Режим чтения
Скачать книгу

ВИD на ремесло: как превратить талант в капитал читать онлайн - Камилл Ахметов, Александр Любимов

ВИD на ремесло: как превратить талант в капитал

Камилл Спартакович Ахметов

Александр Михайлович Любимов

Книга профессионала

Книга «ВИD на ремесло. Как превратить талант в капитал» выходит к 30-летию программы «Взгляд», с которой 2 октября 1987 года началось новое российское телевидение. Книга состоит из двух вложенных друг в друга частей – авторского учебного курса для студентов-тележурналистов от Александра Любимова, одного из легендарных ведущих программы «Взгляд», продюсера, медиаменеджера, президента телекомпании «ВИD», и очерков о главных проектах телекомпании «ВИD» – от «Взгляда» и «Поля чудес» до «Последнего героя», «Жди меня» и телесериалов. Истории проектов телекомпании «ВИD», рассказанные их авторами, продюсерами и участниками, описывают путь каждой передачи от замысла к зрителю. Соавтор книги – Камилл Ахметов, журналист, писатель, редактор, сценарист, преподаватель Московской школы кино. Книга представляет собой уникальный материал и увлекательное чтение для будущих профессионалов телевидения и интернет-ТВ. Она предназначена всем, кто хочет узнать о профессиональном подходе к созданию видеоконтента.

Александр Любимов, Камилл Ахметов

ВИD на ремесло: как превратить талант в капитал

© Любимов Александр, Ахметов Камилл, текст, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Введение

Биолог Эрнст против нашей мыши

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/WOREc_JBUW8 (https://youtu.be/WOREc_JBUW8)

Недавно биологи провели следующий эксперимент: страдающую жаждой мышь с компьютерным чипом в голове выпустили в сложный лабиринт с кнопками для открытия дверей, развязками и препятствиями. Мышь в конце концов нашла воду, хотя далось ей это нелегко. Затем чип с записанной на нем информаций удалили из головы мыши, и она потеряла способность искать воду. Но когда чип вернули на место, произошло чудо – мышь сразу нашла воду. Можно предположить, что наши мысли и чувства в скором времени можно будет передавать на расстояние без помощи речи, текста или видео. Как только это произойдет, эра двигающихся картинок со звуком и субтитрами, очевидно, завершится. Но пока этого не произошло, электронные медиа – самое эффективное пространство, которое поможет превратить ваш талант в успешный контент, превратить его в капитал. Пока мыши ищут воду, еще можно успеть.

Термин «контент» сегодня объединяет все форматы доставки – и телеканал в традиционном понимании этого слова, и выложенные в Интернет телепрограммы, и их фрагменты, и короткие анонсы в Twitter, Facebook, Instagram и на прочих ресурсах Интернета, мобильные приложения для смартфонов и планшетов и многое, многое другое. Именно видеоконтент во всех проявлениях телекомпании доставляют потребителю – но уже многие сегодня предпочитают получать видеоконтент из Интернета, без посредничества телеканалов.

Мы написали эту книгу, чтобы ответить на вопросы людей, которые сегодня хотят заниматься созданием видеоконтента. Обложка напоминает шерсть мыши, чтобы от каждого прикосновения к книге у читателя включался счетчик обратного отсчета времени – пока еще можно успеть. Книга поможет успеть. И вот вы роетесь в портфеле в поисках мобильного телефона, который неистово звонит в публичном месте, и натыкаетесь пальцами на нашу «мышиную» обложку. И каждую миллисекунду прикосновения вы включаетесь: надо успеть до мышей!

Книга объединяет практические советы и некоторые личные воспоминания о тридцати годах телекомпании ВИD, сотнях шоу, программ новостей и фильмов, произведенных для советского, а затем – российского телевидения.

Видеоконтент стал современным Святым Граалем. Главная цель любого предприятия, которое продвигает свой продукт – будь это осязаемый продукт, технология, информационный продукт или, скажем, лояльность к власти – облечь его в формат видео, самый популярный сегодня среди потребителей.

Поколение 1965–1978 года рождения, которое принято называть «поколением X», уже в сознательном возрасте предпочло телевидению Интернет, в текущем десятилетии обнаружило, что Интернет превратился в новую версию телевидения – без программы передач, без рекламной сетки, без форматных ограничений. В результате после десятилетия обмена информацией в текстовых чатах, форумах и блогах эти пользователи снова привыкают потреблять электронный контент в форме видео.

Поколение 1979–1998 годов рождения, они же «миллениалы» или «поколение Y», получило такой Интернет уже в готовом виде и рассматривает его как естественный способ передачи и приема информации. Очевидно, что для следующего за миллениалами «поколения Z», которое использует гаджеты и электронные медиа почти с рождения, эфирное и спутниковое телевидение и вовсе станет архаизмом, пережитком прошлого. Это поколение совсем не зависит от традиционного телевидения.

Не случайно самые живые и предприимчивые создатели сетевого контента сегодня переключаются на видео. Вести текстовый блог или фотоблог немодно и неактуально – жизнь там, где видео. Видеоблогеры становятся популярными со своими видеосюжетами, видеоновостями, видеорецензиями, видеоаналитикой. Традиционные телеканалы тоже спешат выкладывать свой контент в Интернет, понимая, что в противном случае многие потенциальные зрители его не увидят.

Поэтому главный вопрос, конечно, один – как талантливому автору видео добраться до своего зрителя? Формально он распадается на три вопроса:

1. Что нужно, чтобы подать языковую (текстовую) информацию в форме видео- и звукоряда?

2. Как сделать, чтобы факты и точки зрения стали событием для неоднородной массы зрителей, и чтобы зрители смогли извлечь из этого события пользу?

3. Какие средства есть в распоряжении автора видео – будь он видеоблогером, тележурналистом, ведущим ток-шоу или автором документального фильма – и как использовать их наиболее эффективно?

Для многих зрителей старшего поколения видео – это то, что показывают по телевизору. Для них видеопродукты – это программы теленовостей, в том числе короткие программы новостей, такие как ежедневные «Новости», «Время», «Сегодня», «Вести»; более продолжительные и в большей степени аналитические программы новостей выходного дня; смешанные информационно-развлекательные программы – именно такой программой был «Взгляд», которому в 2017 году исполняется 30 лет; публицистические программы и т. д.

Для молодого поколения зрителей видеоконтент ассоциируется с электронными медиа – первую очередь с Интернетом. Видеопоказ через Интернет не скован практически никакими форматными ограничениями, поэтому формы программ, которые готовят специально для показа в Интернете, существенно более многообразны, а четкие границы между ними еще сложнее найти, чем в случае традиционных телепрограмм.

Эрнст: как превратить талант в капитал

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/Kv3PhJO9l7Y (https://youtu.be/Kv3PhJO9l7Y)

Предоставим слово большому авторитету в этих вопросах – Константину Эрнсту, генеральному директору Первого канала:

«Огромное количество талантливых людей, которые могли бы продвинуть телевидение или электронные медиа, этого не сделают, потому что они не проявят достаточной настойчивости. Есть люди, у которых есть способности, которым надо попасть в
Страница 2 из 20

определенную среду, чтобы сказать окружающим новое слово, но просто не сложилось. Потому что после того, как система закрылась – а телевидение очень закрытая система в любой стабильной стране, вне зависимости от политической направленности, – войти в нее со стороны очень сложно. Журфак уже давно не производит людей, которые годятся для работы в современном телевидении. Поэтому я пытаюсь выискивать новых людей всяческими конкурсами, школами, через Интернет. Часто то, что очень популярно в Интернете, не работает на телевидение, но часто люди, которые выкладывают интересные работы в Интернете, могут сделать что-то интересное и для телевидения.

Сегодня каждый, у кого есть телефон, уже фактически съемочная группа. Открывайте свой блог в Интернете и старайтесь создать что-то, что сделает вас заметными. Мы постоянно мониторим Интернет в поисках новых людей, новых решений и новых тем. У телевидения огромная потребность в новых людях, оно выживет только за счет новых людей, потому что потребность в контенте меняется, характер контента меняется, и люди, которые могут делать этот контент, тоже меняются. Я изо всех сил пытаюсь найти этих новых людей. Классическое телевидение будет развиваться отдельно от нового телевидения для людей, родившихся после 1980 года. Новое телевидение будут, в основном, смотреть на разных типах гаджетов, там будут другие сериалы, другие программы, полиэкран и всплывающие панели с информацией – это будет телевидение для людей с другим способом восприятия.

Для того, чтобы работать на классическом телевидение, требовалось ослиное трудолюбие. Для нового телевидения оно тоже обязательно, но кроме него, нужен еще и свежий взгляд. Если вы способны представить аудитории новый ракурс на что-то обыденное и ежедневно наблюдаемое, так, как это видите только вы, все получится. Но упорство должно быть неистовое».

И тем не менее, любые информационные видеожанры основаны, по большому счету, на одних и тех же нормах и правилах, обусловленных, с одной стороны, спецификой видеопроизводства, а с другой стороны – спецификой журналистского ремесла. Эти нормы и правила относятся к законам человеческого восприятия, драматургии, журналистской работе и различным аспектам видео как формы подачи информации. И в первую очередь эта книга посвящена именно этим нормам и правилам – за них отвечают разделы авторского учебного курса, созданного Александром Любимовым. В этой части систематизированы знания и опыт, накопленные журналистами, техническими работниками и исследователями средств массовой информации, начиная с появления видео еще в его телевизионной ипостаси.

Значительную часть книги, наиболее детально описывающую процесс производства видео, мы посвятили новостям. Нам представляется, что сюжет для программы новостей – первое и самое простое, с чем сталкивается начинающий журналист. Мы препарируем процесс его производства очень тщательно – и иногда читателю может показаться, что слишком тщательно. Но это сознательный выбор. Вряд ли когда-нибудь в реальной жизни у читателя будет возможность сделать сюжет в таких тепличных условиях, как это описано в книге – с таким запасом времени и с такими возможностями долгого и вдумчивого планирования. Но это знание вооружает и позволяет даже на интуитивном уровне применять его не задумываясь.

Стоит также отметить, что техника производства сюжета абсолютно подходит для работы и над более крупными формами: документальный фильм, ток-шоу, развлекательная программа.

Тем, кто хочет «заразиться» профессиональным подходом к созданию видеоконтента, авторы книги предлагают ряд очерков о главных проектах телекомпании «ВИD» за 30 лет ее работы – от «Взгляда» и «Поля чудес» до «Последнего героя» и «Фабрики звезд». Это и публицистика, и пакет знаковых для российского телевидения кейсов, включающих путь каждой передачи от замысла к зрителю.

В этой книге читатель не найдет рецептов создания видеоконтента на все случаи жизни. Существует бесчисленное множество способов построения информационных передач, к тому же новости и информацию можно подать под каким угодно углом зрения. Поэтому изложенные в книге правила, рекомендации и советы – вовсе не непреложные законы. Скорее, это основные направления, и вы можете как руководствоваться ими в своей работе, так и осознанно отказаться от них – ведь зачастую именно отказ от наработанных приемов дает возможность сделать захватывающие, вызывающие у зрителя момент сопереживания сюжеты или программы. Но только осознанно!

Берите камеру или смартфон – и за дело! Просто начинайте рассказывать свои истории. Если вы разбираетесь в финансах или политике, вы можете стать финансовым или политическим обозревателем. Если вы разбираетесь в кино или литературе – рассказывайте о новых фильмах или книгах. Если вам кажется, что вы могли бы при помощи камеры рассказывать истории других людей, начинайте это делать – и вот вы уже документалист. Откройте свой канал на видеохостинге и начните вещать – контакт с аудиторией быстро поможет вам понять основы визуализации, которым учат будущих кинорежиссеров и тележурналистов. А остальное вы прочтете в этой книге.

«Некоторые воспоминания, которые, как я надеюсь, поясняют смысл более серьезных рассуждений, я выделил, как цитаты. И в этой цитате хочу выразить благодарность моему соавтору, Камиллу Ахметову, который помог собрать и критически переосмыслить ворох документов, сам погрузился в мир волшебных грез и вынес из него много любопытного. По первой специальности он геолог, и новую для себя «породу» он подверг самому пристрастному исследованию», – Александр Любимов

В предисловиях принято благодарить тех, кто помог делать книгу. На мой взгляд, в этом есть некий оттенок излишнего пафоса. На телевидении финальные титры фильма прокручивают с огромной скоростью, потому что пора ставить рекламу! С другой стороны, книга все же отличается от телевизионного эфира, который улетучивается в космос. Книга продолжает жить.

Поэтому спасибо:

Тем, кто рядом: Эдику Сагалаеву, великому главному редактору «молодежки», Толе Лысенко – моему лучшему главному редактору, Толе Чеканскому – моему учителю датского языка (он поймет почему, если прочитает книгу), Ване Демидову – настоящему соратнику и другу, Диме Захарову – стойкому и бескомпромиссному в важных вещах, Косте Эрнсту, с которым вся жизнь близкими курсами, любимому Диме Муратову и Роману Анину из «Новой газеты», могучему «звучку» Лёне Соловьеву, который добросовестно вычитал наши эссе о звуке, Володе Брежневу, который 30 лет только и делает, что снимает, Юле Будинайте и всей творческой группе «Жди меня», моей помощнице Ане Пиндюриной, старшему сыну Кириллу, который рассказал про мышей и потряс меня этой историей, и среднему сыну Константину, который настоял на эффекте тактильности от соприкосновения с мышиной обложкой книги. Ну и Андрею Макаревичу за саму эту элегантную жирную мышь.

Тем, кто всегда: Владику Листьеву, Андрею Разбашу, Сергею Бодрову и Сергею Кушнереву.

I. Зрители

1. Что такое визуализация

Гамлет

…Отец – о, вот он словно предо мной!

Горацио

Где, принц?

Гамлет

В очах
Страница 3 из 20

души моей, Гораций.

    Уильям Шекспир. «Гамлет, принц датский»[1 - Перевод Б. Пастернака.]

Рождаясь, мы начинаем значимо воспринимать в первую очередь визуальную информацию. Затем мы приспосабливаемся к языковой коммуникации – постепенно растет влияние аудиоинформации. Наконец, мы учимся писать – и становимся зависимыми от информации, закодированной в виде текста. Зрение остается главным естественным способом потребления информации, но семья и школа учат нас в первую очередь говорить и писать – и практически не учат рассказывать истории в картинках.

Многие видеожурналисты начинали свою профессиональную карьеру в «бумажной» прессе или на радио, в последнее время все больше журналистов пишет для электронных СМИ. Сказывается однобокость нашего образования – писать или рассказывать новости кажется гораздо проще, чем показывать их. И возникает парадокс – изобразительным языком, самым естественным для человека, почему-то, оказывается, очень сложно пользоваться! Вызвано это, вероятно, тем, что визуальное мышление трудно развивать системно – оно слишком субъективное. Письменный документ все-таки позволяет рассчитывать, что подавляющее большинство его читателей воспримут его примерно одинаково. Но с видео совсем другая история.

Так это или нет, но факт остается фактом – тот, кто хочет создавать видеоконтент, должен научиться переводить письменный и устный язык в язык динамических образов. Для многих это все равно что выучить совершенно новый язык.

Чтобы научиться визуализации – представлению понятий, событий, конфликтов, историй в форме, удобной для зрительного восприятия, – нужно постоянно и упорно тренироваться. И с этим надо смириться.

В семье и школе нас учат формулировать свои мысли письменно и устно, в рациональной, логичной форме. Выходит, что нам тренируют левое полушарие мозга, которое отвечает за рациональное, логическое мышление. Таким образом, возможно, что абстрактное мышление нам развивали в гораздо меньшей степени, на второстепенных предметах лепки, рисования, пения и труда, поэтому правое полушарие, которое ведает представлением абстрактных образов, у нас развито хуже.

Впрочем, существует и другое мнение – что просто люди рождаются разными. Одни становятся математиками, другие – художниками. Более того, рождаются и такие, у кого оба полушария развиты примерно в одинаковой степени. Впрочем, не будем углубляться в пласты нейробиологии. Не все потеряно – если вы ощущаете в себе потенциал видеожурналиста, вы сможете научиться не только думать, но и чувствовать.

Попробуйте представить себе то, что вы сейчас не видите. Гамлет смог увидеть своего отца «в очах души», и Шекспир великолепно создал эту сцену, не зная, что увидеть то, чего нет, его герою помогло правое полушарие, которое вывело образ его покойного отца на «внутренний экран» его воображения. В этом смысле мы с вами ничем не хуже Гамлета и с помощью небольшой тренировки можем научиться создавать образы, соответствующие понятиям, созданным или воспринятым нашим левым полушарием.

Если же мы хотим (а мы хотим!) взять на себя миссию Шекспира и визуализировать не разрозненные образы, а целые истории, то для того, чтобы выбрать, под каким углом рассмотреть проблему и срежиссировать видеосюжет (или целую передачу), нам придется научиться работать обоими полушариями мозга – и добиться их взаимодействия. Если вы сможете наладить такое взаимодействие, у вас получится наглядно для зрителя выражать в картинке и звуке такие понятия, как «платежный баланс», «валовый внутренний продукт» и даже «суверенная демократия».

