Режим чтения
Скачать книгу

Жить бы да радоваться… читать онлайн - Варвара Бурун

Жить бы да радоваться

Варвара Бурун

Женские истории: и смешные, и печальные, как и вся наша жизнь. «От одиночества может спасти только одно лекарство – любовь…»

Жить бы да радоваться

Сборник рассказов

Варвара Бурун

© Варвара Бурун, 2016

ISBN 978-5-4483-3918-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Попутчица

Раннее утро. Привычная суета на вокзале. Объявили посадку на междугороднюю электричку и отъезжающие высыпали на перрон. Электричка еще не прибыла, и пассажиры, ощущая ногами свои сумки и баулы, стали вытягивать шеи и устремлять свой взор в сторону, откуда она вот-вот должна появиться. Вот электричка плавно подошла к перрону, и руки пассажиров потянулись к своим поклажам. Все забегали вдоль вагонов, норовя остановиться напротив входа в вагон, чтобы занять места получше. Те, кто не раз пользовался электричкой этого направления, старались попасть в вагон с мягкими местами. Здесь есть кафе и туалет. В этом вагоне, как правило, находились кассиры – контроллеры, а с ними как-то спокойнее.

Я тоже знала об этом вагоне, так как приходилось мотаться между двумя городами, проводя в пути по шесть часов. Толкалась вместе со всеми.

Мне тоже повезло попасть в этот вагон, хотя в первые ряды желающих я втиснуться не могла. Я остановилась перед трехместным сиденьем, как в самолёте голубого цвета, два из которых были заняты. На одном, около окна, сидела женщина, на втором стояли сумки, третье было свободное.

– Можно занять это место? – спросила я, неуверенная в том, что оно свободное.

Женщина всем видом показывала, что ждет кого-то. Она кинула на меня оценивающий взгляд.

– Садитесь!

Но свои сумки не убрала. Я заняла третье место, ближе к проходу.

Попутчице было лет под семьдесят. Одета она была просто, но чистенько. На голове платок с набивным рисунком повязан узлом под подбородком, какие обычно носят простые русские женщины. Я обратила внимание на здоровый цвет ее лица, с легким румянцем на щеках. Возраст выдавали глубокие носогубные складки, поперечная морщина на переносице да туманные, глубоко посаженные светло-голубые глаза. Мелких морщин почти не было, не считая «гусиных лапок» у внешних уголках глаз.

Некоторое время мы ехали молча. Я предпочитаю в дороге разговаривать, а не молчать: быстрее время летит. Могу первая начать разговор, а если не уловлю взаимности, то, конечно, на настаиваю. И мне, случалось, когда совсем не хотелось общаться в пути.

– Вы до какой станции? – обратилась я к ней с дежурным вопросом.

Оказалось, мы выходим на конечной, едем в один город. Шесть часов рядом сидеть.

– А вы в гости или там живете? – вступила попутчица в разговор.

– Еду в гости, к мужу, – улыбнулась я.

– А что так? – сделала она удивленные глаза.

– Живу здесь у дочери. У нее муж умер, одной тяжело, вот помогаю с внучкой. Теперь с мужем к друг другу в гости ездим. Гостевой брак получается, – честно ответила я ей.

– А я здесь у внучки гостила, с правнучкой нянчилась. Еду домой.

– Муж, наверно, заждался? – почему-то спросила я.

– Да нет у меня мужа. Сорок лет уже одна, – как-то обреченно-гордо ответила она.

– А дети? Дети есть? – поинтересовалась я.

– Дети? – переспросила она. – Две дочки – замужние. И внуки есть – четверо.

Об их существовании почему-то было сказано без радости, без теплоты. Но в то же время в голосе не было печально-несчастных ноток, чувствовались твердость и характер.

«Бабуля еще та…» – пронеслось у меня в голове. Я не стала больше задавать вопросов.

