Режим чтения
Скачать книгу

Военные тайны ХХ века читать онлайн - Игорь Прокопенко

Военные тайны ХХ века

Игорь Станиславович Прокопенко

Военная тайна

Откуда взялись деньги на Великую Октябрьскую революцию? Почему Сталин до последнего не мог поверить, что нацисты напали на СССР? Зачем правая рука Гитлера Рудольф Гесс полетел в Великобританию втайне от фюрера и действительно ли втайне? Правда ли, что «холодная война» закончилась в начале 1990-х, и что собой представляет современная американская демократия на самом деле? Над чем работают спецслужбы цивилизованных стран в секретных лабораториях? Данные по этим белым пятнам истории до сих пор хранятся в закрытых архивах под грифом «секретно». Но автор этой книги осуществил ряд независимых журналистских расследований, предпринял опасные экспедиции в самые далекие уголки планеты, провел не одну бессонную ночь в документальных архивах, чтобы хотя бы немного приблизиться к разгадкам великих тайн прошедшего столетия.

Эта книга – сборник самых невероятных фактов, вошедших и не вошедших в серию «Военная тайна с Игорем Прокопенко». Здесь нет ни слухов, ни домыслов – все факты подкреплены свидетельствами очевидцев, современными научными открытиями и рассекреченными документами. Страницы этой книги увлекут вас в удивительное путешествие в поисках истины…

Игорь Станиславович Прокопенко

Военные тайны ХХ века / Игорь Прокопенко

Художественное оформление П. Петрова

Во внутреннем оформлении книги использованы фотографии ЗАО «Телекомпания «ФОРМАТ ТВ», а также: Эммануил Евзерихин, Алексей Куденко, Аркадий Шайхет, Мааск / РИА Новости; Архив РИА Новости Andrew Ostrovsky, alexluengo / Istockphoto / Thinkstock / Fotobank.ru

Фотография автора на обложке Д. Каманина

Предисловие

Вирус лихорадки Эбола только под микроскопом выглядит не страшно. Такая затейливая загогулина, похожая на китайский иероглиф. Другое дело, когда ты держишь его в руках и понимаешь – вот этой ампулы с мутноватой жидкостью достаточно, чтобы уничтожить половину человечества Земли.

…В скафандре было жарко, все время запотевало стекло. Через загубник с непривычки было трудно дышать. Внезапно откуда-то сверху ударил яркий свет. Чувствуя приближение Апокалипсиса, истошно закричали обезьяны. «Вирус лихорадки Эбола. Штамм Заир», – прочитал я надпись на ампуле и передал ее старшему группы. Тот будничным жестом свернул опасной ампуле головку. Шприц всосал смертельное содержимое без остатка…

О том, что биологический спецназ российского Министерства обороны работает с самым страшным вирусом в истории человечества, знал только узкий круг руководителей страны да я, простой капитан, который оказался в этой лаборатории в силу цепочки странных и загадочных обстоятельств.

За окном стоял ничем не примечательный 1994 год. Уже отгремели в Москве выстрелы по Белому дому, но война в Чечне еще не началась. Саддам Хуссейн пока у власти, но санкции, которые приведут его на виселицу, уже введены. Уже ни для кого не секрет, что Ельцин пьет, а Клинтон – гуляет. Хотя в Барвихе рюмку с утра еще не запрещают, а роковое платье практикантки Белого дома даже и не куплено. Неинтересный был год, скучный. Пожалуй, только одно делало его примечательным. Смертельный вирус неизвестного происхождения за считаные недели в Африке выкосил несколько тысяч человек. Распространялся он подобно простуде от простого чиха. Умирал человек в страшных муках в течение двух недель. А медицина перед этим таинственным вирусом была бессильна. Подобно СПИДу он был безнадежно неизлечим.

И сегодня, спустя двадцать лет, вирус лихорадки Эбола считается одним из самых опасных в истории человечества.

А ведь мало кто знает, что спасительное лекарство от смертельного вируса существует. И создано это сенсационное лекарство именно в России. Еще двадцать лет назад.

Если бы не случайное стечение обстоятельств, никто об этом, наверное, так и не узнал. А дело было так. Однажды я оказался в кабинете начальника Войск радиационной, химической и биологической защиты Министерства обороны Российской Федерации генерал-полковника Петрова. Пили чай. В углу генеральского кабинета сам с собой разговаривал телевизор. Шли новости о том, что в Африке никак не могут справиться с вирусом лихорадки Эбола. Что вакцины не существует, что мировая медицина бессильна. В общем, все плохо… И тут Станислав Вениаминович как-то буднично мне и говорит:

– А ты знаешь, наши мо€лодцы только что изобрели препарат против лихорадки Эбола…

– Не может быть! – вырвалось у меня.

– Может! – ответил генерал-полковник. – Уже и клинические испытания на обезьянах провели. Так что есть у нас, чем ответить на вирус лихорадки Эбола!

Меня прошиб пот. Я понимал – сейчас мне в руки просто так идет самая настоящая мировая сенсация.

Тогда почти шепотом, чтобы не спугнуть внезапно привалившее счастье, я тихонько ему и говорю:

– Станислав Вениаминович! Это величайшее открытие в истории человечества! Об этом должен немедленно узнать весь мир!

– Да ты что, какой там «мир», – устало отмахнулся генерал-полковник. – У нас даже в ГРУ об этом не знают. Препарат совершенно секретный.

– Не понимаю, – честно признался я. – Ваши люди изобрели препарат, который, возможно, спасет человечество от неизлечимой болезни. Это величайшее открытие. А вы собираетесь молчать. Почему?

– Препарат против вируса лихорадки Эбола мы разработали не для того, чтобы хвастаться, – мягко ответил мне генерал-полковник, – а на случай биологической войны против нашей страны. Ты думаешь, чего американцы развели такую бодягу вокруг этого Эбола? Это для гражданских медиков он неизлечимый вирус. А для военных – отличная находка. Идеальный компонент для создания нового вида биологического оружия. Зарядил снаряд этим вирусом – и, считай, война окончена. Вот на этот случай мы и разработали этот препарат, – сказал генерал-полковник и выключил телевизор с новостями из Африки. – Ясно?

«Ясно, – подумал я. – Мировая сенсация отменяется. Обидно». И тогда я решился на отчаянный шаг.

– Извините, товарищ генерал-полковник, – пошел я в атаку, – но ваше открытие, по-моему, не стоит и выеденного яйца!

– Не понял? – от неожиданности генерал вроде как даже растерялся. – Почему не стоит?

– Да потому, – ответил я, – что через месяц о вашем сверхсекретном препарате узнают в ЦРУ. Через два месяца они получат образец вашего препарата. Поставят на уши всю резидентуру в России, разобьются в доску, но получат. Через три – они сделают точно такую же. А на следующий день агентство Рейтер расскажет о мировой сенсации. О том, как американские ученые не ели, не пили – вакцину против вируса лихорадки Эбола придумывали. В результате вы останетесь с препаратом, который никому будет не интересен. Американцы окажутся спасителями мира. Мой друг из агентства Рейтер – Пол Симпсон – получит премию за журналистскую удачу. А я останусь с носом. Обидно, товарищ генерал-полковник…

Я ждал бури. Но генерал молчал. Молчал, а потом внезапно спросил:

– Что ты предлагаешь?

И тут я понял, что мой расчет оказался правильным.

– Предлагаю, – срывающимся от волнения голосом начал я, – немедленно допустить меня на объект, где работают с вакциной вируса лихорадки Эбола, и разрешить мне сделать об этом репортаж в программу
Страница 2 из 37

«Время».

…В тот день генштабовский коридор мне показался особенно длинным, а часы в приемной начальника Главного управления Генерального штаба невыразимо медленными…

Генерал-полковник Петров вернулся минут через двадцать. Он протянул мне бумагу. Я не верил своим глазам. Это была директива, только что подписанная лично министром обороны. Согласно этой директиве я, капитан Прокопенко, получал допуск на территорию, пожалуй, самого засекреченного военного объекта в мире – Вирусологического центра Министерства обороны.

На следующий день я уже надевал скафандр, чтобы пойти в «третью зону» – лабораторию, где работают с самыми опасными вирусами на планете.

…Было жарко, все время запотевало стекло скафандра. «Вирус лихорадки Эбола. Штамм Заир», – прочитал я надпись на ампуле, и эксперимент начался.

А потом все мировые агентства со ссылкой на мой сюжет в программе «Время» сообщили о том, что – «российские военные ученые первыми в мире открыли иммуноглобулин против вируса лихорадки Эбола…». И это была настоящая мировая сенсация.

Вечером у меня дома раздался звонок. Это был начальник Вирусологического центра Министерства обороны. То, что мне сказал тогда самый засекреченный российский ученый, – я помню до сих пор. Он сказал:

– Капитан, ты не представляешь, что ты сделал! Только что Президентом сотрудники Вирусологического центра Министерства обороны впервые в истории представлены к Государственной премии. А наш препарат против вируса лихорадки Эбола решено передать во Всемирную организацию здравоохранения.

За окном стоял 1994 год…

Вскоре из штаб-квартиры этой уважаемой международной организации придет весть о том, что препарат против вируса лихорадки Эбола, разработанный российскими военными учеными, успешно прошел клинические испытания и направлен в зону эпидемии.

Через полгода начнется чеченская война, и нам всем уже будет не до лихорадки Эбола. Через пять лет, рассекретив все материалы той памятной командировки, я смонтирую документальный фильм – «Лихорадка Эбола. Тайна вируса смерти», за который получу национальную телевизионную премию «Тэфи».

Через двадцать лет в Африке вспыхнет новая эпидемия лихорадки Эбола, и президент США Барак Обама назовет лихорадку Эбола второй по значимости угрозой миру. «Почетное» первое место оставив за Россией.

Книга, которую вы держите в руках, – это результат многолетнего труда большого количества журналистов программы «Военная тайна», которые вот уже восемнадцать лет делают всё возможное для того, чтобы величайшие военные тайны ХХ века стали достоянием гласности. Теперь мы можем узнать их вместе.

Часть первая

Знакомые незнакомцы

Глава 1

Сталин и Жуков

Маршал Жуков и товарищ Сталин. Один вошел в учебники как выдающийся полководец, благодаря которому наша страна победила нацистскую Германию. Другой навсегда остался в истории хитрым и безжалостным диктатором, чьи ошибки привели к колоссальным жертвам и бесславному отступлению в начале Великой Отечественной войны. Но так ли это? Где заканчиваются реальные факты и начинаются исторические заблуждения?

Анализ рассекреченных документов свидетельствует о том, что, во?первых, полководческие достижения маршала Жукова далеко не бесспорны. А во?вторых, Сталин был не так уж и глуп, когда планировал наступательную операцию против нацистской Германии. Так кем же на самом деле были Сталин и Жуков?

Боевики революции

Ограбление, о котором мы сейчас расскажем, вошло во все учебники истории по криминалистике как самое дерзкое и, пожалуй, самое удачное за всю историю XX века. В один из жарких июльских дней 1908 года в бакинском порту появилась небольшая группа полицейских.

Говорит Моисей Беккер, доктор исторических наук:«Здесь когда-то была пристань общества «Кавказ и Меркурий». Отсюда отходили пароходы и по Волге поднимались вверх».

Под видом проверки документов сотрудники правопорядка потребовали, чтобы их пропустили на палубу корабля, который с минуты на минуту должен был отправиться в рейс. Это была очень странная просьба. Какая может быть проверка, когда на этом корабле, напичканном вооруженной охраной, перевозилась огромная сумма денег Государственного банка Азербайджана?

И тут произошло невероятное. В мгновение ока часть охранников секретного груза попадает под внезапный огонь. Остальных запирают в машинном отделении. Нагрянувшие полицейские оказались переодетыми гангстерами. Дальше – все, как в голливудском боевике. В каюту, где в бронированном сейфе хранятся банковские сокровища, врываются двое преступников.

Рассказывает Моисей Беккер:«На нижней палубе находились сейфы, в которых провозили драгоценности из банка Азербайджана в Нижний Новгород и в Москву».

Знаменитый швейцарский сейф открыть невозможно. Время не ждет. Полиция города уже поднята по тревоге. Но один из налетчиков спокойно приступает к работе. Как позже станет известно, это самый искусный во всей Европе медвежатник по кличке Ахмед. Несколько томительных минут – и неприступный сейф открыт. В руках преступников – 1 200 000 рублей. Это совершенно фантастическая сумма. В переводе на сегодняшние деньги – около 30 миллионов долларов!

Но открыть сейф – это полдела. Порт уже оцеплен. Блокирован захваченный бандитами корабль. Кажется, выхода нет. И тут случается еще одно невероятное событие. Двое преступников с поднятыми руками появляются на палубе. Кажется, для них все кончено. Но, вместо того чтобы сдаться, на глазах у изумленных полицейских они прыгают за борт в неизвестно откуда появившийся катер и уходят с награбленным прямо в открытое море. Догнать их так и не удалось.

Как свидетельствуют рассекреченные архивы, знаменитый медвежатник Ахмед впоследствии станет Председателем Верховного Совета Азербайджанской Советской Социалистической Республики. А его напарника, который был известен полиции как лидер кавказской преступной группировки по кличке Рябой, через 10 лет будут называть просто – товарищ Сталин.

Говорит Моисей Беккер:«Этот самый катер чудом сохранился для истории и для нас. Катер, на котором Сталин, Камо и Ахмед вместе со своими товарищами убегали от полиции. Здесь были эти ценности, эти деньги, эти бриллианты, которые предназначались для партии».

Как ни странно это прозвучит, но такие понятия, как «крыша», «рэкет», и «черная касса», были придуманы не в развеселые 90?е годы XX века, а еще на заре российской революции. Недавно историки, разбирая в поисках «золота партии» секретные архивы ЦК КПСС, обнаружили любопытные документы. Например, согласно официальному отчету весь бюджет ЦК за 1907 год составлял символические сто рублей. Однако только на листовки уходило около ста тысяч. Как говорил персонаж известного фильма, «откуда такие деньги»? Печально сознавать, но первое государство рабочих и крестьян создавалось на средства, добытые, как сейчас бы сказал прокурор, преступным путем. И мало кто знает, что Сталин, до того как стать «отцом народов» и «лучшим другом физкультурников», был крутым криминальным авторитетом.

Его преступная группировка грабила банки и обкладывала данью бизнесменов, брала в заложники нефтяных олигархов и расстреливала конкурентов. А
Страница 3 из 37

награбленное будущий товарищ Сталин отправлял в партийный общак. Кстати, как свидетельствуют партийные архивы, знали об этом только трое: Ленин, сам Сталин и Симон Тер-Петросян, более известный по кличке Камо, рецидивист, осужденный за грабежи и убийства в России и в Великобритании. Любопытно, что после революции он работал в Министерстве внешней торговли.

Но все это произойдет позже. А тогда, в 1907 году, преступная группировка, которая сама себя называла большевиками и готовила насильственную смену власти в России, решала насущный вопрос: где взять деньги на организацию акций протестов? Заграница уже помогла, чем могла. Японская разведка еще в 1905 году оплатила покупку оружия для организации беспорядков в Питере, а значит, больше пока не даст. Лондон, по традиции, охотно предоставляет политическое убежище партийным авторитетам, но на деньги, как обычно, жмется. Берлин… Берлин еще поможет, когда предоставит Ленину опечатанный вагон для возвращения на родину. Это произойдет через несколько лет. А пока… Пока в узком кругу партийных авторитетов в обстановке строжайшей секретности было решено: партию спасет только грабеж!

Рассказывает Дмитрий ГУТНОВ, кандидат исторических наук:«Во время конспиративной встречи в Берлине между Лениным, Сталиным и Камо был окончательно выработан план террористического акта – экспроприации. Тот самый акт, который произошел в Тифлисе».

Дерзкий налет на инкассаторов, который организовал Сталин в столице Грузии, принес партийной кассе около ста миллионов долларов в современном исчислении и очень большие проблемы.

С самого начала в этой операции все пошло не так. В 11 часов утра инкассаторский фаэтон под усиленной охраной выехал на центральную площадь. В этот момент из переулка наперерез ему вывернул армейский экипаж. В нем – знакомые нам налетчики, переодетые в этот раз в военную форму. Однако охрана, наученная горьким опытом, открывает предупредительный огонь, и тогда налетчики, понимая, что врасплох застать охрану не удалось, пошли на крайнюю меру. Тер-Петросян в форме пехотного капитана с криком «Не стрелять!» выскакивает из экипажа и в следующее мгновение бросает гранаты с двух рук.

Дмитрий Гутнов:«Первой же бомбой был разнесен в клочья экипаж, убит сам кассир. Три бомбы были брошены в конвой, практически все казаки убиты. Было взорвано еще около четырех бомб, причем разгром был такой, что во всех домах и магазинах на Эриванской площади вылетели стекла».

На несколько минут центральная площадь грузинской столицы превращается в зону настоящих боевых действий. Налетчики забрасывают гранатами инкассаторский кортеж, добивают охрану и, прихватив мешки с деньгами, растворяются в переулках. План «Перехват», как сказали бы сегодня, результата не дал. Такого кровавого ограбления Россия еще не знала.

Пока полиция зализывала раны, деньги уже переправили в Европу. Ленину, Сталину и Камо оставалось только обменять рубли на валюту, которой так не хватало партии. Но именно на этом налетчики и погорели.

Судя по архивным материалам, это была первая в истории международная полицейская операция. Российские сыщики рассылают во все мировые банки номера похищенных банкнот. Поднята на ноги полиция Берлина, Лондона и Парижа. И результат не заставил себя долго ждать. Первые пятисотрублевки, которые налетчики попытались обменять, всплыли во Франции.

Дмитрий ГУТНОВ:«Как показывают документы французской полиции и переписка между французской и английской полицией, которые я смотрел в архиве парижской полиции, их вели до французской границы сотрудники Скотланд-Ярда и передали своим французским коллегам уже в Кале. Доехав до Северного вокзала, в отделении банка Литвинов пытался поменять 500?рублевую купюру и тут же был буквально схвачен за руку французскими «фликами» (прозвище полицейских во Франции. – Прим. ред.)».

Максим Литвинов – не настоящее имя, а псевдоним известного контрабандиста Макса Баллаха. Именно под этим псевдонимом он впоследствии станет первым советским министром иностранных дел. А пока при обыске у него изымают 6000 меченых рублей.

Это был провал. Аресты прокатываются по всей Европе. Пресса ликует. Под магниевые вспышки репортеров членов знаменитой банды налетчиков берут под стражу в Париже, Стокгольме и Женеве. Финалом же грандиозной полицейской операции стал арест самого Тер-Петросяна. В Берлине его берут с поличным при попытке купить крупную партию оружия.

Вот что говорит Дмитрий Гутнов:«Заграничный отдел русской полиции получил информацию о местоположении Камо. По поручению русской полиции немецкая полиция провела обыск у него на квартире, причем были изъяты те самые маузеры, большое количество оружия и припасов, чемодан с двойным дном с взрывчаткой. И таким образом Камо оказался за решеткой».

А что же Сталин? Как только России достигает весть об арестах в Европе, Сталин странным образом оказывается в бакинской тюрьме по какому-то пустяковому делу. И в этом нет ничего необычного. Ведь, как известно, тюрьма для матерого авторитета – идеальное место, где на время можно залечь на дно. Кстати, та самая тюрьма существует и по сей день.

Это подтверждает Дамир Байрамов, начальник бакинского СИЗО № 1:«В этом корпусе сидел Сталин. В 39?й камере».

Как свидетельствуют тюремные архивы, Сталин в тот раз находился в заключении под фамилией Нижарадзе. Сидел, как говорится, по высшему разряду: кровать у окна, королевские условия, уважение и сокамерников, и тюремного персонала. Кстати, его заключение оказалось недолгим. Как только улегся шум, Сталин совершил побег – на деньги, которые ему намеренно проиграл один из сокамерников.

Но откуда такой авторитет? Что за птица этот молодой грузин (судя по фотографии в деле, ему еще не было и тридцати) с рябым лицом и сросшимися пальцами на левой ноге?

Разберемся сперва, что представлял собой Баку начала прошлого века. И далеко ходить за сравнениями не придется: этот город – как сегодняшняя Саудовская Аравия. Или, на худой конец, наш Ханты-Мансийск. Нефть! Черное золото приносит шальные деньги. Именно сюда устремляются мировые капиталы и финансовые авантюристы. Бакинскую нефть качают Ротшильды. Здесь заработал свои первые миллионы и Альфред Нобель. Мало кто знает, но у Нобелевской премии до сих пор отчетливый запах бакинской нефти.

Но не только нефтью и шальными деньгами славен Баку. Еще больше он знаменит своими бандитами – «гочу», местными преступными авторитетами, которые крышуют нефтяной бизнес простофиль-иностранцев. Плата за «крышу» исчисляется по меркам сегодняшнего дня – миллионами долларов.

Именно сюда в 1905 году и прибывает молодой Сталин для организации беспорядков среди рабочих нефтяных промыслов.

Как учит нас вся история протестного движения, для организации протеста нужны деньги. И тогда, чтобы добыть их в короткий срок, Сталин сколачивает криминальную группировку, которая получает эти деньги грабежами и рэкетом. Позже организатор всей этой истории, Ленин, для такого способа пополнения партийного «общака» даже придумает интеллигентное слово – экспроприация. Или коротко – экс.

Рассказывает Моисей Беккер:«В Баку его знали и боялись. В Баку знали о том, что Сталин славился своими
Страница 4 из 37

эксами, которые ни в какие ворота не лезли. Он проводил невероятно дерзкие экспроприации».

Надо ли говорить о том, что рано или поздно интересы молодого криминального авторитета по кличке Рябой, он же Коба, должны были пересечься с интересами местной мафии?

И это произошло. В один прекрасный день будущий товарищ Сталин решает обложить данью, или, как сейчас принято говорить, рэкетнуть, братьев Нобелей. Как свидетельствуют зарубежные архивы, нефтяные короли и будущие основатели Нобелевской премии, уже наслышанные о художествах бригады Рябого, в панике нанимают бандитскую «крышу» – тех самых гочу. Само собой, «забивается стрелка». На стрелку с самым крутым гочу будущий товарищ Сталин отправляется один, без оружия и без охраны. Увы, история не сохранила стенограммы этой в высшей степени поучительной беседы. Но результат ее предсказать нетрудно. Товарищ Сталин как никто умел объяснить, кто в доме хозяин.

Ирада Багирова, доктор исторических наук, предполагает: «В течение нескольких минут Коба провел с ним такую агентурную работу, что этот человек вынужден был отдать ему все деньги и уйти с позором, признаться в своем поражении. Он настолько переубедил его, что тот даже не смог после этого вернуться обратно к Нобелю».

Данные полицейских архивов показывают, что после той памятной стрелки нефтяные короли Нобели перешли под крышу группировки Кобы, а могущественные и беспощадные гочу, много лет наводившие страх на местных бизнесменов – и это, пожалуй, единственный случай в уголовной истории, – вообще ушли из города.

Товарищ Сталин, конечно, умел убеждать. Но, думается, здесь свою роль сыграл не только дар убеждения будущего «отца народов». Был еще один аргумент.

Дело в том, что под его началом к тому времени уже была целая армия боевиков. Судя по всему, по уровню подготовки это было что-то вроде нашей сегодняшней «Альфы» или «Вымпела». Каждый боевик должен был уметь управлять экипажем, авто и даже паровозом, владеть навыками рукопашного боя и всеми видами оружия. О том, что это были за подразделения, можно прочесть даже в сочинениях Ленина. Вот что вождь мирового пролетариата писал в своей работе «Задачи отряда революционной армии»: «Отряды должны вооружаться сами, кто чем может. Убийство шпионов, подрывы полицейских участков, отнятие денежных средств. Каждый должен быть готов к таким операциям».

Убийства и отнятие денежных средств… Не по этой ли ленинской работе много позже бандиты и террористы всех мастей создавали свои бригады?

Изначально отряды боевиков Сталин формировал для организации беспорядков в памятном 1905 году. Однако очень быстро они превратились в банды грабителей.

Рассказывает Ирада Багирова:«Поскольку революционное движение шло на спад и необходимость в этих боевых дружинах отпала, они начали трансформироваться в так называемые организации самообороны. Деятельность этих организаций начала сводиться к фактам экспроприации, так называемым эксам. То есть, проще говоря, к ограблениям».

Трудно не заметить, что ситуация, которая сложилась в начале прошлого века в российских регионах, богатых нефтью, очень напоминает то, что наша страна переживала сравнительно недавно, в 1990?е годы. С одной стороны – шальные деньги, с другой – разгул криминала. Стрелки и бабки, пьяная роскошь и заказные убийства. И криминальные авторитеты с олигархами, которые то воюют, то дружат. И одного от другого, как сегодня, порой уже и не отличить. Пожалуй, если бы товарищ Сталин родился на полвека позже, в 1990?е годы в России, он наверняка чувствовал бы себя в своей тарелке.

Вот до деталей современная история, которая произошла в Баку в 1908 году.

Утром 26 декабря по тревоге поднимается вся городская полиция и войска. Прямо у двери собственного дома похищен нефтяной олигарх Муса Нагиев, состояние которого оценивалось в астрономическую сумму – 70 миллионов золотом. Сегодня это потянуло бы на 50 миллиардов долларов. То есть этот удачливый бизнесмен в наши дни был бы богаче Прохорова и Абрамовича, вместе взятых. Нам удалось разыскать внучку похищенного олигарха. Вот что она нам рассказала.

Диляра Нагиева, внучка Ага Мусы Нагиева:«Он с телохранителями всегда ездил на фаэтоне после работы. И вот когда он подъехал к зданию, фаэтон остановился и он сошел. Он должен был с черного хода зайти в здание, а зашел с парадного. И, когда заходил, там его и поймали. Взяли его под руку, сказали: «Ты наш гость!» И увезли».

Как рассказывал родным сам Муса Нагиев, его усадили в фаэтон с затемненными стеклами и повезли на окраину города. Все как сегодня. Несколько раз полицейские останавливали фаэтон цвета «мокрый асфальт» для проверки, но, получив купюру, спокойно отпускали.

Вначале похищенный олигарх был спокоен. Его однажды уже похищали. Как потом выяснилось, похищение организовал сам губернатор города. Тогда миллионер откупился взяткой в несколько тысяч рублей полицейским и частью акций в пользу губернаторского сына. Однако на этот раз ребята на мелочи не разменивались – потребовали круглую сумму и посадили в подвал думать. Применялся ли в качестве аргумента горячий утюг – история умалчивает, но через три дня измученный олигарх был готов на все. Тогда его привели в какую-то комнату, сказав, что сейчас с ним будет говорить самый главный босс.

Вспоминает Диляра Нагиева:«Ага Муса не знал, кем он похищен. Он думал, что это опять губернатор и кому-то деньги понадобились. Вдруг открывается дверь и заходит Сталин, то есть Коба, под псевдонимом Коба он тогда и был известен. Заходит он, а дед ему и говорит: «Коба, да как тебе не стыдно? Тебе деньги, – говорит, – нужны были? Ты меня сюда зачем привез?»

Задушевная беседа со Сталиным длилась до глубокой ночи. Как известно, будущий вождь любил долгие застолья. На какой сумме сошлись похищенный олигарх и лидер криминальной группировки – неизвестно, но Нагиева, целого и невредимого, к утру отвезли домой. О счастливом спасении миллиардера писали все газеты. Но имя похитителя для прессы так и осталось тайной.

С тех пор нефтяного олигарха никто не трогал, а Сталин стал частым гостем в его семье. Эту невероятную историю Муса Нагиев под большим секретом поведал семье перед самой смертью. А заодно бывший олигарх раскрыл внучке и тайну появления в доме старинного пианино.

Диляра Нагиева:«Вот это пианино в знак благодарности Сталин подарил Нагиеву, нашему деду. Это было очень интересно, потому что дед говорил: «Я думал, что он подарит кинжал или какое-то другое оружие». Даже когда ко мне в квартиру заходят, многие не знают, что это очень ценный инструмент. И мы, конечно, гордимся тем, что здесь есть следы пальцев Ага Мусы Нагиева и Сталина».

Не пройдет и десятка лет, как Сталин станет хозяином новой страны Советов. Вместе с ним на высоких постах окажутся и его бывшие подельники. В кошмарном сне никому не могло присниться, что особо опасный рецидивист Камо будет подписывать в Европе миллионные государственные контракты на поставку техники и продовольствия; контрабандист Литвинов станет министром иностранных дел; Красин, изготовивший взрывчатку для кровавого налета на инкассаторов, – министром внешней торговли; а медвежатник Ахмед, который вместе со Сталиным брал сейф в бакинском
Страница 5 из 37

порту, – Председателем Верховного Совета Азербайджана. Правда, век их оказался недолог. Каждый из них очень скоро погиб при загадочных обстоятельствах.

И это объяснимо – свидетели былых подвигов Сталину были уже ни к чему. Где-то в середине 20?х годов исчез крутой налетчик и криминальный авторитет по кличке Коба, а вместо него в Кремле появился товарищ Сталин. Человек с трубкой. Который слишком хорошо умел выжидать, убеждать и уничтожать. И никогда не умел проигрывать.

Враг у ворот

Существует сенсационная теория, согласно которой накануне Второй мировой войны у Сталина был план ударить первым.

В свое время я, опираясь на открытые источники, вычислил, что в Советском Союзе танков и самолетов было гораздо больше, чем в Германии, и мне не поверили. В настоящее время уже никто об этом не спорит. В Германии, по самым щедрым расчетам, было 5000 танков, из которых 3410 было брошено против Советского Союза. 3410… Советский Союз в это время располагал гораздо большим количеством танков. Вот книга Михаила Мельтюхова «Упущенный шанс Сталина». Он приводит цифру 24 598. Человек, который нейтрален – Евгений Дрих, – дает другую цифру: 25 932, несколько большую, то есть расхождение не очень большое.

Итак, 25 тысяч советских танков против примерно 3,5 тысячи, которые были у немцев, – это ли не весомый аргумент в пользу решительного наступления? Массированный десантный удар с воздуха – и советские танки, «переобув» гусеницы на границе, в считаные часы по хорошим европейским дорогам проходят оккупированную Польшу и оказываются у стен Берлина.

Довершить этот сталинский «блицкриг» должны были бомбардировки немецких городов. Располагала ли Красная Армия такими возможностями? Оказывается – да. Располагала.

К 1940 году в Советском Союзе в серийном производстве уже был бомбардировщик ДБ?3, способный наносить удар по объектам на территории Польши и Германии. Однако и этого Сталину кажется мало, и в январе 1939 года он ставит перед конструкторами задачу создать бомбардировщик с дальностью полетов до 5000 километров. Таким чудо-самолетом стал двухмоторный бомбардировщик «Ер?2», запущенный в производство на Воронежском авиазаводе. Этот самолет уже легко мог достать не только до Берлина, но и до Мюнхена, Гамбурга, Британских островов и даже Ближнего Востока.

Все теперь встает на свои места. Сталинские просчеты в организации обороны границ на случай вероломного нападения гитлеровцев, напротив, оборачиваются блестящим стратегическим планом. Точно выверенный удар – и вот она, победа… И Сталин на белом коне въезжает в поверженный Берлин через Бранденбургские ворота. А дальше – Париж, Лондон… Вся Европа – у ног вождя мирового пролетариата. Кажется, что придумать такое мог только выживший из ума человек. Но Сталин не был сумасшедшим.

Как свидетельствуют ранее засекреченные архивы, захват советскими войсками всей Европы был абсолютно реален. Но только при одном условии.

Что же это за условие, которое позволило бы Сталину отдать приказ своим маршалам ударить по Европе? Чтобы ответить на этот вопрос, стоит вначале выяснить – а что представляла собой нацистская Германия до того, как она стала мировым злом?