И здесь важно не забыть о том, что значит «наглядно». Ведь у зрителя тоже есть и левое, и правое полушария, и несмотря на то, что зрителя, как и нас, в свое время, возможно, испортили в семье и школе обучением чтению и письму в ущерб обучению визуализации, умения воспринимать визуальную информацию в первую очередь правым полушарием у него никто не отнял. Информацию, которую вы подаете в форме аудиовизуального ряда, большинство зрителей воспринимает именно с помощью правого полушария.

Поэтому если вы думаете, что вы заставите зрителя запомнить ваш сюжет, если расскажете историю разумно и логично, – вы ошибаетесь. Апеллируя только к логике и разуму, то есть к левому полушарию зрителя, вы, скорее всего, оставите его равнодушным – а значит, он очень скоро забудет все, что вы ему рассказали.

Так что ваша задача как автора видео формулируется очень просто – показать и рассказать зрителю то, что заставит его – нет, не думать! – чувствовать и сопереживать. Только так он запомнит увиденное и услышанное – и оценит ваше видео, а значит, и вас, как посредника между ним и миром, полным информации.

2. Как овладеть вниманием зрителя

Одни зрители смотрят видео через Интернет или по телевизору, чтобы узнать, что происходит в мире, другие – потому что им нравится определенный ведущий или автор. Третьи – для того, чтобы убедиться, что мир еще не погиб, четвертые – чтобы провести время. Самые циничные исследователи телевидения считают «зомбоящик» последним средством от самоубийства.

Зрительская масса неоднородна, и причины, побуждающие зрителей смотреть информационные программы, переменчивы и различны. В нашем повествовании мы сознательно ограничиваем круг исследования информационными программами. Во-первых, их производство ближе к профессии журналиста, во-вторых, законы восприятия универсальны. В первую очередь важно понять следующее:

• Интерес каждого отдельного зрителя зависит от темы и способа подачи сюжетов. Поскольку они, как правило, меняются в рамках одной информационной программы, зрительский интерес в течение программы возрастает и снижается.

• Важнейший фактор, влияющий на зрительский интерес – осведомленность зрителя о темах, затрагиваемых в новостях и информационных программах. От нее очень сильно зависит мотивация зрителей. Осведомленность в большой степени определяет, какой объем предложенной журналистом информации запомнит зритель. Заинтересованному и следящему за развитием событий зрителю выпуск новостей даст гораздо больше, чем неосведомленному зрителю, который просто убивает время до трансляции художественного фильма.

• Другие важные факторы, которые определяют объем запоминаемой им информации:

– возраст;

– образование;

– профессия;

– социальное положение;

– материальный уровень.

Представьте себе репортаж о бракосочетании. Его героями могут быть коронованные особы, знаменитости или обычные люди, но при этом дизайнера, который смотрит передачу, возможно, заинтересует платье невесты, архитектора – интерьер церкви (ратуши, загса), а недавно разведенный, вероятно, обратит внимание на мимолетность церемонии и брачной клятвы. В определенной степени на зрительский интерес влияют и текущее психологическое состояние зрителя, и его личные интересы, и политические взгляды, и многое другое.

Создавая видеопродукт, вы обращаетесь к неоднородной по составу массе в большинстве своем равнодушных зрителей, и ваша задача – вызвать у них своим видео живой интерес.

«После работы на радио мне пришлось быстро понять, что на телевидении
Страница 4 из 20

один – не воин. Если на радио я один выполнял почти все функции, – писал тексты, записывал интервью, монтировал программы, читал дикторский текст и выпускал в эфир, – то во «Взгляде» никак невозможно было снять сюжет самостоятельно, ведь только камеру обслуживали два человека! Монтировать «картинки» я вообще не умел, к тому же режиссер на телевидении имеет больше свободы и возможностей. Так у нас сложилась своя коалиция, которая и переросла в телекомпанию «ВИD» – Владик Листьев, Андрей Разбаш, Иван Демидов и я.

Почему мы были так успешны? Потому что умели слушать и понимать друг друга, а также давать каждому развиваться внутри программы. Я помню бесконечные споры, когда приходилось притормаживать себя, чтобы оценить другой взгляд на проблему, на сюжет, на программу. И это чрезвычайно важно. Ведь мы, люди с разными представлениями обо всем, представляли в этих спорах точки зрения разных телезрителей. И слушая друг друга, мы доводили сюжеты до того состояния, когда каждый находил в них что-то свое и что-то важное. А как иначе понять 250 миллионов твоих совершенно разных сограждан, которые могут тебя увидеть в пятницу? Как сделать программу близкой им? Поэтому в нашем деле так важно общаться, обсуждать задумки, показывать сюжеты до эфира разным людям. Часто их реакция не будет нравиться, ведь столько сил потрачено, столько сделано. Но надо смириться. Это и есть путь к успеху. В некотором смысле телевидение похоже на искусство создания плаката или дорожного знака. Надо быть понятным всем», – Александр Любимов.

Заставить зрителей покинуть свои кресла

Одна из ваших основных задач – донести до зрителей важную информацию, позволяющую им адекватно вести себя в обществе, живущем по весьма сложным и быстро меняющимся правилам. Для этого нужно не только создать важный по содержанию материал, но и выработать привлекательную для зрителя форму подачи. Образно говоря, вы должны заставить зрителей покинуть свои кресла и задуматься о собственной позиции по отношению к затрагиваемым темам.

А. Любимов: «Готовимся к нейролингвистическому программированию страны»

Информационные и новостные программы достойны зрительского внимания, если наряду с прямым сообщением они содержат элемент дискуссии. Это делает программу увлекательной, потому что зритель, который смотрит телевизор или Интернет-видео, имеет возможность сопереживать происходящему на экране. Казалось бы, это простой и понятный рецепт. Но почему же это удается так редко?

Давайте разберемся, кто, почему и зачем смотрит информационные передачи и программы новостей, а также какие категории зрители привыкли получать этот контент по традиционному телевидению.

Телезрители – особая категория граждан нашей страны. В силу ряда причин они выбирают телевидение как основной источник информации и развлечений. Традиционное телевидение заменяет им, как это ни прискорбно, спорт, кино, театр, а зачастую и всю активную жизнь. Наш телезритель, не приученный к самостоятельным решениям, в основной массе сохранил черты, свойственные уходящей эпохе 70-х. Он прячется в собственную раковину от принятия решений и бурь «демократических революций», он любит сериалы, развлекательные и музыкальные шоу, телеигры. Как правило, он принадлежит либо к поколению «традиционалистов» (люди, которые родились до 1945 года), либо к послевоенному поколению так называемых «бэби-бумеров» (ориентировочно 1946–1965 годов рождения), которое сегодня по характеру общественных настроений уже тесно смыкается с традиционалистами.

С другой стороны, важно отметить, что у нашего телезрителя интерес в значительной степени смещен в пользу информационных программ – наследие тех времен, когда единственным альтернативой телевидению и радио были газеты, которые в большинстве населенных пунктов приходят к читателю с опозданием. Некоторые исследования показывают, что порядка 35 % всей аудитории получает информацию исключительно из выпусков теленовостей. Традиционно телезритель верит тому, что они видят по телевизору, и рассматривает, часто подсознательно, этот источник информации как голос «центра», Кремля, правительства. В моменты острых политических и экономических кризисов аудитория теленовостей увеличивается радикально.

Люди старшего возраста много времени проводят у телевизора. Они смотрят развлекательные и художественные программы, а также новости и передачи информационного характера. По сравнению с более молодыми людьми их образовательный уровень, как правило, не очень высок. Если они читают газеты, то это издания с картинками, «спокойные» и местные газеты, газеты бульварного толка. К этой группе с некоторыми оговорками можно отнести и старшую возрастную группу поколения X (1965–1978 годов рождения).

Младшая возрастная группа поколения X и более молодые поколения Y и Z выглядят уже совершенно иначе. (Интересно, станут ли они «традиционными» телезрителями, когда им самим будет за пятьдесят?) Основная часть поколения X и старшие представители поколения Y (они же миллениалы, люди 1979–1998 годов рождения), часто имеющие малолетних детей, реже смотрят традиционное телевидение и не являются постоянными потребителями ни развлекательных, ни художественных, ни информационных программ. В основном они смотрят художественные программы – для отдыха в выходные дни. Из информационных программ они тщательно выбирают те, что соответствуют их специфическим интересам. Как правило, они предпочитают получать информацию из Интернета. Если есть возможность посмотреть одну и ту же программу по телевизору или в Интернете, они, скорее всего, выберут Интернет.

Младшие представители поколения Y и представители еще более молодого поколения (поколения Z) мало смотрят телевизор и предпочитают информационным программам художественные. Телевидение для них – устаревшая, отжившая форма доставки видеоконтента. Чем моложе зритель, тем более он требователен, как потребитель. Он хочет смотреть только то, что он хочет, и не готов ждать. А еще он все более требовательно относится к сервисам вокруг видео – поисковой системе, доступу к альтернативным источникам информации, возможности быстро увидеть проблему с разных углов зрения.

Теленовости плохо запоминаются

Одна из проблем телевидения заключается в том, что телевизионные новости выходят «блоками» – в составе новостных программ. Короткие сюжеты новостей наваливаются друг на друга в быстром темпе, без пауз, к тому же далеко не все репортеры доносят информацию достаточно эффективно. Это приводит к тому, что телезрителям трудно запоминать содержание сюжетов в программе новостей – они запоминают лишь два или три сюжета из 10–15, из которых, как правило, состоит обычный выпуск теленовостей.

Причина – не только отсутствие заинтересованности или предварительной осведомленности, но и сопутствующие отвлекающие факторы – играющие дети, звонящий телефон, разговоры родственников и т. п. Поставить теленовости на паузу, перемотать назад и посмотреть позже нельзя. Результат – большинство находок тележурналистов обращены в пустоту.

В нашей книге мы решили традиционное «потоковое» телевидение не считать электронным медиа. Конечно,
Страница 5 из 20

это неверно, но позволяет провести черту между пассивным и активным способами потребления видео. Для нас электронные медиа – это современные демократичные средства доставки контента. Это мир, в котором не выживает «большой брат» государственной пропаганды. Это среда обитания, в которой нет всесильного главного редактора, определяющего не только то, какие события являются главными, но и их порядок, то есть значимость в выпуске новостей. Работая через электронные медиа, вы избавлены почти от всех «родовых травм» телевидения. Главное – научиться пользоваться имеющимися в вашем распоряжении средствами донесения информации, чтобы сделать свой видеоконтент интересным. Что же для этого нужно?

Журналист должен говорить о зрителях

На телевидении журналист может рассчитывать на то, что ему удастся наладить контакт со своими зрителями, если он хотя бы в общих чертах представляет, к какому именно зрителю он обращается. Если журналист хочет привлечь внимание общества к какой-то наболевшей проблеме, то придется учитывать, что более двух третей всей зрительской массы составляют зрители старшей возрастной группы, и в своих сюжетах и передачах он должен рассказывать именно об этих зрителях. Он обязан делать так, чтобы эти зрители в информационных программах и передачах новостей узнавали свою жизнь, свой язык, свой образ мышления. Это касается и политических программ, ведь политические решения касаются всех, кто на себе чувствует последствия этих решений.

Напротив, работая с электронными медиа, вы неизбежно обращаетесь к аудитории среднего возраста. Эта аудитория лучше адаптирована к происходящему и лучше информирована, что необходимо учитывать при выборе героев сюжетов. Что касается младшего зрителя, то он, как правило, не способен воспринимать сложность общественного устройства, склонен к простым, революционным рецептам бытия, оценивает жизнь через призму примитивных понятий, таких как мода и популярность.

Правда, по традиции, унаследованной от тележурналистики старших поколений, журналистика электронных медиа чаще повторяет и регистрирует мнения «известных» людей, нежели исследует и анализирует их точки зрения, что вообще-то гораздо важнее этой аудитории. В некотором смысле электронные медиа очень похожи на традиционное телевидение. И здесь, и там известность героя важнее его компетентности. Это приводит к тому, что многие зрители смотрят видеоконтент, но не сопереживают, не запоминают его и не анализируют. В ваших силах – изменить эту тенденцию. Вы можете, например, провести для себя, а может быть, и для зрителей, «инвентаризацию» известных персонажей, экспертов, героев общественно-политических программ в исторической перспективе, оценить, насколько суждения, которым аудитория доверяет по причинам известности и статуса их авторов, вообще соотносятся с реальностью, сколько в них пропаганды, легковесности и откровенной глупости.

Журналистика и достоверность

Во всем мире телевидение традиционно рассматривают как самое важное средство массовой информации – и в высшей степени доверяют ему. В последнее время выяснилось, что не меньшее доверие зрители оказывают видеоконтенту, публикуемому в Интернете.

Это клеймо достоверности, очевидно, связано с тем, что многие зрители считают изображение бесспорным доказательством. «Картинка стоит тысячи слов», как говорится в пословице. Сопровождающий картинку текст автоматически становится столь же убедительным. Степень достоверности видеоизображения зависит, таким образом, от пояснительного (закадрового) текста, убедительность которого, в свою очередь, определяется тем, насколько качественно, насколько талантливо этот текст сделан. Если же такая работа не выполнена и видеоматериал представлен зрителю без соответствующей журналистской обработки, то зритель сам оценит содержание видеоматериала и, возможно, сделает это с точностью до наоборот в сравнении с тем, что ожидают авторы. Парадокс заключается в том, что достоверная реальность, представленная в видеоматериале без комментариев, аудиторией недопонимается или вызывает экстремально противоположные реакции, а с соответствующим комментарием, сопутствующими титрами или даже авторской оценкой, воспринимается как достоверная.

Любимов: «Время» на войне у пруда

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/4VCVHo7AoHI (https://youtu.be/4VCVHo7AoHI)

«Сколько копий было сломано из-за достоверности… Действительно, парадокс: снятое камерой очевидное свидетельство не является для аудитории убедительным. Однажды, будучи руководителем программы «Время», я попросил автора сюжета перечитать его стендап в сюжете из очередной горячей точки прямо в парке «Останкино». Сколько же мы спорили! Ведь журналист был на поле боя, он самим своим присутствием в кадре и представляет эту самую убедительность. Но я настаивал: конечно, его толковый текст в кадре я бы предпочел иметь с места боевых действий, но коли автор сюжета был неубедителен, а без этого сюжета программа не может выйти в эфир, то у нас нет другого выхода. В конце концов, лес в парке «Останкино» не сильно отличается от обычной «зеленки». Обманывали ли мы зрителя? Не знаю. Мы принимали решение в конкретной ситуации и не грешили против истины. Нам нужен был убедительный сюжет, и мы его сделали», – Александр Любимов.

Истина и субъективная действительность

В мире информации нет добра и зла. Этим миром правят интересы. Эти интересы проявляются в публичных заявлениях, пресс-релизах, пресс-конференциях, презентациях и других подобных активностях от заинтересованных лиц и групп. Очевидно, что при этом журналист имеет дело не с объективной, бесспорной истиной, а с субъективной реальностью – с реальностью, срежиссированной и поставленной человеком в соответствии с его представлениями и интересами.

В этом смысле рабочим материалом журналиста являются не только неоспоримые факты, но и в равной степени жизненный опыт людей, их позиция, оценки, настроения, чувства. Кроме того, журналист и сам человек, его сознание – продукт традиций, воспитания, окружения и т. д. Часто осознание этих обстоятельств вызывает у начинающего журналиста страх стать рупором в чужих руках. Как следствие журналист отстраняется от информации и формирует точку зрения на проблему, исходя из неправильно оцененных общественных интересов. Единственное лекарство, которое помогает приобрести опыт, – не бояться и двигаться вперед. Возможно, сначала вы ошибетесь или станете жертвой обаяния вашего информатора, но это путь любого журналиста. Как говорится в известном сериале, истина где-то рядом.

Как правило, журналист получает информацию из вторых или третьих рук. В тех редких случаях, когда съемочная группа оказывается на месте незапланированных событий, журналист отбирает видео- и звукоряд, становясь своеобразным фильтром между реальностью и зрителем. Зрители же совсем никогда не получают информацию из первых рук – они видят лишь то, что происходит в рамках кадра, и только ту часть события, которую им позволяет увидеть журналист (или случайность). При этом они воспринимают информацию с теми комментариями, которые дают журналисты, эксперты, участники событий,
Страница 6 из 20

случайные свидетели или люди, вообще не имеющие отношения к происходящему, что также не способствует повышению объективности.

«Современное отношение зрителей к информации вырастало в совершенно других условиях. Программа «Взгляд» радикально отличалась от всего или почти всего, что зритель мог увидеть на экране. Косноязычные ведущие в неформальной одежде, которые перебивают гостей и друг друга, оказались бомбой, которая разрушала замок партийной телепропаганды. Величественные фигуры, умные глаза, выверенные тексты, наконец, прекрасная речь официальных дикторов – все это было против нас бессильно. Люди хотели услышать живую человеческую речь с экрана, они хотели убедиться, что там, в Москве, тоже есть простые люди с такими же как у них проблемами.

