Режим чтения
Скачать книгу

Вторая алхимическая война читать онлайн - Алексей Абвов

Вторая алхимическая война

Алексей Сергеевич Абвов

По следам алхимика #3

Война… Как много в этом слове разных смыслов и как много различных форм может она принять. Герою этой книги «повезло» оказаться в ином мире и быстро подняться в местной иерархии с самого дна до того уровня, когда иные центры сил уже всерьез озадачены его наличием. Мягко говоря, оно им сильно не нравится. Упорство, наглость, смекалка, риск и постоянное развитие, изучение имеющейся магии и местных магов – все это делало его сильнее. Не желая следовать чужим интересам, он стал все чаще играть по своим правилам, постепенно захватывая жизненное пространство и обрастая людьми. Один в поле не воин, даже если он способен заменить отделение тяжелого орудия. Впрочем, врагов тоже становилось все больше и больше. И чем дальше, тем ближе дыхание большой войны.

Удастся ли герою пройти через череду опасных интриг, сможет ли он выдержать экономические нападки и защитить примкнувших к нему людей? А после справиться имеющимися силами с полноценной карательной армией, пришедшей по его душу? И в конце расправиться с теми, кто раньше играл им как марионеткой, заставляя таскать каштаны из огня?

Алексей Абвов

Вторая алхимическая война

Пролог

Военный орбитальный амулет дальней связи ГН-2, запись сообщений ВГДН45824190521, сокрытие активно

«…Ато, он обнаружил наших охотников около последнего источника огненной силы и теперь возвращается обратно. Наши отряды не смогут перехватить его. Все надежда только на тебя». – Мысленный голос просто переполняло большое волнение.

«Ты никого не оставил в заслоне? Как это понимать?» – Здесь же сквозило настоящее удивление вместе с чувством легкого раздражения.

«У меня слишком мало людей, способных с ним как-то потягаться, – оправдательные нотки послания хорошо чувствовались, – в заслоне стоят только новички, он их пройдет, даже не заметив. Если смогут лишь немного задержать его ценой своих жизней – для нас это окажется большой удачей».

«Немедленно выводи людей из-под удара, Тефис, пусть свободно возвращается, – последовал твердый приказ. – Я тоже вернусь в столицу, миссия временно отменяется. Тщательно проверь его обратный путь, он может нам что-то оставить. И хорошо подготовь своих лучших охотников, дабы они достали Великого и в Смертных Землях или хотя бы не выпустили его оттуда второй раз. Заодно пусть займутся и старым вопросом, но без особой спешки и энтузиазма, время теперь терпит».

«Слушаюсь!» – В ответе явно читались нотки большого облегчения, после чего связь оборвалась.

Вековые леса примерно в двух дневных переходах от Черного Перевала

Двое мужчин отдыхали после многодневного бега в тщательно замаскированном подземном схроне. Здесь царила непроглядная темень, однако для присутствующих свет и не требовался, чтобы хорошо видеть друг друга.

– Я возвращаюсь за Перевал, – совсем тихо сказал один мужчина.

– Неужели ты откажешься от своего желания, когда подошел так близко к его исполнению? – так же тихо спросил второй.

– Нет, – в голосе первого явно послышалось легкое сожаление, – видимо, нужно еще немного подождать. И еще разобраться с тем непонятным выскочкой: он, похоже, мне кое-что должен.

– Значит, все наши вложения в бунтующих южан и собиравшихся к ним вскоре присоединиться северян оказались напрасны? – Нотки заметного неудовольствия сменились явной обидой. – Пять лет подготовки, почти двести шестьдесят тысяч золотых только на наемников, еще больше на вооружение и обучение черни. И это не считая самого оружия и всего прочего, необходимого для победы. Теперь вот так все бросить по твоей личной прихоти?

– Зачем бросать? – В голосе проскочила заметная смешинка. – Они уже свое дело сделали. Лорды собирают и вооружают свои личные армии, несмотря на явный саботаж и желание содрать как можно больше денег со стороны «серых». Пускай – жадность их только отвлечет от реальных проблем. Вы тоже успеете заработать, сбросив им свои излишки. Лучшие охотники за головами и Борцы со Скверной бегают сейчас за нами по лесам и станут меня крепко сторожить на Перевале, когда уйду за него. Если кто из них случайно сунется вглубь Смертных Земель – там навсегда и останется. Этим не преминут воспользоваться остальные Великие, несмотря на всю свою трусость. И тогда господству «серых» быстро придет конец, Лорды опять передерутся между собой, благо за долгие годы вынужденного мира неразрешимых конфликтов среди них изрядно накопилось, и всем станет не до вас и ваших идей. Не этого ли столько лет добивается Искательское Братство?

– Ты говоришь так, как будто все уже произошло. – Обида из голоса говорившего ушла, сменившись явным скепсисом. – Насколько ты уверен в своих прогнозах?

– Поднимайте восстание черни на севере, как изначально планировали, и все пойдет именно так. И не жалейте сейчас денег, потом все быстро вернете, когда добьетесь своего.

– Тебе легко говорить – ты эти деньги не зарабатываешь, – огрызнулся напоследок неизвестный мужчина, после чего повернулся на бок и спокойно засопел.

Тот, кого здесь все именовали только Великим, еще долго пребывал в состоянии бодрости, о чем-то про себя размышляя, но потом тоже решил отдохнуть, благо какой-либо заметной опасности в его особые чувства сейчас не попалось. Он умел строить планы на долгие годы вперед и даже на целые века, и нынешняя кратковременная заминка лишь ненадолго отодвигала его страшную месть.

Глава 1

Разгребание последствий легкой победы

Смертные Земли, город Юмаю

Глядя в окно, в который раз предавался воспоминаниям. Прошло не так уж много времени с моего невероятного переноса в иной мир. Ведь еще недавно мне вполне хватало своей работы и крутящихся около нее развлечений. Ученый-исследователь, благодаря превратностям судьбы переквалифицировавшийся в вояку. Если сказать правду – не совсем в вояку, скорее в охранника тех же ученых. Зато удалось хорошенько поквитаться со своими бывшими коллегами. Не стоило им тогда притеснять меня, воспользовавшись случайной неудачей. Оттеснили от всех работ и исследований, с горя чуть в белорусские фермеры не подался. Тяжкий период жизни, да; даже вспоминать не хочется. Уж не знаю, на каком основании наш бессменный еще со времен далекого Союза шеф безопасности и заодно главный представитель заказчика решил вмешаться в мою жизнь, произведя безукоризненную вербовку. Грамотных специалистов у него, видите ли, не хватает. И действительно, разбираться с тем, что порой пишет руководству ученая братия, требуя для себя материалы и дополнительное финансирование, могут лишь такие же хитрые умники. Особенно когда заявленные требования совершенно не соответствуют ведущимся плановым работам. «Государство не обязано финансировать ваше праздное любопытство, тем более во вред основной задаче», – дословная фраза шефа, сказанная одному из моих бывших коллег. Да, когда-то наша великая страна могла позволить себе широчайшие «веерные исследования», но те времена давно прошли. Теперь выделяемые на науку ресурсы распределяются по достаточно ограниченному набору тем, напрямую
Страница 2 из 28

влияющих на обороноспособность и поддержание общего с другими странами технологического уровня. Любопытство приходится удовлетворять за собственный счет и в дополнительное время. Но и любопытство способно открывать новые горизонты, имеющие практическое значение. Собственно, одной из моих задач как раз было определение «реализуемых и нереализуемых мечтаний» своих бывших коллег. Вкупе с возможностью подглядывать за всеми ведущимися в закрытом научном центре работами, я имел на них весьма большое влияние. Хотя в рамках основной должности полномочия казались весьма невеликими. «Руководитель технического отдела охраны комплекса» – так официально называлась моя должность. Имелись и подчиненные, поначалу старавшиеся при любой возможности свалить свои заботы на плечи начальства. Армейские вояки-контрактники, что с них взять. Да еще требовалось периодически доказывать им, что ты ничуть не хуже них стреляешь или портишь здоровье потенциальному противнику в рукопашной. Шеф и тут хорошо подсуетился, привив мне – «яйцеголовому ботанику» – любовь к прикладному милитаризму. О его способах воспитания «любви к Родине» тоже особо вспоминать не хочется, до сих пор возникают фантомные «ощущения» в некоторых местах. Стоило отметить – скрытыми талантами меня и тут господь не обидел, потому уже через пару лет службы все мои подчиненные неоднократно убедились – со мной их ранговые разборки «кто круче и у кого длиннее» более не работают. Повысившийся авторитет существенно сократил и накладные расходы нервов в работе. Подчиненные теперь слушали внимательно и не стеснялись спрашивать помощи именно тогда, когда у них действительно что-то не получалось, а не потому, что им лень тратить силы на всякую неинтересную работу. И вот когда моя «новая жизнь» стала вполне обыденной, можно сказать – рутинной, произошла непонятная катастрофа.

Ярчайшая вспышка взрыва на месте одного из лабораторных корпусов застала меня шагающим в полной боевой выкладке по прилегающей к комплексу территории. И вместо очередного перевода сил в тренировочном городке и боеприпасов на стрельбище пришлось применять многое на практике совсем в ином мире. Невероятный перенос сюда едва не стоил мне жизни. Спасибо «добрым» людям, спасли и даже вещи сохранили. Естественно, их тогда заботила отнюдь не моя жизнь, а возможность неплохо заработать на продаже моей бренной тушки местному экспериментатору-вивисектору. Горе-ученому, с местным научным званием Повелевающего мудростью. Вот тот меня и вылечил на свою голову, пожелав сделать фактически рабом до окончания жизни. Как оказалось – вполне обычная для него практика, я был далеко не первым, но теперь уже стало ясно – последним. По его милости мне требовалось изо дня в день ходить в опасные леса, выискивая там всяческие редкости и прочие полезности, лишь бы расплатиться с навязанным мне «долгом жизни». И лишь волею случая удалось быстро скинуть накинутое ярмо, обретя видимость свободы. Да-да, лишь видимость. Судьба закинула меня в весьма негостеприимное место – Смертные Земли. Пятьдесят лет назад здесь произошла большая война между местными Лордами и силами, поднявшимися по воле другого пришельца из нашего мира, позже названного Всеми Проклятым Алхимиком. За время своего пребывания в сих краях тот Алхимик достиг весьма многого. Построил в далекой глуши несколько городов, питаемых настоящими атомными реакторами. Но главной его стройкой стало настоящее «светлое коммунистическое будущее» в агрессивном феодальном окружении. Такого ему и его последователям местные властители не спустили, сначала отправив сюда карательные экспедиции, а после их разгрома организовав большую войну. Миллионная армия с большим трудом и огромными потерями все же смогла загнать новоявленных коммунистов-алхимиков до их последнего города-крепости, но взять его уже не успели. Разрушив по пути подземную атомную станцию, войска Лордов оказались в облаке радиоактивного заражения, ничего не подозревая о его опасности. Остатка их здоровья хватило для полноценной осады столицы алхимиков, но до последнего решающего приступа командование банально не дожило, после чего их армия разбежалась. С войны здесь осталось много всего. Как ценного, так и опасного. Причем сложно сказать, чего больше. Где есть что-то ценное – там обязательно найдется и какая-то опасность. Искатели зарабатывают на жизнь, постоянно рискуя ею. Но мало опасностей, оставшихся со времен войны. Хватает и просто бандитов. Сюда, за Черный Перевал, ссылают из королевств далеко не лучший контингент. Некоторые предпочитают жить за чужой счет.

Да, ко всем прочим «удовольствиям», в этом мире есть магия. С помощью тепла окружающей среды и силы мысли можно творить настоящие чудеса. Впрочем, закон сохранения энергии действует в полном объеме, потому не все так просто, как кажется поначалу. Любой человек здесь способен магически воздействовать на окружающую реальность, однако уровень этого воздействия определяется его интеллектуальным развитием и наличием удобных для работы источников тепла. Увы, подавляющее большинство аборигенов способны брать лишь тепло своего тела, потому и внешние воздействия их весьма невелики. Но существуют и Великие Повелители, для которых действующий вулкан – как для нас теплая батарея. Магия крепко стукнула мне в голову, едва сознание вернулось из пелены небытия. Как тогда выжил – самому непонятно. С тех пор я по возможности совершенствуюсь в этой сфере, заодно постигая смежные дисциплины, такие как обработка материалов с помощью силы и зельеварение. Новый мир постепенно раскрывается перед моим любопытством, даруя всё большие возможности и настоящее могущество.

Однако спокойной жизни никто не обещал, трудные экзамены следуют один за другим. Последующей пересдачи не планируется, любой провал означает – смерть. Ступая по следам Великого Алхимика прошлого, я взваливаю на себя все больше забот, выстраивая вокруг себя окружение из доверившихся мне людей. Пока приходится часто идти на поводу у местных заправил. К примеру, авторитет Сом крутит мной как только ему хочется, моими руками таская каштаны из огня и стравливая со своими конкурентами, такими же авторитетами. Каждое его задание похоже на изощренную попытку самоубийства для исполнителя, однако моей удачи пока хватает, чтобы раз за разом выскальзывать из очередной смертельной ловушки. Я бы и рад послать Сома куда подальше, но пока слишком слаб, чтобы открыто бросить вызов всем своим противникам, предпочитая давить их по одному. Постепенно обрастаю союзниками и близкими людьми, стараясь вести самостоятельную игру. Получается плохо, но мы ведь не ищем легких путей…

По-моему, самое трудное – это переделка собственного представления о том, как нужно вести дела. Привыкшему все самое важное тащить исключительно на своем горбу психологически очень сложно переложить эту ношу на чужую спину. Постоянно хочется проверить, как там ее несет твой подопечный, хватает ли ему сил и нет ли у него излишней сообразительности, дабы бросить важное дело в ближайшие кусты, пока никто
Страница 3 из 28

не видит. Тем самым только мешая людям делать дело. Вот и у меня сейчас внутри происходят такие непонятные метания, хочется разорваться на части и везде сунуть свой нос. Но при этом сам хватаю себя за руку, когда уже совсем порываюсь броситься решать задачу, отданную на исполнение кому-либо из моих людей. Нет уж, пусть они тоже постепенно обретают достаточную самостоятельность. Иначе какой из меня авторитет? Так, видимость одна. Слишком уж резки изменения моей жизни. Еще совсем недавно был тут практически никем, занимая чуть ли не последние ступеньки социальной пирамиды, а теперь стал вторым человеком в городе, владея его половиной. Официально. А реально пока контролирую лишь территорию своего особняка, спрятавшись от всех врагов и прочих недоброжелателей за магической охранной системой и спинами собственных гвардейцев. У быстрого возвышения есть своя обратная сторона – большое количество тех, кому оно пришлось совсем не по нраву. И кто жаждет или просто отомстить за нарушение своих интересов, или попытаться откусить от наглого выскочки кусочек пожирнее, если не удастся проглотить его целиком. Да и у потворствующих мне отдельных индивидуумов тоже ведь планы вполне прозаичны. Кинул, значит, семена в удобренную почву, полил водичкой, и жди, когда урожай созреет. Сильно удивлюсь – если не начнет все один к одному сходиться. Потому-то выбор невелик – идти туда, где предлагают выгодные варианты, и постоянно искать возможности отстоять свое от любых нападок со стороны. А противники и конкуренты сделают нас только сильнее.

– Вит, нам Аэль больше денег не дает, – нашел меня молодой маг Амикус, занимавшийся в это время восстановлением торгового дела сбежавшего от нас Повелевающего мудростью Питса.

Вовремя тот подсуетился, сумев прихватить немалые ценности, а главное – кое-какие мои личные секреты. Вот это действительно вызывало обиду и желание при удобной возможности крепко отомстить. Я ему доверил слишком многое, полагаясь на его благоразумие, судя по всему, именно оно-то меня и подвело. Впрочем, теперь без него мы развернемся еще сильнее, развив брошенный им задел к своей пользе. Энтузиазм молодых парней, допущенных до большого дела, просто зашкаливает. Вот только жрица Аэль, способная исподволь влиять на мужчин, отчего они мгновенно теряют самообладание, хитро навязанная мне тем же авторитетом Сомом, ставит палки в колеса молодому коммерческому предприятию. Может, я зря доверил ей финансы?

– Она же вам уже достаточно выделила на закупку? – немного удивился я неожиданным словам молодого мага. – У вас уже все закончилось, так быстро?

– Тут такое дело… – Парень замялся, опустив глаза; видимо, у него припасены для меня не самые лучшие вести. – К нам почему-то валом народ пошел, несут и несут, – все же выдавил он слова из себя. – Причем пожаловали даже городские перекупщики, таща за собой по целой телеге добра.

– Хм… – удивляться уже нечему, но понимание в голове только зародилось, – у вас цены на скупку амулетов заметно выше, чем во всем остальном городе?

– Уже нет, – Амикус с некоторой надеждой посмотрел на меня. – Они действительно выше, чем у перекупщиков, те вообще за нормальные амулеты медь, а не серебро дают, но по сравнению с ценами пару дней назад – снизились вдвое.

– И все равно поток желающих сдать вам свой хабар никак не уменьшается?

– Я ничего не понимаю, – опять засмущался парень. – Наверное, они узнали о чем-то, чего пока не знаем мы…

«Скорее не до конца представляем весь масштаб вчерашнего события», – пришла в голову объясняющая все нестыковки мысль. Вступив в прямой конфликт с менялами, банкирами этого мира, мы тем самым подписали в глазах окружающих свой смертный приговор. И разграбив дом их полномочного представителя – авторитета Готса, получили сразу много денег. Местные обитатели сразу оценили возможность по-быстрому совершенно безопасно нажиться за счет потенциальных покойников. Торговля на Большом Базаре временно дала сбой, опять же не без моего активного вмешательства, цены на скупку добычи резко упали. Они, конечно, когда-либо обязательно восстановятся и даже скакнут вверх, но никак не раньше чем через пару месяцев. И единственные, кто дает более-менее нормальные деньги за амулеты, – это наше торговое предприятие, временно оказавшееся без своего главного идейного вдохновителя. Местных перекупщиков я теперь хорошо понимаю. Скинув нам все свои запасы, они сразу получат приличный доход. Но это совсем не главное. По их разумению, когда нас всех умертвят палачи менял, то все проданное нам опять вернется к ним, за те же самые медяки. В городе ведь больше не осталось других торговцев, целенаправленно и профессионально занимающихся амулетами. Везти их в другие города Смертных Земель невыгодно, там тоже копейки предложат, разве только сбежавший предатель Питс опять начнет активно вести торговые дела под чьим-либо присмотром. Но на это ему потребуется время, а мы-то еще никуда не делись и цены опустили не настолько сильно. Сейчас из нас спокойно лишние денежки-то вытянут и будут ждать скорого «продолжения банкета». Хороший расчет с их стороны. Только вот мы пока помирать не собираемся, а потому их радужным мечтам придется познакомиться с таким природным явлением, как большой облом.

– Сейчас выдам указание Аэль, дабы не ограничивала вас в деньгах, скупайте все подряд, даже неисправное, – весело напутствовал молодого мага хлопком по спине.

Убедить жрицу предоставить средства на торговлю оказалось не так-то просто. Не знаю, имелись ли в ее роду местные евреи, но она решила торговаться даже со мной.

– Я им и так уже две дюжины золота, считай, выделила, – настырно упиралась она. – Если они все подряд тут начнут скупать, то у нас денег не останется, а особняк будет забит по самую крышу всяким бесполезным барахлом!

– Да и пусть, – беззлобно ухмыльнулся ей. – Пока несут – надо скупать, деньги не должны лежать, если их можно пустить в дело. Потом вернутся с большим прибытком.

– Тебе еще на обустройство города много потратить придется, – не отступила она даже перед таким аргументом. – Мне твоя Ведьма уже передала примерную смету на первую часть необходимых работ, дабы получить хотя бы контроль за своей половиной города, там всей твоей казны может не хватить, если все по уму сделать.

– Ничего, город от нас никуда не денется, а деньги можно и заработать! – решительно додавил ее своим эмоциональным напором. – Выдашь, сколько парни запросят, потом общую сумму расходов мне скажешь. Сам сейчас проверю, как у них дела идут и откуда такой наплыв.

Спустившись к бывшей конюшне, где сейчас размещалась наша торговая лавка, действительно отметил наплыв посетителей около нее. Тут стояли сразу три телеги, заполненные амулетами строительно-бытового назначения. Вентиляция, унитазы, насосы для воды и еще какие-то хитросплетения труб. Немного подобного добра мы вывезли вчера из разграбленного дома авторитета Готса. Еще четыре телеги, ждущие своей очереди за оградой, оказались завалены каким-то совсем уж непонятным для меня добром. Металлические и каменные короба, в которых
Страница 4 из 28

мой магический взгляд сразу отметил большое сосредоточение подчиненных сил, круглые баки и толстые цилиндры неизвестного назначения. Решил было подойти поближе и расспросить хозяина всего этого магического хлама, но в это время из ближайшего переулка показалась наша последняя самодвижущаяся телега, за рулем которой восседал мастер Бокк, а толкали ее сзади сразу восемь гвардейцев. Пневматические шины транспортного средства сильно проминались под весом наваленного груза, возвышавшегося за спиной мастера. Сзади шла пятерка моих магов, почти восстановивших свои силы.

– Вы, верно, решили по отдельным камням полностью разобрать тот дом, – поравнялся я с бывшей самодвижущейся телегой, приводимой ныне в движение человеческой мускульной силой, осматривая наваленный на нее груз.

Тут лежало в основном стекло, вытащенное из окон, а также какие-то строительно-монтажные конструкции.

– Ты же хотел сделать наблюдательную башню? – Бокк посмотрел на меня немного озадаченным взглядом, как бы спрашивая: «Неужели сразу не понятно?» – Вот мы нужный материал для нее и подобрали, заодно прихватив еще немного полезного.

– После нашего вчерашнего ухода там еще не все растащили? – Я немного удивился, представляя обычную реакцию местных жителей до оставшегося без присмотра чужого добра.

– Нет, – покачал головой мастер, – туда вообще никто не подходил, как мы там все оставили – так и лежит. Сейчас еще пару ходок сделаем, вывезем остальное. Была б моя воля – действительно все бы по камням разобрал, дабы добро не пропало.

Тем временем мы зашли в ворота, прошли до хозяйственного входа в особняк, и гвардейцы вместе с магами стали быстро разгружать телегу, затаскивая стекло внутрь дома. Когда они убрали груз с задней части, заметил там немного помятую печь мягкого тепла, которая оказалась вполне горячей.

– Гляжу, вы где-то и печью успели разжиться? – спросил довольного Бокка, стоящего рядом со мной и наблюдающего за разгрузкой.

– Да, – он как-то раздраженно махнул рукой, – с самого раннего утра, помня твой наказ, молодые ребята приволокли откуда-то пару нерабочих печей с убитыми управляющими амулетами. Других им никто бы не продал. Вот, успел починить одну из двух. Только проку от них немного в этой колесной каракатице.

– Почему так? Вчера же она вполне неплохо тащила груз, – бегло осмотрел телегу, выискивая причину такого скепсиса со стороны мастера, и внимательно посмотрел на него, ожидая ответа.

