Режим чтения
Скачать книгу

Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов читать онлайн - » Андрей Буровский

Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов»

Андрей Михайлович Буровский

Вот уже третий век, со времен склоки Ломоносова с «норманистами», легендарный КНЯЗЬ РЮРИК остается «яблоком раздора» для историков, у которых нет ни одного ясного ответа на массу вопросов о личности и происхождении основателя Древнерусского государства, а многие «неудобные» факты и «неполиткорректные» гипотезы до сих пор под неофициальным запретом. Кем был родоначальник династии, правившей Русью более полутысячи лет? Какого он роду-племени? На каком языке говорил? Откуда пришел на славянские земли? И БЫЛ ЛИ ОН ВООБЩЕ? Или это мифический персонаж, придуманный «задним числом»?

В своей новой книге популярный историк выдвигает и обосновывает сенсационную версию «призвания варягов», давая неожиданные ответы на самые сложные вопросы и разгадывая главную тайну нашего прошлого.

Андрей Буровский

Запрещенный Рюрик. Правда о «призвании варягов»

Часть I

Введение в проблему

Введение первое, в котором вводится Рюрик

Рюрик – одна из самых загадочных личностей мировой истории. Загадочно всплывает он из пучины времен и так же бесследно исчезает.

Собственно, что мы вообще знаем о нем и откуда? Единственный источник знаний о Рюрике – древнерусские летописи. Летописи же, во-первых, начали писаться спустя 150—200 лет после смерти самого Рюрика. Что было для них основой? Какие-то более древние, не дошедшие до нас летописи? Или устные былины и сказания? В любом случае у нас нет ни одной буквы, написанной не то что самим Рюриком, но даже любым его современником.

Если принимать всерьез летописную легенду о создании славянской азбуки Кириллом и Мефодием в 863 году, то получается – Рюрик основывал бесписьменное государство.

Конечно, письменность на Руси вполне могла быть и до Мефодия – упоминал же болгарский монах Храбр, что славяне и, будучи язычниками, до появления кириллицы и глаголицы знали некие «черты и резы». Но никаких современных Рюрику тестов, никаких «черт и резов», которыми были бы сообщены любые сведения о жизни Рюрика или которыми он сам бы что-то написал, неизвестно.

Тот же черноризец Храбр говорит, что славяне, уже став христианами, писали «греческими и латинскими знаками»… Но и таких текстов о Рюрике нет. И на греческом языке в летописях Византии о Рюрике ничего нет. И на латыни в хрониках средневековых монастырей и государственных анналах – годовых записях-летописях – нет ни слова о Рюрике.

Скандинавы писали и знаками латинского алфавита, и рунами, но и скандинавские летописцы ни слова не говорят о Рюрике. И сам Рюрик или близкие к нему люди ничего рунами не написали.

Все, что написано о Рюрике, сообщается исключительно в древнерусских летописях, написанных в основном кириллицей и на Руси.

Самое древнее упоминание Рюрика содержится в «Житии святого князя Владимира», написанном предположительно около 1070 года монахом Яковом Черноризцем. Кто был сей Яков Черноризец, то есть Яков Монах, Яков Мних? О нем тоже почти ничего не известно. Преподобный Феодосий Печерский, создатель знаменитого Печерского монастыря под Киевом, перед смертью в 1074 году предлагал своей братии на место нового игумена некого «пресвитера Иакова». Сам пресвитер был не из Печерского монастыря, он пришел в Киев с реки Альты, вероятнее всего из Переяславского монастыря, построенного во имя Бориса и Глеба на месте их убийства.

Многие историки предполагают, что этот «пресвитер Иаков» и есть «Иаков-Черноризец», интересный древнерусский писатель.

Написал он немало: «Сказание о святых страстотерпцах Борисе и Глебе»; «Житие блаженного князя Владимира»; «Память и похвала русскому князю Владимиру, како крестися Владимер и дети своя крести и всю землю Русскую от конца и до конца, и како крестися бабка Владимера Ольга, преже Владимера» и «Послание к Божию слузе Дмитрию», то есть к великому князю Изяславу по языческому имени, Дмитрию в крещении.

Во всех своих писаниях Яков-Иаков противопоставляет идеал христианской добродетели пороку – и порочной преступности убийцы Бориса и Глеба, Святополка, и языческой порочности князя Владимира до крещения. На древность сочинений Якова-Иакова указывает язык «Жития» – более архаичный, чем язык летописей. Заимствований из других сочинений в текстах Черноризца не заметно, а вот его самого часто и обширно цитируют. В частности, труды Иакова Черноризца откровенно послужили источником для летописца Нестора.

Рассказы Нестора о совещаниях Владимира с боярами и о поисках лучшей веры, о походе на Корсунь, «о крещении князя и его бракосочетании с «Анной Базилиссой», о крещении киевлян, а потом и новгородцев… Наконец, пространные рассказы о том, как, крестившись, князь внезапно нравственно изменяется, как бабник и разухабистый пьяница становится чуть ли не святым – все это появляется у Черноризца и целиком «слизано» Нестором.

Нестор жил в Печерском монастыре позже Черноризца. О набеге половцев на Печерский монастырь в 1096 году он рассказывает как очевидец: «…и придоша на монастырь Печерский, нам сущим по кельям почивающим по заутрени». О смерти некого доброго «старца Яна» (почему-то форма имени типичная скорее для Польши) в 1106 году он тоже пишет как свидетель: «…от него же и аз многа словеса слышах, еже и вписах в летописаньи сем».

Больше никаких сколько-нибудь достоверных сведений о Несторе у нас нет. И он, и Черноризец – два первых древнерусских летописца, легендарные личности, о которых нам крайне трудно судить. Их фигуры еле-еле различаются в тумане времен, о них почти ничего не известно.

Но уже понятно – Черноризец старше как минимум на поколение. В 1074 году Нестору не было и 20 лет (родился он в 1056-м), а Черноризца, автора многих книг, тогда же прочили в игумены. Неудивительно, что о временах Владимира и крещения Руси Черноризец писал более живо: Святой Равноапостольный Владимир для него представляется еще непрославленным, не ставшим легендой. Русский народ у Черноризца часто называется «новым» по отношению к вере. Видимо, свою «Память и похвалу князю русскому Владимиру» Черноризец писал на основании устных, еще свежих, преданий и рассказов о Владимире и Ольге – может быть, со слов людей, которые их знали лично. Если Черноризец родился в 1010 или 1020 годау, то крещение Руси (988 год) отделяло от начала его сознательной жизни (условно говоря, 1030 или 1040 год) такое же количество лет, какое отделяет окончание Второй мировой войны (1945 год) от человека, родившегося в 1965-м или в 1975 году. Не свидетель, но человек, который мог говорить с живыми свидетелями событий.

Вот в «Житии блаженного князя Владимира» впервые и появляется Рюрик! Буквально о нем сказано следующее: «самодержцю всея Рускыя земля Володимеру, вънуку же Ольгину, а правнуку Рюрикову». Но это и все, больше никаких подробностей о Рюрике. Буквально одно упоминание вскользь. Причем от времени смерти Рюрика взрослого Черноризца отделяет уже не 30–40 лет, а как минимум 180.

Значит, Черноризец не мог общаться с теми, кто Рюрика знал лично. Он мог пользоваться народными преданиями, устными рассказами, песнями и сказаниями. Мог пользоваться письменными записями, которые до нас не дошли. Может, и существовали документы, в том числе написанные
Страница 2 из 14

греческими буквами, латынью или рунами.

Про «Повесть временных лет» давно известно, что ей предшествовали какие-то более ранние летописи – вероятно, которые велись в отдельных племенных центрах. В «Повести…» Рюрик упоминается уже множество раз, пишут о нем весьма подробно.

Распространенное название «Несторовой летописи» дала вводная фраза: «Повесть временных лет черноризца Феодосьева монастыря Печерского, откуду есть пошла Русская земля, кто в ней нача первее княжити и откуду Русская земля стала есть».

Это самая ранняя из дошедших до нас летописей Руси. Начинают ее с библейской истории, но датированная часть древнерусской истории начинается с «лета от Сотворения Мира 6360». Это начало правления византийского императора Михаила, 852 год по Рождеству Христову. Разные версии летописи оканчиваются разными временами, потому что первоначальная редакция «Повести» легендарного монаха Нестора утрачена. До нас дошли доработанные позже версии, в которые вносились те или иные изменения.

В любом случае о Рюрике говорится во всех версиях «Несторовой летописи» и говорится примерно одинаково…

В «Повести временных лет» написано, что славяне, жившие у озера Ильмень и в Южном Приладожье, около Ладожского озера, жили под властью варягов. Потом они подняли восстание, освободились от гнета, но между ними самими начались всякие междоусобицы. Как говорит летописец, «встали сами на себя воевать, и была между ними рать великая и усобица, вста род на род и град на град, и не было в них правды». Когда «вста род на род», жители Приильменья и Приладожья «реша себе: князя поищемъ, иже бы владелъ нами и рядил ны по праву». Они собрали сход представителей нескольких племен: словен ильменских, кривичей, чуди и веси. На сходе обсуждались кандидатуры князей из разных племен: «от варяг, или от полян, или от хазар, или от дунайчев».

В конце концов в год 6370-й [862 г. – А.Б.], они «…пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы – вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родама, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города – тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах – находники, а коренное население в Новгороде – словене, в Полоцке – кривичи, в Ростове – меря, в Белоозере – весь, в Муроме – мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик»[1 - Полное Собрание русских летописей. – Т. I. – М.: Наука, 1962.].

Уже из этих описаний видно – летопись писалась ПОСЛЕ того, как события произошли. Когда же?

Первый, кто всерьез исследовал «Повесть временных лет», – академик Алексей Александрович Шахматов (1864–1920)[2 - Шахматов А.А. История русского летописания. – М.: Наука, 2011.]. Он полагал, и его мнение разделяют почти все более поздние исследователи, что первый летописный свод, Древнейший свод, составлен был на кафедре Митрополита Киевского, основанной в 1037 году.

После 1073 года Древнейший свод продолжил и дополнил монах Никон, один из создателей Киево-Печерского монастыря. Между этими датами, 1037 и 1073 годами, ученые монахи сводили в единый летописный свод сведения их сказаний, преданий, народных песен, фамильных историй, устных рассказов современников событий, житийных документов… Возможно, опять же использовались документы на других языках… а может, языческие начерки и резы… Кто знает?

В этом Древнейшем своде властно присутствовал Рюрик!