Срабатывал странный эффект. Что ни скажи в эфире – люди домысливают твои слова, дорисовывают твой образ бунтаря и оппозиционера. Правы те, кто называет «Взгляд» антикоммунистической передачей. Таким его и запомнили. Общество стремительно радикализировалось, любой, даже мелкий партийный руководитель в нашей программе воспринимался как враг, реакционер. А уж что говорить о руководителях государства. Но в значительной степени это додумывал сам зритель.

А на самом деле «Взгляд» был очень искренней программой о людских судьбах, о поисках правды в нашем прошлом и настоящем. «Взгляд» был и очень наивным, какими часто бывают первые попытки осмыслить происходящее. Критиковал ли «Взгляд» власть? Думаю, мы для такого серьезного дела были не очень состоятельны. Мы смеялись над дурацкими порядками, мы защищали доброе и хорошее, мы приглашали в студию людей, которые пытались что-то изменить в стране. Потом многие из этих людей сами стали властью, некоторые – очень одиозной. Но тогда всех нас объединяло искреннее желание перемен», – Александр Любимов.

Можно ли отстраниться от комментариев и дать зрителям возможность самим судить о происходящем? Такие попытки делаются, но успехом не пользуются. Лишь в редких случаях видеоматериал без комментария захватывает аудиторию. Как правило, если сюжет очевиден – автомобильная авария, конфликт у прилавка, стихийное бедствие. Более сложные сюжеты слабо информированным зрителям непонятны.

При этом надо понимать, что вовлеченность зрителя в проблему, желание проанализировать просмотренный видеоматериал даже в простом случае отсутствуют. Авария, конфликт у прилавка или стихийное бедствие служат своего рода сиюминутным отвлечением, и просмотренный видеоматериал мгновенно забывается. Репортаж об автомобильной аварии может вызвать продолжительный интерес, если его снабдить комментариями свидетелей и участников столкновения. Слушая комментарии о причинах, степени виновности водителей и последствиях аварии, зрители будут вовлечены в происходящее, поскольку будут затронуты их чувства. Комментарии же, особенно комментарии владельцев автомобилей, почти наверняка будут субъективны и пристрастны. Таким образом, даже в стопроцентно документальном репортаже о событии, произошедшем «здесь и сейчас», реальность представлена субъективно.

Исследование или работа с микрофоном?

Для того чтобы заинтересовать разнородную массу зрителей, журналист обязан уметь ограничивать себя. В ходе предварительного исследования вы должны выделить главное и оставить в стороне несущественное. Еще до начала съемок вам следует убедиться, что вы приняли во внимание все вероятные выводы, которые можно будет сделать из сюжета. Тогда вы сможете смонтировать свой сюжет достаточно динамично для того, чтобы максимально долго удерживать внимание и интерес максимально широкой аудитории.

«На Иновещании всех нас заново учили журналистскому мастерству. Были закрытые курсы на Шаболовке, где специально обученные люди учили нас писать, делать материалы по методикам зарубежных, в частности, американских информационных служб, чтобы мы могли донести до иностранного слушателя, что мы не полные уроды, которых надо бояться с утра до ночи. Нас учили и психологии зрительского восприятия, и тому, что нельзя делать выводов, как это было принято в советской пропаганде, потому что вывод должен подспудно возникнуть в сознании зрителя, и другим вещам, которым не учат на журфаке МГУ», – Дмитрий Захаров.

Железное правило работы журналиста – подготовить сюжет на бумаге, а только потом брать микрофон и идти «в поле». А если действительность удивляет настолько, что предварительный план сюжета рушится в процессе съемок, сознательный отказ от заранее подготовленного сценария в пользу нового позволяет лучше рассказать историю и заинтересовать зрителя. Чтобы подготовить такой план съемок, то есть сам сюжет, необходимо сначала заняться исследованием проблемы, которую журналист собирается раскрыть.

Находился ли нападающий, забивший гол, на одной линии с задним защитником в момент передачи? Был ли офсайд? Судья в поле находился в одном месте, судья на линии – в другом. Телекамеры – в третьем, четвертом и пятом. На каком игроке было сконцентрировано ваше внимание в решающую секунду? В прямом репортаже журналист зачастую лишен возможности сделать исследование, он работает только с микрофоном, и ему остается лишь проинтервьюировать судью в поле, который скажет: «Я правильно выбрал место. Гол засчитан справедливо». Это и определит содержание программы.

Однако для аналитического сюжета журналист обязан найти время на изучение всех деталей и нюансов этой ситуации, просмотреть запись и, возможно, прийти к выводу, что судья допустил ошибку. В таком случае интервью с судьей в поле примет совершенно иной характер. Журналист проделал исследование, и качество этого исследования вошло в противоречие с аргументацией арбитра. Окончательное решение программа отдает на суд телезрителя.

Для того, чтобы заинтересовать зрителя, потребуются все ваши знания и навыки. Поставьте перед зрителями проблему так, чтобы она потребовала их вовлеченности, чтобы они захотели выработать свое отношение к ней и, возможно, даже обсудить со знакомыми или членами семьи.

Видеоматериал – это заявление

Итак, в видеоматериале действительность представлена субъективно, с помощью видеоматериала нельзя определить истину, в мире информации нет добра и зла. Поэтому видео – увиденное по телевизору или в электронных медиа – нельзя использовать как единственный источник информации. Хотя изображение выполняет коммуникативную функцию более эффективно, чем слово, одно лишь видео не может точно передать информацию о сложном внутреннем устройстве современного общества. Видео всегда будет представлять лишь часть действительности, причем кем-то отобранную часть. Возможно, наиболее яркую, бросающуюся в глаза, даже вопиющую, но не отражающую реальность. Если хотите, видеоматериал – это вырванный из общего контекста эпизод, видимая часть айсберга. Поэтому не секрет, что наиболее сложными с точки зрения исполнения сюжетами являются новости экономики или политики, а самыми простыми – репортажи с места событий.

Новостные и информационные сюжеты способны возбуждать интерес зрителей к определенным темам и поощрять их к поиску дополнительной информации
Страница 7 из 20

в книгах, газетах, журналах, радиопередачах, на различных текстовых ресурсах в интернете или с помощью личного участия в разного рода дискуссиях. Но для того, чтобы заинтересовать зрителя, журналист должен осознать и научиться использовать возможности всех имеющихся в его распоряжении средств воздействия – как тех, что обращены к сознанию зрителя, так и тех, что направлены на его подсознание. В основе любого видеоматериала должен быть профессиональный журналистский взгляд и профессиональное журналистское исследование.

В этом смысле любой теле- и видеоматериал является неким заявлением журналиста, к которому зрители должны выработать свое активное отношение.

3. Журналист и зрители

Ваш сюжет будет настолько убедителен, насколько вы со своими средствами воздействия – видеорядом, звукорядом, текстом и т. д. – в состоянии руководить вниманием зрителей, не наводя их на ложный след. Дело в том, у вас нет монополии на отбор материала, его режиссуру и компоновку – это делают и зрители во время просмотра видеоматериала. Зрители имеют собственное толкование содержания программ новостей, и в их толковании сюжеты зачастую принимают совершенно иной характер, нежели тот, который придавали им журналисты.

Скажем, мы делаем сюжет о заседании Государственной думы: «У фракции «Справедливая Россия» появляется возможность принять закон, который заставит промышленные предприятия больше внимания уделять вопросам экологии. Законопроект поддерживают «Единая Россия» и коммунисты. Также в сюжете:

• краткий комментарий главы фракции «Справедливой России» в Думе Николая Левичева о том, что нужно отдавать приоритет вопросам экологии;

• закадровый текст, в котором говорилось, что на следующей неделе «Единая Россия» и коммунисты выступят с поправками, к законопроекту, развивающими инициативу «Справедливой России»;

• интервью заместителя руководителя комитета Госдумы от КПРФ по промышленной политике с углубленным комментарием законопроекта.

Ведущий закончил сюжет словами о том, что редакция не имела возможности получить комментарий от самого Николая Левичева.

Часть зрителей восприняла этот сюжет прежде всего как историю о человеке и политике Николае Левичеве, его словах и поступках. Многие зрители поняли сюжет как критику загрязнения окружающей среды сельскохозяйственными предприятиями, хотя в сюжете об этом не было сказано ни слова. При этом некоторые зрители ссылались на предложения определенных политических партий о введение специального налога на использование искусственных удобрений, то есть упоминали детали предыдущих сюжетов программы новостей.

У большинства зрителей сложилось впечатление, что ведущую руль в определении политики в области экологии играет КПРФ. Зрители практически не обратили внимания на то, что в сюжете говорится о законопроекте «Справедливой России». Таким образом, существенная деталь, которая и превращает подготовленный журналистом сюжет в новость, оказалась упущенной.

Можно перечислить типичные ситуации, когда зритель запоминает содержание сюжета не так, как его задумал журналист:

1. Если сюжет сложен, содержит много информации и затрагивает несколько тем, зритель выбирает одну из них и запоминает именно ее.

2. Если отсутствует связь между «картинкой» и закадровым текстом, зритель воспринимает сюжет ошибочно.

3. Если зритель не находит связи между сюжетом и «подводкой/отводкой» ведущего в студии, он сам расширяет рамки сюжета, используя известные ему сведения о проблеме.

4. Если внутри сюжета отсутствует связь между его элементами, он сложен и затрагивает несколько проблем, зритель самостоятельно связывает эту разнородную информацию, руководствуясь собственной логикой.

Основная часть нашей книги посвящена именно тому, как вы можете выстроить сюжет совершенно ясным и недвусмысленным образом.

А теперь, как говорят на телевидении, рекламная пауза.

С первого «Взгляда»

Сагалаев: Другие люди

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/nx3d5VLM9OI (https://youtu.be/nx3d5VLM9OI)

«Мы были детьми XX съезда и шестидесятников. Нас гораздо больше роднило с Горбачевым, чем с Язовым или Лигачевым… Сам я не был правоверным комсомольцем.

Я работал диктором на радио в Самарканде, параллельно учился в университете, играл в народном театре, и однажды прочитал «Один день Ивана Денисовича» Солженицына, который каким-то чудом был опубликован в «Новом мире». Потом я стал читать самиздат. При этом, конечно, я безусловно был конформистом, я законченный конформист… Двоемыслие пронизывало всю систему. В партии, в комсомоле – пили, воровали.

Когда я приехал в Москву, я отчасти был д’Артаньяном, который приехал завоевать Париж, а отчасти был Макиавелли, потому что не совершал глупых поступков д’Артаньяна…», – Эдуард Сагалаев.

«В 1971 г. я после интерната пошел учиться в школу № 610 на Сретенке. В школу, где мне будут говорить о том, что иностранная жевательная резинка вредна для здоровья – это к визиту Никсона, который, кстати, проехал с Брежневым по Сретенке, и я видел его машину; где у меня будет первый опыт лидерства против учителей (после организованного восстания из школы уволили учительницу ботаники). Где в стенной газете мы под своими именами будем печатать фрагменты «Ракового корпуса» Солженицына, книги которого в огромных количествах были у отца… Правда, когда бежал Гордиевский, отец наиболее одиозную литературу где-то закопал, готовясь к допросам», – Александр Любимов.

В Молодежной редакции Центрального телевидения Гостелерадио СССР, где главным редактором был Эдуард Михайлович Сагалаев, где родилась программа «Взгляд», всегда были экспериментаторские настроения. Именно в ней появились такие нестандартные советские программы, как «Мир и молодежь», «12 этаж», «Это вы можете» (ЭВМ).

«Я играл такого молодого комсомольского лидера или функционера. При этом я ненавидел эту систему. Но я любил свою страну и гордился ею – потому что у меня отец воевал и мама прошла трудные годы во время войны, и я понимал, что это могучая большая страна, в которой были Гагарин, Королев, целина. Это были для меня не пустые слова… Но и о репрессиях Сталина мы знали», – Эдуард Сагалаев.

«Когда меня выгнали из эфира и я стал писать сценарии, то я придумал передачу для Киры Прошутинской, которая называлась «У нас на кухне после одиннадцати». Про сумасшедшую компанию телевизионщиков, которые собираются вечерами на кухне, чтобы потрепаться о сегодняшней жизни. В основном, конечно, все это прикрывалось развлекухой. Мы ее сделали, и не помню даже, почему это все «полетело»…» – Анатолий Лысенко

Любимов: Еще раз о ВИА «Катящиеся камни»

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/L3CZSu5-4cg (https://youtu.be/L3CZSu5-4cg)

Считается, что причиной появления «Взгляда» в 1987 году был отказ Советского Союза от «глушения» западных радиостанций. Постановление ЦК КПСС от 25 сентября 1986 года предписывало прекратить глушение передач некоторых зарубежных радиостанций, таких как «Голос Америки» и BBC (примерно полгода ушло на то, чтобы это постановление начало выполняться, а полностью глушение зарубежных радиостанций в СССР было прекращено в конце ноября 1988 года). И требовалось что-то противопоставить
Страница 8 из 20

западной музыке.

Редакция «Взгляда». Анатолий Лысенко – справа. Сочи, 1988 г.

Лысенко: Концепция одна – кухня должна быть

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/OSKhlpr8l-w (https://youtu.be/OSKhlpr8l-w)

«Когда мы решили делать «Взгляд», никакой концепции не было. Нужно было сделать интересную развлекательно-познавательную передачу для молодежи, в которой важным составляющим элементом будет неформально поданная информация, чтобы молодежь не слушала зарубежные «голоса». Уже был подготовлен приказ о моем назначении заместителем главного редактора Молодежной редакции и одновременно – заместителем по информации, я должен был создать межредакционный коллектив информации… Концептуально было придумано только одно – в передаче должна быть кухня. Правда, ее так и не включили, потому что пожарники были против», – Анатолий Лысенко

Действительно, в «молодежке» всегда были сильны реформаторские настроения. Идея новой еженедельной программы, рассказывающей о реальной жизни молодежи, зрела давно и в связи с очевидными обстоятельствами:

Сагалаев: Лигачев не пил чай

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/lDVKPwGl-6A (https://youtu.be/lDVKPwGl-6A)

«Егор Кузьмич Лигачев приходил к нам в Молодежную редакцию еще до «Взгляда», встречаться с творческим коллективом. Мы собрались у меня в кабинете, буфетчица из спецбуфета напекла ему пирожков, заварили чай. Я говорю: Егор Кузьмич, давайте я вам сейчас чаю налью, поднимаю чайник – и вдруг рука у меня из-за спины отодвигает мою руку и из термоса наливает ему чай… Может, он лично и не боялся, может, это его охрана… Но ведь он пришел на режимное предприятие, в телецентр, в сердце пропаганды, где на каждом шагу милиция, где сидят специально отобранные люди – и он не пьет наш чай. В этот момент у меня какая-то шторка упала, какая-то поднялась… А он еще говорит: вот, у вас передача «12 этаж», сидит какая-то молодежь, но вы признайтесь – это же артисты? У нас нет такой молодежи. Наш комсомол другой… И он после этого закрыл мою программу», – Эдуард Сагалаев.

Лысенко: «12 этаж»

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/U6Cjq7Oneco (https://youtu.be/U6Cjq7Oneco)

«Это легенда о закрытии «12 этажа», когда Егор Лигачев приехал в молодежную редакцию и не мог поверить, что молодые люди, которые сидят на лестнице, – не актеры. Егор Кузьмич прекрасно все знал. Не надо приуменьшать его знаний. Беда «12 этажа» была в увлечении формой, которое для многих, особенно для интеллигентных зрителей, чувствовалось», – Анатолий Лысенко

В каком-то смысле новая задумка могла ответить власть имущим на закрытие «12 этажа». Ну, а сформулировать необходимость создания информационно-музыкальной программы, которая отвлекала бы молодежь от прослушивания «вражеских голосов», чтобы идею одобрили наверху, не составляло труда. Аналогия напрашивалась сама собой. Раз в год, на Пасху, по Центральному телевидению транслировали качественную зарубежную музыку. Там боролись с участием молодежи в крестном ходе. Ну, а теперь будем бороться и с «вражескими голосами»!

«Когда пришел Горбачев, это было большим событием лично для меня – не только в моей журналистской судьбе и судьбе главного редактора. Я понял, что мне выпало счастье попробовать что-то реально сделать. Когда была его самая первая поездка в Ленинград, когда он вышел и стал говорить с людьми, – я понял, что это мое, что это мой человек, что мы чем-то похожи. Он тоже сделал партийную карьеру, но я понимал, что он моей группы крови», – Эдуард Сагалаев.

А. Любимов: «Режиссер «Взгляда» Игорь Иванов. Обсуждаем концепцию в отсутствии концепции»

В редакции некоторое время метались между двумя концепциями: все-таки делать общественно-политическую программу или чисто развлекательную? Идея Сагалаева победила. В апреле 1987 года для создания программы был сформирован отдел во главе с заместителем главного редактора Молодежной редакции Анатолием Лысенко. 2 октября в эфир вышла программа, которую вскоре назвали «Взгляд».