– Ерунда это все – ваши самодвижущиеся телеги, – немного насупился он. – Вращающие колеса амулеты быстро внутренне распадаются из-за слишком больших усилий, тепловые трубы трескаются от тряски, а у переносной печи просто не хватает мощности. Баловство это, игрушка на один день. Ты думаешь, раньше тут никто не пытался сделать что-то подобное?

Помотал головой, показывая свое полнейшее неведение.

– Так вот… – Бокк посмотрел на меня взглядом старого учителя, вдалбливающего в голову нерадивого ученика прописные истины. – Попыток сделать что-то подобное хватало. И раньше, и сейчас. Говорят, древние добились успеха. Но за последние тысячи лет ни у кого не получилось создать что-либо, способное составить конкуренцию лошадям. Вот посмотри, – он ткнул рукой в сторону ближайшего колеса, – там стоит замкнутая в кольцо цепочка из четырех простых амулетов, призванных открывать и закрывать массивные двери. Они отталкиваются друг от друга или притягиваются друг к другу, в зависимости от поданной команды и внешней силы. Но чтобы такие амулеты сделать надежными – требуется большая прочная основа, ее в колесо не упрячешь. Да и не могут они работать слишком интенсивно, петли подчиненной силы выгорают. Для дверей вполне подойдет, а для колеса – нет. Тепловые трубы тоже нужно делать гибкими, дабы они от тряски не полопались, а это очень сложно и слишком дорого – там золота много потребуется.

– Ты хочешь сказать – сбежавший от нас Питс до другого города не доедет? – сильно порадовался такому интересному заключению, даже наплевав на провал самой идеи.

– Доедет, – сразу расстроил меня мастер, не дав хорошенько порадоваться чужой возможной беде. – Как раз до ближайшего города и доедет, а потом – всё. Впрочем, он может и в пути починиться, если действительно не доедет, тут не так сложно, если есть лишняя печь мягкого тепла. Нам еще пару раз скататься нужно, – сказал он мне, отметив, как последнее стекло с телеги исчезло за дверями особняка.

Вернувшиеся «грузчики» быстро попрыгали на телегу, и она медленно покатилась к воротам уже за счет своих невеликих возможностей. Несмотря на весь скепсис мастера Бокка, сама идея оказалась вполне жизнеспособной. Требовалось разве только найти более удачную реализацию всей конструкции.

Снова оставшись без активного занятия, я опять с трудом удержал себя от вмешательства в чужие дела. Помог зельевар Актиус, обнаруживший меня в столовой сидящим перед пустой тарелкой с грустным видом на лице, дабы утащить в свою мастерскую. Сегодня у нас по плану занятий день приготовления бытовых эликсиров. Они уже не являлись «простыми», и состояли из двух, а иногда и из трех компонентов. Заменители мыла и чистящих средств, дезодоранты для тела, пропитка для обуви и одежды. Всего около трех дюжин разных составов на все случаи жизни. Большой ценностью они не являлись, но их требовалось много, причем постоянно. Без должной пропитки одежда могла быстро изнашиваться, засоряться, обувь не самым лучшим образом влияла на ноги, и многое другое по мелочи. Даже пол стоит протирать специальным составом, дабы к нему не липла грязь. У нас же большинства нужных эликсиров вообще не было, а тех, которые имелись, сейчас и вовсе почти не осталось. Делать новые бытовые составы оказалось лишь немногим сложнее, чем «простые» и «предварительные» эликсиры, фактически требовалось лишь знать рецептуру и проявлять аккуратность и терпение при работе. С моим ускоренным сознанием брака в работе почти не появлялось, чему очень сильно радовался зельевар, подставляя передо мной большие баки с подготовленной водой и подкладывая исходное сырье. Я же дозированно пропускал через себя энергию, постепенно закачивая свойства сырья в эту воду, обеспечивая точность и непрерывность процесса. С двухкомпонентными составами работать стало немного сложнее. Первый состав мог разрушаться при присадке к нему чего-либо дополнительного. Тут уже пришлось иногда использовать сделанные недавно «предварительные» эликсиры, пропуская нужные свойства сырья через них в основной состав. То есть эти самые «предварительные» выступали в роли специального фильтра, обеспечивающего должный процесс, не расходуясь при этом сами. В принципе – ничего сложного, просто требуется хорошо знать, что из сырья и с чем конкретно совместимо, а с чем нет, и как это можно преодолеть в случае необходимости.

Вот с последним бытовым эликсиром, которым протирали тарелки перед тем, как положить туда еду, пришлось очень серьезно повозиться. В нем оказалось восемь базовых элементов, шесть промежуточных, и впервые в моей практике применялись три операции
Страница 5 из 28

преобразования свойств исходного сырья, причем одно двойное. Первые одиннадцать попыток приготовить нужный состав в малых дозах оказались полностью неудачны. Еще семь следующих ушли на закрепление всех новых для меня операций, а главное – их сочетаний друг с другом. В результате один последний маленький флакончик с бесцветной плотной жидкостью без вкуса и запаха был торжественно отмечен Актиусом как вполне годный.

– Не пойму, зачем для протирки посуды такой сложный эликсир потребовался? – спросил его, когда тот похвалил меня за удачную попытку.

– Зато, если туда положат что-то отравленное, – это сразу станет заметным, – расплылся он в довольной улыбке. – Поздравляю тебя, Вит, ты стал пятым за последнюю сотню лет зельеваром, который сумел приготовить «поварскую синь» – так называется этот состав. За один этот маленький флакончик в столице королевств можно выручить минимум сотню золотых, если знать, кому предложить.

– Сколько-сколько? – сильно удивился названной сумме за какую-то ерунду.

– Можно и больше, – покачал головой зельевар, – только нужен выход непосредственно на Лордов, иначе перекупщики, имеющие к ним доступ, возьмут не меньше половины за посредничество. Попробуй пока сделать еще одну порцию.

Следующая порция, а также еще четыре за ней получились у меня ничуть не хуже. На пятой немного ошибся, пришлось ее выбрасывать, а шестая и седьмая пошли в зачет, после чего закончилось исходное сырье. Вот так, всего за три часа работы, буквально из ничего получился продукт на шесть сотен золотых, по словам Актиуса. Без меня он бы за такой эликсир даже браться не стал, но теперь обещал подкинуть к завтрашнему дню еще кое-что интересное.

Едва я вышел из мастерской зельевара, сразу попал в ласковые, но очень цепкие лапки Марины. Она давно хотела пообщаться со мной. Подойдя к своему кабинету, которым также пользовалась и она для своей работы, услышал, как там кто-то поет. Слов песни разобрать не смог, но все равно остановился и несколько долгих секунд слушал чарующие звуки, пока Марина легонько не подтолкнула меня в спину. В кабинете вокруг стола расселись мои «девы престижа», как первые три, так и парочка новых. Девы что-то активно рисовали, но при этом они еще и пели, так и не замолчав при нашем появлении. Пару минут стоял и просто смотрел на происходящее, опасаясь спугнуть нахлынувшее чарующее наваждение. Раньше ведь думал – «девы престижа» нужны только для постельных утех богатых и статусных мужчин, а они, оказывается, еще и петь умеют. Да и рисуют весьма хорошо, вернее – сейчас не рисуют, а чертят. На некоторых листах бумаги, лежащих перед ними, вполне узнавались красивые фасады зданий с широкими окнами и отделкой под античность, на других листах изображался интерьер, на третьих – чертежи общей планировки.

– Гостевые дома и казармы, – сказала Марина, положив передо мной стопку листов с хорошо прорисованными видами фасадов и упрощенными чертежами внутренних планов.

Все здания имели по два этажа и типовую планировку, отличаясь лишь внутренней отделкой и набором «удобств».

– А вот тут – примерный план нашей части города. – Девушка положила передо мной большой лист с перенесенной частью карты, висящей на стене.

Только от самой карты этот план серьезно отличался. Общими оставались разве только несколько основных дорог, идущих от центра к городским воротам, а все остальное пространство застраивалось уже по-новому. Кривых узких переулков и трущоб на новом плане, естественно, не нашлось. На их месте располагались строгие кварталы новых общественных домов, имелось немного мест под индивидуальную застройку коттеджного типа для богатых горожан, не забыто пространство под два тренировочных лагеря для наемного войска, а также предполагаемая территория под возможные производственные мощности. Недвижимость, принадлежащая искательским кланам, переносилась ближе к воротам, склады купцов на западной стороне тоже сильно ужимались в весьма компактные образования. А то сейчас между ними хватало пустой земли, занятой утлыми лачугами городской бедноты или вовсе заполненной мусором. Хотя там тоже кто-то периодически живет. Вроде бы земли в городе много, но используется она совершенно нерационально. Практически неизменным оставался лишь самый центр, где стояли особняки и дома самых богатых горожан, вроде нас самих, но таковых совсем немного в нашей части города. Богатые кварталы располагались на северной и восточной стороне за особняком авторитета Сома. Дальше за домами богачей начиналось сосредоточение домов городских мастеров и торговцев. За ними находились три больших борделя в окружении дюжины кабаков, за которыми раскинулись многочисленные строения северного искательского клана, а также нескольких новых, недавно появившихся в городе. На богатую часть города нам, естественно, покуситься никто не даст, авторитет Сом оставил ее за собой. Зато на нашей бедной части можно спокойно начинать любое строительство, снеся большую часть сегодняшних построек за несколько дней, чем и собиралась озадачить меня Марина.

– Нужно немедленно убирать все это. – Она положила передо мной очередной лист, где были отмечены городские кварталы, идущие под снос в первую очередь.

Ими оказались трущобы, где мне уже несколько раз пришлось попадать в различные неприятности. Избавление города от них в ближайшей перспективе только добавит порядка. Если все пройдет гладко, конечно.

– Местных обитателей куда денем? – поднял на нее свой внимательный взгляд.

– За городские ворота выгоним! – резко ответила она. – Там нормальных людей нет – или ворье, или еще хуже. Сам знаешь, сталкивался. А для немногих рабочих, которые станут вскоре работать на нас, вот тут сразу построим пару больших общежитий, – показала она пальцем отмеченное на карте место. – Раз за городскую землю огромные деньги заплатили – значит, спокойно делаем на ней свои дела, а кому не понравится – пусть идут жаловаться твоему Сому.

– Хорошо, давай сейчас все планы, касающиеся первой части необходимых работ, схожу проведаю нашего соседа, – весело подмигнул своей рыжей Ведьме, собирая бумаги со стола в одну стопку.

Давно стоило проведать авторитета Миса, официально заведовавшего бандитами и городскими рабочими. Внимательно окинув взглядом своих «дев престижа», которые с явным желанием посматривали в мою сторону, периодически отвлекаясь от своей работы, вышел из кабинета. С девами тоже стоит обязательно поговорить, узнав, откуда у них такие большие таланты в черчении, рисовании и пении; возможно, обнаружится и что-либо еще, куда более полезное.

Но сразу уйти не удалось. Мастер Бокк отловил меня у самого выхода. Он окончательно закончил мародерство дома Готса, вывезя оттуда все более-менее ценное, даже некоторые стройматериалы, и теперь страстно желал начать обустройство наблюдательной башенки в нашем особняке.

– Требуется настроить доступ к потайному ходу, – заявил он, приведя меня в подвал, где располагалась основная печь мягкого тепла, в которой стоял амулет, заведующий всей охранной системой.

– А ты откуда про него
Страница 6 из 28

узнал? – немного удивился я, так как сам обнаружил его с большим трудом, и то благодаря Марине с ее щупальцем.

– Странно, если бы его в таком особняке не нашлось, – широко улыбнулся мне мастер. – Такие ходы в любых подобных домах есть, главное – знать, как искать.

– Тебе-то он зачем нужен? – признав аргумент, спросил его.

– Так наблюдательную башенку именно над ним и надо строить! – озадачил он меня, но сразу пояснил: – Если кто-то сверху, как ты в дом Готса, и проломится, то окажется внутри замкнутых стен, хорошо укрепленных силой, и не сможет быстро проникнуть в остальные помещения без специального ключа. И там для него получится хорошая ловушка. Лишние боевые излучатели у тебя есть.

– Разумно, – кивнул ему головой, подтверждая свое согласие. – Только тогда обязательно укрепи крышу и сделай откидывающимися пару стекол. Вдруг мне захочется иногда выбраться на крышу и немного полетать над городом благодаря твоей амулетной конструкции?

– Понравилась? – Лицо мастера расплылось в довольной улыбке.

– Весьма-весьма, – благодарно похлопал его по плечу. – Только ее бы немного усовершенствовать стоит, есть у меня некоторые идеи на этот счет, да и вторую такую сделать бы совсем не помешало. Ведьма меня уже несколько раз спрашивала – себе такую же хочет.

– Усовершенствовать можно. – Мастер явно задумался, вспоминая, что он мог прежде пропустить. – А вот со второй пока придется погодить, нет для нее всех необходимых материалов, для этой-то тогда еле-еле нашел, имея полное обеспечение от самих Борцов со Скверной. Теперь-то этого не повторится… – Бокк скептически покачал головой, выражая большое сомнение.

– Ничего, нам, похоже, сюда теперь со всех Смертных Земель добро несут, парни скупать не успевают! – усмехнулся его скепсису, вспоминая очередь желающих продать нам всякое магическое барахло. – Как закончишь возиться со строительством – разберись со скупленным ребятами в лавке добром. Наверняка там отыщется и что-то подходящее для твоих задумок.

– И то правда, – опять повеселел мастер.

– Кстати, а нет ли такого амулета, чтобы через него можно было издалека взглядом силы смотреть, как из себя самого? – Мне в голову пришла очередная полубезумная идея.

– Зачем тебе это? – удивился мастер Бокк, внимательно посмотрев на меня.

– Ну вот, к примеру, зачем строить какую-то башенку, когда можно просто поместить такой амулет на крыше, подняв его на растяжках, и спокойно смотреть через него прямо из дома?

– Хм… – моя идея заставила мастера надолго задуматься. – Есть такой амулет, – после долго раздумья и чесания бороды все же ответил он. – У тебя как раз парализующий жезл имеет подобное свойство в придачу к своему основному. Только к нему необходимо подвести тонкую тепловую трубу с вдетой внутрь дополнительной нитью силы, и смотреть через нее. Подключение другого конца вывести к собирателю, разместить тот в изголовье кресла наблюдателя… должно все получиться! – В конце заявил приободрившийся мастер, с ходу мысленно решивший весьма необычную задачку.

– Подбери комнату на втором этаже, человек так на пять-шесть, в центральной части вроде как есть вполне подходящая, как раз рядом с тайным ходом, и сделай там рабочий кабинет для дежурных. Возьми второй парализующий жезл у Ведьмы и делай, как задумал, – проинструктировал его, параллельно открывая ему доступ к тайному ходу в охранной системе. – Только все равно обязательно сделай удобный выход на крышу, пусть и без всяких изысков в виде стеклянных конструкций.

«А укрепленное силой стекло обязательно пригодится где-то еще», – подумал я, прежде как покинуть подвал, отправившись по делам.

И опять дойти до авторитета Миса не получилось. Пока разбирался с Бокком, ко мне пожаловал какой-то посетитель, терпеливо дожидавшийся меня сейчас в гостевой комнате на первом этаже рядом с кухней.

– Чем обязан? – сразу спросил ждущего меня мужчину совершенно обычной внешности, которая практически не привлекает взгляд.

Невысокого роста, самая обычная одежда, короткая черная борода с недавно появившимися серебряными нитями седины. И весьма умный взгляд, всего за секунду совершенно верно оценивший меня. Естественно, прежде чем идти разговаривать с ним, проконсультировался у дежурившего сейчас мага по прозвищу Задница на предмет возможной опасности. Тот ничего такого не чувствовал, но отметил посетителя как потенциально ненадежного, способного преподнести какой-либо неприятный сюрприз. Отвлек Марину от проектных работ, дабы она проследила за нами своим Ведьминым щупальцем. И если этот посетитель попробует сделать мне какую-либо гадость, то умрет быстро, даже ничего не заметив.

– Знаю – ты, авторитет Вит, недавно искал некоего мастера Мифаса, – с довольной улыбкой ответил тот.

– Было дело, – ответил ему, присаживаясь на свободный стул.

– Могу тебе его сейчас продать! – нагло заявил посетитель, вызывая у меня приступ холодной ярости. – Совсем недорого отдам… – заметил он вспышку гнева в моих глазах и опустившуюся на рукоять меча ладонь, отступив шаг назад и добавив: – Всего за дюжину золотых – это едва-едва покроет мои расходы.

Я три раза глубоко вздохнул и выдохнул, загоняя холодную ярость обратно внутрь. Несмотря на свою наглость, этот непонятный мужчина мне немного нравился. Притом он не вел какой-то сложной игры, он даже не просто хотел заработать, а пытался оказать помощь хорошему человеку – все это сейчас легко читалось у него по лицу. Так оно или нет – сложно сказать, но впечатление именно таково.

– Рассказывай! – недовольно покачал головой и приготовился слушать рассказ, активируя все свои способности определять ложь.

– Мастер Мифас – очень сложный человек… – начал тот говорить, присаживаясь напротив меня, – он умудрился поссориться со всеми, с кем только столкнулся в нашем городе, считая себя исключительно правым. Понравилось это далеко не всем, и в итоге его уже хотели показательно убивать, так как чем-либо рассчитаться за нанесенное уважаемым людям оскорбление у него уже не имелось. Мне удалось вовремя выкупить его жизнь, так как я узнал о твоем, авторитет Вит, интересе к нему. Теперь он мой раб, который, впрочем, мне совсем не нужен. И я готов уступить его за озвученную сумму, если ты сочтешь того ничтожного человека стоящим таких денег.

– А не боишься ли ты, не знаю твоего имени, моего гнева, возникающего, когда мне предлагают что-то подобное? – напустил на себя самый страшный вид, но тем не менее говорил, внутренне улыбаясь.

– Меня зовут боевой Повелитель сил Готи, – представился наконец посетитель.

Надо же – магом оказался. Хотя балахон не носит и выглядит как самый обычный искатель. Даже амулетов у него взглядом силы не заметно: возможно, хорошо спрятаны.

– Нет, не боюсь, – улыбнулся он в мое оскаленное лицо. – Об авторитете Вите точно известно не очень многое, но кое в чем никто не сомневается: он достаточно резок ко всем проявлениям несправедливости, но при этом его отличает завидное благоразумие. Потому-то мне и пришла в голову идея предложить жизнь того мастера тебе, ибо никто больше с ним
Страница 7 из 28

не справится, даже имея того своим рабом. Убить-то его можно, а вот получить какую-либо пользу – нет.

Тонкая похвала окончательно растопила последнее недоверие в моей душе. Хотя все равно сама ситуация крайне некрасива. Не люблю рабство во всех его проявлениях. И сразу дать свободу тому мастеру после выкупа никак не получится из-за его клятвы. Придется ему долго отрабатывать, так или иначе.

– Хорошо, договорились, дам тебе деньги, – улыбнулся явно заранее просчитавшему все возможные ходы хитрецу. – Только вот потом совсем не гарантирую отсутствие своего гнева для тех, кто довел того человека до рабства. – В последних моих словах угроза читалась весьма недвусмысленно.

– Это твое право, авторитет Вит. – Боевой Повелитель сил Готи злорадно ухмыльнулся. – Ты можешь решать, как поступать с теми людьми – мне они более ничего не должны.

А вот тут он, похоже, приврал. Должны они ему, много чего должны. Но и своих возможностей стребовать с них долги у него явно недостаточно. Эх, и этот тоже решил со мной поиграть в темные игры. Вся эта сложная комбинация специально задумана, дабы с помощью меня расправиться с кем-то сильным и имеющим заметное влияние в городе. А сам мастер Мифас – всего лишь обычная наживка на рыболовном крючке. Блин, только обрадовался, встретив тут нормального человека, не держащего фигу в кармане и кинжал за спиной. С другой стороны, мне разобраться во всем самостоятельно никто не помешает. Захочу ли кому мстить или нет – время покажет, а опытный мастер по металлу нам сейчас крайне необходим.

– Приводи своего раба, только быстро, у меня других дел много, – проводил посетителя до двери, передав его нашему дворецкому, и отправился к себе наверх за деньгами, ибо при себе такой суммы сейчас не имелось.

Через полчаса Готи вернулся и привел того злосчастного мастера. Выглядел тот совсем неважно: борода клоками вырвана, все лицо представляло большой синяк, один глаз вообще не открывался, правая рука сломана. Шел он, опираясь здоровой рукой на плечо своего хозяина, подволакивая левую ногу с вывернутой стопой. Да, крепко досталось мужику, еще бы немного – забили бы насмерть. Лечить избитого раба, понятное дело, тоже никто не сподобился – слишком дорого это в городе. Дали отхлебнуть эликсира, временно подавляющего боль, и все дела. Но у меня свой персональный целитель имеется, и эликсиры жизни собственного приготовления тоже, – потому никакой проблемы тут не вижу. Получив свои деньги и передав рабскую клятву Мифаса мне, чрезвычайно довольный маг удалился, поблагодарив за всемерное понимание. Представляю его хитрый расчет, в котором его недоброжелатели, так крепко уделавшие мастера, спокойно доживают последние деньки, даже не подозревая о своем скором конце. Позвал сверху целителя Осуса. Тот походил вокруг пострадавшего, поцокал языком, и сразу же взялся за дело. На моих глазах сошли с лица Мифаса все синяки, вправилась поврежденная рука, с ногой тоже не пришлось долго ждать. Целитель своими магическими воздействиями быстро выморозил весь воздух в комнате, пришлось идти туда, где проходила ближайшая тепловая труба. Там он окончательно привел бедолагу в нормальный вид, исправив все внутренние повреждения, коих оказалось не меньше внешних. В самом конце кратко переговорив, мы защитили нового раба от мертвящего воздействия палачей менял. К этому времени мой внутренний амулет накопил немного непонятной субстанции, которой едва хватило для одного легкого воздействия, дабы закрепить иммунитет. Мифас хотел прямо сейчас многое рассказать, но мне было уже совсем не до него, а потому, отправив его располагаться и принимать свое бывшее имущество со склада, быстро покинул особняк с пачкой бумаг в небольшой сумке, пока кто-то еще меня не хватился.

Глава 2

Мис и другие

Авторитет Мис не заставил долго себя ждать, сразу приняв неожиданного посетителя. Я пришел к нему без охраны, благо идти было совсем недалеко, одевшись, как тут уже почти стало традицией, – в золотистую кольчугу и воинский плащ с многочисленными карманами поверх нее. Из оружия взял только кинжал и пистолет, оставив все остальные боевые амулеты дома. Негоже ходить в гости к хорошим людям увешанным оружием с ног до головы, но и оставаться полностью безоружным нельзя – могут неправильно понять и даже испугаться. Стоит поддерживать вполне определенный вид, для которого хватит и одного кинжала, носимого спереди напоказ как символ личной свободы, ибо оружие запрещено носить только рабам, а про пистолет местные аборигены обычно ничего сказать не могут. Как амулет он ими не опознается, взгляд силы «мертвый металл» выталкивает, а про его смертоносное действие знают очень мало посвященных, пока Питс всем окончательно не проболтался. Впрочем, слишком много болтать, причем всем подряд, совсем не в его интересах. Думаю, даже своему новому хозяину он далеко не все сразу расскажет, иначе тот может потерять к нему всякий интерес и отказать в своем покровительстве.

