Режим чтения
Скачать книгу

Я – нечисть, или Как выжить среди своих читать онлайн - Кира Стрельникова

Я – нечисть, или Как выжить среди своих

Кира Стрельникова

Таня – обычная студентка филфака, каких много в городе Питере. С одной стороны. С другой – она нечисть, редкого вида, и в друзьях у нее нимфы, дриады, водяные, лешие, и даже сатир есть. А еще два демона, которые твердо намерены каждый заполучить скромную феечку только для того, чтобы стать ее первым мужчиной. Банально, казалось бы? Ни Димка с Максом, ни Таня не представляли, к чему приведет противостояние в их треугольнике и чем закончатся попытки избежать судьбы…

Кира Стрельникова

Я – нечисть, или Как выжить среди своих

Большое спасибо моей бессменной бете, только благодаря ей эта книга увидела свет, и именно в таком виде. Дорогая моя, ты лучшая, спасибо тебе за мое вдохновение.

Пролог

– Ну что, Танечка, добегалась? – ласково произнес наглый похититель невинных дев тихим рокочущим голосом и довольно ухмыльнулся.

Я мрачно созерцала Жаркова, жалея, что взглядом нельзя убить. Мы сидели в кабинете его хаты на Миллионной, в центре Питера. Учитывая, что пришла в себя я тоже здесь, на кожаном диванчике у стены, и первое, что увидела, – это физиономия склонившегося надо мной Димки, возможности проверить, заперта ли дверь, не было. Но, думаю, да. Заперта. А ключ мне вряд ли любезно вручат. Обидно, черт… Страх от того, что я в полной его власти, перекрывала злость. Похитил, зараза такая! Прямо около дома!! И вычислил ведь, куда я переехала из общаги. Сволочь! Гад! А папа в командировке, далеко…

– Итак, Танюша, – тем же ласковым голосом продолжил Жарков, переплетя пальцы и не сводя с меня своих проклятущих глаз цвета старого янтаря, в которых затаился красноватый огонек. – Я просил по-хорошему, ты заупрямилась.

Я невольно вздрогнула – с таким предвкушением это прозвучало, а от следующих слов пробрал мороз до самых костей.

– Теперь условия диктую я. Будешь моей девушкой, и мы это пропишем в договоре. И никуда ты не сбежишь от меня больше.

– Разбежался! – тут же взвилась я, скрыв под возмущением отчаяние и новую волну страха. – Жарков, ты охренел, что ли?!

Нет, нет, не хочу, не буду, инстинкты, заткнитесь, эмоции, пошли на фиг, я не хочу встречаться с ним!.. Ведь только успокоилась, только пришла в себя!

– Тань, твое упрямство мне надоело. – Жарков пропустил мимо ушей мои слова. – Я сказал, будет так, как я решил, раз упорно шарахаешься и не хочешь слушать, что говорю, – негромко продолжил он, не сводя с меня пристального взгляда, пока я хватала ртом воздух, онемев от беспредельной наглости и уверенности этого… демона волосатого! – Родителей твоих все равно нет, я проверял, они уехали. И не делай такого возмущенного личика, – он снова улыбнулся, а я подавилась очередным воплем, испуганно уставившись на него. Улыбка вышла мечтательной и нежной. – Я помню, как ты реагировала на мои поцелуи, Танюша. И не только, – выразительно так намекнул он, а у меня спину как ледяной крупой обсыпало. – Ну а если ты до сих пор дуешься за тот маленький срыв в клубе. – Димка на мгновение замолчал и продолжил: – Сама понимаешь, я не люблю, когда кто-то чужой трогает мою девушку. И уж тем более так нагло ее лапает. – В золотистых глазах блеснули багровые сполохи. – У тебя час на сбор вещей, Танюша. Я подвезу и помогу, – продолжил он, ухмылка стала шире.

– Я никуда не перееду и ничего собирать не буду! – выкрикнула, стиснув подлокотники. – И да, знаешь ли, в том клубе вы со своим приятелем показали свою истинную натуру! Кстати, где его потерял, а? – язвительно добавила, черпая в злости хоть какое-то спасение от страха.

Он… он так уверенно себя вел, и отчаяние во мне поднялось с новой силой. Закралось подозрение, что у Жаркова припрятан козырь, который не позволит мне противиться его наглым действиям. Что там демон про договор упоминал?..

– Ты дружишь с Катей, да? – Тот же ласковый тон, от которого тело против воли наполнялось сладкой истомой, а мысли сворачивали совсем не в ту сторону.

Танька, очнись!! Но в глазах Димки горел мрачный огонек решимости. Рубинового цвета. На слова о друге он не обратил никакого внимания.

– А она простой человек. Думаю, тебе не слишком понравится, если с ней что-то случится, да? Или этот, как его, водяной? Мне, знаешь ли, не нравится, если моя девушка предпочитает общество какого-то пацана моему. – Жарков чуть сузил глаза. – Но ты же хочешь дальше с ним… дружить, Танюша?

Вот эта пауза перед последним словом взбесила несказанно. На что он намекает?! Мы с Пашкой действительно дружим, он вообще ни разу ничего такого по отношению ко мне не позволил! Маньяк, придурок озабоченный! Я скрипнула зубами, злость бушевала внутри, успешно подавляя тихую радость от того, что этот вот конкретно зарвавшийся индивид все-таки здесь, рядом, протяни руку – дотронешься. И пусть сейчас он вел себя как последняя сволочь, я… черт, я скучала. Сильно. И, как с ужасом поняла, не только по нему. Хотя… Димка умел быть разным. Стоп, не буду вспоминать о наших свиданиях! Сейчас он зашел слишком далеко! Шантаж – это уже перебор, как и похищение, как и выставление мне условий. Но с другой стороны, я слишком ясно понимала: Димка не отступится. Да еще и приятеля своего подключит наверняка, а с ним я тем более не хотела встречаться! Вот про Катьку это Жарков зря, подставлять бывшую соседку не хотелось, она же ни сном ни духом, кто я такая на самом деле. А она – просто человек, хоть и живет теперь с лешим.

– Это подло, Жарков, – глухо отозвалась я, стиснув подлокотники кресла, в котором сидела. – Слышишь, подло! Не трогай их!..

Раздражение мешалось с отчаянием и… радостью… Ненавижу, ненавижу!!!

– Умница моя, значит, согласна? – мурлыкнул Жарков.

– Да, – сухо бросила я. – Где договор?

Не сомневаюсь, демон уже подготовил его. Кошмар какой, встречаться с ним по договору! Заключить… сделку, будто куплю-продажу обсуждаем! Моей невинности, ага.

– Пожалуйста, моя девочка, – весело ответил Димка и подвинул ноут. – Там просто и понятно.

Вопреки всему, от того, как он назвал меня, тело затопила жаркая истома, загубив на корню намерение ругаться дальше. Демон, тьфу! Вот когда я пожалела о своей сущности и неспособности сопротивляться обаянию Жаркова! Я вцепилась в мышку, но… обнаружила, что файл защищен от исправлений и открыт только для чтения. Точно, подготовился. Начала читать… Действительно, все предельно просто:

«1. Спальня общая, спим вместе.

2. Обязательно отвечать на звонки и сообщения.

3. Ставить в известность, если куда-то отлучаюсь без сопровождения.

4. Не находиться в обществе незнакомых мужчин дольше пяти минут.

5. Быть послушной девочкой».

Ну и все. Кратко, лаконично, внизу моя фамилия и фамилия демона. Блин. Блин, блин, блинский. Попадос!!! Я не буду с ним спать, на фиг, ни просто так, ни… никак вообще! Мне нельзя, черт возьми! Я не хочу, не хочу, не хочу-у-у!.. И плевать, что при мысли о том, что мы с ним окажемся в одной постели, внутри все радостно обмирает и становится невыносимо жарко! Вспомнились те выходные на даче, когда я все-таки оказалась в этой постели… Подняла на Жаркова взгляд и решила уточнить некоторые моменты. Уже все равно, что он там подумает.

– Секса не будет. – Я смело встретилась с его глазами, в которых мелькали рубиновые сполохи.

– Без
Страница 2 из 27

твоего желания, – тут же подхватил он с похабной ухмылочкой.

Только открыла рот, чтобы согласиться, но тут же его захлопнула, с подозрением прищурившись. В чем подвох? Я и так не соглашусь, ни за что и никогда! Даже несмотря на то, как реагировала на Жаркова и его поцелуи!

– Его и не будет, – осторожно ответила, напряженно глядя на собеседника.

– Танюша… – вкрадчиво произнес хозяин кабинета, и меня как в теплый сироп окунули. Стало жарко и сладко, и снова страшно. – Я буду к тебе прикасаться, вредная моя, и целовать тоже буду. И я знаю, тебе это понравится.

Мало ли что знаешь! Я сглотнула сухим горлом, ладошки вспотели от нервного волнения. Памятуя, как плавлюсь от поцелуев и… и остального, да уж, секс будет, и в ближайшее время. И… есть большая вероятность, что после моей первой ночи с демоном Жарков получит персональную игрушку, а я… я навсегда потеряю себя как личность. Не хочу-у-у-у! Я прикусила губу, едва сдерживаясь, чтобы не всхлипнуть от отчаяния.

– Жарков… – прохрипела, но он перебил.

– Танечка… – И голос мягкий такой, нежный. И… глаза… тоже так нежно смотрят, ругаться как-то совсем расхотелось. – Я не отпущу тебя. Никуда. Поняла? Даже не надейся.

Я откинулась на спинку кресла, растерянно моргнула, облизала губы. Он не шутил. Он на полном серьезе говорил! Слова резко позабылись, что сказать в ответ, я понятия не имела. Демон же вернул себе ноут, подключил его к принтеру, пару раз щелкнул мышкой, и через несколько минут передо мной лежал экземпляр договора. Ну… подпишу его и что? Что мешает нарушить?..

– Кровью, Танюша.

У меня похолодели пальцы. Кровью – это серьезно, это значит, придется соблюдать! Каждый пункт. Глаза защипало, лист расплылся перед глазами, и пришлось пару раз моргнуть, чтобы прогнать ненужную сейчас влагу. Без истерик, Танюха, только не хватало тут раскисать перед подлым шантажистом!

– Ты… я тебя ненавижу, демон, – пробормотала, слизнув соленую влагу с губ, – пара слезинок все же скатились по щекам. – Тебя и твоего приятеля.

Ответом стали преувеличенно печальный вздох и невозмутимые слова:

– Да кто ж виноват, Танечка, ты сама отказывалась разговаривать со мной. Пришлось идти на крайние меры. А с договором я придумал, – усмехнулся он.

– Не сомневалась, – зло огрызнулась я. – Шантаж тоже, уверена!

Меня одарили прищуренным взглядом, потом хозяин кабинета откинулся на спинку кресла, потянулся, демонстрируя подчеркнутые рукавами футболки рельефные бицепсы. Невольно отвела взгляд, чтобы не дразнить себя привлекательным зрелищем и не провоцировать лишний раз слюноотделение. Красив, зараза такая. И самое поганое, я знаю, он может быть другим! Нежным, внимательным, заботливым… Нет, нет, не хочу с ним встречаться! Ни на каких условиях!! Потому что и другую сторону его увидела, в том же клубе, например. Не прерви нас тогда… Оборвала мысль – и так не по себе, нечего нагнетать обстановку.

– Девочка моя, я буду долго и тщательно вымаливать твое прощение, – проникновенно сказал Димка, и такой неприличный подтекст мне послышался в его словах, что щеки как огнем опалило от вспыхнувшего румянца. – Но только после того, как подпишешь.

В кабинете воцарилась тишина. Я хмуро уставилась на листок, не видя написанного – строчки прыгали перед глазами, от волнения опять сжало горло. Не знаю, как далеко он готов зайти в стремлении заполучить меня, правда ли что-то сделает Пашке и Катьке, и не хочу проверять. Черт. Припер к стенке, зараза такая! И самое печальное, где-то ну очень в глубине души я этому даже рада…

– Тут… тут срок действия договора не указан, – тихо произнесла я, голос позорно дрогнул.

– А он без срока, Танечка, – последовал ответ.

Я недоверчиво прищурилась, уставившись на него. Эм, мне послышалось?

– Это как? – вырвалось у меня.

– Не отпущу, – тихо, внушительно так повторил Жарков. – Сказал же, Таня.

– А… а как же приятель твой? – рискнула спросить, памятуя его заявление в выходные, на его даче.

– Мы договорились, – спокойно произнес Димка. – Еще вопросы, Танюша? Или подписываем?

Вот как. Ну что ж, уже легче, одного демона я… как-нибудь переживу. И подумаю, как справиться с ситуацией. Может, папа, когда вернется, что подскажет – сразу во всем ему повинюсь, честное слово! Жарков подождал возражений, которых не последовало – дар речи опять мне временно отказал, – молча достал из ящика стола упаковку с иголками и надорвал. Я кусала губы, отчаянно не желая становиться девушкой этого демона, у которого бездна эгоизма, непомерное самомнение, непробиваемая уверенность, что есть его мнение и неправильное, и еще куча недостатков, бесивших несказанно. И… и который может быть нежным, заботливым, безумно обаятельным, и только для меня одной… Нет, нет! Не-э-эт, не буду вспоминать! Мой рыжий кошмар так же без слов поманил, пришлось встать, подойти и протянуть руку. Жарков сграбастал мою ладошку своей лапищей, и от этого прикосновения по телу легкой волной пробежала колкая дрожь. Теплые, мягкие пальцы аккуратно сжали мою кисть, быстрый укол иглой, я прикусила язык, чтобы не ойкнуть. Красная капля шлепнулась на лист с договором, потом Димка отпустил мою ладонь и точно так же уколол свой палец – вторая капля упала на бумагу.

Его кровь смешалась с моей, мягко засветилась бледно-розовым и погасла, мгновенно высохнув. Меня на мгновение пронзило странное ощущение, как будто сотни иголочек закололи тело, и я невольно передернулась – магия сработала. Осталось последнее – чистая формальность, потому что кровь скрепила договор крепче подписей. Жарков протянул ручку, по-прежнему не говоря ни слова, но вот во взгляде плескалась радость, и… слишком довольно он улыбался.

– Давай, Тань, – поторопил он, и я заподозрила подвох.

Опустила взгляд на лист бумаги, где следовало поставить подпись. Моргнула, не поверив глазам. Содержимое договора слегка изменилось. Черт, когда, как?! Нет, все пункты остались на месте, только вот…

– Жарков!!! Это как понимать?! – прошипела, толкнув ему листок. – Откуда здесь это?! – Мой палец обвиняюще ткнулся в самый низ.

– Я же сказал, мы договорились, – широко ухмыльнулся Димка, ничуть не смущенный, и кивнул. – Подписывай, Танюш, у тебя выбора нет. Кровь уже на договоре.

Пока я хватала ртом воздух, подбирая цензурные слова, зазвонил Димкин телефон. Не сводя с меня веселого взгляда, он ответил:

– Да? Да, все нормально, заходи, – и отключился.

Я застыла, уже догадываясь, с кем Жарков разговаривал и кого сейчас увижу, если повернусь. Дверь за спиной тихо скрипнула, мое сердце скатилось в пятки и там затаилось, а воздух в легких резко закончился.

– Та-а-а-ань, – позвал Димка и подтолкнул договор обратно. – Не тяни время, бесполезно.

На плечи легли ладони, ноздрей коснулся знакомый аромат, а около уха раздались тихие слова:

– Все, Танюша.

Действительно все. Меня охватило оцепенение, я отстраненно наблюдала, как Димка поставил размашистую подпись, видя, что я не тороплюсь, и в третий раз вернул договор мне. Пальцы сжали ручку, которая ощутимо дрожала, кое-как накорябали мои инициалы… Боже, что будет со мной дальше?!

Глава 1

– Танюш, ну зачем тебе куда-то ехать, а? – Папа вздохнул, подперев ладонью подбородок. – У тебя лучшие учителя, ты
Страница 3 из 27

сдала зимнюю сессию на одни пятерки, Танечка, зачем тебе переводиться на очное отделение?

– Па-а-а-а-ап, ну пожалуйста. – Я умоляюще посмотрела на родителя, сложив руки на груди. – Мне хочется, чтобы как у всех, чтобы студенты, общага, лекции, семинары, зачеты, – мечтательно протянула, и про себя добавила: «И еще свобода действий, новые знакомые, прогулки по Питеру…»

– Тань, ты же понимаешь, как только появишься среди наших без маскировки, на тебя начнется негласная охота, – негромко и серьезно сказал папа. – Ты слишком лакомый кусочек. Думаешь, почему я тебя в закрытую школу отдал учиться и поступила ты на заочное?

– Я буду очень-очень осторожной, – проникновенно посмотрела ему в глаза. – Согласна на маскировку, как скажешь, пап, ну не могу же я всю жизнь здесь просидеть! – искренне возмутилась.

Здесь – это в нашем доме, в коттеджном поселке в Коломягах. Нет, не спорю, тут здорово, тихо и спокойно, а еще я недавно получила права, машину водила аккуратно, папа был доволен. Но… Мне почти девятнадцать, а я кисну тут, как в болоте! Даже на своей машине в город выезжала с одним из охранников.

– Тебе два года до совершеннолетия, – напомнил папуля то, что и так знала. – Тань, ну потерпи всего два года!

– Па-а-а-а-ап, – снова протянула, аж в горле запершило, так себя жалко стало. – Я буду очень осторожной, честно! Ну, па-а-а-а-а-ап… – даже всхлипнула искренне.

– Ладно, – сдался родитель и встал из-за стола. – Как же ты на мать похожа, та тоже веревки из меня вила, – вздохнул он.

Я тихонько взвизгнула и рванула к нему, повиснув на шее.

– Обожаю тебя!!! – пропищала ему на ухо, счастливая, как удав, обожравшийся мышей до икоты. – Папуль, ты лучший!

Он басовито рассмеялся, обнял меня, на мгновение прижав к себе, потом отстранил и снова стал серьезным.

– Тань, студенчество – это не только учеба, ты же понимаешь. – Папа внимательно посмотрел на меня. – Тем более, если хочешь жить в общежитии.

– На меня алкоголь почти не действует, ты знаешь. – Я безмятежно улыбнулась. – И я не любитель, разве что бокал для настроения.

– Почти, – поднял родитель палец и стал строгим. – Кроме того, в алкоголь много чего добавить можно…

– Фи, – скривилась я. – Меня дурь не интересует, своей хватает, – снова разулыбалась. – Пап, я любую дрянь учую, мы же проверяли недавно на спор, помнишь? – изогнула бровь.

Папочка вздохнул. Я умилилась: беспокоится, переживает. Прия-а-а-а-а-а-тно… Нет, я знала, папа меня любит, безусловно, но каждый раз, получая подтверждение этому, все равно от удовольствия растекалась сиропной лужицей.

– Ладно, ладно. – Он помолчал, прошелся по кабинету, заложив руки за спину. – Тань, с тобой будут пытаться познакомиться. – Папа косо глянул на меня. – Я лишь немного подправлю твою ауру, внешность трогать не стану. На качественную иллюзию прорву сил надо угрохать: для амулета постоянного действия и чтобы под личину никто не смог заглянуть. Все равно почувствуют, что что-то с тобой не так, лучше не будем лишнее внимание привлекать.

На этот раз моя улыбка вышла снисходительной.

– Па-а-а-ап, меня мальчики не интересуют, – успокоила его. – С той точки зрения, которую ты подразумеваешь. Даже целоваться с ними не хочется.

– Есть те, которые могут пробудить тебя и без ритуала, – тихо возразил папа, и я заметила в его глазах мелькнувшую тревогу.

Я перестала улыбаться.

– Кто? – так же тихо спросила. – От кого мне держаться подальше, пап?

– Ну, оборотни только на своих западают, по запаху, – родитель начал издалека. Я приготовилась терпеливо слушать. Особенности нечисти и выбора ими партнеров знала и так, но, раз папа хочет еще раз повторить, возражать не буду. Одно дело теория, а другое – практика… – Вампиры, те людьми интересуются, у них кровь вкуснее и под контроль легче взять. Инкубы. – Папа покосился на меня. – Ну, иногда бывают, конечно, исключения, но на тебя их магия не подействует. – На его губах мелькнула улыбка. – Как и личное обаяние. Это если брать высшую нечисть. Об остальных даже упоминать не буду. Ну и остаются только одни, кого тебе надо избегать всеми силами.

– Мм? – вопросительно посмотрела на папулю.

– Демоны, Таня.

– Оу, – озадаченно подняла я брови. – Они же предпочитают между собой общаться, заносчивы больно. А какие именно демоны? – уточнила, потому что на самом деле их много разновидностей.

– Любые, Тань. Любой из них может разбудить тебя и без ритуала. – Голос папы оставался таким же тихим, а взгляд – напряженным. – И… ты знаешь, чем тебе это может грозить.

Невольно поежилась, прекрасно осознавая масштабы гипотетических неприятностей, если наши дорожки пересекутся с каким-нибудь демоном. До сих пор не встречалась, но знала: они для меня опасны. Я же девственница, а это для демона как красная тряпка. А еще, если позволю соблазнить себя, поддамся обаянию… Привязка на всю жизнь, прощение любых поступков, потеря личной свободы. Я перестану быть собой, стану просто придатком, игрушкой, с которой можно делать что хочешь. А я буду лишь улыбаться и покорно выполнять… Брр, не надо мне такого счастья!! Потерплю до совершеннолетия и инициации, а все прелести взрослой жизни, без губительных последствий для психики, – потом.

– Хорошо, от демонов буду держаться как можно дальше, если вдруг кто-то из них появится в пределах видимости, – послушно кивнула я.

– Ох, Танька. – Батя вздохнул и покачал головой. – Ладно, иди, вкушай студенческую вольницу. Только помни, если что…

– Да-да, сразу звоню тебе! – торопливо закивала я. – Пап, а в кого меня превращать будем?

Он почесал затылок, пожевал губами.

– В кого-то, кто обратит на себя меньше всего внимания, – выдал наконец папа и широко улыбнулся, щелкнув пальцами. – Феей будешь!

Ну да, самый оптимальный вариант. С моей роскошной золотисто-рыжей гривой и зелеными глазами даже внешность особо подправлять не придется. Мамина порода. Отогнав грустные мысли, я вернулась в настоящее. Жизнь продолжается, а что было, то было, и давно.

– Здорово! – Я улыбнулась в ответ.

– Куда устраиваться будем? – папа вернулся за стол, подвинул к себе тонкий серебристый ультрабук и открыл его.

– Универ, конечно, – уверенно ответила я. – Филфак, туда все феи идут.

Из-за любви к путешествиям и смене впечатлений большинство фей выбирали профессию переводчика и изучали в основном языки. Я же свободно знала английский и как раз начинала немецким заниматься, так что легко попала бы сразу на второй курс, на английскую филологию и перевод. Ага, изучала, куда бы хотела, конечно, – я подготовилась к разговору. Папа кивнул, сосредоточенно шурша клавишами.

– Общежитие?.. – бросил на меня вопросительный взгляд.

– Да, – твердо ответила я.

Вздох, но возражать родитель не стал.

– Так, документы я тебе сделаю новые, легенда такая: твои родители много путешествуют, видишь ты их крайне редко, – начал говорить папуля, не отрываясь от компа. – Кто они и где живут, скажу, как все сделаю. Открою счет на твое новое имя, каждый месяц буду перечислять деньги, так что ни в чем себе не отказывай. – Он быстро улыбнулся, бросив на меня ласковый взгляд, и снова вернулся к ноуту. – Но если что, сразу звони, – тут же добавил строгим голосом.

– Да-да. – Я закивала,
Страница 4 из 27

чуть не подпрыгивая в нетерпении – уже хотелось нестись к себе и начать собирать вещи.

– Сейчас семестр заканчивается, сессия через две недели, потом летние каникулы, – продолжил объяснять папа. – Как сдашь экзамены и официально переведешься на дневное, за тобой приедут родители, и вы отправитесь отдыхать, до осени, – подмигнул он с довольной улыбкой. – Все, беги собирайся, я пока подготовкой займусь. Завтра поедешь заселяться. – Любимый родитель неслышно вздохнул.

– Пап, все нормально будет, – заверила я его, довольная, как слон после ведра бананов. – Спасибо, ты лучший!! – поколебалась и задала еще один вопрос: – Пап, а… следить не будешь? – с опаской посмотрела на него.

Он поднял голову, одарил внимательным взглядом. Я замерла в ожидании ответа.

– Нет, – ответил наконец папа. – Верю в твое благоразумие, Танюш.

Я с облегчением улыбнулась.

– Спасибо, – снова поблагодарила и со спокойной душой вышла из кабинета.

Пока отец решал вопросы с документами, вселением в общежитие и устройством меня в универ, я металась по комнате, пытаясь сообразить, что же взять необходимого, а что можно и потом купить. Ведь во избежание провала моей легенды мы с ним увидимся только через месяц, когда сессия закончится… Эх, скучать буду. И он тоже. С тех пор как мама оставила нас, мы держались друг за дружку, как за спасательный круг, став кем-то большим, чем отец и дочь. Ради папы я готова горы свернуть, как и он ради меня, и я получала практически все, что хотела. Но при этом не разбаловалась: папа плотно занялся моим образованием и обучением, так что времени скучать и капризничать почти не оставалось. Однако сейчас хотелось свободы, школа закончилась год назад, и домашняя учеба… утомляла. Как и выходы в город в сопровождении охранника папы или его самого. Ну на самом деле были причины такого трепетного надзора за мной, и я их прекрасно понимала, но… Мне восемнадцать с половиной, и хочется праздника жизни. Поэтому я очень рада, что папа пошел мне навстречу. Постараюсь оправдать его доверие.