Лысенко: «Взгляд» не великий

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/V2ArqPaWSXE (https://youtu.be/V2ArqPaWSXE)

«Прав ли Константин Эрнст, который считает программу «Взгляд» величайшей программой телевидения? Не знаю, не задумывался об этом. С социальной точки зрения ее влияние значительно, но самым великим событием была, на мой взгляд, трансляция заседаний Верховного Совета – когда с этих людей слетел флер. Никогда больше люди не будут останавливать такси, чтобы послушать, что говорят на сессии, сидеть до трех-четырех ночи…» – Анатолий Лысенко.

Эрнст: «Взгляду» нет равных

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/UCEO-1ty3hk (https://youtu.be/UCEO-1ty3hk)

«Да, я считаю, что на нашем телевидении не было и не будет более важной программы, чем «Взгляд». Она так совпала с историей, с общественным мнением, с политикой, что собирала у телевизора всю страну раз в неделю и сообщала смысловые, эмоциональные и какие угодно векторы. Это было состояние идеальной гармони, и не было более влиятельной программы – программы, которая изменила страну.

Теперь же потребности совсем разные, люди очень индивидуализировались – в том числе и в восприятии медиа. Поэтому телевидение сегодня не играет такой роли, как тогда, и наверное, уже не будет играть. Конечно, медиа никуда не денутся, ведь люди нуждаются в медиа, они нуждаются в общих темах, в общей информации, в общем обсуждении… Но тогда произошел некий тектонический взрыв, и нам повезло, что мы приняли в нем участие», – Константин Эрнст.

Эрнст: Тайная вечеря у Макаревича

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/4ttWSoqTjz4 (https://youtu.be/4ttWSoqTjz4)

II. Создание истории

1. Критерии и приоритеты журналиста

Основой любого новостного сюжета является событие. Это не значит, что содержание сюжета должно исчерпываться этим событием. Чтобы вызвать эмоциональную реакцию и чувство сопричастности у максимально широкой аудитории, сюжет должен рассказывать о чем-то большем, чем просто событие. Как правило, в журналистских коллективах оперируют понятием «информационный повод», то есть склоняют вас к тому, что сюжет должен встроиться в информационную картину дня, зацепиться за что-то, что уже происходит или произошло сегодня. Но на самом деле это довольно упрощенный критерий. Он, конечно, облегчает задачу и помогает быстро определиться с сюжетом в потоке новостей, чтобы не заниматься такой историей, которая может оказаться совсем не актуальной. Но с точки зрения содержания сюжета информационный повод совсем не главное. Сенсационный сюжет может сам стать информационным поводом и фактором общественной жизни, если он попадает в болевую точку. Важнее увидеть в рядовом событии этот потенциал. Сюжет должен масштабировать событие на возможно более широкую аудиторию, проецируя его значимость через призму основных общечеловеческих принципов. Иными словами, вы обрабатываете собранный материал таким образом, чтобы направить его в перспективу, и делаете так, чтобы возможно большее число зрителей могли извлечь из него урок на будущее.

Событие: рабочий Иванов упал со строительных лесов и разбился насмерть.

Перспектива: Иванов – только один из многочисленных строительных рабочих, которых вынуждают работать на больших высотах, не соблюдая при этом требований техники безопасности.

В окончательном
Страница 9 из 20

виде сюжет будет рассказывать, как о строительной компании-работодателе, так и о рабочих, которые не соблюдают правил техники безопасности.

Журналистские критерии

Любимов: Герои и темы к вечеру прорастают

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/OUg_vd9D2eA (https://youtu.be/OUg_vd9D2eA)

Чем сильнее новость влияет на жизнь зрителей, их материальное положение и чувства, тем она важнее. «Хорошей истории» всегда присущи следующие характерные признаки:

1. Важность:

• Новость имеет значение для наибольшего количества зрителей.

«Большинством членов Государственной думы принято решение с 1-го числа следующего месяца полностью отменить действие закона об индексации доходов населения».

• Новость имеет жизненно важное значение, хотя и для меньшего количества зрителей.

«Террористическая организация сообщила в полицию, что она разместила взрывные устройства в подвалах нескольких московских больниц».

2. Актуальность:

• Сюжет рассказывает о только что происшедшем событии.

«Два часа назад самолет, имевший на борту 355 человек, рухнул в Балтийское море».

• В новости говорится о чем-то типичном.

«Все большее количество серьезно больных людей предпочитают обращаться за помощью не к врачам, а к народным целителям».

• Сюжет рассказывает о том, что занимает мысли зрителей именно в данный момент.

«Инженер-химик Виктор Поляков утверждает и подтверждает фактами, что большинство предприятий, связанных с производством урана, выплачивают вознаграждения представителям службы контроля радиационного фона с тем, чтобы они замалчивали факты высокой радиоактивности в районе этих предприятий».

• Новость, не связанная с другими событиями и являющаяся актуальной сама по себе.

«Один из высокопоставленных чиновников в аппарате премьер-министра оказался агентом ЦРУ. Ожидается отставка правительства».

3. Идентификация (отождествление):

• Новость будет затрагивать чувства зрителей, если они ощутят некое сходство с одним или несколькими участниками сюжета. Это может быть простое человеческое сочувствие, сходство судеб, географическое соседство, культурная близость и т. п. Реакция зрителей может быть такой, как: «Господи, как мне все это знакомо!», «Я мог бы оказаться на их месте», «Хорошо бы это случилось со мной!», «Хорошо, что это случилось не со мной».

Интервью с одним из оставшихся в живых пассажиров самолета, потерпевшего катастрофу в Балтике, приводит к эмоциональному отождествлению.

4. Конфликт:

• Новость или сюжет рассказывают о конфликте межу людьми и интересами.

Почти все видеоматериалы, которые попадают в рубрику «важно» и «актуально», бывают основаны на скрытом или прямом конфликте.

5. Неожиданное:

• Новость содержит рассказ о чем-то необычном, неожиданном или поразительном.

В том, что эвакуатор увез с улицы очередной автомобиль, нет ничего нового или интересного. Но если с улицы эвакуируют автомобиль представителя власти, служебный автомобиль силового ведомства или дорогую иномарку известного человека, из этой истории можно сделать прекрасный сюжет.

«Итак, вы на развилке: хорошая это история, или плохая? Ехать или не ехать снимать сюжет? Когда авторы защищают свои сценарии рекламных роликов у рекламодателей, у них есть 6,5 секунд, чтобы удивить клиента. В Голливуде учат питчингу (презентации проекта) так, чтобы вы в первой фразе могли рассказать вашу историю ссылками на известные кинофильмы, например, так: «У нас Рокки – главный герой «Девяти с половиной недель», и после этого углублялись в детали. Чтобы определиться с сюжетом, попробуйте рассказать его в одной фразе. Чем меньше в этой фразе будет причастных или деепричастных оборотов, тем лучше получится сюжет. Вот такое правило у нас было на летучках – и во «Взгляде», и в «Красном квадрате», и в программе «Время», – Александр Любимов.

Различные приоритеты

В различных средствах массовой информации пять признаков «хорошей истории» имеют различные приоритеты.

В массовых газетах, на неновостных интернет-ресурсах и на развлекательных телеканалах предпочтение отдают «неожиданным сюжетам», их ценят так высоко, что подают как сенсационные. В информационных программах и на новостных сайтах предпочтение обычно отдают важности и актуальности той или иной новости, а на принцип отождествления зачастую не обращают внимания.

В региональных и местных телекомпаниях важнейшим критерием отбора новостей является принцип географической близости происшедшего события к данному региону или местности. И разумеется, играет роль редакционная политика того или иного СМИ.

На телевидении это отражается, к примеру, на верстке программы новостей (из каких сюжетов и в какой последовательности должна состоять программа) и на отборе материала внутри отдельного сюжета (какую сторону проблемы выделить в сюжете, чьи комментарии оставить и в каком объеме и последовательности).

Предварительное планирование программы

Задача редактора программы – ответить на следующие пять вопросов:

1. Какие события прошедшего периода (например, дня) являются главными, то есть получившими до выхода программы наибольшее распространение в других СМИ или отвечающими иным критериям?

2. Какие главные содержательные акценты необходимо расставить в сюжетах, рассказывающих об этих событиях?

3. Сколько времени в зависимости от степени значимости должен занимать каждый отдельный сюжет в программе?

4. Как по степени значимости можно определить последовательность видеоматериалов от главного к второстепенному?

5. Какой сюжет является основным?

По мере приближения к телеэфиру или моменту публикации видео в Интернете меняются критерии, приоритеты, открываются или закрываются возможности получения новых сюжетов. Работа редактора состоит именно в том, чтобы создать сбалансированную во всех отношениях верстку программы. Для этого редактор должен уметь представить себе программу целиком учитывая редакционную политику, потребности и интересы целевой аудитории.

В том числе редактор должен ответить на структурные вопросы, например – сколько минут без перерыва зрители будут с интересом наблюдать важный, но информационно очень насыщенный видеоматериал? Можно ли возбудить более сильный интерес зрителей, если обозначить действительно хороший сюжет в заголовках новостей и дать его в конце программы?

Любимов: «Время» без пощады

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/zAQLvjblFmg (https://youtu.be/zAQLvjblFmg)

«Приоткрою тайну нашего зазеркалья, чтобы читатели поняли, что такое конкуренция телеканалов за новости. По крайней мере так это происходило о в 90-е годы – сейчас, возможно, все изменилось. Итак, Дирекция информационных программ Первого канала (ОРТ) 6 декабря 1997 года. В Иркутске на взлете потерпел крушение самолет Ан-124 («Руслан») – он упал на жилой дом, погибли 72 человека. «Время», «Вести», «Сегодня» яростно борются, чтобы получить «картинку»…

Но «картинки» нет. Ни один корреспондент не успел на место происшествия до того, как территория катастрофы была окружена МЧС и милицией. И там, внутри контура, оказался случайный журналист – оператор из небольшой местной телекомпании «Аист». Каким-то чудом именно мы его нашли. Повезло.
Страница 10 из 20

И мы предложили ему «астрономическую сумму» в две тысячи долларов за то, чтобы он работал только с нами в течение трех дней. Но как передать это уникальное видео в Москву? Ведь тогда в России не было такой развитой спутниковой группировки, как сейчас, когда можно «пульнуть» видео из любой точки!

Начинаются сложные переговоры с «Вестями». Они соглашаются выключить канал вещания «Культуры» на пять минут, чтобы по нему перегнать «картинку» из Иркутска. Естественно, если мы, то есть «Время», поделимся с «Вестями» этой картинкой. И как же сделать так, чтобы «Время» было первым? Я прошу «Аист» перегнать видео в 17:40, после окончания выпуска программы «Вести», чтобы они уже не могли поставить эту бесценную картинку в эфир. Но «Вести» тоже не дураки. Они готовы дать канал для перегона только в 16:40, то есть прямо перед своим выпуском новостей. Мы все понимаем, естественно. Я звоню Константину Эрнсту и прошу у него спецвыпуск на 16:50, он «раздвигает» сетку, и как только заканчивается перегон из Иркутска, мы выходим в эфир с пометкой «срочно», а «Вести» выходят, как и положено, в 17:00», – Александр Любимов.

А. Любимов: «Мой генеральный директор»

2. Критерии и приоритеты редактора

Прежде чем опубликовать видеоматериал в Интернете (если видео будет, вместе с другими сюжетами, частью более крупной публикации) или выпустить в телеэфир, редактор должен, помимо всего прочего, определить свое отношение к пяти важным вопросам:

1. Какой должна быть верстка программы?

2. Какое содержание должны иметь отдельные сюжеты, и в какой форме они должны быть поданы?

3. Сколько времени должен занимать каждый отдельный сюжет?

4. В каком порядке они должны следовать?

5. Какой сюжет является основным?

Ответы на эти вопросы зависят от того, как редактор пользуется журналистскими критериями, а также от способностей журналистов и возможностей, которыми они располагают на данный день (насыщенность дня яркими и важными событиями, технические возможности эти события осветить, количество людей, занятых производством программы новостей). На практике редактор чаще всего решает вопросы о содержании, форме и времени продолжительности сюжетов совместно с журналистами, но если вы – единственный автор вашего собственного видеоканала, то вы сами себе и редактор. В профессиональных телеорганизациях приоритеты меняются в течение дня – по мере того, как выясняются подробности событий, появляются новые, более яркие истории, программы конкурирующих телеканалов выбирают свои приоритеты.

«Когда я возглавил Дирекцию информационных программ ОРТ, генеральным продюсером канала был Константин Эрнст. С Костей мы вместе сделали несколько выпусков «Взгляда», потом в «ВИDе» он запустил свой знаменитый «Матадор». Короче, вкусы и представления о ТВ у нас были очень близкие. К моменту моего прихода программа «Время» сильно просела и проигрывала конкурентам: программам «Сегодня» и «Вести» по скорости производства, по качеству сюжетов, а главное – по стилю. На «России» и «НТВ» по-другому говорили в кадре, просто на другом русском языке. Например, журналисты «Времени» настолько стеснялись, что придумали миф, будто в программе запрещены стендапы.

Не буду останавливаться подробно на том, как «Время» вернуло себе лидерство, но вспоминаю один замечательный день, когда я поменял верстку программы. В этот день где-то в Новой Зеландии ровно в 21:00 по московскому времени начиналось солнечное затмение. Туда, в Новую Зеландию, отправились сотни туристов с телескопами и фотоаппаратами. А мы в России, как всегда, в 21:00 увидим сначала Ельцина, потом Черномырдина… Созрело дерзкое решение: дать солнечное затмение в прямом эфире первой новостью. Такое надо было обсудить. И я позвонил Эрнсту. Сам бы не решился.

Так мы меняли отношение зрителей к программе и завоевывали их симпатии. Временами радикально. По сегодняшним стандартам, даже с перебором», – Александр Любимов.

Определяя верстку программы и последовательность сюжетов, редактор должен представлять себе всю программу как единое целое. Ему следует оценивать подготовленные видеоматериалы, исходя из принципов программной политики телеканала, а также из своего понимания потребностей и интересов той группы зрителей, которой адресуется данная программа. Сколько минут без перерыва зрители могут смотреть важный, но информационно очень насыщенный сюжет? Можно ли возбудить больший интерес зрителей, если обозначить действительно хороший сюжет в анонсе новостей – шпигеле, но дать его в конце программы?

Существует много способов определения этих приоритетов. Первоначальная фаза отбора может заключаться в том, что редактор, с одной стороны, отбирает реальные события, а, с другой – подготовленные «инфоповоды», то есть те события, которые бы не произошли, если бы о них не рассказывали СМИ. Например, сообщение о том, что министр просвещения устраивает в Татьянин день пресс-конференцию в связи с очередным юбилеем МГУ.

Верстка программы

Существуют разные подходы к верстке программ:

1. Сочетание реальных и «вечнозеленых» событий. Задача редактора – собрать в определенной пропорции настоящие новости и сюжеты, отвечающие на общественный запрос: повышение цен, индексация пенсий, безработица, качество государственных услуг, работа полиции и судов. Такие сюжеты всегда есть в портфеле опытного редактора и называются «вечнозелеными». Но в конкретный день происходят и другие события, о которых невозможно не рассказать в программе, независимо от того, насколько они отвечают на общественный запрос.

2. Верстка в соответствии с психологической моделью рассказа. Последовательность видеоматериалов определяется возрастающей кривой напряженности с развязкой основной коллизии дня и определенным послесловием («и о погоде…»).

3. Верстка по типологии сюжетов и их статусу. При таком подходе все сюжеты новостей делят на «убойные», «лирические», «умные» и «развлекательные» (см. раздел «“Убойный”, “Лиричный”, “Умный”, “Развлекательный”») или проще – на «твердые» и «мягкие» (см. раздел «“Твердые” и “мягкие” новости»).

Итак, редактор делает окончательную верстку программы, в которой указывается порядок следования сюжетов, их продолжительность и технические данные. Теперь сюжет готов к выходу в эфир. Независимо от характера и продолжительности видеоматериала замысел воплотился в видеопродукт – ребенок родился. Теперь автору остается дождаться суда зрителей и коллег.

«Убойный», «Лиричный», «Умный», «Развлекательный»

Существуют и более изощренные методы, позволяющие удержать зрительское внимание. Например, часто редакторы пытаются комбинировать в программе несколько типов сюжетов. На профессиональном жаргоне эти сюжеты называются «Убойные», «Лиричные» и «Умные».

• «Убойные»: поражающие сенсационностью, привлекающие внимание зрителей неожиданностью информации.

История о разоблачении правительственного чиновника – агента ЦРУ.

• «Лиричные»: сюжеты, обращенные к чувствам людей, истории героев, с которыми зритель себя отождествляет.

Интервью с вдовой одного из погибших в авиакатастрофе пассажиров.

• «Умные»: сюжеты важные, актуальные, которые
Страница 11 из 20

редакция не может не дать в эфир, хотя они могут не задевать зрителя эмоционально.