А история-то продолжалась… С 1093 года Иоанн, игумен Киево-Печерского монастыря, составляет Начальный свод, в котором использовал еще и новгородские записи. Между новгородскими и киевскими летописями есть существенные противоречия, их монахи старались сгладить… но у них плохо получалось.

Игумен Иоанн-Иван использовал и византийские источники: «Хронограф по великому изложению», церковную литературу, например «Житие Антония».

А уж потом легендарный Нестор в 1110–1112 годах переработал Начальный свод, дополнил летопись текстами договоров Руси с Византией, ввел дополнительные исторические устные предания, которые не успели или не захотели ввести в летопись предшественники. Он ввел древнерусскую историю в рамки традиционного европейского летописания – в числе прочего привязал события древнерусской истории к датам христианского летосчисления – годам от Сотворения мира.

Нестор сидит и пишет «Повесть временных лет» в Киево-Печерском монастыре… А буквально в нескольких километрах от него, в Выдубицком Михайловском монастыре, в 1116 году игумен Сильвестр независимо от Нестора пишет другую версию летописи. Большую часть он повторяет слово в слово, но заключительную часть существенно перерабатывает.

А в 1118 году делается третья версия… третья редакция «Повести временных лет» по поручению новгородского князя Мстислава Владимировича.

Во всех этих версиях написано про Рюрика – но все рассказы о нем в конечном счете восходят к Древнейшему своду 1037–1073 годов. То есть написали о Рюрике всего один раз – после этого новые сведения о нем вряд ли появлялись… Летописи изменялись за счет того, что в них включали более поздние события, а о Рюрике рассказывали много раз, почти всегда одними и теми же словами. Если вдруг появляются о нем какие-то новые сведения, всегда возникает вопрос: получил ли летописец какие-то особые данные или просто выдумал из каких-то политических соображений?

А Древнейший свод составлялся спустя 150 лет после смерти Рюрика. В любом случае это не свидетельство современников, а записи историков. Составителей Древнейшего свода «Повести временных лет» отделяло от Рюрика такое же время, как нас с вами отделяет от Александра II.

Введение второе, в котором вводятся летописи и выясняется, откуда мы вообще что-то знаем про Рюрика

Исторические источники

Люди изучают историю в школе и в университете, читают исторические романы и смотрят фильмы. Некоторые люди на вопрос, откуда они взяли, что Александр Невский был невероятный герой, а царевич Алексей – мерзкий предатель, непринужденно отвечают: «В кино показывали!» Естественно, показать в кино можно все, что угодно. Там можно показать Александра Невского, собутыльника Батыя и его сыночков, не только героем и патриотом, но и показать его с автоматом Калашникова на шее.

А что? Уж бред так бред: пусть в фильме идут по льду Чудского озера «немцы»… В реальности ХIII века интернациональный Тевтонский орден включал в себя католиков со всего света… Среди тех, кто шел тогда по ноздреватому апрельскому льду, этнических немцев почти не было… Но разве это важно?! В 1938 году СССР готовился к войне с двоюродными братьями – национал-социалистами из Третьего рейха… В фильме Александр Невский воюет с немцами – ну, так и показать немцев, к войне с которыми готовились! Причем не реальных показывать, а,
Страница 3 из 14

опять же, пропагандистско-карикатурных, с идиотских карикатур Кукрыниксов. Безумие так безумие!! На знаменах, конечно же, свастика, и впереди на палках пусть несут портреты сладчайшего фюрера. А Великий Магистр пусть кричит «Русиш капут!» и играет на губной гармошке.

Александр Невский? Он в ушанке нервно курит на берегу… Выплевывает чинарик, хватает автомат: «За Родину!!! За Сталина!!!»

Устрашающая картина? Но классический фильм Сергея Эйзенштейна 1938 года, даже без свастик на знаменах и пальбы из автоматов, не имеет никакого отношения к реальной истории. Это не экранизации реальных событий, а болезненный политический бред, показ высосанных из пальца, вывернутых и перевранных событий – ничего больше.

Между прочим, 90 % исторических романов – не лучше.

Снять в кино или написать в книге можно вообще все, что угодно.

Точно так же и с Рюриком…

– Откуда вы вообще взяли, что был на свете такой князь Рюрик?

– Мне о нем в школе рассказывали!

Но ведь и в школе рассказывают то, что ученые уже узнали и что начальство велело включить в учебник. Политические проститутки, красиво называемые авторами учебников, пишут о событиях так, как им велели. Один и тот же коллектив авторов в 1982 году писал про «чисто славянские» корни Древнерусского государства. В 1986 году – про варяжские. Дали денег, которые подобная сволочь называет «баблом», ученые, прости, Господи, и написали.

Причем даже и без всякого заказа и «бабла» писатель сочиняет книгу, режиссер снимает историческое кино по своему разумению – так, как им рассказали и как они поняли рассказанное. Как они понимают – это особый разговор.

О событиях, которые произошли до нашего рождения и которых мы не можем помнить, рассказывают исторические источники. Современные книги и фильмы – это не источники! Под историческими источниками понимаются все остатки прошлого, в которых отложились исторические свидетельства о том, как жили люди и какие происходили события. Все мнения, суждения и пересказы к числу исторических источников НЕ относятся.

Все исторические источники можно разделить на шесть групп:

1. Наиболее многочисленная – письменные источники: древние надписи на камне, металле, керамике; граффити – тексты, нацарапанные от руки на стенах зданий, посуде; берестяные грамоты, рукописи на папирусе, пергаменте и бумаге.

2. Вещественные памятники – это орудия труда, ремесленные изделия, предметы домашнего обихода, посуда, одежда, украшения, монеты, оружие, остатки жилищ, архитектурные сооружения.

3. Этнографические памятники – сохраняющиеся до настоящего времени остатки, пережитки древнего быта различных народов.

4. Фольклорные материалы – памятники устного народного творчества, то есть предания, песни, сказки, пословицы, поговорки, анекдоты и т. д.

5. Лингвистические памятники – географические названия, личные имена, названия рек, озер и гор.

6. Кино– и фотодокументы.

Про кино– и фотоматериалы Древней Руси пускай снимает фильм Эйзенштейн или другая сталинская содержанка. Вещественные и этнографические памятники ничего не рассказывают о личностях. Ни о каких.

Лингвистические памятники ничего не говорят о князе Рюрике. Есть «Ярославово городище» – район в Новгороде Великом, память о Ярославе Мудром. Есть громадный город Петербург. Он назван в честь небесного покровителя Петра Первого, но в сознании людей стал как бы городом самого Петра. Есть Скавронкина гора в Смоленске – бывшее владение графов Скавронских. Но вот ни Рюриковой горы, ни Рюрик-озера, ни даже омута в Рюрик-озере нет. И Рюрикограда тоже нет. И Рюрикова конца… даже Рюрикова колодца в любой, хотя бы самой завалящей русской деревне – тоже нет!!!

Фольклорные памятники намертво молчат о Рюрике. Важнейший источник – былины – о нем каменно умалчивает.

Былины

Былины – это русские народные эпические сказания о подвигах древнерусских богатырей. Составлены они с Х по ХIV век на Юге Руси… Но что интересно, большая их часть записана на Русском Севере… В Московской губернии записаны 3 былины Киевского цикла. В Нижегородской – 6, в Саратовской – 10, в Симбирской – 22, в Сибири – 29, в Архангельской – 34, в Олонецкой – до 300. Всего известно около 400 былин этого Киевского цикла. Почему они не сохранились на Юге, на современной Украине, говорят и спорят уже лет сто пятьдесят… Самое распространенное мнение – что более поздние бурные события вытеснили память о Древней Руси из народного сознания. А где было потише, вдалеке от самых больших побоищ, память сохранялась и жила.

Мифологическая теория считает, что былины – это рассказы о стихийных явлениях, особенно стихийных бедствиях. Богатыри же – олицетворения этих явлений, а может быть, отождествление явлений природы с богами древних славян.

Но в былинах постоянно упоминаются исторические личности! В центре многих из них – фигура князя Владимира Святого, Владимира Красное Солнышко. Известно, что Владимир устраивал пиры, на которых присутствовало множество людей. Есть основания полагать, что таким образом он не только делал своими сотрапезниками и собутыльниками тысячи людей из своего народа, обретая массовую поддержку, великую популярность и посмертную славу. Он еще привлекал людей к почти ритуальной трапезе сначала у капища языческих богов из пантеона, созданного Владимиром в 980 году… А потом, с 988 года, у христианской церкви[3 - Буровский А.М. Некрещеная Русь. – М.: Яуза, 2013.].

Былины прекрасно помнят эти пиршества! В них подробно описывается Владимир – хлебосольный хозяин, радостно оделяющий всех желающих едой и питьем.

В некоторых былинах его образ смешивается с образами других русских князей – тоже Владимиров. Например, в «Сказании о хождении киевских богатырей в Царьград» многие черты князя Владимира указывают скорее на Владимира Мономаха.

Другой князь, Сухман Долмантьевич или Одихмантьевич, явно отождествляется с псковским князем Довмонтом. Дунай Иванович часто упоминается не в былинах, а в летописях ХIII века – как слуга князя Владимира Васильковича. Не говоря уж о Добрыне Никитиче, хорошо известном и по летописям дяде и воеводе Владимира Святого, родном брате его мамы, ключницы княгини Ольги, Малуши.

Уж кого-кого, а богатырей многократно объявляли порождениями народной фантазии… Но Алеша Попович хорошо известен из летописей – он служил у ростовских князей, потом в Киеве… Известно, что он погиб в сражении на реке Калке.

Илья Муромец? Но он упоминается в ХIII веке в норвежской «Саге о Тидреке», после многих приключений делается даже правителем Руси. В немецкой народной поэме «Ортнит» «Илья Русский» – значительный персонаж, богатырь и великий воин[4 - http://www.peremeny.ru/book/muromets/224].

Более того! В 1594 году австрийский дворянин Эрих Лясота посетил русинские области Речи Посполитой: император Рудольф II Габсбург поручил ему вовлечь Запорожскую Сечь в антитурецкую коалицию.

Эрих Лясота оставил весьма реалистичные записи об этой поездке на Русь, где он посетил Львов, Луцк, Каменец, Прилуки, Вишневец, Пиляву, Почаев и другие известные центры. Был он и в Киеве… и описал виденные им мощи «исполина Ильи Моровлина» в Киево-Печерской лавре[5 - Щоденник Ерiха Лясоти iз Стеблева // Запорозька старовина. – Киiв-Запорiжжя: НДІ козацтва
Страница 4 из 14

Запорiзьке вiддiлення, 2003. – С. 222–277.].

