Режим чтения
Скачать книгу

Вредность – не порок читать онлайн - Екатерина Полянская

Вредность – не порок

Екатерина Полянская

Вредность – не порок #1

Счастье и беда ходят рядом, но заходят врозь и не к каждому. В мою дверь все чаще стучится вторая. Но судьба равноценно кроет, и взамен сгоревшего дома мне досталась целая долина и собственный Властелин в придачу. Вот только о привычном размеренном существовании пришлось забыть раз и навсегда: друзья поделились на верных и заклятых, напрочь отсутствующий дар вдруг пробудился, внутренний голос обрел небывалую самостоятельность, а жизнь превратилась в рискованное путешествие по острию кинжала.

И я буду не я, если не сумею схватиться за его рукоять…

Екатерина Полянская

Вредность – не порок

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru (http://www.litres.ru/))

Глава 1

Яркая вспышка молнии разорвала небо в клочья, и вокруг на мгновение сомкнулась тьма, густая и беспросветная. Послышался оглушительный, тяжелый раскат грома, и на землю упали первые крупные капли.

Люблю дождь! Я часами могу, усевшись на подоконник, смотреть на льющиеся с неба потоки воды. Необыкновенно умиротворяющее зрелище.

Я – это я, то есть Ксения. На данный момент студентка седьмого курса Международной академии колдовских искусств. И сижу я на подоконнике в гостиной (она же спальня, она же кухня, она же и все остальное…) своего маленького домика на краю Страшного леса. Вы спросите, что я здесь делаю, если я студентка одного из престижнейших учебных заведений? Ответ прост: я учусь заочно. А это значит, что великую Академию я посещаю всего лишь раз в год, во время экзаменов.

Живу я, как вы, наверное, уже поняли, в дикой глуши. Мало кто осмеливается проезжать через Страшный лес, так что людей я почти не вижу. По крайней мере, в последнее время… До недавних пор я жила с бабушкой, но год назад она умерла, и теперь единственным моим собеседником остался большой рыжий кот Лапус.

Невесело, но ничего не поделаешь.

Я посидела так еще некоторое время, наслаждаясь желанным бездельем (ну да, я лентяйка, а кто спорит-то?!), потом наконец призвала себя к порядку и перебралась поближе к столу. На нем в хаотичном порядке – хотя правильнее было бы сказать в творческом беспорядке – были разложены куски моей будущей дипломной работы, третий месяц упорно не желающие складываться в желанный опус. Да уж, наверное, идею написать дипломную работу по магии крови сложно назвать блестящей (да разве ж я в этом признаюсь?!)… Ну да ничего, я упорная, а если долго мучиться, что-нибудь непременно получится…

От бесполезного выворачивания многострадальных извилин меня отвлек недовольный голос кота:

– Мы есть-то сегодня будем?

Я без особого энтузиазма покосилась на Лапуса, лениво развалившегося на печке, и на саму печку заодно и с еще меньшим энтузиазмом ответила:

– Лучше бы бабушка научила тебя не болтать, а полезное что-нибудь делать. – И, совсем уж размечтавшись, добавила: – Вот, например, готовить…

– Ну-ну, ты бы меня тогда совсем заэксплуатировала, – проворчал кот.

– Ага, заэксплуатируешь тебя, как же!

Я все-таки встала и направилась к печке. Что и говорить, умение готовить никогда не входило в список моих талантов (интересно, они вообще у меня есть?). Как я и ожидала, каша сверху оказалась полусырая, зато снизу превратилась в черную корку. Выглядел сей шедевр кулинарного искусства совсем не аппетитно. Сыроватую крупу сверху я сгребла в помойное ведро, из середины наковыряла немного более-менее съедобной (по крайней мере, на вид) каши в кошачью мисочку, а остальное залила водой в надежде спасти хотя бы кастрюлю.

– Это что? – Кот пушистым мячиком спрыгнул с печки и с недоверием покосился на миску.

– Каша, – вздохнула я. – Пшенная.

– А-а-а… – протянул кошак, но издеваться не стал: то ли при виде таких кулинарных изысков у него пропал дар речи, то ли он пожалел мою хрупкую девичью психику (в последнее мне все-таки хочется верить чуть больше).

Я налила себе травяного чаю и долго вертела кружку в руках, безуспешно пытаясь их согреть. С тоской покосившись на несчастный диплом, отправилась спать.

– Если хочешь что-то сделать, ляг, поспи – и все пройдет, – ехидно прокомментировала мои действия одна рыжая вредина.

Отвечать я не стала.

Обычно я засыпаю быстро. Но сегодня сон почему-то упорно не хотел загребать меня в свои уютные объятия. Я долго вертелась с боку на бок, потом еще дольше бродила по комнате. Ощущение было странное. Словно предчувствие чего-то нехорошего. Со мной такое случалось всего один раз – в ночь, когда умерла бабушка. Мне тогда показалось, что все мои весьма скромные магические способности обострились до предела. И они меня не обманули…

Казалось, ничто не предвещало беды, но беда пришла. Моя бабушка – госпожа Ариадна Фацина тор Вейеррэ – не была больной и уж тем более не была старой. Ей не было и двухсот лет, а по ведьминским меркам – это хоть уже далеко не молодость, но еще и не старость. Выглядела Ариадна Фацина лет на сорок с небольшим и была довольно активной дамой, любое дело у нее горело в руках (благо эти самые руки росли откуда надо в отличие от моих).

В ту ночь мне тоже не спалось. Меня как будто накрыло вязкой пеленой чего-то необъяснимого с примесью страха и отчаяния. Я металась из угла в угол, пила травяной настой с успокаивающим снадобьем, пытаясь хоть немного приструнить расшалившиеся нервы, но это не помогало.

Бабушка вернулась за полночь с полной корзинкой полезных трав. Она часто задерживалась в лесу допоздна, так что меня это ничуть не удивило. А удивило меня совсем другое: моя живая и всегда такая энергичная бабуля словно постарела в два раза. Весь ее вид – поникшие плечи, измученный взгляд и жуткая, с синеватым оттенком бледность – выражал ужасную усталость.

– Что-то случилось? – встревоженно спросила я.

Бабушка заперла за собой дверь, сунула мне в руки корзинку с растениями и, зажигая свечу, со вздохом ответила:

– Нет, дорогая, конечно же нет. Просто я немного устала. Положи травы сушиться и отправляйся спать. Завтра будет тяжелый день: я научу тебя защищаться от темной силы. – И, уже ложась в кровать, очень тихо, по-видимому, только для себя, проговорила: – Да… Острый огонь…

Я аккуратно разложила травы, затушила свечу и забралась под теплое одеяло. Сон не шел. Я довольно долго пыталась убедить себя, что никакой опасности нет и можно наконец-то заснуть. Потом бросила это бесполезное занятие и встала. За окном расползались предрассветные сумерки, но было еще темно, так что пришлось зажечь свечу. Я закуталась в шерстяной плед и уселась в кресло. Уложила кота к себе на колени, стала почесывать его за ушком и сама не заметила, как под мерное мурлыканье слегка задремала. Выдернул меня из полудремы хриплый, даже с каким-то присвистом, голос бабушки:

– Ксения, подойди ко мне.

Я подошла. Лицо Ариадны Фацины было бледным, на лбу блестели капельки пота.

– Боюсь, дорогая, мне придется тебя
Страница 2 из 20

оставить…

– Ты не можешь! У меня больше совсем никого нет! Ты не оставишь меня одну!!! – Мой голос предательски сорвался.

– Это не нам с тобой решать. Послушай меня, девочка… Не знаю, чувствуешь ли ты, но вокруг происходит нечто… страшное… Тебе не стоит здесь оставаться после моей смерти. Уезжай как можно дальше. Только не в Моренск…

Моренск – столица Белтании, крупнейшего государства на материке. Вымолвив эти слова, бабушка тяжело вздохнула и закрыла глаза. Навсегда.

– Нет… – тихо выдохнула я. – Только не так!..

Не знаю, сколько еще я простояла со свечой в руке, слепо глядя на бабушку и ничего не замечая. Из оцепенения меня вывел кот, тихонько потершийся о ногу. Я встрепенулась, выронила погасшую свечу и судорожно обхватила себя руками за плечи, пытаясь унять крупную дрожь.

Чувство было такое, будто это все – просто дурной сон. Вот сейчас открою глаза, и бабушка улыбнется мне, а потом мы вместе пойдем в лес за травами. Прекрасно осознавая всю абсурдность своих действий, я крепко зажмурилась и даже ущипнула себя за руку.

Ничего не изменилось.

Чуть позже я связалась через магическую почту с гномьей ритуальной конторой в Старинске…

Так уж вышло, что никуда я не уехала. Вообще-то я собиралась, честно! Но постоянно находились какие-то причины, и мой отъезд откладывался. Прошло довольно много времени, но ничего ужасного так и не произошло. Никакие дурные предчувствия меня больше не мучили, и я поняла, что просто не могу заставить себя уехать из родного дома. Неудивительно: существо я домашнее, ленивое и к смене обстановки абсолютно не готовое.

…И вот сегодня я опять брожу по дому и тихо надеюсь, что это просто воображение расшалилось (в конце концов раньше я не могла похвастаться выдающимися способностями к предвидению) и ничего дурного не случится. Через пару часов мне надоело мерить расстояние шагами. Я залезла на печку, прижала к себе Лапуса и под его сонное урчание, кажется, даже немного задремала.

Проснулась поздним утром, когда солнышко уже взошло, просунуло в окно лучик и пощекотало мою щеку. Я блаженно потянулась и села. День обещал быть теплым. В небе ярко светило солнце, вокруг которого не было ни облачка. И самое главное, противное предчувствие куда-то испарилось, оставив после себя лишь легкий осадок. Но это мелочи. Жить можно.

Кота я нашла возле печи. Он с мученическим видом доедал вчерашнюю кашу. Я ласково почесала его за ушком, тоскливо покосилась на печку, на диплом (торжественно пообещав себе, что уж сегодня вечером я до него доберусь), взяла корзинку и решила пойти в лес – прогуляться, воздухом подышать. Все-таки уже середина осени. Скоро похолодает, а я жуткая мерзлячка. Так что пока есть возможность, надо ее использовать.

– Если так и дальше пойдет, то полноценным магом ты станешь как раз к пятидесятилетию, – порадовал меня вредный кошак.

Я тяжело вздохнула, бросила еще один несчастный взгляд на жалкую кучку бумаги на столе и закрыла за собой дверь. В чем-то Лапус прав. Ненавижу, когда права не я! К счастью, с защитой диплома никто не торопит и его можно писать хоть сто лет (к чему я, кажется, и иду), но лично мне хотелось бы уложиться в один год и к восемнадцати годам стать дипломированной ведьмой.

Не спеша, наслаждаясь каждым глотком наполненного осенними запахами воздуха, я шла по тропинке, ведущей от моего домика к лесу. Нет, конечно же не к Страшному лесу. Хоть я и прожила всю жизнь в нескольких шагах от него, даже бывала там пару раз с бабушкой, но ходить в гиблое место без крайней надобности не решалась. Сейчас я шла к небольшому лесочку, раскинувшемуся по другую сторону поляны, где стоит моя избушка.

Было уже не так тепло, как в начале осени, поэтому приходилось кутаться в бабушкину шаль. Но все еще теплое солнце и по-осеннему прохладный чистый воздух стоили того, чтобы пойти на прогулку. Случаются такие дни, когда хочется до предела напитаться природой, слиться с ней в одно целое. Сегодня как раз один из них.

Мне встретилась полянка с перецветами. Последние осенние цветы с шапками пурпурных соцветий и узкими темно-зелеными листочками. Пахли перецветы резко и горько, поэтому такой букетик редко у кого можно увидеть в доме, но мне подобные запахи нравятся.

Я шла, осторожно размахивая корзинкой с собранными цветами и тихонько мурлыча себе под нос какую-то мелодию, как вдруг увидела ЭТО… На первый взгляд – обычная горстка пепла, какая могла остаться, например, от горевшего недавно костра, но лишь на первый взгляд. От пепла исходило нечто странное, темное и вязкое, похожее на то, что мучило меня ночью. И еще – ощущение смерти. Тихий внутренний голос подсказывал, что эта кучка золы еще вчера была живой.

Сразу стало как-то неуютно. Лес вмиг потерял свое очарование. Я покрепче сжала ручку корзинки и бросилась бежать к дому. Сказать, что я не люблю бегать, значит, не сказать ничего. Просто терпеть ненавижу! Да и организм мой особой выносливостью не страдает. Так что когда я вылетела на опушку леса, у меня довольно ощутимо кололо в правом боку. Пришлось остановиться, чтобы отдышаться.

Но, по-видимому, подлая судьбина решила сегодня оторваться на мне по полной. Мой домик вдруг с какой-то радости засветился голубым светом (я здесь ни при чем, даже не пыталась колдовать!), вздрогнул всеми бревнышками и полыхнул огромным костром. А я только бессмысленно хлопала глазами. Нет, мысли-то у меня в голове были, только какие-то пустые: от «какой большой костер получился» до «там же мой диплом многострадальный остался». Ну, в том, что в экстренной ситуации я полный тормоз, теперь не сомневаюсь…

Оцепенение спало внезапно.

– Лапус!!! – заорала я, швырнула корзину на землю и побежала к дому.

– Ксюша! – послышалось откуда-то сбоку, и прямо мне под ноги выкатился толстенький рыжий шарик. Запутавшись в собственных ногах и коте, я шмякнулась на траву и с облегченным вздохом вцепилась в родную живность.

– Осторожнее, ты мне так всю шерсть повырываешь! – возмутился кошак.

А я только всхлипывала, уткнувшись носом в рыжего пушистика.

Глава 2

Алексэрт Боллатный, властелин Боллаты, тринадцатой долины, устало откинулся в кресле и потер покрасневшие глаза. Наконец-то этот день закончился! День Согласия был самым трудным днем недели. Череда посетителей, казалось, никогда не иссякнет, и к вечеру Алексэрт чувствовал себя абсолютно опустошенным.

Когда властелин вышел из приемного зала, на улице почти стемнело. Он запрокинул голову, подставляя лицо осеннему ветерку, и неспешно двинулся в сторону своего дома.

Приятный вечер. Дождь не лил несколько дней, поэтому было не слишком холодно, невзирая на то, что уже середина осени. В небе среди редких сизых облачков плыла полная луна, окруженная ореолом блеклого серебристого света. В зыбком мареве деревья с обеих сторон тропинки отбрасывали затейливые тени. Легкий ветерок едва слышно шумел в листве, словно играя на причудливом музыкальном инструменте. Вся долина, казалось, дремала, убаюканная шелестом листьев.

Всего долин на материке сейчас тринадцать, хотя изначально их было одиннадцать. И пускай территория Боллаты сравнительно невелика, составляющие ее клочки земли всегда были предметом зависти соседей. Да и маги не могли сдержать
Страница 3 из 20

любопытства. Это же сколько там силы – и все достанется одному властелину? С таким положением дел многие были не согласны.

Алексэрт мрачно усмехнулся. Никому еще не удавалось просочиться в Боллату без его ведома. Конечно, подданных у него совсем немного, но ведь и властелином Алекс сделался не так давно. А кажется, миновала вечность… Привык.

Ардрада, двенадцатая долина, появилась около двадцати лет назад и с грехом пополам была признана первыми одиннадцатью.

А вот его долина, Боллата, с несчастливым номером тринадцать, так до сих пор этой чести и не удостоилась. Дело в том, что это не совсем обычная долина. Боллата отличается от других всем, чем только возможно… Во-первых, здесь нет четко выраженной границы. С виду долина напоминает типичный город, попасть в который можно через городские ворота. Вот только стены отсутствовали. Даже низенького заборчика не было. Потому смотрелись ворота с приставленными к ним стражами, мягко говоря, странно. Население долины тоже не совсем обычное, правильнее даже сказать – совсем необычное. В других долинах живут только люди, в Боллате же при сравнительно небольшом количестве жителей представлены почти все расы. Но самое главное отличие тринадцатой долины от других состоит в том, что здесь нет хранительницы. Это послужило поводом для возмущения остальных долин, которые, за исключением соседней Ардрады, отказались признать появление на материке еще одной властелиновой земли.

Алексэрт уже подходил к дому, когда откуда-то сбоку вынырнул мальчишка лет тринадцати с рыжей, торчащей во все стороны шевелюрой и широкой, по-детски обезоруживающей улыбкой.

– Алекс! – возбужденно затараторил мальчик. – Там тебя Люба зовет. Говорит, срочно.

Властелина ничуть не удивило такое панибратское обращение. Алексэрт не придавал абсолютно никакого значения церемониям – показному пресмыкательству он предпочитал искреннюю дружбу. Благодаря этому между обитателями Боллаты установились теплые отношения, и властелин мог быть уверен в безграничной преданности каждого из боллатцев. Алексу всегда казалось логичным, что ему подчиняются осознанно, а не под угрозой страха.

Он тяжело вздохнул. По-видимому, долгожданный отдых откладывается на неопределенное время.

– Хорошо, Колин, я сейчас зайду к ней. Ты можешь идти домой, уже поздно.

Но Колин не изъявил ни малейшего желания уйти и продолжал хвостом плестись за властелином. Вскоре они подошли к небольшому, но уютному дому с узорчатым забором, за которым проглядывался ухоженный садик. Алекс миновал резную калитку, прошел по дорожке, хрустящей под ногами мелкими камушками, громко постучал в дверь и, не дожидаясь ответа, вошел.

В комнате за накрытым столом вместе с хозяйкой сидели еще двое мужчин: муж Любы Дармир и Габриэль.

– Ну наконец-то! – обрадовалась хозяйка дома. И тут же засуетилась, наполняя тарелку гостя всякими вкусностями. – Что же ты стоишь – садись ешь, пока все горячее. А то бледный как смерть! Совсем не бережешь себя!

– Да что со мной сделается, – пробормотал Алекс, вгрызаясь в кусок мясного пирога. – Так ты меня звала, чтобы накормить?

– Размечтался! – прищурился Габриэль. – Пришел ответ из Ардрады. Они говорят, у них все в порядке и никаких странностей в последнее время они не замечали. Врут.

– Думаешь?