Итак, вещи. Шмоток много не надо, только самое основное: джинсы, пара футболок, юбка, любимый короткий сарафанчик, белье, свитер – по вечерам и ночам еще прохладно, все же май в Питере капризный в плане погоды. Всякие мелочи, косметика, украшения, конечно, половина моей роскошной библиотеки любовные романы. Мм, вкусняшечка, вечерком завалиться на диван или кровать, с чаем или горячим шоколадом, включить музычку поромантичнее и погрузиться в сладостный мир мужественных мужчин и нежных женщин… И помечтать, что когда-нибудь и мне встретится такой же понимающий, романтичный, заботливый, любящий… Мдам-с, отвлеклась, однако. Учитывая мой замкнутый образ жизни, опыт общения с противоположным полом у меня удручающе мал, только в школе с мальчишками дружила. Были, конечно, осторожные попытки пригласить на свидания, но дальше трогательного держания за руку никто не заходил. Моего папу знали и знали, что он никого и близко ко мне не подпустит до совершеннолетия. А меня действительно не привлекали особи мужского пола, ни обычные люди, ни наши, из нечисти. Как объяснил папа, это нормально для таких, как я, – до инициации либидо дремлет, а уж после… В общем, там много нюансов, но до них еще два года. Так что можно расслабиться и всласть повеселиться, когда стану обычной студенткой.

Через несколько часов я закончила сборы, заглянул папа, сказал, что все устроил и завтра утром документы будут, с общагой тоже договорился. Дал адрес – Васька, здорово, центр мне нравился, – Восьмая линия. Вообще здорово! Остаток вечера прошел в нервном волнении, ночью снились всякие сны про студенческие будни, и утром я подскочила в девять, горя нетерпением поскорее начать новую жизнь. Наконец все утряслось, я получила новенький паспорт на имя Татьяны Теренской, лесной феи, студенческий, где значилось, что я учусь на филфаке СПбГУ, пропуск в общежитие на Восьмой линии Васильевского, пластиковую карточку, и… Папа лично проводил до остановки маршрутки, крепко обнял, одарил долгим взглядом напоследок, поцеловал в кончик носа, подождал, пока я сяду, и потом еще стоял, пока маршрутка не свернула.

Меня потряхивало от волнения и предвкушения, я то и дело кусала губы и ловила сердце, норовившее скатиться в пятки от избытка эмоций. Я – студентка! Наконец-то!! Свобода! Ура, ура! Замечтавшись, чуть не проехала свою остановку, выскочила на «Пионерской» и нырнула в метро. Поначалу такое количество людей нервировало, но потом я снова отвлеклась на мысли о предстоящей жизни и вскоре перестала вздрагивать, если меня случайно кто-то касался. До общаги шла пешком, с удовольствием вдыхая влажный питерский воздух, глазея на дома, вывески, витрины – как же редко я выбиралась в город, просто погулять! В основном видела улицы из окна машины. Зато сейчас… Нет, все-таки как же хорошо, что я решилась на эту авантюру и папа не стал запрещать. И что отказалась от предложения взять машину. Лучше пешком, как все, да и в центре неудобно ездить, слишком плотное движение. И вообще, я студентка, пусть и нечисть, какая у меня машина в восемнадцать, почти в девятнадцать лет? Слухи поползут всякие, оно мне надо?

Я свернула на нужную улицу и уже подошла к входу, собираясь войти, как вдруг дверь распахнулась, и мимо проплыла в воздухе приторных духов роскошная платиновая блондинка с ногами от ушей, четвертым размером бюста, высокомерно вздернутым подбородком и пухлыми, чувственными губами. Я чуть прищурилась, изменила зрение, глянув на ауру, – опа, вампирочка. Понятно теперь, зачем она вылила на себя содержимое парфюмерной лавки, от вампиров всегда еле уловимо пахло кровью. Обычный человек не чувствовал, а нечисть – да, как и животные: кошки, собаки. Но хороша, ничего не скажешь. Осиная талия, аристократически бледная кожа, тонкие длинные пальцы с ярко-алыми ногтями. Я невольно проводила фифу взглядом, озадаченно уставившись на восьмисантиметровые шпильки. И как она в них ходит?! Никак, поняла спустя буквально минуту – у тротуара притормозила роскошная тачка густо-синего цвета, какой-то спорткар с открытым верхом. Я в моделях не разбираюсь, к железу отношусь ровно, и какой там значок на капоте машины, мне перпендикулярно. Блондиночку возят, она сама ножками только от двери до двери передвигается.

Между тем мой взгляд наткнулся на владельца авто, благо он развернулся к блондинке, но выходить и проявлять замашки джентльмена явно не торопился. Мм… Небрежно растрепанная ветром шевелюра цвета осенних листьев, удивительно яркая, в которой смешались солнечно-желтый, янтарно-оранжевый, медный – я зависла как зачарованная, наблюдая переливы оттенков и золотистые искорки, мелькавшие в прядях, и задалась нелепым вопросом: натуральное или результат двухчасовых усилий стилиста в салоне красоты?.. Потом взгляд с некоторым трудом оторвался от этой шевелюры, спустился ниже, на лицо. До неприличия красивое, но не смазливое, а – в голове вертелось слово «порочное» – безумно притягательное. Взгляд владельца синего авто, ленивый, равнодушный, медленно прогулялся по вампирше, от макушки до пяток, особо задержавшись на бюсте и смелом вырезе, и я вздрогнула, уловив на самом дне зрачков теплившийся красноватый
Страница 5 из 27

огонек. Не человек, нечисть, отметила машинально, и продолжила изучение незнакомца. Прямой нос, легкая небритость, полные губы, скривленные сейчас в подобии усмешки. От него исходила такая волна властности, уверенности в себе и непонятного притяжения, что я словно приросла к асфальту. А время растянулось, секунды и минуты длились и длились, словно позволяя мне получше разглядеть индивида и запечатлеть его образ.

Плечи и внушительные бицепсы обтягивала светлая футболка с известным логотипом-крокодилом, а расстегнутая пуговичка открывала ямочку. Что-то внутри встрепенулось, дернулось, запустило по нервам бессознательный импульс – хочу потрогать! По позвоночнику как будто провели горячим угольком, и я бы натворила глупостей, несомненно, если бы не вампирша – спасительница!

– Димка! – воскликнула она переливчато, на лице расцвела улыбка, и весь вид блондинки говорил о том, что она готова отдаться поименованному Дмитрием прямо здесь, на капоте его тачки, буде он возымеет такое желание. – Привет!

Волшебство момента разбилось на сотни осколков, я моргнула и осторожно отвела глаза, чувствуя, как щеки залил горячий румянец. Повезло, что рыжий брутал не сводил взгляда со своей пассии и не заметил, как я тут беззастенчиво пялилась на него. Ведь не заметил, да? Кстати, а кто он? Перестроила зрение… И чуть позорно не шлепнулась на пятую точку. Аура владельца авто переливалась багровыми сполохами, четко указывая на его принадлежность к демонам. Мама!!! Что я тут до сих пор делаю?! Папа же сказал, держаться подальше! Теперь понятно, чего внутри все так встрепенулось! Я резко развернулась и вытащила пропуск из кармана, собираясь зайти наконец в общежитие.

– Привет, зая, – раздался за спиной ленивый, равнодушный голос. – Падай, нас уже ждут.

От негромких бархатистых ноток волосы на затылке встали дыбом, и я поспешно дернула дверь, юркнув в прохладный холл. Фух. Опасный тип, не зря папа говорил, что только демоны могут пробудить меня раньше срока. Оно мне надо?! Радовало одно, после такой вот «заи» он вряд ли посмотрит на скромную меня, всего-то со вторым с половиной размером, росточком чуть выше метра пятьдесят, в неизменных джинсах, рубашке и мягких кожаных мокасинах. Поспешила на ресепшен и протянула администратору студенческий и пропуск.

– Здрасьте, я на вселение! – бодро заявила, пинками выгоняя из головы воспоминания о демоне.

Как же хорошо, что я решила в общаге поселиться, такие, как он, вряд ли даже слово-то такое знают. Интересно, а чего блонди свою не поселил в какой-нибудь отдельной хате? Хотя, судя по надменному виду, вампирша для него всего лишь развлечение, а демоны денег – как и слов – на ветер не бросают.

– Теренская? Комната триста одиннадцать. – Администратор протянула ключи. – Правила наши знаете? – Тетенька строго посмотрела на меня поверх очков.

Я закивала с самым честным видом. Потом ознакомлюсь.

– Хорошо, – кивнула она. – Прачечная, тренажерный зал и, если надо, белье, кладовая – на первом этаже. Плита, мойка и душевая в каждой комнате, комната на двоих. Курить строго на улице. – Снова пристальный взгляд.

– Я не курю, – заверила администратора, забрала ключи и поспешила к лифту.

Сейчас вот разложусь, и потом можно пойти, погулять по окрестностям, разведать, где магазины, посмотреть, как лучше дойти до универа. Неожиданная встреча с демоном, к моему облегчению, отошла на задний план, и я была уверена, мы виделись первый и последний раз.

Дмитрий Жарков смотрел на приближавшуюся вампиршу Светочку, с которой встречался последнюю пару недель, и не испытывал ничего, кроме легкого раздражения. Она ему уже надоела, и даже в постели с ней скучно – слишком много наигранных вздохов и стонов. А он и не старался особо, заботясь только о своем удовольствии. Свете не секс от него нужен, а шмотки, брюлики, дорогие рестораны и модные тусовки среди своих. Ну и, конечно, возможность похвастаться, что она – девушка самого Жаркова!.. Нет, надо с ней заканчивать, однозначно. Макс намекал, что познакомился недавно с потрясающими близняшками-русалками, и настойчиво звал в гости на днях…

И тут ноздрей Димки коснулся дивный тонкий запах, который ни с чем не спутаешь и который нынче весьма редкая штука. Не отрывая взгляда от вампирши, демон осторожно втянул аромат и бросил по сторонам неуловимо быстрый взгляд. Неподалеку группа студентов курит, бурно обсуждая лекции и какого-то козла-препода, который завалил Ваську чисто из вредности. Нет, не то, просто люди. Женщина средних лет с отсутствующим лицом, идущая по своим делам, – тоже нет. В ее возрасте вряд ли можно остаться девственницей, при любых раскладах. А вот эта малышка, застывшая столбом у двери общаги – мм… Димон едва не потерял контроль и не облизнулся, в паху стало горячо и тяжело. Аромат исходил от девушки, судя по ауре и внешности, обычной лесной феи. Ух ты, как ей удалось остаться невинной так долго? Обычно феи расстаются с девственностью чуть ли не в последних классах школы, с их тягой к новым впечатлениям и эмоциям. Интересно, на каком она факультете? Было бы интересно совратить ее, давно у него девственниц не было.

– Димка! – Голос Светы ворвался в его размышления, и пришлось отвлечься от незнакомой феи. – Привет!

Успеется еще узнать про нее. Если, конечно, Димка вспомнит о малышке, с его-то насыщенной жизнью. Выглядела она, прямо скажем, до неприличия обычно и незаметно, хотя в голове Жаркова промелькнуло, что вытряхнуть бы ее из джинсов, распустить косу, босоножки на каблучке – конфетка получится. Изящная, милая, прелестная в своей невинности конфетка. Которую бы он с удовольствием… попробовал… Тут Димка очнулся и вспомнил, что Света ему, кажется, что-то там сказала. А студенточка уже отвернулась и собралась уходить. Справившись со смутным сожалением по этому поводу, Жарков обратил внимание на вампиршу.

– Привет, зая, – равнодушно поздоровался он, и не подумав поухаживать за Светкой и открыть ей дверь машины. – Падай, нас уже ждут.

А про феечку он все-таки узнает…

Комната оказалась вполне себе ничего, даже, скорее, не комната, а реально маленькая однокомнатная квартирка. В коридорчике – холодильник, мойка, плита газовая, туалет отдельно, и даже самая настоящая ванна – я была готова к душевой кабинке. Ура, обожаю валяться в горячей воде, с ароматной пеной, приятной музыкой, свечками и чем-нибудь вкусным! В комнате – две кровати, шкаф-купе, полки, один большой стол у окна, типа обеденного, и два поменьше, письменных, у стенок рядом с кроватями. Ну, тумбочки, понятное дело, и даже два отдельных зеркала. Вообще супер. И телевизор. Прикольно, но я его дома как фон использовала, там крайне редко что интересное показывают. Бросила сумку на кровать и с воодушевлением начала обживать новую жилплощадь, раскладывая вещи и мурлыча под нос.

Когда послышался звук открываемого замка, я удивленно покосилась в сторону коридора: это еще кто? Вроде конец года, вряд ли еще, кроме меня, есть вселяющиеся… Я, конечно, не против соседки, но мало ли, какая попадется? Предпочла бы сама выбрать. Через пару минут в комнату вошла невысокая, крепко сбитая девушка где-то одних со мной лет, с круглым улыбчивым лицом и добрыми карими глазами.

– Привет! – Она
Страница 6 из 27

ничуть не удивилась, увидев меня. – Ты моя соседка, да?

– Ну, наверное, – осторожно ответила я, посмотрев на ауру – человек, обычный.

Улыбка чуть увяла на лице незнакомки.

– Ты одна хотела жить? – в лоб спросила она, удивив прямолинейностью и проницательностью.

– Да я как-то не думала об этом, – пожала плечами, почесала в затылке. – Просто конец года, не ожидала, что есть еще желающие в общагу переселиться. – Еще раз посмотрела на девчонку, внимательнее.

Нет, просто человек.

– А меня хозяйка квартиры выселила. – Она поморщилась, подошла к свободной кровати и плюхнулась на нее. – Внезапно сынок ее вернулся из Москвы, да еще и с невестой беременной. – Соседка возмущенно фыркнула. – Ну и вот, искать хату долго, мне поставили срок в две недели выехать. – Она вздохнула. – Повезло, что места здесь оказались, обычно с этим в универе сложно. Я в начале года не смогла, только Петергоф предлагали. Катя, кстати, – запоздало представилась говорунья.

– Таня, – кивнула я. – Понятно. А сама где живешь?

– В Колпино. – Катерина вскочила и начала с воодушевлением копаться в сумке. – Можно, конечно, оттуда кататься, но надоело с предками жить, да и денег и времени прорва уходит. – Судя по всему, мне досталась очень общительная соседка. – А ты откуда? Тебя тоже выселили, да?

– Из Соснового Бора. – Феи, поскольку любили природу, предпочитали селиться в пригородах. – Что-то вроде, хозяйка решила продавать квартиру и в другой город уезжать, – наспех придумала причины моего переселения в общагу.

– Клево здесь, правда? – Катя повернулась ко мне с широкой улыбкой и блестевшими от возбуждения глазами. – Я в других общагах была в гостях, там вообще мрак. – Она округлила глаза. – Двери фанерные, кухни общие, душевые тоже, коридоры грязные, короче, полный абзац. – Соседка бодрым галопом проскакала к шкафу и начала раскладывать шмотки. – А тут почти как квартира. Даже холодильник есть! – Восторгу Кати не было предела. – Ты на каком факультете? – перескочила она на другую тему.

– Филфак, первый курс заканчиваю. – Пусть щебечет, мне проще, ибо про себя рассказывать следовало осторожно.

Чем больше вранья, тем сильнее в нем запутаться можно, а я не горела желанием возвращаться под крылышко папы. Я его люблю, конечно, и все такое, но вольной жизни тоже хочется. Хотя легенду, которую он рассказал, о моих родителях, помнила хорошо и, надеюсь, в ее рамках соображу придумать подробности жизни. Проверять все равно никто не станет.

– Вау, – восхищенно отозвалась Катя. – Эх, а я психфак. На иняз не хватило баллов, – вздохнула она, снова вернувшись к сумке. – Хотя по инглишу в школе пять всегда было. У тебя есть планы на день?

– Нет, а что? – Неприязни к Кате я не испытывала, ее жизнерадостность и говорливость не раздражали, как я втайне опасалась.

Вообще, вроде Катюха неплохая девчонка, главное, чтобы хрюшкой не оказалась. Я, конечно, не за стерильный порядок, но разбросанные колготки и лифчики на стульях не вдохновляют.

– Пойдем погуляем? Окрестности изучим, – предложила она. – Магазины всякие, чего тут есть, посмотрим, как до универа добираться отсюда.

– А пойдем. – Я широко улыбнулась ей.

Пока спускались, встретили еще нечисть: парочку фей, весело щебечущих о предстоящей поездке на Бали, компанию оборотней, они бурно обсуждали завтрашний выезд за город. В холле, у стойки администрации, даже молоденький водяной стоял, по виду лет двадцати с небольшим. Моя рука непроизвольно потянулась к простенькой сережке, золотому обручу – мощный артефакт надежно скрывал мою настоящую ауру, для окружающих я всего лишь молодая фея.

Остаток субботы и воскресенье мы с Катькой обживались, осваивали территорию вокруг общаги, решали бытовые вопросы – у меня-то с деньгами все в порядке, а соседке родители выделяли определенную сумму в месяц. О работе она пока не думала, слишком большая нагрузка по учебе, но и не страдала от финансовых ограничений. Катька вообще оказалась девочкой со скромными запросами, при этом жизнерадостной, веселой, местами слегка наивной. Короче, она мне понравилась. Думаю, проблем с ней не будет.

Наступило утро понедельника, мой первый день настоящей учебы. Я нервничала, хотя и не показывала виду. Сонная Катька, зевая во весь рот – она сова оказалась, поспать любила и пополуночничать, – с видом свеженького зомби готовила себе завтрак, я, проснувшись на десять минут раньше будильника, потрусила умываться. Сна ни в одном глазу, сердце беспорядочно мечется в груди при одной только мысли, что уже через час я окажусь среди множества незнакомых людей и нелюдей… Уф, м-да. Отвыкла от общества за год затворнической жизни под крылышком папы, печально. В школе замкнутостью не страдала, я вообще общительная. Почистив зубы, покосилась в окно – солнечно, небо чистое, значит, можно рискнуть вылезти из джинсов. Юбка, свободная рубашка навыпуск, волосы в хвост и в косу, чтобы не мешались, и я готова к труду и обороне. Сварганила бутерброды, с трудом запихнула их в себя – от волнения еда поперек горла стояла, – дождалась, пока Катька, давясь зевотой, наведет марафет – тушь и светлая помада, ничего лишнего, – и мы вывалились из общаги.

– У-у-у-у, у меня через полторы недели зачеты, – уныло протянула Катька. Как и большинство студентов, напрягаться она не любила. – А по общей психологии препод козел, прикинь, если пропустил хоть одну лекцию, он потом на зачете именно по ней завальные вопросики задает, – закатила глаза соседка. – Надо узнать, может, кто из наших тоже тут живет, мне пару лекций содрать надо…

– Угу, – односложно отозвалась я, напряженно размышляя, что еще предстоит узнать список литературы и загрузиться в библиотеке.

Некоторые предметы, как предупредил папа перед отъездом, сильно отличаются от тех, которые для обычных людей. Ладно, справлюсь. Не съедят же в самом деле. Да и прикрытие у меня мощное, а второй раз нарваться на демона вряд ли светит – они птицы высокого полета, выбирают факультеты престижные и в основном финансовой направленности. Демоны же дельцы отменные. Так что можно не дергаться. Наши с Катькой факультеты располагались с разных сторон Васьки, так что до своего я добиралась в одиночестве, мужественно борясь с мандражом. Хорошо хоть с запасом времени вышла – надо расписание узнать и выяснить, где мои аудитории находятся.

Едва переступила порог здания на набережной, вместе с галдящей толпой остальных студентов, переживать стало некогда: до пары оставалось всего двадцать минут. Я узнала, где деканат, порысила туда, на ходу доставая смартфон, чтобы сфоткать расписание, краем уха ловя разговоры вокруг:

– …прикинь, эта коза засекла, что я скатываю, и заставила другой вариант делать!..

– …у тебя с последнего семинара задачки есть? Дашь списать?

– …о да-а-а-а, Машка звезда была, помнишь, она пыталась у столба в вестибюле стриптиз изобразить? Охранник, пока отдирал ее от него и к выходу вел, уржался…

– …А что у нас после теории перевода? История языка? Бли-и-и-и-ин, нудятина такая, я по жизни путаюсь в этих староанглийских местоимениях!

– …Девчонки, а пошли на следующих выхах в клубешник? Оторвемся перед сессией!..

Перед расписанием, как всегда, толпился народ, и мне стоило
Страница 7 из 27

определенных трудов пробиться поближе, а также не обращать внимания на заинтересованные косые взгляды мужской части студенчества. М-да, с этим придется смириться, оборачиваться будут. Спасибо маме-фее за яркую внешность. Эх, ладно, станут наглеть, придется учиться вежливо отшивать – здесь про моего папу никто не знает, как и о том, кто я такая на самом деле. Придется рассчитывать только на себя. Так, отвлеклась, расписание. Первой парой стояла лекция, языкознание, потом у моей группы семинар по английской грамматике и последней – тоже лекция, по мировой истории. Сфотала на сегодня и завтра, потом прищурилась и сменила зрение: так и есть, вместо истории природоведение, для фей и дриад, коих на нашем курсе оказалось аж две группы. Интересно, много вообще народа со мной будет учиться? Скоро узнаю… Глянула номер аудитории, почесала репу, поймала мимо пробегавшую студентку и спросила, куда идти.

– На второй этаж, коридор направо, – протараторила та и понеслась дальше.

Второй этаж так второй этаж. Времени совсем в обрез, поэтому ускорилась, не желая вваливаться в аудиторию после начала занятий, чтобы все пялились на меня. Подлетела к двери аккурат когда в нее гурьбой заходили мои будущие сокурсники, пристроилась в хвост, тихонько переведя дыхание и стараясь не смотреть по сторонам, юркнула за парту где-то в серединке. По спине бегали противные мурашки, я чувствовала на себе любопытные взгляды, но мужественно старалась держать невозмутимое лицо. Я тут на официальных правах, до сессии можно свободно посещать лекции, а после уже зачислят на второй курс дневного, как полагается. Пока народ рассаживался, я достала тетрадь, ручку, записала сегодняшнее число и… довольно улыбнулась. Я – учусь, нормально, как все студенты! Ур-ра-а!! Нервозность из-за большого количества незнакомых людей отошла на второй план, радость накатила огромной волной, затопив по самую макушку. Жизнь прекрасна и удивительна! Справа от меня присели две барышни гламурной наружности, слева – какой-то встрепанный паренек с рассеянным взглядом. Зуб даю, ботаник. Проверка внутренним зрением показала: все трое люди.

– Всем доброго дня, – раздался звучный, хорошо поставленный голос. – Садимся, начинаем.

Я подняла голову: за кафедру стремительно прошел высокий, подтянутый мужчина в очках в тонкой оправе, небольшой аккуратной лысиной и очень серьезным лицом.

– Итак, темы к зачету будут на следующей неделе, дата пока уточняется. – Профессор разложил перед собой листы, исписанные мелким почерком. – Тема сегодняшней лекции – «Грамматические категории в разных языках».

Где-то к середине занятия, слушая препода, я почти окончательно успокоилась, перестав дергаться от повышенного внимания к своей скромной персоне. Это неизбежно, в конце концов, я тут новенькая, а они друг друга давно знают. Ну и внешность, да. Хорошо, тут парней почти не было, к моему тайному облегчению. Перерыв подкрался незаметно, гламурные барышни упорхнули куда-то, ботаник зарылся в учебник, а ко мне совершенно неожиданно подсела еще одна девчонка, и, даже не глядя на ее ауру, я уверенно могла сказать – дриада. Заплетенные в замысловатую прическу каштановые волосы украшены многочисленными заколками в виде цветов, сережки и кулон в форме веточек, легкий сарафан, тоже с растительным орнаментом, и тонкий приятный запах, больше похожий на аромат цветов. Дитя леса, она во всем старалась подчеркнуть свою принадлежность природе.

– Привет. Новенькая? – непринужденно поинтересовалась она, разглядывая меня большими глазами чистого голубого, как летнее небо, цвета.

– С заочного. – Я кивнула. – Переводиться буду, после летней сессии.

– Здорово, Варя, – представилась дриада. – Тебя в какую-нибудь группу уже определили?

Вроде обычный вопрос, но в свете того, что мы обе не совсем люди, он имел скрытый подтекст.

– Вторую, – снова кивнула я. – Таня.

– О, я во второй как раз староста, – жизнерадостно улыбнулась Варя. – Давай к нам садись? Все равно последняя пара вместе, познакомлю с девчонками, – предложила дриада, и я не нашла причин отказываться.

– Слушай, поможешь с учебниками? – попросила я, захватив сумку и взяв тетрадь. – А то зачет скоро, вдруг программы отличаются.

– Не вопрос, – легко согласилась староста. – Ты питерская? – продолжила она расспросы, пока мы перебирались на соседний ряд, к компании девушек – моей группе. Сплошь дриады и феи, всего человек десять.

– Ну почти, из Соснового Бора, – повторила придуманную легенду. – Родители путешествуют, мама очень любит, – на всякий случай добавила.

– А, понятно, мои тоже. Оставили мне квартиру, сами уехали в Новую Зеландию. – Варя беспечно махнула рукой. – Мама давно туда хотела, они даже домик купили. Ты, кстати, в общаге или снимаешь?

– В общаге, – послушно ответила, уже зная, что последует дальше.

– Ну, если что, я гостям рада, у нас весело, – известила дриада и повернулась к остальным. Мы как раз подошли. – Девчонки, это Таня, с нами будет учиться.

