Режим чтения
Скачать книгу

Загадка Туринской Плащаницы читать онлайн - Рудольф Баландин

Загадка Туринской Плащаницы

Рудольф Константинович Баландин

Библейские тайны

Поистине, это вечная тема: исследование одной из величайших святынь христианского мира – Туринской Плащаницы, ткани, запечатлевшей, по убеждению большинства верующих, облик Иисуса Христа после крестной смерти на Голгофе. Ученые в растерянности: им, привыкшим проверять свои идеи практикой, становится все яснее, что наиболее адекватно объясняет все особенности Туринской Плащаницы именно «сценарий чуда», Воскресения Христова, оставившего на ткани следы воздействия неведомых энергий! Автор новой книги о Плащанице, известный ученый Р. К. Баландин, ставит проблему еще шире, показывая, насколько значительны все эти выводы для научной картины мира в целом…

Рудольф Баландин

Загадка Туринской Плащаницы

© Баландин Р. К., 2006

© ООО «Издательский дом «Вече», 2006

Введение

Туринская Плащаница – христианская святыня.

Предполагается, что в эту ткань было завернуто тело Иисуса, снятого с распятья.

В отличие от всех остальных свидетельств его жизни, смерти и воскрешения в Плащанице запечатлен реальный нерукотворный образ… Кого?

С этого вопроса начинаются серьезные проблемы и сомнения. Многие верующие полагают, что на Плащанице явлен образ Спасителя. С этим соглашаются и некоторые атеисты. Однако среди тех есть и не только сомневающиеся в такой версии, но и категорически ее отвергающие.

Сразу же надо уточнить. Верующими мы будем называть тех, кто убежден в бытии Бога; атеистами – тех, кто не верит в Бога. Ведь и теисты, и атеисты опираются на веру.

О чем свидетельствует Туринская Плащаница? Размышляя об этом, приходится затрагивать проблемы религиозные, философские, научные и даже технические. И, конечно же, выходишь на вечные темы жизни, смерти, бессмертия, смысла нашего и всеобщего существования.

Интерес к Туринской Плащанице со временем возрастает. В США (штат Колорадо) основан Центр Туринской Плащаницы. В России подобный центр находится в Сретенском монастыре в Москве. Тысячи людей стараются понять тайну священной реликвии.

Нам предстоят поиски истины. Это вовсе не означает, что мы непременно ее найдем. Возможно, тайна Туринской Плащаницы не будет полностью раскрыта никогда…

А если она – пятое Евангелие?

Глава 1

Удивительная святыня

Милый друг, иль ты не видишь,

Что все видимое нами —

Только отблеск, только тени

От незримого очами?

    Владимир Соловьев

От начала новой эры

Существуют несколько систем летосчислений. Некоторые из них возникли 3–5 тысячелетий назад и давно уже вышли из употребления. Самая последняя разработана геологами; относится она главным образом к истории Земли и жизни. А наиболее известная, общепринятая и постоянно используемая делит всю эпоху существования человечества на две части.

Рубежом новой эры, от которой мы ведем летосчисление, принята очень странная дата: год рождения Иисуса Христа.

В чем тут странность? Прежде всего в том, что год, месяц и день Его рождения точно не установлены. Причина веская: Он не был поначалу исторической личностью. Существует предание о том, что воссияла Рождественская звезда над Вифлеемом, и к тому месту, над которым она взошла, пришли паломники, волхвы, чтобы преклониться пред божественным младенцем.

Можно по-разному относиться к этому преданию. Для меня, геолога по первой профессии, оно имеет аллегорический смысл, а не сугубо реалистичный. Не надо быть атеистом, чтобы понимать: звезда не может взойти над одним каким-то городом. Это невозможно. При наблюдении с нашей планеты только Полярная звезда не меняет своего положения на небосводе, ибо расположена на продолжении оси вращения Земли. Но это относится лишь к масштабам веков и тысячелетий. А за миллионы лет ее положение меняется.

Спору нет, научная истина подчас бывает суха и скучна по сравнению с мифами, легендами, преданиями. Но с ней приходится считаться, если нет возможности ее убедительно (на основе фактов и логики) опровергнуть.

Правда, некоторые астрономы предполагают, что примерно два тысячелетия назад произошла яркая вспышка сверхновой, и это обстоятельство могло послужить поводом для красивого предания о Вифлеемской звезде. Но и в таком случае речь идет о конкретном и сравнительно частом (во вселенских масштабах) природном явлении. Его вряд ли допустимо относить к разряду чудес, хотя наука, насколько мне известно, не дает ему однозначного объяснения. Впрочем, то же можно сказать об очень многих явлениях, по поводу которых ученые ведут нескончаемые споры. И это замечательно, ибо не дает успокоения пытливой человеческой мысли.

Религиозные догмы в этом отношении несравненно устойчивей. Они опираются на веру. В одних случаях она не вступает в противоречие с научными данными. Однако многие религиозные представления сформировались очень давно, когда естествознание только лишь зарождалось и люди жили в мире тайн, загадок и чудес. Нелепо и дико в наше время возвращаться к такому первобытному состоянию, не считаясь с великими достижениями науки, благодаря которым мы не только познаем окружающий мир, но и пользуемся множеством благ и возможностей, которых были лишены наши предки. Тем, кто напрочь отказывается признавать достоинства научного познания, следовало бы отказаться от электричества, современной техники, медицинского обслуживания, центрального отопления, – всего того, что предоставляет нам цивилизация.

Конечно же, никто не в силах запретить верить в чудеса. Хотя желательно не принимать за нечто необыкновенное всяческие выдумки и домыслы, а то и бредовые идеи, которые слишком часто можно услышать и прочесть в наши дни. Не следует отрешаться от здравого смысла, если отсутствуют те или иные научные знания.

Впрочем, нам еще предстоит обстоятельней обдумать тему чудес в их отношении к реальности. А пока вернемся непосредственно к проблеме Туринской Плащаницы. Наша задача – не доказывать какую-то концепцию, а раскрыть эту тему во всей ее глубине. Мы попытаемся понять то, что под силу нашему ограниченному разуму, используя известные ныне факты.

Не станем заранее отбрасывать и вариант, который противоречит научному методу. Ведь не исключено, что существуют некие высшие силы, которые недоступны нашему пониманию. Они могут порой проявлять себя в самых неожиданных случаях.

Вся глубина и сложность проблемы Туринской Плащаницы окончательно оформились только за последнюю четверть ХХ века. За этот срок ей было посвящено множество самых разных публикаций – от сугубо специальных до мистико-поэтических. Разобраться в них не так-то просто. Но есть возможность избежать грубых ошибок и субъективных толкований: надо будет прежде всего ясно отличать более или менее точные, доказанные научные сведения от умозрений, предположений и догадок.

…Интерес к этой реликвии вполне оправдан. Ведь не исключено, что она непосредственно связана с образом, личностью и ликом Иисуса Христа.

Никому за всю историю человечества не посвящено так много сочинений, публикаций, произведений искусств, как Иисусу Христу. Веками Его «жития» – Евангелия – остаются наиболее издаваемыми книгами в мире. Помимо четырех канонических (признанных христианскими
Страница 2 из 22

церквами) Евангелий, имеется целый ряд апокрифических (неофициальных, не считающихся священными), отдельные отрывки из древних сочинений и необъятное море толкований, пояснений, пересказов, опровержений.

Об Иисусе Христе нет единого мнения.

Христиане признают его одной из ипостасей Святой Троицы, Сыном Бога-Отца, принявшим облик человека ради спасения людей, погрязших в грехах. Его жизнь, деяния, учение, смерть и воскрешение для верующего – истина, не требующая доказательств.

Основатель другой широко распространенной религии – ислама – пророк Мухаммед считал Иисуса Христа святым, а не Богом. Такого же мнения придерживаются и некоторые христиане. Немало ученых и философов признают Иисуса Христа самым замечательным (величайшим, пусть даже идеализированным), но все-таки человеком, историческим лицом.

Есть и сомневающиеся в реальности Его существования. В таком случае Он – мифологическая личность. У такого мнения есть определенные основания: исторические свидетельства об Иисусе Христе скудны и порой недостоверны, а все Евангелия – канонические и апокрифические – для ученых остаются историко-художественными произведениями, которые рисуют некий литературный образ. О том, был ли у него прототип или это образ собирательный и мифологический, остается только догадываться или верить. Каких-либо убедительных материальных подтверждений его бытия не осталось…

Если не считать Туринской Плащаницы!

Именно эта реликвия в наибольшей степени может претендовать на необыкновенное подлинное материальное свидетельство жизни, смерти и воскрешения Иисуса Христа. Ибо на ней сохранился нерукотворный образ Его…

Впрочем, даже в таком случае остается место для сомнений и споров. Хотя вне зависимости от того, чем считать Туринскую Плащаницу, вне догм христианства, ислама или атеизма Иисус Христос стал и остается достоверной исторической личностью, ибо во всем мире признано разделение человеческой истории на две эры: древнюю (до рождения Иисуса Христа) и новую (после Его рождения).

Кому-то это может показаться странным и нелогичным. Подумать только: люди приняли за основной исторический рубеж нечто неопределенное: время рождения личности, о которой в тот момент не могли и догадываться летописцы, хроникеры! Фиксировалась дата рождения только представителей прославленных царских фамилий, но не сына плотника, жившего в захолустном селении на окраине великой Римской империи.

Никто из людей, живших более двух тысячелетий назад, и не догадывался, что тогда было время до рождения Христа. А в первые столетия после этого точно не установленного события также никто не подозревал, что настала новая эра.

Выходит, все дело в том, что христианская церковь с некоторых пор приобрела огромный авторитет в Европе. Затем христиане – после эпохи великих географических открытий – распространили свое духовное влияние, прямое или косвенное, на большинство народов Земли. Стремительное научно-техническое развитие европейской христианской цивилизации стало залогом новой хронологии человеческой истории, основанной на религиозном принципе.

Почему же именно христианские страны первыми обрели глобальное значение? Если в этом им помогала вера в Христа, то каким образом? Вопросы непростые, требующие основательного анализа и в нашем случае не имеющие принципиального значения. Никакие объяснения или догадки не умаляют свершившегося факта: весь мир признал рождение Иисуса Христа – кем бы Его ни считали – как важнейшую историческую веху!

Важен в данном случае сам факт, а не связанные с ним рассуждения и объяснения. Они могут меняться, но в любом случае остается бесспорно: Иисус Христос признан величайшей исторической личностью, вне зависимости даже от того, существовал ли он на самом деле или нет. Он является таковым объективно, то есть помимо нашего личного мнения или желания.

В ряде стран сохраняется свое, традиционное летоисчисление. Но в масштабах планеты оно единое и вполне определенное. Это наглядно было продемонстрировано при встрече 2000 года, которая началась на островах Тихого океана, в Японии, Китае и прокатилась по всему земному шару.

Любое свидетельство о жизни, смерти и воскрешении Христа имеет огромное значение. Тем более, когда перед нами материальный объект поистине уникальнейший и, быть может, самый удивительный и знаменательный из всех реликвий, хранящихся в музеях и частных коллекциях.

Само существование Туринской Плащаницы с полным основанием следует считать самым настоящим чудом.

Во второй половине XX века ученым представилась редчайшая возможность для изучения этой реликвии. К исследованию были привлечены представители самых разных специальностей. Впервые исторический памятник – кусок ткани – был подвергнут столь основательному, разностороннему анализу (событие уже само по себе небывалое). И надо сразу сказать: данный памятник действительно оказался объектом, достойным такого внимания.

Свидетельство чуда?

Сталкиваясь с непонятными, необъяснимыми явлениями, природными загадками, люди пытаются как-то объяснить их. Одни это делают, опираясь на научные знания, другие – верующие – с помощью религиозных представлений, третьи – полагаясь на здравый смысл и общие рассуждения.

Чем отличается научное объяснение от религиозного? Какая разница между научной загадкой и религиозным чудом?

Вопросы эти не праздные и совсем не простые. Ответы на них предлагаются разные, в зависимости от научной и философской компетенции автора, его отношения к бытию и познанию.

История науки – это, в сущности, бесконечный перечень создаваемых и опровергаемых гипотез, теорий, концепций. Так обстоит дело даже с физико-математическими и естественными науками. О гуманитарных знаниях и говорить не приходится: здесь многое зыбко, неопределенно, субъективно. Другое дело – точные и проверенные наблюдения. С ними приходится считаться вне зависимости от того, нравится это нам или нет.

Религиозные «истины» сохраняются и чтятся многие века. К тому же немало фактических сведений, приведенных в священных книгах и сказаниях, подтверждается и в результате научных исследований. Известно, что эволюционный ряд животных, упомянутый в древних индусских Ведах, в общих чертах отвечает данным палеонтологии, эволюционной теории. Известный русский геолог А. П. Павлов приводил библейский миф о сотворении мира как одну из первых гипотез о последовательности развития Земли и жизни на ней, предваривших выводы науки. Сказание о Всемирном потопе, встречаемое во многих религиозных системах, сыграло важную роль в истории геологии…

Не станем продолжать этот перечень. Отметим только: понятие «научный» еще не означает «наиболее точный» или тем более «единственно верный», «истинный». Научные заблуждения встречаются не так уж редко и бывают не менее нелепыми, чем религиозные предрассудки.

Существует принципиальная разница между научными и религиозными подходами к тайнам и «чудесам» природы, к историческим событиям, к человеческой личности. Научный метод в отношении религиозных чудес действует разрушительно.

В этой связи особенно интересен конкретный, очень характерный пример: загадка Туринской
Страница 3 из 22

Плащаницы.

Мнения о ней резко разделяются. Некоторые – из числа верующих в религиозные чудеса – отвергают всякую мысль о материальной, человеческой сущности Христа. Они считают Туринскую Плащаницу или символической реликвией, подобной многим другим плащаницам, или чудотворной святыней, которую не следует анализировать с позиций науки. Других возмущает сама постановка вопроса об историчности Христа и о подлинности любых реликвий, связанных с Ним. «Как же так? – заявляют они. – Уж не призываете ли вы уверовать в Иисуса Христа?! У вас для этого нет никаких научных оснований!»

Таковы два подхода к проблеме: стихийно (или сознательно) научный и сознательно (или стихийно) религиозный. Причем в большинстве случаев естественная любознательность и склонность к сомнениям, самостоятельности суждений побуждает и верующих, и неверующих всерьез относиться к научным результатам и методам исследований. Им противостоят те, кто с одинаковой убежденностью заранее отказывается как от сомнений, так и от доказательств, основанных на конкретных сведениях.

Такие люди предстают поборниками «религиозного метода», будь они даже атеистами. Они утверждают свои убеждения, свое мнение, не утруждаясь доказательствами, сбором и анализом фактов, не прибегая к объективным, то есть непредвзятым, исследованиям, не желая выслушивать тех, кто думает не так, как они.

В среде серьезных религиозных теоретиков, глубоко верующих мыслителей издавна сохранялось уважительное, а то и благоговейное отношение к научным знаниям. Ведь наши сведения об окружающем мире, по их мнению, определяются высшим разумом. Если Бог наделил нас умом и стремлением к истине, нам следует дорожить этим даром. Один из величайших ученых всех веков Исаак Ньютон совмещал научные исследования с толкованиями Библии. Но там, где было приемлемо точное научное знание, он не считался с догмами Священного Писания. Другой великий мыслитель – Михаил Васильевич Ломоносов – поступал точно так же, называя окружающий мир «Евангелием от Природы», средоточием и источником высочайшей мудрости, с которым не могут сравниться книги, созданные людьми, пусть даже самыми выдающимися.

Может показаться, что такое отношение к религии сложилось в Новое время, после эпохи Возрождения, когда авторитет науки поднялся особенно высоко. Однако это не совсем так. Даже в раннем Средневековье один из главнейших теоретиков христианства, причисленный к лику святых, Аврелий Августин вовсе не умилялся слепой вере в авторитет каких-либо лиц или сочинений. «Вера в авторитет, – писал он, – весьма сокращает дело и не требует никакого труда»; необходима она «для пользы простейших», «более тупоумных или занятых житейскими заботами». Такие верующие «легко одурачиваются подобием логичных доводов». «Если они слишком ленивы или привязаны к другим занятиям, или уже неспособны к науке, пусть они верят…»

В своем диалоге «О блаженной жизни», посвященном познанию сверхчувственных истин, Августин задается вопросом: «Представляется ли вам пищею души знание?» И дает ответ: «Совершенно так… душа питается не чем иным, как разумением вещей и знанием». Конечно, в те далекие времена, полтора тысячелетия назад, представления о знании отличались от нынешних. Но будем помнить, с какой проницательностью отделял Августин веру и подобие серьезных доводов от трудных поисков научной истины.

Научные исследования предполагают свободу мысли, поисков и сомнений. Единственное ограничение накладывает научный метод, требуя опираться на факты и логику, на доказательность выдвигаемых идей. То, что нельзя доказать, остается вне науки или принимается как предположение, гипотеза. Таковы «правила игры». К сожалению, не все и не всегда признают их.

В истории науки нередки случаи, когда те, кто честно и твердо придерживался этих правил «игры», подвергались гонениям, а то и казням. Так было, например, с выдающимся мыслителем XVI века Джордано Бруно, который доказывал, что Вселенная бесконечна и вечна, что существуют круговороты материи. Одно его утверждение особенно возмущало «святую» инквизицию. По мнению Бруно, Иисус Христос был магом, и чудеса его объясняются вовсе не сверхъестественной одаренностью, божественным всемогуществом. За такую ересь католическая церковь карала смертью.

И Лев Толстой, считавший себя христианином, отрицал божественность Христа, его чудеса. Чтобы доказать свою правоту, Толстой заново, по своему разумению, перевел Евангелие. Для дополнительного истолкования текста он даже изучил древнееврейский язык. Писатель был отлучен от церкви православными иерархами и проклят с амвона.