– Ты как хочешь, а лично я им не доверяю. – В сузившихся глазах Габриэля появилось опасное выражение. – И собираюсь разобраться, что к чему.

– Ты никому не доверяешь, – вмешался Дармир. – Тебе следует вспомнить, что на данный момент они – наши единственные друзья.

– Ага, заклятые.

Следующим вечером Алекс в компании все того же Колина шел через поле к конюшням. Хоть солнце и плавало в небе, но оно, очевидно, халтурило – было довольно прохладно. Осень наконец-то заявила о своих правах.

По большому счету, обязанности властелина отнимали всего один день в неделю, который назывался Днем Согласия. Плюс государственные дела, которые в Боллате были весьма редки, поскольку мало кто хотел иметь с ней дело. Впрочем, Алекса это нисколько не печалило, так даже лучше.

Колин уже несколько месяцев неотступно следовал за властелином, глядя на него со смесью восхищения и обожания и преданно ловя каждое его слово. Вот и сегодня, когда Алекс решил сходить в конюшни – посмотреть, как там его скакун, и, может быть, даже прокатиться верхом, мальчишка увязался за ним.

Но, очевидно, у судьбы имелись свои планы.

Колин, слишком увлеченный рассказом властелина об Академии, где учат колдовству и разным другим невероятным вещам, не особо смотрел под ноги. А зря… Мальчик не заметил торчащего из травы рыжего пушистого хвоста и конечно же наступил на него. Послышалось пронзительное «мяу-у-у!», и из травяных зарослей выкатился большой рыжий кот. Шерсть встопорщена, большие круглые глаза гневно сверкают. Кошак остановился прямо напротив Колина, выразительно посмотрел обидчику в лицо и яростно зашипел.

– Ай! – испуганно пискнул мальчишка.

– И нечего здесь айкать! Ты мне всю охоту испоганил! И хвост отдавил!!! – Кот выразительно помахал пострадавшей частью. – А вдруг он отвалится?! Кому я нужен буду без хвоста? Это же моя главная гордость!

Колин так и застыл с выпученными глазами и раскрытым ртом, из которого вырывались только отдельные звуки:

– А-а-а… э-э-э… – Потом он худо-бедно собрался с мыслями и выдавил: – Алекс, он же говорит!

– Это ты, дубина, говоришь! А я разговариваю!!!

Остановившийся рядом властелин, не в силах более сдерживаться, громко расхохотался. Колин, окончательно оправившись от изумления, присоединился к нему.

Перестав быть объектом внимания людей, кот окончательно оскорбился и юркнул обратно в высокую траву.

– Жди здесь, – сказал Алекс спутнику и отправился вылавливать наглую живность. Говорящий кот его заинтересовал. Скорее всего появление этого кота означает присутствие где-то рядом его хозяина-мага. По крайней мере, животное выглядит довольно ухоженным. А маг в долине был бы сейчас очень кстати.

Властелин сделал несколько шагов вслед за котом и замер в растерянности. В высокой траве лежала девушка. Кот подбежал к ней, потыкался носом в руку, но незнакомка никак не отреагировала. Кошак обернулся и внимательно посмотрел на властелина. Нахальное выражение с его морды бесследно испарилось.

– Эй, с тобой все в порядке? – Алекс легонько тронул девушку за руку.

Ответа не последовало.

– Конечно же нет! – Поняв, что мужчина не собирается никуда уходить, кот немного осмелел, а заодно и обнаглел. – А разве не видно?

– Она твоя хозяйка?

– Ага… Да не стой ты столбом, сделай же что-нибудь!

Колин с удивлением наблюдал, как властелин вынес из зарослей какую-то девушку и, держа ее на руках, направился в сторону долины. Опомнившись, мальчишка бросился следом.

Глава 3

Мы шли уже третий день. Я жутко устала. Очень хотелось есть, а также спать. Но больше всего хотелось проснуться, вынырнуть из этого дурацкого сна и понять, что ничего не произошло. Снова очутиться в ветхом, но таком родном домике… Я уже, наверное, в сотый раз больно себя ущипнула, но в пределах видимости ничего не изменилось. Только нащипанная рука (за время пути я прибегала к этому бесполезному средству уже
Страница 4 из 20

неоднократно) мстительно стала болеть еще сильнее. Нет, ну что за жизнь, а?!

Когда догорел мой дом, я еще долго сидела на земле и тупо смотрела на пожарище. Странное это было пепелище. Какое-то слишком… идеальное, что ли? Ничего не осталось… ни щепки.

Реветь почему-то уже расхотелось. Я улеглась на землю, уткнулась лицом в траву и прикрыла глаза. Не знаю, сколько прошло времени, но в реальность меня вернул кот, устроившийся рядом и прижавшийся пушистым боком.

– В Моренск тебе нельзя, – сообщил он и в ответ на мой непонимающий взгляд добавил: – Ты же обещала Ариадне!

По правде сказать, единственные родственники, которых я, по крайней мере, хоть раз в жизни видела, жили именно в столице. Мы с бабушкой навещали пару раз тетушку Нилиссу по дороге в Академию. Лично мне она нравилась: красивая, мягкая, улыбчивая. И всегда очень тепло нас встречала, а потом просила заезжать еще.

Как жаль, что бабушка не успела мне ничего объяснить!

Выбор был невелик. Вообще-то вблизи проходили целых две дороги: Великий путь и дорога на Старинск. Конечно, если пойти по Великому пути, вероятность встретить хоть кого-нибудь намного выше, но идти через Страшный лес я не решилась. Жутковато. Вот и выбрала старинскую дорогу. В конце концов из Старинска, провинциального городка в Белтании, можно как-нибудь добраться до Академии или до Моренска, или еще куда-нибудь…

Я не имела ни малейшего понятия, сколько времени нам потребуется, чтобы попасть в город. Просто моя бабушка не была такой косорукой ведьмой, как я, и умела телепортироваться. Мы так и до Академии добирались: из дома – в Старинск, из Старинска – в Моренск, а оттуда – уже в Академию.

Мы с Лапусом шли всю ночь, а когда рассвело, на горизонте ничего похожего на город так и не появилось.

За весь следующий день чуда тоже не произошло. Нас пару раз обгоняли тяжело нагруженные повозки. Я попыталась напроситься в пассажирки, но была послана… в общем, далеко. Что неудивительно, денег-то нет. Один раз мимо меня даже проехал какой-то захудалый рыцарь на еще более захудалой лошаденке, но от него я сама спряталась за ближайшим деревом. Кто их, этих рыцарей, знает? Вдруг в отсутствие дракона ему приспичит поохотиться хотя бы на ведьму… в моем лице. Какой-никакой, а подвиг.

К вечеру я уже еле ноги переставляла. Туфли развалились еще утром (правда, перед этим, очевидно, из вредности, успели натереть мне несколько мозолей), так что идти приходилось босиком. Ноги замерзли и покрылись толстым слоем грязи. Подол платья был немногим чище. Болело все – казалось, даже волосы. Что ни говори, а я существо нежное, даже ленивое (себе можно и признаться!) и к пешим прогулкам продолжительностью в несколько суток непривычное.

На ночлег мы решили устроиться прямо в лесу. Я привалилась спиной к осиновому стволу и поплотнее закуталась в бабушкину шаль. Как же все-таки хорошо, что я тогда взяла ее с собой! Вопреки тому, что спать хотелось жутко (ага, в своей кровати, под теплым одеялом и уж точно без жужжащего над ухом комара), заснуть я так и не смогла. В голове крутился рой мыслей. Нет, ну вот скажите, кому мог помешать мой домик? И куда мне теперь идти? Да уж, право, дом там, где ждут. А если не ждут нигде…

Как только рассвело, мы снова двинулись в путь. Я чувствовала себя еще более уставшей, чем накануне вечером. А еще ужасно хотелось есть. Я попыталась вспомнить, когда ела в последний раз. Выходило – довольно давно. Неудивительно, что желудок уже сводит от голода.

К середине дня последние силы иссякли. Наплевав на все, я плюхнулась на траву. Голова вдруг стала очень тяжелой, и я погрузилась в приятную густую темноту.

Просыпалась тяжело. Организм упорно сопротивлялся, и только запах чего-то съедобного оказался для него достаточно весомым доводом. Я открыла глаза и увидела… потолок.

Как оказалось, я лежала на кровати. На чьей-то огромной и невероятно мягкой кровати, с множеством подушек, под тяжелым бархатным балдахином. Интересно… Я немного приподнялась на локтях и огляделась. Комната роскошная – пушистые ковры на полу, стены отделаны дубовыми панелями, резная мебель, камин – и совершенно мне не знакомая.

В воздухе витал запах овсянки. Мм… Обожаю!

Лапус валялся в одном из кресел, блаженно урча, и на мое пробуждение отреагировал полным пофигизмом.

На краю кровати сидел мужчина. Незнакомый. Странный. Довольно молодой (по крайней мере, с виду), худощавый, но чувствуется сила. В уголках серебристо-серых глаз притаилась усталость. Единственное, что портит его, – волосы, длинные и совершенно седые.

– Привет! – широко улыбнулся он. – Ты как себя чувствуешь? Я Алекс.

– Ксения, – представилась я и жалобно посмотрела на тарелку с кашей, стоящую на столике за его спиной. Наверное, взгляд вышел более чем красноречивым, потому что мужчина тут же передал мне дымящуюся емкость. И все мое внимание переключилось на нее.

За едой я узнала много любопытного. Например, что нахожусь в Боллате, одной из властелиновых долин, а этот Алекс здесь вроде как главный, и что спасением своим я обязана Лапусу.

Разделавшись с кашей, я выпроводила всех за дверь и решила наконец-то привести себя в порядок. За неприметной дверью рядом с камином нашлась ванная. О чем еще можно мечтать, когда ты похожа на замарашку?

Горячая вода помогла мне не только смыть с себя грязь, но и привести мысли в относительный порядок (просто полного порядка в моей голове отродясь не бывало!). Судя по тому, что Алекс меня ни о чем не расспрашивал, Лап ему уже что-то рассказал. Знать бы еще, что котяра ему наплел. О том, что будет дальше, вообще думать не хотелось. Разрешат ли мне остаться в Боллате, помогут ли добраться до Старинска или просто выкинут вон – и иди себе на все четыре стороны? Время покажет.

Разглядывая свое отражение в большом зеркале, я в первый раз в жизни поймала себя на том, что мне вдруг захотелось выглядеть чуточку лучше. Наверное, это здешняя обстановка на меня так действует… На самом деле уродиной меня не назовешь (ага, попробовал бы кто-нибудь!). Скорее я обычная, ничем не примечательная (ну, это если не считать моей природной косорукости), разве что глаза чуть больше и зеленее, чем следовало бы. А так… Среднего роста, довольно худая – правда, где положено все же присутствуют округлости, – с длинными темно-каштановыми волосами.

Платье напоминало тряпку, которой только что вымыли пол, надевать его я не стала. Вместо этого залезла в один из сундуков и стащила чью-то (даже знаю, чью именно!) рубашку. На мне она сошла за короткое платье. Сюда же добавила золотистый поясок от своего пришедшего в негодность наряда и в таком виде спустилась вниз.

Как выяснилось, боялась я зря. Никто меня выгонять не собирался. Совсем даже наоборот. Алекс впечатлился моим жалким видом настолько, что уступил свою комнату. Временно, конечно. Пока не найдется что-то более подходящее.

Не знаю, насколько его огорчила наглая кража рубашки, но утром следующего дня мы пошли к портному. Это был эльф – впрочем, только наполовину, как я позже узнала от Алекса. Худой и светлокожий, он был одет в какую-то изумрудно-зеленую хламиду, под цвет глаз, которые оказались еще зеленее моих. Его светлые волосы тоже отливали бледно-зеленым. И разумеется, присутствовали остренькие
Страница 5 из 20

ушки.

Впрочем, как обнаружилось, острыми были не только они.

– О боги! Властелин, откуда взялась эта пигалица? – глядя на меня, как любимый королевский пес на дворняжку, вопросил он.

– Успокойся, Рудж, она моя гостья. – Немного помявшись, Алекс попросил: – И перестань называть меня властелином. Зови по имени.

Портняжка смерил нас скептическим взглядом и вытолкал Алекса за дверь.

– Идите погуляйте пока. Чтобы привести ее в нормальный вид, мне потребуется уйма времени! А ты что встала? Раздевайся давай!

Я с ужасом уставилась на эльфа. Раздеться? Перед ним?! Да ни за что в жизни!!! Не знаю, что там отразилось у меня на лице, но эльф с усмешкой сообщил:

– Не бойся, меня твои сомнительные прелести не интересуют. Мне вообще девочки как-то не очень… Кстати, я Руджериэль.

– Ксения. – Я окончательно растерялась, но все же начала расстегивать рубаху.

Все последующее слилось для меня в единый фейерверк ярких красок, приятных на ощупь тканей и ворчания Рудика. У эльфа нашлось готовое платье подходящего размера и пара туфель. Потом он меня долго обмерял, что-то чертил на больших белых листах и в итоге пообещал, что мой новый гардероб будет готов через неделю.

– Слушай, Рудик, – пока он ушивал платье, оказавшееся мне чуть широковатым в груди, я решила удовлетворить свое любопытство, – а далеко отсюда до Старинска?

– Уколю, – беззлобно пригрозил эльф и в самом деле легонько ткнул в меня иголкой. Это он на «Рудика» обиделся. Кто же виноват, что у этих эльфов такие имена, что язык сломаешь…

Я возмущенно ойкнула. А эльф все-таки решил ответить:

– Если верхом, то дня три пути.

От эльфа я вышла довольная жизнью. В процессе приведения меня в порядок выяснилось, что он не только портной, но еще и в прочих вопросах красоты разбирается. Волосы, которые эльф намазал чем-то вкусно пахнущим, стали мягкими и заблестели. Еще он мне надавал кучу баночек с косметикой, предварительно объяснив, какое место чем мазать. Со всем этим, да еще в новом платье, я больше не чувствовала себя дворняжкой.

Платье было красивое. Моего любимого цвета, ярко-красное. Достаточно длинное, ниже колен, оно не волочилось по земле – удобно ходить и можно не бояться заляпать подол, что со мной частенько бывало. И с корсетом – можете считать меня мазохисткой, но я вполне уютно чувствую себя в туго затянутой шнуровке. Уж не знаю, привычка или бабушкино воспитание, но эта деталь всегда присутствовала в моих платьях. Правда, сами наряды были куда скромнее и преимущественно темных цветов, в лесу нам не для кого было наряжаться. Зато у меня имелся дорожный костюм из красного бархата, очень красивый, специально для поездок в Академию.

Единственное, что меня смущало в новом платье, – это вырез. Я и не думала, что он может быть настолько глубоким… Вообще-то я девушка скромная и не привыкла демонстрировать свои прелести (как я недавно узнала, довольно сомнительные) окружающим! Может, эльф надо мной поиздеваться решил?

Алекса на улице не оказалось. Оно и понятно: я провела в лавке у эльфа довольно много времени. Вот только теперь возникла небольшая проблема – я понятия не имею, как дойти до его дома. Когда мы шли сюда, я бездумно следовала за ним. Стоит ли говорить, что дорогу я не запомнила?

Вернуться и спросить у Рудика гордость не позволила. Пришлось подчиниться интуиции, которая советовала идти прямо. Я и пошла. А вскоре поняла, что, похоже, заблудилась. По обеим сторонам довольно широкой улицы выстроились домики, милые такие, будто игрушечные. Возле каждого был сад, у некоторых – даже огороды. Иногда попадались лавки с разными нужностями: харчевая, сапожная, посудная. Так, вроде бы мне налево.

Я пошла в выбранном направлении, глазея по сторонам и потихоньку изучая местность. Впереди замаячил перекресток, и я в нерешительности остановилась. И куда дальше? Неплохо было бы спросить у кого-нибудь дорогу, вот только где взять этого самого кого-нибудь… Они здесь что, вымерли все?!

Наугад опять свернула налево, прошла несколько шагов и остановилась у симпатичного голубого домика. В саду ковырялась женщина.

– Извините! – окликнула я ее. – Вы не подскажете…

Незнакомка встала и улыбнулась. И я не смогла не улыбнуться в ответ, до того ее улыбка была теплой и заразительной. Я с любопытством оглядела ее. Это была уже немолодая женщина с добрым открытым лицом. Невысокая, пухленькая, как плюшечка, и какая-то… уютная, что ли. Теплые карие глаза сияли спокойным светом, а короткие темные волосы смешно торчали в разные стороны.

– Что тебе, милая? – отвлекла меня от беспардонного разглядывания незнакомка.

– Ну… я тут вроде как заблудилась… Вы случайно не знаете, где живет Алекс?

Она удивленно посмотрела на меня:

– Знаю. А зачем он тебе? – Она чуть поразмыслила: – Постой-ка… Что-то я тебя не припомню. Ты кто?

– Я… его гостья. – Я и сама толком не знала, кто я здесь, просто вспомнила, как Алекс представил меня Руджериэлю.

Женщина, казалось, удивилась еще больше.

– Гостья, говоришь? – Видно, что-то решив для себя, она махнула рукой, приглашая войти. – Проходи в дом, поможешь с ужином. Меня Любой зовут.

Готовить я не умела совершенно, в чем с довольным видом и призналась. Хозяйка наградила меня укоризненным взглядом, покачала головой, выдала фартук и пристроила к мелкой кухонной работе: принеси, подай, помой, нарежь… Признаться, мне даже понравилось. Со смешливой Любой готовка казалась развлечением. Она даже не ругалась, когда я что-нибудь роняла или проливала. Так что время до вечера пролетело незаметно.

Хлопнула дверь, и послышался незнакомый мужской голос:

– Дорогая, я дома!

На кухню вошел мужчина. Как я догадалась, это был муж Любы. Пожилой, с благородной сединой в волосах и бороде, чуть полноват, с прищуренными карими глазами. А смотрели они друг на друга так… в общем, мне оставалось только надеяться, что когда-нибудь и на меня кто-то так посмотрит.

– Знакомьтесь. Дармир – мой муж, а это Ксюша.

Мужчина приветливо улыбнулся.

Чуть позже появился и Алекс. Он пришел не один, с ним был мальчик. Рыжий и худой подросток с детским благоговением смотрел на властелина. Как мне сказали, его звали Колин.

