Режим чтения
Скачать книгу

Темный Эвери. Путь смерти читать онлайн - Иван Суббота

Темный Эвери. Путь смерти

Иван Суббота

WarGamesТемный Эвери #3

Личу, известному в мире «Битвы богов», самой популярной игры с полным погружением, под именем Темный Эвери, некогда скучать. Невзирая на свою зловещую фракцию, он только и делает, что помогает другим. Юной жрице Порядка необходимо выполнить самоубийственный квест. Питомцу Эвери, привидению по имени Привидение, – отыскать место собственной гибели. Клану «Орднунг» – помешать конкурентам из «Розы и креста» овладеть замком Константа. Богу Хаоса – вернуть древний артефакт, на страже которого стоит непобедимый титан. Что говорите? Плюнуть на все, расслабиться и сходить вечерком в театр? Хотя бы в кукольный? Ну-ну…

Иван Суббота

Темный Эвери. Путь смерти

© И. Суббота, 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Пролог

Утреннее солнце еще не успело выглянуть из-за вершин далеких гор и осветить лес на крутом берегу полноводной реки, а лесные жители уже начали пробуждаться от ночной спячки. Пока еще робко защебетали высоко в ветвях ранние пташки. В траве зашуршали мыши. Белка выглянула из дупла. Матерый секач повел свой выводок к ближайшему орешнику.

Молодая зайчиха, прошлой ночью принесшая свой первый помет, открыла глаза и некоторое время прислушивалась к шорохам просыпающегося леса. Убедившись, что вокруг все спокойно, она обнюхала спящих зайчат и осторожно, стараясь не разбудить их, выбралась из зарослей кустарника на заросший сочной травой берег. Обессиленный родами организм нуждался в питании, и зайчиха бойко заработала острыми зубками, перемалывая зеленые травинки, время от времени выглядывая из густой травы и прядая ушами.

Вдруг она замерла. Что-то насторожило ее. Зайчиха подняла мордочку и принюхалась к запахам леса. Ноздри ее расширились, кончик носа забегал из стороны в сторону. Она даже привстала на задние лапки, чтобы густая трава не мешала ей осматривать окрестности, и огляделась.

Вокруг все было спокойно и тихо, только беззаботные птахи весело попискивали где-то в вершинах деревьев. Простояв некоторое время на задних лапах, и не увидев и не учуяв ничего подозрительного, зайчиха успокоилась и опять принялась за траву, но через несколько мгновений вновь испуганно замерла. Что-то тревожило ее, но она никак не могла понять что. Она снова привстала на задние лапки. Ее длинные уши поворачивались то в одну, то в другую сторону, улавливая малейшие звуки.

В кронах деревьев щебетали птицы, в траве едва слышно копошились мыши. Внизу, под обрывом, неторопливо несла свои воды река, в которой изредка всплескивала рыба. На другом берегу реки, в редком подлеске, тоже не было ничего подозрительного.

И все же что-то не давало покоя зайчихе. Постояв еще несколько секунд на задних лапах, она решила прислушаться к своим чувствам и быстро юркнула в густой кустарник, где у нее было устроено уютное гнездышко.

Трусливая зайчиха только-только успела скрыться в зарослях кустарника, как над поляной, в метре над травой, появилась светящаяся точка. Секунду яркая точка провисела неподвижно, а потом бесшумно полыхнула, на несколько мгновений ослепив зайчиху и заставив ее в ужасе закрыть глаза. Когда зайчиха их открыла, то увидела плавно колышущийся над поляной вертикальный серебристый овал с размытыми краями, больше всего напоминающий играющую солнечными бликами водную гладь.

Из колышущегося серебряного марева на поляну вывалилось человеческое тело, почти полностью обнаженное, лишь только небольшой кусок ткани был обернут вокруг его бедер. Зайчиха замерла. Людей она видела и раньше, и не один раз. Охотники, они приходили в лес и убивали его жителей. Ничего хорошего встреча с людьми не несла.

Человек некоторое время лежал неподвижно, а потом пошевелился, медленно повернулся на бок, подтянул колени к подбородку и негромко простонал:

– Ох… Чтобы я еще раз связался с ней…

Он с трудом, морщась от внутренней боли, перевернулся сначала на спину, а потом рывком принял сидячее положение. Одна его рука упиралась в землю, а другая прижимала к груди три ярко-синих кристалла, каждый из которых был размером с большую еловую шишку. Человек помотал головой, сделал несколько глубоких вдохов. Покряхтывая, поднялся на ноги, все так же крепко прижимая одной рукой кристаллы к груди, выпрямился и посмотрел по сторонам. Серебристое окно портала за его спиной тихо схлопнулось.

У зайчихи бешено заколотилось сердце, когда человек сделал несколько шагов в ее сторону. Она уже была готова сорваться с места и броситься прочь, как человек неожиданно остановился и, присев на корточки, аккуратно положил кристаллы на траву. Потом он поднял с земли лежавшую рядом сухую ветку и внимательно ее осмотрел. Недовольно поморщившись, отбросил ее в сторону и отломал от кустарника другую, свежую. Вышел на середину поляны и вытянул руку с веточкой перед собой, а затем сделал два шага назад. Отломанная от кустарника ветка осталась висеть в воздухе, но длилось это не долго – через несколько секунд она осыпалась трухой. Зелено-коричневая древесная труха не успела упасть на землю – подхваченная потоком воздуха она закружилась, сформировала небольшой смерч, который через минуту превратился в некое подобие кокона, пустившегося в хоровод по поляне. С каждым па его странного танца объем кокона увеличивался, воронка становилась все плотнее и плотнее, втягивая в себя весь мусор с поляны – кусочки древесной коры, упавшие с деревьев листья, сухие травинки и веточки. Вскоре в центре поляны вертелся двухметровый плотный вихрь из коричневой и зеленой пыльцы, а когда он неожиданно остановился и опал на землю, на его месте остался стоять скелет. Человеческий скелет.

Зайчиха, мелко дрожа, зажмурилась. Лучше этого не видеть. Так гораздо спокойнее. Хорошо, что у зайчат еще не открылись глазки. Вот и у нее пусть они побудут закрытыми.

– Отлично, – донесся до нее тихий голос. Смысл сказанного зайчиха не поняла, но почувствовала удовлетворение, прозвучавшее в голосе человека. – Теперь нервная система.

Плотно прикрывшая глаза зайчиха не видела, как костяной скелет начал покрываться сетью тончайших сизых прожилок, а еще через некоторое время вокруг него словно по невидимым желобкам потекла красная жидкость, формируя сложную разветвленную систему. Когда обе системы полностью покрыли костяной каркас, переплетясь между собой, скелет начал обрастать плотью. Мышечная ткань возникала прямо из воздуха, из ничего. Появившись в районе шеи, она потянулась вдоль плеч и костей рук, формируя бицепсы, лучевые мышцы, локтевые сгибатели, и, наконец, покрывая собой кисти. Плоть поползла вверх, к затылку и лицевым пластинам, потекла вниз вдоль позвоночника, и в стороны от него, образовывая мышцы спины, обволакивая ребра грудной клетки, формируя ягодицы, бедра, голени, наползая на стопы… Сухожилия, появляющиеся одновременно с мышцами, накрепко связывали их с костяком скелета. Если бы зайчиха решилась открыть глаза, она увидела бы, как формируются внутренние органы – печень, сердце, легкие… Последними появились кожный и волосяной покровы.

Через минуту все было закончено. Перед живым человеком стояла его точная копия. Человек обошел ее, внимательно осматривая и выискивая признаки малейшего изъяна.
Страница 2 из 27

Не найдя их, он удовлетворенно кивнул. Остановился перед своим созданием, лицом к лицу, снял с себя набедренную повязку, оставшись совсем голым, и протянул ее своей копии:

– Надень.

Его копия послушно взяла повязку и быстрым ловким движением обмотала ткань вокруг бедер. Человек, пристально наблюдавший за движениями своего создания, опять удовлетворенно кивнул.

– Стой здесь, – дал он негромкую команду и отошел на несколько шагов в сторону.

Осмотревшись, человек сделал легкий взмах рукой и с небольшого участка поляны резким и неожиданным порывом ветра смело траву вместе с дерном. На этом месте получился аккуратный круг чистой земли диаметром около двух метров.

Еще несколько пассов руками и по освобожденному от растительности участку заскользили тонкие огненные линии. Они сформировали несколько концентрических окружностей, а затем вписали в самую большую из них звезду о девяти лучах. В каждом из лучей появились короткие надписи, черточки, какие-то закорючки. Хаотичное на первый взгляд нагромождение знаков создавало в конечном итоге впечатление идеальной гармонии. Лишь одна из внутренних окружностей была слегка повреждена, но создатель рисунка, похоже, этого не заметил.

– Через десять секунд бросишь это в нонаграмму, – сказал человек, обращаясь к своей копии. Он поднял с земли первый попавшийся камешек и передал его своему созданию. – Маны у тебя всего на один удар. Попробуй убить его.

Сказал и исчез – вот только что он был здесь, а через мгновение его не стало. И только появившиеся на траве следы от босых ног, приминавших ее, позволяли догадаться, что он по-прежнему здесь, только отошел немного в сторону.

Еще несколько секунд ничего не происходило, а потом стоявшая возле нонаграммы фигура пошевелилась и взмахнула рукой. Брошенный ею камень упал точно в самый центр рисунка. Там полыхнуло. Из нонаграммы повалил густой багровый дым, а когда он развеялся, стало видно, что в ее центре стоит необычное существо. Похожее на человека своим строением, да и одетое в обычную человеческую одежду – потертые кожаные штаны, ветхая льняная сорочка на шнуровке, потрепанный временем длиннополый плащ – это существо человеком не было. От людей оно отличалось наличием массивных рогов, выраставших изо лба и резко убегавших назад, фиолетовым цветом кожи и адским пламенем, полыхающим в бездонных глазах. Ну и, конечно, конскими копытами, торчавшими из-под широких штанин.

– Глупец! – пророкотал демон, уставившись на копию человека. – Ты решился вызвать меня, не понимая, что творишь!

Стоявшая напротив него фигура, одетая в одну лишь набедренную повязку, не говоря ни слова резко подняла руку. С ее пальцев сорвалась молния и ударила в грудь демона и… рассыпалась мелкими искрами.

Демон расхохотался.

– И это все? – издевательски спросил он. – Это все, на что ты способен?

Миг, и демон оказался рядом с человеком, нонаграмма не удержала его. Демон без замаха ударил рукой снизу вверх. Острые когти его четырехпалой руки словно острия боевого топора вспороли живот и вскрыли грудную клетку человека, разрывая его плоть и выворачивая ребра. Один коготь задел сердце, развалив его на две части, а другой, уже на излете движения, подцепил челюсть и выворотил ее, практически оторвав от головы. Словно тряпка, из которой выдернули стержень, человек сложился кучей окровавленного мяса у ног демона.

– Отличный удар, Древний! – раздался спокойный голос откуда-то сбоку. – Чувствуется мастер своего дела!

Демон резко развернулся в ту сторону.

И тут же в него вонзился появившийся из ниоткуда луч света. Удар был настолько силен, что демона отбросило на десяток метров, к самому краю обрыва. Концентрированный свет пробил тело демона и унесся дальше, растворившись где-то вдалеке в лучах утреннего солнца, а в груди Древнего появилась дымящаяся дыра, в которую легко могла поместиться спелая тыква.

– «Копье Света», – произнес человек, с которого слетела невидимость. – Всего лишь четвертый уровень, а каков эффект!

Он не стал разглядывать результат своих трудов, не стал проверять состояние демона. И свое создание, копию самого себя, кучей мертвой плоти лежавшую в центре поляны, тоже не удостоил вниманием.

Быстрым шагом он подошел к синим кристаллам, которые все это время нетронутыми пролежали под кустом на краю поляны, подхватил один из них и впился в него глазами. Кристалл под его взглядом начал тускнеть, терять свою яркую синеву, становясь все бледнее и бледнее, а под конец и вовсе стал совершенно прозрачным.

Когда энергия кристалла полностью впиталась в человека, он выпустил его из рук и не спеша отошел к другому краю поляны, остановился в паре метров от деревьев и замер, широко раскинув руки в стороны. Тело его напряглось, мышцы на руках и ногах вздулись, словно он пытался удержать немыслимую тяжесть. По щеке заскользила капелька пота.

Примерно через минуту в воздухе перед ним появилась темная точка. В отличие от той, которая вспугнула зайчиху и потом развернулась в серебристое окно портала, эта точка, казалось, не излучала, а поглощала свет.

Человек устало опустил руки и сделал шаг назад, а зависшая в воздухе черная точка начала набухать, медленно увеличиваться в размерах, образуя сначала темную кляксу с размытыми и колеблющимися краями, а потом резким рывком превратилась в идеально ровный матово-черный круг диаметром около трех метров с четко очерченной границей. Поверхность круга пошла рябью, кое-где на ней появились бурые пятна, начавшие вращаться вокруг центра окружности. Они кружились все быстрее и быстрее, и вскоре на крутящуюся с немыслимой скоростью спираль, образованную черными и бурыми полосами, стало больно смотреть. Человек сделал еще пару шагов назад и прикрыл глаза ладонью, терпеливо ожидая чего-то. Через несколько минут вращение спирали резко прекратилось, а еще через миг багрово-черный круг исчез, оставив после себя лишь яркую окантовку идеальной круглой формы. Сквозь открывшееся окно портала виднелась заснеженная равнина, убегавшая куда-то за горизонт.

Человек довольно кивнул и, вернувшись к кустам, подхватил все три лежавшие там кристалла – два ярко-синих, наполненных энергией, и один прозрачный, пустой. Прижав их к груди, он приблизился к порталу и, осторожно переступив через его край, прошел сквозь окно. Голые ноги, погрузившиеся по середину голени в снег, моментально покрылись пупырышками. Человек зябко поежился и, оставляя глубокие следы в снегу, сделал несколько шагов. Осмотрелся. Безжизненная снежная равнина простиралась во все стороны.

– Ну, здравствуй, прекрасный новый мир, – сказал человек. – И почему я не удивлен, что портал открылся в самом негостеприимном месте этого чудного мира? С моими взаимоотношениями с богом Удачи ожидать иного было бы глупо. Не так ли, Ренд?

Никто, разумеется, ответа ему не дал.

– Ладно, не будем терять время. Кали наверняка уже напала на мой след.

Он наклонился, положил на снег прозрачный кристалл и один из наполненных синевой. Другой синий кристалл он поднял на уровень глаз и вновь пристально в него вгляделся.

Когда и этот кристалл стал абсолютно прозрачным, человек небрежно бросил его на снег к своим ногам и встал спиной к все еще
Страница 3 из 27

открытому порталу. Он опять раскинул руки в стороны, и дрожь напряжения вновь пробежала по его мышцам. Черная точка, появившаяся перед ним, как и предыдущая, превратилась сначала в кляксу с неровными краями, а потом в идеально очерченный круг. Снова забегали бурые пятна на черном фоне, снова вращающаяся с огромной скоростью спираль вызвала боль в глазах, но на этот раз человек не отвел от нее взгляд. Когда спираль остановилась и заволакивающая внутренности круга багровая тьма исчезла, его взору предстали перекатывающиеся по поверхности океана волны. Человек сделал короткий шаг и остановился перед окном портала. Слегка наклонился и выглянул из него.

До величаво перекатывающихся внизу волн было около тридцати метров. Человек посмотрел в одну сторону, в другую. Даже зачем-то втянул в себя свежий океанский воздух.

Похоже, здесь недавно была буря. Об этом говорили и рассеивающиеся над океаном тучи, и лучи солнца, пробивающиеся сквозь них.

– Вроде оно, – задумчиво сказал человек, переведя взгляд с океанских волн на небо, и слегка прищурился, как будто высматривая что-то, расположенное поверх туч и видимое только ему одному.

Резкий порыв ветра донес до него водную взвесь, заставив голое тело поежиться.

– Да, точно. Это тот самый мир, – на этот раз уверенно произнес человек, проведя языком по губам, и ощутив на них соленый привкус. – Звезды не врут.

Он отошел на один шаг от портала и повернулся к нему боком. Посмотрел в одну сторону, потом в другую и удовлетворенно кивнул. Сейчас он стоял между двумя портальными окнами, ровно посередине между ними. В одном окне виднелся успокаивающийся после бури океан, а в другом лесная поляна на обрывистом берегу реки.

Человек поднял третий, последний наполненный энергией, кристалл и перекачал его содержимое в себя. А затем бросил его в портальное окно, выводящее в мир с океаном. Вслед за первым опустошенным кристаллом последовали и два других. Булькнув на поверхности океана, они медленно пошли ко дну.

А человек сделал несколько шагов назад. Теперь окна порталов, висящие в воздухе друг напротив друга, были перед ним. Он вытянул руки перед собой и немного развел их в стороны. Одну ногу выставил вперед и согнул в колене, а другой покрепче уперся в заснеженную землю.

Медленно, словно преодолевая невероятное сопротивление, он начал сводить руки. Жилы на его шее вздулись, мышцы по всему телу задеревенели, на лбу выступила испарина.

Дрогнув, так же медленно двинулись навстречу друг другу два портальных окна.

Младшие боги, увидев это, были бы ошеломлены. «Как? Как такое возможно?» – вопрошали бы они. Сдвинуть такой портал – все равно что сдвинуть целый мир, целую вселенную.

Старшие боги не стали бы ничего спрашивать, а только внимательно присмотрелись бы к человеку, сделавшему это, и постарались бы его запомнить. Мало ли. Может, когда-нибудь доведется повстречаться с ним… Лет через тысячу. Или через сто тысяч.

А высшие боги не обратили бы никакого внимания ни на человека, двигающего миры на начальных планах бытия, ни на сами эти миры.

Медленно, словно сопротивляясь прилагаемым человеком усилиям, створки порталов сошлись друг с другом, их окружности идеально совпали. Иного варианта и не могло быть – человек именно на такой результат своих усилий и рассчитывал, к нему и готовился.

Теперь над лесной поляной на обрывистом берегу реки висело только идеально круглое окно портала, сквозь которое время от времени ветер забрасывал горсти соленой океанской воды. О заснеженном мире, как и о человеке, оставшемся в нем, больше ничего не напоминало.

Зайчихе, спрятавшейся в кустах на краю поляны, было очень любопытно. Запах океана был незнакомым, но приятным, и ей хотелось прокрасться к этому странному и непонятному кругу, висевшему над поляной, и заглянуть в него, чтобы понять, что же это так пугающе и одновременно так вкусно пахнет. Она бы давно решилась на это, но два мертвых тела, лежавшие на поляне, пугали ее.

Окно портала не стало дожидаться, пока зайчиха надумает и заглянет в него. Через несколько минут оно довольно быстро помутнело, потеряло свою прозрачность, покрылось рябью и затем бесследно растворилось в воздухе, словно его никогда и не было.

Зайчиха еще долго лежала неподвижно, лишь изредка шевеля ушами и прислушиваясь к окружающим звукам. Бешено колотившееся сердце давно уже успокоилось, но она все никак не могла решиться и покинуть свое убежище.

– Смотри! Вон там! На берегу! Летим!

Голос, раздавшийся откуда-то сверху, заставил зайчиху вздрогнуть.

– Летим! Летим!

На поляну со стороны реки спикировали две гарпии.

– Это он! Это он! Это Эссобиар Трисмегист! Мы нашли его!

– Мы нашли его! Мы нашли его!

– Я говорила, что сюда надо лететь! Я говорила! Я говорила! Я нашла его!

Одна из гарпий, распахнув крылья, затанцевала вокруг обнаженного тела, бесформенной грудой лежавшего посреди поляны.

– Мы нашли его! – возразила вторая гарпия. И тоже запрыгала вокруг тела.

– Мы нашли его! Мы нашли его! – согласно заголосила первая, продолжая свой танец.

– Кали будет довольна нами!

– Кали нас похвалит! Похвалит!

– Смотри! Он не шевелится! Он мертв!

– Ах! Он мертв! Он мертв!

– Кали будет сердиться! Будет сердиться!

– Но ведь это не мы убили его?

– Кали будет сердиться не на нас! Не на нас! – пришла к обнадеживающему выводу одна из гарпий.

– Не на нас! Не на нас! – обрадованно подхватила другая.

– А если не на нас, то на кого? – озадачилась первая.

Они на несколько секунд прервали свой танец и задумались.

– Надо найти того, на кого будет сердиться Кали, – пришла к разумному выводу другая гарпия.

И они обе завертели головами в поисках жертвы для гнева Кали.

– Смотри! Вон там! – воскликнула одна из них. Они постоянно перемещались в центре поляны, и зайчиха уже давно перестала понимать, какая из них первая, а какая вторая. – Пентаграмма! Пентаграмма!

– Не пентаграмма! Здесь девять лучей! Девять лучей! Это нонаграмма! – поправила свою товарку умная и образованная гарпия. – Нонаграмма! Нонаграмма!

– Какая разница? – отмахнулась другая гарпия. – Все они пентаграммы! Так принято! Так принято! Я знаю! Я знаю!

– Он нарисовал пентаграмму! – не стала настаивать на своем образованная гарпия. – Пентаграмму! Он призвал демона! Демона!

– И демон убил его!

– Но и он убил демона! Смотри! Вон там, на краю поляны! Возле кустов у обрыва!

– Демон! Это демон! Он убил демона!

– Эссобиар Трисмегист убил демона! Убил демона!

– Но и демон убил его!

– Демон убил его?

– Да, убил! Это Древний! Эссобиар Трисмегист призвал Древнего!

– Ах! Он призвал высшего демона! Глупый, глупый Эссобиар Трисмегист! Зачем он сделал это?

– Зачем? Зачем?

– Древний убил его!

– А он убил Древнего!

– Надо сообщить об этом Кали!

– Надо сообщить! Надо сообщить!

– Полетели?

– Полетели! Полетели!

Зайчиха проводила взглядом двух шебутных и непоседливых гарпий и поуютнее устроилась в своем надежном логове. Нет, сегодня она на поляну точно не пойдет. Как бы ей не хотелось есть, но сегодня она потерпит. Уж больно непонятные дела творятся на всегда такой тихой, безопасной, уютной и привычной полянке. А вместо вкусной и сочной травы, что растет на поляне, можно погрызть
Страница 4 из 27

листья и кору вот с этих веточек. Пусть они и горьковатые на вкус, но голод утоляют ничуть не хуже сладкой травы.

Настороженность не скоро оставила зайчиху. Время от времени она прядала ушами и поднималась со своего места, чтобы разглядеть, что творится там, на поляне, не исчезли ли оттуда так пугающие ее мертвые тела, особенно то, от которого так сильно разило серой.

Постепенно она успокоилась и сама не заметила, как глаза ее закрылись, и она задремала. И поэтому она не видела, как на поляне появилось новое действующее лицо. На этот раз это была невысокая стройная молодая женщина, одетая в длинное, до самых пят, черное облегающее платье с глубоким вырезом на груди и длинными рукавами, оканчивающимися черными кружевами, закрывающими кисти рук. Длинные, до пояса, и черные, как вороново крыло, волнистые волосы обрамляли строгое белое лицо. Над серыми глазами словно две стрелы взметнулись узкими полосами тонкие черные брови. Алые губы были единственным ярким пятном на этом черно-белом лице.

Она появилась на поляне без всяких предваряющих эффектов, без всяких портальных окон и прочего баловства в виде воздушных вихрей или пентаграмм. Только что ее не было на поляне и вот она уже стоит здесь, одной рукой упершись в пояс, а другой похлопывая себя по ноге тонким коротким жезлом. Разумеется, черным.

– Так, так, так… – промурлыкала женщина, осматриваясь по сторонам.

Она подошла к лежавшему на траве человеческому телу. Высокий, до пояса, боковой разрез на ее платье демонстрировал длинные точеные ножки, обутые в изящные туфельки на высоком тонком каблуке. Туфли, естественно, тоже были черного цвета. – Мертвый Трисмегист! Кто бы мог подумать? Эх, Эсс… Глупец! Говорила же я тебе…

Она склонилась над телом и несколько долгих секунд рассматривала его. Потом выпрямилась, бросила оценивающий взгляд на истоптанную копытами пентаграмму и, цокнув языком, кивнула, признавая мастерство сотворившего ее. Кинула беглый равнодушный взгляд в сторону тела Древнего и опять повернулась к человеческому телу. Минуту стояла в печальной задумчивости, о чем-то размышляя.

Вдруг она нахмурилась и посмотрела в сторону.

– Это кто еще решил сюда наведаться? – недовольно произнесла она.

Там, куда она смотрела, прямо в воздухе появилась дверь. Обычная деревянная дверь, какие тысячами встретишь в любом городе. Она со скрипом отворилась внутрь, и в дверном проеме показалась нога в деревянном башмаке и ярко расцвеченном разноцветными полосами чулке, у колена чулок был подвязан смешным желтым бантом. Вслед за ногой на поляну выбрался и ее обладатель – довольно молодой человек, закутанный в малиновый плащ. В руках он держал лютню, а на голове у него примостился украшенный белым пером берет, как у художника с карикатуры.

– Несравненная! – закричал он, как только увидел стоявшую на поляне женщину. На кучу окровавленного мяса у ее ног, бывшую когда-то человеческим телом, он не обратил никакого внимания. – Не будешь ли ты так добра и великодушна составить компанию мне, бедному и несчастному, всеми брошенному…

Договорить ему не дали. Женщина поморщилась и резко оборвала его:

– Прекрати паясничать, Ренд! Всем уже надоели твои шутки! И что это ты вырядился, как королевский шут?

