Режим чтения
Скачать книгу

Взгляд сквозь шторы. Сборник № 1. 25 пикантных историй, которые разбудят ваши фантазии читать онлайн - Андрей Райдер

Взгляд сквозь шторы. Сборник № 1. 25 пикантных историй, которые разбудят ваши фантазии

Андрей Райдер

Взгляд сквозь шторы

Наша СЕКСУАЛЬНОСТЬ – тайна за семью печатями, и мы сами толком не знаем, какие «черти» водятся у нас в душе. Собственные эротические фантазии порой вгоняют каждого в краску, будоража сознание и заставляя удивляться самому себе. Но этого не надо стесняться, и в этом нет ничего плохого. Психологи всячески рекомендуют фантазировать в постели, особенно если вы – семейная пара. Все эти 100 эротических рассказов специально написаны таким образом, чтобы разжечь ваше воображение. Их цель – подсказать вам сюжеты возможных ролевых секс игр или представить себя с партнером в необычной роли. Такой спектакль, разыгрываемый в голове или наяву, подарит вам новые эмоции, ведь нет ничего опаснее скуки в постели. Опаснее для любви и стабильности отношений. Итак, мечтайте, возбуждайтесь, доставляйте удовольствие друг другу, а если на основе какого-либо сюжета вы захотите провести ролевую игру, в этом вам поможет Сборник ролевых секс игр «Тайны замочной скважины», содержащий подсказки, как устроить такой спектакль на двоих.

Андрей Райдер

Взгляд сквозь шторы. Сборник № 1. 25 пикантных историй, которые разбудят ваши фантазии

Иллюстрированные эротические рассказы

Copyright © Andrey Rider, 2014

Все права защищены © Андрей Райдер, 2014

Вступление

Наша СЕКСУАЛЬНОСТЬ – тайна за семью печатями, и мы сами толком не знаем, какие «черти» водятся у нас в душе. Собственные эротические фантазии порой вгоняют каждого в краску, будоража сознание и заставляя удивляться самому себе. Но этого не надо стесняться, и в этом нет ничего плохого. Психологи всячески рекомендуют фантазировать в постели, особенно если вы – семейная пара. Сборник рассказов «Взгляд сквозь шторы» подскажет вам интересные сюжеты.

Здесь зашедшую в секс-шоп даму «консультирует» продавец, здесь порядочную женщину принимают за проститутку, здесь мужчина попадает в женский душ, здесь водопроводчик жутко наглеет, здесь девичник заканчивается безобразием… В этом Сборнике есть что почитать любителям сладкого.

Все эти 25 эротических рассказов специально написаны таким образом, чтобы разжечь ваше воображение; где-то они крайне «пошлые», где-то – «грязные», где-то – «жесткие», где-то – «циничные», а где-то – подчеркнуто откровенные, и этим они особенно хороши. Их цель – подсказать вам сюжеты возможных ролевых секс-игр или представить себя с партнером в необычной роли. Такой спектакль, разыгрываемый в голове или наяву, подарит вам новые эмоции, ведь нет ничего опаснее скуки в постели. Опаснее для любви и стабильности отношений, и не стоит убеждаться в этом на собственном опыте.

Итак, мечтайте, возбуждайтесь, доставляйте удовольствие друг другу, а если на основе какого-либо сюжета вы захотите провести ролевую игру, в этом вам поможет Сборник 200 ролевых секс игр «Тайны замочной скважины», содержащий подсказки, как устроить такой спектакль на двоих.

Этот Сборник рассказов входит в серию «Взгляд сквозь шторы», предназначенную для постоянных пар, желающих сохранить страсть в любви. Серия будет состоять из восьми Сборников и включит 200 эротических рассказов. Подробнее о выходе отдельных Сборников рассказов – на страницах автора в магазинах или на www.andreyrider.ru (http://www.andreyrider.ru/).

* * *

ВНИМАНИЕ! Эти рассказы предназначены для помощи в организации ролевых эротических игр, проводимых взрослыми людьми по взаимному согласию. В некоторых из них речь идет о совращении несовершеннолетних, сексуальном домогательстве, насилии или принуждении к сексу! Это преступления, которые сурово караются законом. Даже не думайте пробовать что-то подобное в реальной жизни. Такое ни в коем случае нельзя делать!

1. Сладкая ошибка

Эта командировка получилась интересной, она даже сама не ожидала, что так увлечется темой новой выставки, хотя сначала скептически отнеслась к просьбе босса помочь в ее организации. «Эротика в живописи 18-го и 19-го веков» – звучало довольно-таки грубо, впрочем, это было предварительное название выставки, и еще можно было его поменять.

Целую неделю она вместе с рабочей группой выставочной галереи обсуждала различные организационные вопросы и то, какие работы будут экспонироваться. Их оказалось не так-то просто отобрать: какие-то были слишком «ванильными», не вписываясь в тематику выставки, а какие-то – наоборот, жестковатыми, ближе к порно, а нужно было найти оптимальную грань.

И вот, несколько дней проведя в этой теме, она чувствовала, что ее не покидает возбужденное состояние; ей уже начали сниться эротические сны, причем в этих снах она вытворяла такое, что стыдно было бы кому-нибудь рассказать, даже мужу.

Командировка подходила к концу, и завтра она улетала. Посидев с партнерами в ресторане по поводу подписания окончательного договора о проведении выставки, она вернулась в гостиницу, но, прежде чем подниматься в номер, зашла в гостиничный бар выпить что-нибудь на дижестив, уж больно плотным был ужин.

Сидя за стойкой бара, она не обратила внимания, что вокруг много симпатичных девушек, и уж тем более не сразу поняла, что это проститутки, ведь и она тоже была одета в достаточно эротичное, облегающее платье – тема выставки волей-неволей настраивала на соответствующий лад.

И только она уже собиралась уходить к себе в номер, как около нее остановился проходивший мимо мужчина.

– Привет! – улыбнулся он ей.

– Привет, – несколько удивленно взглянула она на него, ведь они не были знакомы.

– У меня шестьсот восьмой, приходи, – бросил он ей и, оценивающим взглядом скользнув вдоль ее фигуры, с улыбкой удалился в сторону лифта.

«Во дает мужик! – подумала она. – Ошибся, похоже, и даже не понял этого. С девушкой своей, наверное, перепутал, чудак».

Расплатившись за выпивку, она поднялась к себе и, подойдя к номеру, достала было из сумочки электронную карточку замка, но тут обратила внимание, что дверь приоткрыта.

«Странно, – подумала она, неуверенно приоткрывая дверь, – горничная, что ли, забыла закрыть…» И тут дверь распахнулась. Широко улыбаясь, на пороге стоял тот самый мужчина. Он был одет в гостиничный халат, и, судя по мокрым волосам, только что вышел из душа.

Она оторопела от неожиданности, с удивлением глядя на нежданного гостя, ведь это был ее номер! Выпитое спиртное, конечно же, располагало к шуткам, но не к таким солдатским. Мужчина между тем был ей явно рад и, судя по его реакции, вовсе не удивился, увидев ее.

– Привет, красотка! Заждался тебя, – довольно улыбаясь, он протянул ей руку, но она нерешительно стояла в проеме. – Что так долго? Я уже и душ принял. Специально дверь приоткрытой оставил. Думал, мало ли, не достучишься.

– Э… – попыталась открыть рот она, будучи все еще в растерянности.

– Могу сразу деньги отдать, – перебивая ее, вытащил он из кармана халата купюры. – Не волнуйся, я всегда сполна плачу. Ценники ваши знаю. Я ведь часто в этом отеле останавливаюсь, постоянный, так сказать, клиент, – весело подмигнул он ей. – А ты-то, похоже, новенькая. Первый раз тебя вижу. Смелее
Страница 2 из 13

заходи, не топчись в дверях. Ты что, только начинаешь работать? Не бойся, я добрый, – и, по-прежнему держа в одной руке деньги, второй он взял ее за локоть, увлекая внутрь комнаты.

– А это… ваш номер? – кажется, она начала понимать, в чем дело.

– Конечно! Шестьсот восьмой. А чей еще? Ты же сюда и пришла.

И тут до нее окончательно дошло. Она перепутала этажи! У нее ведь был пятьсот восьмой номер. Она сама заявилась к нему, и ее приняли за проститутку. Он еще в баре подумал, что она продажная. Поэтому и назвал ей номер своей комнаты. ИДИОТКА! Как же она сразу не догадалась.

А пока эти мысли крутились у нее в голове, мужчина продолжал наседать. Ее нерешительность он принял за отсутствие опыта, и это только раззадоривало его, как будто бы он покупал невинность.

– И вообще тебе понравится, гарантирую, – прошептал он ей на ухо, бесцеремонно обняв за талию и притянув к себе.

Рука у него была мужская, сильная, она даже не успела упереться, а только почувствовала, как ноги коснулся его бугор. Да, у него уже напрягался член, и трусы начали топорщиться спереди. Похоже, у неожиданного знакомого был бойцовский настрой, он не собирался тянуть резину.

И тут с ней что-то произошло. Неожиданно! Она сама потом удивлялась этому. Это внезапное касание горячей твердости, словно стопка водки, шарахнуло ей в голову, и только она собиралась сказать об ошибке, как до дикости шальная мысль мелькнула у нее в голове.

«А что если поиграть! – и она аж вздрогнула от этой идеи, но тут же целый водоворот сомнений стремительно закрутился в ее мозгу. – Дурацкая идея!.. Но никто не узнает!.. С ума сошла?.. А мужик-то симпатичный! Прикинуться ПРОСТИТУКОЙ? Ну и что такого? Ведь не на самом же деле. Первый и последний раз друг друга видим… Совсем сдурела?.. Но трахаться-то хочется. Позволить ему «за плату» ВСЕ…»

А пока она металась в этих сомнениях, мужчина бросил деньги на кровать и достал из минибара бутылку.

– Давай-ка немного выпьем для начала, – плеснул он в бокалы коньяка. – Что-то, я смотрю, ты никак не настроишься. Начинающая, что ли? Бывает такое, знаю. Насчет денег не сомневайся, вон они лежат. Твои. А будешь делать все, что захочу, больше заплачу, не пожалеешь, – и он протянул ей бокал.

«Ну, п…ц!» – подумала она и залпом хватанула коньяку. Решение было принято. Она начала свою сумасшедшую игру, а, по сути – настоящую аферу. Именно так она ощущала себя, и это, конечно же, будоражило. А тут еще и коньяк шарахнул ей в голову.

– Фу-у!.. – выдохнула она, поставив пустой бокал. – А как ты понял, что я проститутка? – ей это было крайне любопытно.

– Ну, во-первых, ты красивая. Мне такой тип женщин очень нравится. А красота часто на продажу.

Это был оригинальный комплимент, и она приподняла повыше грудь, расправив плечи.

– А во-вторых? – становилось еще интересней, да и коньяк добавил безрассудства в и так не трезвую голову.

– По одежде, манерам сразу видно. Ты с таким видом сидела у барной стойки… Да и платье у тебя… Так и хочется сразу раздеть.

– Серьезно? – и она с интересом посмотрела в висящее на стене номера зеркало.

– Да и взгляд твой много говорит, – продолжал между тем откровенничать мужчина.

– И что говорит? – происходящее казалось ей все более забавным.

– Он у тебя… похотливый. Видно, что соблазнять любишь. Секс из тебя так и прет. Обожаю таких, – говоря это, он плеснул ей еще коньяку в бокал. – В тебе все так и манит. Глаза, фигура, улыбка, повадки…

– А что больше нравится, глаза или фигура? – продолжая игру, кокетничала она.

– Все нравится. Вот встань здесь, ближе к свету. Сейчас получше тебя рассмотрю. – И, взяв ее за руку, он вывел ее в яркое пятно света посередине комнаты, а затем стал внимательно осматривать со всех сторон, словно модель на подиуме или дорогой товар в шоу-руме.

– Подожди, сейчас бокал поставлю, – и, глотнув еще коньяку, она вновь стала на середину комнаты.

