Режим чтения
Скачать книгу

В плену у кармы читать онлайн - Дмитрий Завадский

В плену у кармы

Дмитрий Михайлович Завадский

Каждый день, каждую минуту, каждую секунду мы делаем выбор. Может быть в пользу больших денег, крупной власти, может быть в пользу развития нравственности, интеллекта… Особенное внимание стоит уделять тому, что разделяющие вашу жизнь близкие люди тоже под ударом, когда бьют вас. Впрочем, как и стоит всегда задумываться о том, с кем и что вы собираетесь делить, быть может, это будет теплый ужин на двоих при свечах, а может быть пространство по разные стороны могильной плиты…

В плену у кармы

Дмитрий Михайлович Завадский

© Дмитрий Михайлович Завадский, 2016

© Дмитрий Михайлович Завадский, дизайн обложки, 2016

ISBN 978-5-4474-3547-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Человек создание гениальное, но низкое, благодаря эгоизму и собственной вседозволенности.

На улице было свежо и уютно, время близилось к десяти вечера. Эта часть дня считается по праву принадлежащей воркующим парочкам и веселым компаниям, каждый ведь знает, что темнота друг молодежи, даже старики это понимают – сами же когда-то были молодыми. Есть что-то необъяснимо манящее, трепетное в вечернем городе, когда тьма наступает на высотки, заставляя отбрасывать причудливые тени, когда окутывает все дворы и закоулки спальных районов, а центр начинает пестреть неоновым светом витрин и различными яркими огоньками. Для романтика нет ничего уютнее, чем вечер города. Поток мыслей изливается с таким бешеным темпом, что невозможно уследить даже за половиной из них! Большинство просто вылетают, не то что не успев закончиться, даже не успев толком начаться! В некоторые моменты тротуары, деревья, скамейки с сидящими на них хулиганами с пивом – все сливается воедино и чувствуется тонкая, но крепкая связь самого себя со всем этим. На несколько мгновений наступает чувство эйфории, внутри что-то начинает щекотать и приходит лишь одна мысль на ум, заменяя все остальные: жизнь прекрасна! Как ни крути, но всегда найдется повод порадоваться, особенно если это весна, да еще и теплым вечером!

Примерно с таким мироощущением по улице города буквально плыл Максим, студент предпоследнего курса лингвистического университета. Парень он был башковитый, не ленивый, целеустремленный и ответственный, что нравилось преподавателям, родителям и друзьям родителей, постоянно ставящим его в пример собственным детям. Конечно, Максиму это льстило, только вот не льстило, что отношения со сверстниками у него не складывались никак. Всецело отдаваясь учебе, он развивал только научный интерес, хотя физиология нередко давала о себе знать, всячески подталкивая к развлечениям, но дело дальше похода в супермаркет или посещения взрослых сайтов не доходило, но это не очень его волновало, он мог считать себя серьезным, взрослым человеком, способным трезво мыслить и правильно расставлять приоритеты. Отчасти это было навеяно родителями, свято верившими в силу образования и полностью связывавшими личностный рост с возможностью построить блестящую карьеру, проводя между последними железную параллель. Да и сам Макс считал, что сначала стоит чего-то добиться в жизни, а потом уже думать о создании семьи и всевозможных самоудовлетворений. Но физиология вещь неотъемлемая, и тяга к прекрасному рано или поздно оказывается сильнее всего остального, даже если это остальное чересчур логично и необходимо на будущее.

Может быть, именно из-за назначенной встречи с второкурсницей-милашкой Яной, настроение было чересчур приподнятым, кто его знает, но, во всяком случае, Макс был без преувеличений на седьмом небе от счастья!

Она была действительно очень красива: стройная спортивная фигурка, аккуратно и простенько, но со вкусом одета, слегка золотистый цвет кожи, манящий какой-то неизведанной тайной, темные густые волосы и всегда улыбающееся, беззаботное выражение лица. «Несомненно, ухажеров у нее хватает, но сегодня она идёт на встречу именно со мной», – тешил свое эго Максим. И в самом деле это было слегка странновато, так как рядом с такой красоткой Макс выглядел, мягко говоря, не очень внушительно, но сегодня это его волновало меньше обычного: главное, что она идет с ним, остальное неважно! А худые руки, впалые плечи и немного неуклюжую походку можно будет исправить посещениями спортзала. Когда-нибудь. Только вот что делать с отсутствием растительности на лице, делающим его в свои двадцать один совсем ребенком, он так и не придумал.

Опять словив себя на мысли самокопания, понял, что часть хорошего настроения успешно утеряна. До встречи в назначенное время оставалось чуть менее пятнадцати минут, поэтому пришлось немного ускорить шаг. Увидеться должны были на набережной, и сейчас путь проходил через парк, в котором периодически устраивали свои гулянки всякие отморозки, и в любой другой момент это место он обошел бы, но только не в этот – и так опаздывал. Нервно глядя по сторонам, торопливой походкой он шел по середине парка.

Иногда мы что-то предчувствуем, а возможно, если верить тому, что мысли материальны, притягиваем. Как будто из-под земли рядом с ним выросли три крепких парня. По смело играющему огоньку в глазах и немного шатающейся походке было ясно, что они что-то употребили. Может алкоголь, а может и наркотики. Сейчас не разберешь уже, кто под чем – слишком много всякой пагубной всячины употребляет молодежь.