Она, видимо, решила, что оставила меня в недоумении: почему же она сорок лет одна, а, может, захотелось поделиться чем-то своим, женским:

– Муж у меня рано умер, в сорок лет. Удалили желчный пузырь неудачно, перитонит начался – не спасли. Осталась я одна с двумя детьми в тридцать два года…

Даже о смерти мужа она сообщала, как будто речь шла о постороннем человеке, возможно, из-за давности происшедшего. Хорошо, что сказала об этом, я впрямь подумала – брошенка или разведёнка.

– А муж-то хороший был? – не выдержала я.

– Какой там… Он старше от меня на восемь лет, я совсем молоденькая замуж вышла. Трезвый – хороший был, жалел меня, а когда выпивал – не знала за каким деревом прятаться. Любил подраться… – без сожаления сообщила попутчица.

Почему за деревьями пряталась я не поняла: наверное, по саду гонял.

В свои семьдесят два года она выглядела неплохо, да и внешность совсем не противная, а в молодости была, скорее, привлекательной.

– И что, за все сорок лет не нашлось мужчины для вас? – спросила я об этом для того, чтобы убедиться была ли любовь к мужу настолько сильной.

– Конечно находились! Но я боялась за них замуж выходить…

– Почему?

Мне стало интересно: муж гонял, а она прощала ему. Любила? Или из-за побоев боялась замужества вообще?

– Мы с мужем успели построить добротный дом. Я работала заведующей на птичнике в семидесятые годы, хороший доход имела. Машина у нас была «Волга», вообщем – жили хорошо.

Под словом «хорошо», думаю, подразумевалось – богато!

– Сразу после смерти мужа ко мне приехал свататься мой бывший одноклассник. С женой развелся. Оказывается, любил меня в школьные годы. Замуж позвал. Свой дом оставил семье, а ко мне явился, чтобы стать хозяином моего дома… Я боялась ему довериться: думала на мой дом позарился. Он ездил, ездил ко мне, потом успокоился…

Почему успокоился, я не поняла. Умер, что ли? Но спросить об этом я не решилась.

– Дочки выросли, уехали в город учиться, там и замуж повыскакивали. Стали звать к себе, уговаривали продать дом. А я все за этот дом держалась и замуж боялась выходить из-за этого. Да и муж перед смертью сказал: «Машину продай, а дом…» – не успел сказать, что с домом сделать… И так понятно: не хотел, чтобы продавала.

Моя попутчица на время замолчала, с грустью смотрела в окно…

За окном мелькали распаханные поля, успевшие отдать свои урожаи да в ярком убранстве золотой осени лесополосы, чётко разделявшие участки земли.

После задумчивости, попутчица неожиданно продолжила:

– Внуки стали появляться один за другим, не наездишься к ним в город. Уговорили все-таки меня дети продать дом. Они думали: продам дом и поделю деньги между ними. А я сама была еще полная сил – сорок пять лет. Жить приживалкой у них не собиралась. Продала я свой добротный, большой дом в селе и купила в городе дом поменьше.

Первое время дочки с зятьями приходили часто: помогали с огородом, в доме что-то делали. Все интересовались: на кого я завещание написала. Я им отвечала: «Кто из вас заслужит, тому и отпишу». Они стали соревноваться между собой, чтобы добиться моего расположения. И ссориться стали: кто же больше мне помогал, – попутчица лукаво улыбнулась, довольная собой.

Вот это характер! И чем же все закончилось, кто победил? – заинтриговала меня попутчица.

– В городе я устроилась на хорошую работу – заведовала продуктовым складом. Это в девяностые годы! Снабжала продуктами себя, семьи дочек и нужных людей, – продолжала наслаждаться собой попутчица. – Да и кавалеры повадились один за другим. А замуж так и не решилась, жаба
Страница 2 из 5

ела, за дом беспокоилась.

Хорошо что с критикой к себе относится! Жалеет, что не так жила, решила я.

– А теперь… дочки, зятья… и внуки – ездить перестали. Так… разве в день рождения да в какой-то праздник нагрянут, а чтобы позвонить, поинтересоваться: «Как ты, мама, себя чувствуешь?» Не очень-то… Часто вспоминаю слова мужа, когда ездила с ним на «Волге»: «Садись, мать, рядом: меня не будет – никто тебя рядом не посадит». Точно сказал!