За ужином я сидела рядом с Алексом. С другой стороны от него сидел Колин, слегка ревниво поглядывая на меня. Я не была особенно голодной, успела напробоваться, пока помогала Любе готовить. Так что основное мое внимание было сосредоточено не на отбивной, лежащей на моей тарелке, а на разговоре, который вели хозяева дома с властелином.

– Габриэль все еще не вернулся. – На круглом лице Любы читалась беспокойство. – Не надо было отпускать его одного.

– Ничего с ним не сделается! – Мне почему-то показалось, что Дармир недоволен. – Ну хочется ему кругом видеть заговоры да врагов – пускай. Его подозрительность уже ни в какие ворота не лезет. Уверен, он ничего не найдет. Алекс, тебе давно следовало с ним поговорить.

– Если Габриэль обеспокоен, значит, есть с чего, – тихо, но твердо ответил властелин.

– Пустое. – Дармир упорно не желал сдаваться.

– Прошу вас, прекратите. Вот вернется Габриэль, и все встанет на свои места, – примирительно сказала хозяйка дома. – Лучше расскажи нам, откуда взялась твоя очаровательная гостья.

Остаток вечера
Страница 6 из 20

прошел довольно спокойно. Алекс поведал, как он нашел меня на поляне без сознания. Мне и самой послушать было интересно, а то эта часть биографии как-то ускользнула от моего внимания. Любу и Дармира изрядно повеселила стычка Колина с котом, и с меня взяли торжественное обещание познакомить всех с говорящей зверюшкой.

Утро выдалось пасмурное. Я обвела сонным взором комнату и зарылась поглубже в подушки. Вылезать из-под теплого одеяла не хотелось. Лапус, пригревшийся под боком, полностью разделял мое мнение.

Из приятной дремы меня вывел какой-то странный лязг. Нет, ну что за безобразие! Я вообще-то экстренную побудку не заказывала!

Я высунула голову из-под подушки и огляделась. Так, в пределах видимости вроде все в порядке… Лязганье доносилось с улицы. И кому там не спится в такую рань? Ну все, сейчас кого-то покусаю! Я вынырнула из-под одеяла и на цыпочках (пол-то холодный!) подбежала к окну.

Мамочки! С перепугу душа скользнула куда-то в область нижних конечностей. Прямо под окном Алекс дрался с… кем-то. Человека, осмелившегося напасть на властелина, я не знала, но одного взгляда хватило, чтобы как минимум впечатлиться, а если честно – до смерти испугаться.

Он был высокий, даже выше Алекса, смуглый, с длинными, почти до пояса, черными волосами. Весь в черном, он мне почему-то напомнил огромного коршуна. Широкий плащ разлетался со зловещим шелестом при каждом грациозном движении и каждом ударе меча.

Зрелище, надо признать, устрашающее. Нападал преимущественно незнакомец, а Алекс по большей части был вынужден защищаться. Они кружились по двору, лязгая мечами, пока черноволосый не припер властелина к стене. Но Алекс, видно, не горел желанием сдаваться. Он проворно поднырнул под правую руку нападающего и оказался у него за спиной. Тот стремительно обернулся, и бой закипел с новой силой.

Тут отмерла я. Они же так поубивают друг друга! Нет, конечно, я не особенно возражаю против того, чтобы Алекс надавал по шее этому наглому субъекту, но отчего-то мне кажется, что все будет совсем наоборот. А этого допустить нельзя.

С треском распахнулось окно, и на сражающихся мужчин полились потоки воды. Досталось даже коту, вскочившему на подоконник и с любопытством наблюдавшему за происходящим внизу. Лапус встрепенулся, глянул на меня как на умалишенную и даже выразительно постучал лапой по лбу.

Мужчины так и замерли на какое-то время с поднятыми мечами, потом синхронно опустили оружие и, задрав голову, посмотрели вверх. Красноречиво так посмотрели… С потрясающим единодушием!

– Ксения, какого лешего?! – рявкнул властелин.

– Ой! – пискнула я и с треском захлопнула окно.

Впрочем, это меня не спасло. Послышался стук входной двери, донесся звук тяжелых шагов по лестнице. Распахнулась дверь в мою комнату, и вошли они. Злые, я бы даже сказала – разъяренные. И мокрые…

Лапус, верно оценив ситуацию, спрыгнул с подоконника и быстренько ретировался. Подлый предатель!

– Итак, Ксения, – Алекс иронично приподнял бровь, – ты не собираешься просветить меня, с чего это ты решила нас полить?

Ну все, сейчас меня точно прибьют!

Я бросила на него взгляд, полный раскаяния, и со вздохом ответила:

– Извини… Я подумала, что он на тебя напал и сейчас убьет.

Алекс коротко хохотнул, и я поняла, что прибивать меня сегодня не будут. По крайней мере, он не будет… Хотя легче от этого почему-то не стало. Я чувствовала себя полной идиоткой!

– Вот видишь, даже девчонка не сомневалась в моей победе, – с усмешкой проговорил незнакомец.

Я поежилась. Голос у него был тягучий и какой-то холодный. Не интонация, а сам голос. И глаза… черно-багровые, словно хорошо созревшие вишни. Под его тяжелым взглядом я цепенела, как кролик перед удавом.

От молчаливого созерцания оторвал голос Алекса:

– Это Габриэль, мой друг. И мы просто разминались. – Потом он указал на меня: – Ксения.

Габриэль смерил меня брезгливым взглядом, коротко кивнул, резко повернулся и ушел.

– Мне правда страшно жаль… – Я осторожно дернула Алекса за рукав.

– Не сомневаюсь. – Его глаза улыбались. – Только больше так не делай.

Видя, что властелин никуда не торопится, я решила удовлетворить свое любопытство:

– Он что, вампир?

– Нет, с чего ты взяла? – удивился Алекс. Правда, все-таки безошибочно понял, кого именно я имела в виду.

– Ну… У него глаза… и вид кровожадный… и вообще…

Алекс как-то странно на меня посмотрел, но все-таки ответил:

– Он ангел. Низверженный.

Я маялась от безделья и скуки. День выдался холодный. За окном было пасмурно, то и дело накрапывал дождик, мелкий такой, неопределенный. Никуда выходить не хотелось. Я побродила по дому, заглянула на кухню, сгрызла яблоко… Подумала было приготовить ужин, но вспомнила, что сегодня я и так уже отличилась, и оставила эту глупую затею. Ага, если буду продолжать в том же духе, меня точно выкинут отсюда, еще и ускорения придадут пинком под зад! За утренний казус до сих пор стыдно. Ну вот почему со мной вечно так, а? Радовало одно: раньше колдовство либо вообще не получалось, либо получалось, но совсем не то, каким было задумано (бабушка говорила – я чистый теоретик), а тут и тучка симпатичная вышла, и лопнула она так, как я хотела, и водой облила кого положено… Может, я не так уж безнадежна?

Ободренная этой мыслью, я уже собралась вернуться в свою комнату, когда услышала прямо под окном шаги, а затем и голоса. Подстрекаемая любопытством, я прильнула к окну.

– …говорил же, у них там что-то нечисто. – Это Габриэль. – Как же, вернулся он! Видел я вчера, что от него осталось: горстка пепла с остаточным колдовством.

– Предлагаешь уличить их в обмане? – задумчиво спросил властелин. Он стоял спиной к дому, лица видно не было, но я отчетливо представляла себе его выражение.

– Нет, я предлагаю не сидеть сложа руки и сделать хоть что-нибудь, пока не поздно! – Габриэль расхаживал взад-вперед по двору, шелестя своим черным одеянием.

– А я предлагаю тебе не лезть не в свое дело, – вмешался Дармир. – Пускай делают что хотят, – главное, чтобы нас не трогали. Нам сейчас друзей заводить надо, а не врагов!

– Даже если эти друзья еще опаснее иных врагов? – прошипел ангел, угрожающе глядя на Дармира.

– Хватит! – прикрикнул на них властелин.

– Человек погиб, а возможно, и не один. Я видел в лесу пепелище, на нем еще оставались следы стихийной темной магии. Мы уже несколько месяцев фиксируем всплески вокруг долины. Что еще должно случиться, чтобы вы наконец зашевелились?

Габриэль продолжал говорить, но я дальше не слушала. Пепелище? Всплески темной магии? Значит, они и правда были! Я забежала к себе в комнату, закрыла дверь и стала метаться из угла в угол. Может, надо пойти и рассказать им все: про дом, про…

Или все-таки не надо?

Так ничего и не надумав, я рухнула на кровать и уснула. Со мной всегда так: когда не знаю, что делать, я засыпаю. Обычно стоит с проблемой «переспать», и я прихожу к какому-нибудь решению. На этот раз решение пришло ко мне само, причем в буквальном смысле.

Меня разбудил настойчивый стук в дверь. Нет, ну что за люди?!

Не успела я встать, как дверь со стуком распахнулась и в комнату буквально влетел Габриэль. За ним вошел Алекс. Судя по выражению на их лицах, они пришли не для того, чтобы пожелать мне
Страница 7 из 20

сладких снов.

Габриэль уселся в кресло и бесцеремонно уставился на меня. От этого мне срочно захотелось залезть под кровать. Я бросила жалобный взгляд на Алекса:

– Что вообще происходит?

– Не бойся, Ксения, – ответил он, приземляясь на край кровати и ободряюще сжимая мою руку. – Просто у Габриэля есть к тебе пара вопросов.

Ничего себе! Впрочем, руку я не убрала, даже наоборот – вцепилась покрепче. Ладонь у него оказалась теплая, это почему-то действовало на меня успокаивающе.

– Как ты попала в долину? – задал первый вопрос Габриэль.

– А разве Алекс тебе не рассказал?

– Рассказал. Теперь я хочу знать, что было до того, как он тебя нашел.

– Да много чего было! Солнышко там, птички разные…

– Ах ты, маленькая паршивка!.. – Габриэль вскочил с кресла и уже направился в мою сторону (интересно, зачем это?), но его остановил Алекс:

– Не смей!

Впервые я увидела в нем властелина. Его обычно спокойный и ровный голос звучал жестко, а в серебристо-серых глазах, которые обычно лучились спокойным светом, появился стальной блеск. Как ни странно, Габриэль послушно вернулся в кресло.

– Да, это был мой дом.

– Что? – Алекс непонимающе уставился на меня.

– Я случайно услышала ваш разговор во дворе. То пепелище возле Страшного леса – все, что осталось от моего дома. Он сгорел.

– Так ты еще и подслушивала? – довольно усмехнулся ангел, будто бы мой невольный проступок даже обрадовал его.

– Да нет же! Я случайно услышала, – окончательно стушевалась я.

– Как это случилось?

– Не знаю. – Хотя вопрос задал Габриэль, я предпочла обращаться к Алексу. – Он как будто засветился, затрещал, а потом загорелся. Все произошло очень быстро, я даже не успела понять, что к чему!

– Так, может, ты сама его и сожгла? – прищурился Габриэль.

– Ага, конечно! Всю жизнь мечтала оказаться бездомной!

– А до этого ты ничего странного не замечала? – прервал наши препирательства Алекс.

– Ну… – Я замялась. – Накануне вечером мне было как-то не по себе. А так вроде бы больше ничего…

Повисло долгое молчание. Габриэль то ли сделал для себя какие-то выводы, то ли не нашел к чему еще можно придраться в моей истории.

– Ладно, – буркнул он себе под нос, вставая. – Позже мы к этому еще вернемся.

После его ухода мы с Алексом еще какое-то время так и сидели, взявшись за руки. Пока я не подумала, что без внешней угрозы в лице Габриэля ситуация приобретает совсем иной оттенок.

– Это он из-за утреннего дождика так на меня взъелся? – полюбопытствовала я, потихоньку высвобождая ладошку.

– Нет. Просто Габриэль отвечает за безопасность долины, а ты здесь человек новый, вот он к тебе и приглядывается. – Он немного помолчал. – Тем более что повод для беспокойства есть. В последнее время вокруг Боллаты творится что-то неладное.

– Значит, ты признаешь, что волноваться есть из-за чего? – удивилась я. – Там, во дворе, ты показался мне спокойнее всех…

– Просто я не хотел нагнетать обстановку. Понимаешь, пока я внешне спокоен, жители долины будут думать, что все в порядке. Но стоит мне начать суетиться, и все встанет с ног на голову.

– Тогда почему ты говоришь это мне?

– Потому что ты никому не расскажешь.

Я жила в Боллате уже неделю. И, честно говоря, не испытывала ни малейшего желания ее покидать. Может быть, мне с непривычки и было немного странно находиться в окружении стольких людей, но это того стоило. Я потихоньку раззнакомилась почти со всеми жителями долины. Кроме людей, одного эльфа и ангела, здесь еще жила семья гномов, два тролля, карлик, кентавр, несколько оборотней разных видов, а местный кузнец был наполовину великаном. Кем он был на другую половину, понятия не имею, но ростом превосходил меня раза в два. И что самое главное, все они прекрасно уживались меж собой. Это и отличало Боллату от обычных городов, где, хоть и негласно, предпочтение отдавалось людям, а права представителей других рас нещадно ущемлялись. Или от других долин, где, как мне рассказывал Алекс, вообще могли жить только представители человеческой расы.

Обжившись в доме властелина, я уже, наверное, и не собиралась никуда перебираться. Алекс тоже не делал никаких попыток переселить меня в другое место. Что странно, учитывая, что жила я в его комнате, а ему пришлось устроиться на диване на первом этаже. На самом деле дом у властелина совсем не большой. Весь второй этаж занимает просторная спальня, а на первом уместились кухня, гостиная и нечто среднее между кабинетом и библиотекой.

Что думают окружающие о моем внезапном появлении в долине, я не в курсе. Прав был Алекс, когда сказал, что здесь, в Боллате, что знает один – знают все. Достаточно было властелину сказать портному, что я его гостья, и эта информация уже к следующему вечеру стала известна каждому. Хотя в этом есть один большой плюс: никто даже и не думал ничего у меня выспрашивать. Им достаточно слова их драгоценного властелина.

Исключением, конечно, был Габриэль. Впрочем, за прошедшую неделю у меня сложилось стойкое убеждение, что для него вообще нет никаких правил. Казалось, он существует сам по себе, а долина с ее обитателями для него – просто общий фон. К счастью, ангел не пытался приставать ко мне с расспросами, да и вообще за все время я видела его всего лишь раз, у Любы, и то мельком. Это несказанно радовало, потому как лицезреть его надменную физиономию нет ни малейшего желания. В его присутствии мне становилось не по себе. Появлялось ощущение, словно я нахожусь под прицелом арбалета. Впрочем, я уже успела выяснить, что в этом не одинока. Например, Колин тоже его до паники боится.

Совсем другое дело – Алекс… С ним мне спокойно. Мы проводили вместе довольно много времени, и не только потому, что жили под одной крышей. Он устроил мне экскурсию по долине, попутно представляя всем встречающимся по пути обитателям, а также помог дотащить от портного до дома обещанные эльфом вещи (теперь я чувствовала себя не просто «не дворняжкой», а почти принцессой) и вообще безропотно терпел меня и Лапуса в своем доме. Последнее уже само по себе подвиг, особенно учитывая противный язык моего кота и мой талант постоянно создавать вокруг себя идиотские ситуации.

А вчера он подарил мне симпатичную коричневую лошадку (я назвала ее Бэгги) с двумя белыми пятнышками на морде и даже обещал научить ездить верхом. Вот только до исполнения обещания дело пока не дошло, потому как сегодня у них День какого-то там Согласия.

Я стояла на лестнице и, перегнувшись через перила, наблюдала за Алексом. Таким я его еще не видела. В роскошных бело-золотых одеждах, с чем-то вроде короны на голове, обычно такой простой и близкий Алекс приобрел торжественно-важный вид и теперь с головы до пят соответствовал званию властелина.

– Привет! – Я махнула ему рукой. – Какой ты сегодня…

– Какой? – приподнял бровь Алекс.

– Важный! – Я наконец подобрала подходящее слово. – Что, есть повод?

– День Согласия, – коротко ответил властелин и вышел за дверь.

Надо у кого-нибудь поинтересоваться, что это за праздник такой.

Я осталась одна. Что ж, пока есть возможность, можно удовлетворить свое любопытство. А то оно давно уже нацелилось на библиотеку. То есть гипотетически я, конечно, могла бы попросить у Алекса разрешения полазить в его
Страница 8 из 20

книгах, и скорее всего он бы не возражал, но самые приятные открытия я предпочитаю совершать в одиночестве. Да и не помешаю я сегодня никому…

Подстегиваемая этими мыслями, я быстро сбежала по лестнице и толкнула желанную дверь. Стеллажи с книгами начинались почти от пола и тянулись до самого потолка. И книги все добротные, в кожаных переплетах с золотыми вензелями. Такого богатства я еще не видела. Чего здесь только нет! Стройными рядами на полках примостились книги по магии, практической и теоретической, традиционной и запретной, по алхимии и травничеству, прорицаниям и некромантии… И много чего еще, всего не перечислить. Нашлось даже несколько старинных фолиантов.

Взгляд зацепился за книжку под названием «Магия крови: теория и практика», и обещание ничего не трогать, данное себе перед дверью, мигом оказалось забыто. Его место заняли мысли о так и не написанном дипломе. Как назло, приглянувшаяся мне книга стояла на одной из самых верхних полок. Стоит ли говорить, что дотянуться до нее я не могла? Пришлось, пыхтя и отдуваясь, пододвигать к стеллажу массивный стул. Сбросив туфли, я встала на него, потом, ухватившись руками за одну из верхних перекладин, перебралась на ближайший ко мне ярус, сделала шаг на следующую «ступеньку» и наконец-то потянулась к желанной добыче…

– Гм… Стоило кошке ненадолго отлучиться, как мыши тут же обнаглели.

Вот так всегда! Только соберешься провернуть что-нибудь без лишнего шума, как обязательно найдется кто-нибудь хороший и все испоганит!

От неожиданности я вздрогнула, рука соскользнула, и я с визгом полетела вниз, по пути больно приложившись лбом о спинку стула. А потом еще, для полного счастья, эта злосчастная книга свалилась прямо на мою – надо признать, дурную – голову.

– Ай!!! – И, немного подумав, добавила: – Вот леший!

