Режим чтения
Скачать книгу

Дубай. Волшебный сон, ставший явью читать онлайн - Василий Журавлев

Дубай. Волшебный сон, ставший явью

Василий Витальевич Журавлев

Исторический путеводитель

Книга журналиста и путешественника Василия Журавлёва – лауреата телевизионной премии «ТЭФФИ», заместителя директора общественно-культурного центра «Клуб путешественников имени Юрия Сенкевича», лауреата журналистской премии «Серебряная чернильница», специального корреспондента журналов «Вокруг света» и «Вояж» – рассказывает об одной из интереснейших стран Востока – княжестве Дубай, во многом остающемся загадочным и незнакомым для российского туриста.

Благодаря высокому качеству сервиса, эксклюзивным возможностям приема гостей, гостеприимству и радушию населения Дубай занимает традиционно высокое место на туристском рынке России.

Василий Журавлёв

Дубай. Волшебный сон, ставший явью

В книге использованы фотографии С.М. Бурыгина, С.Н. Дмитриева, В.В. Журавлёва, Н.Н. Непомнящего

Книга выполнена при участии С.М. Бурыгина и Н.Н. Непомнящего

© ООО «Издательство «Вече», 2015

© Автор идеи и проекта Бурыгин С.М., 2011

© В.В. Журавлёв, 2011

© ООО «Издательский дом «Вече», 2012

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2015

Сайт издательства www.veche.ru

Дорогой читатель!

Перед тобой новая книга издательства «Вече», посвященная Объединенным Арабским Эмиратам. Это исторический путеводитель. В отличие от привычного многим путеводителя туристического, который ведет нас по дорогам страны от одного интересного объекта к другому, путеводитель исторический должен привести нас путями прошлого к сегодняшнему дню, показать истоки и через них дать понимание современности. Авторы книги взяли на себя очень непростую задачу. Дело в том, что доступных источников по истории этого региона крайне мало, хотя сама история этой части Аравийского полуострова насчитывает не одно тысячелетие (люди здесь жили еще со времен неолита) и полна знаменательных и волнующих исторических событий.

С.Г. Канаев

В эпоху древности эти земли входили в состав мало нам известного древнего царства Дильмун, которое играло важную роль, являясь неким мостом между цивилизациями Месопотамии и долины Инда. Историки до сих пор спорят, приводя доводы «за» и «против», был ли Александр Македонский на аравийских берегах Персидского залива (арабы называют его Арабским заливом или просто Аль-Халидж – Залив). Позже здесь существовали устойчивые торговые отношения с Римской империей. Есть свидетельства, что на островах у аравийского побережья могли находиться монастыри христиан-несторианцев. В Средние века знаменит был город Джульфар, любимым развлечением жителей которого была игра в шахматы. Остатки города, очевидно, поглотили морские воды, и найти их не удается до сих пор. Местные жители покажут вам не одно место, где, по преданиям, родился знаменитый Синдбад Мореход. Много загадок и легенд хранит еще эта замля, и авторы путеводителя попытались поднять завесу тайны и рассказать про историю той страны, которая сейчас называется Объединенными Арабскими Эмиратами. Иногда нехватку фактов они попытались заменить историческими аналогиями. Так на страницах путеводителя появилась овеянная некой аравийской романтикой фигура британского разведчика Лоуренса Аравийского. Вряд ли Лоуренс когда-либо бывал на берегах Залива – основная его деятельность связана с другой частью Аравийского полуострова – в первую очередь с Хиджазом, где проходила первая на полуострове железная дорога и где столкнулись геополитические интересы Британской и Османской империй.

Но наблюдения и оценки этого человека, который вжился в среду коренного населения и пользовался его уважением, имеют немалое значение для понимания жизни и психологии современных арабов. Простим авторам и некую романтику в духе Редьярда Киплинга, которая, тем не менее, добавляет колорит повествованию. Надеемся, что книга заинтересует читателя и даст ему возможность по-новому посмотреть на эту страну, ставшую популярным местом отдыха россиян, и ее жителей, а также правильнее понять традиции и обычаи этого гостеприимного народа.

С.Г. Канаев,

арабист, кандидат исторических наук

Дорогие читатели и путешественники!

Напомню вам, что Объединенные Арабские Эмираты – это федеративное государство, образованное в 1971 г., которое включает в себя семь эмиратов: Абу-Даби (86 % территории), Дубай (около 3,5 %), Шарджа (3,3 %), Эль-Фуджейра (2 %), Умм-эль-Кайван (1 %), Аджман (0,35 %), Рас-эль-Хайма (2,1 %). Роль административной столицы эмиратов выполняет Абу-Даби, экономической – Дубай, культурной – Шарджа. Самым богатым из всех княжеств по праву считается Абу-Даби. В Шардже в музеях собраны богатейшие коллекции исторических и художественных ценностей. Эмират Дубай – центр мировой торговли. Мы, группа издателей и журналистов, по любезному приглашению Департамента туризма и коммерческого маркетинга Дубая, посетили этот великолепный город.

Н.Н. Непомнящий, С.М. Бурыгин, В.В. Журавлёв

Впечатления от увиденного были настолько сильны, что мы решили написать исторический путеводитель по Дубаю. Хотя, скажем честно, нас отговаривали делать это, мотивируя тем, что «какая история может быть у пустыни»? Но тем не менее мы взялись за эту задачу и убедились в том, что в хороших руках любая пустыня за десяток с небольшим лет может превратиться в оазис с множеством торговых центров, высотных отелей, рукотворных островов, и история у всего этого окажется весьма интересная.

Дубай с высоты соколиного полета

Именно здесь находится самое высокое на сегодняшний день здание в мире – башня «Бурдж Халифа» (высота 828 метров – почти километр в небо!), самый большой и современный аэропорт, оснащенный лучшими марками самолетов. Любые товары лучших мировых брендов, огромное предложение золота и золотых изделий, электроники и текстиля. В Дубае хорошо как зимой, так и летом. Везде кондиционеры: ими оснащены автобусы, такси, магазины, отели и даже остановки общественного транспорта. Дубай – город, где дружно живут и работают выходцы из всех стран и континентов. Это город и страна одновременно, где удобно и комфортно жить и в городе, и в пустыне.

Нам остается поблагодарить Департамент туризма и коммерческого маркетинга правительства Дубая и директора московского представительства в России, СНГ и Балтии г-на С.Г. Канаева за помощь в подготовке книги и предоставленную возможность совершить поездку в Дубай. Вам же, дорогие туристы и читатели, доброй дороги, ярких впечатлений, хорошего отдыха и удачных покупок.

Ультрасовременный город с древними традициями

С уважением автор идеи и проекта серии

«Исторический путеводитель»

С.М. Бурыгин

С традициями прошлого – в будущее

Многие, съездив в Дубай, задаются вопросом, что это за страна такая, где всем хорошо? Может ли такое быть? Между тем это яркий пример того, как разумное отношение к родным природным ресурсам при низкой плотности населения и высокими моральными устоями руководителей может за несколько десятилетий превратить дофеодальную страну с родо-племенным строем в современное процветающее государство, где коренное население довольно своей жизнью. Кто-то очень удачно назвал Дубай «Калифорнией плюс
Страница 2 из 11

советская власть», только в этой «Калифорнии» нет американцев с их образом жизни, а в «Советах» – коммунистов. Здесь граждане страны и приглашенные иностранные специалисты не платят подоходный налог – за все уплатило государство. Для коренного населения Эмиратов существует по-настоящему бесплатное, а не фарисейски декларируемое медицинское обслуживание и образование на высшем уровне, в том числе и за границей. Для всех, а не для узкого круга приближенных шейха или владельцев нефтяных скважин.

Седая старина в центре мегаполиса

Форт – глинобитная крепость 1780 г.

Здесь не существует «понятия закона» вместо Закона как такового. Здесь полицейские не берут взяток, а чиновники не «осваивают бюджеты». Здесь нет ущербной жадности правителей, делающих бедными большую часть населения страны, а «труба» здесь не мерило всех человеческих ценностей, а всего лишь средство для достижения государственных целей в интересах большинства, а вместо либеральных ценностей, удачно приспособленных для политики «двойных стандартов», – племенная демократия.

Да, чем-то похоже на тот самый «Город Солнца», который возник в Средние века в грезах Кампанеллы и других социалистов-утопистов. И все же так и есть на самом деле, но принадлежит все это небольшому количеству местных жителей, остальные могут лишь временно пользоваться результатами разумного использования доходов от «черного золота», а по истечении контракта отправляться туда, откуда приехали в этот солнечный город-государство.

Римскую империю погубили не варвары, а страсть римлян к гладиаторским боям и прочим бесплатным развлечениям (а также, возможно, свинцовые трубы в термах и питьевых водопроводах). Испанию – золото индейцев, которое сначала сделало короля богатым, а страну – сильной, зато уже через два поколения желтый металл превратил потомков «железных дровосеков» – конкистадоров в расслабленных бонвиванов, гордящихся не своими достижениями, а дедовскими победами. Доступ к «нефти XV в.» – индийским пряностям и все тому же золоту лишь ненадолго сделал из португальцев счастливчиков и гордецов, а в действительности подточил изнутри их маленькую страну мореходов, контролировавшую полмира. Империи французов и британцев исчезли из-за дешевизны колониальных товаров и неумения увидеть в тех, кого они завоевали, равных себе людей.