Встав на пути, один из них, не церемонясь, рявкнул: «Слышь, пудель, сижка есть?». Естественно, сигарет не было, равно как и не было никогда желания курить – со здоровьем и так периодически были проблемы. Так, пробовал, как и большинство, но пристрастия к этой привычке не испытал. Макс только зашевелил пересохшими от волнения губами, пытаясь сказать, что у него ничего нет и ему нужно идти, но не успел. Откуда-то сбоку, как яркая вспышка прилетел мощный удар кулаком. От неожиданности и силы удара, Макс просто шмякнулся о плитку и даже не попытался встать: во-первых, было слишком больно и голова кружилась, как вертолет, а во-вторых, его начали бить ногами все, кто там был. Их оказалось как минимум четверо. Самое обидное было, что все это ни за что и этот злорадный животный смех просто цеплял, казалось, за самое живое, за самое больное. Удовлетворившись своим мерзким поступком, они просто развернулись и под свист и улюлюканье неторопливо начали уходить. Но один из них вернулся и, прошипев «знай, ты здесь никто, черт», плюнул прямо в лицо, потом, пнув еще раз ногой, отправился догонять своих дружков. Все это произошло очень быстро, буквально в течение тридцати секунд, но ощущение было, будто прошла целая вечность. По крайней мере, в мыслях так точно и было: «За что? Зачем? В чем я виноват?».

На свитер предательски скатилось пару слез. Воздух был пропитан несправедливостью, отчаянием и обидой. Пытаясь казаться самому себе мужчиной, Максим встал, отряхнулся и направился немного левее. Где-то тут должна быть колонка, нужно же умыться, хоть немного привести себя в порядок. По старой памяти все оказалось верно. Слегка припухшая часть лица сковывалась болью, словно вода с треском в мгновение ока превращается в лед. Под
Страница 2 из 6

ребрами что-то тревожно ныло и мешало спокойно идти. Но ведь мужчину украшают шрамы, синяки, царапины – все, что вспомнилось в этот момент. Криво улыбнувшись, Макс двинулся в сторону набережной, уже не слишком беспокоясь о том, что Яна будет ждать. Постепенно чувство обиды заменялось злостью, охватывая все тело, приближаясь к горлу, хватая его своей мертвой хваткой, приговаривая «трус, неудачник, слабак». Гнев сменялся страхом. Страхом встретить их снова, ведь такие отморозки любят издеваться с тех, кто не может постоять за себя. Они чувствуют себя королями улиц, надевая корону из скопления всего самого отвратительного, что может быть. У таких «королей» нет ни жалости, ни уважения, ни чего-либо достойного. Это постепенно вытесняется ужесточением законов, но обычно у таких отморозков богатые или властные родители, способные вращать закон, словно кубик-рубик, окрашивая ситуацию в нужный цвет. Или же у таких нет никого и ничего, так что им терять нечего и они берут, как они считают, от жизни все.

Максим верил в то, во что и верит большинство из нас – в карму. Карма создается у каждого человека индивидуально, с учетом всех его характерных особенностей, действий, окружения. Последнее чаще всего выбирается самостоятельно. И карма сдачу себе не оставит, рано или поздно расставит все по своим местам. Так это или иначе, но других мыслей, способных утешить, он не находил. Чем и гениален человек, так это способностью подстраивать ситуацию под собственные мысли и наоборот, вживаясь в этот образ, находить в этом истину, которой могло бы и не быть, если бы возникли другие мысли. Человек создание гениальное, но низкое, благодаря эгоизму и собственной вседозволенности. Если не держать себя в узде, то стоит ждать от кармы чего-то как минимум малоприятного.

Собрав всю волю в кулак, Макс вышел прямиком к набережной. И тут он увидел ее: свет фонаря, падающий на стройную фигурку, придавал ей какое-то величие, что-то было в ней грациозное, когда она переминалась с ноги на ногу. Небрежно откидывая волосы, она то и дело поглядывала на часы. «Какая же милашка!», – подумал Макс, в то время как Яна просто подумала: «Опаздывает, козлина!».

Забыв о произошедшем, он просто двинулся к ней. Яна шутливо его приветствовала низким поклоном. Атмосфера была как минимум дружелюбной и игривой, а сама погода так и шептала: «Все для вас».

Вдруг Яна всмотрелась в Максима и испуганным тоном спросила:

– Макс, а что это такое?

– Что именно?

– Не притворяйся. С лицом что?

– Хулюганы напали, перед самой нашей встречей. Прикинь! Ну ничего страшного, сам виноват.

Не желая вдаваться в подробности, он просто решил оставить эту тему, наивно полагая, что любопытная девчонка сможет не интересоваться тем, что ее действительно волнует. Так уж устроено в сознании женщины: если что-то интересно, нужно во что бы то ни стало узнать об этом как можно больше! Пожалуй, этот интерес и придает женщинам статус «более чуткие, заботливые и внимательные, чем мужчины», хотя они скорее больше любопытные. Но в странный мир женщины мало кто сунется, большинство довольствуется лишь поверхностными познаниями, предпочитая больше физическую близость, нежели моральную, что в корне неправильно!

– Если ты мне не расскажешь, то я не буду с тобой дружить!

Эта уловка действует практически всегда. Так и хочется взять все и выложить, как на блюдечке, когда тому, что с тобой происходит, придают огромную значимость, пусть и слегка наигранную.

– Ну как всегда, попросили сигарету и просто немного навешали за то, что у меня ее не оказалось. Ну ничего особенного, давай о чем-нибудь другом! Например, чем ты сегодня занималась?