Остаток дня прошел весело и непринужденно: я успешно влилась в новый студенческий коллектив, в немалой степени благодаря Варе и ее подругам. Повезло, что у дриад и фей характер легкий и с ними найти общий язык не составляет труда. В их компании никогда не чувствуешь себя зажато, неловко или неуютно. Прекрасные создания, пожалуй, правильно я решила под них маскироваться. Бойкая и веселая Варенька обрушила на меня водопад сведений о нашем курсе. Большинство людей, девушки, парней всего четверо. Тот ботаник, Рома, явно не от мира сего, фанат английского и всего с ним связанного. У него все разговоры сводились к структуре английской грамматики и прекрасному звучанию фонетического ряда английских дифтонгов.

Еще Женька, гроза всего женского населения факультета, как насмешливо выразилась Варя. Женька – сатир, и хотя внешность у него ну самая обыкновенная, от природы он обладал убойной харизмой и мог легко соблазнить любую девушку, даже самую неприступную. При этом ко всем своим пассиям относился с искренним восхищением, никогда не заводил одновременно несколько романов, и все его бывшие сохраняли с ним теплые дружеские отношения. Душа любой компании, балагур и весельчак, кладезь шуток, прибауток, забавных случаев, Женька был «своим в доску». Я опасалась, что начнет приставать, но, как выяснилось, у него сейчас была девушка, наша же, и мне всего лишь отвесили парочку замысловатых комплиментов да одарили восхищенным взглядом. Варька, хихикая, пояснила, что сегодня нимфы, с которой встречался Женька, нет, поэтому он так вольно ведет себя. Обычно же в присутствии своей нынешней сатир не нервирует девушку слишком пристальным вниманием к другим особам женского пола.

Остальные двое – люди, обычные, держались особняком и предпочитали общаться с девчонками из своей группы. Еще Варя снабдила меня списком литературы, показала, где библиотека, столовка, пригласила на выходные к себе на дачу, где они, оказывается, регулярно группой собираются. – Я обещала подумать. – И решительно заявила, что после сессии у них запланирована грандиозная вечеринка по случаю окончания первого курса и я просто обязана на ней быть. В общагу возвращалась с ворохом эмоций, увесистой
Страница 8 из 27

стопкой книг – и это я еще не все взяла! – и с легким головокружением от обилия впечатлений. Итак, с почином меня, все складывалось просто отлично!

Ну а дальше понеслись студенческие будни. Признаться, встреча с демоном потерялась в глубинах памяти, меня захватили учеба, новые знакомые, прогулки с Катькой по Васильевскому, и вообще, я вовсю наслаждалась жизнью. Неделя пролетела незаметно, и наступила пятница. Завтра мы с девчонками едем к Варьке на дачу – я согласилась, решив, что проводить выходные в душном городе не хочу. Катя все равно к родителям собиралась на побывку…

Я сидела на скучнейшей лекции по истории английского языка. Профессор, нудный лысый мужик в очках, с постной физией вещал о том, как в Англию вторглись норманны и какие изменения они привнесли в язык. Откровенно клонило в сон: вчера я зачиталась свежекупленным любовным романом и легла далеко за полночь, Катька еле растолкала утром. Поэтому сейчас, подперев ладонью лицо, дремала с прикрытыми глазами – лекцию потом у Вари скатаю, она всегда прилежно все записывала. За окном вовсю светило солнце, хотелось на улицу, прогуляться, зайти в кафе, выпить вкусного кофе… Рассеянно глянула сквозь ресницы в окно – и, вздрогнув, разом проснулась.

Из аудитории прекрасно просматривалась набережная перед корпусом, кучки студентов и просто гуляющие. А еще напротив стоял тот самый рыжий демон, засунув руки в карманы, и пристально смотрел… на меня?! Я сидела у окошка, и вряд ли этот товарищ просто разглядывал внешние украшения на здании филологического корпуса. Взгляд демона четко был направлен в окно, на мою скромную персону. Ой! По спине сначала прокатилась волна холода, потом тепла. Я выпрямилась, не в силах отвести глаза и не понимая – он что, тогда все-таки заметил?! Но как, вроде же только на свою Светку смотрел! Проснулось беспокойство, рука сама потянулась к сережке-артефакту, надежно прикрывавшей мою настоящую сущность. Неизвестно, сколько бы мы играли в гляделки, положение спас Женька, сидевший за нашими с Варей спинами.

– Пс-ст! Девчонки! Зацените!.. – раздался его веселый шепот, и между нашими с дриадой плечами появилась рука с каким-то листком, выдранным из журнала, судя по картинке с бегемотом.

Варя оторвалась от лекции, взяла послание, глянула – и вдруг начала давиться хихиканьем. Э? Я отвернулась от окна и тоже посмотрела… На фотографии, из «Юного натуралиста», что ли, изображались слоны, сзади. Маленький слоник и его родственник, мама или папа – первичных половых признаков не видать, так что не определить. Так вот. На заднице большого слона какой-то умник – подозреваю, все-таки Женька, только у него фантазии могло хватить, – пририсовал круглые очки, как у профессора английской истории, пару морщин на типа лбу, и… Ну е-мое, реально, одно… кхм, лицо!! Даже хвостик в тему, типа носа. Все-о-о-о-о-о, капец полный. Я зажала рот ладонью, тихо всхрюкивая и переводя взгляд с картинки на лектора и обратно. Просто портрет. Пустила листочек дальше, и началось. По аудитории волнами пошел гулять придушенный смех, студенты корчились в попытках сдержать громовой ржач, а наш очкарик ничего не замечал, продолжая вдохновенно вещать.

– Ы-ы-ы-ы-ы, Женька, ты зло-о-о-о-о!.. – просипела Варя, чуть обернувшись к сатиру.

– Зато сразу всем нескучно стало, – жизнерадостно прошептал Евгений, довольный донельзя, что всколыхнул сонное болото аудитории.

Апофеозом оказался отжиг профессора. Он внезапно осознал, что студенты резко оживились, и вовсе не от его монотонного вещания, узрел гуляющую по рядам бумажку и тем же скучным голосом произнес:

– А что вы там все рассматриваете? Давайте мне, вместе посмеемся.

Все. Занавес. Курс грохнул, и минут на десять учебный процесс застопорился, пока народ в голос хохотал и судорожно пытался спрятать провокационную фотку от препода – он же, упорный, пошел по рядам, ему в самом деле стало интересно… В общем, жизнь резко перестала быть томной. Особенно когда спустя еще одну пару – практикум по общению с растениями, закрытый семинар для наших групп фей и дриад, – мы гурьбой высыпали на улицу, с наслаждением вдыхая чуть влажный, теплый, свежий майский воздух. Ура, неделя закончилась! Завтра выходные!

– А этот что здесь делает? – раздался вдруг недовольный и настороженный голос Вари.

Конечно, мы все дружно обернулись. Ирка, тоже фея, удивленно подняла брови, окинув того, кто стоял за нашими спинами, заинтересованным взглядом. Я обреченно вздохнула и послушно посмотрела туда, куда и все. Было бы странно, не отреагируй я на возглас дриады.

– Его же младше четвертого курса никто не интересует, – вполголоса протянул Женька. Поскольку его девушка, Влада, нимфа из нашей группы, в последнее время он везде ходил с нашей компанией.

Да, там, на другой стороне дороги, стоял демон, Дима, кажется, если правильно помню, как его Света назвала. Он со скучающим видом опирался на свою тачку, его взгляд равнодушно скользил по кучкующимся студентам, и казалось, он совсем не замечает восторженных взглядов и томных улыбок девушек. Я осторожненько так, бочком, зашла за Варю и выглянула из-за ее спины и стараясь не думать, за каким чертом он здесь объявился. Все-таки не верю, будто на фоне роскошной вампирши он тогда заметил и меня. На фиг, на фиг. И не важно, что мне опять стало жарко при одном только взгляде на это красивое надменное лицо и страшно захотелось запустить пальцы в роскошное золото и янтарь его художественно растрепанных волос! Аж подушечки закололо… Я испугалась и одновременно немножко разозлилась. На себя в основном: не ожидала, что вот так, от одного только взгляда, одной встречи, теория резко станет практикой. В смысле демон действительно способен пробудить во мне женское начало только своим присутствием. Мелькнула суматошная мысль, что же будет, если… ну, если случится невероятное и этот Дима решит познакомиться со мной? А если я влюблюсь?! Накатила паника, и это помогло справиться с непонятной томной негой, разлившейся по телу от вида демона.

Нет, надо держаться подальше от него. Получалось же в школе с мальчишками общаться чисто по-дружески! И здесь получится. На замечание Женьки я как можно непринужденнее ответила:

– Ну, у нас тоже есть видные четверокурсницы. Может, у себя он уже со всеми перезнакомился.

Народ захихикал, я подавила желание задать вопрос, откуда взялся сам Димка – по виду и не скажешь, что студент, ему больше двадцати точно. Года на два-три, совсем взрослый, на мой взгляд. Мужчина, не парень. Дала себе мысленно подзатыльник, поспешно отвела глаза, ощутив, как дыхание снова участилось и облила волна непонятного жара. Хватит о нем думать! Это демон, Таня! Еще раз напомнила, что будет, если позволю себе поддаться соблазну, и чуть-чуть отпустило.

И тут рядом с темно-синей тачкой рыжего притормозила еще одна, насыщенного вишневого цвета – джип, большой и внушительный. Этот, который Жарков, оживился, отлип от своего авто и широко улыбнулся, а из джипа вылез… Мама. Мамочка!! Еще один демон. Мои глаза прилипли к нему, я приросла к асфальту, хлопая глазами и жадно рассматривая нового персонажа.

– Макс, здорово! – Дмитрий хлопнул приятеля по плечу, потом они обнялись.

Высокий, одного с другом роста, ширина плеч
Страница 9 из 27

такая же, белоснежная футболка обтягивает весь набор бицепсов, трицепсов и какие там еще у мужчин мышцы имеются, да еще оттеняет загорелую кожу. Зуб даю, не в солярий ходит. Необычные, раскосые глаза, брови вразлет, четко очерченные губы, гладко выбритый острый подбородок – приятель Жаркова походил на какого-нибудь восточного принца. Сходство усиливалось длинными, ниже плеч, волосами цвета шоколада. Такого насыщенного, глубокого, мне вдруг страстно захотелось чашечку этого божественного напитка, да с корицей, да со вкусным пирожным… А еще по правой руке из-под рукава футболки сбегала прихотливая вязь сложной татуировки, и пришлось срочно отвести взгляд. Отчего-то именно эта деталь произвела на меня неизгладимое впечатление, в голову словно плеснуло горячим сиропом, который медленно стек по плечам, груди, животу и собрался в самом низу, пугая странными ощущениями. Попочка, как выражалась деликатная Варя о сложной ситуации. Я совсем растерялась, видя перед собой двух потрясающих мужчин, к которым потянуло со страшной силой, невзирая ни на какие запреты и опасные последствия. Они оба словно сошли со страниц столь любимых мною любовных романов, ну как тут устоять?! М-да. Папа именно об этом предупреждал, а я, признаться честно, не очень верила в то, что один вид демонов способен пробудить во мне интерес больший, чем обычный дружеский. Похоже, мои инстинкты проснулись… Как не вовремя, черт, и что теперь делать?!

Тут из джипа выпорхнули две барышни, близняшки, тоненькие, изящные, с длиннющими ногами и в суперкоротких юбочках, прямо как с картинки сошли, из какого-нибудь гламурного журнала. Женька, хоть и обнимал Владу, тут же сделал стойку, его глаза заблестели.

– Привет красотки. – Димка по-хозяйски облапил ближайшую близняшку, и на сей раз в его голосе слышалось больше энтузиазма, чем со Светкой.

– Привет, Димочка, – пропела девушка, прильнув к нему всем телом.

Это выглядело ну оч-ч-чень эротично, и до меня донеслось, как звучно сглотнул Женька. Я же почувствовала смутное, непонятное раздражение и отвела взгляд от компании. Откровенная демонстрация интереса демона к барышне отчего-то вызывала недовольство и неловкость, а еще смущение.

– Русалки, сестры Жемчужные, с истфака, – уверенно заявила Варька.

– Женек, слюни подбери! – послышалось недовольное шипение Влады.

– Я же только смотрю, киса, – примирительно отозвался сатир. – Как в музее, понимаешь?

– Понимаю, но слюни все равно подбери, – буркнула нимфа.

– Ну, поехали? – Жарков подтолкнул русалку к своей машине.

– Остальные завтра подтянутся, – ответила она с шаловливой улыбкой.

– Оу, так у нас вся ночь впереди? – вкрадчивым, бархатистым голосом отозвался демон.

Мои нервы завибрировали в ответ, пришлось срочно брать себя в руки. Господи, я уже от одного голоса млею, да что такое! Только в книгах читала о пресловутой любви с первого взгляда. Только в моем случае это не любовь, нет. Теорию отношений между мужчиной и женщиной я знала, конечно, и понимала, мои эмоции – это просто… желание. Банальное желание, страсть. Нельзя влюбиться в образ, в картинку, ничего не зная о человеке. Ну, точнее, можно, конечно, но ничего общего с настоящим, глубоким и серьезным чувством эта влюбленность не будет иметь. Да, я, может, и неопытная, но не глупая, и влюбляться в демонов, сошедших с фоток модных мужских журналов, не собираюсь! Да, вот так. А с инстинктами справлюсь как-нибудь.

– Ага-а-а-а, – томно протянула русалка, устроившись на переднем сиденье.

Мысленно пожелала хорошего отдыха и понадеялась, что больше наши дорожки не пересекутся. Взвизгнули шины, Жарков стартовал с места, за ним – джип Макса, и я едва сдержала вздох облегчения.

– Так, ну что, девочки и мальчики. – Варька с хитрой усмешкой глянула на Женю. – Все-таки завтра едем? Тогда рано утром! Тань, может, переночуешь у меня? – Дриада вопросительно глянула.

Ну, если рано…

– Оки, только в общагу заскочу, соберусь, – согласилась я.

Сказано – сделано. Часам к шести вечера я добралась до квартиры Варвары – она жила в самом центре, на Грибоедова, в двух шагах от Невского, сразу за Финансово-экономическим университетом, в простонародье Финэком, где уже собрались все остальные девочки и Женька. Ехали на трех машинах, сатира, Ирки и Марины, тоже дриады. Засыпая вечером, я предвкушала замечательные выходные на природе, на даче, с банькой и озером, вкусным вином и шашлыком. Красотень! И погода радовала, надеюсь, получится позагорать! На этой позитивной мысли я вырубилась.

Глава 2

Вечер. Сумерки. Тишина. Только слышен шум воды на перекатах под мостом, и иногда доносятся звуки, свидетельствующие о том, что дачники открывают сезон: музыка, смех, голоса. И в воздухе плывет неизменный запах шашлыков – без них ни один выезд на природу не обходится. А вообще, здорово тут, в Лосево, – дача Варвары находилась именно здесь. От города далековато, но зато природа обалденная. Папина фазенда располагалась в Рощино, там цивилизация уже семимильными шагами надвигалась, и найти тихий и приятный уголочек без людей сложно. Надо зайти глубоко в лес, да и туристы постоянно на выходные с палатками приезжают.

Дом Вари стоял почти на самом краю поселка, рядом располагался уединенный пляжик, закрытый кустами, с мелким песочком и удобным заходом, но для меня вода еще прохладная, я потеплее люблю. Это русалки в любое время года могут плескаться, им-то что – хвост отрастили, физиологию поднастроили, и вперед. Варина дача оказалась симпатичной, двухэтажной, со всеми удобствами: ванные в количестве двух штук, кухня с газовой плитой, холодильником и даже посудомоечной машиной, а в большой гостиной на первом этаже настоящий камин. Конечно, отдельно баня стояла, беседка для шашлыков, в огороженном углу, видимо, вотчина мамы Вари, ибо там росли кусты малины, красной смородины, три грядки клубники, зеленюшки всякие, и в небольшом парнике – огурцы и помидоры. Ну да, дриадам легко находить язык с природой, и в отличие от обычных людей им не надо стоять кверху попой и старательно забрасывать дурнопахнущими удобрениями свои угодья ради хорошего урожая. Дриады пошепчут что-то, пригладят или просто дотронутся, и все – этого хватает, чтобы забыть про тяпки и компост до самой осени.

Еще на участке имелся чудный уголок для отдыха: окруженные розовыми кустами качели с длинным сиденьем-диванчиком и специально огороженное место для костра. Дриадам нравился живой огонь, и мне, кстати, тоже. Мы приехали где-то к обеду, Женек сразу занялся шашлыками, пока девочки готовили остальной стол. Погода радовала ясным солнышком и отсутствием облаков. Мы погуляли по окрестностям, по лесу, повалялись, позагорали на пляжике. Ну, потом каждый оказался предоставлен сам себе, и я с удовольствием погрузилась в мир прекрасных женщин и суровых мужчин – да-да, захватила кое-что из своей библиотеки, перечитать, насладиться в очередной раз. Торчать в Сети не хотелось, и вообще, я с собой только телефон взяла, ноут оставила в общаге. Отдыхать так отдыхать. Вечером снова шашлыки, Женька порадовал песнями под гитару, и вот сейчас время двигалось к десяти, девчонки разбрелись по комнатам, сытые и довольные, а я решила прогуляться к речке, благо она недалеко.
Страница 10 из 27

Послушать сверчков, шум порогов, вдохнуть сырой речной воздух, запахи жарящегося мяса, костра, леса, тихонько шелестевшего от мягкого ветерка, гулявшего в кронах… Я остановилась на обрывистом берегу, обняв себя руками и тихо улыбаясь. Как же хорошо! Небо радовало красивыми переливами лилово-серого, розовато-голубого, кораллового – на подходе белые ночи, и сумерки становились длиннее. А я очень люблю это время суток, когда уже не день, но еще и не ночь.

Идиллию и мое единение с природой грубо нарушили: вечерний воздух взорвал задорный женский смех, плеск воды и мужские голоса. Очень знакомые, надо сказать, голоса. Вот кто скажет, зачем ноги понесли меня в сторону того уединенного пляжа, где мы днем загорали и где сейчас развлекался кто-то другой?! И не говорите про извечное женское любопытство, знаю, что сама дура… Поскольку кусты росли довольно плотно, а тропинка за ними всего одна, я не стала ломиться, как лось, а просто скромно остановилась в сторонке, шагах в трех от естественной преграды, и замерла, прислушиваясь к веселой компании.

– Ма-а-а-акси-и-и-ик, принеси вино, а? – томный, переливчатый голосок одной из русалок. Напрягшись, я даже фамилию вспомнила, Жемчужные вроде.

Ну конечно, кто, кроме них, еще может в Вуоксе в мае купаться. Разве что самые смелые и уже изрядно пьяные, вода-то градусов тринадцать, не выше. А может, и ниже.

– А почему я, Ирочка? – отозвался «Максик» недовольным, но все равно, черт возьми, приятным голосом. – Пусть Димон сбегает.

Снова шум возни, плеск, тихий смех, перешедший в глухой, длинный стон. Ой! Щекам моментально стало жарко от догадок, что это может означать.

– Димка занят, – с шаловливым смехом отозвалась та, которая просила демона об услуге. – Ну Макс, ну пожалуйста! А я тебе потом спасибо скажу.

Если бы не знала, что говорившая – русалка, подумала бы, оборотень, так натурально мурлыкнула девушка.

– А вот это уже интересное предложение. – Недовольство разом исчезло из голоса Макса, и любопытство меня просто загрызло: что же предлагала русалка?! – И как скажешь, рыбка моя?

– Мм, вот та-а-а-а-ак? – игриво отозвалась она и, видимо, что-то сделала, потому что до меня долетел невнятный возглас Макса, а потом довольный ответ:

– Тогда сбегаю, не вопрос! Только хвостик убери, мешать будет.

Эм, а я вдруг вспомнила, что торчу тут, как памятник женской глупости и любопытству, в двух шагах от тропинки! И едва вышеупомянутый Макс выйдет, меня спалят по полной! Быть застигнутой за подслушиванием не хотелось, как и вообще обнаруживать свое присутствие здесь, и посему я быстро, не оглядываясь, поспешила к дорожке, проходившей вдоль реки чуть подальше. Пора возвращаться, все равно очарование тихого вечера испорчено неожиданной и не слишком приятной встречей. Вот какого черта они тут делают, спрашивается?! Неужели сработал закон подлости и дача одного из демонов тоже находится в Лосево? Хорошо хоть не соседи, иначе точно мы бы с девчонками услышали. Надо у Вари спросить, она же наверняка знает тех, кто рядом с ней живет. Е-мое, теперь с оглядкой ходить, чтобы не наткнуться на них, она мне на фиг не сдалась, такая встреча! Особенно если вспомнить, как рыжий Жарков пялился в окна моей аудитории… А сердце при этом предательски дрогнуло, волнение пробежалось невидимыми пальцами вдоль позвоночника, едва в памяти возникло притягательное лицо Димки, его взгляд – пристальный, внимательный. Уф. Нет-нет, к черту демонов! Уж они-то точно не согласятся на дружбу, им подавай все или ничего! А все я как раз и не могу…

– Оу, а кто это у нас здесь?

Неожиданно, пока я пребывала в задумчивости, спеша домой, вокруг талии обвилась чья-то нахальная рука, заставив взвизгнуть от неожиданности, а голос около уха, мягкий, гортанный, вызвал нервную дрожь. Мои ладони моментально уперлись в грудь нарушителя спокойствия, но, едва я осознала, что пальцы касаются прохладной, гладкой кожи демона, сердце ухнуло в пятки да там и затаилось. Макс голый, что ли?! Паника кипятком плеснула в голову, напрочь лишив способности здраво мыслить, и я дернулась, попытавшись вывернуться из рук Макса. Зря, мгновением позже поняла, притиснутая к ближайшему забору его сильным телом, без возможности пошевелить руками – запястья крепко держали его пальцы, – и ногами. Демон прижимал мои колени, но я в процессе молниеносного перемещения заметила, что на Максиме плавки. Ура! Хоть какое-то утешение моей девичьей стыдливости. От Макса пахло алкоголем, но несильно, и вроде не пьяный, так, слегка навеселе. Но я все равно отвернулась: его лицо близко от моего изрядно нервировало. И волновало, чего уж.

– Вас там девочки ждут, – как можно вежливее и спокойнее ответила я, с опаской отметив, что мне стало как-то слишком жарко от близкого присутствия Макса и мысли начали путаться. – Пустите, пожалуйста.

Около уха раздался тихий бархатистый смех, от которого пробрала дрожь до самых костей. Мама… Со мной творилось что-то непонятное, пугающе-сладкое. Вместе с волнением проснулись странные желания – например, прижаться к нему, повернуть голову. Позволить поцеловать себя… Задохнулась от последней мысли, не на шутку перепугавшись. Раньше меня на поцелуи с мальчиками не тянуло! А… А Макс ни разу не мальчик, мужчина. Сильный и безумно притягательный… демон!

– Они уже давно не девочки, гулена, – выдохнул Макс, обдав кожу горячим дыханием. – А вот ты-ы-ы-ы-ы-ы… – Он провел носом вдоль шеи, вызвав целый рой щекотных мурашек, от которых я поежилась и едва нервно не хихикнула. Что он творит?! Господи, а почему мне-то нравятся его наглые приставания? – Мм, девочка во всех смыслах и та-а-а-ак вкус-с-с-с-сно пахнешь…

Он… Он лизнул меня!!! Совсем оборзел?! Не знаю, наверное, Макс не ожидал, что я предприму какие-то активные действия после такой откровенной демонстрации его намерений, но перед моими глазами появились большие красные буквы: «опасность»! Страх перемешался с нервным волнением, в крови вспыхнул адреналин, и я сделала первое, что пришло в голову: буквально в двух шагах росла роскошная, где-то по пояс, крапива. А мне же от мамы достались способности договариваться с растениями, так что можно попробовать! Я замерла, прикрыв глаза и потянувшись мысленно к жгучим плетям, а Макс воспринял это, как покорность, к моему резко возросшему беспокойству.

– Вот так и стой, конфетка моя. – Снова нервирующий шепот, и горячие губы Макса прижались к шее, вызвав целый взрыв ощущений, окативший с ног до головы, и я едва не потеряла сосредоточенность.

Ничего себе резвый! Интересно, он со всеми девушками так или просто потому, что слегка под алкоголем? Я как раз почувствовала отклик растения и послала свое желание, очень-очень сильное… Главное, не разомлеть окончательно от действий Макса, не прижиматься к нему так бесстыдно и… и не думать, что это такое я чувствую бедром подозрительно твердое! Наглый возмутитель моего спокойствия вдруг оторвался от шеи, прихватил зубами мочку уха – аккуратно, нежно. – И слегка сжал. Я чуть не взвилась, меня словно разряд тока прошил, и как же удачно совпало, что крапива отозвалась на мою просьбу! Хлесткий звук удара, и меня отпустили, а Макс отскочил как ошпаренный и зашипел, потирая пятую точку.

– Т-твою!.. – вырвалось у него, а я, не
Страница 11 из 27

дожидаясь более емких выражений, сорвалась с места и помчалась к дому Варьки, обмирая от собственной смелости и давясь хихиканьем, от которого отчетливо попахивало слегка истеричными нотками.

