех переживаниях и сомнениях, которые смущают душу и кружат голову, заставляя трепетно биться сердце при одной мысли о нем. Рассказала и о возможном свидании через два месяца, и все страхи, связанные с этим.

– Раз он назначил свидание, то обязательно приедет, – стала успокаивать подругу Мадонна, – ведь если бы ты была бы ему не интересна, то он не стал бы больше встречаться с тобой.

– Может быть, может быть, – задумчиво проговорила Кристина.

В глубине души она радовалась, что подруга поддержала надежду на скорую встречу, но в то же время боялась, что эта встреча не состоится. Она сильно боялась, что Влад обманет, так же, как уже не один раз, обманывали другие.

Кристина вынула из волос самодельный гребень.

– В память о встрече, – сказала Кристина, бережно протягивая Мадонне гребень – и в знак того, что мы обязательно должны встретиться, он подарил мне вот это.

– Вот видишь, – воодушевленно проговорила Мадонна, беря в руки гребень и с интересом рассматривая, – не будет же он всем подряд дарить такие удивительные вещи! Ведь гребень явно не промышленного производства.

– Да, его смастерили где-то на севере Сибири местные умельцы из рога марала.

– А кто такой марал?

– Не знаю, животное наверно какое-нибудь редкое.

– Тем более, это говорит о серьёзности намерений. Может быть, в действительности он и есть твоя судьба!

– Все может быть, я даже помолилась деве Марии, что бы наша встреча произошла скорее.

– Я смотрю, он глубоко проник в твоё сердце!

– Да, он не такой, как все. Я таких людей ещё не встречала. Я проговорила с ним лишь полчаса, а ощущение такое, что знаю его уже всю жизнь.

– Ну, дай-то Бог вам счастья! – от чистого сердца произнесла Мадонна и вернула гребень.

– Дай-то Бог, – задумчиво повторила Кристина, взяла из рук Мадонны подаренный гребень, машинально заколола им волосы и снова погрузилась в мысли.

Глава восьмая

На следующий день Гоги снова куда-то умчался ни свет, ни заря, ничего вразумительного не сказав, сообщив лишь предыдущим вечером, что должен отлучиться ненадолго по делам. Влад утром встал, позавтракал и пошел на море искупаться и немного позагорать.

Был чудесный летний день. Из-за туч, солнца не было видно, но это не омрачало хорошее настроение. Не смотря на отсутствия солнца, воздух был теплым. Влад подошел к пляжу на берегу моря. Крепкий ветерок нес с моря прохладу и на волнах, как искусный ваятель, громоздил причудливых барашков из пены морской, как будто вновь стремился воссоздать Афродиту.

Влад не спеша прошелся по пляжу. Людей было немного, а купающихся – совсем единицы. Он неторопливо разделся, сложил одежду недалеко от кромки берега, но чтобы вода не доставала её. После этого он подошел к самой береговой черте, где волны с шумом и шипением разбивались на миллиарды капель, образуя обильную пену. Он постоял, полюбовался немного на это зрелище, затем вошел в воду и бросился в набегающую волну.

Волнение моря было где-то три-четыре балла, но это не смущало Влада. Ему нравился азарт борьбы. Он любил преодолевать трудности и стремился выходить из всех перипетий победителем. Влад вынырнул на поверхность воды и, споря со стихией, поплыл кролем навстречу волнам вдаль от берега, как будто стараясь переплыть всё море.

Волны вставали сплошной стеной воды, казалось, непреодолимая преграда образовалась на пути, явно Судьба не хотела его дальнейшего движения вперед, но Влад смело бросался в нутро волн, разбивая их тренированным телом. Лишь только пена от обессиленной волны покрывала спину.

В бессильной злобе вздымались волны перед ним, норовя поглотить свисающими пенными гребнями, но он всё плыл и плыл вперед без остановки, не чувствуя усталости. Некоторые волны накатывались на него и отбрасывали назад, но он целеустремленно плыл вперед, всё дальше и дальше удаляясь от берега, все время, споря с волнами.

Эта борьба длилась довольно-таки длительное время, пока Влад немного не устал и повернул в обратный путь, сменив кроль на брасс. Как бы обрадовавшись этому, волны погнали его к берегу, значительно облегчая возвращение.