Вот была в гостях, называется – столько денег своих потратила! Внук сейчас наседает на меня: уговаривает продать дом, мне купить квартиру, чтобы остальные деньги в свой бизнес пустить. А куда я без дома? В огороде сама пока справляюсь, силы еще есть! – все с той же твердостью, отрезала мне попутчица.

Зря я подумала, что она о чем-то жалеет…

– И что, за все время так никого и не полюбили, чтобы пустить в свой дом? – докапывалась я до ответа на свой главный вопрос.

– Нравился мне один мужчина. Я с ним долго встречалась. У него свое жилье было. Обходительный такой был. Замуж звал. Но я стала замечать, что он стал прихрамывать. Костоед у него был… Я как узнала об этом – сразу отказала ему.

– А это что такое? – испугалась я.

– Болезнь такая – кости разъедает. Он через пару лет умер. Хорошо, что не вышла замуж, хоронить бы пришлось…

Я задумалась. Как, оказывается, страшен этот неизвестный мне костоед. А, может, он заразный? Передается – и души разъедает… Тьфу! Тьфу!

Меня встречал муж, и на перроне мы опять столкнулись с моей попутчицей. Она ткнула меня в бок и шепнула на ухо: «Ты что такого видного мужика бросаешь?»

Пора мне заканчивать с гостевым браком!

Измена

Прожив в браке семь лет – критический период семейных уз, я узнаю от подруг об измене мужа… И с кем?! Со своей начальницей! Приперла его, и он сознался, дурак…

Первое, что пришло мне в голову: сама виновата! Мало внимания уделяла мужу, плохо соблазняла, плохая хозяйка, страшная… И пошло-поехало…

А может, случайно получилось? Может, эта… как ее назвать помягче… нет, помягче не дождется… сама соблазнила его? Они – мужики слабые такие.

Жили мы с мужем как-то без страстей, любовь у нас земная была. Зато с огоньком строили планы: жить вместе долго, детей растить. И вдруг – на тебе!..

В таких случаях положено выть и душу себе терзать. Я не выла, но злость меня взяла. Злость такая, что хоть бомбу из нее делай – всю контору мужа разнесла бы вместе с начальницей!

Что же мне теперь со всем этим делать? Спокойно жить не смогу – в этом я была уверена. Но и скандалов он не дождется. Толку? Будет оправдываться, а потом еще про себя вздорной бабой назовет. И вообще, чего это я буду страдать, если он виноват? Вот и надо, чтобы страдал. Надо только придумать, как.

Муж после всех честных признаний и раскаяния в напряжении ждал бури. А бури не было! Шли деньки, и я была спокойна и невозмутима. Сама же лихорадочно думала: что делать, что делать???

Через некоторое время у меня созрело: отомстить! Как отомстить, я еще не знала, но червячок уже начал точить сознание. На помощь червячку, как это часто бывает, и помощь подоспела. Она пришла в виде путевки в санаторий.

Я давно хотела подлечить свой желудок. А тут на предприятие, где я работала, приехал распространитель путевок. Путевка в санаторий – в Ессентуки! Правда, цена кусалась… Но и тут удача улыбнулась! На работе знали о моем недуге, и мой начальник проявил сочувствие: предложил пятьдесят процентов оплатить за счёт предприятия. Как не согласиться?

Мужу об этом сказала, как отрезала. Да и как он мог мне перечить после такого?! Пусть чувствует свою вину!

И вот я, такая вся из себя, появилась в санатории. Жизнь в санатории до обеда – это больница: сплошные анализы и процедуры… Ну а вечером – это отдых. Расслабляйся, лечи душу!

Одиноких женщин – половина отдыхающих, одиноких мужиков – процентов двадцать. Из них половина – старики. В общем, налицо дефицит. Один мужик на пять женщин. Не воевать же! Моя мечта отомстить мужу как-то сразу стала угасать. А маленький червячок уже превратился в большую гусеницу.