Эмираты со всем своим богатством – полная противоположность одряхлевшей Европе и губящей себя своей «Великой миссией в мире» Америке, тешащей себя наивной уверенностью, что ее путь – лучший для всех. Эмираты бережно сохраняют свои традиции, которые кому-то могут показаться даже скучными примерами из прошлого «нецивилизованного народа», но при этом страна во всем устремлена в будущее.

Знакомство с любым городом лучше всего начинать с краеведческого музея. Именно состояние и коллекции такого редко посещаемого самими горожанами места лучше всего расскажут об их городе и о них самих. Дубайский музей – не исключение. Он отлично иллюстрирует это наблюдение, подтверждая непреложную истину: с «мозгами» у нации все в порядке! Это – главный музей эмирата. Его легко найти во время прогулки по городу: он расположен на уютной площади возле улицы Аль-Фахиди (Al-Fahidi Street) в здании старой глинобитной крепости, в силу английской традиции именуемой «фортом». Здание это довольно старое, а по местным меркам просто древнее: его возвели еще в 1780 г. с целью защиты побережья от «лихих людей». Он сложен из камней ракушечника, а сверху обмазан в несколько слоев глиной. Более столетия с момента своей постройки он был не только самым крепким зданием в Дубае, но и служил постоянной резиденцией шейхов как символ их власти. Одновременно здесь же проходили заседания старейшин племен – прообраза будущего правительства. На территории крепости располагались также казарма для гарнизона и тюрьма, где на виду у всех содержали неугодных шейхам и обычных уголовных преступников.

Во дворе крепости

Легкий дом бедуина

После обретения независимости и появления свободных денег от реэкспортной торговли и добычи нефти правитель страны шейх Рашид озаботился сохранением исторического и культурного наследия Дубая. Одним из первых шагов на пути этой долгосрочной программы стало восстановление в 1970 г. старой крепости в ее первозданном виде, где вскоре расположился исторический музей эмирата. Проект восстановления старого здания, так же как и создание современного музея мирового уровня было поручено лучшим иностранным специалистам в этой области.

Музей – яркий пример того, что если уж в Дубае за что-нибудь берутся, то делают с размахом и не щадят на это государственных средств, однако частные пожертвования всегда приветствуются: создание этого музея обошлось правителям Дубая в несколько миллионов долларов.

Минуя старые корабельные пушки, через распахнутые ворота попадаешь во внутренний двор форта. Здесь выставлены старинные лодки доу, в том числе и «шаша» – маленькая рыбацкая лодочка-долбленка из пальмы. Этот тип доу еще совсем недавно использовался рыбаками на восточном побережье ОАЕ. Рядом, казалось бы, обыкновенная бочка. Однако ей уже не меньше полутора сотен лет: ловцы жемчуга и рыбаки использовали такие плавсредства в открытом море для хранения пресной воды. Но в отличие от европейцев, складывавших бочки на палубе или в трюме, где вода быстро протухала от жары и застоя, арабы тянули свой запас на тросе за кораблем: так содержимое охлаждалось и не портилось.

Несколько английских пушек напоминают о том, кто контролировал аравийские просторы на протяжении пары сотен лет и никого не допускал в свою вотчину.

К стенке крепости притулился «барасти» – летний дом бедуина с хорошо продуваемыми ветром стенками из листьев финиковой пальмы и нехитрым внутренним убранством, в сравнении с которым русская деревенская изба – просто дворец багдадского халифа.

Жилище жителя пустыни, продуваемое со всех сторон

Рыбацкая лодка

Чтение Корана

Старая корабельная пушка, «сошедшая» на берег

Музей Дубая можно осмотреть, то есть пробежаться по залам, даже за полчаса. Однако делать этого не стоит, особенно если правильно рассчитать время и для посещения выбрать час полуденной жары. Этот музей отличается от европейских тем, что здесь вы воспринимаете информацию не только глазами, но и ушами и даже… носом.

В левой стене форта находится экспозиция старинного оружия, в том числе кремневых ружей и винтовок, а также кинжалов– «ханджаров» прекрасной старой работы, украшенных чеканкой по серебру. Рядом выставлены старинные музыкальные инструменты. В отличие от привычной музейной пыли и тишины здесь звучит арабская музыка, синхронизированная с голограммой танцоров на стене, и так этот полутемный зал заполняется атмосферой дубайского праздника.

А затем вы снова выходите на слепящее солнце и проскальзываете в соседнюю дверь: здесь начинается спуск по винтовой лестнице в основную экспозицию. Сначала трехминутный фильм о Дубае дает представление о том, как развивался Дубай в течение нескольких десятилетий. Затем по трапу, словно вы прибыли в Дубай на доу, попадаете в порт. Фигуры
Страница 3 из 11

носильщиков из воска сгибаются под тяжестью мешков с индийскими пряностями и африканским кофе, а рядом в кофейне отдыхают «морские волки» – капитаны доу и судовладельцы. Они обговаривают условия следующего фрахта и торгуются о цене доставки груза.

Всего несколько шагов отделяет кофейню от старого «сука» – так по-арабски называется рынок, бывший всегда средоточием городской жизни. С помощью все той же голографии со старых фото воспроизведены фигуры трудолюбивых ремесленников. Каждый занят своим делом и не обращает никакого внимания на посетителей: переплетчик, гончар, чеканщик, портной, торговец текстилем и продавец благовоний… Выставлены предметы старого быта и рабочие инструменты, в ушах звучат звуки бурлящей жизни старого рынка, в воздухе витает сложная смесь пряностей, доставленных сюда со всех уголков восточного мира.

Вместо привычного для музея паркета – под ногами песок. Так, словно мираж в пустыне, возникает иллюзия реальности всего происходящего. Можно посмотреть в окно медресе – коранической школы при мечети и услышать бубнеж – это своими нестройными голосами мальчишки читают Коран. А можно заглянуть даже в спальню в доме богатого торговца!

Вот так выглядела торговля жемчугом в Дубае много лет тому назад: две фигуры толкуют о чем-то своем возле старых весов с чашками. Один покупает жемчужины прямо у капитана с корабля артельщиков-ныряльщиков, а другой уже скупает оптом у него и затем с выгодой для себя сбывает товар иностранным купцам.

«Бедуинская мадонна»

На подступах к Хатте

Повернете направо и окажетесь в темном зале: это «пустыня ночью». Ведь именно ночью оживает пустыня, а лунный свет вдохновлял поколения арабских поэтов – один из них сидит в окружении бедуинов у костра… Стоит прочитать надписи под витринами этого зала – в них немало интересной философии, раскрывающей тонкости взаимоотношения человека и пустыни. Следующий зал рассказывает о корабелах – строителях доу и ныряльщиках. Потолок сделан так, что возникает ощущение, будто находишься на дне моря, но солнечный свет все же пробивается сквозь толщу воды.

Стоит задрать голову повыше, и видно днище промыслового доу и даже торчащие ноги ныряльщика, который только что всплыл с очередной корзиной, полной раковин-жемчужниц.

Следующий зал посетители, как и во всех прочих музеях мира, привычно проходят, не задерживаясь: в витринах выставлено «самое скучное», то есть археологические находки из раскопов. И все же здесь стоит задержаться и посмотреть на реконструкцию могильника бронзового века в горном районе Хатта – самом зеленом и прохладном месте Эмиратов в наше время. В обнаруженной британскими археологами могиле покоились несколько поколений древних обитателей Дубая. Особенность такого захоронения в том, что могила была разделена на несколько отсеков. Когда один «отсек» заполняли тела усопших, его закрывали. Когда вся могила заполнялась, то часть костей предков выбрасывали, а освободившееся место снова использовали. Подобные некрополи были обнаружены также на территории г. Абу-Даби и в городке Аль-Айн.

На наших картах принято писать «Персидский залив», жители же Аравийского полуострова называют его «Аравийским заливом», французы обозначают как «Аравийско-Персидский залив», британцы, как самые большие дипломаты, называют его просто «Залив». Дубайцы, как и многие арабы, также часто говорят не «Аль-Халидж Араби», то есть «Арабский залив», а просто – «Аль-Халидж», то есть «Залив». Такое общее название примиряет всех.

За миллионы лет до пустыни и позже

Более сотни миллионов лет тому назад территория современной Аравии являлась частью африканского континента и климат здесь был совершенно иной: он напоминал восточноафриканскую саванну наших дней. Вместо сухих русел рек – вади текли полноводные реки, несшие прохладу саванне и пустыне. Теперь же горные реки наполняются чистой водой лишь раз в год. Вместо верблюдов и мелких арабских зайцев по их берегам водились бегемоты и крокодилы. Персидский залив тогда напоминал крымский лиман, а там, где сегодня царство песков, плескалась пресная вода.

Белый орикс

В пустыне оазис – творение рук человека

Мощное наступление пустыни начнется гораздо позже, а пока в этих краях около семи тысячелетий назад – в позднем каменном веке – появляются первые стоянки людей. Это – скотоводы, пришедшие, скорее всего, из Северной Аравии и Сирийской пустыни. Зиму они проводят на побережье, где ловят рыбу на костяные крючки, собирают моллюсков и прочие «дары моря». На зиму уходят в природные оазисы, где было достаточно воды, в окрестностях встречается достаточно корма для скота, а пустыня становилась местом охоты.

