Режим чтения
Скачать книгу

Ведьма. Право на ошибку читать онлайн - Валерия Воронцова

Ведьма. Право на ошибку

Валерия Воронцова

Ведьма #1

Есть ошибки, которые лучше не совершать. Есть дороги, ступать на которые не следует. И оба этих совета я пропустила мимо ушей, захлопнув дверь в свою прошлую жизнь. По крайней мере, приятно было так думать, пока она не постучалась обратно, еще опаснее и таинственнее, чем прежде.

Меня зовут Виктория Брендон, и я дока в том, что касается поиска и создания проблем себе и окружающим в самые короткие сроки.

Валерия Воронцова

Ведьма. Право на ошибку

Глава 1

Визг шин. Скрип тормозов. Запах бензина и кожаного салона. На секунду все внутри замирает, переживая этот момент, а потом тело атакуют мелкие осколки. Они повсюду. Путаются в волосах, впиваются в кожу, застревают в одежде. Взгляд выделяет отдельные детали: бурое расползающееся пятно на синей блузке в районе живота, три осколка в костяшке указательного пальца правой руки, сломанные ногти…

Все в багровых и почему-то серых всполохах. Во рту металлический привкус крови, и это как-то связано с пятном на блузке. Нужно спросить у мамы… Конечно, она знает ответ на любой вопрос, это же мама. С усилием приподнимая голову, чувствуя, как по щеке осыпалась пара осколков, черкнув по царапинам, встречаюсь с…

Раскрыв глаза, я судорожно вздохнула, упираясь затылком в холодное мокрое стекло автобуса. Снова. Худший день моей жизни снился вновь. Это было похоже на кошки-мышки. Только я думала, что спряталась от него за делами, посторонними мыслями и музыкой, как он настигал меня в кошмарах.

Поняв, что не слышу привычного рока, сразу же нашла причину, по которой кошмар поймал меня сейчас. Плеер разрядился. Отстой.

Выпрямившись на сиденье и осмотревшись вокруг, я поняла, что ничего кардинально не поменялось. Впереди две молодые мамы, укачивающие своих детей, первые минуты поездки здорово доставших остальных пассажиров своими криками. Через ряд пожилая пара с объемными сумками, несколько подростков в середине, переговаривающихся на одном им понятном языке, дальше парень в кожанке и тяжелых ботинках, по другой стороне три женщины, и рядом со мной зрелый мужчина в охотничьей экипировке разных оттенков зеленого цвета и с рюкзаком на шнуровке.

За окном тоже перемен не наблюдалось. Крупные капли дождя разбивались о стекло с такой силой, словно хотели пробить его насквозь. Над полем, мимо которого мы проезжали, сверкнула ветвистая молния. Чудесная погода, что еще сказать.

– Простите, до Вэндскопа еще далеко? – все же решила я поинтересоваться у своего соседа.

– Минут сорок, девочка, – чуть улыбнулся он, отчего сразу же стал приятней на вид.

Девочка… Больше так меня никто не звал. Некому было называть.

– Спасибо, – хмуро поблагодарила я и отвернулась к окну, вставив бесполезные сейчас наушники обратно в уши. Пусть все думают, что слушаю музыку. Их видимость обычно помогает избежать надоедливых глупых вопросов или просьб.

Итого до официального начала новой жизни сорок минут.

Когда два месяца назад автомобильная катастрофа унесла жизни моей матери и отчима и лишила всего, что я ценила, судьба снова привела меня в Вэндскоп – родной город моего отца, Альберта Фокса. Мне не было и пяти, когда он утонул, и я мало что помнила о нем, тем более о его младшем брате Рике, с которым мне и предстояло жить, как с единственным оставшимся родственником.

Мы с Мари, моей мамой, переехали сразу после похорон и не поддерживали связь с Риком. Осталась лишь пара фотографий и крохи из рассказов матери. И вот я практически на пороге совместного проживания с незнакомым человеком. Что ж, если он деспот старой закалки, продержусь до восемнадцати, окончу школу и уеду. Хотя на самом деле, даже если он душа компании, план не менялся. Не собиралась я прозябать в таком забытом богом месте, как Вэндскоп.

Автобус затормозил, и я заморгала, выныривая из собственных мыслей.

– Вэндскоп, – подсказал мне сосед, и я, пробормотав слова благодарности, подхватила свою сумку, стремительно направившись на выход.

Так непривычно. Идти куда-то одной, без сопровождения. Обычно меня всегда окружало четверо… Я быстро оборвала эту мысль, зная, что ни к чему хорошему она не приведет.

Из всего автобуса я оказалась единственной, кто выходил здесь. Неутешительно.

Спрыгнув с последней ступеньки под дождь, завертела головой в поисках Рика. За спиной с шипением закрылись двери автобуса, и желтое недоразумение на колесах исчезло за поворотом, оставляя за собой вонючий дым. Впрочем, дождь тут же поглотил его, а я вернулась к осмотру окрестностей.

Обшарпанная остановка, за которой пролегла лента дороги, исчезающей где-то среди леса и, надо полагать, ведущей к самому городку, фонарные столбы…

– Виктория?

Я обернулась на свое имя и оказалась лицом к лицу с высоким темноволосым мужчиной лет тридцати пяти, облаченным в простой спортивный костюм.

– Дядя? – неуверенно попробовала я слово на вкус.

– Зови меня просто Риком, – отмахнулся он, указывая на свою машину, синий грузовик, пялящийся на меня желтыми фарами.

О нет. Только не машина… С другой стороны, чего я ждала? Самолета, что ли?

– Меня Ри, – сдавленно подсказала я свое привычное сокращение от имени, медленно подходя к транспортному средству. – Можно открыть окно? Я… э… с недавних пор некомфортно чувствую себя в машинах.

– Конечно, – тут же разрешил Рик, уже забросив мой компактный чемоданчик в багажник.

Осторожно открыв дверцу, я залезла на переднее сиденье, уйдя из-под обстрела дождя, перерастающего в настоящий ливень. В салоне пахло чипсами с беконом и чем-то вроде лосьона для бритья. Гремучая смесь.

– Как доехала? – спросил дядя, занимая место водителя.

– По ухабам, в дождь, под двухчасовые крики детей и спор бабуль об овощах, – озвучила я свое впечатление от поездки, скрипя ручкой, открывающей окно. Попробуем проветрить помещение, а заодно защитить желудок от расставания с завтраком.

– Брось, все не могло быть настолько плохо, – усмехнулся Рик, и это мне понравилось. Зачеркиваем опасение о «старой закалке».

– Верно. Потом я вспомнила, что у меня с собой плеер. Правда, на второй остановке в автобус сел мужчина «в теле» с гамбургером и банкой пива, а носовые затычки я что-то как-то подзабыла. – Я говорила скорее для того, чтобы отвлечься от давящего чувства и зарождающейся тошноты, чем поддержать беседу, но Рику этого знать незачем. Потерплю, не неженка, в конце концов.

– Оу, не свезло, – сочувствующе поцокал он языком, выруливая на дорогу. – Все твои вещи доставили еще вчера утром. Мебель я собрал, правда, не передвигал, дизайнер из меня, прямо скажем, никудышный…

– Все в порядке, я сама все расставлю, – остановила я его, обрадованная уже тем, что хотя бы орудовать отверткой и молотком не придется. – А со школой…

– Записал тебя, занятия с понедельника, начало уроков в восемь. Старая добрая школа Вэндскопа. Нам с твоими родителями удалось в ней выжить, правда, Альберт как-то едва не взорвал кабинет химии, но Мари всегда умела предугадывать его намерения…

– О да, это мама может, – кивнула я, погрустнев. – Могла, я хотела сказать.

– Извини, – здорово сконфузился
Страница 2 из 32

Рик. Черт.

– Да нет, ничего. Все в порядке, – быстро отозвалась я, пока дядя не решил, что нужно обдумывать каждое слово из-за моей якобы ранимости. Я за естественное общение. – А где мы будем жить?

Я посмотрела на Рика, изучая его профиль. Сейчас, в свете тусклых лампочек, на его коже был заметен загар. Это позволило надеяться на то, что дожди здесь не так уж и часто. Просто мне не повезло. Мне вообще в последнее время не везет.

Виски Фокса чуть серебрила седина, наверное, годам к сорока не останется ни одного темного волоса, если, конечно, он не воспользуется краской для волос. Что-то подсказывало, что Рик не из тех, кому важен внешний вид, хотя и неряхой на первый взгляд не назовешь. Гладко выбритый подбородок, чистые руки, никакой грязи под аккуратными ногтями, не маникюр, но и на обкромсанный кое-как кошмар не походит. Голубые глаза внимательно смотрят на дорогу, чувствуется, что они одинаково хорошо способны передавать и злость, и веселье.

– В старом доме твоих родителей, за все эти годы превратившемся в мою холостяцкую берлогу, – подмигнул он мне, но тут же переключился на дорогу.

Я оценила эту попытку пошутить. Уважаю тех, кто не тушуется после первого прокола и быстро возвращается на свою планку. Такие добиваются всего. Яркий пример из прошлого был удачно вытеснен на задворки сознания.

– А вот и моя заправка, – прервал воцарившееся молчание Рик, пока я судорожно считала вдохи и выдохи, глотая свежий воздух, пропитанный дождем и лесом. – С тобой точно все в порядке? Может, остановиться здесь? – Он встревоженно посмотрел на меня, заметив, как я вжалась в дверцу настолько близко к открытому окну, насколько это было возможно.

– Нет-нет, – помотала я головой. – Просто… – Оборвавшись, не зная, что тут было «просто», посмотрела на пронесшуюся мимо хорошо освещенную площадку, включающую в себя автозаправку и маленькую придорожную кафешку. – Прибыльный бизнес?

Смена темы. Вот что всегда выручает в таких ситуациях. Как всегда, прием сработал безотказно. Мамина школа.

– Для такого маленького городка, как Вэндскоп, даже очень неплох, – охотно ответил Рик, попадаясь на мою уловку. – Правда, приходится вкалывать и еще раз вкалывать, но ничего не поделаешь.

– Много работаете… работаешь? – мигом поправилась я, подставляя лицо ветру.

– Сутки через сутки, так что в собственном доме я нечастый гость… Скоро сама увидишь… – чуть поморщился этот холостяк-трудоголик, давая понять, что мое будущее место обитания не очень-то обжито.

Мы проехали мимо щита, оповещающего о пересечении черты Вэндскопа, и почти сразу же я увидела расположенный в низине городок, окруженный лесом. Живописно. Удаленно. Тоска, во всех смыслах, зеленая.

– Конечная остановка, – оповестил Рик, все еще настороженно на меня посматривая. Возможно, боялся, что я хлопнусь в обморок или блевану.

Скорее уж второе, честно говоря. Обмороки были мне не свойственны, хотя моментов в жизни было много, чтобы в них поваляться. Взять хотя бы охоту на… И снова мне пришлось стиснуть зубы и перекрыть кран прошлого еще туже, пока оттуда что-нибудь не вырвалось с противным хлюпаньем.

Я узнала дом, во дворе которого часто играла в детстве. Самая окраина города. Три шага – и лес. Кажется, он стал еще гуще, чем раньше. Или же виной всему смазанные детские воспоминания.

Старый двухэтажный скрипун совсем не изменился. Даже фонарь в железном абажуре над верандой и фиалковые занавески на окнах те же, только каштан заметно подрос, возвышаясь над гаражом, но все же не дотягиваясь до угловой комнаты, моей бывшей детской.

Практически на космической скорости выскочив из машины, я потянулась, убеждая тело, что оно больше не заперто в четырех стенах на колесах и тошноте пора бы уняться. Несмотря на дождь, заходить в дом я не спешила.

По спине побежали мурашки, легкий ветерок, не имеющий никакого отношения к непогоде, зарылся в волосы, скользнул по лицу и шее, и сердце болезненно сжалось.

Как я смогу быть так близко к природе и не замечать ее призыва? Глупости. Я отказалась от той жизни, так неужели мне будет трудно игнорировать нечто столь незначительное?

– Виктория, не мокни под дождем, заболеешь! Лучше возьми-ка свой чемодан и быстрее в дом. – Рик протянул мне мои пожитки, и я крепко сжала ручку клетчатого чемоданчика на колесах.

– Ри, – напомнила я, недовольно скривившись на полное имя. Какое-то оно слишком… торжественное? Больше подходит кому-то великому и властному или имеющему высокий ранг. Первое никогда ко мне не относилось, а второе уже в прошлом.

Поднявшись на пять ступеней до двери, дядя достал из кармана ветровки связку ключей, и вскоре мы уже стояли в небольшой прихожей. Основательно примятый коричневый коврик у порога, столик для ключей и разной мелочи, вешалка с загнутыми крючками и старая прячущаяся в углу за дверью подставка для зонтиков. Кажется, в детстве я упорно думала, что это железная ваза.

– Да-да… Извини, что вот так вот оставляю, но мне сегодня нужно на работу… Запасной ключ от дома на каминной полке в гостиной, деньги на мелкие расходы в банке, вот она, кстати. – Рик указал на большую пластмассовую желто-красную посудину из-под какао, стоящую на столике под зеркалом. – Твоя комната та же, надеюсь, не против?

– Все нормально, – покачала я головой, даже довольная тем, что буду разбирать вещи в одиночестве, без необходимости поддерживать беседу. После смерти мамы у меня некоторые трудности с продолжительным общением с кем бы то ни было.

Рик чуть расслабился, оставил телефон, по которому до него можно дозвониться, «если что», и уехал. Похоже, ему было неуютно рядом со мной. Что ж, в этом мы схожи.

– Дом, милый дом, – пробормотала я, поднимаясь по лестнице, покрытой грязной, местами истертой ковровой дорожкой.

И снова чувство пустоты, прошившее меня в автобусе. Мне не нужны разговоры, но я слишком привыкла к их молчаливому присутствию, отвыкнуть от которого так скоро – невозможно. Даже если это необходимо в целях сохранения душевного равновесия. Ничего. Просто нужно время, чтобы все ранее привычное потускнело. Надеюсь, когда это случится, во мне освободится место для чего-то нового и яркого.

Остановившись перед знакомой дверью, ведущей в мою детскую, нерешительно переступила с ноги на ногу. Светло-коричневая дверь с круглой резной ручкой напоминала о маминых сказках на ночь и включенном ночнике, отбрасывающем на стены тени разных волшебных существ. Она всегда была чем-то вроде входа в мое убежище, преградой, за которой в детстве я пряталась от разных воображаемых чудовищ. Ну да, воображаемых.

Глубоко вздохнув, словно собираясь броситься в омут с головой, толкнула дверь от себя. Первое, что привлекло внимание: ряд картонных коробок у стены, ожидающих распаковки. Вот и занятие на весь оставшийся день.

Вся мебель: шкаф, письменный стол, стул, кровать, любимое кресло-качалка, светильник с разноцветным абажуром, мягкий ковер – была привезена из нашего с мамой и Льюисом дома и уже стояла собранной и требующей основательной перестановки.

Покачав головой, я стянула ветровку, засучила рукава рубашки и, достав
Страница 3 из 32

из рюкзака плеер, поставила его заряжаться, а сама принялась за работу, чуть слышно напевая любимые мотивы.

Сначала переместила кровать с синим матрасом к стене и раскатала ковер в разноцветных ромбах, потом, упираясь изо всех сил, миллиметр за миллиметром, передвинула пустой шкаф. Оценив оставшиеся голые места, поставила по тумбочке по бокам от кровати, а письменный стол и стул напротив. Последним штрихом стали кресло-качалка у окна и светильник, водруженный мною на тумбочку справа.

К разбору коробок я приступила только через час, потребовавшийся на уборку смежной ванны и помывку окон, пыль на которых, казалось, копилась не одно столетие.

Пропылесосив комнату и отнеся шумную технику на место в узенькую кладовку, забитую зимней верхней одеждой и коробками с игрушками для рождественской елки, я обессиленно рухнула на голый матрас. Интересно, первыми отвалятся руки или ноги?

Спустя десять минут разглядывания белого потолка и голубых обоев с синими узорами я переместилась на пол и пододвинула к себе первую коробку. В ней оказалась малая часть моей личной разношерстной библиотеки, только самые любимые неоднократно перечитываемые книги. Благо Рик прибил полки, которые я и заставила своим чтивом сообразно по авторам и сериям.

Закончив с этим, почувствовала себя на финишной прямой, но радость была недолгой. Вторая коробка, доверху забитая одеждой, как и два чемодана, на корню срезала весь оптимизм нудностью сортирования. Вытряхнув все тряпки на постель, я обнаружила на дне пару дюжин вешалок. Началась самая неприятная часть работы. Лучше уж еще раз вымыть весь дом снизу доверху, чем ломать голову над тем, что куда повесить, в каком порядке и с какой классификацией.

Конечно же спортивный стиль был приоритетом, поэтому все джинсы, ветровки, майки, футболки, топы и шорты разместились на наиболее выгодных позициях. Все яркое и радостное я автоматически задвинула в глубь шкафа, не желая смотреть на это буйство красок и тканей. Туда же отправились юбки и платья, носить которые я больше не собиралась, но выбросить не поднялась рука, ведь многие из них были куплены вместе с мамой или подарены ею.

Разобравшись со всей одеждой, я добралась до последней коробки, забитой личными вещами: украшениями, парой мягких игрушек, свечами, личными дневниками и тетрадями, различными безделушками, струнами и медиаторами…

Кстати о птичках. Оглядевшись, я с облегчением нашла за дверью свою целую, не пострадавшую за переезд акустику. Эта гитара была практически моей ровесницей, и лет с семи Мари обучала меня игре на ней.

Расставив все до последнего подсвечника, я застелила постель, набросила сверху песочного цвета плед и разобрала рюкзак. Ноутбук, косметичка, новенький телефон с пустым списком контактов (звонить в моей новой жизни пока было некому), еще одни наушники, документы – в общем, жизненно необходимые в современном мире вещи.

– Аллилуйя, Пухлик, – сказала я, обращаясь к плюшевому белому медведю, посаженному на подушку. – Ри Брендон с заданием справилась.

Не найдя, чем еще заняться, я присела на холодный, несколько узкий для меня подоконник. На улице давно стемнело, продолжал моросить дождь, успокаивая легким стуком по крыше, и ветер игрался широкими листьями каштана напротив. В свете уличного фонаря было видно, как один из них, оторвавшись от ветки, закружился в очередном порыве, а потом мокрой зеленой ладошкой прилип к окну чуть выше моей головы. Прижавшись лбом к стеклу, я закрыла глаза. Вот тебе и «добро пожаловать».

Как всегда, в минуту бездействия накатили воспоминания. Вспышками засверкали моменты прежней жизни, люди, от которых я отказалась и которых покинула, секунды счастья, потонувшие в одном жарком августовском дне, хриплые вздохи Мари, запах жженой резины, скрежет металла и алые пузырьки, вылетающие изо рта Льюиса…

Хватит. Я не буду об этом думать, все равно ничего не изменится. Это просто бесполезно.

Глухая боль где-то в груди напомнила, что на нее не действуют никакие аргументы или угрозы. Она просто есть, и остается только смириться.

За последние два месяца я перепробовала все: слезы, гнев, молитвы, равнодушие… Но ничего не помогало, поэтому пришлось учиться привыкать. Единственное, что отгоняло чувство потери, – тяжелый физический труд.

Резко вскочив, тряхнула головой и случайно поймала свое отражение в зеркале на двери. Темные волосы, заплетенные в некогда аккуратную косу, растрепались и торчали во все стороны словно наэлектризованные, зеленые, по определению мамы – цвета молодой листвы, глаза были слишком тусклыми даже в моем понимании. Может, виной всему бессонница, а может, темные круги. В любом случае я была рада уже тому, что с век спали опухоль и покраснение – результаты моих бесполезных рыданий.

Продолжая изучать себя, придирчиво осмотрела губы, распухшие от прикусываний – нервной вредной привычки, появившейся совсем недавно; остро обозначившиеся скулы и мертвенно-бледную кожу.

Я не узнавала девушку в отражении, мне не верилось, что она умеет улыбаться. Какое-то унылое подобие, намек на кого-то, кто был прежде. Тень меня.

Моргнув, сделала музыку (дав плееру час на зарядку, я снова приступила к его эксплуатации) погромче, собрала все коробки и отнесла их в подвал. Подвал, к слову, походил на огромный склад ненужных вещей, выкинуть которые рука не поднимается. Два стеллажа с какими-то коробками и банками, старый телевизор с выпуклым экраном, пыльные чехлы с чем-то, напоминающим костюмы на Хеллоуин… Мусорка воспоминаний, не иначе. Все время, пока я копошилась с коробками, дом казался угрюмым и холодным, будто недовольным, что его оцепенение нарушено. Похоже, ему, как и мне, требовалась встряска.

По пути назад заглянула на кухню, да так и осталась стоять в проеме. Невероятно, у Рика что, аллергия на чистоту?

Кроме пыли, забрызганных жиром желто-оранжевых стен (явно неудачные попытки что-то пожарить), грязного коричневого кафеля на полу и различных пятен на столе в раковине возвышалась гора немытой посуды, включая две сковороды, пахнущие гарью. Очевидно, что кулинар из дяди никакой.

Замечательно. Видимо, уборка здесь проводится только по особым числам лунного календаря в високосный год.

Практически со страхом я подошла к старенькому, издающему странное жужжание холодильнику, опасаясь увидеть там повесившуюся мышь. Обошлось. Всего лишь сиротливо лежащий на верхней полке сыр, пара банок пива и питьевой йогурт, который, исходя из указанного срока годности, нужно было выбросить еще месяц назад.

Отыскав в этой зоне антисанитарии хлеб и после тщательного осмотра признав его съедобным, я сделала себе два бутерброда с сыром. Потом, порывшись по кухонным шкафам, нашла пакетик чипсов и шоколадный батончик.

Моя скудная трапеза прошла в гостиной, которой также требовалась уборка. Сидя на мягком, чуть продавленном коричневом диване, я рассматривала фотографии в рамках, оставшиеся на тех же местах, что и до нашего с мамой отъезда.

На них были запечатлены все шесть лет, которые мы провели семьей. Счастливые улыбки Мари и Альберта казались насмешкой, и выдержка начала давать
Страница 4 из 32

сбой. Быстро дожевав остатки ужина, вернулась на кухню и взялась за посуду, решив покончить хотя бы с ней.

К десяти часам вечера тело заявило, что не собирается шевельнуть и пальцем. Гордо оглядывая проделанную работу, я тем не менее не собиралась пока отдыхать. Было еще одно важное дело, не терпящее отлагательств.

Накинув куртку (все-таки октябрь) и удостоверившись, что дождь прекратился, я вышла на улицу. В воздухе пахло свежестью и осенью, но было слишком холодно для того, чтобы стоять на месте и наслаждаться ароматами.

Усилием воли отметя от себя образ кружки горячего шоколада с корицей и теплой мягкой постели, я достала из заднего кармана джинсов серый мел, завернутый в фольгу, – единственный атрибут, который я взяла, несмотря на отречение от всего другого.

– Безопасность прежде всего, – пробубнила я под нос, стараясь убедить себя, что не нарушаю себе же данного обещания. А заодно в том, что не сказала фразы, так часто повторяемой мне моим прежним близким окружением.

Я присела перед ветхими на вид порожками на корточках, начертила круг и несколько пересекающихся в нем линий на внутренней стороне деревянных перил. Закончив с этим, проверила, видно ли со стороны хотя бы черточку, а затем приступила к обходу дома по часовой стрелке, оставляя свою «наскальную живопись» под подоконниками и у задней двери.

Стуча зубами от холода, завершила последнюю линию и забежала в дом. Обойдя каждую комнату и осмотрев все окна первого этажа, перешла на второй. На полминуты мне пришлось зайти в комнату Рика. За такой короткий срок я обработала его окно и ванную и с чувством выполненного долга вернулась к себе.

После всех сегодняшних дел настоящим блаженством было скинуть кеды и повалиться на кровать. Единственный минус – мысли не дают покоя. Вот и теперь я снова подумала о том, правильно ли поступила, уйдя. Переезд сюда либо большая ошибка, либо начало нового пути. Ирония заключалась в том, что я сама не знала, какой бы вариант предпочла.

Глава 2

Утро субботы выдалось солнечным и совсем не по-осеннему теплым. Тоненькие лучики света, нахально пробившиеся через зазор между занавесками, так и побуждали встать и пойти на прогулку.

Я считала это хорошей идеей до тех пор, пока не повернулась в кровати и не почувствовала, как ноет каждая клеточка тела после вчерашних подвигов. «Вот тебе и убралась», – мрачно подумала я, стараясь не обращать внимания на обжигающую боль в спине, не имеющую никакого отношения к уборке.

Поболит и перестанет, не в первый раз.

Кроме того, частичке меня, все еще цепляющейся за призраки прошлого, было стыдно. Очень стыдно за то, что какая-то уборка, пусть и практически генеральная и проходившая в двухэтажном доме, не встречавшемся с половой тряпкой порядком одиннадцати лет, так меня измотала. Это позор, учитывая, что всего несколько месяцев назад я могла отчистить десяток таких домов и глазом не моргнуть. Ну да, уборка домов, как же.

После пяти минут уговоров самой себя окончательно проснуться я отскреблась от кровати и пошла в ванну. Вид был еще тот. Моему бледному лицу с черными мешками под глазами из-за очередной бессонной ночи не помогли ни умывание, ни косметика. Эффект жути, конечно, исчез, но выглядела все равно как привидение.

Одевшись и причесавшись, я, захватив плеер, спустилась вниз. На кухне ждал сюрприз в лице Рика, читающего газету за столом.

– Доброе утро, – привлекла я его внимание.

– Доброе, – хмыкнул он, осматривая меня с ног до головы. – Неплохо вчера потрудилась.

Неплохо? Да такого порядка в этом доме не было с тех пор, как отсюда уехала мама!

На языке вертелась пара острых ответов, но в последний момент я сдержалась:

– Старалась.

Я поставила на плиту чайник и полезла за кружкой, когда Рик заговорил:

– Слушай… – Тон его голоса заставил меня повернуться, так и не дотянувшись до дверцы шкафчика. Похоже, дядя нервничал. По крайней мере, он уже трижды потер указательным пальцем бровь, собираясь с духом что-то сказать. Выглядело мило.

– Да? – Я настороженно изучала выражение его лица, стараясь понять, о чем пойдет речь.

– Мне… В общем, – он откашлялся, – не умею я заводить все эти разговоры… Я бы хотел, чтобы у нас были нормальные отношения. Ну, знаешь, без всяких неловких моментов… Я понимаю, что я тебе не родитель, но и грозным опекуном выглядеть тоже не хочется… Считай меня старшим ответственным за тебя другом.

Интересненькое дельце получается. Бедняга Рик. У него никогда не было детей, а тут в дом, нарушая его привычный уклад жизни, въезжает семнадцатилетняя девушка. Наверное, он совершенно не знает, как себя вести. Будь я парнем, все было бы проще, а так у нас даже тем для разговора общих нет.

– Конечно, давай будем дружить, – согласилась я.

Он улыбнулся и словно сразу помолодел, напомнив мне отца на фотографии в гостиной.

Я заварила нам чай и достала коробку печенья, помня, что холодильник здесь – не более чем предмет интерьера.

– Слушай, как ты тут выжил?

– Я не ем дома. Либо ужинаю в ресторанчике на другом конце города, либо перекусываю в кафе на автозаправке.

– Вот я и удивляюсь, как ты выжил… – пробурчала я, вызвав хриплый смех.

– А почему ты не в школе? – вдруг спросил Рик, нахмурившись.

– Потому что сегодня суббота, и ты сейчас смотришь на прошлогодний календарь, – махнула я на посеревшее изображение леса возле крючков для полотенец и фартуков.

– А, точно, – смутился дядя. – Так чем планируешь заняться?

– Думаю прогуляться по городу, посмотреть что здесь и как. Купить продукты и новый календарь. – На улыбку мне потребовалось практически титаническое усилие.

Наверное, я была первым человеком в истории, у кого атрофировались губы. Улыбки у меня не получилось, сама почувствовала, что способна растянуть губы только на едва заметную ухмылку. Уже что-то.

– Хорошо. Ты умеешь готовить?

Нет, что ты. Просто мне нравится тратить деньги на еду.

– Да, мама и ее… подруги научили меня, – протянула, думая, как задать интересующий меня вопрос.

Мы несколько минут помолчали, жуя выпечку и глядя в окно. Рик, казалось, тоже хочет что-то спросить, и несколько раз я замечала, как он открывал рот, но тут же надкусывал печенье или отхлебывал чай. Интересно, папа был таким же нерешительным (я плохо его помню) или Рик просто сконфужен присутствием несовершеннолетней племянницы в своем доме?

– Слушай, я понимаю, все это непривычно и поначалу будет трудно… Предлагаю придумать какие-то правила. Что-то вроде перед входом друг к другу в комнату стучаться? – предложила я, подумав, что этим можно избежать множества не особо приятных ситуаций.

– Разумно, – кивнул Рик. – У меня к тебе несколько правил: домой к десяти, половина одиннадцатого крайний срок. Если ты остаешься у какой-то подруги, я должен знать об этом. И, конечно, никаких парней и вечеринок дома.

Между нами говоря, если я захочу нарушить эти правила, ты вряд ли об этом узнаешь. Уж выбраться незамеченной из дома мне точно до сих пор ничего не стоит. С другой стороны, мне это незачем. Больше незачем.

– Разумно, – согласно кивнула я. – Но на выходные комендантский час, если
Страница 5 из 32

что, не распространяется, учитывая, что я буду вести уход за домом.

Не стоит уступать так быстро и на все соглашаться. Так можно добиться того, что спрашивать не будут вовсе. Осознание подобных нюансов у меня в крови, ничего не поделаешь.

– Договорились, – согласился Рик. – Вот еще что. Учитывая мой график работы, ты не боишься оставаться одна?

Я посмотрела на него как на человека, собравшегося есть пенопласт:

– Мне семнадцать. Я уже достаточно взрослая, чтобы оставаться дома без надзора.

– Виктория, здесь не столица. Сразу за нашим домом начинается лес, это не то, к чему ты привыкла.

Ну да, конечно. Ты ничего не знаешь обо мне, Рик.

