Режим чтения
Скачать книгу

Я – Грималкин читать онлайн - Джозеф Дилейни

Я – Грималкин

Джозеф Дилейни

Ученик Ведьмака #9

Она не ведает страха, верит в себя и никогда не сдается. Она ведьма, использующая черную магию, и искусный убийца, но ее поступками руководит кодекс чести… Она Грималкин. Заключив временный союз с Ведьмаком и его учеником Томом Уордом, она помогла им пленить самого дьявола и теперь находится в бегах. Ее миссия смертельно опасна. Чтобы Враг рода человеческого оставался в заточении, Грималкин должна охранять его отрубленную голову. Неважно, сколько прислужников дьявола попробуют освободить своего повелителя, – Грималкин готова к схватке с каждым из них!

Впервые на русском языке!

Джозеф Дилейни

Я – Грималкин

Joseph Delaney: Spook's: I Am Grimalkin

© Joseph Delaney, 2011

Illustrations copyright © David Wyatt, 2011

First published as Spook's: I Am Grimalkin by Random House Children's Publishers UK

Joseph Delaney has asserted his right to be identified as the author of the Work

© Самуйлов С., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Посвящается Мэри

Из заметок Джона Грегори

Сейчас обязанности убийцы клана Малкинов исполняет Грималкин. Очень быстрая и сильная, эта ведьма обладает собственным кодексом чести и никогда не прибегает к грязным уловкам. Она предпочитает сильных противников. Несмотря на благородство, у Грималкин есть и темная сторона – ведьма-убийца нередко использует пытки. Скрежет ее ножниц внушает ужас. С их помощью она отделяет плоть и кости от тел своих врагов…

Любимое оружие Грималкин – длинный меч. Она искусна в кузнечном ремесле и сама выковывает свои смертоносные клинки.

Глава 1. Большое зеленое яблоко

Посмотри внимательно на стоящего перед тобой врага. Видишь его выпученные глаза и безумную ярость? Видишь его волосатую грудь? Чувствуешь вонь немытого тела? Сохраняй спокойствие. Не бойся. Ты можешь победить. В конце концов, он всего лишь человек.

Учись верить мне.

Я – Грималкин.

обравшись до лесной чащи, я смахнула с плеча тяжелый кожаный мешок и бросила его перед собой на землю. Присев на колени, развязала веревку, и в лицо ударило омерзительное зловоние. С отвращением вытащив содержимое мешка, я держала его перед собой за грязные сальные волосы.

Под кронами деревьев царила непроглядная тьма, луна появится на небе не раньше чем через час. Но глаза ведьмы хорошо видят в темноте, поэтому я принялась внимательно разглядывать отрубленную голову дьявола, Врага рода человеческого.

Зрелище было жуткое. Я зашила ему веки, чтобы он не мог видеть; засунула в рот большое зеленое яблоко, утыканное шипами роз, чтобы он не мог говорить. Я прекрасно с ним обращалась – так, как он того заслуживал. Несмотря на вонь, ни голова, ни яблоко не начали гнить: первая – благодаря его силе, а второе – благодаря моей магии.

Я расстелила на земле мешок, положила на него голову своего врага, села, поджав ноги, и стала внимательно ее рассматривать. Она почему-то уменьшилась, но все равно была в два раза больше обычной человеческой головы. Может, она сморщилась, потому что отделена от тела? Из лба выступали изогнутые как у барана рога, а нос напоминал орлиный клюв – сейчас это жестокое лицо заслуживало только жестокости.

Оружие и нужные мне инструменты я ношу в ножнах на кожаных ремнях. Из самого маленького футляра я достала тонкий острый крюк с длинной ручкой и засунула его в открытый рот дьявола, поглубже вогнав в зеленое яблоко, повернула и с силой дернула. Не сразу, но я извлекла фрукт из открытого рта, который тут же медленно закрылся. Я успела увидеть обломки зубов – я сама выбила ему зубы молотком. В памяти тут же всплыли яркие картины, и я снова мысленно вернулась в прошлое.

Ох как долго я ждала возможности связать и уничтожить дьявола, моего заклятого врага! Я ненавидела его всем своим существом, когда была еще ребенком. Я наблюдала за тем, с какой ловкостью и коварством он ухитрялся контролировать жизнь моего клана, а ведьмы делали все, чтобы ему угодить. Целый год они с нетерпением ждали шабаша на Хэллоуин, когда дьявол удостаивал их своим посещением. Иногда он появлялся прямо в центре костра, и обезумевшие от радости ведьмы пытались дотронуться до его волосатой шкуры, не замечая, что пламя обжигало их голые руки.

В глубине души постепенно крепло все возраставшее отвращение; я понимала, что если ничего не сделаю, то дьявол разрушит всю мою жизнь. Я знала об одном действенном методе, который позволяет держать его на значительном расстоянии. Этот способ крайне опасен, но только с его помощью можно освободиться от Его Адского Величества – ведьма должна родить от дьявола ребенка. После того как Враг увидит своего отпрыска, он больше не сможет приблизиться в ведьме, пока она сама этого не захочет.

Большинство детей дьявола рождаются демоноидами – уродливыми существами со страшной силой или могущественными ведьмами; очень редко на свет появляются человеческие дети, не испорченные Злом. Но именно таким оказался мой ребенок – красивым и нежным мальчиком.

Ни к одному созданию я не испытывала такой бесконечной любви. Я ощущала его доверчивое мягкое тепло – это восхитительное чувство невозможно передать словами, никогда в жизни я не испытывала такой блаженной радости. Малыш любил меня, а я любила его; его жизнь зависела от меня.

Однако в нашем мире счастье редко длится долго. Я хорошо помню тот день, когда для меня оно закончилось. Теплым летним вечером, как только солнце скрылось за горизонтом, я вышла в окруженный стенами сад возле дома, тихонько напевая сыну, чтобы его убаюкать. Внезапно над головой сверкнула молния, земля под ногами содрогнулась, а воздух наполнился ледяным холодом – приближался дьявол, и мое сердце бешено заколотилось от страха. В то же время я была рада: ведь когда он увидит своего сына, то навсегда исчезнет из моей жизни. Наконец-то я от него избавлюсь!

Раньше Враг являлся мне в образе красивого молодого человека с темными кудрявыми волосами, голубыми глазами и обольстительной улыбкой. Однако дьявол может принимать разные обличья, и на этот раз он явился в самом жутком и пугающем облике, который ведьмы Пендла называют «Его Адское Величество».

Он материализовался так близко от меня, что в лицо ударило вонючее дыхание и я едва справилась с рвотным позывом. Дьявол был гигантским – в три раза больше меня, с изогнутыми бараньими рогами и огромным телом, покрытым спутанной черной шерстью. Не успел он появиться, как с чудовищным ревом схватил моего мальчика, поднял его высоко над головой и с размаху бросил на землю.

– Пожалуйста! – умоляла я. – Не трогай его! Я сделаю все что угодно, но только сохрани ему жизнь! Лучше забери мою!

Но Враг даже не взглянул на меня. В его глазах полыхала ярость. Он размозжил хрупкую голову малыша о камень, а затем исчез.

Я обезумела от горя, и после долгих мучительных дней и бессонных ночей у меня появились мысли о мести. Но разве это возможно? Разве я смогу уничтожить дьявола? Так или иначе, но это стало целью и единственным смыслом моей жизни.

Месяц назад я почти достигла цели. Он не уничтожен, но по крайней мере находится в заточении. Мне удалось это сделать с помощью старого ведьмака Джона Грегори и его ученика Томаса Уорда. Мы пронзили дьявола серебряными копьями, а потом пригвоздили его
Страница 2 из 11

руки и ноги к камню на дне глубокой ямы, где теперь похоронено его тело.

Я до сих пор наслаждаюсь нашей победой. Он стоял на четвереньках, тряся головой и ревя от боли как взбешенный бык. Я вонзила первый гвоздь в его левую ладонь и, трижды ударив молотком по широкой шляпке, приковала волосатую руку к камню. Я так сильно хотела связать дьявола, что мне не было дела ни до чего другого – в тот момент я почти умерла.

Враг широко открыл рот и бросился на меня, будто собирался откусить голову, но я увернулась и ударила его молотком по лицу, разбив передние зубы. Никогда еще я не испытывала большего наслаждения!

После этого Том Уорд занес над головой Клинок Судьбы, который ему отдал Кухулин, один из величайших героев Ирландии. Два удара – и ученик Ведьмака отрубил дьяволу голову, а я забрала ее с собой. Дьявол заточен, пока его голова и тело находятся в разных местах. Однако его слуги преследуют меня: они хотят вернуть голову на место и, избавив дьявола от гвоздей и серебряных копий, снова выпустить его на свободу.

Чтобы им помешать, я все время должна менять местоположение – так я могу выиграть время, чтобы Ведьмак и его ученик нашли способ окончательно уничтожить Врага рода человеческого. Но даже я не смогу бежать вечно, когда-нибудь и у меня закончатся силы. Кроме того, я рождена, чтобы убивать, а не убегать… Пусть однажды я и не смогу выиграть следующий бой. Однажды их будет слишком много – могущественных обитателей Тьмы, которым по силам одолеть даже ведьму-убийцу из клана Малкинов.

– Как приятно осознавать, что ты находишься в моей власти! – сказала я дьяволу.

Несколько мгновений его отрубленная голова не отвечала, но потом рот медленно открылся, и по подбородку потекли алые от крови слюни.

– Открой мне глаза! – хрипло приказал он. Его губы двигались, но слова, казалось, доносились откуда-то из-под земли.

– С какой стати? – усмехнулась я. – Если бы ты мог видеть, то уже рассказал бы своим слугам, где находишься. А мне нравится смотреть, как ты страдаешь.

– Ты никогда не победишь, ведьма! – прорычал он, вновь обнажив осколки зубов. – Я бессмертен и могу пережить само время. Я подожду, и однажды ты заплатишь за все, что сделала. Ты даже не представляешь, какие муки тебя ожидают!

– Слушай, идиот! – резко оборвала я его. – Слушай внимательно! Я не вспоминаю о прошлых ошибках и не мечтаю о будущих победах – я живу здесь и сейчас. А сейчас ты сломлен и страдаешь. Сейчас ты в моей власти!