К тому времени появились научные исследования, посвященные жизни Иисуса Христа. В частности, были изданы монографии на эту тему французского историка Э. Ренана и немецкого историка Ф. Штрауса. Они постарались восстановить земную жизнь Иисуса Христа с предельной достоверностью, избегая ссылок на чудеса.

Во второй половине XX века представилась уникальная возможность использовать для изучения реликвии, относящейся якобы к Иисусу Христу, целый спектр методик разных наук. Результаты таких исследований чрезвычайно интересны и обсуждаются до настоящего времени. Но прежде чем рассказать о них, познакомимся с самой реликвией.

Что это такое?

Туринская Плащаница – продолговатый кусок льняного полотна цвета слоновой кости длиной 4,3 м, шириной 1,1 м. Хранится аккуратно сложенным в серебряном ковчеге, помещенном за стальными прутьями высоко над мраморным алтарем кафедрального собора Сан Джованни Баттиста (Святого Иоанна Крестителя) города Турина, расположенного на севере Италии.

Собор Иоанна Крестителя, где хранится Туринская Плащаница

Осенью 1978 года Туринская Плащаница была выставлена на всеобщее обозрение по случаю четырехсотлетия пребывания святыни в соборе Иоанна Крестителя. Она находилась, развернутая во всю длину, в глубине собора за пуленепробиваемым стеклом в стальной оправе. За шесть недель демонстрации реликвию посмотрели более 3 миллионов человек. На площади перед храмом и день, и ночь находились толпы паломников.

В воскресную ночь 8 октября показ был завершен. Плащаницу осторожно сняли со стены и перенесли в расположенный рядом королевский дворец. Там она на пять суток была предоставлена для научных исследований.

За время демонстрации и последующего детального осмотра никаких чудес отмечено не было.

При беглом взгляде Туринская Плащаница вряд ли может привлечь внимание. На желтоватом фоне вдоль нее по центру проступают светло-коричневые пятна. Резко выделяются две темные полосы: тут ткань некогда обгорела.

Однако если как следует присмотреться к плащанице, обозрев ее целиком, – пятна сольются в необычайную картину. Наиболее отчетливое изображение проступает на фотографиях. Дело в том, что данное изображение негативное: обычно затемненные участки, – например глазницы, – выглядят на ней светлыми, и наоборот. Так что позитив с этого негатива получается обычной фотографией – с привычным для глаза распределением света и тени. И тогда все становится четким и ясным.

Обнаженный мужчина лежит вытянувшись и скрестив руки ниже живота. Сложение крепкое,
Страница 4 из 22

атлетическое; рост 178 см – высокий по тем временам. Лицо продолговатое, обрамленное длинными волосами. Выражение лица спокойное, сосредоточенное.

На одной половине ткани человек виден спереди, на другой – со спины, сзади.

Фигура на Плащанице поражает своим совершеннейшим натурализмом. Ее с полным основанием можно было бы счесть фотографией, если бы не достоверный возраст реликвии, превышающий пять столетий! Только в Турине она находится уже более 400 лет.

Если это нечто подобное фотографическому снимку, то как он был сделан? Какими техническими средствами? Кем? Когда? Или так проявляются следы некогда изображенной фигуры? А может быть, это необычайно ловкая подделка старинного мастера, пожелавшего создать подобие того легендарного покрывала, в которое был завернут Иисус Христос?

Многим верующим подобные вопросы могут показаться бессмысленными и даже кощунственными: надо отбросить сомнения и уверовать в чудо Христа, свидетельством чего является эта святая реликвия! Смотрите: на теле проступают раны, оставленные бичом палача. На руках и на ногах пятна и потеки крови – следы распятия на кресте. Лоб и затылок в кровоточащих ранах, оставленных терновым венцом. Лик нерукотворный, изображение чудесное, единственное на всем белом свете, очевидное подтверждение тому, что написано в Священном Писании!

Без всякого сомнения изображение на Плащанице заставляет вспомнить евангельские описания мучений и смерти Христа. Более того, оно и впрямь выглядит чудесным. Если не учитывать некоторых очень характерных деталей (их мы рассмотрим особо), оно вполне соответствует обычному каноническому образу Спасителя, снятого с распятия и запечатленного на иконах и в других произведениях искусства.

Но все это еще ничего не доказывает. Сходство не есть тождество. С позиций религиозной веры каждый человек имеет возможность либо признать реликвию подлинной и поклоняться ей, либо начисто отвергнуть это мнение, а заодно и саму идею об историчности Иисуса Христа.

Однако научный подход, не отвергая любую версию, требует представить систему доказательств, удостоверяющих хотя бы степень вероятности того или иного мнения. Надо непременно учесть все имеющиеся факты, а не выбирать из них только такие, которые свидетельствуют в пользу какой-то одной идеи.

Ученые в белых перчатках бережно прикрепляют Плащаницу к вращающейся раме, начиная исследование

Цель научных исследований в данном случае – выяснить возраст Плащаницы, ее принадлежность какому-то определенному географическому району, ее подлинность (то есть именно нерукотворность, естественность изображения, а не создание его искусственным путем). И если она будет датирована 30–40 годами новой эры, если выяснится, что она тогда находилась в районе Мертвого моря (Иерусалим), а изображение подлинное, то в таком случае…

Впрочем, и в этом случае нельзя будет безоговорочно утверждать, будто здесь запечатлен именно Иисус Христос. Однако степень вероятности такой принадлежности будет очень высока. Ведь во времена Римской империи распинали тысячи людей. И вряд ли по чистой случайности сохранился подобный саван какого-то безымянного человека.

Только какой Шерлок Холмс умудрится обнаружить улики, по которым можно воссоздать историю Плащаницы? Помимо всего прочего важно выяснить, как же все-таки могло появиться или, точнее сказать, проявиться, как на фотографии, изображение человека, погибшего, возможно, почти две тысячи лет назад?!

Путешествие в прошлое

Восстановить историю Плащаницы нелегко. Достоверных сведений на этот счет немного, зато предположений и домыслов – с избытком. И все-таки кое-что установить можно.

Как мы знаем, более 400 лет она хранится в Турине. Уже сам по себе этот срок почтенен для исторической реликвии. Такова исходная дата хронологии. Ее можно углубить в прошлое еще не менее чем на 250 лет.

Довольно точно выяснено, что в середине XIV века Плащаница находилась во французском городе Лирей и принадлежала местному феодалу – рыцарю графу Жоффруа де Шарни. Откуда и как она попала к нему – остается тайной. Впрочем, было установлено, что в походе на Византию участвовал и французский рыцарь де Шарни. Не он ли похитил реликвию и оставил ее своим потомкам?

Плащаницу выставили в его родной церкви. Местный священник утверждал, что она подлинная. Тотчас в храм хлынул поток паломников.

В ту пору существовало немало более или менее искусных подделок «святых реликвий», в частности плащаниц. Им приписывались чудотворные свойства. Неудивительно, что к святыням интерес верующих был велик, а храмам это приносило немалые доходы. Священнослужители не были заинтересованы в воссоздании подлинной истории тех или иных святынь. Это было вполне оправданно. Верующие должны не размышлять при виде предметов культа, а поклоняться им. В таких случаях даже возможны так называемые чудесные исцеления.

Многие убежденные атеисты отрицают такую возможность. Была некогда снята кинокомедия «Праздник святого Иоргена», показывающая подобную проделку двух мошенников. Действительно, такие обманы происходили. Однако случаются и настоящие исцеления.

Известный психолог, психиатр и физиолог академик В. М. Бехтерев в книге «Внушение и его роль в общественной жизни» привел случай, который произошел в Петербурге в самом конце XIX века. Парализованный мальчик однажды во сне увидел лик Божьей Матери. Она велела ему поклониться святой иконе, находящейся в часовне по Шлиссельбургскому тракту близ Стеклянного Завода. Эта часовня была знаменита. В 1888 году в нее ударила молния. Среди общего разрушения уцелела икона, на которой лик Божьей Матери чудесным образом оказался окруженным медными монетами из стоявшей рядом сборной кружки.

Проснувшись, мальчик стал упрашивать родных отвезти его к этой иконе. Его желание исполнили. И тут произошло невероятное: во время молебна мальчик смог стоять на ногах! С тех пор он начал ходить. И это несмотря на то, что прежде по заключению авторитетного врача болезнь его считалась неизлечимой.

В Москве один приват-доцент страдал от кожной болезни на голове. Врачи отказались его лечить. Но вот некая старушка привела его в церковь и сотворила с ним усердную молитву, после чего больной выздоровел.

Примерно тогда же одна слепая женщина обрела зрение, прикоснувшись к образу, находившемуся в серебряном окладе. Врачи-материалисты объясняли это эффектом «металлотерапии», которая тогда была в моде. Но в действительности причиной исцеления была психическая установка больной на помощь святой иконы.

Подобных случаев бывает немало, особенно во время больших церковных праздников при стечении многочисленных верующих, порой приходящих в экстаз. Дело в том, что ряд болезней связан с состоянием нервной системы и психопатологией. Они излечиваются благодаря внушению и самовнушению. Тот же Бехтерев много раз проводил гипнотические сеансы, после которых происходили аналогичные «чудесные» выздоровления.

Следовательно, нет ничего удивительного в том, что в прошлом священнослужители хранили в храмах те или иные реликвии, считавшиеся благодатными, чудотворными. Ведь если искренне веруешь, то некоторые чудеса происходят.

Исходя из
Страница 5 из 22

этого, в любых религиозных системах, даже самых примитивных, служители культа (шаманы, колдуны, знахари и прочие) издавна использовали ритуальные предметы, которые наделялись необычайными свойствами. Этот же принцип сохранился и в последующем, что уже само по себе доказывает его целесообразность. Хотя со временем, по мере распространения свободомыслия, науки и философии, появлялось все больше скептиков (даже из числа христиан), отвергающих религиозные предрассудки.

Вполне естественно, что здравомыслящие люди усомнились в подлинности Плащаницы из Лирея. Среди них был и местный епископ. Он проявил немалую любознательность и склонность к вольнодумству. По его словам, после тщательного осмотра и опроса выяснилось, что холст был «хитро разрисован» и даже якобы удалось найти художника, сделавшего эту подделку. Правда, имя художника не было названо.

Данная версия выглядит сомнительной. Никто из художников Средневековья, насколько известно, не создавал ничего подобного совершенно натуральному изображению на Плащанице да еще в виде негатива. В принципе можно допустить, что в ту пору во Франции или Италии жил какой-то необыкновенный мастер и сохранилось только одно его произведение. Но это слишком маловероятно и надуманно.

Несмотря на заключение епископа-скептика, папа Климент VII не запретил показ Лирейской Плащаницы, хотя повелел непременно разъяснять, что реликвия не подлинная, а творение художника. Церковь тем самым признала ее художественным произведением на тему мученической смерти и воскрешение Иисуса Христа. Это вполне отвечает христианской традиции молиться перед иконой и целовать крест, то есть признавать за некоторыми материальными рукотворными предметами духовную ценность, приобщающую к высшим истинам и образам.

В середине XV века внучка графе де Шарни подарила Плащаницу герцогу Людовику Савойскому. Построив по такому случаю церковь в городе Шамбери, герцог с почестями поместил туда реликвию.

В 1532 году ризница Святой Часовни, где хранилась в серебряном ларце Плащаница, загорелась. От сильного жара ларец начал плавиться. Его удалось вытащить из огня. Холст, который дымился и на сгибах обуглился, залили водой. Затем поврежденные участки залатали монашки (кстати, пожоги потом позволили получить дополнительный материал для научных исследований).

С 1578 года Плащаница находится в Турине. С этого момента в ее истории нет белых пятен.

Наиболее важной и загадочной представляется судьба святыни до XIV века. Достоверные сведения о том периоде отсутствуют, а потому исследователи предлагают более или менее вероятные версии.

В начале XIII века при взятии Константинополя крестоносцы обнаружили в одном из храмов плащаницу с изображением Христа. После разграбления города она пропала. Возможно, это и была Туринская Плащаница, хотя неизвестно, каким образом она попала к де Шарни. Вряд ли этот пробел удастся восполнить. Есть предположение, будто ее тогда тайно вывезли из Константинополя во Францию рыцари ордена тамплиеров, упраздненного чуть более столетия спустя.

Еще неопределенней данные о более ранней истории реликвии. Ученые сопоставляют разрозненные сведения из разных источников. В Средние века бытовала такая версия: полотно с чудесным нерукотворным ликом Христа в 40 году увез его ученик Фаддей в Эдессу (ныне Урфа, Турция). По-видимому, во время одной из войн святыня в ларце была замурована в крепостную стену. Здесь она находилась до 525 года, когда при реконструкции стены ларец был обнаружен. Через четыреста лет ее перевезли в Константинополь.

По другой версии, также упоминаемой в средневековых источниках, «священную плащаницу», как ее называли, в V веке перевезли из Иерусалима в Константинополь, где для нее была построена Влахернская базилика. В период борьбы с иконами и вообще почитанием материальных объектов культа (VII–IX века), ее тайно отправили в Иерусалим, а затем вновь вернули на прежнее место.

К сожалению, нет надежных данных для отождествления Туринской и Священной Плащаниц. но и решительно отрицать такой вариант нет оснований. В пользу тождества говорит «Каталог реликвий», составленный в XII веке, где упоминается «окровавленная плащаница Христова, хранящаяся в Константинополе». Такая формулировка вполне подходит для Туринской святыни.

Интересные сведения приведены в хронике участника крестового похода и захвата Константинополя в 1203–1204 годах французского рыцаря Робера де Клари. Согласно его описанию, в одном из соборов, помимо прочих многочисленных драгоценностей, находились священные реликвии: два куска креста Господня толщиной с человеческую ногу, железный наконечник от копья, поразивший Спасителя в бок, два гвоздя, которыми Он был прибит к кресту, венец с колючками, который надели на Его голову (отмечено, между прочим: «острые колючки из морского тростника, как кончик железного шила», – нечто отличающееся от обычно упоминаемого тернового венца).

Среди других святынь Робер де Клари особо отметил «два богатых сосуда из золота, которые висели посреди церкви на двух толстых серебряных цепях; в одном из этих сосудов была черепица, а в другом – кусок полотна…» И привел такое предание:

«…Святой человек из любви к Богу покрывал черепицей дом некоей женщины, вдовы. И когда он покрывал его черепицей, ему явился наш Господь и заговорил с ним: “Ну-ка, – сказал наш Господь, – дай это полотно”, – и добрый человек дал его, и Господь обернул им Свое лицо, так что Его черты запечатлелись на полотне, и потом отдал его обратно; а потом Он ему сказал унести полотно и прикладывать к больным и сказал, что всякий, кто возьмет Его веру, исцелится от своей болезни. И добрый человек взял полотно и ушел; но перед тем, как унести… взял его и спрятал до вечера под черепицу. Вечером, когда он уходил, он взял полотно, а когда он поднял черепицу, то увидел на черепице образ, запечатленный так же, как на полотне, и тогда он унес черепицу и полотно, и после этого немало больных исцелилось ими, и эти реликвии висели посреди церкви так, как я вам сказал».

Золотые сосуды, в которых они хранились, на серебряных цепях указывают на то, что данные святыни весьма почитались. Нет никаких данных об изображении на черепице, но полотно с образом Иисуса Христа скорее всего и есть Плащаница, свернутая так, что видно только лик.

Конечно, легенду о святом человеке, работавшем на крыше дома, трудно счесть правдоподобной. Но в ней упоминается о нерукотворном образе, запечатленном на полотне: точно таком, какой сохраняет Туринская Плащаница. Возможно, на черепице был нарисован тот же лик, что и на полотне. Хотя не исключено, что это – плод фантазии или искаженный отзвук предания о том, как хранили некогда Плащаницу в тайнике, отделанном черепицей.

Согласно некоторым историческим данным, византийский император Роман I, правивший с 920 по 944 год, незадолго до смерти привез в Константинополь нерукотворную Эдесскую икону, которая, по-видимому, была Плащаницей. О ее происхождении рассказывали еще одну легенду.

Правитель Эдессы Абгар, пораженный неизлечимой болезнью, послал делегацию к Иисусу Христу с просьбой явиться в Эдессу и вылечить царя. В крайнем случае надо было нарисовать чудотворный портрет
Страница 6 из 22

Спасителя. Встретив гонцов, Иисус взял полотенце, приложил к Своему лицу и отдал прибывшим. На полотнище остался запечатленным лик Спасителя. Когда делегация возвращалась на родину, полотенце хранили под черепицей, на которой тоже остался соответствующий отпечаток.

Придумали это предание люди, которые вряд ли видели Плащаницу целиком. Иначе они бы знали, что на ней изображен человек, испытавший мучения, покрытый ранами. Но, как видим, в те времена были распространены слухи о существовании чудесного нерукотворного лика Христа, приносящего верующим исцеление от тяжких болезней. Таким образом, есть все основания полагать, что историю Туринской Плащаницы можно проследить по меньшей мере до X века.

Это очень важное обстоятельство, которое надо иметь в виду на будущее, когда мы перейдем к анализу результатов научных исследований Туринской Плащаницы. Ведь новейшие датировки, как выяснилось, противоречат историческим свидетельствам. Но об этом – чуть позже.

Свидетельства искусства

В научных исследованиях могут быть использованы, в частности, произведения искусства и методы искусствоведения. Тем более, когда речь идет о легендарной личности, об иконографии, возможности подделок, о предполагаемой «нерукотворности» изображения.

Мы уже упомянули, что неизвестно никаких художественных традиций, позволяющих отнести изображение на Плащанице к какой-либо школе живописи или конкретному художнику не только античности или Средневековья, но и более позднего времени. Однако все-таки не исключена возможность хитроумной подделки под «нерукотворный образ».

Не станем рассматривать почти неразрешимый вопрос о способе, которым удалось сделать изображение (если оно рукотворное). Обратим внимание на значительное сходство мужчины с Плащаницы с иконописными ликами Иисуса Христа.

Казалось бы, самые древние рисунки должны были отразить наиболее приближенный к оригиналу лик Христа. Но в действительности именно они выполнены в достаточно абстрактной античной традиции. Чаще всего это молодой безусый пастырь, похожий на героев греческих произведений искусств. Судя по всему, эти художники полагались только на свое воображение.