– Нет ну это же совсем уже!!! Хватает всяких идиотов! Ну иди уже ко мне, я тебя пожалею!

Макс немного опешил от такого, но ручонки свои распустил довольно-таки быстро. А вдруг передумает! Ощущать ее было слишком приятно, эта дрожь охватывала все тело и проникала внутрь, переворачивая все вверх тормашками. Бабочки в животе, видать, не только у девушек бывают! У Яны были сильные, цепкие ручки, в то же время они были нежные, как нектарин, сладко разваливавшийся во рту после укуса. Неожиданно шлепнув Макса, Яна вырвалась из недолгих объятий и, весело смеясь, начала убегать, слегка подразнивая его.

– Не догонишь, не догонишь! – словно птичка щебетала она.

Это как красное для быков – немедленно догнать, обезоружить и крепко-крепко затискать. Рядом с хитрой женщиной любой мужчина – это хищник. О, женщины способны на многое и этот мир по праву принадлежит им, только к счастью, они сами этого не понимают до конца!

Неуклюже пригнувшись, Макс сделал стремительный рывок, от распирающих эмоций внутри напоминая себе пантеру, а снаружи – бегемота. Яна звонко рассмеялась, взглянув на него, и поняла, что стоит чуть-чуть уступить, а то этот верный мачо никогда не догонит ее!

Пробежав около сотни метров, он ее все-таки догнал и хотел обнять, но Яна не позволила, и, ловко увернувшись, только осчастливила игривой улыбкой.

Иной раз недоступность пробуждает чрезмерно сильное желание, а порой отбивает всякую охоту для выполнения действий. Только умные люди знают, когда воспользоваться этим психологическим козырем, иначе и то и другое выходит за рамки и не сулит хороших перспектив.

Настроение было действительно хорошим, и неприятная ситуация в парке практически полностью забылась, но чувство какой-то паники периодически охватывало Максима, и он ничего не мог с этим поделать.

Яна же немного задумалась о том, что все-таки мужчина должен быть в первую очередь мужчиной в поступках, словах, а не в профессиях и умениях. Вот что толку с того, что кто-то умеет драться и пользуется этим там, где вовсе это не нужно? Налицо был явный пример.

Они так и бродили вместе по темным улицам, еле-еле освещаемыми тусклыми фонарями, счастливые, беззаботные, верящие в чудо, верящие в существование лучшего.

Неожиданный вопрос заставил Яну немножко вздрогнуть:

– Яна, а что для тебя главное в парнях?

– Я даже не знаю! Наверное характер, поступки. Умение постоять за себя и целеустремленность!

– Это был камень в мой огород?

Яна немного растерялась, потому что она вовсе не об этом подумала, но иногда слова, сказанные без злого умысла, цепляют слишком сильно, настолько сильно, что проигнорировать их невозможно.

– Я так и знал. Я, по-твоему, тряпка, не могу за себя постоять? Да их было много, я даже не успел ничего понять!

– Стой, я же не это…

– Ты же знаешь, я не боец, я обычный спокойный парень, все, что меня интересует – это учеба, ведь я должен учиться, чтобы в будущем обеспечивать себя. Да и не вышел я ни ростом, ни комплекцией, куда там мне!

– Но, Макс, подожди, ты же…

– Да, все что я сделал – это просто заревел и провалялся на земле! Тоже мне хорош, мужчина.

Тут Яна не выдержала и немного резко одернула его:

– Знаешь, а сейчас ты больше тряпка, чем в парке! Ну чего ты завелся? У тебя много других преимуществ, ты умный, хороший парень, это же важнее! А идиоты пусть машут кулаками. Домашутся!

И хотел было возразить что-либо, только вот понимал, что она права. Умная она и красивая. Редко таких
Страница 3 из 6

встретишь. Хотя он особо и не знал, какие в большинстве своем имеются. Вторая встреча за все время – негусто. Да и то, так получилось, что помог Яне с курсовым, иначе ее отчислили бы. Заказать было негде, предмет такой не делали, сама была не в силах, а единственный, кто мог чем-то помочь, стоял сейчас перед ней с жалким видом и что-то мямлил про то, что скоро все изменится.

– Я по гроб жизни у тебя в долгу, Максик! – сказала тогда Яна и чмокнула его в щеку.

Сколько он мечтал, как она осыпает его поцелуями! Снилась несколько раз, приходила к нему во снах домой, томно вздыхала, снимала свою кофточку с «микки маусом» и дальше никогда не доходило – схватывался весь в поту. Она ему очень нравилась, если можно так назвать те чувства, в которых о ком-то думают большую часть свободного времени.

– Ну ладно, давай я тебя домой провожу что ли, а то время уже позднее, а завтра вставать рано! Учеба же.

– Ой, скучный какой! Ну ладно, идем уже, Максик!

Нарочно хихикнув, Яна вприпрыжку помчалась по пешеходной дорожке, навстречу всему прекрасному, судя по общей картине.

Макс неловко плелся сзади, восхищаясь видом девушки, и ощущал себя слишком счастливым. Настолько счастливым, что обнять готов был целый мир! Только вот щека побаливала. Вспомнив о произошедшем в парке, часть настроения сразу же улетучилась, и сознание охватила непонятная усиливающаяся тревога.

Вдруг из-за угла дома вышла троица, громко распевающая какую-то песню. Увидев Яну, один из них мигом подбежал к ней и, почти не заплетаясь, проговорил:

– Девушка, а можно я с Вами познакомлюсь? Вы невероятно красива! Ну пожалуйста!