Очень уж рожа у Макса ошалелая была, когда его крапива приласкала! А я… Черт. Значит, вот как женская сущность просыпается. А ведь это слишком сладко, слишком притягательно, слишком… вообще слишком! Искушение, которому сложно сопротивляться, новые эмоции, новые ощущения, и их хочется испытать снова, только ярче и полнее. Блин! Сердце ухнуло в пятки, едва представила, что тот же Макс меня целует, температура тела резко подскочила, и сбилось дыхание. Я трясущимися руками достала из кармана джинсов ключ, кое-как попала в домофон и юркнула в калитку, захлопнув ее и прислонившись спиной. Е-о-о-о-о… Он же теперь еще неделю точно будет обо мне вспоминать, каждый раз, как сесть захочет! Я медленно сползла по двери, уже не сдерживаясь, и вскоре тихий смех перерос в хохот с явными истеричными нотками. Пыталась успокоиться, но получалось плохо: как представлю перекошенную физию Макса и «приятные» ощущения при попытке пристроить свой зад на горизонтальную поверхность, так снова неудержимо на ха-ха тянет.

– Таня? Тань, что случилось? – На крыльцо выбежала встревоженная Варя. – С тобой все в порядке, Танюх?

– Ах-ха, – всхлипнула я и утерла набежавшие слезы. – П-почти…

Дриада отвела меня в дом, напоила чаем на травах, и я вроде пришла в себя. Сердце перестало метаться в груди испуганным зайцем, непонятные желания, к моей радости, тоже приутихли. Я поведала Варваре историю вечернего приключения, закончив вопросом:

– Варь, у кого-то из них тут дача, что ли? – и вопросительно глянула на одногруппницу.

– О-о-о-о-о, подруга. – Она вздохнула, села за стол и подперла ладонью подбородок. – Влипла ты конкретно. – Дриада хихикнула и подмигнула. – Думаю, за поцелуи Макса крапивой еще никто не стегал.

Мы переглянулись, и… кухню снова сотряс приступ громового хохота, только теперь уже без истерик. Я смеялась от облегчения, что отпустило то, проснувшееся от наглого поведения демона, ну и, конечно, крапива – это мой ход конем, да. От стресса, оказывается, фантазия резко мобилизуется. Ну а что оставалось делать?! Неизвестно, до чего бы дошло, не останови я Макса.

– А чего вы тут ржете? – спустилась Ира, и пришлось по новой пересказывать историю.

Опять похихикали, и наконец девчонки стали удовлетворять мое нездоровое любопытство насчет демона.

– Здесь дача русалок недалеко, – ответила Варя на мой первый вопрос. – Наверное, к ним решили поехать, а не к себе. Им же оборачиваться раз в неделю обязательно и плескаться где-то, кроме ванной. – Дриада пожала плечами.

– Угу, – согласилась я и, поколебавшись, задала еще один вопрос: – Варь, а… Макс, он вообще что за демон?

– Соблазна, – охотно ответила Варвара. – Причем всякого. Легко чувствует, на чем можно поймать человека. Ну, там, – она помахала рукой, – кто-то деньги любит, кто-то выпивку, кто-то экстрим всякий. Он и пользуется этим, манипулируя людьми. Тань, а ты что, действительно ни разу? – Варька посмотрела на меня своими нереально голубыми глазами, в которых светился неподдельный интерес.

Щекам и даже шее с ушами стало жарко, ибо Ирка тоже вперилась в меня гляделками.

– Ну… да, – пробормотала смущенно, ковыряя скатерть на столе и опустив взгляд. – Как-то вот так получилось…

– Поня-а-а-атно, – протянула Ира с усмешкой. – Демоны, они до девственниц вообще маньяки. – Она сделала большие глаза. – Особенно если из нечисти.

– Ой, – пискнула я, испуганная донельзя. – А… а я первый раз вообще по любви хочу!.. – ляпнула первое, что пришло в голову.

Ну не говорить же, что мне вообще нельзя до двадцати одного года, и уж тем более с демоном! Ни по любви, ни по какому другому поводу…

– В Макса влюбиться как не фиг делать, – авторитетно заявила Варька. – Он знаешь скольким девчонкам уже сердце разбил?

Охотно верю. Признаться честно, не могу утверждать, что, начни Макс проявлять ко мне интерес, удержусь от такой глупости. Сердцу не прикажешь, увы, и если демонам такое чувство, как любовь, едва ли знакомо – не берем истинные пары – то я-то как раз и могу… поддаться… Папа не зря предупреждал и не зря объяснял, что будет, если не сдержусь. А тем более если при виде Макса по телу разливается жаркое томление, от которого все здравые мысли разлетаются легкими пушинками! По прочитанным любовным романам знала, вот так и возникает привязанность: очень уж точно описывалось то, что происходило с девушками при встрече с тем самым мужчиной в их жизни.

– Мне брюнеты не нравятся. – Я отмахнулась с как можно более независимым видом. – И вообще, он слишком взрослый и вряд ли обратит на меня внимание дважды, он же даже не на нашем факультете учится. А демоны вообще эгоисты и самовлюбленные, не думаю, что у Макса возникнет интерес к обычной простой фее.

Девчонки захихикали.

– Ой, Танюх, вот насчет внимания я бы поспорила. Он твою крапиву надолго запомнит, уверяю! – со смехом ответила Ирка. – К Максу ни одна девчонка равнодушной не осталась, по крайней мере, я таких не знаю!

Я пожала плечами и цапнула с тарелки клубничину – у Варьки на грядках они уже росли. Значит, я буду первой, по крайней мере, попытаюсь. В случае, конечно, если Макс нарисуется на моем горизонте снова и будет приставать со всякими предложениями, в чем пока сомневаюсь. Не единственная же я девственница на весь Питер!

– А его приятель, Жарков, он что за демон? – как можно непринужденнее поинтересовалась, решив воспользоваться говорливостью подруг.

– Страха, – невозмутимо отозвалась Варя. – Димка человеческие страхи чувствует и играет на них.

– Да уж, парочка, – пробормотала я, поежившись. – Ладно, давайте не будем о грустном! – решительно отодвинула обсуждения демонов в сторону. – Очень сомневаюсь, что наши дорожки когда-либо снова пересекутся.

– Угу, конеш-ш-ш-шно, – ехидно сказала Ирка, весело глянув на меня. – Макс будет мстить за крапиву, Тань.

– Он не знает, кто я, – загнула один палец. – Было темно, и лицо мое он тоже вряд ли видел, тем более не смотрел в него. – Я слегка покраснела, вспомнив, чем же в тот момент был занят Макс, и загнула второй палец. – Не думаю, что он будет вот прямо так упорно искать, кто его крапивой отделал. Да и зачем в отместку отхлестать? – хихикнула, представив Макса, гоняющегося за мной с пучком крапивы.

– Ай, ладно, что мы все о демонах. – Варя потянулась и беспечно улыбнулась. – У нас завтра еще целый день на природе!

…Все-таки до самого отъезда я от греха подальше за территорию Варькиной дачи не выходила. Ну мало ли. Откуда я знаю, вдруг у Макса такой хороший нюх и он меня по запаху найти сможет. Но девчонки вроде не говорили, что вокруг дачи кто-то шляется, и к моменту отъезда я окончательно успокоилась. Подходя к общаге, признаться, очень радовалась, что Светка, по ходу, отставку получила у Жаркова – теперь он вряд ли тут появится еще раз. У Жемчужных, как сказала та же Варя, своя хата, где-то около Невы, напротив Крестовского – Петроградка, что ли. Правда, истфак, где учились русалки, находился не так далеко от моего факультета, но, надеюсь, Максу и в голову не придет, что его
Страница 12 из 27

неведомая обидчица учится в том же универе, что и нынешняя девушка. И надеюсь, Жарков больше не будет пугать своим видом, ошиваясь поблизости… Уф. Я слишком много думаю про тех, про кого не стоит, и вообще, у меня зачеты через неделю!

Макс поморщился, осторожно присев на мягкий диван, и Дима понимающе усмехнулся.

– Смотрю, неплохо тебя отделала незнакомка, – не удержался он от ехидного замечания.

– Не смешно, – буркнул мрачно его друг. – Не иначе фея или дриада попалась, только они с растениями на «ты».

Жарков хмыкнул и отхлебнул темного, густого пива – они сидели в одном из уютных заведений на Миллионной, где оба жили не так далеко друг от друга.

– Так фея или дриада? Ты не посмотрел, что ли?

– А мне было до этого дело?! – огрызнулся Макс. – Я выпил и как запах учуял, с катушек слетел. – Демон помолчал, разглядывая шапку пены в своем бокале.

– Подумать только, у тебя, оказывается, тоже есть непреодолимый соблазн, – поддел Димка, ухмыльнувшись. – Кто бы знал, а!

– В глаз получишь, – предупредил Макс, бросив на собеседника хмурый взгляд. – Ни разу не смешно!

– А знаешь, – Жарков вдруг стал серьезным. – Попадалась мне тут на днях одна фея, и тоже девственница, представляешь? – Глаза цвета старого золота прищурились.

– Да ладно?! – Макс недоверчиво глянул на друга.

– Сам офигел, – подтвердил Дима. – Чтобы фея в ее возрасте и девственница? – Он покачал головой. Помолчал, потом негромко и задумчиво добавил: – Может, одна и та же?

– Я не верю в совпадения, – отмахнулся Макс. – Не может такого быть. Наверняка нет. Скорее всего, девчонка местная, лосевская.

– А я все-таки проверю. – Жарков откинулся на мягкую спинку дивана и улыбнулся, в его взгляде зажегся азарт. – Мне уже интересно. Может, поспорим, что я найду твою фею? – предложил вдруг демон, хитро глянув на друга.

– Когда ты так говоришь, у меня пропадает всякое желание спорить с тобой, – проворчал Макс, но уже заметно повеселев. – Ладно, пробуй, – махнул он рукой и отхлебнул пива из запотевшего стакана. – Но если найдешь…

– Первая попытка твоя, – быстро закончил Дмитрий. – Как пострадавшего, – он снова ухмыльнулся. – Сможешь обаять девчонку, она твоя, нет – моя очередь.

Макс побарабанил пальцами по столу, внимательно посмотрел на друга, и на его лице тоже появилась улыбка, порочная и предвкушающая. В темных глазах загорелся красноватый огонек.

– Идет, – лениво отозвался Макс.

– Я найду ее, – уверенно заявил Жарков. – Собственно, я почти это сделал, – со смешком добавил он. – Имя знаю, осталось факультет проверить.

– И? – Казанцев подался вперед, с нетерпеливым интересом ожидая ответа.

– Теренская Татьяна, живет в общаге на Ваське, – с явным удовольствием сообщил Дима. – Учится вроде как на филфаке, но надо уточнить. Завтра хочу в деканат пойти.

– У-у-у-у, да ты, смотрю, тоже заинтересовался? – насмешливо протянул Макс и не удержался от шпильки: – Тебя же опытные бабы всегда привлекали, с девственницами, по твоим словам, мороки много. Что случилось сейчас?

– Она вкусно пахнет. – Жарков пожал плечами, его голос звучал равнодушно. – И потом, среди нечисти девственницы встречаются крайне редко. Среди фей тем более. А вообще, разнообразия захотелось. – Демон с хрустом потянулся. – Будет любопытно поиграть с ней.

– Только я все равно первый, – напомнил Макс.

– Да, да, помню, – с небрежной улыбкой отозвался Дима. – Завтра позвоню, как узнаю.

– Договорились, – кивнул Казанцев.

Ему оч-ч-чень хотелось проучить вредную феечку, вздумавшую крапивой стегать, вместо того чтобы получить удовольствие. И проучить так, чтобы она надолго запомнила… Жарков прав, игра предстоит захватывающая.

Понедельник выдался скучным. Первая пара – лекция по философии, которую я благополучно продремала, сунув украдкой наушник и слушая музыку. Потом спишу у кого-нибудь, потому что Варька тоже кемарила над тетрадкой, забив на конспект. Женя с Владой вообще проигнорировали, не явившись. Второй парой шел семинар по истории английского, мы сидели в аудитории, дожидаясь профессорши, и тихо угорали над Женьком, который подкидывал кусочки банана вверх и пытался поймать их ртом. Половину банана он уже испоганил… Идиллию перемены нарушила распахнувшаяся дверь и влетевшая в нее Влада с глазами как у вареной креветки – она в столовку бегала.

– Там… Не поверите кто!!! – выпалила она задыхающимся голосом. – У деканата!!

Девчонки встрепенулись, Женька в очередной раз получил кусочком банана по лицу, а меня кольнуло нехорошее предчувствие. Поймала косой взгляд Варьки, в котором промелькнуло беспокойство.

– Кто? – осторожно спросила наша староста.

– Жарков!!! – с придыханием выдала Влада, чем заработала не слишком довольный взгляд Женьки.

Сатир соперников не любил.

– Да ладно?! – недоверчиво отозвалась Ирка и аж привстала.

Меня как под контрастный душ засунули: сначала окатило волной холодной дрожи, потом по телу промчался табун горячих мурашек. Сразу вспомнилось, как демон глазел на меня в окна аудитории на прошлой неделе. Ну на фиг, неужели тогда, у общаги, действительно заметил?! Тогда точно пора просить политического убежища на Южном полюсе у пингвинов. Наверняка Макс нажаловался за крапиву по заднице, и… и Жарков вспомнил меня… А-а-а-а! Выдайте каску, бронежилет и противогаз, чтоб совсем неузнанной быть! Приструнила неуместную радость от того, что демоны меня все-таки запомнили, причем оба сразу, и подавила желание рвануть, посмотреть на необычного посетителя.

Девчонки всей толпой ломанулись к выходу, я же осталась сидеть. Не пойду смотреть, пусть и хочется ужасно! Мало я на того демона насмотрелась! А лишний раз светиться перед ним – оно мне сто лет надо?! Однако в дверях очень не вовремя – для жаждущих хоть одним глазком увидеть красавца-демона, редкой птички в наших краях, – появилась преподша с пачкой отксеренных листов. Она строгим взглядом обвела сбившихся в кучку девчонок и сухо произнесла:

– По местам, барышни. Сегодня разбираем глагол в среднеанглийском, на примере текстов Чосера. На зачете вам будет предоставлен отрывок из «Кентерберийских рассказов» для перевода на современный английский, – «обрадовала» Лилия Павловна, и мне резко стало не до всяких темных личностей, проявляющих подозрительный интерес к моей персоне.

Что делал Жарков на нашем факультете, я так и не узнала, ибо на следующей перемене, как доложила Варька, пока я отсиживалась в туалете, его уже и след простыл. До дома все равно шла, постоянно оглядываясь – меня обуяла паранойя и все казалось, кто-то наблюдает… Брр, как улитки по коже ползают, жутко неприятное ощущение. Но вроде никто не шел и не ехал. Алилуйя. Около общаги тоже все было спокойно и тихо, никаких нервирующих машин, к моему облегчению. Когда поднималась уже к себе, вдруг услышала на лестнице, пролетом выше, знакомый голос. Наигранно веселый, но я отчетливо слышала в нем дрожащие нотки.

– Дим? Привет, а чего не звонишь? Дела, да? И в выходные тоже? – Света помолчала, видимо выслушивая ответ. – Но… – она не договорила, скорее всего, демон просто отключился. И следующие слова подтвердили мои догадки. – Ну и коз-з-зел! – зло огрызнулась Светка, и я услышала тихий
Страница 13 из 27

всхлип. – Скотина бесчувственная!.. – уже тише добавила она. – Чтоб тебя точно так же обломали как-нибудь!..

Я предпочла побыстрее убраться в свой коридор – не думаю, что вампирша обрадуется случайному свидетелю ее слабости. Жалко ее не было: стопудово она в курсе репутации Жаркова и если имела глупость влюбиться или подумать, будто он к ней воспылал прямо-таки неземной любовью, то сама дура. Хотя вроде и старше меня… Тряхнув головой, я выкинула мысли о демоне и его бывшей пассии и зашла в комнату. Катька еще не вернулась, и я воспользовалась моментом, занявшись подготовкой к завтрашнему семинару по теории перевода.

И снова несколько дней все было тихо и спокойно, никто не маячил под окнами аудиторий, не нервировал своим присутствием у выхода из корпуса, и я почти поверила, что демоны забыли о моем существовании, и Макс, и Димка. Я плохо знала, на что способны эти существа, поставившие себе определенную цель… Да и сама грешна, воспоминания о встречах с обоими нет-нет да и возмущали мой покой, рождая волнение, легкую тревогу и непонятное смутное ожидание чего-то, чему не знала названия. И это тоже пугало.

Катька уломала меня пойти с их психфаковской компанией на вечерне-ночную прогулку по центру Питера, по Петроградке и потом на Марсово поле. Там Вечный огонь, такая же вечная разношерстная тусовка, гитары, иногда халявное пиво – кто-нибудь от широты души на всю компанию ящик-два купит, как рассказывала Катюха, и всем весело. Учитывая, что в пятницу мне ко второй паре, значит, можно выспаться, я не особо сопротивлялась уговорам. Опять же новые знакомые, новые впечатления. Так что в десять вечера мы с соседкой вывалились на улицу и поспешили к «Спортивной», на место встречи. Погодка стояла чудеснейшая, не характерная для конца мая: тепло, небо чистое, ни ветерка, что тоже удивительно, – в Питере обычно ветер дует в любое время года и сразу со всех сторон.

– …Ты, короче, смотри, Виталь у нас бабник, он к тебе точно подкатывать начнет, – проводила Катька краткий инструктаж по своим сокурсникам. – Но не ведись, он ни на что серьезное не способен, отвечаю. Да и на него ща Маринка охоту устроила, а она та еще стерва, – поморщилась соседка. – Не хотели ее брать, да кого она спрашивать будет, как услышала, так сразу лыжи навострила. – Катя картинно закатила глаза. – Колян шут вообще, по жизни балагур и приколист, так что всерьез не воспринимай всю ту чушь, что он нести будет. Достанет – просто построже рявкни, утихнет. С ним весело, – Катька хихикнула, – но иногда утомляет. Ну, с остальными по ходу познакомишься, там все хорошие ребята, – она несильно пихнула локтем и подмигнула. – Клево будет, я тебе говорю, тут на Петроградке столько прикольных местечек есть, просто вах! – Глаза девушки восторженно заблестели. – Я вообще собираю фотки дворов Питера, а до Петроградки давно хочу добраться, – добавила она, с предвкушением улыбнувшись.

Так, болтая, мы дошли до «Спортивной», где нас уже ждала большая и шумная компания. Конечно, сначала заглянули в магаз, а потом отправились бродить по узким улочкам Петроградки. Да, Катька права, есть свое очарование в узких дворах-колодцах, в которых всегда сумерки, в арках и переходах с облупленной штукатуркой и замшелыми кирпичами, в неожиданных ярких цветах на окнах внутри таких дворов, странных дверях, ведущих непонятно куда. Казалось, время тут остановилось, сюда не долетал шум машин с соседних улиц, и я то и дело ловила себя на мысли, что выпадаю из реальности и перестаю слышать даже голоса ребят из компании. Мы с Катькой постоянно ныряли в эти дворы, зависая там с фотиком, и мне уже захотелось взглянуть, а что еще есть в коллекции соседки и где можно найти такие чудесные места в Питере кроме Петроградки.

А еще скверики со скамейками, прямо между домами, неожиданные украшения на безликих монолитных стенах без окон – большие мозаики или рисунки. Потрясающе… Прогулка чем дальше, тем больше мне нравилась! И вовсе Колян оказался не утомительным, забавным – да, у меня щеки уже болели от смеха над его шутками и подколками. Виталь, как и предупреждала Катька, ободрал ближайший куст сирени и вручил мне пушистую ароматную кисть насыщенного лилового цвета, наградив витиеватым изящным комплиментом. Я одарила его снисходительной улыбкой – он просто человек, как и все в компании Катерины, – вежливо сказала «спасибо» и заверила: его методы на меня не действуют. Виталик заявил, что он упорный, и я от греха подальше держалась ближе к Катьке. Кто знает, что способен учудить этот товарищ в пылу азарта. Хорошо, та самая Маринка, про которую предупредила соседка, бросив на меня прищуренный, предупреждающий взгляд, тут же цапнула ловеласа за руку и не отпускала от себя дальше чем на пару шагов. Виталю только и оставалось бросать на меня страстные взгляды издалека. Как сообщила хихикающая Катька, когда мы завернули в один из дворов, эта Марина вполне способна устроить знатный скандал, не стесняясь ни прохожих, ни своих, так что Виталик предпочитал терпеть ее присутствие, вместо того чтобы резко отшить надоедливую дамочку. Сумерки густели, небо приобретало бархатисто-синий насыщенный цвет, с запада плавно переходящий в лилово-серый с редкими перышками ярко-малиновых облачков. Машин и людей на улицах становилось все меньше, и мы, вырулив на Каменноостровский, направились к Марсову полю.

Макс, прищурившись, наблюдал за шумной компанией студентов, в которой то и дело мелькала заметная золотисто-рыжая головка той самой феи, из Лосево. Жарков не соврал, она действительно училась на филфаке, звали Таней и жила на Ваське, в общежитии. При ближайшем рассмотрении днем вредная девчонка оказалась очень даже ничего – свеженькая, миленькая, аппетитная, и этот ее запах… Макс чувствовал, даже находясь достаточно далеко от Тани, как сейчас. Она вряд ли заметит его машину, а вот Казанцев видел девушку очень хорошо. Темные глаза хищно прищурились, ноздри шевельнулись, улавливая тонкий аромат. Димон тихо ржал, наблюдая, как друг терпеливо всю неделю незаметно приглядывает за жертвой – благо ему работа позволяла не торчать с утра до вечера в офисе, чему Жарков иногда завидовал, – и подначивал на решительные действия. Но Макс не торопился. Ему нравилось растягивать удовольствие и потом, чтобы наверняка все получилось, к Танечке просто подвалить на улице со словами: «Хэй, детка, ты клевая, пойдем посидим где-нибудь?» – не пройдет. Раз она невинная, скорее всего, большого опыта в отношениях у нее нет, а значит…

Демон усмехнулся, проводив глазами компанию, – они отправились в магазин. Такие романтичные барышни грезят о красивых ухаживаниях и прогулках под луной, а не о брутальных самцах вроде Жаркова, наглых и самоуверенных. О да, Макс знал о мечтах юных девушек побольше, чем друг, – время от времени и девственниц соблазнял, устав от легких побед в своем кругу. А тут задетая мужская гордость требовала отмщения, крапивой за поцелуи его еще никто не стегал! Ну и сама по себе Таня оказалась очень ничего, весьма симпатичной и выглядела чуть взрослее своих восемнадцати с половиной. Казанцев тихонько хмыкнул и завел машину – компания покинула магазин и отправилась вглубь Петроградки. Макс неторопливо поехал
Страница 14 из 27

следом, держась поблизости от гуляющих. Запах Тани не давал ему потерять фею в хитром лабиринте улиц и в то же время позволял ехать так, чтобы его не заметили. Кто знает, может, именно сегодня, на этой прогулке, подвернется возможность наконец познакомиться с Танечкой. А то всю неделю она, кроме общежития и универа, никуда не выходила, к досаде Макса.

На Марсовом тоже было классно. Главное – тепло, потому что ночи еще все-таки прохладные, а на мне только тонкий свитер и джинсы. Куртку не сообразила взять, о чем сейчас пожалела. Время перевалило за полночь, а у Вечного огня собрались такие же любители ночных прогулок, как мы. Маринка откровенно висла на Витале, который с мученическим видом слушал ее щебет о какой-то там грандиозной попойке с девчонками, Колька вовсю измывался над приятелем, Виталик огрызался, Маринка никого, кроме себя, не слышала. Мы с Катькой хихикали, наблюдая весь этот цирк.

– Она вообще не умеет пить, – шепнула соседка, улучив момент. – Ей крышку дай понюхать, уже уносит, а пьяная так чудить начинает! – Катька сдавленно хрюкнула. – И потом ничего не помнит! А когда начинают рассказывать, громко возмущается и отнекивается! При этом строит из себя, что ей море по колено и вообще она бывалый алкоголик!

Я уткнулась Катьке в плечо, тихонько всхлипывая от смеха, – могу представить, что творила Маринка в подпитии… Читая в инете всякие истории, угорала так, что живот от смеха болел. Как же хорошо: меня алкоголь почти не берет, да и не люблю его. Так, бокал вина, или мартини чуть-чуть, или коктейль.

А Колька оказался нормальным парнем: даже поделился курткой, заметив, что я зябко ежусь, несмотря на огонь поблизости. Как и полагается, были песни под гитару, нестройный орущий хор разномастного народа, тот самый халявный ящик пива, про который Катька рассказывала… Часам к двум ночи я начала откровенно зевать и сонно хлопать глазами, но, увы, до сведения Дворцового еще часа два, не меньше, чтобы на родной Васильевский перебраться. А за неделю недосып накопился, непривычно утром на пары вставать. Ладно, пару часов продержусь, на край, забреду в какую-нибудь кофейню, кофе тресну для поддержания тонуса. Бодрости добавил возникший за спиной Степка, еще один Катюхин одногруппник.

– Так, девушки, совершаем диверсию, – с заговорщическим видом прошептал он, приобняв нас за плечи. – Хотим свалить ко мне домой, я тут недалеко живу, но Маринка нам на фиг не нужна. – Степан подмигнул. – Так что наблюдайте за бесплатным концертом!

– Вы что сделали? – поинтересовалась Катька, покосившись на задумчиво притихшую Марину.

Она держала в руках бутылку с колой, видимо не желая приобщаться к алкоголю и лелея в голове далеко идущие планы в отношении Виталика. Которые совершенно не совпадали с его собственными.

– Да тут у Стаса было. – Степка тихо хохотнул. – Пока в магаз ходили, добавили ей в колу коньяка немного. А Маринке же мало надо!

Меня кольнула мысль, не слишком ли жестокая шутка, но я промолчала. Излишним человеколюбием не страдаю, и Марина мне тоже не слишком нравилась. И тут началось. Звезда вечера встрепенулась, обвела почтенное собрание орлиным взором и задала вопрос:

– А у нас же в мае Вальпургиева ночь, да?