– Ты сильна, ведьма, – негромко произнес дьявол, – но тебя преследует кое-кто сильнее и страшнее. Твои дни сочтены…

Внезапно все стихло и замерло. Наш разговор о времени подтолкнул его сделать то, что он уже пытался – безуспешно – сделать, когда я в прошлый раз доставала его голову из мешка. Дьявол обладал способностью замедлять или останавливать время, хотя отделение головы от тела сильно ограничивало его обычные силы. Тем не менее, чтобы не рисковать, я снова забила ему рот утыканным шипами яблоком и убрала в футляр приспособление с крюком.

Физиономия дьявола исказилась, и я увидела, как под зашитыми веками задергались, забегали глазные яблоки. Но над головой снова зашумел, засвистел, шевеля листья, ветерок. Время вновь двинулось вперед. Опасность миновала.

Я сунула голову в кожаный мешок, всмотрелась в темную лесную чащу, сосредоточилась и потянула носом воздух. Одного быстрого вдоха оказалось вполне достаточно, чтобы убедиться, что место это безопасное, что опоясывающая верхушку холма поросль не таит в себе беды и лучшей позиции не сыскать. Подобраться незамеченными враги не могли.

Численность преследователей постепенно возрастала, но поздно вечером я оторвалась от них, а потом задействовала для защиты часть оставшейся драгоценной магии. Пользоваться ею приходилось бережно – мои силы были на исходе. Приближалась полночь, и я намеревалась отдохнуть на вершине холма, проспав до рассвета.

Немного погодя я вдруг открыла глаза, почувствовав приближающуюся опасность. Преследователи карабкались по склонам, растянувшись и окружив кольцом лес.

Как такое могло случиться? Ведь я защитила себя чарами и они не должны были найти меня. Я вскочила на ноги и забросила на плечо кожаный мешок.

Слишком долго мне приходилось убегать. Теперь наконец пришло время драться! Мной овладело воодушевление, как всегда бывало в предвкушении схватки. Ради этого я жила: испытывать свою силу против силы неприятеля, сражаться и убивать.

Сколько их там? Я потрогала свисавшие с ожерелья кости больших пальцев своих врагов и, лишь впитав их магическую силу, устремила во тьму мысленный взгляд.

Девять существ крались вверх по склону. Собирая побольше информации, я еще трижды втянула носом воздух. В этом же направлении двигались и другие, двадцать или чуть больше, но они отстали почти на милю. Я не могла понять, кто это такие, и принюхалась еще раз. Во второй, большей группе появилось нечто странное: кто-то или что-то, пока неопределимое. Что-то странное. Что?

…но тебя преследует кое-кто сильнее и страшнее.

Так сказал дьявол. Не это ли он имел в виду?

Возможно, но пока о второй группе можно забыть. Сначала предстоит разобраться с непосредственной угрозой – первой группой из девяти существ.

Семеро из них ведьмы. По меньшей мере одна – из сильнейших и использует магию приживал. Возможно, именно так они меня и нашли. Ведьмин фамильяр может быть кем угодно, от жабы до орла. Иногда это создания Тьмы, хотя их бывает трудно контролировать. Если так, фамильяр мог обнаружить меня, даже несмотря на то, что я окружила себя защитной магией…

Еще одно карабкающееся по склону холма существо – демоноид, а девятое – мужчина, черный маг.

Я могла бы выбрать путь наименьшего сопротивления и уйти от преследователей относительно легко. Две ведьмы еще юны, ученицы или начинающие. Мне ничего не стоило просто прорвать кольцо окружения в этом месте и раствориться в темноте. Но это была бы не я. Мне нужно напомнить им, кто я такая. Четко и ясно заявить всем преследователям, что я – это я, ведьма-убийца из клана Малкинов. Я так долго убегала, что они забыли про почтение и преисполнились дерзости. Им следует преподать урок страха. И тогда я крикнула моим врагам:

– Я Грималкин! Я могла бы убить вас всех, но убью только троих! Троих самых сильных!

Ответа не было, все стихло и умолкло. В этом безмолвии я была бурей.

Я достаю два клинка. В левой руке – длинный, для рукопашного боя; в правой – метательный кинжал. Мои враги входят в лес, и я направляюсь вниз по склону, им навстречу, чтобы сначала убить мага, потом демоноида, а последней – ведьму с приживалой, самую сильную из всех.

Иду медленно, стараясь не шуметь. Некоторые из моих врагов либо не умеют двигаться бесшумно, либо просто беззаботны. У меня острый слух. Я улавливаю далекий одиночный хруст сухой ветки под ногой и легкий, едва слышный шорох шелестящих по траве длинных юбок.

Достигнув позиции над черным магом, я останавливаюсь. Он всего-навсего человек, и одолеть его будет просто. При этом он несомненно намного сильнее шести поднимающихся на холм ведьм. Ведьма-убийца ни в коем случае не должна недооценивать противника. Я убью его быстро, а потом пойду за другими.

Подбираюсь как тугая
Страница 3 из 11

металлическая пружина, сосредоточиваюсь на атаке и ищу мага, прощупывая острым взглядом тьму. Это молодой мужчина, но, хотя его магия сильна, его физическое состояние далеко не лучшее – лишний вес, одышка при подъеме.

Я действую стремительно и точно. Три быстрых шага вниз по склону – и, не останавливаясь и не теряя скорости, бросаю кинжал. Лезвие входит магу в сердце, и он заваливается на спину, не успев даже вскрикнуть. Магическая защита не помогла.

Моя следующая цель – демоноид. Большой, с широко расставленными глазами и острыми желтыми клыками, выступающими над верхней губой. Такие существа – дети дьявола и ведьмы – обладают огромной силой. Их нужно держать на расстоянии и не подпускать ближе вытянутой руки. Попадешь ему в лапы – разорвет на куски. Демоноиды всегда жестоки и безнравственны, худшие из них способны на все. Если бы мой сын уродился таким вот злобным существом, я бы тут же утопилась.

Лечу к нему стремглав, на ходу вытаскивая из кожаных ножен второй метательный кинжал. Бросок точен и пришелся бы в горло, но здесь магическая защита срабатывает. Ведьмы напитали его своей силой, создав чары, которые отражают мою атаку. Не достигнув цели, кинжал бесполезной игрушкой падает на землю, а демоноид с бешеным ревом устремляется ко мне, грозя громадной дубинкой в одной руке и копьем с зазубренным наконечником в другой. Замах, выпад – но я успеваю уклониться.

Снова меняю направление, и тяжелый мешок бьет по спине.

Вонзаю длинный клинок в горло демоноиду, и он падает, хрипя и задыхаясь, кровь бьет вверх струей. Я не сбавляя хода бегу дальше.

Теперь нужно расправиться с третьим противником – с ведьмой.

Я мчусь против часового хода, так что моя левая, более опасная рука повернута к склону и оставшимся ведьмам, которые все еще идут вверх, мне навстречу. Одна из ведьм атакует, но это не та, которая мне нужна. Вонзаю кинжал ей в лицо, по самую рукоятку, и она падает на спину. Жить будет, но без передних зубов.

Самая сильная ведьма уже почуяла опасность. Она поворачивается ко мне, и темные заклинания как отравленные копья летят в мое сердце. Я отбрасываю их в сторону и устремляюсь прямиком к ней. Слышу, как хлопают крылья, и что-то падает мне на лицо, выпуская когти. Это небольшой сокол – пустельга. Вскидываю клинок, описываю дугу – и птица пищит, ее перья сыплются на меня словно кровавый снег.

Ведьма пронзительно вскрикивает – ее приживала умирает, – а потом вскрикивает еще раз, когда я наношу первый удар. Второй завершает ее жизнь. Тихо. Только шлеп-шлеп – это шлепают по земле мои ноги, и хы-хы — это воздух вырывается из груди. Я прибавляю шагу, мчусь вниз по склону и вырываюсь из-под сени деревьев.

Поворачиваю на восток – пусть враги сами ищут своих мертвецов. На бегу мысленно прокручиваю случившееся. Убийца должен оценивать как успехи, так и неудачи; нужно всегда извлекать уроки из прошлого.

Как случилось, что меня нашли? Какие средства они использовали? Ведьма была сильна, но ее фамильяр – обычная пустельга. Их объединенная магия не могла проникнуть сквозь раскинутый мной полог защиты. Нет, здесь должно быть что-то еще…

И что за странное явление во второй, большей группе? Что оно собой представляет? Уж не оно ли, это неопознанное, раскрыло меня? Если так, то оно обладает большой силой. К тому же ни с чем подобным я никогда прежде не сталкивалась. Это что-то новенькое.

Незнакомого стоит опасаться. Именно неведомое – главная опасность. Но и ему жить недолго. Как оно надеется убить меня?

Я – Грималкин.

Глава 2. Неведомая угроза

Каждый день говори себе, что ты самая лучшая, самая сильная и самая опасная. В конце концов ты поверишь в эти слова, а потом они станут правдой.

Так произошло со мной.

Я – Грималкин.

Уже перед рассветом я позволила себе час отдыха. Напилась из ручья, доела последние полоски сушеного мяса. Запасы почти закончились, и для поддержания сил мне требовалось свежее мясо. Легче всего было бы поймать нескольких кроликов, но преследователи не отставали, и я не могла задерживаться сверх необходимого. Большинство моих противников я опередила уже почти на две мили, но кто-то один оторвался от группы и теперь приближается. Кто-то… Неведомое существо, присутствие которого я первый раз учуяла в лесу.

Двигалось оно быстрее меня и какую бы опасность ни представляло, вскоре мне суждено повернуться и встретиться с ним лицом к лицу. Но сначала нужно узнать его получше.

Я достала из кармашка на левом плечевом ремне маленькое зеркало, прошептала заклинание и дохнула на стеклянную поверхность. Немного погодя в зеркале появилось лицо Агнессы Сауэрбатс. Вообще-то она была из Динов, но большой любовью к своему клану не отличалась и всегда жила отдельно, в стороне от Пендла. Агнесса и прежде мне помогала, потому что нас связывали некие общие интересы… А еще она была тетей Алисы Дин и другом Тома Уорда, ученика Ведьмака.