– Давно ждал, когда ты меня навестишь, – прямо у входа в свой дворец заявил мне авторитет Мис. – Но у тебя, гляжу, и так много дел, совсем не хочешь знаться со стариком.

Авторитет оказался далеко не молод. По внешнему виду – лет семьдесят, большая гладкая лысина в обрамлении седых волос, такая же белая длинная борода, морщинистое лицо. И только в глазах еще хватало вполне зрелой силы. Впрочем, его реальный возраст давно перевалил за сотню лет: если у тебя здесь имеется достаточно денег – старость может откладываться очень надолго.

– Значит, пришло время знаться, – почтительно кивнул ему и прошел в длинный коридор, куда поманил хозяин.

Вскоре мы поднялись в его гостевые апартаменты, расторопные молодые слуги принесли нам напитки и легкие закуски.

– Вижу, у тебя ко мне есть дело. – Мис покосился на мою сумку с бумагами. – Показывай, к чему зря время терять на пустые разговоры.

Выложил перед ним составленные Мариной планы моей части города и виды планируемых зданий. Как это ни странно, авторитет сразу понял карты, где изображались необходимые изменения.

– Большое дело ты затеял, – немного недовольно покачал головой старик, переложив все листы из одной стопки в другую, – а опыта у тебя соответствующего совсем нет. Так слишком много ошибок сделаешь и деньги зря потеряешь. Могу поспособствовать твоим желаниям, есть у меня один человек… – Он на минуту закатил глаза, видимо, общаясь с кем-то мысленно.

Вскоре к нам вошел еще один старик. Тот выглядел еще более старым, чем сам авторитет: волос на голове не осталось уже совсем, жидкая бородка почти вылезла, глаза провалились глубоко в глазницы, сильно выделяясь за счет мощных надбровных дуг с седыми бровями.

– Перед нами стоит когда-то очень известный мастер Фисси, – представил вошедшего авторитет Мис. – Именно он построил большую часть дворцов второго и третьего круга в столице королевств. Здесь половина домов в центре – тоже его работа, к примеру, дворец авторитета Сома. Могу уступить его за дюжину дюжин золотых, он поможет тебе сэкономить гораздо больше, когда ты начнешь воплощать свои планы.

– Он раб? – Я сильно
Страница 8 из 28

удивился такому странному предложению.

– Да, – спокойно ответил авторитет, – давно хотел освободить старину Фисси от рабской клятвы, но ему так проще. Пойдешь к молодым, а? – Хозяин посмотрел на своего старого раба, ожидая от него согласия.

– Пойду, Мис, у тебя тут стало слишком скучно, – необычно сильным голосом ответил известный мастер.

– Вот и хорошо, – довольно кивнул тот. – Авторитет Вит, предаю тебе в руки полное право собственности на раба Фисси, призывая огонь силы для подтверждения своих слов.

По телу авторитета и раба пробежал призрачный огонь, парой всполохов отметив мои руки. Это уже не первая передача мне чужих рабов, потому какой-либо особой новизны я не ощутил. Только немного напрягла деятельная инициатива Миса, даже не спросившего моего согласия.

– Фис, иди, собирайся, а мы еще тут немного поговорим, – сказал он своему бывшему рабу, быстро покинувшему нас. – Удивлен моему столь скорому решению? – спросил авторитет, когда мы опять остались наедине.

– Вообще-то да, – выдохнул в ответ, будучи не в силах злиться на этого старого интригана.

– Как же мне иначе поступить – вдруг ты возьмешь, да и передумаешь перестраивать город? – усмехнулся он. – А старина Фис тебе уже не позволит так просто отступиться от всего задуманного, он уже успел взглянуть на эти планы, – Мис кивнул на разложенные по столу бумаги, – теперь пока вы все не построите – не отстанет, я его слишком хорошо знаю.

Авторитет негромко рассмеялся, глядя на мое совершенно обалделое лицо. Впрочем, его прекрасно можно понять – большое строительство принесет ему лично много денег. И какого-то раба для закрепления возможного успеха совсем не жалко, даже если я не захочу за него платить свое золото.

– Приходи ко мне, когда решишь все свои проблемы с менялами, – авторитет Мис заметно посерьезнел, – тогда и продолжим наш разговор. Деньги тогда же отдашь, сейчас они мне совсем не к спеху.

– Ты так сильно уверен в моей способности договориться с менялами? – спросил его, все еще оставаясь под большим впечатлением.

– Вполне, – снова улыбнулся старый хитрец. – Потерявшего последнее благоразумие Готса давно пора было поставить на место, но никто не решался пойти против него. Потому, когда менялы попробуют тебе угрожать – веди себя как можно наглее, но не переигрывай, дай им возможность найти в тебе определенную выгоду. Если бы тут были не Смертные Земли – возможности договориться не имелось в принципе, но здесь позиции сообщества менял достаточно шатки, чтобы всем диктовать свои правила. Можешь настаивать на этом, обещая в перспективе даже расширить их влияние, если они договорятся с тобой миром.

– Благодарю за ценный совет, – кивнул ему, проникаясь реальным уважением.

Приятно иметь дело с таким человеком, он делает все для того, чтобы его партнер по игре ощутил себя на одной стороне с ним. Хотя при этом все равно очевидно – его заботит прежде всего свой собственный интерес.

В недолгом пути к дому предавался немного странным мыслям. Ведь еще совсем недавно собирался обязательно заняться построением социализма на отдельно взятых Смертных Землях, подхватив выпавшее знамя классовой борьбы из рук первого алхимика. А вместо этого заделался самым настоящим махровым феодалом, владельцем земель, хозяином гарема и вообще – настоящим рабовладельцем. Дальше падать уже некуда, разве только дойти до ритуального каннибализма. Можно сказать – совсем затянула человека суровая реальность, полностью извратив прежние высокие душевные порывы. Однако плакать по этому поводу и бросать все на полпути не стану, ибо сделать один резкий скачок сразу из феодализма к коммунизму пока ни у кого не получилось. Требуется создать прочный капиталистический базис, а дальше – строго по классикам. Впрочем, мне никто не помешает построить свой собственный меленький социализм для тех, кто свяжет со мной свою судьбу. От каждого по способностям, каждому – по особой необходимости. Только так, ибо платить по труду пока просто нечем, да и незачем. Банально не поймут.

К моему возвращению чего-либо неожиданного не произошло, меня даже никто не пытался срочно озадачить своими великими проблемами. Представил нового специалиста по местной архитектуре Марине, которая сначала явно напряглась, но потом, когда мастер Фисси указал ей на самые очевидные ошибки, даже обрадовалась. Кстати, оказалось, мы можем строить дома не только в два этажа, но и в три, если остаемся их непосредственными собственниками. Так позволял уровень моего официального престижа и городского статуса. Вот только много трехэтажных домов строить не стоит: хоть они и сильно экономят дорогую городскую землю в пересчете на одного жильца, но обойдутся заметно дороже при самом строительстве из-за требований к прочности материалов и качеству работ.

Мастер Бокк все же отыскал меня, дабы похвастаться результатами своей работы – «дежурная комната» уже вступила в строй, хотя и нуждалась в дальнейшей отделке и оснащении подходящей мебелью. Сейчас же все сделано на скорую руку, дабы только проверить рабочий функционал. Идея с выносным наблюдательным амулетом оказалась весьма удобной и быстрореализуемой. Дежурному магу гораздо приятнее сидеть в удобной, хорошо защищенной со всех сторон комнате, вместе со своими коллегами по ремеслу попивая вкусные напитки, чем торчать на верхотуре в полном одиночестве, тоскливо дожидаясь конца смены.

– А воспользоваться парализующим эффектом амулета отсюда получится? – спросил мастера, после того как самостоятельно опробовал наблюдательную систему.

– Отчего ж не получится, – довольно улыбнулся он. – Только для зарядки накопителя потребуется лезть на крышу, а так все работает.

– Отсюда никак? – удивился такой явной незавершенности, что совсем не похоже на работу настоящего мастера.

– Через тепловую трубу его не зарядишь, нужно находиться рядом, – пояснил он, перестав улыбаться. – Если придумаешь, как можно это исправить, – сделаю.

Мне-то хорошо известно, как можно заряжать электрические аккумуляторы, но вопрос упирался в отсутствие проводов для большого тока, причем достаточной длины. Делать их из золотых монет – явно не лучшая идея, а местную медь на удельное сопротивление пока даже не удосужился проверить. Вдруг ее совсем не потребуется рафинировать, ибо получают ее с помощью магии? Вот и занятие на ближайшее время нашлось.

Время уже склонилось к вечеру, после сытного ужина посмотрел, как разместился мастер Мифас. Несмотря на быстрое высокопрофессиональное лечение, тот был еще слишком слаб. Он подобрал себе совсем небольшую комнатку на втором этаже всего с одним окном, явно предназначавшуюся для временного отдыха прислуги, а не для чьего-либо постоянного проживания. Но если ему тут удобно – пускай, сам выбирал. Мастер давно хотел выговориться, а мне не хотелось куда-либо спешить, потому стал задавать ему свои вопросы:

– Как у тебя получилось поссориться с Толисом? – Мой вопрос вызвал у Мифаса гримасу настоящей боли. – Он ведь хотел с тобой совместное дело тут организовать… – укоризненно посмотрел на своего
Страница 9 из 28

обиженного собеседника.

– Как можно с ним совместное дело вести, если он все делает не так? – после минутного внутреннего надувания вдруг вспылил Мифас. – Я говорил и даже показывал ему, как нужно работать, а он ни в какую! Упрямый жеребец!

– Так, попробуй мне подробно объяснить суть ваших разногласий, – спокойным голосом попросил его, дабы снять ненужную экспрессию.

– Ты вряд ли поймешь, для этого нужно быть настоящим мастером! – резко заявил мой раб, не снижая эмоционального напора.

Действительно сложный характер и абсолютная уверенность в своей правоте, даже когда ему что-то втолковывали с помощью крепких тумаков. Однако меня такая вот пикировка даже немного забавляла.

– Хорошо, спрошу иначе… – устроился удобнее на краю узкой постели, так как лишнего стула тут не нашлось. – Ты знаешь о прошлых проблемах этого особняка, связанных с разрушением тепловых труб?

– Да, – утвердительно кивнул мастер. – Вижу, нашлись у кого-то силы и средства привести тут все в порядок. Я бы точно не взялся, слишком сложно и долго. Дорого заплатил?

– Несколько золотых за ценные консультации, – ответил ему, не делая из этого какой-либо секрет, – тому же мастеру Толису, кстати.

– А делал тогда кто? – Мастер резко подобрался: видимо, ответ для него был очень важен.

– Ты его видишь перед собой, – широко улыбнулся в ответ, вызывая у собеседника гримасу настоящего недоверия. – Могу даже дать слово авторитета, если простого слова для тебя мало.

– Но… но… – Мифас явно потерялся, моя новость его просто ошарашила. – Почему о тебе ничего не известно другим мастерам, ведь такое большое достижение должно ставить тебя вровень с самыми известными из нас? – все же спросил он, когда немного пришел в себя.

– Я не мастер, – честно ответил ему, глядя в глаза. – Практически ничего толком не умею, делаю только самое необходимое, причем, если сильно прижмет и если никто не возьмется сделать это за деньги. И давно хочу научиться всем премудростям работы с металлом, но до сих пор не имею толкового наставника. Если ты мне в этом поможешь – буду благодарен.

– Я не… – опять было пошел в отказ мастер, но мне это уже надоело, потому оборвал его жалкие попытки сопротивления.

– Быстро рассказывай о разногласиях с Толисом! – громко рявкнул на него.

– Он сжимает металл в форму снаружи, а надо проращивать должный вид изнутри, – дернувшись сначала от неожиданного испуга, все же пояснил мастер. – Иначе тратится неоправданно много тепла, да и металл изделия в результате имеет внутренние слои различной прочности, и при нагрузках может легко треснуть. За такое дело подмастерьев палкой бить надо! – в конце заключил он.

– Так почему Толис тебя не послушал, когда ты предложил ему подобное? – Мне пока не удалось поймать главную суть вопроса.

Слои разной прочности, к примеру, имеет булат, и он как раз отличается завидной прочностью, хотя и не очень хорошо переносит мороз. Похоже, каждый мастер по-своему прав.

– Он боялся показаться слабее меня, вот и держится за свои глупые представления, – покачал головой Мифас, не видя на моем лице явной поддержки своих слов и пояснений. – Это показать надо, а мастерской у меня сейчас нет, – с некоторой досадой в голосе заключил он.

– Так почему ты до сих пор сидишь тут, а не взялся за ее организацию? – удивленно спросил его.

В общем, из долгого невнятного объяснения мастера постепенно выяснилось главное – он просто боялся к кому-либо подойти, дабы начать что-то делать. Тут нашлось и мое упущение – забыл подать четкую команду и назначить ответственного за ее выполнение. Пришлось брать Мифаса за шкирку и тащить к Бокку. Несмотря на мои опасения, два мастера быстро нашли общий язык, так как напрямую их рабочая деятельность почти не пересекалась и им просто не о чем было спорить. Для организации новой мастерской по работе с металлами и прочими материалами требовалось совсем немного, и ее удавалось частично совмещать с амулетной мастерской, разве только установить вторую большую печь мягкого тепла и поставить дополнительные помещения под склады. Благодаря трофейным стройматериалам из дома Готса до завтрашнего дня все необходимое удавалось завершить. Несмотря на мое предложение начать работы утром, Бокк и Мифас решили приступить к делу немедленно, видимо имея какие-то свои тайные желания. Мифаса я еще мог как-то понять, тот давно маялся от вынужденного безделья, периодически получая тумаки, а вот Бокк меня в очередной раз решил удивить своим трудовым энтузиазмом. Оставив мастеров заниматься строительством, направился к себе наверх. День уже закончился, и мне хотелось немного отдохнуть.

Где-то в смертноземельских лесах, совсем недалеко от подступающих к ним гор

Две неподвижные тени сидели у совсем маленького костерка, изредка отбрасывающего в стороны светлые всполохи. Ночная тишина леса лишь изредка нарушалась криками каких-то птиц, но сидящие совершенно не обращали на них внимания. Наверное, это и стало их единственной ошибкой. Сбоку маленькой полянки послышался какой-то посторонний шорох, вспугнувший сидящих у костра. Одна из теней, которая была явно поменьше, практически мгновенно размылась в ночном воздухе – так быстро она двигалась, но у края поляны резко налетела на невидимую стену, отлетев от нее обратно и попытавшись снова вскочить. Это у нее не получилось, ибо сверху навалилось что-то совершенно неподъемное, сильно придавив к земле щуплое тельце, выбивая воздух из легких и остатки сознания из головы. Первая же тень, так и продолжавшая неподвижно сидеть у костра, откинула с головы капюшон и произнесла вполголоса:

– Ситс, отпусти моего послушника; или тебе совсем уже надоело носить голову на плечах?

– Даже не дергайся, Дабо, – ответил голос из темноты, – если ты сам и не боишься потерять свою очередную голову, то твой мальчишка этого точно не переживет. Одно твое движение – и его разорвет на мелкие куски. Да и ты сам не справишься сейчас с нами.

– Я вас всех потом обязательно найду, – тень у костра совсем немного покачнулась в сторону, но опять приобрела неподвижность, – и твоего хозяина тоже непременно достану, так и передай ему при ближайшей встрече.

– Это вряд ли, – из темноты донесся сдавленный смешок. – Времена сильно изменились, и теперь тебе уже не стоит оставаться таким самонадеянным, как прежде.

– Что вы от меня хотите? – Тень перешла на едва слышимый шепот, но ее прекрасно слышали.

– Срочно нужна голова одного человека, – тихо донеслось из темноты. – Он слишком часто стал переходить нам дорогу, и наше терпение уже истекло. Убьешь его за дюжину дней – отпустим твоего щенка. Откажешься – придется винить исключительно себя одного в его нелепой смерти. Ты ведь так много в него вложил – жалко потерять свою последнюю надежду, ведь так, Дабо?

– Неужели вы сами не можете с кем-то одним совладать? – В голосе тени проявилась немалая доля удивления. – Что-то сильно не похоже на вас, а, Ситс?

– Просто сейчас выгоднее устранить его твоими руками, чем мараться самим. Лови кристалл с заказом, – перед неподвижным человеком у костра упало что-то
Страница 10 из 28

совсем маленькое. – Когда справишься, отпустим щенка. И учти – у тебя только дюжина дней, не теряй зря времени.

Вскоре у почти погасшего костра осталась только одна сгорбленная тень, так и пребывавшая в неподвижности. Неизвестные гости растворились в ночном лесу, утащив с собой бесчувственное тело щуплого юноши, так и не заметив внимательного взгляда желтых глаз, давно наблюдавших за ними.

Глава 3

Бремя изобретательства

Смертные Земли, город Юмаю

Ночь выдалась насыщенной приятными впечатлениями и полезной информацией. Марина чуть ли не силком запихнула меня в гарем исполнять нужную и весьма почетную роль падишаха. Иначе у нее не получалось справиться с неуемным творческим энтузиазмом моих «дев престижа». Дорвавшись до интересной и осмысленной деятельности, они хотели непременно довести ее до логического завершения, переводя все наши запасы дорогой бумаги. И только необходимость прямого служения своему господину в постели могла временно остановить их. В редких перерывах между очередной близостью удалось узнать об иных замечательных способностях доставшихся мне женщин. Они все прошли большой отбор и весьма серьезное обучение. И не только по одним «постельным наукам». Все они хорошо рисовали, весьма неплохо чертили (так как их специально учили каллиграфии), танцевали и еще пели. Песни, кстати, исполнялись на неизвестном языке, девы и сами не знали, о чем поют: Вековая Традиция этого мира запрещала слагать стихи и петь песни на разговорном наречии. Если сказать честно – оно действительно плохо для этого подходило. Для произведений голосового искусства когда-то имелся свой особый язык, уходящий корнями в глубину древних веков, но сейчас уже никто его не понимал. Зато сохранилось множество красивых песен, трогавших в душе самые глубокие эмоции, эти песни и разучивали «девы престижа» во время своего долгого обучения. Их готовили с раннего детства, примерно с пяти лет, в специальных закрытых пансионатах, куда отбирали девочек низких и средних родов. Для их родителей считалось большой удачей пристроить свою дочь в подобное заведение, которых на все королевства имелось всего три штуки, ибо для нее это единственный шанс выйти из-под довлевшего над всеми прочими «долга крови». Впрочем, на них этот «долг» завершался, так как, пройдя особое посвящение, они навсегда теряли возможность родить детей. Зато сами могли жить очень долго, всегда сохраняя телесную молодость, если достанутся хорошему хозяину, имеющему большую внутреннюю силу и регулярно вступающему с ними в близость. Многому учили «дев престижа». Массаж, телесно-энергетические воздействия, управление своими чувствами и с некоторыми ограничениями – чужими. Кто из обучающихся девочек не проходил весьма строгие регулярные отборы, оказываясь неспособными овладеть всеми навыками, – те становились «постельными служанками», призванными только ублажать мужчин, уже без претензий на особую утонченность, как полноценные «девы престижа». Естественно, в «реальный престиж» выходила лишь одна из сотни претенденток – так строг отбор в закрытых женских учебных центрах. А дальше выпускниц банально продавали на ежегодных аукционах. «Постельные служанки» там стоили в среднем по сотне золотых, а цены на «дев престижа» стартовали от пятисот, и обычно торги доходили до тысячи. Самых лучших никто не продавал, их отдавали исключительно в дар за какие-либо особые заслуги перед Орденом Наставников, который и занимался всем этим бизнесом. Несмотря на очевидную рабовладельческую сущность всего подобного, я сейчас не знал, как к нему отнестись. Для здешнего строгого сословного общества все подобное вполне естественно, а конечный результат в виде пятерки ласковых женщин, окружавших меня, сильно радовал.

Кстати, проявились и приятные результаты моих попыток обменяться с девами своей жизненной силой. Будучи более быстрой или скорее – интенсивной, моя постепенно начинала разгонять их собственную. Та становилась гораздо подвижнее, чем раньше, и заметно светлела. Если продолжить регулярные взаимообмены, то вскоре наши энергетические потенциалы полностью сравняются, и тогда жизненная сила, полученная от дев, подойдет для моего организма, и не придется постоянно экономить ни на активных потоках сознания, ни на телесном развитии. В общем опять оставил в гареме весь свой накопленный за день запас, осеменив им двух новых обитательниц, которые наконец-то дорвались до нормального мужика. Прежний-то их хозяин слишком редко проводил с ними свое время, предпочитая красавицам какие-то свои темные делишки.

Город еще спал, когда мне сильно захотелось заняться каким-либо полезным делом. Найдя в столовой для слуг, чем по-быстрому утолить сильный голод, оккупировал новые мастерские. Занимавшиеся половину ночи строительством мастера сейчас благополучно отсыпались, и мне совершенно никто не мешал своим назойливым присутствием. Несмотря на всю критику со стороны мастера Бокка, идея надежной самодвижущейся телеги никак не хотела выходить из моей головы. Как-либо повторять автомобиль из моего мира тут было глупо, но некоторые его отдельные части вполне могли бы пойти в дело. К примеру – стартер, представляющий собой обычный мощный электромотор постоянного тока с хитрой конструкцией, обеспечивающей его кратковременную работу, когда нужно запустить основной двигатель. Некоторые владельцы старых автомобилей хорошо знают – при необходимости можно проехать на стартере некоторое расстояние даже с неисправным движком, если хорошо заряжен аккумулятор. Естественно, на продолжительные нагрузки электромотор стартера совсем не рассчитан, но это совсем не означает принципиальной невозможности внести некоторые изменения в его конструкцию, исправив этот существенный недостаток. Набор инструментов для ремонта автомобиля в полевых условиях имелся, а потому вскоре столь необходимая деталь оказалась извлечена из-под капота. Долго пребывать в целом состоянии стартеру не пришлось, я быстро вытащил из него якорь, дабы попробовать повторить его конструкцию уже из местных материалов. Статор электромотора оказался с катушкой и не имел постоянного магнита, который мне был сильно нужен для проверки местного железа на его магнитные свойства. Пришлось выковыривать из автомобиля еще и динамик акустической системы. Дальше дело потихоньку пошло. Проверив силу примагничивания всех доступных местных железок, немного расстроился. Магнитились они вполне нормально, но заметно уступали специальной стали, из которой выполнен магнитопровод якоря. Вспомнил о способах получения здешнего железа, в результате которых оно выходило химически чистым. Потому-то такой итог вполне понятен. Нужные мне магнитомягкие марки стали обычно легируют кремнием, от двух до трех процентов, если я ничего не забыл из своих прежних знаний. Короче, без консультаций мастера Мифаса не обойтись: ему, возможно, известно, как тут можно получить нужный мне сплав.