Первые контакты кочевых племен с внешним миром произошли не ранее четырех с половиной тысяч лет тому назад, когда развитие навигации и появление первых караванных троп в пустыне позволили морякам и купцам Месопотамии пробиться в дикую страну, лежащую за пределами тогдашней цивилизации. Жители Месопотамии снабжали племена керамической посудой и другими гончарными изделиями, а также бронзовыми инструментами. По уровню своего развития кочевники стояли гораздо ниже жителей благодатных долин Тигра и Евфрата и не владели еще теми ремеслами, которые были уже высоко развиты в Междуречье. Скорее всего, происходил натуральный обмен, то есть жители Аравии получали нужные им товары у жителей Междуречья, а от них поступал жемчуг. Этот исторический период принято называть «цивилизация Умм-аль-Нар» в силу того, что на небольшом острове в Абу-Даби был раскопан большой могильник, в котором были обнаружены предметы, происхождение которых четко указывает на тесную связь местных жителей с культурами Южного Ирана, Белуджистана и долины Инда.

Копи царя Соломона

Около II тыс. до н. э. на территории современных Эмиратов возникает цивилизация Маган. Тогда же в этом регионе начинают развиваться гончарное ремесло и добыча меди – одного из самых ценных металлов той эпохи, необходимого для изготовления бронзовых предметов. Царство Маган начинает развиваться быстрыми темпами и процветать. В те далекие времена импульсом для развития государства служит не добыча нефти, как в наши дни, а разработка богатых месторождений медной руды. Маган, в силу скудости знаний о ней, цивилизация совершенно неизученная, а потому и во многом загадочная. Практически никаких следов этой материальной культуры археологам до сих пор обнаружить не удалось. Доподлинно лишь известно, что торговцы из Магана снабжали Междуречье медью и диоритом, который добывался на копях в горах Хаджар (Оманские горы). В 2350 г. до н. э. шумерский царь Саргон напал на Маган, но путь ему преградила хорошо подготовленная армия «32 городов», объединившихся для отпора внешнему врагу. Возможно, в Магане существовала иная форма политической организации, отличная от восточных деспотий и напоминающая греческие города-полисы.

Древние ассирийцы и персы называли этот район Аравии «Мака», или «Макия». Сохранился барельеф, на котором выбит персидский «царь народов» Дарий II. На этом же камне высечены и портреты «макийцев». Они одеты в короткие юбки и вооружены длинными кинжалами.
Страница 4 из 11

Нечто подобное можно и сегодня увидеть в Эмиратах, где рыбаки и другие мореходы носят нечто наподобие юбки, а кинжал лишь совсем недавно перестали носить как необходимый атрибут мужского костюма.

Судить об этой богатой древней стране, богатство которой было основано на вывозе меди, можно не по результатам раскопок археологических партий в Эмиратах, а по древним клинописным табличкам из Месопотамии. Многие исследователи склонны считать именно Маган страной, где располагались легендарные «Копи царя Соломона». Во II тыс. до н. э. упоминания об этой процветающей стране неожиданно прекращаются, словно она исчезла с лика земли. Возможно, это связано и с тем, что наступил железный век и потребность в медной руде в таких количествах резко сократилась. Однако из плодородного Магана доставляли еще и фрукты, и овощи, и тростник, необходимый для строительства судов, а также папирус.

Сторожевая башня былых времен

Иллюстрация из древней книги мудрости

Методы средневековой медицины: растяжка суставов

Возможно, все дело не только в меди, но и в том, что климат в этих краях стал резко меняться и началось наступление пустыни. Одним из объяснений «климатической катастрофы» в древности может быть и то, что ради добычи медной руды и плавки целыми рощами вырубались акации и другие деревья, что и привело к наступлению песков. Также произошло поднятие суши над уровнем моря, в результате чего вода ушла глубоко под землю. Нечто подобное, но в миниатюрном, островном варианте, произойдет спустя тысячелетия на острове Пасхи в Тихом океане, где также были вырублены леса и истреблена вся дичь, что привело к междоусобной войне и гибели осколка древнейшей цивилизации.

Наступает длительный период упадка. В клинописных табличках Междуречья больше не встречается ни одного упоминания о Магане. Остается неизвестным, что же происходило на этой обширной территории несколько столетий подряд. Нам известно лишь то, что в I тыс. уже нашей эры происходит приручение и одомашнивание верблюда. И все же, несмотря на развитие ремесел, скотоводства и морских промыслов, это эпоха застоя и повторения не раз уже пройденного во времени. Культура полукочевников существует вне постоянной связи с ценностями античности, хотя лежит в пределах Ойкумены, то есть доступного и достаточно известного тогдашнего мира…

Старик

Мотивы «1001 ночи»

Музыканты (восковые фигуры)

Долгое затишье и застой сменяет резкий скачок в развитии. Толчок ему дают победоносные военные экспедиции в Азию последнего из великих греков – Александра Македонского. Создание македонской империи и новый передел старого мира затрагивают и жизнь на побережье Персидского залива: оно невольно втянуто в торговый оборот стран Средиземноморского мира. Современная Аравия больше не считается недоступной и дикой территорией.

Во время раскопок археологических памятников в наши дни находят немало греческих амфор с клеймами мастеров с острова Родос, сирийские и персидские поделки из стекла и многое другое, что заставляет чаще биться сердце знатока древностей.

Под зеленым знаменем

В 622 г. племена на побережье Персидского залива добровольно, без всякого нажима со стороны своих правителей принимают ислам. Проходит всего десятилетие с момента смерти пророка Мухаммада, и неожиданно на Восточном побережье, где сегодня располагается эмират Фуджейра, в Диббе, ныне излюбленном месте погружения дайверов, начинается восстание отступников и ярых противников новой религии. Между враждующими сторонами происходит кровавая битва, в которой побеждают мусульмане. С этого момента и по сей день ислам становится основной религией на всем Аравийском полуострове.

Через сто с небольшим лет в Багдаде возникает мощный центр власти – Аббасидский халифат. Ему нужен выход к морю – и такой находится: города-порты побережья Залива ведут бойкую торговлю и быстро богатеют. В Дубае развивается Джумейра – на том месте, где сегодня возвышаются дорогие отели, а пляжи манят чистым золотистым песком, в те времена стояли крупные дома торговцев, склады и дом правителя с башней-крепостью.

Вторым крупным по тем временам был порт Джульфар на территории современного эмирата Рас-аль-Хайма. В средневековых источниках сообщается, что доу купцов из этого города-порта совершали многомесячные плавания в период муссонов даже в далекий Китай.

В дальнем походе. Старинная миниатюра

Однако централизованная власть в Багдаде постепенно слабела, утрачивала возможности контроля над своими вассалами, и «вертикаль власти» стала постепенно разваливаться: местные шейхи хотели иметь все больше власти для себя и как можно меньше управления из далекого «центра». Багдад уже не мог остановить процесс завоевания независимости своими окраинами, то есть распад своего государства. Так в VIII в. в Заливе появляются султанаты и шейхства, полностью или почти свободные от правителей Багдада, но зато тесно связанные между собой кровными узами или вассальской зависимостью.

Борьба между кланами за первенство приводит к тому, что в XIII в. верх над всеми берет султан Омана, а прочие правители оказываются у него в вассальской зависимости. Столица султана Маскат становится экономическим центром и морской столицей Персидского залива, куда заходят и каракки, науш редондуш (на таких Колумб открыл Америку), и каравеллы европейских купцов, в основном португальцев. В своих записках они упоминают и о Дубае, население которого занимается добычей и продажей жемчуга и процветает на фоне бедного житья-бытья кочевников-бедуинов.

Не меньшей славой в те времена пользуется и порт Джульфар. Это город купцов и мореходов, которые совершают многомесячные переходы «по торговой части» за товарами в Восточную Африку, Индию, Юго-Восточную Азию (главным образом Индонезию) и, конечно же, Китай. Как одним из мест рождения сказочного Синдбада Морехода считается оманская столица Маскат, так город Джульфар – родина прославленного арабского мореплавателя, географа и поэта XVI в. Ахмеда ибн Маджида, которого современники уважительно называли «Морским львом».

Из досье ИП:

Ибн Маджид Ахмед – выдающийся арабский лоцман и теоретик мореплавания. Происходил из семьи моряков. Жил во 2-й половине XV в. В 1498 г. провёл корабли Васко да Гамы от восточного побережья Африки до Калькутты. Написал около 40 работ (большей частью в стихах), представляющих собой обстоятельный свод теории и практики морского дела арабов, основанный на богатом практическом опыте и материалах предшественников. В них описаны маршруты, которыми водили суда арабские мореплаватели от Занзибара и Мадагаскара до Тайваня и отдалённых островов Индонезии. Опыт Ибн Маджида и других арабских мореходов во многом помог развитию европейского судоходства в Индийском океане. Об Ибн Маджиде можно прочитать в книгах: Крачковский И.Ю. Арабская географическая литература. Избр. соч. Т. 4. М.—Л., 1957; Шумовский Т.А. Три неизвестные лоции Ахмеда ибн Маджида… М.—Л., 1957.

Карта путешествий Ибн Баттуты

Арабская пиратская вольница

После официального «раздела земного шара» – знаменитого Тордесильясского договора между королями
Страница 5 из 11

Испании и Португалии – представления европейцев о действительных размерах мира меняются, а его границы сильно расширяются. Вскоре после открытия Америки в 1492 г. под флагом испанского короля португалец Васко да Гама в 1498 г. открывает путь в настоящую Индию, а не в мифические «Индии» дона Кристобаля Колона (Колумба). Долгая дорога в страну пряностей и золота лежит через страны Персидского залива. Водный путь на Ближний Восток прокладывают португальские мореплаватели. Так налаживаются первые тесные морские контакты между средневековым Востоком и Западом, которые через несколько столетий увенчаются колонизацией богатых земель к востоку от промышленно более развитой Европы.