Сказка – ложь? Наверное, но для нас сейчас главное – в былинах главным героем становится совершенно конкретное историческое лицо.

Невероятно, но факт: даже Тугарин Змеевич, Змей Тугарин в былинах имеет прототип – половецкого хана Тугоркана. В былинах далеко не светлая память об этой гнусной личности сохранилась в образе крылатого змея: летала такая крылатая гадюка над Русью, в три головы жрала людей да крала девиц. В летописях и Руси, и Византии тоже известен Тугоркан, и далеко не с лучшей стороны.

В 1096 году Тугоркан и хан Боняк ходили на Византию, но были разбиты. К тому же войско ромеев настигло бегущих и отняло у них всю добычу. Даже пограбить не удалось! Тогда безутешные ханы кинулись на Киев сразу по возвращении с Дуная. Дальше им повезло еще меньше…

19 июля русские князья Святополк Изяславич и Владимир Мономах в страшной битве положили половецкое воинство. В сече погибли Тугоркан и его единственный сын. Как будто разбойники погибли вполне героически, с оружием в руках[6 - Буровский А.М. Батыева Русь. – М.: Яуза, 2013.].

Но главное – Тугоркан существовал! Змей Тугарин, сексуально озабоченная крылатая змеюка, с клекотом кружащая над Русью, оказывается исторической личностью!

А вот Рюрик в этих былинах не упоминается ни разу. Никак. Ни в каком качестве.

Есть еще новгородские былины… Казалось бы, уж в них-то Рюрик упоминаться должен! Просто не может не упоминаться, когда летопись называет его одним из основателей Новгорода. Но и в этих былинах его нет.

А ведь новгородские былины – не худший источник, не менее надежный, чем киевский. В образе знаменитого Садко сразу угадывается вполне историческая личность – «Содко Сытинець», или «Сотко Сытиничь», упоминаемая в новгородской летописи в 1167 году: он построил в Новгороде за свой счет церковь Бориса и Глеба. С этим человеком связано множество сказочных историй, местных легенд и преданий. Видимо, чем-то тот человек притягивал такого рода истории.

В новгородских былинах даже такой персонаж, как Васька Буслаев, имеет некий прототип: в новгородских летописях упоминаются события 1267, 1299 годов, когда некий Васька, «коромольник» и «злий человец», во время пожара «грабиша торг».

В новгородских былинах есть даже персонаж по имени Хотин Блудович, и что он там только не выделывает! То Блудович затрахал насмерть купчиху, то говорил с девушкой, оставаясь на улице, а дева в усадьбе, за забором, – и вставшим членом повалил забор… Наутро мама Блудовича идет к маме девицы – сватать ее за сыночка.

«Не отдам! – отвечает мама девицы. – Знаю я твоего сыночка… И муженек у тебя такой же был, помню я его… Сынок весь пошел в папеньку! Вся семейка у вас такая!»

О дальнейших похождениях Хотина Блудовича, а их известно до тридцати, я лучше умолчу. И так все более-менее ясно.

Так вот некий «Хотинец», ухитрившийся жениться одновременно на двух дамах, в летописях упоминается. Был такой. Получается, что и Хотин Блудович – летописен.

Но Рюрика в новгородских былинах все равно нет… Уголовник Васька Буслаев – есть. Двоеженец и брачный аферист Хотин Блудович – есть. А великого воина и первого князя Новгорода – нет.

Летописи

Единственный источник, упоминающий о Рюрике, – это летописи. Год назывался «лето», отсюда и название записям, которые делались о событиях каждого года. Такие же записи событий за год в Европе называли «анналами» – от латинского слова anno, что значит «год».

В Византии такие же точно погодные записи назывались хронологиями – от «хронос» – время.

До нас дошло около пяти тысяч летописных источников Руси. Все эти летописи – более поздние сборники. Самые древние источники не сохранились, и как их переписывали и дописывали – это особый вопрос. Иногда такие составленные из нескольких старых источников летописи бывает забавно читать: получается, что рассказчик сочувствует то одной стороне, то другой и вступает сам с собой в противоречия.

Летописи дошли в виде списков – их много раз переписывали («списывали»). Списки делят на разряды – по месту написания или по месту изображаемых событий.

Списки одного разряда различаются между собой не только в выражениях, но даже в подборе известий, вследствие чего списки делятся на редакции (изводы).

Достоверность летописных сказаний? Она различна…

«Так начнем повесть сию: по потопе трое сыновей Ноя поделили Землю… Сим взял себе Бактрию, Аравию, Индию, Месопотамию, Персию, Мидию, Сирию, Финикию.

Хам взял себе весь юг – Египет, Ливию, Нумидию, Мавританию, Эфиопию, Киликию, Троаду, Фригию, Вифинию, Памфилию, Кипр, Крит, Сардинию.

Яфету, или Афету, достались Армения, Иллирия, Британия, Иония, Македония, Мидия, Пафлагония, Каппадокия, Скифия, Фессалия».

Само перечисление стран очень условное и какое-то не очень понятное… Названия крупных и значительных стран идут вперемежку с названиями захолустных римских провинций.

Сначала все говорили на одном языке, повторяет летописец библейскую легенду, а после того, как обрушилась Вавилонская башня, произошло «вавилонское столпотворение», появились варяги, немцы, русь, свеи-шведы да еще «норики, которые суть славяне».

Вообще-то Норик – это государство иллирийского племени таврисков в Северо-Восточных Альпах, а потом одноименная римская провинция. Почему славяне вдруг стали норики, есть две версии. Согласно одной, в составе народов еще независимого Норика упоминаются венеды… Вот якобы они и есть славяне. Согласно другой точке зрения, Норик оказался первой из провинций Рима, заселенной славянами уже в VI веке. Их и стали называть по старой памяти нориками – как на славян, поселившихся в Македонии, перешло имя македонцев.

С этого вот места в летописи появляются не только мифологические утверждения, появляется что-то более понятное. Например, прародина славян: в ее качестве «Повесть временных лет» называет берега Дуная в Иллирии, Венгрии и Болгарии. Почему славяне ушли оттуда? Потому что на них напали волохи…

Внесем ясность: волохи, вельски, уэльши, вельши – это разные версии названия потомков римлян, говорящих на языках – потомках латыни. Волохи – предки румын… Само слово «румыны» прямо восходит к самоназванию «ромеи» – «римляне». Историческая область Уэльс в Британии тоже восходит к уэльшам – вельшам.

Итак, на славян напали римляне, вынудили их уйти. Было это во времена апостола Андрея Первозванного… о котором придется поговорить более подробно.

Как апостол Андрей гостил на острове Валаам

В первой половине IV века писавший на греческом языке Евсевий Кесарийский сослался на не дошедшее до нас сочинение другого грека, Оригена: тот писал, что апостол Андрей проповедовал в Скифии.

Ориген, если верить Евсевию, рассказывал: для определения, кому куда идти проповедовать, апостолы бросили жребий. Петру выпало проповедничество в Риме, Матфею – в Палестине, Марку – в Египте, Иоанну – в Малой Азии, Фоме – в Парфии, а Андрею – во Фракии и в Скифии[7 - Евсевий. Церковная история / Пер. М.Е. Сергеенко // Богословские труды. – М., 1982.].

О метании апостолами жребия рассказывают многие церковные авторы, но все они, кроме Евсевия, упоминают какие угодно земли, только не Причерноморье. Это единственное указание – причем не на
Страница 5 из 14

Русь, не на славян, а на привычный, хорошо знакомый грекам мир Северного Причерноморья.

Первый список «Повести временных лет», Древнейший свод 1037–1073 годов, потом Начальный свод прямо заявляют, что на Русь апостолы «не ходили» и что они в наших землях «не быша». Что называется, коротко и ясно.

Но уже в 1116 году сын Всеволода Ярославича, знаменитый Владимир Мономах, то ли «дал ценное указание», то ли просто приказал игумену Выдубицкого монастыря Сильвестру внести в «Повесть временных лет» историю про то, как посетил Русь Андрей Первозванный. С этих пор рассказы о путешествии апостола по земле русской непременно включаются во все последующие летописные списки[8 - Дулуман Е.К., Глушак А.С. Введение христианства на Руси: легенды, события, факты. – Симферополь: Таврия, 1988. – С. 23.].

Уже Нестор повествует куда как красочно о путешествии апостола Андрея из Крыма вверх по Днепру, оттуда до Ладоги, а потом о возвращении его в Рим.

«А Днепр течет в Понетьское море жерелом; еже море словет Руское, по нему же учил святый Оньдрей, брат Петров». Прибыл апостол Андрей в Херсонес-Корсунь, узнал, что неподалеку находится устье Днепра… и, конечно же, поднялся вверх по Днепру (хотя собирался в Рим).

Летописец вполне серьезно рассказывает, как апостол встал на ночевку на холмах, на которых много позже возник Киев, и разразился пророчеством: «Видите ли горы сия? Яко на сих горах возсияет благодать Божия, имать град великий быти и церкви многи Бог въздвигнути имать».

Сообщив об этом великом городе, где «воссияет благодать Божия» и где Господь воздвигнет много церквей, апостол благословил «горы» и водрузил там крест[9 - http://www.fap.ru/apostol.php?part=2]. Принималось это совершенно серьезно – в ХIII веке на месте, где, по преданию, воздвиг крест апостол Андрей, поставили церковь во имя Воздвижения Честного Креста. Церковь не пережила исторических катаклизмов Южной Руси, но уже в 1754 году на том же месте, над Андреевским спуском с «гор» к низкому «Подолу» – простонародной приречной части Киева, воздвигли Андреевскую церковь работы Растрелли.

Дальше летописец вполне серьезно пишет, что апостол Андрей направился в Новгород… Там он видел, как местные жители моются в банях, причем «бьют себя молодыми прутьями», то есть вениками, обливаются квасом и холодной водой. Зрелище бань так потрясло апостола, что в Риме он ни о чем другом и не рассказывал.

С точки зрения специалистов, «у русского автора-южанина в рассказе о новгородских банях, очевидно, была и определенная, не особенно высокая цель. Так, прекрасно возвеличив свой родной Киев, он по русскому обычаю трунить над всяким, кто не нашей деревни, решил выставить новгородцев перед апостолами в самом смешном виде. Новгородцы так это и поняли, потому что в ответ на киевскую редакцию повести они создали свою собственную, в которой, не отвергая прославления Киева и умалчивая совершенно о банях, уверяют, что ап. Андрей «во пределы великого сего Новаграда отходит вниз по Волхову и ту жезл свой погрузи мало в землю и оттоле место оно прозвася Грузино… Чудотворный жезл этот «из дерева незнаемого» хранился, по свидетельству жития св. Михаила Клопского, в его время (1537 год) в Андреевской церкви села Грузина»[10 - Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. Т. I. Репринтное воспроизведение. YMCA-PRESS. Париж. 1959. – М.: Наука, 1991. – С. 46.].