Случайно уронив динамик на свою золотистую кольчугу, которую по недавней привычке накинул на себя, немного удивился, ибо его магнит резко отскочил
Страница 11 из 28

в сторону, а не прилип к железу, как стоило ожидать. Проверил еще раз, уже вполне целенаправленно – опять та же история, кольчуга стойко отталкивала магнит от себя. Извлек из брони жизненную силу, лишив ее энергии для удержания защитного поля силы, но аномальный эффект никуда не исчез: перенасыщенный подчиненной силой металл стойко вытеснял из себя магнитное поле. Вот тут-то я и застыл с открытым ртом, временно позабыв как дышать от резко пришедшего понимания. Посему выходило – моя кольчуга обладает самой настоящей сверхпроводимостью, и совсем не при температуре, близкой к абсолютному нулю. Если нам удастся воспроизвести такую сталь – это сулит поистине огромные перспективы. Уж практически вечную самодвижущуюся телегу сделать особого труда не составит.

Когда в мастерскую пожаловали выспавшиеся мастера, мне уже удалось распутать сложнейшую вязь подчиненных сил в металле золотистой кольчуги с помощью амулета магической лупы, выделив из нее базовый несущий каркас, который и требовался для получения эффекта сверхпроводимости. Передав картинку Бокку, надолго озадачил его идеей создания специального амулета для производства проволоки с нужными свойствами, после чего стал пытать Мифаса на предмет получения чистого кремния из обычного песка.

– Какой такой кремний? – Тот смотрел на меня, как на последнего идиота, не понимая, откуда в песке возьмется какой-то там непонятный для него материал. – Нет в песке ничего, он только для стекла годится! – долго упирался строптивый мастер.

Пришлось прямым приказом заставить его провести серию экспериментов, частично повторяя магическую технологию получения железа из его первоосновы, которую тот прекрасно знал. У него долго ничего не получалось, пока за дело не взялся я сам, с огромным трудом выпытав необходимые инструкции. К обеду Мифас мной был публично посрамлен, держа на своей ладони маленький кусочек хрупкого материала. Кремний успешно получен, осталось придумать, как его перемешать с железом в нужной пропорции. Вот с этим уже проблем не возникло, здешние мастера умели перемешивать различные металлы почти на молекулярном уровне, если в них имелась несущая основа из подчиненной силы. Едва успел озадачить мастера по металлу новым заданием, появился Бокк с целой телегой добра, которую толкали сзади четверо гвардейцев.

– Нашей молодежи всего за четыре золотых продали вместе с колесами, – хохотнул тот, показывая рукой в сторону телеги. – Долго торговались, хотя ни те ни другие так и не поняли, что им совершенно случайно досталось.

Это добро я вчера уже видел, отметив его насыщенность магией. Какие-то сложные амулеты большего, чем обычные, размера и непонятного назначения.

– Как будто ты все знаешь, – ехидно улыбнулся мастеру, подходя ближе.

– Знаю, – спокойно заявил тот, покачав головой. – Это небольшая амулетная мастерская самих алхимиков почти в полном комплекте, разве что печи нет и по мелочи кое-что отсутствует. Третий раз что-то подобное вижу. Мне удалось когда-то приобрести на Большом Базаре несколько амулетов из подобной мастерской, благодаря чему появились на свет мои лучшие работы. Вот смотри, – он с трудом вытащил из кучи толстую бочку со сквозным отверстием посередине, – это специальный амулет для производства тепловых труб, – пояснил мастер. – Его можно перестроить и на получение твоей проволоки, благо подходящее железо у нас есть.

Дальше я принял самое деятельное участие в настройке амулета алхимиков и запуске производства проволоки. Простой настройкой отделаться не удалось. Мы быстро получили из имеющейся у нас двухмиллиметровой зеленой проволоки тонкую трубку в три десятых миллиметра, с встраиванием в нее каркаса из подчиненной силы. Но этот каркас никак не соответствовал тому, который требовался для получения сверхпроводимости, не хватало тонкости связей. Опять пришлось мне влезать и корректировать процесс своим сознанием, оперируя с привлечением жизненной силы, по-другому никак не выходило. Тогда-то наконец и получился тот желаемый золотистый цвет металла. Жизненная сила в процессе расходовалась мало и вполне подходила заемная от «дев престижа». Это натолкнуло меня на идею попытаться пристроить их еще и к производственной надобности, но сначала требовалось до конца автоматизировать весь процесс, так как управлять внешними силами сами девы не умели.

Сильно заработавшись, мы полностью забыли про обед и ужин, я несколько раз отсылал подальше желающих со мной пообщаться, и только к самой ночи у нас все полностью заработало как надо. Теперь для получения сверхпроводящей проволоки от оператора требовалось лишь сидеть на кресле и делиться с установкой своей жизненной силой, все остальное обеспечивала автоматика. Бокк сразу решил и проблему электрической изоляции провода, благо он уже не один раз сталкивался с ней. На изоляционное покрытие шло самое обычное стекло, сильно измененное с помощью воздействия силы, дабы сделать его гибким и надежно присадить на поверхность провода. Два слоя подобной изоляции должны легко выдержать любые эксплуатационные электрические и механические нагрузки.

Мифасу же за это время удалось сделать необходимое магнитомягкое железо и даже придать ему нужную форму по образцу пластин полностью разобранного мной якоря электромотора. Мастер долго плевался от проклятого «мертвого металла», однако дело сделал. Последним аккордом на сегодня стали сборка и опробование модернизированного якоря со сверхпроводниковой обмоткой. Мотор автомобиля легко завелся, вытягивая самые последние капли топлива из бака.

Несмотря на мои опасения, временное отсутствие авторитета Вита, в связи с увлеченностью работой, никак не сказалось на остальной жизни наших людей. Всем нашлось какое-то дело, опасностей дежурные маги пока не обнаруживали, хотя и отследили наличие постоянной осторожной слежки за окрестностями особняка, ведущейся неизвестными с большого расстояния. Поток желающих как можно скорее продать нам все свои запасы амулетов постепенно сменился редкими покупателями, искавшими что-либо нужное уже для себя. Цены в нашей лавке оставались самыми лучшими во всем городе, а потому многие уходили довольные каким-либо приобретением. Торговля постепенно налаживалась, обещая когда-то выйти на самоокупаемость и потом приносить прибыль. Иногда спрашивали и про самодвижущиеся телеги, но пока нам было нечего предложить. Первая конструкция годилась исключительно как демонстрационный образец, справиться с которым мог только опытный маг. Питс вряд ли сможет наладить свое производство, принятая им конструкция оказалась изначально тупиковой. Прежде чем проконтролировать выполнение мной супружеского долга перед целым гаремом, Марина обрадовала новыми планами и рисунками, приготовленными ее командой за целый день. Благодаря старому архитектору Фисси они постепенно обретали вполне законченный вид. И он действительно радовал глаз, хоть и существовал пока только на бумаге. На предварительную смету строительства даже смотреть не хотелось, и так ясно – имеющихся у нас денег явно недостаточно.
Страница 12 из 28

Собственно, Марина и предлагала мне как-либо поспособствовать наполнению нашей казны, уж очень сильно захватила ее идея большого строительства, где ей удастся воплотить свои фантазии.

Вместо полноценного выполнения супружеского долга отделался самой минимальной формальностью, утащив дев в мастерскую, дабы проверить, кто из них лучше всего справится с получением проволоки. Тупое сидение в кресле не вызвало у них особого энтузиазма, хотя и особых возражений тоже не последовало, особенно после того, как разрешил им смотреть, как я занимаюсь своей работой. Спать мне пока не требовалось, а многочисленные идеи хотели сами выпрыгивать из головы.

Обе печи сдвоенной мастерской всю ночь работали на полную мощность, переводя недавно пополненные запасы земляного масла. Готовая сверхпроводящая проволока медленно наматывалась на специальную катушку, а я тем временем конструировал мотор-колесо. Сначала придумал, как его максимально облегчить – сделал спицы. За предыдущий день я хорошо освоил придание металлу должной формы, а инструментальное сознание позволяло выдерживать почти микронную точность изготавливаемых деталей, не хуже лучших станков. Только стружки и отходов не скапливалось – все шло исключительно в дело, чем магические технологии заметно отличались от нашей металлообработки в лучшую сторону. Достаточно очень точно представлять необходимую форму готового изделия и постепенно вытягивать в нее металл, черпая силу от печи. Работа во многом была сходна с производством эликсиров, только критичность ошибки заметно меньше. Но это только когда дело не касалось металлов, обильно насыщенных силой. Вот тогда цена ошибки становилась весьма критичной, так как можно легко порушить внутренние каркасы и внедренные плетения. Аккуратность, внимательность и неторопливость – вот три основных слагаемых в успехе любого мастера.

Сделав спицы, широкий обод и основание колеса, где потом разместится бесщеточный электромотор, подумал о том, что первым делом стоит сделать не телегу, а мотоцикл. Легкое и быстрое транспортное средство, на котором возможно перемещаться не только по дорогам, но и пробираться по лесам, благо они не такие густые, как на Земле, и в них практически нет валежника. Заодно и технологии производства отдельных деталей постепенно до ума доведем, мотоцикл ведь немного проще автомобиля, к которому нам так или иначе стоит стремиться в своих инженерных изысканиях. Ближе к утру отпустил дев спать, своим деятельным присутствием они составили мне интересную компанию и надолго обеспечили ценным проводом. К утреннему появлению мастеров у меня появилась полностью готовая рама мотоцикла вместе с рулевой вилкой, амортизатором и прочей совершенно необходимой арматурой. Укрепленная силой сталь позволяла делать тонкостенные трубы поразительной прочности, а также надежно сращивать их друг с другом без всякой сварки. По предварительным расчетам весь мотоцикл впишется в тридцать – тридцать пять килограмм, с учетом полной заправки бака.

Следующий день во многом напоминал предыдущий, разве только с одним дополнением – пришлось раскрывать Бокку великие тайны алхимиков под названием электричество и электромагнетизм. Мастер оказался вполне способным к восприятию новой информации, даже понятие электрона как-то для себя уяснил. Мои объяснения дали заметную экономию времени при изготовлении управляющих электрическими цепями амулетов. Благодаря парочке специальных магических устройств из мастерской алхимиков удавалось быстро копировать отдельные части вязи подчиненных сил из одного амулета в другой. К сожалению, полноценного «амулетного ксерокса» тут пока никто не придумал. Ибо внедрение подчиненных сил в различные материалы часто требовало ручной, вернее – сознательной подгонки по месту. И даже два внешне одинаковых куска материала-носителя могли иметь различные дефекты внутренней структуры. Специально созданный металл с несущим каркасом подходил далеко не всегда и не для всего, особо сложные амулеты из металла сделать практически невозможно, обязательно требовалось вносить в него вставки из других материалов. Учитывая все это, даже два одинаковых амулета, сделанных одним мастером в один день, внутри имели некоторые отличия, и скопировать один в один удавалось только самые простые изделия. Сложные амулеты копировались только поблочно, учитывая особенности конкретной основы, в которой закреплялись подчиненные силы. И оператор копировального аппарата должен хорошо представлять, что конкретно ему нужно, иначе много времени терял зря, перенося в создаваемый амулет великое множество всего лишнего, к примеру, компенсаторные вязи сил, обеспечивающие согласование основной схемы с материалом-носителем и другими частями плетений. Потому мои объяснения и последующие совместные разбирательства позволили сильно упростить ту управляющую систему, на основе которой некогда была сделана мастером Бокком сложнейшая амулетная конструкция. Каждый электромотор требовал своей управляющей схемы, но особой сложности там не требовалось, потому-то управляющий блок амулетной конструкции, легший в общую основу, оказался сильно упрощен.

Больше всего трудностей пришлось решить с малогабаритной печью большой мощности. В качестве топлива у нас имелась только сырая светлая нефть, а эффективно горит она исключительно при большом давлении и хорошем распылении в камере сгорания. Даже обычные печи мягкого тепла тут имели свой воздушный компрессор, топливный насос и сложные форсунки, дабы обеспечить полное и качественное сгорание топлива. Оттого-то управляющий амулет подобной печи и такой сложный, так как он заведовал всей хитрой механикой и работал при высокой температуре. Самая лучшая переносная печь мягкого тепла могла давать мощность не более пары киловатт, если перевести в понятные нам единицы измерения. А мне хотелось иметь возможность получить пару сотен. Для мотоцикла этого слишком много, но вот для перспективного небольшого грузовика окажется в самый раз. Лучше сразу сделать универсальную конструкцию – запас по мощности никогда лишним не бывает. В общем, повозиться пришлось изрядно, пока проработали все варианты, остановившись на малогабаритной многолопастной турбине с несколькими теплоэлектрическими преобразователями.

Еще в электрическую конструкцию мотоцикла вошли сразу четыре накопителя от ловушек алхимиков, дабы иметь возможность передвигаться на колесах, когда полностью закончится топливо в двадцатилитровом баке. Многочисленных заправок по округе пока никто не удосужился построить – есть к чему стремиться в ближайшей перспективе.

Только в наступившей ночной темноте мне удалось прокатиться на созданном совместными усилиями транспортном средстве. Мастера не верили в мою способность усидеть на нем, предлагая приделать еще два колеса по бокам для придания устойчивости. Опять удалось посрамить их, продемонстрировав свое полнейшее превосходство над их предрассудками. Мотоцикл оказался чрезмерно мощным для своего небольшого веса и все время хотел выпрыгнуть из-под меня,
Страница 13 из 28

когда я слишком резко прибавлял газу. Предложил испытать изделие и мастерам, но те благоразумно отказались. Первый блин получился совсем не комом, как изначально ожидалось, хотя мелких недоработок в нем еще хватало. Дальше на очереди стояло создание полноценной грузовой телеги, для управления которой вовсе не потребуется опытного мага.

Вот так, в работе и изобретательстве прошел еще один спокойный день. Опять на нас никто не покушался, хотя далеко не только у меня одного возникло острое чувство, что это лишь временное затишье перед грядущей бурей.

Глава 4

Наглые менялы

Следующим утром нас почтил посланник от авторитета Сома с предложением зайти к нему ближе к обеду. Ожидались непростые переговоры с представителями менял, наконец-то пожаловавшими в город. Вокруг нашего особняка образовалась настоящая «мертвая зона», никто из обитателей города даже близко не подходил. Они все могли опасаться сильнейшего мертвящего удара, нанесенного по площади, ибо как-либо иначе пробить защиту особняка не имелось возможности. Освоив амулет палача менял, я вполне представлял их желание и возможности попытаться быстро решить дело силовым способом. Даже если бы у большинства моих людей не имелось иммунитета, у них не так уж много шансов. Палачу потребуется подойти к особняку как можно ближе, ибо его боевой амулет не отличается особой дальнобойностью. Полсотни метров – практический предел. Потому-то подобные «игрушки» и не стали «абсолютным оружием», так как их нельзя использовать для ментальной или какой-либо подобной атаки на большом расстоянии. Палач подбирался близко к своей жертве или к месту, где она скрывалась, после чего наносил свой удар, против которого не помогали все известные щиты силы и защитные магические системы. Прикрывшегося амулетом невидимости диверсанта очень сложно обнаружить, но в моей команде имелся маг Задница, способный показать примерное направление возможной опасности, и Ведьма Марина, для которой «невидимок» и вовсе не существовало. Потому-то подобраться к нам для нанесения своего мертвящего удара очередному палачу крайне сложно. Впрочем, пусть пробует, такой кадр – весьма ценная добыча, если его потом удачно распотрошить.

Оставив мастерам задание делать агрегаты для будущего грузовика по чертежам (мотоцикл за ночь мне удалось полностью довести до ума), отправился на нем в прогулку по городу, даже не пытаясь скрываться. Если кто-то попробует напасть – это его проблемы, а пока есть свободное время – дам людям хорошую возможность посудачить об очередной непонятной штуковине у весьма странного городского авторитета. Глядишь, потом появятся желающие приобрести себе подобное чудо, несмотря на весьма высокую цену, которую мы им обязательно заломим, ибо даже примерная себестоимость изготовления мотоцикла сейчас выходила никак не меньше двух дюжин золотых, если учесть все возможные расходы. Позже она упадет чуть ли не в десять раз, если производство станет действительно массовым.

Горожане изумленно провожали мою спину, надолго застывая на одном месте с открытыми ртами. Один раз со мной решил посоревноваться какой-то лихой наездник на великолепном скакуне, но быстро отстал. Поначалу я ехал медленно, постепенно вспоминая свои уже немного подзабытые навыки управления двухколесным транспортом. Затем стремительно разгонялся по прямым радиальным городским улицам, распугивая редких прохожих громким свистом турбины, вышедшей на половину мощности. Можно проехаться за город, где и показать настоящий рекорд скорости, но тогда некоторые могли бы подумать – мол, кто-то так сильно испугался менял, что теперь быстро-быстро убегает от них, дабы те не смогли его догнать. Прокатавшись до самого обеда, замерил расход топлива и со спокойной душой отправился к авторитету Сому.

Менял, или их представителей, оказалось трое. Один среди них явно выделялся своей внутренней силой и властным взглядом. Двое других были скорее на подхвате у него, однако все они оказались настоящими авторитетами, как их представил Сом. Он принимал нас в своей гостевой столовой, усадив всех за один большой овальный стол, заваленный съестным. Его повара не уступали моей недавно нанятой «кухонной команде», потому, прежде чем вести какие-либо разговоры, все немного подкрепились. Трое менял внимательно рассматривали меня во время еды, будучи явно недовольны отсутствием какого-либо волнения на моем лице. Я тоже рассматривал их, как бывалый энтомолог разглядывает очередную незнакомую букашку, прежде чем насадить ее на булавку и спрятать в коробочку.

– Мы готовы прислушаться к просьбе уважаемого авторитета Сома и отложить на неопределенное время твою обязательную казнь, авторитет Вит, – заявил глава делегации менял авторитет Лод, наконец-то решивший начать переговоры со своей стороны, так и не дождавшись моей инициативы. – За такое великое снисхождение с нашей стороны ты должен немедленно вернуть все захваченное у авторитета Готса, восстановить его дом за свой счет и выплатить десять тысяч золотых компенсации за наши репутационные потери. Далее мы будем и дальше откладывать принятие окончательного решения по казни каждый год за те же десять тысяч, – в конце нагло добавил он, вызывая у меня приступ настоящего истерического хохота.

Да уж, денежная ценность моей жизни существенно растет. Готс хотел всего по пять тысяч в год, а эти сразу поднимают планку вдвое. Впрочем, в эти игры можно играть далеко не в одни ворота, о чем эти менялы явно стали забывать.

– Могу поведать тебе, уважаемый авторитет Лод… – отсмеявшись и смахнув выступившие слезы, я обратился к надменному представителю менял, так и не понявшему причин моего веселья, – с чего начался мой недавний конфликт с тем же авторитетом Готсом, дабы вы сейчас не повторили его фатальную ошибку и не получили аналогичный результат, который сильно понравится мне, но точно не вам.

– Хотя это и не имеет принципиального значения для нашего вопроса, мы готовы тебя выслушать, – заявил тот, легко откидываясь на спинку стула с бокалом в руке, хотя в его резко потемневших глазах я заметил едва сдерживаемый гнев.

Он тут, понимаешь, великую милость предлагает, а над ним открыто насмехаются, да еще и грозят на ноль помножить.

– Если для вас это непринципиально, то для меня совсем наоборот. – Я покачал головой, выражая свое явное сожаление, но при этом продолжал улыбаться. – Итак, ко мне обратились люди Готса, как выяснилось – по его прямому приказанию, вымогая пять тысяч золотых под угрозой расправы, не имея каких-либо оснований для своих требований. Причем требуя ежегодных аналогичных выплат, дабы от них ко мне не возникало иных претензий.

По немного скривившимся лицам менял было хорошо заметно, что для них это совсем не новость, подобное явно случалось не только тут, но особой радости от такого заявления с моей стороны они тоже не испытывали. Причем основным раздражающим фактором являлось именно мое заявление, а не сам факт вымогательства. Ведь по идее шансов у потенциальной жертвы шантажа быть не должно.

– На мое встречное предложение решить дело,
Страница 14 из 28

выплатив уже мне совершенно аналогичную компенсацию, дабы компенсировать моральные издержки и избежать потерь репутации, последовала немедленная попытка убить меня прямо на месте.

Вот тут гости сильно напряглись: видимо, такая попытка обязана окончиться исключительно в их пользу.

– Вместо того чтобы сразу же обратиться ко мне с мирными предложениями и соответствующей компенсацией моральных издержек, авторитет Готс предпочел отсидеться за стенами своего дома, готовя мне очередные пакости.

От моих дерзких слов лица менял постепенно приобретали весьма кислый вид, ибо публично показывать рвущийся наружу гнев им сильно не хотелось. Ну да, они же принимают решения и отдают приказания – «этого убить, того покалечить», зачем показывать свои истинные эмоции посторонним? Особенно если уже мысленно видят тех «посторонних» в гробу. Но я еще не закончил свой рассказ.

– В мои планы не входит прощение тех, кто пытался покушаться на мою жизнь или жизнь моих людей… – между тем я продолжил говорить твердым голосом, добавляя в него немного силы для придания должного эффекта.

Хотелось окончательно вывести их из равновесия, заставив действовать на эмоциях и совершать ошибки. Иначе они действительно могут причинить немало вреда.

– В конечном итоге ваш любимый Готс полностью заплатил за нанесенное мне оскорбление своей жизнью и имуществом, потому претензий к нему и стоящим за ним людям у меня пока нет… – Я выдержал недолгую паузу, рассматривая налившиеся кровью глаза авторитета Лода. – Но если вы считаете себя полностью причастными ко всем неправомерным действиям своего недостойного коллеги, то еще имеете возможность скомпенсировать мой праведный гнев на свои головы выплатой десяти тысяч золотых сейчас, а также аналогичными суммами каждый последующий год, дабы мне не захотелось пересмотреть свое пока еще нейтральное отношение к вам лично и всей вашей организации в целом.

Вот теперь от лиц приехавших на переговоры авторитетов можно смело прикуривать. Так нагло с ними, похоже, еще никто себя не вел. Зато Сом, сидевший немного в стороне от нас, лишь широко улыбался, глядя на наши взаимные препирательства. Делегация менял несколько минут молчала, борясь со своими чувствами и не зная, как реагировать на такого наглого выскочку. Потом авторитет Лод, явно немного успокоившись, все же сподобился задать мне вопрос:

– Как авторитет Вит отреагирует на прискорбное известие о том, что все его люди уже мертвы? – и расплылся в самой ехидной улыбке.

Собственно именно ради этого я и устраивал весь этот цирк. Они обязаны были спустить на нас всех своих собак разом. Иначе нам потом придется вылавливать их по одной, запоздало реагируя на очередную подлую диверсию.

В этот момент гарнитура рации в моем ухе оповестила голосом Марины о поимке и успешном обезвреживании сразу двух палачей менял, и еще нескольких прикрывавших их бойцов, почти подобравшихся к нашему особняку с разных сторон.

– Извините, – я немного раздосадованно покачал головой, окидывая взором собравшихся, – у меня тут возник один посторонний вопрос. Во сколько тысяч золотых вам обычно обходится один палач?