«7 столпов мудрости»

В одном из залов Ибн Баттута-молла

Активность незваных гостей с запада пришлась совсем не по вкусу местным жителям. А устоять против искушения и не напасть на их тяжело нагруженными самыми диковинными товарами суда, пришедшие из другого мира, было просто невозможно!

В Ормузском проливе, соединяющем Красное море и Индийский океан, начинаются нападения на отдельные купеческие суда и даже целые торговые флотилии европейцев, пусть и усиленные военными кораблями. Все происходит примерно по тому же сценарию, что и сегодня используют сомалийцы в районе Африканского Рога – атакуют суда из «цивилизованного мира». Такова версия западных историков.

По другой, арабской, версии арабы не были пиратами, а всего лишь защищались от вторжений сначала португальцев, а затем голландцев и англичан, давая им бой на море. Они же строили свои опорные крепости на берегу. Так называемые «португальские форты», разбросанные по всему побережью Оманского залива в Фуджейре, на самом деле – арабские крепости, построенные для защиты от набегов португальцев. К тому же остров Занзибар у африканских берегов принадлежал правителям Омана еще во времена Багдадского халифата, поэтому появление здесь кораблей европейцев могло рассматриваться как вторжение в чужие «внутренние воды».

После жарких абордажных схваток арабских корсаров с английскими моряками на картах Адмиралтейства Ее Величества этот район стали обозначать как «Пиратский берег».

Впрочем, пиратами назвать этих искателей удачи было трудно: правители прибрежных шейхств знали о морском разбое и всячески способствовали его развитию, получая свою немалую долю от добычи. (Точно так же британская королева позже посвятит в рыцари и адмиралы «джентльмена удачи» Фрэнсиса Дрейка, а император Наполеон одним из первых пожалует высшую награду Франции – орден Почетного легиона – корсару из Сен-Мало Роберу Сюркуфу.)

Теперь для португальцев Персидский залив – их личный бассейн, а его побережье – плацдарм для колонизации более богатых стран в Южных морях. С непокорными арабами они расправляются так же, как испанцы с индейцами: в начале XVI в. на рейде порта Джульфар появляется португальская военная эскадра – карательная экспедиция. Начинается бомбардировка города из всех корабельных орудий, затем шлюпки доставляют на берег десант. Закованные в латы и вооруженные мушкетами солдаты косят залпами немногочисленных защитников. Следующий пункт – порт Хор-Факкан на восточном побережье Эмиратов, ставший в то время «аравийской Тортугой»[1 - Остров Тортуга находится в Карибском море недалеко от острова Гаити. Остров относится к группе Больших Антильских островов. Площадь его почти в 6 раз меньше Москвы, его размеры составляют 180 км?. Тортуга по форме напоминает большую морскую черепаху. Отсюда и название. Тортуга в XVII в. была крупнейшим центром пиратства на Карибах.]. Тактика прежняя: бомбардировка – высадка – резня. Город сожжен и разграблен. Пленных победители не берут. Оставшиеся в живых, прихватив то немногое, что могли унести на себе, разбегаются. Они скрываются от завоевателей в пустыне, куда чужакам хода нет. Впрочем, португальцев пустыня совершенно не интересует: они стремятся к тому, чтобы господствовать на море и на суше Аравии, и устанавливают с 1500 г. по 1650 г. полный контроль над побережьем и торговлей между Западом и Востоком. Монополия на торговлю переходит к ним, а местные жители теряют не только богатство, но и свободу.

К XVII в. Португалия одряхлела и больше не могла считаться владычицей морей. Португальцев сменили голландцы, а позже, когда Британия стала полноправной «владычицей морей», голландцев потеснили англичане. На смену закатывающейся старой европейской звезде вставала новая – юная «владычица морей» Британия с флотом Ее Величества.

Интерьер зала «Индия» в Ибн Баттута-молле

На таких торговых судах выходят в океан

Старинный глобус

…А в то же время на самом Аравийском полуострове возвысились два клана: «морское» племя кавасим на Восточном побережье и бани яс из оазиса Лива, что находится в сотне километров в глубь от берега…

Новые хозяева

Морское дело было исконным занятием людей из племени кавасим. Они занимались морской торговлей и промыслами. Их флот был самым многочисленным и сильным во всем регионе. Их могущество шагнуло даже по другую сторону залива – они стали контролировать порты на иранской стороне.

Кавасим не только ходили по морям, но и укрепляли свой берег: строили сторожевые и сигнальные башни, воздвигали опорные крепости. Форма их построек напоминала местным жителям верхушки бедуинских шатров, по-арабски – «хайма», поэтому и весь подконтрольный кавасим район стали постепенно называть Рас-аль-Хайма, то есть «верхушка шатра».

После карательной экспедиции португальцев Джульфар так и не пришел в себя. Некогда богатый город-порт не сумел отстроиться после португальского разорения и влачил теперь жалкое существование. Кавасим не стали возрождать его, а построили рядом новый порт и назвали его по имени своих владений – Рас-аль-Хайма.

Как мы уже говорили, на смену португальцам, переставшим быть «имперской нацией», приходит другая пассионарная нация – англичане. Их напористость несравнима с активностью португальцев. Они еще более жадны до дальних земель и начинают прибирать Аравию к рукам. Действуют англичане по тому же сценарию: захватывают земли не с помощью оружия, а торговлей. С 1600 по 1773 г. в Аравии разворачивает свою деятельность Ост-Индийская компания. Английские купцы получают монопольное право на морскую торговлю с Китаем, а заодно и со всеми азиатскими странами в придачу, лично из рук самой королевы Елизаветы. Частная компания владеет мощным военным флотом и действует ради государственных интересов Британии. Первым делом они выдавливают последних португальцев из Аравии. Путь на Восток свободен!

В середине XVIII в. на побережье залива на территории нынешнего эмирата Абу-Даби появились йеменские племена, входившие в конфедерацию Бани-Яс. Сначала они заселили оазисы Лива и Сильва, а затем прибрежную зону. Ставкой шейха из рода Нахайянов, возглавлявшего племена, стал остров Абу-Даби, где в 1761 г. возник одноименный городок. Сегодня династия Нахайянов уже два с половиной столетия правит в эмирате.

В XVIII в. на побережье Персидского залива уже возникли шейхства, а султанат Оман стал сильным и крупным государством. В это же время полукочевое племя бани яс набирало
Страница 6 из 11

силу в пустыне.

В конце XVIII в. наступил момент, когда две ветви одного племени разделились и переселились из оазиса Лива на побережье. Глава семейства Аль-Нахайян перенес свою резиденцию в Абу-Даби. Два других клана, один – под предводительством Аль-Бу Фаласа и Аль-Мактума – в 1833 г. обосновались на полуострове Шиндага в устье бухты Хор-Дубай. Спустя три года правитель Убайд бин Саид – глава семьи Аль-Бу Фаласа – умирает. Осиротевшую семью берет под свою защиту аль-Мактум бин Бути, и так возникает новая династия, которая правит Дубаем до наших дней.

Первый воздухоплаватель?

Аравия на старинной французской карте

Однако в это время племена еще слабы и не заявляют о себе в полный голос. События разворачиваются не на юге полуострова, где укрепились бани яс, а на противоположном побережье. Там арабы противятся проникновению англичан на восток Аравийского побережья.

Богатства Ост-Индийской компании начинают притягивать «лихих людей» на побережье. Племена мореходов кавасим на северном побережье берутся за старое и привычное для них ремесло, благодаря которому весь этот район еще две сотни лет до описываемых событий окрестили «пиратским берегом». Семейная традиция не только сохранилась, но и активно возрождается: быстроходные и маневренные доу вновь бесстрашно нападают на неповоротливые корабли Ост-Индийской компании в узком Ормузском проливе и тем самым чинят немалый убыток достойным джентльменам в Лондоне.

К тому же они относятся к секте ваххабитов: и в их понимании это не грабеж, а священная война с неверными на море.

Из досье ИП:

Последователи этого течения в исламе сами себя называют салафитами, а вот «ваххабитами» их прозвали оппоненты по имени шейха из Эр-Риада Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ат-Тамими, жившего с 1703 по 1792 г. Он стал последователем Ибн Таймина, теолога-диссидента XIV в., оставившего после своей смерти в дамасской тюрьме 500 сочинений. Мысли, которые были изложены в этих работах, настолько повлияли на Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба ат-Тамими, что он развил это учение в своих книгах, а затем сумел соединить религиозную философию с практикой: под его духовное влияние попало большинство населения центральных районов Аравийского побережья и северное побережье.

Мускатный орех и другие пряности

В медресе. Фрагмент старинной росписи

Шейх призывал к единобожию и «чистому» исламу. Его последователи отказывались сами совершать хаджи и осуждали других правоверных за паломничество к могилам святых – марабутов, которое считали поклонением мертвым, порицали тех, кто отмечал день рождения пророка Мухаммада. Призывали к беспощадной борьбе с кафирами – иноверцами и мунафиками – лицемерами-вероотступниками среди приверженцев ислама, извращающих истинную веру. Последователи шейха свято верили и продолжают верить в то, что призыв их учителя к очищению ислама стал главной причиной ненависти к нему как при жизни, так и после его кончины.

В 1932 г. при поддержке англичан последователи этого течения создали свое исламское государство – Саудовскую Аравию, но это произойдет спустя столетие, а пока британцам в обстановке межплеменных усобиц и враждебного к себе отношения местного населения не удается закрепиться в Аравии всерьез. Зыбкости их положения способствует и то, что непримиримые кавасими и лояльные оманцы пока выступают как союзники: местные шейхи и султан вовсе не намерены вновь потерять контроль над морем.