– Покрутись, покажи себя с разных сторон. Торопиться никуда не будем.

Это становилось все более забавным. Она вдруг почувствовала, что вот такое откровенное оценивание, а скорее, любование, начинает приятно дразнить.

– Ах, как ты мне нравишься, ей богу! Приподними платье, покажи лучше ножку. Вот так, хорошо. Еще выше…

Все больше входя в роль, она выполняла его команды, ощущая, что это заводит ее.

Коньяк сделал свое дело, и она все больше расслаблялась, увлекаясь необычной игрой.

– Очень хорошо! – мужчина, похоже, был эстетом и любил растянуть удовольствие. Сидя с бокалом коньяка в руке, он давал ей команды. – А теперь повернись боком и немного прогни спинку… Хорошо… Теперь попку чуть сильнее оттопырь… Изумительно!..

Эта ее роль, это ощущение, эта ситуация… Было во всем этом что-то возбуждающее, и она вдруг почувствовала, что хочет продолжать притворяться проституткой, хочет играть и дальше.

– А попка у тебя аппетитная. – И, встав с кресла, он потрогал ее зад.

Потрогал и помял сквозь платье. Его руки были немного грубыми, а взгляд жадным, и, невольно вздрогнув, она ощутила, что эта жадность чем-то нравится ей.

– И как? – ей было интересно следить за выражением его лица.

– То что надо! – облизнул он губы. – А теперь покажи мне свои трусики, подними платье еще выше. Покажи, подразни меня. Просто трахнуться мы всегда успеем. Вот так, – и он сам задрал вверх платье, полностью открыв ее ягодицы, а она поймала себя на мысли, что не хочет противиться ему.

– Обожаю женские попки! – буквально облизываясь, начал он гладить ее ягодицы обеими руками.

Задержав дыхание, она чувствовала, что начинает все сильнее возбуждаться. По ее коже пробежали мурашки.

– Видишь, какая она у тебя чувствительная! – восхищался между тем мужчина. – А упругая какая, руки так и тянутся ее мять. А еще очень хочется ее поцеловать, такую прелесть, – и, присев на корточки, он стал осыпать ее зад поцелуями.

Стоя посреди комнаты, она чуть сильнее прогнулась, выпячивая больше ягодицы и чувствуя, что начинает намокать. Этот незнакомец как-то очень быстро разбудил в ней желание, а может, это все-таки было влияние выставки.

Приспустив ее трусики, он полез пальцами к ней в промежность, щупая и скользя ими вдоль половых губ. Непроизвольно она подраздвинула ноги, это получилось само собой.

«Если за это еще и деньги платят, то надо срочно увольняться из департамента», – пыталась она шутить сама с собой, ощущая внутреннюю дрожь. Стало ясно, что игра подошла к самой грани, еще минута – и путь назад закроется, и от этого понимания ее мандраж усилился, не смотря на выпитое спиртное. Это было мгновение для принятия решения, это был шанс обратить все в шутку.

– Ах! – вскрикнула она.

Его палец вошел во влагалище, и ее словно ударило током. Стало ясно, что точка невозврата пройдена, и теперь предстоит до конца вживаться в роль.

– Ой, какая ты уже мокренькая! – сладострастно стонал позади нее мужчина, уже сгорая от нетерпения и торопливо снимая трусы. – Нравится тебе, похоже, как я тебя ласкаю. Да? Нравится?

– Н…нравится, – прошептала она прерывающимся голосом.

Ей это действительно все больше нравилось. В ней проснулась
Страница 3 из 13

какая-то шлюха. Это было что-то животное, глубоко дремавшее в ней.

– Ну, тогда пора в кресло. Трусики пока до конца не снимаем. Я так больше люблю. – И, не вынимая пальца из ее влагалища, он повел ее в угол комнаты, на ходу разрывая зубами упаковку и надевая свободной рукой презерватив.

Полуспущенные трусики так и болтались на ее коленках, пока она мелкими шажками семенила в сторону кресла.

– Вставай коленями, нагнись сильнее и обопрись руками о спинку. – Она как загипнотизированная выполняла его команды, теперь она была покорной проституткой.

Снова «ах!», и его член погрузился в нее, заменяя палец. Резко, мощно, до самого упора, заставив вздрогнуть и схватить ртом воздух.

– Вот как хорошо! Да тебе самой это, похоже, нравится. Мокрая вся, течешь, – и он одобрительно пошлепал ее по попе. – Люблю, когда проститутки сами от секса тащатся. Нечасто такое встречаешь. Хорошо тебе? Хорошо, да? Хорошо? Хорошо? Хорошо?.. – он стал ритмично загонять в нее член, делая сильные, глубокие толчки.

Не прекращая трахать, он снял с нее через голову платье и, приспустив бюстгальтер, начал жадно мять грудь, он все теперь делал жадно.

Ее трусики болтались на коленях, а бюстгальтер – на поясе, видно, он любил полуодетость. Чулки же оставались на ней до самого конца.

Еще чуть-чуть, и она бы, наверное, кончила, но, вздрогнув, опять ахнула, когда он сунул ей в зад палец. Вновь резко, без предупреждения, глубоко – видно, он любил все делать сразу. Слава богу, он чем-то смазал палец, наверное, в карманах халата все было припасено.

– Доплачу за анал, не волнуйся, доплачу, – сдавленно прохрипел он сзади – видно, сам уже был на пределе, сдерживаясь. – В попку тебе хочу кончить. Очень хочу, – и, вынув член из влагалища, он стал внедряться ей в зад.

– Но… Я не… – попыталась было возразить она (они с мужем не практиковали анальный секс).

– Сказал – доплачу! – рыкнув на нее, он надавил еще сильнее и, поборов сопротивление сфинктера, головка члена скользнула в анус.

– Ах! – вновь поперхнулась воздухом она.

– Кайф-то какой! Попка-то у тебя такая плотная! – аж зажмурился он от удовольствия, замерев на минуту. – Хорошо – смазал как следует, а то бы не вошел. Расслабься теперь. Не будет больно. Расслабься, говорю, что дрожишь! – и, погружаясь мелкими точками все глубже и глубже, он начал трахать ее в зад. Сжав зубы, она стонала от сладкой боли, но терпела, ей следовало теперь во всем уступать «клиенту», коли она взялась за такую роль.

…Эта ночь ей запомнилась надолго. «Клиент» оказался ненасытным и изобретательным. Ведя себя абсолютно бесцеремонно, он вытворял с ней то, о чем они и не помышляли с мужем. «Торгуясь» по ходу, она разрешала ему как угодно извращаться, сама все больше заводясь от этого и окончательно войдя в роль проститутки, развратной, циничной и готовой на все. «Доплату» он складывал прямо на край кровати, и постепенно стопка денег росла. Все это походило на призовую игру, и, как ни странно, такое подогревало.

Терпя унижения, она лизала «клиенту» анальное отверстие, занимала самые немыслимые позы, позволяла делать с собой все, что тот хотел. Под конец он еще раз жестко оттрахал ее в задницу, засунув во влагалище толстенный банан для уплотнения ануса. Такого по-настоящему «грязного» секса у нее больше никогда не было. И чего только не случится порой на пьяную голову!

Когда, наконец обессилев, «клиент» уснул, она потихоньку оделась и выскользнула из номера, оставив «заработанные» деньги на кровати. Через три часа ей предстояло выезжать в аэропорт, пора было возвращаться домой.

2. Жаркая командировка

Командировка выдалась тяжелой, и он был безумно рад, что завтра предстояло улетать домой, да и воздерживаться уже, честно говоря, надоело, две недели без секса было многовато. Размышляя на эту тему, он вернулся вечером в гостиницу и зашел напоследок посидеть в баре, чтобы снять накопившийся стресс.

Гостиница была достаточно приличной, а бар – уютным, и, выпив вина, он наконец расслабился около стойки. Рядом на барный стул присела элегантно одетая женщина и заказала шампанского. Он уже видел ее на завтраках – судя по всему, она также остановилась в этом отеле.

– В командировке здесь? – приветливо улыбнулся он ей.

– Ага, – кивнула незнакомка. – Улетаю уже завтра утром.

– И я улетаю. Отмучился. Две недели здесь проторчал, – и он указал бармену пальцем на свой пустой бокал.

– Отмучился?! – рассмеялась незнакомка и глотнула шампанского. – Вы прямо как с Голгофы спустились. Хотя и меня здесь все, честно говоря, достало. Не люблю командировки.

Бармен подлил ему вина.

– Ну, тогда давайте отметим окончание работы, – поднял он бокал. – За завершение всех нудных дел!

– Давайте, – улыбаясь, чокнулась с ним она. Похоже, ей тоже хотелось расслабиться.

Они разговорились, и он за компанию перешел на шампанское, заказав сразу бутылку. Бокал, второй… Беседа становилась все непринужденней. Оказалось, что новая знакомая помогала открывать в этом городе магазин женского белья. Она работала менеджером по развитию в крупной сети таких магазинов. Женское белье – тема, вне всяких сомнений, интересная, глаза у него заблестели.

…Бутылка подходила к концу.

– Кисловатое, на мой взгляд, – поморщился он, опустошив бокал. – Я лично не очень люблю брют. Предпочитаю полусладкое.

– Я тоже, если честно, – поддержала его новая знакомая, – но здесь только такое.

– У меня есть demi-sec в номере. Clicquot. Домой купил. Такое лучше пьется.

– Вы что, удочку забрасываете? – чуть пьяно хихикнула она. – В номер меня заманить пытаетесь?

– Ага! Как за завтраком вас приметил, сразу и рванул за шампанским, – и они оба рассмеялись. Настроение было отличным, тянуло дурачиться.

– Ну… еще бы немного шампика не помешало, – сделав последний глоток, заглянула она в пустой бокал. – Тут вы, конечно, правы.

– И что? Опять кислятину пить? – скорчил он такую гримасу, будто надкусил лимон.

– Ну точно заманивает! Вы посмотрите на него, граждане, – с театральным жестом обратилась она к бармену. Тот подмигнул ей и с улыбкой развел руками.

Так, с хиханьками-хаханьками, они переместились к нему в номер и продолжили приятное общение, сидя уже на диванчике его люкса.

…Вторая бутылка шла изумительно, они оба становились все раскованнее.

– Шампанское, между прочим, особый напиток. Особый, потому что есть пузырьки, – заговорщически наклонился он к ее уху.

– Да вы что?! – рассмеялась она. – И зачем они?

– Как зачем? Щекотать, конечно.

– Щекотать?! И как же это?

– А сейчас покажу, – с хитроватым видом приобнял он ее за талию. – Проведем эксперимент. И учтите: чем чувствительнее часть тела, тем сильней щекотка. Возможно, придется потерпеть. Вот смотрите, – и, набрав в рот шампанского, он захватил губами мочку ее уха.

– Ай! – с хохотом вывернулась она, и он невольно прыснул ей на платье.

– Черт! Не хотел. Извините, бога ради! – он действительно чувствовал себя виноватым.

– Ну вот! Любимое, можно сказать, платье! Пригласил, называется, мужик в гости. – Ей почему-то было невероятно весело. – Специально, что ли,
Страница 4 из 13

меня облили?

– Раскусили! – подхватил он ее шутливый тон. – Как увидел ваше изумительное платье, думаю, надо бы облить, – и они вновь дружно расхохотались.

– Если честно, хорошего мало. От сладкого останется пятно, – отдышавшись, он рассматривал облитое платье.

– Это точно, – поморщилась она. Платье и на самом деле было ее любимым.

– Надо бы срочно застирать. Хотя бы чуть-чуть, само пятно, – родилась у него неплохая идея, да и, в принципе, он был прав.

– Да надо бы… Где тут у вас ванная? – и, уже чуть пошатываясь, она пошла застирывать пятно от шампанского.

– Помочь? – заглянул он в ванную, когда она, сняв платье, склонилась над умывальником.

– Ай! Забыла закрыться! – игриво прикрылась она платьем, стоя в одном белье.