Менялы опять надолго замолчали, видимо пытаясь как-то связаться со своими людьми. Даже не сомневался в присутствии на их пальцах амулетов дальней связи. Через пару минут лицо Лода заметно побелело, а в глазах проскочил едва заметный страх.

– Повторяю свой вопрос, – тем временем я решил пойти в самое решительное наступление, – сколько сейчас вы потеряли денег, утратив двоих хорошо подготовленных палачей? И сколько вы еще готовы потерять, дабы окончательно уяснить себе всю бесперспективность настоящей войны со мной? Причем платить придется далеко не одними деньгами, которых у вас пока много, но и своими жизнями. Живые враги мне точно не нужны.

В этот раз пауза надолго не затянулась. Менялы быстро пришли в почти нормальное состояние, и авторитет Лод обратился ко мне уже нормальным голосом без чувствующихся ноток особого превосходства:

– Мы готовы выслушать твое предложение, авторитет Вит.

Наконец-то меня признали и даже назвали авторитетом. Почувствовали силу, так сказать. Сейчас можно, конечно, попытаться как-либо добить этих наглецов, вытягивая из них деньги и гарантии, благо такая возможность вполне просматривается, но стоит попробовать повернуть диалог в более конструктивное русло, авось сработает.

– Меня могут устроить следующие вещи… – Вспоминая полученный совет о нежелательности прижимания менял к стенке, я решил выдать им свои несколько раз обдуманные предложения: – Вы навсегда забываете о некоем бандите Готсе и всём связанным с ним!

Слово «бандит» я выделил особо, дабы мои собеседники смогли эмоционально дистанцироваться от него. Однако предложение особого энтузиазма не проявило, наоборот, вызвало самое решительное возражение, не позволив мне огласить весь свой список.

– Наши правила не допускают какой-либо возможности отступиться от мести за наших людей! – вскрикнул второй меняла, авторитет Пов. – Мы не можем позволить себе такого урона репутации, иначе нас перестанут уважать!

– Хорошо, – над подобным вопросом мне уже не раз приходилось думать, готовясь к этой встрече, – как вы решаете конфликты в своей среде, когда один меняла так или иначе убивает своего коллегу-соперника? Только не надо рассказывать мне о том, что подобных случаев в вашей среде никогда не возникало! – немного повысил голос, не позволив своим оппонентам сразу уйти в глухой отказ, просто проигнорировав мое заявление.

– Да, такие случаи в нашей среде происходили, – спокойно заметил глава делегации, – и решались они общим советом нашего сообщества, который рассматривал все причины произошедшего события. Если убитый нарушал наши внутренние правила и вынуждал других пойти на прямой конфликт, то его соперник назначался официальным наследником погибшего без каких-либо иных последствий.

Что-то подобное явно и ожидалось, потому я решил и дальше вести свою наступательную линию в том же ключе:

– Уважаемые менялы, одобряется ли вашими правилами прямое необоснованное вымогательство в вашей среде или кем-либо из вашей среды по отношению к кому-либо другому?

– Нет, – твердо ответил Лод. – Но мне совершенно непонятно, как мы можем решить миром имеющийся конфликт между нашим сообществом, с одной стороны, и авторитетом Витом – с другой.

– Для этого вам всего лишь следует принять авторитета Вита в свое сообщество и дальше решать уже вопрос по имеющимся внутренним правилам! – высказал я им свою подсказку, даже не надеясь на ее быстрое принятие.

Троица переговорщиков сначала посмотрела друг на друга, а потом дружно рассмеялась.

– Знаешь ли ты, авторитет Вит, сколько стоит официальное вступление в наше сообщество? – отсмеявшись, спросил меня глава делегации. – Причем это тоже обязательное правило, его нельзя нарушить.

– Думаю, весьма немало, – усмехнулся в ответ я, – однако это ведь уже вполне решаемый денежный вопрос, в отличие от конфликта, ведущего к совершенно ненужной и чрезвычайно дорогостоящей войне.

– Ну, если у тебя
Страница 15 из 28

случайно найдется сразу сто десять тысяч на вступительный взнос – то действительно решаемый, – улыбнулся в ответ авторитет Лод.

Таких огромных денег у меня, естественно, не было. Но имелась некоторая надежда, связанная с самым первым моим походом и трофеем, случайно добытым тогда с большим риском для жизни. Заодно можно проверить, насколько честен со мной авторитет Сом.

– Когда в столице королевств состоится очередной аукцион истинного престижа? – спросил сразу всех собравшихся.

– Через месяц, – вступил в разговор доселе молчавший третий представитель менял, авторитет Гом: видимо, он непосредственно связан с этой темой.

– На этом аукционе должна выставляться особенная шкура редкого зверя… – еще не закончил говорить, когда увидел заметную реакцию на лицах собравшихся.

– Из-за этой шкуры чуть война среди Лордов не началась, – перебил меня авторитет Гом, – никто из них не хочет уступать первенство обладания другому, так как на кону стоит существенное увеличение престижа, а затем и влияния.

Надо же, сразу бы и не подумал о том, что какая-то там шкура, пусть даже уникальная и неповторимая, может как-то усилить влияние Лордов. Престиж поднять – вполне понимаю, но влияние… странно. Было бы, к примеру, какое уникальное оружие – еще да, а вот зверская шкура… наверное, мне далеко не все известно про социальное устройство этого мира.

– Сколько денег, по вашей оценке, аукцион выручит за эту вещь? – задал собранию очередной вопрос.

– Торги начнутся с двухсот сорока тысяч, – заметил очень внимательно смотревший на меня авторитет Лод. – Только какое отношение имеет та шкура к нашему делу?

– По моему договору с присутствующим тут авторитетом Сомом, половина вырученных за нее денег должна принадлежать мне, – твердо ответил ему голосом, не допускающим неправильного понимания. – Авторитет Сом может подтвердить мои слова.

– Это действительно так, – ответил тот, и его довольная ухмылка стала еще шире.

Менялы оказались явно озадачены, подобного расклада они даже не могли предположить.

– Ты можешь еще как-то подтвердить свое право владения полученными с аукциона деньгами? – спросил меня все так же настороженный и внимательный глава делегации менял.

Я достал из кармана и положил перед ним перстень, по словам Сома, обеспечивающий доступ к ячейке в столичном Хранилище Благ, где окажется половина суммы по завершению торгов. Авторитет Лод взял в руки перстень и на несколько минут погрузился в себя, видимо, с кем-то переговариваясь по амулету дальней связи.

– Все верно, – ответил он, открывая глаза. – Такое совершенно невероятное обстоятельство вполне способно решить наш крайне неприятный конфликт к взаимному удовлетворению сторон.

Дальше у нас пошел торг уже по менее важным вопросам. Хотя сложно назвать их маловажными, так как на кону стояло ни много ни мало, а вполне официальное наследство авторитета Готса, то есть его персональная доля в общем капитале сообщества менял. Если следовать букве их правил, то она должна переходить мне, но для решения по этому вопросу требовалось собирать совет, как и по вопросу моего принятия в их ряды. Менялам совсем не требовалось собираться вместе, у них всех имелась возможность прямой связи друг с другом через амулеты. И все равно, совет не мог собраться раньше чем через полгода. За это время мне требовалось полностью внести вступительный взнос, благо в столицу за деньгами ехать не нужно – Хранилище Благ принадлежало самим менялам, и все можно сделать через них прямо отсюда. Кроме взноса новому члену сообщества вменялось усилить его общее влияние на новых территориях, обеспечивая увеличение движения средств по всей системе. Я был волен придумывать что-то новое – главное, получить заметный результат за те же полгода. К большому сожалению, пришлось отдать захваченных моими людьми палачей, так как их хозяева требовали непременно вернуть тела со всем их внутренним содержимым. Это тоже оказалось для них принципиальным вопросом, хотя про личного палача Готса они даже не осведомились: видимо, тот оставался сам по себе. Связался при всех с Мариной голосом по своей рации, чем сильно удивил даже хозяина дворца. Известие о том, что их люди еще живы, вызвало у менял двоякое чувство – с одной стороны, им было приятно сэкономить большие деньги на подготовке новых, а с другой – сама возможность захвата палачей живьем жутко напрягала, показывая огромную дыру в безопасности давно отлаженной системы. С землей под домом бывшего вымогателя вопрос пока тоже никак не решался. Дом принадлежал Готсу, а земля – сообществу менял. Пока меня официально не примут в их ряды, делать там нечего, хотя остатки дома могу теперь окончательно растащить на собственные нужды, никто против этого возражать не станет. Потом там предполагается постройка общественного здания, что-то типа городского банка, но только после внесения вступительного взноса, то есть через месяц. Здание станет моей собственностью, что добавляло радости. Тогда же я смогу осуществлять и безналичные расчеты по всей системе сообщества: как оказалось, они здесь уже давно существуют, хотя и сильно ограничены в силу некоторых причин. Мы расставались вполне довольны друг другом, но, уже когда я выходил, авторитет Лод немного придержал меня у двери, сказав тихим голосом:

– У Готса имелись весьма влиятельные друзья, которые вели с ним дела втайне от всех остальных. Пойти против наших правил и решения совета, которое в силу имеющихся обстоятельств окажется явно в твою пользу, они не смогут, но попытаются отомстить тайно, возможностей для этого у них хватает. Теперь будь особенно осторожен, авторитет Вит, и постоянно оглядывайся назад, когда ходишь по городу.

Поблагодарил его за предупреждение, хотя особой новостью оно для меня не стало. Желающих заполучить мою голову и без них хватает, а потому – «Становитесь в очередь, сукины дети, патронов у меня на всех хватит!».

После моего возвращения домой начался грандиозный праздник с массовым истреблением продуктов и напитков. Дружно отмечали благополучное избавление от очередной явной угрозы. Про тайные угрозы, которые буквально окружали всех нас в несколько рядов, за праздничным столом даже не упоминали. Между тем отметил краем глаза, что даже наша странная «кухонная команда» серьезно прониклась всей глубиной произошедшего события и посматривала в мою сторону с заметным уважением, а не с простым любопытством, как раньше.

Однако долго праздновать и предаваться чревоугодию мне не пришлось, со мной опять хотел немедленно пообщаться смотрящий города, авторитет Сом.

– Здорово ты прижал этих наглецов к стенке! – заявил он, когда мы остались наедине в небольшой «охотничьей комнате», стены которой украшали головы убитых зверей и чучела птиц, а на полу располагалась мозаика со сценами охоты.

Несмотря на время ужина, на маленьком столе стояли только фужеры с напитками; впрочем, после праздничного застолья еды мне совершенно не хотелось, как и всего прочего.

– Рассказывай свои плохие известия, – кивнул ему, устраиваясь на стуле с бокалом в руке.

– Сегодня
Страница 16 из 28

разбойники напали на мой торговый караван, чего уже давненько не случалось, – при рассказе о своих неприятностях Сом тем не менее довольно улыбался. – Мои люди готовились к чему-то подобному, и никто из напавших бандитов обратно в лес не ушел – все там и полегли.

– Хочешь сказать – война уже началась? – сразу правильно понял его очень тонкий намек на весьма толстые обстоятельства.

– Этому серьезно поспособствовал один твой бывший человек, переметнувшийся сейчас к авторитету Мафу, – с заметной укоризной посмотрел он в мою сторону.

– Ты хочешь сделать меня единственным виноватым? – Я поднял правую бровь, показывая свое отношение к подобным словам.

– Я тоже серьезно недоглядел, – покачал головой авторитет. – Теперь нужно решить, как исправить сложившееся положение, к серьезной войне мы ведь пока не готовы.

– У тебя есть какие-то конкретные предложения? – спросил его, отпивая из фужера напиток большим глотком. – Только не говори про срочную необходимость кучи денег, которую кроме как у меня тебе взять негде.

– Деньги хороши, когда их есть куда потратить с пользой для себя, – высказал Сом совершеннейшую банальность, – а тратить их придется на усиление наших врагов, – добавил он, качая головой, выражая тем самым свое большое сожаление. – Твой сбежавший человек собрал уже две сотни предварительных заказов на самодвижущиеся телеги по цене шесть золотых, не считая печи мягкого тепла. Нам тоже придется вставать к нему в очередь: понимаешь, о чем говорю?

– Да, – кивнул подтверждая, – только те телеги получатся медлительными и весьма ненадежными. Когда его заказчики получат их, то вряд ли останутся довольны своим приобретением.

– Других все равно нет, а эти позволят существенно ускорить оборот и обезопасить караваны. Лошади – самый ненадежный элемент, по которому наносят первый удар, останавливая движение.

– Короче, ты сейчас интересуешься, способен ли я предоставить тебе аналогичный транспорт по точно таким же ценам? – наконец-то удалось полностью понять его основную мысль.

– Естественно, – широко улыбнулся он. – Утром тебя видели на каком-то очень быстром самодвижущемся механизме, мне бы тоже не помешали несколько подобных в своем хозяйстве.

– И тебя совсем не смутит его цена в сотню золотых? – своими словами я резко расстроил его, ударив по самому больному месту.

– Нет, за такие деньги, пожалуй, обойдусь, – он недовольно поморщился, – но телеги действительно нужны, и их цена не должна превышать восьми золотых вместе с печью.

Я попробовал немного поторговаться, обещая значительно лучшие характеристики самих телег по сравнению с теми, которые может предложить предатель Питс. И по скорости, и по надежности, а также – грузоподъемности. Но Сом не хотел даже думать об увеличении цены – это оказался стратегический момент, способный серьезно ослабить наших противников перед предстоящей схваткой. Короче, ему требовалось получить обычное по цене обычного, а если выйдет за ту же цену что-то лучшее – нас ожидает несомненный успех. Наших соперников непременно поддержат деньгами бывшие друзья Готса, потому расслабляться, почивая на лаврах удачного договора с менялами, категорически нельзя. Война пока велась исключительно в товарно-экономической области, и от того, кто на этом этапе одержит верх, зависела общая цена победы, измеряемая уже в человеческой крови.

Запись разговора ББМ200031179 по народным амулетам дальней связи, сокрытие отсутствует

«Наша цель теперь становится практически недостижимой. Без регулярного вливания полностью свободных средств очень сложно удержать существующее влияние», – кроме непосредственной информации в мысленном послании читались огромная обида и затаенное беспокойство.

«Предупреждал же вас – и тебя, и его, – ответная мысль несла непоколебимое спокойствие. – Грубо нарушив наши правила, вы все равно рано или поздно столкнулись бы с ответным сопротивлением среды. И теперь глупо пытаться искать виновного в собственных ошибках на стороне».

«Но сейчас категорически нельзя допустить усиления наших как бы «партнеров» за счет того непонятного новичка, раз не удалось их ослабить, столкнув лбами, причем как раз по твоему мудрому совету. – Первый собеседник с большим трудом сдерживал истерику. – Любой ценой сейчас нужно остановить его официальное вхождение в наши ряды».

«Даже не надейтесь на мою поддержку в совете, – железное спокойствие и уверенность передаваемой мысли ничто не могло поколебать, – согласно букве правил, у вас полностью ничтожные позиции, и даже наша общая идея, сулившая прежде большие перспективы, не способна заменить мне самого обыкновенного здравомыслия. И еще хочу предостеречь вашу компанию от попыток решить дело как обычно. Впрочем, если вы меня сейчас не поймете, ваше место вскоре займут более адекватные люди».

«То есть ты уже не хочешь стать первым среди прочих?» – Мысленный голос наполнился легко ощущаемой злобой.

«Просто не хочется становиться первым среди прочих мертвецов, – последнее слово заметно выделялось на фоне остальных. – Если вы еще не поняли сами, вот вам мой совет – отступитесь и забудьте. А если хотите попробовать подняться снова – наладьте с ним взаимовыгодный контакт, он вам вполне сможет помочь решить ту самую задачу, так как его благоразумию можно только позавидовать».

«Мы на это никогда не пойдем! – Злость в передаваемой мысли сменилась настоящей упертостью. – И мне искренне жаль, что ты не хочешь поддержать нас в это трудное время. Впрочем, теперь пеняй исключительно на себя, а он все равно полностью заплатит нам за свои дела».

Мысленный контакт резко прервался, оставив после себя много недосказанного с двух сторон.

Глава 5

Покорение четырехколесной телеги

Смертные Земли, город Юмаю

Чем еще заняться ночью, когда все спят, а тебе совершенно этого не хочется? Особенно имея перед собой весьма непростую техническую задачу.

Только совсем далеким от техники людям самая обыкновенная телега кажется простой. Но почему-то до изобретения колеса доходит далеко не каждая цивилизация. К примеру, великие цивилизации американских индейцев инков и майя колеса не знали, хотя и строили великолепные дороги и перемещали по ним многочисленные грузы. Тащили волоком или подкладывали под тяжелый груз деревянные катки. Кто мешал им сделать следующий шаг – закрепить каток на повозке, получив то самое колесо? Некоторые ученые серьезно считают – всего лишь отсутствие доступных материалов достаточной прочности. Ибо главное в появлении колеса – это изобретение надежной оси. Только с ее появлением колесные телеги получали настоящую путевку в жизнь. Теперь и мне предстоит изобрести очередное «колесо», на котором поедет очередная телега. И не просто какое-то там колесное транспортное средство – на нем у меня покатится в светлое будущее социальный прогресс! Если нельзя построить социализм напрямую из феодализма – поначалу построим капитализм. А дальше создадим все необходимые предпосылки для социалистических революций и прочего непотребства, по мнению большинства местных
Страница 17 из 28

статусных лиц. Большая часть элементов, потребных для создания эффективной социальной машины, теперь имеются в моих руках, а все недостающее сделаем по ходу движения из мусора, попавшегося под руки. Но пока снова вернемся к самому обычному колесу.

Мало придумать очередную самодвижущуюся повозку. Нужно сделать ее такой, чтобы поначалу получить с ее производства максимальный экономический эффект самим, а не просто кинуть в мир идею под девизом: «Пользуйтесь, кто только захочет». Потом наоборот, стоит спустить все вниз, занявшись чем-либо другим, дающим максимальную норму прибыли на единицу вложений. Но и этого мало. Сразу стоит втягивать как можно большее количество людей в сферу своих интересов, а заодно показать некоторым неблагодарным свою истинную силу. Да, можно наказать предателя, наведавшись в его нынешнее жилище, и показательно разрубить острым железом его голову. Можно уморить его с помощью магии, прострелить автоматной пулей – средств убийства более чем достаточно. Но все это меркнет перед возможностью планомерного экономического уничтожения с особой жестокостью и показным цинизмом. Набрал заказов, взял задаток – теперь пеняй только на себя. Вскоре прибежишь сюда как миленький, в ноги кланяться будешь, моля о пощаде и снисхождении. Это будет урок не только ему одному, но и всем остальным, случайно надумавшим от большого ума поступать со мной сходным образом. Только ради такого важного результата стоит сейчас хорошо постараться, одновременно размышляя и о судьбах мира. Большое дело всегда начинается с малого.

Мастерам Бокку и Мифасу за целый день почти удалось полностью доделать наш первый грузовик. Он уже стоял на своих колесах, наглядно воплощая мои чертежи в металле. Кузов с откидными бортами собран точно, в кабине имелись необходимые органы управления, четыре сиденья в два ряда, не хватало лишь стекол. Конструкция уже подвергалась ходовым испытаниям, которые подтвердили ее принципиальную работоспособность, но показали необходимость многочисленных доработок уже с моим непосредственным участием. Можно было заняться ими, однако сейчас требовалось срочно разработать принципиально совсем иную транспортную систему, где главным оставалась возможность ее производства с максимальным привлечением стороннего труда. В нашем городе только одних мастеров по металлу имелось семнадцать человек, не считая их многочисленных подмастерьев; обычные телеги делали целых три мастерских; кожей, идущей у нас на покрышки, занимался небольшой квартал обувщиков. Все эти люди в настоящее время испытывали серьезную недостачу денег из-за временных проблем с торговлей на Большом Базаре, а потому с радостью возьмутся за наши заказы.

В качестве базовой основы для будущего массового транспорта взял первую самодвижущуюся телегу Питса. Ее основным достоинством являлись низкая цена и простота производства. Минимум металла в конструкции, состоящей из спрессованной и проклеенной сухой травы, получавшей после обработки хорошую прочность, не уступающую лучшей фанере из нашего мира. С деревом тут имелись существенные проблемы, вот народ и пользовался более доступным материалом, делая из него настоящие технологические шедевры. Если надо выполнить заказ с основными параметрами «дешево и сердито» – обычная телега вполне подойдет после некоторой модернизации. Добавил несущую раму из тонкостенных металлических труб, простейшие рессоры и амортизаторы, выкинул из первой конструкции моторы в колесах, сделав единственный ведущий вал задних колес с мотором примерно на двадцать киловатт и понижающим обороты редуктором из двух шестеренок. Существенно переделал турбину печи, дабы снизить мощность и значительно упростить конструкцию. Делать управляющие амулеты уже вполне научился, потому и с ними сложностей не возникло. Управление получилось совсем простым, так как в электрической системе дорогостоящий накопитель из ловушек алхимиков даже не предусматривался. Пришлось немного повозиться с тормозом и педалями, чтобы сделать конструкцию простой и при этом вполне надежной. В принципе изготовление большей части деталей завтра можно отдавать на откуп городским мастерам. Специально делал их максимально простыми. И даже финальную сборку вполне смогут осуществить тележные мастерские. На нашу долю остаются мотор, турбина и главный управляющий амулет. Все это как раз и составляет основу интеллектуальной собственности, которую тут практически никто не сможет в ближайшее время повторить. Со сверхпроводящей проволокой у нас вообще нет конкурентов, по словам моих мастеров. В перспективе можно переделать основной мотор на обычную медь и конструкцию со щетками коллектора, но об этом подумаю, только когда снимем основные сливки и потребуется дальше удешевлять конструкцию. По моим грубым прикидкам, себестоимость производства разработанной сейчас телеги не превысит пары золотых, а в перспективе снизится еще больше.