Каким мог быть облик Иисуса Христа?

Восстановить его по письменным свидетельствам практически невозможно. Ни евангелисты, ни историки или писатели того времени ничего не сказали о Его внешности. Подобное умолчание вообще характерно для древности.

Надо иметь в виду, что речь идет о человеке, слава которого распространилась по свету после его смерти. До этого только очень близкие к нему люди понимали – да и то не всегда – его величие. Однако среди них не было ни художников, ни скульпторов, ни писателей.

«Некоторые раннецерковные писания, – отмечал протоиерей Александр Мень, – ссылаясь на пророчество о Слуге Господнем (Ис. 53), полагали, что уничижение Христа относилось к Его внешности. Св. Иустин, Климент Александрийский и Тертуллиан утверждали, будто Иисус был невзрачен лицом».

Римский энциклопедист Авл Корнелий Цельс, пытаясь опровергнуть идею божественной сущности Христа, во II веке писал, что тот, в ком присутствует Дух Божий, должен резко отличаться от других ростом, красотой, силой, голосом, способностью поражать и убеждать. Ничего такого в Иисусе вроде бы не было.

Правда, согласно преданию, Иоанн Креститель сразу же выделил Иисуса из толпы, а в последующем Иисус, безусловно, и поражал, и убеждал тех, с кем общался; при невзрачной внешности было бы очень нелегко обратить на себя внимание и быстро приобретать доверие незнакомых людей.

«Совершенно неосновательно мнение, – писал А. Мень, – будто Христос был хрупок и слаб от природы. Он многие годы занимался физическим трудом, немало странствовал, провел сорокадневный пост».

Аналогичное суждение высказывал Карл Адам, автор исследования о Христе: «Под палящими лучами солнца, по тропинкам, ничем не затененным, через дикое нагромождение скал Он должен был в шестичасовом переходе совершить восхождение более чем на 1000 метров. И самое удивительное – Иисус не был утомлен. В тот же вечер Он принимает участие в пиршестве, приготовленном для Него Лазарем и его сестрами… Нет сомнений, что Иисус сотни раз ночевал под открытым небом и отчасти потому так близко знал лилии в полях и птиц в небе. Только в корне здоровое тело могло соответствовать всем этим требованиям. К тому же эта жизнь странника была полна трудов и необычайных напряжений».

В чем-то, пожалуй, были правы те художники древности, которые изображали Христа сильным, стройным, красивым человеком. Только вот конкретные черты лица во всех подобных случаях отсутствуют: некая аллегория, и только.

Единственное исключение – зарисованная в XVII веке итальянским ученым Антонио Бозио фреска из катакомб Св. Калликста. На ней был запечатлен мужчина с длинными волосами и небольшой бородой. По мнению А. Бозио, изображение относилось ко II веку. К сожалению, проверить версию и увидеть фреску невозможно: она была разрушена.

«Самое загадочное в иконографии Иисуса Христа, – сделал вывод А. Мень, – это неожиданный переход от символических, условных изображений к тому образу, который с тех пор прочно утвердился в традиции. Его называют «восточный» или «исторический», и в Риме он стал известен уже с III века».

Как бы ни были разнообразны лики Христа в истории искусства – от мозаик Византии и мастеров Ренессанса до произведений Нового времени, – все они обнаруживают зависимость от этого прототипа…

Заманчиво было бы предположить, что основой для него явился какой-то «древний образ». Какой это образ? По-видимому, им вполне мог стать портрет, запечатленный на Туринской Плащанице (или на фреске из катакомб Св. Калликста?).

Показателен сам факт принятия древними живописцами за образец именно такого лика. Если бы прототипом послужила какая-то фреска или скульптура, то почему вдруг ее восприняли как наибольшее приближение к реальности? Тем более что речь идет не о единичных, а о массовых изображениях, да еще появившихся не сразу, а через несколько веков после казни Иисуса.

Со времен Византийской империи, примерно с VI века, лики Христа на иконах, монетах, скульптурах стали более или менее сходны: бородатый человек с длинными волосами, вытянутым красивым лицом, прямым носом, глубокими глазницами, широким и невысоким лбом. Понятно, что в империи естественна стандартизация, выработка единого канона. Но почему был избран именно такой образец? Почему люди поверили в то, что он, данный конкретный образец, единственно верный или, во всяком случае, более всех других может претендовать на сходство с оригиналом?

Логично предположить, что исходное изображение было необычайным, заставляющим поверить в его подлинность, нерукотворность. В таком случае на эту роль подходит единственная «картина» – Туринская Плащаница. Только она могла поразить воображение зрителей, пробудить в них ощущения чуда.

Ведь письменные соответствующие свидетельства – в Евангелиях – отсутствуют.

Американский ученый А. Вагнер сопоставил пропорции деталей лица с Плащаницы и лица Иисуса Христа на нескольких византийских монетах и иконах VI–VII веков. Совпадений оказалось так много (десятки!), что вряд ли
Страница 7 из 22

можно говорить о случайности. Невольно вспоминается версия о находке Святой Плащаницы в Эдессе в VI веке. Вроде бы историческое свидетельство подтверждается?

Ну а если все-таки искусный мастер нанес на холст изображение Христа, использовав в качестве образца монеты и иконы?

Такой вариант невероятен. Ведь до VI века на позднеримских и ранневизантийских рисунках Иисус Христос изображался по-разному: безбородым, с усами, вьющимися короткими волосами, круглолицым… Художники вынуждены были полностью полагаться на свою фантазию. Чем объяснить, что в последующие века пользовался популярностью привычный нам образ Христа?

Наиболее разумный ответ на этот вопрос: была обнаружена Плащаница с нерукотворным, чудесным изображением. Она произвела, согласно письменным источникам, сильное впечатление на верующих. Художники использовали ее в качестве оригинала, модели. Обычно им удавалось увидеть только лицо, изображенное на холсте, который хранился в сложенном виде. Тогда-то и могло возникнуть выражение «лик нерукотворный». Ведь оно в наибольшей степени соответствует образу, запечатленному на Туринской Плащанице.

Откуда такое предположение?

Во-первых, средневековые источники упоминают о лике Христа на Плащанице.

Во-вторых, у мужчины, запечатленном на Плащанице, кровоточащие раны находятся не на ладонях (как обычно показано на иконах, картинах, скульптурах), а на запястьях. Это очень важное обстоятельство заставляет усомниться в поддельности Плащаницы. Ведь в таком случае было бы логично следовать иконописной традиции, изображающей раны на ладонях.

Если учесть все это, станет совершенно понятно то азартное, напряженное ожидание, в котором находились ученые, получившие возможность впервые детально обследовать загадочную реликвию, обнаружить новые уникальные факты и приоткрыть плотную завесу тайн и легенд, связанных с этим необычайным полотнищем.

Итак, если сопоставить письменные и устные свидетельства, а также анализ иконописи, история Туринской Плащаницы отодвигается в прошлое вплоть до VI века. А это уже датировки, приближающиеся ко времени евангельских событий. И вновь надо подчеркнуть, что тем самым ставятся под сомнения выводы новейших научных исследований, датирующих Плащаницу XIII–XIV веками.

Чудеса техники

Первая фотография Плащаницы была сделана в 1848 году итальянцем Секондо Пиа. Она со всей определенностью показала, что изображение негативное. Это сильно пошатнуло позиции сторонников «поддельности» реликвии. Зачем художнику понадобилась совершенно чуждая искусству негативная картина? Да еще в Средние века, когда ничего подобного не было известно и вряд ли могло прийти кому-то в голову, если не предполагать существование в те времена какого-то необыкновенного гения, оставшегося неведомым.

Благодаря фотографиям изображение на Плащанице выглядит более контрастным, отчетливым и совершенно натуралистичным. Получается самая настоящая фотокопия с оригинальнейшего негатива древности.

Сфотографировали также и обратную сторону Плащаницы. На ней не оказалось никаких следов изображения человека или его фрагментов (одно уже это колеблет версию чуда, ибо нерукотворный образ мог бы вполне пронизать полотно насквозь). Только в тех местах, где находятся потеки и пятна, предположительно крови, отмечаются темные следы. Эти пятна вполне обычны на вид, позитивны в отличие от негативного отпечатка фигуры. И это тоже странно. Для чего безымянный умелец сделал изображение тела негативным, а пятна крови – позитивными? Или пятна были нанесены позже? Но почему тогда они точно соответствуют ранам на негативе?

Был сделан и ряд цветных микрофотографий. Они подтвердили версию о том, что темные потеки и пятна пропитывают ткань насквозь, проходя между нитями. Пятна имеют, во всяком случае местами, красный цвет и даже визуально напоминают кровь. Но могла ли кровь так хорошо сохраниться за многие века? Чтобы ответить на этот вопрос, хорошо бы иметь достоверную историческую реликвию подобного возраста со следами крови. До сих пор такого предмета не обнаружено. Вообще, многое свидетельствует о том, что Туринская Плащаница – уникальный объект, не имеющий аналогов.

Возможно, микрофотографии дали бы дополнительные материалы. Однако степень увеличения пришлось ограничить из-за недостаточно удовлетворительных условий съемки. Требуются особо оборудованные – с сильной подсветкой – подвальные помещения, потому что даже мельчайшие, неощутимые вибрации пола смазывают четкость микроизображений.

Тем не менее удалось показать, что там, где отпечатано тело, основа ткани остается без изменений, но лишь темнеют ворсинки. Вряд ли такого эффекта можно добиться с помощью какого-то красителя, который должен пропитывать ткань.

Очень показательны участки, подвергшиеся действию высокой температуры (по границе с обожженными местами). На микрофотографиях здесь не отмечено каких-либо изменений яркости изображения. А ведь на ворсинках, подвергнувшихся более сильному нагреванию близ пожогов, остался бы след. Температура, при которой обуглилась ткань, должна была бы изменить цвет пигмента (если исходить из предположения о «нарисованности» фигуры на Плащанице). Этого не произошло, что также опровергает версию о рукотворности образа.

Наконец, остались пятна от воды, которой заливали тлевшую ткань. Но и это воздействие нисколько не повредило изображение, как показали микрофотографии. Какой чудо-мастер сумел создать такое произведение искусства, секрет которого не могут раскрыть многие поколения специалистов и дальнейшие научные исследования? Остается совершенно неясно, каким образом этот феномен возник.

Следует еще раз подчеркнуть: версия о рукотворном изображении, искусной подделке практически невероятна. Было высказано предположение, что на Туринской Плащанице остался отпечаток нагретой металлической статуи. Тепловое воздействие могло изменить ткань в определенных местах, а кровавые пятна были нанесены на нее позже… Однако и эта версия вызывает много сомнений, а ни о какой скульптуре Христа, аналогичной образу на Плащанице, нет никаких сведений; не существует подобных копий или упоминаний о них. То же относится и к соответствующим картинам, гравюрам.

…Фотография настолько нам привычна, что ее научное значение обычно недооценивается. И дело даже не в специальных видах съемок: с особыми фильтрами, использованием микроскопов, различных приспособлений. На примере Плащаницы видно, что фотография в ряде случаев помогает отчетливее выявить малозаметные детали, воспринять цельное изображение наиболее полно, ясно.

Неслучайно для исследований земной поверхности используется аэрофотосъемка, а теперь еще и съемка из космоса. Она помогает выявлять геологические структуры, особенности геологического строения, которые другими способами определяются с большим трудом. В этом отношении пример фотографий Туринской Плащаницы показателен.

Однако каким бы внимательным, обстоятельным, детальным ни был внешний осмотр, он не позволяет ответить на многие вопросы о химическом составе, возрасте и некоторых других свойствах изучаемого объекта. К счастью, современная научная техника,
Страница 8 из 22

разработанные методики исследований дают возможность более или менее точно отвечать на подобные вопросы.

Явное и тайное

Для трех миллионов паломников, увидевших реликвию в 1978 году в соборе Святого Иоанна Крестителя, она оставалась загадочной уже потому, что внешний простой и беглый осмотр не позволял ясно и четко видеть запечатленный на ней образ.

Знаменателен сам факт более четкого изображения человека с Плащаницы на фотографии, чем видимое простым, невооруженным глазом. Тем самым подчеркивается материальная сущность объекта.

Если данная реликвия чудесна в мистическом смысле, то почему ее необычайные качества проявляются не при естественных для человека, а при искусственных условиях? То, что достигается с помощью техники, порой выглядит как чудо, но придавать этому сокровенный, мистический смысл по меньшей мере, наивно. Тем самым творения рукотворные, созданные благодаря уму, усердию и умению человека, обретают некую божественную сущность, а бренный человек обожествляется. Это уже настоящее суеверие, противоречащее и религиозному и научному мировоззрению.

Если же Туринская Плащаница была создана каким-то образом для грядущих поколений, то почему ее создатели рассчитывали на применение – в очень далеком будущем – технических средств, позволяющих видеть ее более отчетливо? Куда разумнее было бы сделать так, чтобы изображение оставалось позитивным, легко «читаемым».

Получается, что перед нами совершенно «нормальный» объект. Он достоин детальных исследований и даже поклонения, если наверняка определится его связь с Иисусом Христом.

Казалось бы, проблема настолько интересна и важна, что Церковь должна приложить все усилия для того, чтобы прояснить ее окончательно. Почему этого не происходит? Почему о Туринской Плащанице служители Церкви предпочитают либо умалчивать, либо отвечать уклончиво, либо и вовсе отрицать вероятность ее принадлежности Христу?

…Более двадцати лет назад я работал в Белоруссии над телеочерком о Туринской Плащанице и познакомился с настоятелем минского православного храма. Мне показалось странным, что священника не интересует тайна этой реликвии. Сказал он примерно следующее: «Очень хорошо, что никакого определенного ответа до сих пор нет. И не надо. Пускай остается тайна».

Покров тайны, окутывающий некоторые эпизоды жизни, смерти и воскрешения Христа, по мнению некоторых – если не большинства – представителей христианства, а тем более официальных церковных организаций, совершенно необходим. Тем самым за ликом человека Иисуса сохраняется незримый и таинственный образ Бога Христа. И если Бог непомерно превосходит человека по всем своим качествам, если нашему ограниченному уму не постичь Его, то лучше не докапываться до истины там, где она может раскрыть нечто, не отвечающее церковным канонам.

Об этом приходится говорить вовсе не потому, что мне чужда христианская церковь (тем более – русская православная). Напротив, было бы замечательно, на мой взгляд, поднять авторитет Церкви на более высокий уровень, приблизить ее к чаяниям народа, а не к потребностям имущих власть и богатства. Богословие следовало бы привести в более гармоничное соответствие с наукой и философией, вместо того чтобы вступать в необязательные противоречия с ними. Что для этого необходимо? В первую очередь, с полной определенностью различать методы науки и религии.

Все, что можно безукоризненно или вероятностно доказать (или опровергнуть), относится к ведению науки. Смешно и глупо верить или не верить в то, что убедительно доказывается. Это приходится принимать как объективную реальность – во всяком случае, до тех пор, пока не удастся столь же основательно такие выводы опровергнуть или дополнить, изменить, уточнить.

Скажем, имеется материальный объект – Туринская Плащаница. Великий грех перед Истиной (значит, и перед Богом), если она не будет тщательно изучена. Все, что будет при этом определенно (или – не очень) выяснено, перейдет из области веры в научную. С этими данными религиозные деятели должны считаться, если они чтят искру Божьего разума, дарованную людям.

При этом некоторые церковные (не божественные, подчеркиваю) догматы могут и не устоять под напором научных фактов и обобщений. В прежние века многие деятели Церкви шли на любые самые крутые меры, вплоть до преступлений, желая сохранить старые догматы, вступившие в противоречие с новыми научными данными. Они словно забыли слова Христа о том, что не следует вливать новое вино в старые мехи.

Крупнейший ученый и мыслитель ХХ века В. И. Вернадский посвятил специальное исследование («О научном мировоззрении») взаимоотношению науки с философией и религией. Отметим: он с одинаковым уважением относился ко всем упомянутым способам познания.

«В течение многих веков, – писал он, – различные формы христианских церквей выставили в культурной жизни европейских народов учение об едином религиозном мировоззрении, заменяющем вполне и исключительно все формы мировоззрения научного и философского. В результате получилась только многовековая упорная борьба людей науки с притязаниями христианских, отчасти мусульманских теологов, борьба, в которой окончательно определилась область, подлежащая научному ведению, и в результате которой религия, несомненно, очистилась от приставших к ней исторических нарастаний, по существу ничего с ней общего не имеющих».

Некогда верующие понимали буквально, например, библейские мифы о сотворении мира или Всемирном потопе (заметим: эти мифы не оригинальны и были заимствованы у других народов). Предполагалось поначалу, что Земля плоская, а над нею – хрустальный свод небес. Даже во времена Колумба и Магеллана, когда шаровидность нашей планеты была доказана, очень немногие мыслители осмеливались рассуждать – вопреки церкви – о бесконечности Вселенной и множестве обитаемых миров.

Но вот благодаря успехам геологии и астрономии были опровергнуты древние мифы. Рухнули от этого устои христианства? Нет.

В наше время, когда распространилось множество суеверий, порой достаточно диких, появились некоторые священники, отвергающие идею эволюции жизни на Земле ради утверждения мифа о чудесном творении. Но ведь существуют неопровержимые данные палеонтологии, геологии, биологии, свидетельствующие о последовательном развитии живых существ за сотни и тысячи миллионолетий. Если какой-то человек не может или не желает этого знать, это его личное дело, недостаток его ума, ограниченность разума. Тут нечем гордиться и незачем распространять свое невежество на окружающих.

Поколеблет ли идея эволюции истины, которые провозгласил Иисус Христос? Так может произойти лишь с теми, кому очень хочется верить во все чудесное без разбору, не считаясь со здравым смыслом и поистине удивительными, великолепными достижениями научной мысли. Получается настоящее мракобесие, а не просветление. Очень печально, если вера в учение Христа определяется не склонностью души и доводами разума, а только лишь упованиями на чудо.