Как только между союзниками возникают трения, англичане используют момент и в схватке безоговорочно поддерживают одну сторону – Оман, считая, что с султаном всегда можно договориться по-хорошему, а вот с этими «дикими» – вряд ли. Маскатцы выступают теперь союзниками британцев. Кавасими начинают мстить отступникам от святой веры и коварным чужакам: грабят и топят все суда, идущие мимо берегов под «Юнион Джеком», а команду и пассажиров обращают в рабство или просто сбрасывают за борт акулам на прокорм.

В 1814 г. их флот контролирует передвижение по морю, а два последующих года блокирует все морские подступы к заливу.

Наконец, терпение британцев лопнуло. В 1809 г. они предпринимают первую карательную экспедицию, но ограничиваются лишь Рас-аль-Хайма, обстреливая его с моря. Это помогает защитить британские интересы, но ненадолго. Но в 1814 г. ваххабитский флот перехватил контроль над навигацией, а два последующих года блокировал подступы к Персидскому заливу.

В 1818 г. начинается мощное наступление на непокорных ваххабитов. На суше развивает наступление египетская армия – соседи не на шутку перепуганы усилением агрессивных сектантов. Пользуясь случаем, британский флот выходит к берегам Персидского залива, чтобы добить непокорных арабов с моря. Британцы используют ту же самую тактику, что и португальцы за две сотни лет до них. Эскадра подходит к Масандаму. Под прикрытием корабельных орудий морские пехотинцы Ее Величества высаживают десант в город-порт Рас-аль-Хайма. Солдаты сжигают пришвартованные корабли арабских «джентльменов удачи», уничтожают на стапелях почти готовые к спуску на воду новые суда. Сторожевые башни и форты взорваны. По всей территории племени кавасим на полтора века размещаются британские гарнизоны.

Продавец рыбы

Но это только начало: британцы преподают такой же жестокий урок соседним Шардже и Умм-эль-Кайвайну, где также живут их непокорные сородичи из племени кавасим. Не обойдены британским вниманием Фуджейра и Аджман. А вот Дубай и Абу-Даби не вызывают гнева карателей: там люди заняты мирным и полезным делом – добычей жемчуга. Через два года «зачисток» шейхи побережья и британцы заключают временное мирное соглашение на полгода: война – войной, а добыча жемчуга – по расписанию. У англичан силы неистощимы, а вот боевые действия, при которых доу не выходят в море в промысловый сезон уже два года подряд, разоряют не только местное население, но и самих шейхов. Затем соглашение продлевают неоднократно: интересы торговли важнее борьбы с колонизаторами.

В 1853 г. британская дипломатия одерживает убедительную победу: подписан первый мирный договор о мире на море и на суше между правителями-шейхами и Великобританией. На картах появляется новое название «Договорный берег», или «Договорный Оман». За этим умиротворяющим названием кроется долгая и многоходовая игра агентов британской разведки и дипломатов, ведущая к тому, чтобы разобщить арабов и не дать им объединиться против общего врага. Посулы, подкуп, обещания и запугивание приводят к успеху.

К концу XIX в. регион полностью под контролем. При нажиме из Лондона местные правители официально признают британское господство, находя в нем немало полезного для себя и своих племен, при том, что подконтрольная территория так и не становится британской колонией, в отличие от Индии. Для закрепления своих успехов Британия вводит войска. «Томми» размещаются в Дубае, Шардже и в Абу-Даби. Распри, борьба за власть, кровная месть и стычки между племенами бедуинов не прекращаются: они выгодны пришельцам, которые властвуют, пока арабы разделены. Британцы делают все для того, чтобы такого объединения не произошло, к тому же искренне убеждены в том, что
Страница 7 из 11

их «цивилизаторская миссия», то есть постоянное присутствие, всячески способствует улучшению «диких нравов» на полуострове.

В покорении Аравии британцам повезло гораздо больше, чем французам во время колонизации Сахары: их борьба с непокоренными племенами на юге Алжира и Марокко заняла целое столетие!

Воспользовавшись наступлением египетской армии на ваххабитов по суше, Британия в 1819 г. снова направила эскадру к «Пиратскому берегу», которая уничтожила ваххабитский флот и сожгла Рас-эль-Хайму. В 1820 г. местные племена подписали «Генеральный договор о мире» с Великобританией. Подписанные в 1835, 1838–1839 и 1847 гг., новые соглашения укрепили английское влияние на побережье. В 1853 г. шейхи Рас-эль-Хаймы, Умм-эль-Кайвайна, Аджмана, Дубая и Абу-Даби подписали «Договор о постоянном морском мире». «Пиратский берег» был переименован в Договорный Оман. В дальнейшем были подписаны еще несколько соглашений, закреплявших господство Великобритании на Аравийском полуострове.

Основы будущего богатства

Самым экономически сильным эмиратом на рубеже двух столетий оставалась Шарджа, однако, когда правителем Дубая становится шейх Заид бин Мухаммед, прозванный в народе «Великим», тогда и Дубай начинает развиваться. Дед нынешнего правителя Дубая правил долго: с 1855 по 1909 г., и за это время ему удалось многое сделать, а главное – заложить основы будущего процветающего государства и воспитать сына-единомышленника – своего преемника. Авторитет, а с ним и влияние правителя Дубая в регионе быстро росло. Шейху Заиду удается небывалое: он добивается контроля над караванными путями и потоками индийских паломников-мусульман, совершающими хадж в Мекку. Контроль над торговыми потоками приносит некоторый доход в казну эмирата. Затем ему удается сделать то, что было не под силу никому до него: он начинает регулировать всю добычу и сбыт жемчуга. Такое усиление одного человека не может не вызывать опасения у британцев: резидент разведки в регионе Перси Кокс сообщает в Лондон в 1902 г., что влияние шейха Заида из рода Мактум во всех сферах местной жизни сильнее любого другого правителя в этой части Аравии!

В 1870 г. Дубай уже представляет собой не захолустную деревеньку ныряльщиков за жемчугом, а оживленный порт. В его узкий и длинный залив заходят торговые «аль бум» – доу из всех стран залива, далеких Индии и Ирана. В самом начале нового, двадцатого века шейху Заиду удается убедить британцев перенести транзитный пункт британско-индийской пароходной компании из Ирана в Дубай. Это решение выводит дубайских торговцев уже не на региональный уровень, а международный: их связи расширяются по всему арабскому миру и перекидываются в Азию.

Особенно преобразилась в эти годы восточная часть Дубая – район Дейра. В ней уже было 350 лавок торговцев из Ирана, Белуджистана и Индии. Именно тогда закладываются традиции Дубая как самого космополитичного и веротерпимого города на всем Аравийском полуострове.

Оазис в пустыне

Атмосфера оживленного торгового центра, где никто не задается вопросом, откуда ты, а лишь кто ты и каковы твои деловые и человеческие качества, всячески поддерживалась и самими дубайцами. Не случайно, что между мировыми войнами четверть населения Дубая составляли выходцы из других стран…

Главными своими стратегическими противниками в этом уголке мира Лондон считает Россию и Османскую империю. (Раздробленные земли Германии едва начинают складываться в новое государство, создаваемое железной рукой Бисмарка, и немцам пока не до аравийских пустынь.)

Другие акценты

Британская дипломатия начинает снова активно действовать в этом регионе, в результате чего в 1880 г. правитель Бахрейна подписал договор, который полностью ограничивал его свободу действий. С момента вступления в силу кабального соглашения правитель не мог больше сам вести переговоры и подписывать какие бы то ни было договоры с иностранцами, разрешать деятельность торговых, дипломатических, консульских и прочих организаций иных стран, кроме одной только Англии.

Спустя 12 лет подобное соглашение вынужден подписать и шейх Заид – правитель Абу-Даби. По его примеру такие же договоры подписывают и другие правители эмиратов Договорного Омана, которые окончательно теряют свою независимость: все внешние дела за них теперь решают англичане.

В начале XX в. на сцене неожиданно появляется еще один сильный игрок: Германия. Ее союз с турками против Англии и России вызывает большие опасения на Туманном Альбионе: кайзер приближается к границам Британской Индии, используя свою дружбу с Великой Портой. Неслучайно же в Константинополе все чаще появляются германские делегации и военные советники. Особый переполох на Даунинг-стрит вызвало известие о том, что немцы и турки практически уже договорились о совместном строительстве и эксплуатации железной дороги Берлин – Басра…

В ответ в 1899 г. британцы в спешном порядке подписывают с правителем Кувейта договор, который не дает теперь возможности вывести железную дорогу Берлин – Багдад – Басра прямо на берега Залива, а значит, в случае вооруженного конфликта между европейскими державами быстро перевозить войска, провиант и военную технику в зону жизненных интересов островной империи. Турки делают ответный ход, громко заявляя о том, что Кувейт в действительности часть Османской империи.

В самом Кувейте есть немало сторонников тесных связей с Османской империей как мусульманским государством, гораздо более близким по духу и традициям странам Залива, чем христианская Англия. В Кувейте едва не начинаются боевые столкновения между сторонниками и противниками тесных отношений с Константинополем… но и тут британцы снова всех опережают, пренебрегая международным правом: в Кувейт входят британские войска, и еще вчера официально независимая страна, сама того не желая, в одночасье становится протекторатом Великобритании.