– Все в порядке, – отмахнулась я. – Буду запирать двери и окна, и никакой койот не проберется.

– На всякий случай бейсбольная бита в моей комнате, в шкафу, и еще одна в кладовке, – не отступил дядя. – Завтра я принесу тебе перцовый баллончик. У нас тихий городок, но все же так мне будет спокойнее.

– Ладно, – капитулировала я, признавая, что в этом есть толк.

Разобравшись с посудой и оставив Рика за просмотром какого-то интеллектуального шоу, я вышла из дома, на ходу распутывая наушники. Честное слово, проблемы с морскими узлами в проводах давно нужно зарегистрировать самой распространенной проблемой подростков и считать отдельной поправкой закона подлости.

Остановившись за оградой, посмотрела по сторонам, думая, куда лучше пойти. Логика и память подсказывали, что нужно идти вверх по улице. Такие маленькие городки построены по подобию нарисованного ребенком солнца. Круг – центр с площадью и расходящиеся от него лучи улиц.

В общем, осмотревшись как следует, я двинулась вверх, обходя лужи и держась подальше от дороги. Не хватало еще, чтобы проезжающие мимо редкие машины наградили меня грязными брызгами.

Подпевая любимым исполнителям и минуя последствия вчерашней непогоды, я запоминала, что где находится, и раскладывала про себя на полезное, нужное и негодное. Например, обувная мастерская угодила в категорию «полезное», а аптека, кондитерская и пекарня, из которой, к слову, изумительно пахло свежими булочками, попали в «нужное». Про себя я решила, что зайду туда на обратном пути.

Как и ожидалось, «луч» вывел на площадь с маленьким фонтанчиком и сквером с изогнутыми лавками и коваными старинными фонарными столбами. Центр города, конечно, самое место для романтики. Практически под окнами четырехэтажного здания мэрии и полицейского участка.

Перейдя дорогу (страшно сказать, с оживленным движением! И даже светофором), уткнулась в практически прилепленные друг к другу парикмахерскую, магазин женской одежды и обувной бутик. Наверное, их можно посещать только все вместе, причем в той последовательности, как я перечислила. Больше всего удивило слово «бутик» и отсутствие в этой линии магазина аксессуаров и свадебного салона. Первого не было и в помине, а вот второй отыскался на противоположной стороне.

Спускаясь под горку по следующей улице, отметила больницу (полезное) и детский сад (негодное). Значит, где-то рядом должна быть школа. Она обнаружилась в конце улицы в виде бестолково нагроможденных одноэтажек, разбросанных по обширной территории. Видимо, корпуса. Прелестно. Тошнит от одного вида.

Скривившись, быстро обошла место будущего заключения вдоль низенького зеленого заборчика и свернула влево.

Вот и нормальный продуктовый наконец-то, а не скудные лавчонки, как на площади. Рядом с ним возвышался магазин электроники, напротив расположились пиццерия и еще одна аптека, на вид посолиднее той, что на моей улице. А дальше…

Вау. Неожиданно.

Огромная вывеска в виде потягивающегося полосатого кота с желтыми глазами смотрелась в обшарпанном городишке оригинально. «Пушистая Братва» – гордо гласили буквы, прикрепленные вдоль хребта кота.

Перечитав, я прыснула, чуть согнувшись. Если у прохожих и были какие-то сомнения относительно моей нормальности, то вторая волна смеха точно их снесла. Пушистая братва… Хвостатая мафия…

Ну надо же. Зоомагазин в этом сонном царстве. Хотя быть жителем Вэндскопа – это еще не приговор. Это диагноз…

Снова захихикав, вытерла выступившие слезы и принялась искать выпавший наушник.

– Девушка! Девушка, вам плохо?

Выпрямившись, я увидела прямо перед собой стоявшую на пороге этого самого магазина рыжую девушку лет двадцати в зеленой жилетке с черной фигурой потягивающегося кота на левой груди, совсем как на вывеске. Продавщица, видимо.

– Нет, мне очень хорошо, – фыркнула я, продолжая оглядывать незнакомку.

Это, конечно, невежливо, но уж больно интересной она была.

Чуть пониже меня ростом, пропорционально сложенная, с густой копной рыжих, похожих на пламя волос, собранных в хвост, зелеными, как ее жилетка, глазами, остреньким носиком и дружелюбной улыбкой, она напоминала маленького озорного бесенка.

В общем, понесло тебя, Брендон, тормози.

– Заходи к нам! У тебя ведь нет питомца? – жизнерадостно спросила «бесенок».

– Э… – Я сегодня блещу красноречием. – А как вы узнали?

Девушка пожала плечами и снова улыбнулась:

– Опыт. Ну так?..

А почему бы, собственно говоря, и нет? Деньги есть, место для мохнатого тоже, тем более Рика часто нет дома, и мне не на что будет переключиться…

– Пожалуй, зайду, – выдала я ответ, вырубая плеер.

Внутри оказалось светло, тепло и пахло свежестью леса. В дальнем углу, за прилавком, стоял высокий смуглый парень в таком же зеленом жилете. За спиной у него возвышался огромный стеллаж с кормами, лекарствами, ошейниками и всякой всячиной для домашних питомцев. Под потолком висели клетки с попугаями, у стен под специальными лампами стояли три огромных аквариума с самыми разными пестрыми рыбками. Напротив них, возле витрин, в которые заглядывали солнечные лучи, расположились клетки с хомячками, морскими свинками, хорьками, вольеры со щенками и корзинками с котятами.

– Джей, куда ты положила корм для волнистых? – Парень за прилавком оторвался от какой-то книги и посмотрел на нас.

– В подсобке на верхней полке, Макс, – звонко чирикнула моя сопровождающая.

– И не поленилась же допрыгнуть… – ухмыльнулся он, намекая на рост коллеги.

Вместо ответа Джей показала ему язык и снова повернулась ко мне. По тому, как улыбнулся за ее спиной Макс и как вспыхнули глаза девушки, не составило труда понять, что они парочка.

– Ну так… – начала было говорить Джей, но внезапно хлопнула себя по лбу, что смотрелось комично. – Ой, прости, я не представилась! Я – Джеда Бриар, для друзей Джей, продавец и глава всей ПушБра, а ты? Просто я тут всех знаю, если не лично, то хотя бы заочно, а тебя вижу в первый раз…

Убиться об стену! Какое же здесь количество населения, если она знает всех? Проклятые маленькие городки… Чем меньше город, тем больше водоем сплетен. Черт…

– Мм… Я Виктория Брендон, для друзей Ри. Переехала вчера к дяде… Рику Фоксу.

– Фокс? – Она нахмурилась, словно пробуя имя на вкус, но потом просветлела. – Владелец автозаправки у черты города, да?

– Угу, – промычала я, представляя, как весь город шептался о трагичной кончине моих родителей.

– Эй, я слышала о тебе, – подмигнула
Страница 6 из 32

глава ПушБра.

– Откуда? – Я моргнула, облизнув тут же пересохшие губы.

– Миссис Болл, преподавательница испанского, упоминала, что на следующей неделе в школе появится новенькая, когда покупала корм своей кошке.

– А-а-а… – На меня разом накатило облегчение.

– Так что все тебя ждут, – хихикнула Джеда.

– О да… Я несказанно этому рада. – Если бы сарказмом можно было бы лечить, то в эту минуту я вытянула бы со смертного одра как минимум нескольких людей.

– Да ладно, школа – это не так плохо, – отмахнулась девушка.

– Скучно, нудно, долго, – безапелляционно заявила я.

– Сдаюсь, – засмеялась Джей. – Но есть бонус…

– В качестве моральной компенсации за ущерб психики? – ехидно поинтересовалась я.

– Именно так, – серьезно кивнула Бриар.

– И в чем же бонус заключается?

– В красивых парнях, – хмыкнула Джеда.

– Неужели они здесь водятся? – Я округлила глаза.

– Не поверишь, но пара-тройка есть, – доверительно шепнула собеседница. – Мой кузен, например.

– Сватаешь? – хохотнула я, убеждаясь, что Джей нравится мне все больше и больше.

– Если бы… Этот идиот уперт, как стадо ослов! – Она вдруг закусила губу и деловито спросила: – Так ты у нас кошатница, собачница или птичница?

Задумавшись на пару секунд, уверенно отрекомендовалась кошатницей. Джей подвела меня к корзинкам с котятами и, пока я присматривалась, отвечала на мои вопросы и рассказывала о себе.

Оказалось, что в Вэндскоп она с семьей переехала четыре года назад из какого-то городка, напоминающего этот. Ее родители усыновили Макса, когда тому было два, а через год родилась она. Когда им обоим еще не было двенадцати, родители погибли, и их забрали к себе дядя по матери Натан и его жена Софи. С их родными детьми Эрелл и Драгоном (ну и имечко!) мне предстояло встретиться в школе. На сбережения, оставленные родителями, и при поддержке Софи и Натана, державших в городе ветеринарную клинику, Макс и Джеда открыли «Пушистую Братву».

– Вы, наверное, обожаете животных, – улыбнулась я, наблюдая за серенькой непоседой с белой грудкой и такими же носочками.

– Всей семьей в Гринписе, – подтвердила Джей. – Смотрю, кое-кто уже приглянулся тебе?

– Ага, – кивнула я. – Вон та…

В этот момент в магазин зашли две парочки подростков, возможно, даже моих ровесников, и следом за ними практически влетела женщина в малиновом плаще. От этого цвета у меня сразу же зарябило в глазах, да и у Джеды, по-моему, тоже.

– Извини, – шепнула она, смело направляясь к «малиновой».

Едва взглянув на лицо дамы, я поняла, что сейчас будет скандал, и поспешно вставила наушники, врубая музыку на всю. Вместо бесплатного цирка за спиной я предпочла наблюдать за серенькой, придумывая, как назову ее.

Может, ты ее угомонишь уже, а? О позор из всех позоров рода? Что???

Я поперхнулась от неожиданности и тут же стала озираться, стараясь понять, откуда вещает эта язва и почему музыка ее не заглушила.

Откуда надо, оттуда и вещаю, мисс «я-Самая-Большая-Печалька-На-Свете».

Вот ведь. Я все-таки сошла с ума. Кажется, разговариваю сама с собой.

Да нет. Это просто я, твоя совесть, устала молчать!

Э-э-э… А ты у меня была?

Вопрос века, – фыркнула «совесть» в ответ. – Давай, прерывай соло этой иконы антистиля, покупай серую малявку, и пошли домой, дщерь.

У меня раздвоение личности. Дожила.

Повернувшись, я увидела, что дело набирает обороты, учитывая, что за спиной Джеды уже нарисовался Макс и недобро смотрел на скандалистку, цветом лица сравнявшуюся с собственным пальто.

– Нет, это вы послушайте! Я требую, чтобы вы вернули мне деньги за корм! И нечего ссылаться на ваших тетку с дядькой!..

Прослушав тираду до конца, я поняла, что она думает: от корма, который посоветовала Джей, у ее собаки выступила сыпь, и обращаться к ветеринарам она не желает, потому как «чокнутая семейка» скажет что угодно, лишь бы прикрыть Джеду и «всю ее шарашкину контору».

Пока дама набирала воздуха для очередных излияний, я подошла к ней и осторожно постучала пальцем по спине, привлекая внимание. «Малиновое чудо» повернулось на каблуках так резко, что ее шляпка с бантиком едва не слетела с головы.

Хм. Не такая уж она и молодая. Лет сорок пять, скорее всего.

Пока она, так же сверху вниз, рассматривала меня, я воспользовалась паузой:

– Мэм, там, через дорогу, аптека. Уверена, у них в ассортименте есть успокоительное. Рекомендую.

Цвет лица переплюнул плащ, щеки раздулись так, что всем хомякам в округе стало завидно, и вдобавок я начала беспокоиться за ее челюсть, как бы с пола собирать не пришлось.

– Ты… – выдохнула она мне в лицо овсяной кашей и противной травяной зубной пастой, по сравнению с ароматами которых средство от насекомых казалось духами. – Фамилия!

– Брендон, – спокойно поведала я, смотря в ее выпученные глаза-бусины.

– Дочь Мари Брендон и Альберта Фокса? – процедила она. – Несомненно. Такая же выскочка, как мать, и хамка, как отец. Ну, я это так не оставлю…

Окинув всех присутствующих гневным взглядом, малиновый плащ вылетела за дверь и вскоре скрылась за углом.

Джеда первой не выдержала тишины и прыснула:

– Ри, ты только что лишила себя аттестата. Малиновое недоразумение – твоя преподавательница по тригонометрии.

Ой как здорово…

– Значит, принесу ей успокоительное сама, – пожала я плечами, что стало последней каплей.

Наверное, наш хохот был слышен всему городу. Мы с Джей согнулись пополам, Макс залег на прилавок и, отсмеявшись, протянул мне руку:

– Макс Бриар.

– Виктория Брендон, но вы зовите меня просто Ри, – улыбнулась я, пожимая крепкую теплую ладонь.

– В понедельник о твоем подвиге будет знать вся школа. – Джеда кивнула на подростков, выходящих из магазина.

– Экстаз, – закатила я глаза, вызывая хихиканье парочки.

Через час (меня задержали на чай) я направлялась домой с сумкой-переноской в одной руке и пакетом с книгой по уходу, лекарствами и игрушками в другой. Маленькая ворчунья сразу же признала меня и спокойно, без шипения, сидела на руках, пока мы с Джедой подбирали ей ошейник, а сейчас лежала, подобрав лапки под себя и смотря на улицу через решетку.

Обратная дорога заняла меньше времени, несмотря на то что я заходила в нужные магазины и стояла в маленьких очередях, в которых кто-нибудь да порывался заговорить.

Я быстро расплачивалась, сгребала покупки в предусмотрительно взятый рюкзак и поспешно сбегала, пока меня не начинали спрашивать еще о чем-нибудь.

Только дома, раскладывая купленное по местам, поняла, отчего так болят щеки и кожа вокруг рта. Сегодня я впервые за долгое время улыбалась и смеялась по-настоящему.

Глава 3

Понедельник – день тяжелый. Эту правдивую до неприличия аксиому я пробубнила себе под нос, выходя из дома порядком раздраженной.

Во-первых, погода. Свинцовые тяжелые тучи, навевающие дрему, мелкая противная морось и, в довершение, холодный ветер, дующий в спину. Во-вторых, необходимость выбраться из-под урчащей Ханы (серая непоседа быстро покорила Рика и освоилась в доме) и теплого одеяла в половине восьмого. И в-третьих, идти в такую рань под аккомпанемент стука собственных зубов в школу, где, несомненно, ожидает часа
Страница 7 из 32

своей страшной мести «малиновое чудо».

Только я могла найти себе проблемы там, где еще ни разу не была. Рекорд, однако.

С досады, пнув первый попавшийся камушек, спрятала подбородок в воротник куртки, злясь, что забыла подзарядить плеер и теперь осталась без музыки на весь учебный день.

Ступив на парковку школы, тяжело вздохнула, не увидев никого у корпусов. Аукнулись десять минут, которые я провалялась после звонка будильника. Подумаешь. При такой-то погоде…

Разглядев на ближайшем здании табличку «Административный корпус», я направилась к нему. Все равно сначала нужно взять расписание. Лавируя между машин (здесь даже была парочка приличных), я притормозила, увидев черный мотоцикл, раскрашенный языками пламени.

– Обалдеть, – выдохнула я.

Да уж, неплохая машинка, – согласилось мое больное подсознание, мучающее меня своими «включениями» все выходные.

Неплохая? Да он идеален! – Я чуть приблизилась, рассматривая мотоцикл от руля до задних фар.

Эй, а как же бла-бла о том, что с прошлой жизнью покончено? Марк бы…

Нет! Я не хочу думать о Марке! Ни о ком из них! – Сжав виски пальцами, я закрыла глаза и начала быстро считать от сорока до одного, изгоняя любые воспоминания, готовые вот-вот всплыть на поверхность.

Рано или поздно, тебе придется подумать обо всех, кого ты бросила.

Заткнись! Я никого не бросала!

Неужели? Может, список зачитать? Ты бросила, оставила их на…

Я сказала: заткнись! – рявкнула я, согнувшись от накатившей тошноты и боли в спине.

Как ни странно, это подействовало. По крайней мере, в ответ ничего не послышалось, значит, мое сумасшедшее «я» решило отдохнуть от порчи моей жизни. Опасаясь поцеловать асфальт, ухватилась за ближайшую опору (сиденье того самого обалденного мотоцикла) и, откинув капюшон, подставила лицо дождю, чтобы смыть выступивший на лбу пот. Так я и сидела, полностью сосредоточившись на дыхании и стараясь больше ни о чем не думать.

– Что-то я не помню, чтобы у моего мотоцикла было такое дополнение, – послышался за спиной насмешливый голос.

– П-простите, – на автомате ответила я, отпуская сиденье и тут же начиная заваливаться.

– Опа, – кто-то поймал меня и придержал за плечи. – Прощаю, можно не падать в обморок.

Я вздрогнула, когда на меня нахлынул незнакомый, но ужасно притягательный аромат. Возможно, какое-то дикое растение или специя.

– Угу. – Я прикрыла глаза.

– Что болит? – Теперь голос звучал встревоженно.

– Да просто накатило… слабость, – выдавила я.

– А-а-а… Ясно. Паника из-за статуса новенькой?

– Нет у меня паники, – буркнула я, но тут в спину словно ткнули раскаленной кочергой, и мне не удалось сдержать вскрика.

– Слабость, да? – недоверчиво переспросил парень.

– Да.

Приступ повторился, и на этот раз огонь прокатился от затылка до копчика, а перед глазами замелькали черные точки.

– Эй, новенькая!

– Я тебе не… – Договорить не получилось из-за опустившейся на меня черноты.

Холодно и темно. Ветер скрипел ветвями голых деревьев, возвышающихся надо мной. Я пыталась рассмотреть на небе звезды или луну, но, скорее всего, их заслоняли тучи. Было в этом лесу что-то странное, зловещее, заставляющее нервно оглядываться и ступать как можно тише, впрочем, под ногами все равно хрустели листья.

Неизвестно откуда появился густой молочно-белый туман. Такой плотный, что невозможно было различить ничего дальше метра. Напрягшись, я обратилась в слух, надеясь пусть не увидеть, но хотя бы услышать, если что-то приблизится. И услышала.

Мерзкое шуршание, которое я различила бы где угодно независимо от времени суток или состояния. Такой звук могло издавать только одно существо. Змея.

Едва я подумала об этом, как из тумана, оставляя едва заметные бороздки на листве и огибая выступающие корни деревьев, ко мне со всех сторон поползли змеи. Черные, сверкающие чешуей, тонкие и толстые, короткие и длинные, с раздвоенными языками шипящие твари медленно окружали меня.

Судорожно задышав, я попыталась как-то уйти, убежать от них, но ноги словно приросли. Сердце забилось где-то в горле, во рту пересохло, а кулаки сжались настолько, что ногти впились в кожу и по руке потекли тоненькие струйки крови. Единственное тепло среди всего этого ледяного мрака.

Посмотрев вниз, увидела, как одна из змей обвивает щиколотку и уверенно ползет дальше, сдавливая меня через ткань джинсов. Вскрикнув, попыталась смахнуть ее, но что-то упало мне на голову, и, глянув вверх, я завизжала.

Каждую ветвь дерева обвивали змеи, все вокруг кишело ими, и, словно по сигналу, все твари одновременно зашипели и бросились на меня…

– Виктория! Ну ты и брыкаешься! Открой глаза, это всего лишь кошмар.

Заморгав от неожиданно появившегося вокруг света, я попыталась сфокусироваться на окружающей меня обстановке. Белые стены, противного зеленого цвета кафель, пара плакатов, весы, стеклянный шкаф, забитый всякой всячиной, и этот стерильный запах, характерный только для больниц. Никакого леса и змей.

– Я в медпункте, – констатировала я, переводя взгляд вперед и параллельно отмечая тупую ноющую боль в спине, все еще колотящееся после кошмара сердце и еще пару пикантных вещей. Например, свое колено, упирающееся в чью-то грудь. В чью-то мужскую затянутую в черную майку грудь. Ой.

– Поразительная догадливость, – хмыкнул незнакомец.

Его мускулистые руки лежали на моих плечах, удерживая. Вспоминая услышанное по пробуждению, я поняла, что он пытался остановить мои вызванные кошмаром брыкания. Черт, я думала, при обмороке не бывает видений.

Скользнув взглядом по смуглой руке с четко очерченными бицепсами, я изо всех сил прикусила щеку, чтобы не раскрыть рот как последняя идиотка, когда мои глаза нашли его.

Кроме приятного аромата и низкого хриплого, почти что бархатного голоса парень был неприлично красив. И, говоря «неприлично», я именно это и имею в виду.

Резкие черты лица, волевой подбородок и прямой нос заставляли забыть такое слово, как «смазливость». Мягкие на вид губы так и требовали проверить это касанием, но все внимание перетянули на себя глаза. Янтарные.

Я понимала, что такого цвета быть не может, но никак иначе определить не могла. Не светло-карий или какой-нибудь серо-зеленый, а именно теплый золотистый цвет. Интересно, солнечные лучи усиливают этот эффект?

В довершение ко всему на высокий лоб падали все еще влажные темные пряди волос, которые, к моей зависти, не завивались. Прямые волосы доходили до середины шеи, и был заметен легкий каскад. Надо же, какая стильная стрижка.

И обладатель всего это по-прежнему держит меня, нависая сверху.

– Виктория? – похоже, звал он уже не в первый раз. По крайней мере, у меня было хорошее оправдание, почему я не услышала парня раньше. Однако я скорее бы откусила себе язык, чем высказала что-то о его парализующей хищной красоте.

– Откуда ты знаешь мое имя? – пересохшими губами спросила я. – И ты не мог бы убрать свои руки, я даже на первом свидании не знакомлюсь так близко, – выпалила я, сразу же понимая, что несу бред. Он застал меня врасплох! Еще одно оправдание отправляется в коллекцию «непроизносимых».

Парень широко улыбнулся, давая мне увидеть
Страница 8 из 32

белоснежные зубы и милую ямочку на щеке. Хотя «мило» никак не сочеталось со всем его обликом. Скорее, подойдут такие слова, как «экзотично», «дико» и «опасно», чем «мило».

– Ты новенькая, тебя все знают, – спокойно ответил он, отстраняясь. – Я учту твои предпочтения относительно дистанции на первом свидании.

Что?

– Успокойся, это тебе все равно не пригодится. – Я закатила глаза, тем самым разрывая зрительный контакт.

Он хотел сказать что-то еще, но помешала отворившаяся дверь кабинета и появление на пороге седовласой женщины лет пятидесяти в белом халате и со стетоскопом на шее.

– Юноша, покиньте помещение, – строго посмотрела она на мою «скорую помощь».

Парень подмигнул мне, подхватил кожаную мотоциклетную куртку, которая, оказывается, лежала в моих ногах на кушетке, и вышел.

Кроме всего прочего, он еще и высок! И определенно знает, как себя подать. По крайней мере, стиль «плохого мальчика» ему безумно шел… Так, стоп.

– Добрый день, мисс Брендон. Меня зовут доктор Эндрис. Давайте-ка осмотрим тебя.

На меня обрушился град вопросов о моем самочувствии, питании, сне, болезнях. После блицопроса мне измерили давление и температуру и проверили реакцию зрачков на свет.

– Хорошо, Виктория, а теперь снимай верхнюю одежду, я тебя послушаю. – Доктор показательно постучала пальцами по стетоскопу.

– Не нужно, у меня все в порядке, – выпалила я, стиснув пальцами подол футболки.

– Давай-давай. Чем быстрее тебя осмотрим, тем быстрее я отпущу тебя домой.

– Домой? – удивилась я.

– А ты думала, после обморока тебя на уроки отправят? – поджала губы Эндрис. – Я жду.

Поморщившись, я стянула футболку и далее следовала командам «дыши – не дыши», ожидая, когда она попросит повернуться.

– Спинкой, дорогая, – улыбнулась доктор.

Тяжело вздохнув, перекинула волосы вперед и сделала, как она велела. После короткого вздоха, полного, как я догадывалась, ужаса и отвращения, захотелось сжаться до крохотной точки или стать невидимой.

– Что с тобой произошло, деточка? – пролепетала Эндрис.

– Автокатастрофа, – натянуто ответила я, думая, когда уже смогу спрятать длинные уродливые шрамы, протянувшиеся от шеи до копчика. Хотя шрамы – это неточное определение. Рубцы, пожалуй, вернее.

Я знала, что сейчас они побелели и представляли собой шершавые выпуклые полоски, местами все еще багровые и словно напоминающие червяков, ползающих у меня под кожей.

Ну конечно же автокатастрофа, – насмешливо фыркнула снова пробудившаяся ненормальная часть меня.

Свали из моей головы, – зло процедила я. – Это вообще все из-за тебя!

Из-за меня? – поперхнулась эта психованная. – Нет, дорогуша, это ты нас в это втравила, это тебе пришло в голову переехать сюда, отказавшись от всех и всего…

Пошла вон! Я не хочу больше слышать обо всех и всём!

Усилием воли я вымела ее голос из своего сознания и тяжело задышала.

– Да, я слышала о твоей матери… Соболезную.

– Спасибо, – пусто поблагодарила я, приходя в себя. – Могу я уже одеться?

– Да-да, конечно. Я выпишу тебе справку на сегодня. Думаю, у тебя обычное переутомление, что совершенно не удивительно в твоей ситуации. Придешь домой – поспи…

Все дальнейшие советы я пропустила мимо ушей, думая о том, как чудесно начался и завершился мой первый учебный день.

Один обморок, один кошмар, один красивый наглый парень, два разговора с собой и ноль нормальности во всем. Ну разве что доктор Эндрис. Надеюсь, она не болтает о своих пациентах. Не хватало еще, чтобы о моих уродствах знал весь город.

Получив справку и натянув куртку, я закинула свой рюкзак за плечо и вышла за дверь, тут же оказавшись в коридоре, судя по плакатам, шкафчикам и доносящимся голосам – школьном.

– Как дела?

Обернувшись, увидела свою «скорую помощь», лениво поигрывающую ключами от мотоцикла. Янтарные глаза изучающе прошлись по мне, словно незнакомец пытался сам ответить на свой вопрос.

– Лучше не бывает, мистер Аноним, – язвительно ответила я, намекая на то, что не знаю его имени.

Поравнявшись со мной, парень чуть улыбнулся и протянул руку:

– Драгон Бриар.

– Виктория Брендон.

– Приятно познакомиться, – хором сказали мы, после чего одинаково усмехнулись.

– Стой-ка, ты брат Джеды и Макса? – дошло до меня.

– Ага. Слышал, ты взяла себе кошку?

– Да, я люблю кошек, – тупо ответила я, не в состоянии привыкнуть, что здесь всем про всех все известно.

Драгон как-то странно посмотрел на меня, а потом указал подбородком вперед:

– Нам туда.

– Нам?

– Ну да. Я тебя провожу, а то вдруг еще раз упадешь где-нибудь на проезжей части.

– Не нужно, – покачала я головой, направляясь туда, куда он указал.

– Нужно, – поравнялся со мною Бриар. – Распоряжение администрации школы.

– Что?

– А ты думала, откуда здесь доктор Эндрис? Ее вызвали из больницы. И еще… – Драгон закусил губу, но в глазах я не увидела ни капли раскаяния. – Я пронес тебя через этот коридор во время перемены.

– Экстаз! – запнулась я на ровном месте. – Теперь я не просто новенькая, а новенькая, хлопнувшаяся в обморок! Ненавижу маленькие города!

– Забей, – скосил на меня глаза Драгон, изогнув бровь. – Я тоже был новеньким, так что поверь, чем быстрее ты наплюешь на это, тем лучше. А по поводу обморока… Скажем, что ты излишне впечатлительна и не смогла сдержать восторгов, увидев мой мотоцикл.

Я хмуро посмотрела на Бриара:

– Не смогла сдержать восторгов – это кое-что другое, а не обморок.

Мы переглянулись. Смешок, еще один, а потом меня просто согнуло от хохота. У него оказался очень приятный смех. Не громкий, не крикливый и привлекающий к себе внимание, а какой-то уютный, домашний, теплый.

Так, стоп. Теплый смех? Докатилась…

– Слушай, а как ты меня нашел? Ты же должен был быть на уроке, нет?

Драгон хитро посмотрел на меня:

– Первой была тригонометрия. Мы с мисс Прюэт не сошлись во мнениях, и я ушел с урока.

– Читай, тебя выгнали? – усмехнулась я, следуя за ним между машинами.

– Вот еще, – фыркнул он, расправив плечи. – Я сам всегда решаю, что мне делать.

Нет, я знала, что понедельник – день невезухи, но чтобы настолько? Еще и предмет, который вела «малиновое чудо», был первым!

– Это она к тебе из-за Джеды придирается, да? – вспомнила я свой визит в «Пушистую Братву».

– Это она ко мне по жизни придирается, – пожал плечами Драгон.

– Потеснись на пьедестале любимчиков, – хихикнула я. – Готова поспорить, я теперь у нее цель номер один.

– Наслышан. Ты что, правда посоветовала ей успокоительное?

– Мне показалось, она перенервничала, – поморщилась я, а Бриар снова засмеялся.

– Я думал, Джей преувеличила. Готова прокатиться на мотоцикле?

– Да, – улыбнулась я и вскочила на сиденье еще раньше, чем он обернулся. Кажется, это произвело на него впечатление.

После всего произошедшего проблемы у меня возникали только с машинами. Вспомнив поездку с Риком до города, тошноту и будто давящие со всех сторон стены, я содрогнулась.

Снова приподняв бровь (держу пари, это его особая фишка), Бриар протянул мне шлем, висящий до этого на руле.

– А ты? – удивилась я, не увидев второго.

– У меня только один, и тебе он нужнее. Поверь. – Драгон
Страница 9 из 32

подмигнул, наблюдая, как я напяливаю разукрашенную, как и мотоцикл, каску.

Я почему-то поверила. Уж больно уверенным он выглядел, да и весь этот брутальный образ…

Брендон, заткнись. Никаких романов. Окончить школу, получить аттестат, уехать подальше. Простой план, вот его и придерживайся.