День начинался с большой суеты. Узнав об успешном разрешении конфликта с менялами, многие состоятельные горожане поспешили высказать мне свои поздравления, интересуясь дальнейшими планами, в первую очередь связанными с возможностью приобрести самодвижущуюся телегу. Показывал им опытный образец, сделанный ночью, некоторым даже давал прокатиться вместе со мной вокруг особняка. Посетителей расстраивала заявленная цена в десяток золотых, но не настолько, чтобы сразу решительно отказаться от покупки. Особенно после разъяснений всех достоинств именно моей конструкции и ее существенных отличий в лучшую сторону от предлагаемых единственным конкурентом. Главные преимущества заключались в возможности управления телегой самым обычным человеком, и, естественно, надежности. Скорость и грузоподъемность являлись лишь дополнительными бонусами. Тем временем две делегации из моих людей под охраной гвардейцев отправились по городским мастерам размещать производственные заказы. В одну главным переговорщиком вошел бывший палач менял Ховис, хорошо знавший город и его жителей и которому теперь нечем было заняться. Его мне в таком качестве отрекомендовала Марина, обнаружившая у него изрядные способности к ведению деловых переговоров, о чем он сам прежде даже не догадывался, предпочитая применять угрозы и силу. Возможно, его характер и претерпел профессиональную деформацию, однако теперь и без прямого давления ему удавалось быстро договариваться и удачно торговаться. Если он сумеет развить свои скрытые таланты – появится у меня в команде профессиональный торговый агент. Вторую делегацию формально возглавил мастер Мифас – его упрямство оказалось весьма к месту при обсуждении условий контрактов с другими городскими мастерами, а подстраховывал его молодой Амикус, за последнее время изрядно поднаторевший в амулетной торговле и хорошо разбирающийся в ценах. Вернулись переговорщики только к обеду, рассказав обо всех своих приключениях. Далеко не везде им были рады. И если бы не силовая поддержка со стороны гвардейцев, могли бы попытаться побить. Причиной подобного отношения оказалась очередная
Страница 18 из 28

порция вброшенных неизвестными злопыхателями самых нелепых слухов, касающихся лично меня и всех тех, кто встал рядом со мной. Однако заказы были удачно размещены: если одни мастера принципиально не желали иметь с нами дел, то другие, наоборот, активно шли на сотрудничество. Уже к вечеру должны поступить самые первые выполненные заказы. Быстро тут, с магией-то. В нашем мире пока чертежи прочитают, пока станки настроят – пройдет неделя, а то и две. Здесь же – выдал образец и сказал, чтобы сделали точно так же. Главное – вовремя плати. Грубо прикинув необходимый объем первоначального производства в три – три с половиной сотни изделий, пришлось сразу выкупать у купцов большой пустующий склад, куда и складывать готовые комплектующие. Сдавать во временную аренду склады никто из городских торговцев категорически не желал, очевидно, предполагая скорое изменение земельной политики с моей стороны. Неожиданно возникла проблема оплаты размещенных заказов – в большом количестве потребовалось денежное серебро. Несмотря на нашу готовность платить золотом, городские мастера брали его весьма неохотно. Им самим требовалось закупать металл и другие материалы, и там даже один золотой часто оказывался слишком крупной монетой. К тому же не стоило забывать и о «пределе доступного накопления», который действовал в городе и обычно не превышал для простых людей дюжины золотых. Частично вопрос удалось решить, предлагая мастерам нашу готовую продукцию вне очереди и с небольшой скидкой до тех же восьми монет в качестве оплаты их услуг. Телеги хотели заполучить буквально все, у кого имелись лишние деньги, и даже те, кому они в принципе не очень нужны. Это ведь не лошадь, которую требуется постоянно кормить и обихаживать, даже если нет необходимости использовать по прямому назначению. Скорее всего, их рассматривали как перспективное средство вложения свободных денег, совершенно не представляя моих планов постепенно опускать цены за счет массовости производства.

Пока никто не спохватился, мне лично пришлось метаться по городу на мотоцикле и подписать исключительные долгосрочные договоры на поставку нефти. Скупил практически все имевшиеся на складах запасы вместе с самими складами, благо те располагались на моей земле, не пожалев двух сотен золотых, сразу решая несколько проблем. Все равно их бы потребовалось выкупать перед сносом, а так они шли в придачу к хранящемуся там товару по остаточной цене. Пришлось тратиться на дополнительную охрану, наняв три небольших отряда наемников вместе с пятью магами средней подготовки, и дополнительно вооружать их за свой счет. По крайней мере, на самое первое время такой охраны хватит, а в перспективе потребуется создавать нечто более серьезное, сразу на всю нашу половину города, ибо стража Сома мышей, бандитов то есть, совершенно не ловит. Также частично оплатил южному искательскому клану дополнительные поставки нефти, сколько у них получится. Как оказалось, ценное топливо добывалось в предгорьях по южной дороге, где оно само вытекало на поверхность в нескольких местах, образуя небольшие нефтяные озерца. Нефть бы там непременно загоралась, если бы не вековой лес, подавляющий своим влиянием любые проявления свободного горения. В перспективе стоит упорядочить добычу топлива и его доставку в здешние города, взяв доступные месторождения под свой контроль, но пока на это не хватало людей.

Вечером пришлось совершить пару визитов к самым значимым городским жителям. Авторитет Сом раскритиковал и высмеял весь мой дневной энтузиазм.

– Ты зачем в обход меня предлагаешь телеги всем желающим за них заплатить? – заявил он, укоризненно глядя в мою сторону, все же позволив перед своей отповедью немного подкрепиться.

– Разве я нарушаю какие-то договоренности между нами? – удивленно спросил его, с трудом проглотив едва не застрявший в горле кусок.

– Человеческая глупость неизлечима, – покачал Сом головой, выражая всем своим видом самое большое сожаление. – Не владей ты половиной города, мог бы тогда не думать; неужели тебе хочется содержать за свой счет кучу ленивых дармоедов? Я прежде был гораздо лучшего мнения о твоих умственных способностях.

– При чем тут какие-то телеги? – еще больше удивился такой совершенно беспричинной отповеди.

– Значит, мой кристалл с городскими правилами ты даже не посмотрел? – огорченно вздохнул он.

– Смотрел, но не все хорошо понял, – совершенно искренне соврал в ответ, дабы не рассказать о своей полнейшей неграмотности.

Местную письменность до сих пор освоить так и не удалось: то времени не находилось, то Питс вместе с обучающим амулетом удрал.

– Там есть отдельное положение о городских поборах и наоборот – компенсациях, – авторитет посмотрел на меня как на маленького глупого мальчика, – и отдельной строкой проходит положение о скидках для владельцев тележного транспорта, и компенсации части затрат на средства приведения его в движение. Неужели совсем забыл о том, сколько здесь лошади сто?ят и какие проблемы с кормом для них?

– Опять никак не пойму: лошади – это одно дело, но мои-то телеги в них совсем не нуждаются! – Мне пока не удавалось уловить его главную мысль.

– По существующим городским правилам, твоя самодвижущаяся телега равноценна двум живым лошадям, и теперь нам придется компенсировать их будущим владельцам затраты именно по такой ставке – золотой в год серебром на одну лошадиную голову. И это без каких-либо других постоянных затрат с их стороны. Купил у тебя телегу один раз, и держит ее дальше в сарае, получая от нас деньги просто так. Ездить на них никто даже не планирует, – пояснил Сом суть своей претензии.

Действительно проблема. Откуда ж мне было знать о таких странных порядках? И вся суета с нефтью оказывается совершенно напрасной.

– Не понимаю, почему нам нельзя изменить это положение, опираясь на объективные обстоятельства? – Мой наивный вопрос явно позабавил авторитета.

– Это общие правила, действующие еще со времен войны с алхимиками, – заявил он, насмешливо глядя на меня: мол, совсем ума у тебя нет, авторитет Вит. – Если мы попробуем менять их только здесь – народ постепенно переселится в другие города. Причем переселятся самые ценные жители, которые способны купить твою телегу прямо сейчас, а за ними и другие могут потянуться.

Если честно, пока не улавливал причин такого поведения со стороны горожан, но, должно быть, Сому виднее, он тут уже столько лет правит, все местные законодательные закорючки хорошо знает.

– А нельзя ли взимать за самодвижущиеся телеги какой-либо дополнительный налог или целевой сбор? – пришла в мою голову вполне здравая идея.

– Для этого нужны очень серьезные основания, – заявил авторитет. – Пока же ничего такого даже не вижу.

А вот мне про такие основания очень хорошо известно. И все автомобилисты нашего мира их тоже знают не хуже меня.

– Самодвижущаяся телега – средство повышенной опасности для окружающих, и от ее хорошего технического состояния очень многое зависит. Это состояние требуется проверять на регулярной основе ответственным органом, а также
Страница 19 из 28

отдельным образом контролировать навыки управления скоростными транспортными средствами со стороны их владельцев. Куда входит непременная практика реального управления, исчисляющаяся в пройденном пути… – От моего словесного потока авторитет Сом надолго впал в задумчивость, явно пытаясь перевести его на более понятный для себя язык.

Когда он пришел в себя, мне кое-как удалось растолковать ему все трудности, так или иначе возникающие с появлением массового автотранспорта. Рассказал про возможные аварии, связанные с человеческими жертвами, из-за глупости водителей и отсутствия правил дорожного движения, и многое другое. Надо отдать должное – авторитет честно пытался меня понять, хотя по его виду было заметно – дается это понимание ему с большим трудом. Про то, откуда мне все это известно, он не спросил, но за мысли об обязательном лицензировании владения самодвижущимся транспортом и его регулярном техническом осмотре вместе с платным обучением водителей – зацепился сразу. В результате разговора мы заключили несколько новых взаимовыгодных соглашений. Он помогал мне сейчас решить вопрос с недостатком оборотного серебра, посетовав – мол, это как раз моя личная проблема как потенциального городского менялы. В качестве оплаты Сом получал первые три партии по дюжине телег в свое исключительное распоряжение, обещая устроить на городских улицах несколько столкновений и аварий, если я потом обеспечу со своей стороны ремонт материальной части. Таким образом можно твердо обосновать необходимость взимания «технического сбора», который полностью компенсирует наши возможные потери, но не сразу. Пусть все желающие в городе успеют накупить телег, твердо рассчитывая на ежемесячные компенсации. А у наших противников по вялотекущей войне вскоре появятся некоторые дополнительные проблемы буквально на ровном месте.

Посещение же авторитета Миса сопровождалось внушительным уменьшением моей казны сразу на полторы тысячи золотых. Примерно во столько оценивалось начало основных работ по полной перестройке моей части города. Дальнейшие планы потребуют еще больших вливаний, но чуть позже. Столько моя казна без серьезных пополнений никак не потянет. И только массовый выпуск транспорта не позволит быстро обанкротиться. Марина со своими помощницами под присмотром въедливого архитектора Фисси почти завершили проектные работы первой очереди. Теперь требовался снос трущоб и многочисленных жилищ городской бедноты с переселением ее в новые общественные здания. Многим «середнячкам», живущим ближе к центру, тоже придется переехать и распрощаться со своими небольшими огородами. В отличие от категоричной Марины, мне не хотелось плодить на пустом месте множество ненужных конфликтов, потому всем выселяемым предлагалась вполне достойная компенсация. Кому деньгами, кому временным жильем. Да, это «гуманное» решение сильно било по кошельку, но деньги можно заработать существенно быстрее, чем достойную репутацию. Хоть тут и действовало «право силы», бывшее сейчас на моей стороне, однако сильно перегибать палку не стоило. Получившие компенсацию люди позже смогут легко включиться в сферу моих экономических интересов, а не затаят смертной обиды, если сейчас захочу серьезно сэкономить. Проще всего удалось решить вопрос с южным искательским кланом. У них на моей земле имелось всего шесть общественных строений, и все они давно нуждались в капитальном ремонте или полной перестройке, постепенно рассыпаясь от ветхости. С деньгами у клана сейчас было туговато, потому мое предложение – вместе с увеличением добычи нефти профинансировать переезд на новое место – нашло всемерную поддержку.

Главным делом в самом начале работ стала полная переделка практически всех дорог перед началом основного строительства. Основные дороги значительно расширялись, с учетом появления автотранспорта появлялись тротуары, оборудовались регулируемые перекрестки, планировалось централизованное освещение улиц в ночное время. На всем этом тоже можно хорошо сэкономить, но лучше сразу создавать всю необходимую инфраструктуру, дабы потом по нескольку раз все не переделывать. Дальше строителям придется вынимать и вывозить за городские стены много лишнего грунта, так как каждое строение в нашем проекте имело внушительные подвалы в два полноценных этажа, а склады – так и вообще целых три. В самом низу разместятся технические и складские помещения, верхний подземный этаж займут кухня и большая столовая (если это будет казарма) или же ресторан в гостевом доме. Так общественные здания здесь не строили, разве только какие-либо дворцы, однако многие строительные идеи из нашего мира нашли полное одобрение у местного архитектора, хотя и не без некоторого нажима со стороны Ведьмы. Никогда бы не заподозрил наличие у Марины подобных архитектурно-технических интересов.

Авторитет Мис тоже сильно заинтересовался самодвижущимся транспортом, но имевшееся предложение его не вполне устраивало. Для ускорения строительных работ и завоза стройматериалов ему хотелось получить что-то типа того грузовика, который мы создавали для себя. Только цена никак не могла устроить, его предел возможностей находился где-то около полутора дюжин монет. Пообещал ему разработать что-либо вписывающееся в эти рамки и не сильно уступающее по своим характеристикам первому образцу В общем, с этой встречи процесс перестройки моей части города официально стартовал и теперь пойдет практически без моего участия. Для связи имелся тот же, несмотря на почтенный возраст, очень деятельный раб Фисси, который уже начинал сильно доставать Марину вопросами: «Когда же все наконец начнется?»

Глава 6

Этан

Очередное нападение случилось тогда, когда его меньше всего ждали: под самое утро, и застало меня практически со спущенными штанами. После посещения гарема снова всю ночь работал в мастерской, постепенно копируя основной управляющий блок амулетной конструкции, проверяя свою очередную идею. Потому на мне оказалась надета только одна кольчуга с накинутым поверх нее плащом, и больше никакого оружия, даже ремня с кинжалом. Уже стал постепенно привыкать к наличию в особняке постоянно бдящей охраны, которая может вовремя подать сигнал тревоги, если не нейтрализует опасность своими силами. Но под утро дежурство нес только молодой Валон, а Ведьма и Задница крепко спали. Да и сама опасность пожаловала, откуда ее давно не ждали, – выпрыгнув из-под земли всего-то в трех метрах от меня из угла мастерской, где скрывался заваленный всяким хламом люк, ведущий в отравленные городские подземелья. Мы специально там большую кучу тяжелого барахла наложили, дабы никто снизу вылезть не смог. Но эта куча прямо на моих глазах резко подпрыгнула вверх и бросилась в сторону, разлетаясь по всей мастерской, выпуская из-под себя стремительно несущийся в мою сторону вихрь. Тело среагировало быстрее сознания, вслед за ним переходящее на сверхскорость. Прыжок вперед через амулетную установку, сильнейший удар в спину, несмотря на мгновенно поднятый щит силы. Меня отбрасывает в сторону, крепко
Страница 20 из 28

прикладывая головой о борт стоящего тут грузовика. Сверху проносится тусклый блик, разрезающий металл борта, как тонкую бумагу, в месте, где мгновение назад находилась моя голова. Рефлексы и сверхскорость реакции позволили уйти от следующего разящего удара, толкнув тело под машину и дальше – наружу из мастерской, несмотря на прикрытую дверь. На открытом пространстве вырвавшийся наружу вихрь снова попытался достать мое тело в длинном перекате по земле, но мне удалось опять выскользнуть из-под его удара в самый последний момент. Резкая боль ударила по кисти правой руки: не обратив на нее должного внимания, снизу вверх бью со всех сил двумя ногами по чуть-чуть притормозившему передо мной субъекту, снова взмахивающему длинным мечом в желании разрубить мою голову пополам. Удар отчаяния перекидывает его весьма легкое тело через второй забор, где оно попадает под незамедлительное воздействие амулетов защитной системы. Но даже ей не сразу удалось совладать с таинственным незнакомцем, тот сумел выскользнуть из-под давления двух излучателей, только третий крепко прижал его к земле, когда он оказался в самом эпицентре воздействия.

Только тут я обратил внимание на свою правую руку, с внутренним содроганием замечая немного кровоточащий обрубок. На месте отрезанной кисти тускло светилась лишь энергетическая структура, по форме повторяющая ее. Сама кисть валялась рядом на земле. Сильной боли или какого-либо страха потери совсем не ощущалось, лишь горькая досада – стать инвалидом в самый неподходящий момент… Терять было уже нечего, оставалось лишь проверить одну давнюю догадку. Приложил отрубленную кисть к положенному месту, максимально точно совмещая перебитые каналы жизненной силы. Команда сознания устранить повреждения, легкая вспышка боли – и шевеление немного онемевшими пальцами, показывающее: все в полном порядке. Надо же, какие чудеса: случись бы все это не со мной – сразу бы и не поверил. Поднявшись на ноги, скинул с себя изрядно изгвазданный плащ. На его спинке зиял длинный разрез – золотистая кольчуга выдержала мощнейший удар меча, легко преодолевший мой прочный щит силы, что способен удержать даже арбалетный болт, выпущенный в упор. Иначе уже там, в мастерской, меня развалили бы на две половинки. И вообще я остался относительно целым не иначе как чудом, все решали считаные миллисекунды, которых не хватило моему таинственному несостоявшемуся убийце, чтобы добиться успеха.

Впрочем, не такой он уж и таинственный, теперь его уже можно спокойно рассмотреть. Видел я его раньше, правда, он был не один. Тогда он со своим молодым спутником в течение считаных секунд покрошил весьма приличную городскую банду, несмотря на то что те начали свое нападение с дружного арбалетного залпа. Теперь же этот странный «дедушка» почему-то сильно хотел достать меня. Вроде бы ничего плохого я ему еще не успел сделать…

– Отпусти меня, – с большим трудом сказал несостоявшийся убийца, когда я подошел к нему ближе, – больше не стану пытаться причинить тебе вред.

Амулеты крепко держали злодея у земли, и всех его странных способностей не хватало для преодоления их воздействия. С огромным трудом запихнув внутрь чудовищную вспышку ярости, требовавшую немедленно покарать обидчика, поднял оброненный им длинный меч, оказавшийся братом-близнецом доставшегося мне в подарок от дерева-стража произведения древних мастеров. Чувствовалось явное неприятие меня со стороны этого оружия, имевшего настоящее сознание, но и прямого противодействия тоже пока не ощущалось. При желании его легко подчинить своей воле, я уже откуда-то точно знал, как это делается. Но у меня имелся свой подобный меч, а с хозяином этого еще предстоит разобраться.

– Почему я должен тебе верить? – тихим голосом спросил его, опустившись перед ним на корточки и держа его меч в своей приросшей обратно руке. – Возможно, мне стоит сначала отрубить тебе лишние выступающие части тела, чтобы ты случайно не пытался повторить свою попытку?

– Даже так ты все равно не сможешь причинить мне особого ущерба, молодой собрат, – несмотря на продолжающееся действие прижимающего амулета, ему удалось приподняться над землей и нормально сесть по-турецки. – Извини за неожиданное нападение, подло нарушающее все наши традиции проведения поединков, меня намеренно ввели в большое заблуждение на твой счет и поставили в совершенно безвыходное положение. – Он попытался кивнуть головой, обозначив легкий поклон, но прижимающая сила опять кувыркнула его к земле.

Я поднялся на ноги, пребывая под большим впечатлением, и все же снял подавляющее действие по отношению к ночному гостю со стороны охранной системы. Он сейчас находится на защищенной территории, его меч – в моей руке, и если попытается предпринять что-либо агрессивное – себе же сделает только хуже. Сказанные им слова весьма странны. Назвал меня «молодым собратом», хотя совершенно непонятно, с какого боку. И еще эта, по его словам – вынужденность действий выглядит как-то подозрительно.

– Если тебе хочется получить удовлетворение за нарушение традиции, готов добровольно склониться перед любым твоим ударом. – «Дедушка» поднялся с земли и скрестил руки на животе, опустив при этом голову, ожидая действий с моей стороны.

– Кто послал тебя за моей головой? – спросил его, легко догадавшись о явной посторонней инициативе этого ночного нападения.

– Люди малоизвестного авторитета Хога, – поднял он на меня свой взгляд, выражающий задумчивое сожаление, – только теперь могу догадаться, зачем они взяли заложником моего послушника, дабы принудить к нарушению традиции. Ибо бросить тебе официальный вызов я бы не смог.

– Почему? – сильно удивился такому заявлению. – Неужели ты считаешь себя слабее?

– Наоборот, – покачал головой «дедушка», – ты слишком молод, чтобы противостоять мне в честном поединке, но на тебе сейчас действующая броня моего наставника. Это говорит о его признании тебя своим прямым наследником после того, как он решил уйти из мира навсегда. Я никогда не смогу идти против воли учителя и принести вред его единственному последователю.

Ну и дела… Тот воин, чье тело лежит сейчас у корней дерева-стража, случайно оказался настоящим наставником этого старика. Сколько же лет он там лежит? И почему «дед» говорит о признании меня его бывшим владельцем? Ведь тот никак не огласил свою волю, когда я брал его вещи, ибо он давным-давно мертв.

В этот момент из дверей особняка выскочили гвардейцы и дружно направили взведенные арбалеты на моего собеседника. За их спинами появилась обнаженная Марина с совершенно растерянным видом, а рядом с ней, чего уж совсем не ожидал – жрица Аэль в точно такой же форме одежды. Мои люди пребывали в явной панике, пропустив появление странного ночного визитера, и теперь не знали, как реагировать на такое знаменательное событие. Повернувшись в их сторону, помахал рукой, показывая полное владение ситуацией со своей стороны и нежелательность свидетелей нашего разговора.

«Не могу его даже зацепить своим щупальцем, как и тебя, – услышал мысленный голос Ведьмы. – Аэль тоже сильно
Страница 21 из 28

волнуется, но не столько за тебя, сколько за него, – добавила она чуть погодя. – С тобой все в порядке? А то у меня сильно неприятные чувства: из блаженного сна выдернули, – спросила она, – причем явно связанные с тобой».

«Этот «товарищ» сумел отрубить мне кисть руки, – честно признался своей девушке. – Только она быстро приросла обратно, – сразу успокоил ее. – Теперь он говорит – мол, это случайная ошибка. Идите обратно, сам с ним разберусь».

Когда нас оставили одних, беседа продолжилась с вопроса ночного гостя:

– Могу ли увидеть меч и перстень моего учителя? А также хочу знать, где навсегда осталось лежать его тело.

– Подожди тут, – ответил ему, повернувшись спиной и роняя меч на землю.

Стоило провести еще одну проверку его прежних странных слов. С одной стороны – сложно доверять покушавшемуся на твою жизнь, но с другой – чувствовалось в этом «дедушке» что-то особенное, совершенно не типичное для всех здешних жителей. Причем приходило именно чувство какого-то странного внутреннего родства, как у меня с Мариной, и иногда проскакивающего между мной и жрицей. Потому-то ее странная забота о нашем ночном госте совсем не случайна.

Когда я вернулся обратно, ночной гость все так же стоял на том же самом месте, даже к своему мечу не притронулся. Я обнажил свой клинок, входя с ним в мысленный контакт, но решил сейчас не устраивать дикие пляски, и снова спрятал его в ножны.

– Дай мне прикоснуться к его перстню, – попросил «дедушка».

Достал перстень из кармана брюк и протянул ему. Не взяв его из моей руки, гость действительно только одним пальцем прикоснулся к тусклому металлу.

– Правильно, что ты его на пальце не носишь, слишком слаб ты еще для него, – сказал он через несколько секунд. – Но вскоре придет твое время. И тогда гибель моего послушника Воссия окажется совсем ненапрасной.

– Ты уже говорил про какого-то заложника… – вспомнил кое-что, ранее сказанное им.