– Ну, должен же я вам помочь, коли облил, – и его глаза с хитрецой блеснули. – Ах, какое у вас белье красивое! Сразу видно профессионала своего дела.

– Правда нравится? – перестала она прикрываться, хвастаясь бельем. Шампанское свое дело сделало.

– Изумительное! – ощупал он ее взглядом. – Можно я его получше рассмотрю? В ванной слишком тесно, не разглядеть толком. Встаньте посреди номера, а я ярче включу свет, – и они вернулись в комнату.

Красивое белье было ее хобби, она как раз надела в этот день новый комплект Agent Provocateur. Получилось, что вовремя. Позируя, словно на подиуме, и наслаждаясь его восхищенным взглядом, она кокетливо крутилась перед ним.

– Ничего красивее в жизни не видал! – продолжал он засыпать ее комплиментами, откровенно любуясь. – У меня появился тост. – И он подлил в бокалы шампанское. – За красоту! За красоту, которая спасет мир. Пусть это звучит немного заезжено, но что есть, то есть, – он протянул ей бокал, и они чокнулись.

Сделав глоток, он легко дотронулся до чашки ее бюстгальтера, чувствуя, как начинает крепчать в штанах.

– Какая приятно-шелковистая ткань! Невозможно не попробовать на ощупь. А какая интересная модель! Вам невероятно идет это белье. Бюстгальтер очень выигрышно подчеркивает форму груди, – его ладонь потихоньку смелела, поглаживая якобы ткань бюстгальтера. – Она у вас и так, похоже, высокая, а с этой моделью… – и он невольно сглотнул слюни.

– Ну… она у меня действительно хороша, – она тоже почувствовала признаки волнения, и это было видно по тому, как порозовели ее щеки.

– Хочется сравнить, как будет без бюстгальтера смотреться, – потянулся он расстегивать ей застежку на спине, переходя в наступление. – И вообще, нам надо продолжить эксперименты с пузырьками. А то как-то мы отвлеклись.

– Что это вы имеете в виду? – кокетливо жеманничала она, уворачиваясь и прекрасно понимая, к чему он клонит, но просто слегка дурачась в полупьяной веселости.

– Ну как что? – продолжал игриво напирать он. – Надо же убедиться, что там не подкладки какие-нибудь фальшивые. Неужели действительно грудь такой красивой бывает? Одним глазком только взглянуть – и все.

– Ну, только что одним глазком, – чуть было замявшись, она все же позволила ему снять с себя бюстгальтер, чувствуя, как шампанское все сильнее кружит голову. – И потом… Какие такие эксперименты?

Отложив в сторону бюстгальтер, он откровенно залюбовался. Грудь у нее действительно была хороша. Соски при этом уже слегка напряглись, и это сразу бросалось в глаза.

– Да я вот тут вижу, что еще кое-кто хочет попробовать, как они приятно щекочут, – и он вновь набрал в рот шампанское. И не успела она опомниться, как, обняв ее за талию, он наклонился и, захватив губами сосок, начал обмывать его шампанским, не выпуская изо рта.

– Ай! – не выдержав остроты ощущений, вновь вырвалась она. Пузырьки действительно ощутимо покалывали и без того чувствительный сосок.

Струйка шампанского стремительно потекла по животу, и, спасая теперь уже трусики, он грохнулся на колени, чтоб слизывать его, не позволяя течь вниз.

– Трусики! Трусики спасать надо! – приговаривал он, перехватывая языком ручеек шампанского и старясь не дать ему добежать до белья.

– Ой! Ай! – хохотала она, для видимости пытаясь вырваться, а на самом деле дурачась, ей очень и очень нравилась их игра. – Так ведь и знала! Специально на сладкое шампанское затащил… Шантажирует теперь, специально обливает!

– Так вырываетесь потому что! Мешаете эксперименты с пузырьками проводить. – По-прежнему стоя на коленях, он продолжал старательно вылизывать живот, добравшись языком до самого лобка и потихоньку запуская пальцы под резиночку трусиков.

– Ну уж что-то вы больно шустрый! – схватила она его за руки. – Туда шампанское не докатилось.

– А все благодаря мне! – поднялся он с колен, картинно облизываясь.

– Герой! – рассмеялась она. – Можно сказать, спас трусики.

– За подвиги в нашей жизни! – вновь протянул он ей бокал. – За красоту не жалко и жизнь отдать.

– Захлебнувшись шампанским, – со смехом подхватила она, чокаясь.

Продолжая шутить и дурачиться, они сидели уже на краю кровати, ощущая, что порядком разгорячились. Их обоих влекло друг к другу, и каждый это прекрасно чувствовал.

– И все-таки, давайте как следует попробуем. Вам же интересно, я чувствую, – еще плеснул он в бокал шампанского, развивая события. – А то как-то скомкано все. Вы даже толком не почувствовали всю прелесть пузырьков. Расслабьтесь и не дергайтесь. Должно же быть очень приятно, – и, набрав очередной раз в рот шампанского, он вновь захватил в рот сосок.

– Ай! Ой!.. – острота ощущений отдалась теплом между ног, и она почувствовала, что совсем дуреет, его настойчивость возбуждала ее.

Продолжая играть губами с грудью, он совсем осмелел и, чуть потискав ее, скользнул рукой вдоль живота вниз. Пупок, холмик лобка, трусики… Его пальцы нырнули под их резиночку, потихоньку начиная наглеть. Сил сопротивляться у нее уже не было, да и как-то, если честно, не очень хотелось, желание все быстрее просыпалось в ней.

И вновь «Ай! Ой!» – ей было и щекотно, и приятно, он уже совсем раздразнил ее. Язык, губы, руки… Он уже откровенно вольничал, а ей было почему-то необыкновенно весело. Весело и сладко одновременно, он все больше возбуждал ее. Хохоча и поеживаясь, она даже не заметила, как, не выпуская изо рта грудь, он очень быстро разделся до трусов.

– Ай! Мы так не договаривались! – она почувствовала, что его пальцы добрались до промежности, нащупывая бугорок клитора, и оттолкнула его. Оттолкнула, поборов приступ желания и даже не зная, зачем это делает, наверное, он слегка поторопился.

– Все, все, все! Я больше не наглею, – сдаваясь, поднял он руки, подыгрывая ей и давая отдышаться. Он, конечно же, торопил события.

– Что это вы ко мне в трусики лезете, уважаемый? – дурачась, погрозила она пальцем и скосила глаза на его бугор, демонстрирующий прилив возбуждения. Этот бугор был очень привлекательным.

– Чистый эксперимент, ничего более, – перехватив ее взгляд, «стыдливо» прикрылся он. – Только ничего не подумайте! Хочу попробовать на пузырьки разные части тела.

– Какие еще тут разные? – еле сдерживая смех, надула она щечки. – Лезет тут, понимаешь, без спросу, разные подавай ему!

– Не все еще оттестировали, – продолжал,
Страница 5 из 13

прикалываясь, наседать он. – Важно довести тесты до конца. Служим, можно сказать, науке.

– Ну уж нет! Что я вам – подопытный кролик, что ли? – рассмеявшись, она шутливо оттолкнула его и, встав на колени, легла животом на кровать, пряча грудь и низ живота. – Не доберетесь теперь. Эксперименты он, видите ли, устраивает!

– Настоящий экспериментатор не боится сложностей, – не сдавался он. – Вот. Выпейте еще немного для смелости, – вылив в ее бокал остатки шампанского, он сунул ей его в руку. – Наберитесь мужества и терпите. Мы должны сделать это. Кто еще, как не мы? – и высосав из горлышка последние капли шампанского, он оседлал ее сверху, склонившись вниз головой и начиная стягивать с нее трусики. Он был не их тех, кто вот так сдается.

– Ай! Ой! Раздевают! – не больно-то и сопротивлялась она, хохоча и игриво брыкаясь. – О, боже, стресс-то какой! Надо немного выпить.

– Наука, чистая наука, ничего более, – добрался он языком до ее промежности.

– Ой, мама! – чуть не поперхнулась она шампанским. – Ай, щекотно! Не надо! Так щекотно! Ой, лучше я развернусь. Наука так наука, перестаньте, лучше развернусь! Ха-ха-ха!

– Ну вот видите, – слез он с нее, давая сесть на край кровати. – А мне каково вниз головой эксперименты проводить? Дайте еще чуть шампанского, – потянулся он к ее бокалу. – Сожмите зубы и терпите. Помните. Очень важно проверить на пузырьки клитор.

Давясь от смеха, она раздвинула ноги, и, набрав в рот шампанского, он опустился на колени.

…Результаты теста показали, что самым чувствительным к пузырькам оказался именно клитор.

3. Вечерний сеанс

Она любила последний ряд кинотеатра, который обычно был полусвободным, и не ясно, зачем ОН сел в соседнее кресло, ведь вокруг была куча свободных мест. Наверное, ОН сделал это без задней мысли. По крайней мере, хотелось на это надеяться.

Фильм оказался насыщен эротикой, и как-то неожиданно для себя она вдруг стала все сильней возбуждаться, чувствуя мужчину рядом. Возможно, и ОН ощущал ее близость тоже, хоть она и не смотрела в его сторону.

Когда любовь на экране достигла апогея, ОН вдруг случайно коснулся ногой ее бедра, и она невольно вздрогнула, задержав воздух. Кажется, ОН это почувствовал, ведь она слишком нервно отдернула ногу, будто ее обожгло этим прикосновением. Ноги у нее в этот вечер были голыми, она вдруг ясно ощутила это, как только ОН до нее дотронулся.

Спустя минуту ОН коснулся ее еще раз, и, опять вздрогнув, она на этот раз не стала отводить ногу. Непонятно, почему она так сделала, ведь теперь прикосновение не было случайным, это сразу же стало ясно. Теперь их ноги дотрагивались друг до друга, и она почувствовала, как ее волнение усиливается. Наверное, ОН ощутил это, хоть и сидел абсолютно невозмутимо.

Тепло его бедра остро чувствовалось сквозь тонкую ткань брюк, разделявшую их голые ноги. Оно все стремительнее растекалось по ее телу возбуждением, разогревая кровь в венах, похоже, с ней что-то случилось непонятное.

…Его рука осторожно легла на ее колено, так, будто это теперь можно было делать, не спрашивая. И она вдруг осознала, что можно было, потому что ощутила внутреннюю дрожь, но не пошевелилась, делая вид, будто поглощена фильмом, хоть экран уже и начал расплываться. Она чувствовала себя загипнотизированной, так, словно это происходило в эротическом сне или вовсе не с ней, ведь она просто смотрела сейчас кино.

…Рука стала потихоньку поглаживать ее ногу, медленно-медленно продвигаясь вверх и постепенно смелея. Она ощутила, как теплеет воздух в темноте зала, но почему-то не возражала, ее словно лишили сил.

…Ладонь миллиметр за миллиметром начала пробираться под юбку, и она осознала, что все меньше себя контролирует. Ее дыхание стало чаще, и ОН ясно услышал это, хоть она и пыталась не выдать себя.

…Добравшись до верха ноги, пальцы ненадолго замерли, потом еще немного погладили, а затем стали смещаться внутрь, теперь уже явно ощупывая. Ее бедра без спросу раздвинулись, согласно пропуская его руку, и она ничего не могла теперь с этим поделать.

…Прокравшись к промежности, пальцы начали поглаживать ее сквозь ткань трусиков, и она почувствовала, что начинает намокать, а ее рука сама легла на бугор его штанов. Желание теперь было намного сильнее разума.

…Окончательно осмелев, пальцы сдвинули в сторону ее трусики и стали теребить складочки половых губ, которые уже набухли и были влажными. Дрожащей рукой она расстегнула ему ширинку, чувствуя, как сильно кружится голова.

…Когда палец вошел ей во влагалище, она, вздрогнув, сжала ладонью член. ОН тоже поперхнулся воздухом и чуть не вскрикнул в тишине зала.

…Не прекращая ласк, он приспустил с нее трусики, и она согласно приподнялась на кресле, позволяя это сделать, она теперь и не думала сопротивляться, она сама уже безумно хотела ЕГО. Все это они делали молча, не замечая ничего вокруг себя.