В чем Агнесса знает толк, так это в использовании зеркала. Не многие могут сравниться с ней в обнаружении людей, предметов и темных сущностей. О себе она распространяться не любит, и мало кто знает, что она также и могущественная провидица, намного превосходящая Марту Рибстолк, величайшую провидицу клана Малкинов, ныне покойную.

Из-за темноты Агнесса не могла ничего прочитать по моим губам, поэтому я снова подышала на зеркало и написала свою просьбу на его поверхности. Хотела разузнать о своем преследователе.

КТО ГОНИТСЯ ЗА МНОЙ? ЧТО СЛУЧИТСЯ, КОГДА Я СТОЛКНУСЬ С НИМ? ТЫ МОЖЕШЬ ПОМОЧЬ МНЕ?

Я вытерла зеркало. Агнесса улыбнулась и кивнула, обещая сделать все возможное.

Я снова побежала, стараясь сохранить прежнее расстояние между собой и преследователем, не подпускать его ближе. На каждом втором шаге кожаный мешок бил по спине. И голова дьявола как будто становилась тяжелее и тяжелее. Она определенно задерживала меня, а преследователь словно не знал усталости, и мало-помалу дистанция между нами начала сокращаться. Впрочем, меня это не так уж и огорчало. Состязание в беге – не самое любимое мое занятие, и я с нетерпением ждала момента, когда обернусь и сражусь с врагом насмерть.

На рассвете небо закрыли серые тучи. Мелкий холодный дождь бил в лицо. Примерно через час я почувствовала, как в кармашке зашевелилось, оживая, зеркало. Агнесса пыталась выйти со мной на связь, и я, остановившись под сенью большого дерева, достала зеркало. Из него на меня смотрело добродушное, круглощекое лицо ведьмы с пухлым подбородком. Добродушие, однако, было обманчивым, и одного взгляда в ее глаза было достаточно, чтобы понять: смелости ей не занимать и шутить с ней не стоит.

Звали ее Сауэрбатс, потому что в свое время она вышла замуж за некоего мужчину из Уолли, покинув Роули, деревню Динов. Лет через десять он умер, и Агнесса вернулась домой и жила теперь в домике на окраине Роули. Держась особняком от клана, она тем не менее была в курсе дел своих родичей. Мало что из происходившего на Пендле ускользало от внимания Агнессы и ее зеркала.

Ведьма коротко улыбнулась в знак приветствия, но еще до того, как она заговорила, я увидела предостережение в ее глазах. Ждать хороших новостей не приходилось. Я сосредоточила внимание на ее губах, чтобы не пропустить ни слова из того, что она
Страница 4 из 11

скажет.

– За тобой гонится кретч. Он создан альянсом ведьм, демоноидов и магов специально для того, чтобы выследить и убить тебя. Матерью его была волчица, отцом – демон.

– Можешь назвать имя демона? – спросила я.

Ответ на этот вопрос был жизненно важен – от него зависели силы противника. Внешне кретч подобен волку, но многое решают способности, доставшиеся ему от отца. Мой собственный клан, Малкинов, тоже создавал таких существ. Последнего назвали Тиббом. С его помощью мы пытались противостоять растущей силе некоего провидца из клана Маулдхиллов. Обычно кретчей создают для какой-то конкретной цели. Этот вот должен был убить меня.

Агнесса покачала головой.

– Извини, – сказала она одними губами. – Эти сведения защищает очень сильная магия. Но я не сдаюсь, я попробую что-нибудь сделать.

– Буду признательна, если что-то узнаешь. Но заглядывала ли ты в будущее? Ты видела исход моей схватки с этим кретчем?

– Если ты сразишься с ним сейчас, то получишь смертельное ранение. Это точно, – сказала Агнесса уже без улыбки.

– А если потянуть время?

– Тогда исход не столь очевиден. Чем больше пройдет времени, тем лучше будут твои шансы.

Я поблагодарила ее, убрала зеркало в кармашек и снова побежала, стараясь не подпустить преследователя ближе. Мысли вертелись вокруг сказанного Агнессой. Тот факт, что за мной гнался кретч, укреплял решимость по мере возможности оттянуть схватку. Жизненный срок таких существ обычно недолог. Они быстро стареют – а раз так, то зачем встречаться с ним, когда он полон сил? Главное сейчас – сохранить голову дьявола, не отдать ее в руки его прислужников. И это куда важнее растущего желания обернуться и встретить противника с оружием в руках.

До сих пор помню, как впервые пришла за советом к Марте Рибстолк. Вместо того чтобы воспользоваться зеркалом, она уставилась в дымящийся, с высохшими потеками крови котел, в котором варила человеческие пальцы, чтобы соскрести с них потом остывшую плоть. В те времена Марта имела репутацию главного знатока темного искусства предвидения. Как было условлено, я пришла к ней через час после полуночи. Она уже выпила вражеской крови и исполняла необходимые ритуалы.

– Примешь ли ты мои деньги? – с порога спросила я.

Она удостоила меня пренебрежительным взглядом, но кивнула, и я бросила в котелок три монеты.

– Садись! – строго приказала Марта, указав на холодные каменные плиты перед большим булькающим котлом. В густом воздухе висел запах крови, и при каждом вдохе металлический привкус во рту становился все ощутимее.

Я подчинилась. Села, скрестив ноги, и сквозь клубы пара уставилась на провидицу. Она осталась стоять у котла, возвышаясь надо мной; такую тактику часто используют люди, стремящиеся доминировать над другими.

Но меня Марта не запугала, и я спокойно встретила ее взгляд:

– Что ты видишь? Что у меня в будущем?

Она долго молчала. Ей явно доставляло удовольствие испытывать мое терпение. Думаю, Марте не понравилось, что я первой задала вопрос, не дожидаясь, пока она соизволит рассказать мне о результатах своих исследований.

– Ты сама выбрала врага, – изрекла она наконец. – Дьявол – самый могущественный противник из всех, с кем только может столкнуться смертный. Исход будет прост. Пока ты жива, Враг рода человеческого не сможет приблизиться к тебе без твоего позволения, но он будет ждать твоей смерти… и тогда захватит твою душу и подвергнет ее вечным мукам. Однако есть еще кое-что, я вижу это не совсем ясно… Некая неопределенность, другая сила, которая может вмешаться. Сила, дающая проблеск надежды…

Не договорив, Марта шагнула вперед и вперила взгляд в поднимающийся над котлом пар. Пауза затянулась.

– Кто-то… новорожденный ребенок…

– Что за ребенок? – не вытерпела я.

– Не могу разглядеть, – вздохнула провидица. – Кто-то скрывает от меня дитя. Что касается тебя, то даже с учетом его вмешательства надеяться на выживание ты сможешь, лишь если в совершенстве освоишь искусство владения оружием, обретешь быстроту и безжалостность ведьмы-убийцы, если станешь величайшей из ведьм-убийц – и превзойдешь даже Кернольд. Если ты не достигнешь таких высот, шансов нет. Так что подумай, на что тебе надеяться, – усмехнулась Марта.

В то время Кернольд была ведьмой-убийцей, правившей кланом Малкинов, – грозная женщина огромной силы и ловкости, уничтожившая двадцать семь претендентов на ее место, по три каждый год, так что тогда шел десятый год ее правления.

Я поднялась на ноги и улыбнулась Марте:

– Я убью Кернольд и займу ее место. Я стану ведьмой-убийцей клана, величайшей из всех.

Марта лишь издевательски рассмеялась мне вслед, но я говорила совершенно серьезно. Чтобы победить дьявола мне предстояло развить бойцовские навыки и сделаться убийцей клана Малкинов. А потом вступить в союз с неведомым ребенком.

В конце концов я узнала его имя.

Том Уорд.

Я бежала, изо всех сил стараясь прибавить скорости. Еще и еще. Моросящий дождик сменился бьющим в лицо ливнем. Я промокла до костей, но не останавливалась. Бежала, размышляя об искусстве провидения. Обычно ведьма использует зеркало, но некоторые впадают в глубокий транс и заглядывают в будущее через сны. Другие разрезают мертвое животное и изучают его внутренности. Но в чем бы нас ни пытались уверить провидцы, определенности в их предсказаниях нет. Элемент случайности присутствует всегда. Не все можно предвидеть, и ведьма не может увидеть собственную смерть – для этого нужен другой провидец.

Мне не нравилась Марта Рибстолк, но свое дело она знала, и после той первой консультации я приходила к ней еще не раз. При нашей последней встрече провидица предсказала время и обстоятельства моей смерти. Она стояла на том, что случится это через много лет, да вот только положиться на ее уверения я не могла. У времени много дорог, и, возможно, я уже выбрала одну из тех, что отменяли пророчество. Если так, то я точно знаю, как и когда это случилось.

Я заключила союз с Джоном Грегори и Томасом Уордом и решила использовать свои темные силы, чтобы сразиться с Тьмой и уничтожить Дьявола. Это могло изменить все.

Я чуть замедлилась – начался подъем. Достигнув вершины хребта, я оглянулась, высматривая преследователя, и пригнулась пониже, чтобы кретч не заметил меня на фоне горизонта. Подождала. Мне хотелось наконец увидеть его.

Долго ждать не пришлось. Сотворенная моими врагами тварь выскочила из платановой рощицы, перепрыгнула через канаву и исчезла в кустах. Я видела его только секунду, но и этого хватило, чтобы понять: мне придется иметь дело с чем-то опасным и грозным.

Издалека, как я и предполагала, тварь походила на громадного волка. Оценить ее истинные размеры было трудно. Четыре лапы, густая черная шерсть, отливающая на спине серебром. Лишь чуть погодя я поняла, что две передние конечности на самом деле руки, сильные и мускулистые. Внушать страх и убивать – вот для чего он был создан. Создан для достижения одной-единственной цели: моей смерти…

В бою тварь будет быстрой и сильной. Ее руки, словно руки демоноида, способны ломать кости и отрывать конечности. Клыки и когти ядовиты, в этом можно не сомневаться. Один укус или даже царапина означают медленную, мучительную смерть.
Страница 5 из 11

Может быть, именно это имела в виду Агнесса Сауэрбатс, когда упоминала некую «смертельную рану».