Парень выглядел, конечно, немного вызывающе: короткие шорты, шлепки и в руках майка, которая была снята с мощнейшего торса, какие обычно можно видеть на главных обложках спортивных журналов. Каждая мышца переливалась и давала очень четкое представление о том, сколько силы в этом теле. Невероятно много, решила Яна.

Макс как раз подходил к ним, смотря в асфальт, думая о какой-то новомодной немецкой технике. Резко подняв голову он узнал… Того самого отморозка, который напоследок пнул его в парке!!!

Макс опешил и слегка начал пятиться назад. А Яна как раз заговорила:

– Нет, извини, я не одна!

На что тут же последовал злорадный смех и реплика:

– А с кем? С этим скелетом?

Ткнув пальцем прямо в лоб перепуганному до полусмерти Максу, он свистнул своим друзьям.

– Эй братва, налетай, тут чепушила опять нарисовался!

Естественно, это было больше унижение, чем желание избить. Ему бы и самому ничего не стоило побить зашуганного, дрожащего как лист Макса, но тут предоставилась возможность реально поиздеваться. Каждый ведь знает, что унижение перед девушкой намного сильнее задевает и ранит, чем унижение при парнях.

Двоих долго уговаривать не пришлось, они сразу побежали прямо на Макса, матерясь на чем свет стоит.

– Стойте, вы что творите? Угомонитесь! – у Яны случилось что-то вроде истерики.

Большинство девушек остро переживает моменты, в которых присутствуют элементы несправедливости, жестокости, драк.

– Да ты успокойся, нормально все будет! Веселись!

Яна просто растерялась и не смогла из себя выдавить ни слова. Веселья такого рода явно были не из возможных в ее списке. Она просто закрыла лицо руками и начала немного отдаляться от всех. Макс тем временем просто пятился назад, судорожно подергиваясь. Глаза выдавали его: он был до смерти перепуган и хотел, чтобы ему кто-нибудь помог. Но рядом никого не было.

Бедняга просто не смог справиться с паникой и, развернувшись, что есть силы рванул по пешеходной дорожке, выбегая на проезжую часть дороги. Двое слегка приостановились и просто начали смеяться.

– Давно такого не видели, да?

– И не говори. Герой времен этих! Вот он! Точнее был здесь! – поиздеваться удалось и теперь в ход можно было пускать юмор.

– Ну вот видишь, какой у тебя паренек? Просто сбежал, оставил тебя здесь с придурками, так ведь?

Яну начало трясти, в этот момент она смутно начала осознавать, что может произойти дальше. Она стоит здесь совершенно одна, посторонних нет, а эти трое явно в нетрезвом состоянии и с явными намерениями развлекаться.

– Да ты успокойся, мы тебя сейчас до дома проведем и все! Номерок хоть дашь, красотка? Кстати, меня Рома зовут. Пиво будешь? – спросил он у Яны, выхватив бутылку у кого-то из своих друзей.

– Спасибо, нет. Можно я сама пойду домой? Пожалуйста, отпустите!

И Яна просто заплакала. Вечер был испорчен и мало того, все только начиналось. У нее одна черта такая нехорошая есть – преувеличивать действительную угрозу и доводить себя до истерики.

Рома действовал незамедлительно. Он отвел друзей в сторонку, быстренько объяснил им в двух словах, что хочет проводить даму один, вернулся к Яне, взял ее за руку, начал нежно гладить и проговорил:

– Не бойся, я не сделаю тебе больно. Ну только если чуть-чуть. Это я шучу, успокойся! – тут же добавил он, заметив, как у Яны расширились глаза от ужаса. Она воспринимала всерьез каждое слово.

– Да все хорошо будет. Скажи: куда проводить? И как зовут, кстати? Да не бойся ты. Я тебе обещаю, доставлю в целости и сохранности.

Яна понемногу начинала успокаиваться. Он казался не таким уж и идиотом. По крайней мере, он старался доказать, что он нормальный.

– Слушай, Рома, зачем вы так поступили? Что плохого сделал вам Макс? Зачем вы так?

– Это твой парень?

– Нет, это друг. Но какая разница, кто он; вы зачем так бесчеловечно поступили?

– Это же был просто прикол! Да никто же его не бил! Он сам убежал, трусишка. И если бы не убежал, ничего бы не произошло.

– Ага, конечно. Теперь ты хорошенький и дело хорошее сделал!

Забыв про опасность, Яна вытирала слезы и нервно всхлипывала. На Рому это подействовало. Слезы всегда действуют, они мало кого оставляют равнодушным. Этим часто пользуются женщины. Где-то на уровне подсознания мужчины чувствуют себя виноватыми, даже если не виноваты, и пытаются успокоить плачущую женщину или, по крайней мере, оставить ее в покое.

– Так как тебя зовут?

– Яна.

– Послушай, Яночка, ты права! Действительно дурацкая шутка вышла. Извини. Я не хотел тебе сделать больно.

– Ну вот, мы еще толком не знакомы, а ты мне уже делаешь больно. А что ж дальше будет? Эх!

Яна немножко даже попыталась отшутиться. Хоть она и больше всего желала как можно быстрее оказаться дома, настроение почему-то возвращалось. Уж слишком обаятельным оказался этот варвар.

– Слушай, а ты майку не мог бы одеть? Ну как-то уж совсем мне неудобно.