Тем временем Бриар завел мотоцикл с одного движения, изящно, насколько это вообще было возможно, сел и обернулся:

– Держись крепко.

Я посмотрела вниз и, не увидев поручня, оторопело уставилась на него:

– За тебя?

– Ну не за себя же? – закатил он глаза.

Чувствуя, что краснею, я неуверенно обняла его за пояс, сразу же ощущая под пальцами ткань майки (застегнуть куртку Бриар не удосужился), а затем тепло его тела вместе с твердыми мышцами подкачанного брюшного пресса. Точнее, жар, будто к печи прикоснулась.

– У тебя нет температуры? – перекричала я мотор.

– Просто я горяч, – ответил Драгон, и я порадовалась, что парень отвернулся и не видит румянца, вызванного двусмысленностью его фразы и залившего мои щеки.

До моего дома мы добрались минуты за три. Драгон вел быстро, явно превышая скорость, однако соблюдая все остальные правила дорожного движения. Я даже не стала спрашивать, откуда Бриар знает мой адрес. Чертовы маленькие городки.

Заглушив мотор у тротуара напротив, парень выставил подножку, и я неохотно слезла. Хотелось покататься еще.

А может, просто еще крепко подержаться за него? – ехидно заметило мое больное подсознание.

Сглотнув, я не нашлась с ответом, прекрасно зная, что в чем-то оно право.

Протянув владельцу шлем, сунула тут же замерзшие руки в карманы куртки и неуверенно переступила с ноги на ногу, не зная, как поступить. С одной стороны, можно было бы пригласить его на чай и впервые за долгое время поболтать с ровесником. Да, неплохой вариант, если бы он был девушкой. С другой – Бриар может расценить сие как нечто этакое, да и чего греха таить, я тоже.

Дилемму разрешил сам Драгон:

– Ладно, выздоравливай, я обратно в школу. У меня еще литература и сестру нужно домой отвезти.

Это звучало как оправдание, и я поняла, что ему самому не особо хочется уезжать. Облегченно вздохнув, выдавила улыбку, скрывая огорчение, неизвестно как и откуда появившееся.

Очень даже известно как и откуда, – откровенно развеселилось мое второе «я».

Тяжело вздохнув, я решила, что впредь буду игнорировать подобные выпады. Тогда ей надоест, и она отстанет.

Ага, мечтай. Ты не забыла, что я твоя совесть?

– Хорошо. Драгон… спасибо, что подвез и вообще помог, – искренне поблагодарила я, встречаясь взглядом с его необычными янтарными глазами. – Драгон – это «дракон», верно?

– Не за что, – кивнул парень. – Да, дракон. Родительская причуда. Зови меня просто Драг.

– А ты меня Ри.

– Договорились. До завтра.

– До завтра. Наверное. Может, завтра я поставлю рекорд и даже не успею ступить на территорию школы.

Он засмеялся, нацепил шлем и, заведя мотоцикл, уехал, быстро скрывшись за поворотом.

Развернувшись, я почти бегом направилась домой и только в прихожей, закрыв дверь на все замки, устало съехала вниз по стене.

Спина снова заныла, но к такой тупой боли я была привычна, поэтому просто отмахнулась от нее, понимая, что лекарства здесь не помогут.

А вот если бы ты не ушла…

А вот если бы ты заткнулась…

Да, план с игнорированием выгорел. Удивительно. Я умудрялась бесить саму себя одной фразой. Сунув руку в карман куртки, наткнулась на мобильный. Это стало знаком позвонить Рику. В очередной раз убедившись, что в таких городках, как Вэндскоп, ничего не скроешь, я решила сама рассказать дяде о своем первом «обморочном» дне в школе, пока этого не сделал кто-нибудь другой.

Конечно, он тут же засыпал меня вопросами о моем нынешнем самочувствии и предложил приехать, «присмотреть» за мной. Поскольку мы оба плохо представляли себе, как это будет, мне не составило особого труда уговорить его оставаться на работе. Я пообещала, что просто лягу спать и в его присутствии нет необходимости.

Отключившись, я встала с пола, повесила куртку на крючок, разулась и, устало топая, поднялась в комнату.

Здесь ничего не изменилось. Так и не собранная в утренней спешке постель, Хана, свернувшаяся крохотным клубочком среди одеяла, разбросанная одежда… Убирать все это было лениво, поэтому я просто разделась и нырнула в кровать, собираясь воспользоваться единственным услышанным советом доктора Эндрис.

Угу. Спать она собралась. А подумать ни о чем не хочешь, нет?

Например? – непонимающе пробормотала я.

Позор из всех позоров… Все еще хуже, чем я думала!

Может, объяснишься? – разозлилась я.

Нет уж, подожду, пока до тебя самой дойдет… Это надо же… Бревно в глазу не заметить…

Что я могла не заметить? – встревоженно спросила я. – Кто-то из… них здесь?

Нет, это я сказала бы тебе сразу, да еще бы скорости придала.

Чуть успокоившись, перевернулась и обняла подушку руками. Мне только загадок, подбрасываемых подсознанием, не хватало.

Как всегда, оставшись наедине с собой, я не смогла убежать от мыслей о прошлой жизни, как ни старалась и ни зарекалась.

Почему-то хотелось с головой спрятаться под одеяло и провалиться в бесконечное забытье. Любая мысль о той, другой жизни отзывалась тупой ноющей болью, и от нее отмахнуться, как от физической, не получалось.

Те, кто говорит, что время лечит, – жестоко ошибаются. По-настоящему исцеляет только потеря памяти. И я не знаю оружия или пытки страшнее, чем воспоминания. Хорошие или плохие, в свой, особый, момент ранить может каждое.

Глава 4

На следующий день все было значительно лучше. Я встала вовремя, а потому была возле школы еще за двадцать минут до занятий. На этот раз парковка и маленький дворик оказались забиты галдящими группами ребят.

Едва ступив за ограду, налетела на какого-то парня, привлекая внимание тех, кто стоял неподалеку. К тому времени как я, быстро извинившись, направилась к административному корпусу, до которого вчера не добралась, на меня уже глазели едва ли не все присутствующие.

Краем глаза я заметила, как от самой большой группы отделился высокий блондин и устремился мне наперерез.

– Привет! – улыбнулся он, взлохматив волосы.

– Привет, – неуверенно поздоровалась я.

– Ты Виктория, да?

– С утра еще имя не меняла, – излишне резко ответила я и тяжело вздохнула.

Подобные вспышки возникали всегда, если я чувствовала себя некомфортно или что-то не понимала.

– Ладно, извини. Да, я Виктория, а тебя как зовут? – Я постаралась сгладить резкость доброжелательной улыбкой.

Парень тряхнул головой:

– Да ничего, бывает. Новенькая, переезд и все такое… Кто угодно срываться начнет. Я – Джек Шипер.

– Приятно познакомиться, – кивнула я, пожав его озябшие пальцы.

Угу, это же Драгон у нас горяч, а тут…

Изыди.

– Так что с тобой произошло? Ребята говорили, что Бриар нес тебя в медпункт… – Шипер с интересом посмотрел на меня.

То, как он выделил фамилию Драгона, мне не понравилось. Насмешливо и презрительно. Должно быть, у них личные счеты. Жаль, рядом нет Марка, он бы сейчас… Я впилась ногтями в ладонь, короткой болью отвлекая себя от непрошеных приветов
Страница 10 из 32

из прошлого.

– Да просто нехорошо стало, – пробормотала я. – Мне нужно взять расписание…

– О, давай провожу, тебе должно быть все здесь пока непонятно.

Он что, меня за ребенка дошкольного возраста принимает?

– Не стоит, – раздался за моей спиной гипнотизирующий голос, и на мои плечи опустилась сильная рука, жар которой я почувствовала даже через одежду.

А вот и наш мачо-огонь!

Глаза Джека сузились, когда он посмотрел чуть выше моей головы и сморщился, будто прожевал лимон. Но меня внезапно перестало интересовать его настроение. Все мысли сосредоточились на теплом касании, по спине побежали мурашки, и я обернулась, улыбаясь:

– Доброе утро, Драг.

Янтарные глаза сфокусировались на мне, и Бриар улыбнулся краешком рта, отчего на щеке появилась та самая ямочка, которую вчера я посчитала милой.

– Стало добрым только что. – Он глянул мне за спину. – Шипер, ты еще здесь? Свободен.

– Увидимся на физкультуре, Бриар, – процедил парень. – Виктория, до встречи.

– Давай, – кивнула я и полностью переключилась на Драгона. – Э… ты не мог бы…

– Что? – приподнял бровь парень.

Я покосилась на его ладонь, все еще покоящуюся на моем плече, и он тут же ее убрал.

– Прости.

– Да брось, – отмахнулась я, мысленно пиная себя за сожаление о том, что он послушался. – В конце концов, ты только что спас меня от занудных вопросов.

– Я твой герой? – усмехнулся Драг.

Я оглядела его с ног до головы. Сегодня парень был в черных ботинках, синих джинсах, бордовом свитере, мотоциклетной куртке и с растрепанной гривой волос.

Определенно, да.

– Был бы, если бы не твое самодовольство, – притворно вздохнула я, поправляя рюкзак.

– Самодовольство? – не понял Бриар.

– «Шипер, ты еще здесь?» – передразнила я, отчего-то разозлившись.

– Сама знаешь, он нарывался, – отмахнулся Бриар.

– Чем это? Тем, что подошел и познакомился со мной?

– Он идиот и зануда, как ты сама недавно заметила.

– Было бы неплохо, если бы я сама делала эти выводы! И я сказала, что вопросы занудные, а не Джек! – возмутилась я.

Эй, подруга, ты что, всерьез хочешь рассориться с этим красавчиком?!

Сама не знаю.

– Прекрасно, – холодно заметил Драгон и, не сказав мне больше ни слова, развернулся и отошел.

Легче стало? – поинтересовалось второе «я».

Мне же нельзя заводить никаких отношений. Так будет лучше.

Успокаивая себя, я дошла до администрации школы, получила расписание и, проглядев его, направилась в третий корпус на литературу.

Весь день прошел как в тумане. Расстроенная утренней ссорой с Бриаром, я вяло знакомилась с одноклассниками и учителями, отвечала на вопросы в основном односложно и всему окружающему предпочла слушать музыку.

Моя соседка по парте Люси Прайм оказалась приятной на вид девушкой, но первый же ее вопрос заставил отказаться от любых мыслей о близкой дружбе с кем-либо здесь.

– Это правда, что вы с Бриаром встречаетесь?

– Что за бред? Я с ним едва знакома, вижу второй день, – пробурчала я.

– Но… Джек сказал, что вы договорились встретиться…

О боже!

– Шипер, что ли? Это который никогда не ошибается? – язвительно спросила я.

Прозвенел звонок, и она не успела ничего ответить (к моему счастью). Выпав из реальности в мир депрессивной музыки на целый час, пока шла лекция по истории, я утешала себя тем, что остался только ленч и физкультура. О том, чем могла бы сейчас заниматься, не начни я новой жизни, предпочла не думать.

Довольствуясь банкой газировки и пакетиком чипсов, я решила трапезничать на улице, опасаясь, что мне станет плохо в душном кафетерии, заполненном различными неприятными запахами, под множеством любопытных взглядов.

На физкультуре меня не мучили. Мистер Болл выдал форму и отправил на трибуны спортзала, разрешив «просто посмотреть первое занятие». Так что я наблюдала за всем происходящим из своей «засады».

Сначала в зале были только девушки. Все они встали широким кругом, мистер Болл вызвал одну в центр, и она стала проводить разминку. Смотря на их движения, я покачала головой, вспоминая совершенно другие упражнения.

Убожество.

Вэндскоп…

Минут через двадцать в зал за мужчиной в спортивной форме (наверное, второй учитель) забежали парни, среди них я узнала Драга и Джека. Вспотевшие и разгоряченные, сразу видно, что после пробежки.

Одну сторону площадки заняли девчонки, продолжая свои странные подергивания, другую – ребята, тут же занявшиеся баскетболом. Следя за игрой, я то и дело ловила себя на мысли, что мне тоже хочется поучаствовать. Каждую передачу или бросок я легко предугадывала, и когда Бриар (похоже, он и Шипер были капитанами соперничающих команд) прорвался к кольцу, едва не выкрикнула нечто ободряющее.

Вы поссорились, – услужливо напомнила мне… Черт, надо как-то ее назвать. Похоже, она у меня надолго. Может, шиза?

Помню.

Урок закончился, все разошлись по раздевалкам, а я все сидела на трибуне, гипнотизируя мячи, сложенные в корзине в углу.

Ну давай уже развлечемся, Ри! Так и будешь, что ли, сидеть?

Наверное, ты права… Ничего же страшного не произойдет?

Шиза только фыркнула.

Решившись, я сбросила рюкзак, врубила музыку вовсю и, вскочив на перила, прыгнула вперед. Перегруппировавшись прямо в воздухе, приземлилась на руки, повернула корпусом вправо и встала точно в центре зала. Поймав себя на мысли, что представляю рядом свою «боевую семью» из семнадцати человек, встряхнула головой и взяла мяч из корзины. Я скучала по ним, по нашей общности, но скоро это пройдет. В конце концов, уйти – было моим решением.

Побежала к кольцу, бросок… Два очка! Кивая музыке, начала дриблинг, делая различные переходы, прыжки, дальние броски, комбинации…

Минуте на пятой дурачеств что-то изменилось. По спине прямо вдоль позвоночника пополз неприятный холодок, мышцы рефлекторно напряглись, и рука потянулась к поясу…

Ага, и что там? – ехидно спросила шиза.

Черт, – буркнула я. – Забылась.

Все еще чекуя мяч левой рукой, я резко повернулась и кинула его точно туда, откуда ощущался взгляд.

– Спятила? – поинтересовался Драгон, успевая перехватить мяч в паре миллиметров от лица.

Ну что за невезуха?!

– Это тебе за подсматривания, – нашлась я, судорожно размышляя, как объяснить скорость и силу броска, учитывая, что мяч пролетел из одного конца зала в другой.

– Спортзал – место общественное, – качнул головой Бриар, спускаясь вниз. – Занималась баскетболом?

– Да нет, так, иногда играла с друзьями. А ты?

– Что-то вроде того же, – пожал плечами парень. – Может, один на один?

Поняв, что он предлагает мне игру, я покачала головой, к тому же вспомнив утренний инцидент.

– Уже наигралась.

Мяч пролетел мимо меня, попав точно в корзину, откуда и был взят. Посмотрев на Драга, я закусила губу, удерживая любые готовые вот-вот сорваться вопросы, и направилась за своими вещами.

Нельзя, нельзя, нельзя…

Как будто, если ты повторишь это сотню раз, это подействует, – вышла в эфир шиза.

Закинув рюкзак на плечо, обернулась и практически уткнулась носом в грудь Бриара.

– Ты что? – схватилась я за сердце, избежав позорного ойканья. – Нельзя так подкрадываться! Кстати, как ты вообще умудрился подойти
Страница 11 из 32

настолько бесшумно?

– Ты что? – передразнил меня парень. – Нельзя бросать мячом в людей! Кстати, как ты вообще умудрилась запустить его с такой силой?

Я сузила глаза, изо всех сил стараясь не прыснуть, уж больно мастерски он меня спародировал.

– Это я на вид такая хилая.

– Ну а у меня специфические ботинки, – ухмыльнулся Бриар.

– Неужели? – язвительно протянула я. – А еще что специфическое? Мозги?

– Грубиянка, – фыркнул парень и протянул мне руку. – Мир?

Ну давай, Ри! Мир, дружба, жвачка!

– Мир, – проворчала я, пожимая горячую ладонь.

Мы вместе вышли на улицу под лучи уже не греющего солнца. Рассматривая трещинки на асфальте, я нервно теребила наушники, прикидывая, как бы побыстрее запереться дома, потому что Драгон меня беспокоил. В хорошем смысле слова.

Да просто признай уже, что он тебе нравится, – хмыкнула шиза.

– Тебя подвезти? – спросил Драг.

– Я сегодня не падала в обморок, – развела я руками.

– А для этого нужно терять сознание? Вот ведь, однако, – зацокал языком парень, насмешив меня. – Ну так?

– Ладно, – сдалась я, не особо-то упорствуя в отказе. – А как же сестра?

– Эрелл сегодня идет в ПушБра, так что домой ее отвезут Макс с Джедой. – Драгон уже направился к парковке, и мне ничего не оставалось, кроме как последовать за ним.

– Любишь природу? – неожиданно спросил Бриар, протягивая мне шлем.

Нашел, кого спрашивать!

– Да, – несколько удивленно ответила я. – А что?

– Я подумал, мы могли бы съездить за город, прогуляться по окрестностям. – Драг выжидающе посмотрел на меня.

Свидание. Он приглашает меня на свидание. Доигралась. Наверное, следовало сказать, что единственные прогулки, которые мне по душе, так это по магазинам.

– А когда? – ничего более умного придумать не удалось.

– Через выходные. Сегодня и до конца следующей недели мы всей семьей уезжаем на… – он нахмурился, – в общем, что-то по работе родителей.

– И… они не могут оставить вас одних? – не поверила я.

– Нет, им нужна наша помощь, – покачал головой парень. – Так как насчет прогулки?

Нет, а что я теряю? Скажем прямо, Драгон классный.

Классный? Да он мачо-огонь! И на руках тебя уже носил, и утром приревновал, и домой подвозил… Рыцарь на железном коне!

– Заметано, – улыбнулась я, садясь на мотоцикл.

– Отлично, – подмигнул он, на мгновение заворожив меня своим янтарным взглядом.

Вот тебе и «никаких отношений», – насмешливо сказала шиза.

Как и вчера, с той же непринужденной легкостью заведя мотоцикл, Драгон запрыгнул вперед, и я, не дожидаясь особого приглашения, обняла его за пояс. Руки мигом согрелись. Нужно будет не забыть купить перчатки.

На ближайшую неделю они точно тебе понадобятся.

Отстань.

Доехали мы до моего дома за то же время, и, слезая на тротуар, я решила обойтись без дежавю. Раз уж собираюсь с ним на свидание, пусть и через неделю, надо пользоваться моментом и узнать его получше.

Да-да, никогда не узнаешь, в ком сидит маньяк!

– Хочешь зайти? Могу предложить кусок пиццы, чай и печенье, – отвратительно робко предложила я.

– Пицца? – приподнял он бровь. – Очень заманчиво, прямо и не откажешься!

– Поклонник калорийной еды? – поддела я Драгона, наблюдая, как он не менее грациозно слезает.

– Во-первых, у меня растущий организм, во-вторых, пицца в доме у тебя, так что кто тут фанат калорий, нужно еще посмотреть, – парировал Бриар, останавливаясь рядом.

Закатив глаза, я пошла в дом, прикидывая, правильно поступаю или нет, приглашая парня. Чисто теоретически это было запрещено Риком. С другой стороны, не пойман – не вор, да?

– Милая кухонька, – оценил Драг, когда мы оказались внутри.

– Мне тоже нравится, – кивнула я. – Только некоторую технику хорошо бы заменить. Не смейся, но этот тостер, на самом деле, убийца… хлебцев. Ну или производитель угля.

Драгон засмеялся, дотягиваясь до тостера и беря его в руки:

– Инструменты в доме есть? Скорее всего, вся проблема в…

Далее пошли словосочетания, звучащие словно на другом языке. Вытаращившись на него, я молча достала небольшую коробку инструментов из нижнего ящика и поставила ее перед Драгом.

– Ты еще и в этом соображаешь?

Он посмотрел на меня как на идиотку:

– Я же мужчина.

– Не аргумент, – покачала я головой, ставя пиццу в микроволновку. – Некоторые нынешние парни красятся, носят женскую одежду и не в состоянии отличить отвертку от гаечного ключа.

– В таком случае не беспокойся, ко мне не относится ничего из вышеперечисленного, – хмыкнул Драгон, уже разобрав тостер на отдельные составляющие.

А мальчик-то старых правил! Хотя, пардон, мужчина.

– Какое облегчение! А то я уже ожидала вопроса, где лучше купить косметику, – язвительно отозвалась я, и мы снова засмеялись.

Треньканье микроволновки отвлекло меня, и, вооружившись прихваткой, я вытянула практически целую пиццу.

– С грибами, маринованными огурцами и сыром? – определил Драгон, продолжая ковыряться в железяках разных размеров.

– Ага. – Поставив чайник, достала кружки, насыпала в них чай и села напротив Бриара, беря себе чуть поостывший кусочек.

– Ха, кто это у нас тут? – улыбнулся Драг, посмотрев на что-то за моей спиной. Обернувшись, я увидела Хану, с любопытством разглядывающую гостя.

Смешно склонив голову набок, она повела носом, а потом подбежала к Драгону и принялась тереться об его ноги.

Отлично. Он очаровал мелкую непоседу.

Только ли ее? – хихикнула шиза.

Парень ел и чинил одновременно, успевая при этом еще болтать со мной и поглаживать так и льнувшую к нему Хану-предательницу. Мы обсудили музыку, сойдясь во мнениях о многих исполнителях, книги, немного подискутировав о классических произведениях, и разные свои хобби. Как и я, он предпочитал телевизору прогулки на свежем воздухе, кофе чай, шоколадное мороженое с орешками любому другому и кошек собакам. Где-то между десяткой любимых фильмов и плей-листом на сегодня Драгон объявил, что тостер готов и можно проверять. Что я и сделала. Две минуты, и на свет показались тосты с чудесной золотистой корочкой.

– Обалдеть! Ты мастер!

– Да ладно, там делать нечего, – пожал плечами Бриар, смущенно улыбнувшись.

Мы проговорили часа три, и только когда за окном стало темнеть, Драгон засобирался.

Глядя, как он накидывает куртку, я закусила губу, нервно барабаня пальцами по ноге. Буквально наступив себе на горло, отодвигая в дальний угол то, чего сейчас хотелось, вышла следом, решив проводить его до мотоцикла.

– Спасибо за пиццу, чай, печенье и беседу, – поблагодарил Драг, лукаво посмотрев на меня.

– А тебе за тостер, ну и за беседу, пожалуй, – подмигнула я парню, тут же чувствуя, как земля уходит из-под ног.

Надо же, а? Поскользнуться на траве!

Глазки строить надо меньше, – не проявила жалости шиза.

– Оп, держу, – усмехнулся Драгон, поймавший меня за талию, оказываясь сейчас ближе, чем за весь день, практически нависая надо мной, вынуждая схватиться за ворот мотоциклетной куртки.

Я посмотрела в янтарь его глаз и потерялась. Он мастер гипноза? Отвести взгляд было невозможно, потому что просто не хотелось. В свете уже зажегшихся уличных фонарей они странно мерцали, затягивая,
Страница 12 из 32

зачаровывая какой-то тайной, спрятанной на самом дне.

Он склонился еще ниже, коснулся носом моего…

– Не надо, – прошептала я.

– Почему, Ри? – так же тихо спросил он. – Потому что ты видишь меня только второй день?

Я застыла. Это была моя фраза, сказанная сегодня Люси Прайм. Неужели слышал?

– Всё… всё слишком быстро, – пробормотала я.

– Понимаю, – отстранился он, помогая принять устойчивое положение.

А, к черту! Я еще неделю не увижу Драга, так что времени будет полно для того, чтобы все осознать.

Все еще держась за воротник куртки, притянула его обратно. Бриар, не ожидая, поддался, и я осторожно коснулась его губ, успевая отметить их мягкость. Сильные горячие руки прижали крепче, я выдохнула, открываясь еще больше, и Драгон обнял нежно, исследуя, подаваясь навстречу.

Вау…

А первый поцелуй-то удался? – иронично спросила шиза.

Не то слово… – ответила я, приходя в себя.

– Я подумала… что… тебя ведь не будет неделю… – сдавленно проговорила я.

Драгон улыбнулся, все еще держа меня:

– И почему я сам не догадался напомнить об этом?

Я захихикала, уткнувшись ему в грудь.

– Не хочу портить момент, но мне действительно пора, – проворчал Драг. – Нужно было целовать тебя еще в доме.

– Вот совершенно впустую сейчас тратишь время, – приподняла я бровь, снова прижимаясь к парню.

Отпустил меня Драгон только минут через десять, примерно после седьмого или восьмого поцелуя, когда губы уже распухли, а легкие отказывались нормально поглощать кислород, привыкнув к прерывистому судорожному дыханию.

Направляясь в дом, я подумала, что один большой плюс в Вэндскопе все же найден. Драгон Бриар.

Глава 5

Весь остаток недели прошел скучно и однообразно. Я ходила в школу, отсиживала уроки, болтала с некоторыми одноклассниками на разные обыденные темы – от погоды до домашки, возвращалась домой и занималась своими делами.

Хотя было и кое-что интересное. Например, тригонометрия в четверг, на которой моя большая поклонница миссис Прюэт минут двадцать гоняла меня у доски, забрасывая самыми разными задачками. Хорошо, что с точными науками у меня никогда проблем не было и я помнила все формулы, так что решила все верно. Правда, «малиновое чудо» нашла пару недочетов и, прочитав целую лекцию о невнимательности и лени нынешнего молодого поколения, поставила «неудовлетворительно» и отпустила на место.

В этот же день я познакомилась с ее сыном Дэном Прюэтом. У нас совпали литература и химия. Вначале я недоумевала, отчего незнакомый парень так враждебно на меня пялится, но, когда Люси, сидевшая рядом со мной, назвала его имя, все стало на свои места. Яблочко от яблони…

Нет, Дэн не носил ничего малинового или хотя бы отдаленно напоминавшего этот цвет, но вот взгляд, жесты и голос были точь-в-точь материнскими, что вселяло если не страх, то опасение уж точно.

Он прошелся по моему виду, я отплатила той же монетой. В ответ на брошенный мне пузырек успокоительного последовала язвительная фраза о том, как нехорошо красть у мамы лекарство, так что из пикировки мы с шизой вышли победительницами.

Кроме приключений с семейством Прюэт, бегства от Джека Шипера, вознамерившегося в отсутствие Драгона пригласить меня в «кино или еще куда-нибудь», разной рутинной работы, притираний друг к другу с Риком я скучала по Бриару. И вот это уже действительно пугало.

То, что я чувствовала, невозможно было приписать к легкому увлечению или роману-однодневке. Я действительно тосковала по остроумным замечаниям, улыбке и присутствию Драга. Удивительно, но за какие-то два дня он каким-то образом умудрился пробить мою оборону и прочно засесть в голове.

Может, все дело в поцелуях? – насмешливо спросила шиза.

И в них тоже, – не стала отрицать я.

Пробранив себя весь следующий день после его отъезда за слабоволие, легкомысленность и скоропалительные решения, махнула рукой на самоистязания. Все равно, что сделано, то сделано.

Вечер пятницы прошел великолепно. Два предстоящих дня свободы, пусть и относительной, воодушевляли на подвиги вроде посещения местного парка и еще одной прогулки по городу. Мы с Риком, ночующим сегодня дома, даже устроили что-то вроде семейного вечера. Я приготовила отбивные на косточке и салат с креветками, и мы сидели в гостиной, смотря юмористическое шоу. Похоже, наши отношения с дядей укреплялись. Глядя, как он отдает креветки из своей тарелки Хане, я улыбнулась, подумав, что его стоит узнать получше.

– Чем займешься на выходных? – спросил Рик, почесывая непоседу за ушами.

– Отосплюсь, уберусь, потом уроки, ну и прогуляюсь, наверное, – пожала я плечами.

– Завела друзей? – поинтересовался он.

– Я не особо быстро схожусь с людьми, так что пока только так, на уровне «привет-пока».

Драгон, конечно, исключение? – ехидно вопросила шиза.

Конечно.

– Ясно. А парни?

– Рик! Я только неделю в городе! – праведно возмутилась я.

Вот-вот, себе это и скажи, – фыркнуло мое сумасшедшее «я».

– Ладно-ладно, – капитулировал дядя и больше, на мое счастье, к этой теме не возвращался.

Помыв и убрав всю посуду, я ушла к себе вместе с Ханой. В комнате было как-то душно, и, не зажигая свет, я подошла прямиком к окну. Распахнув его и впустив ночь в комнату, села на подоконник и свесила ноги вниз. А вот и покатая крыша гаража, на которую я легко могла бы спрыгнуть. А потом к каштану у края, пара ловких маневров, и вот она, свобода.

Уже нашла маршрут для тайных ночных свиданий?

Пути отхода всегда должны быть продуманы.

Подумав об этом, я схватилась рукой за рот, хотя ничего вслух не произносила.

Вот видишь. Ты уже разговариваешь их фразами. Скучаешь.

Не начинай. Это слишком хороший вечер.

Шиза послушалась и следующие часа два, пока я созерцала луну, казалось нависшую прямо над головой, молчала. Мне нравилось проводить так время. В тишине, слушая ветер в листве и далекое уханье совы, наслаждаясь ясной ночью, весьма редкой здесь в это время года, и просто думать без разных отвлекающих факторов. Для полноты картины не хватало большой кружки горячего шоколада, но сходить за ней было лениво. Это бы разрушило все настроение, которое и так трудно уловить.

Конечно же мысли вились вокруг Бриара. Мне было интересно, думает ли он обо мне, скучает, хочет ли увидеть… В общем, сейчас я была типичной семнадцатилетней девушкой, и это радовало.

Угу. Просто счастье, – проворчала шиза. – Все равно от себя не уйдешь. Чем сейчас тебе лучше, тем труднее будет расставаться со всем этим.

– А я не собираюсь со всем этим расставаться, – твердо ответила я.

Другая часть меня промолчала, так что я сочла это за капитуляцию и вернулась к прежнему занятию.

Следующее утро выдалось солнечным, и, завтракая золотистыми тостами (спасибо Драгону в очередной раз) со своей любимой шоколадной пастой и травяным чаем, я наслаждалась игрой лучей на столешнице и видом светлой кухни, заряжаясь позитивом.

Переделав все, что сказала Рику вчера, подхватила плед, плеер с наушниками и книгу, решив вкусить солнечных ванн на заднем дворе, граничившем с лесом.

Напевая какую-то прицепившуюся еще в школе мелодию, открыла заднюю дверь и замерла. Книга и плед выпали
Страница 13 из 32

из рук, и я едва успела поймать плеер, прежде чем он разбился. Судорожно дыша, я в шоке смотрела прямо перед собой.