Инстинкты требовали повернуться и принять бой. Сейчас. Не откладывая! Одолеть тварь, убить кретча. Гордость требовала того же. Я жаждала проверить себя в поединке с ним. Доказать, что я сильнее и лучше всех, кого они могут выставить против меня.

О, мистер Волк! А готовы ли вы умереть?

Но на кону стояло кое-что более важное, чем моя жизнь и гордость. В любой схватке большую роль часто играет случай. Можно вывихнуть лодыжку, наступив на скрытый в траве камень. Удачное стечение обстоятельств нередко приносит победу менее умелому и опытному противнику. Случалось, ведьмы-убийцы из клана Малкинов погибали так раньше – уступали тому, кто слабее. Я с трудом представляла, что могу потерпеть поражение – в любых обстоятельствах, – но если это произойдет сейчас, голова дьявола попадет в руки моих врагов и он вновь обретет свободу.

Я обещала, что голова Врага не достанется его прислужникам, а потому, вопреки жажде схватки, должна бежать, бежать и бежать – пока хватит сил.

Глава 3. Исходишь кровью?

Посмотри – ты исходишь кровью! Может быть, твоя смерть рядом. Боль ужасна. Враг все ближе, и он готов забрать твою жизнь. Неужели конец? Неужели ты все же побеждена? Нет! Ты только начала схватку! Поверь мне, потому что я знаю. Я – Грималкин.

На бегу я еще раз просчитала варианты.

Какое направление выбрать? Пока что у меня не было никакого плана. Длинная извилистая дорога провела меня через Ирландию к восточному берегу, откуда я, пригрозив одинокому рыбаку, заставила его переправить меня в Графство. После такого путешествия большинство пендлских ведьм поступили бы просто: убили перевозчика и забрали его кровь или кости пальцев. Но я, самая опасная из них, сохранила ему жизнь.

– Ты никогда не будешь ближе к смерти, чем сейчас, – сказала я ему, ступая на берег Графства. – Возвращайся к своей семье и живи долго и счастливо.

Почему я так поступила? Мои враги сочли бы это проявлением слабости, свидетельством того, что я смягчаюсь и меня можно убрать, – короче, решили бы, что я больше не гожусь на роль ведьмы-убийцы клана Малкинов. И были бы не правы. Рыбак не представлял никакой опасности, ничем мне не угрожал. Когда убиваешь так часто, как это приходится делать мне, от смерти начинаешь уставать. Тем более когда забрать жизнь легко. К тому же перевозчик умолял пощадить его. Говорил о жене и маленьких детях, о ежедневной борьбе за выживание. Без него, сказал он, вся семья погибнет. В общем, я отпустила его и двинулась дальше.

Куда теперь? Я могла бы направиться на север, в край злобных водных ведьм, и пройти между холмами и озерами, но эти мерзкие твари всегда были верными сторонниками дьявола. Другой вариант – юг, но там меня поджидает опасность иного рода. Вторгшиеся в Графство захватчики совсем недавно были оттеснены на юг. Соваться к ним глупо.

Постоянно двигаться, не останавливаясь, – вот лучший способ сохранить голову дьявола, не допустить, чтобы она попала в руки его прислужников. Но мне требуется отдых, и, пожалуй, единственным местом, где не ждут моего появления, остается Пендл, дом моего клана. Там у меня есть и друзья, и враги. Одни ведьмы хотели бы уничтожить его или снова отправить во Мрак, другие только обрадовались бы возвращению Врага в мир. Итак, в Пендл. Туда, где можно укрыться и отдохнуть, восстановить силы и пополнить запасы магии. В башне Малкинов, некогда оплоте моего клана, хозяйничали теперь две дикие ведьмы-ламии – сестры покойной матери Тома Уорда.

Примут ли они меня? Они враги дьявола, и, возможно, мне удалось бы убедить их предоставить мне убежище.

Так или иначе, попытаться стоило, поэтому я повернула в другую сторону и взяла курс на Пендл.

Однако задолго до того, как Пендл появился на горизонте, я поняла, что должна сразиться с кретчем. Ничего другого не оставалось. Лучше повернуться к врагу лицом и принять бой, чем получить смертельный удар в спину. Бегство больше не было предпочтительным вариантом – преследователь отставал лишь на сто ярдов и стремительно приближался.

При одной только мысли о схватке сердце забилось быстрее. Ради этого я живу…

Я остановилась на вершине небольшого холма и оглянулась. Кретч только что пересек узкую долину внизу и теперь бежал вверх по склону. Дождь пригладил его шерсть. В какой-то момент наши глаза встретились, и я увидела в них нечто большее, чем азарт. Им владело безумное желание вонзить в меня клыки, рвать мою плоть, перемалывать кости. У него не было другой цели, и отчаянная жажда победы добавляла остроты нашей битве.

Я положила мешок на землю. Оставлять его без присмотра, даже ненадолго, не хотелось, но в схватке он будет мешать. Теперь главное – не ошибиться и сделать все правильно и наилучшим образом. Выстроить идеальную атаку. И добавить магию к боевым навыкам.

Я поднесла руку к висевшему на шее ожерелью и пробежала пальцами по костям, слева направо. Монах, трогая четки, отсчитывает круг молитв; смысл моего ритуала иной: перебирая кости, я произношу заклинания, одновременно впитывая сохраненную в костях силу. Каждая из них – реликвия, отрезанная от тела побежденного в бою врага. Каждая варилась в котле до полного отпадения плоти.

Начальные заклинания – заклинания «творения» – следовало произносить точно и безошибочно, с положенными модуляциями. Если все делалось правильно, кости всплывали на поверхность и кружились среди булькающих пузырей, словно пытались выпрыгнуть из котла. Доставать их полагалось рукой, невзирая на боль, и ронять на землю не дозволялось. Потом в кости сверлили отверстие и добавляли ее к ожерелью…

Чем сильнее враг, тем большую силу хранит в себе каждая его кость. Но эта сила конечна, и когда она иссякает, кость нужно заменить.

Сначала я коснулась костей Джанет Фокс. Противником она была сильным, и мы сражались целых два часа под послеполуденным солнцем. Я выбрала всю оставшуюся в них силу, и теперь их пора менять. В костях Лидии Йеллоутус кое-что еще осталось. В бою она была ловкой и изворотливой – ловкость и изворотливость могли потребоваться мне теперь, но до конца я их забирать не стала, а немного оставила на потом. Продолжив в том же духе, я дошла до конца и получила все, что требовалось.

Готова.

И я мчусь вниз навстречу кретчу. На каждом шагу моя рациональная половина, мой расчетливый ум предупреждает, что победить будет трудно. Враг намного больше, чем мне представлялось. Обликом он напоминает волка, но размерами сравним с невысокой лошадью. Вдобавок к рукам, сильным, длинным, с острыми когтистыми пальцами, на шерстистых боках выступают сумки. Ни кожаных ремней, ни ножен – они сформированы складками плоти и хранят оружие.

Но на моей стороне инстинкты воина и твердая вера в себя. Если есть хоть один шанс, победа будет за мной. Я – Грималкин!

Не сбиваясь с шага, я останавливаю сердце. На овладение этим искусством ушло много лет. Кровоток замедляется: никакие подъемы и падения циркуляции не должны помешать исполнению броска. Я выхватываю из ножен метательный кинжал и запускаю его прямо в голову твари.

Бросок точен и находит цель. Но, к моему разочарованию, лезвие не пробивает шкуру, а лишь скользит по
Страница 6 из 11

шерстистой голове, и оружие, не причинив ни малейшего вреда, падает в высокую траву. Лучшей защитой моего врага не обеспечил бы и металлический шлем.

А потом я замечаю капли крови на темном меху. Кинжал все-таки пробил плоть, но череп под ней слишком крепкий – настоящий костяной барьер против моих клинков.

Но, конечно, не все тело имеет такую защиту. Иначе чудовище не могло бы двигаться с такой легкостью, быстротой и грацией. Слабые места должны быть. Я отыщу их, и тварь умрет.

Проверяю туловище – бросаю второй клинок ему в бок. Враг демонстрирует отличную реакцию и уворачивается – промах. Я отпускаю сердце, и оно вновь начинает качать кровь.

Теперь кретч атакует. Я все еще несусь вперед, держа длинный клинок в левой руке, чтобы воспользоваться им в ближнем бою.

Кретч копирует мою тактику и тоже выхватывает длинный клинок из плечевой сумки. Работает левой рукой. Когти на правой уже выпущены. Но я уже решила, что именно надо делать. Я знаю, как одержать быструю победу в этой схватке и продолжить путь с головой дьявола.

Мы сталкиваемся. Кретч рычит, обнажая острые клыки, и рвется к моей шее. Отвратительная вонь его дыхания бьет в нос. Ныряю под лезвие ногами вперед. Скользя вниз по склону под шерстистым брюхом, рублю слева направо и рассекаю обе задние лапы, перерезая сухожилия.

Тварь визжит и оседает; кровь брызжет на траву. Но я, прокатившись под ним, вскакиваю, разворачиваюсь и бегу вверх. Хватаю кожаный мешок, забрасываю на плечо, смотрю вниз – и улыбаюсь. Кретч воет, отчаянно пытаясь ползти по склону, цепляясь за землю могучими передними конечностями.

О, мистер Волк! Вы хромаете!

Задние лапы беспомощно волочатся за ним. Теперь, хромому и с перерезанными сухожилиями, ему меня уже не догнать. Те, кто создал его, найдут свое творение и избавят от лишних мучений. Я довольна собой, довольна тем, что сделала, но, по правде говоря, и немного разочарована – ожидала, что будет труднее. И да – победить врага всегда приятно.

На сердце легко. Я снова бегу к Пендлу. Меня переполняет ликование, восторг победы. Даже дождь прекратился. Между тучами появились разрывы, скоро в них выглянет солнце. И мои преследователи остались далеко позади.

Я села на траву скрестив ноги и устроилась поудобнее. Сунула руки в мешок, вытащила, держа за рога, голову и положила ее на травянистый склон рядом с собой.

– Открой мне глаза! – потребовал глубокий, зычный голос.

Я вытащила зеленое яблоко с шипами и стала терпеливо ждать. Именно так и начинались всегда наши разговоры.