Из последовавшего короткого рассказа Этана Маста – так звали моего несостоявшегося убийцу, становилось понятно, как хитрым злодеям удалось заставить его напасть на меня. Его послушник оставался для него последней надеждой на восстановление некогда могущественного Ордена почти бессмертных воинов – Этанов, служивших делу всеобщей справедливости, так как полностью утерялись многие знания. Маст пытался воспроизвести основные принципы обучения, которому некогда подвергся сам, но только семнадцатый послушник смог при этом выжить и получить некоторые необычные способности. Хотя в былые времена стать таким воином мог практически любой мужчина. Причем этот молодой человек уже имел некоторые подходящие качества еще до начала общения с наставником. Потому-то для «воина справедливости» и стало возможно совершить несправедливость, так как он уже отчаялся найти еще хоть кого-то, сравнимого с его послушником. Теперь же появлялась возможность получить все необходимые знания из перстня его бывшего наставника. Но он никогда не сможет этого сделать сам, да и мне пока рано надевать на палец эту реликвию древнего Ордена, требуется сначала набрать достаточно силы.

– Почему ты считаешь своего послушника мертвым? – спросил его, когда разобрался, куда в очередной раз умудрился влезть.

На подобных людей в королевствах последние тысячелетия велась серьезная охота, целенаправленно уничтожались даже те, кто мог случайно обрести определенные способности. И даже их отчаянная попытка скрываться от людей в далеких лесах и непроходимых горах не всегда помогала. «Воины справедливости» не могли долго пребывать в полном одиночестве – они рано или поздно выходили к людям, а там всегда находились причины для возникновения той самой «холодной ярости». Мало кто из них мог справиться с собой, и тогда за ними начиналась погоня, всегда оканчивающаяся их гибелью. Против сильных и хорошо организованных магов у них практически нет шансов. Именно потому Масту и пришлось идти на поводу у шантажистов, взявших заложника, так как по-другому спасти жизнь своего послушника он не мог.

– У авторитета Хога в городе много глаз и ушей, а также на него работают серьезные буси, – опустив глаза в землю, ответил мне он. – Едва они прознают о моем провале – сразу же оповестят удерживающих Воссия, и те немедленно умертвят его, ибо он еще не может управлять собой, как делаем ты и я.

– А если они узнают о том слишком поздно? – Мне в голову пришла очередная полубезумная идея.

– Утром они уже могут все знать, когда увидят тебя живым, – поднял он свой взор, в котором читалась некоторая надежда. – В городе для меня оставляли кристалл с уточнением заказа, благодаря чему и удалось пройти подземным ходом к нужному времени. Раз кристалл исчез из тайника – значит, я уже начал действовать, и люди Хога об этом знают. До того места, где держат моего послушника – три дня легким бегом без остановок, но точно не известно, где конкретно искать. Я не смогу его быстро найти, мы просто не успеем, – опять понуро опустил он голову.

– Ничего, у нас есть шанс, – я резко вскочил с места, накидывая на себя амулетную конструкцию, которую до этого держал в руке, – мы еще посмотрим, кто кого!

Вылазка скорой мести

Южная дорога

Видала ли когда-либо дорога древних столь быстро летящие над ней колесные повозки? Кто их знает, древние были еще теми затейниками, от них всего можно ожидать, если судить по дошедшим до нас отдельным артефактам. Та же дорога, по которой мы едем, к примеру. Может ли похвастать шоссе из нашего мира своей многотысячелетней историей, причем без регулярных ремонтов? А вот эта конкретная дорога – вполне. Но за последние тысячи лет мой двухколесный железный друг тут точно самый быстрый. Спидометра я сделать не догадался, но все равно, по моим ощущениям, мы сейчас явно перешагнули рубеж двухсот пятидесяти километров в час, летя навстречу поднимающемуся солнцу. Дорога сначала шла строго на юг, но через час пути повернула точно на восток. Турбина печи давно перешла на максимальные обороты, оглашая окрестности надрывным воем, встречный поток воздуха пытается пробиться за стекло лобового обтекателя, за которым скрылись от него два человека – водитель и пассажир. Даже для привычного к молниеносной быстроте собственных движений Этана Маста скорость нашей езды оказалась поистине шокирующей. Одно дело двигаться самому, другое – смотреть на стремительно проносящуюся близкую землю, не в силах что-либо изменить в этом движении. Кто катался на мотоциклах, меня очень хорошо поймет, вспоминая, каково оно – чувство реальной скорости.

Выбираться из города пришлось не только спешно, но и тайно, таща с собой мотоцикл через подземный ход. Трудности возникли только при входе и выходе из него: потребовалось снимать колеса, чтобы пропихнуть машину в узкий лаз. Мои люди получили набор инструкций и теперь старательно изображают повышенную бдительность вместе с немотивированной агрессивностью, после почти удачного покушения на мою жизнь. Даже попробуют допустить утечку информации, поведав об авторитете Вите, лежащем в коме после нападения, и о таинственном убийце, сумевшем
Страница 22 из 28

улизнуть от всей дружины, пообещав вскоре вернуться и доделать свое черное дело. По городу поползут соответствующие слухи, и пославшие убийцу люди могут далеко не сразу узнать реальный расклад. А когда узнают – для них станет слишком поздно. Да, приходится намеренно пожертвовать репутацией, моим людям сейчас будет очень нелегко поддерживать нужную легенду и одновременно контролировать весь производственный процесс. Наверняка некоторые несознательные личности попытаются воспользоваться нашей временной слабостью. Именно поэтому пришлось оставить Марину в городе, хотя она сильно рвалась с нами в авантюрный поход. Ее долгое отсутствие может стать слишком подозрительным, да и кто проконтролирует срочный запуск в дело новой продукции? До момента предутреннего нападения я успел завершить проект транспорта для авторитета Миса, сделав все необходимые образцы отдельных деталей и общий сборочный чертеж.

На большой скорости легко думалось. Показавшаяся на первый взгляд очень глупой мысль сорваться в неизвестность на новый бой за чужую жизнь практически без всякой подготовки теперь уже так скверно не выглядела. Независимо от того, как у нас сложатся отношения с Этаном, нужно обязательно пройтись по всей цепочке недоброжелателей, постаравшись добраться до настоящего главаря. Уж очень хорошо тот информирован обо всех наших слабостях. Иначе неожиданные нападения в самое чувствительное место и самое неудобное время обязательно повторятся. Уже эта единичная акция оказалась близка к успеху, даже не хочется представлять, какими станут последующие. Больно хитрые ребята работают, свои руки марать явно не хотят, пытаются действовать чужими, причем подбирая весьма сильных исполнителей. Это превратится в настоящую проблему, когда те поймут всю бесперспективность попыток устранения одного меня и перейдут на террор против моих людей. Потому-то и следует немедленно атаковать в ответ, пока враги не подготовили нам особенно «теплой» встречи. Хотя они-то как раз ее и подготовили, только не для меня, а для моего несостоявшегося убийцы. Сомневаюсь в их страстном желании дождаться от него справедливой мести за такую подставу. Тот магией почти не владеет, только скоростью и силой, на этом и построен их расчет. По крайней мере, сейчас мне именно так думается, а как получится в реальности – совсем скоро увидим.

Дорога сделала очередной поворот, снова резко меняя свое направление. Две дороги, ведущие из города Юмаю в глубину Смертных Земель, сначала далеко расходятся в разные стороны, почти прижимаясь к предгорьям, а затем идут параллельно, огибая огромную центральную заболоченную территорию горной долины с разных сторон. В одном месте, примерно в двухстах километрах пути от нашего города, эти дороги снова сближаются. Между ними имеется даже короткая соединительная перемычка, проходящая через разрушенный мост, некогда перекинутый над широкой, но очень мелкой рекой, начинающейся в болотах и текущей дальше по долине к морю мимо всех городов исчезнувших алхимиков. Пытаться лезть в реку – не самый лучший метод самоубийства, так как она протекает через весьма скверные места и хорошо засеяна действующими ловушками. Потому-то королевские армии во время войны с алхимиками даже не решились использовать ее как транспортную артерию при всем ее кажущемся удобстве.

До нужного участка леса проще и быстрее, если прикинуть расстояние, добираться по северной дороге. Однако тамошний путь проходил через бывший Искательский Поселок, где теперь не действует магия, а за ним простираются отравленные мертвые овраги. Объезжать все эти препятствия по лесам слишком сложно и долго. Плюс где-то там вполне могут прятаться наблюдатели наших потенциальных противников, контролирующих основные проходы от города в глубину Смертных Земель. С моим скоростным транспортным средством можно, не особо мучаясь, сделать лишний крюк по хорошим дорогам примерно в три сотни километров и зайти в нужное место совсем с другой стороны, откуда никого точно не ждут. Вот показалось самое сложное место – разрушенный мост. Вокруг плотно расставлены ловушки алхимиков, но они даже не всегда успевают срабатывать при нашей скорости, а когда срабатывают – не успевают достать. Амулетная конструкция, жадно вобрав энергию из накопителей, мягко толкает нас вверх, мотоцикл плавно взмывает в воздух, перелетая две сотни метров над темными водными потоками, и опускается на дорогу уже с другой стороны, даже не снижая своей скорости. Пассажир сзади, похоже, позабыл, как дышать. Впрочем, теперь долго лететь по дорогам уже не придется. Впереди виднелись высокие шпили домов первого города алхимиков, густо засеянного ловушками, нам туда не надо, по самому краю леса съезжаем на боковую дорогу, ведущую к горам. Тут уже сильно не разгонишься, дорога сильно пострадала за прошедшее время, разогнаться можно только по обочинам, если наплевать на прячущиеся там многочисленные ловушки. Время неумолимо толкало в спину, потому решил рискнуть, понадеявшись на свой щит силы. Вскоре пришлось и вовсе сворачивать в лес – в нужную нам сторону каких-либо дорог не вело. Даже тропинок никто не удосужился протоптать, ибо основные маршруты искателей проходили немного в другой стороне.

Неожиданные встречи

Только к самому вечеру мы вышли к месту предполагаемых поисков, соблюдая все необходимые меры магической маскировки. Опять нашлась работа для амулета-обманщика. Если кто-то заметит нас взглядом силы, то увидит обычную волчью стаю. Волки тут частые гости, потому особого беспокойства у наблюдателей их появление вызвать не должно. И действительно, в какой-то момент по нам скользнуло чье-то внимание. Слабое и достаточно далекое. Мне не удалось отследить даже примерного направления, откуда оно пришло. Я не очень хороший следопыт, прямо скажу – совсем никакой, зато имел несколько собственных козырей. Дойдя до места, где захватили послушника Этана Маста, стал по очереди вступать в чувственный контакт с отдельными деревьями. Поначалу это совсем ничего не давало, но потом случайно удалось получить сведения о замеченных старым высоким деревом теплых существах, прошедших мимо него. Переданный им размытый образ стал своеобразным ключиком к опросу других «зеленых свидетелей». Пусть лесные тати и тщательно заметали все следы, но деревья сумели их хорошо запомнить. Двигаясь от одного дерева к другому, мне постепенно удалось распутать все их хитрые петли и определить примерное направление к главному логову. Вот только удача сегодня оставила нас. Несколько дней подряд стояла жаркая сухая погода, и волна дикой силы не заставила себя долго ждать, ударив по окрестным лесам в полную силу. Ни мне, ни Этану она не причинила вреда. Только после ее окончания деревья утратили память, выбросив из нее все связанное с какими-то случайными людишками. Оставалось лишь держать найденное направление, надеясь на удачу и ориентируясь в ночной темноте практически на ощупь, ибо активный взгляд силы мог легко выдать врагам наше местонахождение, и «зверская» маскировка вполне могла случайно дать сбой, если
Страница 23 из 28

окажемся слишком близко к ним.

Только кому-то эта маскировка показалась самой настоящей «красной тряпкой для разъяренного быка». Выскочивший откуда-то стремительный вихрь едва не сбил нас с ног, в самый последний момент сработало чувство опасности, заставившее резко прыгнуть вперед. Переворот, толчок ногами, снова прыжок, и кого мы тут перед собой видим? Ну, здравствуй, морда полосатая!

«Зачем, друг, натянул на себя чужую шкуру?» – примерно так удалось перевести тигриную мысль на человеческий язык.

«Прячемся», – передал ему зрительный образ колыхнувшихся кустов, скрывающих за собой полосатую шкуру.

«Убегаете или догоняете?» – вернулось новым вопросом.

«Ищем», – передал умному зверю образ, полученный от деревьев.

В ответ пришла куча самых неприятных переживаний. Данная человеческая компания вызывала у тигра только злые чувства, особенно в связи с их неоднократными попытками заполучить его шкуру.

«Знаешь, где они устроились?» – сформулировал я вопрос в доступных зверю образах.

«Плохое место, – передал он свои чувства, – опасно».

«У нас тоже есть крепкие зубы», – злорадно «хмыкнул» в ответ, посмотрев в сторону неподвижно стоящего Маста, пребывающего под большим впечатлением от всего увиденного.

В отличие от меня, у него прекрасное ночное зрение, причем без всяких эликсиров. И ему очень сложно понять, что делают тигр и человек, неподвижно стоящие несколько минут нос к носу. Возможно, он бы и бросился мне на помощь, но помешал мотоцикл, который он тащил сейчас на себе.

Зверь показал путь к месту, где следует искать наших врагов, которое находилось значительно в стороне от нашего нынешнего маршрута. Если бы не его помощь, пришлось бы долго плутать в бесплодных поисках. И людей там хватало, не менее дюжины человек. Кое-как удалось уговорить полосатого хищника устроить совместную охоту, где ему предстоит выполнить роль живца. Та странная компания, недавно устроившись на его личной территории, несколько раз пыталась изловить хозяина, и даже почти достигала успеха. После пары болезненных столкновений тигр тех людей серьезно опасался и старательно выслеживал, желая прихватить случайно отставших от коллектива. Однако удача ему пока не улыбалась, ибо «ребятки» оказались весьма опытными и слабины не допускали. А когда замечали полосатого хищника, всегда атаковали с помощью магии и арбалетов.

Под утро вышли к вражескому логову. Ничем примечательным место не выделялось. Лес как лес, маленький родник, бьющий из-под корней небольшой ели, полян нет, но именно откуда-то отсюда время от времени выскакивает чей-то взгляд силы. Мы подобрались достаточно близко, Этан Маст прикрылся моей сетью, я стал невидимкой, и только тигр прохаживается туда-сюда, ожидая, когда его благополучно заметят. Вражеские маги-наблюдатели оказались опытными, и долго ждать их реакции не пришлось. Откуда-то незаметно появилась пятерка бойцов вместе с двумя магами и сразу же попытались взять в кольцо полосатого хищника, загнав его под дружный залп еще четырех стрелков, засевших в очень удобном месте над текущим лесным ручейком. И все бы у них получилось, если бы не мое вмешательство. Сидевшая в засаде четверка мгновенно оказалась парализованной. Стоило бы вам иногда назад посматривать, голубчики… хотя все равно бы ничего не заметили. С загонщиками пришлось возиться немного дольше, отлавливая и парализуя их по одному, чтобы случайно не вспугнуть оставшихся, а также сидящих в подземном схроне. Обнаружив хорошо замаскированный вход под корнями большого клена, юркнул туда, благо никакой амулетной защиты там не ощущалось. Громко щелкает медвежий капкан, едва не ухвативший мою ногу – ему это не позволил щит силы, рядом бесполезно срабатывает еще один, не сумев задержать мой стремительный порыв. Проскакиваю вглубь, полностью разряжая накопитель парализующего амулета по двум попавшимся в подземном помещении людям. Еще один успевает выстрелить из арбалета, выпустив сразу два болта, ухожу в сторону, врезая ему кулаком в лоб. Осматриваю остальное подземелье взглядом силы: все, больше никого рядом не чувствуется – ни живых, ни мертвых.

– Так… и кого это я тут вижу? – Мой вопрос адресуется щуплому мужичку, с которым прежде уже приходилось пересекаться.

Захваченные нами люди оказались искателями. Здесь присутствовала практически вся компания, некогда продавшая мне железную проволоку и переносные печи, но попалось и несколько новых лиц. Прежде чем привести это воинство в сознание, мы связали всех бойцов друг с другом, отобрав у них оружие, а магов накрыли сетью, предварительно освободив от лишних амулетов. Послушника Маста здесь найти не удалось, зато обнаружили настоящий искательский склад, старательно наполняемый ими явно не первый год. Одного оружия тут на двадцать телег наберется, правда, по большей части все простое, зато промышленные амулеты из мастерских алхимиков серьезно заинтересовали меня.

Щуплый мужичок, к которому я обратился с вопросом, пристально смотрел сейчас не на меня, а на моих спутников. Вид спокойно прохаживающегося за моей спиной тигра крепко притягивал его взгляд. Пришлось сесть перед ним на корточки и повторить свой вопрос, одновременно осмотрев остальных пленников. Только вопрос теперь был несколько другим:

– Подскажите, любезные искатели, кому мне вас сейчас лучше всего отдать на растерзание – человеку или зверю? А может, разделить по-братски – половину одному, половину другому?

– Мы имеем небольшой долг слова по отношению лично к тебе, авторитет Вит… – заговорил внимательно рассматривавший меня искатель весьма колоритного вида.

Рост метра два, ширина – полтора, черная густая борода до пояса, сжатые кулаки чуть меньше моей головы, бугры мышц на голых руках. Не хотелось бы с таким здоровяком физической силой помериться.

– …но сложно понять твои нынешние чрезмерные претензии в наш адрес, – чуть более нагло заключил он.

Несмотря на свое незавидное положение пленника, сам факт временного оставления всей компании в живых позволял ему на что-то надеяться. Или просто считает наглость вторым счастьем.

– Претензии, говоришь? – подвинулся ближе к нему. – Со зверем – ладно, вы могли не знать о моем личном покровительстве, пока прощаю, но ваше недавнее участие в силовом захвате одного молодого человека повлекло покушение на мою жизнь. А вот за это вам придется строго ответить, и я еще не определил вашу судьбу!

– У нас не оставалось выбора, – подал голос тот самый щуплый мужичок. – Четверо из нашего отряда попали к разбойникам в плен, а для выкупа не хватало денег. Только потому мы и взялись за эту работу, так как разбойники предлагали обменять одного нужного им человека на четверых наших, причем требовали лишь помочь им его найти, а потом доставить до места, прикрыв тыл, сами мы его не хватали. И пусть огонь силы подтвердит мои слова! – твердо сказал он слова огненной клятвы.

Призрачный огонь наглядно подтвердил его честность передо мной. Оправдание выглядело вполне логичным, хотя и не совсем достаточным, дабы полностью удовлетворить мое уязвленное чувство справедливости. Но,
Страница 24 из 28

сложив вместе все известные факты, касающиеся последнего нападения, все больше проникаюсь уважением к его организатору. Тот везде действовал чужими руками, с одной стороны, зачищая концы, а с другой – уводя возможное расследование на ложный путь. Теперь серьезно сомневаюсь, что за всем этим стоит именно авторитет Хог, хотя Маст полностью уверен именно в этом, опознав кого-то из его людей. Как бы он действовал после удачного нападения на меня? Скорее всего, попытался бы найти тех, кто вынудил его пойти против очевидной справедливости. Этих искателей он бы точно нашел, превратив в кровавый фарш, а потом устроил всяческие неприятности тому самому авторитету Хогу. А настоящий заказчик покушения все это время довольно потирал бы руки, наблюдая за чужой бойней со стороны, которую он так хитро развязал. И как бы я сам поступил на месте искателей, оказавшись в подобной ситуации? Обменял бы четверых своих на одного чужого? А ведь запросто мог. Только вот просто так отпускать этих ребят теперь нельзя.

– Даже если все именно так, как ты говоришь, в чем не приходится сомневаться, – я говорил сложные вещи, отодвинувшись от искателей подальше, дабы им всем меня проще было видеть, – остается найти способ выдернуть вас из Бездны, куда вы по своей глупости залезли. Думали, раз дело удачно обернулось, своих людей вернули, то больше никаких претензий к вам ни у кого не осталось?

Видя явное отсутствие понимания на их лицах, добавил:

– Вы хоть сами знаете, кого помогли похитить?

– Нет, – помотал головой щуплый мужичок.

– Молодого послушника настоящего «воина справедливости», – сказал как бы нехотя, повернув голову в сторону своих спутников. – Догадайтесь, какое наказание вас ожидает за это дело? – снова сурово глянул на притихших мужиков.

Сразу до всех искателей суть моих слов не дошла, большинство из них просто не знали о каких-то там «воинах справедливости». Дал им время на перешептывание, дабы знающие сами просветили остальных и позволили полноценно осознать, куда всем им удалось вляпаться.

– Только мое желание разобраться удерживает всех вас еще по эту сторону Бездны, – добавил чуть погодя, заметив, что клиенты окончательно дозрели и сильно перепугались.

– Если ты до сих пор нас не убил, следовательно, имеешь на наш счет какие-то планы, – снова подал голос могучий здоровяк.

– Так и есть, – улыбнулся ему в ответ. – Раз сумели помочь разбойникам захватить парня – значит, сможете помочь нам освободить его, – предложил свой план возможного их спасения. – Но только и этого вам не хватит, чтобы остаться в живых, так как вы уже слишком многое знаете, чего вам знать совершенно не полагается.

Если немного подумать, как поступят те бандиты, узнав о крахе своих планов… Правильно, постараются зачистить концы, устранив всех свидетелей. Эта искательская компания – первая в очереди других неудачников.

Худо-бедно, но с мужиками удалось полюбовно договориться. Мои аргументы далеко не сразу доходили до их скудного ума, благо среди них нашлась троица действительно понимающих, которых я сразу взял себе на заметку. Те-то и уломали остальных добровольно поступить ко мне на службу, принеся огненную клятву верности. Пока на год, а дальше поглядим на их поведение. По-другому давать им какую-либо защиту я не собирался, только взаимная ответственность могла хоть что-то гарантировать. В дополнение к этому вся их здешняя добыча переходила в мою собственность с условием доставки до города силами этих мужиков. Как ни странно, особых возражений не последовало, впрочем, особой ценностью хранящееся добро совсем не являлось. Оружие сейчас сильно упало в цене, а на производственные амулеты трудно найти покупателя, готового платить реальную цену. Со своей стороны предложил стандартное жалованье наемников – шесть золотых в год, пообещав задействовать исключительно по искательской части и обеспечить постоянным жильем в городе. Ну и защиту со стороны авторитета, естественно; ради чего весь этот долгий разговор и начинался. Вполне нормальные условия, хотя не всем искателям они сразу пришлись по душе; впрочем, самые умные из них как раз старательно прятали довольство на своих лицах, предполагая скорый карьерный рост и интересную работу. Пора создавать свою собственную искательскую группу, задачей которой станет подготовка дальних походов к столице алхимиков. Эти мужики уже дважды приятно удивили меня, первый раз – доставив большую и тяжелую катушку ценной проволоки в город, а теперь и своей капитальной подземной базой, оказавшейся в этих местах далеко не единственной.

Где сейчас находится схваченный бандитами парень, искатели не знали, но могли показать место, где его стоит поискать. Только сами туда они не полезут, так как оно располагалось в самом центре города алхимиков. Нанявшие их люди знали тайную тропу через многочисленные ловушки, потому-то и могли укрываться там, практически никого из людей не опасаясь.