На поражение обречена только та Церковь, которая ради окостенелых догм, ложно понятых идей упорно отвергает доказательные научные и философские выводы, не желает считаться со
Страница 9 из 22

здравым смыслом, разумом. Она потеряет для себя всех мало-мальски образованных, неглупых и здоровых интеллектуально и духовно людей и будет пользоваться авторитетом среди одних фанатиков, суеверов, хитрецов-лицемеров.

Религиозные идеи должны развиваться. Так происходит с каждым человеком по мере взросления и накопления новых знаний. Многие сказочные образы, наивные представления детства неизбежно обновляются, а то и меняются радикально. Что тут страшного? Это еще не означает, что в корне меняемся мы сами, отрешаемся от собственной личности, от всех своих взглядов на жизнь и людей. Что-то обязательно сохраняется, в том числе осознанная и подсознательная память. В противном случае ни о какой цельной личности не может идти речь. (Кстати, не потому ли возрастает число психических больных: из-за потери людьми духовных опор в жизни, из-за склонности к постоянным сменам духовных ориентиров в зависимости от моды и обстоятельств?)

«Наука неуклонно, постоянно захватывает области, которые долгие века служили уделом только философии или религии», – писал В. И. Вернадский. Но это вовсе не означает, будто наука всегда и во всем теснит и опровергает религию.

«Как христианство не одолело науки в ее области, в этой борьбе глубже определило свою сущность, так и наука в чуждой ей области не сможет сломить христианскую или иную религию, но ближе определит и уяснит формы своего ведения», – уточняет Вернадский.

Наиболее прочные позиции проявляет наука в материальном мире. Но для человека не менее важен и духовный мир, где нередко зыбки системы доказательств, а очень многое зависит от самого субъекта. Здесь для религиозных верований всегда остается обширная область, включающая и Неведомое (непостижимое, по крайней мере, в данное время, для научной мысли).

Вера должна не отвергать знание, а приобщаться к науке и учитывать ее выводы (но не домыслы) в своих духовных исканиях, какими бы крамольными они ни казались на первый взгляд.

Тайное не должно противоречить явному.

Спору нет, для Церкви очень важно всячески оберегать традиции и авторитет. Но при этом она не должна отказываться от обновления, от взаимодействия с наукой, от творческих дерзаний, чтобы не превратиться в косную структуру.

Приверженцы каждой религии убеждены, что их вера – единственно истинная. И те христиане, которые верят в Божью ипостась Иисуса Христа, вольны напрочь отвергать все другие мнения на сей счет, не признавать любые научные и философские выводы, основанные на изучении Туринской Плащаницы, но противоречащие некоторым церковным канонам. Большинство же людей либо не имеет никаких твердых убеждений или предрассудков относительно Иисуса Христа, потому что исповедует другие религии, либо считает его пророком, но не Богом (как мусульмане). Но ведь человеку не зря дарована свыше способность думать и рассуждать, искать и сомневаться, стремиться к истине, чего бы это ни стоило.

Живая религия будет изменяться, расти, развиваться, как все живое. Но при этом, безусловно, в ней должна сохраняться основа, некий генетический код, система заповедей, которые служат ориентиром для человека в его скоротечной жизни.

Глава 2

Покров тайны в свете науки

Живой предмет желая изучить,

Чтоб ясное о нем познанье получить,

Ученый прежде душу изгоняет,

Затем предмет на части расчленяет

И видит их, да жаль: духовная их связь

Тем временем исчезла, унеслась!

    Иоганн Вольфганг Гёте

Следы ведут в Палестину

Как получить представление о климате и растительности той местности, где когда-то находился предмет, в нашем случае Плащаница? Сделать это непросто, но возможно. Для этого надо воспользоваться научным методом.

Определить растительность и климатические условия былых эпох геологам и палеогеографам позволяет так называемый спорово-пыльцевой анализ. Суть его такова. Из слоя осадочной горной породы, отложенной в данную эпоху на суше (в реках, озерах, болотах), отбираются образцы и обрабатываются так, чтобы из них можно было выделить пыль, в которой находятся споры и пыльца растений.

Микрочастицы местных растений, витая в воздухе, попадают в почву, где и сохраняются. В большинстве случаев они мало изменяются за многие тысячи, а то и миллионы лет. Исследуя под микроскопом эти остатки былого растительного покрова, ученые судят о том, какие травы, кусты, деревья преобладали в данную эпоху в этом районе. А по характеру растительных сообществ восстанавливаются былые климатические условия.

Этот метод используется и в криминалистике, когда требуется выяснить, в каких районах побывала та или иная вещь. На ней сохраняется пыльца растений, характерных для тех мест, где она находилась.

Один шведский криминалист провел подобное исследование с Туринской Плащаницей. С помощью клейкой ленты он собрал с нее пыль, выделил пыльцу и тщательно изучил ее под микроскопом. Практически у каждого вида растений пыльца имеет особенности, по которым ее можно распознать и идентифицировать. Данные занесены в специальную таблицу. Сверяя образцы с указанными в них сведениями, палинологи (специалисты по спорово-пыльцевому анализу) определяют по пыльце виды растений.

В результате изучения пыльцы с Плащаницы выяснилось, что она в подавляющем большинстве принадлежит растениям Италии и Франции. Это вполне естественно: в этих странах она действительно была раньше и находится ныне. Вместе с тем присутствовали в заметном количестве споры и пыльца растений, произрастающих в Южной Турции, Палестине. (Вспомним версию о пребывании Туринской Плащаницы в Константинополе и в Эдессе.)

Но вот что самое удивительное: была обнаружена и пыльца (в количестве всего 7 экземпляров) солелюбивых растений, встречающихся в районе Мертвого моря, то есть там, где, по преданию, был распят Иисус Христос. Сами по себе, с потоками воздуха эти частички не могли попасть на Плащаницу. Правда, была предложена версия: они находились на одежде паломников, которые пришли из Палестины. Однако пришельцев таких было очень мало, да и те не имели доступа непосредственно к священной реликвии.

Казалось бы, теперь-то все окончательно прояснилось: получены доказательства пребывания Плащаницы в тех местах, о которых говорится в древних письменных источниках. В таком случае подтверждается, что она действительно должна была пройти путь от района Мертвого моря, через Палестину, Турецкую Анатолию до своего нынешнего местопребывания. Разве это не так?

На первый взгляд после столь убедительных фактов следовало бы отбросить всякие сомнения и признать Туринскую Плащаницу подлинным саваном Христа.

И все-таки приходится помнить: научный метод предполагает особенно пристрастно, изобретательно, изощренно проверять любые версии, сколь бы убедительными они ни выглядели. Наука – это умение сомневаться, а не только выстраивать логические цепочки доказательств или теоретические конструкции. Иногда даже может показаться, что ученые с каким-то особенным удовольствием, сладострастием стремятся опровергнуть предлагаемые гипотезы и теории, выискивая для этого малейшие возможности, придираясь к пустякам.

Вот и результаты анализа пыльцы растений с Плащаницы не признаны совершенно убедительными,
Страница 10 из 22

однозначными. Скептики напоминают, что и в Италии, и во Франции Плащаница демонстрировалась много раз; ее могли касаться паломники, побывавшие, например, в Палестине. Это тем более вероятно, если Плащаница была похищена из Константинополя.

…Невольно припоминается ироническое высказывание французского писателя Жюля Ренана: «Ученый – это человек, который в чем-то почти уверен».

Что тут поделаешь! В том и заключается великое достоинство научной мысли: она никогда не принимается на веру. Это не свидетельствует еще о ее мудрости, глубине, красоте. Просто таким образом определяется ее научность и отличие от всяких других идей – в искусстве, религии, философии, обыденной жизни. И еще одно обязательное условие научного метода познания: постоянные сомнения, непрестанные поиски истины даже тогда, когда она, казалось бы, найдена.

Научный штурм

Загадки природы или человеческой истории особенно притягательны для исследователей. Наука – это не только сбор и хранение информации, сомнения и споры, но прежде всего вторжение в неведомое. Только в школьных учебниках все на свете объяснено как дважды два – четыре. Остается только заучивать, запоминать или выуживать в Интернете необходимые сведения.

Фома Неверующий. Картина Караваджо. 1595 г.

Справочники и учебные пособия отчасти даже угнетают творческую мысль. Они создают иллюзию всеведения, существования ответов на все вопросы. Возможно, по-другому и нельзя: прежде чем отправиться в неведомые области познания, требуется основательно освоить научный метод и ознакомиться с тем, что уже открыто, изучено. Иначе, как говорится, станешь изобретателем велосипеда.

Для науки, исполненной сомнений, нет запретных тем и проблем. То же относится к философским рассуждениям.

В этом отношении религиозная вера не то чтобы ограниченна, но часто благосклонно допускает, а порой и приветствует отсутствие любознательности, тем более – сомнений. Это понятно: сомнения расшатывают или порой разрушают веру в религиозные догмы.

К сожалению, вера и авторитет (пророка, ученого, мыслителя, Священного Писания) вполне может подменить самостоятельную работу ума, труд познания. Как говаривал М. В. Ломоносов, «легко быть философами, выучив наизусть три слова: Бог так сотворил; и сие дая в ответ вместо всех причин».

Показательна в этом отношении история Фомы по прозвищу Близнец, рассказанная в Евангелии от Иоанна. Услышав весть о чудесном воскрешении Иисуса Христа, Фома сказал:

«Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20, 25).

И только воочию увидев воскресшего Христа, Фома уверовал в чудо.

«Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны не видевшие и уверовавшие» (там же, 29).

Действительно, религия почитает за высокую доблесть непоколебимую веру даже в то, что сам не видел, не исследовал. В древности это было оправдано отсутствием убедительных научных данных, неразработанностью научного метода. При недостатке знаний, информации приходится полагаться на книги, признанные священными, кладезем премудрости, или доверять жрецам, священникам.

Чисто по-человечески не очень-то симпатичен Фома Неверующий, который собирается ради познания, для утоления своих сомнений вложить палец в кровоточащую рану. Однако приходится признать: именно это отвечает научному методу исследований (конечно, аллегорически понимая евангельскую притчу).

То, что верующему может показаться кощунством, недостатком истинной веры и слабостью духа, ученый считает совершенно необходимым сбором достоверных сведений, фактов. Без этого научное исследование теряет всякий смысл, превращаясь в своевольное фантазирование или в бесплодные схоластические рассуждения.

Вот почему более трех десятков «последователей» Фомы Неверующего, современных ученых разных специальностей, с огромным нетерпением ожидали разрешения владельцев Туринской Плащаницы на ее исследование. Требовалось подвергнуть анализу все, начиная с характера самого изображения и кончая следами – якобы! – крови. Кощунственное и духовно разрушающее безверие? Нет, применение научного метода для изучения религиозной реликвии.

Католическая церковь, папа римский до сих пор не признали Туринскую Плащаницу погребальным саваном Иисуса Христа. Возможно, просвещенные религиозные деятели и не могут поступить иначе без надежных научных данных. Этот факт весьма показателен.

Разрешение на исследование Плащаницы было все же дано. Это продемонстрировало высокий авторитет сегодняшней науки. (Переговоры велись не только с церковниками-попечителями, но и потомком герцогов Савойских, бывшим королем Италии Умберто II, владельцем Туринской реликвии.)

«Пожалуй, ни один археологический объект и ни одно произведение искусства, – писал советский ученый П. А. Ваганов, – никогда не были “атакованы” с привлечением столь мощного арсенала научных сил и средств, как Туринская реликвия, изучавшаяся в течение нескольких дней и ночей октября 1978 года. Комплекс предназначавшихся для исследования методов включал такие, которые успешно зарекомендовали себя при решении различных проблем криминалистики и выявлении всякого рода подделок. Многое было сделано для того, чтобы изучить ткань на атомно-молекулярном уровне. Спектроскопия в видимой, ультрафиолетовой и инфракрасной областях, флюоресценция с различными видами возбуждения, радиография и инфракрасная радиометрия, химический микроанализ, фотография и микрофотография – вот далеко не полный перечень методов, приготовленных для “атаки”.

Большие надежды возлагались на анализ, способный дать информацию об элементном составе вещества. Так, с помощью возбуждения и регистрации характеристического рентгеновского излучения предполагалось установить, какие именнохимические элементы присутствуют на поверхности ткани, нет ли среди них таких, которые входят в качестве примесей в краски. Интересной была бы при этом идентификация микроэлементов, обычно находящихся в человеческой крови».

За работу взялись более 30 ученых из США (преимущественно) и Италии. Представители США под руководством американского физика Дж. Джексона привезли с собой около трех тонн новейших научных приборов, в том числе и такие, которые используются при космических исследованиях. Изучение Плащаницы велось 5 суток без перерыва по четкой программе сменявшимися бригадами ученых. И хотя результаты оказались впечатляющими, многое так и не удалось сделать из-за нехватки времени.

Ученым не было позволено выставлять Плащаницу на солнечный свет и вообще делать что-либо, способное повредить ей. По этой причине сначала были исключены, например, чрезвычайно важные исследования абсолютного возраста ткани. Они широко используются в геологии, археологии.

Суть этих методов в том, что радиоактивные элементы оставляют после себя продукты распада. Процесс идет неуклонно по простым закономерностям. Одни элементы (изотопы) распадаются очень быстро, другим на это требуются тысячелетия, третьим – миллионы лет. Зная количество соответствующего элемента (изотопа) и накопленных продуктов его распада, ученый в
Страница 11 из 22

результате тончайших анализов и сравнительно несложных расчетов может определить возраст образца с немалой точностью.

Для определения абсолютного возраста объекта требуется отделить от него и затем полностью уничтожить хотя бы маленький кусочек – образец. В частности, от Плащаницы надо было бы отрезать небольшой лоскуток. Подобная операция со святыней, как мы знаем, вначале была запрещена.

Только в апреле 1988 года было разрешено отрезать от Плащаницы три маленьких образца. Их передали для исследования в университеты Цюриха, Аризоны и Оксфорда. Окончательные результаты предполагалось обнародовать на специальной пресс-конференции. До этого все исследователи должны были хранить полученные сведения в тайне.

Договоренность оказалась нарушенной. В сентябре 1988 года в газете «Санди таймс» появилось сообщение, что анализ бесспорно датировал изготовление ткани Плащаницы примерно тысячелетием позже предполагаемой даты смерти Христа. В этой ситуации оставалось ждать официального сообщения о результатах проведенных хронологических анализов. (О них у нас пойдет речь позже.)

Однако прежде всего ученым необходимо было найти ответ на один из ключевых вопросов: как получено такое натуралистическое изображение человека?.. Создано оно искусственно или появилось естественно? Какие для этого потребовались условия? И вообще, что же представляет собой Туринская Плащаница с научной точки зрения?

Итак, в 1978 году Плащаница на некоторый срок попала в руки компетентных ученых, имевших в своем распоряжении разнообразную научную технику. В результате было получено много фактов, окончательно опровергнувших версию об искусственном, рукотворном изображении на Плащанице.

Анализ крови

Изучались главным образом три составляющие реликвии: ткань как таковая, ворсинки со следами изменений и пятна, напоминающие кровь.

Как известно, первые же фотографии показали, что характер изображения тела человека и пятен крови принципиально различен. Фигура негативна, пятна позитивны, то есть соответствуют обычным следам крови или краски. Требовалось выяснить, какой из этих двух вариантов (кровь или краска) более вероятен.

Исследования под рентгеновскими и ультрафиолетовыми лучами показали, что пятна на Плащанице, согласно имеющимся данным, скорее всего оставлены кровью. Спектральный анализ, позволяющий улавливать мельчайшие количества химических элементов, констатировал наличие железа, калия, хлора – элементов, содержащихся в крови человека. Удалось обнаружить следы гемоглобина.

На микрофотографиях и под микроскопом предполагаемые остатки крови выглядят совершенно реально: в виде сгустков коричневого или даже ярко-красного цвета. Это характерно для свернувшейся крови. Но могла ли она столь замечательно сохраниться за многие века? Что это – очередное чудо, сравнительно недавняя подделка или действительно кровяные сгустки?

В поисках ответа на этот вопрос ученые исследовали для сравнения пятна крови на рубашке Авраама Линкольна, бывшей на нем в момент убийства 14 апреля 1865 года. В общем, картина оказалась сходной. Правда, со дня смерти Линкольна прошел не очень большой срок. Что поделаешь, приходится довольствоваться и этим: более древнего окровавленного экспоната не нашлось. Однако в принципе возможность удивительной сохранности следов крови подтвердилась. Хотя, безусловно, было бы интересно и полезно обнаружить какую-нибудь древнюю ткань возрастом в несколько столетий со следами крови. Но ведь многое зависит от того, в каких условиях хранилась реликвия. Если Туринскую Плащаницу всегда берегли как святыню, то одно уже это могло содействовать сохранности крови того, кто был завернут в нее после распятия.

После дополнительной обработки первоначальных материалов были получены сведения, подтвердившие, что ткань окрашена кровью, соответствующей человеческой (или обезьяньей). Таким образом, в конце концов вопрос о следах крови был решен положительно и с высокой степенью достоверности.

Впрочем, скептиков такие результаты не обескуражили. Что ж, пусть будет кровь, согласились они. Но как доказать, что она принадлежит именно Иисусу? И если изображение нанесено каким-то хитроумным способом, то уж для пятен вполне могли использовать натуральную кровь. Вдобавок пятна могли быть «подновлены» в более поздние времена.

Как нетрудно заметить, скептики стараются оспорить, подвергнуть сомнению или результаты исследований, или их интерпретацию. Но это в науке входит в «правила игры». Надо уметь усомниться в любых версиях, какими бы обоснованными и логичными они ни были; постоянно придумывать новые варианты объяснений, выдвигать дополнительные гипотезы. Нередко это делают и сами исследователи, если они хорошие, опытные профессионалы. Они оговаривают неточности, погрешности, ограничения, которые характерны для их метода.