– Это не шутовской наряд! – возмутился Ренд. – Это наряд бродячего менестреля! Кали, ты меня удивляешь! Не отличить благородного менестреля от какого-то дворцового клоуна? В какой глуши ты воспитывалась?

Кали оставила без ответа вопросы Ренда.

– И зачем тебе этот наряд? – спросила она. – Еще и лютню взял! Ты хоть играть на ней умеешь?

Голос Кали был полон сарказма.

– Нет, – беспечно ответил Ренд. – И не собираюсь учиться.

– Зачем тогда она тебе?

– Ты забыла? Сегодня же во дворце у Снежной королевы карнавал! Надеюсь, ты составишь мне компанию? Будет весело, обещаю!

– А как же Аша?

– Ах! – Ренд принял удрученный вид. – Мы расстались. Весьма недовольные друг другом! Кто бы мог подумать, что эта коварная красавица окажется настолько бессердечной и меркантильной!

– А я предупреждала тебя!

– Я был слеп, наивен и влюблен! Спешу исправить свой промах, – Ренд отвесил Кали церемонный поклон. – И пригласить тебя на бал-маскарад!

– Я подумаю, – холодно ответила Кали.

– Ах, – Ренд вскинул руку ко лбу. – Я не переживу отказа! Я наложу на себя руки, я брошусь в омут, я удавлюсь! Я напьюсь, в конце концов!

Кали равнодушно пожала плечами и вновь обратила взор на лежавшее у ее ног изуродованное тело.

– Что там? – Ренд подошел к Кали и вгляделся в человеческие останки, а потом окинул взглядом всю поляну. – Ага! Эссобиар Трисмегист! Император Крида. Убит Древним. Судя по пентаграмме, этот демон с девятого круга Пекла.

Ренд снял с головы берет и помахал им в воздухе:

– Да я скорее съем этот головной убор, чем поверю в это!

– Ты думаешь? – легкое удивление пробежало по лицу Кали. – Ты считаешь, что Древний девятого круга не смог бы убить Эсса?

– Эсса? – заинтересованно переспросил Ренд. – Даже так? Любопытно…

– Трисмегиста, – поправилась Кали. И холодно добавила: – Высшему демону это вполне по силам. Тем более, демонам с девятого круга Пекла.

– Ерунда! – отмахнулся Ренд. – В одиночку не только Древний, даже с девятого круга, но и более сильный демон не смог бы одолеть Трисмегиста. Поверь мне. Уж я-то его хорошо знаю.

Хищный блеск мелькнул в глазах Кали, а на пальцах рук, скрытых черными кружевами, на мгновенье появились и тут же исчезли длинные острые когти.

– Тогда что это такое? – она небрежно пнула носком туфельки валяющееся у нее под ногами человеческое тело.

Бог Удачи склонился над останками и коснулся их рукой. Через несколько секунд выпрямился и коротко бросил:

– Кукла.

– Ты уверен? – нахмурилась Кали.

– Более чем, – пожал плечами Ренд, демонстрируя всю неуместность сомнений в его словах.

– Ты же не из пантеона Жизни, чтобы делать такие бескомпромиссные заявления!

– Поверь, я достаточно в свое время пообщался с Витой, чтобы нахвататься от нее всякого такого… разного.

– С Верховной богиней пантеона Жизни? – заинтересованно спросила Кали. – Даже так? Любопытно!

– Брось! – отмахнулся Ренд. – Это было давно. И уже никому не интересно. А свою куклу на таком уровне качества мог сделать только сам Трисмегист. Хотел обхитрить тебя.

– И это у него почти получилось, – пробурчала Кали. – Если бы ты не появился здесь, я бы поверила в смерть Трисмегиста.

Она окинула Ренда оценивающим взглядом, заставив того приосаниться. Спросила, добавив чуть теплоты в голос:

– А куда подевался сам Трисмегист?

Ренд только недоверчиво хмыкнул в ответ на ласковые нотки, прозвучавшие в голосе богини, но, все же, принял сосредоточенный вид и внимательно осмотрелся по сторонам.

– Сейчас мы это выясним.

И он начал по спирали обходить поляну. Теперь бог Удачи не выглядел напыщенным и слащавым. Он подобрался, выглядел совсем по-другому и казался очень опасным.

– Сюда он прибыл телепортом, иначе были бы видны другие следы. И ушел он отсюда тоже телепортом. Должны быть остаточные колебания… Ага!

Он остановился на ничем не примечательном участке поляны и ткнул пальцем в воздух:

– Вот он! Видишь?

– Нет, – ответила
Страница 5 из 27

Кали.

– Смотри!

Ренд что-то сделал, Кали не поняла, что, только уловила легкую дрожь пространства, а потом увидела, как над поверхностью земли заколыхались размытые контуры двух порталов.

«И почему я так не могу? – с досадой подумала Кали. – А ведь это я правая рука Верховного бога Хаоса, а Ренд так, с боку припеку. Вечно сам себе на уме».

– Из этого он вышел, – Ренд указал на один из контуров, овальной формы, с неровными размытыми краями. – Сделал куклу, вызвал демона, устроил небольшое представление со своей гибелью и ушел вот в этот портал.

Ренд кивнул на очертания правильного круга трехметрового диаметра.

– Открыть сможешь? – хищно спросила Кали.

– Конечно! – ответил Ренд. И, лукаво улыбнувшись, добавил: – Если ты согласишься пойти со мной на бал к Снежной королеве.

– Соглашусь, соглашусь! – раздраженно ответила Кали. – Открывай уже!

Ренд подошел к круглому контуру и пристально вгляделся в него.

– А, нет, – через несколько секунд сказал он. – Это межмировой портал. Мне одному не справиться.

Он повернулся к Кали и сделал удивленное лицо:

– Откуда у него столько энергии на это?

– Накопители, – мрачно сказала Кали. – Я сама когда-то ему их подарила.

– Много?

– Три штуки. Полных. Под завязку.

– Тогда понятно, – протянул Ренд. – С таким количеством энергии любой маг сможет открыть проход между мирами. Объединим усилия? Мне в одиночку дыру не пробить.

– Давай! – сказала Кали и, подойдя к Ренду, встала у него за спиной, положив руку ему на плечо.

– Готова? – Ренд оглянулся на Кали и, увидев ее подтверждающий кивок, воскликнул: – Начинаю!

Пространство дрогнуло, на этот раз гораздо более ощутимо, чем когда портал открывал Эссобиар Трисмегист. Кали почувствовала, как сминается, поддается напору Ренда грань между мирами.

– Ну, вот и все! – сказал бог Удачи. – Получилось!

Перед ними висел идеальный круг, сквозь который была видна спокойная гладь океана, освещенная лучами солнца. От бушевавшей здесь еще несколько часов назад бури не осталось и следа. Сейчас здесь царил полный штиль.

Ренд переступил через грань портала и сделал несколько шагов по воздуху. В тридцати метрах внизу под ним лежала покрытая мелкой рябью водная гладь. Бог Удачи посмотрел по сторонам, затем поднял голову и уставился в небо.

– Ах, хитрец! – воскликнул он. – Это перекресток тысячи миров!

Он поднял руку, ладонью вниз, и через пару секунд из океанской пучины вырвались и зависли под ладонью три пустых энергетических кристалла-накопителя.

– Он здесь!

– Ты уверен, что это перекресток миров? – озабоченно спросила Кали, подходя к нему.

– Абсолютно! Непонятно только, как он нашел этот мир? – Ренд, прищурив глаз, с подозрением посмотрел на Кали.

Та вяло, даже как-то обреченно, махнула рукой:

– Я предоставила ему доступ в библиотеку Хаоса…

– Понятно, – протянул Ренд. – Каталог миров. И, конечно же, Трисмегист выбрал самый удобный из них, чтобы скрыться от тебя.

Бог Удачи спрятал накопители куда-то в складки своего плаща и, повернувшись лицом к богине, язвительно произнес:

– Не узнаю тебя, Кали! Что он с тобой сделал, что ты так размякла?

Ренд подождал некоторое время ответа от хмурой богини, опустившей глаза, и, не дождавшись, сказал:

– В этот мир стекается тысяча других миров. Трисмегист мог спрятаться в любом из них.

– Вот мерзавец! – тихо выругалась Кали. – Нам его никогда не найти!

Ренд бросил быстрый взгляд на нее.

«Нам? Она сказала – нам? Хе-хе!»

Бог Удачи мысленно довольно потер руками.

– Ты так хочешь его найти?

Кали поморщилась. Сказала, отвернувшись:

– Не отказалась бы. Есть тема для разговора… по душам.

– Ага, ага… Ну, тогда имеется один вариант, – пробормотал Ренд. – Тысяча миров – это все же не бесконечность. Это пусть и большое, но конечное число.

И он поднял руку к лицу и слегка дунул на открытую ладонь. Над ней сразу же начал закручиваться небольшой, высотой всего в несколько сантиметров, смерч.

– Что ты делаешь? – спросила Кали.

– Призываю эфирную гончую.

– Хаосу это не понравится, – сказала Кали, отодвигаясь от Ренда и принимая независимый вид. Дескать, «я не с ним».

– Да брось ты! Он даже не заметит пропажи одной из гончих!

«Как же, не заметит! Скажи просто, что это опять тебе сойдет с рук. И как только Хаос терпит его?»

– Одной? – вслух возмутилась Кали. – Как одной? Ты хочешь призвать всего одну эфирную гончую?

«Если уж Ренд решил навлечь на себя гнев Верховного бога Хаоса, то нет смысла ограничиваться всего одной гончей. В любом случае Ренду не поздоровится».

– Ну, да! – удивился ее реакции Ренд. – Если призову больше, то наш Верховный может рассердиться.

– Да одной гончей для того, чтобы обыскать даже всего один мир, может потребоваться десятки лет! А тут этих миров – тысяча!

– А ты куда-то торопишься? – еще больше удивился Ренд. – Тысячей лет раньше или позже, какая разница? Никуда Трисмегист от тебя… от нас не денется!

«Вряд ли наша связь продлится больше нескольких сотен лет. За это время ты позабудешь Трисмегиста. Хотя это вряд ли – такой злопамятной богини нет ни в одном из известных миров. Нда, не повезло Эссобиару. И зачем он с нею только связался? Хм… А я зачем? Да за тем же!»

Бог Удачи внимательно посмотрел на Кали. Даже хмурая она выглядела великолепно.

Плечи у Кали поникли. Обнадеженная поначалу, сейчас она была явно расстроена и с некоторой долей обиды наблюдала, как над рукой Ренда формируется поджарое, свитое из эфира тело гончей. И как гончая, повинуясь взмаху руки Ренда, устремляется прочь, на ходу превращаясь в легкое облачко, которое еще через несколько мгновений растворяется в окружающем пространстве.

– Не денется, – тихо сказала Кали. – Боюсь только, что через тысячу лет Трисмегист окажется мне не по зубам.

Как бы тихо Кали ни проговорила это, Ренд все же услышал.

– Да, брось ты! Мы же боги! А он всего лишь человек. Пусть и бессмертный. У него нет никаких шансов. В любом случае, ты можешь рассчитывать на мою поддержку, – и бог Удачи галантно поклонился Кали.

Та только с сомнением покачала головой.

Глава 1

«Прив? Ау? Ты где? У тебя все в порядке?»

«Босс, ты уже здесь? Лечу!»

Судя по моим ощущениям, призрак находился где-то в центре города. С его темпами передвижения он будет добираться до меня минут тридцать. Можно пока посидеть в скверике или в небольшом уютном кафе, что расположилось в торце моего дома. Выпить чашечку кофе. Скушать вкусную булку.

Я вышел из дома и завертел головой по сторонам. Есть не хотелось. Моя домработница от души накормила меня завтраком. Готовит она вкусно, еле-еле встал из-за стола и, можно сказать, с трудом добрался до капсулы виртуальной реальности, переваливаясь как откормленная гусыня.

Пойду в скверике посижу, подышу свежим воздухом, на храм Порядка полюбуюсь, голубей покормлю. Прив, похоже, на всех парах двигается в мою сторону. Скоро будет здесь.

Голубей я кормил круассанами. С шоколадным кремом. Сидел в парке на скамье, создавал маленькие круассанчики, разламывал их пополам и бросал голубям. Иногда бросал половинку круассана себе в рот. Ту половинку, где было больше крема. Неплохие булочки у меня получаются. С блюдами домохозяйки, конечно, не сравнить, про батю я
Страница 6 из 27

даже и не говорю, он у меня повар высочайшего класса, но для моего уровня умения «Сотворение пищи» создаваемые мною круассанчики это вполне приличный результат. Какой там, кстати, у меня уже уровень?

Я открыл информацию о своем персонаже и нашел в списке умений «Сотворение пищи». Седьмой уровень уже! Неплохо! Совсем неплохо для умения, специальной прокачкой которого я себя не утруждал. Так, иногда сотворю кружку с родниковой водой, чтобы утолить жажду, или создам на ходу кусочек сыра, чтобы просто пожевать что-нибудь, поработать челюстями. Или яблоко.

Довольно курлыкавшие голуби, сбившиеся в небольшую стайку возле меня и перехватывавшие друг у друга крошки круассанов, вдруг порскнули в сторону и сердито заклекотали. Я, нахмурившись, посмотрел в спину идущего прямо через стаю голубей человека.

Женщина. Идет, словно трамвай по рельсам! Нельзя, что ли, сделать пару шагов в сторону и не нарушать нашу мирную идиллию? И не распугивать голубей!

Я нахмурился. Что-то знакомое было в походке этой девушки. Этой, судя по обилию золотых тонов в одежде, жрицы из фракции Порядка.

Жрицы Порядка? Я еще не успел открыть ее инфу, как уже понял, что прочитаю там.

– Елена! – крикнул я в спину девушки.

Жрица, механически переставляя ноги, не обратила на мой окрик никакого внимания.

Что-то с ней не так. Эта напряженная осанка совсем не напоминала мне ту гордую и уверенную в себе девушку, которую я повстречал здесь буквально вчера. Что-то произошло с нею за прошедшие сутки.

– Елена! – громче крикнул я. – Подожди!

Вскочив со скамейки и окончательно распугав стаю голубей, я бросился за девушкой. На этот раз она услышала мой окрик, остановилась и медленно повернулась. На меня уставились равнодушные глаза.

– Елена, что с тобой? Ты не узнаешь меня?

Она пожала плечами.

– Узнаю, – равнодушно произнесла она. – Эвери. Это ты во всем виноват.

Она повернулась ко мне спиной и продолжила свой путь, а я, опешив, смотрел ей вслед. Она сделала всего несколько шагов, как я опять сорвался с места и догнал ее. Схватил за плечо и развернул к себе.

– Елена, что произошло? В чем я виноват? Почему ты ведешь себя, как будто ты зомби какой-то?

Елена только молча смотрела мне в лицо. Отстраненно и равнодушно. Если она считает меня в чем-то виноватым, то должна быть хоть какая-то реакция на меня – злость, осуждение, ненависть, в конце концов. А она просто смотрела на меня и ничего не говорила.

– Елена, скажи, что случилось? Может я смогу тебе помочь? Куда ты идешь?

Губы Елены наконец-то разомкнулись, но услышал я то, что вовсе не желал услышать:

– Я иду умирать.

– Что? – я ошарашенно уставился на нее. – Что ты такое говоришь, Елена? Что произошло с тобой? Скажи мне! Может, все не так страшно и не все еще потеряно?

Одинокая слеза скатилась по ее щеке.

– Все потеряно. Они все погибли.

– Кто погиб? – спросил я, и страшная догадка тут же мелькнула у меня в голове. – Твоя команда? Они спустились на нижние ярусы?

Жрица резко отвернулась от меня. На этот раз она не стала уходить, только поднесла руки к лицу и разрыдалась.

– Ну, спокойнее, Елена, – я развернул ее и привлек к себе, прислонил ее всхлипывающую голову к своему плечу. – Спокойнее. Боги не оставляют своих последователей даже после смерти. Смерть ничего не значит. Сейчас они с Галахадом и им хорошо.

Я нежно поглаживал ее вздрагивающую от рыданий спину. Пусть поплачет. Пусть разрядится, выпустит наружу душившие ее слезы. Это лучше, чем удерживать все в себе. А я в это время буду говорить всякую чепуху – она тоже отвлекает, успокаивает. Я надеюсь…

Я стоял в сквере и обнимал женщину, рыдающую у меня на плече. Редкие прохожие с удивлением смотрели на странную парочку – лича из бессмертных, тихо шепчущего ласковые слова на ушко рыдающей у него на груди жрице Порядка из неписей. Очень странная картина. Не частая для этого мира. А для моего так вообще нереальная.

Когда всхлипы девушки стали тише и реже, я сказал:

– Пойдем, присядем, – и осторожно повел ее к скамейке. – Расскажешь мне, как это произошло?

Послушно сделав несколько шагов, Елена вдруг остановилась, вырвалась из моих объятий, гордо вскинула голову.

– Нет, – замотала она головой. – Мне некогда! Мне надо идти. У меня долг.

– Куда идти? – удивился я. – Зачем? Какой долг? Куда ты в таком состоянии пойдешь?

– Мне надо выполнить задание. Крылья нетопыря. Мы так и не смогли собрать нужное количество. Я должна завершить начатое.

Слезы на ее глазах высохли. Обреченное выражение лица сменилось решимостью и упорством. Я бы даже сказал, упрямством.

– И ты собираешься пойти в пещеру и в одиночку выполнить задание, которое не смогла выполнить целая боевая пятерка?

Елена упрямо поджала губы.

– Мы смогли бы выполнить задания и собрать нужное количество крыльев, – сказала она и виновато отвела взгляд. – Если бы я не осталась на первом ярусе, а спустилась бы вместе со всеми вниз.

Я пытался заглянуть ей в глаза, но она упорно отводила взгляд.

– Первый ярус мы зачистили полностью. Довольно быстро, хоть это было и не легко. Но крыльев собрали мало. Очень мало. Антонионник сказал, что дальше, на нижних ярусах, нужные нам крылья выпадают гораздо чаще и нам надо спускаться туда, иначе мы сто лет будем выполнять задание Храма.

Я понимающе склонил голову. Антонионник, глава пятерки. Молодой воин, полный амбиций. Раздираемый с одной стороны желанием проявить себя перед фракцией, а с другой стороны желанием покрасоваться перед ней, Еленой. Поразить ее. Оставить в ее душе неизгладимый след. Я ясно прочел это в его глазах.

– Это он повел группу вниз, – пробормотал я. – Глупец! Для вашей пятерки и первый ярус был опасен, что уж говорить про нижние этажи пещеры. Подвел он группу под монастырь своими амбициями.

– Не говори так! – крикнула Елена. Даже ножкой притопнула. – Он старался ради Храма! Он хотел выполнить задание нашей фракции!

– Только задание? – я скептически изогнул бровь. – Всего лишь?

Елена насупилась. Прикусила нижнюю губу, пытаясь удержать слезы, но не удержала. Две влажные дорожки вновь пробежали по ее щекам.

– Они пошли вниз, а я осталась ждать их возле спуска на второй ярус. Я стояла там и слышала, как они погибают. Как они кричат и зовут меня на помощь. Стояла и не сдвинулась с места, – голос ее перешел на шепот. Слезы уже ручьем текли по ее щекам. – Если бы я бросилась к ним на помощь, я могла спасти их. Я бы исцелила их! Мы все выжили бы!

– Вы все погибли бы! – мрачно сказал я. – Без вариантов. Вся группа. И без всякого толка. А так хоть кто-то из группы остался жив.

Не хватало еще ей всю вину за гибель группы взваливать на себя. Лучше уж пусть меня винит.

Елена словно не слышала меня, продолжала:

– А я стояла наверху и слушала, как они умирают. Стояла и ничего не сделала, чтобы им помочь. Надо было плюнуть на данное мною тебе обещание и спуститься к ним!

– Ты бы тоже погибла. Никому от этого лучше не было бы!

– Пусть! – глаза ее горели огнем, как у какого-то фанатика. – Но тогда бы я не чувствовала себя виноватой в их смерти!

– А ты и не виновата в этом! – твердо сказал я. – Ты дала обещание и как жрица Порядка не могла его нарушить! Ты всего лишь вынуждена была сдержать свое слово. Твоей вины здесь нет! Это я
Страница 7 из 27

заставил тебя дать обещание.

Глаза Елены потухли, плечи опустились, руки безвольно висели вдоль тела.

– Нет, – она покачала головой. – Ты не понимаешь. Я могла нарушить свое слово, могла пересилить данное тебе обещание и спуститься вниз. Могла помочь им. Но я… Я испугалась…

Она шаркающей походкой, тяжело передвигая ноги, словно старуха, подошла к скамье и уселась на нее. Уперла руки локтями в колени и спрятала лицо в ладонях. Сказала:

– Я не смерти испугалась. В тот момент я ее не боялась. Всегда боялась, а тогда нет. Я испугалась, что если я нарушу свое обещание, Галахад отвернется от меня. Бог Порядка не любит, когда нарушают обещания. Для него любое обещание, даже брошенное вскользь, это все равно что священная клятва. А клятвопреступников он не любит. Им нет места во фракции Порядка.

Я слушал ее и поражался ее наивности. Такая чистая вера в своего бога, в незапятнанность избранного Пути. Девочка, если бы ты знала, как все на самом деле далеко от твоих иллюзий!

– А фракция для меня это все. Я не хочу снова остаться одна, как когда-то было со мною в детстве. Я не мыслю себя вне Пути Порядка. Лучше умереть, чем снова остаться одной! Смерть – это менее страшно.

Она выпрямилась, мрачная решимость вновь засветилась в ее глазах.

– И поэтому, я или выполню задание Храма и докажу свою преданность избранному Пути и Верховному Богу пантеона Порядка, или погибну. Других вариантов у меня нет. Да я и не хочу других вариантов.

Она замолчала, а я не знал, что сказать ей на это. Фанатизм? Он самый. Просто какой-то дикий, первобытный фанатизм! Бессмысленный и беспощадный! Елена превратилась в фанатика!

– Босс, мы ведь не бросим ее одну? – раздался у меня за спиной тихий голос. – Мы не позволим ей умереть? Правда, босс?

Я рассеянно оглянулся.

– А, Прив… Я не почувствовал, как ты приблизился, – и снова повернулся к Елене. – Задумался.

Елена, замерев словно каменная статуя, молча смотрела в землю. Что она там увидела? О чем она сейчас думает? Как с ней быть?

Незаметный пас рукой и в моей руке появляется фужер с прохладной ключевой водой.

– Выпей. Тебе надо промочить горло. И успокоиться заодно.

Я смотрел, как Елена берет фужер и маленькими глотками пьет воду. Хрустальный фужер. Первый раз у меня такой получился, до этого все глиняные кружки выходили, да, помнится, на пляже в Брениве пару стаканов из простого стекла удалось сотворить. Пытался тогда воспроизвести один из поданных нам услужливыми аборигенами коктейлей.

– Босс, мы ведь не оставим ее в беде? Мы поможем ей? Пойдем и набьем этих нетопырей сколько надо? – негромко предложил Прив.

– А как же ты? – так же тихо спросил я. – Мы ведь сегодня собирались на остров. Где-то там лежат твои останки. Нам нужно их найти.

– А куда они денутся, мои останки? – беспечно пожал плечами Прив. – Сотню лет они там пролежали, полежат еще один день. Или два. Да хоть месяц! Или год. Есть дела поважнее!

Я кивнул. Другого от Прива я и не ожидал.

– Сколько крыльев вам нужно собрать? – задал я вопрос Елене.

– Много. Тысячу штук.

Я вздохнул. Действительно много. Это несколько раз придется спускаться в пещеру и зачищать ее полностью. А спуск в пещеру – не чаще одного раза в три часа. Кулдаун. Эх, прикупить бы этих крыльев на аукционе, да Елене такое предлагать нельзя, даже в мыслях держать такое предложение не стоит – сразу же испорчу с нею отношения. Хотя куда уж дальше.

Да плевать на отношения! Если бы она приняла крылья с аукциона, я бы не задумываясь купил нужное количество и не парил бы мозги ни себе, ни ей. И за ценой не постоял бы.

– Мы идем с тобой, – сказал я. – Мы – это я и мой питомец. Прив. Вот он. Прошу любить и жаловать!

– Очень приятно! – колыхавшаяся рядом со мной белесая фигура склонилась в глубоком почтительном поклоне. – Я рад, что мы будем в одной команде. Можете быть спокойны за ваше задание. Если я с боссом берусь за дело, то дело, можно сказать, в шляпе!

– Угу. Мы пахали, я и трактор, – пробурчал я чуть слышно. Елена удивленно хлопала глазами, переводя взгляд с меня на Прива и обратно.

– Эвери? Ты опять помогаешь мне? Зачем? Если ты принял близко к сердцу мои упреки, то совершенно зря! Твоей вины в случившемся нет! Я знаю, ты из лучших побуждений взял с меня обещание не спускаться на нижние ярусы пещеры. Тебе совсем не нужно рисковать опять собой ради меня.

– Рисковать? – я чуть не рассмеялся. – О каком риске ты говоришь? О походе в инстанс, где монстры пятидесятого уровня? А самый крутой монстр, босс инстанса, шестидесятого? О чем ты говоришь, Елена! Вспомни дорогу в Бастед! Там я уделал несколько десятков паладинов сотого уровня! Сотого! В одиночку! И они нападали практически все одновременно! Не то что эти нетопыри, кучками по нескольку штук.