На пороге стоял резной ящик размером с монитор допотопного компьютера. Из черного полированного дерева, словно впитывающего дневной свет, с вырезанными по бокам символами и линиями, слишком знакомыми мне.

Ну вот. Я предупреждала, – включилась шиза. – Откроешь?

Я и так знаю, что в нем.

Нет уж, открой, посыпь мне еще соль на рану, плюнь в душу…

Помолчи.

Зажмурившись, я сжала виски руками, сопротивляясь собственным желаниям. Как оно тут оказалось? Снова посмотрев на ящик, сглотнула горечь и, поспешно подхватив упавшие вещи, вернулась в дом, хлопнув дверью.

Это походило на прятки. На прятки от шкатулки-переростка. Захихикав, я села на ступени лестницы, ведущей на второй этаж, и обняла колени.

И что постановил твой идиотизм? – хмуро поинтересовалась шиза минут через пять.

Я говорила им, что ухожу. Неужели так трудно оставить меня в покое? Зачем было присылать это? Все. Хватит с меня.

Поднявшись, я взяла из подвала лопату, накинула куртку, обулась в кроссовки и вышла обратно. К сожалению, оно все еще было здесь. Ну что же, чудесный погожий денек. Самое время прогуляться.

Нерешительно подойдя, приподняла его. Тяжелый, как и всегда. Обхватив ящик обеими руками, перехватила лопату поудобнее и направилась в лес.

Вступив в зеленое царство, наобум выбрала направление. Переступая через ветки, поваленные деревья, обходя овраги и мелкие лесные ручейки, я щурилась от лучей, изредка пробивающихся сквозь листья. Идя, я думала о Драге, дяде, школе, новых знакомых… То есть обо всем, кроме своей ноши. Вот только она была весомей всего остального.

Несмотря на хорошую погоду, на улице все-таки царил октябрь, я несколько раз успела порадоваться тому, что догадалась надеть куртку. Постепенно лес становился темнее и мрачнее, и, закусив губу, я осознала, что зашла очень и очень далеко от дома. Наверное, шла несколько часов. Желая подтвердить свою догадку, положила лопату и ящик на землю и, уцепившись за нижнюю ветвь ближайшего дерева, подтянулась, забираясь еще выше. Где-то в трех метрах от земли дотянулась до листвы и раздвинула ее.

Черт, солнце уже к закату. Как можно было столько пройти и не заметить? Спрыгнув обратно, взяла лопату и, отойдя чуть к центру небольшой полянки, копнула.

Да, хоронить себя ты будешь долго и упорно. Земля-то мерзлая, – ехидно отметила шиза.

Плевать.

И тебе еще обратно идти… К ночи доберешься.

А ты не могла сказать раньше, что я уже достаточно прошла? – зло процедила я, налегая на лопату.

Зачем? – кажется, искренне удивилась эта больная. – Куда интересней наблюдать за тем, как ты возвращаешься домой по темному страшному лесу, вся такая смертная типичная семнадцатилетняя девушка.

Ничего не ответив, я продолжила копать. Руки скользили по древку, в ладонях гудело от ударов о землю, на лбу выступил пот, майка прилипла к спине, но я только крепче сжимала лопату. Скорее всего, завтра я весь день пролежу, приходя в себя от такой экспедиции, но это будет только завтра…

Коротко выдохнув, остановилась, оценивая проделанную работу. Яма была достаточно глубокой для ящика, так что, не откладывая, опустила свою ношу в землю и принялась зарывать «могилу».

Покойся с миром. Аминь, – пусто сказала шиза.

Закатив глаза, я устало потопталась поверх закопанного, утрамбовывая землю, после чего замаскировала место листвой, мхом и ветками так, что участок не отличался от остального леса.

Наконец, покончив с этим, повертела шеей, разминая затекшие мышцы. Пора домой, вот только лопату, похоже, придется оставить здесь… Дотащить ее обратно сил нет…

Хорошенько запрятав инвентарь в ближайших кустах, я повернула в ту сторону, откуда пришла. Дорога обратно не была такой же незаметной и быстрой, хотя шла я налегке. Начало темнеть, резко похолодало, и я прибавила ходу, ругаясь на собственную беспечность и невнимательность. Полный финиш наступил, когда пошел дождь.

Зло бурча себе под нос все, что думаю об этом дне, я шлепала по быстро намокшей земле под противное чавканье. Не заметив коряги, зацепилась за нее, больно ударившись ногой, и пролетела точно в овраг, приземляясь на бок.

Черт…

Встать можешь? – встревоженно спросила шиза.

Нет, я, кажется, ногу вывихнула…

Рывком приподнявшись, закатала штанину джинсов, расшнуровала кроссовку и стянула носок. Так и есть. Кожа вокруг щиколотки уже начала опухать, что ничего хорошего не предвещало.

Нужно вправить его.

Шутишь? Самой себе?

А ты видишь здесь еще кого-то? Ну обратись за помощью к лесным белкам!

Коснувшись ноги, я вскрикнула, начиная всерьез думать о том, что Вселенная мне за что-то мстит. Мало было посылки из прошлого, длинной прогулки, рытья ямы, плохой погоды, так теперь еще и это.

– Отстой… – простонала я. – Просто большой и жирный отстой.

Обессиленно откинувшись на спину, собираясь с духом, я закрыла глаза, сосредотачиваясь и борясь с приступом паники. В конце концов, и не с таким справлялась. Да, я в лесу, уже темнеет, идет дождь, и у меня вывихнута нога, но ведь все бывает намного хуже, верно?

Э… Только что все стало хуже. Осторожно открой глаза и увидишь, – обеспокоенно просигналила шиза.

Поверив интонациям сумасшедшей части меня, я открыла глаза и застыла, не дыша. Прямо на краю оврага надо мной стояла пума.

Желтые глаза остановились на моих, хищница так же замерла, а потом зарычала, скалясь и давая рассмотреть острые клыки. Я видела, как вздыбилась ее шерсть на загривке и дернулся длинный хвост.

Черт…

Знакомый взгляд. Взгляд хищника. Дикий, опасный, горящий дремучим инстинктом. Черт. Я валяюсь на ее законной территории. Лишняя, возможно, представляющая собой угрозу, с громко стучащим сердцем и теплым телом. Добыча. Беспомощная и безвредная.

Так. Стоп. Собрались. Пару фокусов ты еще можешь сделать. Попробуй отпугнуть ее, но осторожно, если не сработает, это ее разозлит, и она точно прыгнет.

Медленно вздохнув, я сосредоточилась на желтых кошачьих глазах. В висках застучало, била дрожь, под кожей закололо тысячей крохотных иголок, сердце готово было выпрыгнуть из груди. От такого мощного всплеска адреналина боль в ноге отошла на второй план и как-то угасла.

– Уходи, – прорычала я, пытаясь замаскировать страх, прекрасно осознавая, что животные его чуют и в принципе это бесполезно. – Я не добыча. Я хищник.

Пума чуть отступила, мотнув головой, будто отбрасывая мои слова, а потом царапнула передней лапой землю.

Ой-ей, нехороший знак, очень нехороший.

Сама знаю! – зло огрызнулась я, и вот это чувство сейчас было совсем лишним, так как зверь напрягся еще больше и вновь угрожающе зарычал.

Святая Таврика, она сейчас прыгнет! – завопила шиза, когда пума чуть присела на задние лапы, не прекращая скалиться.

Раскатистый рык пронесся над оврагом, дикая кошка сгруппировалась перед прыжком, и я зажмурилась, понимая, что смертоносные когти вот-вот разорвут мне горло.

В голове со скоростью света замелькали картинки, но это не было своеобразным комиксом или фильмом всей моей жизни до этого дня, нет. Вместо этого я видела лица близких мне людей, всех,
Страница 14 из 32

кому хотела и не успела или не смогла что-то сказать, всех, кто был мне дорог, всех, кого я потеряла, уехав в Вэндскоп.

Подумать только, погибнуть так бесславно от клыков и когтей дикой кошки. Марк бы хохотал до слез, предположи я такое раньше, да и Джил бы тоже от души посмеялась. Норд, как и его братья, конечно, заявил бы, что скорее небеса рухнут на землю, чем они допустят подобное…

Я все лежала и лежала, отчасти гордясь тем, что не визжу, а отчасти тем, что мне почти не страшно. Наверное, просто еще не до конца поняла, что вот-вот умру.

Хм. Похоже, свет в конце тоннеля отменяется! – почти что весело прервала мои размышления шиза.

Как из-под толщи воды, я вынырнула из своих мыслей в реальность, снова начиная чувствовать. И первым, что услышала, был дикий вой, мяв и хрипящее рычание. Осторожно приоткрыв глаза, я в шоке уставилась на тигра, зажавшего и полосующего на другом конце оврага пуму.

Он был огромен, раза в два больше пумы, с яркими красно-черными полосами, длинным, сейчас яростно хлещущим, хвостом и широкими, едва ли не с мою голову, массивными лапами.

А тигр-то здесь откуда?!

Но вот пума вывернулась из захвата тигра и, поджав хвост, убежала, быстро исчезая в темном лесу за пеленой моросящего дождя. Грозно рыкнув вслед проигравшей, тигр обернулся ко мне и спокойно сел, обвив хвостом лапы. Судя по поведению, лакомиться мной он пока не собирался, так что я немного расслабилась и рассмотрела морду зверя пристальнее. Яркие, намного желтее, чем у пумы, немигающие глаза, широкий лоб, на котором причудливо пересекались черные полосы, чуть подрагивающие кончики ушей, несомненно улавливающие все, что творится вокруг, черный треугольник носа, нижняя челюсть с белыми пятнышками и над всем этим шикарные топорщащиеся во все стороны усы.

– Привет, – ляпнула я. – Ты откуда? Сбежал из бродячего цирка?

Это, по крайней мере, объяснило бы, почему он не напал на человека.

В ответ тигр лизнул лапу, приглаживая широким розовым языком шерсть, заодно позволяя рассмотреть внушительные клыки в половину моей ладони.

– Понятно… – протянула я. – А я вот гуляла, и такая везучая, что вывихнула ногу, представляешь? А потом еще эта пума… Кстати, спасибо, красавчик, не ешь меня, ладно? Я, конечно, вкусная, но только с определенным набором специй.

Тигр фыркнул, словно оценив шутку, и как будто бы переместился ближе.

– Э… Меня Виктория зовут. – Я села как можно медленнее, чтобы не спровоцировать хищника, пока настроенного вполне дружелюбно, если так вообще можно было сказать о дикой огромной кошке. – И я кошатница, если тебе это интересно. У пумы я как-то фейсконтроль не прошла. Но ты интеллигент же, да? Не то что эта дикарка… Ты-то сразу понял, что я чуть ли не в Гринписе?

Тигр фыркнул еще раз, на этот раз сев в метре от меня, и я решила принимать его фырканье за «да».

– Я сейчас вправлю себе вывих и при этом, скорее всего, буду орать. Сказать по правде, – я потянулась к ноге, – чувствую себя полным пси… а-а-ай!

Я закусила губу, стараясь перетерпеть боль от резкого вправления, а тигр каким-то мистическим образом оказался прямо возле меня, по-прежнему с интересом разглядывая.

Коротко выдохнув, не обращая внимания на сердце, пропустившее пару ударов, попыталась взять эмоции под контроль. Никакой агрессии, страха или паники исходить не должно.

Мой молчаливый собеседник тем временем склонил лобастую голову точно над местом, где был вывих, и прижался холодным носом к коже, одновременно согревая ее горячим дыханием.

– Нет, ты прямо джентльмен, – оторопело выдохнула я, не веря своим глазам.

Впервые в жизни я видела такое поведение у хищника. Он не пытался наброситься, укусить или еще как-то напасть, а просто спокойно слушал и будто бы понимал, о чем я болтаю. Не интонации, а именно слова.

– Ты чудо-зверь, – выдала я, когда он поднял голову и снова уставился на меня.

Решившись, робко протянула к нему руку, смотря в желтые глаза, и он не отшатнулся и не зарычал, позволив мне коснуться себя.

Непередаваемо. Ощущать под пальцами мягкую шерсть, знать, чья она, чувствовать под ней мощь мускулов и при этом оставаться целой. Да, этот день побил все рекорды по количеству впечатлений.

Улыбнувшись, я нежно почесала его за ушком, подозревая, что это любит каждая кошка независимо от размера и среды обитания. Результатом стало мурлыканье, походящее на рев мотора. Очевидно, ему понравилось.

Все это, конечно, здорово, но кому-то пора домой, – напомнила шиза.

– Эм, мне как бы пора идти домой. Счастьем будет, если Рик решил сегодня остаться на работе в ночь. Но, учитывая мою везучесть, рассчитывать на это не приходится… Интересно, сколько сейчас времени. Хм, а как вы, тигры, вообще это воспринимаете? Есть ли у вас что-то типа циферблата в голове? Ну там… час охоты, час сна, час… э… вылизывания? Я такой бред сейчас несу, хорошо, что слышишь только ты и моя шиза…

Тигр зафыркал, хитро смотря на меня.

– Знаешь, моя Хана точно так же смотрит, когда сделает или замыслит какую-нибудь пакость.

Я медленно поднялась на ноги, морщась от остаточных болевых ощущений, и попятилась от тигра, не выпуская его из поля зрения. Он все так же сидел, не делая попыток догнать и остановить, что радовало.

– О’кей, было приятно познакомиться, чудо-зверь, еще раз спасибо, – пробормотала я, взбираясь наверх по влажной земле.

Глухой мягкий удар об землю справа, и тигр замер рядом со мной, одним прыжком преодолев разделяющее нас расстояние.

– Э… ты хочешь меня проводить? – неуверенно высказала я догадку, глядя в янтарные глаза хищника.

Тигр мигнул и посмотрел в ту сторону, куда я должна была идти.

– Ну ладно…

А что еще мне оставалось? Попытаться отогнать его с криком «Кыш-кыш!»? Как же. Пожав плечами, двинулась вперед по тропинке, щурясь в темноте и стараясь не пропустить поворота к дому, убеждая себя, что рядом со мной идет просто большая домашняя кошка, а не опасный зверь. То, что я помнила дорогу, утешало.

– Хочу в кровать с книгой и большой, нет, огромной чашкой горячего шоколада. Правда, сначала ванна. Безусловно. А то еще заболею… А если заболею, не смогу пойти на прогулку с Драгоном… – делилась я с тигром мыслями вслух. – А у тебя какие планы? Спасти еще парочку девушек, проводить их до дома и отправиться в свою берлогу? Или у тебя тут есть самка и детеныши, требующие постоянной кормежки? Хотя это вряд ли. Думаю, семейство тигров заметили бы… Значит, ты одиночка… Я тоже тут пока одна, ну не считая моей шизы, но она часть меня.

Я продолжала болтать на разные темы, так как это ломало тишину и не давало сгуститься напряжению и волнению. Мы шли уже минут двадцать, а чудо-зверь и не думал никуда сворачивать, одним ухом слушая мой галдеж, а вторым все остальное.

Заворчав на усилившийся дождь и начиная трястись, я вытерла лицо мокрым рукавом куртки и застучала зубами, вынужденно прерывая монолог, боясь прикусить себе язык. Похоже, тигру не мешали ни отвратительная погода, ни мое присутствие, ни что-либо еще, потому что он продолжал так же бесшумно и невозмутимо вышагивать рядом, изредка стряхивая с ушей и усов воду.

В какой-то момент неожиданно оказалась
Страница 15 из 32

на опушке прямо перед своим домом, окна в котором не горели.

– Пронесло… – выдохнула я, переводя взгляд на своего сопровождающего.

Присев на корточки, я долго смотрела ему в глаза, а потом, решившись, зарылась пальцами в густую шерсть.

– Пришли, красавчик.

Тигр, в очередной раз поразив меня своим пониманием, кивнул и легонько ткнул меня носом в плечо. Улыбнувшись, я почесала его за ушком, а потом, совсем уж расхрабрившись, чмокнула в лоб.

– Ладно, давай дружить, чудо-зверь.

Дикий кот заурчал еще громче, потерся об меня головой, при этом едва не опрокинув на землю, вызывая нервное хихиканье.

Мой новый друг отступил глубже в лес, а я, зачем-то махнув ему рукой, побежала в дом, продолжая истерично смеяться. Но смех после всего случившегося сегодня был лучше, чем слезы.

Глава 6

Увидеть мотоцикл Драгона в четверг на парковке у школы было настоящим облегчением. Правда, оно тут же сменилось тысячей сомнений и нервным покусыванием губы. Вся бравада на тему «будь что будет», «ну раз уж это случилось» и так далее куда-то улетучилась. Стоя между грязным зеленым грузовиком и коричневым пикапом, я внезапно поняла, что боюсь выйти из этого укрытия, что неимоверно раздражало.

А я думала, что большего позора с тобой уже не испытаю. Давай прикинем. Ты не испугалась пойти в лес, гулять с тигром всю неделю до этого, а сейчас трусишь перед простым разговором с парнем, которому нравишься. Какой кошмар…

Я потерла переносицу, понимая, что крыть нечем. В воскресение, наспех позавтракав и переварив за ночь субботние приключения, я, не зная точно, чего жду (надо же, сама с собой лукавлю), вернулась на опушку. Чудо-зверь был там. Сидел точно на том же месте, что и прошлым вечером, словно и не уходил никуда.

Не успела я отойти от шока, как тигр, мурлыкнув, что я расшифровала как приветствие, осторожно поддел треугольным носом мою руку, вынуждая запустить пальцы ему в шерсть. Какое-то время я смотрела в янтарные кошачьи глаза, считая удары собственного сердца, а потом мы просто пошли куда-то без определенного направления и цели. Молча.

Он так же грациозно вышагивал рядом, дергая ушами и украдкой посматривая на меня. Спокойствие хищника постепенно передалось мне вместе с уверенностью, что он не заводит меня подальше в лес, чтобы съесть. В конце концов, вчера у него был превосходный шанс, и он им не воспользовался.

Наша прогулка длилась около двух часов, и так же, как и накануне, чудо-зверь проводил меня до опушки. На этот раз я куда более прытко, словно проверяя границы дозволенного, зарылась в его шерсть за ушами двумя руками. Притянувшись вплотную к тигриной морде, я, сглотнув, коснулась своим носом его и счастливо улыбнулась, когда мурлыканье усилилось. Не знаю как и почему, но я нашла себе друга. Точнее, он сам нашел меня.

С того дня каждый вечер после школы я встречала чудо-зверя на том же месте. Мы просто гуляли в лесу, я говорила о самых разных вещах… то о прошедшем дне, то о своих наблюдениях, то об участившихся кошмарах, то отпускала язвительные комментарии по разным поводам, а он либо одобрительно, как мне казалось, мурчал, либо фыркал в ответ. Когда уставала или спина давала о себе знать – садилась на какую-нибудь корягу. Тигр ложился рядом, гипнотизировал своими золотыми глазами, и руки сами тянулись к его шерсти, что вызывало со стороны хищника поощрительное мурчанье на всю округу.

На четвертый вечер наших прогулок, впервые за два месяца, я заговорила о маме. Запинаясь и повторяясь, всхлипывая, даже начала задыхаться, но тигр никак не отреагировал на это, уткнувшись носом в мое колено. Почему-то стало легче. Либо кошки отличные психологи, либо они действительно умеют перетягивать на себя эмоции и успокаивать одним присутствием. И чем больше кошка, тем лучше действие. Если с Ханой я только переключалась на что-то другое, то с чудо-зверем успокаивалась полностью.

– От кого прячешься?

Я подпрыгнула на месте, дернув рукой в сторону сердца, но в последний момент сдержалась.

– С ума сошел? До инфаркта доведешь!

Повернувшись на пятках, я уставилась на Драга, расслабленно облокотившегося на грузовик.

– Это не я, – доверительно сказал он, подмигнув, отчего мое сердце сделало сальто и выстучало «SOS». – Это все ботинки.

Я, к своему прискорбию, глупо захихикала, совсем как школьница.

Жаль тебя расстраивать, но ты и есть обычная школьница, – ехидно протянула шиза.

– Я скучал, – приподнял бровь Бриар, шагая ко мне.

– Я тоже, – шепотом призналась я ему и самой себе.

Тусклый луч солнца скользнул по его лицу и словно растворился в янтаре глаз, притягивающих меня. Драг улыбнулся, становясь вплотную, я потянулась к нему, чувствуя непреодолимое тепло, будто он действительно впитал в себя солнечный свет.

– Ты дрожишь, – тихо сказал Бриар, замирая в паре миллиметров от моих губ.

– Так на улице не лето, – промямлила я, сглотнув, хотя на уме была совсем другая фраза, связанная с тем, чтобы он согрел меня. Однако не стоит поощрять его такими предложениями, и без того скорость наших отношений и их возникновения близка к световой.

– Непорядок, – хмыкнул Драгон, преодолевая последние крохи расстояния между нами.

Руки сами скользнули вверх, пальцы-ледышки оттаяли на горячей коже его шеи, Драг обнял меня, заключая в кольцо сильных рук, и я полностью, как в густом меде, увязла в нашем первом осознанном поцелуе. Тогда, у моего дома, все походило на какую-то спонтанную блажь, быстро, лихорадочно, отрывисто, а сейчас… Сейчас я точно понимала, что делала, равно как и то, к чему это ведет.

– Согрелась? – на вздохе спросил Драгон, все еще обнимая меня.

– Почти, – схитрила я, уткнувшись лбом в его мотоциклетную куртку.

– Было что-нибудь интересное за мое отсутствие? – Он потерся носом о мою макушку, параллельно опуская руки ниже спины.

Вместо того чтобы возмутиться такому быстрому распусканию рук (в конце концов, мы только начали… встречаться?), я расслабилась и скользнула одной рукой ему под куртку, двинувшись ладонью вниз.

– Нет, все скучно, уныло и однообразно. Уроки, домашка, разные идиоты… – Моя ладонь заползла в задний карман его джинсов, и я лукаво улыбнулась ему в свитер, почувствовав, как ускорилось его сердцебиение. В эту игру можно играть и вдвоем, господин Бриар.

Да-да… А еще совсем незначительный вывих в субботу во время «легкой» прогулки, знакомство с тигром, вообще, обычное дело… – саркастично закончила шиза.

Сарказм – оружие трусов, – мрачно подумала я в ответ.

Или интеллектуалов. Учитывая, что он наш частый спутник, настаиваю на втором, иначе тебе придется признать за собой первое.

– Слышал, у тебя были споры с младшим Прюэтом?

Мне показалось или дыхание у него немного пресеклось?

– Уже? – удивилась я, задрав голову. – Здесь что, разносят сплетни на дом?

– Так это сплетня? – приподнял бровь Драгон, ухмыльнувшись и резко сжав мои ягодицы через жесткую ткань джинсов. Коротко выдохнув, я то же самое проделала с ним, вжимая нас друг в друга. Несколько мгновений мы смотрели друг другу в глаза, застыв в таком жарком и вместе с тем нелепом из-за места действия положении.

– Нет, – буркнула я,
Страница 16 из 32

вспомнив о его вопросе, и раздосадованная тем, что невозможно скрыть даже то, что случилось за время отсутствия человека в городе.

– Хочешь, я из него отбивную сделаю?

Прежде чем я успела ответить, что это предложение, конечно, не лишено смысла и весьма соблазнительно, Драг опустил голову, и его губы снова нашли мои. Жадно вздохнув, я той рукой, что не проверяла крепость его задницы, зарылась в мягкие темные волосы, стянув их на макушке. Издав что-то похожее на рык, Бриар прижал меня к ближайшей машине и посадил себе на бедра.

Застонав, прикусила его нижнюю губу, углубляя поцелуй. Из головы в срочном порядке эвакуировались все мысли. Я напрочь забыла о том, что мы на школьной парковке, на виду у всяк мимо идущего, и что это всего лишь наша вторая сессия поцелуев, а не второй месяц отношений для подобных представлений. Да и кого это волновало? Впервые за очень долгое время мне было так хорошо.

– Ри… Ты… Сводишь меня с ума, – прошептал Драгон, тяжело дыша и соприкасаясь со мной лбами.

– Э… Аналогично? – неуверенно выдавила я, только сейчас на лету схватывая все то, что покинуло мою голову ранее.

О боже. Школьная парковка. Я на Драгоне и едва не стаскиваю с него одежду. И вид у нас такой, что ожидается хоровой крик «снимите номер!». Да что со мной? С каких это пор я настолько не контролирую ни себя, ни ситуацию?

Дать подсказку? – насмешливо хмыкнула шиза. – С тех пор как ты по уши втрескалась в нашего красавчика. Умный мальчик дал тебе время все обдумать в свое отсутствие, и вуаля…

Принято.

– Поставь меня на землю, – все еще с трудом приходя в себя, попросила я. – Я… Обычно я так себя не веду…

– Да-да, даже на первом свидании не знакомишься так близко, я помню, – закатил глаза Драгон, опуская меня на асфальт и убирая руки. Я покраснела, вспомнив нашу маленькую перепалку в медпункте и то, что тогда сказала ему.

– Нет, серьезно…

– Ри… – Драг нежно дотронулся до моей щеки костяшками пальцев. – Успокойся, все нормально. Совершенно очевидно, что нас тянет друг к другу с первого дня. Расслабься, кроха.

– Кроха? – недовольно переспросила я, начиная мерзнуть без его тепла и решив пропустить мимо ушей его «совершенно очевидно». Мне что-то ничего очевидно не было.

– Ну не великанша же? – плутовато ухмыльнулся Бриар, для большей наглядности посмотрев на меня сверху вниз. Правда, почти сразу же его взгляд переместился куда-то мне за спину. В янтаре заискрилось веселье, что бы там ни увидел Драг, это явно его забавляло.

– Драгон! Может, удосужишься уже познакомить нас? Джеда и Макс ее, значит, знают, а младшей сестре свою девушку представить ты не хочешь, да?

Обернувшись, я увидела высокую стройную подбоченившуюся девушку с длинными странного оттенка волосами. Белее, чем первый снег, от макушки до середины, дальше они становились темнее и как-то ближе к стальному.

Заметив, куда я смотрю, девушка хмыкнула:

– Удачный эксперимент с покраской, да?

– Тебе идет, – не лукавя, признала я.

В сочетании с ее голубыми, больше всего напоминавшими ледяные глаза хаски, глазами прическа смотрелась эффектно, такое лицо не скоро забудешь. На вид она была младше меня на год или около того.

– Виктория, это моя младшая сестра Эрелл Бриар, – проснулся Драг. – Эрелл, Виктория Брендон.

– Наконец-то, – закатила глаза младшая Бриар, протягивая мне руку.

– Рада познакомиться, – улыбнулась я, сжимая ее сухую ладонь.

Взрыв. Все тело разом напряглось, по спине поползли мурашки, волосы на голове встали дыбом, зрачок чуть расширился, а сердце пропустило удар. Глубоко вздохнув, я посмотрела Эрелл в лицо, заново изучая его, только на этот раз глаза заинтересовали меня больше. Льдисто-голубые со светло-желтыми прожилками… Черт…

– Ри? – прервал меня Драг.

Спохватившись, я быстро растянула губы в улыбке и натурально рассмеялась, снимая возникшее напряжение, а заодно беря себя под контроль.

Поняла теперь? – хмуро спросила шиза.

А раньше мне сказать было нельзя, да? – яростно хлестнула я в ответ.

– Простите, задумалась. Со мной такое частенько бывает.

Частенько? Что за старое пропахшее пылью и бабушкиным раствором для вставных челюстей слово? – удивилась ненормальная внутри меня.

Нервы, – лаконично оправдалась я, вытягивая свою руку у Эрелл.

– Сейчас уже будет звонок, мне пора на химию, – поспешно сказала я и, кивнув Бриарам, направилась в корпус, оставляя их недоуменно переглядываться между собой.

Сев за парту, едва ли обращая внимание на окружающих, раскрыла учебник на первой попавшейся странице. Бездумно скользя взглядом по строчкам, я с такой силой сжала карандаш, что он с противным треском сломался в моей руке напополам.

– Эй, Брендон, тебе сейчас полезно! – крикнул Дэн Прюэт.

Услышав в воздухе свист летящего пузырька с успокоительным, я, не оборачиваясь, выставила руку и поймала его над своим плечом. По классу пронесся вздох удивления, смешанного с недоверием. Черт, не сдержалась. Не удивительно после только что совершенного открытия.

– Придумай что-нибудь новое, Прюэт. А то скоро у меня на ванную для твой мамаши наберется, – фыркнула я.

– Заткнись, Брендон! – истерично взвизгнул Дэн, напоминая этими адскими звуками миссис Прюэт.

– Виктория, Дэниэл, избавьте нас от своего присутствия, – тоном, не допускающим возражений, прервала зарождавшуюся перепалку преподавательница химии мисс Джовани.

– С удовольствием, – чуть слышно пробормотала я, бросая учебник и обломки карандаша в рюкзак.

Выйдя в коридор, успешно избежав Прюэта, я направилась на улицу, решив свалить со всех оставшихся уроков. Раз день не задался сразу, не нужно ждать, пока случится еще что-то помасштабнее. К тому же мне просто необходимо было подумать.

Нет, ну как я проглядела? Это же очевидно! Столько указателей, столько намеков… Кошмар, вот это облажалась. Самое интересное, что Драга я не почувствовала и сейчас, а вот сестру считала даже в нынешнем состоянии. С Эрелл все ясно, но Драгон…

Думай-думай, голова для этого дана, – самодовольно протянула шиза.

Ты сразу поняла, да? – расстроенно поинтересовалась я.

С первого касания, а вот ты – позор.

Согласна. Норд бы мне уши оторвал…

Запнувшись на этом имени, я сглотнула, хватаясь за школьный забор. Только угрызений совести и приветов из прошлого мне сейчас не хватало. Кстати о приветах… Спина снова заныла, и, выйдя за территорию, я села на первую попавшуюся скамью.

Чертовы участившиеся кошмары про змей, спина, а теперь еще и Бриары… А я еще убеждала себя, что в Вэндскопе все будет по-другому, ничто не помешает начать жизнь с чистого листа…

Нужно определиться с планами на будущее. Что мне делать с Драгоном и, вообще, с тем, что я узнала? Раздраженно потерев переносицу, поднялась на ноги, решив кое-что проверить.