Поймав пару удивленных взглядов, но не дождавшись ответа – народ как раз пел под гитару и не все расслышали ее сакраментальную фразу, – Маринка вдруг рванула к Вечному огню, взгляд девушки загорелся нехорошим азартом. Виталь не ожидал такой резвости и не успел поймать разошедшуюся жертву зеленого змия.

– Давайте через костер прыгать!! – завопила вдруг Марина и…

Я ахнула, во все глаза глядя, как она со счастливым лицом и громким визгом, разом перекрывшим всех поющих – они, кстати, заткнулись, едва Мари вскочила на бортик, – сиганула сквозь огонь… Повезло, порыв ветра пригнул пламя, и Маринкин вояж обошелся без серьезных повреждений. Кто-то ухватил барышню за руку и грубо сказал:

– Дура, что ли?! Куда лезешь?!

– Пусти, я ведьма! – гордо заявила Марина и выдернула локоть, а потом ее взгляд упал на гитару в руках одного из музыкантов. – О, а вот моя метла!!

Все, занавес. Бедный парень бегал от разошедшейся Маринки, нацелившейся на его гитару, пока остальные с хохотом ловили буйную, больше мешая друг другу, чем действительно пытаясь остановить Мари. В конце концов Виталь схватил упиравшуюся и громко кричавшую о нарушении прав и свобод честных ведьм Маринку в охапку и понес куда-то к дороге. Надо понимать, посадить в таксо и отправить домой, к нашему общему облегчению. Кто-то заснял художества Марины на телефон, и, подозреваю, завтра она проснется звездой ютьюба. Ничего, в следующий раз не будет без присмотра оставлять свои напитки.

Из философских размышлений меня выдернул вернувшийся Виталик с широкой радостной улыбкой.

– Все! – громко объявил он и демонстративно отряхнул руки. – Степка, пошли! А то холодно и хавать хочется!

– У меня только пельмени «Колпинские», – весело отозвался Степан. – Чисто холостяцкая еда!

Катька скривилась и закатила глаза.

– Фу-у-у-у-у! Опилки в картонном тесте!! Как ты их ешь?

– Когда голодный, и хлорка за творог сойдет, – наставительно ответил Степа, подняв палец, а потом не выдержал и расхохотался. – Да ладно, я просто в магаз не заходил еще. И да, кстати, у меня только одна кровать, ибо ремонт. – Далее последовала драматическая пауза, во время которой я успела подумать, что, может, два часа пошляться где-нибудь, а потом в общагу?.. – Но широкая, – добавил Степан, с удовольствием наблюдая, как настороженность и растерянность на физиях однокурсников сменялись радостью. – Ладно, пошли, тут недалеко, до Шпалерной.

Не успели мы отойти от Вечного огня, как рядом нарисовался Виталик, и я поняла: он не оставил идеи свести со мной знакомство поближе.

– Ну вот, я наконец-то в полном твоем распоряжении, о звезда моих очей! – с преувеличенным энтузиазмом произнес Виталь и воодушевленно улыбнулся.

Хорошо хоть обниматься не полез. Нахальные молодые люди со слишком развязными манерами мне категорически не нравились, поняла я, глядя на неудобного поклонника. Как бы так повежливее ответить и довести до сведения Виталя, что он не герой моего романа? Чтобы уже понял и отстал? Катька, заметив мои нахмуренные брови, открыла было рот, отбрить настойчивого одногруппника, но положение спас Колька. Он втиснулся между мной и недовольно скривившимся Виталиком, по-свойски обнял за плечи и прижал к себе.

– Тебя дома ждет пьяная жена, а Таня на сегодняшний вечер любезно согласилась стать моей дамой сердца! – с пафосом произнес он, и Катя рядом тихо захихикала.

– Какая жена, окстись, болезный! – возмущенно прошипел Виталь. – Да нужна мне эта Маринка сто лет!..

– Все равно, прекрасная дама уже приняла мой плащ, так что смотри, но не трогай, – невозмутимо сказал Колька и подмигнул, повернувшись ко мне.

– Ну хоть телефончик оставишь, Тань? – не сдавался его приятель, проигнорировав слова Коляна.

Я включила дурочку и захлопала ресницами, не торопясь сбрасывать руку Кольки с плеча – так, между прочим, теплее, вместе с его курткой. Ну и он не приставал так откровенно, как Виталик, и почему-то я чувствовала, у Кольки ко мне чисто дружеский интерес, без всякого
Страница 15 из 27

подтекста.

– А мне он самой нужен, – протянула, глядя на него кристально честными глазами.

Виталь хмыкнул, ответил долгим взглядом и молча отошел.

– А со мной поделишься номерочком? – выдал вдруг Колька вкрадчивым шепотом.

Я повернула голову и улыбнулась.

– Коль, со мной лучше дружить, чем встречаться, – хотя ответила весело, но в голосе звучали предостерегающие нотки.

Почему все считают, что невозможна дружба между мужчиной и женщиной? Неужели так сложно отключить инстинкты и руководствоваться не низменными желаниями, а тем, что людям интересно общаться, куда-то вместе ходить, обсуждать интересные темы? И совсем необязательно при этом обниматься, целоваться и хватать за все выступающие места.

Колька вздохнул, но настаивать и задавать дурацкие вопросы не стал, хотя руку с плеча так и не убрал.

– Ну, тогда я просто поохраняю тебя от Виталя, идет? – Он бросил на меня вопросительный взгляд.

– Идет, но без фанатизма, – легко согласилась я.

Он тихо рассмеялся и слегка прижал к себе.

– Понял, не дурак, – весело отозвался Колян, и мне стало совсем хорошо.

Вот, пожалуйста, вполне вменяемый парень. Может, даже и поделюсь номером. Когда-нибудь. Позже.

По пути к Степану зашли в магаз, затарились едой, и ребята взяли еще пива – поскольку я к алкоголю равнодушна, как и Катюха, мы обошлись соком. Дожидаясь, пока Степка откроет дверь парадной, я скользнула рассеянным взглядом вдоль улицы и заметила смутно знакомую машину, мелькнувшую на перекрестке. Потом сама же посмеялась над своей паранойей: ну мало ли по Питеру вишневых джипов катается? Тем более вряд ли Макс следит за мной, и уж тем более ночью – вот делать ему больше нечего. Развернулась, решительно задвинула нелепые мысли подальше и потопала со всеми в подъезд. Есть и спать, пожалуй, хотелось с одинаковой силой, и уже плевать, какой ширины там у Степки кровать, главное, отвоевать себе кусочек и вырубиться. Улучив момент, оттащила Катьку к окну и посовещалась с ней.

– Катюх, ты как смотришь на то, чтобы покемарить пару часиков и утром в общагу вернуться? – тихо предложила я, краем глаза наблюдая за Виталем.

Он, несмотря на покровительство Коляна, то и дело бросал на меня косые взгляды, и я подозревала, попытается под шумок устроиться спать рядом. А вот фигу! Спецом с края лягу и Катьку положу с другой стороны!

– В общем, положительно, – так же тихо ответила она и добавила: – Степка мне глазки строит, а я как-то не горю желанием, – вздохнула соседка. – Третий месяц от него бегаю, – скривилась она.

На том и порешили. Честно купленную и разогретую в микроволновке пиццу ела уже в полусне, с вожделением косясь на кровать, – сей предмет мебели гордо возвышался у окна и был действительно широким. Кроме него еще имелись: стол, рулоны обоев у стенки, пара стульев обычных и складные кресла для пикника, шкаф-купе в углу и закрытая дверь в соседнюю комнату. Плюс голые оштукатуренные стены и свисающая с потолка одинокая лампочка. Да уж, ремонт – это состояние души… Как сказала Катька, Степа в такой обстановке живет с сентября, когда родители ему презентовали эту квартиру к поступлению. Какие-то они у него шишки в бизнесе.

Зевая так, что рисковала вывихнуть челюсть, доползла до кровати, пока мальчишки вышли на балкон покурить, и свернулась на краю. Катька пристроилась рядом.

– Мм, слушай, а как мы все на этой кровати уместимся-то? – задумчиво изрекла соседка. – Она двух-, максимум трехспальная, – хихикнула Катька. – А нас восемь…

Обсудить сию животрепещущую тему не успели, вернулись парни. Разочарование на лице Виталика и предвкушение на Степином чуть не заставили неприлично заржать в голос, но я сдержалась. Катька, уткнувшись мне носом между лопаток, сдавленно и тихо застонала.

– Не перелягу! – весело и непреклонно прошептала я.

– Злая ты, – грустно отозвалась соседка с мученическим вздохом.

В результате бурных дебатов, шуточек и подколок Степа все-таки устроился за недовольно сопевшей Катькой, остальные на боку – за ним. Как шпроты в банке.

– Ой, Кать, ты такая теплая… – сонно и с явным удовольствием протянул хозяин квартиры – зуб даю, вовсю пользуясь моментом и обнимая соседку.

– Руки, фу! – грозно окрикнула Катя, вовсе не собираясь позволять ему вольностей.

– Да я же только обнять! – с искренним возмущением отозвался Степка.

– У меня талия на бедро переместилась?! – раздраженно прошипела жертва поползновений.

– Ладно, ладно, – явно пристыженно отозвался Степа, пока остальные, делающие вид, что типа засыпают, то и дело издавали негромкие смешки, слушая диалог.

Только я закрыла глаза…

– Васья, а чито это мне в задницу упирается, а? – с явным кавказским акцентом и преувеличенно игривыми нотками вдруг спросил Коля.

– Мое колено, придурок! – огрызнулся вышеупомянутый Вася весьма раздраженно, а народ снова грохнул хохотом.

– Ай, шалу-у-у-у-ун! – раздался еще более игривый ответ, после чего хохот усилился, и тут же послышались звуки возни.

– Да заткнись, Колян!! – взревел Вася.

Поскольку все лежали очень плотно, а я с самого краю, и резких движений лучше бы не делать, чего не учел выведенный из себя Вася, его попытка применить к Кольке репрессивные меры привела к тому, что я чуть не свалилась с кровати.

– Да блин!.. – сдавленно отозвался кто-то с другого краю, кажется, Виталь. – Харэ уже, а! Тут батарея жесткая, между прочим!

– Так, все заткнулись, перестали прижиматься друг к другу, лапать и проявлять свои низменные инстинкты, всем спать! Поворачиваться только по команде! – раздался громкий голос Степана. – А то на полу будете дрыхнуть! Или сидя в креслах!

Народ внял предупреждению и затих. Едва наступила тишина, мои веки моментально налились свинцом, и последней была мысль, что будильник в телефоне я все же услышу – поставила на семь утра. Досплю в общаге.

Макс, нахмурившись, побарабанил пальцами по рулю. Ему не понравилось, что феечка отправилась с толпой малознакомых студентов, да еще и судя по всему, на квартиру. Первой Танечка достанется только ему, а не какому-нибудь прыщавому неучу с потными ладошками! Казанцев с силой сжал баранку, чуть не сломал, и осознав, что готов прямо сейчас выскочить из машины и выдернуть фею из компании, сделал несколько глубоких вдохов, унимая раздражение. Да уж, помнится, когда полгода назад ему попалась девственница-нимфа, он не успокоился, пока не соблазнил девчонку, хотя настолько тогда крышу не срывало. Сейчас же хотелось догнать и вытащить Таню оттуда от греха подальше, сделав внушение, чем такие посиделки в компаниях могут закончиться. Опомнившись, Макс разжал пальцы и тронулся, свернув на ближайшем перекрестке. Таня уже зашла в подъезд. После недолгого раздумья он решил не ехать домой, а дождаться, когда девушка покинет место случайной ночевки, чтобы убедиться: она там просто спала. Тем более демон в сне нуждался значительно меньше, чем остальные люди и нелюди. Заприметив круглосуточный бар, он остановился и зашел – ждать удобнее здесь. Недалеко, и Макс сразу учует вожделенный запах.

Будильник я все-таки услышала, пусть и с трудом. Нашарила рядом с кроватью телефон, выключила, чтобы не перебудить остальных, разлепила глаза, в которые словно песка насыпали.
Страница 16 из 27

Катька пошевелилась за спиной, зевнула прямо в ухо и хриплым шепотом спросила:

– Все, пора?

– Ага, – так же ответила я, сползая с кровати.

Комнату заливал нежно-розовый рассвет, народ спал, так что наш побег остался незамеченным. Соседка осторожно выпуталась из рук Степы, тихо матерясь. Я сдержала хихиканье – вот он удивится, когда проснется! Поесть решили по пути, в тот же «Мак-Дак» заскочить, и уже стали закрадываться крамольные мысли, а не забить ли на фиг сегодня на пары и не выспаться ли… Не-э-э-эт, у меня зачеты на следующей неделе! Танька, проснись и пой! Да, такова студенческая жизнь, надо чем-то жертвовать. Но не учебой. Зевая и ожесточенно протирая глаза, мы выползли на улицу – хорошо, у Степки дверь можно закрыть, не будя хозяина. Бодрячок, однако, меня аж дрожь пробрала.

– Предлагаю пешком до Дворцухи, а там на троллейбусе каком-нить до общаги, – зверски зевнув, пробормотала Катька. – Заодно и согреемся.

– Угу, – согласилась я. – А около метро пожуем в святом «Мак-Даке», – добавила, сцедив зевок в кулак.

И мы побрели по потихоньку оживавшим умытым, свежим улицам Питера. Проносились мимо машины, спешили на работу люди, солнышко постепенно взбиралось на небо, прогоняя утреннюю свежесть и наполняя воздух теплом. Я жмурилась и улыбалась, сонливость отступала. С Марсова ветерок доносил сладкий запах сирени, сами кусты выглядели потрясающе: разноцветная накипь кистей самых разных цветов, от нежно-нежно-лилового до густо-фиолетового, чернильного. Подстриженная на газонах трава казалась бархатной, и по контрасту с сиренью все в целом смотрелось обалденно.

– Кать, а чего тебе Степка-то не нравится? – спросила соседку, пока мы неторопливо шагали вдоль Михайловского сада. – Он ничего вроде, да и хата своя есть. Чем не жених?

Катерина длинно вздохнула.

– Не знаю, – вяло отозвалась она. – Ну не лежит душа, Тань. Общаться с ним прикольно, да, а что-то большее – не-а, не тянет. Звезды не так встали или химия не сошлась. – Она пожала плечами. – Короче, не мое.

Мы снова замолчали, перешли улицу и по Аптекарскому направились к Миллионной. По ней до Дворцовой рукой подать, а там и остановка. Однако далеко уйти не успели: у тротуара тормознул вишневый джип, окно приоткрылось, и я узрела свой кошмарный сон.

– Девушки, вас подвезти? – бархатистый голос Макса наждачкой прошелся по нервам, сердце скакнуло к горлу, а мозг машинально отметил, что глаза у него темные, почти черные, как хорошо прожаренные кофейные зерна.

Глава 3

Первый вопрос, молнией мелькнувший в оцепеневшем сознании: что он здесь делает?! Второй: что, черт возьми, здесь делает Макс?! Следил? Или просто роковая случайность? Да по фигу, надо побыстрее избавиться от него! Страх и волнение пряной волной ударили в голову, мешая трезво мыслить, сердце испуганно и радостно затрепыхалось в груди, но я все-таки смогла выговорить относительно ровным голосом:

– Нет, спасибо, нам тут недалеко.

– Да ладно, мне все равно по пути, давайте, подвезу, – с улыбкой повторил Макс, но смотрел при этом только на меня.

Вот блин. Узнал, не узнал?! Там же темно на даче было, но у демонов нюх очень хороший, в разы лучше, чем у тех же оборотней… Волнение продолжало нарастать, а вместе с ним и то самое жаркое томление, от которого коленки становились слабыми, и хотелось улыбнуться в ответ. Катька благоразумно молчала, не встревая и не пытаясь уговорить меня согласиться, за что ей спасибо. Видимо, мама тоже учила не садиться в машину к незнакомым, опасно красивым мужчинам.

– Не стоит, – твердо отказалась я, задавив в зародыше желание таки согласиться на предложение Макса.

Мало ли чего там хотят мои некстати проснувшиеся инстинкты – все это трепыхание сердца, сбившееся дыхание и жаркие волны по телу. Фигня! Воспоминания, кыш, не хочу думать о том, как Макс прижимался ко мне у злополучного забора, и… и как в шею целовал, тоже не хочу думать… Это ни к чему хорошему не приведет! Молча шла по тротуару, глядя перед собой, буквально всей кожей чувствуя взгляд Макса. И от этого взгляда внутренности плавились, как восковые свечи от сильного огня, а позвоночник превратился в резиновый, – стоило больших трудов держать спину прямо. Не оборачиваться, несмотря на сильное желание еще разок взглянуть в это лицо, посмотреть в эти притягательные, глубокие глаза…

– Та-а-а-ань, он за нами едет!.. – тихим шепотом с нотками беспокойства известила Катюха.

А то не знала, что Макс так просто не отстанет.

– Пусть себе едет. – Я упрямо сжала губы. – Мне приятнее пешком прогуляться, а этот… – метнула я в сторону джипа настороженный взгляд, – еще завезет неизвестно куда, – понизив голос, закончила мысль. – Похищения не только ночью совершаются, – уже совсем шепотом добавила.

Катька вздрогнула и крепче ухватилась за мою руку, на ее лице мелькнул испуг. Так мы и шли по тротуару, а за нами ехал Макс на своем джипе. Мое беспокойство возрастало. Он долго ехать за нами будет, до самой общаги, что ли?! Когда мы свернули на Миллионную, а противный демон так и не отстал, я не выдержала.

– Не надо за нами ехать, пожалуйста, – остановилась и повернулась к Максу, храбро посмотрев на него.

– Вообще-то я тут живу, – последовал спокойный ответ. – Я же не виноват, что нам по пути.

Вот как. Я слегка растерялась, не ожидая такого. Кто ж знал, что мой ночной кошмар в самом деле тут живет! Развернулась и пошла дальше, кусая губы и сдерживая желание коситься на едущую рядом машину. Щеки жег румянец, спину – взгляд Макса, внутри сплелся тугой клубок противоречивых эмоций, и вообще, я хотела побыстрее оказаться в любимой общаге и выкинуть настырного демона из головы и мыслей. Макс молчал, мы тоже, мое напряжение росло, как и волнение. Да где он живет, скорее бы уже приехал, что ли!

Где-то посередине улицы джип наконец остановился, и я подавила желание посмотреть, вышел ли Макс. Впереди замаячили знакомые атланты Зимнего, и я ускорила шаг, не сдержав облегченного вздоха.

– Уф, наконец-то, – буркнула Катька. – Странный мужик, хоть и симпатичный.

Не поспоришь, да, симпатичный. Но и опасный, для меня лично! Когда мы наконец добрались до общаги, все желание поспать пропало, и я засела за учебники, чтобы отвлечься. Тревога тлела угольками на самом дне души – я чувствовала, эта встреча с Максом не последняя. Каким бы милашкой он сейчас не казался, про крапиву помнит, ясен пень, и так просто не спустит ту выходку. Демон, он демон и есть. А еще не стоило сбрасывать со счетов Жаркова. Ох… и зачетная неделя на носу! На пары я отправилась в мрачном настроении, и все время оглядываясь – за каждым углом мерещились синие спортивные машины и вишневые джипы. Мне повезло: день прошел спокойно, никакие неожиданные события и встречи мой покой не тревожили, а дома я, как пришла, завалилась спать – сказывалась ночная прогулка. Но даже во сне меня не оставили в покое: снились рыжие волосы, в которые так хотелось запустить пальцы, и кофейного цвета глаза, завораживающие своим взглядом…

Жарков стоял у окна, с ухмылкой наблюдая, как машина Макса остановилась, а фея со своей подружкой уходила дальше. Достав мобильник, он набрал номер друга, а взгляд не отрывался от стройной фигурки в простых джинсах и свободном джемпере.
Страница 17 из 27

Мелькнула мысль, что короткие юбки и платья пошли бы ей гораздо больше, а еще захотелось увидеть эту косу распущенной, полюбоваться на золотистые переливы в волосах, желательно раскинутых по подушке в его постели…

– Звонишь поглумиться, да? – раздался в трубке насмешливый голос Казанцева с легкими нотками раздражения. – Шпионишь небось?

– Зачем, просто к окну подошел, я вообще-то на работу собираюсь, – тут же отозвался Димка. – Отшила феечка?

– Отказалась воспользоваться моим хорошим настроением и предложением подвезти, – со смешком отозвался Макс. – Мы даже еще не знакомы толком. Не надейся, Димон, твое время не наступило. И не наступит, – добавил Казанцев уверенно.

– Посмотрим, – невозмутимо ответил Дмитрий.

– Я с девственницами побольше твоего дело имел, Танечка очень скоро будет моей, так что губу не раскатывай, – не согласился Макс. – Ладно, надо в офис заглянуть. Увидимся вечером.

Казанцев отключился. Димка проследил, как он отъехал, посмотрел на трубку в руках и хмыкнул, испытывая легкое недовольство после разговора о феечке.

– Танечка? – прищурился демон. – И не надейся, Макс.

Хоть он и дал Казанцеву фору в несколько недель, это еще ничего не значило. Никто не мешает Жаркову воспользоваться подходящим случаем и тоже свести близкое знакомство с Таней. Дмитрий кивнул собственным мыслям и, захватив со стула пиджак, вышел из гостиной. Жаль, сегодня не получится увидеть Таню, но дела не отложишь ради прихоти. Отец не поймет, если его зам опоздает на собрание.

В полумраке кожаного салона длинного черного лимузина раздалась тихая трель телефона.

– Слушаю, – негромко ответил густой бас.

– Приветствую, – произнесли на том конце. – Не отвлекаю?

– Нет. Что по Игнату?

– Опять отклонил предложение о сотрудничестве, на встречу не согласился.

Тот, кто сидел в лимузине, чуть нахмурился.

– Не хочет по-хорошему? – В басе появились угрожающие нотки. – Ладно. Мне нужен его банк, каким угодно способом, и этот вопрос надо решить в ближайшее время! У меня сделка горит! Найдите рычаг давления на Игната, семью его проверьте! Кто там у него, жена, дети! – Собеседник попытался что-то сказать, но обладатель баса резко оборвал: – Да мне плевать, слышишь?! Найди способ узнать информацию, последи за его домом, в конце концов! Меня не волнует, как ты это сделаешь. К концу следующей недели у меня должно быть его согласие на встречу по обсуждению условий соглашения с его банком!

Пассажир лимузина нажал отбой и едва слышно выругался. Потом нервным жестом достал из кармана портсигар, вынул толстую сигару. Через минуту по салону поплыл ароматный густой дым, а мужчина расслабленно откинулся на спинку цвета топленого молока. Он был уверен, его человек сделает все как нужно.

В эти выходные я не поехала с Варькой – во-первых, свежо было воспоминание о прошлых и встрече, о которой я с большим удовольствием забыла бы совсем. А во-вторых, у меня в понедельник зачет, и поучить хотелось в тишине и спокойствии, не вздрагивая от посторонних звуков. Конечно, и в городе с некоторых пор неуютно становилось, когда я выходила на улицу, однако все-таки здесь привычнее, чем в Лосево. Так что всласть выспавшись, захватив лекции, учебник и клубнику, я отправилась в Михайловский сад. На свежем воздухе училось лучше, чем в общаге, ну и опять же пользовалась теплыми деньками. Кто его знает, может, завтра зарядит дождь на неделю – погода в Питере крайне непредсказуемая. Устроилась на скамейке, подальше от основных дорожек и гуляющих, и углубилась в книгу – предстояло сдавать языкознание.

Некоторое время все было спокойно, меня никто не тревожил, я не обращала внимания на то, что происходило вокруг, и под шумок и мозговой штурм схомячила половину упаковки клубники. Мой уютный мирок «ботаника» разрушил знакомый бархатистый голос, ворвавшийся в сознание ледяным сквозняком:

– О, какая встреча. По-моему, нам уже пора познакомиться, красавица.

Чуть не подавившись очередной ягодой, я вскинула голову и с неприкрытым беспокойством уставилась на чрезвычайно довольного Макса. Сердце радостно трепыхнулось, вопреки моему желанию остаться невозмутимой при виде демона. А еще красавицей назвал… Первый раз в жизни мне в открытую об этом говорили, и я, признаться, смутилась. «Тань, он всем девушкам это говорит, если закадрить хочет! – отозвался мудрый внутренний голос. – Для него все красавицы, пока он не добился своего!» Не поспоришь, да, но в груди все равно разливалось тепло от этого слова. И познакомиться… Зачем?! «Все за тем же, – мрачно отозвался внутренний собеседник. – Ты прекрасно знаешь, зачем, Тань, и прекрасно знаешь, нельзя его близко подпускать!» Знаю и не подпущу. По крайней мере, постараюсь.

– Знаете, не хочу, – честно ответила, с некоторым трудом отведя взгляд и уткнувшись в учебник. – У меня сессия начинается, и времени на знакомства нет.

«Вот так, умничка моя», – порадовалась за себя. Хотя строчки расплывались перед глазами, сердце бухало в груди кузнечным молотом, и я каждой клеточкой тела ощущала близкое присутствие демона. Какая уж тут учеба!..

– Таня, кажется, да?

О как, услышал тогда, значит, как Катька со мной разговаривала.

И, похоже, проигнорировал, что не имею желания знакомиться с ним. Так, пора уходить, раз Макс страдает избирательной глухотой, да и за собственную решимость не была уверена. Нечего зря инстинкты тревожить, и так разволновалась сверх меры. Я решительно захлопнула учебник, тетрадь с лекциями, сунула все вместе с коробкой с клубникой в рюкзак и поднялась.