Сотня паладинов, да еще более высокого уровня, чем мой, – это действительно круто. И то, что они были всего лишь неписью, а я бессмертный, не сильно снижало ценность этой победы.

– Для нас пройти эту пещеру – пустяк! Легкая развлекательная прогулка, – пренебрежительно махнул рукой Прив. – Я такие дела с боссом проделывал, что даже рассказать страшно. Помню, как-то раз я с боссом…

– Когда нужно сдать крылья? – не стал я дальше слушать разглагольствования Прива. – Срок для выполнения задания установлен или оно бессрочное?

– Есть срок, – кивнула Елена. Чувствую по ее голосу, что она несколько приободрилась. По крайней мере, из него исчезли обреченные нотки. То ли мое предложение ее вдохновило, то ли паясничанье Прива. – Три дня осталось, считая и сегодняшний. Если к концу этого срока не сдам крылья, задание будет считаться проваленным. И мне больше ничего серьезного никогда не поручат.

Лицо ее вновь посмурнело, оптимистические нотки в голосе, едва появившись, снова исчезли.

– К вечеру третьего дня, – задумчиво потер подбородок я. – Тысяча штук. Сколько вы уже сдали? Восемнадцать!? Всего-то? Впрочем, не важно. На фоне тысячи штук это не важно.

Я задумался на несколько минут. Елена и Прив напряженно на меня смотрели, ожидая моего решения. Сложно сказать, успеем мы собрать такое количество крыльев за это время или нет. Все будет зависеть от того, как часто они будут вываливаться из нетопырей. Елене они будут падать чаще, у нее задание на эти крылья, это увеличивает шанс дропа. Мне реже. Проблема только в этом, сами нетопыри, включая и боса инстанса, для меня проблемы не представляют. Легкий инстанс для меня. Главное, как часто будут падать эти проклятые крылья?

– Тысяча крыльев нетопыря к послезавтрашнему вечеру, – снова повторил я, и, решительно встряхнув головой, сказал: – Тогда нам надо поторопиться, дамы и господа! В путь!

И мы двинулись к Западным воротам Верхнего Вавилона. От них до Пещеры тысячи эх, где обитали нетопыри, идти меньше часа. Сначала по вымощенному камнем широкому торговому тракту, а потом по узкой, но хорошо протоптанной тропинке.

По пути к пещере я вовсю старался разогнать печаль девушки, рассказывая анекдоты и сказки своего мира. Тоска и горечь постепенно уходили из глаз Елены, на губах стала появляться улыбка. Пару раз она даже рассмеялась моим шуткам.

– Вот так и соединили свои сердца обычный базарный воришка и дочь могущественного падишаха. Их любовь оказалась сильнее и воли отца
Страница 8 из 27

принцессы, и козней его злобного визиря.

– Красивая сказка, – сказала Елена.

– Странная сказка, – сказал Прив.

– Почему? – возмутилась Елена. – Ты просто не знаешь, что такое любовь и на что ради нее готовы пойти люди! И не только люди!

Мы прошли уже большую часть пути, до пещеры оставалось совсем немного. Вот и тропинка, ведущая к ней. Мы сошли с торгового тракта и начали углубляться в небольшой подлесок.

– Зато я очень хорошо знаю джиннов, – возразил Прив. – Джинн ни за что не стал бы помогать человеку. Исполнил бы три его желания, как положено, и все! И это в лучшем случае!

– Э, Прив! Откуда ты знаешь джиннов? – удивился я.

Резкий удар в спину бросил меня вперед, но упасть на землю я не успел. Огненную вспышку перед глазами и острую боль, пронзившую все тело, сменила темнота.

Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: – 450.

Всего: 0/450.

Вы умерли.

Ох, опять эта боль! Как же она мне надоела!

Вы воскрешены! Войдите в новую жизнь с новыми силами.

Вами получен посмертный дебаф:

основные характеристики: – 99 % (но не ниже: 1), скорость:

– 50 %.

Время действия: 6 часов.

Внимание! Посмертный дебаф невозможно отменить.

Я отмахнулся от системки и проворчал:

– Знаю, знаю! Дебаф, опять посмертный дебаф! Кто же это меня на этот раз приголубил, интересно? Где там видеоролик…

Вместо закрытого мною системного сообщения передо мной замерцало еще одно, выскочившее чуть раньше и пропущенное мною:

Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

«Иммунитет к огню»: + 1. Всего: 5/10.

Теперь огонь и Магия Огня будут наносить Вам на 50 % урона меньше.

– Так что же тогда мне так больно? – заорал я, подняв голову к небесам.

А в ответ – тишина! Я хотел прокричать еще что-то, но осекся.

Ваш питомец убит.

– О, боги! Его-то зачем? – прошептал я.

Наверняка, Прив не остался в стороне и вместо того, чтобы улепетывать оттуда, кинулся в драку, пытаясь отомстить за меня. Половина питомцев именно так и поступают после смерти хозяина. Обладающая достаточно высоким показателем «Интеллекта» фейри, к примеру, в случае гибели владельца точно бы улепетывала от опасного места с максимально возможной скоростью. А пантера, которая, судя по ее уровню «Интеллекта», совсем без мозгов, продолжала бы сражаться. Как и белый медведь, кстати. Интересная закономерность просматривается.

Вот и Прив мой «Интеллектом» не блещет, потому и ввязался в драку. И погиб. Дурашка! Бросился мстить за убийство бессмертного… Глупо!

А может, и не дурашка. Может, он бросился Елену защищать? Кстати, что с ней? Обидно будет, если и ее убили. Зря спасал ее, получается. Судьбу не изменить, раз суждено ей было тогда погибнуть на дороге от мечей паладинов, значит, ничего с этим поделать нельзя. Можно только ненадолго отсрочить смерть.

Я посмотрел по сторонам.

Где я? В какой стороне дорога?

Стандартный круг возрождения, на котором я стоял, не мог располагаться далеко от места моей гибели. Надо бы добраться до этого места, посмотреть, что там с Еленой. Может напавшие не стали убивать непись, зачем им это? Им никакого профита от смерти неписи нет, а вот репутацию с фракцией подпортить можно легко. Бессмертные обычно на это не идут. Обычно… У Елены «Интеллект» не то, что у Прива, не должна она сломя голову в драку броситься. Будем надеяться на это… Не хочется, чтобы все мои прошлые усилия по ее спасению оказались напрасными.

Вокруг рос редкий и молодой лиственный лес. Невысокие березки, осины, рябины… Я вертел головой по сторонам, пытаясь определить, в какой стороне от меня лежит дорога. Ничего не видно сквозь эти деревья. Неужели я возродился настолько далеко от тропинки, что даже сквозь этот редкий лес ее не разглядеть?

Я достал карту, развернул ее и сразу же увидел яркую пульсирующую красную точку, обозначавшую мое местонахождение. Тропинка, ответвляющаяся от торгового тракта и ведущая к Пещере тысячи эх, пролегала в километре от этого места.

Забросив карту в рюкзак, я направился в ту сторону.

– Чертов дебаф, – пробормотал я. – Такими темпами я целый час добираться буду.

Я перешел на бег. Хоть и небольшое ускорение, но все же это лучше, чем двигаться, еле-еле переставляя ноги. Не обращая внимания на хлещущие по лицу ветки, я бежал по лесу и размышлял, кто мог напасть на меня. Скорее всего, это случайно встреченные представители фракции Жизни. Увидели, что я с людного тракта на узкую тропинку свернул, и решили добыть мой скальп. Обычное дело. Лишний фраг никому не помешает.

А могли это быть и охотники за скальпами, специально засаду устроившие на пути к пещере. Только, это вряд ли. Рейды за фрагами надо устраивать в земли соответствующих фракций, а охотиться за скальпами в вольных землях нет никакого резона.

Вам нанесен урон. Ваше здоровье уменьшилось. Здоровье: – 450. Всего: 0/450.

Вы умерли.

Так что сто процентов это случайная встреча с живчиками. Повезло кому-то. Фракционная репа качается тяжело, каждый фраг на вес золота, можно сказать. Никто не захочет упустить подвернувшийся шанс добыть очередной скальп в копилку фракционной репутации. В общем, случайная встреча.

Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

«Иммунитет к огню»: + 1. Всего: 6/10.

Теперь огонь и Магия Огня будут наносить Вам на 60 % меньше урона.

А Прива я сейчас оживлю. Добегу до тропинки, и призову его. И будет он как новенький. Жаль, что Елену воскресить нельзя…

Вы воскрешены…

Что? Воскрешен?

Я умер?

Как? Когда? Опять?

ОПЯТЬ!!!

Я снова стоял в центре круга возрождения. Того самого круга, который я покинул буквально несколько минут назад. Занятый своими мыслями, я как-то отрешился от реальности и не сразу осознал, как меня поглотила тьма и как передо мной одно за другим замелькали системные сообщения. Вспышку боли, полоснувшую по мне перед темнотой, я только машинально отметил краем сознания и тут же забыл про нее.

– Как же так? – опустив голову, обескураженно пробормотал я. – Когда же это?

Неужели, все-таки на охотников за скальпами нарвался? Здесь, в вольных землях? Бред! Никто такой ерундой не занимается. Глупо и неэффективно! Рейды за скальпами – это серьезнейшие мероприятия. Идти в такой рейд в вольные земли, это заведомо превращать саму идею рейда в фарс.

Но, все же, если это охотники за скальпами, то так просто теперь они от меня не отстанут. Пока каждый из них не убьет меня и не получит очередного фрага в копилку, они не уйдут отсюда. А сколько их тут, я не знаю…

Покидать круг возрождения опасно, они могут быть где-то рядом. Но и торчать здесь у меня нет никакого желания. Рискнуть? Второй раз они достали меня, когда я уже довольно далеко удалился от круга. Может, у меня еще есть время убежать отсюда, пока они меня не заперли в этом круге?

Я резко рванул с места, спрыгнул с каменного постамента и помчался, если с моими дебафами это можно так назвать, в сторону, противоположную той, в которую бежал перед этим.

Два шага, всего два шага я успел сделать, как вокруг меня взметнулись языки пламени. Огненная ловушка! Пока я сидел и рассуждал на круге возрождения, они успели понаставить вокруг огненных ловушек!

И снова я стою в центре круга возрождения, а передо мною мелькают знакомые системки. Уже без всякой суеты я с обреченным видом закрыл все
Страница 9 из 27

сообщения, не торопясь подошел к краю круга возрождения и, свесив ноги, уселся на его край. Поймали! Заперли на круге возрождения! Теперь отсюда можно только с помощью камня возврата вырваться, а я его в последний раз активировал совсем недавно, вчера вечером. Сутки еще не прошли с тех пор. И что мне теперь делать? Сидеть здесь целый день до самого вечера или добровольно отдать им свои скальпы? Покорно идти на смерть и ждать, пока каждый охотник из рейда получит в свою копилку очередного фрага в моем лице и они наконец-то уберутся отсюда? Ну уж нет! Перебьются!

Я обхватил голову руками и тихо зарычал, раскачиваясь из стороны в сторону.

Убью! Сейчас посмотрю ролики с записью моей смерти, узнаю, кто напал на меня, и убью их. По сто раз убью каждого. По тысяче! Не дам жить, не дам спокойно наслаждаться игрой, получать от нее фан! Я с силой ударил рукой по камню и не почувствовал боли.

Легкий смешок раздался неподалеку от меня. Медленно оторвав руки от лица, я посмотрел в ту сторону.

В десятке метров от круга возрождения стоял маг и с ухмылкой смотрел на меня. Я почувствовал, как мои глаза наливаются кровью, превращаются в узенькие щелочки, и с ненавистью уставился на него. Наверняка, это один из охотников, загнавших меня на этот круг.

Я открыл его инфу.

Человек, класс – Маг, сто сорок шестой уровень, Путь Природы.

Ну да, Путь Природы. Он же Путь Жизни. Идущие по Пути Жизни – живчики, как все их называют, или жизнюки – антиподы идущим по Пути Смерти. Смертельные враги. Все правильно. Все так, как я и предполагал. Как же не вовремя случилось нарваться на охотников за скальпами!

– Что, Эвери? Думал, что все так просто?

Я удивленно посмотрел на мага. О чем это он? К чему эти разговоры? Или он хочет предложить мне добровольно дать накосить им скальпы с меня? А вот это вряд ли! Перебьются! Мне теперь торопиться некуда. Я теперь могу не скоро сойти с круга возрождения. Я теперь могу спокойно переместиться с помощью камня возврата к себе домой и как следует подготовиться к охоте. К своей охоте на этих скальпорезов. Где, кстати, остальные? И сколько их?

Я завертел головой по сторонам в поисках остальных живчиков. Что-то их не видать…

– Ищешь кого-то? – поинтересовался маг. – Напрасно. Никто сюда не придет. Места здесь тихие. Для нас, бессмертных, довольно безопасные. Сильных мобов здесь нет. Погибаем мы в этих краях редко. Так что можешь не надеяться на помощь со стороны или на случайного возрожденного.

Он что, один здесь? Странно… Зачем ему меня убивать? Ему ведь ничего не обломится! С такой разницей в уровнях он никакого скальпа не получит!

– И на помощь питомца своего можешь на этот раз не рассчитывать, – продолжал между тем изгаляться маг. – Привидение Привидение!

Последние слова он произнес кривляясь и словно кого-то передразнивая.

– Я хороший ученик. И два раза на одни и те же грабли не наступаю, Эвери!

Что-то смутно знакомое почудилось мне в его словах, в той интонации, с которой он говорил про моего питомца. Я еще раз открыл окно с информацией и прочитал его имя.

– Иннуендо, – мрачно произнес я. Где-то я уже видел это имя.

– Ага, – довольно осклабился маг. – Он самый! Узнал? Нет? Мы с тобой как-то повстречались на узкой дорожке возле Талериана. Не помнишь? Тогда тебе повезло. А сейчас – нет. Сейчас рядом с тобою нет твоего питомца, а если бы и был, то он не смог бы тебе помочь.

Талериан! Городишко в землях Жизни! В нубятнике возле этого города я получил специализацию ассасина. Вспомнил, где я встречал этого типа! По дороге в нубятник этот самодовольный идиот хотел убить меня, а получилось так, что убил его я. Точнее, мой Прив. Не важно. Главное, тогда не с меня взяли скальп, а я взял скальп. Это был мой первый фраг! Какой тогда у него был уровень? Кажется, пятнадцатый? Или где-то рядом.

– Ты не слабо вырос с тех пор, когда мы с тобой виделись в последний раз, – сказал я.

– А то, – довольно усмехнулся Иннуендо. – Не то что некоторые! Даже скальпа за их убийство не дают. Жаль. Очень жаль! Я-то думал, что смогу набить пару десятков фрагов на тебе. Мне как раз столько до сотни не хватает. Думал, получу звание Эксперта, а то надоело уже в Адептах Жизни ходить. А тут такой облом – ты всего лишь двадцать третьего уровня. Я как увидел, чуть со смеху не помер!

Я хмуро рассматривал его. Да, прикид у него серьезный. Минимум три вещи у него Легендарные – плащ, мантия и посох. Все остальное, по-видимому, Уникальное, а может тоже Легендарки. Донатор. То-то он так быстро уровни набрал. Сколько времени прошло с нашей встречи? Пара месяцев? Больше? Ну, сотню уровней за это время набить не проблема и простому игроку, но вот после сотого все становится гораздо сложнее и по уровням уже так просто не прошвырнешься. Если, конечно, ты не донатор – эти вполне могут полторы сотни уровней за два месяца взять.

– Нуб! – сказал я. – С такой разницей в уровнях если повезет и засчитают фрага, то с одного героя не больше одного раза за уровень. За его уровень!

– Вот как? Не знал. Теперь буду знать. Но сам понимаешь, тебе это вряд ли поможет. Ты тут застрял надолго. Времени у меня полно и я никуда не тороплюсь. Специально за этим в эти края забрался.

Я усмехнулся. Повезло мне нарваться на злопамятного игрока. Бывают такие, что любую обиду помнят и не просто помнят, а лелеют планы по отмщению. Некоторые даже эти планы осуществляют. Мне вот достался как раз такой.

– И охота тебе время и деньги тратить? – с сарказмом спросил я.

– Времени, конечно, жаль. Но я его уже столько на тебя потратил, что еще немножко роли не играет. А деньги, это ерунда! Пыль! – Иннуендо пренебрежительно махнул рукой. – Знал бы ты, сколько я их уже потратил, умер бы от зависти. Я ведь за тобой давно слежу. Почти каждый день мне от гадалок данные по тебе приносили. Специально людей для этого нанял. Я бы давно уже пересекся с тобой, да то я был занят, то ты по другим материкам шлялся. Но сколько веревочке ни виться, а конец все равно когда-нибудь настанет.

– И что ты хочешь? Убил меня пару раз, тебе этого не достаточно?

– Неа, – Иннуендо энергично замотал головой. – Пару раз это мало. Вот десяток – это самое то. На сегодня. А потом, как-нибудь, когда время и желание у меня появятся, еще денечек на тебя потрачу, подержу на круге возрождения денек, другой. И так пока не надоест. Убивать тебя я буду долго и много.

– Псих!

– Мстя! Ужасная мстя! – засмеялся Иннуендо. – Мне это в кайф!

– С Еленой что сделал? Тоже убил?

– С кем? – переспросил маг. – С какой Еленой? А! С той неписью, что с тобой шла? Ничего не сделал. Была охота со всякими неписями еще возиться!

Он презрительно сплюнул. И тут же насторожился. Спросил:

– А что? Она важна? Квест какой-то на нее у тебя завязан? Жаль, не догадался я об этом. Надо было и ее убить. Сорвать тебе квест.

– Ты уже его сорвал, идиот!

Иннуендо только довольно улыбнулся.

– Это хорошо! Ты ведь не думал, когда меня убивал, что все будет так просто? Что никаких последствий не будет? Что тебе это сойдет с рук? Неужели думал так? – состроил удивленное лицо этот псих. – Ну, теперь так думать уже не будешь. Теперь ходи постоянно и оглядывайся. И знай, я всегда где-то рядом!

И он весело заржал.

Если он здесь один, то у меня есть все шансы вырваться с круга возрождения.
Страница 10 из 27

Дебафы, дебафы, чертовы дебафы! Они сильно осложняют дело. Придется использовать «Скрытность». Не хочется ее светить, ой, как не хочется, но только с ней у меня есть шанс вырваться отсюда. Не торчать же здесь целый день! Я неторопливо поднялся на ноги. Отряхнул руки.

– Ты больной, Иннуендо! Ты просто псих! – сказал я.

Сказал и сорвался в противоположную от него сторону. Спрыгнул с каменного постамента и сразу же, как только коснулся земли, ушел в «Прыжок». Восемьдесят метров. Мой максимум. А при приземлении сразу же «Скрытность» накину, в прыжке это сделать не получится.

Я оглянулся.

– Вот зараза! – выругался я.

Иннуендо тоже ушел в прыжок. И сейчас летел вслед за мной. Быстро среагировал.

Приземлившись, я тут же применил «Скрытность» и бросился бежать. Через полсекунды я смогу повторить «Прыжок».

Яркие, ослепляющие глаза оранжевые капли «Огненного дождя» ударили в землю вокруг меня.

…Вы умерли.

Ваше умение «Иммунитет к огню»…

Вы воскрешены…

Я молча позакрывал все системные сообщения. Подошел к краю круга возрождения и уселся на него. Иммунитет к огню у меня достиг восьмидесяти процентов, а больно так же, как когда у меня никакого иммунитета не было. Почему так?

– Что, Эвери? Не получилось? Заболтать меня думал? А я ведь тебе говорил, я два раза на одни и те же грабли не наступаю. А ты не поверил!

Довольный Иннуендо опять стоял передо мной и весь светился от охватившего его счастья. Хитрый оказался. Прыгнул не на восемьдесят метров, как я, а метров на пятьдесят. Раньше меня приземлился и сразу начал кастовать заклинание. Ударил по площади там, где я коснулся земли. Немного, доли секунды, но он выиграл. Поднабрался опыта, зараза!

– Но ты можешь еще раз попробовать. Вдруг получится? – изобразил сочувствие на лице Иннуендо. – Попробуй! Я буду только рад этому.

– У тебя Грандмастер в Магии Огня? – спросил я.

– Угу, – он гордо расправил плечи. – И в Магии Природы тоже!

– Крут! – презрительно скривился я. – Сто сорок шестой уровень набрать успел за два месяца, а до Гранда прокачал всего две магии. То же мне маг, да еще и донатор!

Но, с другой стороны, на каст «Огненного дождя», заклинания высшего, пятого, уровня, он потратил всего полсекунды, самый минимум. Похоже, что у него тоже уклон в «Интеллект», отсюда и бонусы на снижение скорости применения заклинаний. Но ему и «Мудрость» качать надо обязательно, а значит – что? А значит то, что у него в «Выносливости», скорее всего, ничего нет! Ну, кроме автоматически начисляемых при взятии очередного уровня статов.

– Остальные магии я не качаю. Мне и Магии Огня хватает, – начал оправдываться этот горе-маг. – Мне сейчас главное уровни набрать поскорее. Остальное потом наверстаю. Сейчас с нуля качать другие магии – только зря время тратить. После двухсотого уровня я любую магию до Гранда за пару недель догоню.

С нуля? Это что получается, все остальные магии у него вообще не развиты? Или развиты по минимуму? Значит, кроме Магии Огня, он ничего использовать не будет. Магия Природы не для битв, если ты, конечно, не друид. Да и если друид, тоже не для битв по большому счету. Прямые атаки Магией Природы не идут ни в какое сравнение с убийственными по своей силе заклинаниями Магии Огня. Интересное кино получается…

Кстати, о кино! Надо посмотреть все-таки, как там он меня убивал.

Я покопался в настройках и запустил видеоролик с первым сегодняшним убийством меня любимого.

Вот мы втроем идем по торговому тракту, довольно людному. Что-то рассказываю, оживленно размахивая руками. Прив и Елена пристроились у меня по бокам. Присмотревшись, я увидел и Иннуендо, шедшего за нами в полусотне метров позади.

Мы сворачиваем на тропинку, и Иннуендо, быстро бросив пару взглядов по сторонам, шустро юркает вслед за нами. Было отлично видно, как он, сделав несколько быстрых шагов, вытягивает руку в нашу сторону и с нее срывается огненная струя, ударившая меня точно в поясницу, и я мгновенно вспыхиваю как факел. Конец ролика.

Вот сволочь! «Струя пламени», это же заклинание второго уровня, и оно убивает не сразу. Жертва полностью сгорает только спустя несколько секунд. Этот гад хотел заставить меня помучиться! Мне повезло, что у меня совсем мало здоровья и я сразу же отправился на круг возрождения.

Ладно, я ему это припомню! А пока посмотрим следующий ролик.

Здесь Иннуендо, бегущий мне навстречу, не останавливаясь, опять протягивает руку в мою сторону и бьет в меня «Огненным молохом», мгновенным заклинанием третьего уровня. Я сам такое заклинание в своей «Катюше» использую. Оранжево-красный росчерк протягивается от Иннуендо ко мне, и я вновь мгновенно превращаюсь в обугленную головешку.

Смутная догадка мелькнула у меня в голове, и я поторопился ее проверить. Иннуендо о чем-то трепался, сияя довольной физиономией, но я только мельком глянул на него и больше не обращал внимания на его болтовню. Если моя догадка верна, то у меня есть шанс выбраться из этой западни. Я еще раз просмотрел оба ролика.

Нда, слабенькое заклинание во втором ролике, одно из самых слабых, хоть и относилось к третьему уровню, не оставило мне никаких шансов. С моим уровнем жизни меня убьет даже заклинание первого уровня. А вот я не уверен, что смог бы убить Иннуендо с одного каста любым из имеющихся у меня заклинаний. С его-то нынешним уровнем и, главное, с его-то шмотом.

Кстати, о шмотках! А сколько, интересно, я потерял при своих смертях? Я полез в инвентарь и бегло просмотрел его содержимое. Ага, около полутора тысяч золотых уже пропало. Это печально. Со свитками и эликсирами определиться сложнее, я их не считал и не запоминал, но вроде, на поверхностный взгляд, их стало меньше. Эх-хе-хе, хе-хе… А сколько я еще потеряю?

Я спрыгнул на землю и, перехватив свой эбеновый посох как дубину, с жутким завыванием бросился на Иннуендо:

– Убью-ю-у-ууу!

Шагов пять я успел пробежать, прежде чем опомнившийся от такого выпада маг ударил в меня заклинанием.

Возродившись на круге, я уселся по-турецки в его центре и вновь проверил содержимое инвентаря. Минус триста с лишним монет и, похоже, парочка пузырей с эликсирами тоже пропала. Все остальное вроде на месте. Жаль, здесь, на круге возрождения, эликсиры и свитки с заклинаниями нельзя ни использовать, ни выложить из рюкзака. А с другой стороны, лучше пусть талеры да эликсиры со свитками остаются на трупе, чем я потеряю что-нибудь из надетых на меня вещей. Пока в инвентаре есть деньги, в первую очередь при смерти оставаться на трупе будут именно они, а не что-нибудь другое. По крайней мере, самый высокий шанс именно у такого варианта.