Свернув в сторону от дома, я прошла центр города, миновала еще пару улиц и вышла к «Пушистой Братве». Вся дорога заняла не более семи минут, сказывалось отсутствие оживленного уличного движения и моя быстрая ходьба.

Не желая думать о картине случившегося в целом и игнорируя боли в спине, я предпочла придумать себе маленький план, без осуществления которого
Страница 17 из 32

не приступлю к крупному, тем более что его пока не наблюдалось. Я понятия не имела, что делать, если сейчас все подтвердится. Ни одна из инструкций моей прошлой жизни не подходила к складывающейся ситуации.

Потянув на себя дверь, я оказалась в уютном теплом зоомагазине, почему-то пахнущем сегодня опилками. Наверное, недавно здесь чистили клетки хомяков и морских свинок.

– Привет, Ри! Прогуливаешь? – весело поинтересовалась Джеда, поднимаясь из-за прилавка.

– Вроде того, – хмыкнула я, подходя ближе. – Выставили с химии.

– Взорвала пару реактивов? – подмигнула старшая сестра Драга.

– Поцапалась с одноклассником… Слушай, ты мне не посоветуешь щетку для Ханы? Она мне полподшерстка на подушке оставляет, и, смотри, – я расстегнула куртку и продемонстрировала свитер в кошачьей шерсти, – она решила утеплить мне всю одежду. Вчера забралась в шкаф, сдернула несколько свитеров и устроила себе гнездо…

Джеда захихикала, выходя ко мне и направляясь к стеллажу с разными расческами, заколками и ошейниками. Я внимательно, но как можно незаметнее, делая вид, что увлечена средствами по уходу за шерстью, наблюдала за ней. И чем больше я видела, тем сильнее ругала себя за невнимательность, беспечность и, судя по всему, хронический кретинизм.

Она одна из них.

И ее друг тоже, – зевнула шиза. – Подозреваю, что и их родители. Единственное, что странно, так это…

Да-да, – согласилась я, поняв, что хотела сказать ненормальная. – Действительно необычно.

Необычно – это есть омлет с вареньем, – фыркнула сумасшедшая часть меня. – А здесь странно.

Фу, омлет с вареньем… – Я передернулась, скривившись, и Джеда непонимающе посмотрела на меня.

– Все в порядке?

– Да-да, просто прикинула, что сейчас возвращаться в школу. – Я встряхнула волосами, улыбаясь Бриар.

– Сочувствую, – усмехнулась девушка, протягивая мне квадратную двустороннюю расческу. – Вот. Одна сторона для подшерстка, другая вычесывает все остальное. А вот валик для сбора шерсти. Обычно ими чистят лежаки животных, но на одежде тоже прекрасно работает. Лично проверяла.

– Спасибо, ты спасла мои любимые брюки, – благодарно кивнула я, расплатившись и убирая приобретенное в рюкзак.

– Как у вас с Драгоном? – Глава ПушБра посмотрела на меня с нескрываемым интересом.

Вспомнив утро на парковке, я сглотнула.

Самой бы понять…

Поймешь после предстоящего разговора, – обнадежила шиза.

– Э… Я могу выбрать вариант ответа «без комментариев»? – с надеждой спросила я, заглядывая в ее зеленые глаза.

Джеда тяжело вздохнула:

– Самое смешное, что Драг на мой вопрос ответил почти то же самое, только не интересовался, может или не может, а сразу озвучил. Молчуны…

– А ты – сваха! – показала я язык Бриар. – Я знаю, что ты все рассказала ему про мой первый визит сюда.

– Умолчать о таком? И кем я после этого буду? – всплеснула руками Джеда, и мы рассмеялись.

– Ладно, давай, – все еще посмеиваясь, махнула я ей рукой.

– Заходи еще поболтать!

Угу, обязательно, – фыркнула шиза. – Вот только разберемся с твоим горячим братцем… Эй, ты же хотела в школу, нет?

Нет, мне нужно подумать без отвлекающих маневров и присутствия кого-либо из Бриаров, – пояснила я, срезая путь к дому.

Логично, – признала ненормальная.

Дома, скинув куртку и кеды, я заварила большую кружку чая, достала коробку с шоколадным печеньем и поднялась к себе в комнату. Увидев меня, Хана – царица кровати – перевернулась на спину, потянулась, выпуская когти, и свернулась клубком.

– Гордячка, – бросила я ей, опускаясь в кресло-качалку возле окна. – А к Драгу-то сразу чесаться бежишь.

Хана прикрыла глаза, предпочтя проигнорировать мой выпад, и только плотнее обвилась хвостом, кончиком загораживая нос. Отвернувшись от непоседы, я уставилась в окно, отпивая чай. Вопрос «что делать?» завис надо мной словно дамоклов меч. Нет, в теории я знала, как нужно поступить. Поговорить. Расставить все точки над «и», каким-то образом оставив всю правду о себе в тени. Точнее, правду обо мне прошлой.

Проблема в том, что у любого разговора свои последствия. Если уж я собираюсь разворошить улей чужих тайн, следует решить, нужно ли мне это вообще. Мне нравился Драг, я…

Ты влюбилась в него, дорогуша! – без обиняков заявила шиза, включаясь в диалог.

И когда же я успела?

Дай-ка подумать… Может, после ваших милых шуточек в спортзале? Или после починки тостера? Или нет, подожди-ка, наверное, поцелуе на третьем… Из-за простой симпатии не стараются сорвать одежду в общественном месте!

Все-все, я поняла, – поспешно прервала я собственные язвительные догадки.

Вспомнив, как скучала по нему, все, что почувствовала утром, до, во время и после поцелуев, кивнула, признавая, что действительно влюбилась в Драга. Больше объяснения возникающей в его присутствии эйфории у меня не было.

Просто отлично, Брендон. Две недели в новой жизни – и уже столько проблем. Если бы только можно было обсудить это с Джиллиан… В конце концов, трудности с парнями всегда были ее коньком… Так, стоп. Я вполне способна разобраться во всем самостоятельно.

Застонав, уткнулась лицом в ладони, окончательно запутавшись между тем, что должна была сделать, и тем, чего хотела.

Это нечестно. У меня должна была быть нормальная жизнь, обычный парень, друзья…

Норма и ты, Ри, – параллели. И, между нами, своих друзей ты бросила, – философски отметила шиза. – О! А вот и наш рыцарь на железном коне!

Услышав мотоцикл через долю секунды, спрыгнула с кресла и побежала вниз к входной двери. Распахнув ее, я смотрела, как Бриар грациозно и тягуче пересекает лужайку, осматриваясь по сторонам, в то время как мое сердце застучало с явными перебоями, реагируя на его вид и приближение. Вот черт. Я действительно влипла.

– Что случилось? – нахмурился он, остановившись на пороге. – Тебе стало плохо? Почему ты не подождала меня до перемены? Я бы отвез тебя домой…

– Да, голова заболела, и я решила пройтись, подышать свежим воздухом, – робко улыбнулась я, жестом предлагая ему зайти.

– А сейчас ты как? – встревоженно спросил Драгон, переступая порог и тут же обнимая меня за талию. Почти что против воли и всех доводов разума я прильнула к парню, окунаясь в тепло его рук. Серьезно, это какой-то хитроумный магнетизм. Или обыкновенная девичья глупость, от которой не спасало ни ай-кью, ни опыт прошлого.

Раньше, чем я успела что-то сказать, Драгон коснулся губами моего лба, проверяя, нет ли температуры, и это движение кое-что напомнило мне. Кое-что, мгновенно разозлившее меня. Кое-что, за что пощады Бриару не будет.

– Что с тобой? – В янтаре глаз плескалось беспокойство, смешанное с настороженностью.

Почувствовал мою злость, не так ли?

– Все нормально, – пробормотала я, уткнувшись носом ему в грудь, пряча глаза. – Пойдем на кухню, попьем чаю…

– С удовольствием… – осторожно кивнул Драгон, все еще изучая меня взглядом. – Как поживает тостер?

– Исправно работает, – хмыкнула я, поставив чайник и поворачиваясь к нему. – Эрелл не обиделась, что я так сбежала?

Драгон помотал головой, отчего его волосы легли несколько иначе, придавая еще большей брутальности. Золотистые глаза
Страница 18 из 32

лукаво вспыхнули, и мое сердце предательски екнуло. Пришлось ощутимо закусить губу и сделать вид, что поправляю чайник на конфорке.

Я собиралась провести последнюю проверку, после которой либо окажусь права во всем, либо буду бегать за ним с извинениями и просьбами не рассказывать всему городу, что Виктория Брендон сумасшедшая. Однако жалость, неуверенность и смятение ушли, едва я припомнила, в чем именно могу быть права.

Наконец чайник закипел, я поставила перед Драгом кружки, насыпала чай и решила начать с него. Заливая чашку водой, «вдруг» поскользнулась на ровном месте, рука с чайником дрогнула, и приличная порция кипятка выплеснулась на лежавшие на столе руки Бриара.

Реакция не заставила себя ждать. Парень взвился со стула, зашипел, процедил пару крепких ругательств, но смотрела я на его ошпаренные руки, а не на лицо, несомненно в данную минуту передающее много чего. Прямо на глазах покраснение, где должны были появиться внушительных размеров волдыри, стянулось до крохотной точки, исчезнувшей секунду спустя и оставившей за собой чистую гладкую кожу, как и до происшествия.

Мрачно усмехнувшись, я подняла глаза на Драгона:

– И на каком по счету свидании я должна была узнать, что ты оборотень?

Глава 7

Полных двадцать секунд Драгон не мог ничего сказать. В его глазах плескались удивление, тревога, что-то вроде сожаления и даже нечто, напоминающее страх. Испугался, что я кому-либо расскажу? Или боится, что придется убить меня, несомненно, единственного человека, догадавшегося о его природе?

Ой. О таком исходе я как-то не подумала. До этого момента у меня были только мысли о разоблачении. Оно состоялось, и теперь над дальнейшим висел жирный знак вопроса.

Я было попятилась к двери, судорожно соображая, чем обычный человек может остановить разъяренного оборотня, но в этот момент Бриар очнулся. Янтарный взгляд прожег меня насквозь, на красивое мужественное лицо опустилась маска «плохого парня», но поразила меня его широкая улыбка, никак не вяжущаяся с ситуацией.

– Давно догадалась?

– Постепенно, – сглотнула я. – Слишком много всего было странного…

– Например? – Он медленно двинулся, обходя стол, продолжая внимательно наблюдать за мной.

Я потихоньку отступала в коридор, не зная, чего ждать. Внешне Драг был спокоен, выглядел как обычно, то есть опасно и завораживающе, что одновременно притягивало и настораживало.

– Например, у тебя на шее можно яичницу жарить, – фыркнула я, пытаясь составить план действий на случай, если Бриар на меня бросится. – Странный цвет глаз, бесшумные передвижения, отсутствие именно во время полнолуния…

– Не ожидал, что ты настолько наблюдательна, – хмыкнул Драгон, оттесняя меня в гостиную. – И прекрати отступать, я не сделаю тебе ничего плохого.

– Знаешь, в это трудно поверить, – честно сказала я, продолжая отходить спиной в комнату.

– Разве? – приподнял бровь Драг.

Я сделала самую большую ошибку. Посмотрела ему в глаза. Все мысли начали стремительно таять и улетучиваться, хотелось подойти, прижаться к этому теплу, раствориться в янтаре…

Ри, прием! Выплывай!

Я замотала головой, отшатнувшись от Бриара еще дальше. Гнев вытеснил испуг, и я яростно выдохнула, сжимая руки в кулаки.

– Прекрати пытаться меня загипнотизировать! Ты! Наглый, самоуверенный, самодовольный… врун!

– Прости, я не хотел, просто иногда это получается инстинктивно, – торопливо объяснил Драгон, пытаясь остановить надвигающуюся на него бурю.

Зря он это сказал… – хихикнула шиза.

– Ах, инстинктивно? – прорычала я, зло уставившись на него. – И в лесу ты ко мне тоже инстинктивно прибежал?

– Я тебя спас, между прочим! – возмутился Бриар.

– И большое спасибо тебе за это! – проорала я в ответ, хватая диванную подушку и швыряя ее в него. – А потом что было? Зачем ты гулял со мной? Я рассказывала тебе многое о себе, понятия не имея, что это ты! Это обман! Подло и ненормально, в конце концов!

– За язык тебя никто не тянул! – рявкнул Драгон, также выходя из себя и пуляя пойманную подушку обратно.

Пригнувшись, я тут же выпрямилась, на этот раз запуская в него подвернувшимся под руку телефонным справочником. Засранец с легкостью увернулся, позволяя тому упасть и проехаться по полу в коридор, теряя мелкие вкладыши по пути.

– Серьезно? – приподнял бровь Драгон, скептически приподняв бровь на мой позорный бросок. – А гулять по лесу с тигром и не видеть в этом ничего опасного – это нормально, да?

Упс.

– Мы сейчас не об этом, Бриар! Мог бы из приличия уйти и не слушать! Должна же быть хоть капля совести?! Ты, вообще, понимаешь, что мои… откровения тебе не предназначались?! Я думала, ты мой друг!

Молниеносное, незаметное для взгляда движение, и вот я уже прижата к стене. Одна рука на моей талии, другая на правой щеке, горячие пальцы зарылись в волосы, и воздух вокруг сгустился, едва ли не начиная потрескивать от витавшего между нами напряжения. Я замерла, неуверенная, как надо себя вести сейчас. Драгон сильнее, больше и опаснее.

Это понимание несколько отрезвило меня, гася остатки злости, но с тягой к нему ничего сделать не смогло. Даже сейчас, зная, что Драг не человек, в момент ссоры я хотела поцеловать его. Разумеется, если он не собирается сейчас свернуть мне шею, что вполне возможно.

Бриар склонился, проводя носом по моему горлу вверх к виску, оставляя за собой покалывающую обжигающую дорожку на коже и заставляя меня дышать полувздохами.

– А я не хочу быть твоим другом, Ри, – проурчал он мне на ушко, отчего у меня подкосились колени. – Тори…

Окончательно капитулировав под это мурлыканье, я обняла его за пояс, заглядывая в глаза. Янтарь переливался и будто бы подсвечивался изнутри, завораживая и затягивая, не давая отвести взгляд.

– А кем хочешь быть? – шепотом спросила я, опасаясь разрушить этот момент странного понимания.

Да, вопрос был глупым. Да, я знала, по крайней мере, догадывалась об ответе. Но все же хотелось его услышать.

Надежда оказалась напрасной. Вместо слов Драг приступил к действиям. Впрочем, позже я подумала, что так намного лучше.

Бриар целовал меня сначала яростно, будто после долгой разлуки, но постепенно поцелуй становился все нежнее, пока совсем не растаял на губах. Задыхаясь, я уткнулась лбом в плечо Драга, растворяясь в его аромате и тепле, перенося вес тела на него, потому как ноги держать отказывались.

– Извини, – прервал молчание Драгон. – Я хотел сказать, но позже… Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого. Обещаю.

– Я знаю, – выпалила я прежде, чем подумала. Откуда я это знала? Не важно. Чувствовала. Для такой, как я, интуиция не пустой звук, пусть я уже и не обладаю тем набором возможностей, что прежде.

Драг беззвучно засмеялся, обдувая мою шею.

– Твои эмоции так часто меняются… Сомнение, злость, тревога, страх, снова злость, спокойствие…

– Эмоции? Ты что, чувствуешь их? – напряглась я.

– Я вертигр, и от второй сущности кроме физических преимуществ мне также достались некоторые ментальные.

– Гипноз и эмпатия?

Больше неуверенности в голосе, дорогуша. Ты выдаешь себя излишней осведомленностью, – проворчала ненормальная часть
Страница 19 из 32

меня.

– Сообразительная, – Драгон чуть взъерошил мои волосы.

– Начитанная, – нехотя поправила я, пытаясь исправить предыдущие промахи, пусть Драг и не заметил их пока.

Было очень сложно контролировать свои знания и притворяться дурочкой, собирающейся задавать сто двадцать вопросов в минуту, поэтому я решила даже не пытаться играть в это. Тем более что с его эмпатией для меня все в разы усложнилось. Пусть Драгон расскажет все сам, если захочет.

Бриар отстранился, оглядывая меня с ног до головы, и чему-то улыбнулся.

– Что? – недоуменно спросила я.

– Ничего. Я просто немного удивлен твоей реакцией на меня. Ты до сих пор не попыталась ничем меня ударить… Подушка и книга, согласись, не в счет… Не закричала в ужасе, что я чудовище, не пыталась позвать на помощь… Вместо этого ты только отчитала меня…Что ты за человек?

Странный, – хихикнула шиза.

– Я не считаю тебя чудовищем, – только и сказала я, несколько растерявшись. – Ты… Это же здорово! У тебя столько способностей, столько возможностей!

Не знаю, что хотел сказать Драгон, но звонок мобильного его отвлек. Коротко переговорив по телефону, Бриар с сожалением глянул на меня.

– Прости, я должен идти. Нужно забрать Эрелл. Кстати, она вервольф.

А то мы не поняли, – с издевкой протянула шиза.

– Вервольф? То есть волчица? – разыграла я удивление. – Я думала, что в твоей семье только ты оборотень…

– Нет, Натан, Софи и Эрелл волки, а Джеда и Макс – лисы… Слушай, давай позже поговорим, сейчас меня ждет сестра…

Прежде чем я успела что-либо сказать, он чмокнул меня в щеку и в течение трех секунд вышел из дома, а еще через мгновение послышался рев мотоцикла.

Сбежал!!! Можно подумать, Эрелл не способна добраться до дома самостоятельно! Как будто у нее нет скорости волчьего бега! Хотя, возможно, они делают это, чтобы не выделяться, держать легенду…

Я села на диван и опустила голову к коленям, только сейчас по-настоящему осознавая, что связалась с оборотнем.

Скорость, ловкость, видение в темноте, совершенный слух, регенерация, эмпатия и гипноз. И что в ответ могу предложить я? Начитанность? Чувство юмора? Вспыльчивый характер?

Неужели кто-то жалеет, что теперь типичный подросток? – ехидно спросила шиза.

Вовсе нет, – поспешно отмахнулась я. – Просто… это будет тяжело.

О да… Рано или поздно ты постареешь, в то время как он и вся его семья останутся в одной поре. Но, с другой стороны, это для тебя всего лишь роман, не так ли?

Не уверена, – честно ответила я. – Он мне очень нравится. И то, что Драг оказался оборотнем, кажется, усилило это.

В голове громко и противно присвистнули. Обычно такой свист заменяет «ого-го!» или «вот это да…».

А ты еще мечтала о нормальности. Да ты сама тянешься к первому же сверхъестественному существу в округе! Давай уже, признай, что скучаешь, позови, кого следует, вернись в подобающий вид, и вы с Драгоном будете та еще парочка.

Нет!!! – заорала я, вскакивая и принимаясь мерить шагами ковер гостиной. – Так не будет. Я не вернусь. Точка. Закрыли тему.

Шиза отключилась, не став спорить на этот раз, а у меня было время подумать. Все произошло так быстро. Мы даже толком и не поговорили. Так, коснулись мелких деталей вроде тех, что он не собирается меня убивать. Интересно, сколько ему лет? Судя по тому, как легко он скрывает свою природу, лет восемьдесят. Плюс-минус десяток.

И вот еще что странно… Три волка, две лисы и тигр. Обычно их раса предпочитает жить с себе подобными видами в прайдах, стаях или скитаться в одиночестве, а здесь такая разношерстная (во всех смыслах) компания.

Посмотрев на время, я отправилась на кухню убирать последствия разоблачения Драгона и готовить ужин. Сегодня Рик должен был быть дома.

Нарезая картофель, куриные грудки, натирая сыр, я думала, как себя теперь вести. Конечно же больше ни слова об оборотнях, потому как простая смертная не может знать того, чего даже не написано ни в одной из людских книг. Побольше бредовых догадок наподобие тех, что веры боятся серебра или перекидываются только в полнолуние.

Тяжело вздохнув, я загрузила мясную запеканку под сыром в духовку на сорок пять минут, поставив таймер, и быстро нашинковала салат. На ссыпании с доски кружков огурца снова напомнила о себе спина.

Процедив несколько крепких словечек, которые Рик никогда не должен был услышать от меня, я повалилась на диван в гостиной. Если немного полежу, то болеть перестанет…

Идти по закованным в иней листьям на самом деле намного тяжелее, чем по сухим веткам. Избежать шуршания и легкого треска особенно подмороженных краев невозможно. Но сейчас я была рада единственному звуку, разбивающему тишину этого холодного, мрачного леса.

Высокие, едва ли не до неба, деревья нависали надо мной голыми, странно сверкающими в темноте ветвями. Стоило только посмотреть на них, как ледяной ветер закачал их, создавая унылую музыку, напоминающую похоронную. Со всех сторон наполз влажный грязно-серый туман, клочками обвисая на низких кустарниках и сучьях, окружая меня.

Появилось чувство, что за мной наблюдают. Наблюдают не для милой болтовни, а выжидают момент напасть. Завертевшись вокруг себя, ища своего «охотника», потянулась к поясу, но там ничего не было. Только петли для пояса на джинсах. Ругнувшись, не позволяя страху завладеть мной, я побежала. Стоя на одном месте, сражения не выигрывают.

Перепрыгивая поваленные деревья, отскакивая от стволов, я то и дело меняла направление, по опыту зная, что так преследовать намного сложнее. Тем более в тумане, плотно сгустившемся по всему лесу. Однако из прятавшего друга он быстро превратился в калечащего врага.

Не заметив какой-то мерзкий корешок, торчащий из земли, споткнулась и растянулась чуть дальше, не успев подставить руки. Уловив движение спереди, застыла, напрягшись. Слишком хорошо я знаю этот противный звук, от которого кровь в жилах стынет.

Чешуя об листву. Шипение. Змея.

Парализация наступила мгновенно. Рот наполнился горькой слюной, и я шумно сглотнула, наблюдая за приближением твари. Чешуя на длинном гибком теле мерцала так же, как ветви над головой, темные, словно смотрящие из потустороннего мира, глаза сфокусировались на мне, излучая ненависть и желание убить.

Вот теперь я действительно чувствовала себя жертвой. В сознании все помутилось, сердце стучало так быстро, что заговори я сейчас – слова дробились бы на отдельные составляющие. Когда со всех сторон послышалось то же ненавистное шуршание и шипение, меня прошиб холодный липкий пот. Пальцы беспомощно зарылись в палую листву, и я приглушенно всхлипнула, понимая, что это конец.

Они приближались, своим шипением будто переговариваясь о том, куда лучше меня укусить. Хотелось зажать руками уши, свернуться в клубочек и провалиться под землю, куда угодно, лишь бы подальше от полчища змей.

Но в одно мгновение все изменилось. Жуткие переговоры тварей перекрыл грозный раскатистый рык. Красно-черной молнией на тропинку выскочил тигр и, давя, насаживая на когти и расшвыривая змей, замер прямо надо мной, пряча в своих лапах. Издав еще один рык, он захлестал себя хвостом по бокам и прижал уши, обнажая клыки, готовый
Страница 20 из 32

драться за меня. Оставшиеся в живых твари поспешно уползли, забирая туман с собой.

Облегченно выдохнув, прижала колени к груди, скрываясь под хищником совсем. Тепло и аромат каких-то диких растений, шедшие от него, разбивали оковы страха, так что вскоре я смогла вздохнуть полной грудью.

– Чудо-зверь, – шепнула я, смотря вверх в янтарные сверкающие в темноте глаза.

Тигр мурлыкнул, склонив голову, провел холодным влажным носом по лбу, ниже, потерся с кончиком моего, и я зарылась пальцами в густую шерсть, обнимая его за шею. Прямо под моими ладонями шерсть стала исчезать, заменяясь горячей гладкой кожей. Контуры тигра задрожали, растворяясь, и вот надо мной уже навис Драгон.

– Тори… – Он нежно улыбнулся, и я потянулась навстречу…

– Твою мать! – завопила я, неожиданно вместо леса с Драгом оказываясь на полу с подушкой, уделанной подозрительными мокрыми пятнами.

Теперь ты буквально пускаешь по нему слюни! – развеселилась шиза.

Заткнись!

Однако ее хохот игнорировать было сложно. Как человек одновременно может злиться и смеяться? Наверное, так же, как и разговаривать с самим собой.

На кухне запикал таймер, сообщая, что нужно достать запеканку, и я помчалась туда, вытирая уголки рта и подбородок по шестому кругу.

Вот это сон… Начало, конечно, не очень, но с появления Бриара…

В двери повернулся ключ, и я выглянула в коридор.

– Привет, Рик.

– Привет. – Рик скинул ботинки, повесил куртку и наконец посмотрел на меня. – Ничего не хочешь мне рассказать?

Начать с популяции оборотней или с того, что у меня прогрессирующее раздвоение личности?

– Э… Что, например? – не поняла я, настороженная его тоном.

– Например, почему прогуляла сегодня школу, – холодно подсказал Рик, внимательно глядя на меня, а для большей убедительности еще и руки на груди скрестив.

Вот… дерьмо!

– Меня с химии выгнали за перепалку с Дэном Прюэтом… – начала я. – А потом жутко заболела голова, так что я решила, что на физкультуре от меня толку будет ноль. Получилось два свободных урока. Пришла домой, выпила обезболивающее и легла подремать, но проспала… – на ходу сочиняла я, не забывая в нужных моментах принимать то печальное, то извиняющееся выражение лица.

Лицо Рика разгладилось, он понимающе кивнул, но потом снова нахмурился:

– Дэн Прюэт? Сын Полли Прюэт?

– Ага, – поспешно закивала я.

– Мы учились с ней в одно время. Вечно они с твоей матерью что-то поделить не могли. Занудная была девица.

Хм, это интересно… Здоровая женская конкуренция или что-то помасштабнее?

– Сейчас не лучше, – хмыкнула я, позабавленная его определением Полли. – Мой руки, ужин уже на столе и остывает…

– Очередной кулинарный шедевр?

– Ну да, нужно же показать тебе, что такое нормальная пища…

Пронесло. Поверить не могу, что он так быстро узнал о прогуле! Здесь что, система быстрых оповещений?

После ужина, за которым мы проявили вежливый интерес к занятиям друг друга по будням, немного посмотрели телевизор. Так как я всегда была далека от телевидения, мне оставалось только поддакивать его комментариям и издавать многозначительные «угу» и «хм». Если бы я сказала, что в упор не знаю ни одного из всех этих известных участников шоу, это вызвало бы подозрения. Не бывает тинейджеров, не ориентирующихся в знаменитостях. Домучившись до финала программы, я, оставив дядю наедине с новостным выпуском, поднялась к себе в комнату с твердым намерением сделать уроки на завтра.

Лестница возмущенно заскрипела под моими шагами, напоминая, что не рассчитана для яростного топанья, в которое вылились мои нерадостные мысли. Притормозив на лестничной площадке, я оперлась руками о перила и опустила голову, стараясь утрамбовать в голове все события дня. Мой парень – оборотень, у меня раздвоение личности, и что я собираюсь делать? Уроки. Какой бред.

Толкнув дверь в свою комнату и начисто проигнорировав выключатель, я уверенно пробралась к своему столу, ни разу ни на что не наткнувшись в темноте. Нажав кнопку на настольной лампе, я скользнула взглядом по закрытому ноутбуку и остаткам шоколадного печенья. Потянувшись за тетрадями, снова вернулась к печенью, находя некоторое несоответствие. Я оставляла в упаковке три печенья, а не одно… Вот черт…

– Что-то ты долго… – лениво протянули за спиной, подтверждая только что посетившую меня догадку.

Резко повернувшись, я увидела Драга, вальяжно расположившегося на моей кровати с Ханой на груди.

Глава 8

– Ты что здесь делаешь? – прошипела я, смотря на него во все глаза. – Ты соображаешь, что дядя дома…

– …и не зайдет без стука, так что я успею исчезнуть раньше, чем у него даже появится подозрение, – подхватил Драгон, нагло улыбаясь и почесывая Хану за ушком.

– Сумасшедший… – выдохнула я, садясь на край напротив него. – Зачем ты пришел?

– Тебе какую из причин? – прищурился он.

– Все, – широко улыбнулась я, внезапно припоминая недавний сон.

– Хорошо, – важно кивнул Бриар. – Во-первых, я соскучился. Во-вторых, мне как-то быстро пришлось уйти, и мы не попрощались как следует. В-третьих, я обещал поговорить с тобой…

– Принимается, – благосклонно кивнула я, подставив руку, чтобы было удобнее сидеть. – Так… ты сказал, что вся твоя семья – оборотни, но не тигры. Я не понимаю… Разве вы живете не стаями… э… одного вида?

Драг улыбнулся, посмотрев на Хану на своей груди. Непоседа сладко мурлыкала, щурилась и то выпускала, то прятала коготки, несомненно наслаждаясь массажем. Предательница.

Ты просто завидуешь, – хихикнула шиза, и я отмахнулась от нее как от назойливой мухи.

– Мы все бродяги. Одиночки или изгои собственных стай, – тихо начал Драгон, смотря в стену. – Наверное, я начну с самого начала. Вообще, есть много критериев, по которым мы различаемся, но я скажу о том, который считаю главным для себя. Существует три вида оборотней. Те, кто перекидывается независимо от лунного цикла, те, кто способен принять звериную сущность только в дни полнолуния, и дикие, кто, однажды трансформировавшись, остался таким навсегда.

– А от чего это зависит? – с интересом спросила я, размышляя, достаточно ли удивления изображаю или нет. Это было так неприятно. Притворяться. И все же необходимо.

– От силы воли, возраста и желаний самого оборотня. Например, Эрелл, самая молодая среди нас, может перекидываться только в полнолуние, на все остальное ей пока не хватает контроля. Тяжело заставить тело поменять форму, когда дни для этого прошли и до следующего полнолуния далеко. Диким может стать любой. Для этого нужна какая-либо сильная эмоциональная встряска, то, что заставит отречься от всего человеческого и даст возобладать звериной сущности. Обычно это чувство потери, гнев или страх.

– Но ты не относишься к этим двум видам, верно?

– Верно. – Драгон посмотрел на меня. – Я могу поменять обличье в любое время, но для этого пришлось много работать над собой и по-настоящему этого хотеть.