– Всего хорошего, – вежливо попрощалась, мазнув по красивому лицу взглядом.

Развернулась и сделала несколько шагов по дорожке, на ходу вытаскивая наушники и плеер. Посижу в кафешке недалеко от общаги, спокойнее будет.

– Тань, подожди. – Чьи-то слишком наглые пальцы сомкнулись на локте, останавливая.

Шустрый какой! И двигается быстро, бесшумно… Демон! Развернулась, сбросив наглую конечность. Прикосновение обожгло обнаженную кожу – на мне была футболка с коротким рукавом.

– Я спешу. – Тон оставался вежливым, хотя внутри все тряслось от близости демона. – И уже сказала, не хочу знакомиться! – добавила, чуть повысив голос, мое беспокойство возросло.

– Зачем же так категорично? – Макс снова улыбнулся, и… Мое желание оказаться как можно дальше от него стремительно таяло. – Я не отниму много времени. Если сегодня занята, можно в другой день посидеть где-нибудь в кафе. Завтра, например?

Я беспомощно замерла, не в силах оторвать взгляда от глаз цвета прожаренного кофе. Зачем, ну зачем посмотрела на него?! Я же… я же соглашусь сейчас! Это ведь просто встреча… свидание. С демоном. А я его крапивой отстегала, и… и вообще, Тань, включи соображалку! Он не станет за ручку держаться и терпеливо ждать два года, пока тебе можно будет! Ты же девственница! Вот что привлекает его в тебе, а не ты сама как девушка, как личность! Мысленный пинок помог стряхнуть наваждение, и я отступила на шаг назад, покачав головой.

– Нет, завтра я тоже занята, – твердо ответила, глядя мимо Макса. – И послезавтра тоже, до конца недели точно.

Жалко, в Михайловском крапива не растет. Сейчас бы очень пригодилась… За спиной раздался негромкий смех, а
Страница 18 из 27

вот еще один знакомый голос чуть не заставил подпрыгнуть и припустить по дорожке бегом, забив на косые взгляды окружающих. В эмоциях воцарился полный бардак – только второго демона не хватало для полного счастья! Тревога смешалась со сладкой негой, разлившейся по венам тягучей патокой, я чуть не остановилась и не оглянулась.

– Макс, опять к девушкам пристаешь, неугомонный? – ленивый, чуть небрежный тон не обманул – я отчетливо расслышала насмешливые нотки.

Спина словно покрылась ледяным панцирем, ноги сами замедлились, и хотя в сознании билась паническая мысль: «Не оборачивайся! Не оборачивайся, кому говорю!!!», я все-таки сделала это. Жарков стоял немного поодаль, скрестив руки на груди, с довольной ухмылочкой, и такой же невероятно притягательный, каким я запомнила его по предыдущим встречам. Легкая небритость, широкий разворот плеч, золотые искорки, запутавшиеся в янтарных и бронзовых прядях художественно растрепанных волос… И взгляд, направленный на меня. Пристальный, изучающий, внимательный. Гипнотизирующий, лишающий воли. Ч-черт, обложили, демоны… Реально, что ли, следят?! Ой, м-а-а-а-а-мочки… Неужели настолько моя девственность привлекает? Потому что для демонов я – всего лишь фея, первокурсница, мимолетный интерес. Иначе зачем столько усилий прилагать, следить за мной?! Стало страшно, на самом деле я не думала, что столкнусь с таким упрямством. Ведь… под таким напором, да еще двоих – не дай бог!!! – точно не устою… Стать на всю жизнь игрушкой демона? Не-э-э-эт!! Дослушивать их диалог и дожидаться, чем закончится встреча приятелей, не стала.

Не прощаясь, в который раз за последние минуты развернулась с твердым намерением все же добраться до выхода из Михайловского сада. Всё, все попытки завязать разговор игнорю, плеер в уши, и свободны! Я быстро достала наушники и отгородилась от окружающего мира любимыми мелодиями, упорно не реагируя на неприятное ощущение между лопатками. И на собственные сошедшие с ума эмоции и ощущения – тоже! Волны тепла и прохлады попеременно прокатывались по телу, горло пересохло, страшно хотелось пить. Казалось, взгляды демонов во мне дырку прожгут… Хорошо, навстречу попалась свадьба, и я быстренько постаралась затеряться среди гостей.

Уф! Песец, пушной и страшный. Бойтесь ваших кошмаров, они могут сбыться. Надо было меньше думать про Жаркова после нашей первой встречи, Таня! Может, судьба и миловала бы от последующих, с его приятелем. Пока возвращалась в общагу, мысли крутились вокруг демонов, одинаково привлекательных, хотя и каждый по-своему. Макс, Димка… Какого черта я встретила вас?! Почему бросает в жар уже от одних только воспоминаний? Мамочки, ну не могла же я влюбиться с первого взгляда! Не могла!! Это не любовь, это просто эмоции, инстинкты! Начиталась любовных романов, вот всякая чушь и лезет в голову. Да еще со взрослыми мужчинами до сих пор жизнь не сталкивала. Взрослыми, решительными, красивыми. Ой-й-й-й. Отвлечься удалось с большим трудом, только заставив себя снова засесть за лекции. Зачет никто не отменял.

– Какого хрена, Жарков? – недовольно буркнул Макс, едва стройная фигурка затерялась среди свадебной толпы.

Но чудесный запах он еще мог уловить…

– Я просто мимо проходил, – непринужденно отозвался Димка, но слишком довольная улыбка заставила сомневаться в правдивости его слов.

Казанцев недобро прищурился, непроизвольно сжав руки в карманах в кулаки.

– Димон, мы так не договаривались! – сквозь зубы процедил Казанцев.

Рыжий не отвел взгляда, усмехнувшись, но ответить не успел – зазвонил телефон.

– Да, Оленька, – мурлыкнул он в трубку, продолжая смотреть на хмурого друга. – Да, рыбка моя, уже выезжаем, будем через пару часов. Целую, сладкая. – Димка отключился и убрал мобильник. – Поехали, развеемся с девчонками, сбросишь напряжение. – Жарков хлопнул Макса по плечу. – Я тебе даже уступлю двоих, – со смешком добавил он.

Казанцев снова посмотрел в ту сторону, куда ушла Таня.

– Да ты так напугал феечку – она теперь все воскресенье из общаги не выйдет. – Откровенно рассмеявшись, Димка обнял друга. – Все, поехали, – решительно закончил он.

Про себя рыжий подумал, слишком Макс «повернулся» на Танечке, пусть даже она и девственница из нечисти. То, что он сам в последнее время часто думает о блондиночке с большими зелеными глазами и аппетитной попкой, Димон особо не замечал. Ему просто нравилось вспоминать симпатичную девчонку и наблюдать, как всегда успешный с женщинами друг на сей раз уперся в стену. И предвкушать, как сам примется за соблазнение Танечки.

Воскресенье прошло под знаком «ботанства»: до вечера я сидела за учебниками и лекциями, перемежая их чтением любимых романов и лазаньем по Сети и форумам. Каюсь, начала искать информацию про демонов – конечно, не тот ширпотреб для людей, а для наших. Я знала сайты и как правильно заходить на нужные страницы. Кроме многочисленной классификации и особенностей, которые в общем и целом были мне известны – в школе изучала общий курс по нечисти, – ничего нового не нашлось. Почти ничего. То, что демоны заносчивы, высокомерны, самоуверенны и совершенно бессовестны, понятно и так. Что они действуют всегда исключительно в своих интересах, рассказывал папа, когда делился воспоминаниями о деловых партнерах. А вот о личной жизни демонов удалось найти немного, случайно забредя по какой-то левой ссылке на дамский форум из разряда «Делимся историями о любви». Да, бабники, причем, поскольку сами вращаются в высших, так сказать, кругах, предпочитают себе под стать: холеных, гламурных, красивых. Чтобы было чем похвастаться. Да, очень не любят, когда их используют, их почти невозможно обмануть. В большинстве случаев демоны прекрасно понимают, когда женщинам от них нужны деньги, красивые и дорогие подарки и в перспективе кольцо на пальце. По факту никто еще не слышал, что какой-то ушлой любовнице удалось затащить демона в ЗАГС. Они сами себе жен выбирают, тщательно и долго. И обычно не водят их по всяким мероприятиям, а скрывают от глаз общественности. Я загорелась вопросом: почему?!

С одной стороны, понятно: в мире бизнеса жестокие законы, а семья и близкие – самый верный способ надавить. Не зря же папа меня никуда одну не отпускал, только с охраной. С другой… а вообще, разве эгоистам-демонам так уж важно, что будет с теми, к кому они относятся как к своей собственности? Ну, вроде машины там, дома, дорогого телефона. Сомневаюсь, что они женятся по любви. А когда привязан к человеку не больше, чем к ноутбуку… Ну, не к человеку, демоны на людей вообще внимания обращают не больше, чем на камни под ногами… Полезла искать на тему демонов и любви – интересно же! Невозможно прожить всю жизнь без любви, без чувств совсем. У каждой нечисти есть свои идеальные партнеры: те, притяжению которых невозможно сопротивляться. Причем не всегда одного вида. Допустим, феи, как ни странно, образуют пары с оборотнями и сатирами, нимф тянет к водяным и тоже сатирам, дриады с лешими и вампирами хорошо уживаются. Сами вампиры кроме своих и дриад еще с инкубами семьи заводят – девушки, естественно. Инкубы вот с любой нечистью сойтись могут из-за особенностей вида. А демоны?..

Учебники и лекции были окончательно забыты,
Страница 19 из 27

любимый роман в мягкой обложке отодвинут в сторону: я с головой ушла в исследования. Конечно, выбирают в первую очередь из своих, да, демоны снобы. А идеальные?.. К моему разочарованию, такой информации я не нашла. По всему выходило, демоны ни на кого, кроме своих, не смотрели. Секс мог быть с кем угодно, а что-то серьезное – нет. На инкубов разве что иногда демоницы заглядывались. Я нахмурилась и отпала от ноута, откинувшись на спину и вперившись взглядом в потолок. Про таких, как я, в свободном доступе не упоминалось нигде. Понятное дело, кому надо, и так знали, а остальным совсем не обязательно. Ну и отлично, мне спокойнее будет. Ибо если эти два демона хотя бы заподозрят, кто я такая на самом деле, учитывая, что папа не последний человек в питерском мире бизнеса… Тогда точно ой. На ближайшие два года.

Трель телефона выдернула из раздумий, я вздрогнула, со страхом подумав, что Макс ухитрился узнать мой номер… Нет, высветилось имя.

– Привет. – Я улыбнулась.

– Как ты там, милая? – раздался родной голос. – Все в порядке?

– Да, все просто отлично! – улыбка стала шире. – Мне тут очень нравится, честно!

Не буду про демонов говорить, зря только расстрою и встревожу. Возвращаться обратно под крылышко папы не горела желанием, даже несмотря на тамошнюю безопасность. Дома скучно…

– Ну и здорово, зачеты уже начались? – Тон веселый, и мои тревоги тоже отступили на время.

Я соскучилась, сильно.

– Да, завтра первый, и сессия уже вот-вот, – поделилась я. – Пап, сдам все, не волнуйся.

– Удачи в зачетах и осторожнее там, ладно?

– Ладно. – Очень захотелось увидеть, сердце на мгновение кольнуло грустью.

Но впереди еще три недели сессии, не считая зачетную, и только тогда, не нарушая конспирации, мы сможем увидеться. До тех пор лучше не рисковать, тем более демоны, кажется, устроили слежку за мной.

– Спокойной ночи, хорошая моя. – Папуля отключился.

И очень вовремя – в замке заскрежетал ключ, вернулась от родителей Катюха.

– Привет! Есть кто живой? – раздался ее веселый голос из коридора.

– Здорово. – Я помахала рукой. – Как съездила?

Катюха защебетала о поездке домой, и я отвлеклась от грустных мыслей о папе. И вообще, надо еще поучить, чтобы наверняка. Одно дело, заниматься с профессорами и точно знать, что все сдашь, и другое – вот так, вместе со всеми, когда никто не разжевывает. Конечно, что-то я знала, но в чем-то приходилось разбираться, учить. И мне это нравилось!

Кажется, я начинаю потихоньку ненавидеть утро. Сейчас, например, мало того что плохо спала – сны всякие снились тревожного содержания, – так еще и подскочила от волнения за полчаса до будильника. А когда села пить чай, позвонила Варька.

– Так, ты помнишь про препода? – строгим голосом начала она.

Я скривилась.

– Варь, я все выучила, не завалит он меня! – попыталась отмазаться, но дриада была неумолима.

– Танюха, не говори гоп, я его лучше знаю! – перебила она. – Чтоб я джинсов на тебе не видела, поняла? И волосы распущенными оставь, заколку возьми с собой, раз не любишь их так носить, – начала давать цеу Варвара. – После зачета уберешь в хвост. И босоножки, надеюсь, они у тебя есть?! – грозно поинтересовалась дриада.

С нее сталось бы притащить из своих запасов, так что пришлось спалиться, что есть.

– Супер. Тогда жду. Этот пенек как коленки твои увидит, про все забудет, пару дежурных вопросов задаст, и все. Давай приезжай.

Пришлось с сожалением оставить джинсы на полке и надеть короткий шелковый сарафан с цветочным рисунком, на тонких лямках. Эх, вот Варька вредная! Расчесавшись и сунув резинку для волос в рюкзак, я надела босоножки на низком каблучке и с ремешками крест-накрест и наконец вывалилась из общаги. Мало того что в коротком платье непривычно, так еще и перед зачетом потряхивало, все казалось, я ничего не помню, и все знания каким-то удивительным образом за ночь выветрились из головы. Да еще обрывки снов, где мелькали попеременно оба демона, подрывали хрупкое душевное равновесие. В общем, пожалуй, впервые за долгое время захотелось потом, после занятий, пойти и хлебнуть чего-то крепче чая или кофе, для успокоения нервов. Чисто символически, конечно, но все равно хотелось. Выруливая к ставшему уже родным корпусу, поймала себя на том, что бросаю по сторонам косые взгляды, опасаясь увидеть одну из машин демонов… Тьфу!! Не будет меня тут никто караулить, не будет! И я не стану думать о том, что и Жарков, и Казанцев откуда-то знают, где я учусь… Как и о том, что оба волнуют меня с одинаковой силой, только один немного пугает ощущением скрытой опасности, а второй притягивает аурой привлекательности, которой невозможно сопротивляться. Полный финиш.

– Танька! – Крик Вари чуть не заставил подпрыгнуть.

– Фу, напугала. – Я нервно улыбнулась.

– Классно выглядишь. – Дриада окинула меня оценивающим взглядом. – Умница.

– Угу, остальные тоже оценили, – вздохнула я, ловя на себе откровенно заинтересованные взгляды.

Никогда не стремилась привлекать внимание и сейчас чувствовала себя неуютно. Особенно не понравилось, как один из молодых оборотней смотрел, ну оч-ч-чень пристально и с каким-то нехорошим огоньком. Еще один охотник до невинности?! Проснулось раздражение, я уставилась прямо в глаза нахалу, вложив во взгляд плохое настроение, недосып, трясучку перед зачетом и понадеявшись, что зрачки не стали вертикальными от взрыва эмоций. Оборотень вздрогнул, моргнул и поспешно отвернулся. Вот так. Будут еще всякие посторонние парни без моего желания пялиться на мои коленки! Удовлетворение частично помогло справиться с нервозностью, и порог корпуса я переступала более-менее успокоенной. Языкознание шло первым, потом – зачетная работа по контакту с растениями, пока остальной курс сдавал рефераты по мировой истории. Тут я не волновалась ни разу, на днях вон прошла практику в экстремальных условиях.

– Тань, а чего ты в юбках не ходишь? – спросила Варя, пока мы шли к аудитории. – Тебе хорошо, фигурка тоже ничего.

Ну не объяснять же: чтобы меньше внимания привлекать! Феи в этом смысле, наоборот, старались выглядеть ярко и эффектно, как Варвара. Длинный полупрозрачный сарафан с разрезами, насыщенного василькового цвета, открытые плечи, босоножки на тонком каблуке, светлые волосы украшены множеством маленьких заколок в виде мотыльков. Красотка!

– Да как-то в джинсах привычнее, – промямлила я и поспешно перевела разговор на другую тему: – Варь, а чего ты одна до сих пор?

– А. – Она беспечно махнула рукой. – Пару месяцев назад лешего послала, на русалку заглядываться начал, из поступающих. Пока и так хорошо живется, да и сессия на носу, на фиг мне отвлекаться.

Я помолчала, собираясь с духом, чтобы задать следующий вопрос. Как бы дриада не истолковала мой интерес превратно…

– Варь, а этот Макс, он где учится? – понизив голос, спросила все-таки.

– В нашем же универе, но на финэке. Вроде магистратуру заканчивает, вместе с Жарковым. – Староста покосилась на меня. – Ты с какой целью интересуешься, подруга?

– Чтобы знать, где не гулять, – буркнула я, чувствуя облегчение – корпуса экономического находились на том берегу Невы, аж на Чернышевской. – А ты что подумала?

– Ну, кто тебя знает. – Приятельница беспечно махнула рукой. –
Страница 20 из 27

Может, решила все-таки влюбиться в демона. – Варька ехидно хихикнула и толкнула меня локтем. – Знаешь, говорят, они обалденные любовники…

– Это кто такие слухи распускает? – послышался недовольный голос Женьки, и я присоединилась к хихиканью дриады, не став огрызаться на ее подколку.

Правда, щеки слегка потеплели от смущения – в роли любовников ни одного, ни второго не представляла, но… внизу живота разлилось тепло при мысли о том, что… Нет!! Об этом точно думать не буду!

– Ладно, Женек, не комплексуй, – со смехом отозвалась Варя. – У тебя еще все впереди!

Улыбаясь, я полезла в рюкзак за учебником и лекциями – повторю, пока время есть. Хорошо, тема моей невинности отошла на второй план, а то с Варьки станется заняться поисками подходящего кандидата. Украдкой оглядела остальных с нашего курса – м-да, похоже, все девчонки знали, как нужно сдавать языкознание. В штанах или джинсах не было никого. Ладно, отлично, я хоть не так выделялась на общем фоне. Оставшиеся до пары минуты пролетели быстро, явился препод – окинув нас довольным и заблестевшим взглядом, он открыл аудиторию, и мы зашли. Уф! Надеюсь, профессор ограничится только разглядыванием, а то за кафедрой не видно, где там его руки могут находиться. Ну, удачи мне, собственно. Сжимая в повлажневших ладонях зачетку, уселась подальше от окна – мало ли, тем более из них отлично просматривалась набережная, а зачем мне лишний повод для волнения?!

…День пролетел на удивление быстро, хотя и волнительно. Зачеты позади, первые подписи и заветные слова «зачтено» получены, и я, полуживая, выползла на свет божий, предвкушая, как завалюсь сейчас с Варькой и Иркой в ближайшую кафешку. Девчонки тоже были не против немного успокоить нервы.

– Не, прикиньте, этот… Филимонов Машку за коленку трогал! – кипела возмущением Ирочка, пока мы спускались по центральной лестнице к выходу. – И так проникновенно смотрел, она, бедная, не знала, куда себя девать!

– Козё-о-о-ол, – хором согласились мы с Варей, возмущенные.

Филимонов – это препод по языкознанию, любитель женских коленок. Как рассказывали, доходило до абсурда: некоторые понравившиеся ему студентки сдавали рефераты по десять раз. Это нам еще повезло, он сделал зачет обычным. И ведь не поймать, он не приставал, не делал неприличных приглашений, просто заставлял как можно чаще приходить к нему. Фу, скользкий типчик, хорошо у нас языкознание только на первом курсе.

– Свобода! – выдохнула я, выйдя на улицу, и уже сделала пару шагов в направлении Большого проспекта, когда меня остановил изумленный голос Иры:

– У меня глюк?!

Еще не зная, что произвело на фею такое впечатление, я обреченно поняла, кто вызвал у нее такую реакцию, – организм отозвался знакомым волнением и ускорением пульса. Вопрос в том, кто из них сейчас торчал около филфака… Я зачем-то полезла в рюкзак, отметив, что пальцы дрожат, горло пересохло, а по телу прокатываются жаркие волны.

– Тань. По-моему, это за тобой, – тихонько заметила Варя, тронув меня за руку.

– Ничего не знаю, меня никто ни о чем не предупреждал, – поджала губы, упрямо не поворачиваясь к набережной. Ну да, конечно, не предупреждал. Это я отказалась от встречи в кафе, но Макс, похоже, идею свидания не оставил. – И… и вообще, мы незнакомы! Пойдем лучше, а? – вышло так жалобно, что Варвара сочувственно улыбнулась.

– Тань, Казанцев тебя увидел, – вздохнула дриада, покачав головой.

Все-таки Макс. Ну если уж выбирать, то с ним определенно легче, его я хотя бы не боюсь. А Жарков откровенно пугает, и на него я как-то сильнее реагирую, что ли. Хотя он ни разу не прикоснулся. Вот еще, думать о прикосновениях Димки! Я успела сделать два шага, пока на плечо не легли чьи-то пальцы.

– Танюш, ну куда ты убегаешь? – Мурлыкающий голос Макса заставил вздрогнуть от лавины обжигающих искорок, прокатившейся вдоль позвоночника.

А прикосновение стрельнуло электрическим разрядом, и я развернулась, дернула плечом, избавляясь от его ладони. Танюша… Сердце сладко замерло от того, как он назвал меня, и пришлось срочно напомнить себе, какую именно цель преследует демон.

– Я не убегаю! – получилось немного резко, но эмоции зашкаливали, и стоило больших трудов держать себя в руках. – Я же сказала, у меня другие планы на сегодня!

Очень не хотелось снова встречаться с ним взглядом. Потому что становилось сложно сопротивляться бешеному обаянию чертова демона-искусителя. Макс улыбнулся.

– Между прочим, ты мне должна, красавица. – Он хитро прищурился, его палец коснулся моей щеки, заставив отпрянуть. Судя по огоньку в кофейных глазах, это его только раззадорило. А вот меня жест бросил в нервную дрожь, и сердце совершило от неожиданности сальто. – За крапиву.

Бли-и-и-и-и-н… Узнал, значит. А Жарков наверняка помог. Значит, тогда, у общаги, заметил меня Димка, хотя виду не подал. Ситуевина, однако. Звонить папе?.. Нет уж, сама справлюсь! Я нормально учиться хочу, как все! И два демона мне не помешают! Поджала губы, стараясь не думать о том, что на нас сейчас глазеет добрая половина филфаковцев и я становлюсь героиней грандиозной сплетни. Щеки стремительно теплели, покрываясь румянцем. Крапива, крапива, а нечего вести себя, как озабоченный самец! Русалки вон под рукой были, на все готовые! Немного злости помогло справиться с эмоциями, и я мрачно уставилась на Макса.

– Я не люблю, когда ко мне пристают незнакомые, не совсем трезвые мужчины, – буркнула, настороженно ожидая его ответа.

– Тань, чашка кофе в моем обществе не такая высокая плата, мм? – усмехнулся Казанцев.

Я рвано выдохнула, попав под обаяние усмешки. Запоздало обратила внимание, как сногсшибательно выглядел Макс в темно-синей рубашке с коротким рукавом, волосами, собранными в свободный хвостик – несколько прядей выбились и красиво обрамляли лицо, – и черных джинсах. И татуировка… Мой взгляд завороженно скользил по ее извивам, страшно захотелось прикоснуться и потрогать, проследить за узором, провести пальцем… Откуда-то знала, Максу понравится. И пахло от него приятно, смесью восточных пряностей и, не поверите, какао. На удивление хоть и сладковатый, но аромат очень подходил демону. Соблазна, ага. Пока я пребывала где-то в неведомых далях, потерявшись в собственных оживших ощущениях и желаниях, меня аккуратно ухватили за руку и подвели к тому самому вишневому джипу. Я моргнула, пришла в себя и только открыла рот, чтобы возмутиться самоуправством Макса, как он достал… шикарный букет нежно-розовых роз.

– Поздравляю с первыми зачетами, – снова сверкнул он улыбкой и добавил: – И извиняюсь за свое непристойное поведение. Слегка не в себе был, – Казанцев подмигнул.

Я растерялась, честно. Демон, который дарит цветы да еще извиняется?! Подмывало ехидно спросить: он со всеми девушками так или это только мне подобная честь? В полном опупении взяла букет, обошла машину, села… Зачем? Не знаю. Но в универ завтра уже страшно идти. Так, ладно, собираем мозги в кучу и срочно продумываем тактику предстоящего разговора с Максом так, чтобы он отстал. М-да. Сама не верю в это, но попытка не пытка.

– Есть пожелания куда? – спросил Казанцев, сев за руль.

Отвернувшись, покачала головой. Ты зазвал, тебе и голову ломать. Мне же хотелось поскорее закончить с
Страница 21 из 27

этим свалившимся внезапно свиданием и домой, в общагу. Сердце билось испуганной птичкой, мысли лихорадочно метались в голове, и я не знала, что делать дальше. Как себя вести, чтобы Макс отстал? «Не отстанет, – отозвался внутренний голос. – Сама знаешь, Тань. Теперь уже не отстанет, пока свое не получит». Подавила вздох, опасаясь смотреть на Казанцева – еще глупостей наделаю… Хотя куда уж больше. Следовало остаться около универа, с девчонками!

– Та-а-а-ань, ну не злись, – примирительно произнес Макс, выруливая на дорогу.