Вспоминает Карл-Герман Клауберг, в 1941?м – лейтенант 16?й моторизованной дивизии вермахта, участник Сталинградской битвы, историк:«Я никогда не имел дела с Гитлером. И никогда не состоял в НСДАП. Мои родители тоже не были членами партии. Я отчасти был заражен тем, что этот человек, тогда провозглашенный великим, а потом объявленный преступником, был очень возвеличен в 1936 году – особенно во время Олимпиады в Берлине. И громче всех из тех, кого я видел тогда, ему кричали «Хайль!» американские студенты, которые присутствовали на Олимпиаде».

Вот самая неприятная тайна советской истории накануне начала Великой Отечественной войны.

Союзкиножурнал № 86 от 13 сентября 1939 года, производство Московской студии кинохроники:«Руководители Коммунистической партии и государства, а также рядовые агитаторы разъясняют народу, что гитлеровская партия – все-таки рабочая партия».

Трудно поверить – всего за полтора года до войны сталинская пропаганда не жалеет сил, чтобы убедить советский народ в том, что нацистская Германия – это наш стратегический партнер.

В Липецке, там, где сегодня базируется главный летный центр российских ВВС, в 1930?е годы постигали азы летного мастерства будущие асы «Люфтваффе». Только в январе 1941 года в Москве проходили подготовку 60 немецких военных летчиков. На кадрах ранее запретной кинохроники можно видеть, как боевой опыт офицерам «Люфтваффе» в Берлине передают советские летчики. Немцы и русские вполне дружелюбно похлопывают друг друга по плечу, жмут руки.

Среди них был и Иван Федоров, в 1941?м – летчик-испытатель Горьковского авиазавода. Вот как он позже вспоминал свои показательные полеты перед руководством вермахта за несколько недель до начала войны: «Когда я сел, меня на руках из самолета вынесли. Сначала все выстроились, и они строевым шагом ко мне подходят и жмут руку – это они так свое признание показывают. Геринг сорвал гобелен во всю стену, где его самого выткали красиво – он там с женой на лошади на охоте, держит за хвост лису вниз головой, и 22 собаки вот так веером. Так он подарил мне этот ковер».

В это трудно поверить, но еще накануне войны в серии «Библиотека командира» даже выходит русский перевод книги Гитлера «Майн кампф».

Но в чем же заключался сталинский расчет? К чему вся эта мистификация?

Ответ был получен недавно, когда британцы по какому-то недоразумению рассекретили порцию архивных документов, из которых становится понятно – Великая Отечественная война должна была начаться еще в середине 1939 года. Но фокус в том, что ударить по Советскому Союзу должна была не только нацистская Германия, но и Великобритания!

Покончить с Советским Союзом следовало еще до наступления зимы 1939?го. Кстати, как ни трудно в это сейчас поверить, но главным организатором крестового похода на Москву был отнюдь не Гитлер, а человек с сигарой – британский премьер Черчилль. Лишь недавно стало известно, что 25 августа 1939 года Геринг должен был совершить секретную поездку в Лондон для заключения британо-германского военного пакта. Если бы эта поездка состоялась, против Советского Союза была бы развязана мировая война, шансов победить в которой у Москвы уже не было никаких.

И тут Сталину удается почти невозможное: он переигрывает Черчилля, и буквально за два дня до уже намеченной поездки Геринга в Лондон министр иностранных дел нацистской Германии Иоахим фон Риббентроп в присутствии Сталина подписывает Пакт о ненападении. Тот самый, которым Советский Союз попрекают до сих пор.

Говорят, что после подписания Пакта стороны выпивали в Кремле до утра. Тогда в стенах Кремля в первый и последний раз раздался выкрик «Хайль Гитлер!». Это крикнул Риббентроп, вытянув в нацистском приветствии руку. Последовало неловкое молчание. Недоразумение замяли. Торжество продолжилось. Черчилль остался с носом.

Рассуждает Олег Матвейчев, политолог, профессор Высшей школы экономики:«Этот пакт является величайшей победой советской дипломатии, поскольку он разрушил некие планы Англии. У англичан и в значительной степени у
Страница 6 из 37

американцев, которые находились в так называемой Великой депрессии, экономика была в стагнации. И они помнили, что Первая мировая война помогла им когда-то выйти из депрессии, что на войне, которая идет на континенте, всегда можно нажиться среди европейских держав».

Итак, первая часть плана Сталина удалась. Через 10 дней после попойки в Кремле Германия объявляет войну Британии. Англия сотрясается под ударами «Люфтваффе». Полностью разрушен центр военной промышленности. Многие уверены – жить Британии остается считанные месяцы.

Вспоминает Питер Брендер, с 1945 по 1979 год – политический обозреватель радио ФРГ:«Бомбежки были настолько частыми, что жители Лондона, не дожидаясь воя сирен, заранее отправлялись ночевать в подземку. Показателен текст секретной телеграммы, которую отправил в те дни Рузвельту посол США в Лондоне Кеннеди: «Господин президент, Англия – кончена».

Так вот чего ожидал Сталин! Вот над чем последние 10 лет трудился, не смыкая глаз, бывший бакинский налетчик по кличке Коба.

Высадка немецкого десанта на Британские острова должна состояться со дня на день. Но Сталин не жадный, Лондон его пока мало интересует. Главное – чтобы немцы ударили по британским колониям и как следует увязли на Ближнем Востоке. Разведка докладывает: для того чтобы покончить с Англией, в Берлине уже все готово.

Карл-Герман Клауберг:«План войны против Англии действительно предусматривал удар по двум направлениям: высадка десанта на острова и одновременный удар по Ираку, который был нефтеносной жилой Лондона».

А теперь давайте представим, что произошло бы, если бы этот план был реализован. Войска вермахта растянуты от Багдада до Лондона. Они слишком сильны, чтобы проиграть покоренной Европе. Но слабы, чтобы противостоять Красной Армии. Стонет под игом нацистов избалованная Франция, глухо ропщут народы растерзанной Австро-Венгрии. Истекающая кровью гордая Англия молит о помощи. И вот он, долгожданный момент, когда уже не Германия, но вся Европа перед Сталиным – на блюдечке с голубой каемкой. Ударь Гитлер по Англии, и Сталин в этом случае действительно входит в Европу не завоевателем, но освободителем.

Так вот зачем Сталину нужны были миллионы парашютистов и шоссейные танки. Вот почему его так мало заботила оборона собственных границ. Все было рассчитано до мельчайших деталей. Советские войска могучим потоком врываются в Европу, которая встречает своих освободителей с ликованием. Прогрессивное человечество свергает прогнившие буржуазные режимы. Народам Европы и Ближнего Востока ничего иного не остается, как самим избрать путь социализма и присоединиться к Великому Союзу Советских Социалистических Республик.

Означает ли это, что Сталин желал мирового господства, как об этом часто говорят историки? Нет. Для этого он был слишком прагматичен.

Личные записи Сталина свидетельствуют о том, что уже в начале 1920?х годов он не питал никаких иллюзий по поводу мировой революции, сознательности европейских пролетариев и прочих глупостей. Нет, к мировому господству Сталин был равнодушен, считая его самой ненадежной формой правления. А вот победный бросок советских танков до Ла-Манша и захват Европы был не только желателен, но и абсолютно необходим – по очень простой причине. Сталин, увы, совершенно справедливо считал: чем слабее Европа, тем дольше будет существовать Советский Союз. Он не питал никаких иллюзий по поводу мирного сосуществования двух систем и прекрасно понимал, что рано или поздно Запад все-таки свернет шею первому государству рабочих и крестьян.

Сталин должен был или захватить всю Европу – или Советский Союз рухнет. Сталин был прав. Советский Союз не захватил всю Европу – поэтому Советский Союз рухнул. Мы говорим – победа. Да, победа, но покажите мне то великое государство, которое одержало победу? Где Германия? – вот она. Где Великобритания? – вот она! Где Польша – вот, я только что вернулся из Польши. Где Венгрия – вот она, Венгрия. Где великий победоносный Советский Союз?! Его нет! Он победил и рассыпался!

Итак, победы над Германией Сталину недостаточно. Ему нужна победа как минимум во всей Европе. В эти дни советская разведка докладывает: Гитлер – партнер ненадежный.

По плану, разработанному в Берлине, нападение на Советский Союз назначено на сентябрь 1941 года. Но Сталина это известие мало волнует. Потому что на 22 июня 1941 года Гитлер назначил дату окончательного удара по Великобритании.

Так вот каких известий ждал Сталин хмурым утром 22 июня! Вот почему он так долго не хотел верить в то, что Гитлер внезапно нарушил собственный план.

Железный маршал

Если абстрагироваться от того, что написано в советских учебниках истории, судя по которым маршалу Жукову памятник можно было ставить сразу, за сам факт существования, то выясняется, что в первые месяцы войны, когда Красная Армия с колоссальными потерями отступала, великий Жуков ничем особенным себя не проявил.

Впервые советский народ услышит о Жукове лишь в связи с неожиданным наступлением Красной Армии под Ельней. Немцы под Москвой, они вот-вот возьмут Киев, все силы брошены на оборону. И тут Жуков неожиданно предлагает Сталину сдать Киев, но перейти в наступление под Ельней. Нанести контрудар.

Этой победе советские историки придавали колоссальное значение. Там родилась советская гвардия, там солдат научился бить нациста, там во всей полноте проявился полководческий талант Жукова.

Сегодня, когда мы имеем возможность ознакомиться с немецкими архивами, битва под Ельней выглядит несколько по-другому.

Вот что утверждает Николаус Катцер, директор Германского исторического института:«Немецкие генералы не считали необходимым удерживать Ельню, если Жуков так уж хотел ее получить. В стратегическом смысле этот выступ не имел никакого значения, и его по приказу начальника генштаба Гальдера было решено сдать. Он считал, что взятие Киева было гораздо важнее».

Несмотря на то что Киев можно было удержать, Жуков сдает столицу Украины, зато проводит наступление под Ельней. Кстати, согласно новым данным, и сама наступательная операция, проведенная Жуковым, была не столь безукоризненна, как о том было принято говорить.

Планируя наступление, Жуков предполагал окружить и уничтожить немецкую группировку под Ельней. Однако все произошло совсем по-другому…

Начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта генерал-полковник Гальдер, увы, переиграл Жукова. В архиве сохранился рапорт Гальдера. Вот что немецкий генерал писал в Берлин по поводу сдачи Ельни: «Наши части сдали противнику дугу фронта у Ельни. Противник еще долгое время после того, как наши части уже были выведены, вел огонь по этим оставленным нами позициям и только тогда осторожно занял их пехотой. Скрытый отвод войск с этой дуги является неплохим достижением командования».

В это время немцы проводили грандиознейшую операцию по разгрому киевской группировки Советских войск. Это была самая мощная группировка, в плен попало, по немецким данным, 664 000 советских бойцов и командиров. Человек знает, что его соседи гибнут, миллионная группировка под Киевом гибнет, им бы только немного помощи туда бросить, и Гудериан (генерал-полковник немецкой армии) не смог бы
Страница 7 из 37

заткнуть эту брешь. Но Жуков проводит Ельнинскую операцию, отвлекая германские силы от Москвы, по которой, Жуков знает, они не будут наносить удар.

В ночь на 7 сентября 1941 года под проливным дождем немецкие части покинули свои позиции. А наша авиация продолжала поливать свинцом оставленные рубежи. Утром страна ликовала. Красная Армия впервые перешла в наступление. Жуков становится героем. А в это время многотысячная группировка осталась умирать под Киевом.

Таковы были реалии тех драматических событий.

Вот мнение Евгения Торсукова, кандидата филологических наук:«Сегодня очень много говорят о Жукове, о том, что он посылал на смерть огромные массы людей, особенно в наступлении, можно было взять малыми силами… Ну, есть обычные вещи из военной теории – это тактико-оперативное искусство…»

Законы военной теории просты: чтобы победить в наступлении, нужно иметь по крайней мере троекратное превосходство в живой силе и технике. Этот принцип для Жукова при планировании всех наступательных операций – главный. Правда, и потерь у наступающих тоже больше. Другие маршалы старались избегать лишних потерь. А вот Жуков их не боялся, поэтому ему и не было равных в наступлении. Фраза, которую однажды бросил Жуков: «Солдат не жалеть, бабы еще нарожают», – хоть и цинична, но с точки зрения военной науки абсолютно верна.

Но известно и то, что победа, оплаченная солдатской кровью, приносит славы больше, чем победа бескровная. Жуков понял это еще на Халхин-Голе.

5 июня 1939 года Сталин вызывает к себе Жукова. Поставлена задача: немедленно отправиться на Дальний Восток и возглавить группировку, которая ведет бои с японскими войсками у реки Халхин-Гол. Несколько месяцев в этом районе длится вооруженный конфликт. Наши войска ведут себя пассивно. Поступают даже сигналы, что ввиду сложности обстановки позиции хотят отдать японцам.

Жуков к этому времени уже любимый комкор Сталина. Верховному главнокомандующему известен его решительный и крутой нрав. Жуков ершист, но ни перед чем не остановится ради выполнения задачи. Такие Сталину нужны. А эта командировка покажет, чего стоит молодой комкор.

Через три месяца Жуков войдет в этот же самый кабинет с победным рапортом. Японцы разгромлены. Задача Верховного главнокомандующего выполнена. Победа на Халхин-Голе принесет Жукову Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Принято считать, что Жуков тогда совершил настоящее полководческое чудо – мол, японцы были готовы драться до конца, а советская группировка, которая перешла в подчинение Жукова, была слабо подготовленной и малочисленной. Однако анализ архивных материалов, которые ранее были недоступны, свидетельствует о том, что этот привычный тезис – мягко говоря, преувеличение.

Вот что сообщает военный историк Алексей Исаев:«В составе армейской группы Жукова на Халхин-Голе находилось в середине августа около 60 000 человек. Это была достаточно сильная ударная группировка, которая была им соответствующим образом использована».

Жуков возвращается в Москву триумфатором. Но какой ценой достигнута была эта победа? Именно тогда впервые по войскам поползли слухи о крутом нраве молодого комкора. Снимает с должностей – десятками, под трибунал отдает – сотнями.

Суровость Жукова советские историки всегда воспринимали благосклонно. Ну да, порой расстреливал. Но ведь и побеждал! Время было сложное. Армия плохо подготовлена, а враг у ворот. Тут уж не до сантиментов!

Однако документы свидетельствуют: суровость маршала на деле означала невероятную и ничем не обоснованную жестокость. Именно на Халхин-Голе Жуков впервые опробовал страшный, но, как оказалось, очень действенный способ в кратчайшие сроки повысить боевую эффективность войск. Это – массовые расстрелы. Расстрельные списки, которые Жуков отправляет в Москву, озадачивают даже Сталина.

За три месяца Жуков подписал 600 смертных приговоров, а представлены к наградам 83 человека. Жуков командовал на Халхин-Голе, боевые действия продолжались 104 дня. За эти 104 дня более 600 смертных приговоров, то есть Жуков выносил шесть смертных приговоров каждый день.

Так вот какова она – цена победы! Вот в чем главная причина столь безрассудной смелости героев Халхин-Гола!

Не все, конечно, в этой победе объясняется только расстрелами. Но то, что именно страх попасть в расстрельные списки заставлял идти на смерть плохо обученных бойцов и неопытных командиров, к сожалению – факт.

Впрочем, архивы свидетельствуют, что была у Халхин-Гола и еще одна странная тайна.

Для многих оказалось неожиданностью, что Жуков переиграл японских генералов и в стратегии, и на поле боя. Операция была разработана до мелочей – а ведь Георгий Жуков, выпускник церковно-приходской школы, не получивший фундаментального военного образования, не знал толком даже элементарных законов военного планирования. У него была только практика, полученная во время гражданской войны, да крестьянская смекалка, подсказывающая: хочешь победить – бей первым, иди до конца, не давай пощады ни своим, ни чужим. Однако много лет единоличным автором оперативно-тактического плана разгрома японцев на Халхин-Голе считался именно Жуков – маршал-самоучка и полководец-самородок.

Между тем, согласно рассекреченным документам, к разработке этого плана имел непосредственное отношение еще один человек – начальник штаба комбриг Богданов. По странному стечению обстоятельств, эту фамилию Жуков всегда будет обходить стороной.

Вот смотрите, я сохранил газетку. Удивительную газетку за 10 мая 1945 года – «Красная Звезда». Жуков, отвоевав на Халхин-Голе, добившись такой потрясающей победы, вспомнил имена политработников, вспомнил имена военных корреспондентов, вспомнил имена монгольских конников?рядовых, но он не помнит имени начальника штаба. По другим источникам мы находим, кто был начальником штаба. А Жуков своего начальника штаба не помнит.

Что это? Странная, совсем не характерная для маршала забывчивость – или желание остаться в истории единственным автором плана победоносной войны? О том, что Жуков не терпел рядом с собой людей образованнее себя, свидетельствует и еще один красноречивый факт.

В ноябре 1940 года Жуков в Москве на закрытом совещании читает доклад «Характер современной наступательной операции». Старые генералы едва сдерживают улыбку. Командующий Дальневосточным округом генерал-полковник Штерн и начальник штаба округа Кузнецов делают ряд замечаний, указывая на то, что Жуков не очень хорошо разбирается в том, о чем говорит. Реакция Жукова была поистине сокрушительной.

Об этом рассказывает Евгений Понасенков, историк:«Как только он стал начальником Генштаба, первое, что он сделал, – это снял с большим понижением Штерна и Кузнецова с занимаемых должностей. И второе – при минимальной возможности он умудрился довести обоих до приказа о расстреле. Они были расстреляны».

Наступательная операция на Халхин-Голе, разработанная, вероятно, в тайном соавторстве с канувшим в небытие комбригом Богдановым, очень скоро ляжет в основу фирменного жуковского бренда: «Настоящая победа дается только большой кровью».

Известно, что Сталин был хорошим психологом. Он увидел в Жукове потенциал полководца, но в то же время
Страница 8 из 37

лишнего ему не позволял.

Существует легенда о том, что только один Жуков мог спорить со Сталиным, мог возражать Сталину. Эту легенду распространял сам Жуков, но Жуков эти легенды и опровергает. 13 августа 1966 года Жуков выступал в редакции военного исторического журнала, и ему говорят: «Товарищ маршал Советского Союза, вот накануне войны надо было принимать такие-то и такие-то решения, отчего же вы не принимали?» На это Жуков ответил: «Потому что если я возражу Сталину, то меня тут же, сейчас заберут в подвал к Берии, а я этого не хотел, поэтому зачем же я буду возражать? Кто будет класть свою голову?»

Жуков понимал, что в принципиальных вопросах Сталину перечить нельзя. А вот в частностях можно показать свой характер.

Осенью 1941 года в соответствии с планом «Волжское водохранилище» войска вермахта пытаются осуществить прорыв на Волоколамском направлении. Фронтом командует Жуков. Оборону занимает 16?я армия под руководством маршала Рокоссовского. Когда-то он был начальником Жукова. История даже сохранила аттестацию, которую Рокоссовский писал на своего подчиненного: «По характеру суховат. Недостаточно чуток. Болезненно самолюбив». В те драматические дни маршалу Рокоссовскому придется еще раз убедиться в правоте собственной характеристики.

Оборона на рубеже, указанном Жуковым, – стопроцентное самоубийство. Рокоссовский обращается к Жукову с предложением передвинуть войска армии. На расстановку сил это не влияет, но позволит сохранить немало солдатских жизней. Жуков дает отрицательный ответ. Необходимость передвинуть войска настолько очевидна, что командарм 16?й армии Рокоссовский не выдерживает и обращается через голову Жукова к начальнику Генерального штаба Шапошникову. Тот санкционирует отвод войск.

Узнав об этом, Жуков приходит в неописуемую ярость. Он немедленно отправляет телеграмму Рокоссовскому, текст ее таков: «Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков». Удивительно, но начальник Генерального штаба Шапошников (а Жуков, напомним, для него – подчиненный) предпочел в этой ситуации просто промолчать, оставив Рокоссовского на растерзание разъяренному Жукову.

Маршал Советского Союза Рокоссовский Константин Константинович свидетельствует, что хамство Жукова было настолько жутким, что во время войны Рокоссовский просто отказывался с ним разговаривать. Жуков – командующий фронтом, а Рокоссовский у него подчиненный, командующий 16?й армией, и возникают такие ситуации, когда Рокоссовский говорит: «Не буду с тобой говорить, не буду, ты хам!

История хранит немало свидетельств того, насколько бесцеремонно Жуков обращался с подчиненными, будь то маршал или рядовой.

Прославленный летчик-истребитель Виталий Иванович Попков – тот самый, что после войны станет прототипом Маэстро из знаменитого кинофильма «В бой идут одни «старики», – до конца жизни не любил вспоминать свое знакомство с маршалом Жуковым.

Под Сталинградом в самом начале операции немцы имели подавляющее превосходство в воздухе. Сотням немецких истребителей противостояло всего несколько десятков наших самолетов. Шесть-семь боевых вылетов в день превратились в норму. Летчики работали на грани физических возможностей, порой просто теряя сознание за штурвалом.

Чтобы лично разобраться, почему мы не можем побить немцев в воздухе, Жуков вызвал летчиков к себе. По словам очевидцев, разбор был весьма своеобразным. Жуков обругал летчиков четырехэтажным матом, назвал всех трусами и предателями, а потом вывел их во двор и на их глазах приказал расстрелять десяток солдат, обвиненных в трусости.

Вспоминает Виталий Попков, генерал-лейтенант, дважды Герой Советского Союза:«Я считаю, что это была его ошибка. Тем более, он был там с Маленковым вместе. Не надо мне, боевому летчику, который из самолета не вылезает ни днем ни ночью, показывать, как там расстреливают трусов. Это ни к чему, я сам немцев стрелял в воздухе, и к этому времени у меня их было 13 сбито».

После войны Виталий Иванович, однажды встретившись с Жуковым, напомнит ему этот эпизод. Жуков будет непреклонен. «Это война, – скажет маршал. – Нужна была победа. Я поступить по-другому не мог…»

Говорит Алексей Исаев:«То, что принято называть барским хамством, в отношении Жукова – это все же поведение гения, не всегда стандартное. Зачастую мы за это не любим гениальных людей. Человек мог быть жестким, иной раз действительно позволять себе резкие выражения, но происходило это потому, что он стремился навязать свою волю другим».

Решительный командир – и при этом хам и скандалист. Расчетливый стратег – и человек, для которого в бою жизнь солдата не имела никакой ценности. Жуков был готов выполнить любой приказ, и для него не было никаких авторитетов, кроме самого Сталина. После победы под Ельней Жуков выполняет функции маршала особых поручений. Сталин доверяет ему экстренные задания Ставки. Его отправляют туда, где нужен рывок.

Олег Матвейчев считает так: «По сути дела, Жуков представлял собой полномочного представителя Верховного главнокомандующего. Это человек, который, как кризис-менеджер, выезжал на театр военных действий и исполнял волю Сталина либо добивался выполнения тех решений, которые принимались сообща генералами в Ставке. И конечно, Жуков тоже принимал участие в выработке этих решений. И вот здесь очень важен эффект славы, эффект пиара, потому что для огромных масс людей – солдат, офицеров, рядовых – Жуков был воплощением тех или иных действий. Если он приезжает и руководит на месте военными действиями, то с ним в значительной мере связывалась победа».

Бои под Ельней еще шли, когда Жукова срочно вызвали в Москву к Сталину. Со дня на день Ленинград могли захватить немцы.

Верховный главнокомандующий взял листок бумаги, что-то написал на нем и, сложив записку вчетверо, протянул ее Жукову: «Летите в Ленинград. Это передадите Ворошилову»… Записка означала, что верный соратник Сталина – Ворошилов – отстраняется от руководства. Вся власть переходит к Жукову, который назначается командующим Ленинградским фронтом. Сталин требует удержать город любой ценой.

Жуков не обманул возложенного на него доверия. Город выстоял. Однако среди огромного количества архивных документов, подтверждающих организаторский талант Жукова, хранится подписанный им приказ, не имеющий аналогов по своей абсурдной жестокости. Текст приказа написан прямо на донесении, в котором сообщается о случаях сдачи в плен бойцов – защитников города: «Бойцы, сдавшиеся в плен, по возвращении подлежат расстрелу. Семьи тех, кто сдался врагу, – разыскать и расстрелять».

Приказ передают радиограммой командованию Балтийского флота и армиям Ленинградского фронта 28 сентября 1941 года – всего через пять дней после назначения Жукова на должность командующего Ленинградским фронтом. Даже по меркам сурового военного времени расстрел не только пленных, но и их семей – то есть ни в чем не повинных детей и женщин, находящихся порой за тысячи километров от осажденного Ленинграда, – это слишком.

В войсках шок от этого приказа был настолько велик, что
Страница 9 из 37

Политуправление Балтийского флота пошло на беспрецедентный шаг. Было решено все-таки смягчить распоряжение Жукова: расстреливать по возвращении только тех, кто сдавался в плен, а семьи не трогать. Чудовищность этого документа поразила даже Сталина.

Жуков (первый слева) в дни блокады Ленинграда

Говорит Дмитрий Калюжный, историк:«Это же приказ о массовых расстрелах. А Сталин говорил: мало ли какие могут быть обстоятельства. Иной раз не захочешь – а побежишь. Как всех расстреливать?»

В апреле 1945?го уже было понятно: войне – конец. Недобитые части вермахта занимают оборону на окраинах Берлина и в городских кварталах. Они окружены, обескровлены и обречены. С востока им противостоит 2 500 000 советских солдат. Казалось бы, в этих условиях капитуляция Берлина неизбежна. Это задача уже не столько военная, сколько политическая. Однако именно весна 1945?го оказалась отмеченной одними из самых кровопролитных и драматических сражений за всю историю Великой Отечественной войны. В боях за Берлин наша страна потеряла около 500 000 человек.

Вот что утверждает Олег Шишкин, историк:«Не следовало так форсированно спешить к Берлину. Может быть, имело смысл сберечь солдат в эти последние дни войны. Но, опять же, мы сталкиваемся с тем, что, во?первых, Жукова мог подгонять Сталин. Потому что было важно поскорее закончить эту войну».

Быстрее закончить войну. Первыми войти в Берлин. Много лет было принято считать, что полмиллиона солдатских жизней – заслуженная цена за право водрузить Красное знамя над рейхстагом. Потому что если не мы, то это обязательно сделают американцы. И – украдут у нас заслуженную Победу…

Но на самом ли деле американцы собирались первыми войти в Берлин и положить несколько сотен тысяч своих парней за право написать в учебнике по истории, что они были первыми?

Послушаем, что говорит Маттиас Уль, научный сотрудник Германского исторического института:«Конечно, американцы были не прочь взять Берлин. Но они понимали, что немедленный штурм приведет к большим потерям. В этом отношении любопытна запись выступления Дуайта Эйзенхауэра на заседании Объединенного штаба союзников, которое состоялось 7 апреля 1945 года. Дословно он сказал следующее: «Если после взятия Лейпцига окажется, что можно без больших потерь взять Берлин – я готов это сделать…» Советские историки трактуют эту фразу как однозначное намерение идти на Берлин. На Западе же, напротив, она означает отказ от штурма. Тут ключевые слова – «без больших потерь». Надо знать западный менталитет. Ни один американский генерал не решился бы положить столько жизней. Это был бы бесславный конец его карьеры…»

Но то, что для американского генерала означало бы конец карьеры, советскому маршалу принесло бессмертие.

16 апреля Жуков начинает беспрецедентную наступательную операцию. Великую – по своим масштабам, и трагическую, если исходить из колоссальных потерь. В штурме Зееловских высот примет участие 2 500 000 советских солдат.

В этот миг Жуков понимает: пришел его звездный час. Этот штурм – венец его блистательной военной карьеры. Маршал не прочь даже немного поиграть с противником. Вечером накануне наступления он придумывает эффектный ход. Жуков вызывает своего переводчика и протягивает ему секретный приказ о наступлении, который он только что подписал. «Возьми это и зачитай приказ по громкоговорителю на немецком языке. Чтобы они там услышали», – говорит он переводчику.

Вспоминает Штефан Дернберг, член Интернациональной комсомольской бригады, в 1945?м – военный переводчик:«Я был, может быть, недостаточно дисциплинированным, во всяком случае, я сказал: «Товарищ генерал, этого же нельзя делать, это же военную тайну выдать». Он посмотрел на меня: «Ничего, лейтенант. Теперь можно. Это – последний раз…»

2 мая 1945 года. Маршал Победы стоит на ступенях поверженного рейхстага. Быть может, это самый счастливый момент всей его жизни.

Еще не извлекли из подземного бункера фельдмаршала Кейтеля, с которым Жуков подпишет несколькими днями позже Акт о безоговорочной капитуляции. Еще по берлинским окраинам сохраняются очаги сопротивления – но в воздухе уже пахнет окончанием войны.

Принято считать, что это был запах весны. Однако участники штурма Берлина вспоминали другое. Для них победа тогда пахла гарью, распустившейся липой и приторно-сладковатым смрадом от разлагающихся тел, от которого нигде не было спасения. Похоронные команды валились с ног от круглосуточной изнурительной работы, а трупы все несли и несли. Трупы тех, кто не дожил до победы всего несколько дней.

Говорит Лотер Фольбрехт, в 1945?м – житель Берлина:«Берлин был затянут гарью. Многие дома, пострадавшие от бомбежки, еще долго горели. И конечно, было очень много трупов – и немцев, и русских солдат… Их убирали, стаскивали в одно место. Потом куда-то увозили хоронить, но трупный запах преследовал нас везде».

То, что война закончилась, времена изменились и Сталин больше не нуждается в прорывах глубоко эшелонированной обороны, молниеносных бросках и наступлениях, где Жуков был незаменим, маршал Победы почувствовал очень скоро.

Уже через год по кремлевским коридорам поползет слух: Жуков?то, оказывается, вор! Бриллианты вывозит из Германии – килограммами, картины из Дрезденской галереи – десятками, а еще мебель, ковры, антиквариат… Да и живет там у себя в Германии как барин. Не по-партийному поступает товарищ Жуков. Чтобы проверить сигнал, сотрудники госбезопасности проникают на дачу к маршалу с негласным обыском.

Чекисты пишут отчет о том, что они увидели на даче Жукова. Так вот, на даче Жукова только один предмет был сделан в Советском Союзе: это коврик при входе на дачу, чтобы ноги вытирать. Все остальное – трофейные ружья, ковры, гобелены фламандских мастеров XVII века, золотые украшения, шкурки животных… Совершенно невероятный список – я его приводить не буду, он известен, но список совершенно жуткий. Там и бриллианты, там и сумочки золотые, и золотые вещи с драгоценными камнями, и прочее, и прочее.

Но это были результаты всего лишь негласного обыска. А теперь обратим внимание на следующий документ.

«В Ягодинской таможне (близ Ковеля) задержано семь вагонов, в которых находилось 85 ящиков с мебелью. При проверке документации выяснилось, что мебель принадлежит маршалу Жукову».

Эта выдержка из рапорта начальника какой-то захолустной таможни за подписью Булганина немедленно попадает на стол уже самому Сталину.

Еще совсем недавно поверить в то, что рядовой таможенник на границе осмелился бы на пушечный выстрел приблизиться к тому, что овеяно грозным именем Жукова, было невозможно. Но вот уже в личном имуществе маршала Победы вовсю роются посторонние люди. Более того, по сигналу бдительного таможенника назначается расследование. Казалось бы, это недоразумение, но… Жуков теперь Сталину не нужен. Более того, он слишком популярен в народе и, кажется, всерьез верит в то, что без него Советский Союз войну бы не выиграл…

И вот проходит совсем немного времени, и Жуков, под тяжелым взглядом которого трепетали маршалы, вынужден писать объяснительные и оправдываться.

В постановлении Политбюро ЦК ВКП (б), вынесенном в 1948 году, можно прочитать удивительную запись: «Товарищ
Страница 10 из 37

Жуков, злоупотребляя своим служебным положением, встал на путь мародерства, занявшись присвоением и вывозом из Германии для личных нужд большого количества различных ценностей».