Познакомившись с женщинами, которые сами не прочь развлечься, мы решили пойти на танцы. В наш санаторий захаживали мужики и из соседних санаториев. Так как в нашей группе жаждущих я была моложе всех, ко мне тут же прилепился мужичок в красном пиджаке и с толстой золотой цепью на шее. Мы познакомились, танцевали весь вечер. Три дня встречались, потом – ресторан. Пора расплачиваться. Пригласил в свой номер. Вот, оно, пришло время отомстить!.. И я без особых прелюдий, подчинилась страстному желанию своего знакомого.

Надо сказать, он был совсем не на высоте, неинтересен он был, но обвинил во всем меня, назвав «доской». На том и распрощались…

Моему знакомому, может, и не совсем было комфортно, зато я ушла с чувством глубокого удовлетворения. Свершилось! Вот она, женская месть! С каким довольным лицом я предстану перед своим мужем! И здоровье поправила, и отомстила!

Но по пути домой в мозгу завелся новый червь: а вдруг залетела?.. Я отмахнулась от этой мысли, как от нелепой чуши, но тут вспомнила, что в последний вечер узнала от своего ухажера – он работал дальнобойщиком! А у них ведь «любовь» в пути случается везде и с кем попало. Вдруг он был болен чем-нибудь?!

Чувство победителя почему-то перестало ко мне возвращаться. В город я въезжала уже полная ужаса. Я стала представлять только одно: как во мне развивается страшная болезнь и как одновременно растет живот. «Он заразил меня! И я беременна неизвестно от кого!» – засело в мозгу. Чем яростнее я отбивалась от этой жуткой картины, тем навязчивее она становилась. В конце концов меня охватила такая паника, что по приезду я долго не решалась войти в квартиру. Боялась смотреть мужу в глаза, пробубнив, что болит голова, убежала в спальню.

Ночь превратилась в кошмар, которому не было конца. Едва дождалась утра, не позавтракав, даже не накрасившись, я помчалась к гинекологу.

Гинеколог, моя приятельница, выслушав мою историю, высказала мудрую мысль:

– Дорогая, мужу изменять можно только по большой любви или за большие деньги! А мстить таким способом… Вот теперь вся в испуге. Кого наказала? Дай, Бог, чтобы все обошлось.

Все обошлось, слава Богу – анализы подтвердили.

Вот что такое счастье! Даже не помню, когда я была последний раз так счастлива. Я примчалась домой, обняла мужа, расцеловала его обомлевшее лицо и с огромным чувством, переполнявшим сердце, выпалила:

– Я тебя люблю, люблю, милый, родной, единственный!

И это была правда. Не знаю, как мы оказались в спальне, но он был очень благодарен мне за то, что я его простила. Таким благодарным он не был никогда!

Биологические часы

Прошло три года после смерти мужа. Обширный инфаркт, а вернее разрыв сердца. Упал прямо на рабочем месте, в своем кабинете. Никаких признаков болезни не предшествовало этому: всегда был веселый, жизнерадостный. В семейной жизни также было без трагедий, даже крупных ссор не припомню. А может забылось, как это бывает после ухода близкого человека. Работа? Пожалуй, да! Работа отнимала у него много сил и нервов. Руководитель
Страница 3 из 5

большого предприятия, которое он создавал с нуля в тяжелые девяностые годы.

У сына своя семья: жена, двое детей. Приличная работа. Я стараюсь больше быть с внуками, помогая им, отвлекаюсь от одиночества. Начиная с весны и до осени нахожусь на даче. Здесь работы – некогда скучать! На выходные регулярно приезжают сын с невесткой, внуки. Ну, а к зиме я возвращаюсь в свою квартиру. Сын звонит каждый день: справляется о моем самочувствии. Все как у всех…

В пятьдесят два года остаться одной… Теперь вот три года одна радость: кухня, диван и телевизор. И этот ненавистный пульт – переключатель каналов! Иногда ранним вечером швырну этого монстра подальше, закрою глаза и лежу неподвижно. А до сна еще ждать и ждать.