Как видите, летописная легенда «благополучно» начала жить своей самостоятельной жизнью, и летописные изводы в разных концах Руси рассказывают разные сказки, на потребу «местным».

Но и на Волхове апостол Андрей не остановился! Различные средневековые источники рассказывают о его путешествии на Ладожское озеро, а оттуда на остров Валаам, где апостол сверг и разорил капища Велеса и Перуна, обратил в христианство языческих жрецов, а на месте капища установил каменный крест[11 - http://www.fap.ru/apostol.php?part=2].

И что с того, что во времена апостола Андрея на месте Киева было поселение… но не славянское? Что Новгорода просто еще не было, на Ладожском озере не жили славяне, и на финском острове Валаам никак не могли поклоняться Велесу и Перуну? Все это – скучные детали, а летописи-то хочется другого! Хочется, и все тут.

Не только в летописях дело, конечно. Уже сегодня, в ХХI веке, Румынская православная церковь, то есть церковь потомков тех самых волохов, что прогнали с Дуная славян, официально считает, что именно апостол Андрей крестил провинцию Малая Скифия (то есть современную Добруджу). Во что хочется – в то и верится.

Но рассмотреть летописную фальсификацию истории апостола Андрея необходимо – сразу становится понятно, что далеко не всем сообщениям летописей можно и нужно доверять.

В летописях появляется история

Итак, сначала летопись сообщает сведения совершенно фантастические, прямо взятые из мифологии. Потом появляются какие-то реальные события, но, во-первых, в смешении с фантастикой. Волохи напали на славян и заставили их уйти с Дуная… И тут же – эпопея апостола Андрея.

Во-вторых, и в этой историко-мифологической части летописи отсутствуют даты.

Волохи напали на славян… Когда?!

Апостол Андрей разбил капище Перуна на Валааме… Какого числа, какого года?!

Но все же появляются, появляются хоть какие-то факты…

Летописец сообщает, что после нападения волохов часть славян осталась по южную сторону Карпат, а другие ушли к западу от Карпат, на Вислу, и там «сели в полях» – это поляки. Часть же славян перевалила Карпаты и вышла к Днепру. Это древляне и поляне – те, кто поселился «в древах», то есть в лесах, и «в полях» – поселившиеся на открытых пространствах, то есть в лесостепи.

Летописец рассказывает о двенадцати племенах, сообщая о каждом из них какие-то сведения, называет древнейшие города восточных славян: центр полян Киев, центр кривичей Смоленск, столицу словен ильменских Новгород. Он описывает нашествия на славян кочевников – обров-аваров, венгров, тюркоязычных болгар и печенегов. Он называет примерное время нашествий аваров – эпоха правления византийского императора Ираклия, хотя и без точных дат. Он рассказывает, что поляне и другие племена платили дань хазарам, но тоже без точных дат.

Первая четко названная в летописи дата: 6360 год от Сотворения мира, то есть 852 год по Рождеству Христову. В этот год в Константинополе начал царствовать Михаил, Русь впервые появилась в Византии и впервые прозвучало название – Русская земля.

Вторая дата – 859 год по Рождеству Христову. Летописец отмечает, что в этом году варяги брали дань с кривичей, словен, веси, мери и чуди, а хазары – с полян, вятичей и северян.

Летописец отлично осознавал эту границу не привязанной к датам мифологической истории и датированного конкретного повествования о событиях. Как он сам говорил, «отселе почнем и числа положим».

Несомненно, «числа клали» и раньше, делая краткие, погодовые записки происшествий. Видимо, таких летописей и до «Повести временных лет» было немало. И в самой летописи, и в некоторых других источниках, как «Похвала Владимиру» Иакова Черноризца, сохраняется счет по годам правления тех или иных князей. Счет лет в летописи начинается с «первого года Ольгова, понеже седе в Киеве», то есть от захвата Олегом Киева.

Очень заметно, что летопись сводили из разных источников,
Страница 6 из 14

приводя эти разноречивые даты к системному целому. Но киевские летописцы хвалили «своих» людей и насмешливо относились ко всем «чужим». Так же точно вели себя и новгородские… И любые другие.

Везде было так же

Не надо считать древнерусские летописи чем-то особым и исключительным. Точно так же, как на Руси, абсолютно везде летописи состояли из тех же пластов: мифологического, историко-мифологического, исторического.

Как и на Древней Руси, в Древней Греции и Риме история родилась не как строгая наука, а как искусство прославления «своих». У древних греков покровительницей истории считалась муза Клио. Само ее имя произошло от слова «прославлять». Клио изображали в виде красивой молодой женщины с умным лицом и со свитком папируса в руке. Считалось, что цель истории – прославлять народ и его выдающихся правителей, героев и гениев.

Слово «история» в греческом языке означает «повествование о событиях». Но историки ведь сами решают, о каких событиях повествовать, и в истории факты долгое время не отделяли от мифов. Ученые Древней Греции писали о событиях, о которых прочитали в источниках, о событиях, о которых им рассказали живые свидетели, и о мифах как об исторических событиях.

В конце концов, историю знают и изучают не только для накопления строго проверенных фактов. Историю изучают затем, чтобы получить ответы на вопросы: кто мы такие, откуда появились, зачем живем на свете, чем именно и почему отличаемся от других. И возвеличить самих себя? Конечно! Людей может не устраивать историческая правда. Им хочется, чтобы предки были очень героическими: самыми умными, самыми сильными, самыми храбрыми, чтобы все их уважали и боялись. Все люди склонны приукрашивать и собственную историю, и историю своих предков, как семейных, так и национальных.

Если же о мифах как полноправной части истории… Само место расселения предков римлян, племени латинов, называлось Латиум, или Лациум: по имени легендарного царя Лация. Кто такой Лаций? Был ли Лаций? Скорее всего, его не было.

В мифах же Лация называли царем аборигенов – древнейших обитателей области Лаций. Современный термин «аборигены» прямо происходит от латинского Aborigines — названия этого народа.

Мифы называют имена царей аборигенов, но это имена богов: Сатурн, Тибр, Фавн, Авентин, Пик. Верить ли мифам?

Латина же называли то ли сыном Одиссея и нимфы Калипсо, то сыном Одиссея, но уже другой нимфы – Кирки (как и Авзон). То он по-прежнему сын Кирки, но уже не Одиссея, а его сына Телемаха. То он сын Телегона. То сын Зевса и Пандоры. То сын Фавна и Марики. То сын Геракла и некой не называемой по имени девы. Деву выдали замуж за Фавна, но верной женой она не была и родила Латина от Геракла. То Латин оказывается все же сыном Геракла, но рожденным уже не от неверной жены Фавна, а от его дочери…

Вывод прост: наверное, в памяти латинов жила память о каком-то древнем царе. Но ему приписывали самое фантастическое происхождение – причем очень почетное по понятиям новых наступивших времен.

Римляне считали себя потомками аборигенов-латинов и людей, пришедших с героем Троянской войны – Энеем. Был он не кто-нибудь, а сын богини красоты и любви – Афродиты!

Верховный греческий бог Зевс пылал страстью к собственной дочери Афродите, а она папе не давала. За это Зевс решил ее наказать: пусть воспылает страстью к смертному человеку. Этим смертным стал Анхис из царского рода дарданов. Эней родился от Афродиты и Анхиса, его выкормили горные нимфы.

Эней участвовал в сватовстве Париса к прекрасной Елене, плавал с ним в Спарту. Он не хотел участвовать в Троянской войне, но Ахиллес напал на его стада… Пришлось воевать.

Есть несколько противоречащих друг другу версий того, как Эней спасся из осажденной ахейцами Трои. То ли он бежал, неся на спине своего папу – Анхиса, и ахейцы пощадили его за благочестие и любовь к родителям. То ли он бежал из Трои еще до ее взятия. То ли Эней открыл ворота Трои ахейцам, и они отпустили его со всем его отрядом.

Самая красочная версия повествует, что в горящей Трое Эней находит Менелая, хмуро ведущего за руку свою неверную жену Елену. Эней уже поднимает копье, чтобы убить женщину, из-за которой разгорелась страшная война. Но копье хватает его мама Афродита и говорит, что недостойно герою связываться с женщиной. Это воля богов погубила Трою: вот и Посейдон трезубцем разрушает ее стены. Пусть лучше Эней соберет своих людей и поскорее бежит.

Так Энея из пылающей Трои спасают мама – Афродита и один из ее постоянных любовников – Посейдон.

Еще больше противоречащих друг другу, запутанных мифологических версий о том, куда плавал Эней с оставшимися в живых родичами-дарданами, где жил и какие города основывал.

Самые интересные сведения – о его пребывании в Карфагене. Ведь именно в Карфагене обитала его легендарная основательница: Элисса, Фиоссо или Дидо. В русской литературе эту даму чаще всего называют Дидона.

Происходила Дидона, разумеется, от богов – то ли от Бела, то ли от Мела. Она сестра лица вроде бы исторического – царя острова Кипр, Пигмалиона. Это тот самый царь, о котором рассказывают: он изваял из слоновой кости чудесную статую. И сам влюбился в свое творение. Так влюбился, что одевал ее в красивые одежды, кормил, разговаривал с ней. Тронутая его чувствами, Афродита оживила статую. В мифах, правда, не называют имени жены Пигмалиона, ожившей статуи. Что даму звали Галатея, придумал Жан-Жак Руссо в 1762 году. Должен же он был как-то назвать ожившую статую?

Вот Дидона и была сестрой Пигмалиона, женой царя финикийского города Тира Сикея, – или Сикарба. Сикей умер, и Дидона бежала сначала на Кипр. Почему бежала – не очень понятно. То ли она была замешана в убийстве Сикея, то ли ее саму после смерти мужа должны были принести в жертву. Но и с Кипра Дидона опять бежала – в Северную Африку, похитив на Кипре 80 девушек.

Даты основания Карфагена Дидоной называют разные – и 814-й, и 823-й, и 824-й год до Р.Х. При появлении в Карфагене Энея Дидона тут же влюбилась в героя, а он в нее. Афродита, по своей обычной склонности помогать влюбленным, готова способствовать роману. Но Зевс назначил Энею другую судьбу! Он посылает бога Меркурия с приказом Энею: немедленно отплыть в Лациум! Сам Эней тоже знает – он должен жениться на дочке царя аборигенов, чтобы его потомки положили основание Риму.