– Уж не за ним ли ты туда полезла? – ехидно подхихикивая, осведомился кот.

– Нет, за книгой.

Я подняла с пола толстую книженцию, прикидывая, не запустить ли ею в рыжего нахала, но все-таки пожалела… книгу, конечно. Кто ее знает, может, это любимая книга Алекса, и он меня потом за использование данного фолианта не по назначению еще раз ею по башке приложит? Представив властелина, гоняющегося за мной с томиком в руках, я и сама начала потихоньку подхихикивать.

– Да-а, видать, тяжелая книжка-то, – горестно вздохнул Лап, намекая на родственные отношения моего смеха с растущей шишкой у меня на макушке. – Ты это, если хочешь, я могу наверх залезть и еще парочку сбросить. Вот весело-то будет!

– А ну, стой, поганец!!! – Я вскочила на ноги и понеслась отлавливать пушистого негодника.

Конечно, не поймала! Сам пришел, когда я, запыхавшись, рухнула на кровать. Свернулся клубочком, подложив под голову пушистый хвост, и стал с любопытством поглядывать на меня:

– Ну показывай, что ли, награбленное!

Мне и самой хотелось поскорее сунуть нос в книгу, что я и попыталась сделать. Но не тут-то было! Книга не открылась. Вот так просто взяла и не открылась! Я чуть не расплакалась от такого коварства. Попробовала потянуть обложку сильнее – ничего! В следующие полчаса что я только с ней не делала: просила, уговаривала, угрожала, ругалась и даже от души швырнула на пол – все одно противная книжка не открылась.

Лапусу быстро надоел этот спектакль, и он смылся в неизвестном направлении. Я тоже уже порядком подустала и запихала упрямый фолиант под кровать, подальше с глаз моих, решив вечером потихоньку вернуть его на место. А потом можно будет попросить Алекса помочь с написанием диплома.

Кстати, куда это властелин подевался? Я его с самого утра не видела. И вообще надо еще выяснить, что собой представляет этот их День Согласия. С этими мыслями я и отправилась на поиски кого-нибудь, к кому можно пристать с расспросами.

Первым на глаза попался Габриэль. Разумеется, у него я ничего спрашивать не стала. Более того: стоило ему, как всегда, угрюмо зыркнуть на меня – и я, повинуясь неведомому инстинкту, припустилась бежать. И почему он на меня так действует? Все-таки если вспомнить легенды да сказки, ангелы в них – персонажи положительные, а тут… просто недоразумение! Бежала долго.

– Эй, ты куда так несешься? – послышался откуда-то сбоку удивленный голос Колина.

Я притормозила. Мальчик сидел на ступеньках большого здания из белого камня. На жилой дом оно никак не походило, скорее уж на ратушу, только без шпиля.

– Я… к Алексу! Кстати, а где он?

– Там. – Колин указал на ратушу. – Сегодня же День Согласия.

– А, ну да… А ты случайно не знаешь, что это за праздник такой?

– Никакой это не праздник! – возмутился мальчишка. – Просто раз в неделю жители долины приходят к властелину за помощью. Это и есть День Согласия. Ты что, не знала?

– Нет. – Что-то в последнее время я себя слишком часто чувствую белой вороной. Видать, жизнь в лесу не пошла мне на пользу. – А что именно он делает?

Мальчишка посмотрел на меня, как на не очень умную особу, но все-таки ответил:

– По-разному. Для каждого что-то свое. У кого-то он забирает боль, а иногда делает нечто большее. Благодаря властелину поддерживается мир и покой в долине. По крайней мере, все так говорят. Сам я пока точно не знаю, еще ни разу не ходил.

– Почему?

– Алекс говорит, мне пока что это не нужно.

Вопросов у меня не убавилось. Из пояснений Колина я не поняла ровным счетом ничего. Только любопытство еще больше растравила.

– О, вот вы-то мне и нужны! – сообщила Люба, появляясь из-за поворота. – Ты – отнесешь Алексу пирожки. – Она сунула мне в руки корзинку, накрытую белоснежной салфеткой. – А ты, – это уже Колину, – найди Габриэля и скажи ему, чтобы заглянул к оборотням: у них там опять что-то стряслось.

У-у-у, вот это, называется, попал!

Из глубины здания пахнуло сыростью. Я невольно поежилась и вошла внутрь. Вокруг царил полумрак. Оглядевшись, я заметила у стены несколько полок с какими-то бумагами и чуть приоткрытую дверь, из-за которой доносились звуки.

Так, значит, мне туда. Я осторожно заглянула в щель и увидела Алекса, сидящего в глубоком кресле с высокой спинкой, и женщину средних лет, опускающуюся перед ним на колени. Властелин осторожно положил руку ей на лоб и тихо сказал:

– Красивого сердца тебе, Тина.

– Спасибо, мой властелин.

С этими словами она встала и пошла к двери. На ее лице сияла самая безмятежная улыбка. Меня она даже не заметила.

Зато заметил Алекс:

– Что-то случилось?

– Нет, просто Люба боится, что ты здесь умрешь от голода. – Я подошла к нему и сунула в руки корзинку с пирожками.

– Ох уж эта Люба… – Алекс протянул мне пирожок. С яблоками? Мм, это хорошо.

Я внимательно оглядела мужчину и нахмурилась. Выглядит он не очень. Бледный, с кругами под глазами, весь какой-то напряженный. Гм… странно. С утра вроде все в порядке было. Я примостилась на подлокотник кресла и потянулась за вторым пирожком.

– А это откуда? – Он осторожно коснулся ссадины у меня на лбу.

– А… это мы с Лапусом немного погромили твой кабинет. – Как обычно в подобных случаях, я жалобно посмотрела на него. Работает безотказно. И правильно – что с нас, болезных, возьмешь!

Тихо скрипнула дверь, и в зал заглянул Дарм. Этого гнома я знала, он был подмастерьем у местного кузнеца.

Дарм застыл в дверях, явно ожидая от
Страница 9 из 20

властелина приглашения войти. Алекс отложил пирожок и сделал приглашающий жест рукой. Чтобы не мешаться, я соскользнула с насиженного места и встала за спинкой кресла. Отсюда удобно наблюдать за происходящим. Помедлив немного, я опустила руки на плечи властелина и полностью переключилась на действо, разворачивающееся передо мной.

Собственно, ничего нового я не увидела. Все происходило по той же схеме, что и с Тиной. Сначала Дарм рассыпался в приветствиях, пожелал дражайшему властелину всех возможных благ, потом бухнулся перед Алексом на колени, и тот опустил руку на лоб гнома со словами:

– Красивого сердца тебе, Дарм.

В этот момент со мной стало происходить нечто необъяснимое. По телу пробежала волна легкой дрожи, слегка закружилась голова, и в следующее мгновение я ощутила, как кончики пальцев становятся холодными, в них появляется легкое покалывание. Тонкие ниточки энергии потянулись к Алексу. При всем при этом я вовсе не чувствовала ничего такого, что должен чувствовать маг, отдающий частицу своей жизненной силы. Даже первоначальное головокружение быстро прошло.

– Спасибо, мой властелин, – проговорил Дарм и, счастливо улыбаясь, удалился.

Стоило ему скрыться из виду, как Алекс обернулся ко мне, сверкая глазами. Я ответила долгим пристальным взглядом.

– Что ты сделал? – Я все-таки решилась прервать затянувшееся молчание.

– Это ты сделала.

– Я?! – Ага, конечно, вечно я во всем виновата. – И в чем я на этот раз провинилась?

Он схватил меня за руку повыше локтя, заставил обойти кресло и встать перед ним. Еще бы, так ругать куда удобнее!

– А ты сама не понимаешь?

Я отрицательно покачала головой.

– О боги! Ну что мне с тобой делать?

Нашел что спросить! Я и сама порой не знаю, что с собой любимой делать. Оставалось только философски пожать плечами.

– Мне уйти?

– А… – Он немного замялся. – Тебе было не очень больно?

Я округлила глаза и отрицательно мотнула головой. М-да, какой-то странный он сегодня.

– Тогда останься… пожалуйста…

Глава 4

– Я требую объяснений! Немедленно! – Полная здорового негодования, я влетела к Алексу и… наткнулась на колючий взгляд Габриэля.

Хм… А этот что здесь делает?! М-да, везет, как всегда.

– Чего-чего ты там требуешь? – растягивая каждое слово, переспросил черный ангел и смерил меня слегка презрительным взглядом.

Пылу у меня мигом поубавилось. Ну что за люди (и нелюди)?! Не дали нормально поскандалить! А я, может, только во вкус вошла! И тут такой облом.

Где-то глубоко внутри осторожно шевельнулась вредность. Ах вот так?! Им, значит, можно меня использовать втемную, а мне и возмутиться, выходит, нельзя? Совсем у некоторых совести нет.

Я вам здесь такое устрою! Навек запомните, как голову морочить наивным девушкам.

А дело было вот в чем. Последний, а лично для меня – единственный, День Согласия я так и простояла за спиной властелина. Посетителей было довольно много, и с каждым повторялось одно и то же действо. Плюс еще некоторые норовили вывалить на бедного властелина все накопившиеся за неделю проблемы, да и просто сплетни. Алекс терпеливо выслушивал каждого. Кое-кому даже советы давал. Правда, зачастую в приказной форме. Иногда накатывало то странное состояние, что овладело мной в приход Дарма, но, в общем-то, все шло хорошо. Вот только к вечеру Алекс стал напоминать неудачную копию себя обычного: бледный, изможденный, с темно-синими кругами под глазами… Скажу банальность, но краше в гроб кладут. Из чего я сделала вывод о том, что взамен забранной боли он отдает частицу собственной жизненной силы. Проще говоря – души.

Неожиданное открытие. Так вот почему жители долины так благоговеют перед своим властелином! Теперь многое стало понятно.

Казалось, пришедшие меня даже не замечают. О, как же я ошиблась! Они заметили, наверняка вдоволь посплетничали и пришли к определенному выводу.

Так что на следующий день мне пришлось сильно удивиться, когда все, кого я встретила по дороге к Любе, мне почтительно кивали и с торжественным видом сообщали, что они безмерно рады моему присутствию в Боллате. Это продолжалось несколько дней. Тогда я как-то не придала этому особого значения. Ну, подумаешь, коллективное помешательство… Но вот когда встреченный мной в харчевой лавке Рудик шутливо поинтересовался, как поживает новоиспеченная хранительница, я забеспокоилась.

И теперь я, полная возмущения, стою перед Алексом и собираюсь наконец-то получить ответы на все свои многочисленные вопросы. Правда, Габриэль своим присутствием слегка поломал мои планы. Ну да ладно, сейчас как-то не до него.

– Объяснений! – повторила я и упрямо вздернула подбородок.

– Мм… Лично я тоже не прочь их получить. От тебя.

– Габриэль, ты бы не мог нас оставить? – наконец подал голос Алекс, обрывая наши пререкания.

Ангел напустил на себя недовольный вид, но все же подчинился.

Какое-то время мы молча разглядывали друг друга. После чего Алекс все-таки выдавил:

– Поверь, я и сам до конца не понимаю, как это вышло.

– Так я правда…

– Моя хранительница, – закончил он вместо меня.

– И что теперь делать?

– Ничего, – пожал плечами мужчина. – Насколько я помню, идти тебе все равно некуда. Так что расслабься, и… пусть все идет как идет.

Ну да, легко ему говорить!

– А я… я… я сбегу! – Поняв, насколько глупой выглядит такая угроза (ага, пешком до Старинска и без денег), я вылетела за дверь.

Добравшись до своей комнаты, я рухнула на кровать и зарылась лицом в подушку. Уже в который раз за последнее время мне захотелось ущипнуть себя и наконец-то проснуться. Снова оказаться в ветхой, но такой родной избушке. Подальше от всей этой неразберихи. А то что-то многовато загадок для одной меня: темная магия, властелины, ангелы… а теперь еще и я сама. И что-то мне подсказывает, что это еще далеко не конец.

Как и следовало ожидать, я уснула. Ну не приспособлен мой организм к тяжким раздумьям, что поделаешь.

…Я стояла на пороге небольшого деревянного домика, с виду довольно старого. Где-то среди деревьев протяжно завывал ветер, небо затянула серая поволока. Я зябко поежилась, было довольно прохладно.

Дверь с протяжным скрипом отворилась, словно приглашая войти. Я переступила порог. Внутри царил полумрак. Какое-то время я хлопала ресницами, безуспешно пытаясь сообразить, куда же меня занесло. Потом глаза привыкли к темноте, и я смогла разглядеть нехитрую обстановку. Деревянный пол, местами прогрызенный мышами, скрипел под ногами. У стены стоял стол, а на нем – потухшая свеча. Чуть дальше примостился древнего вида шкаф.

Чтобы увидеть что-то еще, пришлось все-таки зажечь свечу. Получилось не сразу, только с третьего раза. Но золотистый лепесток все-таки вспыхнул, и я мысленно похвалила себя. Осторожно шагнула вперед, оглядываясь.

От гуляющих по комнатушке сквозняков пламя дрожало, отбрасываемые им тени казались еще более пугающими. Меня трясло от холода и страха.

В самом дальнем конце комнаты, на узкой кровати, под давно не стиранным одеялом лежала старуха. Вся сморщенная, невероятно худая, жизнь ощущалась только в ее глазах. Даже в полумраке я видела – нет, скорее чувствовала, – как они горят.

– Не бойся, дитя, подойди, – проскрипела она, и я двинулась к ней, точно
Страница 10 из 20

загипнотизированная. – Я давно жду тебя, моя маленькая хранительница.

– Но я…

– Ничего не можешь изменить! – Она каркающе рассмеялась. – Да и не нужно. Не спорь! Глупо спорить с судьбой. Ничем хорошим это не заканчивается. – И неожиданно мягко пояснила: – Иногда судьба сама делает за нас следующий шаг. Ничего не поделаешь.

«Ничего не поделаешь… не поделаешь… поделаешь…» – эхом звучало в голове, пока я выныривала из этого странного сна.

Окончательно проснувшись, села и потрясла головой. О боги, что только не приснится!

Странное видение упорно не желало покидать мои мысли, мешая сосредоточиться на чем-то другом. И руки до сих пор противно подрагивали. Вот ведь! Можно подумать, мне в реальности проблем недостаточно.

Так, похоже, кому-то срочно нужно отвлечься. С этой первой здравой мыслью за сегодняшний день я вышла из дома и направилась к конюшням. Погода напоминала ту, что я видела во сне: весьма ощутимая прохлада. А я довольно легко одета. И шаль, как назло, оставила дома. Но возвращаться лень. Я обхватила себя руками за плечи и упрямо двинулась дальше.

В конюшнях, к счастью, никого не было. Даже конюх куда-то подевался, чему я несказанно обрадовалась, – мне хотелось побыть одной. По крайней мере, лошади не будут расшаркиваться перед малознакомой девицей и обзывать ее хранительницей.

Высунувшаяся из стойла Бэгги ткнулась мне в плечо. Я машинально стала ее поглаживать. Теплая, шелковистая. Я тяжко вздохнула, лошадка солидарно фыркнула. Придя к полному взаимопониманию, мы занялись каждая своим делом: Бэгги сунула морду в кормушку, а я уселась на доску, лежащую на двух пеньках и гордо именующуюся здесь скамейкой. Погрузилась в свои мысли.

Не знаю, сколько времени прошло. Наверное, много. В конюшне было тепло, уютно пахло лошадьми и сеном. Уходить никуда не хотелось.

Тело окончательно разомлело. Все лишние мысли испарились без следа. Даже легкого беспокойства не осталось. Сейчас бы встать и вернуться в дом, но шевелиться не хотелось. Потом. Чуть позже…

И вот тут я почувствовала, что уже не одна. На скамейку рядом со мной кто-то сел. Я чуть повернула голову. Это был Алекс. Он молчал. Я тоже.

Казалось, так прошла вечность.

– Замерзнешь, – наконец сказал он и протянул шаль.

– Замерзну, – согласилась я, – если лишусь твоей дружбы.

Он улыбнулся. Я ответила. Мир восстановлен. До ближайшего неожиданного открытия…

– Знаешь, ты не обязана приходить на День Согласия. Я пойму.

– А как же дар? – Нет, я решительно ничего не понимаю! То им вынь да положь хранительницу, то уже не обязана! Непоследовательно, господин властелин!

– Это не дар, это проклятие! – Его голос прозвучал неожиданно резко.

– Но ты же…

– Это был мой выбор. Я знал, на что иду.

– Так, может, и мне пора узнать? – Я все-таки нацелилась получить ответы на свои вопросы.

– Ладно, – пожал он плечами, – слушай.

Оказалось, что долин, подобных Боллате, существует еще двенадцать. Никто уже толком не вспомнит, как и когда они появились. Не дают единого ответа на этот вопрос и легенды. Одни гласят, что это боги так наказали провинившихся, сделав их зависимыми от властелина; другие утверждают, будто наоборот – наградили, передав его дар.

Хотя, по словам Алекса, наказанным выглядит только сам властелин.

Говорят, у властелинов нет души. Это не совсем так. Просто в каждый День Согласия властелин дает подданным по кусочку своей души, а взамен забирает их боль, гнев, обиды и прочую ерунду, которая мешает жить.

Так вот почему у Алекса седые волосы… Кто угодно поседеет, если станет каждую неделю раздирать свою душу на куски. Боюсь даже представить, что у него внутри творится. Интересно, сколько ему лет на самом деле?

Между хранительницей и властелином существует особая связь. Она позволяет хранительнице восстанавливать отданные кусочки, не затрачивая при этом ни капли собственных сил. Вот только, как правило, хранительницей становится жена властелина, а не простая девчонка с улицы.

Когда он замолчал, я долго не могла вымолвить ни слова. В голове был настоящий кулеш. Новоприобретенным знаниям требовалось время, чтобы как-нибудь угнездиться в моем мозгу. Хотя самое главное решение уже принято: если судьбина с какой-то дури вдруг решила превратить меня в хранительницу, то… почему бы и нет? В конце концов я ничего не теряю. Только пусть потом не жалуются!

– Помнится, кто-то мне обещал урок верховой езды… – Я решила сменить тему и заняться наконец чем-нибудь полезным.