Вскоре Влад уже смог ногами достать дно и выйти на берег. Его тело ощутило легкую усталость от захватывающей схватки со стихией, а прохладный ветерок заставил кожу покрыться мелкими пупырышками. Влад прилег на гальку, чтобы согреться и отдохнуть после изнурительной борьбы с волнами и ветром.

Он закрыл глаза и перед взором возник образ улыбающейся Кристины. «Жаль, – подумал Влад, – что не удалось уговорить её поехать со мной. Сейчас бы вместе загорали на пляже и резвились в этих бурных водах». Он очень сильно ругал себя за то, что не смог уговорить Кристину поехать с ним. «Что там делать летом в Тбилиси? – искренне удивлялся он, мысленно разговаривая с самим собой, – Ведь Тбилиси стоит в долине со всех сторон окруженной горами. Жара, пекло, от каменных домов и асфальта в воздухе висит неимоверная духота, а ещё куча машин, загрязняющих атмосферу, настоящего-то моря, там тоже нет! А то водохранилище, которое местные жители называют тбилисским морем, совсем на море и не похоже».

Да и действительно, разве можно сравнить лёгкую рябь, поднимаемую на зеркально гладкой, спокойной поверхности воды водохранилища, каким-либо быстроходным катером, от той мощи стихии, с тем буйством волн, поднимаемых его величеством ветром и с которыми он только что боролся. Это совсем несовместимые вещи, их даже сравнивать невозможно. Это то же самое, что начать сравнивать слона и маленькую букашку. Да и пресная вода, по его мнению, никогда не сможет сравниться с морской. Это совсем разные вещи.

Влад ещё немного полежал на пляже, но вскоре такое малоподвижное времяпрепровождение наскучило, и он решил возвратиться. Он встал, оделся и неспешно пошел к дому Гоги.

На обратном пути Влад решил пройтись через центр города. Рассеяно глядя по сторонам, его внимание привлек тот факт, что местные жители повсеместно собирались небольшими группами и что-то оживленно обсуждали, сильно жестикулируя. Слов не было слышно, но явно было видно, что они были сильно чем-то взволнованы. Подойдя к правительственным зданиям, Влад изумился ещё больше: с этих зданий были сняты флаги Абхазской АССР и водружены новые стяги. Ничего не понимая, он подошел
Страница 18 из 20

к дому друга. Гоги оказался уже дома.

– А, Влад, – обрадовано проговорил друг, увидев гостя, – садись за стол, я как раз собирался пообедать, а ты явно после купания проголодался. Пообедаем вместе.

– Да, – подтвердил Влад, – не мешало бы подкрепиться.

Влад сел за стол, а Гоги налил ему вина.

– Попробуй моего домашнего вина. Его аромат, это сказка; а вкус, это просто песня. У нас есть предание, что когда первый абхазец посадил первую лозу винограда в землю, то в тот год выдалось очень жаркое лето. Лоза стала засыхать. Тогда абхазец поймал павлина, зарезал и окропил его кровью землю около лозы. Лоза выжила и стала расти. Но жара не спадала, и лоза снова стала увядать. Тогда абхазец взял любимую обезьянку, зарезал её и окропил кровью землю вокруг лозы. Лоза с благодарностью восприняла долгожданную влагу, она снова стала расти и зацвела. В тот год лето было долгим и знойным. Лоза снова стала засыхать. Тогда абхазец поймал льва, убил его, а кровью полил землю под лозою. Лоза дала ягоды. Но ягоды ещё не созрели, а лето было очень жарким, и лоза снова стала увядать. Абхазец взял свою единственную свинью, зарезал её, окропил кровью землю под лозою, и лоза выжила, дав абхазцу прекрасный урожай винограда. Абхазец сделал из винограда вино. С тех пор вино даёт человеку четыре свойства. Вначале оно делает человека похожим на павлина. Он так же горд собой и самодоволен. Затем вино делает человека похожим на обезьянку. Ему весело и интересно, он со всеми заигрывает и со всеми шутит. На третьей стадии, человек становится похожим на льва. Он становится самоуверенным. Считая себя сильнее всех и умнее всех. Ощущая себя царем зверей. Но на последней стадии вино превращает человека в свинью, и он валяется под столом. Так выпьем же дорогой Влад за то, чтобы нам никогда не перешагивать третьей стадии!

– Хороший тост! – похвалил Влад, пригубливая вино и ощущая приятную терпкость его вкуса, добавил, – Ты прав Гоги, вино действительно отличного качества. Ты прирожденный винодел.