Увидев на горизонте паруса флотилии сбежавшего Энея, Дидона то ли бросается на меч, то ли живой восходит на погребальный костер. По крайней мере, римляне передавали проклятия, которые шлет Энею Дидона со своего костра…

Эней же после новых приключений и общения с тенью своего отца Анхиза (тень предсказывает великое будущее и самому Энею, и основанной им Римской державе) приплывает в Лациум. Там он убивает жениха дочки царя Лация, Турна, женится на этой самой Лавинии и становится царем аборигенов – как ему и велел Зевс.

Эней царствовал три года, после чего то ли был убит, то ли утонул в священной реке Нумикии, то ли был живым вознесен на небо и стал богом Индигетом. А сын Энея от Лавинии, Асканий, основал город Альба-Лонгу (Alba Longa). Было это около 1152 года до Р.Х.[12 - Ильинская Л. С. Этнические и культурные контакты Западного и Восточного Средиземноморья в Микенскую эпоху: Сицилия и Эгеида. – М.,
Страница 7 из 14

1983.].

В этой истории, конечно, невероятно много сказочного. Не говоря ни о чем другом, даты совершенно не сходятся. Если Карфаген основан Дидоной в 814 году до Р.Х., а умерла Дидона в 760 году до Р.Х., сколько же лет ей было ко времени романа с Энеем?! И как Асканий основывал Альба-Лонгу почти за 400 лет ДО романа его отца с Дидоной?!

Это только один и даже не самый яркий пример несуразностей, которые постоянно встречаются в мифах. В Греции показывали как минимум три могилы Геракла. У Энея тоже было как минимум пять могил, разбросанных по всей Италии.

Греческий историк Дионисий Галикарнасский, современник Юлия Цезаря, писал: «Некоторых смущает, что повсюду рассказывают о могилах Энея и показывают их».

Хотите посмеяться над римлянами? Но как же тогда быть с как минимум тремя могилами Ильи Муромца? С тремя версиями его биографии? Как быть с множеством разных версий биографий любого из богатырей? Да так и быть: всякая история всегда начинается с мифологии. Ее рассказывают как миф, никто не заботится о точности и правдивости повествования. Потом точность и правдивость уже начинают волновать… Но ранняя история народа неизбежно остается прибежищем мифов. Лишь постепенно складывается четкое летописание. И то долгое время даты неточны, реальные исторические деятели мифологизируются, о них рассказывают, как о героях мифов.

Настанет день, и римляне начнут критически относиться к мифам своей ранней истории… Примерно как мы начинаем критически изучать Рюрика и его эпоху.

Собственно, мы и знаем мифы об Энее и Лации именно из поздних римских книг, II века до Р.Х. – II века по Р.Х. Эти противоречащие друг другу, порой вопиюще нелепые мифы записывали ученые, умные люди. Они их записывали, а потом критиковали, сравнивали, изучали…

В точности как былины известны ровно потому, что нашлись городские умники, которые их записали… А записав, начали сравнивать с летописными преданиями, беспощадно критиковать и изучать.

Исторические мифы долгое время позволяли хранить память о временах, когда еще не было письменности. В Риме самые ранние надписи на латинском языке относятся к 510–500 годам до Р.Х. Мифы гораздо древнее.

На Руси достоверные письменные источники датированы Х веком.

Мифы стали способом помнить свою историю и без письменности. Память эта неточная? Неопределенная? Но ведь и в письменной истории возникает множество разных версий одного и того же события. В устной традиции таких версий больше, как и всякого рода неточностей, но это уже второй вопрос.

И после появления письменности мифы позволяли видеть своих предков и свое прошлое так, как этого хочется живущим позже. Римляне верили, что герои древности происходят от богов, а вместе с ними и их потомки. Считалось, что сын Энея (и внук Афродиты) Асканий принял имя Юл и сделался основателем рода Юлиев. Избранный в консулы в 186 году до Р.Х. Марк Ацилий Глабрион считал себя прямым потомком Энея, а тем самым Афродиты и ее отца, верховного бога Зевса.

Но и этого мало! Зная будущее, римляне очень успешно объясняли и прошлое. Дидона с погребального костра сыплет проклятиями вслед изменщику Энею? Вот они, корни вражды Рима и Карфагена, задолго до Пунических войн.

Скандинавские вожди тоже происходили от Одина – не хуже, чем Марк Ацилий Глабрион происходил от Зевса. И русских князей уже в самые что ни на есть христианские времена называли потомками богов. И вещего легендарного певца Бояна называли «велесовым внуком».

Христианам происходить от богов не подобает, постепенно Русь перестала происходить от мифологических существ. Но и христианам мифы рассказывали как раз о таких предках, которых они хотели бы иметь: о сильных, умных, удачливых, святых, замечательных.

И даже уже в летописях древнерусские люди «разбирались» друг с другом, сочиняя возвеличивающие их и принижающие врагов мифологические сюжеты.

В мире мнений и суждений

Об одном и том же событии и об одном и том же историческом деятеле разные народы и даже отдельные люди могут иметь совершенно разные мнения.

Изучать историю – значит изучать и события прошлого, и представления об этих событиях разных народов и государств, ученых и вообще самых разных людей.

Поэтому история – это и строгое научное знание о том, «как это было»; и мнения различных ученых; и представления людей о самих себе, о своих предках и о важных исторических событиях.

Разумеется, факты истории можно использовать для любой пропаганды. Например, американский историк Ричард Пайпс считает, что в России всегда жили очень бедные и очень жестокие люди, а государство не считалось с ними и тоже было чрезвычайно агрессивным и жестоким.

Этому находятся причины: на Руси очень бедная природа – намного беднее, чем в Европе. Славяне – народ с жестоким и грубым характером, они любят грабить и убивать. Кроме того, славяне взяли христианство в Византии – а потому у нас не развивался «аналитический разум», как на Западе, и утверждалась жестокая верховная власть. В XIII веке нас завоевали монголо-татары, они навязали нам азиатское общественное устройство.

По всем этим причинам в России не было и нет оснований для демократии. В России всегда будет колоссальная нищета и злоба, люди будут необразованные и тупые, а государство жестоким и деспотичным.

Конечно же, это не объективное научное мнение, а пропаганда: представление России и русского народа такими, какими их удобно видеть нашим врагам.

От мифологии – к науке

В Древней Греции показывали сразу три могилы Геракла. На Руси – сразу три могилы Ильи Муромца, и это никому не мешало. Долгое время никто не задавался простым вопросом: зачем одному Гераклу или одному Илье Муромцу так много могил?!

Но рано или поздно историки (и все общество) стараются разделить фантастические истории о приключениях людей и богов и реальную историю.

В рассказах Гомера боги непосредственно участвуют в истории. Жил он, скорее всего, в VIII веке до Р.Х.

Спустя четыре века греческий историк Геродот (около 484 – около 425 года до Р.Х.) еще вполне серьезно писал о способности скифов превращаться в волков и про человечков с глазами и ртами на груди.

Вот его младший современник Фукидид (455–411) уже намного более доказателен и научен.

Римские и греческие историки II–I веков до Р.Х. сомневаются в достоверности сказаний предков, пытаются найти реальные события, скрывающиеся за мифологической завесой. Диодор Сицилийский (90–30 годы до Р.Х.) уже пытается писать историю объективно – то есть независимо от пристрастий отдельных людей или правителей.

В ХIХ веке великий немецкий ученый Леопольд фон Ранке (1795–1886) сказал: «Надо восстанавливать все, как это было».

История стала наукой. В истории и сегодня есть мифы, есть прославление «своих» – пропаганда. Но мы отделяем знания от пропаганды и мифов.

Как же изучать летописи, или О критике внешней и внутренней

Тот же Леопольд фон Ранке заложил основы внешней и внутренней критики источника.

Внешняя критика – это определение подлинности источника. Вот перед нами ломкий листок желтоватой бумаги с выцветшими полупонятными значками. Что это – подлинный документ или подделка? Кто его автор, когда и кто его написал? С какими целями? Что происходило с этим ломким листком
Страница 8 из 14

исписанной бумаги после того, как его исписали значками?

Если документу нельзя верить, какой смысл извлекать из него какую бы то ни было информацию?

Слишком большое желание совершить сногсшибательное открытие в сочетании с некоторым невежеством и пренебрежением критикой источника приводят к таким, например, случаям:

«22 сентября 2012 года на сайте «Академии Тринитаризма» было опубликовано письмо Артема Борисовича Каракаева с просьбой сказать, что и на каком языке написано на камне, фотография которого приводится на рисунке 1[13 - См.: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02111157.htm]. Камень этот, по словам Артема Борисовича, найден в лесу неподалеку от д. Урицкое, что находится в 30–35 км от гор. Великие Луки. Неподалеку от места находки протекает река Ловать, по которой, как говорят летописные источники, проходил путь «из варяг в греки».

Подробно изучив транскрипцию и транслитерацию «консонантно-вокалического» текста, автор публикации в Интернете серьезно сообщает: «В тексте найдено 17 букв, в том числе 4 гласные А, Е, И, О. 10 графем можно отнести к кириллице: Б, Е, Z, S, I, О, П, Р, С, Т. 9 графем можно отнести к классическому греческому алфавиту: дельта, Е, Z, I, О, П, Р, С, Т.

Знаки, изображающие буквы В, К, М, Х и А без перекладинки, есть в архаических греческих алфавитах и были замечены в этрусских, венетских, пунических текстах. Буква А с черточкой вверху и перекладинкой внутри, а также графема L характерны для латинского письма. Согласно Ф. Воланскому, две вертикальные черточки означают старинную русскую букву К, а раньше такая графема встречалась в венетских текстах. Таким образом, мы видим, что при написании эпитафии использовался смешанный алфавит, включающий в себя как знаки кириллицы (Б), так и знаки греческого архаического алфавита, а также две латинские графемы.

Выводы

1. Надпись на камне является эпитафией.

2. Язык надписи диалектный русский.

3. Алфавит смешанный, включающий в себя знаки кириллицы, архаического греческого и латиницы»[14 - http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02111158.htm].

Дальше автор – и не стыдно ему – предлагает свой перевод:

1. ЛЕТОСЬ ДРАЛИСЬ на МЕ-

2. ЖЕ, ПАВЕТКИ: ЛЕТОСЬ ЛИХОДЕ-

3. И на ОПУШКЕ ЛЕСА СЕКОМ УБИЛИ, ГОРЕ МНЕ,

4. ЛАСУ. СЫН любил ЦЕЛОВАТЬСЯ И ЛАСКАТЬСЯ.