Британия берет под свою опеку весь регион и обязуется защитить его жителей в случае нападения агрессора, к тому же декларирует «право на независимость» арабов, правда, выражается оно лишь в том, что у власти остаются правящие династии.

Но подобный подход вполне устраивает племена, привыкшие подчиняться своим и только своим правителям…

Английские шпионы и арабские боевики

Начинается Первая мировая война. Все великие сражения происходят вдали от Персидского залива, но борьба между сцепившимися насмерть европейскими странами отражается и на жизни Аравии: присутствие англичан становится еще более явным и навязчивым. Для начала, в 1914 г. они оккупируют порт Басра. Это не нравится арабам, но британцы спешат уверить правителей этих земель в том, что данный шаг предпринят исключительно в целях безопасности местного населения и обеспечения их независимости от турок, а как только война победоносно закончится, то в мирный договор победители внесут пункт о том, что все страны Аравийского полуострова вновь обретут суверенитет и независимость. В эти посулы шейхи, знающие цену британскому лицемерию, верят слабо, но все же предпочитают разыгрывать «английскую карту», однако и не забывают о том, что Турция – все еще мощное государство. Да и война пока
Страница 8 из 11

идет без явного перевеса с чьей бы то ни было стороны.

Борьба за будущее устройство Аравийского полуострова идет в его центральных областях, в пустыне. Король Хиджаза Хусейн и эмир Ибн Сауд при военной поддержке англичан объединяют свои усилия, но при этом каждый ведет свою игру с сильным английским союзником и надеется после войны получить как можно больше власти и земель.

Значение полуострова для британской короны возросло особенно после того, как в 1869 г. был достроен Суэцкий канал, а затем Египет был оккупирован англичанами. В то время вся жизнь Островной империи зависела от поставок морским путем, поэтому Канал в безводной пустыне, благодаря которому суда не должны были теперь огибать Африку для того, чтобы попасть из Европы в Азию, отвечал национальным интересам Британии, а попросту был ей жизненно необходим. В этих же местах проходил и главный кабель Соединенного королевства, связавший метрополию с ее колониями в Азии, Австралии и Африке.

В противовес германско-турецким планам англичане планировали построить свою железнодорожную трассу Капштадт (Кейптаун) – Каир – Калькутта, которая соединила бы воедино разрозненные лоскутки имперского одеяла: Южную Африку, Ближний Восток, Индию и Австралию с Новой Зеландией. А нефтью Британские острова во многом обеспечивал трубопровод Керкук – Хайфа, также проходящий через этот пустынный регион.

Из досье «ИП»:

Война Британской империи с османами проходила в пустыне. Англичане активно использовали недовольство турецким правлением со стороны арабских племен и обещали щедро наградить их новыми землями и золотом после того, как турки будут сокрушены. Использовать регулярные части в Аравии тех дней было практически невозможно: вместо шоссейных или хотя бы грунтовых дорог имелись лишь караванные тропы. Малое количество природных источников воды никак не было рассчитано на такое количество солдат в пустыне. Плюс зыбучие пески и убийственная жара, из-за которой передвигаться приходилось только ночью, как это делают караванщики. Поистине необъятная страна с огромными расстояниями между оазисами, где только и можно было раздобыть фураж…

Восток – дело тонкое!

Для того чтобы воевать в пустыне, англичанам пришлось для начала строить дороги в песках, искать воду и пробивать артезианские колодцы. Британцы не наступали, а весь начальный этап войны стояли на месте. Штабные стратеги понимали: для того, чтобы подготовить успешное наступление в пустыне, нужно выиграть время и ослабить противника. Для этого идеально подходили арабы с их практикой партизанских действий в тылу у турок. Британцам было крайне необходимо временное объединение сил в форме межарабского союза, разумеется, временного, который поможет им одолеть турок в изнурительном противостоянии.

Во время арабского восстания в Первую мировую войну задачей объединенных отрядов Фейсала Первого было нарушение работы Хиджазской и Дамасской железных дорог в глубоком тылу турок. В случае успеха перебои в движении привели бы к тому, что снабжение турецкой армии оказалось бы нарушено. Эту задачу под руководством английских военных инструкторов с успехом выполняли арабские отряды. Их снабдили большими запасами динамита и посадили на верблюдов, для которых нет предельного радиуса передвижения в пустыне: ему, в отличие от коня, здесь доступно все! Так не британские солдаты, а мятежные арабы стойко выносили всю тяжесть войны в пустыне с турками, а это, в свою очередь, давало британцам уникальную возможность не перебрасывать крупных воинских соединений с западного театра военных действий, то есть из Европы на Восток.

Король Фейсал I ибн Хусейн

Фейса?л I ибн Хусе?йн (1883–1933) – основатель и первый король современного Ирака, первый и последний король Сирии. В годы Первой мировой войны командовал арабскими частями в составе экспедиционного корпуса генерала Алленби, воевавшего против турок. Фейсал I сыграл выдающуюся роль во время великого арабского восстания. В Первой мировой войне он встал на сторону Великобритании и организовал восстание против Османской империи. Его войска после долгой осады взяли Медину. Затем, командуя армией арабских повстанцев, он осенью 1918 г. занял Восточную Сирию. Со временем стал главнокомандующим арабской армией. Фельдмаршал иракской армии и адмирал флота.

Как говорил красноармеец Сухов, «Восток – дело тонкое», поэтому для переговоров и координации действий повстанческих арабских отрядов в стан принца Фейсала был направлен знаток местных наречий и нравов, путешествовавший по Аравии еще до войны, лейтенант Томас Эдвард Лоуренс. По словам исследователя его жизни Лиддела Гарта, этот сугубо гражданский человек, поначалу бывший в чине лейтенанта, оказался единственным талантливым полководцем, который сумел решить задачи, которые стояли перед Британской империей в Аравии, то есть «сумел превратить силу турок в их слабость и слабость арабов – в их силу». Военными советниками, а точнее стратегами и нередко непосредственными исполнителями диверсионных акций был не только Лоуренс, но и другие офицеры британской разведки: Ньюкомб, Хорнби, Джойс, Джэвенпорт. Но лишь Лоуренс описал свои приключения в тылу у турок и получил неофициальный титул «Аравийский».

Работа с арабами для молодых британцев стала увлекательным занятием, столь далеким от нравов регулярной британской армии. «Они полностью отдались игре превращения в арабов и стали носить арабские одеяния», – пишет Лиддел Гарт. Небольшие отряды арабских повстанцев с участием британских использовали тактику диверсионных отрядов: «подход-работа-отход». Они устраивали набеги на отдаленные гарнизоны, подрывали мосты и рельсы, взрывали турецкие эшелоны. Конечно, подобные партизанские действия не могли коренным образом изменить ход войны, но очень беспокоили турок и оттягивали на себя значительные силы.

К тому же именно тогда впервые были заложены методы работы британских коммандос, которые впоследствии разовьет в ливийской пустыне капитан Стерлинг – основоположник британского спецназа…

Лоуренс служил своей стране, но его искренняя влюбленность в Аравию помогла ему заработать авторитет и дружбу бедуинов. Люди пустыни тонко чувствуют любую фальшь, а вот в этом человеке им виделся искренний друг – посланец могущественных сил Запада. Возможно, Лоуренс не обманывал своих товарищей по оружию и действительно верил в возможность создания конфедерации арабских государств после войны.

Как это часто бывает в разведке и дипломатии, у начальников успешного агента были свои планы и представления о будущем. Продолжая британскую традицию удержания в узде подвластных короне народностей, они продолжали «разделять», чтобы и впредь «властвовать».

Потери и находки

Все эти драматические события, конечно же, отразились на повседневной жизни Дубая, но все же война была для него где-то очень далеко. Так же обошла эти места и Вторая мировая – победа британских войск в Ливийской пустыне сорвала планы «лиса пустыни» – маршала Роммеля по захвату Египта и установлению контроля над тонкой водной ниточкой, связывающей Британию воедино, – Суэцким каналом. Постоянная необходимость
Страница 9 из 11

в бензине для военной техники заставила вновь обратить взоры на этот удаленный уголок арабского мира многие мировые державы.

От Второй мировой войны Дубай, почти как США, только выиграл. Британия умеет быть благодарна, если ей это нужно: за предоставленные ей военные льготы она после победы над странами Оси повысила статус местных правителей, сделав из шейхств эмираты, то есть княжества. Одновременно был упразднен один из эмиратов – Кальба. Его территория вошла в состав стратегически выгодной британцам в то время Шарджи, где и проживал агент британского правительства.

Но перед войной были кризис и всеобщее разорение. Конечно, крах биржи в Нью-Йорке и падение доллара отразились и на хозяйстве Дубая, но не так, как результаты тихих опытов одного японского торговца лапшой. Добываемый с таким трудом дорогостоящий жемчуг впервые за несколько тысячелетий вдруг стал больше не нужен!

Из досье «ИП»:

Удачные опыты Микимото-сана, который научился выращивать, как помидоры на грядке, аккуратные, кругленькие и блестящие жемчужины на своей ферме Японии, сделал нищими большую часть населения прибрежного эмирата. Цены на жемчуг в Заливе понизились в 60 раз! Закон рынка погубил целую национальную отрасль экономики Дубая: дорогой аравийский жемчуг больше никто не покупал. В 1930-е гг. его успешно вытеснил «японец». В Дубае разорялись торговцы, капитаны промысловых доу не знали, кому их продать, а артели ныряльщиков распадались, и опытные водолазы превращались в портовых грузчиков или подавались на заработки в чужие страны.