Я злюсь?! Чуть не рассмеялась, но сдержалась – истерить перед демоном не хотелось. Да, я трясусь от страха как осиновый лист! От страха перед своими желаниями и с тихой радостью, что Макс все-таки утащил меня на свидание…

– Я же сказала, занята в понедельник буду, – буркнула, нахохлившись и отвернувшись к окну. – И не хочу знакомиться!

Макс негромко рассмеялся, и по телу от этого бархатистого смеха прокатилась теплая волна дрожи, затаившись где-то в глубине живота. Чтоб тебя!.. Что я такого смешного сказала?!

– Тань, мы уже знакомы, поздно возмущаться, – спокойно ответил он. – Я не отниму у тебя много времени, а с подружками еще успеешь посидеть.

Умный такой! Я не хочу вообще! Мы въехали на Дворцовый, я отогнала пугающую мысль, что обнаглевший вконец Макс везет к себе домой. В таком случае ему придется тащить меня на плече, поскольку буду сопротивляться до последнего. Не хватало еще, ага, в гости на первом свидании. Больно круто за мою не такую уж серьезную выходку. И вообще, это не свидание, это отдача долга за крапиву! Собралась с духом.

– Ладно, хорошо, пусть знакомы. Но встречи продолжать не хочу, – как можно тверже произнесла, желая сразу окоротить демона.

К сожалению, у Макса на этот счет имелось свое мнение.

– А я хочу, Танюш. Ну понравилась ты мне. – Голос демона стал вкрадчивым, обволакивающим… соблазняющим. – Меня, знаешь ли, до сих пор крапивой не стегали всего лишь за поцелуи, да еще такие невинные.

О да-а-а, конечно, совсем невинные!! Вспомнив злополучную встречу в Лосево и то, как вел себя Казанцев, у меня даже уши вспыхнули от смущения. А еще возмутили нахальство и напористость. И вот это его «Танюш»… Стоп, он сказал «понравилась»?! Мама, нет, теперь точно не отстанет!

– Я уже сказала, не люблю, когда ко мне пристают без моего разрешения, – сухо отозвалась я, стараясь дышать через раз. В нос упрямо лез чертов запах туалетной воды Макса, такой вкусный и приятный, что от него даже слегка кружилась голова. – Сам виноват.

– Ну я же извинился, – последовал невозмутимый ответ. – Откуда я знал, что ты шарахнешься?

Ну извинился, ну цветы подарил. Кстати, мне ни разу в жизни не дарили цветов, тем более роз. Пальцами провела по лепесткам – в аромат какао и пряностей тонкой ноткой вплелся нежный запах цветов, и снова стало не по себе от взметнувшихся эмоций. Получить букет от Макса было неожиданно, но приятно, чего уж там. Интересно, он всем девушкам цветы дарит? И вообще, помним, Таня, он умеет соблазнять, он демон соблазна, в конце концов! Боже, на меня обратил внимание тот, кому практически невозможно сопротивляться, если он всерьез возьмется за дело! Кажется, я пропала, только почему-то вместе со страхом кровь будоражит волнующее предвкушение чего-то запретного, но от этого не менее привлекательного. Сумбурные мысли прервались – мы приехали.

Казанцев выбрал пафосное кафе в начале Невского, у Мойки, «Литературное» называется. Несколько раз мимо него ходила, когда гуляли с Катькой, но внутрь не тянуло. Ладно, посидим здесь. Отсюда хотя бы до общаги доберусь без проблем – от предложения Макса подвезти, которое наверняка последует, собиралась отмахиваться до последнего. Еще не хватало, чтобы он знал, где я живу!! Хотя тут же скисла: Жарков знает, а они друзья с Максом, так что поздно пить боржоми, дорогая моя. Мы сели за столик в глубине, я скромно заказала чашечку капучино, проигнорировав широкий выбор десертов. От переживаний в горло ничего бы не полезло.

– Может, вкусненького? – словно услышав мои мысли, вопросительно посмотрел демон.

Официантка терпеливо ждала рядом со столиком.

– Нет, – покачала я головой, хотя чизкейки выглядели привлекательно.

Ну люблю я их очень, и тирамису тоже обалденная вещь, но лучше пожую их в обществе Катьки или с Варей и группой потом посижу, в том же «Кофе-хаузе». Коварная улыбка на лице Макса мне не понравилась, как и мелькнувший во взгляде красноватый огонек.

– Будьте добры, тирамису, – невозмутимо произнес он, повернувшись к официантке.

Я нахмурилась, недовольная тем, как легко он угадал мои пристрастия. Надо меньше смотреть на картинку с пирожным! Демон же все детали подмечает!

– Я не просила, – не удержалась от замечания.

Хорошо голос ровно звучал. Дразнить его своим раздражением было боязно – кто знает, что еще выкинет?!

– Зато хотела, – весело отозвался Макс. – Я видел, как ты смотрела на него в меню.

Вот же… наблюдательный! Выдохнула, собралась и снова посмотрела на Макса. На его красивое лицо с хищным разрезом глаз, на чувственные губы… И выпалила, неожиданно даже для себя самой:

– Это потому, что я девственница, да? Цветы, пирожное, – сказала и жутко смутилась от собственной откровенности.

Ну вот кто за язык тянул?! Похоже, общество Казанцева пагубно влияет на мои умственные способности. Еще один повод держаться от него подальше!

– Ну что ж ты сразу самое плохое думаешь, Танюша, – мурлыкнул демон, блеснув глазами, и его довольная улыбка говорила – он отнюдь не разочарован моей догадливостью. А меня вновь пробрала щекотная дрожь от того, как он назвал меня по имени. Макс вдруг подался вперед, сцепив руки на столе в замок, и я чуть не отшатнулась на стуле еще дальше. – То есть ты даже не допускаешь, что понравилась мне просто как симпатичная девушка?

Откровенное заявление вызвало растерянность. И как ответить? А вообще такое может быть? Что демонам девушки нравятся не только с постельной точки зрения?

– И… что? – осторожно спросила я, одновременно страшась услышать ответ и желая этого.

– Хочу познакомиться лучше. – Он смерил меня задумчивым взглядом. – Что же касается цветов… Знаешь, не всем девственницам я дарю букеты роз, – и снова подмигнул самым возмутительным образом! – И лепестками постель не устилаю.

Задохнулась от смущения, плеснувшего жаром в лицо, отвела взгляд, нервно теребя скатерть. Черт. Не хочу, чтобы он знакомился со мной лучше! Очарует же, влюбит в себя, получит свое и… и что дальше? Для меня жизнь будет закончена. Покачала головой, собрав мысли в кучу.

– Не думаю, что это хорошая идея, – обтекаемо ответила. – У нас вряд ли найдутся общие интересы. Ты… – запнулась, но продолжила: – Ты слишком взрослый, Макс.

– Всего семь лет разницы, Тань, не так уж много. И почему бы не попробовать? Откуда знаешь, может, у нас как раз много общего.

От такого откровенного заявления я растерялась на несколько минут.

Молчала и хлопала ресницами, как дура, утопая в расплавленном шоколаде его глаз. Макс подпер ладонью подбородок и смотрел прямо на меня, улыбаясь уголками губ, а я не могла отвести взгляда, обмирая от его улыбки и чувствуя себя шоколадкой на солнце. Мне… только что предложили встречаться?! И
Страница 22 из 27

кто, демон, известный бабник, у которого, кстати, вроде как роман с одной из сестер Жемчужных!

– А как же русалки? – вырвалось у меня, и с досады я чуть не поджала губы.

Вовремя сообразила, этот жест может быть неправильно истолкован Максом, что ревную, например. Оно мне надо?! Тем более это совсем не так!

– Это просто развлечение, – ласково прожурчал Казанцев и продолжил, не дав мне ответить: – Ни к чему не обязывающее знакомство. Таню-у-у-у-уш, ну неужели я тебя совсем не привлекаю, что ты так не хочешь хотя бы просто встречаться пару раз в неделю, без всяких обязательств?

Слишком привлекаешь, Макс, в том-то и проблема! И… хочу, господи, хочу видеться, несмотря на предупреждения, несмотря на репутацию бабника, несмотря на то, что демоны слыли эгоистичными самовлюбленными типами! И даже то, что его явно привлекла моя девственность, а не только внешность, не останавливало. Вдруг Макс другой?.. Вдруг… Нет, два года он точно ждать не будет. А позволять ему ходить налево для удовлетворения собственных потребностей… Лучше уж вообще ничего не начинать.

– Макс, не стоит, – с трудом выговорила, голову кружили совсем ненужные сейчас эмоции.

Официантка принесла кофе и тирамису, но я поняла: десерт застрянет в горле – взгляд Макса не отрывался от меня, и все труднее было сохранять видимое спокойствие. Жаркие волны гуляли по телу, сердце билось о ребра так, что казалось, синяки останутся, и очень хотелось облизать совершенно сухие губы. Но я девочка начитанная и прекрасно знаю, как действует такой вроде бы естественный жест на мужиков. Дразнить Макса лишний раз опасалась. Так что просто уткнулась носом в чашку, набираясь мужества приняться за десерт, один вид которого вызывал приступ дурноты. Но оставить несъеденным было жалко.

– Какая-то ты неправильная фея, Танюш, – задумчиво отозвался Макс, и его палец вдруг медленно провел от моей кисти к самому локтю.

М-мама!.. На фиг меня трогать, кто разрешал?! Я же чуть кофе не пролила на себя от неожиданности! И от уже надоевших мурашек, скакавших от макушки до пяток пьяными блохами…

– Феи обычно легко соглашаются на новые знакомства и встречи. – Казанцев прищурился, а я прикусила язык, чтобы не ляпнуть что-нибудь не то. – А уж девственницами в твоем возрасте вообще единицы остаются.

Да уж, неправильная фея, лучше не скажешь. А Макс слишком проницательный, на мою беду! Снова откинулась на спинку, чтобы не давать собеседнику притронуться ко мне.

– Давай не будем моей личной жизни касаться, сама разберусь как-нибудь, – немного резко ответила, уже начиная жалеть, что не уперлась рогом и не осталась около универа.

Сейчас бы с девчонками коктейль пила какой или вино… А не нервничала и не волновалась в обществе опасного демона. Однако ответить Макс не успел. Наш разговор прервался самым неожиданным образом – около столика остановилась девушка.

– О, Максик, какая встреча! Ты же сказал, в командировку на прошлых выходных уехал? – В грудном чувственном голосе слышалось удивление пополам с легким недовольством.

Я подняла глаза и уставилась на шикарную демоницу, по-хозяйски положившую ладонь Казанцеву на плечо. Иссиня-черные локоны до плеч, темно-синие глаза обрамляли длинные пушистые ресницы, пухлые, ярко-алые губы изогнуты в небрежной улыбке. Платье василькового цвета с глубоким вырезом облегало изгибы тела как перчатку, заканчиваясь где-то на середине бедра, и у меня создалось впечатление, что бюстгальтера под ним нет. М-да. На фоне этой красотки я смотрелась, будем откровенны, как какая-нибудь бижутерия от «Эйвон» рядом с роскошным колье за пару тысяч евро. То есть никак. Макс резко обернулся и нахмурился, его веселье и расслабленность пропали.

– Маргарита? Ты что тут делаешь?

Ох, сколько холода в голосе! И куда девались мурлыкающие нотки?

Глава 4

Демоница небрежно улыбнулась, демонстративно не замечая меня.

– Вопрос в том, что ты тут делаешь, Макс, – проворковала она, но в глазах мелькнул алый огонек.

Я резко почувствовала себя лишней и уже даже готова была быстренько распрощаться и под шумок благополучно слинять – пусть тут без меня разбираются, кто куда уехал и когда. Однако предупреждающий взгляд Казанцева вместе с нахмуренными бровями заставил изменить решение. С демоном спорить не хотелось, особенно с раздраженным.

– Отвали, Рита, не твое дело, – грубо ответил Макс, стряхнув ее руку с плеча. – Я не обязан отчитываться тебе о своих делах.

Она негромко рассмеялась и бесцеремонно села за наш столик, подперев подбородок ладонью и едва удостоив меня пренебрежительным взглядом.

– Макс, да ладно, я не против твоих маленьких увлечений, но… – Демоница снова посмотрела на меня, снисходительно так… Стало очень неприятно, хотя я не претендовала на внимание Казанцева. Ради бога, пусть забирает его с потрохами. Но нечего смотреть на меня, будто я маленькая девочка, ввязавшаяся в игры взрослых! – Милый, фея? Ты бы еще обычной женщиной заинтересовался, – снова обидный смешок. – На экзотику потянуло?

А вот это уже перебор. Я встала, с шумом отодвинув стул, злость поднялась мутной волной, и только открыла рот, чтобы ответить этой Маргарите, как мой взгляд упал на еще одного посетителя, сидевшего недалеко от входа. Жарков, развалившись на стуле, лениво улыбался, с явным удовольствием наблюдая за действом, разворачивавшимся около нашего столика. Сразу стало понятно, как Маргарита узнала, где Макс. Та-а-а-ак, или я чего-то не понимаю, или Димка активно ставит палки в колеса своему дружку. Зачем тогда слил, где я учусь?! И заодно наверняка, где живу?.. Что-то мне все эти подковерные игры категорически не нравятся.

Макс между тем не на шутку завелся, судя по рычащим ноткам в его голосе, когда он ответил этой Рите.

– Еще раз услышу, как обсуждаешь мои пристрастия, – от угрозы в этих словах меня пробрала ледяная дрожь, хотя они относились не ко мне, – о твоих, Ритуля, узнают все твои подружки и приятели, поняла? Кто еще не знает. – Макс нехорошо усмехнулся, а я поняла, вот теперь точно пора уходить.

– Спасибо, приятно было посидеть, – решительно заявила я и обошла столик.

Демоница проводила меня насмешливым взглядом, похоже не вняв предупреждению Макса. Казанцев дернулся было за мной, развернувшись, но я ловко избежала загребущих конечностей и обронила:

– Домой сама доеду, не надо провожать.

И? Гордо вздернув подбородок, с чувством выполненного долга направилась к выходу, намеренно игнорируя Жаркова. А вот Макс, похоже, не собирался этого делать.

– Димон, ты что здесь забыл?!

Ой как раздраженно!

С трудом сохранила невозмутимость – забавно наблюдать, как два взрослых мужчины, как мальчишки, мелко пакостят друг другу. Причем из-за такой ерунды… Я не считала свою персону настолько значимой, чтобы затевать всякие каверзы.

– Да вот, девушку подвезти собираюсь, – лениво отозвался Жарков, и меня словно в бак с жидким азотом окунули.

Ой нет, только не это!! Я ускорилась, собираясь поскорее миновать опасное препятствие в виде демона, но он одним гибким, быстрым движением встал и перегородил дорогу. Немногие посетители с любопытством оглядывались, и я ощутила, как щекам стало жарко. Елки-палки, перед универом цирк с одним, теперь в кафе – с другим! Ну
Страница 23 из 27

за что?!

– Никуда я с тобой не поеду! – тихо, но твердо произнесла, набравшись храбрости и посмотрев в золотистые глаза Жаркова. – Сказала же, сама доберусь!

Димка улыбнулся, ласково так, нежно, но во взгляде горело предупреждение.

– А я тебя не спрашиваю, – мягко ответил демон. – Ты же не хочешь выйти из этого кафе на моем плече?

Нет, не хочу. А он так сделает, если буду упорствовать. Черт!! Что за невезуха! Так, ладно, мне это надоело, я тоже злиться умею. Прищурилась, окинув Жаркова преувеличенно внимательным взглядом.

– Зря ты так, – честно предупредила, молча обошла и отдернула руку от загребущей конечности демона.

Макс ничего не сказал, а я не обернулась посмотреть на выражение его физиономии. С одной стороны, радовалась облому Казанцева, с другой – плохо, что подвернулся не менее опасный для меня его приятель…

– Не думаю, – не согласился Жарков и распахнул передо мной дверь. И уже знакомо все внутри встрепенулось от перспективы оказаться в одной машине с демоном.

Предательский организм! Ничего не ответила, поспешно выходя на улицу. Слишком близко подошел Димка, и слишком нервно отреагировало на него мое тело. Хорошо я спиной стояла, и яркого румянца он не видел. Раздался негромкий довольный смех и небрежное замечание:

– Кстати, в коротком тебе гораздо лучше, Танюш, чем в джинсах.

Я обернулась, смерила резвого демона хмурым взглядом. И этот туда же, «Танюша»! Хватит с меня этих… нежностей…

– Таня.

– Что? – Жарков поднял брови.

– Таня, – терпеливо разъяснила я. – Танюша я только для близких.

Не понравился мне его слишком задумчивый взгляд. Не хочу становиться для него… близкой! Приятель Макса отключил сигнализацию и к моему мимолетному удивлению открыл дверь. Свету он такой чести не удостоил, помнится. Я молча села.

– До общаги? – спросил спокойно Димка, а я вздрогнула от его голоса.

– Д-да, – пробормотала, почти съежившись на сиденье.

Жарков, в отличие от Макса, вызывал странные чувства. Меня к нему тянуло, и сильно, все время хотелось потрогать, особенно шевелюру всех оттенков осенних листьев. Очертить эти твердые губы, провести по немного шершавому из-за щетины подбородку. Хотелось прижаться, и чтобы обнял, приласкал, хотелось разглядывать искорки на дне его глаз… Тело обдало жаром, словно из открытой печки. Я шарахнулась от этих мыслей, как от чумы. Вряд ли Жарков способен на нежность, не в его это характере. Да и с чего ему проявлять нежность к какой-то фее, пусть даже и девственнице?!

– Тань, я тебе еще не сделал ничего плохого, ты чего так боишься? – с легкой насмешкой спросил Димка, бросив в мою сторону косой взгляд.

– Не боюсь, – буркнула упрямо, пытаясь избавиться от страха и волнения.

Не надо мне от него ни плохого, ни хорошего! Тем более плохое как раз он может сделать сразу после хорошего – ну или одновременно, это уж с какой стороны посмотреть. Уф! Собственные не совсем приличные мысли вызвали смятение. Жарков издал короткий смешок.

– Макс не отступится, он упрямый, – словно невзначай обронил мой собеседник.

– Жалуешься или хвастаешься? – насмешливо отозвалась я, ухватившись за возможность отвлечься.

А то сама не вижу, что упрямый твой приятель!

– Помочь отвязаться?

Вот уж спасибо, только твоей помощи не хватало для полного счастья.

– Сама справлюсь, – вежливо ответила я.

– Ты в этом так уверена, Тань?

Да что пристал!

– Да, – я с вызовом посмотрела на Жаркова.

Усмешка на его лице говорила о том, что не сильно он мне и верит. Вот зараза рыжая!

– Ну смотри, я предупредил, – насмешливо протянул Димка.

А я загляделась на его профиль, на то, как ветер играет с золотисто-рыжими прядями, и чуть не потеряла нить беседы. Таня, вернись с небес на землю!! Я тряхнула головой и кратко ответила, с некоторым трудом отведя взгляд:

– Спасибо. Учту.

– И все-таки ты необычная фея, – задумчиво изрек Жарков, заставив занервничать. Необычная, очень, но тебе подробности знать нежелательно, демон! Срочно переводим тему!

– Ты вообще как там оказался? – не дала я Димке возможность развить мысль. – В кафе. Мы туда случайно поехали, между прочим! Следил? – добавила с неприязнью, глядя прямо перед собой.

Не буду смотреть на него больше, на фиг. И хорошо, что едем с открытым верхом, мне хватило нанюхаться парфюма Казанцева.

– Мимо проезжал, – невозмутимо ответил Жарков. – А вообще, я знал, куда Макс с утра намылился, с таким-то букетом.

Щеки потеплели – от слов Димы стало приятно, несмотря ни на что. Но я не удержалась от небрежного замечания:

– Ой, можно подумать, он не каждой цветы дарит. Девушки же больше всего любят их, это классика ухаживаний.

– Конечно, не каждой. – В его голосе отчетливо слышалось снисхождение. – Только тем, кого Макс сильно хочет.

Эм, а может, без подробностей?! Щеки тут же обожгло румянцем, а еще завозилось раздражение вместе с волнением. А то сама не понимаю, с чего у демона соблазнения вдруг вспыхнул такой интерес ко мне!

– Я в курсе, по какой причине он такой настойчивый, – сухо известила я. – Только пусть и не надеется. Можешь передать своему приятелю, раз он меня не слышит. И никакие его ухищрения не помогут, – добавила как можно безразличнее.

– Та-а-а-ань, – тягуче произнес Жарков, и мои мурашки радостно прогалопировали вдоль позвоночника, а тело обдало теплом от его тона. – Мы охотники, по природе. Макс не отстанет, пока не добьется своего.

Я занервничала еще больше. Будь я феей, все просто – нет девственности, нет проблемы в лице двух озабоченных демонов. Но я не фея! Черт, черт. Надо что-то делать, и как можно скорее. Тупиковая ситуация: Жарков прав, демоны – охотники, и чем больше я барахтаюсь и шарахаюсь от них, тем сильнее желание поймать меня. Уф, теперь понимаю, почему папа предупреждал. Ну почему я такая невезучая, а? И ведь случайно, все случайно произошло, эти две встречи!! Не виновата я, что они учуяли меня, оба, и на весь, блин, курс я, похоже, единственная девственница, да еще и нечисть… Так, стоп, отставить панику. Раз не подойдут прямые методы, будем действовать хитростью. Только надо с девчонками посоветоваться, с Варей, она всяко опытнее, чем я, и Катьку спросить. Будет операция под названием «Отшить ухажера». Быстренько берем себя в руки и делаем морду кирпичом, Тань. Жарков твой страх на раз просечет и еще больше заинтересуется. Феи же обычно от мужчин не шарахаются.

– Удачи, – небрежно обронила, пожав плечами и отвернувшись к окну. – Цветами да посиделками в кафе меня не обаять.

Фраза была моей ошибкой, но поняла поздно.

– А чем обаять? – подхватил Жарков.

Глянула на него через плечо, снова поймав дрожь волнения по телу. Не надо вообще обаять, ничем!! Но, увы, боюсь, меня не услышат.

– Ничем, – произнесла всего одно слово, не желая развивать дискуссию дальше.

Жарков ничего не ответил, и его молчание вызвало беспокойство. Куда большее, чем уверения, что не отстанут, оба. Значит, не принял во внимание. Ладно. Мы уже сворачивали на Восьмую линию, к моей общаге, и я еще раз попыталась отстоять свою свободу и объяснить: мне не нужно внимание, ни от одного, ни от второго.

– Послушай, – повернулась к Димке, твердо намереваясь смотреть ему только в глаза, и не ниже. – У меня сессия на носу, и я не настроена
Страница 24 из 27

отвлекаться. – Я запнулась, этот нахал изволил улыбаться, снисходительно так! – Ни на тебя, ни на твоего приятеля. Надеюсь, мы больше не увидимся, – сухо попрощалась и вышла из машины, не дожидаясь ответа.

И надо ж такому случиться, что у входа стояла та самая вампирша Света. Курила в компании таких же гламурных девиц! Ох, блин, спасибо, Жарков, удружил! Мало мне представления около универа и появления Риты в кафе, так еще и Димкина любовница теперь зуб иметь будет! Хотя было бы с чего… Бывшая пассия демона цепко оглядела меня, светлая бровь поднялась, губы скривились в подобии улыбки.

– О, очередная подстилка? – небрежно и достаточно громко сказала она, демонстративно не замечая Жаркова – я слышала, он еще не уехал.

Я только открыла рот, чтобы резко ответить, но за меня это сделал Димка:

– Света! – Вампирша вздрогнула от его голоса, перевела взгляд за мою спину, и на ее лице мелькнула тень надежды. – Осторожнее.

Всего одно слово, сказанное мягким, низким голосом. Но от него лицо Светланы застыло, и в глазах я заметила страх. Ой! Мне тоже как-то не по себе стало, если честно, и я заторопилась к входу, доставая ключ. Взгляд Жаркова жег спину, и, когда за мной закрылась дверь, я не сдержала облегченного вздоха. Сердце гулко колотилось в груди, мысли никак не желали собираться в кучу, и я не особо верила в то, что меня оставят в покое. Так, не киснуть, Таня, будем думать, что делать!

Когда вернулась соседка, я с порога огорошила ее вопросом:

– Катюх, а у тебя много парней было?

– Ну не так чтобы очень, но были. – Она скинула сумку на кровать и с любопытством глянула на меня. – А что?

Я вздохнула.

– Да привязались тут двое ко мне, – призналась, рассеянно скользя взглядом по монитору. – Вот думаю, как отделаться. Я же ни с кем не встречалась толком. Может, ты поможешь? – покосилась на Катьку.

– Мм? Двое? А вы популярны, милочка, – хмыкнула Катюха, плюхнулась на кровать, усмехнулась и подмигнула. – Что, тоже звезды не так встали? Ой, дай угадаю, а один из них не тот ли красавчик? – встрепенулась соседка. – Ну который за нами тогда на джипе ехал?

– Да, он, и да, звезды не сошлись. – Я скривилась, не желая вдаваться в подробности. – Поможешь?

– Ну я даже не знаю. – Катюха поскребла в затылке. – Вообще, ты видела, я вон от Степы отделаться не могу. – Соседка тоже вздохнула. – Хотя будь я на твоем месте, не отказалась бы от такого, – протянула Катя. – А второй кто?

– Друг его, – буркнула нехотя.

Ее глаза округлились.

– Даже так? А они в курсе, что им одна и та же девушка нравится? – На ее лице отразился неподдельный интерес.

– В курсе, – подтвердила я. – Кать, что мне делать, а? – тихо спросила я, жалобно посмотрев на нее. – Не нужен мне ни один, ни второй! Пусть даже и красавчики!