– А что ты хотел! В моем роду и отец, и дед, и прадед выращивали виноград и делали вино. Это у нас семейная традиция.

– Что же ты увлекся биатлоном и перестал продолжать семейную традицию?

– Одно другому не мешает. Для себя я тоже выращиваю виноград, а вино получается не хуже чем у других, в этом ты сам сейчас убеждаешься. Когда ко мне приходит гость, то у меня есть собственное вино, которым я могу его угостить. Только нерадивые хозяева, или слишком жадные, вначале гостям ставят чачу, а потом вино, чтобы гость быстрее захмелел и меньше выпил вина. Я так никогда не поступаю! Для меня гость, как для настоящего абхазца, это самый дорогой человек и для него я ничего не жалею.

– Да, ты прав! Но скажи всё же Гоги, что происходит в городе? Люди шушукаются на улицах и собираются в кучки, на правительственных зданиях появились какие-то новые флаги, вместо флагов Абхазской АССР?

– Вчера Верховный Совет Абхазии объявил о прекращении конституции Абхазской АССР 1978 года и восстановлении Конституции ССР Абхазии 1925 года, согласно которой отношения между Грузией и Абхазией определяются договором. Вот почему заменены флаги.

– А как отреагировали на это в Тбилиси?

– Госсовет Грузии отменил решение Верховного Совета Абхазии. В Тбилиси рассмотрели это, как посягательство на территориальную целостность и суверенитет Грузии.

– А куда ты всё время мотаешься? Почему у тебя появились какие-то секреты от меня?

– Ни каких секретов нет, дорогой Влад! Меня попросили помочь нашим и я, регулярно отлучаюсь из дома на границу с Грузией.

– И какие успехи на границе?

– Пока всё спокойно, вот только их снайперы слегка пошаливают, но если грузины начнут боевые действия, мы им ответим! Мы организуем достойный отпор и не отдадим ни пяди абхазской земли!

– Ну а ты во всей этой истории причем? Ты же не служишь в абхазской армии!

– Как это причем? Я абхазец! И мой долг защищать Абхазию! Я же снайпер и инструктор по стрельбе, офицер Советской армии. Пусть государство с таким названием уже развалилось, но я дал клятву на верность Родине, а моя Родина, это Абхазия. Значит, я давал клятву и на верность Абхазии, которую надо сейчас защищать. Вот я и помогаю нашим бойцам готовиться к отражению натиска возможного неприятеля.

– Что же ты раньше мне не сказал об этом?

– Ты мой гость и я не хотел обременять тебя своими заботами.

– Я, прежде всего твой друг и твои заботы, это мои заботы!

– Спасибо Влад, я знал, что ты настоящий друг!

– Куда же ты ездишь, если не секрет?

– Это здесь не далеко, вдоль Кодорского хребта, около Кодорского ущелья. По этой причине я там бываю весь день, а на следующий день возвращаюсь домой отдохнуть. Так, через день я туда езжу.

– Жаль, что ты не можешь оставаться дома все дни, хотя бы на время моего отпуска.

– Я и так приезжаю через день! Ты же у нас живи, сколько хочешь: ешь, пей, отдыхай, ты мой гость, а значит и гость всей моей семьи! Но извини, часто я не смогу быть с тобой, сам понимаешь, нам надо готовиться к обороне, если начнётся война!

– Но может войны не будет?

– Вряд ли! Все идет к тому, что скоро начнутся боевые действия.

– Я, конечно, всё понимаю, – сказал Влад и взял со стола бокал с вином, – давай же выпьем за скорейше окончание этой войны, если она начнется, чтобы Абхазия отстояла независимость.

– Золотые слова, за это обязательно надо выпить, – похвалил Гоги тост и взял бокал.

Они выпили и закусили зеленью и овощами. После того, как друзья изрядно подзаправились как едой, так и алкоголем, Гоги спросил у Влада.

– Но ты мне не рассказал о делах на семейном фронте! Нашел ли ты ту единственную и неповторимую, которую ищешь уже давно, в жены?

– Похоже, что нашел!

– Кто же она?

– Гоги, не обижайся, но пока я не буду говорить ничего о ней! Как говорят кавказские аксакалы, умный человек хвалит родителей, а дурак хвастается женой.

– Давай же выпьем, – проговорил Гоги, поднимая бокал, – за родителей: если они живы, то пусть ещё долгие годы живут на этой Земле, если же их уже нет, то пусть будет царствие им небесное.