Сюжет о весьма сложных и непредсказуемых последствиях для отдельных граждан и экономики страны в целом отмены закона об индексации доходов.

Смысл такого принципа верстки состоит в том, что «убойный» и «лиричный» сюжеты возбуждают внимание зрителей и тем самым подготавливают его к восприятию важных, но более сложных и менее доходчивых «умных» сюжетов.

После комбинации «убойный» – «лиричный» – «умный» часто следует так называемый «развлекательный» сюжет, который не требует серьезного зрительского внимания. Например, репортаж с модного показа под приятную музыку.

«Твердые» и «мягкие» новости

Определяя приоритет той или иной новости, редактор может воспользоваться и другим принципом классификации новостей: «твердые» и «мягкие».

• «Твердые новости»: сообщения, без которых зрители не могут обойтись. Такого рода новости помогают им определить, как вести себя по отношению к остальной части общества. Это новости, которые затрагивают их в экономическом, политическом, социальном, психологическом или каком-либо ином, важном для их интересов, аспекте.

Новости о повышении налогов, изменении цен, важных решениях президента и правительства, крупных преступлениях, катастрофах, аферах.

• «Мягкие новости»: информация, важность которой зритель определяет для себя сам. Как правило, это новости, которые не имеют последствий и не влияют напрямую на жизнь телезрителей.

Сюжет о фотомодели, решившей открыть школу для желающих научиться танцу живота; новость о руководителе предприятия, который в целях повышения производительности труда ввел обязательные занятия гимнастикой в рабочее время.

Такого рода новости, возможно, способствуют повышению внимания зрителей к новым общественным тенденциям. Тем не менее мягкие новости по шкале приоритетов относятся к новостям второго ряда и обычно не могут вытеснить из программы твердые новости.

Основной сюжет

В основном сюжете – первом в программе новостей – рассказывается о событии, заслуживающем наибольшего внимания, потому что оно интересует или касается наибольшего количества зрителей. Иногда выбор основного сюжета осуществить легко, но бывает и так, что в конкуренции за право быть показанным первым участвуют несколько сюжетов.

Если выбор основного сюжета не очевиден, редактору приходится оценивать, какой из сюжетов больше всего соответствует требованиям важности, актуальности, неожиданности, отождествления и конфликтности.

Но этого не всегда достаточно. Некоторые новости бывают столь важными, актуальными и неожиданными, что при их отборе не обязательно применим принцип отождествления или конфликтности. Например, сюжет о неожиданном решении Госдумы, ведущем к значительному повышению цен.

В других случаях выбор приоритетов основывается в конечном итоге на личных вкусах и опыте редактора. Допустим, речь идет о выборе между неожиданным решением парламента о повышении цен и сообщением о том, что группа террористов якобы разместила взрывные устройства в помещениях некоторых московских больниц. Оба эти сюжета соответствуют требованиям актуальности, неожиданности и важности.

В конечном итоге редактор может положиться на собственную оценку, которая основывается на его опыте и профессиональном чутье.

В условиях политической и экономической нестабильности редактор часто вынужден полагаться в том числе и на чисто гуманитарные критерии. Зрителя надо иногда жалеть, определяя приоритеты новостей и эмоциональное напряжение в программе. Основными сюжетами обычно являются от 30 до 60 % новостей выпуска, и редактор довольно часто попадает в ситуацию, когда он вынужден сам делать из твердых новостей более мягкие, снижая уровень напряжения в программе.

Большой популярностью у нас пользуются лирические сюжеты, обращенные к нашей национальной черте – сердоболию, сопричастности. Наоборот, умные и убойные сюжеты часто подавляют нашего зрителя и не активизируют его, а напротив, делают беспомощным, провоцируют социальную апатию, связанную с неспособностью справляться с объемом информации и эмоциональным напряжением.

Развлекательные сюжеты также могут провоцировать негативные ощущения у зрителей, если они рассказывают о том, что находится за пределами возможностей зрителя (финансовых, территориальных и т. д.). Гораздо благосклоннее зритель воспримет такую информацию, если автор позволит себе некоторое озорство, сознательную наигранность, возможно, дистанцируется от происходящего.

Выбор сюжетов для выпуска новостей зависит от информационной картины дня, то есть от того, как и какие новости освещают другие СМИ, от того, как те или иные события развиваются в течение дня, насколько качественно сама редакция освещает то или иное событие, от технических и человеческих возможностей получить сюжет к моменту выхода в эфир, от приоритетов редакционной политики и текущих сезонных приоритетов. Примеры сезонных приоритетов:

1. сделать программу более близкой зрителям и менее официальной;

2. повысить рейтинг программы по отношению к программам-конкурентам;

3. перенести акценты в освещении событий на характер политической борьбы, поскольку идет избирательная кампания;

4. закрепить в верстке программы растущий тренд интереса аудитории к внешнеполитической проблематике.

Порядок выбора сюжетов будет в целом соответствовать выбранным приоритетам, о которых мы говорили выше. Верстка программы, то есть последовательность выхода сюжетов в эфир, определяется в последний момент. Создание качественной верстки, учитывающей все факторы и критерии, – особое умение и своеобразный талант. Мы остановимся на этом этапе в разделе «1. Планирование производственного процесса». Кстати, когда начиналось современное телевидение, обо всем этом мало кто догадывался. Сама верстка программ была диковинкой.

«Взгляд»: Начало

«Главное, что произошло, когда мы делали «Взгляд», – это выбор ведущих. Нужны были молодые, неиспорченные телевизионной славой ведущие, молодые новые лица, потому это новая программа, новое телевидение. Андрей Шипилов, который недавно перешел к нам с Иновещания, как-то рассказал, что там есть несколько интересных парней. И когда они вошли, я сразу понял, что это «то». Потому что они держались совершенно нагло, чуть ли не ноги на стол положили. Они чувствовали себя элитой, золотой молодежью, но печати испорченности на их лицах я не увидел, сразу было понятно, что это интеллектуалы. Девять языков на четверых. Моими кумирами были «Битлз», и я увидел, что в мой кабинет вошли «Битлз», великолепная ливерпульская четверка, и что как минимум надо их попробовать… Я сейчас даже не помню, каким был первый сюжет, мне кажется, сначала была важнее атмосфера – когда в этой кухне сидят четверо молодых людей и просто о чем-то разговаривают, на другом языке говорят, о других ценностях», – Эдуард Сагалаев.

14 апреля 1987 г. Анатолия Григорьевича Лысенко назначили руководителем программы. Изначально предполагалось не брать на роли ведущих никого из известных тогда телевизионщиков. Сразу определились с тем, что ведущих
Страница 12 из 20

должно быть несколько и у каждого своя роль. Анатолий Малкин и Кира Прошутинская были первыми продюсерами программы, утвердили ведущими работавших на Иновещании Гостелерадио журналистов Александра Любимова, Владислава Листьева, Дмитрия Захарова и Олега Вакуловского.

«В программу нужно было набрать благополучных мальчиков из благополучных семей, знающих иностранные языки – потому что они должны были срывать с телетайпов ленты и зачитывать новости. На телетайпах тогда текст шел не на русском языке», – Анатолий Лысенко

«Я пришел на Иновещание в 1980 году, сразу после окончания института, на Соединенные Штаты и Англию. Работал обычным новостным редактором и обеспечивал новостной поток, писал комментарии на злобу дня в военно-технической области. Наша новостная служба выдавала новости с интервалом 15 минут. Под конец своей работы на Иновещании я сделал большое часовое шоу черного юмора, с изрядной долей желчи и злых шуток, которое у американцев пользовалось известной симпатией. Там были самые разнообразные темы, вроде Алисы в Стране чудес, которую населяли всевозможные военно-технические монстры.

И я до сих пор помню, как один из моих учителей сказал мне фразу, которая очень многое определила в моей жизни: «Дима, читай внимательно статистику. Если ты научишься читать статистику, ты поймешь, что она намного страшнее, чем расчлененка.

Мы работали на Пятницкой, 25 – это здание вещания на зарубежные страны. Поскольку все были одного возраста и одного тренда, мы все между собой перезнакомились и общались, естественно, как в стенах Иновещания, так и за их пределами. Саша Любимов работал в датской редакции, Влад Листьев – в редакции пропаганды. Владик всегда был супермоторным – он же работал репортером, и если ты хочешь взять интервью у госсекретаря США, а он пытается избежать этого, надо проявить чудеса наглости, чтобы все-таки ткнуть ему микрофон в нос и чтобы он что-то пробурчал. Это развивало определенные навыки», – Дмитрий Захаров.

«У меня было свое дело. Сидел себе в датской редакции, много работал, зарабатывал по тем временам приличные деньги, мне все нравилось, все устраивало. И вдруг такой резкий поворот, и страх, что ничего не дадут делать. Дима Захаров трудился в американской редакции и тоже был в полном порядке. А вот Влад Листьев с самого начала сделал на это ставку. Он был старше нас и гораздо серьезнее поначалу относился к происходящему. Но почему выбрали именно нас четверых – до сих пор представления не имею», – Александр Любимов.

«Они просто пришли и понравились. Причем не могу сказать, что произвели на меня потрясающее впечатление. И не могу определить, по какому принципу их отбирали, но в комплекте все они смотрелись очень интересно. Они сочетались», – Анатолий Лысенко.

А. Любимов: «Типичная постановка. Зачем всем троим ездить на съемку?»

Мало кто помнит, что поначалу программа выходила без названия. В эфире было нечто удобно-безликое, вроде «Вечерняя информационно-музыкальная» или «музыкально-развлекательная программа». Через какое-то время был объявлен конкурс для телезрителей на лучшее название. Пришло много писем, но однозначно остановить на чем-либо свой выбор мы не могли. Тогда Сагалаев волевым решением объявил, что ему больше всего нравится слово «Взгляд». Коллеги подозревали, что это название он просто придумал сам.

«Если бы назвали «Третий глаз», так бы и пошло. «Ку-ка-ре-ку!» – сошло бы и это. Я тогда лишний раз убедился, что название не имеет никакого значения», – Анатолий Лысенко.

«Мне представляется, что мы были намного профессиональнее своего окружения. Школа Иновещания предполагает очень бережное и серьезное отношения к информации, к тому, что ты произносишь, пишешь и выдаешь в эфир. После структуры, которая вещает 24 часа в сутки, где задачи необходимо было решать в считаные минуты, странно было оказаться в сонном царстве, где решения растягиваются на неделю. Для всех нас это был страшный сбой ритма. Степень небрежности в обращении с информацией поражала до глубины души. Все эти Кашпировские и Чумаки несли в эфир невозможную ахинею, и всех это устраивало. В этом смысле телевидение сразило нас своей беззаботностью и нетребовательностью», – Дмитрий Захаров.

«Организация дела производила жуткое впечатление. То рабочее место не дали, то пишущую, машинку, то еще что-нибудь. Это после отлаженной работы на Иновещании, где все продумано и выверено. А тут огромное здание, не поймешь, где что находится. Монтируют здесь, сидят там, никого вечно не найдешь, сокращают монтаж, отменяют монтаж – все без объяснений. Надо выехать на съемки – нет машины. Вместе с какими-то напудренными тетками в буклях, которые читают программу передач на всех этих «Орбитах», сажают в какой-то пикап. Теткам всем в разные места. Ты понимаешь, что раньше шести утра домой после эфира не попадешь. Метро уже закрыто. Яндекс-такси еще нет, потому что еще нет «Яндекса». А выйти нельзя, иначе в следующий раз вообще не посадят в машину. И где-нибудь возле светофора внезапно вскрикиваешь: «Ой, извините, я забыл записную книжку». Выходишь и ловишь попутку, иначе не доберешься. Весь этот кошмар раздражал жутко. Привыкнуть к нему мы не могли», – Александр Любимов.

Программа, впоследствии названная «Взгляд», впервые вышла в эфир 2 октября 1987 г. Ведущие – по легенде, бывшие журналисты «московского радио», начали первый выпуск с бодрой возни у телетайпов и новостей о том, куда поехали Михаил Горбачев и Эдуард Шеварднадзе, по ходу дела представляясь. Александр Любимов безапелляционно заявил, что программа должна называться «ИКС» – «Информация, Комментарии, Сенсации», и призвал всех телезрителей голосовать за это название, а Дмитрий Захаров предложил назвать программу – вероятно, по числу ведущих, хотя кто знает? – «Четыре с плюсом».

«Нас хотели закрыть после первого же эфира, потому что мы были зажатые, скованные и натужные, потому что наш вид и наша манера общаться шли в разрез с догматическим вещанием, когда люди хотели только читать с суфлера и большая часть эфира была в записи», – Дмитрий Захаров.

«Я посещал один приличный бар в гостинице «Космос» и зашел как-то туда после второго или третьего эфира «Взгляда». Сижу, жду признаков славы. А их нет и нет. Никто на меня не бросается, не улыбается загадочно. Сидим, разговариваем с барменом и его ребятами. Заходит разговор о телевидении, о том, что вышла новая молодежная передача. Ребята говорят, как им все понравилось, какие интересные ведущие, особенно Листьев и Захаров, а еще там какой-то молодой был, все музыку объявлял…», – Александр Любимов.

А. Любимов: «И мы неопытные, и камеры допотопные, и задник жуткий, и похоронные цветочки на столе»

Несмотря на то, что первый выпуск «Информационно-развлекательно программы», как и все последующие, вышел в честном прямом эфире, в «Комсомольской правде», например, появилась рецензия, в которой проехались по «ведущим, проявлявшим большой артистизм при имитации прямого эфира». В ответ на это в начале второго выпуска ведущие включили в студии телевизор с электронными часами Центрального телевидения, и Олег Вакуловский мрачно озвучил текущее время с точностью до
Страница 13 из 20

секунды.

«Если честно, для меня наиболее интересен всегда был Дима Захаров, как самый нестандартный. Наиболее перспективным казался Саша Любимов: выигрышная внешность, способность к конформизму, моторность. А Влад был поначалу никакой. И шуточки такие – не ах, и по вкусу не очень… В первых двух чувствовалась, что называется, «дедушкина библиотека». А Влад, так, на подводке к музыке», – Анатолий Лысенко.

Любимов: Молодежное телевидение для старых людей

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/BUGuMkZcBtI (https://youtu.be/BUGuMkZcBtI)

«Многие из тех, кто с нами работал, считают, что мы вообще задавали тон современному телевидению. Мы экспериментировали. Мы интуитивно понимали, что существует кризис зрительского внимания, и считали, что он наступает где-то на седьмой минуте, а сюжет длиннее семи минут зрителю смотреть уже тяжело… А сейчас, наверное, кризис внимания наступает на седьмой секунде», – Александр Любимов.

С одной стороны, программа версталась из не особенно жесткого, вполне дозволенного молодежного набора тем и сюжетов, сдобренного современной музыкой. Другое дело, что так в кадре на советском телевидении никто себя никогда не вел, и было понятно, что вести себя так, «как надо», молодые люди просто не умели и никогда не научатся. Сначала программа не делала острых политических заявлений, главным в ней было не то, что она транслировала западную музыку, а то, что она была стилистически отлична от всего, что делалось на телевидении.

«Иван Демидов – самый профессиональный телевизионный человек из всех нас, он с 12 лет занимался телевидением – в детской студии в Куйбышеве. В Москве работал в Молодежной редакции Центрального телевидения, на «Что? Где? Когда» у Владимира Яковлевича Ворошилова. Андрей Разбаш был уникальной личностью, сначала работал просто монтажером, сотрудником телевизионно-технического центра, у нас стал режиссером. Иван сразу показал себя как жесткий, самостоятельный режиссер со своим взглядом на монтаж, Андрей – как более классический», – Александр Любимов.

Демидов: Смесь безумного энтузиазма нового поколения

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/Uhd6uZErvIU (https://youtu.be/Uhd6uZErvIU)

«Во «Взгляде» собрались крепкие, хорошие, серьезные журналисты – в первую очередь, тройка из Александра Любимова, Владислава Листьева и Дмитрия Захарова, профессиональные журналисты с серьезным опытом. А мы с режиссером Андреем Разбашем занимались эстетикой и любили эстетику, любили монтаж, любили съемки, просиживали ночи в аппаратных, в экспериментах, в восторгах над отдельными склейками, в битве с операторами, которые по тем временам боялись «завалить» камеру и писали на нас жалобы от операторского цеха по поводу наших неподобающих действий. Ведущие быстро поняли, что их успех во многом связан с такими продюсерами, как мы. А нам для нашей деятельности, конечно, тоже нужны были звезды, которые воплотят наши идеи. Так появился синтез, симбиоз, та самая команда, которая дальше и сделала такой костяк образа этой программы», – Иван Демидов.

Лысенко: Невыдающиеся умы

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/cWzdrsfTHz8 (https://youtu.be/cWzdrsfTHz8)

«Плюс «Взгляда», наверное, был в абсолютной бесхитростности, эклектике, непрофессионализме и изумлении ведущих от того, что им это разрешают говорить, что их вообще выпускают на публику, более того, смотрят, и смотрят в каких-то диких местах, звонят, откликаются…» – Анатолий Лысенко.