Алекс посмотрел на меня слегка мутными глазами и запустил пятерню в седые волосы, хаотично разметавшиеся по плечам.

– Сейчас? – немного удивленно спросил он.

– Ага, – закивала я. – А то кто знает, когда еще я смогу урвать у тебя немного времени.

Он как-то непонятно на меня покосился, но все-таки встал и отправился выводить лошадей из стойла.

Огромный жеребец радостно бросился к хозяину.

– Тихо, Дар, тихо, – проговорил Алекс, поглаживая его за ушами.

Любимец как нельзя лучше соответствовал хозяину. Сероватый цвет напоминал волосы Алекса. В большом и спокойном коне ощущалась сила, все-таки животное боевое, и даже смотрел он, как мне показалось, слегка иронично.

Алекс привязал коня к изгороди и вывел мою лошадку. Пока он седлал лошадей и делал все необходимые приготовления, я вертелась рядом, в предвкушении возбужденно комкая край ленты, вплетенной в косу. Наконец, когда многострадальная лента приобрела плачевный вид, Алекс сказал:

– Ну, садись.

Теоретически я знала, что надо делать. Сунуть ногу в стремя, чуть опереться, перекинуть вторую и оказаться в седле. Все просто. Как оказалось, только на словах.

Нет, ногу в стремя я, конечно, засунула, на это много ума не надо… А потом дело застопорилось.

– Ногу поменяй, балда!

Ладно, признаю, немного ума пригодится в любом деле. Я поменяла ноги местами. Хоть с лошадкой мне повезло. Стоит себе спокойненько, как статуя, только ехидно пофыркивает. Зато ей со мной – не очень. Пытаясь взгромоздиться в седло, я так и прыгала вокруг нее, стоя одной ногой в стремени, а второй – на земле.

Алекс только посмеивался. Наконец ему надоела моя возня, он сгреб меня в охапку и легко закинул в седло. А потом и сам одним легким движением оказался на Даре.

Стоило мне выпрямиться, как я сразу же почувствовала себя частью статуи, которую еще недавно являла собой Бэгги. Я сидела как влитая. Вся неуверенность куда-то испарилась.

Будто ежедневно верховые прогулки устраивала.

– Если хочешь, чтобы она пошла вперед, сожми ее бока коленями, – объяснял Алекс. – Когда тебе понадобится остановиться – натяни поводья. Чтобы по… Ксения!

Он заметил, что я совершенно не слушаю.

Странно ощущать под собой что-то живое, дышащее, движущееся. Непривычно и в то же время совсем не ново. Я словно припоминала то, что когда-то знала, но немного подзабыла.

Не слушая наставлений Алекса, я сжала бока Бэгги ногами, и лошадь двинулась вперед. Я летела…

– Ксения! – ворвался в мои мысли резкий голос.

Я чуть натянула поводья, обернулась и робко улыбнулась. Потом сжала бока лошади коленями, заставляя ее двигаться быстрее.

– Почему ты не сказала, что умеешь? – спросил Алекс, поравнявшись со мной.

– Я не знала…

Домой мы вернулись, когда уже стемнело.
Страница 11 из 20

На середине лестницы я обернулась:

– Алекс, а сколько тебе лет?

– Столько не живут, – привычно отшутился он.

Утро добрым быть не может. По крайней мере, не у меня. И что это мне так везет?

Я долго лежала, не открывая глаз, и пыталась понять, что выдернуло меня из сладкой неги сна. Вроде бы все как обычно. Но тем не менее что-то не так… Я разлепила веки и огляделась: темно хоть глаз выколи. Неуверенным взмахом руки сотворила кривобокого светлячка (ну хоть что-то я более-менее умею!) и, оглядев комнату, пришла к выводу, что внешне ничего не изменилось. Тишину нарушал только ветер за окном, с еле различимым шорохом гоняющий жалкие остатки опавших листьев.

Сбросив с себя последние крохи сна, я сообразила, что мне так не нравилось в кажущемся спокойствии. И стоило мне это осознать, как разум буквально затопила лавина странных, мерзких ощущений. Ни с чем не сравнимых. Чуждых. Враждебных.

Я точно ужаленная выскочила из-под одеяла. О нет! Опять? Только не это!!! На сей раз у меня и в мыслях не было, что эта пакость может оказаться просто игрой моего воображения.

Надо что-то делать! Я быстро натянула на себя первое, что попалось под руку, и понеслась будить Алекса.

Впрочем, он и так уже не спал. Вернее, только что проснулся и едва успел принять сидячее положение.

– В долине происходит нечто ужасное, – срывающимся голосом проговорила я и рухнула на диван, игнорируя тот факт, что Алекс, мягко говоря, не совсем одет.

– Доброе утро, Ксения. Я тоже рад тебя видеть.

– Ты ничего не собираешься сделать? – Я возмущенно уставилась на него.

– Не думаю, что здесь может что-то случиться. – Он крепко прижал трясущуюся меня к себе. – Рядом – возможно, но в самой Боллате – никогда. Ты просто устала.

– Я чувствую, Алекс! Со мной такое было два раза: в первый – умерла бабушка, а во второй – сгорел мой дом. Ну пожалуйста, поверь мне!

Не знаю, до чего бы мы договорились, если бы с громким треском не распахнулась дверь и не появился Габриэль. Не обращая никакого внимания на явную двусмысленность ситуации, он почти повторил мои слова:

– В долине творится что-то неладное.

Впервые я была ему рада.

– И ты туда же! – Алекс выпустил меня из рук и все-таки натянул штаны. – Что на вас сегодня нашло?

– Я бы не пришел к тебе, если бы не был полностью уверен.

– Думаю, ты преувеличиваешь. – Властелин уселся за стол и с важным видом стал укладывать какие-то листы в папку. – Впрочем, если тебя это так сильно беспокоит, можешь прогуляться по долине и убедиться, что все в порядке.

Габриэль со свистом выдохнул и вылетел вон, не забыв хорошенько хлопнуть дверью. Я собралась было последовать его примеру, но снова оказалась в руках Алекса.

– Ш-ш-ш! – Горячее дыхание обожгло мне ухо. – Сейчас будем кое-что делать… Надеюсь, твоих сил хватит, чтобы найти место, откуда исходит эта дрянь?

Я поджала губы.

– Не уверена… Так ты веришь! И стоило выпендриваться?!

– Стоило.

И в ответ на мой непонимающий взгляд добавил:

– Мне нужно было, чтобы Габриэль пошел первым.

– Ты ему не доверяешь?! – Я окончательно перестала что-либо понимать.

– Доверяю как самому себе.

– Тогда…

Не дав мне договорить, Алекс ухватил меня за руку и потащил к двери. Вот же конспиратор! А так сразу и не подумаешь…

В полной темноте мы, поплутав по улочкам, добрались до центра долины. Это была не слишком широкая круглая площадь, на которой располагались различные лавки. Ни минуты не сомневаясь, я свернула налево. Меня будто бы вела невидимая нить. Алекс шел рядом, все еще держа меня за руку, и поддерживал, когда я несколько раз пыталась упасть, зацепившись за что-то в темноте. В очередной раз чуть не навернувшись, я сообразила, что мой светлячок давным-давно погас, и сотворила нового, еще более кривого. Алекс, снисходительно оглядев творение рук моих, поморщился, но комментировать мои выдающиеся способности к магии не стал.

– Ты чувствуешь это? – спросила я, останавливаясь и принюхиваясь.

– Что? – Он тоже остановился, огляделся, но вроде ничего особенного не заметил.

– Запах. Сладкий, тягучий… Бе-э! – выразила я свое отношение к унюханному аромату в частности, да и ко всему происходящему в общем.

– Нет. Ничего.

Я осторожно двинулась в сторону, откуда, как мне казалось, исходил противный запах. Вскоре мы миновали последний дом и вышли на поляну, где Алекс когда-то меня нашел.

Сделав еще несколько шагов, я в растерянности остановилась. Ниточка, которая так уверенно вела меня, исчезла.

– Все. – Я бросила извиняющийся взгляд на властелина. – След пропал.

Мне почему-то показалось, что его это ничуть не удивило. Ну да, знал же, с кем связывался. Пришлось поворачивать назад.

– С Габриэлем у тебя было бы больше шансов.

Какое-то время он молчал, раздумывая, стоит ли отвечать, потом все-таки проговорил:

– В долине завелся шпион. Кто-то из местных – только так можно объяснить происходящее. Я давно подозревал нечто подобное, но не хотел верить. Мне противно думать, что кто-то, кто много лет живет у меня под боком, оказался предателем.

Я растерянно хлопала глазами, не зная, что сказать в ответ на его откровения. А Алекс тем временем продолжал:

– Это началось не так давно. С мелочей. Сначала ко мне нагрянул весь Совет долин. Мол, анонимный источник сообщил, будто у меня нет дара и я здесь дурю всем мозги. Пришлось разрешить им поприсутствовать на Дне Согласия… Потом они придрались к тому, что у меня нет хранительницы, и на этом основании заявили, что не признают Боллату властелиновой долиной. Можно подумать, их кто-то об этом просил! А теперь вот начались эти странности… Габриэль уверен, что кто-то в окрестностях балуется запретной магией. Теперь вот и ты тоже говоришь.

– И ты решил поиграть с ними в кошки-мышки? – догадалась я.

– Ага, только роль мыши мне как-то не очень. – На его губах появилась опасная усмешка. – Так что настало время для некоторой смены позиций.

К рассвету неприятное предчувствие ушло, оставив после себя лишь небольшой осадок. Только легче почему-то не стало: внутри поселилась уверенность, что вредная судьбина на этом не остановится и скоро подкинет очередной сюрприз.

– Я вот все никак в толк не возьму, – Алекс протянул мне бутерброд, – как со своими… средненькими способностями ты ухитряешься так остро чувствовать стихийную темную магию?

Ага, средненькими… Скорее уж почти нулевыми!

– Не знаю, – честно ответила я и переключила внимание на завтрак.

– Вообще-то ты не должна улавливать никаких возмущений энергетического фона.

– Ну извините! – фыркнула я. Вот привязался! – В следующий раз постараюсь себе об этом напомнить.

– Не обижайся. Я просто пытаюсь хоть что-нибудь понять.

Процесс понимания «хоть чего-нибудь» прервал внезапно появившийся на кухне Габриэль. Вернее, он вошел, как все нормальные люди (гм… в данном случае нелюди), через дверь, просто мы не услышали. Его появление стало неожиданностью. И лично для меня – в первый момент не особо приятной. И как ему только удается пугать меня, не делая ровным счетом ничего? Обычно я не такая трусиха.

– Ну? Нашел что-нибудь? – нетерпеливо спросил Алекс.

Удивительное взаимопонимание! Лично я на месте ангела после утренней сцены смертельно бы обиделась. А этот,
Страница 12 из 20

оказывается, все понял. Да еще и с отчетом явился! Нет слов.

– Ага, – пробурчал Габриэль, утаскивая из тарелки Алекса последний бутерброд.

Ух ты, какими мы, оказывается, иногда бываем! Впрочем, недолго.

Под суровым взглядом властелина ангел принял свой обычный мрачный вид и продолжил уже совсем другим тоном:

– Нет. Я только успел дойти до площади, как на меня буквально налетел Дармир. И пока мы препирались, след растаял.

Алекс тяжело вздохнул:

– У нас то же самое. Мы потеряли его на краю долины, недалеко от конюшни.

Присутствовать при продолжении этого разговора мне что-то расхотелось. А то, чего доброго, сейчас и до меня со своими расспросами доберутся: что, когда да откуда… Быстро прикончив свой бутерброд, я соскользнула со стула и, стараясь не создавать лишнего шума, направилась к двери. Ага, так у меня это и получилось!

В спину тут же ткнулись два тяжелых взгляда. Пришлось останавливаться и объяснять, что я собралась воздухом подышать и это ненадолго. Как ни странно, возражать никто не стал.

Я просто шла, особо не заботясь о направлении. Хотелось проветрить голову и навести в оной хоть какое-то подобие порядка. И если с первым мне помог холодный осенний ветерок, то о порядке в своих сумбурных мыслях я могла только мечтать.

Ладно, с тем, что я теперь важная персона, именуемая хранительницей, уже смирилась (ну почти). По крайней мере, думать о том, чем мне это грозит, не хочется. Да и не могу я после всего, что для меня сделал Алекс, поступить как-то иначе. В конце концов есть в таком положении вещей один большой плюс: не надо думать, что я буду делать, если меня выпрут из Боллаты. Правда, еще оставался вопрос об окончании Академии… Но, думаю, с этим проблем быть не должно. Насколько я знаю, в долине сейчас нет мага. Но магия-то есть! Конечно, это, прежде всего, бытовые заклинания – ну, там, горячая вода в ванной, разные кухонные хитрости и прочее, прочее, прочее, – но обновлять-то их время от времени все равно надо.

Единственным, что беспокоило меня по-настоящему, оставалось ночное происшествие. В душе прочно поселилась уверенность, что это еще не все. Мысль о том, что я упустила что-то важное, прочно засела где-то на задворках сознания. Вот только что именно, понять никак не удавалось. В голове крутились обрывки воспоминаний, но складываться в единую картинку они упорно не желали.

Погруженная в раздумья, я даже не заметила, как миновала ратушу и теперь топала вдоль южной границы долины в направлении конюшен. Кстати, вот странность: в идеале ратуша должна находиться на главной площади, а здесь… все у них не как у людей! Ратуша скромненько приткнулась почти на самой окраине долины, а центральная площадь, сдается мне, предназначена только для проведения ежемесячной ярмарки.

Так, стоп… Конюшни? Я остановилась и осмотрелась. Ну да, правильно, у меня за спиной маячат деревянные строения – три конюшни и амбар. Передо мной расстилалась все та же пресловутая полянка, и чуть дальше начинался лесок. Ноги сами принесли меня на место ночной прогулки.

Я в нерешительности топталась на одном месте, раздумывая, стоит ли идти дальше. Тропинка коричневатой змейкой пересекала поляну и ныряла в лесок. Все так же неуверенно я сделала шаг, другой, третий…

До первых деревьев оставалось всего ничего, когда поляну огласил пронзительный детский плач. Я завертела головой в поисках нарушителя спокойствия, но никакого ребенка в пределах видимости не наблюдалось. Рев доносился из-за деревьев.

Не особо думая, что делаю, я побежала на звук. Правильно, если бы подумала – бежала бы в другом направлении! А так… что с меня возьмешь!

Заходящийся криком младенец лежал прямо на земле. Рядом стояла женщина. Я пригляделась, поднапрягла свои ленивые извилины и узнала в ней Тину. Вот только радоваться нежданной встрече не стала. Потому как увидела ее совершенно безумные глаза. А еще – длинный черный меч в руках, занесенный над ребенком. М-да, она явно здесь не колыбельную поет…

По нервам вдруг ударило запоздалое чувство опасности. Ну да, как всегда, вовремя! Я уже говорила, что в экстренных ситуациях я жуткий тормоз? Ну, значит, повторять необходимости нет.

Весь облик женщины отражал вполне определенные и не особенно дружественные намерения. Лицо ее заливала восковая бледность, выпученные остекленевшие глаза были затуманены, но рука, держащая меч, ничуть не дрожала. Странно… Загипнотизировали ее, что ли?

Да, от нее действительно слегка фонило. Только этого еще не хватало!

Мамочки! Что же делать? Я лихорадочно пыталась собрать расползающиеся мысли в кучу. Так, спокойно. Бежать звать кого-нибудь на помощь нет времени. Орать – нет смысла, все равно не услышат: до ближайших домов далековато, а в конюшнях я никого не видела. Значит, придется выкручиваться самой. Использовать магию? Тоже не вариант. Ни на что путное я по определению не способна, так еще и ребенка задеть можно. На физическую силу тоже не особо надеюсь…

Вот теперь стало страшно по-настоящему.

Нет, так не пойдет!

Я послала все свои здравые мысли к лешему и шагнула вперед.

– Тина? – осторожно окликнула сумасшедшую. – Вы меня слышите?

Реакции не последовало. Казалось, женщина меня не только не слышит, но и не видит и вообще не подозревает о моем существовании.

Интересно, она долго так стоять собирается?

Медленно, очень медленно я приблизилась к ней и тронула за локоть. На сей раз реакция не заставила себя долго ждать. В виде удара этим самым локтем в живот. Никак не ожидавшая такой подлости, я закашлялась и плюхнулась на зад.

Зато Тина наконец отмерла.

– Пшла вон, дрянь, – прошипела эта сумасшедшая.

И откуда столько злобы? Вроде бы тогда, в День Согласия, она выглядела абсолютно адекватной. Если не считать блаженной улыбки… но это из другой оперы.

Острие меча, разрывая воздух, устремилось вниз. Ребенок огласил округу новым воплем. Но я, пожалуй, переплюнула его в громкости.

Сердце стучало очень быстро. В голове пульсировала одна-единственная мысль… чужая и почему-то мужская – вернее, мне ее нашептывал мужской голос: «Убей, убей, убей…»

Не знаю, как мне это удалось, но я вытолкнула ребенка из-под удара и теперь, лежа на его месте, наблюдала за несущимся ко мне клинком. Следующие несколько секунд показались бесконечными. Вот меч наконец достиг своей цели и кольнул меня куда-то в плечо. Следующее, что я почувствовала, – жгучая боль, которая разлилась от раненого плеча по всей правой руке. Верх платья стал противно мокрым.

Дальше я действовала по принципу «не съем, так хоть покусаю», хотя в данном случае правильнее было бы сказать «в грязи поваляю». Перекатившись, метнулась к Тине, схватила ее за ноги и со всей дури (этого добра у меня навалом) ка-а-ак дернула…

Пострадавшая конечность отозвалась нестерпимой болью, в глазах потемнело. Если бы я и так не валялась на земле, то всенепременно обзавелась бы еще одной шишкой на своей черепушке. Хоть где-то повезло. Ободренная этой мыслью, я провалилась в бархатную темноту.

– Какого лешего у нее оказался твой меч? – Голос Алекса периодически срывался на рык. Причем орал он явно на Габриэля. Ну да, кому же еще мог принадлежать черный меч, невесть как оказавшийся в руках обезумевшей Тины.

– А я почем знаю? – вяло
Страница 13 из 20

огрызался ангел. – И вообще, какого упыря твоя девка вечно ухитряется во что-нибудь вляпаться?!