Что удивительно: раньше, когда работала, хотелось шить, вязать, читать, а времени на это не было! Теперь же времени – уйма, а ничего не хочется. Не хочется наряжаться, заниматься собой. Подруги приглашают в гости, а я каждый раз нахожу отговорки.

Тут я вспомнила: скоро день рождения у Ирины – давней подруги. Последние три года поздравляла ее только по телефону, а чтобы поехать поздравить – искала оправдания. Она уже и не приглашает, знает – опять найду причину. Вспомнила про подруг, и сердце заныло. Первое время после смерти мужа они поочередно навещали меня, поддерживали… Нет, все-таки я неблагодарная! У Ирки юбилей в этом году – пятьдесят пять, как и мне. Вот соберусь и поеду! Заодно всех увижу.

Позвонила знакомой, узнала где Ирина собирается отмечать юбилей. Я решила сделать сюрприз. Вот всех удивлю!

Утром первым делом отправилась в парикмахерскую – возвращать «былую молодость и привлекательность». После салона, взглянув в зеркало, впервые, за три года сама себе понравилась! Осталось приодеться. Долго, долго ковырялась в шкафу, но ничего путного не находила. Да к тому же все наряды напоминали о наших с мужем встречах с друзьями. Нет, только не эти! Бросила в сердцах все наряды на пол. Больше их не надену! Раздам родственникам.

Отправилась в фирменный бутик и купила себе новую модную юбку и блузку. Обувь покупать не пришлось: несколько пар новеньких туфель были куплены давно и дожидались своего часа. Посмотрела на себя в зеркало, упакованную, и удивилась: «Да еще ничего!» Где-то глубоко-глубоко затеплилось желание нравиться, как это было раньше, в той жизни.

По пути в ресторан купила букет роз и в такси давала себе установку: улыбаться и своим видом показывать всем – я в порядке! В жалости не нуждаюсь!

– Ой, Людмила!!! – ахнула Ирина. – Не верю своим глазам, как же я рада тебя видеть!

Мы обнялись и расцеловались носами, как это раньше всегда делали при встречах. У меня даже слезы выступили – вспомнила эти наши милые прикосновения. Вместе рассмеялись.

Тут стали подходить гости, обнимали и поздравляли юбиляршу. Несколько семейных пар были нашими общими друзьями. Много лет мы встречались и общались, опять же, в той жизни. И вот теперь они поздравляли с юбилеем не только Ирину. После моего трехлетнего затворничества друзья переходили ко мне – обнимали и целовали.

В ожидании остальных гостей мы расположились по краям зала для торжеств: кто стоял, кто сидел в креслах.

– Люда, привет, дорогая! – услышала я и тут же почувствовала, что кто-то со спины обнял меня за плечи.

– Игорь???

– Да, Люда, это я. Что изменился?

– Ну, да, изменился… Понимаю. Как ты? Не женился?

– Нет, как видишь, пришел один. Два года уже прошло.

– Прости, Игорь за то, что не была на похоронах Жанны. Была в санатории в это время, сын отправил на реабилитацию после смерти мужа. Я узнала об этом позже. Помнишь, звонила тебе?

– Если честно – не помню! Тогда многие звонили, соболезновали… Онкология. За полгода Жанна сгорела… – напомнил Игорь. – Ну не будем о грустном! Я рад встрече, рад твоему хорошему настроению. Мне говорили, что ты отгородилась от всех и замкнулась. Да я сам в таком же состоянии нахожусь до сих пор… Остается только вспоминать те годы, когда мы вместе дружили семьями.

– Так, ребята, не грустить! – увидев наши, видимо, потухшие лица, призвал муж Ирины.

Ведущий церемонии пригласил к столу, и все стали дружно рассаживаться.

Юбилейное торжество проходило на уровне! Муж Ирины и их дети постарались. Тут тебе и сценарий, и даже цыгане с песнями и плясками! А столы!!!

В перерывах Игорь подходил ко мне, и мы продолжали разговор друзей по несчастью. Остальные наши друзья, видя нас вместе, чуть ли не хором шутили: «Да вы так хорошо смотритесь вместе! Вдовец и вдовица! А не пора ли вам объединиться?» Мы, конечно, отшучивались.