5. ЛИЛИСЬ СЛЕЗЫ, ЛИЛИСЬ.

6. БОГ ЛИЛ.

Что хорошо в Интернете – это то, что любую информацию в нем нетрудно найти. Сногсшибательное открытие сверхдревней письменности и гениальный перевод нашли своих читателей. И вот что пишет один из них: «Я тоже попытался расшифровать надпись. И вот что у меня получилось:

«Тут покоится скромная женщина Хая-Фейга бат Ицхак. 20 нисана 5880 (8 апр. 1920)»[15 - http://ostseer.livejournal.com/3777364.html].

Для того чтобы прочитать текст, написанный на идиш, потребовалось немногое: перевернуть могильный камень. Авторы же прочтения текста на «смешанном алфавите» читали его вниз головой.

Очевидно, что никакой информации об истории Древней Руси из этого текста не извлечешь – он не прошел внешней критики.

Вот если бы прошел, необходима была бы внутренняя критика источника. То есть критика сведений, которые сообщает источник. Нельзя же принимать на веру все, что написали в любой летописи!

Если и правда принимать ВСЕ, то придется выяснять, от кого же из богов происходили Лаций и Эней, да и половина скандинавских вождей-конунгов. И даже более поздние тексты отражают не только объективные факты, но и оценки, мнения, попытки истолковать факты в удобную или полезную сторону. Одним словом, источники врут и по большей части неосознанно. Каждый летописец рассказывает о фактах так, как это будет «лучше» для его города, племени, князя, общественного класса, политической группировки.

Необходимо оценить достоверность содержащейся в историческом источнике информации. Для этого нужно сравнить все возможные копии, варианты, редакции, издания летописи. Нужно выявить различия в трактовке фактов и попытаться понять, почему возникали различия.

Нужно найти другие источники, на других языках и написанные в других землях, но повествующие о том же самом.

С помощью такой работы можно получить даже информацию, которой непосредственно в источнике нет. Например, древнерусские летописи позволяют ясно увидеть соперничество двух центров Руси: Киева и Новгорода.

«В русской исторической литературе XI в. существовали и боролись между собой два взгляда на происхождение Русского государства. Согласно одному взгляду, центром Руси и собирателем славянских земель являлся Киев, согласно второму – Новгород»[16 - Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания, былины, летописи. – М.: Наука, 1963. – С. 193.].

Причем в политической традиции Древней Руси Новгород был все же «старшим братом». Князья Киева – это в той же степени и новгородские князья, но начинают-то они все с Новгорода! Начиная с полулегендарного Олега и Игоря, все они начинали как новгородские князья. А Олег и Игорь – это просто новгородские князья, захватившие власть в Киеве, – и только. Даже еще княгиня Ольга родом с Севера: дочь перевозчика на реке Великой, у Выбутской веси, близ города Плескова.

А соперничество видно уже по рассказу о том, кто княжил на Руси до Рюрика…

Как князя «обозвали» перевозчиком

Киевляне считали, что в их городе до династии Рюрика были свои, местные, князья: Кий, давший имя городу, его братья Щек и Хорив, а также сестра их Лыбедь. По легенде, каждому брату принадлежало особое поселение на одном из киевских холмов, это потом они слились в единый город.

Летописец передает эту легенду и называет Кия князем, но оговаривает: «Некоторые же говорят, что Кий был перевозчиком; был-де тогда у Киева перевоз с той стороны Днепра, отчего и говорили: «На перевоз на Киев». Если бы был Кий перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду; а этот Кий княжил в роде своем, и когда ходил он к царю, то говорят, что великих почестей удостоился от царя, к которому он приходил…Кий же, вернувшись в свой город Киев, тут и умер; и братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались.

И после этих братьев стал род их держать княжение у полян, а у древлян было свое княжение, а у дреговичей свое, а у славян в Новгороде свое».

Что это за поход Кия к «Царьграду», то есть к Константинополю, от какого императора Византии он удостоился почестей, история умалчивает. При раскопках Киева не раз находили значки федератов, то есть вождей – союзников Византии. Но какое отношение эти значки имеют к летописному Кию – не ясно. И имеют ли вообще.

Летописец полагает, что «род братьев» и после них продолжал «держать княжение» у полян. Ян Длугош, польский историк XV века, писал еще более определенно: «После смерти Кия, Щека и Хорива наследники по прямой линии, их сыновья и племянники, много лет господствовали у русинов, пока преемственность не перешла к двум родным братьям Аскольду и Диру».

Отметим, что Ян Длугош писал по-латыни, но хорошо знал русинский язык, и в своих высказываниях он обычно очень точен.

В существование Кия, Щека и Хорива верят не все. Некоторые ученые давно предположили, что «первые киевские князья» – это просто легендарное объяснение причин, почему раньше на территории Киева было несколько разных поселений. Вот откуда взялось несколько разных поселков – это все города разных князей.

Но были эти князья в реальности или
Страница 9 из 14

только в народном воображении, старая легенда обосновывала древность города и его самостоятельность.

Новгородцы же думали иначе. В новгородских летописях этого самого загадочного Кия уже не предположительно, а всерьез называли перевозчиком. Не оговаривая, почему вероятнее его княжеское происхождение, не упоминая о почестях, полученных от императоров Византии.

Новгородская летопись в отличие от «Повести временных лет» упоминает и еще одну версию – о том, что Кий был «ловцом», то есть охотником, и рассказывает о совершаемых им языческих обрядах.

В других новгородских текстах Кия и его братьев Щека и Хорива представляли как лютых разбойников, которых князь в Новгороде заточил в темницу. Потом князь сжалился, отпустил их, а разбойники сбежали на Днепр, где основали Киев[17 - Полное Собрание русских летописей. Т. XXVII. – М.—Л.: Наука, 1962. – С. 158–159.].

Ни историки ХIХ века, ни их современные коллеги не хотят принимать этой версии всерьез. Соловьев называет летописную историю «сказкой», которая произошла от смешения двух преданий – об основании Киева и о первых варяжских князьях его[18 - Соловьев С.М. Сочинения: в 18 книгах. Кн. I. – М.: Соцэкгизиздат, 1988. – С. 297.].

Фроянов полагает, что новгородцам здесь отказало «чувство меры» и что это – всего лишь «обидный для киевлян навет»[19 - Фроянов И.Я. Мятежный Новгород. Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX – начала XIII столетия. – СПБ.: Изд-во СПБ университета, 1992. – С. 4.].

Это не первый случай, когда современные историки лучше предков знают, что же те имели в виду. Откуда у них, у современных, такая уверенность? Ведь Кий, Щек и Хорив (Да! Еще и загадочная Лыбедь) мелькают в летописи однократно и непостижимо. Откуда появились? Бог весть. Куда исчезли? Неизвестно. Нет в Киеве Щековой могилы, не сидели на престолах потомки Хорива, неизвестны бояре, кичившиеся происхождением от Лыбеди.

Если эта четверка не придумана – они могли быть решительно кем угодно, в том числе и разбойниками.

И почему не могли эти славянские князья происходить из Новгорода? Если Олегу и Игорю можно, почему этим нельзя?

Но как бы ни было, а в этих летописных сказаниях – и где Кий хороший, и где он разбойник – четко прослеживается соперничество Киева и Новгорода. Прямо о нем не писали, но мы это соперничество видим.

Летописи бывшие и не бывшие

Мы не всегда даже знаем, существовала ли какая-то летопись или ее никогда не было. Особенно загадочна такая «Иоакимовская летопись»… Дело в том, что самой летописи этой, как принято говорить, «никто никогда не видел». О ее существовании мы знаем исключительно из сочинений историка ХVIII века Василия Никитича Татищева: собирая по городам и монастырям древние русские книги, историк обратился к своему родственнику – архимандриту Бизюкова монастыря Смоленской губернии Мелхиседеку Борщову.

В мая 1748 года Борщов прислал три тетради, принадлежавшие некоему монаху Вениамину, «который о собрании русской истории трудился, по многим монастырям и домам ездя, немало книг русских и польских собрал».

Татищев сообщает, что «сии тетради видно, что из книги выняты, по разметке 4, 5 и 6-я, письмо новое, но худое, склад старой смешанной с новым, но самой простой и наречие новгородское».

Сам Мелхиседек умер в сентябре 1748 года. Попытка Татищева найти Вениамина не увенчалась успехом: монаха Вениамина никто никогда не видел, а некий монах Бизюкова монастыря сказал Татищеву, что тетради принадлежали самому Мелхиседеку и что он привез их из Сибири.

Изучая заветные тетрадки, Татищев пришел к выводу, что у него оказался текст летописи, написанной в начале ХI века: «Между такими неведомыми Нестору и забвенными историками есть Иоаким, первый епископ новгородский, о котором хотя нигде, чтоб он историю писал, не упоминается, но это не дивно, ибо видим других многих»[20 - Татищев В.Н. История Российская. Собрание сочинений: В 8 т. Т. I. – М.—Л.: Наука, 1962.].

Вывод о том, что именно Иоаким Новгородский – автор летописи, сделан потому, что повествование о крещении Новгорода ведется от первого лица как участника событий. Убедительно? Было бы намного более убедительно, если бы мы видели саму рукопись. А так ее нет, есть только текст выписок, сделанных Татищевым. Причем текст оригинала нигде не воспроизводится дословно. Татищев только пересказывает своими словами те места «Иоакимовской летописи», которые расходятся с данными «Повести временных лет», или дополняет эту самую известную летопись. Таких расхождений очень много, масса событий в свете «Иоакимовской летописи» выглядит совершенно иначе… Знать бы еще, что она подлинная!

Споры о достоверности тетрадей начались буквально с момента публикации, еще при жизни В.Н. Татищева. Князь М.М. Щербатов не сомневался, что тетради никогда не существовали, а текст летописи – сочиненная Татищевым фальшивка.

Н.М. Карамзин даже полагал, что Татищев так пошутил, на самом деле он даже и сам не думал о подлинности того, что публикует.

Более расположенные к Татищеву историки, например Е.Е. Голубинский, верили в существование рукописи, но считали ее сборником «церковных легенд». Другие говорят о разных «исторических легендах», которые ходили в образованном обществе ХVIII века, – их-то Татищев и опубликовал под видом найденной летописи.

Единственный из крупных историков, С.М. Соловьев, отзывается о находке Татищева иначе: «Свод летописей Татищева, в подлинности которых нет основания сомневаться». Другие предполагали, что Иоаким ли автор или нет, неведомо, но что писал эту летопись некий современник крещения Руси.