Проверив содержимое рюкзака и повздыхав по поводу очередных потерь, я полез в настройки и начал копаться в них, выискивая сохраненные логи с моими смертями. Нашел сообщения о полученных уронах и занялся их сравнением. Потом запустил ролик с последней моей смертью и внимательно просмотрел его. Иннуендо пока еще ни разу не повторился. Каждый раз использовал новое заклинание из Магии Огня. На этот раз это был «Алый лепесток», заклинание второго уровня. И мое умение «Иммунитет к огню» вновь сделало скачок на следующий уровень.

И каждый раз это умение достигало очередного уровня, когда меня убивали Магией Огня. И каждый раз это было
Страница 11 из 27

новое заклинание. Первым был файербол. И, кстати, тоже недалеко от Верхнего Вавилона. Маг по имени Миннесота тогда приголубил меня «Огненным шаром» и мое умение скакнуло на второй уровень. Затем был Проксимо и его «Вспышка». Потом он же и заклинание «Огненная стрела».

За дальнейший апгрейд моего умения «Иммунитет к огню» я должен благодарить Иннуендо. И его «Струю пламени», которой он убил меня сегодня в первый раз, там, на тропинке. И «Огненный молох», которым он достал меня на пути от круга возрождения к месту моей первой гибели. А еще «Огненную ловушку» при моей первой попытке вырваться с круга возрождения, и «Огненный дождь» при второй попытке. И вот сейчас, несколько минут назад, «Алый лепесток». Все заклинания из Магии Огня.

Что же является причиной перехода умения на новый уровень? Смерть от Магии Огня или примененное на меня новое заклинание из этой магии? Или и то, и другое одновременно? Последнее вероятнее всего. Мой опыт и знания игровой логики подсказывают, что именно такая жуткая комбинация и есть двигатель прогресса для данного конкретного умения.

Девяносто процентов иммунитета. Осталась всего одна ступень. А боевых заклинаний в Магии Огня много. Если Иннуендо еще ни разу не повторился, шанс, что он продолжит в том же духе и ударит в меня новым заклинанием, довольно высок. Как же не хочется опять подставляться под удар, но если надо, значит надо! Полностью прокачать умение стоит этой пытки болью. Стопроцентный иммунитет! Это же реально убер-плюшка! Я перехватил поудобнее посох и ринулся с постамента.

Пять стремительных шагов с занесенной над головой палкой и зверским выражением лица. Затем огненная вспышка. Боль. Смерть.

Приевшиеся уже системки.

Круг возрождения.

Смех Иннуендо.

Смейся, смейся, засранец. Посмотрим, кто посмеется последним.

Я просматриваю системки и недовольно хмурюсь. Сообщения о новом уровне умения «Иммунитет к огню» не появилось. Не повезло – этот засранец ударил по мне «Огненной стрелой», а этим заклинанием меня уже убивали. Проксимо, маг из клана неписей «Потерянный храм». Но Иннуендо этого не знал, он по-прежнему стабилен и испытывает на мне разные заклинания Магии Огня. Это плюс. Надеюсь, следующая попытка будет более удачной.

Бросаю хмурый взгляд на заливающегося смехом мага. Сейчас, сейчас! Еще один рывок, тогда и поговорим. Еще один бросок камикадзе, и у меня будет стопроцентный иммунитет. Вот тогда вместе и посмеемся. Только бы у тебя не было шмоток на подавление защиты от Магии Огня. Только бы у тебя не было такого умения! Или хотя бы оно не было полностью прокачано. Открываю логи и внимательно их просматриваю. По моим прикидкам выходит, что умения «Подавления защиты от Магии Огня» у Иннуендо нет. Глупо! Очень глупо на месте Иннуендо не озаботиться приобретением этого умения, раз он Магию Огня сделал своей основной боевой. Хадж к Храму Огня он, наверняка, совершил, от этого никто не отказывается, но этого умения первосвященник ему не дал. Или маг не совершал хадж? Не важно! В любом случае, по логам не видно, чтобы у него было это умение. Будь оно у него, урон от его последних заклинаний был бы выше. А так мой иммунитет срезает часть урона. Наверное, добил репу у огнепоклонников до «Восхищения», хапнул квест у первосвященника, получил Легендарную вещичку и свалил уровни поскорее брать. Тоже логичный вариант, кстати.

Может, зря я переживаю по этому поводу? Интуиция подсказывает, что умение «Подавление защиты от Магии Огня» действует только на сопротивление этой магии, а иммунитет – свойство совсем иного рода, но лучше проверить эту догадку в другом месте. Не сейчас. Не нужны мне сегодня лишние риски, так что, я очень рад, что у глупого Иннуендо нет «Подавления защиты от Магии Огня».

Быстренько заглядываю в инвентарь, отмечаю потерю еще почти пяти сотен золотых и нескольких свитков. Жаль, конечно, но тут уж ничего не поделаешь. Спишем на производственные потери. Главное, что из надетых на меня вещей ничего не вывалилось.

Опять перехватываю посох и бросаюсь на Иннуендо.

– Ааааааа! Банзай! – несусь на него, ни на что не обращая внимания.

На этот раз он убивает меня буквально в шаге от себя, когда я уже почти поверил, что смогу нанести удар своей дубиной по его безмозглой голове. Издевается! Наслаждается моим бессилием. Пусть.

– Эй! И кто из нас псих? – слышу довольный возглас Иннуендо.

Снова стою посреди круга возрождения и недоуменно потираю грудь. А ведь больно не было! Убить, он меня убил, но боли я не почувствовал. На девяноста процентах боль чувствовалась, а сейчас уже нет! А ведь он ударил по мне самым мощным заклинанием Магии Огня – «Испепелением»!

Открываю одно из последних системных сообщений, читаю его и удовлетворенно закрываю.

Ваше умение «Иммунитет к огню» улучшилось.

«Иммунитет к огню»: + 1. Всего: 10/10.

Теперь огонь и Магия Огня не могут причинить Вам вред.

Вы достигли максимального уровня умения.

Вот теперь поговорим!

Перехватываю посох посередине и, не торопясь, на этот раз по ступенькам, спускаюсь с круга возрождения. Так же не торопливо иду к Иннуендо. Моих тел у его ног нет, значит, успел уже обшарить их, подлый воришка! Если с тела взят дроп, то оно исчезает буквально через несколько мгновений. Прикарманил мои вещички и денежки, мерзавец. Какая досада!

Иннуендо насмешливо смотрит на меня.

Ну-ну, насмехайся. Я уже примерно просчитал твои характеристики. И шмотки учел. Разброс, конечно, получился колоссальный, да и сам расчет крайне приблизительный, взятый исходя из стандартной прокачки мага – два стата в «Мудрость», один стат в «Интеллект» и каждый десятый в «Выносливость». Только у Иннуендо еще меньше в «Выносливости». В итоге получается, что даже с учетом возможных модификаторов его Уникального и Легендарного шмотья у него сейчас не может быть больше десяти тысяч единиц здоровья, а скорее всего там и пяти тысяч не будет. А если у Легендарок нет модификаторов на здоровье, то у него вообще уровень жизни сравним с моим. Но это вряд ли. Будем исходить из худшего.

Я сделал пару шагов и активировал «Изменчивую силу магии». А затем открыл окно инвентаря и подхватил флакон с эликсиром. Десять единиц «Интеллекта» на тридцать минут прибавляет он. Флакон исчезает, а показатель моего «Интеллекта» вырастает более, чем вдвое. Это с учетом дебафов, само собой.

Иннуендо все так же насмешливо наблюдает за моим приближением. Не заметил, как я элик опорожнил – пить его не обязательно, для достижения эффекта достаточно коснуться рукой флакона с эликсиром, так что, не мог он это заметить. А если бы и заметил, то это уже не играет никакой роли. Он попал!

Из-за посмертного дебафа мой собственный «Интеллект» сейчас составляет всего девять единиц. С учетом выпитого элика стало девятнадцать. Слезы! Жалкие слезы! Но навык «Умник» удваивает его, а потом то же самое сделает бог Маардук, так мною восхищенный. Зря, что ли, я на его алтарь столько шмотья перетаскал? Грандмастер Алхимии тут, увы, ничем мне не поможет – добавляемые этим статусом единицы «Интеллекта» съел посмертный дебаф, зато удвоенная богиней Анабет сила магии никуда не делась! А ведь ее еще в полтора раза увеличит мой статус Грандмастера Заклинаний. Потом свой вклад внесет умение
Страница 12 из 27

«Изменчивая сила магии», дающее пятидесятипроцентное увеличение магического урона. И сверху это все мы шлифанем умением «Ярость», удваивающим наносимый мною урон. А ведь есть еще умение «Касание огня», действующее постоянно и вне зависимости от моего желания! Мелочь, всего десять процентов к урону, но сейчас и эта мелочь будет очень кстати.

Ха! Даже если взять максимальный уровень здоровья у Иннуендо, накинуть на него стандартное двадцатипятипроцентное сопротивление магии, то моей силы магии вполне хватит, чтобы завалить его если и не с одного каста, то с полного залпа «Катюши» из пяти заклинаний наверняка! А если у него есть одна или две более высокие защиты от того или иного вида магии, то мне будет достаточно сделать всего два залпа. Это по времени займет одну секунду. Риск есть, но минимальный, кастануть он не сможет – мои удары должны сбивать его с заклинаний. А если и успеет что-то кастануть, то скорее всего, это будет заклинание из Магии Огня, которая не причинит мне вреда. Вряд ли он догадается применить что-то из Магии Природы. В любом случае, других вариантов вырваться на свободу у меня нет. Придется рисковать.

Еще пару шагов по направлению к Иннуендо. Он все так же с презрительной улыбочкой на губах смотрит на меня. А почему бы ему и не улыбаться? Я сейчас, на посмертных дебафах, в полной его власти. Он со мной может делать все, что угодно. Никакой опасности я для него не представляю. Это он так думает. О боги! Какое пагубное заблуждение с его стороны!

Маны у меня сейчас чуть более тысячи единиц. Для «Катюши» более чем достаточно, на несколько залпов хватит, еще и останется.

Еще пару шагов. Иннуендо не торопится выпускать по мне заклинание. Растягивает удовольствие.

Я тоже не торопясь приближаюсь к нему. Между нами осталось два шага, рука Иннуендо поднялась и нацелилась мне в грудь.

– Все-таки псих это ты, а не я! Но псих забавный, – ухмыляется Иннуендо, и с его руки срывается «Сгусток плазмы».

Ударяется в мою грудь и яркими сполохами растекается по телу, не причиняя никакого вреда.

Вот это да! Вот этого я не ожидал! Передо мною даже системка не замелькала о полученном уроне. А ведь по идее, урон в единичку должен был быть. Всегда при атаке должен быть хоть какой-то урон, пусть самый минимальный, всего в одну единичку. Даже если самый слабый монстр или игрок нападет на самого сильного, с невероятной броней, с высоким уровнем защиты, на порядки перекрывающим атакующие свойства напавшего, все равно урон в одну единичку будет нанесен в любом случае. Меньше просто не бывает. Так я думал раньше. Да и все, наверное, так думали и думают. По крайней мере, многие. Большинство. А вот, оказывается, бывает и по-другому.

Улыбка на губах Иннуендо застывает, словно приклеенная.

Я делаю еще один шаг и, растянув губы в своем фирменном оскале лича, наклоняюсь к его лицу и протягиваю в до миноре:

– Сю-ю-юрпри-и-из!

И бью его посохом по лбу. Несильно так бью. Средненько. Для сильного удара у меня силенок не хватает. Одновременно с этим активирую умение «Ярость».

Глаза у Иннуендо округлились, как и рот. Натуральная, нагляднейшая иллюстрация выражения «челюсть отвалилась» стояла сейчас передо мной. Я бы подольше полюбовался этой картиной, но затягивать нельзя, и с моей левой руки одно за другим сорвалось несколько заклинаний.

«Стальной клинок» сверкнул белой молнией, «Водяной бич» мелькнул ярким синим цветом, «Огненный молох» оставил после себя короткий оранжево-красный след, а «Звезда Смерти» стремительным метеором упала с неба. И только «Воздушный кулак» остался незаметным, принеся врагу невидимую смерть.

Вы убили приверженца Пути Жизни.

Ваша репутация среди представителей фракции Смерти улучшилась.

Еще какую-то долю секунды после последнего заклинания из залпа «Катюши» тело Иннуендо стояло вертикально, а потом словно сложилось пополам и рухнуло у моих ног.

Поздравляем! Вы получили новый уровень! Ваш уровень: 24.

Ваша выносливость увеличилась. Выносливость: + 1.

Вам доступны свободные очки характеристик. Свободные очки характеристик: 5.

Отмахиваюсь от системок и быстро обшариваю тело мага. Трачу на это драгоценную секунду, но пройти мимо шанса заполучить Легендарную вещь не могу. Понимаю, что это фантастика, что шанс выпадения Легендарки при смерти игрока ничтожен, но не могу устоять перед искушением.

Вы нашли: золотой талер – 148 374 шт., серебряный талер – 35 шт.

Что, и это все? А где же моя Легендарка? Боги, вы не справедливы! Я завалил игрока более чем на сто уровней старше меня, а с него даже Легендарка не выпала! Прошлый раз разница была куда меньше, но тогда, помимо деньжат, мне еще и какая-то шмотка Иннуендо досталась, а сейчас только деньги.

Впрочем, почти полторы сотни тысяч золотых монет тоже не плохо! Сколько же у него всего там золотишка? Обычно при смерти выпадает от одного до десяти процентов от имеющихся денег, но, теоретически, могут и все сто процентов выпасть. А может и вообще ничего не выпасть, бывает и такое. Глупец этот Иннуендо, такие деньги с собой таскает. Устроить бы ему карусель, но нет времени. Да и силенок на это у меня пока тоже нет. Не сегодня. Пора давать деру отсюда.

С довольным смешком быстро вскакиваю. Каждое мгновенье на счету. Сейчас Иннуендо появится на круге возрождения, а круг – вот он, в нескольких метрах у меня за спиной. Ударит каким-нибудь заклинанием из Магии Воды или Воздуха, самые простенькие заклинания из этих магий у него должны быть, и все. Даже с посмертными дебафами его силы заклинаний хватит, чтобы опять отправить меня на перерождение. Я ведь тоже на дебафах, а мне и без них много не надо.

«Прыжок»!

Небольшой, всего на тридцать метров. Приземляюсь, разворачиваюсь и сразу же начинаю каст другого заклинания. Проходит чуть меньше трех секунд, и круг возрождения, а также пространство вокруг него диаметром в двадцать метров, накрывает «Ядовитое облако». Слабенькое, несмотря на то, что я попытался придать ему как можно большую концентрацию, но и такого вполне достаточно, чтобы маг с посмертными дебафами через него не прошел. Воин, раскачанный под танка, прошел бы даже под дебафами, а вот маг – нет. Магу придется ждать, пока облако рассосется, а рассосется оно никак не раньше, чем через час, а я так надеюсь, что и целых два часа это мое облачко продержится. Не будь на мне посмертных дебафов, Иннуендо здесь весь день до самой ночи проторчал бы.

Вот теперь можно спокойно отправляться к Пещере тысячи эх. Прием, использованный мною, стандартный, тысячи раз примененный, давно всем известный, но от этого не ставший менее действенным и актуальным. Не нашли пока что игроки методов против этого приема. Закупоривает точку возрождения качественно и надолго. На посмертных дебафах не пройдешь. Разве что только на круге оказался герой трехсотого уровня, а «Ядовитое облако» или «Огненное кольцо» поставил какой-нибудь нуб не старше сотого уровня.

Ему надо было с самого начала так сделать, а не глумиться надо мной.

– Я два раза на грабли не наступаю, я хороший ученик, – передразнил я Иннуендо и, развернувшись, прыжками, перемежаемыми небольшими пробежками, поскакал в сторону тропинки, на которой меня так некстати убил этот психованный маньяк. Обидчивый,
Страница 13 из 27

злопамятный и самонадеянный.

Где-то за спиной раздавались какие-то возмущенные крики. Кто-то ругался. Говорил разные нехорошие слова. Грозился. Местью пугал. Ужасной и неотвратимой. Ха-ха-ха!

Где сейчас, интересно, Елена? Вернулась в Вавилон или решила в одиночку пойти в пещеру, выполнять свое задание? Надо проверить. Эта девчонка вполне могла сунуться в пещеру в одиночку. С нее станется.

До тропинки и места, где меня убили, оставалось всего ничего, когда я услышал громкие рыдания. Я замер. Прислушался и, определив направление, откуда доносился плач, осторожно двинулся в ту сторону. Подойдя почти к самой тропинке, я аккуратно отклонил в сторону заслонявшую обзор ветку и наконец увидел того, кто так громко рыдал, совершенно не заботясь о том, что на столь громкий звук могут сбежаться местные монстры.

Плакала Елена.

Она сидела посередине тропы и, периодически завывая, сквозь плач и всхлипы бросала упреки богам, поминая всуе даже своего любимого Галахада, Верховного бога Порядка. Перед нею лежало мертвое иссушенное тело, его лысая голова, скорее даже обтянутый сухой кожей череп, покоилась у нее на коленях. Мое тело, моя голова.

Вся эта картина была настолько пропитана горем, что, не будь я личем, я бы и сам, наверное, тоже пустил бы одну-другую скупую слезу. У меня и сейчас кадык как-то непривычно и подозрительно задергался, захотелось сглотнуть, но рот как-то вдруг неожиданно пересох.

Я осторожно опустил ветку дерева и сделал несколько шагов назад. Если я сейчас появлюсь рядом с ней, она может и не пережить такого удара. Забыла, дуреха, что я бессмертный.

Отойдя подальше от тропинки, я зачитал заклинание призыва. Три секунды, и рядом со мной заколыхалась белесая фигура Прива.

– Босс! На нас напали! – сразу же заорал он.

– Тише ты! – шикнул на него я. – Все уже закончилось! Мы победили.

– Понял, босс! – прошептал Прив. И начал оглядываться вокруг. – А где Елена? Ее убили?

Голос Прива дрогнул на последнем вопросе.

– Плачет.

– Елена плачет? – озабоченно, но одновременно и радостно, воскликнул Прив. – Почему?

– Над моим трупом плачет, – ответил я.

– Э? – Прив уставил на меня свои огромные глаза-блюдца, полные недоумения.

– Она еще не видела меня после того, как меня убили. Забыла, что я бессмертный. Да и не удивительно, на самом деле. Столько на нее в последние дни навалилось. Вчера ее команда погибла практически на ее глазах. Сегодня, опять на ее глазах, меня убили. А она-то не боец совсем. Она смерти в боях толком и не видела еще. Как убивают чужих, это она знает. А к смерти своих еще не привыкла, если к этому вообще можно привыкнуть. Вот и обезумела от горя.

– Босс! Что же мы тут стоим тогда? Что ты тут стоишь? Нам надо скорее идти к ней. Тебе надо!

Я покачал головой.

– Нет. К ней пойдешь ты один. Если она меня сейчас увидит, то точно не переживет этого. Свихнется! А ты ее подготовишь. Напомнишь, что я бессмертный. Ну, а я появлюсь чуть позже.

– Понял, босс! Уже лечу! Это она ревет?

– Она. Давай, Прив. И поласковее там с нею. Понежнее, что ли.

Вслед за Привом я подкрался к тропинке и спрятался за придорожными кустами. Слушал неуклюжие и порой нелепые попытки Прива успокоить девушку и все порывался выскочить к ней и самому начать ее утешать. Худо-бедно, но основную мысль Приву наконец-то удалось донести до Елены. Она, размазывая по щекам слезы, стала озираться по сторонам.

– Что же он не идет, если бессмертный? Где же он? Что же так долго? – забросала девушка вопросами Прива.

– Сейчас придет, – уверенно отвечал Прив. – Они же не сразу возрождаются и не где угодно. Для этого специальные места есть. Может, такое ближайшее место слишком далеко отсюда и ему надо время, чтобы до нас добраться. Подождем еще немного, я чувствую, он уже недалеко. Скоро будет здесь.

Прив болтал без остановки, неся всякую ерунду. Подождав еще пару минут и понаблюдав, как растерянность на лице девушки сменяется надеждой, а потом и раздражением от столь долгого моего отсутствия, я сначала отполз на десяток метров назад, а потом, специально создавая побольше шума, двинулся к тропинке.

Не успел я выйти на тропинку, как на меня набросился вихрь. Меня облапили, обхватили руками за шею, повисли на мне, и все это сопровождалось радостным визгом. Минут пять я пытался угомонить Елену, прежде чем она более-менее успокоилась и, посмотрев мне в глаза, возмущенно спросила:

– Где же ты так долго пропадал? Почему ты так долго не возвращался?

Я пожал плечами:

– Почему долго? И полчаса не прошло с того момента, как… – я кивнул на лежавшее посредине тропинки тело. – Надо, кстати, обыскать его, свои вещички и деньги забрать. Хоть что-то вернуть. А то поиздержался я за эти полчаса.

А она только облегченно вздохнула, положила голову мне на грудь и тихо повторила:

– Что же ты так долго не возвращался?

А я стоял, хлопал глазами и не знал, что ответить. Рядом, так же молча, колыхался не менее удивленный Прив.

Вопреки моим ожиданиям, спорить со мной и рваться в пещеру за своими нетопырями и их крыльями Елена не стала. Услышала мои объяснения о моем нынешнем состоянии и неспособности к сражениям и покорно склонила голову. А предложение Прива провести все это время где-нибудь в тихом и спокойном, а главное, безопасном месте, она, как мне показалось, вообще встретила с плохо скрываемой радостью.

– Бренив! Предлагаю провести это время в Брениве, – поняв, что его предложение пришлось по душе Елене, высунулся с инициативой Прив. – Тихо, тепло, красиво! И море рядом. Пальмы!

– Хм, – с сомнением произнес я. Я прекрасно помнил, что там, как раз перед самым нашим уходом с местного пляжа, нос к носу столкнулись непримиримые противники, лидеры кланов, давно и с упоением враждующих. – Вряд ли после того, как мы оттуда поспешно сбежали, там все осталось таким же спокойным и красивым, как и раньше.

– А может никуда не пойдем? – не смело предложила Елена. – Подождем здесь, недалеко от пещеры. Посидим в этом уютном лесу, а Эвери нам сказки своего мира расскажет.

– Предложение хорошее, – сказал я, – но в моем нынешнем состоянии любой монстр слишком опасен, чтобы я мог спокойно сидеть в лесу. Да и тот маг, что напал на нас, тоже. Я его временно нейтрализовал, но как долго это продлится, не знаю. Однако дело даже не в этом.

Я задумался. Тысяча крыльев нетопыря – это приличное количество. И за те три дня, что остались для выполнения этого задания, не факт, что мы успеем столько набить. Если не успеем, придется докупать на аукционе. Надеюсь, Елена в этом случае не будет сильно против. Хотя кто знает? Я перевел взгляд на нее.

Она стояла, опустив руки и скрестив их на животе, и доверчиво смотрела на меня. Угу. Как же! Вся такая тихая и послушная! А то я не вижу в ее глазах твердость и упрямство. Кое в чем она, конечно, может и уступить, но и против своих основных принципов никогда не пойдет. Придется вместо отдыха под пальмами на побережье лезть в подземелье.

– Делаем так, – решил я. – Сейчас идем к пещере, до нее, судя по карте, идти всего минут двадцать, даже меньше. Я ставлю там маячок, и мы телепортируемся в Вавилон. Закупаем свитки и эликсиры посерьезнее и помощнее, чем есть сейчас у меня. Я все это дело применяю и принимаю, чтобы более-менее нейтрализовать дебафы.
Страница 14 из 27

Потом прыгаем обратно к пещере, спускаемся в нее и начинаем бить нетопырей. И пока не набьем нужное количество, ни на что не отвлекаемся. Чувствую, друзья, что нам все эти три дня в пещере придется провести, лишь изредка выглядывая на поверхность.

– А как же кукольный театр? – задал вопрос Прив. – У нас же завтра вечером спектакль!

– Что за кукольный театр? Какой спектакль? – живо состроила любопытную мордочку Елена.

Я махнул рукой.

– Вперед! К пещере! Не будем терять время. По дороге расскажу.

Глава 2

– Сколько?

Елена, аккуратно складывавшая крылья нетопырей в свою походную сумку, закрыла ее и посмотрела на меня.

– Сорок три за последний поход. Всего сто девятнадцать.

Я вздохнул. Поднял голову и посмотрел на усеянное звездами небо. Время было далеко за полночь. Можно и всю ночь посвятить истреблению нетопырей, и весь следующий день, и опять ночь, и еще один день, но толку от этого будет мало. Даже если все оставшиеся двое суток проведем на ногах, без отдыха.

– Не успеваем, – сказал я.

Елена молча кивнула головой. Прив тоже изобразил тяжкий вздох. Будь здесь полная пятерка Антоннионика, крылья падали бы в пять раз чаще. Тогда проблемы с выполнением задания не было бы.

Три спуска в пещеру с полной ее зачисткой, включая и босса подземелья на самом нижнем, пятом уровне, и всего сто девятнадцать крыльев. По сорок крыльев за поход. В среднем. Выпадал и другой дроп, мелочь всякая, я его не считал и не подбирал. Прив поначалу над каждой пропущенной шмоткой стенал, а потом тоже ограничился только собиранием денег и перекидыванием их мне в рюкзак.

Спуск в пещеру – раз в три часа. Восемь раз в сутки. По сорок, пусть по сорок пять крыльев за каждый спуск. За оставшиеся двое суток получается около шести с половиной сотен.

– Не успеваем, – мрачно повторил я.

– Зато сколько уровней новых взяли! – воскликнула Елена.