Следы бичевания на теле. Светлая аура вокруг отпечатков ран возникает при ультрафиолетовом облучении. Некоторые исследователи полагают, что это могут быть следы сыворотки крови. В целом кровь не флюоресцирует, и примечательно, что следы бичевания в ультрафиолете не видны

Следы бичевания на спине. Некоторые пятна крови смазаны. Маловероятно, чтобы кто-то, желающий изготовить подобный саван, мог предвосхитить появление подобных пятен. Они появились, когда тело передвигали или если оно само чуть сдвинулось. Объемное изображение Лика на Плащанице, полученное при компьютерной обработке. Отсутствие отпечатков больших пальцев на руках связано, по-видимому, с повреждением гвоздями сухожилий и нервов. Такие ранения вызывают непроизвольное сжатие больших пальцев

И все-таки в данном случае следует согласиться с тем, что на ткани остались следы человеческой крови. Не обнаружено признаков ее «подновления» (подобные слои более древней и нанесенной позже крови были бы видны при большом увеличении). Сам рисунок, характер кровавых потеков свидетельствует об их естественном происхождении.

Отпечаток тела

Наибольший интерес вызывали исследования самого изображения тела. Тщательное «просвечивание» Плащаницы в различных лучах показало ничтожное количество красящих пигментов, явно недостаточное для получения рисунка. Это скорее отдельные капельки краски. Их появление вполне можно объяснить случайными попаданиями.

Известно, что художники в разные эпохи более 50 раз копировали изображение. Капли красок могли, конечно же, попасть и на реликвию. Тем более что количество пигментов на изображении на ткани и вне его примерно одинаковое. Это подтверждает версию о случайном разбрызгивании краски.

Детальнейшие исследования под микроскопом подтвердили вывод о том, что изображение не было нарисовано, а появилось каким-то иным путем. Тончайшие волоконца в области изображения имеют желтую окраску, одинаковую и на поверхности полотна, и по краям нитей, в местах их контактов. Если бы использовались краски – жидкие или распыленные, – между нитями остались бы просветы. Тем более, как мы уже знаем, цвет изображения не изменился под действием высокой температуры возле обожженных участков. Любые краски – кроме огнеупорных – в таких условиях не сохранили бы своего
Страница 12 из 22

первоначального вида.

Но, может быть, неведомый художник наносил изображение какими-то особенными специями, маслами, не содержащими красящих пигментов? Масло пропитывало ткань, а затем, например, под солнцем окислялось примерно так, как окисляется нефть. В результате на этих местах полотно темнело.

В таком случае остается загадкой, каким образом столь закономерно изменяется интенсивность изображения? И почему масло не пропитало, хотя бы в отдельных местах, ткань насквозь? И вообще, что это за таинственное вещество, неведомое современным ученым?

Или другой вариант: сначала изображение нанесли красками, которые затем смыли, а потемнение полотна было вызвано окислением целлюлозы (содержащейся в нитях), которое и сохранилось. Однако все эксперименты, проводившиеся по такому рецепту, дали отрицательные результаты; не удалось создать ничего подобного изображению на Туринской Плащанице.

Веские аргументы против версии о нарисованном изображении представили двое молодых американских ученых – Дж. Джексон и Э. Джампер. Они применили метод, используемый для перевода аэрофотографий рельефа в объемное изображение.

К сожалению, методика получения объемной картины в данном конкретном случае не была описана подробно. Возможно, производились фотосъемки объекта с двух точек с последующим совмещением. При этом должен был проявиться эффект, вызванный характером окраски ворсинок на ткани.

Ученые исходили из предположения, что более светлые части находились дальше от тела, чем темные. С помощью специальных инструментов, с последующей обработкой информации компьютерами, они получили четкое объемное трехмерное изображение. Ни обычная фотография, ни рисунок подобного эффекта не дают.

Итак, нет никаких доказательств рукотворности изображения. Но тогда возникает вопрос: каким образом оно появилось на ткани?

Эксперименты

Для науки принципиальное значение имеет возможность проверить полученные данные опытом. Повторяемость эксперимента – наиболее убедительное доказательство его реальности. В физико-химических и технических науках так принято издавна. А единичное, индивидуальное, неповторимое, не поддающееся проверке тем или иным способом сопоставимо только с чудом. О подобных объектах можно спорить и размышлять сколько угодно, так и не придя к окончательным выводам.

С Туринской Плащаницей произошло именно так. Были проведены экспериментальные попытки искусственно воссоздать подобное изображение каким либо способом. Прежде всего пробовали делать рисунки на ткани, используя различные красящие или бесцветные вещества с последующей обработкой. Однако все подобные усилия оказались тщетными.

Помимо предположения, что это рисунок, проверялись другие варианты: отпечаток с деревянной скульптуры (гравюра), или с раскрашенной глиняной матрицы, или с нагретой металлической статуи… И тут эксперименты не дали положительного результата.

Пожалуй, в них и не было необходимости. Как мы уже говорили, слишком неубедительно выглядит предположение о существовании некогда уникального произведения искусства – единственного и неповторимого за многие века, о котором тем не менее не сохранилось никаких не только фрагментов, но даже воспоминаний.

Позу человека на Плащанице просто нелепо, неестественно придавать какому-либо объемному произведению, скульптуре, за исключением разве что надгробного памятника. Во всяком случае, раны на руках не имело никакого смысла переносить с ладоней (традиционный вариант) на запястья.

«Таким образом, – пишут С. А. Арутюнов и Н. Л. Жуковская, – достоверно воспроизвести механизм получения искусственного отпечатка, сопоставимого с образом Туринской плащаницы, ни одним из известных ныне способов не удается. Разумеется, можно предположить, что в Средние века существовал какой-то особый художественный рецепт, который впоследствии был утрачен; но тогда придется признать, что до нас дошло одно-единственное полученное с его помощью изображение, а именно сама Плащаница».

Остается, похоже, единственный правдоподобный вариант: изображение на Туринской Плащанице – отпечаток реального живого или мертвого человека. В таком случае опыты надо проводить с людьми.

Подобные эксперименты были проведены, и неоднократно. Тех, кто выполняли функции модели, предварительно мазали маслом, как это принято было в древности. Их клали на одну половину холста и закрывали другой. Выдерживали в таком положении некоторое время. После этого фотографировали оставшиеся на ткани масляные пятна.

Некоторое подобие грубого отпечатка человеческого тела в общих чертах получалось, но не более того. Даже малого сходства с изображением на Плащанице достичь не удавалось ни при каких условиях.

Еще до Второй мировой войны французский хирург Пьер Барбье не только подтвердил анатомическую точность изображения, но и заинтересовался необычным положением ран от распятия. Проведя эксперименты с трупами, он убедился, что гвозди, пробивающие ладони, не могут удержать тяжесть тела: ведь кости на ладонях не скреплены прочно. Этого не происходит, если руки прибивать в запястьях.

И все-таки это предположение выглядело неубедительным. Вполне возможно, что приговоренным к распятию сначала привязывали руки к перекладине, а уж после этого пробивали им ладони. Или другой вариант: устраивали подножье в виде дополнительной перекладины или оставляли осужденных стоять на земле.

Однако позже было установлено, что распятым на кресте римляне пробивали именно запястья. Это подтвердили археологические раскопки в Иерусалиме, проведенные в 1968 году. Впервые была вскрыта гробница с костями распятого человека. Об этом свидетельствовали разбитые нижние конечности (так делалось, чтобы ускорить смерть казненного), а также гвоздь, торчащий в пяточной части, вместе с оливковой щепкой.

На внутренней стороне лучевой кости у запястья была отчетливая царапина. Археологи предположили, а медицинские эксперты подтвердили, что это след от гвоздя, вбитого в руку в данном месте.

Выходит, все указывает на то, что на Плащанице каким-то образом отпечаталось тело человека, подвергнутого истязаниям, а затем распятого на кресте так, как было принято у римлян. На его теле отчетливо проступают рваные раны, оставленные римской многохвостовой плетью, флагрумом, с кусочками свинца на концах. На голове – пятна крови от тернового венца, по-видимому, сделанного в виде короны, тиары…

Характерные раны, нанесенные флагрумом, свидетельствуют против того, что изображение появилось в Средние века. Ведь тогда уже вряд ли кто-либо помнил о том, что римляне использовали для бичевания подобную плеть.

Большинство специалистов после всех этих исследований и экспериментов стало склоняться к мысли: Туринская Плащаница – подлинное материальное свидетельство, оставшееся от Иисуса Христа.

Первым из маститых ученых об этом заявил еще в начале ХХ века французский биолог Ив Деляж (кстати, не веривший в религиозное чудо). Он имел смелость сделать доклад о Туринской Плащанице на заседании Французской Академии. Согласно его версии, предсмертный пот, содержащий мочевину, позже дающую пары аммиака, в соединении с маслами «отпечатал»
Страница 13 из 22

изображение на ткани. Он даже назвал имя распятого человека – Иисус Христос.

Французская Академия категорически отвергла эту гипотезу как неубедительную, не имеющую научных доказательств. Однако позже выяснилось, что вердикт уважаемого научного сообщества оказался по меньшей мере преждевременным. В наши дни выводы Ива Деляжа выглядят если не безупречно обоснованными, то вполне вероятными, хотя и требующими дополнительных доказательств.

Впрочем, уже через два десятилетия после его выступления другой французский биолог – Поль Виньон – постарался более убедительно обосновать высказанную гипотезу.

«Так как изображения не нарисованы, – писал он, – так как они не могли быть получены никаким другим искусственным путем, остается исследовать: не являются ли они результатом какого-нибудь естественного процесса?

Анализируя первые фотографии и проделывая опыты в лаборатории Сорбонны, мы пришли к заключению, что изображения не являются прямым отпечатком человеческого тела. Сразу было очевидно, что они получились не просто от соприкосновения, ибо соприкосновение мягкой ткани с неправильной поверхностью человеческого тела привело бы к значительным искажениям образа, а в этих изображениях искажений почти нет, и они незначительны. Они могли получиться только действием испарений, выделенных поверхностью тела».

Это заключение нелегко оспорить. Оно логично, объективно и основано на фактах. С ним приходится считаться всем, кто хотел бы разгадать тайну Туринской Плащаницы.

Вдобавок надо иметь в виду: следы человеческой крови реальны, хотя и можно выдвигать разные версии о том, кто, когда и каким образом их наносил. Все-таки наиболее вероятно, что они возникли в результате непосредственного контакта тела, истекающего кровью, с полотнищем.

В том случае, если даже потеки и капли крови «подновлялись» время от времени (такой вариант маловероятен, но не исключен), они, судя по всему, лишь повторяют и проявляют первоначальные ее следы. На это указывает совершенно реалистичное их расположение, лишенное каких-либо искусственных ухищрений, и сама их форма, совершенно не похожая на «художество».

Итак, основываясь на имеющихся фактах и проанализировав все возможные возражения, есть основания утверждать: изображение на Плащанице нерукотворное и подлинное.

Таков результат научных исследований.

Следующий шаг: надо постараться выяснить, когда появился на ткани этот отпечаток. Очень хотелось бы ответить на вопрос: кто на ней оставил свой образ?

Для определения возраста реликвии есть несколько возможностей.

Ответ может подсказать состав и фактура ткани Плащаницы: в разные времена и у разных народов менялись способы прядения нитей и ткачества, а также используемое природное сырье.

Другой способ (гуманитарный): анализ письменных свидетельств, позволяющих выяснить историю Плащаницы. Как мы уже знаем, согласно этим данным история Туринской святыни прослеживается совершенно достоверно на 8 столетий в прошлое и более проблематично – примерно на полторы тысячелетия.

Третий способ – на основе тех приемов и процессов, которые применялись для получения отпечатка на ткани. К сожалению, на этот счет ничего выяснить не удалось.

Наконец, более или менее точный возраст объекта определяется на основе методов геохронологии: по соотношению изотопов некоторых элементов или по остаткам продуктов радиоактивного распада.

Полотно

Обратимся к результатам исследований ткани интересующей нас необычайной исторической реликвии и религиозной святыни. Они проводились неоднократно, и не только путем визуального осмотра. Из нее было вытянуто несколько нитей. Их обследовал, в частности, бельгийский ученый Жильбер Ра. Было установлено, что ткань создана из льна с примесью хлопка.

Для погребальных саванов в Палестине использовали льняное полотно. Оно было в употреблении также и в Европе, где в раннем Средневековье не знали хлопка. Однако там в ткань могли попасть примеси шерсти (по иудейским обычаям была запрещена совместная обработка сырья растительного и животного происхождения; у христиан такого запрета нет). Следовательно, присутствие в льняной ткани хлопка говорит в пользу версии о ее ближневосточном происхождении.

Нити прялись на ручном веретене. В Европе оно было вытеснено колесной прялкой уже в начале XIII века.

Ткань сплетена по диагонали, зигзагом. Такой способ ткачества был распространен в античности, а позже не применялся.

Нити отбеливались, как показали исследования, до того, как их ткали. Так поступали только в древности.

Следовательно, ткань, скорее всего, создана в античное время. На это указывает, как мы видим, ряд признаков. Конечно, и тут можно высказать предположение другое: по какой-то причине в Средние века умельцы воспроизвели полотнище точно таким способом, как во времена античности. Однако версия эта сугубо умозрительная.

Предполагают, что ткань Туринской Плащаницы была предварительно выстирана в отваре мылящего растения, которое в Риме называли «струтион», а на Руси – «мыльнянка». Такой способ обработки ткани был распространен в Древнем Риме и вполне мог использоваться в его провинциях. Ссылки на струтион были обнаружены в трудах Плиния Старшего.

Ученые специально обратились к древним литературным источникам, чтобы узнать, применялись ли в ту пору химические вещества, способные придать ткани нечто подобное фоточувствительности. Были проведены эксперименты с обычной льняной тканью, а также выстиранной с мыльнянкой. В последнем случае ткань более чутко реагировала на нагревание.

Выходит, обработка полотна отваром мыльнянки (или какого-то другого растения с подобными свойствами) вполне могла придать ему повышенную чувствительность к тепловым излучениям или химическим воздействиям. Вдобавок мыльнянка токсична по отношению к низшим растениям – плесени, грибкам, благодаря чему ткань могла хорошо сохраняться на протяжении многих столетий. Итак, некоторые необычайные свойства Плащаницы вполне можно объяснить без ссылки на чудо. Заодно проясняется вопрос о замечательной сохранности следов крови.

А не могли ли в античные или Средние века использоваться особые растворы, после обработки которыми ткань становилась чувствительной к излучениям и испарениям человеческого тела? В нашем случае такой эффект очевиден, хотя природа его не выяснена. Но если бы такие препараты были некогда изобретены, то они применялись бы неоднократно. Это стало бы великим открытием, предваряющим фотографию. О нем рассказывали бы небылицы и были, а созданные таким образом отпечатки тщательно сохранялись.

Однако ничего похожего на Туринскую Плащаницу науке неизвестно. Даже сравнить ее не с чем!

Подобная уникальность затрудняет научные исследования и обобщения. Загадочный феномен хотелось бы сопоставить с уже известными явлениями, объектами, сведениями. А как иначе? Если бы удалось обнаружить хоть один образец ткани с каким-либо изображением, подобным фотографическому, можно было бы определить элементы сходства и отличия его с Плащаницей, выяснить традиции такого рода произведений, их принадлежность к определенным эпохам, странам и народам…

Для Туринской
Страница 14 из 22

Плащаницы этого сделать невозможно. Она стоит особняком в истории человечества. Тем самым подтверждается как будто религиозная версия чудесной, чудотворной реликвии.

Впрочем, если обратить внимание на окружающий нас мир природы, то придется признать, что все его проявления – от былинок и мотыльков до гор, морей, планет – сугубо индивидуальны. Мы вправе классифицировать реальные объекты по тем или иным условно выделенным критериям, признакам. Но в подобные схемы укладываются не сами реалии, а их условные, схематичные подобия, образы – идеальные объекты. То, что это затруднительно сделать в отношении уникальной Туринской Плащаницы, вовсе не означает бесплодность ее научного анализа. Предоставляется дополнительная возможность для различных версий, обобщений, домыслов.

Так обычно и бывает в науке: одни и те же факты можно выстроить в виде разнообразных теоретических версий, не противоречащих здравому смыслу. Возможность классификации уменьшает количество такого рода теорий, концепций, но обычно не сводит их к единице. Однако и для единичного, уникального объекта необходимо отыскать какие-то аналогии, чтобы вывести на этой основе логичные и доказательные закономерности. В противном случае придется сослаться на полнейшую неопределенность или чудо.

Конечно, в нашем случае ни то, ни другое не подходит. Туринская Плащаница – объект сугубо материальный. Он был детально изучен научным методом, в результате чего были получены интересные результаты. Ничего сверхъестественного обнаружить не удалось. Окончательных безоговорочных выводов нет. А что тут такого особенного? Мнения ученых по многим проблемам расходятся. Это нормально. Тем-то и увлекательна наука: она способна раскрывать перед нами бездну незнания.

О гуманитарном методе

Научные исследования, связанные с историей человечества, не могут ограничиваться только данными физико-химических, технических, естественных наук. Для познания природных объектов и явлений в ряде случаев немалую ценность предоставляют и сведения искусствоведческие, фольклорные, эпистолярные, мифологические (например, легенды о Всемирном потопе и других катастрофических явлениях).

Это тем более относится к исторической реликвии, имеющей прямое или косвенное отношение к одной из величайших мировых религий: запечатленный на ткани человек соответствует христианской версии о смерти Иисуса Христа.

Правда, это изображение именно человека. Причем, как мы позже убедимся, вряд ли человека мертвого. Кто бы он ни был, к какому бы веку ни относилась ткань, все равно Плащаница позволяет по-новому, с научных позиций взглянуть на возможные обстоятельства смерти и воскрешения обожествленного Иисуса Христа. Она может служить, говоря научным языком, моделью для мысленного воссоздания реальных событий.