– Открой мне глаза! – крик раскатился по траве.

– Ты повторяешься. Никак не смиришься со своей участью? И я не разошью тебе глаза. Скажи спасибо, что позволяю немножко поговорить. Так что пользуйся моментом. Хочешь мне что-то сказать? Что-то такое, что стоит послушать?

Дьявол не ответил, но под веками забегали из стороны в сторону глазные яблоки. Он открыл рот, как будто собрался произнести что-то, но я так ничего и не услышала.

– Ты с кем-то общаешься? – спросила я. – Разговариваешь со своими слугами? Только попробуй – мигом отправишься в мешок!

– Мои слуги говорят со мной постоянно, независимо от того, отвечаю я или нет. Они рассказывают мне обо всем. И я только что узнал кое-что очень интересное.

Рот довольно ухмыльнулся, скривив губы, и по подбородку побежали струйки крови и слюны. Я не доставила ему удовольствия, не стала спрашивать, что такого он узнал. Рано или поздно скажет сам. Надо только набраться терпения.

– Дело сделано, – произнес он наконец. – Тебе недолго осталось. Можешь уже считать себя трупом. Скоро я буду свободен.

– Я изувечила кретча, которого создали твои приспешники. Так что на многое не надейся.

– Ничего, скоро и ты узришь истину, ведьма. Очень скоро!

– Что? Какую еще истину? Истину от Отца лжи? – Я презрительно рассмеялась.

Нарвав охапку злой, кусачей крапивы, я выстелила ею дно мешка – забота об уюте пленника у меня всегда на первом месте – и уложила голову на свежее ложе. Потом засунула ему в рот зеленое яблоко с шипами.

– Спокойной ночи! Сладких снов! – крикнула я, затягивая мешок потуже.

За час до заката я устроила привал и поставила силки для кроликов. Вечер выдался приятный, теплый, и трава успела подсохнуть. Я была на границе округа Пендл, и сам холм уже ясно виднелся на горизонте с северо-восточной стороны.

Я решила связаться с Алисой Дин, узнать, удалось ли им – ей, Тому Уорду и Ведьмаку – добраться до Графства. После нашего последнего разговора прошла уже неделя. Тогда они находились на юго-западе Ирландии и собирались проехать на карете в Дублин и уже оттуда, сев на корабль, вернуться домой. Я намного опередила их и, высадившись южнее Ливерпуля, направилась на север, держась поближе к берегу, пока, западнее Ормскирка, не встретилась впервые с прислужниками Дьявола.

Достав из кармашка зеркало, я произнесла магическое заклинание и стала терпеливо ждать появления Алисы.

Вскоре поверхность зеркала прояснилась, и она приветливо улыбнулась мне.

– Все хорошо, надеюсь? – спросила я.

Алиса кивнула.

– Мы на месте уже три дня, и старый Грегори нанял людей для перестройки его дома. Пока что спим под звездами! А ты как? Голова все еще у тебя? – медленно произнесла она одними губами.

– Да. Без проблем не обошлось, но я справилась с опасностью и, как видишь, выжила. Голова по-прежнему у меня, но бегать вечно я не могу. Скажи Томасу Уорду, пусть поживее шевелит мозгами! Нам нужно уничтожить дьявола – покончить с ним раз и навсегда.

Я улыбнулась Алисе, убрала зеркало и повернулась к темнеющему вдалеке Пендлу.

Почти дома. Позволят ли мне ламии укрыться в башне Малкинов? Или придется забрать ее у них силой? Справиться с двумя будет нелегко, но если войти через туннель, то, может быть, и удастся заманить одну в темницу. Теоретически они мои союзницы, но, если понадобится, убью обеих.

В кожаном кармашке задрожало зеркало. Достав его, я сразу увидела Агнессу Сауэрбатс. Вид у нее был озабоченный.

– Я подрезала кретчу сухожилия, – усмехнулась я. – Так что опасность позади.

– Если бы так, – произнесла Агнесса, тщательно шевеля губами. – Я видела его отражение в воде озерца, когда он остановился утолить жажду. Тварь снова идет по твоему следу и уже почти не хромает. Еще немного – и побежит.

И мне удалось узнать имя его отца. Кретч – отпрыск Танаки, одного из скрытых демонов. Вызвать Танаки очень сложно, и делают это редко. О нем почти ничего не известно кроме того, что он отличается упорством и непоколебимостью. Неуклонно идет к цели, пока ее не достигнет. Любое поражение лишь добавляет ему сил. Из каждого сражения он выходит еще более окрепшим и грозным. Эти качества демона передались кретчу. Как и огромные способности к регенерации.

Я нахмурилась и кивнула. Подрезанные сухожилия должны были надолго вывести его из строя. Что ж, справиться с тварью будет потруднее, чем мне представлялось. Рассчитывать на полноценный отдых длиною в ночь уже не приходится.

– Есть и кое-что похуже… – Агнесса посмотрела на меня в упор, и губы ее снова беззвучно задвигались. – У тебя порез на лбу.

Я подняла руку, провела пальцем по лбу и обнаружила, к своей досаде, царапину. На пальце осталось красное пятнышко. Царапина была
Страница 7 из 11

неглубокая – коготь кретча лишь задел кожу, и в пылу схватки я ничего не почувствовала. В памяти вдруг всплыло предсказание Агнессы насчет «смертельной раны».

– Это ведь мелочь, да? – спросила я. – Ничего такого?

– Рана незначительная. Но яд, возможно, уже попал в кровь. Если хочешь, попробую посмотреть, к чему это приведет.

Чувствовала я себя хорошо и особой нужды в такой суете не видела, но, чтобы сделать приятное Агнессе, кивнула, и лицо в зеркале растаяло. Следующий час я занималась приготовлением и поеданием двух попавших в силки жирных кроликов. Мысли снова и снова возвращались к кретчу. Насколько искусного преследователя создали мои враги? Может быть, какие-то его железы выделяют вещество, из-за которого жертвы не чувствуют боли? Такой трюк применяют некоторые хищники – добыча не сразу обращает внимание на отравленную рану, а когда наконец спохватывается, обычно бывает уже слишком поздно. Но какого-то особого беспокойства не было. Поев, я побежала сквозь ночь к Пендлу, не ощущая никаких симптомов отравления.

Как оказалось, до поры.

Они проявились, когда в мутной предрассветной хмари проступили угрюмые очертания Пендла.

Все началось с нарушения зрения. В уголках глаз запрыгали крохотные вспышки. Ничего подобного со мной прежде не случалось, а потому никакого значения этому я поначалу не придала. Но постепенно становилось все хуже: появилась одышка, не хватало воздуха, сердце колотилось все быстрее. Я старалась не обращать внимания ни на симптомы, ни на то, что с каждым шагом мешок становится все тяжелее. Потом начали заплетаться ноги. В какой-то момент накатившая волна тошноты бросила меня на колени, и весь мой ужин улетел в траву. Спазмы следовали один за другим, и я склонилась к земле, хватая ртом воздух. Через несколько минут дыхание более или менее пришло в норму, и я кое-как, превозмогая слабость, выпрямилась, но, когда попыталась бежать, ноги словно налились свинцом. Волоча их, я то и дело была вынуждена останавливаться.

Но этим дело не кончилось. Состояние ухудшалось на глазах. Каждый вдох, когда я отчаянно пыталась втянуть воздух в легкие, отдавался резкой, пронизывающей болью. Но медлить было нельзя. Воображение рисовало кретча, несущегося за мной все быстрей и быстрей. Пусть и медленно, но с каждым шагом я приближалась к Пендлу. Физически я была исключительно сильна и вынослива. Я по-прежнему верила в себя и не сомневалась, что смогу преодолеть действие яда.

Зеркало вновь задрожало. Я достала его и увидела хмурое, встревоженное лицо Агнессы Сауэрбатс. Она медленно покачала головой:

– Яд действует медленно, но он смертелен. Не получив помощи, ты, вероятно, скоро умрешь. Но я не могу заглянуть в твое будущее: как только я пытаюсь сделать это, зеркало темнеет.

И все же надежда оставалась: обычно темнеющее зеркало означает неопределенность.

– Ты можешь помочь? – спросила я.

– Я старуха и не могу пойти и встретить тебя. Но если доберешься сюда, я сделаю все, что в моих силах.

Агнесса была искусной целительницей. Мне бы только добраться до ее домика…

Поблагодарив ее, я вернула зеркало на место. Меня начало трясти. Как ни бодрись, от правды не уйти. Я знала, что добраться до окраины деревни в одиночку уже не смогу.

Я всегда рассчитывала только на себя, всегда полагалась только на свои силы. И вот теперь гордость вскинула голову, встав стеной между мной и помощью, в которой я так нуждалась. К кому обратиться? Кому довериться? И самое главное – мне нужен был кто-то, кто заберет голову дьявола и не даст ей попасть в лапы кретча.

У меня не было друзей в клане, но были те, кому я помогала и с кем заключала временные союзы – ведьмы вроде Алисы Дин. К несчастью, Алиса находилась слишком далеко, в Чипендене, с Джоном Грегори и Томом Уордом.

Я прикинула, кому могла бы довериться, но тут же отвергла всех.

Кланы Пендла разделились на три группы еще тогда, когда призвали в мир Врага рода человеческого: были те, что служили ему, те, что противостояли ему, и те, что наблюдали со стороны и выжидали, собираясь, видимо, присоединиться к победителям.

Меня не было в Пендле много месяцев, и я уже ни в ком не могла быть уверена. Я смотрела на серую глыбу холма, и мысли носились по кругу, как бабочки у пламени свечи, влекущего их к гибели.

Только к одному человеку я могла бы обратиться за помощью, но она была юна и я не хотела подвергать ее опасности. С другой стороны, она была сильна и могла помочь… Ведьмы-убийцы не ведьмаки; следуя традиции, они не берут учеников. Но я не такая, как все, и втайне обучала ремеслу одну девчонку. Ее имя?

Торн.

Глава 4. Убей медведя!

Лапы у этого зверя такие, что он может разорвать тебя на куски, клыкастой пастью откусить тебе голову. Есть ли у тебя шансы против такого врага? Никаких – ты уже, считай, покойница. Я знаю ответ, и он прост: убей его, не подпустив близко.