А объяснительная записка Георгия Жукова долгое время хранилась в закрытом фонде архива ЦК КПСС. В ней маршал униженно пишет: «Я признаю серьезной ошибкой то, что много накупил для семьи и своих родственников материала, за который платил деньги, полученные мною как зарплату».

Объяснительная не помогла. Так вот, оказывается, какой он, маршал Победы! Зарвавшийся хапуга и мародер. Долгое время это обвинение серым пятном лежало на имени Жукова. Даже безоговорочные поклонники маршала этот эпизод его биографии стыдливо пролистывают – мол, был грешок… А между тем все перечисленные ценности Жуков действительно мог купить.

Вот что утверждает Алексей Исаев:«Вообще говоря, Жуков обладал достаточными денежными средствами, чтобы купить все то, что ему приписывают. Человек, находящийся на должности командующего фронтом, мог купить все что угодно. Он был по нынешним меркам миллионером. Он был избавлен от необходимости что-то там растаскивать самостоятельно, это совершенно точно, поскольку какие-то ковры или мебель он мог в разоренной и испытывающей острую нехватку всего Германии просто купить за бесценок».

4 октября 1957 года. Ровно в 16 часов из порта Севастополя выходит крейсер «Куйбышев». На борту – маршал Советского Союза, министр обороны Георгий Жуков. Он направляется в Югославию для официальной встречи с премьер-министром Иосипом Броз Тито. В течение трех недель Жуков проводит переговоры, посещает военные и стратегические объекты. И только в день отплытия он узнает: крейсер «Куйбышев» без его ведома покинул югославский порт. Мало того, с капитаном корабля даже нет связи… Жуков еще не подозревает, что он уже не является министром обороны, что в домах офицеров и солдатских клубах сорваны со стен все его портреты, а бывшие подчиненные обвиняют его в политических интригах.

28 октября 1957 года в Москве проходит пленум ЦК КПСС. На повестке дня всего один вопрос: культ личности министра обороны Советского Союза Жукова. Первым с докладом выступает его заместитель, Иван Конев. Он обвиняет Жукова в бонапартизме и политических интригах. После будут доклады Рокоссовского, Ворошилова, Чуйкова, Булганина. Все они поддержат маршала Конева и на голосовании единогласно решат снять Жукова со всех постов и отправить его на пенсию – нарушив при этом закон, согласно которому маршалы Советского Союза должны служить пожизненно.

Историк Юрий Рубцов уверен: «В постановлении пленума содержалось прямое указание руководству Министерства обороны найти рабочее место для Жукова – то есть какую-то должность ему должны были предоставить, но не предоставили. Так, вопреки законам, маршал Советского Союза был уволен в отставку».

А через пять дней после пленума ЦК КПСС и вовсе происходит страшное! В газете «Правда» появляется статья, автор которой утверждает, что маршал Жуков готовил политический переворот и претендовал на место самого Никиты Хрущева. Подпись внизу – маршал Конев. До сих пор эта статья – яблоко раздора между историками. Одни считают, что Конев не имеет никакого отношения к публикации. Другие уверены: именно он был инициатором данной статьи и каждое слово в ней написано его рукой.

Вспоминает Юрий Рубцов:«В архиве президента Российской Федерации я видел машинописный вариант этого письма с подписью Ивана Степановича, причем оно написано таким образом, что из него следует: письмо Хрущеву предшествовало публикации в «Правде». То есть Иван Степанович прекрасно знал, что будет напечатано, когда, где и за чьей подписью».

Есть еще один факт, из-за которого спорят историки, – это письмо Конева к Жукову, о котором спустя годы рассказал Степан Кашурко, личный поверенный Конева. Именно ему в конце 1960?х годов маршал дал ответственное поручение: отдать документ лично в руки Жукову. По словам Кашурко, в письме Конев извинялся за свою речь на пленуме 1957 года. Однако рассказ секретаря – единственное свидетельство того, что письмо все-таки было. Никаких документальных подтверждений этому нет.

Было это письмо на самом деле или нет, точно не знает никто. Известно лишь то, что у Конева действительно были причины просить прощения у Жукова. Мало кто знает, что в самом начале войны Жуков спас Конева от верной смерти. В то время Конев командовал Западным фронтом, который располагался под Смоленском и обеспечивал оборону Москвы. Немцы прорвали оборону. Коневу грозил расстрел.

Рассказывает Юрий Рубцов:«Жуков прямо обратился к Сталину и сказал, что расстрел нового командующего ничего не даст кроме того, что войска будут еще более деморализованы. И попросил направить Конева своим заместителем на Калининское направление, отдаленное направление, где Конев мог бы осуществлять руководство войсками в должности заместителя главнокомандующего».

С этого дня карьера Конева складывается более чем успешно. Он защищает Москву, командуя Калининским фронтом, выигрывает сражение на Курской дуге и наконец проводит Корсунь-Шевченковскую операцию, за которую в 1944 году ему присваивают звание маршала Советского Союза. Любопытно, что именно Жуков подарит ему свои собственные маршальские погоны.

Вспоминает Наталья Конева, дочь маршала Советского Союза Ивана Конева:«Я до сих пор храню эти маршальские погоны. Отец их поносил, конечно, на мундире. В коробке они у меня лежат – такие поношенные уже, золотом не блестят».

Получив звание маршала, Конев стал вторым человеком в Красной Армии. Правда, он всегда мечтал быть первым. Но для этого ему нужно было превзойти великого Жукова. Зная об амбициях Конева и Жукова, Сталин пытается стравить их. В середине апреля 1945?го он вызывает их в Кремль.

Верховный главнокомандующий показывает план Берлинской операции. По его замыслу, полководцы должны наступать одновременно. Конев пойдет на Берлин с юга, а Жуков – с востока. Сталин проводит разграничительную линию между 1?м Украинским и 1?м Белорусским фронтами. Карандаш останавливается на городке Люббен, который находится в 60 километрах от Берлина.

Свидетельствует Юрий Рубцов:«Сталин начал сталкивать наших полководцев, на нездоровой основе пробуждать конкуренцию. Это свидетельство Жукова, есть такое же свидетельство Конева. Вероятно, для этого у Сталина были свои соображения. Многие полагают, что таким образом Сталин хотел возвысить себя, сделать так, чтобы в сознании миллионов победоносный финал войны ассоциировался с его именем, а не с именем кого-то из командующих фронтами».

16 апреля 1941 года в пять часов утра войска Конева начинают наступление на Берлин. Через три дня они уже стоят в 50 км от столицы Германии. А 1?й Белорусский фронт Жукова, который начинал наступление вместе с Коневым, еще далеко. Он задержался на Зееловских высотах, где немцы держат оборону.

Через два дня войскам удается прорваться, и они нагоняют армию Конева. Солдаты, не зная о том, что параллельно идут свои же, начинают стрелять друг в друга. И тут Сталин отдает Коневу неожиданный приказ: развернуть войска. Первым в Берлин должен войти Жуков.

Вспоминает Наталья Конева:«Когда войска Первого
Страница 11 из 37

Украинского фронта подходили к центру, был получен приказ отвести войска на новую разграничительную линию. Войска, пройдя туда с боями, должны были отступать».

Некоторые историки считают, что на пленуме 1957 года у Конева появилась возможность отомстить Жукову за Берлинскую операцию, и он ею воспользовался. С тех пор Иван Конев и Георгий Жуков, встречаясь в одной компании, даже не здоровались.

Юрий Рубцов предполагает: «Они наверняка хотели найти контакты – документально зафиксировано, что они встречались. Может быть, они не горели какой-то особой дружбой, но до конца своей жизни – а Конев умер в 1973?м, маршал Жуков через год, в 1974?м, – в принципе, оставались по отношению друг к другу в рамках правил».

Много лет спустя Конев пожалеет о своем поступке и будет пытаться помириться с Жуковым, пригласив его на свое 70?летие. И, неожиданно для всех, Жуков примет приглашение.

Наталья Конева рассказывает: «Георгий Константинович в этот вечер пришел, и папа на самом деле очень волновался, кто придет, как все это будет. Он волновался, придет ли Жуков, и мы понимали, почему – потому что долгое время они лично не общались».

Впрочем, по словам очевидцев, Жуков так и не простил Конева до конца. Тот визит на день рождения был лишь благородным жестом со стороны маршала – и не больше.

В мирную жизнь Жуков так и не вписался. Он не любил органы госбезопасности и посылал по матушке партийных работников. Блестяще владея инструментами войны, он постоянно пытался применять их в мирной жизни – и всюду терпел поражения. С каким ликованием принимала Одесса маршала Победы в качестве командующего округом! Но когда он решил избавить город от уличной преступности путем отстрела нарушителей порядка, Одесса умылась кровью – и быстро возненавидела и прокляла Жукова.

В Москве маршал Победы тоже плохо приживался. Хитросплетения кремлевских интриг были ему чужды – он их не понимал и презирал.

Большой театр, собралось все руководство Советского Союза… Жуков в это время – номер два. Это был момент, когда Хрущев и Жуков делили власть в Советском Союзе. Жуков в правительственной трибуне, и появляется глава правительства и одновременно глава коммунистической партии, т. е. человек номер один, и зал встает. Зал стоя аплодирует Хрущеву, и только Жуков сидит и внимательно рассматривает программку. Жена его толкает локтем, говорит: «Ну ты хоть вид сделай». Но Жуков не считал нужным даже делать вид.

До конца своих дней – если верить томам «Воспоминаний и размышлений», написанным маршалом в годы его опалы на даче, – Жуков считал, что поступал в то суровое время правильно. Что показательные расстрелы – хорошее средство поднятия дисциплины, а солдатская жизнь в бою – всего лишь расходный материал.

Рассказывает Николаус Катцер:«Эйзенхауэр долго не мог прийти в себя, когда в 1945?м во время дружеской беседы Жуков рассказывал ему о своем методе преодоления минных полей. «Вначале, – говорил ему Жуков, – мы отправляли на мины пехоту. Она подрывается, а в освобожденный проход потом уже идут танки». Для американца это звучало очень непонятно».

Маршал Победы Георгий Константинович Жуков… Гений наступательных операций – и самодур. Храбрый солдат – и человек фантастического равнодушия к человеческой жизни. Таким он вошел в историю – и, видимо, уже навсегда… Но в архиве Министерства обороны хранится удивительный документ, который до сих пор по неизвестной причине содержится в секретном фонде. Автору этой книги повезло лично ознакомиться с документом и даже подержать его в руках.

Это рапорт начальника Особого отдела Берлинского гарнизона, датированный августом 1946 года. Содержание – доклад Жукову о проступке трех офицеров, которые, самовольно оставив часть под Берлином, уехали в Париж, где в течение трех дней посещали рестораны, музеи, публичные дома и были задержаны французской полицией на Елисейских полях за громкое распевание песен.

Удивительна резолюция, наложенная Жуковым на этот документ. Маршал, который подписал сотни смертных приговоров за куда меньшие проступки, красным карандашом поверх рапорта начертал: «Объявить строгий выговор». Ниже – приписка: «Они – победители!»…

И размашистая роспись: «Маршал Жуков».

Последняя тайна Сталина

Июнь 1945 года. Жуков на белом коне принимает парад Победы. Советский Союз вышел победителем из кровавой схватки с нацистской Германией. Ценою невероятных жертв и потерь Великая Отечественная война закончилась. Но, кажется, Сталин не рад победе. На нем обычная повседневная шинель. Он мрачен и молчалив.

Принято считать, что победа в Великой Отечественной войне – момент наивысшего триумфа Иосифа Виссарионовича. Однако, как сегодня выясняется, это далеко не так. Напротив, эта победа – его величайшее личное поражение. Война, которая должна была смести с политической карты европейские границы и распространить его, Сталина, единоличную власть на весь континент, закончилась ничем. Советский Союз измотан войной, страна в руинах. Она больше не в силах воевать, а значит – обречена.

Немногим известно, что Жукову еще в начале марта была поставлена задача – разработать план наступления советских войск до самого Ла-Манша. Стремительный бросок нескольких танковых армий через пол-Европы к Британским островам мог если не изменить ситуацию в корне, то хотя бы сделать Черчилля сговорчивее. Так что штурм Лондона войсками маршала Жукова был абсолютно реален. Однако Сталин так и не решился на этот шаг. И тому, как выясняется, была серьезная причина.

Вот что полагает Питер Брендер, политический обозреватель радио ФРГ с 1945 по 1979 год:«Европа боялась и ненавидела Гитлера. Но еще больше она боялась Сталина. Все понимали, что Красная Армия, как только покончит с Германией, двинется дальше. Я знаю, например, что многие англичане перед угрозой советского вторжения собирались бежать в Америку. Вот тогда-то и было принято решение выдвинуть Сталину ультиматум. Либо он остается в пределах Восточной Европы, либо войска союзников начинают войну против Советов. И это уже была бы война на полное уничтожение Советского Союза».

Сталин ультиматум принял. План штурма британской столицы был навсегда похоронен. Однако мало кто знает, что уже в первые недели после подписания капитуляции нацистской Германии президент США и британский премьер всерьез обсуждали возможность нанесения ядерного удара по Советскому Союзу. Бывшие союзники приступили к подготовке Третьей мировой войны. Но и Сталин проигрывать не собирался.

Вспоминает Морис Коэн, бывший сотрудник внешней разведки КГБ СССР, герой Российской Федерации:«Секрет американской атомной бомбы, все формулы, все выкладки нам удалось получить еще в 1943 году. Ее разрабатывали в Лос-Аламосе, а нам удалось завербовать нескольких сотрудников засекреченного ядерного центра. Мы с женой всю документацию переправили в Москву. Так что к моменту, когда на Потсдамской конференции президент США решил шантажировать Сталина тем, что у Америки есть оружие, которое может стереть с лица земли все крупные советские города, Сталин такое оружие уже имел сам».

Удивителен и еще один факт. В то самое время, когда планета находится на волосок от ядерной войны, Сталин одной рукой правит
Страница 12 из 37

мировыми процессами, а другой – мстит простому смертному. По всем уголкам земли ликвидаторы ищут человека, который посмел угрожать самому «отцу народов». Америка и Европа наводнены агентами советской разведки – они должны найти и уничтожить наглеца.

Лейба Фейблин, он же генерал Александр Орлов. Фигура для разведки поистине историческая. Это он вербовал Кембриджскую пятерку, вывозил в Москву золотой запас Испании – естественно, по просьбе испанских коммунистов… Неожиданно Орлова отзывают из Лондона в Москву. Опытный разведчик понимает: его ждет расстрел. Он слишком много знает.

Страшная тайна объединяет его и Сталина. Дело в том, что именно Орлов еще в 1920?е годы занимался ликвидацией документов, свидетельствующих о том, что Сталин до 1917 года был агентом царской охранки. Это по его наводке производились аресты партийных лидеров. Это он, планируя налеты и ограбления, часто предупреждал полицию и сдавал своих же – тех, кто мешал его единоличной власти.

Орлов был умным человеком. Он не стал уничтожать компромат на вождя, а вывез его за границу и спрятал в одном из бесчисленных тайников. Поняв, что пришел его черед умереть, он сбежал в Америку. Ликвидаторы шли буквально по пятам. И тогда Орлов прислал Сталину обычную телеграмму, в которой предупредил: если с ним что-то случится, материалы о бандитском прошлом «отца народов» попадут в западную прессу. Прием сработал. Орлову удалось пережить Сталина.

К чести генерала Орлова, он оказался единственным перебежчиком, который не стал предателем. Несколько лет длились его допросы в ЦРУ. Их протоколы хранятся в библиотеке конгресса США. Бывший советский разведчик Орлов не выдал никого из агентов, которых он вербовал и которые работали вплоть до 1980?х годов.

Для Москвы секреты сталинского прошлого вновь стали актуальны, когда понадобилось развенчать культ личности Сталина. Вновь началась охота по всему миру. Вычислить Орлова удалось только через несколько лет. Его нашел сотрудник советской резидентуры в Вашингтоне полковник Феоктистов. Вот что он рассказал о самой первой встрече с человеком, который сумел заставить молчать самого Сталина.

Говорит Михаил Феоктистов, полковник внешней разведки КГБ СССР:«Стучу ему в дверь. Постучал, он открывает. Причем мне показалось, что он открывает именно потому, что был уверен – это кто-то из соседей пришел. Он распахнул дверь, я сразу подставил ногу, чтобы он не закрыл. Я проник внутрь, поздоровались – на английском языке, конечно, – я вынимаю письмо и отдаю ему. Он спрашивает: «Кто вы?» Я назвал свою фамилию. Он взял письмо. «От кого это?» Я говорю: «Это от вашего друга, с которым вы работали в Альмерии, в Испании. От Прокопюка». – «Я не знаю такого!»

И вдруг вылетает из кухни Марья Владиславовна, выбежала и кричит: «Саша! Не бери письмо, оно отравленное!» Я говорю: «Марья Владиславовна, не беспокойтесь, – здесь я перешел на русский язык, – не беспокойтесь, не бойтесь». – «Он пришел нас убивать, Саша, убивать нас пришел! Это советский шпион!»

Я сначала не понял, в чем дело, потом смотрю – она на меня наводит наган. Не пистолет, а наган с барабаном. Смотрю, курок взвела. А он все-таки тяжелый такой, я знаю, сколько он весит: килограмм с лишним. Представляете, рука у нее трясется, а я улыбаюсь. «Что ты улыбаешься? Я тебя сейчас застрелю!» Я говорю: «Марья Владиславовна, вы не можете». – «Я тебя застрелю!»

Надо сказать, что миссия полковника Феоктистова была поистине уникальной. Он должен был передать перебежчику Александру Орлову личное указание председателя КГБ Андропова: за верность и преданность разведчику возвращается советское гражданство, генеральское звание, ордена и квартира в Москве. В ответ Орлову нужно было сделать только одно: отдать компромат на Сталина. Он согласился.

Вспоминает Михаил Феоктистов:«Он мне говорит: «Да, Миша, эти записи никто не разберет, они у меня закодированы, это только я могу. Вот в следующий раз, когда вы придете…» Он говорит – «в следующий раз»! «В следующий раз, когда вы придете, я вам отдам все, что у меня есть, различные записи».

Однако на следующую встречу Орлов не пришел. Матерый разведчик предпочел не играть с судьбой – исчез вместе с женой, и теперь уже навсегда. Весть о его смерти пришла только в 1979 году. Где находится тайник с компроматом на Сталина, до сих пор неизвестно. Так что самая главная тайна «отца народов» по-прежнему не раскрыта, а значит, еще ждет своего часа.

Глава 2

Посланники дьявола: первые лица третьего рейха

Рудольф Гесс

В 1987 году в старинной тюрьме немецкого города Шпандау в возрасте 93 лет повесился бывший друг и заместитель Гитлера по партии Рудольф Гесс. Содержание его в заключении обходилось странам-союзникам в 1 000 000 долларов в год. За последние 10 лет Гесс оставался единственным узником замка. Обстоятельства его смерти были настолько же загадочны, насколько загадочна вся его долгая и трагичная жизнь.

Все началось в прокуренной мюнхенской забегаловке «Штернекеброй», где уволенный из армии после Первой мировой войны лейтенант Рудольф Гесс увидел и услышал никому доселе не известного оратора Немецкой рабочей партии. Этот вечер перевернул всю его жизнь. Оратор зажигательно говорил о том, о чем Гесс много раз думал: о предательстве народа, о том, что во всем виноваты евреи. В конце выступления немногочисленные посетители пивной устроили оратору овацию.

С тех пор любовь Гесса к Гитлеру стала чем-то вроде личной зависимости. Заметим, что, по свидетельству людей, близко знавших Гесса, ради фюрера он был готов сделать все что угодно – даже вещи, против которых восставали нормы его приличия и честь. Он был уникальным человеком – наверное, единственным в окружении Гитлера, кто был начисто лишен честолюбия, на кого всегда можно было опереться, зная, что он не подставит, не подсидит. Гесс был настоящим альтер-эго фюрера. В Третьем рейхе говорили: «Если хочешь знать, о чем думает Адольф, послушай, что говорит Рудольф».

Именно он, Гесс, ввел в обращение словечко «фюрер», заставлявшее вздрагивать каждого антинациста. Именно он в июле 1921 года сформулировал цели и задачи национального народного общества. Именно ему в 1933 году Гитлер предоставил право принимать решения по всем партийным вопросам. Все военные акции Германии готовились при его участии. Именно он утвердил законы, лишавшие евреев права голоса, и именно его Гитлер в 1939 году назвал своим преемником, сделав центральной фигурой ближайшего окружения.

К 1941 году Рудольф Гесс – второй человек в партии после фюрера и один из самых влиятельных людей Третьего рейха. До начала войны с Советским Союзом остаются считаные недели. Все силы нацистской Германии мобилизованы на подготовку страшного удара. Именно в этот момент человек, к советам которого прислушивался сам Гитлер, рейхсляйтер и министр Рудольф Гесс совершает поступок, который заставил фюрера назвать своего бывшего друга сумасшедшим, а нацистскую Германию поверг в тяжелейший шок.

Весной 1941 года Великобритания сотрясалась под ударами «Люфтваффе». Город Ковентри разрушен одним лишь налетом. Район Мидленд, центр военной промышленности страны, подвергается беспрерывным бомбежкам.

Небольшому острову, зияющему ранами войны и отрезанному от
Страница 13 из 37

сырьевых источников, противостоит вся Европа, уже работающая на одну-единственную страну – нацистскую Германию.

Вечером в субботу 10 мая 1941 года командиру эскадры английского воздушного флота и члену британского парламента герцогу Гамильтону докладывают: у берегов Нортумберленда обнаружен германский самолет типа «Мессершмитт?110». Герцог не сомневается, что это ошибка: никогда еще «110?й» не залетал так далеко, для этого у него не хватило бы горючего. В этот момент приходит новое сообщение: самолет упал и горит. Летчик жив, называет себя Альфредом Горном, заявляет, что прибыл в Англию со специальной миссией и хочет говорить только с герцогом Гамильтоном.

Стоило герцогу переступить порог камеры, как летчик напомнил ему, что они знакомы с 1936 года, со времени Олимпиады в Берлине. Наконец, видя недоумение Гамильтона, летчик объявляет, что он министр рейха Рудольф Гесс и прибыл сюда как парламентер с миссией во имя человечества.

Случилось невероятное: всего за несколько недель до вторжения Германии в СССР, в абсолютной тайне от всех, рейхсминистр Гесс, облачившись в форму «Люфтваффе», вылетел в направлении Великобритании. Дважды ему приходилось нырять в спасительные туманы над Северным морем, чтобы скрыться от перехватчиков Королевских ВВС. Затем, опасаясь зенитных батарей, он снизился и на бреющем полете летел в нескольких сотнях метров над землей. Достигнув того места, где на карте было отмечено поместье герцога Гамильтона, Гесс взмыл в небеса и выбросился с парашютом из совершенно нового самолета, который в штопоре устремился вниз и разбился о землю. Едва не сломав себе шею, летчик доковылял до ближайшего фермерского дома и был арестован представителями английских властей. При обыске у него обнаружили две визитные карточки с одной фамилией: одна из них принадлежала Карлу Хаусхоферу, знаменитому автору теории «Лебенсраум» («жизненного пространства»), на основе которой Гитлер создал свою идеологию нацизма; вторая – его сыну Альберту. В свое время эти люди были включены Гитлером в высшие структуры Третьего рейха.

Кем же он был – Рудольф Гесс? Парламентером – или предателем?

Еще в 1939 году, незадолго до того как Великобритания объявила войну Германии, маршал Геринг первым предложил слетать в гости в островное государство, чтобы прояснить ситуацию. Гитлер ответил, что это бессмысленно, но можно попробовать, если есть желание. Геринг свой полет отложил на время – уж больно запутанной тогда была ситуация в мире: европейские державы никак не могли договориться.

Говорит публицист Рой Медведев:«Весной 1941 года в мире, и в Европе в особенности, сложилась парадоксальная ситуация, когда ни одна страна, ведущая войну, не знала, что ей делать и чего ждать в будущем. Ни у кого не было плана даже на ближайшие два-три месяца. Даже плана военных действий. Потому что никто не знал, как идет война, чего ждать».

Его мысль продолжает Олег Царев, в 1970—1992 годах – сотрудник внешней разведки:«Англия оказалась в очень сложном положении, фактически она одна воевала с Германией. Американцы в войну не вступили, Советский Союз еще не подвергся нападению. Ей было очень тяжело. Германия вообще считала, что война с Англией нежелательна, просто Англия сдержала свое слово, когда немцы вторглись в Польшу, и объявила войну».

21 августа 1939 года в Москве состоялось последнее заседание советской, британской и французской военных делегаций. Однако главная цель – создание антигитлеровской коалиции – достигнута не была. Британия поддерживала Польшу, которая не хотела идти на какие-либо уступки Советскому Союзу. Вечером того же дня Сталин совершает поворот в диаметрально противоположном направлении. Он решает заключить мирный договор с Гитлером и отправляет ему телеграмму с согласием на прилет министра иностранных дел Германии Риббентропа. Прилетев в Москву, Риббентроп подписывает знаменитый Пакт о ненападении. Согласно секретному протоколу, Советский Союз получает часть Восточной Польши.

Официальный полет Геринга в Англию отменен. Но спустя 20 месяцев совершенно неожиданно для всего мира в Англию летит Гесс.

Говорит Герман Грамль, профессор Института современной истории: «Этот полет оказался на руку Черчиллю. Было видно, что немцы опять пытаются найти союзников на Западе, чтобы уверенно действовать против СССР. Есть документы, согласно которым Черчилль через британского посла в Москве пытался вызвать у Сталина подозрения по отношению к Гитлеру. И этот полет подтвердил, что Гитлер может вести двойную игру».

Один из крупнейших советских разведчиков довоенного и послевоенного периода Ким Филби сообщил, что, по имеющимся у него материалам, Гесс прибыл для ведения переговоров с английскими правящими кругами.

В воспоминаниях фельдмаршала Вильгельма Кейтеля, который был рядом с Гитлером в тот момент, когда ему доложили о бегстве его заместителя, сказано: «Гитлер сказал: «Гесс, очевидно, сошел с ума, у него мозги не в порядке. Это ясно из письма, которое он мне оставил, я его не узнаю. Можно подумать, что его писал кто-то другой. Он пишет, что отправляется в Англию, чтобы прекратить войну, пользуясь своими знакомствами с влиятельными англичанами».

Какие же знакомства могли помочь Гессу заключить мир? Их обеспечивали два близких ему человека, те самые, чьи визитки были найдены при нем, – доктор Карл Хаусхофер и его сын Альберт, дружившие с лордом Гамильтоном и знавшие о его отношениях с оппозицией и симпатиях к нацистской Германии.

Вернемся в 1920 год. Тогда демобилизованный летчик Рудольф Гесс поступил в Мюнхенский университет. Во время обучения он написал работу, где утверждал, что национальное единство можно возродить только под властью народного лидера, который в случае необходимости не спасует перед кровопролитием, – большие проблемы всегда решаются кровью и железом. Работа была одобрена профессурой и студентами и получила университетскую награду. Одним из тех, кто выделил выдающегося студента, был его преподаватель Карл Хаусхофер, читавший в университете курс геополитики и оказавшийся, помимо этого, большим знатоком восточной философии, мистики и теософии.

Предполагается, что в 1905 году Хаусхофер встретился в Тибете с известным русским эзотериком Георгием Ивановичем Гурджиевым. Гурджиев считался магом, овладевшим методом гипноза и проникнувшим в руководящую верхушку почти всех закрытых организаций. Весьма интересны некоторые свидетельства о его учебе в одной духовной семинарии с Иосифом Джугашвили и их последующих встречах. Одной из теорий великого мистагога была теория «о львах», предназначение которых – водить стада.

В Германии доктор Хаусхофер издает журнал, на страницах которого представляет читателю собственную концепцию «крови и почвы», где утверждает, что для выживания нации необходима политика расширения жизненного пространства за счет оккупации стран, стоящих на более низкой стадии развития. Студент Гесс с радостью подхватил миф о гиперборейцах и арийцах и, ознакомившись с концепцией «Лебенсраум», понял, что нашел своего духовного отца.

К этому времени Гесс уже стал членом общества «Туле», взаимодействующего с британской масонской ложей «Золотая Заря», тайной ассоциацией
Страница 14 из 37

высокого Братства света. Основателем этой ложи был британский маг и шпион Алистер Кроули, неоднократно заявлявший: «Я предшествовал Гитлеру».

Не этих ли знакомых, сочувствующих нацизму, искал Гесс в Великобритании, рассчитывая как минимум на то, что его выслушают? Ведь еще до того, как забраться в кабину «Мессершмитта», он твердо знал, что с правительством премьера Черчилля договориться трудно. Нужно было выйти на его оппозицию. Вспомним, что, выбросившись на парашюте, Гесс спросил простого английского фермера, как найти имение Гамильтона. То есть он шел целенаправленно, зная адрес. Во время первой встречи с лордом Гамильтоном Гесс требует устроить переговоры в обход официальных властей Англии. Он желал говорить о мире не с премьер-министром, а с членами королевской фамилии.

Известно, что герцог Виндзорский – самый романтичный из всех королей Британии Эдуард VIII, отказавшийся от короны во имя любви, – вновь мечтал утвердиться на троне. Он вслух высказывал свои симпатии к нацизму и полностью соглашался с концепцией фюрера о высших расах, изложенной в «Майн кампф». Там утверждалось, что германцы и бритты – родственные нации. Может быть, о союзе Гесс хотел говорить с ним?

Вот что думает по этому поводу Рой Медведев: «В этой системе расовых привилегий они выделяли шведов, норманнов, норвежцев, прибалтов – как народы, более близкие Германии. Русских и поляков надо уничтожить как расово неполноценные народы. Британия была расово полноценной. Более низкой, чем немцы, но расово более полноценной, чем французы или какие-нибудь румыны. Поэтому у Гитлера были определенные симпатии к Британии, и он несколько раз это подчеркивал».

Известно, что в 1936 году герцог и его жена миссис Симпсон с частным визитом посетили Германию. Предложения Гитлера могли звучать так: в случае вступления Англии в войну войска вермахта высаживаются на острове и герцог Виндзорский снова становится монархом. Данные о том, что для этих целей рейх выделил будущей королевской чете 5 000 000 швейцарских франков, подтверждает глава нацистской разведки Вальтер Шелленберг.

Гесс знал точно: в Англии остались верные друзья Германии, связанные не только политическими воззрениями, но и узами более тесного характера. Одним из таких был, по его мнению, и член шотландской национальной партии, выступавшей в то время за независимость от Англии, сэр Дуглас Гамильтон – Хаусхофер, находясь в полной уверенности, что Дуглас – противник курса английского правительства, снабдил Гесса его координатами. Однако Гамильтон предпочел сделать вид, что никогда не был знаком с Хаусхофером и никогда не встречался с Гессом, и попросил избавить его от бесед с незнакомым летчиком. Через пару дней английская радиокомпания Би-би-си передала в эфир ироничное сообщение, которое в Берлине восприняли как издевательство: «Сегодня на территорию Британии никаких новых рейхсминистров не залетало».

Гитлер понимает, что лучшим аргументом в случае с Гессом будет ссылка на душевную болезнь. Он подписывает обращение к партии и немецкому народу, где объявляет своего заместителя Руди сумасшедшим. Озвучивает это сообщение по радио глава нацистской пропаганды Геббельс.

От Гесса открестились все друзья и сослуживцы. Мартин Борман, который обязан Гессу карьерным взлетом от рядового боевика до секретаря фюрера, переименовывает одного из своих сыновей, названного в честь Гесса Рудольфом, – отныне мальчик носит нейтральное имя Гельмут. Также при любом случае Борман утверждает, что ни он сам, ни даже фюрер не предполагали такого предательства бывшего партайгеноссе. Но было ли это возможно?