Данная загадка принадлежит не только религии, но и науке, сверхцель которой – поиски истины. В этих поисках и просвещенный верующий, и образованный атеист должны соединять свои усилия. Ведь в нашей скоротечной жизни среди нравственных ориентиров, по которым, как по звездам, сверяют свои пути отдельные люди и целые поколения, один из самых важных – правда. Правда-истина о мире и человеке, о настоящем и прошлом.

В наши дни гуманитарные методы используются в естествознании все реже и, увы, все менее квалифицированно. Ученые предпочитают полагаться на физико-математические, химические, технические методы исследований. Действительно, таким образом можно добыть самые разнообразные объективные сведения. И уже на примере изучения Плащаницы очевидно, насколько интересными, неожиданными, ценными могут быть эти данные, в особенности взятые во всей совокупности и вдобавок с привлечением сведений из области искусства и гуманитарных наук.

Кому же все-таки довелось быть увековеченным на Туринской Плащанице? Запечатленный образ явно напоминает привычный для нас лик Иисуса Христа. Но это может свидетельствовать и о том, что были и другие люди, претерпевшие пытки перед казнью или даже сознательно повторившие смертное испытание человекобога. (Правда, подобные события, согласно источникам, случались значительно позже I века, преимущественно в конце Средневековья, в эпоху Возрождения, когда одинаково бурно проявлялись и свободомыслие, и религиозный фанатизм.)

Поэтому необходимо внимательно изучать литературные источники, способные пролить свет на данную проблему, в частности Евангелия.

Правда, бытует мнение, что не следует серьезно относиться к старинным, пусть даже священным преданиям. В них немало художественного вымысла, философских аллегорий, метафор, а также противоречий.

Но ведь фантастических гипотез предостаточно и в науке, а тем более в околонаучных публикациях. Всякий разумный человек должен отрешиться от этих предрассудков и предвзятых мнений, помня, как часто выдумки или фальсификации встречаются в современных средствах массовой информации и пропаганды, озабоченных погоней за сенсациями.

Никакое жизнеописание реально существовавшей личности, составленное в художественной форме, не обходится без домысливания. О сочинениях древних авторов и говорить нечего. Скажем, в начале нашей эры малочисленные еще науки находились, можно сказать, в младенческом состоянии и доступны были немногим.

Христианство зарождалось вовсе не среди «интеллектуалов». Евангелия создавались мистически настроенными людьми, склонными к религиозным экзальтациям. Жизнеописания Иисуса Христа, как давно уже выяснено, появились значительно позже его смерти (если согласиться, что это была реальная личность). Надо ли тогда удивляться, что в Евангелиях присутствуют элементы фантастики (с точки зрения ученых или атеистов) и противоречия? Более того, именно такие особенности придают этим сочинениям убедительность и вполне отвечают традициям и стилю того далекого времени.

Тем не менее вряд ли разумно пренебрегать научным анализом древних письменных источников или придавать такому анализу меньшее значение, чем методам так называемых точных наук. Однако прежде чем обратиться к гуманитарному методу, вспомним о том, что образцы Туринской Плащаницы были отправлены на радиохронологический анализ для выяснения их абсолютного возраста.

Казалось бы, и без того все прояснилось. Изучение пыльцы и спор, оставленных на Плащанице, запечатленного на ней образа и самой ткани дают основания считать, что относится реликвия, скорее всего, к I веку нашей эры и открывает нам земной облик Иисуса Христа! Для сомнений вроде бы почти не остается места…

Однако и на этот раз Туринская Плащаница преподнесла очередной сюрприз. Выводы, к которым пришли эксперты – специалисты по радиохронологии, – оказались неожиданными.

Три даты, три даты, три даты…

В октябре 1988 года, после неоднократных отказов, архиепископ Турина и Ватикан дали согласие на проведение так называемого радиоуглеродного анализа ткани Плащаницы. От священного покрова отрезали небольшие лоскутки, которые затем в лаборатории подвергли исследованиям (уничтожив их при этом).

Как проводился отбор проб, с каких участков, кем – осталось в тайне. (На это обстоятельство следует обратить особое внимание. Оно стало
Страница 15 из 22

основанием для некоторых предположений и домыслов, о которых будет сказано позже.)

Известно только, что по лоскутку материи размером в один квадратный сантиметр получили три авторитетных лаборатории: в Аризоне, Оксфорде и Цюрихе. Им было предложено сделать анализ, но ученые не знали, что это за образцы: то ли от самой реликвии, то ли от каких-то иных экспонатов, используемых в качестве контрольных.

В чем же суть радиоуглеродного метода, который широко и успешно применяется, например, в археологии?

Верхние слои атмосферы находятся под действием космических лучей высоких энергий. Они вызывают ряд ядерных реакций, в результате которых азот превращается в радиоактивный изотоп углерода

С (цифра обозначает атомный вес). Период его полураспада – времени, за которое распадается половина его атомов, – составляет 5768 лет. В результате образуется продукт данной реакции – стабильный азот с атомным весом 14 (во столько раз он тяжелее атома водорода).

Углерод-14 вступает в реакцию с кислородом атмосферы, образуя углекислый газ (двуокись углерода). Его поглощают растения, аккумулируя в своих тканях, а отсюда он переходит в тела животных. Пока идет обмен веществ, содержание поглощенного радиоактивного углерода остается в растении постоянным. Но как только оно умирает, обмен веществ в нем с атмосферой прекращается и накопленный углерод-14 начинает распадаться.

Можно сказать, с этого момента начинает действовать радиоуглеродный хронометр. Его ход в чем-то напоминает песочные часы: количество углерода-14 закономерно уменьшается. Если определить, сколько его осталось, можно вычислить то время, за которое он уменьшился на эту долю.

Существуют чуткие физические приборы, позволяющие точно узнать содержание радиоуглерода в атмосфере (эта величина относительно постоянная, тем более за сравнительно недолгие геологические периоды) и в изучаемом образце. Найдены формулы, по которым проводятся вычисления. В результате получается цифра, показывающая возраст образца.

На результатах могут сказаться некоторые обстоятельства. И хотя метод относится к абсолютной хронологии (дает результаты в годах), абсолютной точностью он не отличается.

Во-первых, образец может быть загрязнен; в нем нередко присутствуют доли более или менее древних примесей, веществ.

Во-вторых, дополнительный радиоуглерод может по каким-то причинам попасть в образец или покинуть его. В первом случае возраст будет занижен, во втором – завышен.

В-третьих, содержание радиоуглерода в атмосфере той эпохи, когда данная ткань была «живой», могло заметно отличаться от современного (тем более что не исключены локальные аномалии, характерные для определенной местности в то время, о котором идет речь).

В-четвертых, метод позволяет датировать предметы с точностью до ±100 лет, поэтому сравнительно «молодые» объекты этим методом нет смысла исследовать, но когда возраст объекта исследования превышает 400–500 лет, он себя оправдывает.

Данный метод неоднократно проверялся на археологических образцах. Их возраст был точно известен из исторических источников, о которых – таково условие – не знали в лабораториях, проводивших радиоуглеродный анализ: образцы, как в случае с Плащаницей, передавались им «безымянными».

Например, так датировались образцы древесины из гробницы фараона Джосера. Конец его правления египтологи датируют 2700 годом до н. э. Скорее всего, деревья для гробницы срубили в это время или немного раньше. Радиоуглеродный анализ показал тот же самый возраст образца, что и материалы историков (при некоторых неизбежных погрешностях датировок).

Теперь, когда мы имеем представление о сути, возможностях и ограничениях радиоуглеродной хронологии, рассмотрим данные, которые были получены при изучении Туринской Плащаницы. Они оказались сенсационными (если учесть все то, что было известно о ней до этого).

Во всех трех случаях образцы были не старше… XIII века! Расхождения оказались сравнительно небольшими: от 1260 до 1390 года. Даже если от наименьшей даты вычесть максимально возможную погрешность, то и тогда получается огромный промежуток – более 1100 лет – от распятия Иисуса Христа до того времени, когда «лишились жизни» те растения, которые пошли на изготовление Плащаницы.

Можно ли на основании этих данных безоговорочно утверждать, что наконец-то тайна Туринской Плащаницы разгадана?

Утвердительный ответ поспешили дать некоторые зарубежные специалисты и журналисты.

В прессе появились заголовки: «Покров тайны снят!»

Новые версии

Англичане Клайв Принс и Лина Пинетта, согласно сообщениям прессы, пришли к выводу, что отпечаток головы слишком велик по отношению к телу, что якобы обличает рисунок. Все изображение выполнено, по их мнению, очень искусно в реалистической манере, способом, который изобрел сам мастер, сохранив его в тайне.

Кто был этот тайный искусный мастер? И тут у них нашелся ответ: Леонардо да Винчи. Никто другой не создал бы столь хитроумную подделку!

Согласно этой версии, в 1492 году папа римский Иннокентий VIII, учитывая приближение юбилейного 1500 года со дня рождения Христа, захотел для привлечения новых верующих и упрочения веры тайно изготовить некоторые христианские «святыни».

Иннокентий VIII был личностью незаурядной, но беспринципной и способной на многое. Так, несмотря на обет безбрачия, он сподобился иметь множество детей. Папа признавался, что Бог не велит ему иметь детей, зато дьявол послал ему много «племянников» и «племянниц» (по преданию, восемь мальчиков и столько же девочек). Решиться на подделку святыни он, пожалуй, вполне мог, сославшись – хотя бы для самоуспокоения – на козни дьявола.

В 1484 году Иннокентий VIII издал буллу, в результате которой начались массовая охота на ведьм и их сожжение. Булла начиналась так:

«С величайшим рвением, как того требуют обязанности верховного пастыря, стремимся мы к тому, чтобы росла католическая вера и были искоренены злодеяния еретиков. Поэтому настойчиво и снова предписываем мы то, что должно осуществить эти наши стремления».

В своем рвении он вполне мог решиться и на подделку, сочтя это «богоугодным делом».

Что касается Леонардо да Винчи, то он в то время находился в Милане, занимаясь главным образом техническими проектами и создавая роспись «Тайная вечеря» в трапезной монастыря Санта Мария делла Грацие. В связи с этим он проводил разнообразные эксперименты с красками. В принципе, с большой натяжкой и изрядной долей фантазии можно предположить, что каким-то тайным образом папа римский поручил ему фальсифицировать плащаницу, и так, чтобы она производила впечатление нерукотворной…

Но, как мы уже знаем, никаких подтверждений версии о поддельности Туринской Плащаницы получить не удалось. Маловероятно, что этот бессовестный папа (в религиозном и обыденном смысле) заказал подделку в год своей смерти, за 8 лет до юбилея. Да и образ Христа в «Тайной вечери», созданной Леонардо, не напоминает лик, явленный на Плащанице.

В общем, получается у английских авторов нагромождение предположений, натяжек. Эта сомнительная гипотеза не подкреплена никакими фактическими данными и противоречит некоторым из них. Даже радиоуглеродные датировки свидетельствуют
Страница 16 из 22

против.

Другая, более правдоподобная версия выдвинута историком Элмером Грубером и религиозным деятелем Холгером Керстеном. По их мнению, Плащаница – подлинная святыня. Ученым, проводившим радиоуглеродный анализ, просто-напросто передали отрезки другой (или других) тканей, возраст которых действительно около 700 лет (XIII–XIV века). Ватикан сознательно пошел на это. Но почему?

И на этот вопрос есть ответ. Прежде всего потому, что получение научно обоснованного подтверждения смерти Христа способно якобы подорвать основы веры. Тем самым может окончательно восторжествовать не только наука, но и атеизм. Ведь по христианским канонам Он – богочеловек, а тут – облик пусть незаурядного, но – человека.

С другой стороны, посягнуть на святыню – это кощунство. Совершить его не всякий решится, а тем более фанатично верующий. Почему бы в таком случае не дать для анализа другую древнюю ткань?

Еще более правдоподобен такой вариант: были отрезаны действительно образцы Плащаницы, но с тех мест, которые были загрязнены.

За свою многовековую историю реликвия побывала во многих руках. Она тлела во время пожара, заливалась водой. Она не была изолирована от пыли и пыльцы растений; к ней многократно прикасались руками и ее целовали паломники. Подобные воздействия вполне могли привести к тому, что загрязнение данного образца или образцов (если все три отрезаны от Плащаницы) оказалось значительным, что и сказалось на результатах анализа.

Такая версия вполне вероятна хотя бы потому, что все упомянутые воздействия должны «сдвигать» датировку только в одну сторону – к «омоложению» образца. Тем более что пробу брали наверняка с самого края Плащаницы, где загрязнение максимально. Не исключено, что по сознательному выбору или случайно была отрезана та частичка полотна, которую неоднократно реставрировали, подшивали.

Вот и получается, что, несмотря на титанические усилия ученых, использование новейших технологий и методик, несмотря на кропотливый сбор фактов, их сопоставление и обобщение, покров тайны с Туринской Плащаницы так и не снят.

Так научный метод продемонстрировал и свои замечательные возможности, и свои неизбежные ограничения. У тех, кто плохо знаком с наукой, не доверяет ей или даже готов критиковать и ниспровергать ее, сделанный нами вывод может вызвать саркастическую усмешку: «Я так и знал, ни на что путное наука не способна!»

Но следует иметь в виду: научные выводы далеко не всегда дают однозначные ответы на любые вопросы и отнюдь не вещают неоспоримые истины. Это – привилегия религии. Научный метод предполагает постоянные сомнения и перепроверки. Нередко один безупречный отрицательный факт разрушает замечательную научную теорию, несмотря на то, что ее подтверждают десятки, сотни свидетельств.

Наука – это прежде всего поиски истины на основе фактов и доказательств, ее утверждающих. При этом обязательно должны учитываться все доводы, ее опровергающие.

Что касается Туринской Плащаницы, то наука предоставила людям очень много интереснейших материалов. Они не исключают, а отчасти даже подтверждают мысль о том, что мы имеем дело с чудом, в этом роде единственным за всю историю человечества.

Однако и тут беспокойной мысли и неуемной любознательности нет предела. Хотелось бы, например, выяснить природу такого чуда. А для этого надо продолжить поиски в других направлениях.

Научный метод позволил нам только приподнять покров тайны, окутывающей Туринскую Плащаницу, – вновь открылась бездна Неведомого.

Глава 3

Письменные документы

В оный день, когда над миром новым

Бог склонял лицо свое, тогда

Солнце останавливали словом,

Словом разрушали города.

………………………………………………

Но забыли мы, что осиянно

Только слово средь земных тревог,

И в Евангелии от Иоанна

Сказано, что слово это – Бог.

    Николай Гумилев

Жажда идеала

Обратимся к анализу письменных свидетельств, проливающих в какой-то мере свет на происхождение Туринской Плащаницы.

К сожалению, нет никаких дошедших до нас исторических хроник или других древних сочинений, в которых было бы сказано о том, когда и каким образом появилось на свет полотнище с изображением человека, снятого с креста. Единственные свидетельства – четыре Евангелия из Нового Завета Библии, а также некоторые произведения, не вошедшие в церковный канон (апокрифы).

Тут надо оговориться: отношение к Священному Писанию у людей разное. Верующий может полностью доверять каждому слову, каждой фразе, всем событиям, которые там описаны, не обращая никакого внимания даже на имеющиеся в тексте противоречия.

Богослов-исследователь может обнаружить в этих документах неявный, потаенный смысл или толковать их аллегорически. Для научного анализа текста, когда речь идет о конкретном материальном памятнике (Туринская Плащаница), тексты исследуют объективно, как любые исторические документы, хотя, безусловно, они имеют более высокий смысл.

Верующие признают некоторые книги авторитетнейшими, священными. Это понятно и оправданно. Среди исканий, сомнений, опровержений человеку требуется найти нечто устойчивое, основательное.

Если все отрицать, во всем сомневаться, то и собственное бытие, и окружающий мир представятся полной бессмыслицей. Должны же быть какие-то вечные, высокие идеалы, истины! А если их нет, то многим ли человек отличается от животного?

В подобных рассуждениях есть свой резон. Вера в высшие истины, высокие идеалы является важной человеческой потребностью. Исходя из нее, религиозные теоретики утверждают необходимость веры в боговдохновленные священные писания.

Однако нельзя забывать, что так рассуждают приверженцы разных религий: буддизма, христианства, ислама, конфуцианства, иудаизма и многих других. Но какие священные писания предпочесть? Во все сразу верить вряд ли возможно: слишком велики между ними противоречия, а то и разногласия.

Вот и получается, что идеалы, почитаемые как высшие, и книги, считающиеся авторитетнейшими, признаются только отдельными группами людей, порой многочисленными, но всегда составляющими меньшинство человечества. Таким образом реализуется принцип не абсолютных истин, а лишь относительных. Та или иная группа верующих соглашается признавать некоторые священные произведения или реликвии, принимая их без доказательств, а главным образом по склонности души, по традиции или по иным каким-то причинам.

Даже не обязательно, чтобы священные писания и боготворимые личности были древними, мифологическими. Всегда находятся люди, выдающие себя за пророков и посланцев божьих, собирая фанатичных сторонников. Порой местные культы живых «человекобожков» приводили к массовым психозам, изуверствам. На этой почве расцветают самые разнообразные секты.

Особенно уродливые формы принимает такая вера в общественной жизни, когда признаются высшими авторитетами политические идеологи и вожди, «фюреры» и их идейные предшественники, а их сочинения предписывается восхвалять и цитировать. Тогда появляются особые общественные прослойки «служителей культа», присваивающие себе огромную власть и львиную долю общественных богатств.

Там, где есть такие паразитические прослойки, неизбежны жестокая
Страница 17 из 22

эксплуатация народных масс, террор, ложь, лицемерие, упадок культуры, а в конце концов – идейные и экономические кризисы, опошление, разложение и уничтожение высших идеалов… Так происходит и в тех случаях, когда в обществе возникает культ богатеев, а не Бога, капиталов и материальных благ, а не духовных ценностей.

Люди от жажды абсолютных истин, идеалов, великих личностей слишком часто приходят – в жизни – к их отрицанию, к кризису веры. Происходит это не только в политике. История человечества знает множество религиозных войн, нередко между приверженцами одной и той же веры. Достаточно вспомнить движение Реформации в Западной Европе или борьбу между представителями «старой» и «новой» веры в православии.