Музыка сразу стала важной частью программы. Вышедшие из подполья рок-группы были так же популярны, как и новорожденные политики-демократы. И те, и другие собирали стадионы, выдать их в эфир было одинаково трудно. Фактически «Взгляд» стал главной площадкой открытия нового российского телевидения на смене эпох. Деятели советского телевидения не видели до 1989 года ни одной зарубежной телевизионной программы, не знали, как в мире делается телевидение, какие формы телешоу существуют, как нужно вести себя ведущим, как выбирать цвета декораций и из чего их делать, какие существуют приемы съемки и монтажа. И вся страна увидела, что можно не сидеть и читать чужие тексты в галстуке, а просто разговаривать.

Демидов: Креатив без выезда на территорию врага

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/F_7dx5i7zd4 (https://youtu.be/F_7dx5i7zd4)

«Когда я впервые оказался за рубежом, на зарубежных телевизионных студиях, у меня практически никакого интереса не вызвала содержательная часть их телешоу. Я понял, что мы как литературоцентричная страна, страна с большим кинематографом, с классической культурой – гораздо круче. Технология – единственное, чем я занимался. Я измерял расстояния между ведущим и декорациями, отколупывал краску, смотрел на освещение и т. д. Также меня интересовали некие элементы шоу-бизнеса в подаче, потому что и наш зритель требовал все больше и больше элементов шоу – а с этим на советском телевидении был полный провал», – Иван Демидов.

А. Любимов: «Вот у нас и джаз в прямом эфире, и массовка. Как наши операторы вообще умудрялись успеть все это показать?»

Эрнст: Решает форма и ресурсы

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/R1JjSmr0Aac (https://youtu.be/R1JjSmr0Aac)

«Думаю, главное, что я сделал во «Взгляде», – то, что я попытался визуализировать и придать передаче какую-то стилистическую окраску. Поначалу она была визуально очень разношерстная… Я притащил много самой продвинутой техники, видеофильмы… И я до сих пор так благодарен судьбе за это, как если бы я участвовал в группе «Битлз», – Константин Эрнст.

Никто из создателей программы не ожидал столь молниеносного взлета популярности программы и ведущих – и это при том, что после первых же выпусков передачу разнесли в пух и прах в прессе. Критиковали в первую очередь ведущих, вызывавших страшное раздражение у людей, привыкших к четкости и ясности информационного вещания. Неудивительно, ведь с экрана «Взгляда» вместо выверенных формулировок периодически доносилось: «Извини, Димуля, я тебя перебью» и «Прости Влад, но ты, кажется, не совсем прав», – и все это на фоне, например, передачи «До и после полуночи» с элегантным, вылощенным Молчановым, выверенными сюжетами и прекрасной музыкой.

«Опыт показал, что четверо ведущих – это очень громоздкая и избыточная конструкция. Наверное, поэтому нас стало трое – Листьев, Любимов и я. А когда трое, то, если расходятся точки зрения, то это двое на одного, это всегда интереснее, чем двое против двоих, и тем более – чем трое против одного», – Дмитрий Захаров.

Обычно творческие коллективы Центрального телевидения делали телевизионные программы раз в месяц. Для того чтобы тяжелую неповоротливую машину традиционного телевидения превратить в еженедельную программу, требовался огромный коллектив. Программу «Взгляд» делали около 120 человек. Соавторами программы были десятки журналистов. Важно было сохранить новаторский дух. Постоянно шел поиск журналистов в других творческих коллективах, уже известных пишущих журналистов приглашали быть соведущими или авторами рубрик. Так появлялись новые звезды: Артем Боровик, Елена Ханга, Дмитрий Дибров, Владислав Флярковский, Дмитрий Лиханов и многие другие. Мешки писем в редакцию, преимущественно с жалобами, разбирала вся редакция, письма читали все, включая ведущих. В студии стояли
Страница 14 из 20

телефоны, на звонки в прямой эфир отвечали сотрудники программы, зрителям важно было видеть, что программа выходит в прямом эфире. Позже для работы с жалобами сформировалась отдельная группа «Сопричастность».

Демидов: Как мы с Разбашем потрясали

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/8snLYluuig8 (https://youtu.be/8snLYluuig8)

«Главной задачей было добиться выразительности и яркости. Мы поддерживали любое творчество операторов, любые эксперименты, от точек съемки до движения и даже падения камеры… На телевидении считалось, что показывать надо того, кто в данный момент говорит. Я тогда поспорил с Андреем Разбашем и убедил его в том, что с точки зрения зрителя может быть гораздо интереснее показать что-то совсем другое… А однажды мы снимали программу в огромном шведском торговом центры, и Разбаш надел на Сашу Любимова микрофон-петличку, а камера вошла в торговый центр, прошла по всем трем этажам без единой монтажной склейки и вышла на столик в кофейне, где сидел Любимов, который говорил одним куском весь закадровый текст, и как раз заканчивал последнюю фразу», – Иван Демидов.

«Как-то мы снимали в одном торговом центре в Швеции, и Разбаш с Демидовым придумали, что мой длинный комментарий будет записан синхронно, но за кадром, а камера в это время будет ко мне приближаться и в конце концов «выйдет» на мой крупный план. Такого мы никогда не делали. Настоящий адреналин. Но когда, наконец, камера «вышла» на мой крупный план, я вообще чуть не потерял самообладание. Мои родные еще и поставили Разбаша с камерой на скейтборд, а Ваня его аккуратно двигал в мою строну. У нас же не было тогда ни стедикамов, ни обычных операторских тележек. Мы даже скейтборд впервые увидели», – Александр Любимов.

Это было время открытий телевизионного велосипеда. «Взглядовцы» не видели ни одной зарубежной программы вплоть до 1988 г. Они учились на ходу монтажу, нарушая все правила, и не понимали, почему у них иногда получается. Существовали и другие проблемы, которые нужно было решать, – организационного характера, как говорят теперь, – из области менеджмента. Невозможно было мириться с тем, что после программы ведущему нельзя просто сесть в машину и уехать домой, потому что останкинская машина должна развезти еще троих ведущих других программ в разные концы Москвы, что нельзя получить камеру, когда она нужна на съемки, что на монтаж сюжета есть только одна монтажная смена, за время которой нужно также успеть отсмотреть весь отснятый материал – а значит, нет права на ошибку. Для того, чтобы изменить модель работы, требовалась новая экономическая модель.

Любимов: «Взгляд» и Другие

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/wESFrYpU-FY (https://youtu.be/wESFrYpU-FY)

Демидов: Гамлет, Хлестаков… Мне нужны типажи

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/5dhnXA52V2I (https://youtu.be/5dhnXA52V2I)

«Есть такое профессиональный метод, который иногда помогает в поисках – иди от противного, посмотри как есть и сделай по-другому. В первых выпусках ведущие пытались надевать галстуки, но мы заменили все это футболками, куртками, свитерами. Не скажу, что мне близка эта эстетика, но я понимал, что будет бомба, когда на советском телевидении появятся просто хорошо выглядящие пацаны, в совершенно другой эстетике. Саша Любимов был абсолютный американец, белозубый, высокий, силуэт треугольником, янки. Влад Листьев – такой француз, в бежевом, усы, прищур. Дима Захаров – зануда, математик, ботаник, фрик из Силиконовой долины, как сейчас сказали бы… Мы раскручивали их образы, сделали промо-ролики с их лицами, поворотами головы, внимательными взглядами… Одних только стилей отбивки «Взгляд» мы смонтировали штук пятьдесят… В студии мы поставили движущиеся камеры, операторские краны. Ведущие танцевали с гостями, двигались, прыгали, даже играли в большой теннис – была натянута сетка, и передача начиналась с того, что Листьев с Захаровым играют в теннис», – Иван Демидов.

У программы «Взгляд» не было жесткого хронометража, обычно ее планировали на 90 минут, но она могла продолжаться и более двух часов, если в программе были важные темы. Иногда ночные посиделки заканчивались в третьем часу ночи. Требовалось внедрять индустриальный подход и начинать мыслить временем – фактически «взглядовцы» самостоятельно изобрели верстку программы – оценивать каждый сюжет с точки зрения полезного содержания, полезной эмоции, и жестко планировать хронометраж.

«Взгляд»: Как дойти из Москвы до Калгари за 5 минут

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/MdaNxcD6aP4 (https://youtu.be/MdaNxcD6aP4)

«Идей было много, но было понятно главное – что все должно быть компактно, все сюжеты быть не длиннее семи минут, и что это должен быть такой калейдоскоп, бешено вращающиеся колесо, которое предоставляет самые различные виды информации, и конечно, музыку. Правда, я думал, что я буду работать не в кадре, а заниматься сценарной стороной дела, и меня фактически насильно выпихнули в кадр… Сначала это было состояние ужаса при виде камеры, а потом, естественно, выработалась привычка», – Дмитрий Захаров.

Одной из главных находок «взглядовцев» был человек крупным планом. Авторы экспериментировали с разными форматами в рамках одной программы, с разными типами общения. Именно во «Взгляде» появился новый для советского телевидения жанр «ток-шоу».

Демидов: Правильно писать «толк-шоу»?

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/n-qlE-hTqQs (https://youtu.be/n-qlE-hTqQs)

«Однажды Саша Любимов сказал: слушайте, на зарубежном телевидении есть «talk show» – гости программы, аудитория, ведущий ходит с микрофонами. Дима Захаров сказал: я ходить не буду, я упаду. Я говорю: хорошо, четыре гостя. Дима сидит в кресле вместе с гостями, как ведущий, а Влад и Саша с микрофонами работают с аудиторией… В кроваво-красном освещении нашей студии мы записали первое ток-шоу. И вот, в ночь с четверга на пятницу я его монтирую и понимаю, что в шапке надо написать что-то, кроме слова «Взгляд». Подумал, что «talk show» – хорошее название. Но как написать его по-русски – «ток-шоу» или «толк-шоу»? Оба варианты красивые, оба с интересными коннотациями. И я принял решение писать «ток-шоу» без «л». В таком виде это слово и вошло в русский язык», – Иван Демидов.

«Да, приходилось изобретать новый язык. Мы ведь хотели отличаться и отличались. Сейчас ведущие часто говорят перед рекламными паузами: «Оставайтесь с нами», или: «Мы вернемся через минуту», – а ведь раньше так говорить было невозможно, зритель бы не понял. Эти фразы внедрил в телевидение «Взгляд». Мы первыми стали именовать руководителей страны без отчеств. Просто «Егор Лигачев» или «Михаил Горбачев». Тоже целая революция. И отдельная история с «господами». От «товарищей» мы быстро отошли, а вот «господа» долго не приживались», – Александр Любимов.

Ток-шоу принимало разные формы – интервью с одним гостем, «дуэль», «панель».

Ток-шоу «Взгляд». Набирающий популярность соавтор программы «500 дней» Григорий Явлинский

3. Планирование и техника рассказа

Известно, что, вне зависимости от уровня образования и возраста, зрителям в целом трудно запоминать содержание сюжетов в той же программе новостей. Как правило, зрители запоминают лишь два или три сюжета из выпуска – даже если их спросить сразу после окончания программы. Ваша задача – войти в тройку
Страница 15 из 20

из дюжины всех сюжетов.

Секрет успеха в том, как вы рассказываете историю. Правила рассказа действуют для всех жанров и всех типов видео, независимо от того, идет ли речь о сказке, художественном фильме, театральной пьесе, продолжительной телепередаче или коротком сюжете для новостей.

В процессе исследования, то есть планирования производства сюжета, вы должны постоянно думать об одном – как «перевести» свойственные письменному или устному языку идеи и понятия в конкретные образы и звуки. Степень убедительности видеоматериала полностью зависит от того, насколько точно и гармонично удается в нем объединить все средства воздействия на зрителя: видеоряд, звукоряд, текст и прочее.

Исследователи в области средств массовой информации и журналисты, работающие в теленовостях в последнее время с растущим интересом изучают модели построения рассказа, с помощью которых авторам художественных произведений удается завладеть вниманием публики. Многие исследования СМИ показали, что для планирования (написания сценария) и создания многих информационных сюжетов и новостей наиболее применимы две модели – «модель сюжета» и «модель рассказа».

Модель сюжета первоначально была разработана французским литературоведом Альгирдасом Жюльеном Греймасом на основе трудов российского ученого Владимира Проппа, изучавшего «нарратив», то есть рассказ, повествование. Греймас использовал вывод Проппа о том, что сюжеты и типы героев сказок разных народов на удивление схожи – настолько, что могут быть положены в универсальную модель сюжета.

Контраст и конфликт

Как модель сюжета, так и модель рассказа основываются на том, что люди европейской культуры, к которым мы относимся, привыкли мысль контрастными и конфликтными образами – такими, как свет и тьма, день и ночь, богатство и бедность, сила и слабость, бог и дьявол, герой и злодей, помощник и соперник. Ничто не существует без своей противоположности, а между противоположностями разгораются конфликты. Драма возникает, когда противоположности начинают борьбу.

В сказках разворачивается борьба между добром и злом, и как правило, побеждает добро. В театре и в кино побеждают и добро, и зло. Если побеждает добро, мы имеем хэппи-энд. Если побеждает зло, перед нами трагедия. Публика следит за развитием сюжета вплоть до последней секунды, чтобы узнать, чем закончилось дело. Именно этим принципом, присущим и модели сюжета и модели рассказа, может воспользоваться журналист.

Как правило, журналист встречается с событиями, в которых заложен открытый конфликт. Криминальная хроника, спорт, политика, рынок труда, система образования или здравоохранения – во всех этих сферах, поставляющих события, действуют по крайней мере две стороны, имеющие различные интересы. В событиях экономической жизни бывает сложнее определить участников конфликта, и тогда журналисту следует с особым вниманием исследовать взаимоотношения возможных героев сюжета, с тем чтобы правильно построить конфликт между ними. Для этого и используются модели сюжета или рассказа. Правильно построенный сюжет позволяет зрителю понять масштаб проблемы и глубоко понять ее суть. Применение модели упрощает и делает более понятной сложную окружающую нас реальность.

Модель сюжета

Почему некоторые тексты захватывают воображение, а другие вызывают скуку? Как только вы освоите модель сюжета, вы легко ответите на этот вопрос.

Когда вы планируете сюжет (то есть исследуете проблему и пишете вероятный сценарий, вы упрощаете проблему до простой, пригодной для рассказа формы. В схематичной форме модель сюжета можно представить следующим образом (Рисунок 1):

Рисунок 1

• Субъект: человек или несколько лиц, которые стремятся к какой-то цели.

Субъект или субъекты соответствуют главному герою или главным героям сказки, драмы или видеоматериала.

• Объект: та цель, к достижению которой стремится субъект – справедливость в деле о налогах, деньги и известность, признание и любовь другого человека, доказательство истины и т. д.

• Противник: человек или люди, цель которых прямо противоположна цели субъекта.

• Помощник: люди, предметы или собственные способности и свойства субъекта, помогающие ему в достижении цели.

• Стимулятор: понятие, институт, орудие, свойство, представляющие собой запас энергии помощника или помощников.

В терминах сказки это та «волшебная сила», с помощью которой субъекту, возможно, удастся добиться своего объекта.

В несправедливом деле о ценах в этой роли может выступать общественная мораль.

• Адресат: тот, кто принимает объект (добивается своей цели), – как правило, сам субъект.

Если субъект трудится ради общественного блага, адресатом становится общество.

• Мотивировка, которая завершает сюжет: что-то вроде морали, она же – управляющая идея или основной вывод из истории.

Самое интересное при конструировании сюжета – определить, кто из реальных участников события является субъектом.

Сказка

Давайте попробуем приложить модель сюжета к такой хорошо известной сказке, как «Ганс Чурбан» (вариация на тему «Иванушки-дурачка») Г. К. Андерсена.

• Субъект: Ганс Чурбан.

• Объект: принцесса и полкоролевства.

• Противник: отклоняющиеся от нормы эксцентрическое поведение и странная внешность Ганса Чурбана.

• Помощник: находчивость, храбрость, дерзость и красноречие, проявляемые Гансом Чурбаном в решающие моменты.

• Стимулятор: стихийная, непривлекательная, но с богатым воображением натура Ганса Чурбана.

• Адресат: Ганс Чурбан.

В кратком пересказе анализ сказки с помощью модели может выглядеть так:

Благодаря своей стихийной, непривлекательной, но обладающей богатым воображением натуре, а также находчивости, храбрости, дерзости и красноречию, проявляемым им в решающие моменты, Гансу Чурбану удается получить в жены принцессу и полкоролевства в придачу, несмотря на его эксцентричное поведение и странную внешность, не соответствующие общепринятым нормам.

Более широкое обобщение личности Ганса Чурбана можно сформулировать так:

Даже бедный, необразованный и чудаковатый человек может добиться богатства и положения в обществе, если он обладает талантом и мужеством.

Исходя из того, что Г.К. Андерсен почти всегда писал о самом себе, то не рискуя ошибиться, можно сказать, что в этой сказке описана судьба самого писателя. Именно такой обобщенный смысл произведения называется мотивировкой. Чем короче и чем точнее она сформулирована, тем больше у автора шансов хорошо рассказать историю.