Обняв свободной рукой, он чуть приподнял ее и посадил сверху, насаживая на стоящий колом член. Сжав зубы, она постаралась не вскрикнуть, а только захлебнулась горячим воздухом.

Фильм продолжался дальше, и они оба смотрели на расплывшийся экран, остро ощущая друг друга и растворяясь в нахлынувшей похоти.

Чем закончилось кино, она не запомнила. Наверное, и он тоже, да и какое это имело значение!

Больше они никогда не виделись.

4. Любвеобильный портной

Она давно хотела сшить себе клубное платье, и вот наконец-то решилась. Выбрала фасон, купила нужный материал, все продумала, оставалось только найти портного – тот, на которого она рассчитывала, заболел. Это оказалось не так просто. Кто-то был занят, кто-то заламывал нереальную цену, а кто-то не брался за трудный заказ, фасон-то она выбрала необычный. Но вот наконец мастер нашелся, и можно было приступать к шитью.

Этого портного ей посоветовала подруга, и в целом он оправдал положительную рекомендацию: мало того, что был хорошим мастером, так еще и оказался приятным мужчиной. Между ними даже возникла симпатия, так ей, по крайней мере, показалось, когда они встречались, договариваясь о цене.

И вот она пришла к нему на вторую примерку. В прошлый раз они обсудили фасон платья, а теперь предстояло подогнать его по фигуре.

– Надевайте платье и ждите меня, я сейчас подойду, – мягко улыбнулся он и вышел из комнаты. Портной работал на дому.

Сняв юбку с блузкой, она стала было надевать платье, но потом вдруг подумала, что булавки могут приколоться к нижнему белью, когда портной станет подгонять его по фигуре. Она первый раз шила платье на заказ, но как-то слышала такое от подруги. «Сниму-ка я на всякий случай и белье, а то как сдерну потом платье вместе с трусиками…» – хихикнула она про себя и, раздевшись догола, надела платье. Даже непонятно, с чего это у нее вдруг родилась такая идея. Дурацкая, вне всяких сомнений.

Крутясь перед зеркалом, она ждала портного, и тут у нее возникли опасения. До нее вдруг дошло. Платье-то теперь было надето на голое тело, и портной мог заметить это, подгоняя его по фигуре. «Он ведь будет трогать меня, а под платьем ничего нет, – покраснела она от этой мысли, но тут же стала себя успокаивать. –
Страница 6 из 13

Глупости! Ведь это просто портной, не надо воспринимать его как мужчину. Что это я? Он всего лишь шьет мне платье… А с другой стороны, вдруг заметит?! – раздирали ее сомнения. – Запросто ведь может! Вот будет ситуация. Нет, надо бы одеться… ведь все-таки мужчина!»

И только она дернулась было переодеваться, как, после короткого стука, дверь позади нее открылась. Хорошо, что она не успела снять платье.

– Ну, что? – подошел к ней сзади портной, зайдя в комнату. – Нравится? Вы так хотели?

– В целом… да, – задумчиво разглядывала она себя, стараясь выкинуть из головы опасения – что уж тут теперь было дергаться. – Но… хотелось бы совсем в обтяжку. Фигуру сильнее подчеркнуть. Это ведь будет клубное платье.

– Совсем, говорите, – и, стоя сзади, портной обхватил руками ее талию, плотнее прижимая к телу ткань. Обхватил и задержал руки, рассматривая ее в зеркало, чтобы понять, как эта ткань облегает фигуру.

Руки у него были сильные и теплые, она вдруг ясно почувствовала это. Почувствовала и вновь попыталась расслабиться, настраиваясь на просто примерку.

Портной между тем продолжал работу.

– Подчеркнем, конечно! У вас привлекательная фигура. Это стоит сделать. Вот так? – подколол он сзади булавки. – Теперь лучше? Так в обтяжку? – разглаживая ткань, руки опять чувствительно обогнули изгибы ее тела, скользя вдоль него.

– Да… так, – выдохнула она, удивляясь собственной реакции. Ощущение, что платье надето на голое тело, отдалось эхом волнения где-то в глубине души.

– Не очень сильно затянул? Грудь не жмет? – ладони портного скользнули вдоль живота вверх. – Здесь не давит? – его палец нырнул под вырез платья, пробуя, не врезается ли край декольте в тело, и она чуть заметно вздрогнула, надеясь, что портной не обратил на это внимания. С ней явно происходила какая-то ерунда. Мысль о том, что она под платьем голая, стала ее преследовать.

– Д…да нет, ничего, – проглотила она вспышку волнения.

– А по-моему, все-таки врезается. Я же вижу, что перестарался, – задержал портной палец под декольте платья. – Вы его так планируете носить? Без лифчика? – он все же заметил, что на ней нет бюстгальтера, от опытного взгляда это было не скрыть. В его глазах пробежала какая-то искорка. Или может, это ей только показалось, и она на эту тему уже глючила, выдумывая все сама себе.

– По-разному… Иногда… без него, – попыталась спокойно ответить она, ощущая, что все сильнее волнуется и ничего не может с собой поделать.

– С этим важно определиться сразу. Тогда верх платья должен частично выполнять функцию корсета. Согласны?

– Наверное… да. Вы же мастер. Вам виднее.

– Тогда лучше сильнее приподнять грудь снизу за счет верха платья, чтобы было вот так. Видите? – поддерживая ладонями ее грудь, портной пояснял свою идею. – Так выигрышней смотрится. Правда? – и он чуть заметно сжал пальцы, ей не могло это показаться, хотя, наверное, это вновь было выдумкой.

– Пожалуй… вы правы, – она ясно почувствовала, как ткань трет набухающие соски и подумала: «Зря я, пожалуй, сняла бюстгальтер».

– Хорошо… Тогда я здесь кое-что подправлю к следующей примерке, – портной как бы с неохотой убрал ладони с ее груди. Похоже, он все-таки что-то почувствовал, она сама его невольно провоцировала. – Ну а теперь давайте бедра, – словно ощупывая, руки скользнули вдоль талии вниз. Да, у нее возникло именно такое ощущение. Ощущение, что он ее потихоньку ощупывает, и она задержала дыхание.

– Здесь что-то будем менять? – его ладони теперь плотно лежали на ее бедрах.

– Хочется… чтобы… – подбирала она слова, пытаясь сформулировать мысль и думать все-таки о примерке. – Ну… в общем… чтобы попка выделялась сильнее, – назвала она вещи своими именами, чувствуя, что дуреет от происходящего.

– Сделаем из вас Дженифер Лопес, – улыбнулся портной и, присев на корточки, начал задумчиво поглаживать ее зад. – Думаю, есть где подтянуть… Здесь, например… И здесь еще немного…

Она ощутила, как все сильнее возбуждается от касания его ладоней, теряя над собой контроль и опасаясь, что это становится видно. Опасалась она, конечно же, не напрасно, портной был опытным мужчиной, она сама выдавала себя.

– Вот так, наверное, будет хорошо, – тщательно разгладил он на ягодицах ткань, подтянув ее булавками.

– Х…хорошо, – пыталась она как бы смотреть на себя в зеркало. Попа у нее была чувствительной, и она задержала дыхание.

– Теперь давайте… посмотрим длину, – судя по тону, портной и сам уже начал волноваться. Ей не удавалось скрыть свое состояние, и оно все сильнее передавалось ему.

– С…сделайте к…короче, – голос у нее стал прерываться, а внутри появилась какая-то дрожь.

– Так хотите? – ощутимо тронув ее голую ногу, пальцы подогнули подол платья. – Или еще короче… вот так? – еще сильнее обожгли они кожу. Она почувствовала, что начинает намокать.

– Д…да, – отвечать невозмутимо было все труднее. Внутренний озноб стал нарастать.

– Хотите, еще разрез чуть увеличим? Это же клубное платье, как вы говорите. Вот досюда, например, – скользнув вдоль ноги сзади, пальцы портного остановились на самом верху ее бедра. – Или даже досюда, – теперь они коснулись уже низа ее обнаженной ягодицы, и она заметно вздрогнула.

Портной облизнул губы. Сидя на корточках, он уловил запах ее желания и понял, что под платьем ничего нет.

– Хотите? – повторил он свой вопрос.

– Х…хочу, – выдохнула она, чувствуя, как дрожь предательски вырывается наружу.

– Тогда я сейчас померю расстояние от ворота платья до начала разреза, – взял он в руки портняжный метр. – Мне это важно знать, чтобы потом не переделывать разрез. Вдруг мы еще будем менять его длину, – зажав метр между большим пальцем правой руки и внутренней стороной ладони, он взял его «ноль» в левую руку и вновь присел на корточки. – Итак, мы решили, что разрез дойдет до самой попы. Вот досюда, да? – и его правая ладонь скользнула у нее между ног, упершись верхним ребром в промежность. Сжав зубы, она вновь заметно вздрогнула, понимая, что теперь он знает, что на ней нет трусиков. А точнее, она уже мало что понимала, в голове у нее стремительно мутнело.

– Д…да, – скорее всхлипнула, чем ответила она.

Протягивая метр между пальцем и ладонью вверх и подводя его «ноль» к вороту платья, портной стал замерять интересующее его расстояние, хотя, похоже, его интересовало теперь вовсе не это. Вставая с корточек, он еще глубже просунул ладонь в промежность, и ее ребро буквально терло половые губы.

– Вы это платье без трусиков носить будете? Как и сейчас? – его голос стал хриплым, он ясно чувствовал, что ее промежность уже совсем мокрая.

– И…иногда… – ей теперь сложно было отвечать членораздельно, и, видя ее состояние, портной окончательно осмелел. Ненужный метр упал на пол, и он вновь присел на корточки.

– Правильно, конечно, что мы решили подчеркнуть такую красивую попку. У вас очень аппетитные ягодицы, глаз не отвести, – теперь уже обе ладони портного полезли под подол платья, и у нее потемнело в голове. – Если делать все по-настоящему правильно, надо бы посмотреть, какая у них на самом деле форма.
Страница 7 из 13

Это поможет доработать фасон. Не возражаете? – и, не дожидаясь ответа, он задрал наверх платье, полностью обнажая ей попу.

А она уже и не пыталась отвечать, схватившись за косяк двери, вплотную к которой висело зеркало. В этом зеркале все расплывалось, она не видела даже саму себя. Что с ней происходило, она не понимала, ведь это была всего лишь примерка, видно, портной излучал какие-то флюиды, которые так действовали на нее.

Сам он между тем все сильнее заводился и, стоя теперь уже на коленях, начал мять ее ягодицы.

– Важно определить, насколько они упругие. Причем, проверить это надо как следует. Когда я это пойму, будет ясно, насколько плотно их нужно обтягивать платьем, – и так, приговаривая, он продолжал тискать ее попу, а потом и вовсе начал ее целовать. – А еще лучше их немного поцеловать. Руками не всегда верно определишь упругость. Вот так поцеловать и даже лизнуть. Вот так лизнуть… и еще раз вот так… – его язык стал забираться в щель между ягодицами, и она сильнее прогнула спину, выпячивая их. Это получилось само собой, непроизвольно, она уже не контролировала себя. – И вот здесь еще немного лизнуть… И вот сюда добраться, – стоя на коленях, портной пытался делать ей куннилингус сзади, но ему было явно неудобно. Абсолютно не думая, она раздвинула шире ноги, и, нырнув между ними, он сел на пол лицом к ней. Опершись спиной о стену, он схватил ее руками за ягодицы, и, прижимая к своему лицу лобок, начал ласкать ее между ног языком.

Колени у нее стали подгибаться, а голова окончательно закружилась. Она вся уже истекала соками, и, не прекращая делать куннилингус, портной расстегнул ширинку. Его член нетерпеливо стоял.

– А давайте-ка мы еще кое-что замерим. Это, конечно, не имеет отношения к фасону платья, но знать бы очень хотелось, – и, поднявшись с пола, он стал примеряться к ней сзади. В роли портняжного метра теперь выступал член.