Торн разыскала меня пять лет назад, когда ей было всего десять. Я сидела, скрестив ноги, под дубом у деревушки Бэрли и обдумывала следующее задание: найти и убить что-то, что не было человеком. В лесу к северо-востоку от Пендла объявился буйный медведь, уже задравший за последний месяц трех местных жителей. Медведей в Графстве оставалось немного, но этому пора было умереть.

Я не почувствовала приближения опасности, потому что не видела ее в столь юном создании.

Ребенок подошел ко мне вплотную и изо всей силы пнул в бедро остроносым мыском туфли. В следующую секунду я вскочила и, схватив девчонку за волосы, подняла так, что ее лицо оказалось на одном уровне с моим.

– Сделаешь так еще раз, – предупредила я, – отрежу ногу!

– Я храбрая, – заявила она. – Согласна? Кто бы еще посмел пнуть ведьму-убийцу?

Я посмотрела на нее внимательнее. Худышка – кожа да кости, но в глазах небывалая для столь юных особ решимость. Как будто с детского личика на меня смотрел кто-то взрослый и куда более сильный. Но терпеть от нее такого рода ерунду в мои намерения не входило.

– Не столько храбрая, сколько глупая! – возразила я. – Убирайся отсюда. Ступай к мамочке – у нее для тебя занятие найдется.

– А у меня их нет – ни мамы, ни папы. Я живу с дядей-уродом. Он колотит меня каждый день.

– Ты его пинаешь?

– Да. И тогда он бьет меня еще сильнее.

Я посмотрела на девочку еще раз. Заметила синяки у нее на руках и темное пятно под левым глазом.

– Чего ты хочешь от меня, дитя?

– Хочу, чтоб ты убила моего дядю.

Я рассмеялась и опустила ее на землю, а потом присела, чтобы мы могли смотреть друг другу в глаза.

– Если я убью твоего дядю, кто будет кормить и одевать тебя?

– Сама буду работать. Себя прокормлю. Стану ведьмой-убийцей, как ты.

– Чтобы стать ведьмой-убийцей нашего клана, тебе понадобится убить меня. Сможешь? Ты же просто ребенок.

Согласно установившейся традиции, каждый год три ведьмы обучались для того, чтобы бросить вызов той, которая занимала в клане официальную должность убийцы. Но открытых претендентов на мое место не находилось уже много лет. Убив пятнадцатого, я закрыла и набор учениц – просто потому, что устала. Глупо впустую обрывать жизни, постепенно ослабляя клан.

– Я скоро стану такой же большой, как ты, но тебя не убью, – сказала девочка. – Но ведь когда-нибудь ты умрешь, и тогда я займу твое место.
Страница 8 из 11

Клану понадобится сильный убийца. Обучи меня!

– Ступай домой, девочка. Иди и пни своего дядю посильнее. Обучать тебя я не стану.

– Тогда я вернусь завтра и ударю тебя еще раз!

С этим она и ушла, и я забыла о ней, но на следующий день девчонка, как и обещала, вернулась и встала рядом со мной. Я была в кузнице, затачивала новое лезвие.

– Ну что, поддала дяде? – поинтересовалась я, невольно улыбаясь, и положила на наковальню уже готовый клинок.

Она не ответила, а подступила ближе и попыталась снова ударить меня ногой. Но теперь я уже была начеку и отвесила ей такую оплеуху, что она полетела на землю. Я не злилась, но устала от ее глупостей и хотела показать, что играть со мной не стоит. Девчонка, однако, оказалась упрямой и – да – смелой. Она попыталась повторить свой фокус. Тогда я схватила клинок и направила острие ей в горло.

– Прежде чем закончится день, новая сталь узнает вкус крови! Поберегись, иначе эта кровь может оказаться твоей.

С этими словами я схватила ее, закинула на плечо и понесла к лесу.

…Следы медведя отыскались ближе к вечеру, и уже спустились сумерки, когда я достигла его берлоги – пещеры на лесистом склоне холма. На земле тут и там валялись кости. Попадались среди них и человеческие.

Зверь был в логове, я слышала, как он возится там. Вскоре и он учуял наш запах и выбрался наружу. Громадный, бурый, свирепый, с окровавленными лапами и мордой, медведь, похоже, трапезничал, но вид у него был голодный. Секунду-другую он взирал на нас, и я смотрела ему в глаза, а потом зашипела. Уловка сработала. Зверь поднялся на задние лапы и издал ужасный злобный рев.

Я поставила девчонку на землю рядом с собой:

– Как тебя зовут?

– Торн Малкин.

Я вручила ей тот самый клинок, который выковала и заточила утром:

– Ну, Торн, иди и убей этого медведя – для меня!

Девчонка уставилась на зверя, который уже вразвалку двинулся в нашу сторону, разинув пасть и приготовившись напасть.

– Он слишком большой, – сказала она.

– Для ведьмы-убийцы нет ничего слишком большого. Убей медведя, и я возьму тебя в ученицы. И тогда однажды ты займешь мое место.

– А если он убьет меня?

Я улыбнулась. Медведь был уже совсем близко.

– В таком случае я подожду, пока он начнет тебя есть. И как только он отвлечется, убью его сама.

И тут случилось нечто неожиданное. Только что девчонка тряслась от страха и, похоже, готова была дать драпака. Собственно, этого я и хотела – напугать дуреху до полусмерти и излечить от глупого желания стать ведьмой-убийцей.

Она и впрямь сорвалась с места. Да только устремилась не в ту сторону.

Вскинула клинок, издала боевой вопль – и прямиком к медведю.

Когда я выхватила другой клинок, жить ей оставалось считаные секунды. Промахиваюсь я редко, и цель была идеальная, так что метательный кинжал вошел в левый глаз зверя по самую рукоятку. Медведь пошатнулся и начал падать, но Торн не остановилась. Подбежав вплотную, она уколола его в левую лапу, и тут уже мертвая громадина рухнула на нее.

Девчонке повезло, что осталась живой и даже серьезно не пострадала. Когда я вытащила ее из-под туши, она вся была в медвежьей крови, но цела и невредима. Храбрость, проявленная столь юным существом, произвела на меня впечатление – ребенок заслужил право уйти целым и невредимым.

– Я убила его! – воскликнула она. – И теперь ты должна меня обучать!

Пришлось поднять голову зверя и показать на воткнувшийся в левый глаз кинжал:

– Убила его я. Ты же просто предложила ему себя на ужин. Но зато теперь ужин есть у нас. Этот медведь питался и человечиной, так что сейчас мы съедим его сердце.

Сказано – сделано. Пока Торн собирала хворост для костра, я взяла у зверя то, что требовалось: сердце и два нежных куска с огузка. Потом развела огонь и наколола мясо на вертел. Закончив с этим, я разрезала сердце надвое и протянула девчонке одну половину.

– Как вкусно, – улыбнулась она. – Никогда раньше не пробовала медвежатину.

– Их теперь осталось не так уж много, но на случай, если когда-нибудь столкнешься с другим, дам пару советов. Никогда не бей медведя в лапу – этим ты его только разозлишь. И никогда не подходи близко. Такого зверя нужно убивать с расстояния. Медведь обладает огромной силой и, если ухватит, живым из его лап уже не уйдешь. Порвет на куски или раздавит голову одним укусом.

Торн задумчиво прожевала мясо:

– Запомню. Когда пойдем на охоту в следующий раз, постараюсь не забыть.

Я чуть не расхохоталась над этим «пойдем», как будто она уже все за нас двоих решила, но ограничилась улыбкой:

– Ты испугалась, девочка, но, однако ж, исполнила мой приказ и атаковала медведя. Поэтому да, я возьму тебя в обучение. Даю тебе месяц, чтобы показать себя. – Я подняла клинок, которым Торн уколола зверя, и протянула ей: – Держи, теперь он твой. Ты его заслужила. Это твой первый меч.

Вот так я начала обучать Торн, но делала это тайком, не привлекая внимания. На то было три причины.

Во-первых, если бы об этом узнал кто-то из моих врагов, девчонка сразу же стала бы их мишенью. Захватив Торн, они могли бы попытаться оказать давление на меня.

Во-вторых, я оберегала закрепившуюся за мной репутацию и хотела и дальше внушать страх своей жестокостью и независимостью. Именно поэтому я и вырезала на деревьях изображение ножниц.

В-третьих, преемницу ведьмы-убийцы клана Малкинов по традиции выбирали через испытание схваткой. Я посчитала, что прерывать установившуюся практику не стоит и что будет лучше, если и после моей смерти ведьмы продолжат состязаться. Я не хотела, чтобы со стороны выглядело так, будто я сама выбрала протеже и преемницу. Если Торн станет следующей убийцей, то лишь завоевав это звание обычным образом. В том, что ей это по силам, я не сомневалась.

Месяц пролетел незаметно, и, к полному моему удовольствию, девчонка оказалась не только смелой, но и послушной, что не менее важно. Я предпочитаю работать в одиночку, но, если есть напарник, должна быть главной и никакой расхлябанности не допускаю.

До сих пор помню, как Торн в первый раз показала, чего она стоит, а я поняла, какой хорошей убийцей она может со временем стать.

Водяные ведьмы живут далеко на севере Графства. К пендлскому ковену они относятся враждебно, а незадолго до того даже убили ведьму из Малкинов, которая путешествовала на юг через их земли. Клан поручил мне в отместку забрать жизнь у трех водяных ведьм.

Никакого участия в их убийстве Торн не принимала. Только смотрела и училась. Как и требовалось, я убила троих. Потом, выбрав полянку в лесу, насадила их головы на колья и вырезала на окружающих деревьях знак моих ножниц. Чтобы не возникло никаких недоразумений. Это была не месть, это было предупреждение.

* * *

Оглядываясь назад, я понимаю, что должна была сразу же уйти и как можно скорее вернуться в Пендл. Вместо этого мы с Торн провели целый день на берегу озера, которое некоторые называют Конистон. Много занимались, и я изрядно ее загоняла. В самом конце, когда солнце уже скрылось за деревьями, мы перешли к тренировке по ножевому бою. Я пыталась научить ее сохранять спокойствие и контролировать гнев. У нее были ножи – у меня только голые руки.