Это что? Это она пытается утешить меня? Это мне, что ли, нужны эти крылья? Это у меня, что ли, задание от Храма Порядка на их добычу?

– Уровни – это да. Уровни – это великолепно, – хмуро ответил я и открыл окно своего персонажа.

Двадцать девятый уровень. Неплохо. Пять уровней прибавил. Совсем неплохо для одного дня. Почти по два уровня за каждый поход брал. Ну, еще бы! Во-первых, сколько нетопырей я убил – не сосчитать. Не меньше двух тысяч за одну полную зачистку пещеры. А во-вторых, с точки зрения количества получаемого опыта соотношение моего уровня и уровня убиваемых мною монстров оказалось наиболее выгодным. Будь уровень монстров чуть выше, и система начала бы урезать получаемый за их убийство дополнительный опыт, а будь их уровень чуть ниже, бонус, начисляемый за убийство монстров более высокого уровня, вообще бы не начислялся. А так, убивая нетопырей пятидесятого уровня, я получал максимально возможное количество опыта. Но вот на дропе это сказывалось самым печальным образом – он оказался крайне скудным. Баланс, так его растак! Или много опыта, или много дропа.

Елене тоже немало опыта перепало, хотя она ничего не делала, мешала только. Исцелять ни меня, ни Прива она не могла, да это и не требовалось, за все это время я ни разу не позволил нетопырям нанести мне урон. А вот свои раны Елене пару раз пришлось залечивать – даже отчаянные броски Прива на ее защиту, отвлекавшие атакующих Елену нетопырей, не сумели помочь ей избежать нескольких глубоких царапин.

– Вообще-то получать опыт и поднимать новые уровни – дело полезное, – выдал я откровение. – Особенно тебе, Елена! Слишком ты уязвима. А ты ведь не бессмертная, чтобы с таким безрассудством бросаться в атаку. Сколько раз ты сегодня чуть не погибла? Сколько раз ты заставила мои волосы поседеть?

Елена посмотрела на мою голову и прыснула в кулачок.

Я погладил свой лысый череп и, заложив руки за спину, вышагивая туда-сюда по площадке перед входом в пещеру перед внимательно уставившимися на меня Привом и Еленой, невозмутимо продолжил:

– Много опыта – это, конечно, хорошо. Как-нибудь, Лен, нам надо будет серьезно заняться твоей прокачкой. Слишком ты сейчас уязвима! Не дело это! Подыщем подходящую локацию с самыми выгодными в плане опыта монстрами, объединимся опять в группу и по-взрослому займемся взятием очередных уровней. Но это потом. Сегодня перед нами стоит другая задача и для нас на первом месте дроп!

Я остановился, обратился лицом к слушателям и поднял указательный палец кверху, подчеркивая важность только что мною сказанного.

Благодарные слушатели дружно закивали головами.

– А здесь, – я махнул рукой в сторону зева пещеры, – дроп совсем никакой. Мы рискуем провалить задание.

И я, задумавшись, опять замолчал. Если в этой, довольно легкой пещере, по которой мы прошли, чуть ли не как по бульвару, Елена умудрилась несколько раз серьезно подставиться, то чего можно ожидать от нее в более опасных локациях? Говорил же ей сто раз – держись сзади! Место целителя – в арьергарде отряда! Так нет же! Все время норовила рядом идти. Спасибо Приву за то, что несколько раз прикрыл ее, когда я не успевал сбивать «Катюшей» набрасывавшиеся на нас стаи нетопырей.

Опасно! Опасно вести ее в другие локации.

А придется.

Если пойду один, то она элементарно откажется потом принять от меня добытые крылья нетопырей.

– Это я во всем виновата. Плетусь за тобой по пещере, как привязанная, и ничего не делаю. Совсем никакого толку нет от меня. Только мешаю тебе. Я прекрасно понимаю это, хоть ты и делаешь вид, что все нормально.

– Ага, – глубокомысленно изрек я. – И поэтому ты постоянно бросаешься сломя голову в самые опасные места? Понятно теперь.

Елена покраснела и опустила голову. Ей нечего возразить, я попал в точку. И как я об этом сразу не догадался?

– А, кстати! А почему ты ничего не делаешь? Где твои бафы? Почему я хожу совсем не обкастованный весь день? Ну, не считая тех часов, когда я на эликах был. А, Елена? Где твои бафы? Что молчишь?

– Нужны тебе мои бафы, – фыркнула Елена. – Ты и без них вон всех с одного удара валишь. Говорю же, от меня никакого толку! И чего ты со мною связался? Другой бы давно уже бросил.

– Мы тебя не бросим! – это Прив влез в разговор. Кинулся утешать ее. – Никогда! Мы не другие!

Что-то он не ровно дышит к девчонке. Постоянно рядом с ней таскается. Прикрывает ее, ручку свою костлявую подает ей на ступеньках. Тоже мне, кавалер нашелся!

– Давай только без истерик, Елена. Мне, может, твои бафы и не нужны, но тебе как раз было бы очень полезно поупражняться в наложении благословений. Ты вообще как уровень мастерства в своих магиях собираешься поднимать? Только целительством? Зря! Ты ведь боевой жрец! А не простой лекарь. Сама говорила!

– Говорила, и что? – с вызовом посмотрела на меня девчонка. – При чем здесь это?

– Как это, при чем? – возмутился я. – Боевой жрец – это не просто посохом махать или дубиной. Это сильнейшие бафы, в несколько раз увеличивающие мощь и самого жреца, и его команды!

– Да какие у меня могут быть сильнейшие бафы! – закричала Елена. – Я ведь не Грандмастер! И не Мастер! И даже не Эксперт! У меня всего лишь Адепт в Магии Порядка, про другие магии я даже не говорю! Тебе от моих бафов никакой пользы!

– А мне и не нужна от них польза. Это тебе нужна от них польза. Это тебе нужно мастерство
Страница 15 из 27

повышать, если не хочешь так всю жизнь и оставаться Адептом. Кстати, про какие другие магии ты говоришь? Если это не секрет, конечно?

– Да какой там секрет, – махнула рукой Елена. – Обычный набор для жреца Порядка. Магией Света владею, в ней я Послушница. И Магией Природы еще, но я ее не развиваю, хотя для целительства она лучше подходит, чем Магия Света. Мне сказали, что боевому жрецу лучше Магию Света прокачивать. Помимо исцеления ее и как боевую можно использовать. Это увеличит наносимый мною урон.

Я согласно кивнул.

– Магию Природы зря взяла, не твой профиль. Только место занимает в навыках. Хотя там призывы сильные, может, и пригодится когда-нибудь.

– Да я знаю, – согласилась Елена. – Я, когда ее выбирала, думала, что просто целительницей буду. Про боевого жреца даже и не помышляла тогда. Я тогда, наоборот, Магию Света брать не хотела. Взяла ее только по совету отца… Приемного. Как и Магию Тьмы.

– Постой, – я остановился напротив Елены и воззрился на нее. – У тебя в навыках есть Магия Тьмы?

У Елены вид сделался совсем несчастным:

– Да знаю я, что напортачила со своими навыками. Совсем никудышная я. Что уж теперь об этом говорить. Не ругай меня, ладно? Я и так уже вся извелась.

Голова Елены во время этой речи опускалась все ниже и ниже.

Я начал набирать в грудь побольше воздуха.

– Босс, что ты к ней привязался? – поспешил на защиту Елены Прив. – Видишь же, ей и без твоих упреков плохо!

Я от неожиданности выдохнул. Приободренная поддержкой Прива Елена подняла голову и несмело взглянула на меня.

– Зато мне всего две магии надо прокачивать. Порядок и Свет. Меньше времени потрачу. А на Магии Природы и Тьмы вообще время тратить не буду.

Я схватился за голову и забегал по площадке.

– Босс, ты чего? Что с тобой?

Я остановился и, не обращая внимания на Прива, принялся объяснять Елене ее ошибку:

– Послушай, Елена, твой приемный отец совсем не дурак был, заставляя тебя взять эти магии. Бафер и дебафер в одном лице – это страшная сила! Такие бойцы на вес золота! И даже мифрила! Ты только представь: если в поединке равных ты наложишь на себя самое банальное заклинание ускорения, а на противника такое же банальное заклинание замедления, то одно это даст тебе минимум тройное преимущество – на каждый один его удар ты будешь наносить целых три! Минимум! И это после всего лишь парочки заклинаний! А если использовать все доступные бафы и дебафы? Да в поединках тебе не будет равных! И не только в поединках, ты и толпу сможешь осилить!

Елена недоверчиво посмотрела на меня. Спросила:

– Это ты так хочешь утешить меня? Не надо. Я давно уже смирилась со своими навыками.

– Не комплексуй! И я не утешаю тебя, а излагаю истину! Уж поверь мне, я знаю, что говорю. Была у меня когда-то фейри в питомцах. Она по тридцать бафов одновременно держала на мне и столько же дебафов на противнике. А ее бафы были хоть и мощные, но совсем не долговечными. А у тебя и благословения и проклятия сутками могут держаться. Некоторые. Если ты, конечно, прокачаешь эти Магии, Порядок и Тьму, до уровня Грандмастера. И именно этим тебе и надо заняться в первую очередь. Владение шестом, то бишь посохом, можно отложить на потом. Как и Магию Света. Про Магию Жизни вообще не говорю, ею займешься в самую последнюю очередь. Понятно?

Я замер перед Еленой в ожидании ответа и упер в нее свой взгляд. А она молчала, открыв рот, и недоверчиво смотрела на меня. Это у нее, наверное, от открывшихся перспектив дыхание перехватило.

Так и стояли мы напротив друг друга, точнее, я стоял, а она сидела на поваленном ветром стволе дерева. Наконец, мне надоело это, и я помахал рукой перед ее глазами:

– Але, гараж! Приехали!

Елена очнулась, встряхнула волосами, зажмурилась, открыла глаза и сказала, как ни в чем не бывало:

– А я вовсе и не комплексовала. А теперь и подавно не буду, – и, улыбнувшись, добавила: – я доверяю тебе.

– Вот и отлично! Теперь все время будешь бафы на мне держать. Постоянно! – я поднял вверх указательный палец, подчеркивая важность сказанного мною. – И все, какие только можешь!

– Зачем тебе все? – удивился Прив. – Тот же баф на ловкость тебе ни к чему! Не надо зря напрягать Елену! Да и ману зачем зря тратить?

– Ничего! Ей полезно! Чем чаще и больше она будет накладывать благословения, тем быстрее станет Грандом. Или ты, Прив, – я упер в него указательный палец и спросил обвинительным тоном: – хочешь, чтобы она так и оставалась навечно в ранге Адепта?

– Не, не, не, – Прив усиленно замотал головой из стороны в сторону. Как бы она у него не отвалилась от такого усердия.

– Вот и договорились, – подвел я итог беседе. – А на мане экономить не будем, закупимся эликами. На нужное дело потратимся.

Запрокинув голову, я снова посмотрел на усеянное звездами небо. Потом вызвал окно интерфейса, открыл иконку с часами и проверил время. Глубокая ночь.

– Босс? Так что делать будем? Опять полезем вниз?

Это Прив подталкивает меня хоть к какому-нибудь решению.

А ведь и правда, надо что-то решать уже. Давно торчим здесь, у входа в пещеру. За это время могли бы первый ярус зачистить, а то и два. Только смысла в этом нет. Не в этой пещере.

Я отрицательно покачал головой.

– Нет. Возвращаемся домой, в Вавилон. А завтра с утра прыгаем на Сарак. Скажем спасибо Иннуендо. Он, щедрая душа, оплатил нам перелет на другой материк.

– На Сарак? – удивилась Елена. – И кто такой Иннуендо? Почему он помогает нам?

– Босс, зачем нам на Сарак? – вслед за Еленой удивился Прив.

– За дропом! За чем же еще? – я тоже состроил удивленную рожицу. – Там, на Сараке, тоже есть пещера с нетопырями. Вот там мы и будем добывать их крылья. Только ты, Елена, все время будешь держаться за спиной Прива! Там монстры не чета здешним. Сто двадцатый уровень! Придется быть крайне осторожными. Понятно?

Елена согласно кивнула. Я с подозрением посмотрел на нее. Опять полезли в голову сомнения. Может, не стоит так рисковать? Хотя, если я обкастуюсь как следует, мне в той пещере будет не сложнее, чем в этой. Здесь я вообще, как только дебафы спали, без всяких эликов и заклинаний обходился. Экономил. А на Сараке придется накладывать бафы по полной. И бить там я буду массовыми заклинаниями по площадям, даже по областям пространства, а не как здесь – заклинаниями из посоха и «Катюши». То, что я немного прокачал владение посохами (скоро Мастером буду, – это конечно, хорошо, но сейчас далеко не самое важное.

– Босс, но ведь и на этом материке есть еще места, где нетопыри водятся!

– Есть, – согласился я. – Но там у них или совсем маленький уровень и дроп мы вообще не увидим, или, наоборот, слишком высокий уровень, от ста пятидесяти и выше. Слишком рискованно. В такие локации мы не пойдем.

Я опять посмотрел на звезды. Ночью на дороге опасно находиться. Ночью не только игроки активнее занимаются темными делишками, но и разбойники из неписей выходят на большую дорогу. Да еще Иннуендо неизвестно где сейчас прохлаждается. Прав он был, буду теперь ходить и постоянно оглядываться, каждого куста бояться. Я поежился и активировал на всякий случай «Скрытность».

– Елена, у тебя камень возврата есть?

– Конечно!

– Отлично! Тогда сейчас возвращаемся домой через камни. Ночью по этому лесу мы не пойдем. Не хочу рисковать. А
Страница 16 из 27

завтра с утра встречаемся в сквере возле твоего храма.

Подземелье на Сараке, в котором водились нетопыри сто двадцатого уровня, было отмечено на моей карте. Эти земли в свое время я посещал, будучи Вальдом, и после копирования его карт они отобразились на моих. Поэтому на следующий день рано поутру Гильдия перевозчиков без всяких лишних вопросов открыла нам портал прямо к спуску в подземелье. Я первым шагнул в открывшееся окно и, ступив на вымощенную грубо обтесанными булыжниками мостовую, осмотрелся. Было темно, только скудный свет звезд освещал раскинувшиеся вокруг развалины заброшенного замка. Я сделал несколько шагов, освобождая проход остальным, и замер. Медленно поднял голову и уставился в небо. Мириады звезд мерцали надо мной.

– Босс, и долго ты так собираешься стоять и пялиться в небо?

– А? Что? – я посмотрел на толкнувшего меня в плечо Прива.

– Эвери, ты уже десять минут так стоишь и смотришь вверх. Что ты там увидел такого интересного? – стоявшая рядом Елена тоже запрокинула голову и всматривалась в небо.

– Звезды, – ответил я.

Елена несколько секунд молчала, потом повернулась ко мне и сказала:

– Красиво, конечно, но можно подумать, что ты в первый раз их видишь.

Я, наконец, оторвал взгляд от рассыпанных по небосклону звезд и посмотрел на Елену. Потом перевел взгляд на Прива. Оба таращились на меня с недоумением.

– Там, – я махнул рукой в сторону только что закрывшегося окна портала, – было утро. Светило солнце. А здесь вечер.

– Ну и что? – удивилась Елена. – Это же другой материк! Разница во времени!

– Разница во времени, – повторил я на автомате.

– Босс, ты себя как-то странно ведешь. С тобой все в порядке?

– Прив, – повернулся я к нему. – Мы совсем недавно с тобой прыгали туда-сюда с одного материка на другой, с Кенола на Ченрод, с Ченрода сюда, на Сарак, с Сарака и на Кенол прыгали, и на Ченрод. И никакой разницы во времени не было. Помнишь!

Прив задумался, а потом, помявшись, ответил:

– Не помню я такого. Да и не может такого быть! Мир круглый. Разница во времени должна быть.

– Мир круглый, – повторил за ним я. – И давно?

Сколько играю в эту игру, всегда мир был плоским. И никакой разницы во времени не было. Всегда и везде, в любом уголке мира, на любом материке, было одно и то же время. Об этом даже где-то в игровой энциклопедии было написано – что-то такое я встречал там очень давно, если мне не изменяет память.

– Эвери, что с тобой? – Елена бережно положила мне ладонь на лоб. – Ты не заболел случайно?

– Личи не болеют, – сказал я. И спросил ее: – А ты тоже считаешь, что мир круглый?

– Конечно! – девушка пожала плечами. – Как может быть иначе?

– И давно он стал круглым?

– Он всегда таким был. Изначально.

– Босс, прекращай! Неудачное время для шуток. У нас полно дел.

Я кинул еще один взгляд на ночное небо. Наверное, разработчики сделали какой-то патч к игре, а я об этом ничего не знаю. А откуда мне знать об этом? Я уже давно не заглядываю на официальный сайт игры, и что там происходит, какие нововведения внедряют разработчики, не знаю. Только какой смысл вот именно в этом нововведении?

Ладно. Выбросим эти мелочи из головы. Разработчикам виднее, что и зачем они делают.

– Хорошо. Заходим, – я направился к спуску в подземелье. – Елена, не забывай все время накладывать бафы. И вперед не суйся, держись сзади. Прив, ты прикрываешь Елену, будь начеку, не расслабляйся. Здесь монстры постарше тебя будут, сразу, может, и не убьют, но и долго возиться с тобой не будут.

В принципе, выпускать ситуацию из-под контроля и допускать даже малейший риск для своей команды я не собирался. Посохом пользоваться я не буду, кастами по одиночным целям тоже, кроме совсем уж исключительных случаев, например, для добивания подранка. В основном буду применять только заклинания с массовым уроном.

Первый уровень подземелья нас порадовал. Мы потратили на него меньше часа, а к лежавшим в сумке у Елены крыльям нетопырей добавилось еще двадцать семь штук. Следующие уровни должны были дать нам еще более щедрый урожай. Висящих гроздьями под потолком нетопырей я сбивал файерболами. Быстро, дешево, эффективно! Одного удара хватало, чтобы уничтожить большую часть стаи. А тех, которым удавалось выжить, и которые устремлялись к нам, я добивал огненными стрелами.

Второй ярус принес еще тридцать крыльев. Третий – сорок. А на четвертом, предпоследнем, я убил Прива.

Не рассчитал уровень обитающих на ярусе монстров, не учел природную защиту от магии, когда решил использовать заклинание из Магии Земли «Шрапнель», наносящее массовый урон от разлетающихся в разные стороны острых каменных осколков всем, кто встретится на пути. Расслабился. Слишком легко и быстро мы прошли первые три яруса. Решил за двумя зайцами погнаться, помимо выполнения задания Елены заодно и в Магии Земли уровень Грандмастера взять. Несколько раз проверил работу «Шрапнели» на третьем ярусе и остался доволен результатом – это заклинание четвертого уровня наносило даже больше урона, чем файербол, и на третьем ярусе подземелья оно уничтожало целые стаи нетопырей, не оставляя никого в живых.

Спустившись на четвертый уровень, я легко уничтожил первые три стаи, висевшие в длинном коридоре. Небольшие, с десяток особей в стае, никаких проблем они не вызвали. Все эти нетопыри умерли после первого же удара «Шрапнели». На маленькое количество врагов этого заклинания хватало с лихвой.

А вот дальше, когда мы вышли в большой зал и увидели свисающие с потолка гроздья летучих мышей, используемого мною заклинания оказалась недостаточно для быстрого и полного их уничтожения. Около десятка гроздьев было в этом зале и каждая гроздь, представлявшая собой отдельную стаю, включала не меньше тридцати нетопырей.

Пройдя чуть вперед и оставив Прива с Еленой в нескольких метрах позади себя, я выбрал ближайший выводок летучих мышей и начал кастовать заклинание. По моим прикидкам урона от одной «Шрапнели» вполне должно было хватить на уничтожения стаи из тридцати голов. Его бы и хватило, если бы у этих нетопырей не было сопротивления Магии Земли. Как потом я выяснил, у живущих на этом ярусе нетопырей было тридцатипроцентное сопротивление этой магии.

После применения заклинания только половина нетопырей из выбранной мною стаи осыпалась мертвыми тушками на пол. Остальные, израненные, бросились в нашу сторону – след от выпущенных мною каменных зарядов четко показал им, откуда была произведена атака. С помощью «Катюши» я, наверное, успел бы добить и этих подранков, одного выстрела хватило бы на любого из выживших нетопырей, но, что стало для меня полной неожиданностью, с места сорвались и все остальные стаи летучих мышей.

– Прив, бежим! – крикнул я, выпуская с рук заклинания «Катюши». Одного взгляда на ринувшиеся на нас тучи нетопырей хватило, чтобы понять, что у нас нет никаких шансов выстоять против них. – Елена, назад! Возвращайтесь на предыдущий уровень!

Я мог накинуть «Скрытность», но тогда вся эта летучая армия устремилась бы за Привом и бегущей перед ним Еленой, и я решил отвлечь нетопырей от них.

«Прыжок»!

Преодолеваю в прыжке тридцать метров, больше не нужно. Это позволяет мне немного оторваться от стаи и, при этом, не выпасть из ее поля
Страница 17 из 27

зрения. Задние нетопыри, может, и не видели меня, но это было уже не важно – они полетят вслед за передними. Тридцать метров вдоль одной из стен, окружавших этот зал. Начинаем бег по кругу.

– Эвери, а как же ты! – услышал я испуганный крик Елены. – Мы не оставим тебя!

Только этого мне не хватало! Она что, решила вернуться? Что за глупость!

– Прив! Тащи Елену наверх!

– Понял, босс! А как же ты?

– Прив, не тупи! – эти слова я прокричал уже в очередном прыжке. – Я бессмертный! Если со мной что-то случится, встретимся на поверхности, у входа в подземелье!

– Эвери!

– Прив, уноси ее отсюда!

Я приземлился и, мельком оглянувшись, понесся вдоль стены. Через полсекунды очередной прыжок. Туча нетопырей, вытянувшаяся клином, послушно летела за мной. Не отставала, но и догнать не могла.

Поиграем!

«Прыжок»!

Это я пока прыжками по тридцать метров прыгаю, а ведь могу и на все восемьдесят прыгнуть, как раз от стены до стены в этом зале столько будет. Оторвусь! Дождусь, пока Прив с Еленой уберутся отсюда, и оторвусь.

– Эвери!

– Прив, да уведи ты ее, в конце концов!

– Босс, она дерется! За стены цепляется!

«Прыжок»!

– Хватай ее и волоки отсюда!

– Не-е-ет! Эве-е-ери!

«Прыжок»!

Даже без «Скрытности» смогу оторваться. И так не догонят.

«Прыжок»!

Еще половину зала обежать и можно будет тоже прыгать к коридору, нырять в него и выбираться на верхний ярус. Если эти летучие твари и полетят вслед за мной, там можно будет их у лестницы встретить. Она узкая, удобно оборону держать.

«Прыжок»!

А можно и не выбираться отсюда. Прыгну метров на пятьдесят, нырну в «Скрытность», выпаду из их поля зрения, и спокойно, не торопясь, с чувством, с тактом, с расстановкой кастану «Инферно» на весь зал. Хоть он и большой, но урон у «Инферно» такой, что ни одна крылатая сволочь не выживет, даже будь их здесь в десятки раз больше.

«Прыжок»!

Приземляюсь у стены пещеры, противоположной к входу в нее, а напротив, через зал, коридор, по которому мы пришли сюда. До него около восьмидесяти метров, то что надо! Ни Прива, ни Елены не видать. Бросаю взгляд в сторону. Нетопыриный клин по-прежнему летит на меня. Пора заканчивать эти пляски.

«Прыжок»!

Восемьдесят метров. Опускаюсь на пол возле выхода в коридор, заглядываю в него на всякий случай. Никого не видать. И не слыхать. Очень хорошо! Все-таки удалось Приву увести отсюда Елену. Ну, теперь у меня руки развязаны. Теперь мы посмотрим, кто здесь самый крутой парень.

Сначала наложу на себя «Огненный щит». Стопроцентный иммунитет к огню и Магии Огня, это у меня на одной чаше весов. А на другой – «Подавление защиты от Магии Огня» и тоже стопроцентное. Что из них пересилит? Форум я полистал. Там большинство твердит, что подавление работает только против сопротивления магии, иммунитет оно не затрагивает, но нашлась парочка и других мнений. Так что сейчас и проверим, кто прав, а кому по сусалам следует надавать за ложную информацию. «Огненный щит», дающий девяностопятипроцентное сопротивление магии Огня мне сейчас тоже совсем не помешает. Потом подниму логи, посчитаю все и выясню, какой урон по мне был нанесен, сколько его было урезано, да и был ли он вообще.

Вот так! Готово! А теперь «Инферно»!

Времени на его применение мне потребуется чуть больше секунды. Базовое время каста у заклинаний пятого уровня составляет пять секунд, но я упился эликами, в том числе и тем, что в два раза снижает время каста. Остальное время сокращают мои бонусы за «Интеллект». Одна целая секунда и одна ее десятая уйдет у меня на каст. Может, две десятых, нет времени высчитывать более точно, да и желания нет, и так чувствую, что не больше секунды и двух ее десятых потребуется.

Каст!

– Эвери, держись! Я иду! – раздавшийся сзади одновременно с окончанием каста женский крик как ножом полоснул по моим нервам.

Что за…

Полыхнуло. Ярчайшая вспышка озарила огромный зал. Волна испепеляющего огня рванулась от меня во все стороны, мгновенно заполнив весь объем помещения. Часть раскаленного огненного вала ушла за спину, в коридор…

* * *

– Он несся за мною, но ты же знаешь, скорость у него маленькая. У меня у самой она небольшая, но у Прива вообще просто смех один. Догнать меня он никак не мог, – Елена всхлипнула. – Как ему удалось это сделать, я не представляю.