Искать нефть в Аравии начали еще до войны. Первое соглашение на геолого-разведочные работы в пустыне король Ибн Сауд подписал с американской компанией «Сокал» еще в 1933 г. Несколько лет интенсивных поисков… и никакого результата. Американцы были уже готовы отказаться от своей дорогостоящей затеи, и лишь энтузиасты продолжали верить в то, что здесь есть нефть. И вдруг в марте 1938 г. на одной из разработок из-под земли ударил мощнейший фонтан нефти. А спустя всего лишь год – в апреле 1939-го – в трюмы американских танкеров потекла первая саудовская нефть. Находка крупных месторождений не особенно взволновала местных правителей, зато сильно обеспокоила англичан. По дипломатическим каналам, используя разведагентуру, они срочно начинают принимать меры для того, чтобы не дать развернуться американским нефтяным компаниям в Заливе. Практически британцы успевают вскочить на ходу в последний вагон отходящего поезда: они настолько уверены в прочности своего положения в Заливе, что пропускают момент, когда шейх Кувейта начинает кулуарные переговоры с американцами о поисках нефти в его стране.

В результате долгих переговоров, дипломатической игры и активности спецслужб всех стран, вовлеченных в дележку первой арабской нефти, вчерашние конкуренты объединяются и создают англо-американскую нефтяную компанию «Кувейт ойл компани» и подписывают и получают в 1934 г. монопольное право на поиск и разработку месторождений.

Вскоре, в 1938 г., в Кувейте были обнаружены огромные запасы нефти. На очереди теперь был Дубай и другие эмираты.

Кроме правителя Дубая шейха Рашида немногие другие шейхи, живущие по старинке, смогли оценить сам факт существования в недрах Аравии неистощимого источника сверхбогатства. Мало кто понимал, почему именно американцы стали проявлять такую прыть в Заливе и что же так заботит нынешних «хозяев» полуострова – англичан. И лишь немногие сообразили: в США уже существуют огромные запасы своей нефти, к тому же они давно ввозят ее из Латинской Америки, а теперь и с Ближнего Востока. Что же толкает их тратить огромные суммы на поиск новых месторождений? Оказывается, не разработка, а их консервация с целью не вызвать кризиса перепроизводства и падения цен. Свою нефть они будут беречь до того времени, пока ее запасы не истощатся у всех остальных. А вот конкуренты американцев заинтересованы в том, чтобы обеспечить нефтью европейский рынок. И здесь у арабов возникает возможность воспользоваться этими противоречиями, а значит, не просто продавать концессии западным компаниям и получать свои небольшие комиссионные от добычи, но и получать стабильно высокий доход от самой добычи. Разумеется, такому ходу мысли способствовали и многочисленные встречи с правителями британских дипломатов и резидентов «Интелидженс сервис».

Бремя нефти

«Эмиратская находка» вызвала шок в мире нефтяного бизнеса: в 1958 г. в Абу Даби были обнаружены крупнейшие в мире запасы нефти – более 1 млрд тонн! В Дубае запасы оказались более скромными.

Первое время, пока нефтяные месторождения не набрали мощность и не была проверена их рентабельность (себестоимость добычи нефти в Абу-Даби достаточно высокая), правители эмиратов получали лишь часть доходов, согласно концессионным соглашениям. Разумеется, это делало богатыми лишь правящие верхи и их приближенных. Затем доходы стали распределятся пополам, и тогда началась интенсивная социально-экономическая модернизация Дубая и Абу-Даби.

Многие ошибочно считают, что процветание Дубая основано на добыче нефти. Это не совсем точно. История открытия и разработки нефтяных месторождений в этом регионе насчитывает не более 80 лет. Первый «запах нефти» появился здесь еще до Второй мировой войны – в 1930-е гг. геолого-разведчики обнаружили большие запасы нефти в Бахрейне. Позднее «черное золото» было обнаружено в Абу-Даби, и лишь к концу 1960-х гг. нефть открыли в Дубае. Однако уже тогда было ясно, что запасы этой нефти невелики и достаточно быстро иссякнут при интенсивной откачке. Именно на основании этого реалистического прогноза правящим в то время шейхом Рашидом были разработаны принципы новой экономики Дубая, в основу которых легла идея о процветании всей нации, а не отдельных ее членов. Этим же принципам, когда наличие запасов нефти используется для достижения стратегических целей для процветания княжества, следует и шейх Мухаммед бин Рашид. Нефть не стала самоцелью, зато с ее помощью удалось создать социально-экономические условия для дальнейшего развития страны.

«Такси пустыни»

В 1950-е гг. экономическая жизнь в Дубае оживляется: возрастает объем внешнеэкономического оборота, и эмират богатеет, хотя до начала 1960-х гг. самым распространенным и едва ли не единственным массовым средством транспорта в Дубае оставались ослы и верблюды.

Шейх Рашид рьяно берется за реформы по благоустройству: договаривается с эмиром Катара, и на катарские средства в Дубае строится первый международный аэропорт – до этого аэродром в Эмиратах был лишь в Шардже, который в 1933 г. построили британские саперы. Регулярные рейсы в эмират первыми стали совершать самолеты по маршруту Лондон – Дели «Британской заморской аэрокорпорации» (BOAC) и «Ближневосточных аэролиний» (MEA). Здесь же на дозаправку садились многие самолеты, следовавшие в Азию и Восточную Африку. В те годы еженедельный прилет самолета считался событием, сегодня же на аэродром Дубая самолеты садятся каждую минуту ежесуточно.

Теперь рейсы из Европы на восток и обратно шли через современный аэропорт Дубая. По инициативе шейха Рашида в 1946 г. в стране создается первый банк (Британский банк
Страница 10 из 11

Среднего Востока), а в 1963 г. открывается Национальный банк Дубая. При этом у Дубая пока еще нет своей национальной валюты: по старинке в расчетах используется «легкая» индийская рупия и «тяжелый» британский фунт. В 1949 г. построен госпиталь Аль-Мактум – тогда единственный современный медицинский центр на всем Ближнем Востоке. Прокладывается первый телефонный кабель. Роют канализацию на уровне западных стандартов там, где только что текли арыки, а нечистоты выплескивались на улицу как в средневековом городе. Формируются первые части полиции, служить в которых могут только местные жители. В 1961 г. правитель создает местное самоуправление – муниципалитет. Но при этом не вводится западная система налогообложения! Налоги в Дубае отменили еще в XIX в., и правители следуют этой традиции.

Одно из современных зданий Дубая

В результате модернизации и всех этих видимых и скорых шагов по улучшению качества жизни населения княжества британский представитель перебирается из Шарджи в Дубай, что становится знаковым событием в глазах местных жителей.

Впрочем, правитель Фуджейры давно уже живет в Дубае, а от его имени эмиратом правит доверенное лицо.

Шейх Рашид стал одним из первых клиентов Кувейтского фонда арабского экономического развития, который предоставил ему средства для дренажа и очистки Дубайской бухты – ее дно настолько покрылось илом, что с трудом стали проходить большегрузные суда. Тогда рядом с входом в бухту был построен новый волнорез. Очистка бухты и строительство завершились в 1963 г.

Дубай разделен своей узкой и длинной бухтой на две части – старую и новую. Переправиться через нее можно только с помощью лодочников или в многокилометровый объезд. В 1963 г. в городе строится первый мост, который объединяет районы Дубая. А в 1965-м традиционная предприимчивость дубайцев находит новую форму – создается торгово-промышленная палата.

Шаги по благоустройству страны, предпринятые в короткий срок шейхом Рашидом, который не ждал разрешений и одобрений из Лондона, а делал то, что считал нужным для своей страны и ее коренного населения, вскоре привели в тому, что 1968 г. по инициативе англичан в Дубае прошло первое совещание семи эмиратов Договорного Омана. Были рассмотрены 15 крупных экономических проектов, которые должны были способствовать развитию этих территорий – развитию сети шоссейных дорог, строительству электростанций и прокладке труб для водоснабжения. В отличие от многих других стран «третьего мира», где бюджеты, выделяемые на развитие, бессовестно раскрадываются теми, кто стоит «у руля», в Дубае все эти начинания могли бы окончиться реальным продвижением по пути развития под «чутким руководством» старших британских товарищей, однако история распорядилась иначе.

В Дубае нефть была найдена лишь в 1966 г. Ее экспорт начался уже через три года после обнаружения первого месторождения. С 1969 г. нефть стала играть немалую роль в развитии экономики Дубая. Но даже после того как Дубай начал получать доходы от продажи сырья, торговля оставалась основой богатства княжества.

Считать, что высокий уровень жизни коренных дубайцев связан с экспортом нефти, – обычное заблуждение европейцев, путающих, по незнанию, Абу-Даби и Дубай. Добыча и продажа нефти, запасы которой невелики по местным меркам, играют скорее вспомогательную роль в развитии экономики страны. Процветание эмирата связано в первую очередь со странами Персидского залива, с такими традиционными занятиями, как торговля и реэкспорт, развиваться которым позволило создание первой свободной экономической зоны Джебель-Али и строительство уникальной рукотворной гавани, способной принимать современные суда фактически любой тоннажности. Реэкспортная торговля – отнюдь не дубайское «ноу-хау», но именно здесь этот вид предпринимательской деятельности получил наибольшее развитие и приносит стабильно высокие доходы. Увлечение реэкспортом в регионе началось во времена мирового кризиса и разорения торговцев жемчугом – еще задолго до начала Второй мировой войны. Дубайские торговцы привозили товары из третьих стран, но не стремились продать их в собственной стране, а сбывали их в других портах.