– Порежь меня! – крикнула я и, ударив ее по лицу, мгновенно отступила на безопасное расстояние.

Торн обернулась и
Страница 9 из 11

двинулась на меня, атакуя двумя лезвиями, нанося рубящие удары. Лицо ее исказилось от ярости. Я сделала шаг вперед, в ее зону защиты, и хлестнула сильнее, резче. Щеки ее вспыхнули, в глазах блеснули слезы.

– Спокойно, девочка! Это же только боль! – усмехнулась я. – Думай! Сосредоточься! Порежь меня!

Она снова промахнулась – и тут же получила еще одну жгучую пощечину. Мы стояли у края воды. Уже наступили сумерки, с поверхности озера поднимались и, змеясь, ползли в нашу сторону щупальца тумана.

Торн перевела дух, и ее лицо расслабилось. На этот раз она сделала ложный выпад, и дуга первого клинка прошла так близко, что легкий холодок коснулся кожи моего плеча. Я одобрительно улыбнулась и быстро отступила, уклоняясь от следующего выпада. От края воды меня отделяло несколько дюймов, а озеро было глубокое.

Атака последовала внезапно и застала нас обеих врасплох. Я стояла спиной к воде, и Торн увидела тварь первой. Зрачки ее вдруг расширились, и я, обернувшись через плечо, обнаружила устремившуюся ко мне смерть.

Скрюченные пальцы заканчивались острыми когтями, на кошмарной морде блестели холодные блеклые глаза, в разинутой пасти был виден целый лес острых зубов. Длинное и гибкое туловище с узким плавником напоминало туловище угря. Тварь была больше рыбой, чем человеком.

Я попыталась увернуться, но чудовище вырвалось из воды, ухватило меня за плечо и дернуло вниз. Лишь оказавшись под водой, я обнаружила, что осталась без оружия, потому что дралась с Торн голыми руками, и мои кожаные ремни, ножны и кинжалы лежат на траве, в нескольких шагах от берега.

Но это был еще не конец. Ногтями левой руки я вырвала у твари правый глаз, а потом до кости прокусила ей пальцы. И все же, имея преимущество в силе, она затягивала меня в глубь мутных вод. Поскольку сделать глубокий вдох я не успела, мое положение сулило серьезные неприятности.

Но потом я вдруг увидела в воде еще одну фигуру и ощутила в руке нож. Нас было двое, и вместе мы быстро искромсали чудовище на куски.

На рассвете мы собрали то, что от него осталось, на берегу. Ничего похожего мне еще не попадалось, но одно было ясно: на меня напал демоноид. Они принимают разные, порой странные формы, и этот был приспособлен к жизни в воде. Дьявол иногда использует таких существ против своих врагов. Сам Враг не мог приблизиться ко мне, а потому прислал свое отродье.

В тот день Торн спасла мне жизнь, что потребовало от нее смелости. В награду я выварила кости больших пальцев убитой твари и отдала ей. Они стали первыми костями на ее собственном ожерелье.

По возвращении в Пендл я продолжила заниматься с Торн по несколько раз в неделю и время от времени брала ее с собой, когда отправлялась в долгие странствия на поиски тех, кого приговорил к смерти мой клан.

Я наблюдала за ней и видела, как пылкая девчонка превращается в ведьму-убийцу, ту, что однажды займет мое место. Из-за войны и моего путешествия в Ирландию мы не виделись несколько месяцев, но я знала, что она откликнется на мой зов.

Достав зеркало, я произнесла заклинание, и через несколько мгновений на его поверхности проступило лицо Торн. Не той девчонки, что смело атаковала когда-то медведя, но юной воительницы с широким ртом и резко очерченным носом. Хотя глаза, ясные и голубые, как сапфир, остались все такими же мягкими. Темные волосы были коротко обрезаны, а на левой щеке красовалась небольшая татуировка: фигурка медведя. Торн сделала наколку в память о том дне, когда я согласилась взять ее в обучение.

– Ты ранена, – произнесла она одними губами. – Что случилось?

Подтачивать зубы я ей запретила до полного окончания обучения, так что ее редкие улыбки пока еще никого не пугали.

Я рассказала о кретче и яде, проникшем через царапину, но прежде всего – об отрубленной голове в кожаном мешке. Только из-за нее я скрепя сердце и вызвала Торн, подвергнув девочку огромной опасности.

– Что бы ни случилось, голова не должна попасть в руки прислужников дьявола. Если я умру, это ношу возьмешь ты.

– Конечно возьму, но ты не умрешь. Где ты сейчас?

– К юго-западу от Пендла. Примерно в пяти милях от подножия холма.

– Держись. Я скоро буду. Как далеко от тебя кретч?

– Наверняка сказать не могу, но, наверное, несколько часов в запасе есть.

– Старайся двигаться. И помни, что ты сама сказала мне однажды: ты только начала сражаться!

Зеркало потемнело, и Торн пропала. Преодолевая боль, я поднялась и снова, задыхаясь и хрипя, заковыляла на восток. Я шла медленно, и в какой-то момент мне начало казаться, что я уже слышу за спиной кретча, подбирающегося ближе и ближе, готового прыгнуть…

Однажды я даже обернулась ему навстречу, но сзади никого не было.

Потом я вдруг обнаружила, что лежу на спине и на лицо падает дождь.

Где мешок? Я в панике открыла глаза и пошарила по земле, но ничего не нашла.

– Не беспокойся, с ним ничего не случилось, – произнес знакомый голос. – Он здесь, рядом со мной.

Опустившись на колени, на меня озабоченно смотрела Торн. Я попыталась сесть, но она решительно покачала головой:

– Отдыхай. Надо подождать, пока начнет действовать снадобье. По пути сюда я заглянула к Агнессе. То, что она дала, тебя не излечит, но какое-то время мы выиграем. Первую порцию ты выплюнула, но кое-что мне все же удалось влить тебе в глотку.

– Кретч… близко?

Торн покачала головой:

– Я его не чувствую.

– Если сумеем добраться до Пендла, какое-то время будем в безопасности. Создавшие его ведьмы живут где-то на юго-западе Графства. Зайти на нашу территорию они не посмеют.

– Надеюсь, ты не ошибаешься, – сказала Торн. – Но кланы разделились, и кто-то может разрешить им доступ на свою землю. Так, а теперь давай-ка попробуй встать.

Она помогла мне подняться, но на ногах я стояла нетвердо, и ей пришлось поддерживать меня. Торн лишь недавно исполнилось пятнадцать, и она еще не могла считаться взрослой, но была уже почти такой же высокой, как я, и выглядела точь-в-точь, как и должна выглядеть ведьма-убийца. В одежде она брала пример с меня – кожаные ремни крест-накрест, ножны с кинжалами.

Я улыбнулась ей:

– Идти мне трудно, сил слишком мало. Оставь меня здесь и возьми мешок. На самом деле это и есть самое важное.

– Пойдем вместе, – твердо возразила она. – Помнишь, как однажды ты несла меня?

– Когда мы охотились на медведя? Да, хорошо помню. Я уже вспоминала об этом.

– Ну так вот, теперь я тебя понесу.

С этими словами Торн подняла меня на плечо и, взяв мешок в левую руку, побежала на восток. Мы держали курс на домик Агнессы Сауэрбатс, стоявший на окраине деревушки Роули.

Странное чувство испытываешь, когда тебя вот так несут. И во мне бушевали самые разные эмоции: я и злилась на себя за слабость, и возмущалась бесцеремонностью Торн, и испытывала благодарность за помощь. А еще я надеялась, что снадобье, которое приготовит Агнесса Сауэрбатс, даст мне шанс выжить и на этот раз.

Постепенно действие выпитого зелья начало слабеть, и боль вернулась колющими ударами в грудь. Каждый удар проникал все глубже, и вскоре я уже почти не могла дышать и чувствовала, что вот-вот потеряю сознание.

Следующее, что я помню, был жутковатый крик падальщика. Потом последовала остановка, все вдруг замерло, и температура изменилась. Меня уже не несли, и с неба
Страница 10 из 11

не падал дождь – я была в помещении и лежала на кровати. Кто-то склонился надо мной, и в поле зрения появилось взволнованное лицо Агнессы Сауэрбатс.

Мне приподняли голову, и рот вдруг наполнился отвратительной жидкостью. Я проглотила немного, и меня едва не вырвало. Удержать остальное, не уступить позыву стоило немалых усилий. Агнесса пыталась помочь мне и была единственной надеждой на спасение. Поэтому я снова и снова заставляла себя глотать. Через какое-то время внутри, начиная от живота и заканчивая кончиками пальцев, распространилось странное тепло. Мне было хорошо, спокойно. Наверное, я ненадолго уснула.

Но пробуждение вновь принесло боль. Иглы протыкали грудь, и с каждым вдохом в сердце как будто вонзался кинжал. Руки и ноги словно налились свинцом. Зелье Агнессы подействовало ненадолго и принесло лишь временное облегчение. Я открыла глаза, но ничего не увидела. Вокруг была тьма. Может быть, яд лишил меня зрения?

А потом до меня донесся голос Агнессы:

– Отрава слишком сильна. Она умирает. Очень жаль, но я ничего не могу сделать.

Глава 5. Башня Малкинов

Кровь, кости и магия приживал – инструменты большинства ведьм, но старые приемы не единственный путь к силе. В традициях нет ничего плохого, но я придерживаюсь широких взглядов и не скована предубеждениями. Я – Грималкин.

– Пожалуйста, пожалуйста, попробуй еще раз, – услышала я умоляющий голос Торн. – У нее остались силы, она борется, не сдается. Грималкин заслуживает еще одного шанса!

Я старалась держаться, но в конце концов снова провалилась в беспамятство, медленно погрузившись в глубокий, темный сон. Такой глубокий и темный, какого не бывало прежде.

Смерть ли это? Если да, то Торн остается одна. Долго ли ей удастся хранить голову дьявола, отбивая атаки его прислужников? Я рассказывала Торн о своем союзе с Алисой Дин, Томом Уордом и Джоном Грегори. Поймет ли она, что должна обратиться к ним напрямую и искать их помощи?