Я сидел рядом с нею на одной из каменных скамей, стоявших вдоль стен, и пинал валявшееся на полу передо мной крыло нетопыря. Множество таких крыльев было разбросано по всему залу. «Полсотни, не меньше», – отметил я про себя и сказал вслух:

– Бестелесность.

– Что? – Елена, кулачком утирая слезы, взглянула на меня.

– Бестелесность, – повторил я. – Есть у Прива такое умение. Так, в обычном своем состоянии, он вполне материален, хоть и привидение. Бестелесным он становится, только когда сознательно применяет это умение, и тогда он становится очень быстрым.

– А, понятно, – Елена шмыгнула носиком. Помолчала. Опять утерла слезы сжатой в кулачок рукой. – Зато сил у него много. Как он схватил меня! Как швырнул назад! Я думала, что я так и буду лететь и никогда не упаду.

Она опять замолчала. Надолго. Сидела рядом и смотрела, как я пинаю крыло нетопыря, лишь изредка утирая слезы.

Я прислонился спиной к стене и прикрыл глаза. Без всякого окна интерфейса передо мной выскочила недавно прочитанная мною информация о нетопыре. Я нашел нужную строчку и еще раз просмотрел ее. Сопротивление Магии Воздуха – десять процентов, сопротивление Магии Воды – двадцать процентов, сопротивление Магии Земли – тридцать процентов, сопротивление Магии Огня – целых сорок процентов.

Не помогло им сопротивление Магии Огня. А вот сопротивление Магии Земли… Сколько раз я говорил себе – проверяй инфу существа, на которое нападаешь? Сколько раз я забывал про это правило? Сколько раз попадал из-за этого в критические ситуации? И сколько раз еще попаду?

– Не помогли им эти сорок процентов, – пробормотал я, открыв глаза, и обвел взглядом остывающие стены, во многих местах дымящиеся, а кое-где еще и светящиеся багровыми отблесками. Каменную лавку, на которой мы сидели, мне специально пришлось остужать Магией Воды.

Елена всхлипнула.

– Как он сумел спасти меня, я не представляю, – в который раз повторила она.

Я пожал плечами:

– Все просто. Применил «Бестелесность», догнал тебя, вернул прежнюю форму, материальную. Схватил и отбросил. Сил у него достаточно. Я почти все его статы ему в «Силу» распределял.

Даже не будь у меня стопроцентного «Подавления защиты от Магии Огня» нетопыри не пережили бы «Инферно». Слишком мощное заклинание. Слишком убойное. Если бы не иммунитет к огню и огненной магии, мне, с моим уровнем здоровья, никакой «Огненный щит» не помог бы.

– Все просто, – повторил я. – Вот только применять «Бестелесность» он может только по моей команде. Или с моего согласия.

И опять мы надолго замолчали, каждый думая о своем.

– Может, уже призовешь его? – робко спросила Елена спустя какое-то время. – Меня ты уже отчитал. Как ты орал на меня, как орал! Никогда бы не подумала, что ты можешь так орать.

– Скажи спасибо, что не убил, – буркнул я. – Было такое желание. Как я удержался, одним богам известно.

– Прости. Я испугалась, что произойдет как там, в Пещере тысячи эх – я стою наверху, а внизу
Страница 18 из 27

гибнет моя группа. Я слышу это и не могу помочь. Второй раз я такое не пережила бы. Я лучше сразу умру. Потому и вырвалась из рук Прива и побежала к тебе.

Я вздохнул:

– Да понимаю я все. Единственное, чего я не понимаю, это как бороться с вами, с женщинами? Как вбить вам в головы, что и когда надо делать? Думаю, что этот квест выполнить вообще нереально. Наверное, и богам это не под силу, иначе они бы вас такими не создали. Бестолковыми такими.

Елена сначала надулась, бросив на меня сердитый взгляд, а потом снова захлюпала носом.

– Не сердись, Эвери, ладно? Призови Прива. Я хочу повиниться перед ним. Как я буду в глаза его смотреть, не представляю.

И она закрыла лицо руками. А я начал читать заклинание призыва.

* * *

– Сколько?

– Почти пять с половиной сотен, – ответила Елена. – Еще один, максимум два спуска в подземелье и наберем тысячу. В любом случае, за сегодня успеем.

– Нет, – я покачал головой. – Сегодня мы спустимся вниз еще только раз. Набьем сколько сможем и возвратимся на Кенол. Если не хватит, остальное добьем завтра.

– Но почему? – удивленно спросила Елена.

– Мы с боссом сегодня вечером идем в кукольный театр, – ответил вместо меня Прив. – Мы говорили уже об этом.

Прив все так же крутился вокруг Елены, как будто ничего не произошло. Как будто она не стала причиной его гибели. По-моему, он даже еще больше окружил ее заботой и вниманием – во время прохождения остатка четвертого яруса, всего пятого и битвы с боссом, огромным нетопырем сто шестидесятого уровня, Прив не отпускал Елену от себя ни на шаг. Иногда даже бесцеремонно хватал ее за плечи своими костлявыми руками и уводил подальше от места битвы.

– Ах, да! Я совсем забыла об этом, – Елена легонько стукнула себя по лбу. – А можно мне с вами? Я никогда не была в театре.

– Нельзя!

Возможно, я ответил излишне резко, Елена даже отшатнулась от меня. Я сбавил тон и пояснил:

– В этом театре тебе делать нечего, и ничего интересного там для тебя нет.

– Но почему? – опять спросила Елена, на этот раз осторожно, даже немного робко.

– Слишком ты впечатлительная. И добрая.

– Разве это плохо, босс? Может, возьмем ее с собой? Она ведь уже все поняла и не будет далеко отходить от нас и подвергать себя опасности. Правда, Елена? Ты ведь все поняла? И не будешь лезть на рожон?

– Конечно, поняла! И на рожон лезть не буду!

Я вздохнул:

– Там этого будет недостаточно. Извини, Елена, но взять в театр я тебя не могу.

– Но почему? – на этот раз вопрос задал Прив. И в голосе его прозвучало даже некоторое возмущение.

– Я уже ответил – Елена слишком впечатлительная!

– Да что там такого в этом театре, что туда нельзя впечатлительным?

– Хочешь знать? Хорошо. Спускаемся в подземелье. По пути расскажу. Не будем терять времени.

На этот раз я оставил Елену далеко позади себя, под присмотром Прива. Накладывать бафы она сможет и на таком расстоянии. Сорок метров, стандарт. Зато у меня душа будет спокойна. И безопасно, и дроп обильный, и опыт набирается, уровни потихоньку капают, что у меня, что у Елены. А еще и навыки в магии она качает, да и я от нее не сильно отстаю – первые три этажа решил все-таки исключительно на заклинаниях земной магии пройти. Но информацию монстров просматривать я не забывал. Пусть и уже знакомое подземелье, но подстраховаться не помешает.

– И что, «Триада» терпит такое безобразие в своем городе? – спросила Елена, выслушав мой рассказ о кукольном театре.

Я усмехнулся.

– Не просто терпит, а еще и радуется этому.

– Но почему?

Замучили меня сегодня этим вопросом уже.

– Потому, – очередной рой «Шрапнели» унесся к потолку, к очередной грозди нетопырей, – что заканчивается на «у».

Вы нанесли 1 000 000 единиц урона Магией Земли.

Ваше мастерство в Магии Земли повысилось.

Текущий статус: Грандмастер.

Урон от заклинаний Магии Земли: + 100 %.

Время применения заклинаний Магии Земли: – 0,1 секунды.

Вы достигли максимального уровня мастерства в Магии Земли.

Вот и в последней из своих магий я достиг высшего уровня. Теперь я пятикратный Грандмастер. Круто, что тут скажешь! И это, только если по навыкам считать. А с профессиями Алхимика и Заклинателя так вообще семикратный Гранд. Из навыков у меня остались недоразвитыми владения посохами и кинжалами. В посохах я Эксперт, не сегодня, так завтра уровень Мастера получу, немного осталось. А вот в ножах, стыдно сказать, я всего лишь Адепт, и когда займусь прокачкой этого навыка, не представляю.

– Ну, Эвери! Ну, скажи! Ну, интересно же!

– Босс, не тяни! Рассказывай!

Еще один удар «Шрапнелью» и пара крыльев нетопырей добавилась к нашей коллекции.

– Вот скажи, Елена, – обратился я к девушке, – откуда все берут артефакты?

– Ну, – задумчиво протянула Елена, – говорят, их иногда можно выбить из монстров. Случайно. И редко. Очень-очень редко. Хотя, наверное, это миф.

– Это миф, – сказал я. Хотя слухи о том, что кто-то где-то выбил из какого-то супер-пупер крутого босса локации артефакт, я тоже слышал пару раз. – Ну, допустим, что не миф. А где еще?

– Еще-е-е, – опять задумалась Елена. – У бродячих торговцев можно купить. И на странствующих ярмарках.

– А они откуда берут артефакты?

Над этим вопросом Елена задумалась надолго. А я, радуясь передышке, опять оторвался подальше от нее с Привом и поспешил уничтожить побольше нетопырей, пока она не выпала из задумчивости и опять не приблизилась.

– Не знаю, – удивилась своему ответу Елена.

Такая изумленная у нее была мордашка, что я невольно рассмеялся.

– Не обижайся, – заметив изменившееся выражение ее лица, сказал я. – Никто не знает. Пытались отследить их караваны, даже отдельных торговцев захватывали, но так ничего и не выяснили. Только сделали несколько выводов.

– Каких? – одновременно спросили Прив и Елена.

– Элементарных, Ватсон! – я изобразил руками «кыш», отгоняя слишком близко подошедших ко мне спутников. – Элементарный вывод: где-то есть артефакторы, создающие эти артефакты.

И рассмеялся, увидев возмущенное лицо Елены, и не менее возмущенные глаза-блюдца Прива.

– На самом деле, мы, бессмертные, пришли к выводу, что таких артефакторов в мире очень мало. Единицы. Нас, при появлении в этом мире, учат разным навыкам, профессиям и специализациям, но нигде нет наставника, обучающего навыку артефакторики, навыку создания артефактов.

Еще один каст «Шрапнели», еще одной стаей нетопырей стало меньше и одним крылом у нас стало больше.

– Вот и представь себе, как радовался Дракон, глава «Триады», когда обнаружил в своем городе единственного известного Грандмастера Артефактора! И ты хочешь, чтобы он отказался от этого источника богатства и силы?

– Но ведь гибнут люди! И не только люди!

Я промолчал, сделав вид, что разглядываю очередную гроздь нетопырей на потолке.

– Неписи! Гибнут неписи, – проворчал Прив. – Такие, как мы с тобой, Елена. Так они нас называют, не знаю, что это значит. Этому Дракону, похоже, наплевать на гибель таких, как мы. Бессмертные все такие!

– Прив, я давал тебе повод так думать? Что с тобой вообще происходит? – я остановился и пристально посмотрел на него. – Ты сам на себя не похож. Ты даже дроп не собираешь, только крылья. На тебя это не похоже.

– Дроп? – переспросил Прив. А потом, словно вспомнил
Страница 19 из 27

что-то, всполошился. – Как это, не собираю дроп? Как это я мог упустить это? Босс! Надеюсь, ты-то его собираешь?

– Собираю, собираю, – успокаивающе махнул я рукой. – Не весь, только самое ценное. И деньги. А ты меньше вокруг Елены вертись и больше по сторонам поглядывай!

– Эвери! – воскликнула Елена. – Что ты такое говоришь? Как ты можешь! Ты же сам поручил ему приглядывать за мной!

– Все! Успокойтесь. Спускаемся на следующий ярус.

* * *

– Сколько?

Мы стояли перед входом в пещеру, Прив посматривал по сторонам, а я любовался Еленой, сосредоточенно пересчитывающей нашу добычу.

– Тысяча двенадцать. Перебор! – улыбнулась Елена. – Жаль, что Храм только тысячу крыльев примет. Таков порядок. Так бы можно было на дополнительную награду рассчитывать.

– Повезло, не надо еще раз вниз спускаться. А лишние крылья на аукцион выставишь. Они не дешевые и спрос на них постоянный, – ответил я, одновременно вытаскивая из кармана артефакт «Колодец маны». В другую руку я взял флакон с эликсиром маны, заранее припасенный специально для такого случая. Мгновенье, и миллион единиц маны переливается в артефакт, а прозрачный шарик в клюве журавля приобретает ярко-синий оттенок. – Возвращаемся на Кенол. Мана для портала у меня теперь есть, не надо будет тратиться на перевозчиков. Могу черпать ее из этого колодца, как будто это мой собственный резерв.

– Босс, раз мы на Сараке, может, прыгнем в лагерь дагонцев-мятежников? Там же куча нашего дропа лежит! Давно лежит! Уведут же!

– О! Вот теперь, Прив, я узнаю тебя! Вот таким, Прив, ты мне больше нравишься!

– Так что? Так, значит, прыгаем?

Я открыл окно интерфейса и посмотрел на время. Кивнул.

– Прыгаем! Время до премьеры еще есть. Елена, ты не против немного поскакать по Сараку? Составить нам компанию?

– С удовольствием! С тобой интересно!

Создаю портал. Пропускаю вперед Прива, затем сам шагаю в него, а вслед за мной и Елена.

Перед нами высится знакомая куча хлама. В стороне виднеется лагерь мятежных дагонцев. Пустой и заброшенный. Похоже, с прошлого нашего посещения этого места здесь ничего не изменилось. И никто здесь не появлялся.

– Тысяч на двадцать. Максимум, на двадцать пять, – сказал я, оценивающе разглядывая нагромождение собранных в кучу вещей. – И стоило, Прив, прыгать сюда ради этой мелочовки?

– Совсем зажрался! – возмутился Прив. – Помнится, совсем недавно каждый медяк считал! А сейчас двадцать тысяч ему не деньги! Берем все! Ничего не оставляем!

Прив ухватил первые попавшиеся шмотки, по одной в каждую руку, и трепетно прижал их к груди.

Я только улыбнулся про себя своей удачной маленькой провокации. Надо периодически встряхивать моего меркантильного друга. От таких вопросов он быстро приходит в себя.

– Лен, как у тебя с местом в рюкзаке? А то ко мне все это не влезет. Не хотелось бы еще раз сюда прыгать, время терять. У нас же премьера скоро.

– Еще много есть! Половина этой кучи поместится.

– Отлично! А другую половину возьму я.

Мы быстро опустошили поляну, и я, прежде, чем открыть портал на Кенол, опять посмотрел на время. Времени до начала спектакля в кукольном театре оставалась еще много.

– Друзья, раз мы оказались на этом материке, то не воспользоваться ли подвернувшейся оказией и не заскочить ли нам в Храм Воздуха? Много времени это не займет. Получу по-быстрому задание и сразу же вернемся на Кенол. А выполнением его потом займусь, как свободное время появится.

Елена с Привом переглянулись и согласно закивали.

– Прыгать придется два раза. Сначала в деревню морлоков переместимся, скинем шмотки в местный магазин. А уже оттуда отправимся к Храму Воздуха, – сказал я и открыл окно портала.

– Что здесь произошло? – Елена, вышедшая из портала, испуганно осматривалась по сторонам.

– Война здесь произошла, – хмуро ответил я, тоже вертя головой и рассматривая окрестности.

Сарагоски больше не существовало. Может, это было и не самое крупное поселение в мире, но далеко и не самое маленькое. Сотни домов, пара тысяч жителей. Магазин, причал, таверна. Здание Гильдии перевозчиков. Не каждая деревня может похвастаться такими богатствами, а Сарагоска могла.

Сейчас ничего этого не было. Деревня была просто стерта с лица земли. Вот здесь, напротив того места, где мы стояли, когда-то располагался двухэтажный магазин водопоклонников. Сюда съезжались герои со всех уголков мира, чтобы прикупить Редкие предметы. Теперь о бывшей здесь когда-то торговой точке напоминала лишь груда щебня, зола и остатки обгорелых бревен.

И то же самое было везде, куда только падал взгляд. Разруха и запустение.

– Морлоки, – сказал Прив и показал куда-то мне за спину.

Я оглянулся. Несколько морлоков, числом чуть больше десятка, копались в развалинах. Неужели это все, что осталось от жителей деревни? Первым моим желанием было подойти к ним, поговорить, выяснить, уцелел ли кто еще, но оно быстро пропало. Моя вина ведь тоже есть в случившемся несчастье. Это ведь из-за меня сюда пришли представители «Триады» и «Самураев». Пришли и устроили здесь войну, вылившуюся в бойню для местного населения. Сами-то они потом возродились, а от многотысячной деревни осталось только несколько морлоков.

– Пошли, – я устало махнул рукой.

Вдалеке виднелись каменные стены разрушенного здания. Бывшая Гильдия перевозчиков. Интересно, есть там сейчас кто-нибудь? По идее, перевозчики должны работать, даже если здание Гильдии разрушено. «И в дождь, и в снег…». Гильдия перевозчиков работает всегда.

Я оказался прав. Среди развалин бывшего здания Гильдии одиноко сидел несчастный маг и скрашивал свою судьбу бутылочкой какого-то, судя по донесшемуся до меня аромату, низкопробного пойла. Обломки кирпичей, грязь и мусор повсюду, только камень стационарного портала сиял чистотой.

– Нам к Храму Воздуха, – сказал я. Посмотрел на печальную рожу мага и, сам толком не поняв своего порыва, создал бутылку великолепного вина. – Держи. Это вино вселяет оптимизм. Выпей и наведи здесь порядок, ты же маг! А это пойло выбрось.

* * *

Храм Воздуха располагался в горах, в небольшой долине, продуваемой всеми ветрами. Четыре ущелья вели в эту долину и самостоятельно пройти по ним было невероятно сложно – мощные потоки воздуха просто сбивали путника с ног, подхватывали его и волокли в долину. А там ветер из ущелья, столкнувшись с такими же потоками воздуха, вырывающимися из других ущелий, поднимался вверх, завихряясь вокруг высокой и тонкой скалы, столпом стоявшей в самом центре долины.

Внутри скалы была пробита винтовая лестница, поднимавшаяся до самой вершины. На вершине скалы располагалась небольшая площадка, плоская и гладкая, словно отполированная умелым мастером. Сейчас на этой ровной и гладкой поверхности сидели мы втроем – я, Елена и Прив – и восторженно любовались буйством стихии. Ни один волосок у нас не шевелился, ни малейшего дуновения не чувствовали наши тела.

– Глаз бури, – произнес Прив.

Я согласно кивнул.

Мы находились в эпицентре мощнейшего урагана. А вокруг нас бушевал смерч. Чистейший воздух крутился вокруг – все, что можно было подхватить в долине и ее окрестностях, давно уже было подхвачено, заброшено смерчем на умопомрачительную высоту и выброшено далеко за пределы долины – и
Страница 20 из 27

нам казалось, что этот воздух превратился в монолитную стену, окружающую нас. Сила стихии потрясала.

– Что? – переспросила Елена.

– Такое место, в самом центре смерча, называется «глаз бури». Тут тихо и спокойно, а рядом, в одном шаге от тебя, бушует неукротимая стихия. Только позволь ей коснуться себя, и она разорвет тебя на мелкие кусочки, сотрет в порошок.

Я встал. Смотреть на эту могучую стену воздуха, ревущую в шаге от тебя, и восхищаться ее силой, можно бесконечно, но нас поджимало время.

– Спускаемся!

Гильдия перевозчиков располагалась в одной из окружавших долину скал. Вся испещренная норами, эта скала служила гнездовьем для тысяч гарпий. Мы почти подошли к ней, когда перед нами опустилась крупная птица с надменной женской головой. Я отвесил ей глубокий поклон.

– Мне рассказывали про тебя, – сказала она, когда я выпрямился. Глаза ее были холодны. – Паломничество по Храмам Стихий – достойное дело. Я рада, что ты наконец добрался и до нашего Храма.

Она указала крылом на торчавший в центре долины каменный столб, с которого мы спустились несколько минут назад.

– Ты видел. Ты почувствовал. Ты осознал. Скажи одним словом, что ты понял?

– Мощь, – ни секунды не раздумывая и не сомневаясь сказал я. – Чистая, холодная, равнодушная и неудержимая мощь.

– Хорошо, – довольно произнесла Верховная жрица.

Мне показалось, или в ее глазах действительно стало чуть больше теплоты?

Ваша репутация среди поклонников Воздушной стихии улучшилась.

Текущая репутация: Благосклонность.

Вот так! Ничего еще не сделал, только дал правильный ответ, а репутация скакнула на целый уровень! Всегда бы так!

– У меня есть к тебе небольшая просьба, – сказала гарпия. – Нам нужен мед ветреных пчел. Совсем немного. Маленький бочонок. Не мог бы ты достать его для нас?

Внимание! Вам доступно задание «Мед ветреных пчел».

Вам необходимо добыть бочонок меда ветреных пчел и передать его Верховной жрице Храма Воздуха.

Награда за выполнение задания: вариативна.

Желаете принять задание?

Да/Нет.

Слегка огорченный, я согласно киваю гарпии и мысленно даю подтверждающую команду, принимая задание.

– Не везет нам с тобой, Прив, на задания от жрецов храмов стихий, – сказал я как только мы распрощались со жрицей.

– Почему, босс?

– Почему, Эвери?

Два вопроса прозвучали одновременно.

– Да потому, что все получают за эти задания Легендарные вещи, а нам все время достается какая-то ерунда.

– Ну, босс, ты не прав! Детеныш Кракена совсем не ерунда!

– Детеныш – это да! И рецепт эликсира тоже не ерунда. Но вот это задание – полная ерунда! Хорошую награду за него не дадут. Слишком легкое и простое. Сгонять на Брею, если есть деньги, набрать бочонок верескового меда и принести его сюда. А если нет денег на телепорт до Бреи, то мед можно и на Кеноле достать. Правда, там все ульи ветреных пчел контролируются кланами. Придется идти с кем-то на конфликт. Или, в крайнем случае, можно засесть на аукционе и дождаться, когда кто-нибудь скинет на него вересковый мед, – я нахмурился и с досадой покачал головой. – Нет, за такие задания Легендарки не дают.

– Босс, так, может, не будем тогда откладывать этот квест? Смотаемся по-быстрому за медом? Перевозчики вмиг на Брею перекинут, – питомец кивнул на выбитый в скале вход в Гильдию перевозчиков, неподалеку от которого мы стояли. – Собираем мед, доставляем сюда и спокойно занимаемся дальше своими делами. Если это, конечно, так просто, как ты говоришь.

– Просто, но дорого! Это внутри материка услуги Гильдии перевозчиков копейки стоят, а межконтинентальные перелеты не каждому по карману. Так что не сегодня, Прив. В другой раз. Да и времени сейчас нет, скоро премьера, а я еще с напарником не договорился.

– Эвери, а почему премьера? – задала вопрос Елена. – Если, как ты говоришь, каждый раз там всегда одна и та же постановка?

– Не знаю, – я пожал плечами. – Когда «Триада» строила свой город и туда начали заселяться неписи… э… коренные жители этого мира, к Дракону пришли бродячие артисты и попросили разрешение открыть в его городе кукольный театр. Дракон разрешение дал, только поставил условие – приносить ему по два билета на каждую премьеру. Зачем ему были нужны эти билеты, я не знаю. Он со всех неписей, селившихся в городе, что-то требовал. Видать, с бродячих циркачей нечего было взять, так он решил хоть контрамарки на спектакли поиметь.

– Понимаю, – кивнула Елена. – С паршивой овцы хоть шерсти клок.

– Именно так, – согласился я. – Раньше спектакли в театре шли каждый день, а с тех пор, как его прокляли, всего один раз в месяц. И каждый раз Дракону во дворец приносят билеты. На двоих.

– Вот как! Тогда понятно, почему для них каждый спектакль премьера. Целый месяц готовятся к спектаклю, естественно, надо отыграть его так, как будто это в первый раз. Наверное, в таком случае, они и все остальные билеты раздают только важным персонам?

– Нет. Остальные билеты продаются в кассе, любой может их купить. Любой, кроме бессмертных. Для бессмертного единственная возможность проникнуть внутрь – это воспользоваться контрамарками Дракона. Иначе никак. Когда в городе стали пропадать его жители и выяснилось, что все они перед исчезновением собирались на спектакль в кукольный театр, «Триада» пыталась попасть внутрь. И ничего у нее не получилось. Воля богов! Хотели было уничтожить театр, но тут как раз Дракону билеты принесли, очередное приглашение на премьеру. Вот он и пошел туда. С Госпожой Вонг. А вернулись они оттуда через круг возрождения.

– Убили его там? И ее? – спросил Прив. – Ничего себе! У него же триста пятидесятый уровень! Ты говорил как-то. Это какие же там куклы-зомби, что смогли такой уровень завалить?

– А, ерунда там зомби, – небрежно махнул рукой я. – Сорокового уровня, у некоторых пятидесятый. Плюс-минус. Не в зомби дело.

– А в ком?

– В Кукольнике. Кукольник их убил. Все! Давайте в портал, – я указал рукой на открытое мною окно портала. – На площади перед банком выйдем. Тебя, Елена, мы до твоего храма проводим.

– Что я, сама не дойду? Это по мирному-то городу? – возмутилась Елена. Но потом сменила гнев на милость. – Ну ладно. Я не против, чтобы вы меня проводили. Если вас это не сильно затруднит.