Вторая мировая война лишь способствовала росту реэкспорта. Война на море привела к перебоям в поставках и замиранию торговых операций. На рынке стала ощущаться явная нехватка основных продуктов питания, которые доставлялись из Индии и Африки: риса, сахара, чая и кофе. Правительство Великобритании ввезло в страну большое количество риса и сахара, а дубайские торговцы дешево скупали эти товары, грузили на доу и перевозили в Иран, где британская «гуманитарная помощь» быстро растворялась на черным рынке.

Контрабанда золотом достигла своего пика в 1970 г., когда 259 т золота проследовали через эмират на своем пути на огромный рынок Индии. В начале 1970-х гг. правительство Индии начало бороться с контрабандой золота. Но до того как это произошло, торговцы Дубая заложили солидную финансовую базу сегодняшней огромной реэкспортной торговли азиатским ширпотребом, которая распространяется на другие страны Залива и Индию.

Перемены шейха Рашида неожиданно создают и новую проблему в Дубае: в страну хлынул поток предпринимателей и «дешевых» работников из Индии, Пакистана и Ирана. Правительство страны впервые сталкивается с тем, что коренное население со своими привычками и традициями может раствориться в толпе приезжих, как в современных Париже, Лондоне и Москве, и неожиданно для самого себя превратиться в национальное меньшинство в собственной стране. С такой же проблемой, но уже в большем масштабе, Дубай столкнется через двадцать лет. Для того чтобы сохранить вековую славу самого космополитического эмирата и избежать ксенофобии и роста социальной напряженности, в Дубае принимается ряд жестких законов, которые четко разграничивают права коренного населения и возможности приезжих, которые действуют и поныне.

Отец Дубая

Во многом такой скачок в иное качество жизни для всех жителей страны стал возможен лишь благодаря дальновидности и нестяжанию одной уникальной личности – правителю Дубая шейху Рашиду.

Шейх Рашид – «отец» Дубая

Шейх Рашид бин Саид аль-Мактум правил Дубаем столь же долго, что и его дед – первый правитель эмирата, которого в народе называли «Великим». Официально шейх Рашид правил страной с 1958 по 1990 г., но в действительности уже с 1939 г. он был регентом при своем отце шейхе Саиде бин Мактуме. Шейх Рашид был одиннадцатым правителем княжества из династии аль-Мактумов. Его нередко называют «отцом Дубая», поскольку его представления о будущем Дубая и конфедерации эмиратов стали тем основанием, на котором и развиваются эмираты и по сей день. В его характере природа удивительным образом сочетала дар мыслителя и практического деятеля. Сегодня его умение не просто предвидеть будущее, а создавать его в согласии с собственным народом не вызывает сомнений даже у пессимистов, а вот более полувека тому назад, на заре «нефтяной эры», многим его проекты модернизации страны казались пустым прожектерством и словами романтического мечтателя.

И тем не менее его первые шаги на посту правителя Дубая
Страница 11 из 11

привели к тому, что в 1966 г., по решению племени бани яс, шейх Шахбут, правивший в то время в Абу-Даби, на племенном совете был отстранен от власти. Правителем «самого нефтяного» эмирата стал, по совместительству, энергичный стратег шейх Рашид. Он являл собой полную противоположность потерявшего власть Шахбута – старого и крайне осторожного человека, который стал «тормозом» для развития страны: все доходы от добычи нефти шли в казну шейха – этакий эмиратский вариант нашего «стабилизационного фонда», при котором шейх, по привычке, копил деньги и складывал их в кубышку на «черный день».

Власть к представителю правящей семьи в Абу-Даби вернулась лишь 6 августа 1966 г., когда правителем Абу-Даби стал шейх Заид ан-Нахайян – единомышленник шейха Рашида аль-Мактума.

Официально признано, что главная инициатива создания ОАЭ принадлежала шейху Заид ан-Нахайяну, но огромную роль в этом сложном процессе сыграл и правитель Дубая шейх Рашид. Согласно традициям племенной демократии, власть и деньги были в руках шейха Рашида, что дало ему возможность приступить к осуществлению своих планов. Прежде чем сделать первый шаг на пути к созданию независимого государства, он в деталях продумал все элементы создания нового государства, не разрушая привычный уклад и традиций своего народа. Стоит обратить внимание на страницы недавней, но забытой, а порой вовсе нам не известной, истории Аравии.

Как Бисмарк своей волей и прозорливостью сумел в считанные годы создать из раздробленных немецких княжеств в Европе новую империю, ставшую в одночасье серьезным конкурентом прочим старым империям, так и шейх Рашид создал на просторах Аравии независимую конфедерацию арабских государств, вступивших во дворцы мировых политиков прямо из шатра бедуина.

Вступив в должность, шейх Рашид сконцентрировал власть и доходы, разумеется, при уважении традиций племенной демократии, и, казалось бы, больше ничего не мешало осуществлению его амбициозных планов. Однако именно в это время разрозненные княжества оказываются между «двух огней»: с одной стороны, усиливается влияние Ирана, который обладает самой мощной армией на Ближнем Востоке, к тому же имеет территориальные притязания к Эмиратам – все «усиление» послевоенной Персии, где британцы теряют свои традиционно сильные позиции, связано с помощью американцев.

С высоты башни «Бурдж Халифа»

Из-за океана разыгрывают свою внешнеполитическую карту: извечная игра американской дипломатии и разведки в поисках «третьей силы». При том, что СССР делает ставку на молодую арабскую партию Баас («Возрождение»), ставящую своей задачей объединение арабов и построение социализма, американцы в противовес «Советам» всячески пестуют режим иранского шаха Мохаммеда Резы Пехлеви.

Разумеется, они не против экспансионистских побуждений Резы Пехлеви по поводу богатых нефтью стран Персидского залива, которые пока еще контролируют «заклятые друзья» и союзники – британцы. С другой стороны, в Эмиратах и Омане растет недовольство присутствием британцев – примером для многих арабов становятся результаты египетской революции и национализации британской вотчины – Суэцкого канала, а в 1963 г. победа партии Баас в Сирии и Ираке под лозунгом «Единство, Свобода, Социализм».

Подобные успехи «красных» не нравятся ни в Лондоне, ни в Вашингтоне, ни в Дубае.

Присутствие британцев в Эмиратах превращается из раздражительной обузы для правящей верхушки в надежную защиты от проникновения в регион идей социалистов и грядущего хаоса.

Фрагмент уличной фотопанорамы

Перед началом конференции

Перед Эмиратами остро встает задача скорейшего объединения: разрозненные княжества не смогут сохранить свою независимость и просто выжить в обстановке межарабского напряжения, с одной стороны, и противоборства сверхдержав – с другой. И все же в середине шестидесятых годов мало кто верит в возможность объединения не только девяти, а хотя бы семи эмиратов. Шейх Рашид стремится использовать доходы от нефти для скорейшего подъема уровня жизни населения и реформ во всех сферах полуфеодального уклада жизни. В это же время он старается расширить влияние своей страны в арабском мире и вывести ее на международную арену. Но сколько времени у него есть? Сколько еще тыл будут прикрывать англичане?

Результаты заседания палаты общин в Британском парламенте 16 января 1968 г. вызвали удивление британцев и шок в странах Залива: в это день министр иностранных дел страны Джордж Браун огласил решение о выводе британских вооруженных сил с Дальнего Востока и…стран Залива.

Внезапность решения, а точнее ощущение, что их обманули, повергло в удивление правителей Эмиратов: многочисленные британские эмиссары уверяли их в обратном. Нет, речь не шла о том, что Британия никогда не уйдет, а в том, что это произойдет не скоро и не сразу. В Эмиратах, так же как и в Лондоне, опасались, что в странах Залива к власти могут прийти марксисты, как это уже произошло в Адене, и некому будет сторожить британские нефтяные скважины, как это сегодня делают «томми» в Ираке. В Эмиратах к этим опасениям примешивался и страх перед Ираном, который может воспользоваться создавшимся вакуумом. В Тегеране давно воспринимают Залив как «персидское озеро».

В Москве на это событие отреагировали привычно: спустя два месяца после заявления в здании на берегу Темзы в иракский порт Басра, по приглашению правительства Саддама Хусейна, вошла советская военная эскадра.

Перед Эмиратами возникает необходимость создания собственной армии, способной защитить их от внешней угрозы. Одновременно накалившаяся обстановка заставляет шейха Рашида и правителей других эмиратов перейти от разговоров к делу. 18 февраля 1968 г. произошла историческая встреча шейхов Абу-Даби Заида бин Султана аль-Нахайяна и Рашида бин Саида аль-Мактума в деревне Ас-Самих, расположенной на границе двух эмиратов. Во время своей встречи оба правителя договорились о принципах, на основании которых должно в ближайшем будущем произойти объединение княжеств. Однако речь шла не просто об объединении экономических потенциалов двух самых богатых эмиратов, а создании конфедерации, в которую должны войти остальные княжества. Задача непростая в связи с разницей в уровне экономического развитии эмиратов.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/vasiliy-zhuravlev/dubay-volshebnyy-son-stavshiy-yavu/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Остров Тортуга находится в Карибском море недалеко от острова Гаити. Остров относится к группе Больших Антильских островов. Площадь его почти в 6 раз меньше Москвы, его размеры составляют 180 км?. Тортуга по форме напоминает большую морскую черепаху. Отсюда и название. Тортуга в XVII в. была крупнейшим центром пиратства на Карибах.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.