Некоторое время я лежала не шевелясь и вслушивалась в происходящее вокруг. Сознание упорно не желало возвращаться в реальность. Вот только чья-то рука, настойчиво трясущая меня за плечо, – к счастью, за здоровое, но все равно приятного мало – оказалась весомым аргументом.

Я с трудом разлепила веки и увидела склонившуюся надо мной Любу. Потом окинула взглядом окружающее пространство… Ни Тины, ни младенца в поле зрения не наблюдалось. Зато, кроме Любы, я обнаружила рядом с собой разъяренного Алекса, непривычно притихшего Габриэля и еще с десяток жителей долины, расхаживающих между деревьями.

Пока я была в отключке, меня успели переложить поудобнее, даже плащ подстелили. Гадать, кто это у нас такой заботливый, не приходилось. Властелин!

Ох и влетит же мне!

Плечо жутко болело. А вместе с ним – наверное, из солидарности – ныло и все остальное, что находилось справа выше пояса. А еще было мокро и липко. Я чуть скосила глаза: весь правый рукав из белого превратился в грязно-бурый.

Мое пробуждение не осталось незамеченным. Люба наконец перестала меня трясти и негромко окликнула спорящих мужчин:

– Она очнулась. Нашли время ругаться! Алекс, забирай свою хранительницу.

Властелин прекратил костерить ангела и склонился ко мне. Вид у него был более чем мрачный.

– Ты как? – обеспокоенно спросил он.

Гм… Гениальный вопрос. А что, по мне не видно?

– Просто замечательно, – зло прошипела я. – В меня всего лишь мечом немного потыкали. Подумаешь! Зато получила массу незабываемых ощущений.

Алекс что-то неразборчиво пробормотал себе под нос (причем это «что-то» явно не предназначалось для повторения в приличном обществе), подхватил меня на руки и понес подальше от злополучного места. Я жалобно пискнула, ощутив новую вспышку боли.

Шел он быстро, как будто нес не взрослую девицу, а какую-то не слишком большую зверюшку. Меня никогда раньше не носили на руках. Вернее, прошлого раза я не помню. Так что сейчас я с любопытством прислушивалась к своим ощущениям. А ничего, мне нравится! Я поболтала в воздухе ногами и невольно улыбнулась. Если бы еще рука так не болела, было бы совсем хорошо.

Потом склонила головушку к груди Алекса и неожиданно для себя самой отметила, что мне очень приятно находиться в его руках. Горячих, крепких… Тепло, проникая через ткань, приятно успокаивало, и я уже почти собралась отключиться (я ж раненая, мне по определению положено), как вдруг вспомнила что-то важное:

– Где Тина? И ребенок? И как вы меня нашли?

– Ими занимается Дармир, – отозвался Алекс.

А, конечно, Дармир же у них лекарь. Интересно, а меня почему к нему не сплавили? Решили – само заживет? Или это такой изощренный способ избавиться от новоявленной хранительницы?

Алекс между тем продолжал:

– Тебя долго не было, и мы уже начали беспокоиться. Исходя из прошлого опыта, я решил, что тебя проще всего найти в конюшне, – он лукаво улыбнулся, – поэтому именно туда и пошел. Пока вы там воевали, Тина приложилась головой обо что-то твердое – это и поставило ей мозги на место. Оклемавшись, она увидела, что натворила, и стала на всю долину верещать, что убила хранительницу. Теперь она посыпает голову пеплом и требует применить к ней самые суровые меры наказания.

– А Дармир, стало быть, эти самые меры применяет?

Это нормально вообще?! У них тут я, можно сказать, умираю, а они и не шевелятся!

– Не совсем, – хмыкнул Алекс. – Он разбирается с гипнозом и его возможными последствиями. На ней мог остаться след, ведущий к автору всего этого безобразия.

За разговором я не сразу заметила, что мы подошли к дому. Опомнилась, только когда Алекс усадил меня на стул. Я тут же обессиленно откинулась на высокую спинку и прикрыла глаза. Тем временем властелин придвинул ко мне небольшой столик, на котором тут же выстроились баночки разной величины с содержимым явно лекарственного характера.

Вымыв руки и тщательно вытерев их полотенцем, он склонился над снадобьями.

– А-а-а… может, мы лучше подождем, пока Дармир освободится? Он все-таки лекарь, – жалобно пискнула я.

– Я предлагаю свои услуги только избранным пациентам. Не бойся.

Алекс навис надо мной и начал расстегивать пуговицы на моем платье.

– Ты что делаешь?! – возмутилась я.

Впрочем, мои возражения на деятельности мужчины никак не отразились. Он только обхватил меня поудобнее, чтобы не вертелась.

– Раздеваю тебя, – честно признался властелин. – Мне нужно осмотреть рану. Успокойся, интимные подробности твоего организма меня не интересуют. – И совсем уж тихо уточнил: – Во всяком случае, сейчас.

И дались им всем мои… подробности, тьфу ты, интимности… короче, мои многострадальные телеса?! И что значит его «во всяком случае, сейчас»?

– Ай! – Алекс осторожно отодрал присохшую ткань от раны и извлек мою руку из рукава.

Экзекутор! Боль была сильной, даже пальцами я могла пошевелить с трудом.

– Вот, выпей. – Он налил в кружку немного желтовато-коричневой жидкости с резким запахом и протянул мне. – Это должно притупить боль.

Вопреки ожиданиям, вкус у лекарства оказался довольно приятный, терпкий, травяной. Через несколько минут боль не то чтобы прошла, а скорее отодвинулась куда-то на задний план.

Я попыталась повернуть голову и рассмотреть свое плечо. Не тут-то было! Руку тут же обдало жаром. Даже голове досталось. Поэтому пришлось просто скосить глаза. М-да… Рана выглядела ужасно, все еще кровоточила, а по краям уже начала появляться отечность.

– Не вертись! – прикрикнул Алекс, осторожно ощупывая теплыми пальцами края раны.

Я пискнула, скорее для проформы.

– Значит, ты лекарь? – Может, хоть разговор поможет отвлечься от происходящего?

– Вроде того.

Алекс плеснул чего-то прозрачного и стал осторожно удалять засохшую кровь и грязь, попавшую в рану, пока я каталась по земле. Этот процесс длился долго. До тех пор, пока рана не приобрела идеально чистый вид. Я жалобно попискивала, вцепившись здоровой рукой в край рубахи своего мучителя. И это еще с анестезией! Представляю, каково бы мне пришлось без нее.

– Совсем чуть-чуть осталось… Потерпи еще немного, – приговаривал Алекс, обильно смазывая рану чем-то густым и зеленым. От плеча вниз по руке стал разливаться приятный холодок. – Сейчас должно стать легче.

И правда. Боль потихоньку утихала. Если не шевелить рукой, жить можно. Алекс тем временем достал еще одну баночку, на этот раз с чем-то прозрачным, повертел ее в руках, словно согревая, и тихо стал бормотать какое-то неизвестное мне… заклинание? Только теперь я заметила, что ни одно из лекарств, которыми он меня мазал, мне не знакомо. И это при том, что, проведя большую часть жизни в лесу, я неплохо разбираюсь в травах.

– Так ты маг?!

Алекс дочитал заклинание, смазал края раны мазью, аккуратно перебинтовал плечо и лишь потом ответил:

– Бывший.

Я изумленно уставилась на него. Как можно быть бывшим магом? Разве что…

– Тебя отлучили?

– Нет.

Ничего не понимаю. А объяснять что к чему он, похоже, не собирается. Пресекая дальнейшие расспросы, Алекс снова подхватил меня на руки, отнес в комнату и собрался было уйти, но у двери обернулся и неожиданно спросил:

– Зачем ты
Страница 14 из 20

вообще туда полезла? Она же могла тебя убить! Чем ты думала?

– А я не думала, – честно призналась я.

Меня разбудил плеск воды. Нет, конечно же я знала, что ванная комната в доме одна, и, следовательно, догадывалась, что Алекс пользуется именно ею, но… В общем, сейчас мои догадки получили очень явное подтверждение.

Почему-то присутствие голого властелина за стенкой меня смутило. Я зарылась поглубже в одеяло и постаралась снова заснуть. Ага, как же! Последние остатки сна улетели в прекрасное далёко. Ну что за безобразие, а? Обычно я жуткая соня, а тут… Еще же только светать начинает!

Шум воды стих. Вскоре послышались шаги, а вслед за ними – звук открывающейся двери. Мое коварное любопытство потребовало восстановления справедливости. В конце концов он же меня вчера лечил!

Я чуть приоткрыла глаза. Нижняя часть властелина была одета в штаны, зато все остальное я вполне успела разглядеть. А посмотреть было на что. Гм… а он очень даже ничего… Это в одежде он таким худым кажется, а так – мышцы под кожей перекатываются. И на груди все еще осталось несколько прозрачных капелек. Ой, о чем это я?!

Кстати, почему это он здесь до сих пор стоит? Разве что… Вот теперь точно «ой»!

– Не притворяйся. Я знаю, ты не спишь.

Все мысли фривольного характера разом улетучились.

– Доброе утро. – Надеюсь, в полумраке комнаты не слишком заметно, как горят мои щеки.

– Надеюсь, ты довольна осмотром? – насмешливо спросил Алекс.

Вот нахал!

– Ну не знаю, – задумчиво протянула я. – Мне пока не с чем сравнивать. Вот когда будет…

Что, съел? Его прямо перекосило. Впрочем, властелин быстро взял себя в руки и перевел разговор на менее опасную тему.

– Как плечо?

Ну надо же! Я о нем со вчерашнего вечера и не вспоминала. Сейчас проверим. Осторожно пошевелив рукой и прислушавшись к своим ощущениям, я пришла к выводу, что лекарь из Алекса ничуть не менее даровитый, чем властелин. А он тем временем зажег свечу и стал осторожно, чтобы не причинить боли капризной пациентке, разматывать бинты. Результат лечения превзошел все мои ожидания. От глубокой раны остался лишь небольшой красноватый рубчик. Если так и дальше пойдет, то через пару дней от него не останется и следа.

– Даже лучше, чем я надеялась. Может, тебе из властелина переквалифицироваться в лекари?

– Я подумаю.

Оторвавшись наконец от созерцания заживающего ранения, я подняла глаза на Алекса, и мой взгляд тут же наткнулся на уродливый кривой шрам, пересекающий его плечо. И как я сразу не заметила? Мы теперь прямо как члены тайного братства. О боги, какие глупости лезут в голову!

И почему он себя не лечит? С моей раной справился в два счета, а собственное плечо выглядит так, словно властелин только и мечтает нажить гангрену. Вон какой шрам большущий, весь коркой кровавой покрыт, а по краям еще и зеленоватый. Тихий ужас!

Хотя я где-то слышала, что себя вылечить сложнее, чем другого, да и не все умеют это делать.

Наверное, мысли очень отчетливо отразились на моем лице. Потому что Алекс, проследив за моим взглядом, мгновенно сообразил, что меня так впечатлило.

– Что это? – выдавила я.

– Зарубка на память, – горько усмехнулся он.

Так и не заданные вопросы словно испарились. Толку мне с них? Все равно он отшутится или еще как-нибудь увильнет от ответа.

Я давно заметила, что властелина как будто окружает невидимая скорлупа. Невидимая, зато ощутимая. Вот он – спокойный, чуть насмешливый Алекс, с которым мне так уютно находиться рядом. Но стоит попытаться хоть немного приблизиться, как он тут же превращается в далекого скрытного незнакомца.

– Что будет дальше? – тихо спросила я.

– Хороший вопрос. – Алекс задумчиво смотрел куда-то сквозь меня. – Подозреваю, что ничего хорошего. Дармир не смог отследить, куда ведет след от гипноза. Думаю, мы действительно имеем дело с опасным противником, раз уж он способен на такое. Тина пока останется под присмотром Любы. Так безопаснее. А я намереваюсь обследовать окрестности – вдруг да найду что-нибудь интересное.

– А я…

– А ты, – резко перебил меня властелин, – остаешься здесь. И прошу тебя, – его взгляд сделался оч-чень выразительным, – пока меня не будет, постарайся не вляпаться в очередные неприятности.

Я обиженно фыркнула. Вот еще! Можно подумать, мне самой нравится постоянно по шее получать!

Когда утро окончательно вступило в свои права, я стояла на крылечке, провожая взглядом Алекса, до тех пор пока он совсем не скрылся из виду. Для полноты картины не хватало только платочком вслед помахать.

Честно говоря, я даже порадовалась тому, что он оставил меня дома. После бурных событий последнего дня на меня навалилась легкая апатия. Да и плечо еще не совсем зажило. Так что, думаю, есть все основания денек полентяйничать.

За Алекса я абсолютно не беспокоилась. А смысл, если в долине настолько же опасно, как и за ее пределами? Да и что с ним сделается, он же властелин (по крайней мере, хочется верить, что это ему чем-то поможет). К тому же он не один поехал – кузнеца для компании взял. А потом еще Габриэль навязал ему трех оборотней в сопровождение.

Вот это-то меня больше всего и удивило. Наблюдая за сборами Алекса, я почему-то была уверена, что ангел отправится с ним. Ну он же ему друг и вообще… кто больше всех об опасности кричал? Ан нет! Всучил своих сопровождающих, а сам остался. Причем с таким видом, мол, «не слушали умного меня – теперь сами и расхлебывайте»!

В этот момент почему-то припомнились подозрения Алекса насчет заведшегося в Боллате шпиона, и я предпочла скрыться в доме. По правде сказать, я давно уже пыталась в мыслях примерить роль этого пакостника почти на каждого обитателя долины, но потерпела сокрушительное поражение. Ну не могу я так! Не могу представить ни одного из тех, кому улыбаюсь при встрече и кто радостно улыбается мне в ответ, подлым предателем. Да и не хочу.

Добравшись до своей комнаты, я плюхнулась на кровать. Уф! Алекс не хотел оставлять меня одну и даже предложил пару дней пожить у Любы, но я не согласилась. Там же Тина! А соседство с женщиной, едва не убившей собственного ребенка, да и меня заодно, точно не подействует на меня исцеляюще. Еще чего не хватало! Кто их знает, этих гипнотизеров. Вон даже Дармир не разобрался. Да еще этот голос… Ой, я ж совсем забыла!!! То есть как раз наоборот, вспомнила. Только не вовремя…

Все, нормально побездельничать мне не дали! Причем мои же собственные нервы. Расшалившись, они никак не желали успокаиваться, все прыгали и прыгали, будто играли в чехарду. Я долго костерила свою дырявую память, но словарный запас закончился, а энергия все еще требовала выхода.

Ладно, придется направить ее в конструктивное русло. И я, кажется, даже знаю в какое. Я слезла с кровати и направилась к Любе. На днях я заметила у нее на подоконнике красивые цветы – раньше таких не видела. Каждый небольшой зеленый кустик украшала пара-тройка пышных алых бутонов, источающих тонкий аромат. Мне они безумно понравились, и Люба, заметив это, обещала подарить один. Кстати сказать, она все-таки задалась целью научить меня готовить, но пока это получалось у меня еще хуже, чем колдовство.

Я уже почти добралась до места назначения, когда мимо пронесся Габриэль с перекошенной физиономией. Он даже не
Страница 15 из 20

взглянул на меня. Это же как надо было достать бедного ангела, чтобы он так взбесился! Я даже позавидовала неизвестному умельцу.

Дверь была заперта. И куда все подевались? Я разочарованно потопталась во дворе, пару раз окликнула хозяев, но никто не отозвался. Ладно, погуляю по долине, авось кого встречу. С этими мыслями я двинулась в сторону площади.

Там наблюдалось небольшое столпотворение. Люба, Дармир, Габриэль, двое оборотней и гном оживленно переговаривались. Интересно, что у них происходит? Желая остаться незамеченной, я решила подобраться поближе, используя для этой цели растущие с краю площади кусты. Так сказать, разведать обстановку.

Кусты уже были заняты – в них сидел Колин. Повозившись да попихавшись (каждый стремился отвоевать более удобное для подслушивания место), мы наконец притихли и обратили свои взоры на представление на площади.

Происходило нечто интересное.

Я заметила, что кроме обитателей долины там присутствуют два совершенно неизвестных мне персонажа. Перед боллатцами верхом на изящных лошадях восседали мужчина и женщина. Мужчина имел довольно приятный вид: молодой, голубоглазый блондин с изящными чертами лица и обаятельной улыбкой. Волосы пшеничного цвета коротко подстрижены. Может быть, слишком худой, но ему идет.

Я перевела взгляд на его спутницу. Девушка восседала на лошади, будто на троне. Черные блестящие волосы заплетены в две косы, опускающиеся ниже талии. Угольно-черные глаза смотрят так, словно весь мир принадлежит ей одной. На надменном лице незнакомки застыла холодная улыбка. «Стерва», – сделала я вывод.

– Кто это? – шепотом спросила я Колина.

– Правящая пара Ардрады, – скривился мальчик. – Наши большие друзья. Принесла их нелегкая!

Рискуя быть обнаруженной, я пробралась еще ближе. Очень уж хотелось узнать, о чем они там говорят. Впрочем, боялась я зря: собравшимся на площади сейчас точно не до меня.

– Алекс никогда на это не согласится! – Габриэль был очень зол, но все-таки пытался держать себя в руках.

– У него нет выбора, – торжествующе улыбнулась гостья. – Пока у него нет хранительницы, Совет долин не признает Боллату.

– Вряд ли он станет переживать по этому поводу.

– Это ты сейчас так говоришь. – Девушка посмотрела на Габриэля сверху вниз. Да, с ее стороны было разумно сохранить за собой такое преимущество. Я оценила ход. – А как только начнутся неприятности…

– Ты смеешь мне угрожать?! – прорычал ангел, испепеляя гостью взглядом.

– Да с чего вы вообще взяли, что эта девушка сможет стать хранительницей? – как всегда вовремя, вмешалась Люба. – Это очень редкий дар.

– Сможет, – усмехнулась хранительница Ардрады. – А если и нет… Какая разница? Все равно проверять никто не станет. – Она заговорщически подмигнула Габриэлю.

Тот скривился, будто целый лимон проглотил.