Они снова выпили и закусили.

– Так ты, – вернулся Гоги к рассказу друга, – как умный человек, не хочешь хвастаться будущей женой?

– Ты совершенно прав, Гоги, – продолжил разговор Влад, – по этому, я ничего не буду говорить об этой девушке. Скажу только, что я, кажется, нашел ту, которую искал. Я чувствую себя самым счастливым человеком на всей планете. В конце второй декады сентября я с ней должен, снова встретится и если мы действительно созданы друг для друга, то непременно женюсь в ближайшее время. Так что жди в середине осени приглашения на свадьбу.

– Спасибо друг, я обязательно приеду на свадьбу и привезу вам в подарок вина, которое тебе так понравилось.

– Ты у меня будешь другом на свадьбе.

– Так ведь друг должен быть холостым, а я женат.

– Ничего, ты мне, названный брат и будешь женатым другом на свадьбе.

– Спасибо друг, я постараюсь оправдать доверие!

Глава девятая

Кристина уже почти неделю гостила в доме подруги. Вместе они хорошо проводили время. Когда Мадонна была не занята работой в больнице, они
Страница 19 из 20

ходили гулять по городу, поднимались на фуникулере к памятнику Родине-матери, ездили на тбилисское море. Отпуск проходил интересно, но Кристина ждала, не дожидалась его конца, чтобы, наконец, встретится с Владом.

Как-то вечером они, как обычно, гуляли по городу, и решили зайти в кафе выпить чашечку кофе. Мадонна заказала два кофе по-турецки, и они стали ждать заказа.

От нечего делать, Кристина стала оглядывать помещение кафе. Зал кафе был не очень большим, уютным. Посетителей было мало, хотя большинство столиков было занято, но ещё были свободные места. Да и за столиками было два, от силы три человека, не больше.

Посетители были разными. Вот двое молодых грузин, потягивая пиво, что-то активно жестикулируя, обсуждают за соседним столиком. Там две пары молодых степенно пьют кофе и непринужденно беседуют друг с другом. А здесь молодая мать угощает пятилетнего ребенка мороженым.

В дальнем углу зала сидело несколько девушек, они пили кофе. Что-то знакомое показалось Кристине в облике одной из них. Полумрак зала не позволял хорошо рассмотреть её. Но вот, девушки выпили кофе, расплатились с официанткой, встали и направились к выходу. Кристина сразу узнала бывшую подругу по команде. Года три назад она получила серьёзную травму и перестала участвовать в соревнованиях, ушла из команды и из спорта.

– Лайма! – окликнула её Кристина.

На зов, одна из девушек обернулась, рассеяно посмотрела по сторонам, но, увидев Кристину, её глаза просияли и девушка, которую звали Лаймой, пошла в направлении столика, где сидели Кристина с Мадонной.

– Мадонна, знакомься, – проговорила обрадованная Кристина, когда девушка подошла к столику, – это Лайма, она тоже из Прибалтики, мы длительное время занимались спортом в одной команде.

– Здравствуйте, – поздоровалась Лайма.

– Здравствуйте, – ответила Мадонна.

– Здравствуй Лайма, присаживайся к нашему столу, – обрадовавшись, что встретила здесь подругу, сказала Кристина.

Лайма присела за стол, на свободный стул.

Видя, что Лайма решила задержаться в кафе, её подруги вышли наружу. В это время официантка принесла две чашки черного кофе.

– Будешь с нами кофе пить? – спросила Кристина.

– Нет, спасибо, я уже выпила.

– Я тебя тысячу лет не видела, – продолжила радостно говорить Кристина, – как ты поживаешь?

– Мне тоже приятно, что я тебя встретила, – размеренно проговорила Лайма, – живу нормально.

– Чем занималась после того, как оставила спорт?

– Тогда я пошла, работать на фабрику.

– Ты и сейчас работаешь там?

– Нет, фабрика работала на внутренний рынок, продукция вся шла в республики Советского Союза, но с развалом Союза, развалились экономические связи тоже и нашу продукцию перестали покупать, а фабрика обанкротилась.

– Как же ты жила?

– Трудно было конечно, перебивалась случайными заработками.

– У тебя один ребёнок?

– Нет, после того, как ушла из спорта, родила двойню, у меня теперь трое детей.

– А здесь, что ты делаешь?

– Пару месяцев назад у нас дома появились вербовщики из Грузии. Я завербовалась снайпером, на случай боевых действий, а в Тбилиси мы приехали немного отдохнуть и развеяться.