– Люда, а ведь на подходе почти у всех у нас скоро юбилеи. Вот будут поводы чаще видеться, – нарочито радостно заявил Игорь.

– Да, хочешь не хочешь, придется отмечать, – ответила я.

– И, пожалуй, я первый! У меня через месяц, если ты не забыла. Дети мои уже готовятся. Так что приглашаю тебя. Потом сообщу время дополнительно.

– Спасибо, Игорь. Я постараюсь.

Действительно, через две недели Игорь позвонил и пригласил на свой юбилей, сообщив, что отмечать будут у сына, у него свой большой дом. Были приглашены не только друзья Игоря – семейные пары, но и их дети, и внуки! Было шумно и весело. Давно мы не собирались такой дружной компанией.

В этот раз нас стали «женить» не только друзья, но и наши дети! Как будто все были в сговоре. Я, конечно, принимала все за шутки. А вот Игоря, видимо, они заставили задуматься.

Через три дня он появился у меня на пороге с цветами и коробкой конфет. Посидели, попили чай. Поговорили ни о чём.

Такой конфетно-букетный период продолжался около месяца. Игорь приходил в гости раз в три дня, так как работал посменно. Попьем чая и распрощаемся…

И чего он хочет? Странный, думала я. Наверное, смелости не хватает завести разговор о наших отношениях? Может, мне первой стоит поговорить? Человек он хороший. Оба одиноки. Друзья и дети уже нас «поженили», а если что – стерпится, слюбится – направляла я себя на компромисс с самой собой.

После такого очередного визита я решила пригласить Игоря на свою дачу. Вот там, пожалуй, и получу ответы на все свои вопросы, надеялась я. Он принял мое предложение.

Я заранее поехала на дачу. Дачей я называю загородный дом в поселке, недалеко от города. Время было – поздняя осень. Деревья в саду уже сбросили последние листочки и уныло скучали. Земля по ночам уже покрывалась ажурным инеем, хотя днем солнечные лучи еще старались отдать ей свое последнее тепло. Почти все работы на даче были уже завершены.

Оставалось посадить чеснок под зиму. Вскопать грядку, надеялась, поможет Игорь, а я посажу чеснок, чтобы специально для этого не приезжать.

Я решила истопить баню, так как это делала всегда по приезде, да и с целью обогрева. Осень уже успела охладить некогда теплое помещение. Пока топилась баня, я со старанием приготовила обед. Тут и Игорь подкатил на такси.

– Здравствуй, Людмила! – поздоровался он, слегка обняв меня. – Вот, возьми вино – французское, – подчеркнул он.

– Спасибо! Давно я не пила французского вина.

– А что это у тебя труба дымит? Неужели баню истопила? Как же давно я не был в вашей бане!

– И баню истопила,
Страница 4 из 5

и обед приготовила, как всегда раньше делала, – нежно улыбнулась я Игорю. – Проходи! Не заставлять же сразу работать.

– Что, прямо сразу в баньку?

– Конечно! Раздевайся! Ты как, по очереди хочешь париться или вместе? – задала я провокационный вопрос.

– А ты как хочешь? – без энтузиазма ответил Игорь вопросом на вопрос.

Я растерялась, но тут же вспомнила, что раннее решила взять инициативу в свои руки.

– А давай вместе! Веничками побьем друг друга!

Вот с этого момента я начала злиться. Я считала, что Игорь, как настоящий мужчина, должен был обязательно дать ответ: «Конечно, вместе!» Часы для меня начали отсчитывать обратный отсчет, но виду я не подала. Игорь разделся и первый вошел в парилку, естественно, в плавках. Надев свой красивый купальник, я последовала за ним. Мы уселись на верхней полке, как два воробья, прикрыв головы «тюбетейками». Разговор продолжался в том же духе, что и в квартире за чаем. И никаких попыток… Я переводила разговор на веселые воспоминания из нашей дружбы и этим разнообразила наше «интимное» общение. Желание проявить себя женщиной, вызывая ответные чувства у мужчины, который зачем-то приехал ко мне, пропало. Вместо этого я предложила Игорю массаж веником. И тут уж я дала волю своим «чувствам»! Хлестала его спину «от души, с усердием», до тех пор, пока он не попросил пощады. В ответ он меня тоже похлестал веником, совсем без усердия… и без ласки.