Рома почувствовал, что можно зацепиться за тот самый крючок, который она сама ему дала. Не говоря ни слова, одел майку и просто легонько подтолкнул ее рукой вперед.

Идти было недолго, минут так двадцать. Рома все болтал о том, как он любит спорт и что он хороший парень и пьет мало, просто сегодня повод был, а Яна почувствовала, что он ей нравится. Сначала она гнала эти мысли прочь, ведь не так давно он поступил как минимум по-свински с Максом, но что-то было в нем такое притягивающее и она нет-нет, да и поглядывала на его сильные руки и накачанную грудь. Как ни крути, а естественная сила и красота притягивает. Физиология. Никуда от этого
Страница 4 из 6

не деться!

– Стоять. Дальше я сама.

– Да успокойся ты, я проведу. Куда там дальше?

– Да вот же мой дом! Только обойти надо. Подъезд с другой стороны.

– Ладно тогда. Но не отпущу, пока номер не дашь! Я серьезно!

Яна сначала поотнекивалась, а потом поняла, что не отцепится, и решила дать. А что такого? Ведь это просто номер телефона, не укусит же он ее!

Продиктовала номер, сказала «Пока!» и быстрым шагом потопала домой. Рома стоял и смотрел ей вслед.

А ведь все-таки редко встретишь таких людей, с которыми общение складывается удачно, несмотря на ситуацию. Таких людей необходимо ценить.

«Уж очень она аппетитна сзади! И не глупая. Моя! По-любому!» – звучало в голове как приговор. Звучало в голове как диагноз.

Глава 2

Кем был – не будешь,

кем стал – тем не был,

и все что есть – вот этот миг,

все остальное – пыль и пепел.

Солнце ярко светило в окно, пробуждая все, что только можно. От настойчивых лучей солнца, падающих на подушку, Макс проснулся. Проснулся и сразу понял, что день, еще не начавшись, уже не удался. Прошло с того момента уже два дня, но осадок остался. Этот осадок был неотъемлемой частью существования и буквально убивал, время от времени заставляя вновь и вновь переживать те ужасные моменты. Больше всего было стыдно. Убежал, сдался, побоялся. Так же не поступают настоящие мужчины! Какой толк в том, что когда все хорошо, ты вроде как есть, но когда проблемы, то тебя нет?

Единственным спасением от охватывающей тоски и грусти была музыка. Дома стояла хорошая акустика, и слушать музыку было приятно: проигрывались многие частоты, которые в тех же наушниках не услышишь. А еще бас. Он выбивает из тебя всю дурь, как говорится. Оставьте на часик не умеющего танцевать человека один на один с хорошими песнями, играющими на хорошей акустике, и он затанцует. Ну задергается точно.

Как всегда Макс первым делом пошел на кухню и приготовил себе бутерброд. Его любимый, с ветчиной и сыром. Только потом собирался идти в душ и чистить зубы. Насчет этого всегда было такое мнение: нужно сначала делать то, что хочется, потому что если начинать делать сначала то, что якобы нужно, то велика вероятность того, что перехочется делать то, что хотелось, и в итоге придется наслаждаться безвкусием действий. Вот такой вот маленький протест системе.

Макс жил с мамой. Отец ушел от них год назад, заявив, что всю жизнь страдал и больше терпеть не может. Мать Макса и в самом деле строгая женщина. Бытует мнение, что единственный ребенок в семье, как правило, избалованный и капризный, и ему уделяется чересчур много внимания и заботы. Но такого не было. Точнее Людмила Степановна действовала по принципу кнута и пряника: заслужил— поощрила, провинился – наказала, и никаких поблажек. Может быть именно поэтому Макс был чересчур ответственным и всегда гонялся за непрестанно ускользающей справедливостью.

Раздался звонок в дверь. «Странно, никого же ведь не звал», – подумал Макс и потопал открывать. На пороге стояла Яна во всей красе: на ней было красивое коротенькое бежевое платьице с глубоким декольте, подчеркивающим все прелести женского строения тела, аккуратные белые балетки и красиво сползающие на шею и грудь волосы, собранные в косу, только ничем не связанную. Немного напоминала самую настоящую русскую крестьянку, какую обычно показывают в фильмах.

– Привет, Максик!

– Ну привет, красавица! Проходи уже, раз пришла.

– Да я так, на минутку, ненадолго в общем.

– Почему? Я дома один, мама ушла.

– Да я так, посмотреть как ты тут, все ли хорошо!

– А почему может быть плохо?

– Ну… Вообще-то…

– Да, я помню. Я убежал как последний трус и подонок, я помню. Мы с тобой говорили уже об этом. В следующий раз я так не поступлю!

– Так, а ну-ка успокойся! Дай я уже пройду что ли, хозяин!

Игриво улыбнувшись, Яна легонько касаясь пола заплыла в комнату. Запах ее духов неожиданно резко ворвался в комнату, захватывая в плен все, что стоит на пути. Пока Макс закрывал дверь, Яна быстренько сняла обувь и повернулась к нему лицом.

– Ну что, угостишь меня кофе?

– Да, конечно, проходи туда, – ответил он, движением руки показывая куда идти, – ты подожди меня, я в душ схожу. Можешь пока здесь похозяйничать, пока настоящий хозяин будет немного занят!

– О-хо-хо, ишь какой! Ну ладно, так уж и быть, принимаю эстафету!

И, улыбнувшись друг дружке, они разошлись по разным углам.