Со временем установилась традиция: ссылаться на «Иоакимовскую летопись», но со множеством оговорок. Фактически ее используют, но только для того, чтобы подтвердить свое мнение по какому-то поводу. То есть как бы признают ее и не признают одновременно.

А информация «Иоакимовской летописи» время от времени подтверждается! В том числе подтверждается и археологией. Татищев писал, что в Киеве был построенный Ольгой христианский храм и что Святослав его разрушил. Другие летописи вроде подтверждают, что храм Ильи-пророка в Киеве был и что основала его княгиня Ольга. Но о разрушении храма ничего не пишут, и вообще у них нет никакого конфликта Святослава и Ольги. Святослав выступает везде как почтительный сын, который добровольно предоставляет Ольге править, пока сам он с дружиной воюет… И писали, что быть христианами он не мешал, только смеялся над своими дружинниками, принимавшими христианство…

«Иоакимовская летопись» заставляет посмотреть менее идиллически и на отношения в семье князей, и на раннюю историю христианства: получается, что Святослав не просто так воевал, стараясь как можно меньше быть в Киеве… Что Ольга просто не отдавала ему власть. И что шла напряженная борьба христианства с язычеством.

Так вот: раскопки в Киеве показали, что «постамент идолов киевских языческих богов, поставленный в самом центре княжеского Киева, был вымощен плинфой и фресками христианского храма, разрушенного до 980 года». Значит, были христианские храмы, которые разрушили, и уже Владимир в 980 году использовал их строительный материал, создавая свое капище – пантеон языческих божеств. «Иоакимовская
Страница 10 из 14

летопись» подтверждается![21 - Боровский Я.Е. Мифологический мир древних киевлян. – Киев: Наукова думка, 1982, с. 47–48; Килиевич С.Р. Детинец Киева. IX – первой половины XIII в. – Киев: Наукова думка, 1982. – С. 57; Козак Д.Н., Боровский Я.Е. Святилища восточных славян // Обряды и верования древнего населения Украины. – Киев: Наукова думка, 1990. – С. 92–93.]

Есть упоминания и о христианской общине Новгорода… «Иоакимовская летопись» рассказывает о том, что воевода Владимира, Добрыня, ВТОРИЧНО крестил Новгород, предавая его мечу и пожару, по всем правилам гражданской войны.

А раскопки В.Л. Янина нашли нательный крестик в слоях 972–989 годов! Сам факт находки подтверждает информацию летописи о христианской общине Новгорода ДО крещения 988 года. Отдельно лежащий крестик, с которым обладатель не должен был никогда расставаться?! Значит, христианина убили или силой сняли с него крест, забросили в грязь.

Раскопки вокруг церкви Преображения В.Л. Янин и начал, чтобы проверить правдивость текста «Иоакимовской летописи». И выяснилось: в 989 году на месте сгоревших домов были построены новые. В пожарищах домов найдены клады серебряных монет не моложе 989 года. Клады? Значит, сокровища прятали. Клады не вынули? Значит, хозяева кладов были убиты…

Рассказ «Иоакимовской летописи» о поджоге города Добрыней, о резне, о подавлении восстания получает полное подтверждение. Янин датирует «Иоакимовскую летопись» не ХI, а ХV веком, но приходит к выводу: «наличие в повести отдельных реалистических деталей, находящих археологическое подтверждение», «позволяет считать, что ее возникновение в середине XV века опиралось на какую-то достаточно устойчивую древнюю традицию»[22 - Янин В.Л. Летописные рассказы о крещении новгородцев (о возможном источнике Иоакимовской летописи) // Русский город (исследования и материалы). – М.: Наука,1984. – Вып. 7; Янин В.Л. Крещение Новгорода и христианизация его населения // Введение христианства у народов Центральной и Восточной Европы. Крещение Руси. – М.: Наука,1987; Можейко И. Миг истории. – Вокруг света. – 1987. – № 7. – С. 32.].

«Иоакимовская летопись» пишет про «Мост Великий» через Волхов… В 2005–2006 годах в Великом Новгороде велись подводные раскопки с целью выявить остатки этого «Великого Моста»… Пока удалось обнаружить опоры моста ХIII – ХIV веков, но, похоже, были сооружения и древнее…

Так как же быть с подлинностью «Иоакимовской летописи»?! Скажу откровенно – не знаю. И никто наверняка не знает. Может, и правда Татищев писал отсебятину, опираясь на народные легенды… Они бывают на удивление точными, как мы уже видим на примере былин.

Введение третье, в котором выясняется, что же рассказано о Рюрике

Летописи пишут о Рюрике до обидного мало. Об этом основателе Руси почти ничего не известно, кроме чисто внешних, формальных сведений. Взял власть… подавил восстание Вадима Храброго… Не в Новгороде, так в Приильменье, не в 862-м, так в 864 году (летописи дают разные даты). Еще при жизни Рюрика его государство начало расширяться. Кроме земель Приильменья и Ладоги, Рюрику стали подчиняться кривичи, жившие на Западной Двине, – их столицей был город Полоцк. Рюрик покорил финно-угорские племена мурому со столицей в городе Муроме и меря со столицей в Ростове.

Но нам не известно, как выглядел Рюрик, были ли у него ранения и шрамы, любил ли он смотреть на луну или на закат, какую еду он предпочитал, и даже не знаем, с каким оружием предпочитал ходить в бой. Нам не известно, чьим сыном и внуком был Рюрик. Мы не знаем, сколько было у Рюрика жен и детей. Летописи чаще всего сообщают только об одном сыне – Ингваре-Игоре; но, согласно одной из летописей, Рюрик имел нескольких жен, и матерью Игоря была норвежская княжна Ефанда. В русско-византийском договоре 944 года упомянуты племянники Игоря – Игорь и Акун. Значит, у князя Игоря были братья и сестры?.. Но и о них мы не знаем решительно ничего. Мы не знаем, дети ли это Рюрика или более дальние родственники.

Кто такой Рюрик и как он появился на Руси – спорят до сих пор. Но практически все дореволюционные историки были согласны с тем, что «призвание первых князей имеет великое значение в нашей истории, есть событие всероссийское, и с него справедливо начинают русскую историю»[23 - Соловьев С.М. Сочинения: в 18 книгах. Кн. I. – М.: Соцэкгиз, – 1961. – С. 123.].

Спор велся о частностях: в основном о том, как было дело, да о конкретной дате начала русской истории.

Убежденный монархист Н.М. Карамзин полагал, что «начало Российской Истории представляет нам удивительный и едва ли не беспримерный в летописях случай: …Самовластие …утвердилось с общего согласия граждан»[24 - Карамзин Н.М. История Государства Российского. Т. 1. – М.: Наука, 1989. – С. 93.]. Он относит возникновение России к очень конкретной дате – 864 году. Именно тогда, если верить легенде, скончались братья Рюрика, Синеус и Трувор, и Рюрик, «старший брат, присоединив их области к своему княжеству, основал Монархию Российскую»[25 - Там же. – С. 95.].

В.О. Ключевский годится Карамзину даже не во внуки – в правнуки. Он родился (1841) через пятнадцать лет после смерти Карамзина (1826). Дитя совсем другой эпохи, В.О. Ключевский критически относился к идиллическому призванию варягов. Он полагал, что «летописная сказочка о добровольном призвании варягов» должна была «прикрыть факт разбоя и узурпации», и соглашался с «обычной» датой – Русь началась с 862 года, с года воцарения Рюрика в Новгороде.

Н.М. Карамзин верит в легенду и нежно относится к монархии.

В.О. Ключевский в легенду не верит, к монархии относится критически.

Но и В.О. Ключевский полагал, что появление варяжских княжеств послужило толчком для создания «первой формы русского государства» – Великого княжества Киевского[26 - Ключевский В.О. Сочинения: В 9 т. Т. I. – М.: Наука, 1987. – С. 156.].

Тут только руками разведешь: до Киевской Руси были варяжские княжества (то есть государства на Руси). Они дали толчок для создания Киевского княжества. Но не они, не варяжские княжества, были первой формой русского государства – первым был все равно Киев, и основал государство Рюрик… Хотя захватил Киев не Рюрик, а Олег, и не в 862, а в 882 году.

О некоторых деяниях Рюрика пишется довольно подробно, но все они не выдерживают внутренней критики источника.

Рассказывается, например, о восстании против Рюрика новгородцев: «В лето 6372… оскорбишася Новгородци, глаголюще: «яко быти нам рабом, и много зла всячески пострадати от Рюрика и от рода его». Того же лета уби Рюрик Вадима Храброго, и иных многих изби Новгородцев съветников его».

Все это очень увлекательно, но только вот написать о восстании новгородцев можно только ПОСЛЕ того, как появляется Новгород. Никакие новгородцы при всем желании не могли бы восстать ДО того, как город был основан. А появился Новгород ПОСЛЕ Рюрика…

Дело в том, что писалась та летопись спустя века после событий. Для летописца Новгород давным-давно БЫЛ и была традиция – считать Рюрика новгородским князем.

В результате позднейший летописец (а они по отношению к Рюрику все до единого «позднейшие») странно сложил смутную память о каком-то восстании, и знакомые ему реалии. Возможно, смешал вообще не связанные друг с другом события.

О Рюрике повествует поэма «Задонщина»: «Той бо вещий Боян,
Страница 11 из 14

воскладая свои златыя персты на живыя струны, пояше славу русскыим князем: первому князю Рюрику, Игорю Рюриковичу и Святославу Ярославичу, Ярославу Володимеровичу…»[27 - Задонщина: Сборник (Задонщина. Летописная повесть о побоище на Дону. Сказание о Мамаевом побоище). – М.: Худлит, 1982.].

Но «Задонщина» писалась в ХIV веке, спустя 10 веков после «призвания Рюрика». Так мы можем писать летопись или сказание про времена Ивана Грозного.

Невнятных мест в летописи столько, что еще в ХIХ веке предположили: может быть, Рюрика вообще никогда не было? Может быть, такого предка задним числом придумали члены династии, захватившей власть на северо-западе Руси? А то ведь человек упоминается, а о нем решительно ничего не известно.

В ХIХ веке драматург, искусствовед, театральный деятель и историк Степан Александрович Гедеонов (1815–1878) предположил, что Рюрик – вовсе не имя отдельного человека. Это – родовое прозвище Ререк, то есть Сокол. Гедеонов почему-то думал (источники об этом ничего не сообщают), что такое имя, вроде фамилии, носили все взрослые мужчины правящей династии племени ободритов. Соколы – и все.