5. Блудливая абитуриентка

Михаил даже опешил от неожиданности – настолько она разительно изменилась. Теперь это была совсем не та девочка, которую он еще ребенком носил на руках, играя, тискал на коленях и всего три года назад видел, считай, подростком. Те же косички, те же озорные глаза, та же постоянная смешинка на губах, НО перед ним теперь стояла не худощаво-угловатая девочка-подросток, а откровенно привлекательная молодая красавица.

– Приве-ет, – хрипловато протянул он с явно ошарашенным видом, и Жанна поневоле прыснула. Она вообще была хохотушкой, а когда видела, какое впечатление ей удается произвести на мужчин (особенно в последнее время), вообще хваталась за живот. Почему-то это очень веселило ее.

– Ой, дядя Миша, как я рада вас видеть! – по-детски бросилась она к нему на шею. – Мы же с вами черти сколько уже не виделись! А вы и не изменились совсем, все такой же солидный и симпатичный. Как же я соскучилась по вам! – и она чмокнула его в небритую щеку.

– И я тебя вспоминал, Жанночка, – прижал он ее к себе. – А вот ты как раз очень изменилась. Просто моделью стала, и только. Так и чувствуется в тебе белокурая чертовка, – искренне радуясь встрече, они несколько секунд стояли обнявшись. Упругость вполне сформировавшейся девичьей груди явно ощущалась Михаилом сквозь одежду, похоже, девушка вполне созрела, природа творила чудеса. Он аж поневоле задержал дыхание, вдруг поймав себя на этой мысли и удивившись собственной реакции.

– Ну вот, уж так сразу и чертовка! – с довольным видом захохотала она, отстраняясь и весело заглядывая ему глаза. – С чего бы это? А, дядь Миш?

– Да сразу видна бесинка в глазах. Они вон аж горят. Только что искры не сыплются, – глаза у Жанны на самом деле светились неуемной энергией.

– Постараюсь не сжечь тут ничего, – вновь прыснула она. – А тетя Вика-то где? – оглянулась Жанна. – Я ей подарок от мамы привезла. Сразу в руки было велено передать. Сама, правда, не знаю, что, тайна какая-то женская, – и веселый девичий смех звонким колокольчиком залил квартиру.

Жанна была дочерью его лучшего друга Николая. Они были знакомы еще с университета, а потом целых пятнадцать лет работали бок о бок в одной фирме, пока тот не уехал с семьей в Сибирь. Там начинался новый проект, и ему доверили его возглавить. С тех пор они встречались урывками, но постоянно переписывались и по-прежнему дружили, даже отдыхали в прошлом году вместе. И вот теперь, когда Колина дочь Жанна собралась поступать в Московский университет, тот попросил приютить ее на первое время. Абитуриентки народ такой, присмотр за ними непременно нужен, а то, вместо того, чтобы готовиться к экзаменам, начнет бегать по свиданиям, вырвавшись из-под родительского крыла на долгожданную свободу. Дело известное. У Михаила же была большая четырехкомнатная квартира, жили они в ней сейчас вдвоем с женой (сын с дочкой разъехались до конца лета), и поэтому поселить на месяц дочь друга не составляло никаких хлопот.

– Виктория сейчас на даче. Вернется завтра к вечеру. А у меня дела в городе, да и тебя надо было встретить. Пойдем, покажу твою комнату. Будешь жить в Машиной, она сейчас в летнем лагере.

– Ах, как жаль! Так хотелось с ней увидеться, – сложились в грустный бантик ярко-розовые губки, и от этого она стала еще привлекательней, поймал себя Михаил на такой мысли. Он был в душе художником и умел видеть красоту. Рисование было его хобби, давнее и любимое, он даже имел свою мастерскую, занимавшую весь второй этаж дачи. Красота же проявлялась для него, в первую очередь, в эротике, и Михаил ее очень тонко чувствовал, всегда восхищаясь женственностью. И вот теперь эта буйно расцветающая женственность так резко ударила ему в глаза, заставив просто обалдеть.

– Поступишь – увидишь еще ее. Она тебе привет просила передать, зная, что ты прилетаешь.

– Спа-асибо большое, – сладко потянулась Жанна, зевнув и выгнувшись при этом, словно молодая, довольная жизнью кошечка. Ее грудь красиво выпятилась, и Михаил невольно задержал на ней взгляд. «Черт! – подумал он про себя. – Вот девка-то какая аппетитная выросла у Коляна. Офигеть, и только! Достанется же кому-то такая прелесть».

– Ой, вздремнуть что-то хочется с дороги. Можно я приму душ и немного посплю? – промурлыкала Жанна и, вновь прижавшись, потерлась щекой о его небритый подбородок. – Ой, какая у вас щетина мягкая! Так и тянет ее потрогать, и она скользнула по его щеке тыльной стороной ладошки.

– Да это я с дачи только приехал, побриться еще не успел. Ну, пойдем, – приобнял он ее за талию, чувствуя, какая та по-девичьи тонкая. – Покажу тебе, где что. Родителям-то позвонила уже, что долетела?

– Ой! Забыла. Да у меня и деньги на телефоне закончились. С другом все проболтала. Заскучал там уже без меня, – хихикнула она. – Можно от вас позвонить? – и Жанна вновь потерлась щечкой об его щетину. Миша почувствовал, как что-то екнуло у него в груди.

– А есть друг? – сглотнул он внезапно заполнившую рот слюну.

– Само собой, дядя Миша! Я же уже взрослая девочка.

– Ты думаешь?

– Ну, конечно! И мужчинам я нравлюсь. Что тут такого? Плохо разве?

– Да нет, конечно, – немного оторопел от такой внезапной откровенности
Страница 8 из 13

Михаил. – А тебе самой-то это нравится?

– Еще бы! Я люблю это дело, – вдруг выпалила она, так и сказав «это дело». Девушка была сама непосредственность, а Миша оторопел, не зная, как и расценить-то эти слова, ведь он был человеком старой формации. – Только это между нами, хорошо? – продолжала как ни в чем не бывало щебетать Жанна. – Маме с папой – ни слова. Знаете ведь их, – с хитроватым видом заглянула она ему в глаза. – Житья мне не дадут своими нравоучениями. Обещаете не закладывать? Обещаете, дядь Миш?

– Ну что с тобой поделаешь! Обещаю, конечно. Но присматривать буду! Уговор у нас такой с отцом. А вот и твоя комната, – они зашли в приготовленную для нее спальню. – Телефон на тумбочке, можешь, конечно, звонить. Ванна у тебя своя. Там все, что надо: полотенца, гель для душа, зубная паста… Компьютер с интернетом здесь тоже есть, само собой. Разберешься, в общем.

– Ага, разберусь, конечно, – и она с детской непосредственностью бухнулась навзничь на кровать, вскинув вверх ноги. – Ах, какая мягкая! – ее юбочка при этом задралась, обнажив частично округлую попку в розовых трусиках. Вздрогнув, Михаил отвел глаза, он начал опасаться собственной реакции на дочь друга, никак не ожидая от себя такого. – Халатик у меня свой, – между тем тараторила Жанна, – сейчас приму душик, звякну папе и вздремну чуток. Ах, как у вас тут хорошо! – опять, зевая, выгнулась она, словно демонстрируя упругую выпуклость своей груди, и Михаил очередной раз втихоря облизнулся. Похоже, с эротикой в его окружении теперь все было в порядке, и вдохновение гарантировалось ему.

Выйдя из комнаты, он в растерянности забыл притворить за собой дверь, и, когда через двадцать минут проходил мимо, то услышал веселое девичье щебетание по телефону. Похоже, Жанна разговаривала с отцом. Михаил бросил взгляд в полуоткрытый дверной проем и, приостановившись, невольно задержал взгляд. Каринка для художника в жанре эротики была изумительной. Валяясь на кровати в распахнутом халатике и с хохотом болтая по телефону, Жанна была одета в тонкое нижнее белье, причем довольно откровенное. Положив под голову подушку, свои стройные ножки она при этом закинула на стену и потирала их одну о другую, играя ими, будто молодая кошечка хвостиком. У Миши невольно шевельнулось в штанах от этого зрелища.

– Да, папуля. Не волнуйся… У меня есть расписание экзаменов. Успею подготовиться, само собой… Конечно! Дядя Миша за мной присмотрит. Он сказал, что вы договорились… Буду слушаться… А вот и он сам, – увидела она в дверях замершего Михаила, ничуть не смутившись при этом и даже не подумав хоть немного прикрыться. – Сейчас телефон ему дам, – поманила она его к себе пальчиком. – Пока, папусик! Маме привет. Не волнуйся, я буду хорошей девочкой, – и она передала трубку нерешительно подошедшему Михаилу. Тот все еще был в эротическом шоке.

Шутливо чиркнув ладонью по его щетине, Жанна как ни в чем не бывало вскочила с кровати и, не запахивая халатика, скользнула в ванную. Очевидно, она совсем не смущалась бедного дяди Миши, а у того между тем уже топорщились штаны.

– Привет, Коля… – чуть ли не с трудом выдохнул он. – Все хорошо… Да, не волнуйся… Проконтролируем… Звони, конечно… О’key, пока.

Слава богу, на следующий день к вечеру вернулась жена. А то Михаил уже и не знал, что ему с Жанной делать, точнее, не с Жанной, а с самим собой. Трудно было не обращать внимания на все ее выходки. С детской непосредственностью та, не прекращая, дразнила его все эти полтора дня. Было жарко, и она постоянно ходила полуодетой. То напялит шортики, из которых бесстыдно выглядывает налитая попка, то наденет почти прозрачную блузку без лифчика, то пробежит через всю квартиру полуголая, он уже не знал, куда девать глаза, а слюной изглотался так, что уж больше некуда. В общем, жена получила в итоге по полной. Полночи трахал ее так, что она чуть не визжала, Жанночку представляя при этом, само собой.

Та между тем как-то странно на него взглянула на следующее утро. Похоже, слышала Викины ахи-стоны, хоть их комнаты и были через гостиную.

А затем начались «невинные» девичьи шалости, как чувствовал это ее отец, прося о присмотре. Сначала Михаил обнаружил в ее комнате каталог Камасутры. Он небрежно валялся на столе рядом с конспектами. Ну а потом он застукал Жанночку за тем, что та занималась, по сути, удаленным сексом в скайпе со своим парнем. Используя вэб-камеры и мило воркуя, они одновременно мастурбировали, глядя друг на друга. Хорошо, что в комнату заглянул он, а не Виктория. Та бы просто упала в обморок. Пуская слезки, Жанна затем клялась, что такого больше никогда не будет, и во всем виноват ее друг – извращенец. «Верится, конечно, с трудом, но уж по крайней мере раскаялась, и то ладно», – подумал Миша.

На следующей неделе, согласно дурацкой июльской традиции, у них отключили горячую воду, и как назло через день в квартире полетел резервный бойлер. Из кранов текла только холодная вода, оставалось греть ее на плите или мыться на даче. Виктория тут же заявила, что перебирается жить на это время туда, ведь она была неимоверной чистюлей и принимала душ по три раза в день. У нее как раз накопилась работа с документами, и интернета ей было вполне достаточно для общения с офисом. Жанниных выходок-дразнилок она, похоже, не заметила, да и та в ее присутствии вроде как стала вести себя намного скромнее.

Но как только за женой захлопнулась дверь, Мишино мучение началось по новой, он-то не мог надолго уехать из города, дела не позволяли этого. Каждый вечер находясь в полувозбужденном состоянии, бедолага все больше страдал. А Жанна как специально дразнила его. Он уже стал думать, что и на самом деле специально. Теперь Михаил тщательно брился, старался не заглядывать в ее комнату, даже если дверь в нее была полуоткрыта, и все равно повод подразнить его находился каждый день.

Пик всему пришелся на четверг. Жанна решила помыть голову перед очередным экзаменом, которые, кстати, вроде как успешно продвигались у нее.

– Я помою на кухне голову, дядя Миша? А то в ванной трусики замочила. Есть тазик с кувшином? – спросила она, в то время как он валялся с книжкой в гостиной после работы.