Требование сформулировать мотивировку не только вынуждает рассказчика анализировать и систематизировать материал. Вырабатывая мотивировку, автор одновременно определяет и то, что он хочет сказать публике своей историей.

Общая мотивировка модели сюжета для историй с хэппи-эндом выглядит так:

Благодаря помощнику и стимулятору субъект получает возможность достичь объекта несмотря на действия противника.

Мотивировка трагедии выглядит так:

В результате действий противника субъект не получает возможности достичь объекта, несмотря на усилия помощника и стимулятора.

Информационный сюжет

Многие
Страница 16 из 20

новости и информационные сообщения вписываются в рамки модели сюжета. Разница лишь в том, что журналисту самому приходится решать, кто из реальных участников события будет выступать в роли субъекта.

Пример:

Группа спортивных врачей утверждает, что ежедневные многочасовые тренировки представляют опасность для здоровья молодых людей как в психическом, так и в физическом отношении. В течение последних двух месяцев врачи обследовали сто молодых людей в возрасте от 12 до 17 лет, занимающихся спортом высоких достижений. У 14 из них были выявлены психические или физические отклонения, происхождение которых можно объяснить участием в тренировках и соревнованиях.

Исходной точкой модели сюжета является то, что журналистам хорошо знакомо: намеченная в общих чертах идея в рамках большого количества событий и заинтересованных лиц. Начиная исследование темы, мы собираем факты и точки зрения, понимая, что в своих комментариях наши респонденты исходят из своей жизненной ситуации, своей профессиональной позиции, своего специфического опыта и своих интересов. В плане съемок, соответственно, необходимо предусмотреть, что в окончательном варианте сюжета нам понадобятся разные видеоцитаты, характеризующие опыт, позиции, чувства, настроения, оценки и догадки участников истории по отношению к проблеме, которую мы исследуем, а именно:

• Главный врач российской сборной по биатлону Александр Шерстяк: «Тренировки следует проводить по такой методике, чтобы не возникало перенапряжения».

• Анна Поваренкова, мать олимпийского чемпиона Владимира Поваренкова: «Если бы не биатлон, то Володя стал бы наркоманом или попал в тюрьму. Биатлон подарил ему новую жизнь».

• Олимпийский чемпион Владимир Поваренков: «Без тренировок нет побед. А без побед в этой жизни нет места под солнцем».

• 14-летняя Ольга Растягаева, которая, играя в гандбол, заработала неизлечимую болезнь позвоночника. «Тяжелые тренировки – это просто-напросто какое-то сумасшествие. У меня почти все время боли в спине», – говорит Ольга.

• 17-летний Константин Петриков, ушедший из профессионального водного поло: «В течение семи лет я профессионально занимался спортом, потерял всех друзей, поскольку тренировки занимали все время». Родители Кости были очень расстроены его уходом, но Константин решил не тратить свою жизнь на удовлетворение родительских амбиций.

• Глеб Вашиев, бывший тренер Константина Петрикова: «Чувство товарищества – это самое главное в водном поло. Командный дух – это часть подготовки ватерполиста, а наши врачи гарантируют оптимальный режим тренировок».

Журналист может выбрать любого из участников этой истории в качестве субъекта, но решающим фактором в выборе обычно является тот субъект, в пользу которого говорят результаты исследования самой проблемы, суть полученного журналистского задания и соответствие истории наибольшему числу критериев.

Выбор субъекта, вариант 1

Субъект – покинувший водное поло Константин Петриков. В этом случае история, скорее всего, будет повествовать о борьбе детей против авторитаризма родителей на фоне полученных в результате занятий спортом травм.

• Субъект: Константин Петриков.

• Объект: возможность предупредить молодых людей, чтобы они не растрачивали свои юные годы на «бессмысленные тренировки ради удовлетворения амбиций своих родителей».

• Помощники: Ольга Растягаева, получившая неизлечимую травму на гандболе.

• Противники: биатлонист Владимир Поваренков, его мать Анна и главный врач сборной Александр Шерстяк.

• Стимулятор: доклад врачей.

• Адресат: Константин Петриков.

• Мотивировка: «Несмотря на амбиции родителей и тренеров, молодежь сама может решать, как ей жить. Для этого требуется проявить мужество и пойти наперекор, если ты сам чувствуешь, что кто-то пытается руководить твоей жизнью и тем самым разрушает ее».

Вариант 2: другой субъект – другая история

Предположим, что исследование проблемы выявило факт использования доклада врачей группой политиков, которые лоббируют финансирование любительского спорта за счет уменьшения финансирования профессионального спорта. Удалось также выяснить, что травма у Ольги Растягаевой врожденная, а Константин Петриков ушел из водного поло просто в силу отсутствия физических данных. В такой ситуации субъектом может быть Глеб Вашиев, тренер Константина Петрикова. Сюжет расскажет о нечестных приемах борьбы за бюджетные средства.

• Субъект: тренер по водному поло Глеб Вашиев

• Объект: защита возможностей молодых людей, профессионально занимающихся спортом, – в сотрудничестве со своими товарищами и под наблюдением врачей – развить свои способности как в спортивном, так и в личном плане.

• Помощники: биатлонист Владимир Поваренков и его мать Анна.

• Противники: главный врач сборной Александр Шерстяк, Ольга Растягаева, Константин Петриков, авторы доклада и политики-лоббисты.

• Стимулятор: более глубокий анализ доклада врачей, позволяющий сделать вывод, что он сфабрикован. Факты, позволяющие вывести Константина Петрикова на чистую воду, а также доказать, что болезнь позвоночника у Ольги Растягаевой врожденная.

• Адресат: тренер по водному поло Глеб Вашиев

• Мотивировка: «Хотя ведущим спортсменам всегда завидуют и подозревают их в различных хитростях и подтасовках ради спортивных результатов, они честно и качественно делают свою работу и достигают невероятных успехов».

Могут быть и другие варианты. Конечно, в условиях нехватки времени на подготовку сюжета часто приходится пренебрегать этой аналитической работой, но именно она и только она приносит результат. Сюжет делается не на съемочной площадке, а на бумаге – или как минимум в вашем сознании, модель функционирует как своего рода испытательный стенд, на котором журналист может выверить тему, определить свою роль в сюжете, правильно расставить акценты и отработать содержание своего обращения к зрителям еще до начала фактической работы над материалом. И тогда такой сюжет войдет в заветную тройку лучших, которые зритель может вспомнить после просмотра программы новостей.

Три уровня модели

Мы с вами рассмотрели первый уровень сюжетной модели, которая актуальна, пока происходит планирование производства, изучается сама проблема и, возможно, проводятся съемки. Назовем его уровнем А.

После того, как вы пообщались с героями вашего сюжета, возможно, что полученная новая информация, возникшие у вас новые ощущения, симпатии и антипатии, ваше журналистское чутье подсказывают вам, что первоначально выбранный подход к проблеме вас уже не устраивает. Это уровень Б – выбор журналистом сюжета или угла зрения на событие, формы выражения и средств воздействия.

Когда вы смонтируете сюжет, имеет смысл применить метод моделирования в третий раз, а именно определить отношение зрителей к сюжету. Это уровень В.

Уровень А

На этом уровне вы определяете, о чем должен рассказывать сюжет и кто должен в нем участвовать. Исследуя проблему, мы начинаем с события, которое должно иметь последствия для героев сюжета – иначе это событие не может лечь в основу сюжета. Именно для этого мы и строим модель: кто из героев может быть
Страница 17 из 20

субъектом, как в разных вариантах будет толковаться история, какую цель преследуют герои (объект), кто их противники, помощники, стимуляторы, будет ли эта история иметь счастливый или трагический конец.

В результате мы выбираем ту модель, которая соответствуем большинству наших критериев: важность, актуальность, идентификация, конфликтность, неожиданность. Выбирая главного героя (субъекта), мы по сути выбираем сюжет или поворот темы, который позволяет получить наибольший общественный резонанс. И чем больше конфликтов, препятствий, противников встретится на пути субъекта к объекту, чем больше зрители смогут отождествить себя с субъектом, тем с большим интересом и напряжением они будут смотреть сюжет.

Уровень Б

После проведенных съемок в процессе монтажа, уже на уровне Б журналист определяет свое отношение к видеоматериалу, который собран в соответствии с моделью на уровне А, и соответствующим образом монтирует сюжет.

На этом этапе журналисту необходимо расставить в сюжете акценты таким образом, чтобы сфокусировать внимание зрители на тех элементах уровня А, которые теперь представляются ему наиболее адекватными. В этот момент он назначает того или иного героя на роль субъекта в соответствии с критериями важности, доходчивости и убедительности сюжета. Процесс монтажа, таким образом, можно сравнить с разглядыванием брильянта. Под каким углом ни разглядывай брильянт, все равно увидеть его целиком не удастся. Так и с сюжетом – журналист должен выбрать, какую сторону проблемы и каким образом он высветит перед зрителем.

Но уже на уровне А во время планирования съемок журналисту необходимо определиться с теми элементами применения модели на уровне Б, которые необходимо учитывать непосредственно во время съемок.

Прежде всего журналисту необходимо определить свою роль автора в этом сюжете. Надо ли рассказать это в кадре или следует удовлетвориться закадровым текстом? Можно позволить себе авторский, эмоционально окрашенный комментарий или ограничиться простым перечислением фактов? В какой манере следует интервьюировать различных участников события, если вы планируете сохранить Ваши вопросы в кадре в процессе монтажа? Какую роль выбрать? «Повивальной бабки», «скептика», «единомышленника», «дурачка», «разоблачителя» или «любопытствующего»?

Кроме того, важно не забыть и о других мелочах, которые сильно влияют на зрительское восприятие.

Какой выбрать план и ракурс для установки камеры при съемке отдельных эпизодов, чтобы эмоционально подчеркнуть ту или иную мысль?

Герой дает интервью таким образом, будто камера подглядывает за ним издалека или камера временами двигается из стороны в сторону, потому что по переднему плану кадр периодически пересекают тренирующиеся спортсмены.

В каких «декорациях» проводить съемки, какой выбрать фоновый шум, какие предметы могут оказаться в кадре?

Герой дает интервью на больничной койке, куда он угодил в результате спортивных тренировок, или в здании суда, где ожидается вердикт в его пользу. Герой вертит в руках гандбольный мяч или на заднем плане стоят его бывшие товарищи по команде в позах осуждения. Интервью звучит на фоне возбуждающего шума толпы болельщиков или в полной тишине, подчеркивающей одиночество героя.

В каком ритме чередовать планы на монтаже?

Замедленные движения атлетов подчеркивают величие и эстетику спорта, а быстро меняющиеся планы спортивной борьбы могут работать на идею угрозы здоровью, которую несут в себе тяжелые тренировки.

Но все-таки несравнимо более важным для зрительского восприятия является выбор субъекта, чтобы сюжет был как можно более правдивым, доходчивым и убедительным. Выбор субъекта или, иными словами, главного героя сюжета по сути определяет и авторское отношение журналиста к поставленной проблеме.

И если на уровне А мы определяется с этим героем, то на уровне Б в роли субъекта выступает журналист, а в роли объекта – «хорошая история».

Схематично модель выгладит так:

Рисунок 2

Уровень В

На уровне В роль субъекта играют зрители, а роль объекта – заявление или сообщение, с которым журналист обращается к зрителям. Схематично модель выглядит следующим образом (см. следующую страницу):

На этом уровне вы определяете, чего именно не знают зрители, к чему испытывают недоверие и какие имеют предубеждения по отношению к содержанию будущего сюжета. Для этого вы должны представлять себе аудиторию, к которой обращен ваш сюжет, – возраст, уровень образования, семейное и социальное положение и т. д. Попытайтесь поставить себя на место зрителей и выяснить, в отношении каких элементов события проявляются ваши собственные неосведомленность, недоверие и предубеждения. Это поможет вам эффективно применить разбираемую нами модель и смонтировать программу так, чтобы помочь зрителям преодолеть их неосведомленность, недоверие и предубеждения.

Рисунок 3

Функции трех уровней

Таким образом, уровень А нужен вам для того, чтобы прояснить для себя, что и почему вы хотите рассказать. На уровне Б выясняется, как вы будете это рассказывать, а на уровне В вы контролируете соответствие результата замыслу.

На уровне Б происходит отбор материала из плана съемок, сделанного на уровне А с учетом уровня В – то есть с учетом потребностей зрителей. Мотивировка, планирование видео- и звукоряда происходят также на уровне Б на основе плана съемок уровня А и с учетом зрительских потребностей уровня В. Формулируя потребности своих зрителей, журналист тем самым обозначает и то сопротивление материала, которое ему придется преодолеть.

Обобщая, можно сказать, что журналист использует уровень моделирования А, чтобы понять, что он хочет рассказать и почему. На уровне Б он решает, как он будет рассказывать историю, а на уровне В он добивается соответствия результата проделанной работы замыслу. Можно сказать, что модель Б рассказывает модели В историю о модели А.

Визуальное мышление Жана Менара

Продюсер канадской телекомпании СВС Жан Менар разработал свою систему планирования работы над сюжетом для журналистов теленовостей. Многие ее положения сходны с принципами модели сюжета, однако она проще и практичнее. Вот как она выглядит:

1. Событие. В основе работы над сюжетом лежит событие. Сначала журналист исследует причинно-следственные связи вокруг этого события. Собрав факты, он обрабатывает их с точки зрения журналистских критериев и с учетом требований визуализации. Уже на этой стадии журналист намечает для себя, как он расскажет зрителям предысторию события, каковы будут видеоряд и звуковое сопровождение в его сюжете. Таким образом, на самой ранней стадии задача журналиста заключается в том, чтобы словесную информацию перевести на язык образов.

Выделите главное событие, определите его причины и следствия, соберите факты, подумайте о том, какое яркое и неожиданное видео вы можете показать зрителю.

2. Исследование. Чтобы найти «гвоздь» истории» и сформулировать его, журналист должен выполнить исследование проблемы. «Гвоздь» – это повод, толчок к созданию сюжета. Например, парламентские дебаты о жилищных условиях пожилых людей могут стать «гвоздем» сюжета
Страница 18 из 20

об одиночестве пенсионера, который передвигается с большим трудом, а живет на пятом этаже в доме без лифта и потому практически полностью лишен возможности общения. «Гвоздь» должен быть обозначен в подводке ведущего программы, поэтому уже на этой стадии журналист должен наметить, о чем будет говориться в подводке. Подводки к сюжетам придумывают не редактор или ведущий выпуска, а сами авторы сюжетов.

Изучите тему, придумайте историю, найдите точку отсчета этой истории и сразу напишите вариант подводки для ведущего программы.

3. Акцентирование (фокусировка). Журналист акцентирует сюжет. Акцентирование заключается, как правило, в том, чтобы взвесить последствия события для ряда лиц, которых это событие затрагивает. Журналист выбирает одно или несколько участвующих в событии лиц, чей взгляд позволит лучше всего представить событие в целом, исходя из журналистских критериев.

Однако самым важным критерием является возможность отождествления зрителей с участником события. Именно этот акцент – угол зрения – теперь представляет суть сюжета, и эту суть журналист с помощью воображения должен перевести на язык образов. Яркие образы особенно важны в начале сюжета, чтобы привлечь внимание зрителя.

Определите героев, оцените последствия события для них. Не забудьте подумать, затрагивает ли это событие самого зрителя.

4. Участники. Журналист выбирает тех, кто будет рассказывать историю вместе с ним, – кто из участников события может адекватно осветить его суть. Состав участников сюжета подбирается так, чтобы они высказывали по возможности самые разные точки зрения: со стороны жертвы и со стороны обвиняемого, со стороны экспертов и т. д. Выбрав участников, подумайте, какими выразительными средствами вы представите их в сюжете: они будут в униформе, будут что-то делать в кадре во время интервью, они окажутся на месте события или на своем рабочем месте, будут держать в руках предметы, которые их идентифицируют в соответствии с заявленными ролями, в кадре вместе с участниками будут другие герои или свидетели события?

Еще раз подумайте, у кого брать интервью, чтобы не тратить время впустую. Вам нужны жертва, обвинитель и эксперт.

5. Журналист. Журналист должен определить и свою собственную роль и как рассказчика, и как участника сюжета, который появляется в кадре. Каковы должны быть содержание, эмоциональная окраска закадрового текста и поведение в кадре? На каком фоне снимать «стендапы» и в каком месте сюжета их монтировать?

Определите свою роль в этой истории.

6. Выражение. Журналист определяет характер видеоряда. Он решает, с помощью каких операторских приемов, архивных кадров или специальных эффектов он может сделать сюжет более доходчивым. Как и где поставить камеру, какой выбрать план, осветительные приборы, спецтехнику, чтобы создать субъективный изобразительный ряд, который наиболее выразителен для этого сюжета и помогает понять, что журналист хочет сказать зрителям.

Подумайте, какие приемы съемки, места и способы съемки вам помогут.