Мог ли предать Гитлера его соратник и самый близкий человек с 1920?х годов? Преданный, верный Руди, беззаветно любивший фюрера и всегда воплощавший в жизнь его любимый афоризм: «Партия – это порядок»?

«Мы верим в то, что фюрер призван свыше творить германскую судьбу». Эти слова Рудольф Гесс многократно повторяет на митингах и в газетных статьях. И этот человек, боготворивший Гитлера, мог пойти на измену, решиться на несанкционированный полет в Англию? Сомнительно. Может быть, этот полет был спланирован фюрером, который перед нападением на СССР боялся воевать на два фронта? Историки до сих пор не пришли к единому мнению на этот счет.

Профессор Мюнхенского института современной истории Герман Грамль считает: «Мы можем с уверенностью сказать, что Гитлер наверняка ничего не знал об этом перелете. Мы знаем об этом из целого ряда документов, из дневников Йозефа Геббельса. Гитлер в разговорах с глазу на глаз говорил, насколько ужасна эта глупая выдумка Гесса. Он был в отчаянии и был вынужден практически сразу после этого объявить Гесса сумасшедшим. Это было тяжелое пропагандистское поражение Третьего рейха. Гитлер мог представить, какая будет реакция и каковы последствия».

Историк Наталья Лебедева с ним не согласна: «Ясно, что это было сделано с ведома Гитлера, потому что вылететь самолету из Германии, так же как из СССР, без согласия руководства было практически невозможно. И Гесс был не та фигура, чтобы за ним не следили. Это было предложение либо о нейтралитете, либо о союзе против СССР».

Говорит Райнер Шмидт, профессор современной истории:«Если все проанализировать, можно прийти к заключению: Гитлер не имел никакого отношения к подготовке и осуществлению перелета. Во?первых, если бы Гитлер знал о намерениях своего заместителя, то наверняка Гесс вылетел бы не с аэродрома под Аугсбургом, а с Атлантического побережья, куда он мог бы вернуться. Во?вторых, перелет Гесса был опасен, потому что за шесть недель до начала войны против России все это мероприятие могло бы стать для британцев первоклассным объектом пропаганды».

Так по своей ли воле Гесс сел в «Мессершмитт»?

Известно, что 5 мая 1941 года Гесс встречался с Гитлером. По воспоминаниям помощника, когда Гесс выходил от фюрера, тот положил руку ему на плечо и сказал: «Гесс, ты всегда был неисправимым упрямцем». Можно предположить, что говорили первые лица рейха именно о будущем полете, до которого оставалось всего пять дней. Но что доказывает этот разговор? Ведь Гесс и Гитлер могли обсуждать и другие возможности заверить дружественные круги в Англии в своей готовности прекратить военные действия – например, через нейтральные страны. Другими словами, эта версия полностью не подтверждается.

Еще один противоречивый факт: именно 10 мая, в день перелета Гесса, после перерыва в несколько месяцев германская бомбардировочная авиация совершает разрушительный налет на Лондон.

«Гесс, ты всегда был неисправимым упрямцем»

Спустя несколько дней в Германии выявлены виновные в несанкционированном полете Гесса. Таковыми признаны астрологи, мнение которых Гесс всегда воспринимал как руководство к действию. К астрологической истории можно добавить еще один любопытный штрих: в службе военно-морской разведки Великобритании тогда работал молодой энергичный офицер Ян Флеминг. В будущем он прославится на весь мир как автор книг о знаменитом «агенте 007» Джеймсе Бонде. А в 40?е годы прошлого века он был известен сослуживцам как автор неординарных разведывательных идей, которые, как ни странно, с успехом воплощались в жизнь. Флеминг знал
Страница 15 из 37

не только о фанатичной вере Рудольфа Гесса в астрологию, но и о том, что заместитель Гитлера принимает ответственные решения только после совета со звездами. В соответствии с одной из версий, английская разведка вела разработку Гесса, так что его прилет не стал для премьер-министра Черчилля неожиданностью.

Рассказывает Райнер Шмидт:«Сэр Ян Флеминг утверждал, что британские спецслужбы систематически работали с представителями оккультных наук в Швейцарии и Мюнхене, с которыми общался Гесс. Таким образом, они постарались, чтобы Гесс получил гороскопы, разрешающие ему перелет из Германии в Англию».

Все нацистские соратники Гесса из тех, кому повезло оставить свои мемуары, сходятся в одном: Гесс обожал Гитлера. Это чувство он трепетно хранил в сердце со времени своего знакомства с Гитлером и совместного пребывания в тюрьме Лансберг после провала путча 1923 года. Даже в письмах, адресованных невесте – Ильзе Прель, Гесс не обходится без упоминания дорогого ему имени. Послания того времени дышат любовью.

Вот что утверждает Райнер Шмидт:«Насколько я знаю, на деле Гесса, которое было заведено в КГБ, стоит пометка «Черная Берта» – это было прозвище Гесса в берлинских кругах гомосексуалистов. Британские психиатры, которые много лет наблюдали Гесса и писали заключение экспертизы, считали, что в 1923 году у него была гомосексуальная связь с Гитлером в тюрьме Лансберг. Они утверждали, что в основе его привязанности к фюреру лежит не только идеология, но и гомосексуальные отношения».

В пользу этой версии говорит тот факт, что к 1941 году фигура Гесса была отодвинута от фюрера на второй план Борманом, Герингом и Гиммлером. Гесс тяжело переживал свое отдаление и в попытке вернуть любимого фюрера решился на столь безответственный и театральный поступок, как полет в одиночку к британским берегам. В своем последнем слове на Нюрнбергском процессе Рудольф Гесс снова признался в любви к Адольфу Гитлеру – не зная, по всей вероятности, что за четыре года до этого фюрер отдал приказ о ликвидации бывшего партайгеноссе силами парашютного десанта СС. К счастью для Гесса, тот десант сам был уничтожен.

Стенограммы того же Нюрнбергского процесса зафиксировали примечательный факт: на одном из заседаний Гесс пожелал сообщить о своей миссии в Англии. Но едва он успел произнести слова «весной 1941 года», как его прервал председатель трибунала англичанин Лоуренс. После этого Рудольф Гесс отказался отвечать на вопросы судей, разыгрывал невменяемого, потерявшего память. Что он хотел сообщить – и почему его прервали?

Можно предположить, что Черчилль держал Гесса как бы про запас. Известно даже, что премьер-министр собирался выступить в Палате общин с заявлением – сказать: мол, да, прибыл Гесс, но мы всячески отвергаем эти ложные попытки пойти на союз с Германией.

Говорит Наталья Лебедева:«Если бы, как они боялись, Россия продержалась всего лишь от трех недель до трех месяцев, вот тогда Гесс мог понадобиться для того, чтобы как-то договариваться с немцами. Но не раньше, чем пал бы Советский Союз».

По всей вероятности, Гесс собирался сказать на процессе что-то, что могло бы очень сильно не понравиться английской стороне и вызвать в Нюрнберге скандал между союзниками по Второй мировой войне. Возможно, своим молчанием он спас на тот момент свою голову от петли. Гесс был приговорен к пожизненному заключению.

В Шпандау, где содержались осужденные на разные сроки нацистские преступники, он был чужим среди своих. Пленники старались не иметь с ним дела, да и сам Рудольф сторонился их.

При личной беседе Тагир Чекушин, лечащий врач Гесса в 1977—1980 годах, рассказывал: «Гесс был своеобразной личностью, он считал себя выше всех, кто сидел в Шпандау. И практически всех считал своими подчиненными. Известен такой факт: когда заключенных вешали, у многих отрывались головы, было много крови. Те, кто был осужден на большой срок или пожизненно, должны были убирать кровь и все остальное. Рудольф Гесс отказался это делать, сказав: «Зачем я буду этим заниматься, когда у меня есть адмиралы и генералы, пусть они и убирают».

В первые годы своего заключения он не выходил из камеры, не делал зарядку, не посещал церковь. Постоянно твердил о плохом самочувствии. Никто не приходил к нему на свидание, а сам он об этом никого не просил. Известны случаи – по крайней мере три попытки, – когда он пытался покончить жизнь самоубийством. Он панически боялся быть отравленным. Накрывал стаканы с питьем бумагой и завязывал нитками».

Впоследствии, когда Гесс остался в тюрьме единственным узником, его поведение резко переменилось. Он как бы почувствовал интерес к жизни, и надо отметить, что отношение к нему со стороны администрации тюрьмы было более чем удивительным. В истории содержания преступников такого масштаба в ХХ веке трудно найти примеры, хоть сколько-нибудь похожие на этот.

Вот что рассказал Петр Липейко, проверяющий караула в Шпандау в 1985—1987 годах:«На день рождения и на Рождество он требовал виноград и еще какие-то продукты, которые ему нравились. Из рассказов начальника тюрьмы следует, что нередки были случаи, когда в Европу посылали специальный самолет за провизией».

В тюрьме Рудольф Гесс занимался изучением Луны. Существует легенда о том, что американцы, перед тем как высадиться на Луну, якобы присылали к нему в камеру с разрешения директора специалиста, который консультировался с Гессом по вопросам лунного ландшафта.

По свидетельству очевидцев, проведя в тюрьмах Англии и в Шпандау в общей сложности 46 лет, Гесс не был сломлен ни морально, ни физически. Он все-таки надеялся оказаться на свободе. Обстоятельства, казалось, складывались в его пользу – в печать просочились сообщения, что советская сторона готова рассмотреть этот вопрос.

Говорит Рой Медведев:«Даже мой добрый знакомый академик Сахаров в одной из своих публицистических статей написал, что надо решить проблему несчастного Гесса. Тогда советская печать набросилась на Сахарова за то, что он, мол, выгораживает военного преступника. Я спросил его, зачем он это делает. «Жалко, старик беспомощный сидит в тюрьме, его охраняют четыре государства. Бессмысленная ситуация. Надо его освободить».

«Господину Гессу было уже 92 года, – продолжает рассказ Тагир Чекушин. – И, конечно же, он очень хотел, чтобы его освободили. Последние годы, когда я курировал его, он очень ждал встречи с родными».

17 августа 1987 года в 18.35 в доме сына Гесса Вольфа Рудигера раздался телефонный звонок. Администрация тюрьмы Шпандау официально известила его о смерти отца. По официальной версии, заключенный № 7, 92?летний Рудольф Гесс, покончил жизнь самоубийством. Пользуясь тем, что охранники оставили его на несколько минут одного в летнем доме внутри тюремного двора, заключенный привязывает к окну один конец гибкого шнура от электролампы, другой плотно обматывает вокруг шеи и кидается на землю. Смерть от повешения.

Первым отверг официальную версию адвокат Гесса доктор Зайдл, который заявил, что его клиент просто физически не был в состоянии покончить с жизнью таким образом: «Престарелый узник даже не мог поднять руку выше головы и самостоятельно завязать шнурки или надеть свитер. Стремление освободиться у него было
Страница 16 из 37

очень мощное. И, соответственно, я думаю, что он умер насильственной смертью».

Ставит под сомнение версию о самоубийстве и сенсационное заявление Геннадия Савина, директора международной тюрьмы Шпандау в 1978—1983 годах: «У защищенной четырьмя государствами тюрьмы была лазейка, и кто-то ею пользовался. У Гесса были свои каналы связи помимо официальных. У меня не было доказательств, но Гесс узнавал некоторые вещи, минуя наши каналы. Заявление сына Гесса вызвало скандал – началось расследование, в ходе которого выяснилось, что в день смерти к Гессу не пускали его санитара. Тот с трудом прорывается к садовому домику и видит над бездыханным телом своего подопечного двух незнакомцев. Один из них стал делать Гессу искусственное дыхание, причем с таким усердием, что, как показало вскрытие, сломал ему девять ребер и разорвал несколько внутренних органов.

Здесь надо отметить несколько моментов. Первое: если бы человек просто наложил на себя руки, то есть имел место суицид, у него бы не были переломаны ребра. А у Гесса, насколько мне известно, при вскрытии обнаружили несколько сломанных ребер. Значит, он получил травмы, которые привели к этому. Второе: были ссадины на лице, на туловище, синяки. Это говорит о физическом воздействии. Третье: я думаю, что эти травмы он получил, когда у него еще была нормальная сердечная деятельность, был хороший кровоток, поскольку синяки у мертвого человека не образуются. Вот эти факторы говорят о том, что это была насильственная смерть».

24 августа тюрьму Шпандау сносят, а домик сжигают. Кому это было выгодно? Вольф Рудигер убежден: спецслужбам Британии.

Институт судебной медицины в Мюнхене при повторном обследовании тела устанавливает: Рудольфа Гесса душили дважды. Что же он, дважды бросался со стула? Значит, произошло убийство.

«Если бы отец вышел из тюрьмы, – утверждал Вольф Рудигер, – то, мягко говоря, возникли бы проблемы, молчать отец не собирался».

Гесс знал, что у него есть все шансы покинуть стены Шпандау, и как-то раз заявил своему охраннику, что скоро сделает заявление, от которого содрогнется мир. Не исключено, что он мог выступить с какими-то заявлениями, разоблачающими англичан, раскрывающими суть тех переговоров, которые Гесс вел, находясь в Англии. Подобные факты могли стать серьезным ударом по престижу страны. Таким образом, англичане – единственные, кто мог быть заинтересован в удалении Гесса после долгого пребывания в Шпандау.

Когда в ходе следствия стало ясно, что официальная версия – самоубийство – разваливается на глазах, генеральный прокурор Великобритании Алан Грин распорядился прекратить расследование без объяснения причин. Что это за странное решение?

Известно, что в конце мая 1941 года под давлением общественного мнения Черчилль готовил доклад о целях прилета Гесса, который собирался зачитать в парламенте. Однако доклад так и не был прочитан – его текст отправляется в архив. В открытой сегодня части архива обнаружился черновик, на полях которого есть любопытная запись, сделанная рукой Черчилля: «Гесс сделал также другие заявления, раскрывать которые не в общественных интересах».

Не об этих ли заявлениях хотел сообщить Гесс, когда его прервал представитель Великобритании на Нюрнбергском процессе? И кто закрыл ему рот, прежде чем он сделал еще одну попытку спустя 46 лет заключения? Полные архивы по делу Гесса будут рассекречены Великобританией только в 2017 году. Вряд ли до этого момента мы можем рассчитывать на полную правду. Одно можно утверждать однозначно: Англия не приняла предложение Гитлера, сделанное через его близкого друга Рудольфа Гесса. Но если бы история распорядилась иначе, возможно, на карте мира сейчас преобладал бы черный цвет.

Мартин Борман

Его видели в Италии и в Испании, в Парагвае и в Австралии. Его искали в Индонезии и Египте, в Африке и Антарктиде. Его встречали под разными именами, и разные прокуратуры выписывали ордера на его арест.

Его могилы есть в Италии, в Аргентине и даже на Лефортовском кладбище в Москве. Дата рождения – 1900 год – совпадает. Имя – Мартин Борман – соответствует.

Доказательства его самоубийства 2 мая 1945 года в Берлине кажутся бесспорными, но не менее бесспорно выглядит и его долгая послевоенная жизнь. Бормана называли тенью фюрера. При жизни он слыл жестоким прагматиком, а после исчезновения превратился в неуловимое таинственное мистическое существо, в призрак, в мираж, в легенду.

«Фюрер-бункер», исторический памятник XX века, был свидетелем исторических событий апреля—мая 1945 года. Немецкий писатель Феликс Келлерхоф рассказал об этом месте так: «Это место, где фюрер германского рейха покончил жизнь самоубийством. С этого места начались самые страшные преступления, когда-либо совершенные в Европе, и здесь же фюрер решил уйти из жизни от ответственности и от справедливого суда народов. Здесь, на этом месте, где сейчас находится стоянка автомобилей, на глубине восьми с половиной метров находится бетонная плита. Это единственное, что осталось от бывшей рейхсканцелярии фюрера. Данный вопрос со временем оброс многочисленными легендами и мифами, но то, что на самом деле происходило в бункере, не менее интересно и важно».

В биографии Мартина Бормана, вступившего в НСДАП в феврале 1927 года (партийный номер 60508), рейхсляйтера, группенфюрера СС, секретаря Гитлера, действительно было много белых пятен, противоречивых событий и фактов.

Мартин Борман родился 17 июня 1900 года. Начало его биографии не представляет особого интереса. Фактически она начинается с 1924 года, когда Борман и несколько помещиков из Мекленбурга были арестованы за участие в садистском убийстве учителя Кадова. Все они, включая Кадова, были членами одного из милитаристских союзов, каких в те годы в Германии были десятки. Подобные расправы, так называемые суды Феме, над бывшими сообщниками в этих союзах были нередки. Правосудие, не желавшее вмешиваться в дела судов Феме, квалифицировало убийство как непреднамеренное, поэтому участники убийства получили по 10—12 лет тюрьмы, а Борман – всего год.

В 1926 году, через год после освобождения, Борман вступил в партию нацистов, где начал свою деятельность с мелких поручений. Его прилежание, волевые качества, быструю реакцию вскоре заметили, и Борман получил влиятельную должность руководителя партийной кассы взаимопомощи. Следующий шаг Бормана – женитьба на Герде Бух.

Рассказывает сын Бормана, Адольф Мартин Борман:«Моей матери исполнилось 19, когда она вышла замуж. Я не думаю, что она с детства была убежденной нацисткой, хотя ее отец был партийным судьей и в 1933 году стал официальным верховным судьей нацистской партии. Но в 1929 году, к моменту свадьбы, на которой Гитлер был свидетелем со стороны жениха, то есть моего отца, моя мать была уже фанатичной последовательницей Гитлера».

Теперь Борман вошел в число людей, приближенных к Гитлеру. Усердный управленец, Борман выполнял самую рутинную канцелярскую работу, от которой отказывались доверенные лица фюрера. Гитлер понял, что ему нужен этот работоспособный и преданный исполнитель. Решительно нацеленный на дальнейшее продвижение, Борман избрал нехитрую тактику: доказать Гитлеру свою незаменимость. Метод оказался верным – в 1933 году
Страница 17 из 37

он уже возглавлял канцелярию Гесса.

Гитлер создал канцелярию как аппарат личной власти, особенностью работы на этой должности были широта и неопределенность полномочий. Это давало Борману возможность вмешиваться в деятельность любых служб Третьего рейха. Его влияние росло. Он записывал все мысли Гитлера, даже сказанные невзначай. Из своих блокнотных записей Борман составил картотеку высказываний Гитлера, которая положила начало архиву. Затем архив пополнили досье на каждого из членов государственной и партийной номенклатуры рейха, они состояли из биографии, значительных и незначительных жизненных фактов, а также компромата.

Со временем к Борману перешли все финансовые дела фюрера, он управлял не только гонорарами Гитлера, его личными финансами, но и суммой в 100 000 000 рейсхмарок, вкладом немецких предпринимателей в Фонд немецкой промышленности имени Гитлера. Даже возлюбленная Гитлера зависела от Бормана, потому что на него Гитлер возложил ее содержание. «Я знаю, – говорил Адольф Гитлер, – что у Бормана все получается основательно. Я уверен в том, что Борман выполнит мои приказы, несмотря на все преграды. Доклады Бормана так разработаны, что мне нужно лишь ответить «да» или «нет». С ним я согласовываю за 10 минут множество документов, для чего с другими господами понадобились бы часы».

Вспоминает Адольф Мартин Борман:«Я спросил, что есть на самом деле национал-социализм, на что отец ответил: «Национал-социализм – это воля фюрера». То есть воля Гитлера являлась для него неким высшим понятием, мерой всех вещей в национал-социалистском мироустройстве. Лишь позже я понял, до какой же степени отец находился во власти Гитлера».

Вскоре все в окружении Гитлера получили циркуляр с грифом «Лично. Совершенно секретно». В нем разъяснялось, что отныне все документы и доклады фюреру должны быть представлены Борману, все желающие попасть к Гитлеру должны предварительно доложить Борману цель своего визита. Борман добился власти. Теперь от него зависели кадровые продвижения, от его докладов Гитлеру зависели успехи одних и провалы других лиц. Однажды на вопрос Геббельса, где его доклад, Борман просто ответил, что он не считает нужным передавать его Гитлеру.

Мартин Борман – Герде Борман, 12 декабря 1943 года: «Это не добро побеждает в мире и Вселенной, а сильный одерживает победу над слабым. Вот почему мы должны воспитывать в наших людях твердость и решительность, закалять их».

Элита Третьего рейха Бормана не любила и боялась. Его называли неотесанной деревенщиной, свиньей на картофельном поле. Яркую и убийственную характеристику Борману дал его заклятый враг Герман Геринг:«Маленький секретарь, большой интриган и грязная свинья». Но Борману на мнение окружающих было наплевать, Гитлер его любил и безгранично доверял. «Несколько критических слов Гитлера, – отмечал рейхсминистр Альбрехт Шпеер, – и все враги Бормана вцепились бы ему в горло». Но Гитлер никогда не уставал от Бормана и не произносил этих критических слов.

Всем видам власти Борман предпочитал власть серого кардинала. Он мастерски манипулировал людьми, используя их человеческие слабости. Он подыскал молодую жену престарелому финансовому магнату Ялмару Шахту, так же помог Гиммлеру, и жена Бормана Герда стала лучшей подругой юной любовницы рейхсфюрера. Кроме того, он снабдил Гиммлера деньгами, выдав ему из партийной кассы круглую сумму. Борман подчинил своему влиянию Гесса, взяв на себя труд поставлять помощнику фюрера партнеров для нетрадиционных сексуальных забав.

Рассказывает Елена Съянова, историк, писатель: «Это был мастер всех ссорить, он в этом превосходил всех. Он ссорил адъютантов Гитлера между собой, он ссорил людей, которым предстояло, как бы сейчас мы выразились, участвовать в одном и том же проекте, и проект разваливался. Он ссорил мужей и жен, он умудрился поссорить Геббельса с Магдой тогда, когда они уже примирились официально, решили, что после всех конфликтов они будут жить вместе, делать вид, что они живут вместе, – и он умудрялся их поссорить так, что с трудом удалось это замять. То есть это был человек, у которого было очень много энергии».

2 мая 1945 года игра закончилась. Нацистская Германия была раздавлена, впереди пустота. Борман не мог предполагать, что, когда его тело рухнет на рельсы железнодорожного моста у вокзала Лертер, один Борман вдруг превратится в трех разных людей, и очень долго нельзя будет понять, кто из них настоящий, а кто придуманный – нацистский преступник, что лежит со стеклом на зубах от раздавленной ампулы с ядом, или великий советский разведчик, тихо доживающий свои дни в Москве, или неуловимый глава всемирного братства нацистов, спрятавшийся в южноамериканских джунглях.

Все было кончено, Гитлер был мертв. Геббельс последовал за своим фюрером, прихватив жену и детей. Геринг был объявлен предателем. Гиммлер уличен в связях с противником. Друзей, врагов, конкурентов больше не существовало, а в руках было завещание фюрера, в котором он, Борман, объявлялся министром по делам партии. Третий рейх доживал последние часы, а власть над Четвертым рейхом принадлежала ему. По официальной версии, Борман в ночь с 1 на 2 мая с группой эсэсовцев решился на отчаянный прорыв через расположение советских войск. Прошло несколько часов, и он исчез. Утром 2 мая специально созданные команды из подразделений СМЕРШ начали прочесывать многочисленные помещения бункера и окрестную территорию – шаг за шагом, метр за метром. Бормана не было ни среди живых, ни среди мертвых. Вместе с Борманом исчезли и партийные запасы золота, составляющие астрономическую сумму.

Вскоре по всей Германии были расклеены плакаты с объявлением о розыске Мартина Бормана. За любую информацию о месте нахождения рейсхляйтера американцы обещали сказочную для того времени сумму – 1000 долларов. Радио Гамбурга без устали передавало его особые приметы. Советская разведка о своих поисках нациста № 2 предпочитала молчать. У нее в руках находились те, кто провел последние дни в бункере, те, кто вместе с Борманом пытался прорваться: личный шофер Гитлера Эрих Кемпка, личный пилот Гитлера Бауэр, фюрер германской молодежи Артур Аксманн, адъютант Гитлера Гюнше и другие.

Но допросы очевидцев только запутывали картину, из девяти свидетелей восемь утверждали, что видели, как Борман был убит, вот только место и обстоятельства его гибели каждый раз звучали по-разному. Один видел труп Бормана в танке, другой возле танка, третий на мосту, четвертый посреди Инвалиденштрассе. У следователей, проводивших дознание, складывалось убеждение, что их водят за нос, что свидетели, заранее сговорившиеся убеждать русских, что Борман мертв, по объективным причинам не смогли договориться о деталях. Допрос высших чинов Генерального штаба и поступавшие от фронтовых разведок сведения дали следующую информацию: «Секретно. Маршалу Советского Союза товарищу Сталину. Докладываю: донесение начальника разведотдела штаба Первого Белорусского фронта о судьбе Гитлера, Геббельса, Гиммлера, Геринга и других государственных и политических деятелей Германии, составленное по показаниям военнопленных генералов немецкой армии. Борман, по показаниям пленных, находится среди
Страница 18 из 37

прорвавшихся для вручения завещания фюрера гросс-адмиралу Деницу. Начальник Главного разведывательного управления генерал Кузнецов».

Рассказывает историк Константин Залесский:«Западные союзники, даже после капитуляции, не очень активно начали разоружать вооруженные силы Германии. Целые вооруженные части просто стояли в лагерях, они могли быть использованы в любой момент. И в этом случае и Мартин Борман, и Карл Дениц, и другие руководители могли рассчитывать на то, что их примут за равноправных партнеров и, соответственно, не за преступников».

17 июля 1945 года советское радио передало официальное сообщение, что Борман жив и находится у союзников. Британский штаб Монтгомери раздраженно ответил: «У нас его нет». «И у нас его нет», – поспешили отозваться американцы. На поиски пропавшего нациста были брошены тысячи людей, его искали во всех оккупационных зонах Германии, в Италии, в Австрии, в Испании и Дании. Эксперты американской и британской разведок впервые применили технологию, основанную на методах изучения противника на расстоянии. Эта технология базировалась на работах специалиста по древней истории оксфордского профессора Рональда Сайма, который мог бы «оживить» римского императора при помощи тщательного изучения его приближенных. Выводы экспертов ошеломили руководителей США и Великобритании. Борман, настаивали эксперты, на протяжении многих лет выдавал себя за другого человека, вел двойную жизнь.

Говорит Адольф Мартин Борман:«Он не был тираном, старался быть хорошим отцом, но с начала войны почти не бывал дома, как и другие отцы. Добавлю к этому, что в кабинете отца в доме на Оберзальцберг висело изречение Канта, знаменитый его категорический императив: «Поступай так, чтобы твое поведение могло служить нравственным законом для всех». Ошибка же отца состояла в том, что в качестве примера для подражания и нравственного учителя он избрал себе Гитлера».

Мартин Борман – Герде Борман, 4 февраля 1944 года: «Молчание – обычно самая разумная линия поведения. Правду стоит говорить только в тех случаях, когда это действительно необходимо. Никогда нельзя быть до конца уверенным в окружающих людях».

Впечатление, которое он производил, абсолютно не соответствовало реальному могуществу рейхсляйтера. Маленький приземистый человек с приличным брюшком и головой, вечно втянутой в плечи. Всегда висящая мешком военная униформа. Бесформенный портфель, постоянно торчащий у него из-под мышки. Заурядный и безобидный провинциальный бухгалтер. Но достаточно было внимательно вглядеться в его лицо, чтобы понять, что это впечатление обманчиво. Голова на короткой крепкой шее, лицо бульдога с мощными челюстями. Плотно сжатый рот, жесткий волевой взгляд темных глаз. Этот человек был чрезвычайно опасен, его боялись все. И немудрено: жертвами его интриг пали многие, от телохранителей Гитлера и влиятельных генералов до таких политических тяжеловесов, как Гиммлер, Геббельс и Геринг. Поговаривали, что его опасался сам Гитлер. Его окружала тотальная ненависть генералитета и верховных правителей рейха. Архинегодяй, злой дух, гитлеровский Люцифер, архангел зла, коричневый большевик – вот далеко не полный перечень прозвищ, которыми его наградили ближайшие соратники по партии. Геббельс, о котором сложилось устойчивое мнение как о гении, так и не смог победить Бормана, этого неотесанного, неумного и нечестного интригана в борьбе за благосклонность фюрера.

Рассказывает Константин Залесский:«Он был загадочной фигурой для союзников и для нас тоже. То есть они понимали, что этот человек пользуется огромным влиянием, и такая информация, естественно, доходила до них по линии их разведки. Потому что партийный аппарат знал, кто такой Борман, и эти сведения к ним поступали и, соответственно, этим и был вызван интерес – кто такой Борман, who is mister Bormann».

Первые месяцы поисков Бормана не принесли результата, но в конце июля 1945 года немецкий писатель Генрих Ленау заявил, что встретил рейхсляйтера в поезде, шедшем из Гамбурга во Фленсбург. Писателя-антинациста, проведшего несколько лет в концлагере, трудно было обвинить в погоне за дешевой сенсацией. Его свидетельство убедило судей Нюрнбергского трибунала в том, что Борман жив, а значит, должен быть судим. Он стал единственным обвиняемым, которого судили заочно.

Из приговора Международного военного трибунала:«В соответствии с разделами обвинительного заключения, по которым признаны виновными подсудимые, и на основании статьи 27 Устава, Международный военный трибунал приговорил: Мартина Бормана – к смертной казни через повешение».

На вопрос, где сейчас может находиться Мартин Борман, один из подсудимых Нюрнбергского трибунала, Герман Геринг, злобно ответил: «Надеюсь, что он сейчас горит в адском огне».

Это заявление одного из главных нацистских преступников выглядит по меньшей мере странно. Он, как и многие другие руководители Третьего рейха, не любил Бормана, но все-таки тот был его соратником по партии. Что же могло дать Герингу основания так ненавидеть Бормана? Судьи надежду Геринга не разделяли, они были уверены, что Борман находится где-то рядом и внимательно следит за ходом процесса, поэтому трибунал объявил Бормана в международный розыск. Цена за информацию о его местонахождении выросла до 100 000 марок. И тут же посыпались сообщения из разных уголков планеты. Бормана видели то в Австралии, то в Египте, то в Италии, Борман мерещился журналистам и дипломатам, летчикам и морякам, призрак партайгеноссе являлся в одно и то же время разным людям в разных местах. Все это напоминало глобальную мистификацию с участием множества добровольных лжесвидетелей.

Вспоминает Андрей Мартынов, кандидат философских наук:«Мартина Бормана где только не искали, где только не хоронили, и сколько раз не хоронили. Его видели в совершенно разных странах и с совершенно разными именами: Манфредо Берг, Курт Гауч, Ван Клоутен, Хосе Эсеро, Луиджи Боливье, Элиазар Гольдштейн, Йозеф Яне, Мартино Пормаджоре, вот это как бы его имена. Видели в Италии, в Риме, даже конкретное место называли – монастырь Сан-Антонио, францисканский монастырь; Аргентина, Чили, ксендз в Польше, Испания, город Ито в Парагвае. Годы смерти: 52?й год, Италия, 59?й год, Парагвай, 73?й год, СССР, 75?й год, Аргентина, 89?й год, Великобритания».

Еще во время войны Управлению стратегических служб США удалось перехватить радиограммы, которыми обменивалась Москва со своими агентами в Швейцарии и Германии. Их расшифровка заняла годы, но результат оправдал затраченные усилия. Оказалось, что Москва получала оперативную, секретную и важную информацию из самого сердца нацистской Германии. Агент, скрывавшийся под псевдонимом Вертер, мог моментально ответить на любой вопрос о дислокациях и перемещении дивизий вермахта, подробно описывал их штатный состав и вооружение, раскрывал стратегические и оперативные планы.