– Да, конечно, помой. Вот тебе тазик, вот кувшинчик, вот большая кастрюля для теплой воды, – еще не представляя, что его ждет, выдал он ей все необходимое для этого и опять безмятежно расслабился с книгой на диване. Когда же поднял глаза, то очередной раз обомлел.

Дверь из кухни в гостиную была как специально открыта, и перед ним развертывалась очередная остроэротическая сценка. Одетая в одно кружевное белье, Жанна мыла свою очаровательную головку. Склонившись над тазом, она делала это настолько эротично, что Михаил потерял дар речи. Черпая кувшином из кастрюли воду и поливая голову, она постоянно крутила попкой, выгибала спину и наклонялась так, что у Миши реально встал. Он, конечно, делал вид, что по-прежнему читает книгу и пытался не смотреть в дверной проем, но глаза сами собой поворачивались в ту сторону. Слава богу, моющая голову Жанна не могла видеть, как он исподтишка подглядывает за ней,
Страница 9 из 13

жадно облизываясь.

– Ой! Полотенце забыла, – прыснула та. – Дядь Миш, принесите полотенце, пожалуйста.

Ему было даже неудобно встать. Эрекция была уже полной, и его мягкие домашние штаны топорщились спереди конкретным бугром.

– Сейчас, подожди минутку, Жанночка. Абзац дочитаю, – и он попытался отвлечься, чтобы член хоть немного обмяк. Тот упорно стоял на своем. Похоже, ему очень хотелось познакомиться с девушкой.

– Дядя Миша, не сложно если… А то я тут накапаю с волос.

Стараясь незаметно прикрывать бугор на штанах книжкой, Михаил пошел в ванную, принес полотенце и протянул его Жанне, стоя к ней в полоборота. Получилось слегка неказисто, и он невольно покраснел.

– Фу, жарко. Тепло сегодня на улице, – оправдался он за свои порозовевшие щеки и испарину на лбу.

– Спасибо большое, – протянула она руку, стоя склонившись над тазом. Полуобнаженные груди, бесстыдно выглядывающие из открытого сверху бюстгальтера, буквально резанули Михаилу глаза, и он тут же отвел их в сторону. «Ни фига себе лифчик!» – мелькнуло у него в мозгу. Перехватив этот его непроизвольный взгляд, Жанна чуть заметно улыбнулась.

Пытаясь унять волнение и выглядеть абсолютно спокойным, Михаил вновь сел на диван и уткнулся в книгу, прикрывая ею явное возбуждение. Строчки перед его глазами плыли.

– Ничего, что я не в халате? – и, обмотав голову полотенцем, она продефилировала мимо него в свою комнату, прямо как издеваясь над ним. Это было уже невыносимо. Не слушающие доводов разума глаза сами проводили ее попку в белых ажурных трусиках.

– Спокойной ночи, дядя Миша, – вдруг обернулась она на самом пороге. Ему показалось, что он успел отвести в сторону свой жадный взгляд.

– Спокойной ночи, – почти прохрипел он и откашлялся. Книга дрожала в его руках.

…Михаил не дрочил уже лет двадцать – и вот теперь никак не мог уснуть без этого. Не мог и все. Яйца просто распирало спермой, и они ощутимо зудели. Как он ни пытался думать о чем-либо другом, лежа в постели, но Жаннина попка упорно не выходила у него из головы. Попытавшись целый час бороться со своей похотью, Михаил в конце концов не выдержал и пошел к себе в ванную. Плеснув на ладонь Викиного масла для волос, он лишь слегка помял себе член с яйцами и тут же со стоном брызнул, настолько уже был возбужден.

На следующей неделе у нее появился парень, и, слава богу, Жанна стала приходить поздно. Якобы они сидели вместе в библиотеке за книжками. Когда Михаил уходил на работу, она еще дрыхла, а когда собирался ложиться спать, только возвращалась со своих свиданий (у них был уговор, что она является домой не позже полуночи).

Обычно Михаил возвращался с работы около семи, но в этот день приехал в середине дня, забыл кое-какие бумаги. Когда, хлопнув дверью, он зашел в квартиру, в Жанниной комнате кто-то явно засуетился. Возникло ощущение, что там спешно одевались. Причем, девушка, похоже, была не одна. Михаил оторопел – очевидно, он кого-то случайно спугнул. Буквально через минуту двери ее комнаты открылись, и на пороге показались сначала Жанна, а потом и ее кавалер. Оба были покрасневшие и растрепанные.

– Привет, дядя Миша, – она выглядела смущенной. – Мы тут на минуту за учебниками заехали. Познакомься, это Максим.

– Здрасьте, – ее ухажер старался держаться невозмутимо.

– Привет, – сурово взглянул на него Михаил.

– Мы уже убегаем, дядь Миш. У нас консультация через час. Пока. Я сегодня постараюсь не поздно, – и, пятясь, они исчезли в дверях.

«Так, бля! – плюхнулся он в кресло. – Что за херня такая! Мужиков в дом стала водить! – неожиданно для себя стал заводиться Михаил, видно, совсем забыл молодые годы. – Трахаться сюда, что ли, пришли? Совсем обнаглела, сучка такая! Ну-ка, что там у нее в комнате?» – и, брызгая слюной от возмущения, он пошел учинять обыск Жанниной спальни.

Все было ясно сходу. И измятая кровать (обычно Жанна застилала ее ровно), и валяющаяся на полу подушка, и, наконец, надорванная упаковка презерватива под столом (видно, не успели ее найти в спешке).

«Ну пиз…ец! – матюгнулся Михаил. – Парень у нее, видите ли, любимый в Иркутске. И здесь уже еб…ря завела, блядь! Сегодня же надеру уши! Надеру и выгоню отсюда на хрен. Позвоню сейчас Коляну и выгоню», – и он потянулся было к телефону, но тот вдруг зазвонил сам.

– Дядя Миша, это я, – зазвучал в трубке виноватый Жаннин голос.

– Ну?! – рыкнул он.

– Вы очень на меня разозлились? Очень?

– А ты как думаешь?!

– Ну, дядь Миш, не обижайтесь.

– Не обижаться?! А как ты себе это представляешь, Жанна? Ты же совсем распустилась! И я расскажу об этом отцу.

– Дядя Мишенька, миленький. Только папе не звоните, прошу вас, – взмолилась она, – очень вас прошу, не звоните. Очень, очень. Все что хотите сделаю, только не звоните. Вы же знаете папу с мамой. Мне тогда вообще не жить, – чуть не плакала нашкодившая Жанна. – На цепь посадят, заклюют совсем, – раздавались ее жалобные всхлипывания.

– Не звонить?! Так ты же сексом с тем парнем занималась. Трахалась у меня дома в наглую. Как это не звонить?! Вот так все это оставить, по-твоему? Как будто ничего не случилось?

– Не занима-алась я се-ексом, – раздалось на том конце трубки плаксивое подвывание.

– Врешь мне еще в придачу! И презики, скажешь, вместо шариков надували. Да?! – все больше заводился Михаил. – Дома у тебя один парень, здесь уже другой. Это же блядством называется, Жанна! – уже не мог сдержаться он. – Блядством! Скажу отцу, кем у него дочь растет.

– Ну, дядя Миша… Очень вас прошу, – зарыдала она. – О-очень… Как хотите наказывайте, только не звоните-е…

– Ну, что я… отец твой, чтобы… наказывать тебя? – неожиданно замялся Михаил. – «Накажите»… скажешь тоже, – и у него вдруг что-то непонятно шевельнулось внутри. – Как я тебя, по-твоему, наказать должен?

– Как угодно… только па-апе не говори-ите, – сквозь слезы проскулила прерывающимся голосом Жанна.

– Ну… ладно, – задумчиво хмыкнул он, удивляясь резкой смене собственного настроения. – Вечером поговорим. Не буду пока звонить. Так и быть… Раньше возвращайся тогда сегодня. И… сама подумай, какое наказание заслужила…

Она стояла на пороге с самым виноватым видом. Стыдливо потупив глазки, жалобно шмыгая носом, испуганно вжав голову в плечи, смиренно сложив вместе ладошки на животе… А между ними была зажата… плетка. Да, именно плетка! Явно купленная в секс-шопе многохвостая плеть, без шипов и набалдашников, правда, но специальная, предназначенная для грубых развлечений, с мягкими тонкими кожаными плетеными косичками, сходящимися в районе рукоятки единым пучком. Открыв от неожиданности рот, Михаил очередной раз обалдел.

– Накажите меня, – протянула она ему плеть. – Я заслужила наказание. Я плохая девочка. Накажите! Отшлепайте меня. Как следует отшлепайте.

Михаил машинально взял плетку. Рука как-то сама потянулась к ней. Еще не придя в себя от шока, и, по сути, не осознавая, что делает, он вдруг внезапно почувствовал, как что-то гадливо-сладкое шевельнулось у него в груди. Подленько так. Ему стало не по себе. По-прежнему покорно пригнув голову и заискивающе глядя ему в глаза, Жанна взяла
Страница 10 из 13

его за руку и повела в гостиную. Он как бы заторможено следовал за ней, с ужасом чувствуя, как, независимо от его сознания, с ним происходит что-то непонятное, так, будто это его увлекает. Слюна стала заполнять его рот, в голове зашумело, а ладонь, державшая рукоять плети, вспотела. Михаил отчетливо ощущал плотность этой кожаной рукояти, мягкость ее кожи, рифленость переплетений, увесистость.

– Наказывайте меня! – подойдя к стулу, Жанна высоко задрала юбку и наклонилась, опираясь руками о сиденье и поставляя зад. Тонюсенькие стринги лишь условно прикрывали розовую наготу ее попки. Налитая, округлая, упругая, сочная, она была настолько аппетитной, что глаза Михаила словно магнитом приклеились к ней. – Наказывайте сильнее, я заслужила! – и, прогнувшись в пояснице, она еще больше выпятила свой пухлый зад, подставляя его под плетку. Сглотнув слюну, Михаил неуверенно замахнулся дрожащей рукой, чувствуя, как начинает мутиться его сознание.

Первые шлепки были немного робкими и совсем слабыми. Они плохо получались у него и вышли какими-то смазанными, но, делая удар за ударом, он постепенно приноровился и стал хлестать все сильнее и ловчее. Плеть была, конечно, больше игрушечной, чем пыточной, мягкая, легкая, небольная, она скорее дразнила, чем реально наказывала, но с каждым ударом Жанна невольно вздрагивала, ее попка все больше краснела, а Михаил заводился и зверел. Да, именно зверел, сам не ожидая от себя такого, он чувствовал, как в нем просыпается животное начало.

– Вот тебе! Вот! Вот, негодница! Получай за все свои выходки, получай! Так тебя! И вот так! – звонко шлепал он по ее ягодицам, приговаривая, все сильнее увлекаясь и входя в азарт. Незнакомый, пугающий, странный, но будоражащий сознание, волнующий и все больше дурманящий его. И тут он почти с ужасом почувствовал, что в нем разгорается желание. Не так, как это обычно было с женой, а дико, по-животному, запретно, с похотью. Он вдруг ощутил свою власть и вседозволенность, он почувствовал, что пьянеет от этого.

Ягодицы вздрагивали, колыхались, сжимались и дергались, Жанна стонала, всхлипывала и выгибалась. Чуть расставив свои стройные ножки, она вскидывала и виляла попкой. И вдруг! Михаил ясно увидел, как трусики в ее расщелине стали намокать, он уловил дурманящий запах ее возбуждения. Эта похотливая сучка сама начала возбуждаться, ему не могло показаться это! Михаил вздрогнул. У него закружилась голова, он почувствовал, что все стремительней закипает, ощущая, как деревенеет член.