Мы поочередно приняли душ, еще раз попарились… Пора и обедать!

– Игорь, у меня есть водка и коньяк. Что ты будешь?

– Да, пожалуй, после бани – лучше водочки.

Игорь налил мне вина, а себе водки. Выпил рюмки три.

После выпитого фужера французского вина я подобрела, уже почти не злилась и ругала себя за «крамольные мысли» в парилке. Оправдывала Игоря, его сдержанность. Баня, еда и горячительное расслабили нас за трапезой:

– Спасибо тебе, Людочка! Ты мне такой релакс устроила. Давно мне не было так хорошо, – сладостно произнес Игорь.

– Игорь, ты иди в комнату отдыха, посмотри телевизор, а я со стола пока уберу.

Я быстренько распихала остатки еды в холодильник. Посуду мыть не стала. И минут через пять вошла в комнату отдыха и услышала храп с присвистом. Игорь спал… Мои внутренние часы, приостановившие обратный отсчет во время обеда, снова пустились в ход… Мне захотелось выйти на воздух. Тут я вспомнила, что у меня было в плане посадить чеснок. Я принялась сама копать землю с таким усердием, какое у меня бывало лет двадцать назад. И откуда только силы взялись? Я вскопала большую часть земли под грядку, посадила чеснок. Еще кое-что по хозяйству управилась, а силы не покидали меня. Наверное, горы могла сдвинуть… Начинало вечереть.

Управившись со всеми делами, я вернулась в комнату отдыха. Игорь по-прежнему сладко спал. Уже прошло три часа со времени появившегося первого храпа-сапа!

Я не знала что предпринять. Сердце стучало не в такт часам. Я решила вызвать такси.

– Игорь, просыпайся!!! – трясла я его за плечо.

– Что? А,.. – не понимая где находится, спрашивал он ошалело.

– А ничего, Игорь. Вставай! Тебя такси ждет!

Придя в себя он, с перепуганным видом, виновато засуетился… Не знал в какую дверь вписаться…

– У нас с тобой не совпадают «биологические часы»!!! – ехидно-радостно прокричала я вслед Игорю.

Я осталась одна ночевать в теплой комнате отдыха и была этому рада. От одиночества может спасти только одно лекарство – любовь. Стерпится, слюбится – не спасает… Одна надежда – на любовь близких…

Катенька

Воспитывалась Катенька в семье с патриархальными взглядами. Если замуж, то на всю жизнь: сама выбирала, никто не мешал. А если скандал какой в семье и что, мол, передумала быть замужем – обратной дороги нет. «А что люди скажут? И кто тебя после этого замуж-то возьмет? И на порог не пустим, разбирайтесь сами!»

И разбиралась Катенька сама. Слезки и сопельки – все в себе! А наутро опять как ни в чем не бывало. Куда бежать? Некуда! Да и детишек уже двое: куда с ними? Вон у соседки еще хуже: драка за дракой! А она, слава Богу, не битая. Даже завидовали Катеньке! Семья как семья.

Собралась однажды Катенька с семьей в отпуск на море! Почему бы не поехать? Чёрное море почти рядом: часов восемь езды! Машина Жигули – шедевр советского автопрома! Махнули к морю по Военно-Грузинской дороге через Кавказский хребет, чтобы убить двух зайцев: увидеть всю красоту гор и сразу у моря оказаться.

Вся Грузия лежала у ног Катеньки! Начало лета. Окутанные пышной зеленью высокие горы радовали глаза, а обрывы вдоль дорожного серпантина пугали своей глубиной. В этой пугающей глубине змейкой скользили речки, а на склонах гор ютились редкие домики, и вился дымок, казавшийся таким слабеньким в огромном пространстве горных ущелий. Вспомнились Катеньке строки всех известных ей поэтов и прозаиков о неповторимой красоте этого края.