Я задумчиво кивнула, не сомневаясь, что у него-то с самоконтролем все в порядке. Вспомнить хотя бы, как быстро сегодня на кухне он оправился от шока…

– Оборотнем можно стать от укуса? – задала я один
Страница 21 из 32

из «фальшивых» вопросов.

– Нет конечно же, – захихикал Драгон. – Это все дурацкие фильмы, книги и домыслы смертных. Оборотень может родиться только от союза женщины вера и человека. Причем только в особый период, но в этом я не силен.

– А как же… Разве у вас не бывает супружеских пар? – недоуменно спросила я, продолжая играть в «ничего не знаю, но все интересно».

– Конечно же бывает! – казалось, искренне возмутился Драг. – Натан и Софи как бы наши родители, – он показал кавычки в воздухе, на мгновение отрываясь от Ханы, – семейная пара, а Эрелл родная дочь Софи. Джеда и Макс тоже пара… Ни один мужчина вер не способен дать потомства.

Я не стала спрашивать почему. Во-первых, сама прекрасно знала ответ, а во-вторых, Драгу не очень нравилась эта тема, судя по тому, как он хмурился.

– Так выходит… Софи пришлось… – Я многозначительно замолчала, оставив за кулисами то, что Эрелл не появилась бы на свет без участия простого смертного в роли… э… «донора». Интересно, как поступил Натан? Я слышала, что обычно мужчины-веры или убивают биологических отцов, или же, напротив, обеспечивают тех до конца жизни. Спрашивать об этом Драгона, разумеется, было бы верхом глупости.

– Да, но ни она, ни Натан об этом не жалеют, у них появилась Эрелл. – Бриар чуть смутился, наверное только сейчас подумав, что меня такие явно личные вещи касаться не должны, несмотря на мое любопытство.

Воцарилось неловкое молчание. Я смотрела на вертигра, мысленно выстраивая цепочку вопросов, примешивая к ним «фальшивки». Драг также изучал меня, а потом, протянув руку, переплел наши пальцы.

– Ты такая мерзлявая… – фыркнул он, портя этим весь романтический жест.

– То ли дело ты, ходячая отопительная система, – язвительно ощетинилась я.

– Эй, мы уже выяснили, что я горяч, разве нет? – приподнял бровь Драгон, хитро смотря на меня.

О, черт… В голове у меня тут же на быстрой перемотке замелькало сегодняшнее утро.

А парень-то не промах, а? – развеселилась шиза.

Насупившись, я пробурчала, махнув свободной рукой в сторону окна:

– Выход там.

– Что? – наигранно поразился Бриар. – Я вообще-то хотел пожелать твоему дяде спокойной ночи…

Я раскрыла рот, судорожно ища реплику в ответ и находя только какие-то глупые банальности. Вот ведь… хам!

Глядя на выражение моего лица, Драгон затрясся от смеха. Хана недовольно забурчала, укоряюще глянула на меня и перепрыгнула на кресло-качалку у окна. Едва ее пушистая задница устроилась в кресле, Бриар, все еще держа мою руку, резко потянул меня на себя. Слабо вскрикнув, я заняла место Ханы на его груди с расстоянием меньше трех сантиметров между нашими лицами. Опасно! Повышенное напряжение!

– Ты осознаешь, что твоя наглость в сочетании с настойчивостью – это…

– Очаровательно? Обворожительно? Заводит тебя? – тихо, с мурчащими нотками, предложил свои варианты Драг, и его бровь изящно взлетела вверх. Готова спорить, он репетировал это выражение лица перед зеркалом.

– Да. Заводит. – Драг открыл рот, но я еще не закончила, выдерживая драматическую паузу. – В тупик.

– Все слишком быстро, да? – серьезно спросил он, и вся игривость слетела с него как шелуха.

Я, как первоклашка, сложила руки на его груди и опустила на них подбородок, задумавшись. Честно говоря, наши отношения развивались не просто быстро, а молниеносно. Утром мы устраиваем шоу с рейтингом, далеким от детского, днем я узнаю, что он оборотень, вечером мы обнимаемся в кровати. Сама не знаю, что меня смущает больше. Стремительно набирающий обороты роман или сам факт того, что он не с обычным человеком.

– Да, – признала я. – Но по-другому я бы и не хотела. Представляешь, первый поцелуй только на свидании…

Учитывая, что у нас еще не было ни одного, я прикинула, сколько нужно было бы ждать, чтобы иметь право вот так лежать на Драгоне, и передернулась.

Да… Слюнопоток открылся бы еще раньше… – хихикая, протянула шиза.

– Кошмар, – поддакнул Бриар.

Его руки опустились на мою спину и поясницу горячим и сильным объятием, прижавшим меня к нему еще сильнее. Коротко выдохнув, я приподняла голову, не сообразив, что только этого Драг и ждал. Наши губы столкнулись, мои ладони скользнули по его груди вверх и сомкнулись за шеей, кончиками пальцев окунаясь в мягкие темные пряди волос.

Ощутив табун мурашек, марширующих по телу, я углубила поцелуй, стараясь впитать это сумасшедшее ощущение до последней капли. А потом руки Бриара поползли к низу моей рубашки… Вздрогнув, захваченная врасплох страхом того, что Драгон может почувствовать на моей коже, если заберется под ткань, я резко отстранилась и скатилась с него, вжимаясь своей уродливой спиной в матрас.

– Тори? – непонимающе выдохнул Драгон, переворачиваясь на бок и растерянно глядя на меня. – Я чем-то напугал тебя?

Вот дерьмо, я забыла о его эмпатии!

Потому что стала рохлей, – назидательно ввернула шиза. – Твоя бабка уже со стыда бы сгорела от частоты проявлений твоего кретинизма!

Ой, заткнись, брюзга!

– Нет. – Самое время прикинуться идиоткой. Тем более что с недавних пор у меня это отлично получается. – Я просто… Вот это уже действительно быстрое развитие событий, знаешь ли. Давай немного притормозим, котяра.

Драгон тихо засмеялся:

– Прости. Ты такая притягательная и таинственная… И безумно красивая…

– Ладно, не заговаривай мне зубы, – отдышавшись, сказала я, скептично отнесшись к его комплиментам. В омуте лести я достаточно поплавала и в своих первых отношениях. – Расскажи еще что-нибудь.

– О чем? – Драг снова обнял меня, подгребая ближе к себе, но на этот раз в его действиях не было ни намека на страсть. Вместо нее меня насквозь прошило чувство уюта и тепла. Уже очень давно мне не было так спокойно. Он удивительно адаптировался под ситуацию и настроение. Наверное, это еще одна сторона эмпатии.

– Вы не стареете? Чем питаетесь? И почему ты такой теплый?

– Целый день вопросы готовила? – усмехнулся вертигр.

Нет, эти слишком простые. Готовила я повышенной сложности, но тебе пока рано об этом знать.

На самом деле по-настоящему меня интересовала история Драгона, откуда он, как оказался в такой необычной семье, но самое главное, почему я? Оглядываясь назад, я понимала, что чем-то привлекла его в первый же день, и вряд ли это была внешность или любовь к мотоциклам. Но я не могла подойти к этому блоку, не узнав от него элементарного.

– Только пару часов, – качнула я головой, пригревшись.

Глубоко вздохнув, Драгон принялся удовлетворять мое лжелюбопытство.

Конечно, я прекрасно понимала, что регенерация не позволяет верам стареть. Знала, что едят они то же, что и люди, кроме тех случаев, когда перекидываются. Зверя тоже нужно было кормить, и тем, чего требовал он. Драг, скорее всего, охотился в том лесу, когда меня угораздило найти приключений на свою задницу. Температура тела оборотня зависела от животного, в которое он трансформируется, и передавалась как еще одна способность. Я от души порадовалась, что Драгон не что-то чешуйчатое и хладнокровное, а большой теплый мурчащий тигр. В общем, я кошатница.

– Ты спишь? – спросил Драгон.

Вслушиваясь больше в его густой, как мед,
Страница 22 из 32

и тягучий, как ириска, голос, чем в слова, чувствуя тепло рук и аромат диких трав, исходящий от него, я и вправду выпала из реальности.

– М… – сонно протянула я, пряча нос у него на шее. – Почти…

– Мне уйти?

– Тогда я замерзну, – пробормотала я, крепче обнимая его.

– Сказать «не уходи» ты не можешь, да? – с интересом спросил Бриар.

– Ты же мне сегодня не сказал, вот и я не буду… – подловила я его, отмечая, что, оказывается, еще не настолько сплю.

– Что я тебе не сказал? – возмутился Драг.

– Кем хочешь быть, если не другом, – хитро протянула я.

– По-моему, это очевидно. – Даже не смотря, я могла сказать, что Бриар хмурится.

– Вот и мой ответ достаточно очевиден!

– Но это не значит, что я не хочу его услышать. – Приоткрыв глаза, я увидела нависшего надо мной Драгона.

– Правда? – делано удивилась я, однако сердце, пустившееся вскачь, подпортило интонацию.

– Хорошо, я понял, – проворчал Драг. – Я хочу как минимум статус твоего парня.

Как минимум? Как минимум???

Губозакаточные машинки спрашивайте в аптеках города, – захохотала шиза.

Боюсь, одна понадобится мне…

– Не уходи, – широко улыбнулась я.

Бриар улыбнулся в ответ, прижимая к себе совсем как во сне. Плюс в том, что проснуться я уже не могла, так что… Ответив на поцелуй, обняла его за шею, зарываясь пальцами в мягкие волосы.

– Спокойной ночи, Тори, – мурлыкнул Драг десять минут спустя, когда я, сходив в ванную (воду пришлось врубить на всю, помня об остром слухе моего гостя), залезла под одеяло и устроилась в его объятии ничуть не хуже, чем в первый раз.

– А почему Тори? – полюбопытствовала я, не сдержав улыбки. – Меня так никогда никто не звал…

– Думаю, ты только что сама ответила на свой вопрос, – хмыкнул Драгон. – Спи.

– А ты спишь?

– Конечно. Правда, меньше, чем обычные люди. Трех часов вполне достаточно.

– Не боишься, что заскочит мой дядя?

На мгновение я представила себе эту картину. Рик открывает дверь, включает свет и так и застывает на пороге, глядя на нас с Драгом, обнимающихся в кровати. М-да… Тот факт, что Бриар на одеяле, а не под ним, ничего не решает. Варианта два: расстрел Драга или сердечный приступ.

Хорошо, что у Рика только бейсбольные биты, а не дробовик, – отметила шиза. – Хотя со способностями нашего мачо можно и ракетных боеголовок не особо бояться.

– Ну… – Драгон сделал вид, что задумался. – Старый как мир вариант со шкафом еще никто не отменял. Или под кровать.

Я захихикала, но, заметив многозначительный взгляд Бриара, послушно прикрыла глаза.

– Сладких снов, Драг.

Он фыркнул, позабавленный чем-то, но спросить чем сил уже не было. Я провалилась в сон, чувствуя себя полностью защищенной в его сильных руках.

Когда мерзавец-будильник запикал в шесть утра, Драгона рядом уже не было. Я почувствовала его уход где-то в половине четвертого, ощутив, что моя спина лишилась горячей, затянутой в черную майку подпорки.

Потянувшись и разбросав ноги по всей кровати, чудом не задев примостившуюся на краешке Хану, положила голову на подушку, на которой сегодня спал Драг, и тут же почувствовала под щекой нечто плоское и мягкое. Бриар оставил мне записку. Поспешно развернув ее, сонно щурясь, я прочла коротенькую фразу: «Заеду за тобой, жди». Да, это были не те три желанных слова… С другой стороны, нужную тройку я бы предпочла сначала услышать.

Знаешь, я думаю, что в холодильнике найдется лимон, – зевая, проговорила шиза.

Зачем это?

Стереть твою улыбочку.

Я захихикала, а потом и вовсе рассмеялась, впервые встречая утро в Вэндскопе в таком настроении. Это было так странно. Мне ведь должно было быть стыдно и неудобно за то, что Драгон сегодня был здесь, но вместо этого я ничего, кроме радости и какого-то дразнящего предвкушения, не чувствовала.

Собирайся, копуша. Наш большой сильный тигр вот-вот подъедет.

И правда!

Вскочив, попрыгала (в прямом смысле) в душ. Покончив со стандартными процедурами за пять минут, подошла к шкафу. Что надеть? Вот уж не думала, что меня снова будет интересовать этот вопрос.

Просто теперь есть для кого, – поучительно сказала шиза, пока я подбирала верх к черным джинсам.

В конце концов остановилась на длинной темно-зеленой блузке (от ее цвета здорово выигрывали глаза) и черной жилетке. Завязав волосы в небрежный с виду узел, выпустила пару прядей по бокам и, оглядев себя в зеркало, осталась довольной.

Услышав мотоцикл, я, улыбаясь, побросала нужные учебники в рюкзак и со скоростью света побежала вниз, на ходу вспоминая, что это за наука – передвигаться на шпильках. Сегодня решила отказаться от кед, потому как черные ботильоны вписывались в образ больше, да и до школы не на своих двоих добираться.

Накинув куртку, я выскочила из дома и устремилась к Бриару, расслабленно опиравшемуся на сиденье мотоцикла и смотрящему в хмурое небо. Как всегда, парень был в джинсах и неизменной кожаной куртке, из-под которой угадывалась тонкая серая водолазка.

– Доброе утро, Тори, – улыбнулся Драг, раскрывая руки.

– Доброе, – расплылась я в идиотской ухмылке, с очевидным удовольствием закутываясь в его объятие.

– Как спалось?

– Чудесно, но под утро я все же замерзла, – задрала я голову, не желая отлипать от этого совершенства.

– Прости, – притворно вздохнул Бриар, лукаво глядя на меня. – В следующий раз возьму с собой сменную одежду и загоню мотоцикл к вам в гараж.

Я поперхнулась, чувствуя, как к щекам приливает жар от разных проносящихся в сознании картинок, связанных с переодеванием Драгона. Смотря на мое, должно быть, комичное выражение лица, Драг расхохотался, и тогда, привстав на цыпочки, я поцеловала его. Это, конечно, заткнуло парня, чего нельзя было сказать о моем сердце. Оно буквально заорало, похоже своими ударами собираясь проложить себе путь на волю через переломы ребер и отдаться в руки Драгону.

– Опоздаем, – пробормотал Бриар, отстраняясь.

– К черту. Готова спорить, ты уже не первый раз проходишь через старшие классы.

– Даже не третий, – подтвердил вертигр, усмехаясь.

– Сколько тебе лет? – с интересом спросила я. Не то чтобы это что-то меняло, но все же…

Драгон тяжело вздохнул:

– Полагаю, если ты не испугалась моей истинной природы, то мой настоящий возраст не должен привести тебя в ужас.

– Не интригуй, – поторопила я его, раззадорившись.

– Двести восемь лет.

Я все же не смогла удержать челюсть от падения на асфальт. По крайней мере, показалось, что чувствую ее именно там.

Двести восемь? А я-то ставила в пределах сотни! Позор! Уж, учитывая его контроль и совершенно темные, практически слившиеся с цветом глаз лунные прожилки, можно было догадаться, что под две! Моя боевая семья сейчас бы каталась со смеху над моим дилетантством… Так, не следует о них думать. Все в прошлом.

– Тори? Ты в порядке? – встревоженно посмотрел на меня Бриар, гладя по спине.

– А… Да, в полном, – чуть севшим голосом ответила я, стараясь оградиться от образов тех, кого я покинула.

– Наконец-то что-то нормальное, – фыркнул Драг. – Я уже начал думать, что тебя ничем не проймешь.

– Это большая редкость, так что лови момент, старичок, – хмыкнула я, приходя
Страница 23 из 32

в себя.

– Старичок? – шутливо возмутился Драг, резко прижимая меня к себе. – Я тебе сейчас покажу, какой я старичок…

– Тряхнешь стариной, а? – хихикнула я практически ему в губы.

Десять минут спустя (спасибо силе воли и лихому вождению Драга) мы уже заходили в кабинет на тригонометрию. Наше совместное появление произвело фурор, выраженный остолбенелыми взглядами и раскрытыми ртами. Пара девушек злобно посмотрела на меня, и я демонстративно взяла Бриара за руку, переплетая наши пальцы, что не укрылось от общественности.

Того и гляди, мне устроят темную, – хихикнула я про себя.

Можно подумать, ты не в состоянии поменять им руки и ноги местами, – насмешливо ответила шиза.

– Кстати, я сказал семье, что ты обо всем догадалась, – шепнул Драг, когда мисс Прюэт вызвала к доске первую жертву.

– И как они это восприняли? – напряглась я, смотря в тетрадь.

– Джеда прыгала до потолка, Макс и Эрелл вполне довольны, – пожал плечами Бриар.

– А родители? – сгорая от нетерпения, спросила я, придвигаясь ближе.

– Натан спокоен, уверенный, что я знаю, что делаю, а Софи… С ней все сложно…

– Боится, что я вас выдам? – нахмурилась я.

– Нет…

Настоящей причины недовольства Софи узнать не удалось. Мисс Прюэт многозначительно посмотрела на нашу парочку и жестом пригласила меня к доске. Очередная пытка начиналась.

После урока поговорить с Драгом так и не получилось, у нас были разные занятия. Пожелав ему удачи, при этом ничего не говоря, я отправилась на историю. Нудные сорок пять минут лекции прошли за обдумыванием новых узнанных фактов. Разумеется, больше всего меня тревожила Софи, а не возраст. В конце концов…

В конце концов, ты знала личностей и на пяток столетий постарше, – услужливо напомнила шиза.

Отстань, – процедила я, как всегда, когда она слишком близко подбиралась к той дверке, за которой находился большой сундук с пометкой «Прошлое». Ни к чему в сотый раз слушать вопли о моей неправоте и бегстве.

К тому времени, когда прозвенел звонок, я как раз закончила карикатуру на историка и, собрав одним махом вещи, покинула класс. Неожиданно рюкзак завибрировал, и я, отойдя к ряду шкафчиков у коридора, выудила мобильный. Увидев, кто звонит, оступилась и вжалась спиной в холодную железную дверцу. Тупо глядя на светящийся дисплей, я нажала на кнопку с красной трубкой, и вибрация прекратилась.

Не понимаю. Они не должны мне звонить. Никто. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.

– Что случилось, Брендон? В зеркало посмотрелась? – остановился передо мной Прюэт.

Принесла нелегкая…

– Нет, тебя увидела, – ядовито выплюнула я, предчувствуя, что сегодня Дэн решил нарваться по полной. Нервно сглотнув, я быстро убрала телефон в карман рюкзака, совершенно выбитая из колеи и не готовая к очередной пикировке с Дэном.

Его движение было стремительным, кулак врезался в дверцу шкафчика рядом с моей головой, оставляя вмятину. Какого черта?

– Ты совсем больной? – рявкнула я, толкнув его в грудь и разрывая дистанцию между нами.

– А если да? – неожиданно осклабился Прюэт. – Ты здесь никто и ничто, Брендон, и лучше тебе это сразу усвоить.

Парень снова шагнул ко мне, сжав руки в кулаки. Я услышала хруст костяшек пальцев, его серые глаза приковали к себе мои, и в этот момент не было никаких сомнений, что с головой у него не все в порядке. Дэн был опасен, агрессивен и самоуверен. Взрывное сочетание, помноженное на присущую мужчинам самцовость.

И тут оно случилось. Моя прошлая жизнь проявила себя во всей красе. Растянув губы в холодной улыбке, я краем глаза отметила, что мы собираем зрителей. Кто-то уже достал телефоны, собираясь снять действо на камеру. Как эти чертовы смертные раздражают со своей назойливой техникой!

– Если ты сейчас же не отойдешь от меня, Прюэт, я сломаю тебе руку или нос, на выбор, – процедила я, чувствуя, как адреналин будит дремавшие долгое время мышцы и где-то на заднем плане шевелится память о правильной позиции, просчете столкновения и нанесении удара.

– Неужели? – ухмыльнулся Дэн, в открытую нарушая мое личное пространство.

Очень жаль, что сегодня Рику позвонят из школы с новостью о моем участии в драке, но тут уж ничего не поделаешь. Достал.

Увернувшись от его руки, вознамерившейся схватить меня за волосы, я перехватила ее за запястье и резко потянула на себя, вскидывая колено. Нос Прюэта уже почти поцеловался с моей коленной чашечкой, когда парня просто вымело из моих рук. Драгон.

Очень злой, кипящий энергией вертигр не то, с чем бы вы хотели столкнуться, даже при условии, что не нападали на его девушку. В таком ключе Дэну и вовсе не подфартило.

– Драгон! – Сообразив, какой оборот приняло дело, я бросилась между ними, пока Бриар не решил наподдать упавшему на пол Прюэту ногой.

Вперед, тигра-а-а!!! – провопила шиза, явно не поддерживающая мое стремление остановить Драгона.

– Драг…

Остановившись точно перед тяжело дышащим парнем, я положила ладони ему на грудь, чувствуя, как быстро под ними бьется сердце и бугрятся мускулы. Золотые тигриные глаза потемнели от едва сдерживаемого бешенства, на виске пульсировала жилка, а через ткань футболки отчетливее прорисовались мышцы. Без сомнения, Драг был готов перекинуться в свою звериную ипостась прямо здесь, в школьном коридоре, и откусить Прюэту голову.

– Не надо, – промямлила я, теряясь перед этим сосредоточием дикой мужской силы и готовности защищать. – Он того не стоит.

– Сопляк, – процедил Драгон, гневно раздув ноздри и сверкнув клыками. Ой. Это плохо, очень плохо… Надеюсь, кроме меня, никто их не видел. – Он сделал тебе больно?

– Нет! – выпалила я, внезапно находя решение.

Привстав на цыпочки, я обняла Бриара за шею, слыша, как позади с чьей-то помощью поднимается Дэн. Как бы я ни была зла на него, это не стоило возникнувших бы у Драга проблем после разборок. Поцеловав своего защитника в подбородок, я захватила и чуть прикусила его нижнюю губу, заставляя переключить внимание на меня. В глубине янтаря вспыхнул опасный огонек, ярость перетекла в другое русло, и огненные ладони Драгона опустились на мои бедра. Он жадно обрушился на меня, полностью беря под свой контроль мои губы. Откуда-то раздались присвисты, но нам было плевать на них, равно как и на раздражающий звонок на урок.

Только что я умудрилась свести драку «на нет», обойдясь без жертв, да еще и оставшись в выигрыше. Потому что парень-вертигр, выглядевший так, словно только что материализовался из самых жарких девичьих фантазий и готовый порвать за тебя одного большого козла на много маленьких, – лотерея, выпадающая далеко не каждой.

Глава 9

Наша грандиозная, долгожданная, давно запланированная субботняя прогулка не состоялась. Отвратительная погода словно нарочно обрушилась на Вэндскоп проливными дождями и штормовым предупреждением именно тогда, когда у меня появилась личная жизнь. Свинство.

Бросив скомканный листок бумаги, на котором уже пару часов старалась вывести четверостишие, в стену, я откинулась на кровать. Пролежав с минуту, вскочила и принялась нервно вышагивать по комнате, пиная бумажные мячики.

Через полчаса дядя отправится
Страница 24 из 32

на заправку в ночную смену, хотя сложно представить, кто вообще в здравом уме решит покататься в такую погодку и заправиться. В подтверждение моим мыслям за окном громыхнуло, и ветвистая молния раскинула над лесом свои когти.

После отъезда Рика у меня будет еще минут пятнадцать до появления Бриара (потеряв день, мы не собирались упустить возможность увидеться ночью), а значит, я должна успеть взять себя под контроль и успокоиться.

Как все сложно с этой его кошачьей эмпатией… Вчера в школе он прибежал не потому, что услышал о нашем столкновении с Прюэтом, а потому, что еще до самой стычки ощутил мою панику, связанную с нежеланными и неожиданными звонками. Оказывается, Бриар каким-то образом различает мои эмоции лучше, чем чьи бы то ни было, они для него «как радуга в сером небе». Это, конечно, мне льстило и смотрелось впечатляюще, но затрудняло очередное сокрытие правды.

Мне стоило больших трудов (всех ресурсов вранья) доказать, что меня напугал не Прюэт (иначе лежать парню тремя метрами ниже, под землей). Конечно же у Драга возник вопрос о том, что тогда ужаснуло меня настолько, что он почувствовал мои эмоции, находясь в другом корпусе. В ход пошла история о фобии мышей, галлюцинации о крысе, бежавшей через коридор прямо к моему шкафчику и собиравшейся меня съесть.

Я так жестикулировала и ярко представляла всю эту картину, что сама в нее поверила. Это убедило моего вертигра, и весь оставшийся день и вечер Драгон только подшучивал надо мной. Разумеется, когда не ворчал на то, что я так нечестно отвлекла его от Прюэта. Ему-то понравилось, но все же и отбивную из Дэна сделать хотелось. Мои аргументы о том, что он мог раскрыть свою сущность и о последствиях подобного, падали в пустоту. Как и всякий мужчина, Драг утверждал, что у него «все было под контролем». Ну да, конечно.

Взгляд, будто примагниченный, дернулся в сторону невинно лежавшего на тумбочке мобильника. Звонки не прекращались, иногда разбавляясь эсэмэсками. Я все удаляла, не читая и не отвечая, но не знала, насколько еще меня хватит.

А если у них что-то случилось? – затянула свою волынку шиза.

Не маленькие, сами справятся, – процедила я, раздраженно потирая переносицу и все же подлавливая себя на вопросах «что происходит?» и «почему кто-то из них пользуется телефоном?».

Мне просто необходим Драгон, чтобы успокоиться и забыть обо всем. Глянув на часы, как и тридцать секунд назад, я досадливо закусила губу. Время ползет как черепаха…

Вчера Бриар также ночевал у меня, работая личным обогревателем, и ушел сегодня в семь утра перед самым началом дождя, затянувшегося на весь день. Мы больше не поднимали тему Софи, да и отошли от всяких вопросов, потратив время на бессовестный флирт и поцелуи. Я потрогала губы и тяжело вздохнула. Нужен горячий шоколад. Новый вид драгозаменителя. Паршивый, но уж какой есть.

Отключив телефон, я для большего эффекта убрала его в ящик тумбочки. С глаз долой из сердца вон.

Внизу хлопнула входная дверь, чуть позже послышался звук отъезжающей машины, значит, Рик уже уехал.

Кутаясь в черную вязаную мамину шаль, до сих пор пахнувшую корицей и шоколадом, я спустилась на кухню. Поставив тосты, потянулась за кружкой под горячий шоколад, но пальцы так и не обхватили керамическую ручку.

К спине будто раскаленный докрасна утюг прислонили. Вскрикнув, я пошатнулась и схватилась за столешницу, стискивая зубы. Шрамы пульсировали, перегоняя боль под кожей, казалось, натягивая ее. Сглатывая подступающую тошноту, я сосредоточилась на дыхании, стараясь расслабиться, но попытки проваливались одна за другой. Вдобавок меня еще и затрясло.

От входной двери послышался жуткий вой, заставивший меня мгновенно позабыть о спине.

Ри, осторожно, у тебя нет прежних сил и скорости, – напряженно напомнила шиза. – И привычного тебе сопровождения тоже.

Зато опыта хоть отбавляй, – сдавленно процедила я, выхватывая из ящика нож с широким лезвием и сжимая его рукоять трясущимися пальцами. Хотя, конечно, пусть я и признаюсь в этом только себе, этого самого сопровождения сейчас не хватало. Пусть бы кого-то одного из всей четверки.

Стараясь ступать как можно тише, опираясь свободной рукой о стену, я кралась к входной двери по коридору, вся обратившись в слух. Чертов дождь стучал по окнам и крыше с такой силой, что я, наверное, сейчас и пушку бы не услышала. Резко выдохнув, пинком открыла дверь на улицу и выскочила на порог, осматриваясь.

Холод пробрал до костей, когда ледяные капли атаковали меня и меньше чем за минуту промочили насквозь всю одежду. А потом я уловила нечто такое, от чего кровь застыла в жилах, и все случившееся до этого съежилось до мелких незначительных пустячков.

На третьем порожке, прямо между дымящимися в тех местах, где я нанесла руны, перилами, лежала выпотрошенная змея. Если бы не «освежающий душ», меня бы вывернуло.

По крайней мере, тебе хватило ума в первую же ночь поставить защиту, – протянула шиза.

Угу.

И она сработала. Значит, в дом оно не войдет.

И что, мне теперь в нем замуроваться? – Я стекла по двери на корточки, зарываясь пальцами в волосы. – Как меня нашли? Зачем? Это случайность или запланированное нападение?

Не знаю, Ри, – устало ответило подсознание.

– Ри! – Я взвизгнула, взметнув руками и ударившись головой об дверь.

Когда сердце поднялось из пяток обратно на свое место, я смогла разглядеть стоящего надо мной Драгона.

– Тори, успокойся, это всего лишь я, Драг. – Бриар опустился передо мной на корточки с поднятыми, открытыми ко мне ладонями. – Тише, кроха.

– Д-драгон… – запнувшись, прошептала я, чувствуя, что вот-вот разревусь.

– Ты чего здесь? – Он стянул с себя кожаную куртку и натянул над нами, спасая от дождя, хотя, по мне, спасать уже было нечего.

– Тебя жду, – сказала я первое пришедшее на ум.

– С ножом? – поперхнулся Бриар. – Что я такого сделал?

Поняв, что все еще держу его в руке, разжала пальцы, и лезвие противно звякнуло об порожек.

– Я… я услышала странный вой и… и пошла посмотреть, взяв нож… А там… змея на третьей ступеньке, – тоненько проскулила я, прижимаясь к нему.

Драгон обернулся, посмотрел на истерзанную дохлую тварь и передернулся. Хорошо, что руны уже перестали дымить, потому что объяснения этому явлению у меня не было, а правда – вообще последнее, что можно сказать. Крепко зажмурившись, я глубоко вдохнула аромат диких трав, стараясь сдержать истерику и панику.

Под щекой, прижатой к его теплой даже сквозь мокрую рубашку груди, что-то загудело, набирая обороты, и лишь пару секунд спустя я осознала, что Бриар рычит. Глухо, протяжно и угрожающе, словно вот-вот обернется тигром и вцепится кому-нибудь в горло. Рык оборвался так же внезапно, как и начался.