Как бы мы ни торопились, но, похоже, опоздали. Не только у собак имеется хороший нюх, тигры им совсем не уступают. Вот и мой полосатый друг сразу «сказал» весьма специфическими образами примерно следующее: «Плохая двуногая еда совсем недавно ушла из города по дороге в сторону человеческих городов». Однако прежде чем кидаться за ними в погоню, стоило проверить место их временного обитания. Пройти по «тайной тропе» для меня лично сложностей не составляло. Амулет Искательского Братства позволял точно определять дистанцию до опасности. Требовалось лишь знать, где начинается тропа, и примерное направление, куда она должна вывести, дабы не заплутать в крупном городе, почти в два раза превосходящем размером Юмаю, хотя и серьезно уступающем ему по количеству строений. Плотность застройки тут весьма низкая. Каждый отдельный дом окружался большим садом, и только в самом центре виднелись стоящие плотно друг к другу высокие здания. И практически везде ощущались активные ловушки. Чуть ли не по паре штук на квадратный метр, и только специально оставленная хитро петляющая тропинка позволяла нам пробираться вглубь. Город выглядел так, будто его покинули только вчера. В окнах домов блестели целые стекла, железные крыши отливали темно-зеленой краской, и только разросшиеся кусты и деревья говорили о долгом отсутствии человеческого пригляда. Пара домов на окраине явно подверглись разграблению, зияя провалами выбитых окон и выделяясь следами пожара. Похоже, это произошло еще в саму войну, но далеко захватчики не пошли, убедившись в полном отсутствии жителей и не желая напрасно гибнуть на многочисленных ловушках. В нескольких местах заметил небольшие кучки металла, оставшегося от людей, захотевших добраться до чужих богатств; все остальное растащили дикие звери. Для них ловушки алхимиков не опасны, а потому они шастают тут не хуже, чем в лесу. Вот и сопровождающий нас тигр легкой рысью вернулся обратно из недалекой разведки, поведав об обнаружении впереди кого-то живого. «Свежей кровью из норы пахнет», – передал он мне картинку входа в подвал вместе с набором характерных для обитаемого человеческого логова запахов,
Страница 25 из 28

на фоне которых выделялся след свежей крови. Больше не стоило терять времени на распутывание петель тропы, мы взобрались с Мастом на мотоцикл и рванули напрямик. Щит силы амулетной конструкции принял на себя пять очень мощных ударов, пока нам удалось разогнаться. Еще два удара при торможении практически опустошили ее накопители. Быстро зарядиться можно от печи мотоцикла, забирая часть мощности турбины, подключив к ней провода, но пока не до того. Быстро ныряем в темный подвал, откуда тянет человеческим запахом. Едва удалось удержать Этана, когда перед нами открылась страшная картина: посреди большого зала стояла вертикально каменная плита, на которой, прибитое кинжалами, висело распятое обнаженное тело юноши. Кровь тонкими струйками вытекала из многочисленных ран и растекалась по каменному полу, отражая мерцающие блики от гирлянды тускло светящихся шаров под потолочным сводом. Мой взгляд силы замечал в теле жертвы многочисленные насыщенные узлы жизненной силы, в которые и были воткнуты кинжалы. Сам юноша еще не умер, но если из его ран не извлечь металл, то долго ему не протянуть. Сотворивший это кровавое непотребство слишком хорошо знал, что делать. Опять пришлось придержать Маста, когда он хотел метнуться и немедленно освободить своего послушника. Подвальный зал оказался плотно заминирован накопителями от ловушек, привязанными линиями подчиненных сил к жертвенной плите, и если вытащить хоть один кинжал из тела юноши – они немедленно взорвутся.

– Если они сработают, здание над нами обрушится, – показал своему спутнику на многочисленные мины, качая головой. – Потерпи, пока я их обезврежу.

Терпение давалось «дедушке» очень непросто. На его лбу каплями выступил пот, и от него исходили такие сильные волны ярости, которые пробирали даже на расстоянии, сильно мешая работать. Представляю, что бы произошло, появись он здесь один. Все ловушки в городе для него не препятствие, проскочил бы на сверхскорости, даже не заметив. А вот тут мышеловка бы громко захлопнулась, навсегда похоронив слишком шуструю мышку под многотонными каменными обломками. Мин я собрал больше тридцати штук. Вот и пригодился опыт работы с амулетами из ловушек: немного аккуратности – и никаких проблем. Походную сумку оттягивали ценные накопители, которых не пожалели наши неизвестные враги, дабы попытаться обрезать за собой последние концы. Судя по всему, наш обманный трюк с моей временной недееспособностью они не восприняли, поспешив избавиться от заложника. Едва подал знак готовности, Маст стремительно бросился спасать своего послушника. Тот подал первые признаки жизни, едва его тело избавилось от целой дюжины кинжалов, но до полного восстановления ему еще очень далеко.

– Ты сделал для меня гораздо больше, чем я мог предполагать, – старый Этан, с трудом оторвавшись от только что задышавшего тела юноши, встал передо мной и низко поклонился, выражая свою признательность. – Сейчас мне нечем расплатиться с тобой, авторитет Вит, но я обязательно найду возможность отблагодарить. Извини, но мне придется остаться тут: Воссий нуждается в моей помощи.

– Когда он поправится, сразу найдите меня в городе. И не пытайся кому-либо мстить, пока не посоветуешься со мной, в этом деле далеко не все очевидно, – предупредил его, собираясь покинуть подвал, крепко пропахший человеческой кровью.

Судя по многочисленным черным пятнам на полу и стенах, здесь далеко не одного человека жестоко умертвили в последние годы. Оставив Этану все запасы провизии и воды, которые имелись в сумках мотоцикла, мысленно позвал гулявшего в округе тигра и рванул прочь из города, резко набирая максимальную скорость. Еще оставалась некоторая возможность настигнуть недавно удравших отсюда злодеев.

Новый враг

Тигр уверенно держал свежий след беглецов; впрочем, пока они не сворачивали с дороги. Наша скорость заметно превосходила человеческий бег, потому-то никаких сомнений в возможности их догнать не возникало. Но фору мы дали неизвестным врагам изрядную. Только через три часа их путь свернул в сторону леса на зарастающую кустами боковую дорогу. Если бы не каменные плиты, изрядно разошедшиеся на стыках, лес бы давно полностью поглотил человеческую тропу. Пробираться стало труднее, но теперь не приходилось искать след – старая дорога сама вела нас к очередному бандитскому логову. Далеко те забрались – прошел еще час, прежде чем мой взгляд силы обнаружил остатки каких-то строений впереди по курсу движения. Дальше мы с тигром разделились. Он выдвигался вперед, занимаясь наблюдением и патрулированием окрестностей, чтобы никто случайно не сбежал, а мне требовалось подкрасться незаметно, дабы попытаться застать тамошних обитателей врасплох. Однако все мои старания оказались совершенно напрасны: еще на дальних подходах я проскочил контур сигнальной сети силы, едва отметив его срабатывание. Дальше прятаться не имело никакого смысла – рванул со всей скоростью, которую только позволяла выжать старая дорога. Как оказалось, меня ждали и не ждали одновременно. Отследил резкое колебание температуры воздуха по курсу своего движения, едва не влетев в вымороженный пузырь с космическим холодом, почему-то остающийся совершенно стабильным весьма долгое время и быстро двигавшийся мне навстречу. Затем с большим трудом увернулся еще от двух таких «холодных подарков», летевших заметно быстрее. Пришлось бросать мотоцикл и прыжком взлетать в воздух, дабы упасть сверху невидимкой на головы атакующих магов. Их оказалось всего двое, но они все же успели адекватно среагировать на приближающуюся опасность, даже не видя ее. Два мощнейших разрывающих разряда щит силы амулетной конструкции выдержал с большим трудом, мгновенно высосав весь заряд из шести почти полных накопителей. Потеряв точку опоры, я резко рухнул вниз, успевая всадить два парализующих удара в головы своих противников. Вот только они на них почти не подействовали, разве только чуть-чуть притормозили. Но и этих мгновений хватило для того, чтобы вскочить на ноги и стремительно броситься к ним, выхватывая одновременно меч и амулет воздушного кулака. «Воздушный таран» сносит груду камней, откуда опять вылетает «пузырь холода», стремительно раздуваясь прямо на глазах. Бросок вбок, левую руку, зацепившую пузырь, резко обжигает и мгновенно сковывает лед, накопленная жизненная сила через секунду восстанавливает повреждения, но амулет выпадает из ослабевших на краткое мгновение пальцев, а ко мне летит очередная «морозилка». Подныриваю под нее, пока она не успевает полностью раздуться, врываюсь внутрь хлипкого строения. Врагов сразу не видно, но они тут, меч древних дарует свое призрачное ви?дение, внутри меня все на секунду успокаивается, уступая место боевой концентрации всех чувств. Тут же сигнал смертельной опасности заставляет вложить все собранные силы в один-единственный бросок прямо сквозь каменную стену, проламывая собственной головой старую кладку. Опять сзади быстро надувается холодный пузырь, в который я едва-едва не угодил. Собственный щит силы не позволил «пораскинуть мозгами» при пробитии оказавшейся
Страница 26 из 28

весьма прочной каменной стены, но повторить подобный подвиг удастся теперь нескоро: запас везенья и жизненной силы, похоже, подошел к концу. Однако и врагов рядом больше нет, своим последним действием маги превратили самих себя в замороженные сосульки. Надо же, какая мощь: еще чуть-чуть – и им вполне бы удалось завалить меня, пусть и ценой собственной жизни. И это несмотря на все мои сверхскорость и невидимость. Крепкие ребятки оказались.

Подождав, пока полностью промороженное помещение чуть-чуть проветрится, заполнившись теплым воздухом, пошел смотреть, у кого так нелепо выиграл жизнь. Одеты как обычные искатели, на шеях у «сосулек» – с виду самые обычные искательские медальоны. На руках ничего нет, ни перстней, ни браслетов, карманы пустые, рядом валяется пара каких-то неизвестных вытянутых амулетов совершенно непонятной конструкции. Изделия древних – это можно сказать совершенно точно. Только откуда взялась такая мощь – совершенно непонятно, своих же накопителей в них нет… Ага, нашел, где секрет прячется! На поясах замерзших магов тоже имеются некие амулетные конструкции сразу с дюжиной накопителей от ловушек алхимиков на каждой и переплетением толстых золотых проводов общим весом килограмма в два, подходящих к одному плоскому круглому центральному амулету со всех сторон. Если немного поразмыслить – выходит, кто-то придумал прямой преобразователь электричества в форму энергии, доступную для использования магами как обычного тепла. Придется и с этой бедой теперь разбираться. Всего один такой «холодный пузырь» может целый отряд опытных бойцов заморозить. Да и магам никакие щиты силы не помогут.

Порывшись в мерзлых руинах, нашел и пару маленьких заплечных мешков, показавшихся неожиданно тяжелыми. Фляжки с эликсирами, кожаные кошели с деньгами… Ого, да тут почти пара тысяч золотых, если судить по общему весу! Еще мешки с серебром. Сублимированная еда, фляги с водой – и на этом все, никаких следов и особых выделяющихся предметов. Мерзляки тоже вряд ли теперь смогут заговорить. Остаются только искательские амулеты да некоторые другие вещи, по которым можно попытаться опознать эту группу и выйти на ее руководство. Присутствие огромной суммы денег и не менее ценных амулетов наглядно показывает всю ее серьезность, здесь такое мало кто может себе позволить даже из авторитетов.

«Отсюда кто-то совсем недавно верхом на большой хорошей еде ушел, – подал свой мысленный голос тигр, наконец-то подобравшийся ближе к развалинам. – Придется поспешить, иначе уйдут».

Я уже и сам пару раз отмечал вокруг развалин свежие следы подкованных конских копыт, мысль тигра только подтверждает собственные наблюдения. Подобрав все ценное и разбив человеческие сосульки на отдельные фрагменты, просто на всякий случай, отправился вытаскивать свой мотоцикл, застрявший в кустах. Повезло – холодом его не зацепило, в отличие от множества совершенно вымерзших кустов и покрытых инеем деревьев, которым не помогла вся их накопленная сила. Потревоженный лес ощутимо волновался, четко читалось его сильное недовольство гибелью нескольких своих жителей. Хорошо хоть это недовольство сейчас в мою сторону не направлено: видимо, погибшие деревья не смогли вовремя понять, откуда пришел смертоносный удар, так резок он для них оказался.

Погоня

Снова мы догоняем по лесам неизвестных врагов, крепко вцепившись в их чуткий след. Сев на заранее приготовленных лошадей, они заметно увеличили свою скорость, и догнать их стало гораздо сложнее. Лошади – существа не такие уж и выносливые, долго поддерживать хороший темп не могут, однако специальные эликсиры повышения выносливости существуют и для них. Тигр сильно устал, пришлось и его поить человеческими эликсирами, с большим трудом объяснив их необходимость и надеясь на какой-то действенный эффект. Иначе я один быстро потеряю след, пока так и не сумев зацепиться за преследуемую компанию своим дальним взглядом силы. И все же мы их постепенно настигали: «След посвежел», – воодушевленно поделился радостью полосатый хищник, у которого от воздействия моих эликсиров открылось второе дыхание. Топливо в баке мотоцикла постепенно подходило к концу, и вскоре останется только электрический запас. Благодаря снятым минам и трофейным амулетным конструкциям его должно хватить, чтобы добраться до Перевала и вернуться в город. И, судя по всему, наши противники именно к Перевалу и идут, обходя города и основные дороги по широкой дуге, постепенно все ближе прижимаясь к предгорьям. Топливо закончилось, пришлось сделать остановку, проведя спешные монтажные работы. Лишнего сверхпроводящего провода оказалось недостаточно, пришлось сплести скрутку из золотых проводов, перевязав все синей изолентой из моих старых запасов.

Вскоре след наших противников вышел на открытое пространство предгорий, где те заметно прибавили скорости, подстегнув своих скакунов. Зря они это сделали, на самом пределе дальности своего магического радара мне удалось их зацепить. Дав тигру команду догонять по возможности и подходить, соблюдая повышенную осторожность, резко выкручиваю ручку газа, рассекая передним колесом высокие травы. Заметившим мое приближение беглецам стоило бы уйти в лес, где попытаться затеряться, особенно если разделиться, но они, наоборот, дружно свернули в горную расщелину, полностью исчезнув из моего восприятия, хотя до них оставалось уже не больше пары километров. То ли применили магическую маскировку, то ли спрятались в какой-то пещере. Лезть в узкую расщелину без предварительной разведки и подобающей подготовки крайне глупо. Почти сразу удалось отметить активное действие магической сигнализации и обнаружить несколько скрытых в земле боевых амулетов. Со всем подобным я уже хорошо знаком по устройству защитной системы собственного особняка. Похоже, где-то тут спряталась вражеская тайная база, взять которую с наскока вряд ли получится. Нужно вызывать своих людей и устраивать полноценную осаду, а затем штурм. Только не стоит считать нынешних противников полными идиотами. Наверняка у их базы не один-единственный выход. И пока мы станем ломиться через парадный вход, они преспокойно улизнут через заднюю дверь.

Солнце уже давно закатилось за горизонт, а мы с тигром тщательно обследовали все ближайшие подступы к опасной расщелине. Его нюх оказался выше всяческих похвал, и наше старание принесло свои плоды: по крайней мере, мы отыскали пару троп, по которым не так давно ходили люди. И тропы эти вели совсем не к тому входу, который нам уже удалось найти. Не остановившись на достигнутом, стали искать дальше, сдвигаясь ближе к Черному Перевалу. Судя по моему внутреннему пространственному представлению, до него тут оставалось всего-то километров десять-пятнадцать. Огромное по местным меркам расстояние от первого города алхимиков до самого входа в Смертные Земли мы преодолели всего за один день. Мне-то проще, колесный транспорт позволял экономить собственные силы, а каково моему полосатому другу? Пройдет еще немного времени, и эликсиры совсем перестанут на него позитивно действовать. Но пока он все еще
Страница 27 из 28

держится исключительно на одном охотничьем азарте, почувствовав близость желанной добычи.

Наш неспешный ночной поиск совершенно неожиданно увенчался успехом, едва мы подошли к следующей горной расщелине. Оттуда прямо на наших глазах галопом выскочила троица всадников – тех самых, за которыми мы так долго сегодня гонялись. Они, видимо, очень сильно торопились, потому временно утратили осторожность, забыв тщательно осмотреть окрестности взглядом силы, иначе бы не попали в столь неудобное положение. Назад путь им отрезан, до леса здесь далеко и по открытому пространству, где им от меня не оторваться. Остается только принять бой, рассчитывая на свое численное преимущество: трое против одного; не считать же полосатого зверя за лишнего противника? Только времени на размышления и подготовку я давать им категорически не желал – один мощный «воздушный таран», ударивший с весьма близкого расстояния, легко свалил и коней, и наездников. Почти не пострадавшие седоки вскакивают с земли, отбегая подальше от бьющихся в агонии лошадей, сразу же сбиваются в кучу, выставляя вокруг себя единую сферу ярко светящегося в темноте щита силы и собираясь достойно встретить совсем обнаглевшего противника дружным залпом боевой магии. Стремительный бросок вперед, парализующий амулет приходит в действие, двое противников оседают на землю, вот только захватить живьем никого не удается. Оставшийся на ногах враг, явно осознавая всю бесперспективность дальнейшего противостояния, резко вспыхивает изнутри ярким пламенем, которое стекает с него вниз на парализованных соратников. Щит силы мигнул и погас, оставляя мне в качестве добычи только смрадную вонь и три кучки горячего пепла от сгоревших людей. Преодолевая накатившую брезгливость, ворошу вражеские останки, выискивая хоть что-то сохранившееся среди них. Перстень-амулет дальней связи, высокая температура на нем совсем не сказалась, еще какой-то непонятный перстень, оплавленные боевые амулеты, сделанные из ловушек алхимиков. Повезло – накопители не взорвались, иначе бы тут вообще не в чем копаться было. Ага, главный амулет-ключ; к сожалению, доступ закрыт, но с ним можно разобраться на досуге. Искательские знаки полностью уцелели, только цепочки расплавились. Никаких сложных амулетных конструкций и всего подобного. Обгоревшие кошели с деньгами, неполная дюжина золотых и серебро. Негусто. Вроде бы всё: мелочь в виде кинжалов и обычных коротких мечей совершенно неинтересна.

В седельных сумках лошадей вообще ничего ценного не нашлось: ни денег, ни оружия. Только новые лесные комплекты одежды охотников за головами, на полтора десятка человек, могли навести на некоторое размышление, хотя все равно не годились для каких-либо однозначных выводов. Приходится с сожалением констатировать – в последнем походе я потерпел полное фиаско. Да, взяты ценные трофеи и могут появиться еще: к примеру, та тайная база в горах обязательно будет нами приватизирована и тщательно обследована, но главная цель – узнать, кто хотел моей смерти и разыграл столь сложную комбинацию, пока не достигнута. Теперь стоит непременно ждать его следующего удара и надеяться на своих людей. Собственных сил уже может и не хватить.

Вот кто оказался действительно полностью доволен финалом долгой погони – так это полосатый хищник. Лошади, «хорошая еда», при падении переломали себе ноги, и теперь становились его законной добычей: от его радостных мысленных образов и мой рот сразу же наполнился слюной. Тут мы с ним опять временно расстанемся, ибо куда-либо идти, не сожрав все мясо, он категорически отказывался. Наверняка здесь скоро объявятся новые гости – найдется кому присмотреть за ними. Передал ему свое желание заполучить кого-либо из случайных посетителей сих мест исключительно живьем. То есть руки с ногами у них можно смело откусывать, лишь бы голова на месте оставалась. Мне же пора двигаться к городу – чувствую, там набралось множество важных дел, требующих моего непосредственного участия.

Глава 7

Новые старые знакомцы

Смертные Земли, город Юмаю

– Поторопись, мне одной сложно держать всех наших поваров, иначе не знаю, чем они нас еще смогут удивить. Второй день не сплю, свалюсь скоро, – ответила рация голосом Марины, когда я связался с ней, будучи еще за пределами города.

– Потерпи еще час, иду подземным ходом, – ответил ей, отстегивая у мотоцикла переднее колесо, стоя перед узким лазом.

Самые нехорошие предчувствия имеют склонность сбываться первыми. Еще в день моего отбытия из города произошел серьезный инцидент. Наш шеф-повар и двое его помощников из «кухонной команды» под охраной четверых дружинников и одного мага вышли в город для закупки свежих продуктов, как обычно они делали почти каждый день, после поступления ко мне на службу. И почему-то именно на них решила напасть хорошо подготовленная группа бандитов числом не менее полутора дюжин рыл. Странное нападение, денег-то у них при себе и одного целого золотого бы не набралось… Теперь-то для меня совершенно очевидно – это первая «проверка на вшивость» для всей моей команды от тех же самых сил, которые организовали последнее покушение. По логике вещей, бандитам требовалось быстро перебить часть моих людей, дабы проверить реакцию остальных, пока «главное действующее лицо» временно недееспособно. Только у бандитов почти ничего не вышло. Поначалу им действительно способствовал успех – дружный арбалетный залп вывел из строя двоих дружинников и ранил мага. Затем городские разбойники ринулись в дружную атаку, обнажив клинки. И тут-то наши «повара» показали свое истинное лицо, за какие-то секунды прикончив всех нападавших боевой магией, не оставив даже подранков для последующего допроса. Пострадавших дружинников и мага не успели довезти до особняка живыми, арбалетные болты напавших оказались отравлены. Однако целитель Осус не зря называется Повелителем плоти, он сумел сначала оживить едва-едва погибших, а затем, совместно с зельеваром Актиусом, окончательно разобраться с ядом. В общем, невозвратных потерь среди наших людей не произошло, только кое-кто в лице капитана Тука решил сразу же выяснить, откуда у «поваров» такие странные способности, попытавшись сначала запереть их на кухне с помощью своих гвардейцев и привлеченных к делу уже почти восстановившихся магов из Искательского Поселка. «Повара», вовремя почувствовав «запах жареного», крепко забаррикадировались, пользуясь энергией кухонной печи для отражения атак и изредка контратакуя в ответ. Началось ползучее магическое противостояние, в котором ни одна из групп никак не могла взять верх над другой. Хорошо хоть половину особняка не разнесли, хотя мелкий косметический ремонт первого этажа теперь явно потребуется. Потом в противостояние вступила потревоженная Марина, быстро задавив всю «кухонную команду», но, следуя моим инструкциям, не до самой смерти, благо уже научилась действовать тонко. И затем она терпеливо сторожила их, дожидаясь моего скорого возвращения, оказавшегося не таким уж и скорым. Других серьезных неприятностей пока не произошло, кроме откровенного
Страница 28 из 28

саботажа со стороны некоторых городских мастеров, занятых в тележном производстве, пожелавших отказаться от выполнения наших заказов, причем не желая возвращать полученный аванс. Тем не менее само производство худо-бедно продолжало выдавать до дюжины самодвижущихся телег в день, хотя могло бы и вдвое больше, если бы не саботаж, – именно столько необходимых уникальных частей могли произвести мои мастера.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/aleksey-sergeevich-abvov/vtoraya-alhimicheskaya-voyna/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.