– Да! Да! Да! Я виновата! Я сама заслужила наказание. Накажите меня еще сильней! Накажите. Вот так, да, накажите! – вскрикивала Жанна, продолжая вовсю подставлять под удары попку. – Делайте что хотите, только папе не говорите. Еще грубее, накажите. Грубее! – и она вдруг сорвала с себя трусики, отбросила их в сторону и еще больше прогнулась, явно вставая в позу. Видно было, что она уже вся течет соками. Половые губы набухли, а вход во влагалище раскрылся, откровенно предлагая себя. Запах ее желания оглушил Михаила. Член напрягся до боли, а плетка в руке затряслась, он почувствовал, что совсем дуреет от приступа дикой похоти. Еще пару раз хлестнув Жанну, он окончательно потерял над собой контроль. Плеть выпала у него из руки, Михаил сдернул с себя штаны, грубо схватил Жанну руками за бедра и, рыча как зверь, вогнал ей член сзади. Сильно, резко, глубоко, со звонким шлепком, мощно раздвигая стенки ее влагалища. Молодое, плотное, нежное, еще не знавшее такой грубости, оно, хлюпнув, приняло его. Жанна громко вскрикнула и задохнулась, член у него был немаленький. Мелкая дрожь стала сотрясать ее тело, а спина мгновенно покрылась мурашками. Скребя ногтями обивку стула, она широко открыла рот, пытаясь схватить им хоть глоток воздуха.

Насадив ее рывком на член, Михаил на мгновение замер. Его самого колотило и выворачивало. До невыносимости остро ощущая горячую глубину ее влагалища, он чувствовал, как оно буквально дрожит там внутри, плотно обжимая его. Абсолютно не соображая, что делает, Михаил только подсознательно чувствовал, что эта девочка теперь полностью принадлежит ему. Его похоти, его инстинктам, его власти, его дикому, неконтролируемому желанию. И ничто, никакие доводы разума, никакая совесть или мораль теперь не могли остановить его. Он превратился в обезумевшего самца, кобеля, животное, схватившее долгожданную добычу. Словно сорвавшись с цепи, он начал остервенело трахать ее. Да, именно трахать, хрипя, обливаясь потом, загоняя и загоняя в самую глубину свой стоящий колом член, загоняя по самые яйца, загоняя сильно и грубо, загоняя жадно и взахлеб, упиваясь обладанием доставшейся ему, наконец, молодой самки.

Жанна скулила, выла и всхлипывала, задыхалась и плакала, но, истекая соками, вздрагивая и извиваясь, сама подмахивала и насаживалась на обжигающе-горячий кол. Эта грубость, эта жадность, эта дикость, это безумная сладость порока, этот немыслимый разврат… все это буквально сводило ее с ума. Она сама заслужила такое наказание. Сама и должна была его понести.

6. Масло в огонь

Идея с этой Игрой пришла Соне в голову благодаря их женскому форуму. Кто-то из девчонок скачал на телефон игру «Фанты», попробовал и поделился своей находкой с другими, утверждая, что это хороший «рецепт» для того, чтобы освежить семейную интимную жизнь. Затем ее купило еще несколько человек, потом еще несколько, и пошло-поехало, развернулась целая дискуссия на тему семейного секса.

Те, кто попробовал Игру, говорили, что она поможет подлить масла в огонь затухающей страсти. Те, кто еще не решился, утверждали, что годы берут свое, и тут ничего не поделаешь. Были скептики, были циники, были наивные барышни, а были и разумные люди, считавшие, что «под лежачий камень вода не течет».

Во всеобщую дискуссию Соня вступать не стала, но, поразмыслив, решила все же попробовать эту Игру, ведь она была замужем уже пять лет, и в супружеской постели становилось скучновато. Оставалось только придумать, как вовлечь в эту игру мужа. Но тут как раз приближался День Валентина, чем не хороший повод? Решив для себя, что именно так она и поступит, Соня дождалась Павла с работы и сообщила ему, что устроит на День влюбленных настоящий сюрприз – им предстоит эротическая игра. Глаза у нее при этом горели настолько, что он не смог отказаться.

И вот наступил День Валентина.

Дожидаясь мужа, Соня все заранее приготовила. Зажгла ароматические свечи, поставила на стол фрукты и вино, включила романтическую музыку. От всех этих приготовлений ее начало слегка потряхивать в ознобе предвкушения. Она и не думала, что это окажется так возбуждающе: вот так просто готовить эротическую игру с мужчиной, которого знаешь уже пять лет.

Сначала они просто поужинали и выпили вина, а потом началась игра.

– Игра называется «Масло в огонь». Многие ее хвалят, – сказала Соня. Они сели в кресла около журнального столика, и Соня, ощущая волнующий азарт, стала разъяснять мужу смысл игры. – Правила очень простые. Выполняются задания-фанты, а роли распределяет жеребьевка. Ее мы проводим каждый раз, чтобы определить фантующего. Он наугад
Страница 11 из 13

вытягивает фант и зачитывает задание. После этого оно выполняется. Фанты разбиты на четыре группы. Они имеют разные цвета: белый, желтый, розовый и красный. Чем темнее цвет, тем горячее задание. Ну, в смысле, эротичнее. Начинаем с белых, а затем переходим дальше. Настройки игры позволяют убрать те задания, которые нам не нравятся. Я исключила анальную стимуляцию.

– Ну, конечно! Ты же не любишь это дело, – улыбнулся Павел и шутливо ущипнул ее за попку. – А может?..

– Нет, нет! И не мечтай, – ударив его по рукам, засмеялась Соня. – Ну что, поехали?

– Я уже безо всякой игры тебя хочу! Щечки раскраснелись, глазки горят – дай поцелую! Такая ты у меня сегодня хорошенькая! – потянулся к ней Павел.

– Ну уж нет! Это не по правилам! – со смехом отстранилась она. – Мы же играть договорились сегодня! У нас в этот вечер «Фанты», и все должно быть по правилам! Никаких вольностей. Без игры ни за что не дамся!

– Ах, не дашься? – Павел, облизываясь, опять потянулся к ней. – Кажется, пора покупать в секс-шопе плетку!

– Есть и такие игры! Но у нас сегодня другая. На, вытягивай фант! – хохоча, сунула она ему под нос телефон. – Отдамся только если это в задании написано! Вот! – грозно надула Соня порозовевшие щеки.

– Ой, как со мной сегодня строго! А может, давай сразу красные задания? Они там самые горячие?

– Ни фига! – помахала Соня у него перед носом телефоном. – Сначала белые, желтые и розовые. Красные – в конце! Будешь нарушать правила – уйду играть к соседям!

– Какие еще там соседи! Что за разговорчики пошли! Только с милым вдвоем!

– Тащи тогда фант, милый! – вновь захохотала Соня.

– Ну и что там у нас такое за задание? – сдался наконец Павел, вытягивая наугад фант. – Ну-ка, ну-ка?.. Самому уже стало интересно, ей-богу! Ты, я смотрю, так в эту игру влюбилась, спасу нет. Итак, начали! Читаю задание:

«Кто как не самый близкий человек знает нас лучше всех!

Мужчина откровенно признается женщине, чем она на самом деле хороша, и в какой ситуации он находит ее наиболее привлекательной и милой.

Если сказанное по-настоящему приятно барышне, она дарит джентльмену нежный французский поцелуй».

– Ага! Заслужить еще нужно любовь комплиментами. А то плетку ему подавай! Как же вам! Ласковые словечки давай нашептывай! – с довольным видом погрозила ему пальчиком Соня.

– Да! И особенно мне концовка нравится с французским поцелуем.

– Так ты еще его заработать, дружок, должен! Нежный поцелуй мой. Расскажи-ка мне сначала, в какой ситуации я тебя больше всего привлекаю, а? Самой интересно, жуть!

– Больше всего ты меня, зайчик, привлекаешь, – чуть подумав, улыбнулся Павел, – когда с утра, немного сонная и еще растрепанная, жаришь мне блинчики. Особенно субботним утром. Так сразу хочется и тебя, и блинчики одновременно. Даже и не знаю, что больше. Теряюсь обычно, – хитро прищурился он.

– Ну вот если все же меня, подарю поцелуй, – засмеялась Соня. – А если блинчики, то целуйся с тарелкой.

– Тебя, тебя, милая! Конечно, тебя! – потянулся к ней муж.

– Ах, заслужил-таки поцелуй, негодник! – подставила Соня губки.

– Стой, стой, стой! Только поцелуй! – вырвалась она, отбиваясь от полезших под блузку рук. – Сказано, поцелуй, а ты тискать меня сразу пытаешься! Что это такое за безобразие! Накажу сейчас! Точно плетка нужна! Причем, с самого начала, и для тебя. Самую большую и с шипами на следующую игру куплю – так и знай!

– Все, все, все! Не ругайся. Обещаю держать себя в руках. Чего бы мне это ни стоило, обещаю, так и быть. Но фант мне все равно понравился, – смеясь, сдался Павел. – Разыгрываем следующего фантующего, – протянул он ей телефон.

Фантующим оказалась Соня. Вытащенный ею фант содержал следующее задание:

«Закатив глазки и сладко поеживаясь, женщина вспоминает, какое из ваших романтических путешествий понравилось ей больше всего. Особо не расслабляясь, джентльмен очень внимательно слушает – ведь даже самые незначимые, на первый взгляд, детали в результате могут оказаться важнее всего».

– Очень справедливая игра! Давай-ка теперь ты рассказывай. Твоя очередь, – Павел с довольным видом откинулся в кресле, взяв бокал с вином.

– Путешествий, говоришь?.. Романтических причем… Ага-а-а… – призадумалась Соня. – Вспомнила! – хлопнула она себя по лбу. – Знаю какое! Интересно было бы, конечно, тебя на эту тему послушать, но так и быть. Расскажу, коли мне выпало.

– Ну и какое?! – Павел аж заерзал от нетерпения. – Давай говори, не тяни!

– А помнишь Таиланд? – хитровато прищурилась Соня. – Помнишь тот массаж на двоих? Ты и я рядом, и две тайки. Три года назад. Помнишь?

– Помню, конечно! – подмигнул ей Павел. – Еще бы не помнить!

– Ну вот у меня в голове тот самый случай и всплыл. Мы лежали голые, а тайки делали нам эротический массаж. Это была твоя идея, и я не сразу согласилась.

– Ага, – расплылся в улыбке Павел. Видно, и у него те воспоминания вызвали приятные эмоции.

– Я тогда еще выпила для смелости. Так, чтобы расслабиться чуть-чуть, а то неловко как-то поначалу было. Вспоминаешь? Мы лежали рядом на кушетках и кайфовали вместе. Голые, на животах, повернув друг к другу головы. Таек как будто и не было. Просто обнаженное тепло скользило и ласкало нас. Ощущения возникли непередаваемые. Как сейчас помню. Постепенно начала кружиться голова, и сладкие волны растекались по телу. Пульсируя жаром, они растекались в две стороны. Это было очень необычно: вверх и одновременно – в промежность. Потом ты взял меня за руку, и я почувствовала твое возбуждение. Оно ударило мне в голову, и эта вспышка тут же покатилась вниз. Я ощутила, что намокаю, и мы оба начали мелко дрожать. А тайки чувствовали это и все откровенней ласкали нам спины, ягодицы, бедра… Они скользили по нашим телам грудью, искусно дразня и играя, чуть касаясь сосками и вновь прижимаясь. Прикосновения их бархатистой кожи, животов, лобков… Это был скорее особенный секс, чем массаж. Казалось, какая-то мистика затягивает нас в неведомую глубину. Все было настолько необычно. Мы оба покрылись влагой пота и начали постанывать. Сжимавшие друг друга ладони стали горячими, а во рту пересохло. Желание стало невыносимым, и ты, не выдержав, взорвался. Так вскинулся, что бедных таек тут же сдуло. Вскочив, ты, словно животное, набросился на меня и стал грубо трахать. Сзади! Не дал и приподняться! Рычал, стонал и бился в приступе похоти. Я умирала от остроты ощущений, задыхалась и извивалась под твоими ударами! Буквально через минуту мы оба кончили и, залитые потом, чуть дыша, обессилено замерли. Оргазм был такой, что я орала как сумасшедшая. Ты даже зажал мне тогда рот ладонью. И от этого острота ощущений еще больше усилилась. Думала, умру, так это было невыносимо сладко. Ой, не могу больше вспоминать, а то сама сейчас к красным фантам перейду, – с трудом переведя дыхание, Соня потянулась за водой. – Надо остыть немного. Брось мне, пожалуйста, льда в стакан.