– Не затруднит. Нам по пути, – я сделал вид, что не заметил ее довольной улыбки. – Домой надо заскочить, кое-что захватить. Да и надо на всякий случай обновить элики и свитки в рюкзаке.

* * *

– Алло! Привет, зая! Какие планы на сегодняшний вечер?

– Опять в ресторан хочешь пригласить? – я почувствовал, как улыбнулась Оксанка.

Звонил я ей прямо из игры, все-таки сделал себе эту опцию – не вылезая из капсулы и не покидая игру иметь возможность связаться по телефону с внешним миром. Увы, но только по телефону, воспользоваться скайпфоном я не мог, такую услугу владельцы игры пока еще не предоставляли. Надеюсь, что только пока. Так что видеть Оксанку я не мог, но, как она улыбается, я чувствовал по ее мурлыкающему голосу.

– Я не смогу сегодня. У меня на вечер запланировано кое-что. Давай завтра сходим?

– Как не можешь? – усмехнувшись, придал я суровые нотки своему голосу.

Запланировано у нее, видите ли, кое-что. Да она просто еще не знает, куда я ее хочу пригласить! Узнает, сразу
Страница 21 из 27

про все свои планы позабудет.

– Милый, ну не сердись, – замурлыкала Оксанка. – Я правда не могу сегодня.

– Да я и не сержусь. И совсем не в ресторан я хотел тебя позвать!

– А куда? – в голосе явно прозвучали нотки любопытства.

– Отгадай с трех раз, – я самодовольно улыбнулся.

– Ну, Сереж! Скажи. Хотя я все равно сегодня не смогу. Давай завтра?

– Да что у тебя за дела там? Что за секрет?

– Никакой не секрет! У меня рейд сегодня!

– Тю! Всего лишь! Я-то думал, там что-то серьезное, а это всего лишь какой-то рейд. У меня есть предложение получше!

– Вовсе не «какой-то»! Рейд в сто человек! Все выше трехсотого уровня. Знал бы ты, чего мне стоило прибиться к ним!

– Ого! На кого нападаете, валькирии? Войну, что ли, решили замутить? За фрагами в земли Света отправляетесь? Зачем столько народу? Да еще такого уровня?

– В Черный город идем. На босса!

– Ничего себе, – я даже присвистнул. – И что, думаете, завалите его?

– Не знаю. Я вообще об этом не думаю. У меня другие планы. Надеюсь, пока все с боссом будут биться, я смогу наконец-то свой квест сделать. А то уже несколько месяцев он висит, все никак не выполню его.

– Что за квест? – нахмурился я. Квест, выполнить который надо в Черном городе, не может быть рядовым квестом. – Только не говори, что эпик!

– Эпик.

У меня в груди все похолодело.

– Откуда у тебя Эпический квест? Ты что, все репы прокачала? Да ну, не верю! На твоем уровне это нереально. Фракционную репу как качала?

– Вполне реально, если очень захотеть. А я очень хотела. Я с самого начала их качала, с момента регистрации. Моталась, как сумасшедшая. От других нужных реп отказалась. А фракционка – у меня почти шесть тысяч фрагов! Плюс квесты на фракционную репу все сделала. Плюс еще много всего по мелочам. Все форумы перерыла, все, что нашла, – все сделала.

Я уныло слушал ее. От Эпического квеста не отказываются. Хотя, может, возможность получить артефакт перевесит Эпический квест? Попробую соблазнить.

– У меня есть билеты в кукольный театр. На двоих.

На том конце провода затихли.

– Когда спектакль? – наконец услышал я голос Оксанки.

– Сегодня. Меньше часа до начала осталось.

Опять тишина. Чувствую, как задумалась Оксанка, напряженно просчитывает варианты. Взвешивает все.

Настроение упало. Будь на ее месте я и выбирай между возможностью получить Эпическую вещь, любую, и возможностью получить артефакт, я бы, не сомневаясь, выбрал Эпическую вещь. Эпик работает всегда, от него в каждом бою польза. А вот артефакт…

А с другой стороны, квест никуда не денется. Его выполнить можно будет и завтра, и послезавтра, и через месяц. Вот только… Черный город…

– Нет, Сереж. Если я сейчас не смогу выполнить этот квест, я неизвестно когда смогу это сделать. И смогу ли вообще. Такие рейды в Черный город не часто собираются.

Да в Черный город вообще никто не ходит. Какой смысл, если там тебя все равно убьют? Не один год пройдет, прежде чем кто-то докачается до такого уровня, что сможет живым выбраться из Черного города.

– Да глупость этот рейд! – рявкнул я. – Уже давно никто туда не ходит и даже не пытается! Не смогут они завалить босса! Сколько их там, говоришь? Сотня трехсотых? Да он их в блин за десять минут раскатает.

– Мне этого времени хватит. Извини, Сереж. Я очень хочу попасть в кукольный театр! Я очень хочу составить тебе компанию, но знал бы ты, сколько сил я приложила, чтобы упасть на хвост рейду! Не могу я все сейчас бросить! Да и неизвестно, что там за артефакты предложат. А эпик – это всегда эпик. Плохих эпиков не бывает! А артефакт может и какой-нибудь ненужной фишкой оказаться. Я не могу рисковать так. Сереж? Ну, Сереж? Не обижайся, ладно? Сереж?

– Я и не обижаюсь, – сказал я и нажал на отбой.

В чем она права, так это в том, что эпик, это всегда эпик, а артефакт может оказаться и какой-нибудь ерундой. А может на порядок превосходить любой эпик. Тут не угадаешь.

* * *

– Алло?

– Привет! Что так долго трубку не брал?

– Да из рюкзака пришлось ее доставать. Сунул ее в карман куртки, а куртку потом в рюкзак запихнул. А трубку забыл вытащить.

– А ты где сейчас?

– В аэропорту. Рейс жду. Вон, уже посадку объявили.

Я закатил глаза. Неужели и тут облом?

– И ты, Брут?

– Я? Чего я? – не понял Валерка. – Почему Брут?

– В театр хотел тебя позвать. Кукольный. А ты улетаешь!

– Блин! Да, опять эта командировка, – начал оправдываться Валерка. – Все-таки отправили меня. В Магадан, блин! Сказал бы раньше, я, может, как-нибудь сумел бы отвертеться. А с твоей подругой что? Решил не брать ее? Ну, и правильно!

– Угу. Только теперь один билет пропадает.

– Да, жалко. Хотя, может, успеешь еще устроить аукцион невиданной щедрости – турне за кулисы кукольного театра. Наверняка, донатор какой-нибудь найдется составить тебе компашку.

Я глянул время.

– Не, не успеваю. Пока объяву на форум дам, пока ее прочитают…

– Ну, скажем, прочитают ее быстро. Через пять секунд уже стучаться тебе в почту будут.

– Будут-то будут, вот только неизвестно кто. Нубы всякие и прочая шушера.

– Не только они.

– Времени нет у меня выбирать спутника.

– Знаешь, что я тебе скажу? Плюнь ты на второй билет и иди сам. Все равно второй артефакт не тебе достался бы. Помнишь, как там у Хайяма? – спросил Валерка и сразу же, не дожидаясь моего ответа, пафосно продекламировал: – Два важных правила запомни для начала – ты лучше голодай, чем что попало есть, и…

– …и лучше будь один, чем вместе с кем попало, – невесело засмеявшись, продолжил я. – Ладно, придется, видать, так и поступить. Давай, спокойного полета тебе! Солнечному Магадану и всей Колыме привет!

Дежурный маг Гильдии перевозчиков посмотрел на меня поверх очков и сказал:

– Согласно соглашению между Гильдией перевозчиков и кланом «Триада», владельцем города Кван Тонг, телепортация в город осуществляется за пределы городских стен Кван Тонга. Вы согласны с этим условием?

– Согласен! Давайте скорее!

Опаздываю! Дернуло меня сделать небольшой круг и заскочить в храм Ренда, сбросить на алтарь лишний шмот. Пришлось поговорить с его жрецом, продемонстрировать вежливость. Иначе нельзя, иначе Ренд обидится и мало того, что репутация в минуса уйдет, так еще и та удача, что у меня есть благодаря навыку, тоже сойдет на нет.

– С вас тридцать золотых талеров.

Из портала я вышел в сорока метрах от городской стены, но все равно мне пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть ее украшенную остроконечными мерлонами вершину.

– Ого! Это какая же у нее высота? – спросил Прив, тоже задравший голову и смотревший вверх.

– Семьдесят метров, – ответил я, продолжая рассматривать усеянную узкими бойницами крепостную стену. – Чтобы воспользоваться «Прыжком» и запрыгнуть на стену, надо подойти к ней почти вплотную. Метров на двадцать, плюс-минус. Пифагор сказал бы точнее, но это не существенно, все равно прежде, чем сможешь прыгнуть, придется полсотни метров идти под огнем ее защитников.

– Семьдесят метров! – восхищенно воскликнул Прив. – Эти стены даже выше крепостных стен Цитадели Света! И как только они держатся, не рушатся?

– Горные тролли строили, они и не такое могут. Правда и берут дорого, – я опять запрокинул голову и посмотрел на вершину крепостной стены. – Да-а, в копеечку обошлось это
Страница 22 из 27

«Триаде».

Мы двинулись к городским воротам.

– Зато крепость получилась посильнее, чем Цитадель Света!

– Неа, – не согласился я. – В этом городе всего сотня тысяч неписей проживает, а в Цитадели полмиллиона. Соответственно и размеры у этого городка меньше, и количество защитников тоже. У некоторых кланов есть города и побольше, правда, таких высоких стен там нет. Но не стены главное в крепости. Главное – это защитники. Хватит глазеть по сторонам, Прив! Цепляйся за меня! Надо поспешить. Опаздываем!

Через пятнадцать минут, попетляв по узким улочкам Кван Тонга, мы вышли к широкой площади, на которой стоял кукольный театр. Я сразу же направился к одинокой фигуре, видневшейся неподалеку от его входа.

– Заставляешь себя ждать, Эвери? – триадец хмуро смотрел на меня. – Получилось? Сумел достал элик? Только не говори, что я зря тут торчу столько времени!

– Извини, Сай. Думаешь это так просто, что-то умыкнуть у «Серебряного рифа»? Еле-еле справился, – беззастенчиво солгал я, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Ну, практически никаких. – Потому и опоздал.

– Спектакль уже начался! Думал, ты не придешь.

На застывшем, словно камень, лице Сая не дрогнул ни один мускул. Если бы не слегка исказившийся голос, я бы так и думал дальше, что этому истукану все абсолютно все равно:

– Покажи!

– Сначала ты, – возразил я.

Сай бросил недовольный взгляд на меня.

– Не доверяешь? – процедил он, но, тем не менее, в руках его появился розовый картонный квадратик с синими разводами. – Билет в театр. На двоих.

Он демонстративно посмотрел по сторонам и спросил:

– Ты один?

– Хочешь составить мне компанию? – хмыкнул я и протянул руку к билету.

– Вот еще! – лицо Сая опять закаменело. Ухватить билет я не успел, Сай отстранил руку. – Теперь ты покажи эликсиры.

– Эликсир, – поправил его я. – Один. Больше достать не удалось. Все в рамках наших договоренностей.

И я показал ему флакон с переливающейся жидкостью. Я еще на входе в город взял его в руку. Из рюкзака его вор вытащить может, а вот из рук – нет. А в случае чего, опустошить флакон – мгновенное дело. Обмана или другого какого-нибудь подвоха от «Триады» я не ждал, но на всякий случай был настороже.

Сай, как и я в случае с билетом, вполне мог с такого расстояния разглядеть свойства эликсира.

– Значит, это правда, – задумчиво пробормотал триадец. – А нигде никакой информации об этом. Непонятно.

Он перевел взгляд на меня и спросил:

– А почему «Ловкость»? – и тихо, думая, что я не расслышу, пробормотал: – «Сила» была бы лучше.

– Не до выбора было. Какой получилось взять, тот и взял.

– Ладно, давай!

– Билет!

Сай насупился, кинул через плечо взгляд на двери в театр и повернулся ко мне.

– Держи!

Я взял билет и внимательно его осмотрел. Удивился. Перевел взгляд на Сая. Тот скривился.

– Сай, ты что? Хотел Дракона обмануть? Ты совсем на голову прибабахнутый?

– Не Дракона! – резко бросил Сай. – Дракон сказал принести флакон с эликсиром и все. Больше он ничего не говорил.

– А с виду такой приличный молодой человек, – укоризненно покачал головой я.

– Не нарывайся, – лицо триадца опять закаменело. – Давай пузырек.

– Какой такой пузырек? – округлил глаза я.

Я глазом не успел моргнуть, как Сай оказался рядом, прижавшись вплотную ко мне. Рука с пузырьком оказалась заломлена назад, а в подбородок мне уперлось острие кинжала.

– Отдай эликсир! – прошептал он мне в ухо, обдав горячим воздухом.

Я засмеялся.

– Сай, ты точно больной на голову. Чем ты хочешь меня напугать? Смертью? Своим ножичком? Значит, Дракон все же в курсе? Сказал принести эликсир? А я-то, было, уже подумал, что вся эта афера исключительно твоя инициатива.

– Отпусти его, Сай!

Так же быстро, как и подскочил ко мне, Сай метнулся в сторону и, прижав ладони у груди, согнулся в почтительном поклоне.

Я неторопливо отряхнул смятую Саем мантию, поправил ее воротник, сдул с плеча невидимую пылинку и медленно повернулся в сторону, откуда раздался властный окрик.

Поднес руку к голове и сделал движение, как будто приподнимаю несуществующую шляпу. Легкий наклон головы и скромное приветствие:

– Дракон.

Потом повернулся к его спутнице. Чуть более низкий наклон головы:

– Мадам Вонг.

Изобразил невинное выражение лица и по-светски поинтересовался:

– В театр собрались? Говорят, премьера уже началась. Рискуете пропустить увертюру. В этот раз обещают поистине грандиозное зрелище.

Одетый в сверкающие золотом доспехи воин хотел было сделать шаг ко мне, но его легким касанием остановила тонкая рука стоявшей рядом магессы.

– Добрый вечер, Эвери! – прозвучал мелодичный голос. – Можно взглянуть?

Я проследил за движением ее миниатюрного пальчика до зажатого в моей руке флакона с эликсиром. Перевел глаза на магессу и несколько секунд разглядывал ее. Говорят, именно она держит бразды правления кланом в своих нежных и ухоженных ручках. Очень на то похоже. По крайней мере, стоявший рядом с нею могучий воин, глава «Триады», терпеливо дожидался, пока она закончит разговор со мной.

Я поднял руку с эликсиром, держа его двумя пальцами, и сказал:

– Конечно, мадам Вонг.

И помотал флакончиком.

Правая бровь девушки вопросительно приподнялась и она удивленно взглянула на меня. Несколько мгновений пристально смотрела мне в лицо, а потом, что-то там углядев, улыбнулась и, слегка наклонившись, впилась глазами во флакон с эликсиром. Несколько длинных томительных минут она разглядывала флакон. Кажется, я вспотел, и рука вроде как подрагивать начала.

Что она там пытается высмотреть?

Наконец, Вонг выпрямилась. Легкая тень досады мелькнула по ее лицу и тут же скрылась. Наверное, мне показалось.

Быстрый обмен взглядами между Драконом и магессой. Удивительно, но, похоже, мне удалось расшифровать этот безмолвный диалог.

«Ну как? Получилось?» – легкое, чуть заметное движение бровей Дракона.

«Нет. Не вижу. Непонятно. Вроде все как обычно. Надо разбираться», – еще менее заметная, но гораздо более информативная гримаска на лице Госпожи Вонг.

– Мы заинтересованы в приобретении этого эликсира, – Дракон упер в меня свой взгляд.

Я молча наклонил голову, ожидая продолжения.

– Назови цену.

Да, заматерел, заматерел Дракон. Подзабыл те времена, как его на турнирной Арене гоняли. Правда, толпой в двадцать рыл, но, все равно, гоняли же! И я тогда тоже приобщился к этому славному делу. Давно это было, давно. Почти год назад. Жаль, в конце концов он нас всех поубивал. А теперь вот некому гонять его, а мне все некогда, все некогда.

– Билет в театр. Вот в этот, – я указал большим пальцем себе за спину. – На сегодняшнюю премьеру.

Я бы тоже забыл на его месте. Какой у него тогда был уровень? И не вспомню сейчас. А теперь у него триста пятидесятый. Опупеть, как говорит Валерка. Почти двадцать уровней отделяет его от следующего игрока в рейтинге. А это сотня статов. И еще два бонуса.

– Мы можем хорошо заплатить.

Впрочем, в его случае, уровни не самое главное. Сколько, интересно, он турнирных эликсиров выпил? Если на последнем турнире «Триада» три с лишним сотни пузырей взяла, то сколько из них досталось Дракону? Вдруг все? Это вообще будет двойной «Опупеть» тогда!

– Не интересует.

– Ты в моем городе!

– Я
Страница 23 из 27

переживу этот печальный факт.

– Не уверен! – грозный рык чуть не сбил меня с ног.

Нежная рука в перчатке из тончайшего синайского шелка опять касается плеча закованного в золотые латы воина.

Нет, все турнирные элики с прошедшего турнира ему не могли достаться. Слишком жирно будет для одного. Он хоть и глава «Триады», но там первая сотня клана тоже не прочь приобщиться к дележу пирога. Каждый хочет урвать свой кусочек. Манкировать интересами и желаниями первой сотни клана Дракон не будет. Но до чего же любопытно было бы взглянуть на его инфу, узнать, сколько у него в «Силе».

Опять быстрый обмен взглядами и резкий командный рык Дракона:

– Сай!

Все это время простоявший истуканом, застывшим в позе «зю», Сай выпрямился и подскочил ко мне. Протянул руку с зажатым в ней картонным прямоугольником.

Проверяю клочок картона. Оно! Тот самый, что Сай мне показал сначала, а не тот, подмененный, который он мне вручил потом, надеясь, что я не стану еще раз проверять его свойства. Наивный!

– Благодарю, Сай. Вы очень любезны!

Хотел еще добавить пару выражений, вполне приличных, даже где-то высококультурных, но опасно блеснувшие глаза Сая резко отбили у меня охоту делать это. Не стоит дергать рассерженного кота за хвост. Не стоит плодить врагов.

Поворачиваюсь к Дракону с Вонг и, не глядя им в глаза, бросаю:

– Я передам флакон с эликсиром сразу же, как только переступлю порог кукольного театра.

И будь что будет!

Краем глаза все же замечаю, как наливаются кровью глаза Дракона. Кажется, он сейчас взорвется! Тихий смешок и мелодичный голос не позволил ему сделать это:

– Сай, проводите господина Эвери до входа в театр!

Замечаю странный блеск, мелькнувший в глазах Сая. Воплощенная ненависть показала на мгновенье свое личико и тут же пропала. На меня с ожиданием смотрели равнодушные холодные глаза.

Интересно. Это ведь не я вызвал у него всплеск этой ненависти. Очень интересно!

Разворачиваюсь и легкой походкой иду в сопровождении триадца к двустворчатым дверям театра. Надеюсь, что походка выглядит легкой. На самом деле во мне все задеревенело.

– Сегодня не будет увертюры, Эвери, – слышу за спиной мелодичный перелив. – Сегодня будет обычная постановка, довольно пресная. В этом театре увертюра бывает раз в год и, конечно же, мы с Драконом никогда не пропускаем это, как ты говоришь, поистине грандиозное зрелище.

У меня мороз прошел по коже.

О боги! Как же мне повезло, что сегодня всего лишь обычная, довольно пресная постановка! Как же мне повезло, что сегодня нет увертюры.

– Лови, Сай, – сказал я, переступая порог театра. И бросил ему флакон с эликсиром.

Как только за мной закрылась дверь, я прислонился к ней спиной и тихо сполз на пол.

– Фух, – я вытер рукавом пот со лба. – В гробу я видел такие напряги!

– У тебя нет гроба, не обзавелся еще, – сказал Прив, сбрасывая невидимость. – Кстати, давно пора выбросить кровать из комнаты и приобрести полноценный саркофаг. А еще лучше завести себе нормальный склеп, как и положено любому нормальному личу.

– Кому что, а вшивому баня, – пробормотал я, поднимаясь. – Тут чуть голову не отвернули, а ты с глупостями лезешь.

– Да, кстати, босс, я так и не понял! Они что, хотели обмануть нас? Забрать эликсир и не отдать билеты?

– Не то чтобы очень хотели. Хотели бы – мы бы в театр не вошли. Эликсир я бы им, конечно, не отдал, сам использовал бы, это мгновенное дело, но в театр они нас точно не пустили бы.

Мы двинулись вдоль пустующего гардероба внутрь здания. Любой театр начинается с вешалки, и этот не был исключением. Единственное, что его отличало от театров в реальном мире, так это пустые вешалки. Никто не сдает вещи в гардероб в виртуальном мире, не стали этого делать и мы.

– А как тогда объяснить все это представление, что они устроили перед театром?

– Как, как! Элементарно! Не по нутру им было просто так вот взять и отдать такую ценную вещь нубу, у которого даже сотого уровня нет. Отдать, не сделав даже вялую попытку шугануть его. Нубу, за которым никто не стоит. Не будет же за меня вписываться «Серебряный риф» после того, как я украл у него этот элик, как они думают?

– Понятно-о, – протянул Прив. – Небольшая и ненавязчивая проверка на вшивость.

– Что-то вроде этого, – согласился я. – А так у них совесть спокойна. И все довольны: «Триада» получила элик, я билеты в театр. Обычно они такими глупостями не занимаются. Мелко для них слишком. Они этими билетами торгуют направо и налево. Кроме одного раза в год.

– Увертюры! – догадался Прив.

– Угу. Именно!

– Жаль, что сегодня не будет увертюры, – огорченно сказал Прив.

Я чуть не споткнулся от этих его слов.

– Прив, ты сам не знаешь, что говоришь! Вот только нам этой так называемой увертюры еще не хватало!

– Ты уже видел увертюру? – с удивлением спросил Прив.

– Видел. На роликах на форуме. Все три.

– На форуме?

– Да, я рассказывал уже тебе, что такое форумы.

– Зря вы пришли сюда, – раздался за нашими спинами тихий печальный голос.

Я резко обернулся. Залп «Катюши» готов был сорваться с моей вскинутой вперед руки.

Перед нами стояла наряженная в белоснежные одежды худая высокая фигура. Длинные рукава, украшенные кружевными манжетами, свисали до самого пола. Большие печальные глаза смотрели на нас с сожалением и даже с явным сочувствием.

– Ты напугал нас, Пьеро, – раздраженно сказал я.

Бледное лицо стало еще печальнее. Не уверен, что лицо обычного живого человека смогло бы так же полно передать глубочайшую, поистине вселенскую печаль, как смогла сделать это вырезанная из дерева кукла. Кровавая слезинка появилась в уголке ее глаза, скатилась по щеке и, сорвавшись, упала на белое одеяние.

– Жаль, – прозвучал голос, тоска в котором, казалось, пробирала до мозга костей. Пьеро перевел взгляд на мою руку, с которой в любой момент готово было сорваться заклинание, и медленно повторил: – Жаль, что вы удержали заклинание. Было бы лучше, если бы вы его применили. Было бы лучше.

Я смотрел, как кровавые слезы падают на белую ткань, быстро окрашивая ее сначала в красный, а затем в бурый цвет. Еще секунду назад это была прочная материя, а сейчас она на глазах превращалась в полусгнившее рубище, гниль постепенно расползалась по всей одежде, открывая прорехи, сквозь которые виднелось такое же полусгнившее тело. Запах разлагающейся плоти дотянулся до меня. И только лицо у стоявшей перед нами фигуры оставалось лицом куклы – вырезанным из дерева и раскрашенным краской. Бледным, гладким и печальным.

– Не дождешься, Пьеро! – прошипел я и опустил руку. – Не прошел твой номер! Никого убивать здесь я не собираюсь!

– Было бы лучше, – опять, словно не слыша меня, все так же неторопливо повторила эта полукукла-полузомби. – Для вас было бы лучше. Здесь, по крайней мере, выход рядом.

Его рука медленно поднялась и указала назад, где виднелись входные двери театра.

– Может, вам удалось бы убежать, – прошептал Пьеро. Кровавые слезы уже ручьями сбегали по его щекам.

– Мы не собираемся никуда бежать, – бросил я кукле. – Не за тем мы пришли сюда, чтобы сразу же убегать после глупой шутки глупой куклы. Пойдем, Прив!

Я спокойно повернулся спиной к Пьеро и зашагал к расположенному впереди залу, на другом конце которого
Страница 24 из 27

угадывались двери, ведущие в зрительный зал.

– Брр! – сказал Прив. – Жутковато как-то.

Со стороны коридора, полукругом охватывающего зал, раздался дробный цокот, заставивший нас напряженно замереть. Спустя минуту из-за поворота показался пудель и, стуча коготками по лакированному паркету, прошел мимо нас. В пасти его была зажата человеческая рука, ее конец волочился по полу, оставляя за собой кровавый след. Шкура пса, сшитая из серого бархата, на одном из боков облезла, открывая голые ребра и высохшие внутренности пса.

– Жутковатое место, – тихо повторил Прив.