Особый шок у американских специалистов вызвали подробные описания совещаний в узком кругу у фюрера. Так, 12 сентября 1942 года Паулюс прибыл в ставку фюрера в Виннице, чтобы ознакомиться с планом наступления на Сталинград. Через день стенограмма совещания оказалась в Москве. Американцы смогли оценить значение этих
Страница 19 из 37

разведданных для организации контрнаступления советских войск под Сталинградом. Советское руководство абсолютно точно знало, что немцы не станут обходить город ни с юга, ни с севера, что Гитлер требует во что бы то ни стало взять Сталинград, и советское командование сосредоточило в этом городе значительные силы, ослабив другие участки фронта. Генерал Клейст, который должен был возглавить наступление на Кавказ, говорил, что «сначала Сталинград был лишь точкой на карте невдалеке от моей танковой армии, но как же случилось, что эта точка вдруг выросла в размерах и превратилась для немецкой армии в жирный крест?».

Рассказывает ветеран разведки Виталий Коротков:«Очень ценную информацию в связи с подготовкой Сталинградской битвы советская разведка получала от членов «Красной капеллы», от Шульце-Бойзена и от других участников. Был еще очень ценный агент в гестапо, Брайтенбах, кличка Леман. От них шла очень ценная информация именно по этим вопросам».

Большинство генералов вермахта не понимали, зачем нужно тратить время и силы на штурм этого города, если Волгу, эту главную артерию снабжения русских армий топливом, можно было перерезать в любом другом месте. Фридрих фон Паулюс был уверен, что Сталин использовал какие-то рычаги в Берлине, чтобы убедить Гитлера бросить в сталинградскую западню свои отборные силы. Генерал Гудериан однажды заметил, что фюрер ведет интуитивную войну, но как рождались интуитивные решения Гитлера? Кто их нашептывал немецкому вождю?

Мартин Борман – Герде Борман, 16 февраля 1943 года:«Весьма ощутимы потери, понесенные нами в Сталинграде. Тем не менее у меня нет ни малейших сомнений, что фюрер преодолеет возникшие трудности, как ему удавалось это раньше. Я более чем когда-либо убежден, что окончательная победа будет за нами, если только мы покажем, что действительно заслуживаем победу. В этой битве гигантов мы должны напрячь все силы, как это делает наш противник».

3 июля 1942 года Гитлер сказал генералу Гальдеру: «Врагу известны наши оперативные планы в подробностях, с момента их утверждения». Разгром разведывательной сети «Красная капелла» должен был успокоить фюрера. Но и после расстрела доктора Бользена Вертер продолжал снабжать Сталина ценнейшей информацией. 1 июля 1943 года Гитлер отдал последнее распоряжение по проведению операции «Цитадель». Наступление должно было начаться в период между 4 и 6 июля. Не прошло и двадцати четырех часов, как Вертер сумел сообщить об этом в Москву. Советские войска были тут же оповещены о времени начала наступления, о составе немецких сил и направлениях ударов. «Русские знали о том, что предстоит, и превратили Курск во второй Верден», – жаловался после войны генерал Меллентин. Изучая радиограммы, американцы пришли к выводу, что Вертер был не просто источником информации для советского руководства – он обладал возможностями влиять на принятие важнейших решений Третьего рейха.

Говорит Андрей Мартынов:«Борман был единственным человеком в Германии, кто обладал неконтролируемым радиопередатчиком. У него передатчик был в особняке, и над ним возвышалась достаточно высокая антенна. Из-за этого он действительно мог связываться с кем угодно, и никто его не мог контролировать».

Аналитики американской разведки были убеждены, что это мог быть только человек из узкого круга особо приближенных соратников Гитлера. Он был в курсе всех конфликтов и споров в высшем руководстве рейха, он извещал Москву о точном времени появления Гитлера в зале заседаний и ухода оттуда, а также о тех разговорах, которые происходили в его отсутствие. Казалось, ничто не могло укрыться от внимания Вертера. Часто агент не только передавал Москве наиважнейшие секреты рейха, но и давал советы по их истолкованию.

Вертер – Центру:«По состоянию на 15 сентября армейскую группу Манштейна можно рассматривать как разбитую. За период с 15 августа она потеряла половину своей техники и тяжелых орудий и 40% личного состава, что составляет около 250 тысяч человек».

Гиммлер, Геббельс, Геринг, Борман, Кейтель, Манштейн, Гудериан… Кто из них мог быть Вертером? Лучшие специалисты американской разведки бились над этой головоломкой. Одни из подозреваемых были отсеяны, потому что на время отлучались от принятия важных решений, другие просто не могли владеть всей полнотой информации. Когда работа по идентификации Вертера была завершена, в списке оставалась только одна фамилия – Борман.

Кроме того, пеленг американской и английской разведки подтверждает наличие радиопереговоров, которые велись с территории Третьего рейха. Они говорят об имевшем место контакте одного из руководителей Третьего рейха с Советским Союзом.

Кто вы, Мартин Борман?

Неужели Борман – советский агент под псевдонимом Вертер? Все было не так просто, и даже в ЦРУ с такой версией согласились немногие. К тому же американцы располагали и другими, тоже весьма убедительными фактами и достоверными свидетельствами, но истолковать их можно было по-разному. Выяснилось, например, что только с Борманом Гитлер обсуждал возможность поражения Германии в войне и только ему доверил спасение награбленного нацистами добра. Уже в 1946 году в докладе Казначейства США Борман был назван главным организатором перемещения ценностей Третьего рейха в безопасные места за пределами Германии. Стало известно, что именно Борман с благословения фюрера начал работу по созданию будущего Четвертого рейха сразу после немецкого поражения под Сталинградом. В 1943 году он несколько раз собирал на тайные совещания промышленников, которые помогли Гитлеру достичь власти. Он предложил спрятать золото и другие драгоценности в Альпах. Только в Южную Америку было переправлено золота на 500 000 000 долларов. А сколько было зарыто в Альпах, не знает никто.

Рассказывает Елена Съянова:«Цифры называют разные, но они гигантские. То есть степень грабежа Европы на этих цифрах видна как ни на каких других. Помимо золота и платины, там еще и какие-то художественные ценности. И, вероятно, они там находятся до сих пор… Во всяком случае, американцы об этом заявляют прямо, некоторые журналисты писали об этом, о том, что пора бы организовать некоторые поисковые работы в Альпах и все-таки попробовать найти это».

Борман очень серьезно отнесся к этому поручению фюрера. Оно ставило его в уникальное положение: если для всех нацистов поражение в войне означало крах, гибель, конец, то для него оно становилось началом. Четвертый рейх, пусть подпольный, – но он, Борман, в нем фюрер! И деньги, много денег.

Германская армия еще сражалась, а он создавал организации, которые помогли бы нацистам объединиться после капитуляции. Заблаговременно были продуманы и организованы пути бегства для высокопоставленных нацистов и членов их семей. Кому спастись, а кому нет, решал Борман. Он раздавал счастливчикам билеты в жизнь после краха.

Мартин Борман – Герде Борман, 21 февраля 1944 года:«Чего хотят нацисты? Мы хотим адаптировать наших людей к законам природы, то есть мы хотим, чтобы они приспособились к неизбежной борьбе за существование. Любой индивидуум, будь то человек, животное или растение, должен отстаивать свое существование. В равной степени это относится к нации в
Страница 20 из 37

целом».

«Нацистский режим в Германии разработал хорошо продуманный план по сохранению нацистских доктрин в послевоенное время, – докладывал исследовательско-аналитический отдел Бюро стратегических служб США в марте 1945 года. – Некоторые из этих планов уже находятся в стадии реализации, а другие готовы к крупномасштабному запуску сразу после прекращения военных действий в Европе». Этот вывод основывался на дешифровке радиопереговоров между Германией и секретными станциями в Южной Америке. Большинство переговоров велось между Берлином и Буэнос-Айресом.

А вот мнение историка Константина Залесского:«Сама операция по вывозу средств за рубеж, которую с 1944 года фактически контролировал Борман, в первую очередь основывалась не на вывозе денег партии, а на вывозе капиталов промышленников. То есть по линии промышленных предприятий осуществлялись вложения в экономику, прежде всего, стран Латинской Америки».

В 1961 году пребывание Бормана в Южной Америке стало восприниматься как бесспорный факт. Человек, отвечавший за решение еврейского вопроса в гестапо, Адольф Эйхман, был схвачен израильскими агентами и предстал перед судом в Иерусалиме. На этом суде бывший посол Аргентины в Израиле заявил, что Борман бежал в Аргентину и находится там. Спустя пять лет сын Эйхмана Клаус написал открытое письмо, призывая Бормана выйти из подполья и понести наказание за преступления, в которых он повинен и за которые отец Клауса был осужден вместо Бормана.

А вот как считает Елена Съянова:«Вы знаете, почему на самом деле так живуча версия о том, что Борман не погиб, и зачем так нужен был Борман? Ведь его же действительно искали – кто-то делал вид, устраивая некие сенсации, а кто-то его искал по-настоящему. В частности, американцы – они искали его по-настоящему. Зачем? Здесь вполне материальный интерес, они надеялись все-таки получить информацию об оставшихся 10 шахтах. А зачем иначе он был бы им нужен?»

Тем временем все более откровенными становились оставшиеся в живых деятели Третьего рейха. В 1953 году британские секретные службы арестовали Вернера Наумана, госсекретаря министерства пропаганды Геббельса. Он заявил, что покинул бункер вместе с Борманом, и добавил: «Бормана спасли русские. Он был советским шпионом и подготовился к встрече с ударными частями Красной Армии. Сейчас Борман живет в Москве».

Немецкий военный историк Вильгельм фон Шрамм утверждал, что абвер постоянно перехватывал сообщения, которыми обменивался Борман с Москвой. Фельдмаршал фон Паулюс был убежден, что именно Борман отсылал в Москву информацию на протяжении всей войны. Альберт Шпеер, руководивший во время войны германской военной промышленностью, заявил на Нюрнбергском процессе, что влияние Бормана было национальным бедствием. Другие выражались куда решительнее. Мартин Борман, подозревали они, был самым настоящим «кротом», двойным агентом высочайшего уровня. Готтлоб Бергер, генерал СС и начальник штаба Гиммлера, не сомневался, что Борман был агентом Сталина.

Копаясь в военном прошлом Бормана, американские исследователи обнаружили несколько любопытных деталей. Выяснилось, что еще в 1942 году Борман внедрил в штаб Гитлера своих собственных шпионов. Кепен и Хейм, находившиеся при фюрере безотлучно, должны были незаметно записывать все, что произносит Гитлер, все его разговоры, в том числе и высказывания на конкретные военные темы.

Вскоре Борман пошел еще дальше. Он сумел убедить Гитлера, что на всех его совещаниях должны присутствовать профессиональные стенографистки. Таким образом, утверждал Борман, можно гарантировать, что после кончины фюрера историки получат точный свод его славных дел. В противном случае недобросовестные генералы могут присвоить ту честь, которая должна принадлежать только фюреру. Расшифровкой стенограмм руководил лично Борман. Введение стенографисток совпало по времени с просьбами советской разведки к Вертеру предоставить подробную информацию по подготовке немецкой армии к битве за Сталинград.

Мартин Борман – Герде Борман, 6 июля 1943 года:«Я изо всех сил стараюсь жить и работать, чтобы фюрер был доволен мной. Да, я достиг высокого положения, во всяком случае, судьбе было угодно, чтобы я стал одним из ближайших соратников этого человека. Он действительно величайший человек из всех известных нам».

Самые весомые доказательства шпионской деятельности Бормана представил американцам руководитель западногерманской разведки генерал Гелен, бывший руководитель разведки Восточного фронта. Он заявил, что один из его людей увидел в кинотеатре, в журнале новостей, репортаж о футбольном матче в Москве и среди советских зрителей на трибунах узнал Бормана. Пленку в ведомстве Гелена проверили и убедились, что это действительно был Борман. А вскоре грянул скандал, в результате которого заявление Гелена приобрело совершенно иное звучание. В его ведомстве были выявлены советские агенты, занимавшие высокие посты и имевшие доступ к самой секретной информации. Эта история заставила американцев вспомнить 1945 год, когда Гелен сдался их войскам и постарался привлечь их симпатии микропленками, содержащими сведения обо всей агентурной сети немцев в Советском Союзе и странах Восточной Европы.

Рассказывает Виталий Коротков:«Ему не верили вначале; как утверждается, его вывозили в Соединенные Штаты, где его опрашивали и работали с ним долгое время. А потом ему поручили на базе той группы офицеров, которая сохранилась при нем, организовать разведслужбу для работы против Советского Союза, ГДР и других стран – в то время еще стран народной демократии, позже социалистических стран».

Бывший начальник военной разведки Гелен сделал правильную ставку, заранее спрятав ящики с бесценными документами. Вот только руководил этой операцией не кто иной, как Борман, и если он был советским шпионом, то копии документов Гелена были и у русских.

Провал организации Гелена был сокрушительным, но он подтолкнул американцев к решению головоломки. Они нашли единственное объяснение, примирявшее противоречивые версии: Борман создавал подпольную неонацистскую империю под контролем Советского Союза и в его интересах.

Американцы были уверены, что они наконец сумели разгадать дьявольский план Сталина–Бормана: направить оружие и силы вчерашнего врага против врага сегодняшнего – Америки. Абсурдным это заключение выглядело только на первый взгляд. Практика показывала, что в тех странах, где обосновались нацисты – в арабском мире, в Южной Америке, в Юго-Восточной Азии, – стремительно нарастали националистические настроения и начиналось освободительное движение, направленное против США. Египетские офицеры по вечерам читали «Майн кампф», а днем учились военному делу под руководством советских инструкторов.

Бывший руководитель военной разведки Израиля Мере Амид утверждает, что после свержения короля Фарука египтяне пригласили группу нацистских офицеров и ученых, чтобы они обеспечили безопасность страны.

Но в построенной американцами логической конструкции было одно слабое звено – точнее, одного звена в ней не хватало. Вопрос, почему Борман все это делал, повисал в воздухе. Где начальная точка его биографии разведчика,
Страница 21 из 37

где мотив?

Историк Константин Залесский уверен: «Легенд о Бормане очень много. Но если брать две легенды по поводу того, что Борман был либо нашим разведчиком (или хотя бы сотрудничал с нами), и второе – то, что он сотрудничал с Западом, а потом скрылся в Аргентине и, соответственно, под покровительством американских спецслужб продолжал там жить и, возможно, руководить какой-то подпольной нацистской сетью, – это были действия политического характера, то есть, скажем так, пропагандистские».

Если бы этот человек действительно оказался агентом Кремля, то он бы по праву заслужил звание величайшего шпиона всех времен и народов. Но мог ли Борман оказаться советским разведчиком?

Молчание советских спецслужб на этот счет вполне объяснимо – ни одна разведка в мире не стремится комментировать принадлежность того или иного лица к своей агентуре. А кроме того, признаться, что Борман был советским разведчиком, – это признаться в том, что военный преступник, идеолог немецкой оккупационной политики на Востоке и один из разработчиков идеи Холокоста – коммунист, действовавший по заданию Сталина. Тем не менее, такая версия существовала у американских спецслужб.

Ветеран разведки Виталий Коротков считает: «Эту версию пустили гулять по свету с целью в какой-то мере дискредитировать Советский Союз в политическом плане – вот, мол, Советский Союз, советская разведка, или контрразведка, или кто-то там еще поддерживали контакт с Борманом, завербовали Бормана, одного из крупнейших деятелей, ближайших сподвижников Гитлера».

Американским спецслужбам удалось выстроить стройную версию жизни и деятельности Мартина Бормана, рейхсляйтера, группенфюрера СС, личного секретаря Гитлера, его заместителя по партии, «агента Сталина в Третьем рейхе». Получалось, что в злодеяниях нацистов прежде всего виновато советское руководство. Оно, действуя через Бормана, подталкивало Гитлера к истреблению евреев, поляков, русских с тем, чтобы побудить их к сопротивлению.

Если бы эта версия была доказана, то авторитет советского народа, понесшего наибольшие жертвы в борьбе с нацизмом и раздавившего своими танками Третий рейх, навеки был бы замаран соучастием в этой победе одного из главных нацистских преступников. Грандиозный блеф был бы запущен в обращение, стал бы сенсацией, пропагандистской бомбой. Однако в декабре 1972 года произошло событие, казалось бы, поставившее точку в этой истории.

Берлинские рабочие, готовившие прокладку кабеля, обнаружили два скелета на площадке «Улап», в одном из тех мест, где труп Бормана видели в 1945 году. Судебно-медицинская экспертиза идентифицировала один из скелетов как принадлежащий Мартину Борману. Смерть наступила в результате самоубийства. 2 мая 1945 года Борман раскусил ампулу с сильнодействующим ядом.

Постановлением франкфуртской прокуратуры по уголовному делу против Мартина Бормана по обвинению в убийстве розыск Мартина Бормана был окончательно прекращен. В 1998 году по просьбе родственников Бормана был произведен тест ДНК, подтвердивший стопроцентную идентичность. Казалось бы, в этой истории можно подвести черту.

Однако генетическая экспертиза не доказывает, что секретарь Гитлера умер именно в 1945 году. Исследования, проведенные хирургом из Уэльса Хью Томасом, вновь поставили под сомнение эту дату.

Дело в том, что красно-коричневая глина, пропитавшая череп Бормана, не встречается в песчаном берлинском грунте. А кроме того, при исследовании зубов выяснилось, что они имеют пломбы более позднего происхождения, чем указано в медицинских картах Бормана.

Появилась новая версия: Борман умер позднее 1945 года в другом месте, а затем его останки были тайно перезахоронены в Берлине, где случайно и были обнаружены. Не исключено, что при помощи этого хитрого хода была сделана попытка перечеркнуть всю послевоенную деятельность Бормана, а такая деятельность, похоже, имела место.

Говорит Адольф Мартин Борман:«С точки зрения уголовного права приговор Нюрнбергского трибунала был совершенно справедлив, но окончательный суд – это суд не человеческий, но Божий».

Как бы там ни было, послевоенное исчезновение и дальнейшая судьба Бормана до сих пор окутаны тайной. Наци № 2 исчез и, как писал известный охотник за нацистами Симон Визенталь, вызвал к жизни больше слухов, легенд и полемики, чем какой-либо другой нацистский воротила. В августе 2000 года его останки были анонимно кремированы, а прах развеян над Балтийским морем.

Генрих Гиммлер: Судьба провокатора

1939 год. Северо-запад Германии, Вестфалия. Тринадцать человек собрались в Баронском зале замка Вевельсбург. Они одинаково одеты. У каждого ритуальный кинжал. Каждый носит серебряное кольцо с печатью. Торжественно занимают они свои места за огромным дубовым столом, напоминающим круглый стол легендарного короля Артура.

Тринадцать занимают свои места и начинают медитировать под руководством Великого Магистра. Магистром ордена, проводившего таинственные обряды в замке Вевельсбург, был не кто иной, как рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер – один из самых мрачных и загадочных персонажей нацистской Германии.

Нацистский идеолог Альфред Розенберг вспоминал: «Мне ни разу не удалось поймать взгляд Гиммлера. Его глаза вечно бегали и моргали, скрываясь за стеклами пенсне».

По мнению генерал-полковника танковых войск Гудериана, рейсхфюрер СС был вообще каким-то потусторонним явлением. Личный адъютант Гитлера Фридрих Хосбах называл Гиммлера злым духом фюрера. А некоторые были убеждены, что Гиммлер вообще не человек.

В мае 1945 года Гиммлер даже не пытается бежать из страны. Подчиненные ему спецслужбы имеют и тайные убежища, и «окна» на границах, и даже подводные лодки, способные доставить его хоть в Антарктиду. Но Гиммлер об этом, кажется, и не думает. Переодевшись в гражданское, он в сопровождении нескольких телохранителей совершает непонятные передвижения по Германии. Некоторые исследователи считают, что рейхсфюрер СС направлялся к месту захоронения древнегерманского короля Генриха Птицелова. Ведь Гиммлер считал себя реинкарнацией легендарного монарха. И в день рождения короля, 2 июня, он собирался появиться на священной для него могиле. Здесь должно было свершиться спасительное чудо.

Вот что утверждает писатель и историк Юрий Воробьевский:«Он действительно любил оставаться на могиле короля Генриха Птицелова один, медитировал, скажем так, на этой могиле и утверждал, что король действительно являлся к нему и давал ему некие ценные указания. Возможно, ему было какое-то такое обманное откровение, поэтому он никуда не побежал, не стал прятаться. Он, видимо, ждал чего-то для себя. Может быть, он вообще ждал, что он станет послевоенным диктатором Германии».

А вот что пишет газета «Рейхсванд» от 30 августа 1937 года:«Несомненно, каждый национал-социалист рано или поздно должен прийти к соглашению с так называемыми «оккультными» силами».

Так считал и начинающий нацист Гиммлер. Как и другие нацисты, он был убежден, что за тысячи лет до Древнего Египта на земле существовала цивилизация совершенных полубогов?полулюдей – ариев. Необыкновенные существа и непобедимые воины, они обладали тайными знаниями и способностью управлять природными
Страница 22 из 37

процессами. Из-за Всемирного потопа эта нордическая раса покинула свою страну и нашла спасение на «крыше мира» – в Гималаях, в Тибете.

Свои тайные знания арии передали избранным потомкам. Эту теорию выдвинула в XIX веке известный русский теософ Елена Блаватская. В Германии у нее нашлось немало последователей, которые развивали идею о нордической расе. Ее потомками считали древних германцев. Подтверждение этому якобы находили в археологии, в легендах о языческом прошлом Германии, но чаще всего в неких откровениях, переживаемых оккультистами. Мистические откровения говорили о том, что все великие достижения человечества созданы теми, в чьих жилах текла нордическая кровь. Падение великих цивилизаций объясняли загрязнением нордической крови из-за смешения арийцев с «низшими» расами.

В 1919 году Германия, потерпевшая сокрушительное поражение в Первой мировой войне, погружается в омут революций и междоусобиц. В Баварии власть в руках у коммунистического правительства. Сопротивление коммунистам организует барон фон Зеботтендорф – руководитель Общества Туле. Это название означает мифическую северную землю, на которой обитали арийцы. Германский дух, считали в Туле, передается через тайные послания древних – руны. Враг германской культуры – нация без корней, евреи.

«Я посылаю Туле в битву, – говорил фон Зеботтендорф. – Мы – германский орден, наш бог – Вальватер, его руна – Ар. Это руна огня, руна восходящего солнца».

По словам Елены Съяновой,«отцы-основатели Туле сразу сделали ставку на активную политическую деятельность. Они заставили две маленькие партии объединиться под «шапкой» НСДАП. И с самого начала все свои тайные знания, все свои мистические учения попытались облечь в форму пропаганды. Вот этим они сразу вычленились как очень активная, боевая – пусть сакральная, тайная, но очень боевая организация».

Под крылом Туле начала свою деятельность национал-социалистическая рабочая партия Германии во главе с Адольфом Гитлером. Много лет спустя Генрих Гиммлер скажет о Гитлере: «Он возник из полного отчаяния, когда германский народ зашел в тупик».

Он знал, о чем говорил. В эпоху крушения духовных идеалов германское общество ждало мессию, ждало восхода своего солнца. И дождалось его. Солнце взошло – черное солнце. Но то, с каким восторгом принял немецкий народ Гитлера и его новую идеологию, невозможно объяснить только рациональными причинами. Это была явно мистическая сила. Она увлекла за собой и молодого Генриха Гиммлера.

Он родился 7 октября 1900 года. Отец Гиммлера был учителем. Молодые годы Генрих провел в маленьком баварском городке Лансхуте, где его отец служил директором местной школы. Гиммлер-старший был суровым и властным человеком. Он исповедовал католицизм и воспитывал детей в духе строгого соблюдения религиозных норм. Отец заставлял Генриха ежедневно вести дневник, в котором его сын описывал свои поступки и мысли. В семье Гиммлеров много читали. Любимыми книгами были сказания и легенды о древних германских королях, рыцарях, о подвигах немецких воинов.

Говорит Юрий Воробьевский:«Целым направлением было так называемое «фёлькиш», некое такое мистическое народничество, с возвращением к своим древним, арийским, мистическим корням. Гиммлер был подвержен этому. И следы его юношеских увлечений этой мистикой мы видим в течение всей его жизни. Более того, эти его юношеские, детские интересы потом материализовались в глобальные, грандиозные проекты, когда уже в его руках была огромная структура под названием СС, орден СС».

Генрих был мечтательным ребенком. Его дневник полон красивых высоких слов. «Главные вехи на пути человека к свободе – покорность, прилежание, честность, воздержание, самопожертвование, дисциплина и любовь к родине» – этот лозунг по приказу рейхсфюрера СС позднее вывешивали в концентрационных лагерях. Когда кончилась Первая мировая война, Гиммлер записался в добровольческий корпус, в котором собрались бывшие солдаты побежденного вермахта. Озлобленные поражением в войне, они считают, что Германии нанесли удар в спину антинациональные силы внутри страны – евреи, коммунисты. Не нюхавшему пороха Генриху льстит их дружба. Он разделяет их взгляды.

Андрей Мартынов уверен: «Гиммлер очень комплексовал, что не смог повоевать в Первую мировую войну. Это нужно было как-то компенсировать, необходимо было какое-то боевое крещение. Потому что кто такой Гитлер – Железный крест, герой войны, раненый, отравленный газами; Геринг – летчик-ас, еще из легендарной группы Рихтгофена – он возглавил ее после гибели Красного барона. Это величины, это харизматические личности. Хочется как-то соответствовать этому, подтянуться. Из-за этого, конечно же, когда ему предлагают участвовать в путче, да еще стать знаменосцем, это для него была Первая мировая война».

1923 год. НСДАП совершает попытку государственного переворота, вошедшую в историю как Мюнхенский пивной путч. Генрих идет со знаменем в колонне нацистов и попадает под обстрел, но остается невредимым. В этом же году Гиммлер вступает в нацистскую партию.

По мнению психолога Анны Карташевой,«когда в детстве у человека есть жесткая, большая фигура отца, который контролирует, который все знает, который оценивает и который решает, как жить, это часто вызывает потом потребность в такой фигуре и во взрослом состоянии. И вот поэтому он выбирает себе в кумиры Гитлера. Должен быть человек, с которым ты себя все время сравниваешь, сличаешь, к которому стремишься и не можешь достать».

Спустя некоторое время в знаменитой пивной «Хофбройкеллер» на собрании национал-социалистов появился юноша лет 20, с головой на цыплячьей шейке и крысиной мордочкой с усиками. Его привел Гесс. В какой-то момент юнец вытащил откуда-то красное полотнище с белым кругом, внутри которого располагалась черная свастика. Главе штурмовиков Эрнсту Рему очень понравилось знамя, но Гиммлер объявил, что это личный штандарт Гитлера. Ситуация мгновенно накалилась.

Рассказывает Елена Съянова:«Тут Гиммлер, как фокусник из рукава, вытаскивает какую-то треугольную тряпку, черную, с черепом и костями, и говорит, что вот это великолепное красное полотнище предназначено как лейбштандарт Адольфа Гитлера (кстати, слово «фюрер» тогда еще не произносилось), а вот это треугольное с черепом и костями – это товарищу Рему для его боевых формирований… Можете себе представить, что делает Рем в этой ситуации. У нас нет свидетельств о том, что было некое членовредительство. Гесс вспоминает, что Рем взял Гиммлера за шиворот и выкинул за дверь».

Однако Гиммлер невозмутимо дождался за дверью окончания собрания. Когда нацисты покидали пивную, Адольф Гитлер похлопал его по плечу. Рудольф Гесс, кивнув на Гиммлера, сказал: «Клянусь моей верностью, Адольф, у тебя будет преторианская гвардия».

И руководителем этой гвардии очень скоро стал предприимчивый юнец с крысиной мордочкой, который придумал знамя для Гитлера. Назначение 28?летнего Гиммлера на должность главы СС, то есть личного отряда охраны фюрера, руководители штурмовиков СА встретили шутками. Ведь до этого исполнительный Генрих был личным секретарем и заместителем у партийных боссов.

Константин Залесский говорит: «В
Страница 23 из 37

принципе, пост рейхсфюрера СС не очень значителен. Двести человек, разбросанных по всей Германии, которые охраняют фюрера во время его пребывания в различных городах, в полной зависимости от руководства СА. Несамостоятельная личность – в данном случае, когда он назначен рейхсфюрером СС».

Рассказывают, что обычно мрачный Рудольф Гесс, узнав о назначении Гиммлера, хлопал себя по ляжкам, задыхаясь в приступе смеха. Как показала история, смеялся он совершенно напрасно.

Прежде всего Гиммлер укрепил дисциплину в своем маленьком войске, очистил его от пьяниц и уголовников. Вместо вечеринок в пивных – военная подготовка. Во?вторых, он переодел СС. Раньше эсэсовцы носили такие же коричневые рубашки, как и штурмовики, только галстук и кепи у них были черные. Теперь у СС новая элегантная форма: черный китель и бриджи, черная фуражка с изображением мертвой головы.

И главное – Гиммлер усложнил прием в члены СС. Эсэсовцем мог стать только молодой человек от 25 до 35 лет, естественно, белокурый. Кандидат должен был обладать высоким ростом и пропорциональной фигурой. За этим следил сам рейхсфюрер. Но прежде всего следовало доказать арийское происхождение своих предков начиная с 1650 года. Будущему эсэсовцу предстояло пройти многоступенчатое испытание, которое заканчивалось принятием присяги на верность Адольфу Гитлеру. Обычно церемонию приурочивали ко дню рождения фюрера, 20 апреля. Генрих Гиммлер хотел сделать СС ядром арийской нации.

Он убедил Гитлера в том, что эсэсовцы должны обладать большими правами, чем остальные немцы. Эсэсовцы не проходили военной службы, не могли быть судимы обычным гражданским судом, им были разрешены дуэли. Обесчестивший себя преступлением эсэсовец даже имел право покончить жизнь самоубийством. Но на это требовалось разрешение начальства. СС стало новой немецкой аристократией. Туда стремились попасть молодые люди из буржуазной среды и знатных германских фамилий. Далеко не все и не сразу поняли, что Генрих Гиммлер создает не просто охранное формирование, а тайный орден наподобие средневековых рыцарских орденов. О принадлежности к ордену говорили и все атрибуты СС. Каждый эсэсовец носил специально изготовленный кинжал. На лезвии был выгравирован девиз СС: «Моя честь, моя верность».

Особо отличившимся вручали «кольцо мертвой головы» – массивный кусок серебра в виде венка дубовых листьев. Человеческий череп символизировал преданность до смерти. А эмблемой СС стали две стилизованные буквы, образованные сдвоенным руническим знаком «Зиг» – символом власти, энергии, победы.

Изучение рун являлось обязательным для всех офицеров СС. «Зонненрад» – солнечное колесо, или солнечная свастика, символ огня арийских магов. Руна «Тир» – символ воинской доблести. Надгробный знак в виде этой руны устанавливался на могилах эсэсовцев вместо христианского креста. Руна «Хакенкройц», или прямоугольная свастика, – главный знак нацистов, символизирует возрождение и бесконечность существования.

Великий магистр Гиммлер предполагал заменить свастикой все кресты на католических соборах. В своем ордене он создал атмосферу таинственности. Существовало несколько кругов посвященных. Ближайший к магистру круг состоял из 20 обергруппенфюреров СС. Под номером «пять» значился некий Вайстор. Это был псевдоним. На самом деле этого человека звали Карл-Мария Вилигут, и он был духовным наставником Гиммлера.

Рассказывает Юрий Воробьевский:«Он был человеком из древнего рода. И описывается случай, когда на Восточном фронте, еще в Первую мировую войну, в часть прибыл высокопоставленный кардинал Римской курии, будущий папа римский. Ему представляли офицеров, в частности, подвели этого капитана Вилигута. Он назвал свою фамилию, и тот воскликнул по-итальянски: «Фамилия малитетта!» («проклятая семья»). Все были ошарашены. Действительно, существовало специальное, еще со Средних веков, папское проклятие этого рода».