– Да я и сам от этих воспоминаний обалдел, – шумно выдохнул Павел, нехотя приподнимаясь с кресла. – Вытаскивай пока следующий фант, – налив в стаканы воды, он пошел за льдом.

– Ха! Слушай. Читаю. Слышишь,
Страница 12 из 13

Паша? – Соня со смехом просматривала следующий фант.

– Слышу, слышу, читай, – Павел накладывал в вазочку лед, с интересом обернувшись в ее сторону.

– Только не падай!

«Если мужчина дарил барышне цветы хотя бы раз в течение последней недели, она целует его в губы. Если же нет, то сильно шлепает по попе».

– Ой, мама! – улыбаясь, подошел к ней Павел.

– А то! Не даришь девушке ни фига цветов и отвечать за это будешь! Справедливо все, очень даже! Поворачивайся немедленно задом. Вот когда плетка бы точно пригодилась! Завтра же покупаю! – и Соня от души шлепнула мужа по попе ладонью.

– Ай, как сильно!

– А ты что хотел! Будешь теперь мне цветы покупать, негодник?! Будешь?!

– Буду, буду, буду!

– Обещаешь?!

– Честное слово!

– Смотри у меня! Повешу плетку на самом видном месте, – расхохоталась Соня. – Ну ладно! Кто там у нас следующий фантующий? Ага, опять я. И что же там? – потянула она новый фант.

– И что? – с интересом выглядывал у нее из-за спины Павел.

– Оп-па! Очень любопытно будет тебя послушать. Смотри, что тебе предстоит:

«Мужчина рассказывает, какая степень обнаженности женского тела кажется ему наиболее привлекательной. Затем он подробно описывает, в чем, в какой эротической одежде он хотел бы увидеть женщину в один из ближайших вечеров. Чтобы она побродила так по дому, слегка кокетничая, как будто он оказался за кулисами «Мулен Руж». Может быть, поужинала с ним в этом одеянии, почитала книжку, сидя в кресле… – в общем, немного «покрутилась перед носом».

Вовсе не обязательно сразу хватать фломастер и отмечать на календаре дату этого ужина, но просто забыть об этом рассказе женщине категорически не рекомендуется».

– Нет уж, давай мне сюда фломастер, – засмеялся Павел. – Где тут у нас календарь?! Прямо сейчас жирно отмечу дату, чтобы не отвертелась потом. Знаю я тебя, жулика. Скажешь, что не было такого.

– Жулика?! – Соня с возмущенным видом широко раскрыла глаза. – Ничего себе! Отвертишься у тебя, как же! Ну и что ты там такое задумал? Уж больно вид у тебя хитрый стал, а?

– А можно я еще и друзей приглашу в этот вечер?

– Ах ты бесстыдник такой! Еще и друзей! Вот нахал-то какой мне достался! Ну и нахал! – им обоим уже было по-настоящему весело. – И чего ты там затеял, признавайся?

– Хочу, чтобы ты провела субботний вечер в одном передничке на голое тело. Есть там у тебя такой беленький, с цветочками. Представляю, как будешь в нем смотреться, особенно сзади. От одной мысли слюнки текут, – и Павел действительно проглотил слюну.

– И еще пригласить друзей?! Ну надо же! Сейчас я тебя опять побью! – грозно растопырила Соня пальцы.

– Шучу, шучу, шучу! – сжался он в кресле. – Сам буду наслаждаться такой красотой. Только сам, жалко даже с кем-то делиться. Да и опасно такую женщину еще кому-либо показывать.

– Вот то-то! Смотри у меня, доиграешься. Сожрут женушку прямо на твоих глазах, и все дела.

– Ох, сожрут! Такую-то вкуснятину! Точно сожрут, и глазом моргнуть не успеешь. Представляю, как аппетитно будешь смотреться!

– Вот я тебе сейчас в наказание точно какую-нибудь подлянку вытащу! – потянулась Соня к телефону. – Ты фантующий, но я за тебя вытащу.

– Ой! – испуганно вжался в кресло Павел.

– Yes! Yes, yes! – Соня аж подпрыгнула от радости. – Вот тебе за такие мысли, вот тебе! Ха, ха, ха!

– Ну и что там? На самом деле подлянка получилась? – Павел настороженно смотрел на жену. Судя по ее радостному возбуждению, ничего хорошего ему не светило.

– Ну, в общем, обычное дело. Конечно, если не на трезвую голову, – явно издевалась она, с трудом сдерживая смех. – Нормальный, на мой взгляд, фантик, вполне даже.

«Фантующий сегодня выносит мусор, раздевшись догола. Если на улице мороз, разрешается надеть обувь, шапку и перчатки. Случайная встреча с соседями всячески приветствуется!»

– Мама родная! За что мне это? – Павел аж поперхнулся вином.

– Как «за что»?! – довольно потирала руки Соня. – За друзей и фартучек. Сам напросился. Господь правду видит. Ой не могу, сейчас с кресла свалюсь! – не выдержала она, с хохотом схватившись за живот от взгляда на лицо мужа, такое у него было выражение.

Тот между тем серьезно напрягся.

– Да перестань! Шуток не понимаешь, что ли? Это же прикол! Разные ведь люди бывают. Да и в разном состоянии публика играть может, – видя реакцию мужа, успокаивала его Соня. – Правила игры позволяют отклонять неприемлемые задания. «Не парься, будь happy», как поется в народной американской песне, – она чмокнула его в губы и протянула телефон. – На, тащи следующий фант. Этот пропускаем. Оставим его нудистам и кокаинистам.

– А также – онанистам! – улыбнулся оттаявший Павел, взяв телефон. Зачитываю следующее задание. Слушай.

«Приготовив очищенный банан и обнявшись за талию, вы начинаете одновременно, но не спеша поедать его с двух сторон навстречу друг другу. Руками помогать нельзя ни в коем случае, а если банан упадет на пол, вы берете следующий, и так, пока в доме не закончатся все бананы! Когда губы соприкоснутся, вы закусываете столь необычный десерт нежным французским поцелуем».

– Есть у нас в доме бананы? – нетерпеливо оглянулся Павел. – Срочно выдайте мне банан!

– Обижаешь! Конечно, есть! Еще бы мы без бананов в «Фанты» уселись играть! – засмеялась Соня. – Вот же они на блюде у тебя перед носом лежат. Не видишь, что ли? – и она стала чистить банан.

…Он был изумительно вкусным. Ну а губы и горячий язык после него – так просто с ума можно было сойти, и только!

– Боже, как было сладко! Аж голова закружилась! Подожди, дай отдышаться. Сейчас не выдержу, потребую красного задания, – Соня откинулась в кресле. – Не хочешь дать мне спокойно доиграть, чувствую. Беда с тобой, да и только. – Глотнув холодной воды, Соня вытянула следующий фант.

– Так! Начинается, похоже. Закончились шуточки-прибауточки, – с улыбкой читала она новое задание.

– Что там, что там? Ну-ка, читай быстренько! Прямо в лице изменилась вся, – нетерпеливо заерзал Павел.

– Ставь быстро медленную музыку! Сейчас у нас будет танец. Да не простой, а фантовский. То что надо на День Валентина! Ставь, а я пока читаю задание.

«Танцуя медленный танец под романтическую музыку, вы медленно и чувственно раздеваете друг друга, каждый раз нежно целуясь. Сначала одну часть одежды с женщины снимает мужчина, а затем одну с мужчины – женщина, и так – раз за разом, пока один из вас не останется полностью обнаженным. Тогда он поворачивает к себе спиной второго игрока и, страстно покусывая ему спину, снимает и с него остатки одежды.

После этого мужчина набрасывает сверху халат, а женщина, на его выбор, надевает эротический костюм. Поддразнивая джентльмена, она красуется перед ним, а затем выбирает любой следующий фант».

…Кучка одежды росла на полу вместе с количеством нежных поцелуев. Голова у Сони кружилась, а ноги подкашивались, но она твердо держалась, стараясь не сбиться с хода игры. Последней одеждой оказались ее трусики, которые Павел, рыча и дурачась, стянул с нее зубами – похоже, его окончательно захватила эта игра.

– Вот, выбирай! – Соня положила перед ним на столик три
Страница 13 из 13

комплекта эротического белья. – Что желает мой господин? В чем я буду выглядеть наиболее соблазнительно?

Павел с интересом разглядывал комплекты.

– Ну, давай вот такой пеньюарчик и эти чулки на поясе без трусиков. Не могу уже, как тебя хочу!

– Ну еще чуть-чуть потерпи, милый, – взъерошила Соня ему волосы. – Должна же я показать тебе этот костюмчик! Завари-ка чай, пока я буду надевать белье и выбирать тебе задание.

Переодевшись, Соня с довольным видом выпорхнула из гардеробной, и Павел восхищенно ахнул, недаром она так тщательно выбирала в магазине эротическое белье.

– Офигеть! Изумительно просто! Невероятно тебе идет! Вот так и ходи всегда по квартире.

– Ага! Особенно когда у тебя друзья в гостях, – кокетливо покрутила Соня попкой.

– Ай! Сейчас горячим чаем обольюсь! – у Павла дрогнула рука. – Не могу смотреть спокойно на это безобразие! Срочно давай следующий фант, а то наброшусь, не выдержу!

– Нет, нет, нет! – довольная произведенным эффектом, захихикала Соня. – Не смотри тогда, а просто слушай задание. Вот это мне нравится. Желтое. Поиздеваюсь над тобой еще чуть-чуть. Уж больно это забавно.

«Массаж бывает простым, а бывает – „поцелуйным“. Именно эту особую технику и предлагается освоить мужчине. Женщина сама выбирает, какую часть тела она готова предоставить для оттачивания его мастерства: грудь, коленки, ягодицы…

Если мужчина справился с заданием и массаж удался, женщина награждает его поцелуем. Если нет – шлепает его по попе и уходит к профессиональному массажисту».

– А целовать ты мне будешь коленку.

– Не хочу коленку, хочу выше!

– Нет, коленку! Женщина выбирает, что целовать, так и сказано. Будет твоя очередь, тогда и выберешь! Вот, выше этой линии не подниматься, – она сняла один чулочек и повязала его чуть выше колена, усевшись поудобней в кресло и выставив вперед ножку. – Помнишь задание? Не понравится – ухожу к массажисту.

– Не родился еще тот массажист, который сделает это лучше меня, – Павел встал на колени и начал нежно ласкать Сонину коленку. Чуть касаясь губами, пробегаясь вокруг нее частыми поцелуями, скользя влажным кончиком языка, страстно облизывая и покрывая засосами, наслаждаясь самим действом и урча от удовольствия, он явно вошел в свою роль, начав потихоньку подниматься все выше.

– Стой, стой, стой! Куда это ты двинулся?! Не видишь границы? Я же сказала, выше чулка не подниматься! Так! Поцелуй – и следующий фант, – и, быстро чмокнув мужа в губы, она убрала ножку.

– Ты надо мной на самом деле издеваешься! Эта твоя игра – издевательство над мужчинами, – глаза у Павла были уже совсем очумелыми и, похоже, он говорил искренне. Пора было переходить к розовым фантам.

– Все, больше не буду, обещаю. Просто уж больно мне захотелось поцелуйный массаж в твоем исполнении попробовать, милый. Не делал ведь мне никогда до этого поцелуйных массажей. Вот не впишешь тебя в игру, так и не догадаешься сам, – засмеялась она. – Все, переходим к розовым заданиям, – быстро изменила настройки игры она. – На, вытягивай фант, ты теперь фантующий.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-rayder/vzglyad-skvoz-shtory-sbornik-1-25-pikantnyh-istoriy-kotorye-razbudyat-vashi-fantazii-19161636/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.