Проводив глазами пуделя до тех пор, пока он не скрылся за поворотом, я аккуратно переступил через кровавую полосу и продолжил путь к дверям в зрительный зал. Взявшись за ручку, я бросил взгляд назад. Пьеро внимательно смотрел нам вслед. Слезы уже не капали из его глаз, и я увидел бледное лицо. Одухотворенное лицо, полное сострадания и печали. Деревянное. Как может дерево так ярко и полно передать одухотворенность? Я решительно повернул ручку и вошел в зрительный зал.

Длинные ряды кресел, полностью заполненные зрителями, убегали в стороны от протянувшегося от дверей до самой сцены центрального прохода. Там, на сцене, стояли три фигуры, закутанные в серые балахоны, и заунывно тянули одну ноту.

– Соль, – поморщился я.

– Что? – встрепенулся рядом Прив. – Где соль? Какая соль? При чем здесь соль?

– Нота «соль». Самая противная нота в октаве. Терпеть ее не могу. Набери в Гугле «самая противная нота» и сто процентов, что он выдаст тебе «соль».

– Гугле? – вопросительно уставился на меня Прив.

Я только махнул рукой и сказал:

– Никогда не мог ее чисто взять. Ни раньше, на теноре, ни сейчас, на баритоне.

И опять поморщился. До чего же мерзко они воют. Всю душу выворачивают. Так и с ума сойти недолго.

– Понятно, – покивал головой Прив и с интересом начал осматриваться по сторонам. – Что это с ними?

Я оторвал взгляд от сцены, где три тенора продолжали тянуть одну и ту же ноту. Без пауз, без перерыва на вдох. Да еще, кажется, высота звука постепенно повышалась. Медленно, почти незаметно, практически неуловимо для уха, но повышалась. Или мне это уже просто чудится?

– Ты про зрителей? – переспросил я Прива и тоже стал осматривать сидящих в креслах зрителей.

В основном это были люди, но встречалось немало и гномов, и эльфов. Чуть меньше было представителей других рас, исключительно светлых и нейтральных. Темных не было. Оно и понятно, хоть Кван Тонг и считался вольным городом, но представителей темных фракций здесь не жаловали. «Триада», клан Светлой стороны, официально объявил об отказе в защите темных на территории своего города.

Зал был заполнен почти полностью, очень немного виднелось незанятых мест. Сидевших в креслах людей, эльфов, гномов и прочих объединяло по крайней мере одно – у всех были остекленевшие глаза, обращенные на сцену, и открытые в немом крике рты.

– Они зачарованы, Прив.

Вдоль некоторых рядов медленно передвигались фигуры огородных пугал – наброшенные на костяк из скрещенных деревяшек лохмотья, увенчанные сверху выпотрошенной тыквой с прорезями вместо рта и глаз. В руках пугала держали серпы. Отсюда не было видно, что они делают, останавливаясь возле очередного развалившегося в кресле зрителя, но догадаться было не трудно.

– Что? Вот эти три клоуна, – Прив махнул рукой в сторону сцены, – своим завыванием смогли заворожить весь зал? Да здесь народу не меньше двух тысяч! И они смогли зачаровать всех?

– Не всех, но большинство. Некоторые не поддаются их чарам.

– И где же те, кого не смогли заворожить?

– Боюсь, их уже нет. Они становятся жертвами в первую очередь, – ответил я и про себя воздал хвалу богам за это. – И это для нас лучший вариант, иначе, боюсь, я бы не смог сдержаться.

Я медленно двинулся вдоль прохода.

– Пойдем, Прив. Только не делай резких движений и ни на что не обращай внимания. Нам надо подняться на сцену и пройти за кулисы.

Передвигавшееся метрах в пяти от нас вдоль одного из последних рядов огородное пугало замерло и уставилось на меня, медленно поворачивая тыковку-голову вслед моему движению.

– А там что? – спросил Прив. – За кулисами?

– А там будет легче, – ответил я, бросая взгляды по сторонам и периодически открывая инфу то одного, то другого привлекшего мое внимание зрителя. Кого здесь только не было – и простые ремесленники, и торговцы, и воины, и маги. Лучники и мечники, охотники и рейнджеры. Уровни и ниже сотни, и выше, один даже двухсотого оказался. Дети, взрослые, старики. Все они сейчас напоминали безжизненных кукол больше, чем двигавшиеся вдоль рядов пугала.

– А почему нас не завораживает?

– Не знаю, Прив. Может, на меня не действует потому, что я бессмертный. А на тебя – наверное, потому что ты темный. Похоже, что существа, изначально принадлежащие одной из фракций Темной стороны, этим чарам не подвластны.

Мы шли вдоль зрительских рядов и все пугала и другие куклы, которых я вначале не заметил, провожали нас пристальными взглядами. Они молча замирали на месте и только их головы синхронно поворачивались вслед нашему движению. И все это в полной тишине, нарушаемой лишь нудным непрерывным звуком, тянувшимся со сцены, от которого, казалось, уже начинала вибрировать голова.

– Этот стон у них песней зовется, – тихо пробурчал я.

Чучело, стоявшее у самого прохода, по которому мы шли, внимательно смотрело на нас и, когда мы почти поравнялись с ним, ухватило за волосы сидевшую перед ним девушку и медленным, неторопливым движением серпа перерезало ей горло. Серп был старый и ржавый. И не заточенный. Края у раны получились рваные, кровь из перерезанного горла брызнула во все стороны, часть капель попала на нас с Привом.

– Босс! – завопил Прив.

– Заткнись, Прив! – крикнул я, смотря в уставившиеся на меня глаза чучела. Там была только равнодушная тьма и все. Нет, еще там было ожидание. Предвкушение.

– Босс, мы что, так и пройдем мимо? И позволим им спокойно убивать этих беззащитных?

– Мы пройдем мимо и не будем ни во что вмешиваться, – сквозь сжатые зубы проговорил я и двинулся дальше по проходу.

– Но почему? – возмутился Прив. – И почему они не нападают на нас?

– Они не сагрятся на нас, пока мы сами не сагримся на них. Так что держи свою агрессию в руках, Прив.

– Почему, босс? Давай сагримся на них! Поможем этим несчастным!

– Прив, им уже не помочь. Даже если мы перебьем всех кукол, этих уже не спасти.

– Но почему?

Я двигался по проходу, стараясь не смотреть по сторонам и не встречаться взглядами с куклами. А они после случая с девушкой с перерезанным горлом специально устремились ближе к проходу и дожидались, когда мы будем проходить мимо. Мы шли вдоль кресел, а рядом перерезались горла, толчками выплескивалась кровь, багряные капли падали на нас.

– Прив, в моем мире нет зомби, но есть фильмы про них. Я тебе рассказывал, что такое фильм. В этих фильмах, когда такой же бессмертный, как я, превращается в зомби и тянет свои руки к еще живому, чтобы свернуть ему шею и съесть его мозг, этот живой говорит ему: «Джон, это же я, твой лучший друг Мартин! Неужели ты не узнал меня?», а другой живой говорит Мартину: «Это не Джон. Джона больше нет». Так вот, Прив, никого из этих людей,
Страница 25 из 27

гномов, эльфов больше нет. И если мы нападем на кукол, эти завороженные зрители нападут на нас. Вместе с куклами. Они сами уже, как куклы. Как зомби.

Прив повернул голову в одну сторону, потом в другую и сказал:

– Да, с такой толпой нам не справиться.

– А даже если и справимся с этими, то артефакт все равно нам не получить. И все будет зря.

Я остановился, и рядом замер Прив. Перед нами неожиданно выскочила кукла и, выхватив из соседнего ряда ближайшего зрителя, впилась ему зубами в шею и начала жадно высасывать из него кровь.

– Босс, это вампир! Кукла-вампир!

– Я вижу, Прив, – ответил я, успев бегло просмотреть информацию обеих.

Арлекин, кукла-вампир. Уровень сорок седьмой, но это не помешало ей легко и быстро выдернуть из кресла рыцаря сто двенадцатого уровня и поднять его одной рукой, словно пушинку. Присосалась к нему и косит глазами в нашу сторону. И не обойти ее, обязательно заденешь. И неизвестно, как отреагирует кукла на это, вдруг воспримет как нападение?

– Некоторых боги превратили в вампиров.

Я сделал несколько шагов назад и, свернув в промежуток между рядами, двинулся в сторону бокового прохода. Придется идти в обход, это удлинит путь, но сейчас это даже к лучшему – большая часть кукол собралась вдоль центрального прохода.

– Не понимаю, зачем богам это было надо? – негромко проговорил Прив. – Наказали бы виноватых, но другие тут при чем?

– Пути богов неисповедимы, – пожал плечами я. – Нам не понять их логику. Хотя что тут понимать. Геката просто хотела отомстить обидчикам и ей все равно, что произошло с другими. А вот Молох… О, у Владыки Тьмы с мотивами все гораздо сложнее. Все не так просто.

Еще одна кукла, звеня бубенцами на своем колпаке, выскочила перед нами. В руках у нее было зажато человеческое сердце. Кукла поднесла его ко рту и откусила большой кусок. Пережевывая, протянула руку с сердцем мне:

– Хочешь? Попробуй, это вкусно. Тебе понравится. Свежее! Смотри!

Кукла поднесла руку с зажатым в ней сердцем к самому моему носу и сказала:

– Оно еще бьется! Видишь?

Сердце в руках шута действительно билось. Остатки крови выплескивались из него и стекали на ладонь куклы.

– В другой раз, Джокер. Не сегодня, – вымолвил я и, аккуратно обойдя куклу, двинулся дальше.

Надо поскорее убираться отсюда, а то чувствую, мои нервы не выдержат.

– Эвери!

Я только повернул из междурядного прохода в боковой, как сразу же замер. Передо мной на полу лежало практически выпотрошенное тело, а девушка с ангельским личиком, с ярчайшими голубыми глазами и пышными синими волосами, по локоть засунув руки в распоротое тело, копалась в нем, перебирая оставшиеся там внутренности. Рядом на полу были свалены в кучу печень, селезенка, почки, еще какие-то человеческие органы.

– Эвери, – прозвучал нежный и тонкий голосок девушки. – Помоги мне! Эти ребра мешают дотянуться до сердца. Раздвинь ему грудную клетку!

У меня в глазах все потемнело от ярости. Рука с зажатым в ней, словно дубина, посохом в самопроизвольном замахе взметнулась вверх. Я совсем забыл, что я маг, что мне достаточно одного легкого движения, чтобы превратить это существо в пепел. Да даже и движения не надо, достаточно одной мысли. Дикое, необузданное желание с силой опустить свой посох на это ангельское личико охватило меня.

– Ему же не было и двенадцати лет! – закричал я.

Лицо куклы пошло рябью, исказилось, покрылось трупными пятнами, волосы почернели, глаза из голубых стали красными, злобная гримаса сменила ангельское выражение лица. Атласное платье расползлось, ткань пошла грязными пятнами. Запах тухлятины ударил в нос.

– Фу, Эвери! Какой ты нудный! – кукла-зомби вынула руки из распоротого живота мальчика, поднялась на ноги и небрежно отпихнула его тело ногой. – А еще лич!

Она подошла ко мне и, словно специально подставляясь под удар, приблизила свое лицо к моему и сказала:

– Одним больше, одним меньше – какая разница? В следующий раз еще придут. Они всегда приходят в наш театр.

Ее явное желание спровоцировать во мне агрессию, заставить ударить ее, мгновенно меня отрезвило.

– Не дождешься! – прошипел я в распахнутые в нескольких сантиметрах от моего лица глаза. – Не в этот раз, Мальвина!

Я опустил руку с посохом, обошел зомбачку и стремительно двинулся дальше. Следующего, кто появится на моем пути с подобной выходкой, я, ни секунды не раздумывая, уничтожу. И плевать на артефакт! А потом уничтожу весь этот проклятый театр.

– Карфаген должен быть разрушен, – прошептали мои губы.

– Согласен, босс! Не знаю, про какой Карфаген ты говоришь, но я с тобой полностью согласен. Этот театр надо уничтожить! Жуткое место! А ты еще хотел взять сюда Елену!

– Что? – я даже остановился на мгновенье. Возмущению моему не было предела. – Я хотел?! Это ты предлагал ее взять с собой! А я как раз был против!

– Хм… Не помню такого!

Я вскочил на сцену и, проскочив между тянущими одну и ту же ноту фигурами в балахонах, прошел за кулисы. Дать бы им как следует, чтоб головы поотлетали и они никогда больше не смогли взять эту ноту, но нельзя! Придется и дальше терпеть этот заунывный стон. Как он меня раздражает! Как он давит на мозги!

Переходя из одного коридора в другой, то спускаясь по лестницам вниз, то поднимаясь наверх, мы, проплутав минут двадцать по театральному закулисью, вышли наконец к нужной нам комнате. Кукол по пути мы встретили немало, но они только молча провожали нас внимательными взглядами, не делая попыток заговорить. Да и жертв здесь, в недрах театра, не было, никто никому горло не перерезал, поэтому путь наш был довольно спокойным.

И все время, пока мы шли, нам на нервы действовал этот непрекращающийся, беспрерывный тягучий вой.

– Здесь, – сказал я, прочитав надпись на дверях. – Здесь нужная нам каморка.

Прив подлетел к двери и тоже прочитал эту надпись:

– Карлос, кукольный мастер.

Я толкнул дверь и зашел в каморку. Папа Карло, как мы его называли, развалился на стуле в центре комнаты, закинув ноги на стол, и занимался тем, что бросал в стену резиновый мячик и ловил его. Снова бросал и снова ловил.

Я огляделся. Не такая это уж и каморка, довольно большое помещение, только заставленное стеллажами. На стеллажах валялись макеты кукол и всякий хлам, на стенах тоже висели различные манекены, заготовки для новых кукол, лохмотья, которые, как я понял, должны были стать одеждой для создаваемых мастером кукол. По привычке я быстро глянул его инфу: человек, ремесленник, Грандмастер Артефакторики, пятисотый уровень.

Сам мастер больше всего напоминал безумного ученого из фильма «Назад, в будущее». Такой же безумный взгляд, и такой же гениальный ум.

– Кхм, кхм! – я попытался привлечь внимание Папы Карло.

Кукольный мастер лениво повернул голову в мою сторону, минуту меня разглядывал, а потом вытянул руку, уставил на меня указательный палец и сказал:

– Бессмертный! – резво, словно десятилетний мальчишка, он вскочил со стула и довольно потер руки. – Ты-то мне и нужен!

Ха! Другого я и не ожидал! Конечно, нужен! Сейчас он даст мне задание, обычно это найти в театре какую-то из кукол и привести ее к нему. Пустячок! Легче задания не придумаешь – куклы, как только услышат, что их Папа Карло зовет, сами сюда несутся сломя голову, никого
Страница 26 из 27

уговаривать не надо.

– За артефактом пришел? Знаю, знаю! За чем же еще сюда может бессмертный пожаловать? Только за артефактом!

Сейчас он вывалит на стол кучу артефактов, и выбирай любой, который тебе по душе. Я в предвкушении тоже мысленно потер руки. Вот так, не напрягаясь особо, не тратя ни времени, ни сил, взять и заполучить редчайшую на просторах этого мира вещь! Фантастика просто! Сказка, ставшая былью!

– Есть у меня кое-что для тебя, бессмертный! Замечательнейшая вещь! Недавно создал. Смотри!

Он взял в руку тот самый резиновый мячик и подкинул его. Мячик запрыгал по полу, подскакивая и опускаясь, а я следил за ним взглядом.

– Ну, как? – через минуту задал вопрос Папа Карло. – Впечатляет?

– Что впечатляет? – не понял я.

Мячик все время подпрыгивал на одну и ту же высоту. Может, это имел в виду мастер?

– Как что? Смотри, он не останавливается!

– А когда он остановится? – спросил я, толком не понимая, в чем здесь прикол и что заставляет кукольного мастера так радостно скакать вокруг этого мячика.

– Никогда! В том-то и дело, что он никогда не остановится! Так и будет прыгать, пока его кто-нибудь не остановит, – он поймал мячик, показал его, подкинул, и вновь ударил об пол, заставляя его прыгать на одном и том же месте.

– Вечный двигатель, что ли? – спросил я, наблюдая за движениями мяча, мотая головой то вниз, то вверх.

Мастер замер, пару секунд размышлял над моими словами, а потом сказал:

– Вечный двигатель? А что, подходящее название! Он и двигается, и может делать это вечно, – он поймал мяч и протянул его мне. – Берешь?

– Вечных двигателей не бывает, – машинально сказал я.

Открыл свойства предмета.

Джек-попрыгун. Класс: Артефакт. Тип: отсутствует.

Свойства: этот предмет может двигаться бесконечно долго.

Классная получилась игрушка у Артефактора. Прикольная. А потом я опомнился и выставил руки ладонями вперед.

– Нет! Мне другой артефакт нужен. Мне бы что-нибудь увеличивающее силу магии.

Папа Карло задумался, повертел в руках мячик и сунул его в карман своей накидки, больше напоминающей обычный медицинский халат.

– Силу магии, говоришь, – задумчиво пробормотал он. – Глупости! Зачем тебе сила магии? Смотри, что у меня еще есть!

И он с этими словами метнулся куда-то в глубь комнаты, а через секунду вернулся и выложил на стол передо мной бараний рог. Обыкновенный бараний рог. Казалось, его только что вывернули из бараньей башки. Челюсть у меня пошла вниз.

– Что это? – недоуменно спросил я, позабыв даже посмотреть свойства предмета.

– Замечательнейшая вещь! Он может рушить крепостные стены! А если надо позвать на помощь, то тот, к кому обращен зов этого рога, услышит его, даже будучи на другом конце земли!

– Как Иерихонская труба? – спросил я и с интересом присмотрелся к лежавшему на столе бараньему рогу.

Рог Элифанто. Класс: Артефакт. Тип: Индивидуальный.

Свойства: создаваемые этим предметом звуковые колебания способны разрушать объекты в твердом агрегатном состоянии.

Ох, ничего себе! Ультразвуковое оружие! Сонар!

Я перевел взгляд на Папу Карло. Надо же, какие артефакты он может создавать! Какие слова знает – твердое агрегатное состояние. Настоящий ученый. Гений!

Но мне-то нужно совсем другое!

– Нет, – я опять выставил вперед ладонь. – Крепостные стены я когда-нибудь и сам смогу разрушать. Мне бы только силу магии увеличить как следует. Есть у вас такие артефакты?

Кукольный мастер задумчиво почесал подбородок и медленно обвел взглядом стеллажи.

– Сила магии, сила магии, – пробормотал он, а потом вдруг спросил: – А тебе не нужен артефакт, фиксирующий время?

– Часы? Или секундомер? Нет, – я замотал головой. – Это я у любого часовщика купить могу.

– Не просто часы! Этот артефакт считает не только секунды, минуты и часы, но и дни, и года, и даже столетия! А еще ему можно задать определенный промежуток времени и когда оно пройдет, он сообщит тебе от этом.

– Будильник? Нет, будильник мне не нужен!

– А дудочка крысолова?

– А микроскоп? Рассматривать мельчайшее?

– А телескоп, рассматривать звезды?

– А блуждающий огонек?

– А дышать под водой?

Папа Карло предлагал мне все новые и новые вещи, некоторые из них были чрезвычайно интересны, но никакого прикладного значения для меня не имели. И чем больше он предлагал, тем мрачнее я становился. Похоже, нет у него нужного мне артефакта. Такое многообещающее предприятие, затеянное мною, похоже, закончится полным пшиком. Придется взять хоть что-нибудь, не уходить же отсюда с пустыми руками.

– А превращать свинец в золото?

– Что? – я встрепенулся и округлившимися глазами посмотрел на Мастера. – Философский камень? У вас есть философский камень?

– Шутка! – сказал Папа Карло и усмехнулся. – Взбодрить тебя хотел, а то смотрю, ты совсем скис. Хм, превращать свинец в золото… Интересная, кстати, мысль. Надо будет подумать над этим.

Он прошелся по каморке, туда-сюда, остановился напротив меня и спросил:

– Танцующие лебеди, как я понимаю, тебя тоже не заинтересуют?

Я отрицательно покачал головой.

– Странные вы существа, бессмертные, – пробормотал Папа Карло. – Предмет, увеличивающий силу магии, может сделать любой Кузнец. Или Портной. Да много кто! А я предлагаю поистине уникальнейшие вещи! Таких больше нигде нет! Ни у кого! Каждая моя вещь – единственная в своем роде! Ведь создание артефакта – это не обычный процесс. Это не просто захотел, взял и создал. Ничего подобного! Чтобы создать артефакт, нужен особый душевный порыв. Зов души! Иначе выйдет обычная кустарщина.

– Меня и кустарщина устроит, – буркнул я. – Если она имеет нужные мне свойства. Если у вас нет артефактов на силу магии, то, может, есть что-то, увеличивающее интеллект?

– Интеллект? – переспросил Мастер и на секунду задумался. – Нет. Для ловкости где-то валялось что-то. Для силы вроде тоже был какой-то артефакт. А вот повышающего интеллект нет. Мне и своего достаточно.

– Для силы? – переспросил я.

– Интересует? – оживился Папа Карло. – Погоди, сейчас я его найду! Никуда не уходи!

И он метнулся к стеллажам. Покопался там несколько минут и, вернувшись, торжественно положил на стол куклу. Не марионетку, а обычную небольшую тряпичную куклу, каких полным-полно в любом детском магазине.

– Вот! – довольно сказал он.

Кукла представляла собой силача, затянутого в полосатое трико. Я открыл ее свойства.

Борец – покоритель сердец. Класс: Артефакт. Тип: Индивидуальный.

Свойства: помещенный в рюкзак, этот предмет увеличивает силу своего владельца на сто единиц.

Сто единиц силы! Хм, совсем не плохо. Еще и два бонуса автоматом получу за каждые пятьдесят единиц от этого пупсика. Надо брать! Лучше бы, конечно, что-нибудь подобное на «Интеллект» заполучить, но на безрыбье и рак рыба. По крайней мере, вопрос с грузоподъемностью решу. Точно! Надо обязательно брать! К тому же, действует из рюкзака, никакой башни артефактов строить не надо, и слот на себе занимать тоже. Выгодно! Да и вряд ли у кукольного мастера есть что-нибудь получше этого артефакта. Если бы было, он давно предложил бы, чувствуется, что ему очень нужно поручить мне что-то.

– Беру! – решительно махнул рукой я.

– Отлично! – воскликнул Папа Карло.

Довольный, сразу видно. Так и
Страница 27 из 27

светится.

– Кого вам привести на этот раз? – спросил я и поморщился. Вспомнил Мальвину. Не хотелось, чтобы мастеру понадобилась именно она. Убью же ее, как только увижу! И запорю все дело. И вроде задание само по себе пустяковое, плюнуть и растереть. Причитающейся награде абсолютно несоразмерно. – Какая кукла вам нужна?

– Что? Кукла? – Папа Карло опять задумчиво потер подбородок. – Нет, пожалуй, марионеток на этот раз не надо. Марионетки могут и подождать.

Он сделал несколько шагов по каморке в одну сторону, потом в другую. Остановился около меня и, глядя куда-то в потолок, сказал:

– Философский камень, говоришь? Свинец в золото, говоришь?

Пробормотав это, мастер на несколько долгих томительных минут выпал из реальности, погрузившись в свои думы. Что он там еще задумал?

Я, стараясь не мешать размышлениям Мастера, тихо присел на стул и завертел головой по сторонам, рассматривая валявшиеся вокруг артефакты и проверяя их свойства. Вдруг мне на глаза попадется что-нибудь более ценное, чем артефакт на «Силу»?

Наконец, спустя почти целых десять минут, Мастер очнулся от своих раздумий.

– А что, может получиться. Нужны кое-какие ингредиенты, и я знаю какие! Вот что, бессмертный! – он резко повернулся ко мне. – Забудь про марионеток! У меня для тебя другое задание. Выполнишь его – получишь этот артефакт!

И он ткнул пальцем в лежавшую на столе куклу силача.

Я невольно сглотнул. Повезет же тому, кто придет сюда в следующий раз! В том, что этот гений сможет создать философский камень, я не сомневался. Надо будет срочно избавляться от золота. Обрушит рынок этот везунчик, получивший в награду философский камень, и прощайте мои денежки. Срочно покупаю мифрил на все свои сольдо!

– Мне нужны рога Проклятых. Десять штук, – произнес Папа Карло. – Достань их мне.

Я икнул. А затем в ужасе воззрился на кукольного мастера.

– Ка… Ик!… Какие еще рога Проклятых! – через секунду завопил я. – Как я их достану? У них же трехсотый уровень! А у меня всего тридцать второй. Как вы себе это представляете?

На самом деле, у меня был почти тридцать третий уровень. Там, в подземелье на Сараке, после второго похода и полной его зачистки, мне буквально парочки нетопырей не хватило до следующего уровня. Но что значит тридцать третий уровень по сравнению с трехсотым?

– Тебе нужен этот артефакт? – Папа Карло подхватил со стола куклу и замахал ею перед моим носом.

– Нужен, – насупился я.

– Тогда иди, – он указал мне пальцем на дверь, – и принеси мне десять рогов Проклятых.

– Этот артефакт не стоит того! – крикнул я. – Не соразмерная заданию награда!

– А всего лишь за то, чтобы найти в дебрях этого театра какую-то марионетку и привести ее ко мне, значит, награда соразмерная? – с иронией в голосе спросил Папа Карло. – Почему-то вы, бессмертные, в этом случае не возмущаетесь несоразмерностью задания и награды. Иди и принеси мне рога Проклятых! Десять штук! Не меньше! Все! Или так, или вообще никак!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/ivan-subbota/temnyy-everi-put-smerti/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.