7. Съемки. Теперь журналист подготовлен настолько основательно, что может начать съемки сюжета.

Берите оператора и отправляйтесь на съемку.

Модель рассказа

Определив, какую историю вы будете рассказывать, состав участников сюжета и средства визуализации, вы можете начинать продумывать, как лучше всего рассказать историю, чтобы рассказ получился интересным и затрагивал интересы зрителей. Этот анализ может продолжаться и на стадии исследования, и в процессе съемок, и в момент монтажа. Но к началу монтажа сюжета журналист должен точно определить, где и что должно произойти, почему, как и когда.

Все авторы сказок, мифов, священных книг, киносценариев, театральных пьес организуют материал так, чтобы привлечь и удержать внимание аудитории. Ключевым словом здесь является английское suspense – напряжение. Материал должен быть смонтирован так, чтобы напряжение росло до момента разрешения конфликта. Если модель сюжета дает вам возможность сделать его понятным для зрителя, то модель рассказа позволяет рассчитывать, что зритель посмотрит ваш сюжет до конца. Ниже мы приводим модель рассказа, основанную на принципах, разработанных шведским драматургом Карлом Йоханом Сэтом:

• Завязка: возбуждает интерес у зрителей и заявляет основную тему сюжета.

• Экспозиция: участники, события, мысли и чувства представляются зрителю в их отношении к главному герою и друг к другу. На этой или на следующей стадии происходит отождествление зрителя с поставленной проблемой.

• Детализация, или развитие конфликта: конфликт детализируется и углубляется. Напряжение возрастает.

• Точка невозврата: кульминация сюжета, когда конфликт открывается зрителю в полном объеме. В этот момент у зрителя должно появиться желание обязательно досмотреть сюжет до конца.

• Кульминация: главный герой – субъект встречает все больше препятствий. «Противники» и «помощники» мобилизуют все свои силы. Чем все это закончится?

• Развязка: наивысшая точка развития сюжета, где конфликт разрешается как хэппи-энд или как трагедия. Теперь в распоряжении зрителей достаточно фактов и оценок, чтобы решить, кто проиграл, а кто выиграл.

• Отводка: сюжет быстро заканчивается. В отводке дается последняя возможность отождествления с главным героем – и это тоже важно, поскольку теперь зрители знают, чем завершился конфликт.

Упрощенная модель рассказа для новостей

Когда вы рассказываете анекдот, вы не используете все стадии модели создания напряжения – вы начинаете с завязки и экспозиции, после чего сразу переходите к кульминации. Аналогично, для кратких «телеграфных» новостей используется упрощенная модель рассказа, которая кратко называется по-английски: «Hey, You, See, So»:

• Hey: захватите внимание зрителя. Заинтересуйте его. Сделайте так, чтобы он не мог оторваться от экрана.

• You: заставьте зрителя ощутить, что это сообщение касается и его самого. Вовлеките его в происходящее. Затроньте его чувства, чтобы он занял активную позицию «за» (или «против»).

• See: сделайте сообщение ясным, понятным, конкретным, доходчивым, аргументированным и динамичным, опирающимся на логическую связь между важными частями информации, чтобы зритель мог воспринять сообщение во всей его целостности.

• So: позаботьтесь о том, чтобы зрители поняли соотношение причин и следствий события, соотнесли увиденный сюжет со своим опытом и общей практикой.

Цель модели

В основе всех этих моделей – желание пробудить активность зрителей, заставить их размышлять, чувствовать, спрашивать и, возможно, действовать. Цель применения моделей не в том, чтобы втиснуть сюжет в прокрустово ложе заранее разработанного шаблона и тем самым отмести все факты, которые не вписываются в этот шаблон. Основательное исследование и профессионализм журналиста позволяют рассчитывать на то, что все важные факты будут упомянуты и сюжет будет сбалансирован. Цель применения моделей в том, чтобы заставить журналиста осознанно, а не произвольно, определить свой подход к материалу, руководствуясь чисто журналистскими, то есть общественными интересами.

Помните – видео обращается к правому
Страница 19 из 20

полушарию мозга и говорит на языке человеческих эмоций. Когда журналисту удается выработать осознанное отношение к материалу и с помощью воображения грамотно перевести его на язык «картинок», то скорее всего, и зрители отнесутся к нему осознанно и либо согласятся с отношением журналиста, либо отвергнут его, но тем самым получат возможность видеть, сопереживать, понимать и использовать полученную информацию в своей жизни. Хорошо сделанный сюжет пробуждает в зрителях социальную активность, заставляет их размышлять, чувствовать, спрашивать и действовать.

Прежде чем двигаться дальше, мы хотели бы порекомендовать вам ряд книг, в которых проблемы драматургии раскрыты значительно шире, чем в этой главе.

• Книги Романа Осиповича Якобсона, выдающегося российского ученого-лингвиста, по сути создавшего семиотику – науку о знаках и о том, как знаки и образы воздействуют на человека. Вы можете читать любую его работу с любого места.

• Книга Юрия Михайловича Лотмана «Семиотика кино и проблемы киноэстетики» и другие его работы.

• Работы великого советского кинорежиссера Сергея Михайловича Эйзенштейна, который прагматично структурировал проблему перевода языка слов и мыслей в язык образов и знаков, например, двухтомник «Метод».

• «Тысячеликий герой» – книга замечательного американского ученого Джозефа Кэмпбелла, который занимался вопросами сравнительной мифологии и изложил принципы убедительного рассказа истории, которые можно коротко охарактеризовать, как «психологическая модель рассказа».

• Книга Homo Ludens или «Человек играющий», в которой голландец Йохан Хейзинга описывает особенное состояние человеческого разума – состояние игры. Входя в состояние игры, человек начинает строже придерживаться правил и не терпит их нарушения, хотя в обычной жизни допускает это.

Прочтя эти книги, вы сможете более глубоко освоить специфику языка образов, и ваши сюжеты будут более понятны зрителю.

Острый «Взгляд»

Любимов/Будинайте: Искренность не может разрушать

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/CY_WRfTDF-U (https://youtu.be/CY_WRfTDF-U)

Программа выходила в ночь с пятницы на субботу, а с понедельника по всей стране начиналось тотальное обсуждение увиденного – как бы ни раздражали ведущие или как бы их не любили. После первой же передачи Анатолию Лысенко стали звонить сверху: «Уберите этих мерзавцев!»; «Откуда взялись эти типы?»; «Что за полуночные гаденыши?»

Лысенко: «Не могу поступаться принципами»

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/7D43fn937FU (https://youtu.be/7D43fn937FU)

«Первые четыре передачи были обычными, но в каждой из них было по одному «чумовому» сюжету, вроде сюжета о лошади, живущей в подъезде… Но мы попали в самое начало гласности, на старте. Старт – и мы побежали, как все, но оказались более шустрыми. Когда в первый раз убрали из эфира ведущих – это были отголоски серьезнейшего кризиса в Политбюро, о котором мы сейчас знаем, что это был конфликт двух ближайших соратников, Михаила Горбачева и Егора Лигачева, а всей правды мы не знаем и не узнаем при нашей жизни. Было ясно, что наверху всем осточертело это состояние безвременья, безыдейности, всеобщего вранья и полной безнадеги. Нам врали о квартирах каждому, о коммунизме, о том, что мы впереди планеты всей, а жизнь раскрывалась так, что люди стали узнавать правду…» – Анатолий Лысенко

«Специальным корреспондентом программы «Взгляд» был Александр Политковский, многие его помнят, потому что у него был запоминающийся образ народного героя, который работает на грани допустимого, использует скрытую камеру и делает запоминающиеся сюжеты – то подпольно продает пластинки, то варит джинсы… Многим запомнился Сергей Ломакин, потому что у него в эфире произошли исторические события – будущий министр печати и информации Михаил Полторанин рассказал о подставных звонках, порочивших Бориса Ельцина, которые шли из здания райкома партии во время предвыборных дебатов между Ельциным и Браковым – так были разоблачены кремлевские телефонные «боты». Правда, как теперь выясняется, Полторанин врал, и он же сфабриковал стенограмму выступления Б.Н. Ельцина на Пленуме ЦК КПСС, когда тот покинул ЦК и горком партии», – Александр Любимов.

Молодежную редакцию заполонили письма рассерженных ветеранов: «…Поражает поведение ведущих. Как-то А. Любимов и Д. Захаров открыли передачу таким, мягко говоря, бестактным заявлением: «Сегодня во «Взгляде» будет много всякой музыки, поэтому все, кого это не устраивает, могут идти отдыхать», и тут же оба поочередно объявили: «Спокойной ночи». Такое беззастенчивое предупреждение выглядело уж очень сродни зазнайству и прозвучало уничижительно. Не слишком ли много эти молодые люди себе позволяют? Ведь родителям, имеющим детей и внуков, совсем не безразлично знать, как и чему «Взгляд» учит молодежь, чтобы вовремя в семье, несущей главную ответственность за воспитание детей и внуков, подправлять перегибы, подтексты и недомолвки» (из письма Г. Киселева, члена КПСС с 1939 г.).

Сагалаев: Чужой среди своих

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/TZnIIg5ne7c (https://youtu.be/TZnIIg5ne7c)

«Ответственные люди смотрели передачи до их выхода в эфир. Поскольку «Взгляд» нельзя было посмотреть до выхода в эфир, его смотрели на канале «Орбита-1», то есть во время прямого эфира на Сахалин, Анадырь и Петропавловск-Камчатский. После этого они приходили ко мне… Их главный мотив был – страх. Страх за свою высокооплачиваемую работу, за свою привилегированную должность, за свою семью. И они начинали: Эдик, что будем делать? А я говорю: ничего не будем делать. Они: нет, ну что ты, так не пойдет… Научились, как в известной истории про зеленую собачку на холсте, специально ставить в программу что-то, что заведомо не пройдет – не самое острое, а самое заметное – и соглашались это убрать. Они успокаивались – ну хорошо, вот с этим ты согласился, спасибо, молодец. Потом, конечно, докладывали наверх…», – Эдуард Сагалаев.

Любимов: Скандальная подпольная жизнь

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/U205AvfRFA8 (https://youtu.be/U205AvfRFA8)

«Мы постепенно научились и учили гостей нашей программы говорить на «Орбиту-1» не все и не слишком ярко, припасать главное на вечерний эфир, когда нас видит вся европейская часть страны. Но иногда сильные, заведомо непроходные сюжеты специально ставили на «Орбиту» под снос руководства, чтобы показать свою лояльность и эмоционально их расслабить. Когда такой сюжет ставишь в программу через пару недель, то начальству уже не так страшно. Возможно, им казалось, что, раз они это уже видели и пережили страх, то и всей стране можно показать. У нас даже была такая шутка: самые прогрессивные советские граедане – это моржи и тюлени Охотского моря, ведь на «Орбиты» часто выходило то, что страна так и не увидела», – Александр Любимов.

Однажды в передачу пригласили англичанку, которая, помимо прочего, должна была приготовить типичный английский завтрак – часть декорации «Взгляда» была решена в виде кухни. Но поскольку пожарники так и не дали разрешения на подключение кухни, технология приготовления невероятно усложнилась – гостья программы готовила свое блюдо и ставила сковородку на плиту, после чего Влад Листьев нес сковородку в ближайшую столовую, где блюдо готовили на
Страница 20 из 20

самом деле, а затем бежал обратно в студию, чтобы блюдо не остыло, и камера могла зафиксировать идущий от него дымок… Англичанка приготовила то ли яичницу, то ли омлет с ветчиной и грибами, и начальство потребовало снять сюжет с эфира, мотивируя это тем, что программа возбуждает нездоровые эмоции, поскольку в ней фигурируют «деликатесы». Это вызвало очередной конфликт редакции с руководством Гостелерадио и с всесильным ЦК КПСС.

«Это был ключевой момент истории нашей страны – когда стало возможно вслух ругать Советскую власть. Раньше за это расстреливали, потом сажали в тюрьму, потом исключали из партии. Это немыслимо было себе представить, что кто-то вслух скажет, что Советская власть плохая. И вдруг это стало происходить. Сначала робко. Потом вслух, в газетах, в журналах, на телевидении. И это вызвало у людей просто шок. Люди поняли, что можно ругать власть. Я думаю, что Горбачев не понимал этот психологический феномен. Ведь это многих сломало», – Эдуард Сагалаев.

В декабре 1987 г., через два месяца после первого эфира, в программе стали подниматься острые для того времени темы. Военный историк Дмитрий Волкогонов выступил с разоблачениями Сталина, вышел сюжет, призывавший к отмене смертной казни. Стало ясно, что «Взгляд» стал постепенно разворачиваться в сторону политики. Программа подошла к вопросам, которые волновали всех. В студии появились совершенно новые лица людей, которые по-разному, но, как правило, критически оценивали советское прошлое и настоящее. Именно этого хотели телезрители. После стольких лет цензуры страна жаждала узнать другую сторону правды.

Лысенко: Мы не вели дураков во власть

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/P4sbgztQ3FA (https://youtu.be/P4sbgztQ3FA)

«Когда нам ставят в вину, что мы привели к власти определенных людей и это обернулось 1993 годом, – это глупость. Мы никого не привели к власти, мы показывали людей. Мы показывали и маршала Сергея Ахромеева, который для меня был, есть и остается эталоном высочайшей порядочности. Мы показывали Виктора Мишина, прекрасную Эллу Памфилову, мы показывали Геннадия Янаева. Я считал и считаю Янаева порядочным человеком. Он попался, его купили, но беда в том, что когда идет такое варево, на поверхность всплывает черт знает что. Народного мнения, народного голосования, народных выборов не было…» – Анатолий Лысенко.

Любимов: Как мы были горлышком бутылки

«YouTube: Взгляд30»

https://youtu.be/ONENWTk8Kdw (https://youtu.be/ONENWTk8Kdw)

«Я считаю, что Олег Максимович Попцов свою политическую карьеру сделал благодаря «Взгляду». Он много и часто бывал у нас во «Взгляде». Вообще огромное количество людей сделали карьеру благодаря «Взгляду» – потому что они стали известными всей стране. Я делал интервью с Андреем Дмитриевичем Сахаровым, когда он вернулся из ссылки. У нас был Ельцин – единственное его интервью, когда он был в опале, появилось именно во «Взгляде». У нас были все яркие люди того политического поколения – Юрий Черниченко, Николай Травкин, Юрий Афанасьев, Сергей Станкевич. Позднее, уже во «Взгляде с Александром Любимовым», появился Александр Исаевич Солженицын. Как раз он вернулся в Россию. Были у нас и представители компартии. Были у нас потрясающий человек, маршал Сергей Федорович Ахромеев, спорил со мной, молодым выпускником МГИМО, о ядерном противостоянии с США. Мы были в гостях у министра обороны Советского Союза Дмитрия Тимофеевича Язова, он комментировал нашу передачу о дедовщине в армии…» – Александр Любимов.

«Гласность – это такое минное поле. Идешь с миноискателем, и либо взорвался, либо не взорвался. Потому что это как у Макаренко в «Педагогической поэме»: «Теорехтически это, конечно, лошадь, а прахтически так она падает». Теоретически она гласность, а практически – об этом лучше промолчать, о том лучше не говорить. Большую роль сыграл Александр Яковлев, который таким образом забрасывал пробный шар.

Постепенно мы проталкивали одну тему за другой. Посмотрели, что будет, если тронем Сталина, получили по голове, но обошлось. А что будет, если тронуть Ленина – когда Марк Захаров предложил его похоронить? Получили по голове очень сильно… Иногда нас вызывали на Старую площадь в идеологический отдел, чтобы объяснить, что наша деятельность идет вразрез с политикой партии. Иногда вызывали в Министерство обороны. Так я познакомился с Дмитрием Тимофеевичем Язовым…

Вода точит камень не силой, но частым падением. Количество переходит в качество. По мере того, как расширялись рамки дозволенного, происходила определенная трансформация сознания аудитории, которая прекращала воспринимать другие программы, где шли шаблонные новости», – Дмитрий Захаров.

В 1988 г. программу впервые закрыли. Это был момент первого антигорбачевского реванша в верхах. При поддержке, прямой или косвенной, ближайшего соратника генсека Егора Лигачева в недрах ЦК партии была подготовлена статья «Не могу поступаться принципами», которую опубликовала газета «Советская Россия» за авторством ленинградской коммунистки Нины Андреевой. Молодежная редакция начала борьбу за «Взгляд», но ведущих не отстояли. Для того, чтобы программа вышла в эфир 1 апреля, ее провел Александр Васильевич Масляков. Штатных ведущих программы, отлученных от эфира – Александра Любимова, Дмитрия Захарова и Владислава Листьева, – показали на четыре секунды на немом плане, они отвечали на звонки. Начальству объяснили, что надо снять недоумение в народе, спустить пар, показать, что ведущих никто не репрессировал, что они живы и трудятся. Но более важным был сам факт того, что их показали. Показали, что вокруг программы идет нешуточная политическая борьба.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/aleksandr-lubimov-12392072/vid-na-remeslo-kak-prevratit-talant-v-kapital/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Перевод Б. Пастернака.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.