Яна решила немного больше узнать о приятеле, осмотрев его владения. Пожалуй, это один из единственно верных факторов, олицетворяющий действительное состояние души – то, что создает вокруг себя сам человек. О нем расскажет все: небрежно разбросанная одежда, тон обоев в комнате, беспорядочно разбросанные ярлыки на рабочем столе на компьютере, аккаунт в социальной сети, наличие собственноручно сделанных предметов, созданные произведения искусства, наличие грамот, медалей, кубков, любых отметок, похвал за тот или иной успешный вклад в какую-либо сферу искусства или творчества.

Почему-то Яна разделяла творчество и искусство. Искусство – это созданное произведение, без ярко выраженных в нем эмоций, чувств. Творчество же – это нечто одухотворенное, вдохновляющее, созданное под вдохновением. В принципе, одно и то же произведение разных людей может быть как творчеством, так и искусством. Например, написанное стихотворение на тему любви, может быть написанным от души, от переизбытка чувств, от желания запечатлеть внеземное чувство, а может быть написанным с использованием в большинстве своем богатого запаса слов и различных литературных приемов, придающих красочные оттенки произведению – метафор, эпитетов, гипербол, аллегорий. Это почувствуется сразу же: где искусство, а где творчество – стоит только серьезно и не предвзято настроенным подойти к изучению. Любое творчество может показаться искусством, равно как и любое искусство – творчеством, если допустить предвзятость при определении. Достаточно узнать, кто автор – друг или недруг, и объективной оценки не видать. Именно поэтому, лучше всего не указывать настоящее имя, если это возможно, при обнародовании своего произведения – так получится узнать максимально правильную оценку.

Яна словила себя на мыслях о том, что она много витает в облаках. Естественно, как и любая другая творческая натура, она без этих полетов рассуждений и фантазий никак не могла. Яна писала стихотворения, вышивала, даже пела песни, но все это было не повседневной рутиной, как сейчас это принято у многих редакторов различных изданий, закапывающих талант глубоко-глубоко в недра земли, меняющих его на жалкую копейку, а действительно под влиянием эмоций и чувств. Мало кто был знаком с ее творчеством, но эти «мало кто» точно знали, что рядом с Яной не стояли многие сегодняшние выдающиеся артисты и деятели. Впрочем, Яна никогда и не гналась за известностью и призванием. По ее мнению, она этого не заслужила, так как не отдавалась этому полностью.

У Макса в комнате был явно стандартный мужской или подростковый набор: не застеленная постель, предательски валяющийся один носок, недопитый кофе в кружке на компьютерном столе и закрепленная вкладка
Страница 5 из 6

в браузере взрослого сайта на компьютере.

Усмехнувшись, Яна посмотрела пару фотографий в папках, ради интереса попробовала горький холодный кофе и начала более подробно осматривать комнату и находящиеся в ней предметы. Десяток почетных грамот и благодарностей за успехи в учебе ничуть не удивлял, удивляла лишь одна единственная фраза, написанная на полотне, вставленным в застекленную рамку: «Кем был – не будешь, кем стал – тем не был, и все что есть – вот этот миг, все остальное – пыль и пепел».

От этой фразы веяло какой-то депрессией и в то же время неопровержимостью. В это точно вложены какие-то мысли. Какие? Наверняка имеется ввиду отказ от прошлого и присоединение к чему-то новому, усовершенствованному, но все это важно лишь в тот момент, когда оно происходит, далее же просто история, которую о себе будет рассказывать опять изменившийся человек и важно будет лишь то, какой он в тот момент, ведь будущее – пыль, прошлое – пепел. Наталкивало на мысль: а что же тогда всегда актуально и важно? Ведь все проходящее, непостоянное. Миг, он на то и миг, что уходит и больше никогда не вернется. Определенно, фраза стоила внимания, но автор не был указан. Неужели сам написал?

Словив себя на витании в облаках, Яна пообещала себе расспросить об этом Макса, застелила кровать, собрала в охапку кружку с кофе, нечаянно найденную грязную тарелку, пару печенек и кусочек колбасы и двинулась на кухню. Кстати, опять-таки ради интереса, не нашла второй носок. Странно!

Еще нужно было приготовить кофе и помыть посуду, поэтому Яна оставила незаконченным свое исследование и занялась более приземленным.

Макс не торопился. Точнее, сначала торопился, а потом решил, что стоит дать Яне немножко времени изучить обстановку. Вспомнил про бардак на столе и слегка покраснел, но утешил себя тем, что она простая девчонка и все поймет, а в силу своей воспитанности ничего не скажет. Так делают все воспитанные люди – при возможности не отпускать замечание, на выражение которого особо и не имеют права, они молчат, а если и указывают на что-то, то всячески стараются сделать это как можно мягче, чтобы не обидеть.

Теплая вода стекала по телу ручейками, немного щекотала и прибавляла настроение. Иногда в голову закрадываются мысли, что неплохо было бы, если бы существовал такой душ, в который можно зайти и очиститься от всего плохого, от всех дурных мыслей, от угрызений совести за плохие поступки, от всей грязи, которая есть внутри. Но такого не бывает, и, наверное, это правильно. Всегда нужно отдавать отчет своим действиям, и, как писал один парень, «жизнь – гипермаркет, товары в нем – то, чего ты придерживаешься по жизни, а люди в этом гипермаркете – корзины. Ты можешь положить в свою корзину все, что пожелаешь, только не забывай, что касса впереди и за все нужно платить».