Приоткрыв глаза, я сразу, как муха в паутину, попала в ловушку его янтарных глаз. Только сейчас они были темного насыщенного цвета, а не золотистые со светло-коричневыми крапинами, к которым я так привыкла. По ним и без эмпатии можно было определить, что Драг зол. Не так, как вчера в школе, но все же прилично.

Я уже собиралась ляпнуть ему какой-нибудь очередной бред в стиле своей шизы, когда на нос парню упала крупная
Страница 25 из 32

капля дождя. Бриар дернул головой, зашипев, и, клянусь, будь у него сейчас кошачьи уши, он бы их прижал. Выражение его лица выглядело столь комично, что я, икнув, расхохоталась, полностью заваливаясь на вертигра.

Драгон недовольно посмотрел на меня, пробурчал что-то себе под нос и, просунув одну руку мне под колени, а второй придерживая за спину, поднял с крыльца и внес в дом. Я продолжала смеяться, давясь, всхлипывая и задыхаясь. На глазах выступили слезы, руки сами собой нервной хваткой сжали воротник рубашки Драга, а я все веселилась, то срываясь в дикий хохот, то переходя на едва слышное хихиканье… Сама не знаю, когда мой нездоровый смех перешел в сумасшедшие хриплые рыдания вкупе с завываниями, хлюпающим носом и прерывистыми вздохами.

Всю мою истерику Бриар перенес спокойно, не пытаясь что-либо говорить. Только обнимал и гладил по спине, терпеливо дожидаясь, пока я сама успокоюсь. То ли это его кошачья аура так повлияла, то ли я выдохлась, но через десять минут дар речи вернулся.

Прикинув, что Драгон только что наблюдал мою истерику, видел и слышал мое шмыганье носом, всхлипывания и звуки, напоминающие хрюканье, я пошла красными пятнами от стыда. Это же надо было так опозориться?! О, черт…

– Прекрати, – твердо сказал Драг, прижимаясь губами к моей макушке. – Здесь нечего стесняться. Ты испугалась, и это совершенно нормальная реакция. Узнаю, кто такой шутник, – оторву голову.

Так он решил, что это чья-то злая шутка! Ну да, подкинуть дохлую змею… Обхохочешься, да и только! Волна облегчения за то, что не придется ничего сочинять, обрушилась на меня, но я вовремя спохватилась и посмотрела на Драга.

– Ты прав… Я перетрухнула… – закусила я губу, смотря ему в глаза. – Хорошо, что ты был рядом… И сейчас тоже… То есть…

Драгон улыбнулся:

– Я понял.

Ну конечно же понял. Мало того что ты слышишь, как стучит мое сердце-предатель, так еще и сканируешь мои эмоции.

– Это нечестно, – нахмурилась я. – Ты знаешь мои чувства, а я о твоих понятия не имею.

– Так ты признаешь, что у тебя есть ко мне чувства? – хитро прищурился Бриар.

Первой? Ни за что!

– Я признаю, что мне нужно в ванную, а потом переодеться во что-то сухое… – ушла я от ответа. – Ой, я и тебе рубашку намочила…

Драг открыл рот, словно хотел обвинить меня в непризнании очевидных для него (и не только для него, честно говоря) вещей, но потом выражение его лица поменялось, и он только кивнул. Кажется, мой вертигр что-то задумал.

Значит, про себя ты называешь его своим, а вслух признать кишка тонка? – ехидно протянула шиза.

Заткнись, и без этого проблем по горло, – мрачно задвинула я ее.

– Я пока уберу эту мерзость, и вроде бы внизу минут пятнадцать назад сработал тостер.

– Мне хотелось тостов с медом и горячего шоколада, – пробормотала я.

– Договорились. – Он чмокнул меня в щеку, подтолкнул к двери ванной и выскользнул из комнаты.

Взяв другую одежду, я закрылась в ванной и включила горячую воду, спеша смыть с себя холод и страх.

Судя по всему, меня ждет схватка. Не первая, конечно, но, приехав в Вэндскоп, я надеялась, что все подобное осталось позади. Глядя на себя в зеркало, я видела совершенно растерянную и, что еще хуже, напуганную девушку.

Прямое столкновение с тварью, какого бы вида она ни была, разрушит всю мою новую лживую жизнь. Не представляю, как долго еще смогу уклоняться от простых вопросов одноклассников, дяди, Драгона. Я могла сочинить любую историю о своем прежнем месте жительства, придумать друзей, бывшего парня и все, без чего не обошелся бы обычный подросток, но…

Но ты не хочешь вешать лапшу на уши Драгу, а?

Не хочу и не буду. Подожду. Возможно, тварь просто учуяла какой-то отголосок прежних сил и больше не вернется.

Угу. Разумеется, если все это случайность.

Я тяжело вздохнула, переодеваясь. Все это так сложно и несправедливо. Почему всем просто не забыть о моем существовании? Неужели я этого не заслужила? Или любовь (себе можно говорить это слово, не боясь) к оборотню нарушила баланс?

Заведя руку за спину, нащупала уродливые шрамы и покачала сама себе головой. Еще одна проблема. Драгон не доктор Эндрис и в травму после катастрофы вряд ли поверит, а рано или поздно я окажусь перед ним обнаженной. Какой-то части меня хотелось этого прямо сейчас, но была еще другая, занудная, ехидная и, к сожалению, рациональная.

Выйдя из ванной, я застыла на пороге комнаты, мысленно пиная свою рациональность куда подальше. В комнате горел только светильник на прикроватной тумбе, бросая таинственные тени на стены. На кровати я успела заметить поднос с тостами, медом и горячим шоколадом и Хану, растянувшуюся между подушек. Потом мое внимание полностью сосредоточилось на Бриаре.

Он стоял возле окна, спиной ко мне, со скрещенными на груди руками. Без рубашки. Нервно сглотнув, я подошла к нему, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Не в состоянии сопротивляться своим желаниям, я обняла его за пояс и вжалась лбом куда-то между лопаток.

Было в этом жесте что-то необычное, нетипичное для меня, а потому еще более ценное. Я никогда не позволяла себе прятаться от проблем, предпочитая решать их сразу, даже если цена иногда была слишком высока. Ну кроме одного большого исключения, из-за которого я и живу теперь в Вэндскопе.

Драгон оказался единственным, за чьей спиной я готова была остаться, притвориться слабой и стоять тут так до скончания веков. Рядом с ним я чувствовала себя уютно, безопасно и… цельной. Не было необходимости что-то говорить. Это ощущение моих рук вокруг него, пальцев на рельефном брюшном прессе, сердца, грохочущего ему прямо в спину, и щеки, прижатой к горячей гладкой коже, уже значило многое.

– Спасибо, – тем не менее шепнула я, и Драг расслабился. – Спасибо тебе за все, что ты сделал для меня, начиная с первого дня в школе.

Бриар медленно повернулся в моих руках, янтарные глаза вспыхнули в темноте, словно два больших светлячка, и парень улыбнулся, одним нежным плавным движением убирая с моего лба мешающую прядь.

– Я тебя люблю, – спокойно и уверенно, в своей невозмутимой манере, словно сообщая о погоде за окном, сказал Драгон.

Попалась, дорогуша, – хмыкнула шиза.

Исчезни, – промямлила я, вцепившись в Бриара, потому что ноги держать отказывались.

Еще раньше, чем сердце сделало триумфальный кульбит, меня выдали глаза. Я, конечно, подозревала, что, когда услышу признание, буду плескаться в радости, смятении, предвкушении, каких-то еще не до конца оформленных надеждах и желаниях, но не ожидала такого излучения восторга.

– Тори? – напрягся Драгон, подхватывая меня за талию.

– Я в норме. Буду. Наверное, – просипела я, не в силах перестать смотреть ему в глаза. – Что ты разволновался, ты же просвечиваешь мои эмоции, как рентген кости.

Драг закатил глаза, качая головой:

– Ты просто невыносима. Мы же уже разговаривали о чем-то подобном. Лучше один раз услышать, чем строить сотни догадок. Нет, разумеется, я ни на чем не настаиваю, в конце концов, нельзя же заставить тебя отвечать взаимностью, если…

– Вот ведь тигр несносный! – в сердцах вскрикнула я, хлопнув его ладонями по груди и так их там и оставив. – Да люблю я
Страница 26 из 32

тебя!

Янтарные глаза радостно вспыхнули, Бриар подхватил меня на руки и крутанулся на пятках, крепко прижимая к себе. А потом я услышала его мурлыканье и будто оказалась под теплым одеялом, не только согревающим, но и мягко касающимся каждого миллиметра кожи. Удивленно улыбнувшись, я обняла своего тигра за шею и прижалась к его губам так, что ласковое урчанье прокатилось по моему языку. От удовольствия на голове зашевелились волосы, а по спине и рукам побежали марафон мурашки. Я не знаю, сколько бы мы процеловались, если бы не мой желудок, громко потребовавший пищи. Всегда знала, что мой организм меня ненавидит и давно состоит в заговоре. Так или иначе, но весь волшебный момент признаний рухнул в практичную реальность.

Засмеявшись, Драгон опустил меня на кровать и пододвинул поднос:

– Держи, а то еще съешь меня…

– Не-а, не съем, – легкомысленно пожала я плечами. – Потом еще из зубов шерсть выковыривать… Кстати, может, пока я ем, ты расскажешь свою историю? Да, и еще ты так и не объяснил, что не так с Софи.

Драг нахмурился и поджал губы. Плохое начало. Я стала усиленно пережевывать тост, пытаясь избежать мыслей, появившихся у меня еще в ванной. Тем временем Бриар устроился рядом, и я скосила взгляд в сторону его пресса. Глаза подтвердили то, что ранее ощутили пальцы. К моему счастью, он не был качком со всеми этими четко выраженными бицепсами, трицепсами и прочими штучками, которыми так любят похвастать мужчины. Просто поджарый, подкачанный, но не чересчур, парень именно с кубиками, а не кирпичной стеной на животе.

– Я родился в Индии, в прайде Янтарных охотников. Своего отца я не знал, он конечно же был человеком, а веры, живущие в общинах, тогда еще предпочитали не контактировать со смертными лишний раз, да и сейчас не особо что изменилось. Мою маму звали Кадина, она была одной из старших самок прайда, и рождение сына лишь укрепило ее статус…

– А разве у тебя не было кого-то вроде… хм… отчима? У твоей мамы не было пары? – удивленно спросила я, думая, что ребенка женщина-вер решается завести, только находясь замужем. Может, это было слишком наивно и консервативно с моей стороны. Хотя Драгону двести восемь, и, исходя из истории, не похоже, что в восемнадцатом веке процветали нынешние взгляды.

– Он погиб в стычке за территорию за пять месяцев до моего рождения, – поморщился Драгон.

– Бедная, наверное, она с ума сходила… – покачала я головой.

Драг кивнул:

– Она и сошла. Мне не исполнилось и года, когда она не выдержала горя потери и навсегда стала дикой.

Я вытаращилась на Драгона, ушам своим не веря. Как Кадина могла так поступить со своим сыном? Как она посмела оставить его сиротой в общине, где воспринимается только сила? От жалости к этой женщине почти ничего не осталось, я была слишком ошарашена и зла, представляя маленького Драгона, одинокого и вынужденного каждый день бороться за свою жизнь. В последнем я была уверена, будучи неплохо осведомленной о законах и порядках веров.

– И что было потом? – на свой страх спросила я, чуть передвинувшись, чтобы лучше видеть лицо Бриара. – Как ты рос?

– Меня на воспитание взяла Хисса, лучшая подруга матери и жена тогдашнего альфы. Мне было четыре или пять, когда ее мужу бросили вызов за место вожака. Он проиграл. Хисса оказалась сильнее моей матери. – Драгон погладил мою руку, когда я охнула, теперь сочувствуя и ему, и веру, взявшей на себя заботу о нем. – Мы покинули Янтарную охоту вместе с еще одной парой, не признавшей власть нового альфы, Рикшем и Арьей.

Не страдая отсутствием фантазии, я быстро представила себе трех взрослых и маленького ребенка, уходящих прочь от группы вертигров, злобно смотрящих им вслед.

– Вас не преследовали? В смысле… Наверное, это вроде как предательство – не признать нового вожака? – встревоженно спросила я, окончательно выветривая из головы всю игривость.

– Это оно и есть, – согласился Драгон. – Но против Хиссы никто не пошел. Долгое время она правила кланом вместе с мужем, и ее убийство, пусть даже в бою один на один, здорово бы подмочило репутацию нового альфы. Так что нам просто дали уйти.

– Мне жаль, что все случилось так, – выдавила я, чувствуя, что вообще зря начала спрашивать о его прошлом. Нужно было дождаться, когда он сам захотел бы поговорить об этом.

– Не стоит, – посмотрел на меня Драг. – Нельзя потерять то, чего не имел. Настоящей семьей мне стали Арья, Рикш и Хисса. Они научили меня всему. Выживать в лесах, охотиться, прятаться, использовать ветер и воду себе на пользу, строить жилища… Мы долго путешествовали по городам, нигде не задерживаясь надолго, так как наши глаза, особенно мои из-за молодости, привлекали внимание. Это сейчас можно отговориться особыми линзами, или операцией, или генным феноменом, а тогда все было намного сложнее. Вчетвером мы прожили сорок лет, а потом от нас откололись Арья и Рикш. Был большой скандал, Хисса настаивала, что мы связаны кровными узами, но никто из нас не чувствовал их. Арья говорила, что хочет свободы и устала от бесконечных наставлений Хиссы, Рикш поддержал ее, и той же ночью, попрощавшись со мной, они убежали. Насколько я знаю, сейчас они живут в джунглях, предпочитая цивилизации изоляцию от людей.

– А почему ты не пошел с ними? – с интересом спросила я. – Они не звали?

– Конечно же звали, – фыркнул Драгон. – Но я не мог оставить Хиссу одну. К тому же мне нравится находиться среди людей. Еще двадцать лет мы пробыли вместе, изображая пару молодоженов, так же часто переезжая. Хисса устраивалась на работу, она прекрасно шила, ее с руками отрывали в любом ателье, а я совмещал учебу и на каждом новом месте пробовал себя в разном. Тяжелая работа давалась мне легко, на все остальное хватало накопленных и постоянно обновляемых знаний. Так все и шло, пока в Ирландии мы не наткнулись на Бесшумных лап – общину пантер. До того момента я не представлял, как сильно Хисса тосковала по чувству общности. Вожак пригласил нас присоединиться к племени. Хисса согласилась, а я продолжил свой путь, окончательно превратившись в одиночку.

– А что было потом? Как ты оказался здесь, в семье Бриаров? – нетерпеливо спросила я, приподнимаясь на локте.

– Долгое время я продолжал жить так же, как и до этого, но в один прекрасный момент, – Драгон горько усмехнулся, – мне захотелось побыть частью прайда. Узнать, что это такое. На одной из охот во время полнолуния я встретил Церу, львицу, как оказалось позже, царицу кочующего прайда Дикой охоты, куда входили самые разные веры кошачьей сущности. Я влюбился в нее, по крайней мере, тогда я думал, что нашел вторую половину своей луны, но она оказалась властным амбициозным тираном, мечтающим прибрать как можно больше территорий. Дикая охота не выходила из войн, мы постоянно захватывали, уничтожали, тренировались убивать, и все по кругу. Я и не понимал, что являюсь частью, скорее, банды, чем настоящей веробщины, мне не с чем было сравнивать. Уже через несколько месяцев я стал ближайшим советником Церы. Она ценила мою природную мощь, способность к гипнозу, а когда узнала, кровь какого рода течет во мне, то и вовсе стала мне благоволить. Я был
Страница 27 из 32

слеп и глуп, веря каждому ее лживому слову, думая, что нужен ей как что-то большее, чем оружие.

А потом Цера схлестнула нас с Бесшумными лапами. Биться против Хиссы, на тот момент уже женой их вождя, я не мог. К тому времени я слишком устал от отношения Церы, от необходимости убивать и учить убивать по ее приказу. Во время битвы, сражаясь меньше, чем вполсилы, я хотел убежать, дезертировать, когда увидел Церу, прижимающую к земле Хиссу. Тогда во мне что-то взорвалось. Отовсюду потекла чужая ярость и боль, меня раздирали на части страх, гнев, паника, азарт… Один прыжок, и я сгреб Церу, оттесняя от Хиссы. Она испугалась, но я, с пробудившимся даром, понял и еще кое-что. Она никогда не любила меня. Ярость пары десятков веров прибавилась к моей собственной, и, если бы нас не растащили, я бы убил ее…

– Так и надо было сделать, – буркнула я. – Злобная, манипулирующая, амбициозная тварь! Сама бы ей хвост оторвала…

– Тори… – покачал головой Драг, закатив глаза. – Я тут тебе рассказываю о том, каким жестоким могу быть, а все, что тебя напрягло, – это отношение Церы ко мне?

Я приподняла бровь:

– Драг, это не жестокость. Ты был воином прайда, и следовать приказам вожака было твоей обязанностью. Я видела тебя-тигра и, если ты помнишь, уже через пять минут чесала тебя за ушами. А отношение Церы меня не напрягло, а разозлило. Ты заслуживаешь лучшего…

– И я его уже получил, – ухмыльнулся Драгон, прижав меня к себе.

Я закусила губу, понимая, что мои предположения, скорее всего, были верны, и тогда он не просто так нашел меня на парковке, хотя я и была возле его мотоцикла. Что-то в этом было еще.

– Что было потом? Хисса выжила?

– Да, – кивнул Бриар. – Цера сбежала, уводя Дикую охоту за собой, напоследок обвинив меня в предательстве, изгнав, объявив вечным врагом и пообещав открыть на меня охоту. Естественно, из-за такого поворота событий я не расстроился. Просто в очередной раз убедился, что не создан для жизни в прайде. Хисса быстро оправилась, я немного погостил у них, а потом вернулся к бродяжничеству. А лет восемьдесят назад я встретил Джеду и Макса, когда они убегали от семейства вермедведей, с которыми у них сорвалась сделка.

Я насторожилась, посмотрев на Драга:

– Вермедведи?

– Они редко встречаются, намного реже кошачьих или тем более вервольфов, да и живут по двое-трое, никто ни разу не видел группу хотя бы из пяти вермедведей.

– Так… что случилось там с Джедой и Максом? Что за сделка?

Вертигр повернул голову и лукаво усмехнулся:

– Узнаешь завтра. А сейчас спи. У тебя будет интересный день.

– Интересный? – не поняла я.

– Я везу тебя знакомить с Софи и Натаном, да и от Эрелл ты тогда сбежала…

Я ошарашенно уставилась на него, собираясь высказать все, что думаю о такой наглости, но в последний момент остановила себя. Пора познакомиться с оставшимися членами семьи Драгона, тем более что их всего двое, и одной, судя по некоторым недомолвкам Бриара, я не особо нравлюсь.

– Хорошо. Но завтра утром ты продолжишь рассказ…

– Договорились. А ты начнешь свой, – подмигнул Драгон.

– В смысле? – не поняла я.

– Брось, Ри, – приподнял бровь Драг, по-прежнему расслабленно обнимая меня. – Мы оба знаем, что ты не обычная девушка. Я видел, как ты ходишь по лесу, не задевая ни единого сучка, как иногда двигаешься быстрее и четче, чем это умеют люди. Чувствовал твою необъяснимо положительную реакцию на свою сущность и страх, никак не связанный с мышами или чем-то столь же типичным. Наблюдал феноменальную догадливость, осведомленность и нечеловеческую быстроту в смене эмоций, какую прежде не встречал ни у кого. Обнимая тебя, ощущаю под тканью футболки на спине нечто странное, а сейчас твое сердце бьется так быстро, что я вот-вот оглохну. Почему ты волнуешься, чего боишься? Расскажи мне, кто ты, Тори. Я тебе доверился.

Я сокрушенно отвела взгляд, не в силах что-либо сказать. Это было так глупо – считать, что он ничего не заметит, надеяться, что не станет задавать вопросов…

– Я не могу, – прошептала я, не в силах заглянуть в янтарные тигриные глаза. – Это… это не важно для нас и никак не влияет на мои чувства. Я уже не та, кем была раньше, и это главное. Пожалуйста, поверь мне. – Я умоляюще сжала его пальцы. – Давай просто заснем?

– Будь по-твоему, кроха, – пророкотал Бриар, выдержав внушительную паузу, за которую мое сердце чуть не сделало конечную остановку. – Но когда-нибудь я узнаю о тебе все, Тори.

Я сглотнула. Это звучало как приговор.

Глава 10

Когда я проснулась, Драгон сидел на подоконнике, глядя в окно. Какое-то время я просто смотрела на его профиль, обдумывая все, что узнала вчера, и то, что Бриар догадывается, что со мной не все в порядке. В смысле, что я не обычная девушка, какой бы мне хотелось быть.

Дорогуша, волк не может быть овцой, только шубку на какое-то время примерить, – включилась шиза.

По-твоему, я волк в овечьей шкуре? – мрачно подумала я.

А сама как думаешь?

Думаю, что приложу все силы к тому, чтобы стать обычной.

Рядом с семьей оборотней? Ну-ну, – фыркнула ненормальная.

– Доброе утро, соня, – сказал Драг, оборачиваясь с улыбкой.

– Привет, – расплылась я в ответной, потягиваясь. – Давно там сидишь?

– Не очень, – качнул головой парень. – Твой дядя вернулся три часа назад и сейчас в своей комнате.

– Понятно… – кивнула я. – Слушай, по поводу того, что я не совсем обычная…

– Не надо. – Драг выставил перед собой ладонь, останавливая меня. – Ты не хочешь рассказывать, я чувствую, что это для тебя трудно и требует сил. Поговорим, когда ты будешь готова.

– Спасибо, – моргнула я, не ожидая такого поворота. – Сейчас вернусь.

Поднявшись, я исчезла в ванной. Сделав все свои дела, расчесалась, заплела волосы в косу, помня о том, что сегодня ехать в гости к Бриарам, и вышла обратно в комнату, где существенно ничего не поменялось. Разве что Хана перевернулась на другой бок.

Подойдя к Драгону, я обняла его за шею, янтарные глаза довольно вспыхнули, парень мурлыкнул и поцеловал меня. Долго, нежно, без намека на желание чего-то большего.

– Так ты расскажешь мне остальную свою историю? – потерлась я щекой о его плечо.

– Конечно, – кивнул Бриар, подхватывая меня на руки и быстро оказываясь в кресле.

Я удобно устроилась у него на коленях, буквально тая от домашнего уюта, который мне дарили его объятия. Это было совершенно ново для меня – чувствовать себя комфортно в руках мужчины. Раньше меня обнимали друзья-парни, но никого из них я не воспринимала как бойфренда и уж тем более не была влюблена. Ну ладно, вру. До Драгона у меня был один парень, и я вроде бы была влюблена, но он сам все испортил, да и по-детски все как-то вышло… Ничего общего с моими отношениями с Драгоном.

– О чем ты задумалась? У тебя интересные эмоции… – с любопытством посмотрел на меня Драг, как никогда напоминая кота.

– О том, что рядом с тобой мне очень хорошо, – не стала я лукавить, решив, что всегда, когда это можно, буду говорить ему правду. – Ну так… мы остановились на…

– …том, как я встретил Джеду и Макса, убегающих от вермедведей, – продолжил Бриар. – И, видимо, на этом и продолжим стоять, если только ты
Страница 28 из 32

не хочешь объяснять мое присутствие здесь направляющемуся сюда дяде.

– Что? – вытаращилась я на него.

– Буду ждать тебя в четыре на углу улицы, – только и сказал Драг, прежде чем спрыгнуть на крышу гаража, а с нее практически на опушку леса.

– Хвастун, – пробурчала я на его ловкачество, зная, что он услышит.

– Виктория? С кем ты разговариваешь? – раздался позади голос Рика.

– Рик! Я же просила стучаться! – резко обернулась я на пятках, тут же встречаясь взглядом с ним. Лучшая защита – это нападение.

– Прости, я забыл… – немного сдал назад дядя, отступая. – Так с кем ты разговаривала?

– С Ханой конечно же. – Я указала на растянувшуюся на кровати кошку, не моргнув и глазом. – Эта наглая кошара, – надеюсь, ты слушаешь, Драгон, потому что говорю я не о Хане! – растянулась на всю кровать и всю ночь мешала мне спать, а теперь еще и постель заправить не дает.

Рик усмехнулся:

– Ладно, разбирайся со своей питомицей сама, я уже думал…

– Что у меня тут парень? – обвиняюще посмотрела я на него. – Ну конечно, я в городе всего две недели и за это время успела завести себе бойфренда и сблизиться с ним аж до совместных ночевок. Да-да.

Святое правило лжи: всегда примешивать во вранье крупицы правды. И чем их больше, тем лучше.

Рик совсем стушевался, и мне даже стало стыдно за такой напор:

– Извини, я просто не выспалась. Пойдем на кухню, выпьем чаю с печеньем.

– А потом я лягу спать, – добавил дядя, спускаясь вместе со мной по лестнице. – Всю ночь не спал из-за этого проклятого дождя…

– Хорошо, а я тогда приготовлю все к ужину и пойду гулять. Часам к семи вернусь.

– Договорились, – согласился Рик, к моему счастью больше ничего не спросив.

Позавтракав, он махнул мне рукой и поднялся к себе со стаканом крепкого холодного чая. У папы тоже была привычка ставить холодный чай на тумбочку рядом с кроватью, а проснувшись, сразу же выпивать его залпом.

Доев свой бутерброд с сыром и маслом, я достала из морозилки мясо, сразу почистила картошку на ужин, оставила ее в кастрюле с водой и проверила наличие овощей для салата. Убедившись, что все приготовлено и, когда вернусь, готовка займет не больше сорока пяти минут, я поднялась в спальню, чтобы начать собираться в гости к Драгу.

От перспективы, что через какие-то два часа я познакомлюсь с его «родителями», людьми, то есть оборотнями, которых он уважает и к которым прислушивается, мне было нервозно. В животе поселилась холодная тревога, отдающая в сердце, а выбирая одежду, поймала себя на том, что притоптываю ногой. Дурной знак.

Ты просто волнуешься, потому что знаешь, что его «мама» не особо тебе симпатизирует, – проснулась шиза.

И тебе добрый день. Думаешь, поэтому? Возможно… – нахмурилась я, выуживая из шкафа обтягивающие черные брюки, белую блузку и черную с узором жилетку.

Одевшись, я придирчиво рассмотрела себя в зеркало, стараясь предугадать, понравится этот образ Софи Бриар или нет. Не то чтобы мне было очень важно ее мнение, но начинать знакомство с плохого впечатления не хотелось.

Переплетя косу и заправив брюки в сапоги до колен на сплошной подошве, я чуть подкрасила глаза и накинула куртку.

Потрепав Хану по ушам, избежав остреньких коготков этой ленивой сони, я вышла из дома, все еще чувствуя тревогу.

Возможно, она была вызвана вчерашним происшествием с дымящимися перилами и мертвой змеей, которое отогнало присутствие Драгона. Задумавшись над этим, я спустилась по ступенькам и присела на корточки, рассматривая руны на перилах.

Обуглились. Нужно будет обновить, когда Рика не будет дома. Если дядя заметит, что я делаю, какие знаки наношу, это как минимум вызовет интерес, как максимум повлечет проверку на наркотики или что-то в этом роде. Я не была уверена, как точно люди сейчас относятся к подобному. Мама всегда говорила, что меняются времена, но не люди. Следуя этой мысли, желание выявлять реакцию Рика или чью бы то ни было отсутствовало.

Похоже, с версией «что-то случайно наткнулось на дом» можно распрощаться, – ехидно протянула шиза, прерывая мои опасения.

Ты с самого начала знала, что это спланированная атака, да? – уныло спросила я.

А мертвая тварь тебя на эту мысль не натолкнула, нет? – передразнила эта язва.

Тяжело вздохнув, я огляделась по сторонам и вышла за границы рун, напряженно всматриваясь в стену леса за домами и ближайшие кусты. У меня еще есть немного времени до встречи с Драгоном, может, стоит попробовать поставить ловушку? Ага. Осталось только понять, как это провернуть незаметно.

Незаметно? Ты считаешь, что огромные круги с таинственными знаками и необычный дым не привлекут внимания?

Ну да. Глупо.

Придется отложить, как и нанесение знаков. Не люблю тянуть с чем-то, обычно ничего хорошего из этого не получается, но тут уж ничего не поделать. Терпение не самая моя сильная сторона в отличие от Ск…

Я прикусила язык, хотя ничего не говорила вслух. Произошедшее вчера не повод впускать прошлое. Значит, стоит уделить внимание настоящему, а завтра разберусь со всей этой чертовщиной.

Остановившись на углу улицы, я обнаружила Драгона, вальяжно прислонившегося к своему мотоциклу в неизменном брутальном образе, завершенном кожаной курткой, черными джинсами и тяжелыми ботинками.

– Что случилось? – без приветствий спросил Бриар, тут же обняв меня. – Ты так сильно волнуешься…

– Еще бы, – уткнулась я носом ему в грудь. – Я ведь собираюсь познакомиться с твоими родителями…

Не самая моя большая проблема сейчас, конечно, но лучше выдать в качестве причины опасений поездку к нему домой, чем правду. У меня зубы заныли, стоило только представить посвящение Бриара в истинное положение вещей и собственный нырок на пару месяцев назад… Нет уж, новая жизнь так новая жизнь. А вчерашний инцидент… Даже у обычных людей случается дежавю, воспоминания из прошлых жизней, верно?

– Ну, честно говоря, я считаю их, скорее, старшими друзьями, теми, у кого можно спросить совета, чем родителями, – признал Драг.

– Это должно было меня утешить?

– Нет, утешить я собирался тебя вот так. – На этих словах он приподнял пальцами мой подбородок и поцеловал.

Это сработало. Нет мыслей, не думаешь, нет проблем. Крепче прижавшись к нему, подавшись в ответ изо всех сил, просто растворилась в окутавшем меня чувстве защищенности, нежности и удовольствия. В этот момент моего разума не существовало. Только хаотично бьющееся сердце и словно питающаяся солнечными лучами душа. Тепло разлилось изнутри, как будто я только что выпила горячего шоколада, вот только это ощущение не проходило.