По преданию, род Вилигутов хранил у себя древние рунические рукописи, где содержались описания магических ритуалов. В частности тех, которые способны повести за вождем народ. В СС Вилигут был главным специалистом по тайным обрядам и расшифровке рун.

Юрий Воробьевский уверждает: «Вилигута посещали трансовые состояния одержимости, можно сказать. И он рассказывал, что в этом специфическом состоянии транса способен видеть события многовекового прошлого. Что его душа соприкасается с душой рода, с душой древних германцев, что он видит воочию те ритуалы, те воинские подвиги, которые прославили германцев еще в древние-древние языческие времена. Это все потрясало воображение Гиммлера».

На западе Германии есть, как считают, магический треугольник. Его образуют скалы Экстернштайна, где находились языческие святилища огня, Тевтобургский лес, где, по преданию, в начале новой эры германцы разгромили три римских легиона. Замыкает этот треугольник в виде копья, обращенного на восток, замок Вевельсбург. Согласно пророчеству волхвов, здесь германские воины остановят грядущее нашествие орд с востока. Гиммлер решил сделать Вевельсбург орденским замком СС. Проект разрабатывал Вилигут.

Рассказывает Елена Съянова:«Вевельсбург – интересное место, там стоит побывать. Там можно увидеть этот зал, увидеть стол, за которым он мечтал заседать, как король Артур, и собирать своих рыцарей. Можно видеть огромный зал, где должны были быть урны с прахом иерархов СС. Все это можно увидеть, и можно почувствовать эту атмосферу. На самом деле для нормального человека она страшная. Насколько я знаю, в Вевельсбурге очень сильно снижается температура тела. У одного моего приятеля – 35,7. Ему сказали об этом, и он сделал такие замеры, убедился в этом, что называется, на собственной шкуре».

В величественной Северной башне замка Вевельсбург располагался центр оккультного святилища. Здесь Гиммлер распорядился соорудить склеп – храм во славу почивших вождей СС. Непосредственно над склепом находился зал вождя СС, где, подобно легендарному королю Артуру, магистр собирал за круглым столом своих приближенных – 12 самых благородных и отважных рыцарей СС.

Елена Съянова считает: «Это было место, куда не ступала нога Гитлера, Геринга, Геббельса. Это была его епархия, его вотчина».

В Вевельсбурге между магическими церемониями и сеансами медитации решались судьбы целых народов.

Говорит Юрий Воробьевский:«В марте 1941 года там прошло совещание высших посвященных СС. Именно там было решено, что война на Востоке грядет и что на Восточном фронте должно быть уничтожено не менее 30 000 000 славян. И перед самым началом войны, перед самым вторжением на территорию Советского Союза там также происходило очень важное совещание».

Главное, что фюрер получил в лице СС боеспособное, лично преданное ему формирование. А еще Гитлеру нужен был противовес полубандитским отрядам штурмовиков СА. Именно эсэсовцы сыграли решающую роль в расправе с их руководством. В так называемую Ночь длинных ножей 30 июня 1934 года погибло несколько сотен командиров штурмовиков, тех, что когда-то насмехались над Генрихом Гиммлером. В том числе и начальник штаба СА Эрнст Рем.

К середине 30-х годов Гиммлер занимал множество важных постов

В 1933 году СС
Страница 24 из 37

получило в свои руки управление концентрационными лагерями. В 1936 году Гиммлер возглавил государственную тайную полицию гестапо. Численность СС выросла до нескольких сотен тысяч человек. Орден магистра Гиммлера постепенно стал государством в государстве.

Андрей Мартынов уверен: «Он считал своими друзьями все СС. Это люди его круга, это как бы орден. И отношения, как в рыцарском ордене, – братские. Из-за этого он мог поздравить любого рядового Ваффен-СС с его днем рождения. Он мог встретиться с вдовой погибшего рядового, и, если она о чем-нибудь попросила, – выполнить эту просьбу. Он считал это обязательным, это была его семья».

Как говорили современники, немецкий нацизм – это не что иное, как биологический мистицизм. В голове Гиммлера, как и других нацистских вождей, странным образом уживались древние мифы и последние научные достижения в области естествознания. Особенно его увлекала теория Чарльза Дарвина. Теория борьбы за существование, естественного и искусственного отбора. Выживать должен сильнейший, сильнейшие – это арийцы. Все ясно.

Рассказывает Юрий Воробьевский:«Эсэсовцы, солдаты вермахта ходят по музею, там, где раздел, посвященный дарвинизму, и внимательно рассматривают скелет огромного динозавра. Логика была такова: динозавры вымерли, потом все более организованные существа нарождались, появился человек, но человек тоже ведь не конец всего. А конечным результатом будет кто? Эсэсовец».

Новую нацию с чисто нордической кровью Гиммлер собирался выводить, как породистых лошадей. Каждый эсэсовец должен был получить разрешение на свадьбу. Жениться члены СС могли только на образцовых арийских женах, естественно, голубоглазых блондинках.

Гиммлер разработал инструкции, согласно которым женщины должны были иметь нордические черты лица, хорошо знать историю, владеть иностранными языками, уметь ездить на лошади, плавать, управлять автомобилем, стрелять из пистолета. Кроме того, они обязаны были образцово вести домашнее хозяйство и уметь готовить. После соответствующего экзамена кандидатка в жены члена СС получала диплом.

Владимир Ситников, доктор медицинских наук, утверждает: «Если мы нацеливаемся на выведение какой-то породы, то с человеком в этом отношении никаких проблем нет. Подбираете брачных партнеров, известно наследование тех или иных признаков, и делаете, что желаете. Здесь можно получать высоких, низких, толстых, тонких, голубоглазых, темноглазых. А вот с умом – здесь сложно. Ум контролируется очень многими генами, то есть и морфологические, и функциональные особенности мозга – это огромная палитра генов, которые перекомбинируются при каждом рождении».

Программа «Лебенсборн» – «источник жизни», поощряющая рождение и обустройство безукоризненно арийских детей, – предусматривала создание условий, при которых девушки вступали в сношения с эсэсовцами. Доктрина провозглашала, что незаконнорожденный младенец – не бесчестие, если мать соответствует генетическому стандарту. Между 1935 и 1945 годами родилось 11 000 таких детей. Обряд крещения младенцев проходил под портретом Адольфа Гитлера.

Ребенок был завернут в шерстяное покрывало, украшенное дубовыми листьями, рунами и свастиками. Гиммлер разрабатывал для СС новую мораль и новые обряды. Свадебные церемонии проходили у нового нацистского алтаря. Хоронили эсэсовцев тоже не под крестами, а под руническими знаками. Гиммлер называл христианство идеологической диверсией семитской расы против нордической. В одном из выступлений он объявил себя верующим и одновременно проклял христианство.

Генрих Гиммлер утверждал: «Христианство – эта чума, эта моровая язва мировой цивилизации – должно быть уничтожено. Если это не удастся сделать нашему поколению, значит, не удастся сделать уже никому».

В 1937 году в Нюрнберге проходил очередной съезд НСДАП, победившей партии. Десятки тысяч людей собрались на поле Цеппелина, где состоялась торжественная ночная церемония, больше напоминавшая культовый ритуал. Когда появился Адольф Гитлер, зажглись 150 прожекторов, устремленных в небо, образуя языческий храм. Люди рыдали, оглушенные величием этого зрелища. А высоко в ночном небе метались сотни птиц, ослепленных ярким светом прожекторов.

Потрясение, которое испытали участники нюрнбергского действа, трудно объяснить одними только постановочными эффектами нацистов. Здесь действовали силы посерьезнее.

Под крылом СС работал Институт Аненербе – «Наследие предков». Помимо археологии и этнографии, Аненербе занимался и вещами загадочными. Так, Гиммлер санкционировал специальную экспедицию Аненербе на Тибет. Офицеры СС оказались единственными, кто смог пробраться в этот закрытый район Гималаев. Этнография была только прикрытием. Эсэсовцы искали тайные знания, которыми якобы обладают потомки ариев – тибетские монахи, в частности, способы воздействия на большие массы людей. И эта информация, по некоторым сведениям, была немцами получена и применялась на практике.

Специалисты Аненербе в конце 1930?х начали поиск Святого Грааля, легендарной Чаши света, дававшей власть над миром. Она, по преданию, стояла на круглом столе короля Артура. Поиски велись в замке секты катаров в Пиренеях. Говорили, что Чашу Грааля эсэсовские ученые нашли. В конце 1930?х многотысячный черный орден СС оплел своей паутиной всю страну, проник в государственный аппарат, практически во все сферы жизни. А после начала войны при упоминании СС трепетали уже не только жители Германии, но и население почти всей Европы.

И это сделал невзрачный человечек в пенсне и с вечно смущенной улыбкой на губах, который верил в переселение душ.

Константин Залесский рассказывает: «Адольф Гитлер в своем подчинении создавал различных фюреров помельче. И каждый из этих фюреров получал определенное направление деятельности. Причем направление не конкретное, а очень размытое, компетенции всех подчиненных ему фюреров между собой пересекались, то есть одним и тем же занималось несколько ведомств. И, соответственно, то ведомство, тот человек, тот фюрер, подчиненный высшему фюреру, который действовал наиболее эффективно, получал одобрение Гитлера, и его компетенция расширялась.

Гиммлер – хороший исполнитель. Очень хороший исполнитель, создавший сначала небольшую, но эффективно действующую и фанатично преданную своему фюреру организацию. Он смог эффективно решать те вопросы, которые перед ним ставили. Соответственно, Гитлер, видя энергичного фюрера, подчиненного ему, видя, как тот успешно и энергично работает, расширял его компетенцию».

С началом войны Гитлер возложил на рейхсфюрера СС обязанность по поддержанию порядка на восточных территориях. Порядок наводили специальные айнзац-команды СС методом массовых расстрелов. В 1941 году в Минске великий магистр Гиммлер сам решил присутствовать при этой церемонии, причем казнить в этот день должны были и мужчин, и женщин.

Вспоминает Юрий Воробьевский:«Гиммлер, видимо, подошел достаточно близко, и часть человеческого мозга брызнула ему на шинель. Он позеленел, побледнел, его взяли под руки, отвели в сторону. Постепенно Гиммлер справился с собой и после этого еще толкнул речь перед этой расстрельной командой, что вот,
Страница 25 из 37

действительно, очень тяжелая и неприятная работа, но надо соответствовать задачам рейха и т. д. и т. п.».

Сентиментальный Гиммлер сделал выводы после этого эпизода. Чтобы не травмировать психику немецких солдат, вынужденных расстреливать женщин и детей, он велел разработать обезличенный механизм для убийства – газовые камеры.

Андрей Мартынов уверен: «Он был педантичен, он был лично честен, он был трудоголиком. И те преступные деяния, которые были им совершены, были обусловлены именно тем, что он очень четко, очень педантично, 48 часов в сутки выполнял то, что от него требуется. Окажись он на другом месте… То есть, ему прикажут расстреливать людей, он их расстреливает, если бы ему приказали кормить этих людей черной икрой, он бы их кормил».

В 1942 году Гитлер на одном из совещаний потребовал от подчиненных окончательного решения еврейского вопроса, иными словами, полного уничтожения этого народа. Гиммлер вышел с совещания потрясенным. Во всяком случае, так он сам потом говорил. Действительно, в начале войны нацисты хотели только выселить евреев из Германии. Фантазии Гиммлера и его подчиненных не было предела.

Рассказывает Константин Залесский:«Был выработан план (причем разработан он был довольно серьезно, не просто в качестве идеи), что всех евреев Германии нужно посадить на пароход и вывезти на Мадагаскар, который был французским владением, но, учитывая, что Франция побеждена, французские власти не будут против. И создать там соответствующее еврейское государство».

Однако океанские коммуникации были под контролем союзников, и провести караваны судов на далекий остров немцы бы не смогли. Тогда Гиммлер придумал другой план. Для того чтобы очистить Германию от евреев, нужно создать всеобщее еврейское государство в Польше.

Константин Залесский говорит: «Кусок Польши должен быть освобожден от поляков (и от не-поляков тоже), и там будут жить евреи. Это, естественно, вызвало дикое возмущение генерал-губернатора Польши Франко, который пришел к Гитлеру и доложил, что творится. Я, так сказать, должен немцами заселять Польшу, а мне хотят привезти всех евреев Германии! И этот вариант закрыли. И после этого начали работать лагеря смерти».

Но в тот момент, когда война на Восточном фронте была в самом разгаре и ее исход предсказать было еще невозможно, произошло невероятное. Рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер начал спасать евреев. Разгадка заключается в том, что на магистра черного ордена воздействовал… белый маг.

Гиммлер страдал сильными желудочными коликами. Во время приступов чувствительный к физической боли рейхсфюрер буквально терял разум. Традиционная медицина не могла ему помочь. Но в 1939 году он узнал об одном удивительном массажисте.

Феликс Керстен, медик-экстрасенс, учился у китайского мануального терапевта, получил медицинские знания в Тибете, называл себя белым магом. Керстен – единственный, кто смог облегчить страдания Гиммлера. И постепенно рейхсфюрер СС уже не мог обходиться без своего массажиста. Керстен воспользовался доверительными отношениями с Гиммлером. Когда тот находился под действием магических рук, массажист просил его помиловать людей, обреченных на гибель, – антинацистов, священнослужителей, военнопленных, евреев.

Однажды целый эшелон евреев?смертников, шедший в Майданек, Керстен именем Гиммлера направил к швейцарской границе, где людей отпустили. Согласно послевоенным подсчетам, Керстен спас не менее 63 000 человек. Гиммлер сам сказал однажды: «Керстен своим массажем спасает человеческие жизни. Одна жизнь на каждый его пасс».

Летом 1944 года Гиммлер становится наиболее могущественным человеком Третьего рейха. Это произошло 20 июля после очередного неудачного покушения на Гитлера и попытки государственного переворота, совершенного группой высших офицеров вермахта. Эсэсовцы быстро подавили восстание, и благодарный фюрер передал в руки Гиммлера огромную власть. В конце 1944?го Генрих Гиммлер совмещает посты министра внутренних дел, министра здравоохранения, высшего руководителя разведки всех полицейских и спецслужб.

А в качестве командующего войсками СС Гиммлер располагал настоящей армией, включавшей 38 дивизий. Однако есть сведения, что рейхсфюреру СС заранее было известно о готовящемся покушении, но Гиммлер не предпринял ничего, чтобы его остановить. Хотел чужими руками получить верховную власть? А может быть, просто знал то, чего не знали другие?

За несколько месяцев до покушения в замке Вевельсбург появился знаменитый немецкий астролог Вильгельм Вульф. Гиммлер вытащил его из тюремной камеры. Официально в Германии звездочетов не жаловали. Они могли подорвать моральный дух нации. Однако каждый из нацистских бонз втайне продолжал пользоваться их услугами. А Гиммлер – больше других. Из предсказаний Вильгельма Вульфа Гиммлер узнал, что фюрер переживет смертельную опасность 20 июля 1944 года. Потом болезнь в ноябре, и затем он якобы умрет таинственной смертью незадолго до 7 мая 1945 года. Вульф составил гороскоп и для самого Гиммлера. Естественно, звезды сулили ему скорое и невиданное возвышение.

Говорит Наталья Рудь, астролог:«Судя по дате рождения, я могу сказать о нем следующее. Это человек, который пришел на Землю выполнить определенную задачу, и это ему свыше было разрешено. Этот человек, возможно, нес какую-то непопулярную идею, которая была по сути своей ложной, но, тем не менее, наличие этих аспектов показывает, что человек, скорее всего, эту задачу в жизнь воплотил. И, несмотря ни на что, то, что ему пришлось воплотить в жизнь, ему, как говорится, могло сойти с рук».

В 1920 году со студентом университета, юношей из строгой католической семьи Генрихом Гиммлером произошел странный, труднообъяснимый случай. В то время он сожительствует с проституткой Фридой Вагнер, которая старше его на семь лет, и фактически живет за ее счет. Однажды подругу Гиммлера находят мертвой. Он арестован по подозрению в убийстве. Но Генрих умело защищается на суде, и его оправдывают за недостатком улик. В то же время в его дневнике появляется запись: «У меня конфликт с религией! Но я всегда буду молиться Богу». Вот только какому божеству собирался молиться Гиммлер?

Темные силы не будут помогать человеку просто так. Они потребуют оплаты или жертвы. Не стала ли несчастная проститутка с Ахерштрассе его первой жертвой, за которой потом последуют миллионы и миллионы?

Говорит Юрий Воробьевский:«Война – это всегда для кого-то захват территорий, для кого-то – оборона своей родины, а для жрецов война – это кровь, это жертвоприношение. Общение с миром духов. Этого общения не чужды были руководители Третьего рейха. Это, конечно, страшная вещь. И мы не можем, конечно, забывать и затопления берлинского метро Гитлером. Двести тысяч берлинцев, которые спасались там, гражданское население, женщины, дети, погибли. Это была последняя жертва, страшная жертва Гитлера».

Уверенность в своем гороскопе не покинула Гиммлера, даже когда советские войска вступали в Берлин. Как свидетельствует его личный врач Гебхард, рейхсфюрер тогда едва ли не впервые в жизни радостно улыбнулся: «Без меня у Европы нет будущего, без меня Европа расколется на два лагеря: цивилизованный и большевистский, придется искать
Страница 26 из 37

мне замену». Но потусторонние силы, к которым так часто прибегал Генрих Гиммлер, посмеялись над ним. И его покровитель король Генрих Птицелов не явил чуда и не пришел к нему на помощь. Гиммлеру предстояла иная встреча – и встреча весьма символичная.

Михаил Мягков, кандидат исторических наук, признает: «История сложилась так, что тот человек, который устраивал концентрационные лагеря, который организовывал службу безопасности, благодаря которому в том числе сложилась вся система угнетения, в конце концов, уже на завершающем этапе Второй мировой войны и после окончания войны в Европе, был взят, схвачен не кем иным, как советскими репатриантами, то есть бывшими военнопленными, которые еще в 1941 году оказались в немецком плену».

Двое русских солдат, Иван Сидоров и Василий Губарев, попавшие в плен в 1941?м и освобожденные англичанами в 1945 году, в ожидании отправки в СССР записались добровольцами в комендантскую роту. 21 мая 1945 года, патрулируя окрестности деревни Мейнстедт в Северной Германии, они заметили троих подозрительных мужчин, которые хотели скрыться в лесу. Беглецов задержали.

Рассказывает Михаил Мягков: «Они привели их к английскому капралу, сказали, что были задержаны немцы. Английский капрал осмотрел их, увидел, что на них грязная одежда, что они выглядят больными. И действительно, немцы сказали: мы болеем и идем, собственно говоря, в госпиталь. И англичане решили их отпустить. Но в этот момент Губарев и Сидоров проявили выдержку и сказали: нет, мы не можем, они какие-то подозрительные, их необходимо арестовать и отвезти непосредственно в караульную часть и внимательнейшим образом осмотреть и допросить».

Выяснилось, что один из задержанных – Генрих Гиммлер. Свершилась высшая справедливость. Нить судьбы главного эсэсовца в последние часы его жизни оказалась в руках двух русских солдат. Во время допроса в штабе Второй Британской армии Гиммлер потребовал встречи с маршалом Монтгомери.

Константин Залесский считает: «Он воплощал свою фантазию, он воплощал свою идею. Он рассчитывал, что его встретят, отвезут к Монтгомери и там его будут рассматривать как партнера по переговорам. И тут он увидел, что полковник Мерфи никак не отреагировал на имя, никакого пиетета перед ним не испытал, а, наоборот, потребовал его обыскать, приказал раздеться и так далее. И Гиммлер сразу покончил с собой. Потому что это был крах».

Во время медицинского осмотра врач заметил во рту у рейхсфюрера капсулу с ядом, но сделать ничего не успел. Тот сильно сжал челюсти. Все попытки вызвать у Гиммлера рвоту и вернуть его к жизни закончились ничем. В 11 часов 4 минуты 23 мая 1945 года великого магистра черного ордена СС не стало.

Военные историки знают, что по всем объективным факторам, начиная от количества боеспособных войск и превосходства в современной технике и тактике, Германия ту войну должна была выиграть. Но на просторах России ее сломила в первую очередь не материальная, а духовная сила.

Юрий Воробьевский уверен: «Конечно же, Третий рейх натолкнулся не на приодетый кумачом атеизм, на который он рассчитывал здесь натолкнуться. Третий рейх здесь натолкнулся на незримый Третий Рим, на ту незримую духовную реальность, которая здесь существовала и существует, невидимая для многих, до сих пор».

В мае 1945 года труп Гиммлера был кремирован, а его прах развеян по ветру. Говорят, что в полнолуние призрак черного магистра можно увидеть в мистических коридорах замка Вевельсбург. Может быть, он ждет, что люди, в очередной раз потерявшие Бога, снова захотят встать под черные знамена СС, что таинственное предсказание короля Птицелова сбудется и тень Гиммлера обретет себя во плоти.

Шоу доктора Геббельса

Москва, НКВД СССР, товарищу Берии. Докладная записка:«2 мая 1945 года в Берлине в нескольких метрах от запасной двери бомбоубежища на территории рейхсканцелярии были обнаружены обгоревшие трупы мужчины и женщины, причем мужчина низкого роста, ступня правой ноги в полусогнутом состоянии с обгоревшим ортопедическим ботинком, остатки мундира формы партии НСДАП и партийный значок. У обгоревшего трупа женщины обнаружены золотой портсигар, золотой партийный значок и золотая брошь. У изголовья обоих трупов лежали два пистолета системы «Вальтер». 3 мая в отдельной комнате бункера имперской канцелярии на спальных кроватях обнаружены были шесть детских трупов – пять девочек и один мальчик – с признаками отравления».

Опознать Йозефа Геббельса оказалось нетрудно. Даже обгоревший труп сохранял его характерные черты: крошечный рост, узкая грудная клетка, искалеченная нога. И застывшая на лице гримаса, сохранившая выражение фанатичного упрямства, – казалось, что он сейчас встанет и закричит: «Хайль Гитлер!» А дети выглядели совершенно живыми – с розовыми щеками и спокойными улыбками на лицах. Таковы были особенности действия синильной кислоты. Эта картина произвела жуткое впечатление на людей, оказавшихся в те дни в бункере.

Вспоминает Елена Ржевская, очевидец событий:«Было какое-то ошеломляющее ощущение, очень тревожное и тяжелое. И когда меня спрашивали: «Вот тебе, наверное, страшно было, когда ты видела Гитлера, Геббельса?» Должна сказать, что страшно не было, но было какое-то содрогание… А вот дети – это было действительно страшно».

Берлин, 10 мая 1933 года. Двенадцать лет до краха Третьего рейха. На площадях и улицах города горят чудовищные костры из книг. По приказу Йозефа Геббельса в огонь летят произведения Толстого, Достоевского, Томаса Манна, Бальзака и Золя. Геббельс был начитанным человеком, он увлекался немецкой романтической поэзией, до конца жизни собирал редкие издания великого немецкого поэта еврейского происхождения Генриха Гейне. Но Гейне тоже летит в огонь, и уже никто в Германии не посмеет процитировать строчки из обугленного томика: «В стране, где жгут книги, будут жечь людей». Пророчество поэта сбылось: печи Дахау, Освенцима, Бухенвальда. Последними в этот адский огонь отправились сам Геббельс и его жена. Их трупы были облиты бензином и сожжены соратниками 30 апреля 1945 года во дворе рейхсканцелярии.

Рассказывает историк Сергей Кудряшов:«Фактически всего несколько часов разницы между смертью фюрера и самоубийством Геббельса, но это крах их системы ценностей, системы ценностей национал-социализма, хотя они приложили все свои силы, чтобы эта система победила. Это были люди, в общем-то, сильной воли, в том числе это касается и Геббельса. Он до конца пошел за своим лидером, за фюрером, и вместе с ним разделил этот крах».

Шоу доктора Геббельса длилось более 20 лет, сначала только в Германии, потом его ареной стал весь мир. Митинги, факельные шествия, плакаты, карикатуры, акции и провокации – арсенал его колдовской пропаганды был неисчерпаем. Он лгал виртуозно и самозабвенно, свое злодейское дело исполнял добросовестно, педантично и гениально. Это с его подачи фюрер в Германии стал божеством, он творец культа Гитлера, это ему нацистская партия обязана победой на выборах и приходом к власти, это он поддерживал в немцах боевой дух до самого конца войны. Он был хорошо воспитан, изысканно вежлив и вряд ли когда-нибудь пускал в ход кулаки, но это он убедил нацию, что можно убивать других людей, и только за то, что
Страница 27 из 37

они не немцы, и поэтому его руки по локоть в крови.

Историк Константин Залесский считает: «Он был гениален, но служил преступному режиму, причем служил искренне. Потому что Геббельс был, безусловно, одним из самых талантливых людей нацистской Германии. Возможно, даже не Германии, возможно, даже как руководитель пропаганды, как человек, заложивший основы политической пропаганды, он стоит в ряду мировых лидеров этого направления. К сожалению, пропаганды циничной».

Йозеф Пауль Геббельс родился в 1897 году. В семь лет он заболел остеомиелитом – воспалением костного мозга. Ему прооперировали бедро, и в результате правая нога высохла и стала на 12 сантиметров короче. Впрочем, это официальная версия. Враги Геббельса впоследствии настаивали, что уродство было врожденным, а стало быть, всесильный министр по строгим канонам расовой теории – существо неполноценное.

Как бы то ни было, этот физический недостаток сыграл в его жизни решающую роль. Он рос одиноким, избегал компании соседских ребят и одноклассников, остро переживал свою физическую ущербность и поэтому изо всех сил пытался доказать свое умственное превосходство. Он радовался любому случаю уязвить, унизить или выставить на посмешище своих сверстников.

Вспоминает Станислав Лекарев, сотрудник КГБ:«Я 36 лет работал в центральном аппарате госбезопасности по линии КГБ, и мне пришлось побывать в загранкомандировках по линии разведки, где я встречал достаточно много очень интересных людей. Речь пойдет о моем знакомом по Лондону Николасе Райзмане. Как-то в разговоре он сказал: «А ведь я учился в одном классе с Геббельсом». В классе его дразнили, потому что дети жестокие, они насмехаются над такими неполноценными людьми, дразнили его Тойфелем («тойфель» – это «черт» по-немецки), намекая при этом на хромоту Мефистофеля. Он очень переживал, не только из-за того, что его дразнили, а из-за того, что не мог заниматься спортом. К тому же у него были яркие такие сексуальные амбиции, эротические, ему очень нравились крупные девочки из старших классов, причем он слыл среди сверстников мастером интриги, заговоров и различных комбинаций. Там была Магда, признанная красавица в школе, и она была влюблена в лидера класса Йозефа. Геббельс не то что на нее глаз положил, но, видимо, тайно пылал. Ему не нравилось это, и он запустил слух о том, что лидер соседнего класса, Мартин, хвалится тем, что заставил Магду раздеться при нем. Это была стопроцентная неправда, но он этот слух запустил и развалил эту пару. У него было любимое выражение уже в школе: «Чтобы повести за собой массы, нужен один процент правды и респектабельный рупор».

Его единственным другом был дневник, которому он с 12 лет поверял свои мысли. Одна из первых записей в толстой черной тетради звучала так: «Я должен стать великой личностью».

Психолог Николай Чаур делает графологическую экспертизу почерка Йозефа Геббельса: «В данной ситуации буквы наклонены не в правую сторону, как обычно в прописях, а в левую. В эту сторону наклон делают люди, которые осознают себя как яркую, болезненную индивидуальность, поскольку когда «я» отделяет себя от «мы», то это противопоставление моего «я» всеобщему, то есть «я не такой, как все, я избранный».

Во время Первой мировой войны Геббельс сделал попытку пойти добровольцем на фронт. На призывном фронте ему приказали раздеться, осмотрели искалеченную ногу и отправили домой. Он закрылся в своей комнате и всю ночь рыдал. Хотел ли он воевать и погибнуть за Германию? Скорее нет, чем да. Он не мог не понимать, что его никогда не возьмут в армию, но он уже научился лгать не только другим людям, но и самому себе.

Говорит Николай Чаур:«Бытует мнение, что почерк – это своего рода кардиограмма души. Несмотря на то что этот человек вроде бы аккуратный, мягкий, педантичный, исполнительный, но в то же время в глубине его почерка как раз и заключается эта резкость, нетерпимость к другим мнениям, нетерпимость к оппозиции, к противникам. Человек расчетливый, скрытный, с внутренним противоречием, и чтобы все вот это болезненное свое существование не показывать окружающим, нужно обладать высокой артистичностью, нужно обладать высокой степенью лицемерия. Почерк одного человека, личность другого».

Мюнхен, 9 ноября 1938 года, семь лет до краха Третьего рейха. Празднование юбилея пивного путча. Геббельс готовится произнести приветственную речь, когда ему приносят сообщение о том, что в Париже 17?летний паренек Гершель Грюншпан совершил покушение на советника немецкого посольства фон Рата. Геббельс на ходу меняет тему выступления. Звучит призыв к еврейским погромам. Полиция и СС получают приказ не препятствовать бесчинствам. За ночь разрушено 815 магазинов, сожжены 171 дом и 119 синагог. Сто человек убито, 20 000 евреев брошены в концлагеря. Среди арестованных оказались и 150 немцев, выразивших неодобрение погромщикам. «Хрустальной ночью» назвала это злодеяние нацистская пропаганда.

Елена Съянова вспоминает: «Однажды на посиделках в Бергофе, когда кто-то играл на пианино, Гитлер рисовал карикатуры на присутствующих – ну, то есть когда каждый из них занимался любимым делом, – от Геббельса ждали, что он почитает стихи. Поскольку он давно ничего не писал, он прочитал свой опус, написанный в 20 лет. И там есть эти слова – «Хрустальная ночь». И присутствовавший там же Функ потом вставил их в один из своих отчетов после еврейского погрома 1938 года».

В 1942 году Геббельс совершает инспекционную поездку по лагерям военнопленных. Вид страдающих людей не вызывает в нем никакого сочувствия. А его родители так мечтали, что их Йозеф станет священником! Он и стал проповедником, только проповедовал не смирение и христианскую любовь, а германскую гордыню и беспощадную ненависть. В юности он зачитывался Достоевским, «Бесы» – его любимый роман. Во всем – в мыслях, в словах и в поступках – он подражал героям этого романа, русским революционерам. Они учили, что цель оправдывает средства, и он шел к своей цели, не считаясь ни с чем и ни с кем. Они говорили: «Морали нет», – и он отказывался от морали. В то время он писал в дневнике: «Я немецкий коммунист, а также я голодный пастор». Но есть еще один роман русского классика, который служит ключом к пониманию его личности, – «Игрок». Оказавшись на перепутье, Геббельс бросил монетку, с кем ему быть – с коммунистами или нацистами. Он поставил на красное и проиграл, а потом поставил на черное и раз за разом срывал банк, но в итоге снова выпало красное.

Рассказывает Сергей Кудряшов:«Он вообще с большой симпатией отнесся к Октябрьской революции, он даже видел в этом, что Германия должна пройти такой же путь. И, скажем, если брать 1921 и 1922 годы, то Геббельс еще даже не определился в своих политических симпатиях, он в это время, наверное, более левый, чем правый. «Броненосец «Потемкин» вообще восхищал его, он несколько раз его смотрел и даже записал в одном из своих посланий: «Как жаль, что у нас нет такого же фильма».

Такие люди, как Геббельс, рождаются в каждую эпоху, но не во всякое время они бывают востребованы и подняты к вершинам власти. Они совпали, Геббельс и его время. Германия проиграла Первую мировую войну, была унижена и растоптана, но победителям было мало Версальского договора и
Страница 28 из 37

огромных репараций. В 1923 году французские и бельгийские войска оккупировали самую богатую область Германии Рур.