Я пыталась позвать Торн, рассказать, что нужно делать, дать последние указания, но не могла произнести ни звука. Загнанной вглубь собственного тела, заключенной в нем как в западне, мне не оставалось ничего другого, как только терпеть постоянно нараставшую боль.

Лежать в агонии, пока тело понемногу упускает ускользающую из слабеющих пальцев жизнь, я не собиралась. Покинуть плоть можно. Я могла выбраться из собственного тела и пойти навстречу смерти, потому что владела кое-какими приемами магии шаманов.

Большинство ведьм Пендла глубоко консервативны в своих привычках: в раннем возрасте клан определяет, к какому типу черной магии – крови, костей или приживал – они имеют склонность. О том, чтобы выйти за установленные этими вариантами пределы, они и не думают. Но я другая. Мой мозг гибок и не чурается альтернатив. Я всегда готова узнавать и принимать новое.

Возможно, так сложилось потому, что, будучи ведьмой-убийцей, я много путешествовала и узнавала разные способы использования Тьмы. В одном из путешествий мне довелось познакомиться с румынской ведьмой, жившей на северо-востоке Графства. Вот она-то и обучила меня основам шаманизма.

Конечно, постигать его тайны и практиковать как ремесло можно всю жизнь. Я смогла посвятить шаманизму несколько месяцев, а потому сосредоточилась всего лишь на одном аспекте: умении отделять душу от тела.

Процедура эта не лишена риска. Один практикующий маг направил свою душу во Тьму и был поглощен демоном. Бывает и так, что душе не удается найти обратный путь к телу. Вот почему, учитывая все опасности, я пользовалась этим приемом редко и с огромной осторожностью. Но какое значение это имело теперь? Я умирала. Покину тело или нет, туманы Лимба сомкнутся надо мной в любом случае. По крайней мере я снова смогу видеть – в некотором смысле.

Обычно процесс включает несколько ключевых слов, произносимых с определенной интонацией, но не менее важно и желание выйти из тела.

Потеряв контроль над плотью, я не могла даже пошевелить губами, чтобы произнести слова заклинания. В данном случае, однако, хватило одного лишь моего усиленного отчаянием желания. Через несколько мгновений я уже парила в нескольких футах над кроватью, на которой вытянулось мое тело. Торн сидела на стуле, обхватив голову руками; рядом, на полу, лежал кожаный мешок. На небольшом столике горела свеча.

Я посмотрела на свое усталое, измученное лицо с открытым ртом, хватавшим воздух частыми мелкими вдохами. Никогда не думала, что все закончится вот так. Это неправильно. Грималкин не должна умирать в теплой постели – ей следовало погибнуть в бою, как и подобает воительнице. Но, поразмыслив, я пришла к выводу, что все верно – я умираю от раны, полученной в битве. Меня убил кретч. Мое поражение – начало моей смерти – предопределила царапина, нанесенная отравленным когтем.

Я вылетела из дома через закрытую дверь – крохотный шарик энергии, незаметный для большинства людей. Обнаружить меня могли только самые сильные ведьмы и ведьмаки, да и то лишь в очень темном месте. Свет одной-единственной свечи уже делал меня невидимой.

Сама я, однако, видела все ясно, даже в темноте, но только в одном цвете. Все представлялось зеленым, а живые существа еще и мерцали, подсвеченные собственной жизненной силой. Гостиная в домике Агнессы выглядела точь-в-точь такой, какой и запомнилась мне: уютная, чистенькая, но захламленная. На полках, занимавших едва ли не все стены, стояли книги и ряды баночек со всевозможными мазями, сушеными травами и корешками. Агнесса была целительницей – помимо всего прочего.

Сейчас она сидела на табурете у огня и читала книгу. Подлетев ближе, я увидела название на корешке: «Противоядия от смертельных ядов».

Агнесса таки послушала Торн и не отказалась от попыток помочь мне. Да, мои враги создали кретча специально для того, чтобы он убил меня, но это еще не значило, что они также состряпали и совершенно новый яд. Работа обошлась им недешево, ресурсов и сил было потрачено немало. Яд был лишь одним из многочисленных средств убийства; творцы кретча могли обратиться к уже имеющимся и выбрать один из наиболее сильнодействующих. Если Агнесса поймет, какая именно отрава использовалась, у меня может появиться шанс…

Я поплыла дальше, легко пройдя сквозь стену дома. Впереди лежал Пендл – длинный и темный холм. Я полетела быстрее. Смерть грозила наступить в любой момент, но надежда еще была. И сейчас я могла сделать нечто такое, что, доведись мне выжить, поможет сохранить голову дьявола.

Я решила наведаться в башню Малкинов, посмотреть, что там и как и где именно разместились обе ламии. Сначала я направилась к Вороньему лесу и вскоре уже скользила над верхушками деревьев, невидимая для свирепых черных ворон, рассевшихся на ветках внизу.

Ярко-зеленый полумесяц лил свой болезненно-тошнотворный свет на башню. Это было угрюмое сооружение, увенчанное зубцами и окруженное рвом, вход закрывала огромная дверь, обитая железом. Когда-то башня служила домом всему ковену Малкинов, но теперь здесь обитали только две дикие ламии. Перед войной и неприятельской оккупацией ковен поручил мне убить их и вернуть башню клану. Я отказалась, объяснив, что ламии слишком сильны и что такая попытка неизбежно приведет к моей
Страница 11 из 11

смерти.

Одна из ведьм насмешливо скривилась:

– Вот уж не думала, что придет день, когда Грималкин признается, что есть враг, который ей по не силам!

Издевка стоила ей сломанной руки, после чего я поочередно взглянула на каждую ведьму. Все они так боялись меня, что опустили глаза.

Я солгала тогда. Как следует подготовившись и вооружившись, я наверняка справилась бы с ламиями, особенно если сумела бы сама выбрать место и время для схватки. Пока, однако, их проживание в башне служило моим интересам. Там находились сундуки, принадлежащие моему союзнику, Томасу Уорду, и в одном из них хранились знания и вещи, которыми владела его мать: в один прекрасный день все это могло помочь нам в борьбе против дьявола и его прислужников. Пока ламии оставались в башне, за сундук и его содержимое можно было не беспокоиться.

В своем телесном обличье я бы воспользовалась туннелем, который вел в темницу глубоко под башней, и уже оттуда поднялась бы наверх. При столкновении с ламией в ограниченном пространстве некоторое преимущество было бы на моей стороне. А вот встреча на открытой местности не обещала ничего хорошего, поскольку обе хранительницы умели летать.

Вскоре после того как ковен совершил ритуал вызова дьявола, я приняла участие в сражении на холме Пендл. Нас атаковал сброд из деревушки Даунхэм. Мы бы расправились с ними без малейших затруднений, но ситуацию изменило вмешательство ламий. Клинки мои были точны, но противник не сдавался, и, хотя ножи по меньшей мере полдюжины раз достигали цели, чешуя ламий оказалась защитой лучшей, чем самая крепкая броня. В ту ночь погибли многие ведьмы.

Приблизившись ко рву, я испытала странное ощущение: меня словно потянуло назад, к собственному телу. Никогда прежде мне не случалось удаляться от него на такое расстояние. Тонкая невидимая нить, соединявшая меня с телом, могла порваться, что незамедлительно повлекло бы мою смерть. Вот этого я всегда боялась. Может быть, именно поэтому некоторые шаманы не находили пути назад и умирали: они улетали слишком далеко, и связь обрывалась. Но имело ли это значение сейчас? Моя смерть в любом случае рядом. Если Агнесса не найдет противоядия, жить мне остается недолго.

Я пересекла ров и просочилась сквозь плотный камень башни. Жилые помещения пребывали в том же состоянии беспорядка, что и во время осады, когда солдаты пытались пробить в стенах брешь, обстреливая их из восемнадцатифутовых орудий.

Мой клан ушел из башни через туннели, прервав трапезу и оставив на столах недоеденную еду. Брешь потом заделали во время недолгой оккупации Маулдхиллов, которых в свою очередь изгнали ламии. На полу валялся мусор; рядом, в кладовой, гнила в мешках картошка и плесневела морковь. К счастью, моя душа не чувствовала запаха. В висящих по углам сетях паутины чернели пятнышки запутавшихся в них высохших мух. По каменным плитам сновали тараканы.

И посреди всего этого хлама стоял большой запертый сундук, принадлежавший матери Тома. В целости и сохранности.

С первого же взгляда я заметила кое-что любопытное. На сундуке не было ни паутины, ни даже пыли. И рядом с ним высилась небольшая стопка книг. Откуда они взялись? Не достали ли их из сундука? А если да, то кто их читает?

Поскольку башню охраняли ламии, Том Уорд не стал запирать сундук на замок. Но недавно здесь побывал кто-то, и этот кто-то несомненно заглянул внутрь. Меня захлестнула волна злости. Где эти ламии?! Как такое могло случиться?!

Я проплыла над ведущими вверх ступеньками и вылетела к зубчатым стенам башни, где обнаружила еще два сундука. Когда-то в них держали спящих ламий. Никому не нужные, оставленные на произвол времени, сундуки, как и каменные плиты под ними, давно покрылись мхом. Поскольку все вокруг было зеленым, определить на глазок, сгнило дерево или нет, не представлялось возможным.

Я огляделась. Со всех сторон башню окружал Вороний лес. Было тихо и спокойно. Внезапно откуда-то издалека послышался крик, походивший на крик падальщика, но более глубокий, как будто он вырвался из горла существа намного крупнее. А потом зеленый лик полумесяца на мгновение скрыла тень. Одна из ламий возвращалась в башню.

Она устремилась ко мне – четыре крыла, защищенная черной чешуей нижняя часть тела, сильные лапы с когтями, сжимающие какую-то добычу. Дважды облетев башню, ламия бросила то, что принесла, на стену, недалеко от того места, где в воздухе висела я. Груз упал с глухим стуком, и по каменной плите потекла кровь. Мертвая овца. Похоже, ламия вернулась с охоты. Но где ее сестра?

Она снова устремилась к башне, и я машинально потянулась за кинжалом. Но потом вспомнила, в каком состоянии пребываю. Впрочем, даже будь я в облачении из плоти, это место определенно было не самым лучшим для схватки со столь грозным противником.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/dzhozef-dileyni/ya-grimalkin-lp/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.