– Ну, слушай, даже не знаю, что тебе посоветовать. Игнорировать обоих?

– А им по фигу, что я не хочу продолжать знакомство. – Я легла на кровать, уставившись в потолок. – И они знают, где учусь и живу.

– Тогда вредничай, – уверенно заявила Катька. – Включи стерву, делай то, что им может не понравиться.

– Я не умею быть стервой! – длинно вздохнула я. – Да и вредничать особо тоже, если честно.

– Придется учиться, если так уж хочешь отвязаться, – хихикнула Катька. – Покопайся в Сети, там полно рекомендаций на тему, как отделаться от парня за десять дней.

Наверное, придется так и сделать. Вопрос в том, проймет ли демонов?.. Вот и узнаю при случае, что-то мне подсказывает, он подвернется скоро.

Жарков ехал домой откровенно довольный собой, а позвонивший Макс явно был злой.

– Жарик, что за фигня?! – рыкнул он в трубку. – Ты какого черта притащил туда Ритку?! И сам что там делал?

– Макс, я просто мимо проезжал, не кипятись, а Риту случайно встретил, когда в универ заглянул. Она как раз про тебя спрашивала, – со смешком ответил Димка. – Ну я и предложил ей кофе выпить. Откуда же знал, что ты тут с феечкой будешь?

– Я, даже не видя твоего лица, чувствую, как врешь и не краснеешь, – сердито отозвался Казанцев. – Мы же договорились, кажется, я первый с Таней встречаюсь!

Улыбка Димы стала шире.

– А чего ты так кипятишься, Макс? – насмешливо поддел он. – Реально запал, что ли? Или так девственницы захотелось? И что, она уже согласилась встречаться с тобой?

В трубке повисло молчание, брови Жаркова медленно поползли вверх.

– Не запал, но за крапиву обидно, – наконец буркнул Макс. – А встречаться будем, куда она от меня денется.

– На принцип пошел? – тихо рассмеялся Дима. – Задело, что отшивает?

– А ты зря веселишься, тебя она тоже не особо счастлива видеть, – иронично отозвался Казанцев. – Так что мы в одинаковом положении, Димон. И да, перестань следить за мной. В следующий раз точно в морду двину, если снова влезешь в наше свидание и притащишь кого-то еще из моих бывших. Все, давай, пока.

Жарков убрал телефон и задумчиво прищурился. Ссориться с другом из-за феи не хотелось, но… что-то внутри восставало против того, чтобы она досталась Максу. Хотелось самому распустить эту золотистую косу, погрузить в нее пальцы, пропустить шелковистые пряди между ними, чувствовать, как это тело тает под его прикосновениями и поцелуями, как Таня покорно изгибается…

– Э, стоп. – Димка тряхнул головой и резко нажал на тормоз, чуть не въехав в бампер передней машины. – Дома помечтаешь.

Он спокойно доехал, поставил машину и поднялся к себе. Через пару часов предстояла встреча с отцом, по делам холдинга, а пока стоит позвонить еще в одно место.

– Сева? Привет. – Жарков остановился у окна. – Просьбочка есть, пробьешь по своим каналам? Татьяна Теренская, фея, учится на филфаке универа. Лет примерно восемнадцать-девятнадцать. Да, все мне на почту. Угу, сочтемся, спасибо.

Пока Макс пытается обаять Таню, он разведает, что это за птичка. А еще стоит пообедать. Казанцев прав, Димка соврал: Рите он сам позвонил, узнав, куда и с кем поехал приятель, и пригласил на кофе. Ну не хотелось, не хотелось, чтобы у Макса все получилось! Даже несмотря на договоренность.

…Макс вышел из туалета и направился к столику, за которым еще сидела Маргарита.

– Значит, слушай сюда. – Он положил руки на стол и наклонился к демонице, понизив голос и глядя ей в глаза. – Будешь дальше бегать за мной, твой папуля вряд ли получит кредит для своего бизнеса в нашем банке, – произнес он сквозь зубы. – И ни в одном банке холдинга, поняла? Дважды повторять не буду. Ты не устраиваешь меня ни как любовница, ни тем более как супруга. Счастливо оставаться, домой на метро доедешь. – Макс рассчитался у стойки за кофе, которое Таня не допила, и нетронутое пирожное, и вышел.

Рита, проводив демона прищуренным взглядом, достала телефон и набрала номер.

– Валерчик? – промурлыкала она, намотав на палец смоляной локон. – Ты мне нужен, солнце. – Выслушав ответ, демоница рассмеялась грудным смехом. – Да, как мужчина, и твой замечательный носик тоже. Ты где сейчас? – Маргарита снова замолчала. – Не подбросишь домой? Я в центре. Заодно обсудим мое дело. О, отлично, я на Невском, у Фонтанки, – оживилась демоница. – Жду, милый.

На метро Рита передвигалась крайне редко и очень не любила этот вид транспорта.

Макс приехал домой недовольный, но один положительный момент все же был: Таня забыла
Страница 25 из 27

букет, значит, есть повод снова встретиться. Собственно, Казанцев и так собирался, без всякого повода, однако с букетом выйдет даже лучше. Он улыбнулся, глядя на розы в вазе. Да, девочка упрямая, а Жарков засранец, но отступать Макс не намерен. Первой Танечка достанется ему, не Димке. В темных глазах мелькнуло хищное выражение, улыбка превратилась в усмешку. Да, от того, что фея не спешит, как многие другие женщины, падать в его объятия, азарт только возрос. Охота, черт возьми, это так захватывающе! Макс уже подустал от легких побед, а тут такое отличное развлечение!

Неожиданно зазвонил телефон. Казанцев посмотрел на высветившееся имя и чуть заметно поморщился.

– Да, пап? Свободен, а что? – Макс помолчал, потом неслышно вздохнул. – Да, хорошо, давай через полчасика. Куда подъехать? Хорошо, понял.

Обязательный обед с родителем – старший Казанцев был консерватором и, несмотря на то что часто виделся с сыном на работе, два раза в неделю встречался с ним в каком-нибудь ресторане для «разговора за жизнь», как он выражался. Интересно, о чем речь сейчас пойдет? Вряд ли об учебе, Макс успешно заканчивал магистратуру, и проблем со сдачей экзаменов и зачетов у него никогда не было. В остальном родитель в жизнь сына особо не вмешивался, разве только изредка. Кроме доли в бизнесе отца у Макса и свое дело имелось, достаточно прибыльное, чтобы не просить денег.

Отец предложил встретиться в одном из ресторанов в центре, и Казанцев подъехал чуть раньше, надеясь, родитель не приготовил никаких сюрпризов: в последнее время он что-то зачастил на их семейные посиделки таскать дочек своих знакомых и партнеров. Намек слишком прозрачный, хотя напрямую отец пока не заговаривал на щекотливую тему. Заняв столик, Макс сделал заказ и погрузился в воспоминания о Тане. Тянуло его к этой феечке, и сильно, и дело даже не в том, что она его крапивой отделала. Димке, естественно, он не стал признаваться в подобном – вот еще, давать такой козырь! А как она выглядела в этом сарафанчике, вся такая легкая, воздушная, сияющая, только вот косу бы распустить, и совсем отлично было бы. Ничего, в следующий раз он обязательно исполнит навязчивое желание дотронуться до золотистого шелка ее волос, ощутить его мягкость. Максу очень нравились длинные волосы у девушек, такой вот пунктик. И еще Танечка пахла умопомрачительно, куда вкуснее, чем прежние девственницы, с которыми он имел дело…

– Чему так мечтательно улыбаешься? – Голос отца ворвался в воспоминания, и демон отвлекся от приятных картинок.

– Привет. – Макс привстал и пожал руку. – Да так, день хороший был.

– Это радует. – Старший Казанцев сел, окинул сына внимательным взглядом.

Сегодня он, к тайной радости Максима, пришел один. Им принесли заказ, и Казанцев-младший не стал ходить вокруг да около, сразу озвучив волновавшую тему.

– Пап, я расстался с Ритой, и это обсуждению не подлежит. – Он пристально посмотрел на собеседника. – Бизнес ее папаши ты можешь прибрать к рукам и другим способом, не вводя в семью.

Валентин Казанцев перестал жевать и вернул сыну такой же пристальный взгляд.

– Это самый верный способ, – наконец ответил он.

– Ты хочешь себе такую невестку? – насмешливо поинтересовался Макс. – Чтобы нашу фамилию полоскали на всех углах? Где, с кем и когда видели супругу Казанцева-младшего? Не верю. – Он хмыкнул. – И все только ради того, чтобы фирма ее отца вошла в холдинг. Вон Сашка тоже холостой, обрадуй племянника, – предложил Макс иронично. – Но я не готов на такие жертвы, даже во имя семейного дела, извини.

– Клятва Подчинения? – задумчиво предложил Валентин. – Тогда никаких левых шашней.

Макс, как раз глотнувший вина, аж закашлялся от такого предложения.

– Па-а-а-ап, я предпочитаю более традиционные виды секса, – наконец ответил он. – Ритка мне весь мозг вы… несет, если я лишу ее возможности шляться по светским тусовкам. А он мне еще нужен, знаешь ли. Я иногда им думаю, – со смешком закончил Макс.

– Всегда можно развестись, как дело будет сделано. – Старший Казанцев пожал плечами.

– Папа, нет, – твердо повторил его сын. – И закрыли тему.

Некоторое время они ели молча, потом Валентин снова заговорил:

– Макс, тебе все равно пора уже о семье задумываться. Не неволю, но и затягивать не вижу смысла.

Младший демон отложил вилку, побарабанил пальцами по столу, помолчал.

– Думаешь, простым перебором я найду свою пару? – скептически поинтересовался он. – Не сомневаюсь, у тебя уже и досье на всех подходящих претенденток собрано, только, пап, а если это не демоница? – понизив голос, спросил Макс. – А до совершеннолетия никто из отцов своих дочек в свет не выведет, сам знаешь.

Валентин лениво улыбнулся, в темных, как у сына, глазах мелькнула хитринка.

– Ну я же смог, Макс, – подмигнул он. – И все остались в конце концов довольны. Нет, если не хочешь пару, ради бога, просто выбери хорошую девушку…

– Так, я понял твой посыл, – оборвал его Макс. – Скажем, присмотрюсь, но обещать не буду, ладно? Не нагулялся еще. – Молодой демон весело ухмыльнулся.

– Договорились, – невозмутимо кивнул Валентин. – Макс, говорят, ты за феей какой-то ухлестываешь? – резко сменил тему Казанцев-старший.

Небрежный тон не обманул его сына.

– Уже доложили? – хмыкнул Макс. – Ну, ухлестываю, это плохо? – Он пожал плечами. – Она забавная и интересная, а мне нравятся сложные загадки.

– Да нет, неплохо. – Его собеседник вздохнул. – Развлекайся, конечно. Просто странно, что ты переключился на молоденьких, да еще студенток.

Макс откинулся на спинку стула, взяв бокал с вином, и улыбнулся такой же ленивой улыбкой, как недавно его отец.

– Пап, она девственница, – обронил парень.

Брови Валентина поползли вверх.

– О как. – Он помолчал. – Да, редкость в наше время. Что ж, понимаю. Ладно, приятно было увидеться. Удачно сдать сессию, Макс.

– Спасибо. – Младший Казанцев кивнул и допил вино. – Пока, пап.

После обеда он отправился в офис своей фирмы, проверить, как идут дела, а потом стоило заняться учебой – на следующей неделе сдавать магистерскую.

Утром я сделала страшную вещь: решила не пойти на первую пару. Терзали смутные подозрения, что с Макса станется караулить меня уже не после, а до занятий. По здравом размышлении и обсуждению по телефону с Варей я утвердилась в правильности такого поступка. Тем более лекция по философии не настолько важная, и препод там не так щепетилен в вопросе посещаемости. Реферат сделаю в выходные. А вот с демонами лишний раз встречаться не хочу категорически! Ни с одним, ни со вторым. Поэтому лучше высплюсь.

Зря надеялась, сон мой был тревожным и неспокойным, и когда Катька ушла, я поняла: больше не усну. Настроение так себе, серединка на половинку, в голове крутились обрывки мыслей, и конечно, о возмутителях моего спокойствия. Может, ухажера завести, ну, для вида? Вдруг отстанут… Хотя нет, это может вылиться в очередной виток проблем, и придется бегать уже от троих воздыхателей. Да и неизвестно, что предпримут демоны, если увидят соперника. Не хочу, чтобы из-за меня у других неприятности возникали. Хмыкнула, наливая чай. И как, интересно, получилось, что меня теперь, черт возьми, весь факультет будет считать очередным увлечением Макса?! Бли-и-и-ин, вот
Страница 26 из 27

влипла, а? Уселась на кровать, тоскливо вздохнув. Знать бы, что задумали демоны, тогда можно подготовиться к встрече, а так остается только импровизировать, благо форумов начиталась на тему. Ясное дело, вечно бегать от них не получится. Вот чем этому Максу Рита не нравится? Как раз такая, каких обычно демоны выбирают в любовницы: гламурная, роскошная и такая же, как он. У Казанцева много общего с ней. Нет же, привязался к моей девственности, пошляк и совратитель! Возмущенно фыркнула, чуть не пролив чай, и тут зазвонил телефон.

Признаться, чашка едва не выпала из рук от неожиданности, но это оказалась всего лишь Варька. Блин, точно никаких нервов не хватит с такой жизнью!

– Танька!!! – страшным шепотом выпалила дриада. – Танька, он здесь был! Правильно ты на пару не пришла, Казанцев караулил тебя около корпуса!

– Ик, – все, что могла я сказать на ее сообщение.

– Так, не дрейфь, – тут же строго отозвалась Варвара. – Сейчас его нет, видимо, уехал по делам, так что ноги в руки и вперед, рысью сюда.

– А если он и после пар заявится?! – с паникой в голосе спросила, отставив чашку и вскочив с кровати. – Или дружок его, Жарков?!

Варька захихикала.

– Тогда ты вообще станешь легендой, Танюх, о тебе и так девчонки судачат. – Слова старосты расстроили еще больше, чем заявление о Казанцеве. – Чтобы два демона сразу увивались за скромной феей? Сенсация! Тем более не так давно их с русалками видели!

– Не пойду я сегодня никуда, – буркнула, насупившись.

– Пойдешь, – припечатала посерьезневшим голосом Варя. – У тебя сессия на носу, возьми себя в руки! А если после пар будет кто-то из них караулить, я знаю еще один выход из корпуса, он с другой стороны, и тебя никто не увидит. Так что давай, дуй сюда!

Пришлось одеваться и идти, настраивая себя на пофигистическое отношение к взглядам и перешептыванию за спиной. Поговорят и перестанут, в конце концов, не такая уж сенсация. И вообще, у меня учеба!

Две пары прошли почти мимо моего сознания. Семинар по английской грамматике – без происшествий, а вот на практике по природоведению я в рассеянности, вместо того чтобы помочь фиалке расцвести, уговорила стоявший на подоконнике кактус обзавестись бутонами… После пары, в коридоре, осторожно выглянув в окно, с тоской убедилась в правдивости своих подозрений: Макс с не слишком довольной физиономией стоял около своего вишневого монстра, скрестив руки на груди, и не сводил взгляда с выхода из корпуса. Вот настырный, а!

– Идем. – Варя все поняла по моему вытянувшемуся лицу, взяла за руку и повела в другой конец коридора. – Не кисни, Танюх. Давай, может, мальчика тебе какого-нибудь найдем, а? – Она обернулась. – Демоны же на девственность твою ведутся, а не будет ее, не будет и проблемы?

Я вздохнула, подбирая слова.

– Варь, я не могу так, – ответила с грустной улыбкой. – Ну не знаю, мне человек нравиться должен, хоть чуть-чуть, понимаешь? А я какая-то невлюбчивая фея, – добавила с еще одним вздохом. – Может, папины гены сказываются, не знаю, – пожала плечами.

– А папа кто? – тут же спросила Варька.

– Леший. – Мы с папой заранее обговорили, подобное сочетание самое подходящее для моих мнимых родителей.

Не удивлюсь, если где-то в Сосновом Бору действительно живет чета Теренских, фея и леший. Папа когда что-то делал, то старался продумывать все до мелочей.

– Понятно. – Дриада сочувственно улыбнулась. – Ну ладно, но с парнями тебе надо все-таки побольше общаться, вдруг и встретишь свою любовь. – Варя подмигнула.

Лешие слыли мужчинами обстоятельными, серьезными, немногословными, и самое главное – верными. Может, они и не умели красиво ухаживать и очаровывать, как те же сатиры, или демоны, или инкубы, зато мужья из них выходили замечательные. За такими как за каменной стеной.

Между тем я спустилась за Варварой по одной из лестниц до первого этажа, и с удивлением обнаружила, что там тоже выход, просто на другую сторону, не на набережную. Здорово!

– В общем, мы тут с народом собрались в субботу в Петергоф, поедешь? – Варька резко сменила тему, к моей тайной радости. – А то потом сессия, не до развлечений будет. – Дриада чуть поморщилась.

– Можно, – согласилась я.

Все лучше, чем вздрагивать и ходить по улице с оглядкой. Вряд ли демоны следят за мной круглыми сутками, это уж слишком, по-моему. Мы неторопливо шли по улице, обсуждая учебу, попутно Варя болтала о своей жизни, богатой на всякие смешные истории, и я совсем успокоилась, радуясь, что удалось обвести вокруг пальца Макса. Интересно, сколько Казанцев будет торчать перед корпусом, пока поймет, что меня там давно уже нет? Не удержалась, хихикнула, представив себе его недовольную физиономию.

– Ладно, Тань, до завтра. – Мы остановились на углу Среднего проспекта и Восьмой линии. Дриада улыбнулась. – Не кисни, все путем будет. В конце концов, насильно никто ничего с тобой не сделает. – Варька подмигнула. – Демоны слишком самолюбивы, чтобы опуститься до такого, но упорные.

Обрадовала, ага, я прямо счастлива. Но улыбнулась в ответ, кивнула и свернула к общаге. Чтобы через пару шагов споткнуться и замереть на месте: у тротуара стоял проклятущий вишневый джип… Так, ладно. Жалко, нет поблизости никаких вредных растений, даже деревья не растут – пригодилась бы сухая ветка по голове, если Казанцев позволит себе лишнее.

Расправила плечи, вздернула подбородок и направилась к общаге, намеренно не замечая хмурого демона. Компашка оборотней, стоявшая рядом и курившая, бросала на меня любопытные взгляды, кто-то понимающе усмехнулся, и щекам моментально стало жарко. Вот черт. Если хоть один из них был свидетелем моего фееричного появления здесь в компании Жаркова, представляю, что обо мне подумают. Вчера с одним, сегодня с другим. А и по фигу, я все равно с ними не знакома.

– Таня! – негромко окликнул Макс.

Пришлось остановиться. Игнорировать было бы глупо, злить Казанцева слишком сильно я особого желания не испытывала. Мало ли, что выкинет. Развернулась, не торопясь подходить и стараясь не опускать взгляд ниже лица. Интересно, он специально такие обтягивающие футболки носит?

– Что? – сухо отозвалась и добавила: – Я в кафе все сказала.

Макс бесконечно долгую минуту рассматривал меня, отчего по телу суматошно бегали мурашки, потом открыл дверь и достал с заднего сиденья злополучный букет.

– Ты забыла вчера. – Он протянул и пришлось подойти ближе.

Едва моя рука потянулась за цветами, ушлый Казанцев тут же ухватил ее и дернул к себе, ловко отведя букет в сторону, чтобы не помялся. Мои ладони уперлись в грудь Максу, сердце ухнуло в пятки, а его наглая конечность крепко обвилась вокруг талии.

– Не бегай от меня, Тань, не надо, – мягко прожурчал его голос около самого уха. Дурманящий аромат пряностей и какао шибанул в нос, и возмущение самоуправством демона завяло на корню. – Ты же умная девочка, должна понимать: я не отступлюсь, и встречаться мы будем.

– Мои желания при этом не учитываются?.. – пробормотала я, стараясь дышать через раз и не шевелиться, почти уткнувшись лбом в плечо Макса.

Если рискну повернуть голову, наши лица окажутся слишком близко… А Казанцев действует очень решительно. Еще не хватало посреди белого дня стоять тут и целоваться с демоном! И вообще, я
Страница 27 из 27

по-настоящему еще ни разу не целовалась, ни с кем, и брать в учителя Макса в таком деликатном деле тем более не желаю! И не важно, что при этой мысли губы заныли, красноречиво намекая: организм с разумом категорически не согласен. Мой «кошмарный сон» провел носом вдоль шеи, до самого уха… По коже словно оголенным проводом… Электрические змейки разбежались от макушки до самых пяток, откуда сердце так и не пожелало вылезти.

– Та-а-а-ань, я чувствую, как ты реагируешь на меня, – нежным шепотом изрек Казанцев, и его ладонь легонько погладила поясницу. – Тебя ко мне тянет, феечка, и не отпирайся. – Губы Макса пощекотали мою щеку. – Поэтому не верю, что ты не хочешь встречаться со мной.

Не хочу, нет!! И все равно, чему ты там веришь! Я могу контролировать свои инстинкты и желания! Собрала в кулак остатки силы воли и уперлась ладонями ему в грудь. Кровь шумела в ушах, страх перемешался с волнением, меня аж слегка потряхивало.

– Пусти, – выдохнула решительно, упорно глядя в сторону и спиной чувствуя взгляды оборотней.

Нашли бесплатный цирк, тоже мне! К эмоциям добавились раздражение и неловкость от пикантной ситуации, в которой я оказалась. Это помогло немного взять себя в руки.

– Завтра я занят весь день, а вот в четверг после обеда можно поехать, погулять куда-нибудь, мм? – и не думая выполнять мое требование, заявил Макс.

Вот репей, еще и глухой ко всему. Может, все-таки рассказать папе, пожаловаться, вдруг сможет помочь? Да, заберет обратно, и плакала моя вольная студенческая жизнь. И потом, если Татьяна Теренская вдруг исчезнет, эти двое носом землю будут рыть, но найдут, я уверена. Не самый лучший вариант развития событий, ибо тогда… Тогда моя жизнь станет в разы проблематичнее, чем сейчас, и у папы могут возникнуть сложности. В общем, лучше все-таки молчать про демонов и самой пытаться справиться. И молиться, что за лето, на которое мы уедем с папой, оба успеют забыть обо мне, найти себе другое развлечение. И да, по поводу приглашения Казанцева – надо что-то ответить, и подозреваю, мой отказ он не услышит.

– Я подумаю, – нехотя буркнула и сильнее уперлась ладонями. – Макс, пусти, мне идти надо! – чуть повысив голос, повторила просьбу.

– Тогда до четверга, – весело закончил он и наконец убрал руку, к моему огромному облегчению.

Молча выхватив несчастный букет, я развернулась и поспешила к двери. Мой взгляд зацепил вырулившую из-за угла Светку, и настроение упало еще на пару пунктов. Ее прищуренный, недобрый взгляд мне очень не понравился. Черт, теперь еще по общаге ходить с оглядкой! Ну за что такое? Чтоб Максу икалось неделю без передыху!

Жарков с утра поехал в универ, у него была назначена встреча с руководителем, да и расписание госов требовалось уточнить. Как ни хотелось узнать, где сейчас Макс, учеба важнее. Да и нетрудно догадаться, наверняка отправился Таню караулить. Хмыкнув, Дмитрий припарковался перед корпусом и вышел из машины. Ничего, пусть как следует надоест феечке, а он, Жарков, умеет ждать. С Ритой, конечно, получилась чисто мальчишеская выходка, но очень уж резво начал приятель, захотелось испортить ему посиделки с Танечкой. Понятно, демоница особо не помешает – Макса она побаивалась и знала, если он один раз отшил, то дважды повторять не будет. Главное, чтобы сама Ритка ничего не учудила. Дима едва заметно нахмурился. А вот это вполне вероятно, как-то не подумал он, что Таня может пострадать. Марго – мстительная стерва.

Зазвонивший телефон отвлек Жаркова от размышлений. Глянув на номер, он ответил.

– Да, пап.

– Дмитрий, я сегодня до выходных по делам в Москву улетаю, – послышался ровный, почти без эмоций, голос отца. – Заменишь меня на работе.

– Хорошо. – Димка ничем не показал раздражения.

Впервые за долгое время работа помешала личным планам. Он хотел вечером заехать к Тане, но теперь неизвестно, когда из офиса вернется…

– Приеду, разговор есть, серьезный, – добавил отец и отключился, как всегда не прощаясь.

Жарков прикрыл глаза, длинно выдохнул и поспешил к кабинету. Ладно, в конце концов, у Макса есть время до конца сессии, они же договаривались. Да и видя, как Таня к учебе относится, вряд ли у Казанцева будет много возможностей с ней встречаться. Кстати, у него самого выпускные экзамены, так что слишком беспокоиться о возможном успехе приятеля не стоит. Дима еще раз прокрутил в голове сведения, которые ему передал Сева. Родители Тани – фея и леший, живут в Сосновом Бору, много путешествуют, дочку любят, берут с собой при каждой возможности. Значит, велика вероятность, что сразу после экзаменов Танюша уедет с ними. Жарков почувствовал смутное недовольство, что два месяца не увидит девушку, но вместе с тем и удовлетворение – Макс тоже. Зато осенью… Вариант, что Таня может вернуться уже не девственницей, Димке в голову пока не приходил, он отчего-то был уверен: феечка не подпустит к себе мужчин и на каникулах.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/kira-strelnikova/ya-nechist-ili-kak-vyzhit-sredi-svoih-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.