Жадность и самодовольное чванство триумфаторов, мелочное стремление добить лежачего, отобрать у голодного последний кусок привели к неожиданному результату. Во всех уголках Германии, во всех немецких домах вскипали слезы бессильной ненависти, сжимались кулаки. Газеты писали, что чернокожие солдаты французской армии, зуавы, насилуют белокурых немецких девушек. Газеты называли это черным позором Германии. И именно тогда чувство ненависти и жажда мести объединили немецкий народ.

Часто говорят, что немцы полюбили Гитлера за то, что он дал им хлеб и работу. На самом деле Гитлер и Геббельс вернули немцам чувство самоуважения, они озвучили их потаенные мысли и поэтому стали кумирами.

Но это произошло позже, а тогда, в 1923?м, Геббельс бросился в Рур – ему нужно было оказаться в центре событий.

Николай Чаур уверен: «У человека есть какая-то навязчивая идея, какой-то болезненный очаг возбуждения, и чтобы нейтрализовать этот очаг, принимается форма служения – самопожертвование, форма возвеличивания себя с помощью других. Он боится, что его внутриличностные проявления будут не приняты обществом».

11 ноября 1923 года, Мюнхен. Двадцать два года до краха Третьего рейха. Гитлер в окружении 600 штурмовиков объявляет о начале национальной революции и низложении правительства Баварии. Переворот провалился, Гитлера выследили и посадили на скамью подсудимых. Но он превратил зал суда в театр одного актера – он не защищался, он нападал. Геббельс в порыве восторга написал Гитлеру письмо: «Подобно утренней звезде, вы явились нам и чудесным образом просветили нас во мраке неверия и отчаяния, вы дали нам веру. Когда-нибудь Германия отблагодарит вас». Это был восторг пропагандиста-любителя перед мастером пропаганды. Но Геббельс учился, он уже понял, что может заставить людей поверить тому, что он говорит, что словами, голосом, жестами может убедить и подчинить толпу, и он уже испытал наслаждение от власти над толпой.

Елена Съянова говорит: «Любопытна характеристика, данная самому Геббельсу одним из его старых соратников, Вальтером Штенессом, лидером берлинских СА. Штенесс сказал, что Геббельс – это что-то вроде мыши, в жизни его почти не видно. Эта мышь поднимается на задние лапки, тянется и вынюхивает, но когда она разверзает пасть, то это тигр, рыкающий и устрашающий, и тогда мы говорим: «Браво, маленький доктор».

В 1924 году Геббельс вступил в нацистскую партию, не по убеждениям, скорее, по материальной нужде. Ему предложили должность редактора субботней газеты, он согласился. Газету выпускала партия, и он стал нацистом, хотя в душе оставался социалистом. Он не скрывал симпатий к советскому режиму. В своей знаменитой речи «Ленин или Гитлер?» он, конечно, превозносил Гитлера, но и для Ленина не пожалел теплых слов. А вскоре и недавнее обожание фюрера заметно поостыло.

Геббельс дошел до того, что на одном из собраний предложил исключить из партии мелкого буржуа Адольфа Гитлера. Они жили в разных городах и лично не были знакомы, но в 1926 году Гитлер понял, что ему нужен этот человек с лицом фанатика и сумасшедшим пропагандистским темпераментом. В 1926?м они наконец встретились, и Гитлер купил его душу. О том, как происходил этот торг, лучше всего говорят дневники Геббельса. Начиная с апреля 1926 года они буквально звенят восторгом: «Пришло письмо от Гитлера». «Ждала машина Гитлера, королевский прием». «Звонил Гитлер. Он говорил со мной целых три часа».

Рассказывает Елена Съянова: «Пока Гитлер слушал речь Геббельса, первую, вероятно, публичную речь, он от зависти едва не сдох. И тем не менее после этого митинга он произносит такую фразу: «Этот крошка Цахес нам нужен».

Искалеченная душа Геббельса требовала признания – не единичного успеха, а ежедневного, ежеминутного признания. Поэтому он так упивался своими выступлениями и речами. На глазах толпы пигмей превращался в великана, а неудачник – в вождя. Еще важнее для него было одобрение Гитлера. Пустяковой похвалы было достаточно, чтобы Геббельс был счастлив, малейшего упрека хватало, чтобы он оказался в депрессии. Несчастный мальчик-инвалид мечтал, что когда-нибудь у него появится сильный и могущественный друг, который защитит его от обидчиков. Гитлер стал ему другом, он открыл перед ним фантастические возможности, он оценил его талант и дал ему шанс проявить себя и возвыситься. За это Геббельс был готов служить своему фюреру, другу и хозяину, до последнего вздоха.

Николай Чаур считает: «Этот человек хорош для определенного круга людей, поэтому можно называть его добрым, заботливым, аккуратным, внимательным, исполнительным, добросовестным. Но, поскольку у него есть в данной ситуации внутренний конфликт со своей личностью, болезненный конфликт, самоутверждение, самокомпенсация отсутствующего уважения в более раннем периоде, то у него есть стремление к самоутверждению, то есть к присоединению к какому-то очень большому субстрату. Вот, например, пиявка присоединяется к человеку и с помощью человека может выйти из воды».

В 1926 году Гитлер назначил Геббельса гауляйтером Берлина. Крупнейший город Европы жил своей жизнью, и ему было глубоко наплевать на нацистов, на их фюреров и гауляйтеров. Шестьсот сторонников на весь многомиллионный Берлин – это все, чем располагал Геббельс. Он быстро понял свою задачу – нужно было обратить на себя внимание, неважно как, неважно чем.

Рассказывает Константин Залесский:«Он, прежде всего, вывел на улицы своих сторонников и пошел с демонстрацией в рабочий район, причем не просто в какой-то рабочий район, а он выбрал для своей демонстрации тот район, в котором были всегда очень сильны коммунисты. Естественно, завязалась словесная перепалка. Через какое-то время она переросла в драку. Чего добился Геббельс? О нацистской партии сразу стала писать берлинская пресса, потому что был, как сейчас принято говорить, информационный повод, то есть большая драка на политической почве. Об этом написали все газеты. И, соответственно, это вызвало интерес населения к растущей нацистской партии. Начался резкий приток, за один день в партию вступило до 2000 человек, это огромное число для Берлина».

Началась бесконечная череда знаменитых митингов Геббельса. Каждый из них он обставлял как театральный спектакль. Митинг стал ритуалом, где знамена, музыка, специально отобранные люди и шествия служили декорациями и играли отведенные им роли. Митинги не вносили ясности, они еще больше затуманивали головы, но зрители всегда покидали их под большим впечатлением.

Это были не просто зрелища – это были кровавые зрелища. В толпе работали нацистские провокаторы, каждый митинг заканчивался жестоким побоищем. О нацистских расправах писали газеты, Геббельс становился известной личностью. В одной из статей его назвали «обербандитом», и он с удовольствием подхватил эту кличку. Теперь на его афишах было написано огромными буквами: «Сегодня вечером с речью выступает доктор Геббельс, обербандит».

Елена Съянова размышляет: «Он заменял, наверное, всех современных шоуменов, он один был такой. И знаете, что интересно? Он мог дискутировать сам с собой. Вот если
Страница 29 из 37

бы сейчас, например, его посадили на какое-нибудь современное треп-шоу, где две трибуны и где люди сходятся к барьеру, он бы раздвоился по обе стороны и устроил бы такое шоу, что мало не показалось бы».

Авторитет Геббельса среди нацистов за годы берлинского гауляйтерства значительно вырос. Его митинги привлекли к гитлеровскому движению сотни тысяч новых сторонников. Особенно сильное впечатление его речи производили на женщин. Злорадная улыбка истории – этот малопривлекательный господин ростом 154 сантиметра превратился в секс-символ, вожделенную мечту множества фрау и предмет грез многих фройляйн. В 1930 году на его митинге оказалась Магда Квант, молодая и очень красивая женщина. Она недавно разошлась с мужем, шантажом выбила у него немалое содержание и теперь жаждала новых острых ощущений.

Геббельс (на переднем плане) – секс-символ Третьего рейха

Константин Залесский рассказывает: «Ей было скучно быть женой миллионера Кванта, одного из богатейших людей Германии. Она хотела действия, она хотела быть рядом с людьми, которые перекраивают мир, и сложись судьба чуть-чуть по-другому, возможно, сейчас мы бы знали Магду не как Магду Геббельс, а как Магду Арлазоров и одну из основательниц государства Израиль. Она была готова уехать с Хаимом Арлазоровым в Израиль, но их связь случайно распалась и она не вышла за него замуж. Ей нравились революционеры. Ей нравились люди, которые совершают поступки, которые действительно пытаются перевернуть мир. Именно поэтому ей так приглянулся Геббельс».

Геббельс произвел на Магду сильное впечатление. Его речь, звучавшая в ритме стаккато, его голос, его мягкий рейнский акцент, его примитивная, но несокрушимая логика и убийственная ирония очаровали молодую искательницу приключений. Через некоторое время Магда становится сотрудницей Геббельса, потом любовницей Геббельса и, наконец, женой Геббельса. В дневнике Геббельса эти события отмечены красноречивыми записями: «Красивая женщина по фамилии Квант составляет мой личный архив», – пишет он 7 ноября 1930 года. Неделю спустя он добавляет: «Вчера после обеда у меня была красивая фрау Квант и помогала разбирать фотографии». 15 февраля 1931 года Геббельс докладывает дневнику о своей победе: «Вечером приходит Магда Квант, остается очень долго и расцветает в обольстительном белокуром очаровании. Ты моя королева». Для потомков автор дневника пометил эту запись цифрой «один», в память об их первой интимной близости.

Николай Чаур считает: «От природы он наделен этическими чертами характера, то есть он легко вступает в контакт, располагает к общению. Но есть такая тенденция, что этот человек может быть не уверен в себе как мужчина, в физиологическом плане, тогда он отношения с женщинами склонен переводить в расчетливые отношения. Эта женщина – друг, эта женщина только любовница… То есть этот мужчина четко знает, какие отношения с какой женщиной строить. Можно сказать, что если этот мужчина выбирает себе женщин, то он выбирает женщин, программируемых его волей».

Елена Съянова уверена: «Все-таки все женщины, которые были в жизни Геббельса, кроме одной, его истинной и единственной любви, относились к нему с жалостью. И в чувстве Магды было больше жалости, чем страсти. Но это чувство оказалось довольно крепким, и она все-таки осталась с ним, несмотря на все его фокусы на любовном фронте».

Так возник этот странный и неустойчивый союз, который должен был через некоторое время рухнуть и наверняка бы рухнул, если бы не было еще одной силы, еще одной воли, еще одного человека. «Эта женщина могла бы сыграть большую роль в моей жизни, даже не будучи моей женой», – эти слова принадлежали Гитлеру и были произнесены сразу после их знакомства. «Магда как-то призналась мне, что вышла замуж за Геббельса, чтобы быть рядом с Гитлером», – утверждает режиссер Лени Рифеншталь.

«Я замечал, как она своими большими глазами смотрела на Гитлера, – вторит ей Отто Вегенер, советник Гитлера по экономике. – Геббельс был сильной личностью, он умел манипулировать людьми, но Гитлер был значительно сильнее, и манипуляции Геббельса были для него детскими играми».

Йозеф Геббельс любил своего фюрера, он преклонялся перед Адольфом Гитлером и ревностно ему служил. Магда Геббельс не меньше мужа любила фюрера, преклонялась перед ним и служила ему. Был ли этот треугольник любовным, неизвестно, – но он был.

Константин Залесский уверен: «Магда была убежденной национал-социалисткой, яростной национал-социалисткой, и вообще она была женщина крайностей. Она всегда хотела принимать активное участие во всем, и ей не нужен был, скажем так, кусок чего-то, ей нужно было все. И ходили упорные слухи – это проскальзывает в некоторых воспоминаниях, – что Магда пыталась ухаживать за Гитлером, но из этого ничего не получилось».

Своих амбициозных планов Магда Квант не скрывала. В одном из писем матери она сообщает: «Если к власти придет движение Гитлера, я буду одной из первых женщин Германии».

Вскоре ее квартира превратилась в место встреч «коричневого общества». Магда принимала деятельное участие в обсуждении планов захвата власти в Германии. К ее советам прислушивались. От масштабов задуманного и необыкновенных перспектив у молодой красавицы кружилась голова. Уже тогда она была готова заплатить за успех любую цену.

Говорит Сергей Кудряшов:«Когда 30 января 1933 года Гинденбург поговорил с Гитлером и сказал ему о назначении канцлером, Гитлер тут же сообщил об этом Геббельсу. Они встретились и испытывали необычайное чувство волнения и радости. Геббельс потом записал в своем дневнике, что теперь они у власти. И жена Геббельса тоже была очень рада, она ему написала письмо с такими словами: «Ну теперь ты покажешь нашей стране и миру, на что ты способен».

Через несколько часов Геббельс запишет в дневнике: «Это похоже на сон. Вильгельмштрассе наша».

Берлин, 30 января 1933 года. Двенадцать лет до краха Третьего рейха. Сотни тысяч людей идут маршем мимо рейхсканцелярии. Огни факелов в руках манифестантов видны далеко в ночной темноте, а их голоса разносятся эхом по городу. Они идут час за часом. Гитлер улыбается и салютует им. За спиной фюрера стоит незаметный Геббельс.

Историк Сергей Кудряшов уверен: «Можно назвать Геббельса главным политтехнологом Гитлера. Если речь идет о всех избирательных кампаниях Гитлера, то Геббельс – это № 1 в подготовке всех этих кампаний. И, в общем-то, этот человек внес решающий вклад в эти кампании».

В 1933 году Геббельс становится руководителем Министерства просвещения и пропаганды. Он проводит кардинальную чистку германских газет, увольняет политических противников НСДАП и «расово неполноценных» сотрудников. За время правления нацистов количество газет в Германии сократилось впятеро. Особое внимание Геббельс уделяет радио – его аудиторией становится вся Германия.

Он формулирует законы пропаганды и требует их неукоснительного соблюдения от своих сотрудников. Первый закон – умственное упрощение: можно говорить и писать лишь то, что поймет самый необразованный из немцев. Второй закон – ограничение материала: говорить и писать лишь то, что выгодно нацистам. Третий закон – вдалбливающего повторения: многократно повторенная
Страница 30 из 37

ложь превращается в правду. Закон субъективности и закон эмоционального нагнетания. Так зомбировали немецкую нацию.

Геббельс утверждал: «Крестьянин и рабочий напоминают человека, сидящего много лет в глухом каземате. После бесконечной темноты его легко убедить в том, что керосиновая лампа – это Солнце».

Сергей Кудряшов поясняет: «Геббельс написал в своем дневнике, что правда – это все то, что помогает тебе победить. Так вот, если брать этот принцип в отношении его пропагандистской деятельности, то главная отличительная черта этой пропаганды – ее внешняя убедительность и простота. То есть ощущение какой-то легкости, они все объясняют, и не так сложно, все очень понятно. Враг всегда известен, это мог быть еврей, коммунист, большевик, русский, кто угодно, американские плутократы. Выход из ситуации часто тоже объясняется довольно просто: мобилизация нации, тотальная война, жертвоприношение, преданность фюреру».

Берлин, 1 августа 1936 года. Девять лет до краха Третьего рейха. На Олимпиаштадион в присутствии 110 000 зрителей под музыку Вагнера Гитлер объявляет об открытии Олимпийских игр. Великолепные хореографические выступления, новые рекорды и немецкое гостеприимство поразили и очаровали гостей. Ведомство Геббельса хорошо поработало, чтобы превратить Олимпиаду в грандиозную пропагандистскую акцию. Антисемитские лозунги были убраны, заключенные спрятаны, вся Германия была вылизана и вычищена так, что напоминала сказочную деревню.

Ветеран внешней разведки Станислав Лекарев рассказывал о Геббельсе так:«Он создавал империю, объединяющую культуру, образование, кино, телевидение, прессу. У нас такого не было, у нас все ведомства были разными даже в период тоталитаризма. А Геббельс сумел это сделать, и все это выступало единым фронтом».

Геббельс без устали придумывает новые пропагандистские приемы, кодированные тексты для газет, воздействующие на подсознание, психотронные военные марши и систему зеркал в метро, действующих по принципу «25?го кадра». Он использует любые, самые эксцентричные и самые бесчестные методы борьбы, если они дают шанс на успех. Он пускает в ход «Центурии» Нострадамуса. Его пророчества толковались так, что ни у кого не оставалось сомнений в конечной победе нацистского режима. За границей пророчества были изданы брошюрой, а в самой Германии распространялись якобы нелегально, в списках. Ведомство Геббельса справедливо называли министерством народного затмения. Рейсхминистр быстро сумел превратить свой аппарат в эффективный инструмент тотального контроля над сознанием целой нации.

Сергей Кудряшов утверждает: «Я думаю, еще никогда в истории человечества не печаталось такое количество различных листовок. Это миллиарды штук. Колоссальное количество, на любой вкус, и огромными тиражами, как для внутреннего потребления, так и для иностранного, все это во время войны сбрасывалось с самолетов или просто распространялось через свои газеты. Некоторые листовки просто с призывом, некоторые с карикатурой. Плюс нестандартные формы пропаганды – например, через марки».

Геббельс целиком погрузился в работу, а Магда – в воспитание детей. Их было шестеро – пять девочек и один мальчик. Радостью от рождения сына Геббельс поделился со своим дневником.

Из дневника Геббельса: «Вот лежит малыш, лицом Геббельс. Я безмерно счастлив, готов все расколотить от радости. Мальчик!»

До краха рейха оставалось 10 лет.

Елена Съянова рассказывает: «Супруга доктора Геббельса была сентиментальна и романтична, и слишком запал в ее воображение тот образ арийского счастья, прекрасного, светлого мира Германии, который сумели нарисовать ей Гитлер и Геббельс. Она слишком хотела, чтобы ее дети жили в такой стране».

Для Геббельса собственная семья стала отличным пропагандистским материалом. Он представил своих детей как пример чистокровного потомства без наследственных заболеваний в отвратительной киноагитке «Жертвы прошлого», оправдывавшей бесчеловечную дискриминацию умственно больных и инвалидов. Магда первой в Германии получила из рук Гитлера Почетный крест немецкой матери. Английская газета «Дейли миррор» называет Магду Геббельс идеальной женщиной Германии.

Но частная жизнь четы Геббельсов была далека от идеальной. Они изменяют друг другу. Йозеф пользуется своей властью над немецким кинематографом и немецкими актрисами, Магда в отместку спит с его заместителями. Вот характерная для Геббельса запись в его дневнике: «Каждая женщина привлекает меня подобно пламени. Я брожу вокруг подобно голодному волку, но в то же время как робкий мальчик. Я иногда отказываюсь себя понимать».

Психолог Николай Чаур утверждает: «Если человек себя не любит, а в данной ситуации мы как раз это и наблюдаем, то ему нужно много-много любви, чтобы убедиться, что наконец-то он достоин этой любви, что он действительно хороший человек».

О войне против СССР Геббельс узнал только тогда, когда Гитлер отправил его к микрофону выступить с обращением к нации. Геббельс понимал, что теперь на первый план выйдут генералы, но он не собирался долго оставаться в тени.

Говорит Елена Съянова:«В тот период, когда Гитлер был победителем, Геббельс был ему не очень нужен. Геббельс об этом говорит сам: «Сейчас он победитель, он бог, он фараон, я ему не нужен, но ничего, еще придут поражения, и он снова призовет меня». Так и случилось».

Геббельс стал новатором в военной пропаганде и в ведении информационной войны. В вермахте были созданы специальные войска пропаганды. В пропагандистских ротах служили репортеры, владевшие оружием, и военные, владевшие репортерскими навыками.

На советских людей обрушилась вся мощь геббельсовской пропагандистской машины. Им говорили, что нацисты пришли, чтобы освободить народы СССР от сталинского ига, что СС – это гуманная организация, а вожди рейха исполнены любви к России и к русским. Часто пропаганда достигала цели. В 1942 году количество перебежчиков из Красной Армии составило около 80 000 человек, в 1943?м – более 26 000 человек и даже в 1944?м – около 10 000. Но своим солдатам ни Гитлер, ни Геббельс никогда не говорили о своей любви к русскому народу и об освободительной миссии немецкой армии.

В 1942 году была выпущена брошюра с красноречивым названием «Недочеловек». Книжица первоначально предназначалась для воевавших в России эсэсовцев в качестве справочного пособия по восточным народностям. Этот документ получил широкое распространение и внутри рейха. «Недочеловек» стал гимном расовой ненависти, призывая немецких солдат смотреть на мирное население как на вредных микробов, которых следовало уничтожать.

Сергей Кудряшов считает: «Пропаганда в данном случае была довольно примитивной и в целом недалекой. Здесь можно говорить о существенных просчетах. Они не совсем понимали систему отношений внутри Советского Союза, его многонациональный характер, роль советской власти в модернизации страны, того, что появилась другая прослойка – молодежь, интеллигенция. Им было не совсем понятно, почему те листовки, которые сбрасывались на оккупированных территориях, часто вызывали смех и не играли практически никакой роли. «Бей жида, политрука, морда просит кирпича» – ну, это вообще анекдотично
Страница 31 из 37

воспринималось солдатами, даже малообразованными, и часто эти листовки использовались красноармейцами для того, чтобы крутить самокрутки, курить табак».

Колдовская магия геббельсовской пропаганды поддерживала боевой дух вермахта, но решить исход грандиозной битвы народов она была не в силах.

После сталинградской катастрофы Гитлер поручил Геббельсу организацию тотальной войны. «Вам нужна тотальная война?» – спрашивает он у зала. «Ja, ja!» – отвечают тысячи глоток. «Да!» – несется из переполненного Дворца спорта. Это его лучшее выступление, его звездный час.

В апреле 1945 года Геббельс провожает колонны фольксштурма навстречу советским танкам. Он опять говорит о великой миссии, о жертвоприношении, об оружии возмездия. Но старики и мальчишки не аплодируют, а с хмурыми лицами уходят умирать. На последнем оперативном совещании в полуразрушенном здании министерства Геббельс спросил собравшихся чиновников: «Зачем вы сотрудничали с нами, господа? Теперь вы заплатите за это своими головами».

Рассказывает Елена Съянова:«Буквально за несколько дней до смерти его старшая дочь, 13?летняя Хельга, начала писать письмо и писала фактически до конца. Письмо было адресовано мальчику, ее другу, вероятно, ее первой любви. И оно само по себе очень интересно. Когда его читаешь, понимаешь, что в этой семье вырос рано повзрослевший, очень сильный, очень добрый и хороший человек».

Из письма Хельги Геббельс своему другу Генриху Лею: «Мне удалось прийти к твоему отцу на минутку вниз и спросить: нужно ли мне сказать тебе в письме что-то такое, что говорят, когда знают, что больше не встретятся? Он сказал: «На всякий случай скажи. Ты уже выросла, понимаешь, что ни фюрер, ни твой отец, ни я – никто из нас уже не может отвечать за свои слова, как прежде. Это уже не в нашей власти». Он меня поцеловал. Я все поняла.

Я на всякий случай с тобой попрощаюсь. Сейчас мне нужно отдать письмо. Потом пойду наверх, к маленьким. Я им ничего не скажу. Раньше мы были мы, а теперь, с этой минуты есть они и я».

В бункер к фюреру они взяли с собой детей. Магда одела их в белые платьица и причесала волосы: «Не пугайтесь, дети, вы получите укол, как все солдаты». Им вкололи морфий, а потом дали капсулы с цианидом. Детей звали Хельга, Хельда, Хельмут, Хольда, Хедда, Хайда. Их вынесли в сад и накрыли простынями.

После этого Геббельс застрелился, а Магда тоже приняла яд.

Из прощального письма Магды Геббельс: «Я родила их для фюрера и Третьего рейха. Вчера вечером фюрер снял свой золотой партийный значок и прикрепил его мне. Я горда и счастлива».

Глава 3

Тайная война в Тибете

1945 год. Советские войска вошли в Берлин. Рейх, которому Гитлер пророчил тысячу лет, пал через двенадцать. Во время штурма рейхсканцелярии советские солдаты с удивлением находили трупы людей азиатской внешности в немецкой форме. Но ведь внешнюю и внутреннюю охрану ставки Гитлера осуществляли только самые преданные, элитные части СС. Какое отношение могли иметь азиаты к самой зловещей и загадочной организации Третьего рейха?

В Советском Союзе высказывалось много предположений о том, кем были эти загадочные люди. Руководство СССР считало, что это калмыки, перешедшие на сторону Германии. Действительно, после гражданской войны часть калмыков уехала за границу, осев в Европе. В начале Второй мировой войны ведомство Розенберга, министерство по восточным территориям, организовало Калмыцкий кавалерийский корпус. Однако в 1945 году весь Калмыцкий корпус был переведен в Хорватию, где большая часть личного состава погибла, а оставшиеся были выданы советским властям. Это означает, что тела, найденные в рейхсканцелярии, не были трупами калмыков.

Существует и другая версия: погибшие были тибетцами. Нашлись и документы, которые подтверждают интерес руководства Третьего рейха к Тибету. Но в чем причина этого интереса? Что раз за разом искали на Тибете европейские и американские путешественники?

В 30?х годах ХХ века Тибет казался далеким и загадочным. Информация о нем практически отсутствовала. Также существовала легенда, что именно там, в Гималаях, находится Шамбала, страна вечной мудрости, которой управляет король мира. И там, в недоступных горных пещерах, живут неизвестные простым людям мудрецы, владеющие всеми тайнами Вселенной.

Первые скупые сведения о Тибете проникали в Европу еще в Средние века. Но только во второй половине XIX столетия благодаря Елене Петровне Блаватской, знаменитому российскому теософу и искательнице приключений, занимавшейся также оккультизмом, предания о Шамбале становятся известными широкой публике.

Тайная война за Тибет началась уже с первых экспедиций в эту труднодоступную страну. Еще в XIX веке России удалось внедрить туда своего агента влияния хамбо-ламу Агван Лобсана Доржиева. Бурят, российский подданный, он получил блестящее богословское образование и стал советником Далай-ламы XIII Тубдан-Джамцо. Именно он настраивал Далай-ламу на сближение с императором Николаем II.

Свою миссию Доржиев выполнил настолько успешно, что Далай-лама даже подумывал о переезде в Россию. Но, к сожалению, переезду помешала сначала революция 1905 года, затем началась Первая мировая. Потом наступил 1917 год. Благодаря стараниям Доржиева в Петербурге построили первый в Европе буддийский храм. При храме было общежитие для монахов. Именно здесь ученый Александр Барченко познакомился с Агваном Доржиевым и впервые услышал от него о загадочной стране Шамбале.

В 1923 году профессор Бехтерев из Института мозга приглашает Барченко для совместной работы по исследованию умственного внушения. Эта тема интересовала иностранный отдел НКВД, который занимался внешней разведкой за пределами Советского Союза. Группа, в которой работали Барченко и Бехтерев, была советским аналогом «Аненербе», хотя и в более скромных масштабах.

Барченко изучает парапсихологию, чтение мыслей на расстоянии, гипноз и другие способы воздействия на человека. Вскоре его вызывают на Лубянку. Ученый готовится к худшему – но вместо жесткого допроса чекисты неожиданно предлагают ему читать лекции для работников ОГПУ о древних тибетских знаниях. Профессор заверил, что готов посвятить в тайную науку даже высшее руководство Страны Советов. Его предложение вызвало интерес. Барченко пишет письмо самому главе ОГПУ – «красному инквизитору», как называли Дзержинского его враги.

Дальше события развиваются стремительно. Ученого вызывают в столицу, он зачитывает доклад о своих научных открытиях на коллегиях ОГПУ.

Барченко искренне верил, что в Тибете сосредоточены все тайны Вселенной. Потому и стремился туда – в желании прикоснуться к этим тайнам и, может быть, принести их на службу молодому Советскому государству. НКВД уделял этому вопросу большое внимание, и здесь их интересы совпадали.

Разработку проекта поручают начальнику спецотдела ОГПУ Глебу Бокию. Этот человек верил, что путем манипуляций с человеческой психикой можно вытащить из подсознания тайную информацию. Бокий предложил Барченко принять участие в разработке операции по привлечению на сторону советской власти оккультных организаций Африки и Азии.

Экспедицию планировали на лето 1925 года. Собирались через Афганистан или Монголию
Страница 32 из 37

проникнуть в Гималаи. Подготовка шла полным ходом. По личному распоряжению Дзержинского выделили фантастическую по тем временам сумму – 500 000 долларов.

Документы нужно было оформлять в Народном комиссариате иностранных дел. И тут возникла закавыка. Оказывается, нарком иностранных дел Чичерин сам имел виды на Тибет. К тому же в 1930?х годах отношение к буддизму стало меняться. Советские буддисты поднимают восстание одно за другим. В газетах пишут, что ламы готовят поход Шамбалы против советской власти. В 1937 году Глеба Бокия внезапно арестовывают. Главное обвинение: он пытался влиять на советское руководство с помощью тайных сил. Практически его обвинили в колдовстве.

После короткого расследования Бокия расстреляли, следом за ним – и профессора-оккультиста Барченко. Уже в камере он написал письмо товарищу Сталину о неком невероятно ценном открытии. Не исключено, что Барченко слишком близко подошел к секрету государственной важности.

Уже через год в сердце Тибета пробилась тайная экспедиция СС. Заметим, что на общем фоне самых сумасшедших проектов нацистов выделялось несколько приоритетных направлений. Среди таковых можно назвать археологические изыскания. Начиная с 1938 года все раскопки в Третьем рейхе проводились только с ведома «Аненербе». Ученые этой организации пытались доказать, что германская цивилизация является более древней, чем даже египетские пирамиды. Но в первую очередь их интересовал Тибет, который в 1930?х годах будоражил воображение исследователей.

Многие писатели и журналисты утверждают, что сотрудники СС предпринимали несколько попыток проникновения в Тибет. Но были ли эти экспедиции на самом деле? Или же это фальсификация фактов в погоне за очередной сенсацией?

Для того чтобы попробовать найти ответ на этот и многие другие вопросы, я решил предпринять свою собственную экспедицию в Гималаи.

Так как сейчас Тибет входит в состав Китая и попасть туда очень трудно, я с группой своих друзей – участников экспедиции начал свое расследование в Непале, соседнем с Тибетом государстве. Здесь до сих пор находится огромная община тибетцев, эмигрировавших из родной страны после китайской оккупации.

Столица королевства Непал город Катманду сохранилась с XVII века. Бесчисленные буддийские и индуистские храмы, ступы, от огромных сооружений до крохотных уличных алтарей в стенах домов, наполняют Катманду мистической силой. И сегодня, прогуливаясь по узким улочкам центра или площади Дурбар, ощущаешь необыкновенную энергетику этих мест.

Мы направились в посольство Российской Федерации к первому секретарю Алексею Мельяченко, много лет проработавшему в Непале и отлично знающему город и людей. Он предложил нам походить по тибетским лавочкам в Катманду, сказав, что если что-то сохранилось, то мы сможем обнаружить искомое именно там. Без всякой надежды я принял его предложение и отправился по лавкам тибетских беженцев, которых много в столице.

Еще в Москве мы засняли на видеокамеру предметы с нацистской символикой: значки, ордена, одежду и оружие. А теперь просто показывали все это торговцам. В течение нескольких дней мы получали отрицательные ответы, как вдруг в одной из антикварных лавок нам удалось напасть на верный след. Мы нашли очень интересную вещь: ремень, который носили только в войсках СС. Подлинность самого ремня вызвала у нас сомнение: уж слишком хорошо сохранилась кожа, а вот пряжка, похоже, все-таки была настоящая. Мы не могли поверить своей удаче. Продавец назвал нам имя человека, у которого он приобрел эту вещь: Атиша, житель одного из северных районов Королевства Бутан. Это государство тоже расположено в Гималаях по соседству с Тибетом и Непалом.