– Так мы ни до чего не договоримся, – протянул Дармир. – Вы устали с дороги, путь-то неблизкий. Идемте, я покажу, где можно отдохнуть и привести себя в порядок. А вечером устроим торжественный ужин, вот там-то все и обсудим.

Дармир двинулся куда-то в сторону, уводя за собой гостей. Через несколько мгновений площадь почти опустела. Остался лишь Габриэль. Оказавшись в одиночестве, он разразился длинной, витиеватой тирадой, по большей части нецензурной, потом мрачно сплюнул под ноги и наконец ушел.

Только тогда я осмелилась покинуть свое укрытие. Внутри все клокотало. Нет, ну вы это слышали? Хранительницу они нам всучить пытаются! А я тогда кто, интересно? И вообще, почему никто ничего не сказал этим так называемым друзьям о моем существовании? Как же не вовремя уехал Алекс!

Безобразие. Все приходится делать самой.

– Пойдем! – Я ухватила Колина за руку и потащила к дому.

– Ты что творишь? – попытался воспротивиться он.

– Увидишь.

Мы шли очень быстро, почти бежали. Пока добрались до дома, я уже успела запыхаться. Нет, все-таки не создана я для подобной жизни! Хотя с такими темпами, глядишь, скоро и привыкну.

Награждая всеми известными мне эпитетами, причем отнюдь не положительными, этих так некстати нагрянувших «друзей», я рылась в своих вещах: не то, опять не то… о, вот же оно!

Я вытащила на свет божий одно из платьев, сшитых для меня Рудиком. Пурпурное, расшитое черным жемчугом, оно выглядело просто роскошно. Помню, я долго не хотела его брать. Мол, куда я смогу надеть такую красоту? Что ж, вот и представился подходящий случай.

От долгого лежания в сундуке платье немного помялось. Пришлось потратить почти час, чтобы привести его в порядок, но результат того стоил. Я удовлетворенно оглядела свое отражение. То, что лекарь прописал! Ага, в качестве пилюли от наглости одной заносчивой девице! Сегодня меня не смутил даже чересчур откровенный вырез. Правильно, пусть завидует, у нее-то там мало что есть. А волосы мы распустим…

В таком виде я и предстала перед Колином.

– И с чего ты так вырядилась? – не оценил моих стараний мальчишка.

– С того, – передразнила я, – что сейчас ты проводишь хранительницу на торжественный ужин по случаю приезда наших дорогих гостей.

Доходило до него долго. А когда наконец дошло, некоторое время он не мог произнести ни слова, то открывая, то закрывая рот.

– Совсем из ума выжила, – выдавил Колин, ошалело таращась на меня.

– Можно подумать, этот ум у нее когда-то был, – хмыкнул Лап и тут же во избежание возмездия скрылся за дверью.

– Ну так я никогда и не говорила, что вменяема. Идем! А то мне уже не терпится увидеть, как вытянется рожа этой гадины.

На крыльце ратуши стоял Габриэль. Вот леший! Только его для полного счастья не хватало! Но ждать, пока он уберется с дороги, времени нет – я должна успеть к началу ужина. Не оставалось ничего другого, кроме как взять себя в руки и уверенным шагом подойти к ангелу.

Сердце бешено колотилось. Я сама уже была не рада, что затеяла эту авантюру. Но отступать поздно.

Он окинул меня оценивающим взглядом и… протянул руку. Я вложила свою трясущуюся лапку в прохладную ладонь ангела, и мы, не произнеся ни слова, вошли в ратушу. Я чувствовала себя мышонком, приглашенным на обед к коту. Эх, раньше надо было бояться!

В зале, где Алекс обычно принимал посетителей, поставили большой стол. Все уже были в сборе. Единственный пустующий стул, по-видимому, предназначался для Габриэля. При нашем появлении голоса притихли, и на меня уставились несколько пар удивленных глаз.

– Позвольте представить, – обратился Габриэль к присутствующим, выталкивая меня вперед, – леди Ксения, хранительница Боллаты.

В лице изменились абсолютно все. Люба обеспокоенно завздыхала, ее муж скривился, будто у него разболелись разом все зубы, а наши дорогие гости… Девушка скорчила недовольную гримаску, а ее спутник лишь слегка приподнял аккуратную светлую бровь.

Я окинула зал царственным взором и радушно улыбнулась (ну, по крайней мере, постаралась). А Габриэль между тем продолжал:

– Хранительница, позвольте представить вам наших друзей из Ардрады. – Он прямо-таки источал доброжелательность. Ну вот может же, когда захочет. Всегда бы так. – Властелин Ардрады, господин Леонерс Арслард тор Радеррин и его жена – хранительница Ардрады леди Рогенда.

– Можно просто Лео, – проговорил блондин, улыбаясь.

– Рада
Страница 16 из 20

приветствовать вас в Боллате.

Когда с формальностями было покончено, меня усадили за стол, принесли еще один стул для Габриэля, и ужин начался. Хотя какой там ужин – меня так трясло от страха, что кусок в горло не лез!

Мысленно вспомнив добрым словом бабушку, благодаря которой мне удалось не запутаться в столовых приборах, я попыталась сосредоточиться на еде. Атмосфера царила напряженная. Словно над нашими головами сгустились тучи, готовые в любой момент взорваться оглушительным раскатом грома.

– Сколько тебе лет, деточка? – нарушила затянувшуюся тишину Рогенда.

Тоже мне, нашлась старушка. Хотя… Приглядевшись к гостям чуть внимательнее, я поняла, что они намного старше, чем кажется поначалу. У молодых людей просто не бывает таких глаз. Они будто видели вечность.

– Восемнадцать. – Продолжение фразы – «будет через два месяца» – я предусмотрительно не стала произносить вслух.

– Алексэрта потянуло на развращение детей? – заломил бровь Лео.

Я судорожно вцепилась в край скатерти, сделала глубокий вдох и постаралась, чтобы мой голос звучал холодно:

– С каких это пор молодость стала недостатком?

– И когда же вы успели пожениться? – испытующе глядя на меня, продолжил допрос властелин Ардрады.

Едва я собралась сказать «никогда», как…

– Неделю назад, – ответил за меня Габриэль.

Я возмущенно захлопнула рот. Обзаводиться мужем, пусть даже лишь на словах, в мои планы не входило. Нет, я, конечно, помню, что хранительница обычно является женой властелина, вот только… Мы же вроде как исключение? Или нет?

Пока я приходила в себя, Рогенда зашла с другой стороны:

– И давно она здесь? Насколько я помню, наш вестовой, который месяц назад был в Боллате, ничего о ней не говорил.

У-у-у… Зря она об этом упомянула.

– А он вообще хоть что-нибудь успел тебе сказать? – ухватился за свою излюбленную тему Габриэль.

– На что ты намекаешь?! – взвизгнула Рогенда.

– Я? Намекаю? Да нет, я прямо говорю, что до Ардрады Чед не доехал.

– Ты обвиняешь нас во лжи? – проревел Лео, вставая. – Я могу расценить это как оскорбление!

– С каких пор правда считается оскорблением? – Габриэль тоже поднялся.

Ситуацию спасла Люба (кто бы сомневался!).

– Немедленно прекратите! – Она тоже вскочила и замахала руками перед готовыми наброситься друг на друга мужчинами. – Только дуэли нам здесь еще не хватало!

Дуэли? Ха! По-моему, этим благородным способом разрешения конфликтов тут и не пахнет. Вот дракой – это да.

Мужчины, наградив друг друга испепеляющими взглядами, опустились на свои места. Остаток ужина прошел в тяжелом молчании. Правда, Люба с Дармиром пару раз попытались разрядить обстановку, но даже их миролюбие не помогло.

Я кромсала куриную ножку, разрезая ее на мелкие кусочки и развозя по тарелке. Когда же все это кончится? О боги, как же мне сейчас не хватает Алекса! Будь он здесь, мне бы вообще не пришлось ломать комедию. Хорошо хоть Габриэль помог. Кстати, и почему это я его сегодня не боюсь?

Ну да, я давно догадывалась, что мой необоснованный страх перед ангелом – скорее отклик на его неприязнь ко мне. И что я ему такого сделала? Раз я так остро чувствую колебания энергетического фона, – по крайней мере, когда дело касается темной магии, – то что мне мешает ощущать волны неприязни, направленные лично на меня? Правильно – ничего. Эх, все же я ровным счетом ничего не знаю ни об ангелах, ни об их способностях. Надо на досуге восполнить этот пробел.

От мыслей меня отвлек звук отодвигаемых стульев. Гости встали из-за стола, церемонно раскланялись с хозяйкой, то бишь со мной, и удалились в отведенные им покои. Фу, наконец-то мои мучения закончились! Чувствуя себя выжатым лимоном, я направилась к двери.

И тут мне в голову пришла очередная сумасбродная мысль. Ну прямо не голова, а проходной двор какой-то! А почему бы мне не прогуляться мимо гостевого домика? Глядишь, что-нибудь интересное услышу. Самодовольно улыбаясь, я развернулась и резко сменила направление.

На цыпочках, стараясь не производить лишнего шума, подкралась к гостевому дому. Мне повезло – одно из окон оказалось приоткрытым. Примостившись рядышком, я обратилась в слух.

– Говорил же, что затея бредовая, – устало пробормотал Лео.

– Но попробовать стоило.

– Попробовали! Теперь мы с ними окончательно расплевались.

– Да ладно тебе! – беспечно отмахнулась его жена. – Выкрутимся!

– Во что ты опять нас втравила! – Еще один страдальческий вздох раздался у самого окна. – Зачем надо было связываться с этими магами?

Что ответила Рогенда, я так и не узнала, потому что ее супруг закрыл окно. Вот леший! На самом интересном месте! Впрочем, услышанного мне вполне хватило, чтобы сообразить: во всей этой истории замешан кто-то еще. И вероятно, именно этот кто-то и заварил всю кашу.

Лео мне почему-то было жалко. Какой-то внутренний голос подсказывал, что он все-таки хороший человек. Или это его обаяние на меня так подействовало? В любом случае такую жену, как Рогенда, я бы и врагу не пожелала.

– И что он в ней нашел? – задумчиво спросила я темноту.

– Настоящая любовь, как правило, бывает вопреки, – ответила темнота тягучим голосом Габриэля.

Желанный цветок я все-таки получила и теперь пересаживала его в новый глиняный горшок. Кстати, как выяснилось, цветок назывался розой. Его, то есть ее, Любе привез какой-то знакомый из Экларии.

Рядом вертелся Колин. В отсутствие властелина он взял на себя обязанность развлекать меня. А я особо и не возражала. Как выяснилось, сидение в одних кустах сильно сближает! Гм, и почему, интересно, подслушивание под одним окном не действует сходным образом? Габриэля я с того вечера больше не видела, чему, честно говоря, даже рада.

– Эх, скорей бы уже властелин вернулся, – вздохнул Колин. В третий раз за последние полчаса.

– А может, это он специально от тебя подальше смотался, – ехидно предположил вредный Лапус. – А то таскаешься за ним, как банный лист! Никакого покоя от тебя нет.

– А и правда, – поддакнула я, – что ты к нему прицепился?

– И ничего я ни к кому не цеплялся, – насупился мальчик. – Он мне жизнь спас. И вообще…

В начале лета в Боллату приезжали Рогенда и Лео. Медом им здесь намазано, что ли? А когда они наконец отправились в свои владения, Алекс решил проводить гостей до Страшного леса (наверное, чтобы по дороге не передумали и не вернулись) и взял с собой всех желающих. Среди этих самых желающих было несколько мальчишек, в том числе и Колин.

У кромки леса решили устроить привал. Пока взрослые занимались обедом, дети затеяли опасную игру. Они решили устроить охоту на медведя в Страшном лесу. Заостренные палки играли роль копий. Мальчишки притаились в кустах и стали поджидать добычу.

Долго ждать не пришлось. Вскоре перед охотниками появился большущий бурый медведь. Животное, не прельстившись ролью дичи, с ревом направилось в сторону незадачливых охотничков. Дети с криками бросились наутек. Только Колин растерянно застыл на месте. Правда, придя в себя, мальчик запустил в медведя палкой, но это мало помогло.

Тут-то и появился властелин.

– Вы представляете, – восхищался Колин, – он справился с медведем голыми руками!

Я пожала плечами. Конечно, он же маг! Зачем ему меч, если он умеет
Страница 17 из 20

колдовать.

Тут мое внимание привлек Габриэль. Он стоял, небрежно прислонившись к стене. Увлеченная рассказом Колина, я и не услышала, как вошел новый гость. Да и привычного страха не испытала.

Наши взгляды скрестились. Пока мы играли в гляделки, мальчишка и кот поспешили смыться.

– Ну? – наконец не выдержала я.

– Просто я хотел сказать, что, возможно, ошибался на твой счет. – С этими словами ангел повернулся и вышел вон.

Глава 5

Вопреки всем законам природы роза зацвела на следующий день. Проснувшись утром, я обнаружила алый бутон и теперь в задумчивости стояла перед цветком, силясь понять, к чему бы это.

Особая атмосфера, царящая в долине? В кои-то веки повезло? А может, моя магия внесла свою лепту?

Так и не придя ни к какому выводу, я оставила бесполезные размышления и зарылась носом в бархатистые лепестки. Мм… И тут же резко присела на корточки – по улице шла Рогенда. Надеюсь, она меня не заметила!

За прошедшие два дня дорогие гости умудрились довести всю долину до белого каления. Больше всего внимания, само собой, доставалось мне. Нет, они теперь не затевали скандалов, Рогенда даже пыталась быть милой (если к ней вообще применимо это слово), вот только ее «дружеское участие» раздражало еще больше, чем высокомерие. Она вечно путалась под ногами и то и дело давала совершенно ненужные советы, начиная от способов запекания мяса и заканчивая… в общем, скромным девушкам произносить такое вслух не полагается. А ее муженек тем временем носился по долине как оглашенный и совал свой нос всюду, где только мог. В итоге не одна я была близка к тому, чтобы взвыть в голос.

Раздался стук в дверь. О нет, только не это! Я затаила дыхание. Может, ей надоест и она скоро уйдет? Обычно я человек дружелюбный, но уж если меня сильно достали… Сейчас я в шаге от того, чтобы пинками вытолкать назойливую парочку за ворота Боллаты. Останавливало только понимание, что Алекс за такие выходки по головке не погладит. Даже не останавливало – так, придерживало. Но, учитывая опостылевшее дружеское участие милых соседей, мое терпение грозило вот-вот лопнуть. И тогда!.. Лучше бы властелину и в самом деле поторопиться, иначе я за себя не ручаюсь.

В дверь продолжали настойчиво ломиться. Да уж, наглость – второе счастье! Осталось только узнать, где искать первое.

Алекс отсутствовал третий день, и ко мне начинало подкрадываться беспокойство. Ну где властелина так долго носит?! Все эти окрестности на хорошем коне за день объехать можно. Что же могло его задержать? Не нашел ничего подозрительного? Или, наоборот, нашел?

А может, это оно нашло властелина? От подобных измышлений на душе становилось совсем муторно. Хотелось вскочить на свою Бэгги и рвануть навстречу. Помочь вряд ли чем смогу, зато буду в курсе событий.

Наконец до Рогенды дошло, что впускать ее не собираются, и хранительница удалилась. Я посидела еще немного для верности, потом выглянула в окно. Никого. Слава богам!

Ближе к полудню я, сияя аки ясное солнышко, махала вслед драгоценным гостям. Очевидно, решив, что хорошенького понемножку, они убрались восвояси. Туда им и дорога! Правда, сорвались уж слишком внезапно, но разве меня должно это волновать?

– Наконец-то! – облегченно вздохнул Габриэль. – А то я уж было подумал, что эти двое решили здесь поселиться.

И я полностью с ним солидарна. Как, впрочем, и большая часть населения Боллаты. До недавнего времени я никак не могла уразуметь, с чего это они едва ли не боготворят Алекса. Теперь, познакомившись с правящей парой Ардрады, точно знала причину.

Не успели мы как следует обрадоваться, как снова послышался стук копыт.

– Если они решили вернуться, то я сама отсюда сбегу, – в сердцах проговорила я.

Но все оказалось не так плохо. Вскоре к цокоту копыт добавились голоса, и в ворота въехали пятеро всадников.

– Алекс! – С радостным визгом я бросилась к властелину.

Спрыгнув с лошади, он поймал меня и легко приподнял над землей. Полы его плаща запахнулись, окутав нас обоих, но в следующий миг он поставил меня на землю.

Вечером устроили импровизированное совещание. Кроме нас с властелином присутствовали Дармир с Любой и Габриэль, которому его оборотни, наверное, успели доложить о результатах вылазки – очень уж самодовольный у него был вид. Я долго задавалась вопросом, что может связывать надменного ангела с оборотнями. Оказалось, все довольно просто. Из всех обитателей долины по силе и ловкости с Габриэлем могли сравниться только властелин да оборотни. Но у Алекса нет ни времени, ни желания целыми днями махать мечом. Зато и то и другое (хотя лично я подозреваю, что ангел их особо не спрашивал) наличествовало у двуликих. За счет своей природной выносливости и звериных инстинктов они не слишком уступали Габриэлю. Со временем такие тренировки стали приносить пользу, и из двуликих сформировалось что-то вроде небольшого гарнизона.

– Ну? – нетерпеливо спросил Дармир. – Чем порадуешь?

– Я бы и сам не прочь порадоваться, – криво усмехнулся Алекс. – Вот только повода для веселья у нас нет. И вряд ли в ближайшем будущем таковой появится. Габриэль прав, где-то неподалеку завелся маг. Причем темный. Более того – мерзопакостный. Он уже успел угробить вестового из Ардрады и сжечь дом Ксении, хотя лично я в упор не понимаю, зачем ему это нужно. Подозреваю, что именно он загипнотизировал Тину. И скорее всего на этом он не остановится.

– Не может быть! – изумился Дармир.

– Но есть, – осадил его ангел.

– Но Рогенда и Леонерс недавно были здесь и… – Дармир вкратце описал властелину дружеский визит соседской парочки, даже не забыл упомянуть мое выступление в роли хранительницы.

– Даже так? – задумчиво протянул Алекс. – Очень интересно.

– Что же теперь будет? – тихо спросила я.