Что связывало Максима и Яну, так это тяга к прекрасному, стремление быть правильным, хорошим человеком, не без отступлений, конечно, но в целом это было определяющим.

За время рассуждений и философствований Макс успел намылиться, помыться и засушиться, как говорил в детстве.

Оделся и направился на кухню, носом потянув стойкий приятный аромат духов и запах свежего кофе.

– Ну как ты тут без меня, скучала?

– Конечно! Конечно нет!!!

У Яны было отличное чувство юмора и острый длинный язык, что она постоянно и демонстрировала, и, как полагается постоянству, сейчас же высунула тот самый язык, зажмурилась, спрятала его и мило улыбнулась.

– Эх ты! Подруга еще, называется!

Весело хихикнув, Яночка словно птичка защебетала о том, как много ей нужно учить на защиту курсового проекта и как же ей вообще надоело учиться.

– Ты же умная девочка, справишься! Ну а если что, то ты можешь рассчитывать на меня.

– Да уж, спасибо тебе, Максик!

Максик, как довольный ленивый мартовский кот, расплылся в улыбке, и для полной картины не хватало только замурлыкать. Душ расслабил все тело, а красивая девушка рядом просто не позволяла собраться хотя бы с мыслями.

– Кстати, – неожиданно прервала молчание красотка, – это ты писал? У тебя в комнате, на стене в рамке.

– Понравилось?

– Да, очень! Ты большой молодец!

– Спасибо, только слова принадлежат не мне.

– Хм, а почему не указал имя автора?

– А никто не знает, чьи это слова. Разлетелись по статусам в социальных сетях, как теперь тут найдёшь? Вообще я хочу, чтобы люди поддерживали суть слов и ход мыслей только потому, что они правильны, а не потому, что они кем-то написаны.

– Странно немного, но умно написано, верно?

– Верно. Каждый творящий имеет право на некоторую выделяющуюся, отличающую его от всех особенность, странность, как ты говоришь. В каждом творящем есть что-то странное, неизведанное и притягивающее.

Яна решила сменить тему, но слова почему-то крепко засели у нее в голове и словно отбойник выбивали каждое слово: кем был – не будешь, кем стал – тем не был, и все что есть – вот этот миг, все остальное – пыль и пепел.

– Кстати, как тебе мой кофе? Твой то есть, но мой. Приготовленный мной. Ммм?

– Вкуснее, чем у меня.

Выдержав секундную паузу, тут же быстренько добавил:

– Не получится никогда. И с ехидной ухмылкой пробубнил: один – один.

– Не ну вот же гад! Со мной моим же способом!

– А то! Больше всего тебе не нравится, когда по отношению к тебе поступают так же плохо, как поступаешь ты, и больше всего нравится, когда поступают так же хорошо. Верно?

Немного задумавшись, Яна поняла в очередной раз, что в этом они схожи: они любят разговаривать на философские, жизненные темы ничуть не меньше, чем парни обсуждать видных девиц. Хотя обсуждать видных девиц тоже жизненная тема.

– Опять чьи-то мысли?

– Как догадалась?

– По тебе видно, что ты философ современности, блин – лишь бы вычитать где-то что-то умное и говорить об этом везде и всюду, выдавая за своё.

– Ну не совсем так. Я уважаю то, что человек делает, сам процесс, уважаю мысли, многие из которых ничуть не менее весомы, чем цитаты новомодных пабликов, пестрящих чрезмерным эгоизмом. И ничуть не вижу проблемы в том, что пользуюсь чьим-то, как своим. Все мы по сути что-то у кого-то заимствуем.

– Значит, ты во всем видишь…

– Во всем я вижу вот что: в произведении – произведение, в человеке – человека, но я не делаю из кого-то кумира, только потому, что он гениален. Можно сделать кумиром гениальность творений, непосредственно произведение, но не автора этого произведения. Ты это имела в виду?

– У-у-у, какой же ты зануда! Это, это. Слушай, а давай посмотрим какой-нибудь фильм, а то мне скоро уходить нужно, но как бы не скоро. Ну в общем ты все понял?

– Ты же девочка. Конечно нет, но сделаю вид, что да!

– Козлина!

– Бу-бу-бу!

С таким беззаботно-шутливым детским настроением они побрели в комнату Макса. Далее Макс отчитывал Яну за то, что она включила роль домохозяйки, на что та ответила: «Ты ведь и сам не против был оставить меня хозяйкой, так что все! Не жужжи!»

Смиренный Макс выбрал какой-то фильм, плюхнулся на кровать рядом с уже давно развалившейся на ней Яной и подумал о том, как же он сильно в нее влюбился. Насколько сильно хочется прикоснуться к ее теплой
Страница 6 из 6

спине, провести по ней рукой, позволить себе упереться грудью в ее грудь, нежно поцеловать и… Вспомнить, что он всего лишь неудачник-друг.

Яне за полчаса до окончания фильма позвонила ее подруга, заставив ее молниеносно собраться и пулей вылететь на улицу.

– Спасибо за мною приготовленный кофе, Максик! Я побежала, дела-делишки!

И, выписав воздушный поцелуй, сия роковая женщина спешно удалилась.

– Пока-пока! – только и успел пробормотать хозяин квартиры, вновь оставшийся в одиночестве.

«Ну хорошо, что хоть вовремя начал следить за событиями в фильме, хоть есть смысл досматривать!» – подумал про себя Макс и закрыл дверь, чувствуя, как хорошее настроение опять убегает прочь.