Стремление привести все человечество к единой «истинной вере» крепило решимость Колумба достичь Восточной Азии, плывя на запад от Европы. В результате был открыт Новый Свет. Затем последовало разграбление, покорение, уничтожение обитавших там народов, гибель древних цивилизаций. Вновь уродливым образом проявилась жажда абсолюта, попытка утвердить прекрасные идеалы добра и милосердия, бескорыстные в устах основателя христианства; возобладали жажда золота, стремление порабощать другие народы, обогащаться всеми возможными средствами.

Поныне различные религиозные системы не только объединяют отдельные группы единомышленников, но и разделяют представителей разных направлений. Ни о какой единой для всех верующих абсолютной религиозной истине говорить не приходится, за исключением идеи о существовании в мире сил, превосходящих человека во всех отношениях, прежде всего и по разуму. Однако и философские системы, и научные теории подчас утверждают нечто подобное, хотя и с иных позиций.

История религии свидетельствует не только о неудержимой тяге людей к абсолюту, к идеалам, но и о невозможности достижения духовного единения человечества. Значит, есть основание говорить об отсутствии, как показывают факты, подобных абсолютов – не в мире идей, а в реальной жизни, когда вера проверяется не словами и ритуалами, а конкретными поступками, образом жизни.

Выходит, приходим вновь к сомнениям и отрицанию. И все-таки положение не безнадежно. Существует в мире истинное, абсолютное Священное Писание, высший и абсолютный авторитет, распространяющий свое полное господство на всех людей и на каждого.

Это – «Евангелие от Природы» (по выражению Ломоносова, Шеллинга и многих других), окружающий и пронизывающий нас мир. Таков безбрежный океан информации, источник научных знаний о бесконечно сложном мироздании.

Мы можем разумом отрицать реальность создавшей нас Природы, но последние доказательства, совершенно неопровержимые, остаются за ней. Нам, чтобы жить, приходится есть, пить, двигаться, одеваться, общаться с окружающими, трудиться; мы появляемся на свет и уходим в небытие совершенно неизбежно. Какие еще нужны доказательства высшего господства Природы? Именно она – абсолютная реальность, абсолютная истина (признать которую значительно легче, чем познать). В нас все относительно, преходяще, а приобщение к Природе, полное признание причастности к ее вечному бытию придает нашему существованию особую насыщенность, полноту, смысл.

Такова, как мне представляется, основа духовного единства человечества, упрочаемая научным познанием, которое помогает раскрыть реальные черты мироздания.

Но наряду с этим сохраняют свое значение и более частные человеческие ценности – например, нравственные, связанные с той или иной религиозной системой. С позиции здравого смысла подобные духовные ценности приходится считать не абсолютными, а относительными – уже в силу совершенно очевидного их разделения по видам религий (включая атеизм). И Евангелия, в частности, разумнее отнести к разряду исторических документов, авторами которых были живые люди – со своими достоинствами и недостатками, знаниями и суевериями, характерными для них как представителей конкретной эпохи и страны, определенного типа личности и общественного положения. Будем считать, что вдохновляла их прежде всего жажда абсолюта, стремление отразить в слове образ и учение идеального, обожествляемого ими человека.

О библейских текстах

Прежде чем анализировать евангельские тексты, надо бы дать краткое описание Библии, а также истории христианства. Возможно, не все читатели основательно осведомлены об этом. Ведь Плащаница – это, в сущности, материальное свидетельство важнейших библейских событий.

Слово «библия» по-гречески – «книга». Так называется сборник священных текстов: Ветхий и Новый Заветы. Ветхий Завет включает 39 книг древнееврейской Торы (Закон), которые складывались в разное время, преимущественно в I тысячелетии до н. э. и обрабатывались, редактировались до IV века н. э. Первые 5 книг называются Пятикнижием Моисеевым и содержат заповеди, которые, по преданию, дал Моисею на горе Синай сам Бог.

Кроме Торы православные включают в Ветхий Закон еще 11 книг, а также отдельные вставки в другие разделы, – все то, что отсутствует в древнееврейском тексте, но имеется на греческом языке. Они считаются неканоническими – не боговдохновенными, но душеполезными.

Новый Завет охватывает 27 книг, единых и священных для всех христиан. Это 4 Евангелия (Благовествования): от Матфея, Марка, Луки, Иоанна; Деяния апостолов; Соборные послания апостолов; Послания апостола Павла; Откровение апостола Иоанна Богослова (Апокалипсис).

Книги Нового Завета были написаны преимущественно во второй половине I – первой половины II веков н. э. Предполагается, что сначала был создан Апокалипсис. Четыре Евангелия повествуют о земной жизни и учении Иисуса Христа. Апокалипсис отражает чувства и чаяния первохристиан, их неприязнь к римскому владычеству, торжеству своекорыстия и похотей, укрепляя надежду на посмертное воздаяние за праведную жизнь и за грехи. В нем говорится о Конце Света – неизбежном финале человеческой истории.

Упомянем те законы, которые приведены в Ветхом Завете и должны соблюдаться христианином (иудаистом – тоже). О них сообщил сам Господь Моисею «на горе из среды огня, облака и мрака [и бури] громогласно», вручив две каменные скрижали с текстом этих законов.

Перечислим заповеди с некоторыми комментариями.

«Я Господь, Бог твой…; да не будет у тебя других богов перед лицем Моим».

Принцип, утверждаемый здесь, свидетельствует, что до этого было повсеместно распространено у израильских племен многобожие.

«Не делай себе кумира и никаких изображений того, что на небе вверху и что на земле внизу, и что в водах ниже земли, не поклоняйся им и не служи им…»

Речь идет о поклонении идолам, духам природы. Возможно, подобные верования были усвоены израильтянами в Двуречье (Вавилоне), ибо только там ставили кумирни в честь божества подземных вод (тех, что «ниже земли»).

«Не произноси имя Господа, Бога твоего, напрасно…»

(Об этом полезно помнить тем верующим, которые постоянно нарушают заповедь. То, что свято, не следует поминать во всеуслышание без настоятельной потребности.)

«Наблюдай день субботний..; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу…»

Очевидна связь этой заповеди с днями творения,
Страница 18 из 22

после которых Бог один день отдыхал. У христиан – это воскресенье.

«Почитай отца твоего и матерь твою, как повелел тебе Господь…»

«Не убивай».

«Не прелюбодействуй».

«Не кради».

«Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего».

«Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабы его, ни вола его, ни осла его [ни всякого скота его], ни всего, что есть у ближнего твоего».

Некоторые из этих заповедей несут на себе печать того далекого времени, когда у кочевых израильских племен еще не было единых, твердо установленных законов, регулирующих их поведение в обществе. Отражены, в частности, реалии рабовладельческой эпохи и еще не изжитого многобожия и идолопоклонства. Современным горожанам, составляющим большую часть населения планеты, не приходится желать вола или осла ближнего своего; вот автомобиль, средства электроники – другое дело.

Можно ли утверждать, что все эти заповеди устарели? Нет. Неслучайно они были признаны христианами спустя несколько веков после того, как учение Моисея стало священным для иудаистов. А еще через столетие пророк ислама Мухаммед признал Моисея святым. И даже в XX веке воинствующие атеисты в «заповедях строителя коммунизма» в той или иной степени, пусть и неявно, выразили свое согласие с некоторыми библейскими заповедями.

Ели же взглянуть в далекое прошлое, то выясняется: еще около 4,4 тысячелетия назад царь Шумера с труднопроизносимым именем Уруинимгина ввел целую систему законов. Они не только содержали определенные требования к жителям, но и назначали наказание нарушителям закона: убийцам, ворам, обижающим отца или мать, лжесвидетелям, прелюбодеям.

То же можно сказать о законах вавилонского царя Хаммурапи. Они были обнародованы и запечатлены в камне задолго до Моисея, в XVIII веке до н. э. Существовало законодательство и в Древнем Египте, и в Древней Индии. Обычно государь ссылался на богов или на свои права, данные свыше. В чем же главная отличительная черта законов Моисея?

Прежде всего в том, что они провозглашены не земным владыкой, а пророком, посредником между людьми и Богом. Они не столько законы в юридическом смысле, сколько священные заповеди, нарушение которых навлекает на преступника возмездие высшего суда – Божеского. Если от земных владык можно скрыться, то от небесного владыки – никогда; даже смерть не избавляет от высшего суда.

Так нравственные правила возводятся в наивысший ранг, когда нет необходимости указывать конкретные земным судом установленные меры наказания. «Но есть, есть Божий суд», – как сказано Лермонтовым. Пред ним должен трепетать преступник.

…Увы, даже истово верующие христиане порой нарушали и нарушают библейские заповеди. Эти свидетельствует или о слабости веры, или о силе человеческих пороков и страстей.

От мифов – к науке

В тех вопросах, которые затрагивают жизнь природы, библейские предания с давних пор подвергались сомнениям, критике, переосмыслению. Это относится к описанию сотворения мира и человека, Всемирного потопа, различных чудес.

Ученые-гуманитарии обнаружили у библейских преданий исторические корни, уходящие к древнейшим шумерским и египетским мифам.

Мы не станем вдаваться в эти подробности. Отметим только, что еще в древности философы предложили толковать мифы аллегорически, подразумевая под образами богов и духов природы определенные силы Земли и неба, природные объекты и явления, человеческие архетипы. В гимнах Древней Индии даже высказана мудрая мысль о бездне незнания, перед которой бессильны не только люди, но и Всевышний.

Стремление представить все без исключения библейские предания бесспорной абсолютной истиной не раз приводило к недоразумениям, нелепым научным гипотезам и бесплодным ожесточенным спорам. В этом случае Земля оказывается в центре Мироздания, женщина впервые появилась на свет из ребра мужчины, потоки небесных вод способны заливать всю сушу до самых высоких гор…

Над подобными утверждениями веками потешались просвещенные атеисты, тогда как богословы пытались и стараются так или эдак доказать верность подобных преданий, подлаживаясь текущим выводам науки. И те, и другие демонстрируют абстрактный внеисторический подход к библейским текстам, порой восходящим к дописьменным временам, когда люди складывали поэтические мифы.

Остается только восхищаться прозрениями древних, пытавшихся без каких-либо приборов и опытов постичь суть жизни, происхождение Земли и Вселенной. Некоторые их идеи выглядят актуальными и плодотворными даже сейчас (конечно, если толковать их не упрощенно и дословно).

Замечательная идея Ветхого Завета – о присутствии во Вселенной не только материи, но и Разума. Некоторые великие ученые тоже предполагали жизнь и разум такими же первоосновами бытия, как пространство и время, материя и движение. Чужд и неприятен образ безжизненной, а потому и бессмысленной Вселенной, представленной скоплениями мертвой материи. Каким чудом могли бы возникнуть там жизнь и разум? Все попытки хоть как-то обосновать с помощью науки такую возможность до сих пор терпели полный провал.

В условиях вечной и бесконечной Вселенной вполне логично предполагать столь же вечными жизнь и разум. Но в таком случае придется отказаться от библейской идеи творения мира и, тем более, от модной ныне гипотезы Большого взрыва первоматерии, из которой рождается Мироздание… нет, вернее назвать, «мировзрывание».

Легенда о Всемирном потопе – в библейском варианте – призвана не сообщить о природном явлении (в таком виде оно не было и не могло быть), а показать на зримых образах, к чему может привести жизнь в грехах, без соблюдения законов Бога. И когда за последние десятилетия мы часто слышим сообщения о разгуле природных стихий, производящих колоссальные разрушения и губящих тысячи людей, когда говорят о глобальной климатической катастрофе, которую может вызвать современная цивилизация, истребляющая леса и сжигающая огромные массы топлива, то невольно вспоминается предание о Всемирном потопе.

Самое удивительное, что многие природные катаклизмы, в частности разрушительные наводнения, действительно происходят по вине людей, в этом смысле являясь наказанием свыше. Даже легендарный потоп в Двуречье, по мотивам которого были сложены мифы в Шумере, Вавилоне, Иудее, произошел в значительной степени потому, что люди вырубили леса в предгорьях и долинах Тигра и Евфрата. Это вызвало особо сильный поверхностный сток; кстати, как выяснилось, губительные наводнения в Двуречье бывали не раз.

В преданиях Ветхого Завета, даже тех, которые не вполне согласуются с доказанными научными данными, присутствует немалая доля истины, помогающая нам лучше понять себя, окружающий мир и свое место в нем.

Истоки

Когда возникло христианство?

Казалось бы, на этот вопрос ответить нетрудно, учитывая начало нашей эры от рождения Иисуса Христа. Его именем называется христианство, а потому с Его рождения – Мессии, Спасителя – было бы логично вести отсчет данного религиозного учения. А более древний исток – книги Ветхого Завета.

Однако не так все просто. Согласно Священному Писанию Христос был младенцем во время правления Ирода I.
Страница 19 из 22

Тогда дату Его рождения следует отнести не меньше чем к 4 году до н. э. (когда умер Ирод I). Это обстоятельство подчеркивает то, что Иисус Христос формально не принадлежит к обычным историческим личностям, хронологию жизни которых можно проследить точно. В этом Его отличие, скажем, от подавляющего числа земных царей, полководцев, политических деятелей.

Становлению, укреплению и распространению учения Христа способствовали ослабление и распад великой Римской империи, нравственное разложение ее «элиты». Некоторые историки придерживаются мнения, будто это учение отвечало мыслям и чаяниям угнетенных народов, рабов и бедняков. Однако это, по-видимому, чрезмерное упрощение. Немало знатных римлян или иудеев симпатизировали идеям христианства. Политэкономический подход к познанию этого, да и любого другого религиозного учения слишком прост. Ведь речь идет о явлении духовной культуры, затрагивающем не материальные, а нравственные, интеллектуальные, эмоциональные сферы.

Римляне казнят преступников

Неслучайно глубоко мистические идеи христианства нашли благоприятную среду в сугубо рациональной, ориентированной на материальные ценности Римской империи, а поначалу в ее провинции Иудее. Древний Рим был «обществом потребления». Дикая природа, подобно свободным (непокоренным) народам, была глубоко чужда империи. Жестоко пресекалось и свободомыслие, угрожающее анархией. Интересы государства провозглашались приоритетными: ведь именно оно гарантировало гражданам безопасность и материальные блага (хотя бы за счет других стран и народов).

Потребительское отношение к духовным ценностям, жажда комфорта, роскоши, развлечений и бездумных утех многих устраивали, но, безусловно, далеко не всех. Вспомним хотя бы яркий пример императора-философа Марка Аврелия.

Центральная власть, верхушка римского общества была морально прогнившей. Духовное обновление началось на периферии, в среде тех, кто был особенно недоволен римским владычеством. Такой дальней и неспокойной провинцией Римской империи была Иудея. Правил здесь наместник цезаря, порядок обеспечивали римские легионы, а отношение властей к местной религии было равнодушным. Вообще, римляне обычно не навязывали покоренным народам своих богов. Напротив, заимствовали у них некоторые культы.

Древние евреи, принявшие единобожие и десять заповедей, провозглашенных Моисеем, не стали кротким милосердным народом. В этом отношении они ничуть не отличались от язычников. Более того, совершая злодеяния, полагали, будто это им дозволено свыше как богоизбранному народу. В Ветхом Завете сказано, что Бог продлил день, задержав движение Солнца, только ради того, чтобы израильтяне завершили истребление побежденных ханаан.

Автор этой книги Ветхого Завета, рассказывая о завоеваниях Иисуса Навина, утверждает, что свыше было дано благословение на уничтожение всех иноплеменников от младенцев до стариков: «Чтобы не было им помилования, но чтобы истреблены были так, как повелел Господь Моисею». Во Второй книге Царств говорится, что избранник Божий царь Давид вывел всех жителей Раввы, завоеванного города аммонитов, «и положил их под пилы, под железные молотки, под железные топоры, и бросил их в обжигальные печи. Так он поступал со всеми городами аммонитскими».

В жестоком мире Древней Иудеи и Древнего Рима если и царствовал закон, то чрезвычайно суровый. Он утверждал право сильного.

Но для людей этого мало. Душа человека стремится к высшему, лучшему, светлому – к справедливости, братству, взаимопомощи, любви.

Любое крупное событие происходит не само по себе, а в определенной природной, социальной, экономической, политической и культурной обстановке. Ему можно придавать символический или мистический смысл, но все равно его нельзя вырывать из исторического контекста.

Историки I века не приводят никаких сведений об Иисусе Христе, о его мученической смерти. Лишь у Иосифа Флавия есть упоминание о Нем, датированное 94 годом, но многие ученые достоверность этого упоминания подвергают сомнению. Наиболее подробные материалы о Христе представляют религиозные сочинения – Евангелия. Часть из них, не признанных официальной церковью, относится к апокрифическим, а четыре – к каноническим: они признаны церковью истинными. На них мы и будем основываться в своих изысканиях, учитывая, конечно, и данные археологии, а также истории.

Около двух тысячелетий назад в районе современной Палестины сложилась трудная экономическая и политическая ситуация. В 63 году до н. э. римский полководец Помпей после покорения Сирии захватил Иудею, раздираемую внутренними распрями. Она вошла в состав римских провинций, но внутренней стабильности не обрела. Обострились классовые столкновения. Начался идеологический кризис, вызванный не только военными поражениями, но и недовольством народных масс местной знатью, связанной с религиозными деятелями, «идеологами», отличавшимися ханжеством, лицемерием и жаждой личного обогащения, привилегий, власти.

В стране, как обычно в подобных ситуациях, распространились мистические настроения. Появилось много бродячих проповедников, возвещавших вслед за пророками Талмуда скорое пришествие Мессии, спасителя народа, истинного «царя Иудейского». То один, то другой человек выдавал себя за мессию; многие люди шли за ними, порой на бунт, восстание и на смерть.