Алекс пожал плечами:

– Первым делом следует удвоить стражу на воротах, а лучше вообще их закрыть. Пусть тщательно проверяют всех въезжающих, вплоть до последнего купца. Во-вторых, пора активировать границу…

Стоп. А вот это уже занятно. Насколько я успела заметить, никаких четко очерченных границ у Боллаты нет. Есть город, входить в который принято через массивные врата, но ни высоких стен, ни оврагов – ничего. Я еще удивлялась, зачем нужны эти ворота, ведь в долину можно войти с любой другой стороны. Чувствую, в скором времени я получу ответ на этот вопрос.

– …и в-третьих, – продолжал властелин, – нам предстоит серьезный разговор с правящей парой Ардрады.

На следующее утро, проснувшись, я заметила, что вокруг произошли неуловимые перемены. Как-то темнее стало, что ли… Чуть позже, выйдя из дома, я поняла, в чем дело. Вместо привычных полянок, разбавленных небольшими перелесками, долину окружили горы. Они словно выросли из-под земли, темные, почти черные, и такие высоченные, что, казалось, впиваются острыми верхушками в небо.

Так вот она какая, эта их граница. Только сейчас до меня дошло, что имел в виду Алекс, когда говорил о том, что властелиновы долины, как правило, полностью изолированы от окружающего мира. Да уж, через такую границу ни один враг не переберется.

Мне стало как-то не по себе. Впрочем, не мне одной. Вся долина затаилась в предощущении беды. И та не заставила себя долго ждать…

Сегодня пошел первый снег. Я стояла во
Страница 18 из 20

дворе и, задрав голову, с восхищением наблюдала за кружащимися, словно танцующими в воздухе, снежинками. Изящные, сияющие, точно бриллианты, они замысловато порхали над долиной. И опускались, укутывая промерзшую землю серебряным одеялом. Правду говорят – нет художника талантливей, чем природа.

От созерцания прекрасного меня оторвал Алекс. Он неслышно подкрался сзади и дернул за косу. Я подпрыгнула от неожиданности и громко ойкнула.

– Властелин, а ведешь себя как мальчишка, – пожурила я, отбирая пострадавшую косу.

– Ситуация располагала, – улыбнулся Алекс.

В последнее время он вечно где-то пропадал, поглощенный государственными делами, так что я его почти не видела. И уж тем более не было возможности нормально поговорить.

– У тебя усталый вид.

– Эти несколько дней выдались просто сумасшедшими, – вздохнул властелин и облокотился на забор.

– Я давно хотела тебе сказать… Возможно, это чем-то поможет. Там, в лесу, я слышала странный голос.

– Какой еще голос?!

– Мужской. Он приказывал Тине кого-то убить.

– Потрясающе! – «восхитился» Алекс. – А мы-то подумали, что это был заурядный гипноз!

– А разве нет? – Я окончательно перестала что-либо понимать.

– Не совсем. Есть специальные заклинания, позволяющие управлять человеком. Но это магия очень высокого уровня, не каждый магистр способен на такое. Сможешь узнать голос?

– Естественно. Этот голос я узнаю из тысячи.

– Тогда дело за малым: пройдемся по долине и…

Неужели он думает, что все может быть так просто? Эх, жаль тебя разочаровывать, а придется.

– Я уже давным-давно прошлась, – перебила я его. – Мага нет в Боллате.

– Это невозможно. Чтобы зачаровать Тину, он должен был находиться поблизости.

Я раздраженно повела плечами. Мне-то откуда знать, где этот гад прячется? Но вот то, что в долине его нет, я знаю точно.

– Это еще не все. Я случайно услышала, как Рогенда и Лео что-то говорили о каких-то магах. И это как-то связано с их недавним визитом к нам. – Да уж, очень познавательно. Сплошные «что-то» да «кто-то».

– Знаю. Мне Габриэль рассказал. – После некоторого молчания властелин добавил: – Думаю, придется все-таки посетить эту парочку. На месте и разберемся, что к чему.

Дети, радуясь приходу зимы, с визгом носились по улице, обстреливая друг друга снежками. Когда очередная стайка ребятни пробегала мимо, от нее отделился Колин, набрал пригоршню снега и запустил в меня. И попал же, паршивец! Я возмущенно зашипела и бросилась догонять проказника.

Поплутав по улочкам, мы вернулись назад, раскрасневшиеся и запыхавшиеся. Алекс все еще стоял во дворе и с интересом наблюдал за нашей возней. Я не утерпела. Набрала в пригоршню снега и швырнула в него. Он даже уворачиваться не стал, и мой снежок врезался ему в грудь, оставив на кожухе мокрый след.

Сделав резкий рывок в нашу сторону, Алекс схватил меня в охапку и затолкал в ближайший… нет, конечно, сугробом назвать это было еще нельзя, но снега я нахваталась достаточно. Несколько кусочков невесть как умудрились попасть за воротник, стало противно сыро. «Ну я вам сейчас устрою!» – мстительно решила я. Пока отфыркивалась, отплевывалась и отряхивалась от влажных хлопьев, успела слепить еще пару снежков и запустить один в посмеивающегося Алекса, другой – в откровенно хохочущего Колина.

Дальше все происходило как-то заторможенно. Или это я так воспринимала происходящее. Вот Алекс со смехом отбил летящий в него снежок. Колин с веселым визгом бросился в сторону. На меня накатила волна леденящего ужаса и так же мгновенно схлынула, оставив внутри пустоту. Вот от мальчика стало исходить голубоватое сияние, и в следующий миг на том месте, где секунду назад стоял Колин, взвился ввысь столп синеватого огня. Мой снежок, не встретив на своем пути препятствия, шмякнулся в аккуратную кучку золы.

Будто со стороны я услышала собственный крик. Мир стал расплываться, и спасительная темнота укрыла сознание от творящегося на моих глазах кошмара.

Первыми ожили мысли. Только текли они как-то вяло, с ленцой. На задворках разума крутилось нечто важное, но вцепиться в это никак не удавалось.

Я тихо застонала. Боги, как же болит голова! Ощущение такое, словно в моей несчастной черепушке сотня злобных карликов стучит в бубны. Жуть. И еще очень хотелось пить.

Медленно-медленно я приоткрыла глаза. Огляделась. Комната покачивалась из стороны в сторону. Ох как же мне плохо! Когда окружающие предметы наконец перестали водить этот дурацкий хоровод, мне удалось разглядеть обеспокоенное лицо Любы, склонившееся надо мной. Кажется, это уже становится традицией.

Хотела попросить воды, но вместо этого издала какое-то невнятное мычание.

– Очнулась! Ну наконец-то, – обрадовалась женщина и, приподняв мою измученную голову, стала вливать в рот приятно пахнущую травами жидкость.

И тут воспоминания, до сих пор скрывающиеся где-то в недрах сознания, вырвались наружу. Колин! И Алекс! Мамочки…

Я резко приняла сидячее положение. Тело мигом пронзила такая сильная боль, что я была вынуждена снова откинуться на подушки.

– Колин?.. – кое-как призвав к порядку голосовые связки, сипло спросила я.

– Да.

Сердце жалобно затрепыхалось.

– И… Алекс? – Ответа на этот вопрос я боялась больше всего.

– Что ты, деточка! – замахала руками Люба. – С ним все в порядке, просто ему сейчас нужно побыть одному. Он в саду.

С полуоблегченным вздохом я прикрыла глаза. Позже. Я подумаю об этом позже. А сейчас…

В следующий раз я пришла в чувство, когда за окном начало смеркаться. Тело болело уже не так сильно. Любы рядом не наблюдалось.

Случившееся просто не укладывалось в голове. Словно все это было затянувшимся дурным сном. Как такое вообще возможно? Я готова была поклясться, что злодей скрывается не в долине. Впрочем, и сейчас готова. Как же тогда он умудрился такое сотворить? А главное, зачем? Разве кому-то мог помешать бедный Колин? Уф, сплошные вопросы и ни одного ответа.

Осторожно ступая босыми ногами по холодному полу, я подошла к окну. Алекс сидел на скамейке в саду, сгорбившись и уронив руки на колени. И это при том, что на дворе уже давно не лето. Тоже мне мазохист нашелся!

Я быстро, насколько могла, оделась. Покачиваясь – слабость все еще одолевала, – спустилась вниз. Ну и что с ним делать? Все слова мигом куда-то улетучились. Да и не нужны они ему сейчас. А в прекрасное будущее я и сама не шибко верю.

Потоптавшись чуть поодаль, я решила, что хуже все равно не будет. Куда уж хуже-то? Стараясь ступать очень тихо, я подошла к нему и присела на краешек скамейки. Алекс моего появления даже не заметил. Его взгляд был отрешенным и совершенно пустым. Вот ведь дурацкая манера, чуть что – сразу замыкаться в себе!

– Поговори со мной, – жалобно попросила я, дергая его за рукав кожуха.

Мужчина несколько раз моргнул, загоняя поглубже остатки горьких мыслей. Его глаза ожили.

– Ну что, хороший из меня властелин, да? – Голос звучал насмешливо, но я ощутила затаенную боль.

– Некоторые похуже будут.

– Вот только у этих «похуже» людей под носом не убивают! – Алекс дал волю снедающим его изнутри чувствам.

– Хватит заниматься самоедством. Не ты виноват в смерти Колина. – Чтобы хоть как-то сменить тему, спросила: – Ты понимаешь, что
Страница 19 из 20

вообще произошло?

Алекс долго молчал. Когда я уже решила, что ответа не дождусь, он все-таки проговорил, словно взвешивая каждое слово:

– Я знал лишь одного человека, способного на такое.

– И где сейчас этот умелец?

– В Замирье, – горько усмехнулся властелин. – Оттуда не возвращаются, так что вряд ли это может быть он.

– Даже если он и вправду великий маг?

– Надеюсь.

– Слушай, – внезапно осенило меня, – а это случайно не он оставил тебе памятку на плече?

– Нет. Тот шрам оставил я сам. – Он кашлянул. – Знаешь, в моем прошлом особо нечем гордиться.

– Поэтому ты никогда о нем не говоришь?

– Сомневаюсь, что ты захочешь называться моим другом, если расскажу. Не говоря о том, чтобы стать хранительницей.

Хм. Вообще-то я ею уже стала. Разве нет?

– А тебе случайно не приходило в голову, – начала злиться я, – что некоторые тайны хранить вдвоем значительно проще? И еще – можно я сама буду решать, кто мне друг, а с кем не стоит связываться?

Утро началось со сборов.

Сначала я увидела двух оседланных лошадей у дома. Потом появился Габриэль. Вид у него был привычно мрачный. Зато к его облику добавилась одна очень эффектная деталь: черные волосы венчал витой серебряный обруч с черными камнями. Вглядело очень красиво. Габриэль прикрепил сумку к седлу и куда-то отошел.

Второй конь принадлежал властелину. И куда, интересно, эти двое собрались? Подозреваю, что не на прогулку.

От размышлений меня отвлек звук отворяющейся двери. Я обернулась. Алекс вошел в комнату и спиной прислонился к стене. На нем были дорожный костюм, подбитый мехом черный плащ и высокие сапоги.

– Я здесь, чтобы попрощаться.

Договорить ему помешал настойчивый стук в дверь. Как всегда, вовремя! Я уже успела помянуть добрым словом Габриэля, но на пороге стояла Люба. Вид у нее был всполошенный. Очевидно, Алекс впечатлился не меньше моего. В его голосе я отчетливо распознала тревожные нотки:

– Что еще стряслось?

– Там… – Ей понадобилось некоторое время, чтобы взять себя в руки. – У ратуши настоящее столпотворение. Люди напуганы. Они требуют, чтобы ты немедленно разобрался в случившемся.

– А я что, по их мнению, делаю? – Алекс явно выглядел разгневанным. Он резко повернулся и направился к выходу. Я попыталась было последовать за ним, но буквально налетела на суровый взгляд властелина. – Не выходи из дома, пока я не вернусь, – приказал он и закрыл дверь у меня перед носом.

Нет, ну нормально?! Раскомандовался! Я заметалась по комнате. А вдруг они там… Хм, да что они ему сделают, он же властелин! А если все-таки?.. Нет, я не хочу об этом думать.

Подбежав к окну и проследив взглядом за удаляющейся троицей, я плюхнулась на кровать. Так, надо что-то делать! Только вот что? Ага, точно.

Подозреваю, что на разборки с подданными у Алекса уйдет какое-то время. Вот и чудненько! Зато я как раз успею собраться. Правда, я еще не знаю, куда они намылились, ну да это мелочи. В процессе выяснится. И в самом деле, не отпускать же его одного. Габриэль не в счет, этот до добра не доведет.

На поиски хоть какой-нибудь сумки у меня ушло добрых полчаса. Ну что за бардак! Вот вернусь – наведу здесь наконец-то порядок. Искомая вещица обнаружилась на дне шкафа. Правда, пыльная – жуть! Пришлось ее вытряхивать, а на это тоже ушла уйма драгоценного времени. Покончив с котомкой, я сложила в кучку сменную одежду, тонкое одеяло, кое-какую еду и еще пару нужных в дороге мелочей.

Вот тут-то и появился Алекс.

– Что ты делаешь? – удивился он.

– Ну… Я тут подумала, что раз уж ты…

– Я-то – да, – резко перебил меня властелин, – а вот ты – нет!

– Это еще почему?

– Потому!

– Ну Алекс, – заканючила я.

– Я сказал – нет!

– Ну пожалуйста…

– Ксения! – снова перебил он. – Мы едем не развлекаться! Я и сам не представляю, что нас ждет в Ардраде. Ты остаешься, и точка!

– По какому праву ты указываешь, что мне делать? – разозлилась я.

– По какому праву? – Неожиданно его голос стал вкрадчивым. – Тебе напомнить? Ты, видно, заигралась и забыла, что властелин здесь я! – Он взял меня за плечи и хорошенько встряхнул. – Перестань вести себя как неблагодарный ребенок и делай, что тебе говорят!

Он резко оттолкнул меня, развернулся и вышел, не забыв в очередной раз от души лязгнуть дверью.

Губы предательски задрожали. Глаза стали наполняться слезами. Я повалилась на кровать рядом с так и не пригодившейся сумкой и тихо заскулила. По щекам побежали быстрые ручейки слез.

Глава 6

Жалеть себя мне вскоре надоело. Ну не взял он меня с собой, ну наорал – и леший с ним! Буду я еще расклеиваться из-за всякой ерунды! Велика честь. Им же хуже. Подумаешь, герои нашлись.

Честно говоря, я сильно сомневалась в подлинности гнева властелина – слишком свежа в памяти недавняя стычка Алекса с Габриэлем. Я еще тогда подумала, что у Алекса довольно странные методы манипулирования окружающими. Ангел ведь сразу смекнул, что к чему, значит, властелину не впервой было использовать подобные приемы, дабы заставить других делать то, что нужно ему.

Раздражало другое: он, как всегда, все за всех решил. Ребенок я, видите ли. И никакой я не ребенок, вот!

План созрел мгновенно. Сбегу отсюда, догоню их, и вряд ли они от меня потом избавятся. Осталось уточнить некоторые детали. Во-первых, я понятия не имею, где находится Ардрада. Впрочем, это можно как-нибудь выведать у Любы. Во-вторых, как с такой торбой – я с тоской покосилась на довольно увесистую сумку – незаметно добраться до конюшни? Задача усложняется… И в-третьих, на воротах с недавних пор денно и нощно дежурит стража. Алекс наверняка распорядился не выпускать меня из долины. А другого пути нет, единственная дорога на свободу лежит через ворота. Вот это – настоящая закавыка.

Эх, где наша не пропадала! Прорвемся.

Решив, что с проблемами буду справляться по мере их поступления, я направилась к Любе. Заодно сумею совместить приятное с полезным – и позавтракаю, и вытяну из нее необходимую информацию.

Сердечная, милая и теплая, как солнышко, Люба просто не могла не нравиться. Она словно светилась внутренним светом, не забывая поделиться им с каждым, кто в этом нуждался. Точно наседка, она пеклась о жителях долины, и в первую очередь – о властелине. К Алексу у нее особое отношение, будто он ей сын родной. В свои первые дни в Боллате я полагала, что так оно и есть, но потом до меня дошло – здесь что-то другое.

Первым на глаза попался Дармир. С лекарской сумкой, перекинутой через плечо, он только что вышел из дома. Наверное, направлялся к очередному больному. Заметив хранительницу, мужчина приветливо помахал рукой. Я улыбнулась, махнула в ответ и вошла в дом.

Хозяйку я застала за мытьем посуды. Люба усердно драила тарелки и негромко напевала какую-то песенку.

– Тук-тук! – обозначила я свое присутствие. – Не помешаю?

– Ксюшенька! – обрадовалась женщина. – Что ты, конечно же заходи! По правде сказать, я и сама собиралась к тебе заскочить.

Гм… с чего бы это, интересно?

– Зачем?

– Да ты садись, я тебя сейчас завтраком накормлю, – засуетилась Люба, расставляя передо мной тарелки.

Что там у нас? Омлет? На какое-то время воцарилась тишина. Каждый был занят своим делом: я – поеданием омлета, Люба – мытьем посуды.

– Ты на него не обижайся, –
Страница 20 из 20

внезапно нарушила молчание хозяйка дома. – Он хотел как лучше.

Я встрепенулась и недовольно фыркнула:

– Угу, а получилось как всегда.

Люба печально вздохнула, покачала головой и снова умолкла. Убрав в шкаф последнюю миску, она вытерла руки и завозилась в поисках чего-то в необъятных карманах своего широкого платья. М-да, похоже, там можно раскопки проводить.

– Вот, возьми. – На стол упало что-то блестящее.

– Что это?

Вопрос был риторический. Вещицу я узнала сразу. На витой цепочке висел золотой кулон – небольшой кинжал. Он принадлежал Алексу. И сегодня, когда властелин заходил попрощаться, висел у него на шее, я точно видела.

– Алекс просил отдать его тебе.

Ну-ну, в качестве моральной компенсации.

– А где находится эта их Ардрада? – забросила я пробный камень.

– Зачем тебе? – насторожилась Люба.

– Для общего развития, – пожала плечами я. – Да и просто хотелось бы знать, когда они вернутся.

– В нескольких часах езды от Старинска.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/ekaterina-polyanskaya/vrednost-ne-porok/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.