Не означает ли это, что кто-то из родственников или знакомых Атиши когда-то столкнулся с экспедицией СС? Ведь в этих глухих местах появление немецкого ремня почти невероятно. Начало экспедиции оказалось очень удачным. Мы решили, что теперь наше расследование пойдет гладко, без проблем. Если бы мы знали тогда, сколько испытаний выпадет на нашу долю в поисках других доказательств!

На следующий день мы опять пришли в тот же магазин, как и договаривались с продавцом. Но все обернулось для нас полной неожиданностью. Нам отказались продать ремень и дать какую-либо информацию, запретили снимать и попросили уйти.

Для нас это был настоящий удар. Только мы нашли ниточку, которая могла бы помочь выйти на след экспедиции СС, как она оборвалась! Единственное, что у нас осталось, – имя бывшего владельца ремня, тибетца Атиши, и район в Королевстве Бутан, где можно его найти. Мы решили отправиться туда.

Экспедиция в Тибете

Природа Гималаев поражает масштабами и ошеломляет контрастами. Между холодными заснеженными перевалами лежат долины с тропическим климатом. В этих местах нам пришлось двигаться верхом на слонах – другой возможности просто не было. Дороги здесь отсутствуют. А в труднопроходимых джунглях водятся дикие животные, представляющие смертельную опасность для любого, кто сюда попадет: малайский медведь, леопард и самый опасный для человека хищник – тигр. Поэтому наивно было бы рассчитывать, что кто-то из местных жителей согласится сопровождать нас пешком.

Мы очень боялись встречи именно с тигром. Как утверждал наш проводник, тигр – единственный хищник, который нападает и на слона. Как правило, он предпочитает охотиться на молодых и неопытных животных. Его тактика очень проста: он прыгает слону на спину и наносит ему тяжелые раны. Опытные погонщики рассказывали, что при встрече с тигром даже хорошо дрессированные слоны становятся неуправляемыми и могут сбросить погонщика и убежать в джунгли.

Места, по которым мы продвигались, для Гитлера и его приближенных имели большое значение. Здесь, за хребтами Гималаев, находится особая зона, которую немецкие оккультисты считали центром мира. Отсюда начинались нашествия азиатских народов, которые шли в одном направлении – на запад. Именно поэтому установление контактов с народами этой области было жизненно важным для Третьего рейха.

Глава СС Гиммлер считал, что, найдя этот центр, арийская раса сможет встретить завершение текущего исторического цикла и подготовить наступление нового порядка на планете. И это может сделать только германская элита, высшие существа, которым подвластны судьбы простых смертных…

Наконец мы добрались до столицы Бутана Тхимпху, где рассчитывали отдохнуть несколько дней и поподробней узнать про тибетца Атишу. В 1974 году, после строительства первой дороги, Бутан стал доступен иностранцам. В год страну посещают всего лишь около 5000 туристов. Правители Бутана делают все для сохранения традиций и культуры этого гостеприимного народа.

Покинув столицу Бутана, мы не торопясь отправились в путь. Стояла хорошая погода. Мы медленно, почти без напряжения шагали позади носильщиков с яками, и я подумал: если и дальше так пойдет, то многомесячная экспедиция окажется для нас легкой прогулкой. Однако рассеялись мои иллюзии скоро. Яки оказались упрямыми животными, и управлять ими было очень тяжело.

Когда мы поднялись выше 5000 метров, я по-настоящему ощутил влияние высоты. Сначала я шел очень легко, и вдруг ощутил головокружение. В глазах у
Страница 33 из 37

меня двоилось, руки и ноги не слушались. Что произошло дальше, я помню плохо. Казалось, склон подо мной зашевелился, и… Мне повезло, что во время падения я за что-то зацепился. По большому счету, только это меня и спасло. Теперь во время переходов я думал: что же заставило меня ввязаться в это безумное приключение? А еще тибетцы сказали мне, что верят: когда в горах погибает человек, это месть богов.

Уже несколько недель мы бродили по горам в поисках каких-нибудь следов немецкой экспедиции. Я проклинал себя за то, что ввязался в эту авантюру. Да и что мы могли найти через 60 лет?

Тогда я объявил, что каждый, кто даст какую-либо информацию по интересущей нас теме, получит денежное вознаграждение. И вот однажды утром пришел местный житель и тихо прошептал мне: «У одного из ваших проводников есть необычный знак, который он носит с собой». Мы сразу стали расспрашивать тибетца, но все попытки завязать разговор наталкивались на непроницаемую улыбку и молчание. Тогда мы объяснили, что хотим только посмотреть знак и готовы хорошо за это заплатить. Он согласился. Я не поверил своим глазам. Это был знак горных стрелков.

Горнострелковые части германской армии были специально созданы для ведения боев в горах. Их отличительным знаком было изображение эдельвейса, которое носили на шапках. Но как этот знак мог оказаться здесь, в Гималаях?

Мы потратили несколько часов, чтобы выяснить, откуда он у нашего проводника, а самое главное, знает ли он что-либо о том, кто носил такие значки. Это была первая весточка, что мы находимся на правильном пути. Мы сразу предложили проводнику купить у него этот знак, но он наотрез отказался. К сожалению, наш тибетец не хотел говорить, каким образом к нему попала эта вещь. Тогда мы рассказали ему о событиях в Европе. О большой войне. Наш рассказ произвел на него неизгладимое впечатление. И только после этого он заговорил.

После первых же его слов мы буквально остолбенели. Проводник сказал, что его зовут Атиша. Это означало только одно: он и был тем самым человеком, которого мы так долго искали. А он, оказывается, все это время шел рядом с нами.

Но то, что Атиша поведал дальше, поставило нас в тупик. Оказалось, что ни ремень, ни знак с эдельвейсом ему не принадлежали. Эти вещи он обменял на продукты в горах Тибета у одного кочевника по имени Гомпа. Значок оставил себе, потому что он красивый. А ремень продал скупщику старых вещей в Непале, где мы его и нашли.

Прошло уже два месяца с начала экспедиции. Наши силы были на исходе. Мы рассчитывали, что скоро сможем вернуться домой, а теперь нам предстояло дальнейшее путешествие в Тибет. Атиша и другие проводники отказались сопровождать нас дальше, объяснив, что из-за политической ситуации не могут вернуться на родину. И мы вынуждены были нанять других проводников.

Наш путь лежал через перевал высотой почти 5500 метров. Мы поднимались вверх, и перед нами вставали громады новых горных вершин, многие из которых находились на территории Тибета. Но до них было еще очень далеко.

Путешествуя по Северному Бутану, мы очень редко встречали местных жителей на больших высотах. Селения в Бутане находятся на большом расстоянии друг от друга. Кроме того, местные жители, совершено не привыкшие к европейцам, не отвечали ни на какие вопросы. Мы двигались, руководствуясь только интуицией. Ведь поиски тибетских тайн неизбежно ведут в одно место – в столицу Тибета Лхасу.

Город, который буддисты всего мира почитают, как мусульмане Мекку, а католики Рим, для большинства исследователей Центральной Азии долго оставался недостижимой целью. Можно перечислить по пальцам всех иностранцев, кому удалось побывать в центре ламаизма до середины ХХ века.

Легендарный Агван Лобсан Доржиев был одним из первых россиян, который смог добраться до этого города мечты. Именно сюда он отправился выполнять секретное задание российского императора. Доржиев должен был ослабить влияние Британии в Тибете. Свою миссию он выполнил настолько успешно, что британские спецслужбы объявили за его голову большое вознаграждение.

В этом городе мы решили применить хорошо зарекомендовавшую себя в Непале и Бутане тактику: ходить по монастырям и лавкам, прицениваться к вещам, а заодно беседовать с людьми, спрашивать у них, не знают ли они семью Гомпа. Неизвестно, сколько времени мы бы потратили на поиски, если бы нас не пригласили в один из монастырей посмотреть религиозный диспут молодых монахов. Старый настоятель дал нам примерные координаты места, где может находиться интересующая нас семья.

Получив еще одну ниточку, мы отправились в горы, к кочевникам. Казалось, никогда не кончится ни день, ни дорога, ни ее бесконечные повороты. Мы очень устали, а солнце палило немилосердно. Нас мучила жажда. Дорога была настолько тяжелая, что даже животные, выросшие в этом климате, отказывались идти. Наконец на высоте 5700 метров над уровнем моря, недалеко от священной ступы, мы встретили семью Гомпа. Уже имея опыт общения с тибетцами, мы не стали сразу говорить, что именно нам нужно. Прожив несколько дней с семьей кочевников?скотоводов, мы ближе познакомились с их обычаями и бытом, а они привыкли к нам.

И только после этого мы приступили к самому главному: стали аккуратно расспрашивать о родственниках, о событиях, происходивших за последние десятилетия. И постепенно Гомпа начал рассказывать нам о том, ради чего мы проехали тысячи километров на машинах, слонах, яках и прошли пешком.

В семье кочевников хранился нагрудный знак нацистской партии. Глава семейства не мог объяснить его происхождения – сказал, что это все, что осталось от его дедушки, которому этот знак подарили какие-то белые люди. Было это очень давно – насколько давно, он сказать не может.

По словам тибетца, однажды к его дедушке пришли два европейца. Они были больные, худые и очень голодные, говорили на тибетском языке и скрывались от китайской армии. Дедушка разрешил им пожить у себя какое-то время. Видимо, перед тем как уйти, в благодарность за хорошее отношение они подарили ему свои вещи.

Учитывая эту и уже имеющуюся у нас информацию, мы пришли к выводу, что это вполне могли быть немцы, имеющие отношение к экспедиции СС. Ведь китайские солдаты появились в Тибете в 1951 году, до этого немцам здесь ничто не угрожало. А вот после оккупации Тибета китайской армией на них началась настоящая охота.

Еще около месяца мы скитались по горам, но больше нам в Гималаях обнаружить ничего не удалось. Теперь ответы на интересующие вопросы мы могли получить только в Европе.

К этому моменту у нас имелись неоспоримые доказательства того, что экспедиции СС в Тибет действительно были. Оставалось только восстановить полную картину событий и разобраться, что именно побудило нацистов отправиться в столь дальнее путешествие. Что они искали? Мифическую страну властелина мира? Или экспедиция СС, прикрываясь Шамбалой, выполняла вполне конкретные задания?

10 сентября 1938 года Гиммлер пригласил к себе на секретное совещание ученого Эрнста Шеффера. Чем же так заинтересовал известный в те времена зоолог и ботаник самого рейхсфюрера СС? Дело в том, что Шеффер начиная с 1931 года совершил две экспедиции в Тибет и добился блестящих научных результатов. Он публикует научные
Страница 34 из 37

работы, выступает с докладами, в которых ярко выражает расистские взгляды. Особенно он выделяет арийцев, которые много веков назад смешались с народами Тибета.

Эсэсовцы в Тибете

За участие в этих двух экспедициях Гиммлер присвоил ученому звание оберштурмфюрера СС. Однако в СС на него смотрели косо за связи с американскими исследователями. К тому же Шеффер обладал сложным характером, был самолюбив, не любил диктата и контроля. Он хотел делать свои собственные научные проекты. Даже Гиммлер как-то раз неофициально отметил в связи с этим, что Шеффер свои личные интересы ставит выше интересов Третьего рейха.

Желая иметь еще большее влияние на Шеффера, в 1937 году Гиммлер предложил ему работать в «Аненербе», пообещав взамен неограниченные финансовые возможности. Однако Шеффер проявил самостоятельность и начал готовить собственную экспедицию в столицу Тибета. Ведь в двух первых ему так и не удалось достичь Лхасы. Вышестоящее руководство было недовольно поведением Шеффера, но тем не менее энергичный ученый сумел найти деньги.

А сейчас вернемся к тайному совещанию в кабинете Гиммлера. На нем, помимо Шеффера, присутствовали еще четыре человека из состава экспедиции, то есть на начальном этапе их было пятеро. О чем совещался с ними Гиммлер, к сожалению, навсегда осталось тайной. Дело в том, что по распоряжению Гиммлера никаких протоколов не велось и все распоряжения давались в устной форме. Многие историки пытались найти хоть какие-то документальные подтверждения этого совещания, но десятки лет трудной работы ни к чему не привели.

Я тоже попытался выяснить, какие секретные задачи ставил перед экспедицией Гиммлер. На этот вопрос я отвечу чуть позднее, а сейчас упомяну об одной очень важной детали, которая ускользнула от внимания большинства исследователей. В конце апреля экспедиция в полном составе прибыла в Индию, в Калькутту. В Калькутте к Шефферу присоединились еще 12 человек. Как они там оказались, не знает никто. Мне удалось выяснить профессии троих. Один был радистом, а двое – профессиональными разведчиками. Кем были остальные, остается тайной и по сей день. Скорее всего, эти загадочные участники оформлялись не через «Аненербе», а через отдел гестапо, занимавшийся иностранными государствами, и были заброшены для длительной работы.

Обстановка в мире в 1938 году накалялась с каждым днем. Шеффер оказался на острие пера западной прессы. О его заслугах в науке забыли и чаще всего называли шпионом. Британские военные объявили на него охоту. Спас экспедицию чиновник, занимавший высокий пост в английской администрации и лично знавший Шеффера. Он добился для группы разрешения на посещение столицы Тибета. Именно благодаря его вмешательству экспедиция без особых приключений добралась до Лхасы, где была радушно встречена тибетцами, до этого всего несколько раз видевшими европейцев в своей столице.

Итак, Шефферу удалось организовать встречу западных и восточных свастик. Встреча регента временного правителя Тибета с немецким ученым сильно встревожила представителей Великобритании в Лхасе. По всей видимости, они узнали о тайных переговорах посланника Гиммлера от своих агентов. Скорее всего, это и является разгадкой тайной экспедиции СС. В том, что политические переговоры велись, сомневаться не приходится. И здесь мы находим ответ на вопрос, о чем говорили Гиммлер и Шеффер во время таинственной встречи перед началом экспедиции.

Рейхсфюрер СС хотел найти мифическую страну Шамбалу. Но он не был бы Генрихом Гиммлером, если бы ставил перед экспедицией только эту задачу.

Как вы помните, в составе экспедиции был радист. В его обязанности входила установка радиосвязи между Лхасой и Берлином. Это подтверждают радиограммы, которые сохранились в Германии. В одной из них Шеффер просит Гиммлера ускорить пересылку подарков для Далай-ламы. Глава Тибета написал Гитлеру послание, в котором благодарил его и выражал надежду на дальнейшее расширение дружественных отношений между странами.

Послание датировано первым месяцем года Земляного Зайца – это значит, 1939?го. Вместе с письмом Гитлеру были посланы подарки: серебряная чашечка, украшенная драгоценными камнями, и собака особой тибетской породы.

Поскольку назревала Вторая мировая война, Шефферу пришлось поторопиться с возвращением, так и не дождавшись пересылки ответных подарков для Далай-ламы из Германии. В Мюнхене ученого встретил сам рейхсфюрер. Успех третьей экспедиции был очевиден, хотя Шамбалу ее участники так и не обнаружили. Более того, как видно из отчетов Шеффера, он даже усомнился в существовании затерянной страны, что было болезненно воспринято одним из идеологов Третьего рейха Розенбергом. Последний был глубоко убежден в том, что древние арийцы пришли в Тибет после Всемирного потопа и спрятались в подземной стране в Гималаях.

Спустя некоторое время Гиммлер поручает Шефферу новое сверхсекретное задание: подготовить для заброски в Тибет через СССР группу из 30 человек, которые должны были переправить туда оружие для 2000 тибетцев с целью атаковать английские погранпосты на границе с Непалом.

Данный приказ свидетельствует о том, что Эрнст Шеффер при встрече с регентом Тибета вел переговоры о конкретных политических задачах. Германия обещала поддержать Тибет в его вооруженной борьбе с англичанами. Помните телеграмму из Тибета в Берлин, в которой Шеффер просит Гиммлера ускорить пересылку подарков? Видимо, он имел в виду оружие и радиооборудование.

Насколько реальна была идея Гиммлера доставлять оружие через границы СССР? С точки зрения немцев – все вполне логично. Пакт Молотова–Риббентропа обеспечивал бы успех транзита оружия через территорию Советского Союза. Однако сроки войны с Советским Союзом были уже предрешены, и, естественно, в условиях этой начавшейся войны советская разведка моментально арестовала бы немцев. Именно поэтому Розенберг подверг план Гиммлера жесточайшей критике.

Как бы то ни было, исследования Тибета неожиданно очень пригодились нацистам. Вдохновившись быстрым продвижением немецких войск в глубь России до Волги и Кавказа, Гиммлер потребовал от ученых из «Аненербе» осмыслить проблемы, которые возникали в связи с завоеванием огромных просторов Советского Союза. Им предлагалось сфокусироваться на Средней Азии и Тибете, изучить народы, проживающие на этих территориях, с целью определить, кто может использоваться как союзник, кто как рабочая сила, а кого необходимо уничтожить. Так возник проект, потребовавший расовой квалификации 50 народов.

А что же стало с остальными участниками экспедиции Шеффера?

Тибетцы рассказали нам, что в 1951 году китайцы поймали и расстреляли двух немцев. Один из расстрелянных мог быть радистом из экспедиции Шеффера. Но с кем он поддерживал связь целых шесть лет после войны?

Примечателен один факт. В 1957 году в Европе вышла книга ламы «Третий глаз», где описывается встреча автора с великанами в пещерах Тибета. Кто стоял за именем Лобсанга Рампы, узнать так и не удалось. Остается предполагать, что либо это подлинное имя ламы, либо псевдоним оставшегося в живых немца из экспедиции Шеффера.

Но ведь была и еще одна экспедиция в Тибет из нацистской Германии. Одним
Страница 35 из 37

из ее участников был знаменитый в те годы альпинист, а ныне – всемирно известный автор книги «Семь лет в Тибете», по которой был снят фильм с тем же названием, австриец Генрих Харрер.

Я посетил его в городе Хюттенберге. Господину Харреру было в то время уже 92 года, и он оставался единственным живым участником тибетских экспедиций. Сославшись на плохое здоровье, он не стал отвечать на мои вопросы. Все объяснения я получил от директора его музея, господина Шратера. В первую очередь меня интересовало, действительно ли Харрер имел высокий чин в СС.

«Я не знаю, был ли он оберштурмфюрером, – рассказал мне господин Шратер. – Во всяком случае, он был членом Австрийского национального общества лыжников. В то время это общество имело свои отличительные знаки. То есть у Харрера была своя униформа и звание. Но он никогда не был военным и не участвовал в боях».

Остается ответить только на один вопрос: кого же обнаружили советские солдаты возле рейхсканцелярии в 1945 году?

Результаты предпринятого нами масштабного расследования позволяют предположить следующее: тибетцев в Берлин привез Шеффер для исследования происхождения арийской расы. Он вполне мог получить такое задание от Гиммлера, хотя сам в этом никогда не признавался и даже не говорил на эту тему.

Видимо, эта способность молчать и помогла оберштурмфюреру СС Эрнсту Шефферу пережить Третий рейх на полвека. Ведь большая часть нацистской верхушки понесла наказание за совершенные злодеяния намного раньше: Адольф Гитлер и его верный помощник Генрих Гиммлер покончили с собой, оставшиеся в живых были приговорены Нюрнбергским трибуналом к смертной казни за преступления против человечества.

Насколько верна наша версия, мы узнаем не скоро. Правительства Германии, США и Великобритании объявили дату, когда будут рассекречены некоторые архивы Третьего рейха. Это 2044 год, то есть фактически через сто лет после описываемых событий.

Видимо, в этих документах есть что-то такое, что, по мнению правительств этих государств, не должно подлежать всеобщей огласке даже сегодня. И многие вопросы пока так и остаются покрытыми завесой тайны.

Глава 4

Загадка третьего рейха: Отто Скорцени

Двойной агент

Отто Скорцени – одна из самых известных и самых загадочных фигур в истории Второй мировой войны. Офицер для особых поручений Адольфа Гитлера, главный диверсант Третьего рейха, человек, выкравший Муссолини, руководитель спецподразделения СС, который разрабатывал и руководил крупнейшими военно-диверсионными операциями в Южном Иране, во Франции, Италии, Югославии и, конечно, СССР. Его называли немецким террористом номер один.

Никто и подумать не мог, что этот человек со шрамами на лице – следами студенческих дуэлей на рапирах – работал на израильскую разведку Моссад. Эти сенсационные факты представил его вербовщик Рафи Эйтан, бывший сотрудник израильской службы Моссад:«Я не удивился, когда в первые же полчаса разговора он согласился с нами сотрудничать».

Отто Скорцени родился в 1908 году в Вене в семье инженера: дом Скорцени стоит там и поныне. В годы депрессии семья жила небогато. Когда мальчик спросил однажды отца, почему они никогда не ели хлеба с маслом, тот ответил, что отсутствие роскоши будет полезно ему в будущем.

Отто закончил технический университет в Вене, работал в фирме по изготовлению строительных лесов и впоследствии создал свою. Незадолго до войны получил патент летчика-любителя, но в «Люфтваффе» с началом Второй мировой его не взяли по возрасту – ему было уже за 30.

Достоверно известно, что на Восточном фронте Скорцени чаще всего преследовали неудачи. Он оказался в России уже в самом начале блицкрига. В своих воспоминаниях он пишет, что участвовал в осаде и штурме Брестской крепости.

Осенью 1941 года Скорцени оказался поблизости от Москвы. Здесь он получил ранение шрапнелью в спину, Железный крест за воссоединение потерянной в бою связи, а также жестокую дизентерию. Отправленный на лечение в Германию, он, по его словам, полтора года прозябал в тыловых частях офицером запаса, и лишь в 1943?м его неожиданно назначили руководителем диверсионной группы. Известно, что Скорцени придавал очень высокое значение отработке действий в горах. По своему опыту он знал, что хорошо подготовленные диверсанты в условиях горного рельефа могут эффективно действовать даже относительно небольшими силами.

Отто Скорцени был образцовым нацистом. Еще в Австрии во время Хрустальной ночи он честно исполнил свой долг, приняв участие в поджоге синагог. Более того, утверждают, что он получил в свое владение дом пропавшего еврея, в котором и проживал впоследствии со своей семьей.

Вот что утверждает Эфраим Зурофф, сотрудник Фонда Визенталя: «Скорцени, без сомнения, военный преступник, который избежал наказания».

Удивительно, но охотники за нацистами, в первую очередь Симон Визенталь, Скорцени особо не преследовали. Более того, создается впечатление, что израильский Моссад, известный своими успехами в послевоенном розыске и поимке нацистских преступников, вообще не занимался этим делом. Однако это впечатление обманчиво: Моссад просто завербовал Скорцени. В 2006 году газета «Маариф» опубликовала статью за авторством Михаила Хейфеца, где были изложены все детали.

Михаил Хейфец, журналист: «На Египет работали немецкие специалисты. Он делали для Египта ракеты, они делали для Египта современное оружие. Это были прекрасные специалисты, и евреям надо было как-то туда подобраться».

Утверждают, что Скорцени в послевоенные годы активно работал на Египет, в частности, «сосватал» египетскому руководству большую партию военных и гражданских специалистов. Поговаривают, что он лично руководил подготовкой египетских коммандос и что среди арабов, прошедших через Центр специальной подготовки, был будто бы и сам Ясир Арафат, надолго сохранивший со Скорцени дружеские отношения. Так это или не так в деталях, не так уж важно: в любом случае, проблема создания египетской армии и современного вооружения сильно беспокоила Израиль.

Руководителем Моссада в середине 1960?х стал Меир Амит. При рождении Меир Слуцкий, Амит родился в 1926 году в Палестине в семье выходцев с Украины. Израильский военачальник, ближайший помощник Бен Гуриона, с 1963 по 1969 год он был руководителем Моссада. При Амите Моссад переключился с охоты на нацистов на собственно разведывательную деятельность в интересах Израиля. Именно Амит начал вербовку среди немецких военных специалистов в Египте.

Вспоминает Меир Амит, бывший глава израильской спецслужбы Моссад: «Это были высшие чины немецкой армии. Но мы были более гибкими и смогли выудить из них больше, а они от нас ничего не узнали».

А непосредственно операцией руководил Рафи Эйтан. Он получил диплом экономиста в Лондонском университете. Служил в различных разведслужбах Израиля, в том числе в Моссаде. Участвовал в поимке Эйхмана и других нацистских преступников.

Из воспоминаний Рафи Эйтана:«Мы искали человека, бывшего нациста, экс-наци, как мы говорили, который мог бы добраться до информации и рассказать нам о немецких группах, которые незаконно работали в Каире. И тут всплыло имя Отто Скорцени, который уже тогда был знаменит».

Отто Скорцени
Страница 36 из 37

написал четыре книги мемуаров, где в деталях и с юмором рассказывал о событиях военных лет, но ни словом не обмолвился о работе на Израиль в послевоенные годы. Единственная дочь и наследница Отто Скорцени, Вальтрауд Рисс, живет сегодня в Вене.

Вот что вспоминает Вальтрауд Рисс:«Мой отец был женат трижды, я была единственным ребенком. После развода моих родителей мой отец женился на немке, а когда я вышла замуж и у меня появились дети, он был очень горд, когда стал дедушкой, был горд тем, что я родила двух сыновей. Ведь для такого человека, как мой отец, было важно иметь мальчиков, да и меня хотели назвать Клаусом, так как не думали, что будет девочка».

В 1975 году после смерти Отто Скорцени все его архивы и личные бумаги были переданы дочери. «Я полностью получила наследство моего отца. Это был примерно кубический метр бумаг, книг, рукописей и писем», – говорит Вальтрауд Рисс.

Все эти документы и портреты отца дочь Отто Скорцени бережно хранит и не без гордости рассказывает о нем журналистам. Она никогда не отрекалась от него: «У меня и у моей матери после войны не было проблем с нашими именами. Наоборот, куда бы я ни приходила и где бы ни называла фамилию Скорцени, меня спрашивали, не дочь ли я знаменитого Скорцени. В этом были даже преимущества. Причина в том, что многие люди как в Австрии, так и в Германии симпатизировали нацистскому режиму, и мой отец не был военным преступником – он стал известным человеком благодаря освобождению Муссолини».

Многие из тех, кто симпатизировал нацистам, сегодня в шоке: их кумир, несгибаемый Отто Скорцени, – тайный агент Моссада. В Израиле знали, что Скорцени после войны обосновался в Мадриде. Знали и о том, что человеком он был небедным и со связями. Жена Отто Скорцени была владелицей собственного бизнеса, сам он возглавлял довольно крупную фирму. Так что вряд ли его могли сильно интересовать деньги.

Из воспоминаний Рафи Эйтана: «Он был преуспевающим бизнесменом в 1964 году: что можно было предложить человеку, у которого есть все? Я решил, что приду и предложу ему свободу от страха. Не надо забывать, что незадолго до этого успешно прошла операция по поимке Эйхмана, которой я руководил».

Принципиальное согласие на сотрудничество Скорцени дал при первой же встрече с агентом Моссада: детали оговаривались уже с Рафи Эйтаном.

Из воспоминаний Рафи Эйтана:«Я был у него дома один раз. Это была вилла в пригороде Мадрида. Дом очень богатый, роскошный, впечатляющий, меня сразу же угостили кофе с пирожными. Мы удобно расположились в креслах, и беседа была очень деловой. Мы говорили обстоятельно: что мы будем делать сейчас, что потом, кто будет связником, как ты будешь работать, куда ты поедешь, как передашь информацию, и так далее. Беседа была исключительно деловой».

Моссаду удалось завербовать не только Скорцени, но и офицера, отвечавшего за безопасность германских военспецов в Египте. По словам журналиста Михаила Хейфеца, этот офицер был бывшим военнослужащим СС и проходил в Моссаде под псевдонимом «Валентин».

Вот что пишет Михаил Хейфец:«Ему предложили хорошую сумму за снимки тех документов, которыми занимались немецкие инженеры: он к ним имел совершенно свободный доступ. Больше того, он отвечал за то, чтобы к ним не проник никто чужой, поэтому он мог забирать их, фотографировать, и так далее. Именно он передавал их Скорцени».

В результате немецкие военные специалисты покинули Египет. Михаил Хейфец утверждает, что списки всех нелегально работавших в Египте немцев, полученные с помощью Скорцени и Валентина, были положены на стол министру обороны ФРГ Штраусу, а тот, во избежание международного скандала, попросту отозвал военспецов на родину. Версия Эйтана отличается лишь деталями.

Из воспоминаний Рафи Эйтана:«Результат был такой: мы обратились к немецкому правительству в Бонне, а министром обороны тогда был Штраус. Затем вместе со Штраусом и министерством мы обратились к каждому инженеру, к каждому немцу, который работал в Египте, и предложили компенсацию даже большую, чем их будущие гонорары. И большинство, кроме одного или двух, согласились получить компенсацию и уехать из Египта. На этом, по сути, и закончился этап немецкого строительства ракет в Египте против Израиля».

Конечно, разведка – дело циничное, и все же не было ли в Израиле моральных угрызений по поводу сотрудничества с бывшим нацистом?

Вспоминает Меир Амит:«Конечно, он был по ту сторону баррикад, без сомнения, но мы точно знали, что происходит у него в голове. У нас была цель – что-то, что мы хотели получить. Мы считали это кошерным делом».

Из всех специальных операций Отто Скорцени самой известной является похищение Муссолини в горах Италии в 1943 году. Именно после этого эпизода Гитлер лично повесил ему на шею Рыцарский крест и произвел из капитанов в майоры.

26 июля 1943 года Отто Скорцени неожиданно получил вызов в ставку Гитлера. О его цели он не догадывался. В тщательно законспирированном убежище «Волчье логово» в Восточной Пруссии приема у фюрера ожидали, кроме него, три подполковника и два майора. Гауптштурмфюрер СС – то есть капитан – Отто Скорцени в этой компании был младшим по званию. Тем не менее именно его Гитлер попросил остаться для продолжения разговора.

Через полтора месяца о том, что за специальное задание от Гитлера получил Скорцени в июле 1943?го, узнает весь мир, а пока операция «Дуб» была абсолютной тайной. «У меня для вас есть задание чрезвычайной важности, – сказал фюрер, – вы пойдете и спасете моего друга Муссолини».

Днем ранее стало известно о том, что итальянский король сместил и арестовал Муссолини. В поисках места его заточения была задействована вся разведывательная машина вермахта, а диверсионная группа Скорцени поступила в подчинение генерала «Люфтваффе» Курта Штудента.

Штудент был родоначальником германских ВДВ. С 1937 года командовал десантным батальоном, с 1940?го – 11?м авиационным корпусом. Его подчиненные обеспечивали плацдармы в Норвегии и Голландии, воздушный десант под его командованием осуществил захват острова Крит. За годы службы был награжден Рыцарским крестом. Умер в 1978 году.

Вместе с генералом Штудентом Скорцени под видом офицера ВВС летит в Италию. Вскоре туда же прибывает и его группа из 50 спецназовцев. Задача найти Муссолини архисложная, и все же вскоре удается выйти на его след. Муссолини содержали в морской крепости на острове Сардиния. Чтобы убедиться в этом, Скорцени пошел на хитрость.

«Мой план базировался на том, что все итальянцы – яростные спорщики», – пишет в мемуарах Отто Скорцени. Лейтенант, переодетый в простого немецкого матроса, должен был потолкаться в тавернах и прислушаться к разговорам. Услышав разговор о дуче, он должен будет вмешаться и заявить, что ему достоверно известно, что Муссолини тяжело заболел. Очень вероятно, что эта версия вызовет протесты, и можно будет заключить пари.

План сработал: пари принял бродячий торговец, который в подтверждение своих слов показал террасу – место прогулок дуче. После этого необходимо было провести воздушную рекогносцировку местности. Скорцени полетел сам. Но самолет-разведчик попал под обстрел английских истребителей и затонул. При падении Скорцени сломал несколько ребер и потерял
Страница 37 из 37

сознание, но его вытащил пилот, а потом уже и сам Скорцени спас из кабины тонущего самолета фотокамеру и портфель с документами.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/igor-prokopenko/voennye-tayny-hh-veka/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.