Отстранившись, Драг улыбнулся, все еще обнимая меня.

– Готова, Тори?

– Готова, – твердо сказала я, про себя удивляясь, сколько уверенности мне придала поддержка Бриара.

Драгон приподнял меня и усадил на мотоцикл, лукаво ухмыльнувшись. На пару мгновений его глаза полностью стали кошачьими, завораживая, и я упустила тот момент, когда на мне оказался шлем. Заморгав, я уловила щелчок застежки и недовольно сузила на Бриара глаза, развеселив.

Смеясь, коронным жестом Драг завел мотоцикл с одного движения, и, едва мой вертигр устроился на сиденье, я крепко обняла
Страница 29 из 32

его за пояс. Время маленькой мести. Пальцы проникли под полы кожаной куртки и расположились на брюшном прессе, скрытом майкой.

Драг вздрогнул, кажется, ему стало не до смеха. Опасаясь смелых действий, я осторожно поскребла ноготками через ткань, проверяя теорию о котах, любящих подставить пузико для поглаживаний. Драгон не был исключением.

– Следите за дорогой, господин Бриар, – напомнила я, когда мы чуть вильнули в сторону, уверенная, что, во-первых, Драг отлично меня слышит, а, во-вторых, затылком ощущает самодовольную улыбку, поселившуюся на моих губах до конца поездки, несомненно.

Положив голову ему на плечо, я наблюдала, как мимо проносятся дома и улицы, светофоры, таблички, незнакомые лица, и вот мы уже за чертой города проезжаем мимо автозаправки дяди. Сейчас там работали двое его помощников, к счастью никогда не видевшие меня, а значит, не способные рассказать Рику, да и проехали мы слишком быстро.

Странно. Мне никогда не приходило в голову спросить, где живет Драгон. Просто он откуда-то появлялся на своем разукрашенном языками пламени мотоцикле или же в образе тигра и так же куда-то исчезал, проведя со мной время.

Поэтому, когда минут через десять мы свернули от шоссе по чуть размытой дороге в лес и еще через минуту въехали за ворота огромного особняка, смотрящегося среди деревьев, как дуб среди пальм, у меня немного отвисла челюсть. Благо что шлем это скрыл.

Вот тебе и пещера оборотней… – присвистнула шиза.

Пещера? Да это как замок! Похоже, они очень хорошо обеспечены…

Спрыгнув с мотоцикла и отдав шлем Бриару, я застыла на подъездной дорожке, оценивая то, что вижу. Три этажа, здание в виде буквы «П», большие окна, два балкона, стены обвиты какими-то растениями, начинающимися прямо из шикарных клумб у стен особняка…

– Ну как? – Драгон приобнял меня за плечи, выставив мотоциклу ножку. – Это въезд для семьи. Особняк поделен на ветеринарную клинику и частное жилище. В правом крыле Софи и Натан принимают пациентов, там операционная, смотровая, коридор для посетителей, ну и разные в этом роде вещи. К нему отдельный вход, подъезд, даже парковка. В левой и центральной части наши комнаты, кухня, гостиная, кабинет, библиотека…

– Как вы все это сделали в лесу? – выдохнула я. – Здесь же… здесь же неподходящая почва, неровности…

Драгон пожал плечами:

– Не знаю, Натан и Софи построили его еще до моего появления…

– А посетители с пациентами вам не мешают? – полюбопытствовала я, скосив взгляд на парня.

– Нет, – покачал он головой. – Ветеринарная надежно отгорожена от остальной части особняка. Идем?

– Виктория!!! Наконец-то!

Задрав голову, я увидела высунувшуюся по пояс из окна на втором этаже Джеду, машущую мне рукой. За ней угадывался Макс. Кивнув в ответ, улыбнулась. Удачно, что с большинством Бриаров я познакомилась до сегодняшней встречи.

– Привет, Ри!

Обернувшись, встретилась взглядом с голубыми волчьими глазами Эрелл. Легкая футболка, джинсовый комбинезон, резиновые сапоги и садовые перчатки, в правой руке она сжимала маленькую зеленую тяпку, левой держала лейку. Очевидно, что ее выходные протекают куда как более хлопотно, чем мои. Я ощутила себя бесконечной лентяйкой на фоне младшей Бриар.

– Привет, – робко ответила я. – Работа по саду?

– Ага, мама заставила клумбы прополоть и прорыхлить. Это после дождя-то! – недовольно пожаловалась она, смотря то на меня, то на Драгона. – А кое-кто сбежал от уборки.

Драг невинно посмотрел в небо, засвистев, а я засмеялась над выражением его лица.

– Да-да, и нечего свистеть, – добавила Джеда, выходя из дома вместе с Максом. – Ри, повлияй на этого лентяя!

– Он же кот. Они все ленивые лежебоки, – заступилась я за Драга, обнимая его за пояс.

– Лежебока? – переспросил Макс, лукаво посмотрев на меня, после чего брат и сестры Бриара захихикали.

– Пойдемте в дом, мы чайник поставили! – жизнерадостно предложила Джеда.

– С удовольствием, только душ приму… вся перемазалась в этих клумбах, – проворчала Эрелл, закидывая лейку и тяпку в тачку с мешками грунта. – С таким же успехом можно было бы перевоплотиться, разрыть все когтями, а потом сполоснуться в ближайшем же озере.

Я приподняла бровь, довольная, что Эрелл меня не стесняется и, похоже, не видит ничего ужасного в том, что мне известно, кто они.

– А разве ты можешь перевоплотиться? В смысле полнолуние же прошло и до следующего далеко.

– Вот потому я и хотела, чтобы Драг остался, – закусила она губу. – А то как банку газировки пробить, это у него когти вылетают, а как на территории прибрать, так его и след простыл…

– Ая-яй, – укоряюще посмотрела я на своего тигра, но он только подмигнул мне.

– А Макс с Джедой что делали? – поинтересовался Драгон, заходя со мною в огромный холл следом за остальными.

– Дом убирали, – доложила Джеда.

– Стой-ка, – нахмурилась я, мельком отмечая теплые тона и интерьер в стиле кантри. – Ты же ушел утром… Что ты… О нет. Ты следил за мной?

– Не весь день, – спокойно пожал плечами Драг на мое возмущение. – Я остался на всякий случай. Возможно, твой «шутник» вернулся бы.

Это остудило мой пыл. Драгон просто проявил заботу, старался защитить меня…

– Извини. – Я взяла его за руку, заглядывая в янтарные глаза. – Спасибо.

Бриар улыбнулся:

– Не за что.

– Что за шутник? – повела носом Джеда, обернувшись.

– Кто-то подкинул Ри на крыльцо дохлую змею, – объяснил Драгон. – Из-за дождя ничего нельзя было учуять.

– Может, просто кошка охотилась? – спросил Макс.

– На гадюку? Не смеши, – отмахнулся Драг.

Эрелл откололась от нашей группы и пошла к лестнице наверх, в то время как мы зашли на просторную светлую кухню, смежную со столовой, занимающей едва ли не половину этажа.

– Ри, ты с чем чай будешь? Торт, конфеты, вафли… – Джеда открыла внушительного вида буфет.

– Э… что дадите, – промямлила я, видя, как Драг и Макс разгружают холодильник, заставляя стол кое-чем повнушительнее сладкого.

– Она сладкоежка, – доверительно сказал Драгон рыжеволосой сестре. – Так что ставь все.

– Я сладкоежка, а не обжора! – обиженно возразила я, наблюдая, сколько всего они выставили на стол, начиная от копченого окорока до банки с кукурузой. Вы что, правда столько съедите?

– Природа требует, – ухмыльнулся Макс. – Мы же оборотни.

Ах да…

Позор, – оценила шиза мою заторможенность. – Но сыграло на руку. Так ты больше похожа на человека, только недавно узнавшего о существовании сверхъестественного.

– Мы кормим две сущности, а зверя трудно насытить, – пояснил Драгон, присаживаясь рядом.

– Понятно, – выдавила я, вновь ощущая в животе холодную тревогу, посетившую меня при выходе из дома.

– Что-то случилось? – спросил Бриар, почувствовав мое волнение.

К счастью, в этот момент спустилась Эрелл, и все переключили внимание на нее. Только Драгон продолжал смотреть на меня с каким-то странным выражением. Нечто вроде мрачной задумчивости с толикой грусти.

Я догадывалась, о чем он думает. О моих, должно быть, странных эмоциях. О том, что только что мне стало стыдно за свой вопрос, хотя с чего бы? О том, как спокойно я переношу окружение оборотней. И уже
Страница 30 из 32

одно это делает меня нетипичной, не говоря об упомянутых им вчера настораживающих во мне мелочах вроде быстрой смены эмоций и бесшумного хождения по лесу. Мы оба понимаем это, однако я не спешу открываться. Не хочу. Не готова.

Притянувшись с извиняющейся улыбкой, я несколько заискивающе посмотрела Драгону в глаза, прежде чем нежно провести по горячим щекам кончиками пальцев и взять его лицо в ладони. Наблюдая за моими действиями, Бриар замер, словно боялся спугнуть. Вчера мое признание в любви прозвучало очень… глупо и быстро. Повезло, что он больше вслушивается не в слова, а в сопровождающие их эмоции. И именно с ними, думая о том, что испытываю рядом с Драгоном, что испытываю к нему, я наконец поцеловала его.

Драг ответил на поцелуй, прижав меня к себе, делясь своим теплом, уютом и чуть мурча от удовольствия, как я надеялась. Прервало нас сухое покашливание, и по улыбке Драга на своих губах я поняла, что о присутствии кого-то еще он знал сразу. Отстранившись, я огляделась в поисках источника звука и дернулась.

Застыв в дверях, на нас с Драгоном смотрела женщина на вид лет двадцати пяти с голубыми, как у Эрелл, глазами, темной короткой стрижкой и таким ментальным полем, что у меня волосы на голове зашевелились. Несомненно, весьма зрелый и опытный вервольф, умеющий контролировать свой внешний вид и «стариться» по желанию. Софи.

Это зачет, Ри! – захохотала шиза.

– Здравствуйте, – промямлила я, начиная краснеть, осознавая, что все выходит кувырком и нормального знакомства уже не получится. Не тогда, когда она а) застала нас так и б) прервала поцелуй.

– Софи, это Виктория Брендон, – пришел мне на помощь Драг. – Виктория, это Софи, моя… гм… приемная мама?

– Приятно познакомиться, ми…

– Называй меня Софи, – отмахнулась она, присаживаясь за стол напротив меня. – Так как ты относишься к оборотням?

Значит, решила взять быка за рога? Я сузила глаза, встречая ее пронзительный волчий взгляд.

– Мам, – предостерегающе, как мне показалось, позвала ее Эрелл.

Скосила глаза в сторону Драга, надеясь получить подсказку, как себя вести, но его лицо оставалось непроницаемым. Только рука, обнимающая меня, чуть напряглась. Что же, придется действовать на свое усмотрение.

Только не начинай войны… – попыталась затормозить меня шиза. – Ты же не хочешь поссориться с матерью Драгона, пусть и приемной?

Это она себя таковой считает, – отмахнулась я. – Сам Драг сказал, что она просто старший друг, у которого можно спросить совета.

– Положительно, – легко ответила я, пока что не сдаваясь в этой дуэли взглядов. – А вы как к людям?

Такой наглости Софи услышать не ожидала. Воздух между нами сгустился и только что не затрещал. Драгон погладил мой бок, забираясь рукой под блузку, намекая на то, чтобы я разговаривала помягче.

– Положительно, – приподняв бровь, ответила Софи, и все на кухне выдохнули.

– Вот и отлично, – попыталась сгладить напряжение Джеда, разливая всем чаю. – Ри, а откуда ты переехала в Вэндскоп?

Упс… – почти одновременно подумали мы с шизой.

– Да… трудно сказать откуда, – пожала я плечами, понимая, что Драг все равно уловил мое смятение. – Мы с мамой часто переезжали по ее работе, так что можно сказать, что отовсюду.

Выкрутилась, врунишка, – фыркнула шиза.

На кухню зашел высокий стройный темноволосый мужчина и улыбнулся мне, скользнув взглядом по Софи. Чувствовалось исходящее от него добродушие, столь же сильное ментальное поле, как и у его жены, вот только миролюбивое и спокойное.

– Здравствуй, Виктория, я Натан Бриар. – Он протянул мне широкую горячую ладонь, которую я сразу же пожала. – Приятно познакомиться, Драг много о тебе рассказывал.

Интересно, что именно…

Подозрительно посмотрев на своего тигра и получив в ответ совершенно невинный взгляд, я улыбнулась отцу семейства.

– И мне приятно, правда, похвастать тем, что мне о вас рассказывали, не могу…

Натан усмехнулся:

– Ну, может быть, я преувеличил. Драгона болтливым не назовешь.

– Ленивый скрытный котище, – буркнула Эрелл.

Я с интересом посмотрела на Драга, но он только засмеялся и взъерошил ей волосы, как будто она была его младшей сестренкой.

Очень трогательно, а у нас проблемы, – мрачно просигналила шиза.

Секунда, и я почувствовала это. Не ветер, но дыхание. Дыхание, не принадлежащее кому-либо в этой комнате. Нечто холодное, просочившееся сквозь стены, приближающееся и несшее в себе жажду разрушений и смерти. Волосы на голове встали дыбом, по спине пополз липкий холод, все тело напряглось, готовое к действиям, чувствуя, что сейчас произойдет.

Вот-вот сюда вломится демон.

Глава 11

– Ложись! – заорала я, вскакивая со стула и оказываясь рядом со столешницей.

Видимо, оборотни тоже почувствовали приближение нечто зловещего, темного и потустороннего, потому что хоть и не последовали моей команде, но повернулись к окну. Все, кроме Драгона.

Я успела заметить его несколько потрясенный взгляд, какую-то борьбу с самим собой, а потом тварь ворвалась в окно, разбив стекло вдребезги.

Похожая на гибрид летучей мыши и крокодила, тварь была размером с холодильник, стоя на задних лапах на подоконнике и закрывая собой весь проем. Все тело покрывала чешуя, грудь защищали шесть крепких пластин-наростов, длинный хвост с четырьмя толстыми ядовитыми шипами пока не двигался, свисая на пол. Посмотрев выше, я наткнулась на матово-черные глаза без век, голову в таких же, как и на груди, наростах, тонкие губы, выпирающие из-за них острые, как бритва, и тонкие, как иголки, зубы и едва различимый нос, со свистом втягивающий воздух.

Роцул. Просто фантастика.

Эрелл взвизгнула, Софи и Натан одновременно схватили ее за руки и оттеснили к стене, пряча за собой. Макс и Джеда молниеносно среагировали, отпрыгивая к остальным и попутно опрокидывая стол.

Взвыв от кипятка, попавшего на его серую тонкую кожу между чешуйками, роцул взмахнул кожистыми крыльями и раздробил заслонявшую меня мебель хвостом.

– Ррри… Брррендон… – прорычала тварь, сфокусировав на мне свои круглые черные глаза.

Выхватив из подставки два ножа, я встала в защитную стойку, пытаясь быстро прикинуть свои шансы и возможности.

– Что это за хрень? – крикнул Макс, закрывая собой Джеду. У Драгона, застывшего рядом со мной, в глазах был тот же вопрос.

– Демон четвертой ступени. Роцул. Шипы на спине и хвосте ядовитые, когти разрезают сталь, кровь желтого цвета, способна прожечь дерево, пластины непробиваемы, – четко, по-военному, ответила я.

– Слабые места? – на удивление спокойно поинтересовался Драгон.

– Для вас их нет, – покачала я головой.

О том, что их нет и для меня, говорить не стала. В своем нынешнем состоянии без долгих тренировок и способностей я была просто жалким любителем, хоть и с опытом. У меня не было времени на сожаление о том, что все случилось так и в доме Бриаров, смущение от того, что происходящее как ничто до этого показывало мою двуличность, жалость к самой себе и извинения перед Драгоном. Потом все это прочувствую. Если, конечно, выживу.

Роцул раскатисто рыкнул, подобрался, а в следующий миг мы столкнулись в воздухе, потому что ждать,
Страница 31 из 32

пока демон пришпилит меня к полу, я не собиралась. Нанеся удар ногой под брюхо, скрестила ножи с когтистыми передними лапами, удерживая их как можно дальше от себя. Не ожидавшая моего прыжка тварь перегруппировалась не сразу, и по инерции мы вылетели в любезно разбитое ею окно. Захлопали перепончатые кожистые крылья, роцул зашипел, зажал мои лезвия между когтей и одновременно сломал их, злобно ухмыльнувшись.

Черт. Этого я как-то не предусмотрела.

Отпружинив от него ногами, выпустила бесполезные рукояти и перекатилась по траве, поднимаясь. Слева в землю впились шипы хвоста, я увернулась от следующего удара, а потом на роцула красно-черной молнией набросился Драг.

Я вскрикнула от внезапно нахлынувшей боли в спине, пытаясь сморгнуть черные точки, прыгающие перед глазами. Мое «ох!» отвлекло Драга, и роцул воспользовался этим, набросившись на него.

– Драгон! – взвыла Софи, а в следующий миг два огромных волка, черный и белый, налетели на демона.

Трансформация старших Бриаров походила на круги по воде, настолько плавная и быстрая, что я в своем состоянии вообще не заметила перестановки суставов. Словно они надели на себя вторые сущности, как люди надевают пальто.

Два вервольфа, вертигр и роцул кубарем прокатились мимо меня, представляя собой огромный шипящий, рычащий шар, выпускающий когти и клыки.

Ри, соберись! Надолго они его не удержат! – встряхнула меня шиза.

Осмотревшись, обнаружила неподалеку лопату. Видимо, Эрелл решила не убирать инвентарь на место, за что ей большое спасибо. Схватив ее, я крутанулась на пятках, понимая, что Бриары демону не помеха.

Тварь, раскидав оборотней, мчалась прямо на меня, я крепче стиснула лопату, собираясь как минимум приложить роцула по морде, как максимум отсечь хотя бы одну лапу. Когда нас разделял всего метр, я вдруг почувствовала то, чего никак не ожидала. Нечто родное, знакомое, напоминающее о самых лучших днях…

У меня перед глазами проскочило мимолетное воспоминание о семилетнем сероглазом мальчике, помогавшем мне подняться на ноги и насмешливо цокающем языком, глядя на мои разбитые коленки. Придав мне устойчивое положение, он оглядел меня с головы до ног и ухмыльнулся, сунув руки в карманы своих шорт. В тот момент и зародилась одна из самых крепких связей в моей жизни.

Похоже, мы спасены… – восторженно выдохнула ненормальная внутри меня.

– Брендон! В сторону! Оставь лопату рабочим! – долетел до меня задорный голос.

Облегченно улыбнувшись, я вильнула влево, все же метнув инвентарь в роцула, как копье. Промазать с такого расстояния было невозможно. Демон взвыл, когда холодный острый металл вошел точно в щель между широкими нагрудными пластинами, а потом в него друг за другом врезались три огненные сферы размером с баскетбольный мяч.

Обернувшись, я увидела Марка Стоуна, своего лучшего друга, нареченного брата и большую занозу в заднице по совместительству. В серых глазах парня отражался объятый огнем демон, темные вьющиеся волосы до середины щеки прилипли к голове, должно быть, он бежал сюда очень и очень быстро, тонкие губы изогнула усмешка, когда он посмотрел на меня:

– Не могла не внести свою лепту, да? Лопата… Виктория Брендон пыталась зарубить демона лопатой… – Марк прыснул, а потом и вовсе захохотал, согнувшись и упершись ладонями в колени.

– Очень смешно, – закатила я глаза, на самом деле стараясь сдержать приближающуюся истерику. – Заканчивай эти вопли.

Кашлянув, Стоун сбросил с плеча большой черный рюкзак, призвал саблю и пошел к роцулу. Несколько плавных быстрых движений, замах, и голова демона покатилась по земле, оставляя за собой дымящуюся прожженную траву. Еще две секунды матово-черные, словно маслянистые, глаза смотрели на меня, а потом голова, как и тело, обратилась в пыль.

– Вот и все, – сказал Марк, убирая саблю и осматриваясь. – Ну и глушь ты выбрала…

О-оу… – протянула шиза, почувствовав, что моя истерика потекла по другому, более агрессивному руслу.

– Ты-то сам что здесь забыл? – процедила я.

Улыбка соскользнула с его губ так же быстро, как и появилась. Взгляд из лукавого превратился в настороженный, твердый и серьезный. Он заправил влажную прядь за ухо, что я отметила как нервный жест. Впрочем, не сказать, чтобы причины волнения не были ясны. Я же просила не беспокоить меня.

– Мимо пробегал. Решил заглянуть, посмотреть, как ты здесь себя закапываешь, – в тон мне ответил Марк. – И не сказать, чтобы я тут был не к месту. – Он выразительно посмотрел туда, где убил демона.

Я скрестила руки под грудью и выпрямилась, наплевав на боль в спине:

– Посмотрел? Проваливай.

– Начинается… – Марк запрокинул голову, смотря в небо и явно жалуясь ему на меня. Скопировав мою позу, уверена, намеренно он изогнул бровь: – И сколько так будет продолжаться? Сколько ты будешь отрицать свою сущность? Сколько знамений и символов будешь игнорировать? Это не твой мир, не твой путь.

Его отправили ко мне для наставлений? Я стиснула зубы, лихорадочно соображая, что ему ответить. Чем сложен спор с Марком – он слишком хорошо меня знает, понимает, на что давить, и к тому же бессовестно пользуется своими способностями.

– Это мой мир. Из твоего я ушла. Я обычный че-ло-век, – по слогам произнесла я последнее слово.

Марк фыркнул. Ненавижу, когда он так делает. Обычно это означает, что у него наготове превосходный аргумент, против которого у меня ничего не будет.

– Правда, что ли? – Стоун подчеркнуто огляделся. – Может, у меня какие-то неправильные представления, но, насколько мне известно, обычные люди не путаются с компанией оборотней.

Ну вот. Так и знала, что противовеса не окажется. Он всегда умел находить бреши в моей защите.

Бреши? Да он тебя только что протаранил! – ликовала шиза.

– Это не твое дело, – упрямо вздернула я подбородок. – Я сделала свой выбор.

Марк сузил глаза, собираясь сказать что-то, несомненно, едкое, но вдруг повернулся на пятках и зло посмотрел на Драгона, все еще в обличье тигра. Оборотни внимательно слушали нашу перепалку, не вмешиваясь, но я уже кожей чувствовала зуд от вопросов, которые скоро на меня обрушат.

– Можно взламывать мой эмпатический блок не столь топорно? Неприятно, знаешь ли, молчу уже о нарушении личного пространства.

Драг повел ушами и прищурился, явно не ожидая такого поворота.

– Полегче, Марк! – вступила я, подходя к Драгону. – Ты-то уже всех здесь просканировал, не так ли? Молчу уже о том, на чьей территории ты находишься.

– Как ты это терпишь? Он же просматривает каждую твою эмоцию!

Я глубоко вздохнула, стараясь успокоиться и на время поставить плотину перед бурной рекой мыслей. В идеале мне нужно было сейчас сесть где-нибудь одной и хорошенько обдумать все, что случилось, проанализировать, выбрать вариант, как себя вести и что говорить. В общем, идеалы на то и идеалы, что недостижимы.

– Марк, если ты волновался о том, как я живу, то ты увидел достаточно. Со мной все хорошо. Счастливого тебе пути и легкой дороги, куда бы она ни лежала.

– О да, Ри. У тебя все просто замечательно! Демон на заднем дворе превосходный показатель! – вспылил Стоун. – Хватит прятаться от собственной
Страница 32 из 32

судьбы! Ты спускаешь коту под хвост все, ради чего была рождена!

Это стало последней каплей.

– Ради чего я была рождена, Марк? Ради того, чтобы смотреть, как умирает мама и Льюис, и ничего не суметь сделать? Ради того, чтобы вытерпеть шестьдесят пять ударов у Позорного столба за попытку ее воскресить? Скажи мне, о всеведущий, ради чего? – заорала я, неосознанно начав напирать на него. – Не тебе говорить мне о предназначении! Вон отсюда, или я позвоню Джиллиан! Не думай, что мне тяжело набрать ее номер! Или ты прошел за Покров в самоволку, подставив остальных?

Марк как-то странно посмотрел на меня, словно и не видя. С лица его сошла всякая краска, оно будто посерело, хваленая стоуновская бравада растворилась, и вот тогда я напряглась. По пальцам одной руки я могла пересчитать случаи, когда у него появлялось такое затравленное выражение.

– Ри, неужели ты думаешь, что я бы ворвался в твою новую жизнь, только чтобы проведать? – устало спросил он, и из серых глаз на меня взглянули горе, неуверенность и… страх? – Что нарушил бы твою волю, не будь на то веских причин? Прости, но больше нам не к кому обратиться.

А вот теперь страх в глубине его глаз передался и мне. Что настолько ужасное могло произойти, что пришлось искать меня? С чем они не могут справиться?

– Это ведь ты звонил всю неделю? – севшим голосом спросила я, растеряв весь свой пыл.

– И не только я, – подтвердил Марк. – После твоего ухода случились страшные вещи… Мы на пороге войны. Джиллиан и Оливер… через четыре дня их казнят. Виктория, я прошу тебя вернуться и снова принять дар.

Я отступила на пару шагов, рефлекторно зажав рот ладонью и замотав головой. Как такое может быть? Казнь? Что они совершили?

Растерянно посмотрела на Драгона. Он, не отрываясь, глядел на меня, как и два волка за его спиной. Нам предстоял долгий разговор, но сейчас нужно было все выяснить у Марка.

– Стоун, ты безмозглый идиот. С этого и надо было начинать.

Парень пожал плечами:

– Не знал как. Переговоры – не моя сильная сторона. Честно говоря, я надеялся, что ты сама тоскуешь и захочешь вернуться. Ошибся. Мне очень жаль, Ри.

Джеда, все это время вместе с Максом и Эрелл стоявшая у разбитого окна, кашлянула:

– Извините, что прерываю, но думаю, лучше будет поговорить в доме. К тому же Драгу и Натану с Софи нужно перевоплотиться обратно. Наверное, всем есть что спросить.

Я с сожалением протянула руку к Драгону, и он ткнулся носом мне в ладонь, прикрыв глаза. Это в какой-то мере обнадеживало. Похоже, мой вертигр все еще хочет со мной разговаривать.

Первыми в особняке исчезли вервольфы. Драг бросил на меня предостерегающий взгляд, словно говоря, чтобы я не смела никуда уходить.

– Он это и имеет в виду, – хмыкнул Марк, подтверждая мои догадки.

– Марк! – укоряюще посмотрела я на друга.

– Не удержался, – чуть улыбнулся Стоун, подняв руки вверх, показывая, что ни при чем.

Бриар повел ушами, подозрительно посмотрел на нас и зашел в дом, махнув хвостом.

– Сколько я тебя помню, это всегда твое главное оправдание, – проворчала я.

– Мне Джиллиан то же самое сказала, слово в слово, – разом помрачнел друг.

– Не отчаивайся, мы спасем их с Оливером, – твердо сказала я.

– То есть ты вернешься? – с надеждой спросил он.

– А что еще мне остается? – развела я руками.

Марк просиял, сгреб меня к себе и крепко обнял:

– Я так скучал по тебе, Ри.

Я стиснула его в ответ, уткнувшись лбом в плечо, признавая, что скучала не меньше. Это было так привычно и в то же время незнакомо. Незнакомо, поскольку не хватало третьего звена. Не хватало Джиллиан.

Воспоминания о сотнях наших объятий нахлынули на меня потоком ярких вспышек. Сдача экзаменов, переживания, ссоры, примирения, приключения… Чего только не было в нашей истории дружбы. От совместных побегов в лес до тайных ночевок на крышах, от мирных музыкальных вечеров до кровавых сражений. Я, Марк и Джил.

Тяжело вздохнув, я на мгновение крепко зажмурилась, зная, что Стоун только что вместе со мной окунулся в реку памяти. Также я понимала, что не стоит затрагивать эту тему вербально. Он кивнул, проехавшись щекой по моей макушке, соглашаясь. Зачем слова, когда все говорила крепость объятий и сквозившее в них отчаяние? Самое время перейти на что-то нейтральное и отвлекающее.

– Марк, роцул подпортил здесь кухню, ты не мог бы ее восстановить, пока я немного приду в себя?

– Конечно.

Парень отстранился, подхватил свой рюкзак и, глянув вверх, прикидывая расстояние, подпрыгнул, легко залетая в кухню и, кажется, заставляя Эрелл вскрикнуть.

Разжав пальцы из неизвестно когда сжавшихся кулаков, я провела ладонями по бедрам, контролируя дыхание и этим стараясь успокоиться. Для большего успеха медитации на скорую руку пришлось закрыть глаза. В темноте мысли ловились как-то легче. Более того, дозревали и превращались в решения.

Подобие нормальной жизни определенно закончилось. Конечно, когда Марк расскажет все, что случилось после моего ухода, и как Джиллиан и Оливер оказались приговорены к смерти, можно будет решить что-то конкретное, однако уже сейчас ясно, что придется вернуться. Слишком много всего за один день. Марк, роцул, знакомство с родителями Драга (надо полагать, впечатление я произвела незабываемое), да еще и спина болит. Чудесный букет проблем.

Меня обняли горячие руки и привлекли к широкой мускулистой груди. С удовольствием вдохнув аромат Драга, по-прежнему не открывая глаз, я чуть расслабилась и перенесла свой вес на него. Не хотелось ничего говорить. Еще лучше притвориться, что только что ничего не произошло. Вот только нельзя. Невозможно, глупо, безнадежно. Кажется, три этих слова полностью описывают последние месяцы моей жизни.

– Ты не собираешься кричать на меня, обвинять или делать нечто вроде этого, а потом бросить? – прямо поинтересовалась я, надеясь на отрицательный ответ.

– Нет, конечно. Так быстро от трудностей я не бегу, – сильнее прижал меня Бриар, словно сама мысль выпустить меня из рук была ему противна. – Всего лишь хочу знать правду. Нужно же быть готовым к следующему нападению.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/valeriya-voroncova-2/vedma-pravo-na-oshibku/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.