– Но ведь тебя убить могут.

– Да, могут, но кормить-то детей надо! Муж сейчас, тоже безработный, а здесь платят хорошие деньги, да в случаи смерти семье заплатят приличную страховку.

– Так ты рискуешь оставить детей сиротами!

– Но это лучше, чем оставить их голодными и наблюдать их мучения.

– Не знаю, будь у меня дети, я бы не стала так рисковать.

– Вот, пока у тебя нет детей, и ты ни чем не связана на этой планете, можешь присоединиться и заработать для будущих детей приличный капитал.

– Слушай, Кристина, – вмешалась в разговор двух подруг молчавшая до этого Мадонна, – а ведь это замечательная идея!

– Ишь чего выдумали! – фыркнула Кристина.

– А почему бы и нет? – продолжала убеждать подругу Лайма, – Ты же прекрасно стреляешь! Из тебя получился бы превосходный снайпер! Мужиков же терпеть не можешь, вот и отличный повод уменьшить их численность на планете, под названием Земля! Или к мужикам стала лучше относиться? Или кто появился на горизонте?

– К мужикам отношусь по-прежнему, а насчет того, что кто-то появился, я и сама толком не знаю. Можно сказать, и появился, но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз.

– Хорошо, договорились, я с нетерпением буду ждать рассказа, а на счет того, чтобы стать снайпером, хорошенько подумай! Хорошие деньги, да ещё в баксах, на земле не валяются. А коль скоро, судя по твоим словам, собралась обзаводиться семьёй, а там и детьми, лишние деньги никогда лишними не будут, поверь уж моему горькому опыту.

Кристине не понравилось сменившееся направление разговора, какое-то нехорошее предчувствие сдавило сердце и чтобы не огорчать подругу, она слегка раздраженно проговорила:

– Ладно, я подумаю. Но ничего обещать не буду.

Чтобы как-то сменить тему разговора, она спросила:

– Сколько времени будешь ещё в Тбилиси?

– Ещё дня два-три.

– А потом?

– Потом мы отправимся на задание.

– Ну, тогда ещё сможем, встреться и поговорить, – сказала Кристина, достала блокнот, шариковую ручку, что-то быстро написала на листке бумаги, затем вырвала его из блокнота и протянула Лайме, – вот адрес Мадонны, у неё я живу сейчас, будет время, заходи.

– Обязательно зайду, – пообещала Лайма, пряча лист бумаги в боковой карман джинсов, – Если в ближайшее время надумаешь присоединиться, запиши и мой адрес в Тбилиси.

– Давай, на всякий случай, – больше, чтобы не огорчать подругу, нежели с намереньем воспользоваться приглашением, согласилась Кристина.

Лайма продиктовала адрес, а Кристина записала в блокнот.

– Но мне пора идти, – спохватилась Лайма, – а то подруги уже заждались.

После этого, Лайма встала из-за стола и не спеша, вышла из кафе, догонять подруг.

Кристина же с Мадонной принялись пить остывший кофе.

Встреча с Лаймой разбудили в памяти Кристины совсем свежие воспоминания. Она ничего не говорила об этом Мадонне, но недавно с ней произошла история, оставившая глубокий след в душе.

Это произошло ровно год назад, когда умение хорошо стрелять и ненависть ко всем представителям мужского пола, а также чувство ненужности в жизни и оторванность от спорта, слились воедино, подтолкнув к тому, что она дала согласие убрать одного местного банкира. Банкир кому-то сильно насолил и явно перешел дорогу. Она не вдавалась в подробности, кому, как и зачем. Кристине это было совершенно безразлично. Ей предложили хорошие деньги за эту работу, и она не стала отказываться.

Получив фотографию и адрес, где проживал банкир, Кристина собралась завалить в подъезде его же дома. Это было бы оптимальным решением и наиболее безопасным вариантом. Чтобы всё прошло благополучно, решила выйти на разведку. Вначале она проследила, когда банкир уходит из дома и когда возвращаться.

К огорчению, Кристина выяснила, что на работу и домой его регулярно сопровождало два телохранителя, но она надеялась, что провожают только в подъезд, и не будут сопровождать до двери квартиры. Всё-таки седьмой этаж и он сам бы мог доехать на лифте.

Конец
Страница 20 из 20

ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/vladimir-vilenovich-lishtvanov/snayper/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.