И вот впереди показалась сияющая гладь моря! Вся семья, увидев впервые море, затаила дыхание. Чёрное море! Безбрежное, бесконечное. И совсем не чёрное. Непередаваемые чувства!

Первым у моря оказался поселок Махинджаури, близ города Батуми. Выбрали пансионат на берегу. Правда, с детьми туда не пускали, но мужу как-то удалось уговорить начальника, пустили в конце концов. Пансионат небольшой: один двухэтажный корпус, зато у самого моря, только дорогу перейти. Все условия для отдыха: комната на четверых, столовая рядом.

Наконец – море! Узкая прибрежная полоса из мелкой чистой гальки, на которой жарятся под южным солнцем обитатели пансионата. Июнь месяц. Море еще прохладное, но как не искупаться! Мужу не страшна холодная вода, а Катенька с десятилетней дочерью лишь иногда заходят в море, повизгивая и покрикивая. Трехлетний сынишка отказывается от купания: кричит на весь пляж, когда его пытаются приобщить к прохладной водице. Болтает только ножками по воле. Его больше занимают красивые морские камешки.

Так большую часть времени Катенька с детьми находится на берегу. Пляж маленький – на десятка два отдыхающих. Море тихое и прозрачное, небо синее, безоблачное. Благодать! Даже люди вокруг какие-то другие: как-то парами, парами… Без детей… Все на виду. Вот метрах в двух – пара уже не молоденьких. Лежат на боку лицом к друг другу, смотрят влюблённо в глаза. Она – расчесывает рукой волосы на голове мужа, а он, млея от этого, поглаживает ее по бедру… Совсем рядом еще пара: жена лежит на животе, выпрямившись, руки вдоль туловища, а он, сидя, с любовью массирует ей шею, вернее выпирающий хохолок на верхней части ровненькой спинки… А в море – пара «неравных»: он старше своей жены, наверное, лет на двадцать, а резвятся как дети!

Словом, что ни пара – то идиллия!

Ближе к полудню пляж начинает пустеть: пара за парой не спеша покидают его. И что удивительно, все уходят, взявшись за руки, а вернее – за пальчики. Да и по территории пансионата ходят со счастливыми лицами, держась за пальчики. А что уж говорить о вечерних прогулках – море всеобщей любви и блаженства!

Катенька впервые видела сколько счастливых пар.

И задумалась Катенька о своей жизни. У нее и в помине такой теплоты с супругом не было. И нет.
Страница 5 из 5

Ласковых слов вообще не слышала! Живут как брат с сестрой, не считая, конечно, спального ложа. А чтобы вот так, за пальчики, да с любовью в глазах…

Заныло сердечко, заболело от обиды, от жалости к себе. Оказывается, можно жить по-другому. А она что, хуже всех этих женщин? Детей родила, всю себя семье отдавала…

«Эх, мамочка, на саночках каталась я не с тем…» – вспомнилась песня.

Не выдержала Катя, высказала все это мужу. И пожалела. «Да кому ты была нужна?» – выпалил он в сердцах.

Поплакала Катенька от обидных слов, погоревала, да смирилась. Но запомнила…

Уже дома муж всё объяснил: начальник пансионата по секрету сообщил ему, что там останавливаются не семейные пары, а любовники. Катенька оторопела. Потом задумалась. Муж не бьет, не изменяет. Получается – идеальный муж? Семья как семья? Почему же ей так безрадостно? Все равно что-то здесь не так. Что-то не так.

А время бежит…

Неженское дело

Родилась я в деревне. Детство было трудным: крестьянского труда мне хватило с лихвой, всему научилась. Закончив школу – восьмилетку, в свои пятнадцать лет, я с радостью отправилась в город продолжать учебу. Техникум. Институт. Замужество. Дети. Двадцать лет городской жизни. Квартиры, квартиры: съемные, с подселением, общежития, без горячей воды, с горячей водой, наконец, улучшенной планировки со всеми удобствами… Жить бы да радоваться!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12260660&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.