Глава З

Эх, молодость! Все мы бежим куда-то, боимся опоздать, делаем глупости, а одуматься бывает и не получается вовремя!

Эх, молодость! Хорошее, но бестолковое время!

Будильник трезвонил, как сумасшедший, уже четвертый раз, и, несмотря на то, что было уже одиннадцать утра, Рома никак не мог проснуться. Точнее, проснуться он мог, но вот собраться и встать, переборов лень, никак не мог. Синяки под глазами, мутная голова, неподъемность до обеда в лучшем случае и дичайшая жажда: три дня гулянок подряд явно давали о себе знать. Но что-то вдруг щелкнуло в мыслях, как затвор: хватит. В последнее время слишком много всего приходило в голову короткими фразами, парой слов в форме приказа, как четыре года назад. Как ни крути, а полтора года в армии оставляют отпечаток не только на биографии, но и на психологическом восприятии, хотя бы на некоторое время.

Роман резким рывком встал с дивана и практически бегом побежал в ванную принимать холодный душ. В армии не всегда была возможность попасть под горячий, оттуда и привычка пришла. Да к тому же и закалка неплохая, и трезвость восстанавливает моментально.

Как по заранее запрограммированному режиму: соточка от пола за минуту, пара наклонов, потягушек, сто приседаний – и Рома в форме. Только теперь опять в душ.

Зазвонил телефон. Мокрыми руками подняв трубку, услышал знакомый хрипловатый голос:

– Ну че, братан, как ты там? Отошел? Сегодня порешать пару дел надо, по поводу местных, ну ты помнишь?

– Даровенька, Санек, помню. Я в форме, заеду через часик за тобой, лады?

– Лады, на связи.

Разговаривать по телефону долго, как могут некоторые часами, ни один, ни другой не умел. Предпочитали вживую, да и то не всегда.

Настоящий мужчина должен быть краток, немного скрытен, умен и силен – это было как кредо.

Немного вспоминая прошлое, Рома невольно дергался. Мать его была хорошей женщиной, доброй и терпеливой. Случилось так, что отец, после увольнения с престижной высокооплачиваемой работы, запил, и последующие нервотрепки, скандалы и нередко избиения как матери, так и Ромы, оставили своеобразный след на его уравновешенности и мировоззрении. Впрочем, он особо никогда и не винил судьбу – понимал, что каждому в этом мире нелегко, и, где бы он не родился, в какой бы семье не воспитывался, путь к счастью и успеху придется пройти самому, нередко пробивая себе путь кулаками.

Девочкам Рома всегда нравился. Начиная с осознанного возраста, он постоянно придерживался подвижного образа жизни, что заложило фундамент атлетического телосложения. До армии плотно занимался боксом, проводя дополнительные тренировки. Он неплохо преуспел в этом виде спорта, что давало неприятелям повод не связываться с ним лишний раз. Армия завершила начатое и укоренила образ спортсмена навсегда – это было то единственное, за что он был ей благодарен. Не выполнив хотя бы несколько упражнений в день, богатырь чувствовал себя не в своей тарелке. На гражданке все как-то не сложилось – везде и всем правит система, которую он не мог терпеть, которую он еле пережил в армии. Как-то раз даже пытался устроиться на работу, но это оказалось совершенно невозможным, после того как он из-за невежливого ответа одного из работников предприятия, схватил его за шиворот и вышвырнул за дверь в буквальном смысле, приговаривая нечто вроде: «Крыса офисная, еще скажи спасибо, что я не твой отец, а то выпорол бы тебя при всех розгами». Угомонить приехало целых два наряда милиции. В общем и целом, официальная работа явно была не по нраву.

Воспоминания прервал звонок отложенного будильника. Нужно было поторапливаться: быстренько приготовить что-нибудь перекусить и одеться. Сегодня нужно было решить одну маленькую проблемку. Брата его приятеля отмудохали какие-то дерзкие типы, и тот знал кого-то из них. Дело пятиминутное: приехать, покричать и раздать пару лещей.

Итак, что умеют готовить мужчины? Правильно, в лучшем случае яичницу. Куда чаще встречается ситуация с последовательностью «достать из холодильника – разогреть в микроволновке – съесть», но для запуска операции необходимо сначала что-то обнаружить в холодильнике. К сожалению, обнаружить там что-либо не представилось возможным. Может быть потому, что туда никто ничего не положил?!

Решил приготовить яичницу. Выбитые на сковородку несколько яиц шипели настолько злостно, насколько радуется дьявол, когда варит в котле какого-нибудь грешника.

Естественно, пересолил приготовленное, но все равно съел. Быстренько оделся, окинул взглядом неубранную квартиру и вспомнил, как поддерживала чистоту мама, когда еще была жива. «День каких-то нехороших воспоминаний» – подумал Рома и постарался думать о чем-нибудь другом. Что было, то прошло.

Спускаясь по лестнице, встретил соседа, дядю Гришу.

– Здрасте, дядь Гриша!

– Привет, сынок! Как поживаешь? Хулиганишь все? То-то видел вчера, как домой тебя тащили, кабана такого здоровенного уронили под моей дверью! Эх, слабенькие у тебя какие-то друзья и нехорошие! Не нравятся они мне! Смотри, будь умнее, Ромка! Время нынче жестокое, впутают в какую историю, и рад будешь выпутаться да не сможешь!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dmitriy-mihaylovich-zavadskiy/v-plenu-u-karmy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.