Жизнь была тягостной и безнадежной. Оставалось уповать только на помощь свыше, на чудо. Официальная религия, признающая существующую политическую систему, не приносила народу ни радости, ни утешения. Она была выгодна лишь имевшим власть и деньги – тем, кто не нуждались в чуде. А их противники объединялись в религиозные общины.

Остатки одного такого поселения, принадлежащего секте ессеев, были обнаружены примерно в середине ХХ века близ Мертвого моря (район Вади-Кумрана). Сохранились их рукописи, в которых они называли себя «новым союзом» или «новым заветом», а также «общиной нищих» и «сынами света». У них был свой «учитель праведности», который говорил о неизбежном конце света, когда Бог будет судить души человеческие по их вере и грехам. После смерти учителя о нем стали слагать легенды, обоготворяя его.

Число ессеев и, в частности, кумранитов быстро увеличивалось, о чем писал римский мыслитель Плиний Старший. Они отходили от иудейской идеи «высшего», богоизбранного народа (биологическое родственное единство), признавая прежде всего идейное, духовное единение, вне зависимости от племенной принадлежности, а избранниками божьими считали отдельных людей за их необычайные личные качества.

Полагают, что первые письменные документы христианства появились только во второй половине I века. Это были сохранившиеся послания апостола Павла, Откровение (пророчество) апостола Иоанна и отдельные записи поучений Иисуса Христа. Евангелия, повествующие о его жизни и учении, поначалу были устными. Возможно, их стали записывать в разных общинах лишь в конце I века.

Три Евангелия – от Матфея, Луки и Марка – сходны между собой. Четвертое – от Иоанна – своеобразно по стилю и содержанию. Считают, что наиболее ранним является Евангелие от Марка, в котором, между прочим, сравнительно мало говорится о
Страница 20 из 22

чудесах, творимых Иисусом; он назван «плотником», сыном Марии, «братом» Иакова, Иосии, Иуды, Симона. Сказано еще, что в родном городе он не мог совершать чудеса.

Снятие с креста. Гравюра Г. Доре

О Христе упоминают не только Его сторонники, но и враги, Его идейные противники. Этим, пожалуй, серьезно подкрепляется преобладающая версия о его реальном существовании, историчности. Помимо римских авторов о нем писали – резко отрицательно – философ Цельс и составители Талмуда. По их сведениям, настоящим отцом Иисуса был якобы беглый римский солдат; в Египте Иисус будто бы научился магии; потом он был побит камнями и повешен перед Пасхой.

Согласно сравнительно недавно уточненному тексту иудейского историка второй половины I века Иосифа Флавия, «был мудрый человек по имени Иисус. Его образ жизни был похвальным, и он славился своей добродетелью; и многие люди из иудеев и других народов стали его учениками. Пилат осудил его на распятие и смерть; однако те, кто стали его учениками, не отреклись от своего ученичества. Они рассказывали, будто он явился им на третий день после своего распятия и был живым. В соответствии с этим, он, возможно, и был мессия, о котором возвестили пророки».

Как было уже отмечено выше, эти сведения вызывают серьезные сомнения. Иосиф Флавий принадлежал к иудейской аристократии, был военачальником, а во время иудейской войны изменил восставшим согражданам и сдался римлянам. Помилованный императором Веспасианом, поселился в Риме. Мог ли такой человек восхвалять Иисуса Христа, которого признали преступником иудейские и римские власти? В это трудно поверить. Данный текст явно принадлежит стороннику христианства.

Многие отечественные историки долгое время и по разным причинам отрицали реальность Иисуса Христа. Обычно ссылались на то, что Евангельские предания напоминают древние мифы разных народов об умирающих и воскресающих богах. Действительно, в Египте, например, верили в мученическую смерть и чудесное воскрешение Осириса. Людям вообще свойственно верить в возможность жизни после смерти (об этом свидетельствуют и русские сказки).

Однако внимательное и непредвзятое чтение Евангелий заставляет усомниться в их сходстве с мифами: слишком уж реалистичен образ Иисуса Христа (несмотря на отдельные эпизоды, повествующие о чудесах). Столь же убедительно воссоздана социальная обстановка того времени.

Было бы странно, если бы официальные римские историки (а других не было) в середине I века н. э. наряду с крупными государственными событиями и деятелями упомянули о человеке, которого считали главой маленькой секты, оскорбившим религиозное чувство правоверных иудаистов. Кто в то время мог предвидеть последующую поистине всемирную славу Иисуса Христа?

Ныне абсолютно возобладало мнение об Иисусе Христе как реальной личности. Его разделяют даже специалисты разных стран, в том числе атеисты. Но последние, естественно, отрицают чудеса Иисуса, а сведения о Его воскрешении относят в разряд мифов или даже лжесвидетельств. Кстати сказать, немало историков, исповедующих христианство, а тем более ислам, разделяют такие взгляды, признавая лишь человеческую природу Христа.

Известный советский историк, специалист по раннему христианству И. С. Свенцицкая пишет:

«Итак, то немногое, что можно сказать с известной долей вероятности об историческом ядре евангельского повествования, сводится к следующему: в первой половине I в. странствующий проповедник из галилейского Назарета выступил с призывами к духовному очищению и раскаянию перед скорым наступлением божьего суда. Он обращался к самым широким слоям населения (этнически и социально). В отличие от ессеев, с которыми он имел много общего, он не стремился к созданию строгой организации. Его ученики почитали его как мессию, что, по-видимому, и явилось главным основанием для его осуждения, как синедрионом, так и римлянами, поскольку в глазах иудеев мессия должен был стать царем Израиля. После распятия Иисуса только вера в воскрешение учителя могла поддержать его растерявшихся учеников».

Мессианство Иисуса подчеркивает Его именование Христом – от греческого слова «христос», что означает «мессия» (дело в том, что часть его учеников проповедовала среди греков в городах Малой Азии). Особо сказано о том, что те, кто станут после него выдавать себя за мессию, – лжепророки: «И тогда соблазнятся многие; и друг друга будут предавать и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут и прельстят многих; и, по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь…» (Мф. 24:10–11–12). И еще: «…Ибо восстанут лжехристы и лжепророки и дадут великие знамения и чудеса, чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (там же, 24).

Столь истовые уверения показательны. Не означает ли это, что авторы достоверно знали о Его смерти? Но тогда их свидетельства о воскрешении – сознательный обман доверчивых верующих? Однако некоторые выдержки из Евангелий не согласуются с таким предположением. Вспомним, как правдоподобно описывается его смерть и затем воскрешение.

От Матфея (27, 28)

После распятия Иисуса «от шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого». Затем Иисус, «возопив громким голосом, испустил дух».

Реалистичная картина расцвечивается религиозно-мистическими красками: упоминается разодранная завеса в храме, землетрясение, воскрешение многих усопших святых. А затем вновь эпический повествовательный тон:

«Там были также и смотрели издали многие женщины, которые следовали за Иисусом из Галилеи… Когда же настал вечер, пришел богатый человек из Аримафеи, именем Иосиф, который тоже учился у Иисуса; он, пришедши к Пилату, просил тела Иисусова. Тогда Пилат приказал отдать тело. И, взяв тело, Иосиф обвил его чистою плащаницею (полотном) и положил его в новом своем гробе, который высек он в скале; и, привалив большой камень к двери гроба, удалился…

На другой день, который следует за пятницею, собрались первосвященники и фарисеи к Пилату и говорили: Господин! Мы вспомнили, что обманщик Тот, еще будучи в живых, сказал: «после трех дней воскресну». Итак, прикажи охранять гроб до третьего дня, чтобы ученики, пришедши ночью, не украли Его и не сказали народу: «воскрес из мертвых»…

Стражу поставили, а к камню приложили печать.

Все вроде бы даже излишне подробно. Зачем было повторять кощунственное обзывание безвинно распятого праведника обманщиком? Зачем было упоминать версию о том, что тело его могут выкрасть ученики для доказательств воскрешения? Не лучше ли было для фанатичных христиан опустить подобные детали? А уж выдумывать их и вовсе было бы неразумно и даже святотатственно. (Обратим внимание и на страх правителей перед народом.)

«По прошествии же субботы, на рассвете первого дня недели, пришла Мария Магдалина и другая Мария – посмотреть гроб. И сделалось великое землетрясение…»

Далее следует фантастический рассказ об ангеле в белой одежде, сидящем на камне у пустого гроба. И когда они возвращались, то встретили Иисуса и поклонились Ему. «Тогда говорит им Иисус: не бойтесь…»

Эта деталь тоже характерна. Он обещал воскреснуть, они верили в Его божественность, а увидев воскресшего, испугались. Он был вынужден их
Страница 21 из 22

успокоить. Позже Иисус встречается с учениками, которые, «…увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились». И вновь – странное, необязательное (а для выдуманного эпизода совершенно излишнее) упоминание об усомнившихся в чуде апостолах. Да и само явление Иисуса после воскрешения не сопровождается фантастическими картинами, событиями, а представлено вполне обыденно.

Чем это можно объяснить?

То, что в древнем повествовании соединяются реалистические и мистические подробности, вполне понятно. Ведь речь идет о религиозном событии, в котором принимает участие Богочеловек. Рассказ ведется от имени глубоко верующего – верующего именно в чудо.

Тем более удивительны приводимые им вполне реальные, порой натуралистичные детали. В литературе этот прием применяется издавна. Однако в данном случае повествование совершенно не похоже на художественное сочинение.

Теперь вспомним о Туринской Плащанице. Раны на теле изображенного на ней человека не вполне отвечают описанию казни, приведенному Матфеем. Сказано, например:

«…И дали Ему в правую руку трость; и, становясь перед Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский! и плевали на Него, и, взяв трость, били Его по голове».

Если бы некто «моделировал» этот эпизод, то, по-видимому, постарался бы показать на лбу, лице или затылке «изображенного» на Плащанице человека следы от ударов тростью. Ничего подобного на Туринской Плащанице нет.

Допустимо ли усомниться в этой связи в точности и правдивости описанного Матфеем? Нет оснований для такого вывода. Судя по всему, трость была легкой, небольшой, и мучители Иисуса использовали ее для того, чтобы иглы тернового венца на голове Его ранили кожу. Сам по себе венец не причинил бы значительных ран. То, что они были, Туринская Плащаница подтверждает.

Правда, у Матфея ничего не сказано о том, что Иисуса истязали плетью, не говоря уж о том, какой она была. И последующие два Евангелия об этом тоже умалчивают. Что бы это значило?

Прежде всего то, что Туринская Плащаница представляет на сей счет дополнительные свидетельства, как независимое и оригинальное «произведение». Надо подчеркнуть: она вовсе не предназначена была для подтверждения канонических книг Нового Завета. Так было бы в том случае, если б ее искусственно создали – каким-то не вполне понятным способом – в качестве «иллюстрации» к Евангелиям.

Данное обстоятельство лишний раз подтверждает (хотя и не доказывает окончательно) версию о достоверности происхождения Туринской Плащаницы, о ее возможной связи со смертью и воскрешением Иисуса Христа.

Очень показательный факт: о бичевании Иисуса Христа все-таки есть упоминание – в апокрифическом Евангелии от Петра. Эта книга заслуживает особого внимания, и о ней речь пойдет чуть позже.

От Марка (15, 16)

Здесь тоже сказано о тьме по всей земле после распятия Иисуса – на три часа, но нет упоминания о землетрясении и воскрешении святых.

После смерти Иисуса Иосиф из Аримафеи «осмелился войти к Пилату», который «удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его: давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу. Он, купив плащаницу и сняв Его, обвил плащаницею и положил Его во гробе, который был высечен в скале…»

Обратим внимание: Пилат удивился быстрой смерти Иисуса.

Действительно, распятые на кресте, по свидетельствам очевидцев, многие часы – до нескольких дней! – могли оставаться живыми, если им давали пить. Сомнения Пилата, видевшего Иисуса и не признавшего его ни слишком слабым, ни больным, были вполне основательны. Уж кто-кто, а прокуратор Иудеи знал, как мучительно долго умирают распятые на кресте. Для того и предназначалась такая казнь.

В Евангелии не упомянута просьба о страже у гроба. Эта деталь очень важна. Она позволяет усомниться: а была ли стража? Был ли привален огромный камень к выходу из гробницы? Беспристрастный исследователь может предположить, что о страже и камне сказано для того, чтобы подчеркнуть чудесный характер воскрешения Иисуса и опровергнуть все слухи и домыслы о том, что это событие было «подстроено».

Женщины после субботы, придя, обнаружили, что камень отвален, а гробница пуста. Они увидели юношу, сидящего на правой стороне, облаченного в белую одежду, и ужаснулись. Он сообщил им о воскрешении Иисуса. Они «побежали от гроба; их объял трепет и ужас, и никому ничего не сказали, потому что боялись».

Воскресший Иисус явился сперва Марии Магдалине. Она пошла и сказала об этом апостолам, «но они, услышав, что Он жив, и она видела Его, – не поверили…» Наконец Иисус пришел к ним «и упрекал их за неверие и жестокосердие…» «И так Господь, после беседования с ними, вознесся на небо…»

Вновь очень показательная реалистичная ссылка на то, что апостолы, видя воскресшего Учителя, не поверили глазам своим, чем заслужили упрек в неверии и жестокосердии.

Очень просто и, можно сказать, обыденно сообщено о вознесении Спасителя на небо. Как это понимать? Не имел ли в виду автор быстрый уход воскресшего из мира сего? Но тогда это похоже на смерть.

А предстал перед учениками воскресший Христос в своем телесном обличии. Так как Он вознесся? В телесном виде или духовном? Об этом остается только догадываться. Вообще, о судьбе земного тела Иисуса, в которое воплотился Господь, нет никаких упоминаний.

Почему автор Евангелия не счел нужным упомянуть о том, каким образом и при каких обстоятельствах свершилось вознесение Иисуса? Или устное предание об этом умолчало? Такое необычайное явление, настоящее чудо, не нашло отражения в тексте! Почему?

Какие бы ни давались ответы на этот вопрос, скупое свидетельство, как бы между прочим, – «вознесся на небо» – не дает основания усматривать в нем нечто невероятное, чудо.

От Луки (24)

В общем описание смерти Иисуса здесь сходно с предыдущим Евангелием. Перед женщинами у пустого гроба предстали «два мужа в одеждах блистающих». Апостолы не поверили вести о воскрешении Учителя. Петр побежал к гробу и «увидел только пелены лежащие».

Иисус является апостолам и говорит:

«Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это – я Сам; осяжите Меня и рассмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И сказав это, показал им руки и ноги».

Затем он ел перед ними печеную рыбу и сотовый мед.

«И вывел их вон из города до Вифании и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благославлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему и возвратились в Иерусалим с великою радостью».

Этот эпизод, кажется, исключает какие-либо аллегорические толкования. Как будто специально для тех, кто станет сомневаться в реальности телесного воскрешения Христа и утверждать, будто его дух, видение, призрак явился апостолам, приведены слова «осяжите Меня»… «дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня».

Не менее убедительно то, что Он ел рыбу и мед. Понятно, что призрак на это не способен. Следовательно, данное свидетельство призвано убедить в подлинном, а не мнимом воскрешении Христа.

Тем не менее у скептика и в этом случае остаются сомнения. Ведь люди в гипнотическом состоянии могут совершенно отчетливо видеть отсутствующего в действительности человека и все его действия. Такой феномен, похоже, был известен автору
Страница 22 из 22

этого Евангелия. Возможно, ему или кому-то из первохристиан задавали каверзный вопрос: «А не померещилось ли вам, после долгой скорби и поста, что перед вами предстал тот, на кого вы молились?» Вот Христос, видя сомнения апостолов, и говорит, что «дух плоти и костей не имеет».

Но все-таки и здесь наиболее убедительны в описании Лукой воскрешения и вознесения Христа живые подробности: когда апостолы услышали от женщин весть о воскрешении Христа, то «показались им слова их пустыми, и не поверили им», а Петр, убедившись, что тело исчезло, вернулся, «дивясь сам в себе происшедшему».

Интересен эпизод, когда два христианина, идя по дороге, встретили воскресшего Христа и не узнали его. Они печально рассказали Ему о казни, усомнившись в том, что свершилось воскрешение. Вместе они устроились на ночлег, и Он, «взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них».

Путники вернулись к апостолам и сообщили о происшедшем. «Когда они говорили о сем, Сам Иисус стал посреди них и сказал им: мир вам. Они, смутившись и испугавшись, подумали, что видят духа».

Вновь – сомнения апостолов, на что Иисус вынужден показать им косвенные свидетельства своего воскрешения: раны на руках и ногах. (Кстати сказать, нигде в Евангелиях не сказано, что раны были на ладонях; изображение на Туринской Плащанице не противоречит этому.)

Вознесение Христа описано достаточно скупо. Удивительно, что столь великое, чудесное явление и тут не приводит в изумление и восторг рассказчика. Да и апостолы попросту слишком обыкновенно попрощались со Спасителем.

Создается впечатление, что предания об этом происшествии избегают вдаваться в подробности. Почему? Ведь о многих деяниях и чудесах рассказано более или менее подробно.

Что же помешало и на этот раз дать живое описание чуда из чудес? Не в том ли причина, что никаких сколько-нибудь достоверных сведений об этом не сохранилось? Или просто надо было, во избежание излишних вопросов, скупо уведомить об уходе Спасителя из земной жизни?

От Иоанна (19, 20)

Пилат, не желая убивать Иисуса, велел только бить его. Воины возложили Иисусу на голову терновый венец. Но первосвященники и служители закричали: «Распни его!»

После смерти Иисуса распятые возле него два разбойника были живы; чтобы их умертвить, им перебили голени. С Иисусом так не поступили, сочтя его мертвым. «Один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас потекла кровь и вода».

Иосифу Пилат позволил снять тело Иисуса.

«Пришел также и Никодим… и принес состав из смирны и алоя, литр около ста (по нашим мерам – около 30 литров. – Р. Б.). Итак, они взяли тело Иисуса и обвили его пеленами с благовониями…»

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/rudolf-balandin/zagadka-turinskoy-plaschanicy/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.