То есть Рюрик, получается, это вообще не человек, а некое собирательное название верхушки племени или клана родственников. Это несколько князей, целый родственный клан, и всех этих людей «слепили» под одним именем. Благо разворачивается история Рюрика долго, можно предположить и участие многих людей под одним именем.

Мы знаем так мало, что можно придумывать разные, даже совершенно детективные версии.

Вот Валентин Иванов предполагает, что Рюрик – это западный славянин, которого поймали и заставили себе служить викинги. Путей ему два: в рабы, вычерпывать воду со дна ладьи-драккара, или быть проданным на торжище. Другой вариант – попасть в экипаж драккара, быть принятым в дружину. Если он хотя бы раз возьмется за весло драккара – он уже свободный человек, соратник викингов…

Во время сражения отряд викингов понес большие потери, а пленник молод, здоров, и его не успели заклеймить… В результате вождь-конунг командует: «Полезай на скамью!» Ладья идет на восток, славяне и угорские племена биармов останавливают нашествие викингов, западный славянин Рериг очень вовремя убегает от викингов, прибивается к восточным славянам и уходит служить славянскому князю в Ладогу…[28 - Иванов В. Повести древних лет. – Екатеринбург: Каменный пояс, 1993.]

А что? Вполне вероятная версия, за исключением одной, хотя и важной, детали: Ладога в IХ веке не была славянским городом, и вообще в Приладожье тогда совсем не было славян. А остальное все – вполне реалистично.

Реальность – это не твердо установленный факт, а недосказанное предположение, вероятно, не лишенное литературного вымысла. Но ведь выдумки не всегда претендуют на то, чтобы их принимали за истину. Когда Валентин Иванов выдумывает именно такого Рюрика, – он как-то и не претендует на то, что отразил истину в последней инстанции, изобразил Рюрика с натуры. Если даже кто-то примет фантазию писателя за настоящее научное открытие – это будут уже его проблемы. Это будет тот самый случай, когда на вопрос об исторических источниках человек серьезно отвечает:

– А в книжке написано!

А если на уровне бреда?

Но историки ХIХ века, как и Валентин Иванов, были ограничены, во-первых, своим серьезным отношением к предмету. А во-вторых, образованием и серьезным отношением к своим читателям. Современные потребители Интернета не ограничены ни тем, ни другим. В результате в Интернете можно найти вот такой текст[29 - http://www.mystic-chel.ru/sng/russia/208.html]: «Рюрик родился приблизительно в 806–807 гг. в г. Рерике, в семье Годолюба (Годольба), князя славян-рарогов (ререгов). Рароги входили в большой племенной союз ободричей, занимавшихся хлебопашеством, ремеслами и торговлей. Матерью Рюрика была Умилена, средняя дочь новгородского князя Гостомысла». У первенца, родившего в подобной семье, обеспеченное будущее было практически в кармане, но «его величество случай» перекраивает человеческие судьбы на свой манер.

В 808 году город Рерик захватывает датский король Готфрид и казнит Годолюба. Умилена вместе с Рюриком бежит из города. Теперь, кроме благородного происхождения и родового герба сокола-балобана, символа Огнебога, у Рюрика ничего не было (соколиная охота – популярная царская забава, ведет традицию именно от этого символа). Подобный факт наверняка оставил глубокую душевную травму в детской психике (возможно, эпилептические припадки в роду Рюриковичей имеют свое начало именно в этом событии). Одно можно сказать утвердительно – датчане стали кровными врагами Рюрика, об этом он помнил всегда. Вероятно, беглецы скрывались у своих родственников из соседних племен, не исключено, что и Гостомысл не был равнодушен к участи дочери и внука. В конце концов Умилена нашла приют где-то на территории франкского королевства. И имя Рюрика возникает на исторической арене спустя почти двадцать лет. Чем он занимался все эти годы? Может быть, готовил себя к будущей карьере – постигал воинское искусство и жаждал отомстить за своего отца. Все может быть.

И вот в 826 году Рюрик и его сводный брат Харальд появляются при дворе короля Людовика Благочестивого. Король обращает их в христианство и благословляет на борьбу с датчанами, тем самым подтверждая их право на владение отцовскими землями. Без особых усилий они возвращают себе отцовское наследство. Но стать владетельными феодалами им не удалось. В 829 году во франкском государстве начинаются междоусобные войны и новый передел земель. Территория, которой владели сыны Годолюба, переходит к одному из претендентов на королевский трон – Лотарю.

Подобный поворот событий и стал той причиной, по которой Рюрик и Харальд подались в варяги.

Год 843-й можно считать взлетом военной карьеры Рюрика. В составе огромной славяно-норманнской армады Рюрик и Харальд вели за собой большой варяжский отряд. Эта интернациональная армия взяла приступом Нант, Бордо, Севилью, Лиссабон, множество других городов и докатилась до Северной Африки. С огромной добычей дружина Рюрика вернулась домой. На острове Рюген он устроил свою хорошо укрепленную морскую базу, откуда и планировал дальнейшие походы.

В течение семи последующих лет имя Рюрика становится широко известным. Он принимает участие в первом штурме Парижа, в одном из очередных набегов погибает его сводный брат Харальд. В это время Рюрик уже женат на Ефанде, дочери норвежского короля, имеет несколько детей, старшим из них и наследником является Игорь. Воспитателем к нему приставлен брат жены – Олег, жрец и предсказатель из викингов. За что впоследствии и получил прозвище Вещий.

Рюрик, несмотря на свое христианское крещение, поклонялся своим древним богам, как Световиту, так и Одину, принося им многочисленные жертвы. И, судя по всему, боги были благосклонны к своему удачливому сыну.

В 850 году огромная эскадра в 20–22 тыс. воинов высадилась на берега Англии. Поход снова ознаменовался огромной добычей. Слава ходила за Рюриком буквально по пятам. В 854 году Рюрик основательно бьет своих кровных врагов – датчан, проводит рейд по скандинавским городам, подвластным датскому королю. Он захватывает земли в верховьях Рейна и Фридланд, тем
Страница 12 из 14

самым возвращая себе отцовское наследство. За этот военный поход он получает прозвище Ютландский.

К 860 году новгородский князь Гостомысл, будучи на пороге смерти, был озабочен поисками достойного преемника (очень актуальная проблема во все времена). Прямых наследников по мужской линии уже не было в живых, и Гостомысл боялся, что все созданное им может пойти прахом. Выбор его пал на Рюрика: во-первых он был внуком Гостомысла от средней дочери, во-вторых, знаменитым и опытным военачальником. На обращение к нему новгородского посольства: «…Земля наша велика и обильна, а наряда в ней нет – идите княжить и владеть нами…» (здесь: наряд – управление, руководство), Рюрик после недолгих раздумий согласился – он по примеру западных королей мечтал основать собственное династическое государство.

В 862 году Рюрик со своей дружиной пришел в Новгород. Сам Рюрик сел в Ладоге, а предводителей своих отрядов посадил в Белоозере и Изборске (некоторые исследователи считали, что он посадил в этих городах своих братьев Синеуса и Трувора, возможно, это просто лингвистическая ошибка). Почему же Рюрик не стал княжить в самом Новгороде? Вероятно, существовала какая-то договоренность с Гостомыслом, ведь у него был еще внук от старшей дочери – Вадим, которого оставили номинальным правителем Новгорода. Для Рюрика этот факт не имел особого значения, вся военная мощь была в его руках, тем более что Ладога была воротами торгового пути «из варяг в греки», и он контролировал весь товарный поток и соответственно пополнял собственную казну.

В течение двух лет Рюрик присоединяет к своим владениям Смоленск, Ростов, Муром – земли, которыми владел Хазарский каганат. Но в 864 году Вадим, видимо оскорбленный своим зависимым положением, поддерживаемый новгородскими боярами, купцами и волхвами, поднимает мятеж.

Волхвы особенно ненавидели Олега Вещего, который изменил формы поклонения языческим богам. Вместо давно заведенных ритуалов в среде ремесленников, торговцев и пахарей он внес более простой, но более жестокий стиль с многочисленными человеческими жертвоприношениями. Обычными для суровых варягов, проводивших всю свою жизнь в походах и войнах и строивших свои отношения с богами по принципу «ты – мне, я – тебе».

Восстание Вадима, именуемого в летописях Храбрым, было подавлено с особой жестокостью, «…того же лета уби Рюрик Вадима Храброго и иных многих уби новгородцев».

Покончив с внутренними врагами, Рюрик начинает создавать собственное государство. Грозный варяг обретает черты политического деятеля и рисует дальние перспективы, которые пытается достичь самыми различными методами».

Что сказать по поводу этого художественного сочинения? Только то, что оно не имеет никакого отношения к науке. Автор опирается на самую сомнительную трактовку истории Рюрикова, по Татищеву (о которой мы еще будем говорить), и на ее основе делает целую серию уже вовсе произвольных допущений – от «душевных травм в детской психике» до ненависти волхвов к жестокому Олегу. Писал бы он исторический роман – никто бы автору ничего худого не сказал, как Иванову. Беда в том, что автор пытается выдать свои выдумки за реальные факты.

Подобных «открытий» в Интернете содержится много. Если иметь предрасположенность к такого рода сочинениям, можно составить целую библиотеку творений, одно безумнее другого.

Недоуменные вопросы

Летописная история призвания Рюрика содержит несколько странностей, на которые не всегда обращают внимание… А стоит!

Во-первых, ведь в летописи ничего не сказано о призвании варягов. Варягов не призывают, они давно живут на Руси, владеют Приильменьем. Их прогнали, передрались между собой, и в летописи речь идет не о призвании, а о возвращении варягов.

Во-вторых, зовут вовсе не каких попало варягов. Летописец оговаривает, что есть варяги, которые называются шведы, норманны, англы и готландцы, но их-то никто не зовет. Зовут не просто варягов, а каких-то особых варягов, которые называются русь. Именно их, и только их.

В-третьих, обычно говорят, что варягов позвали славяне… Но переговоры о возвращении варягов-руси вели представители четырех племен, из которых два – финских, меря и чудь; одно словене ильменские – среднее между восточными и западными славянами, и только одно из четырех, кривичи, в числе тех двенадцати, которые называет Нестор. Одиннадцать из двенадцати славянских племен никаких варягов никогда не звали.

В-четвертых, – об это я уже писал – ни Рюрик, ни любой другой князь не мог бы «сесть в Новгороде» просто потому, что в 862 году Новгорода еще не было.

В-пятых, каким же это образом новгородцы стали людьми из варяжского рода, хотя до того были словенами? Что за удивительные изменения?

В-шестых, куда потом делись Трувор и Синеус? Где их потомки? Вот про Рюрика и Рюриковичей книги пишем, а где Труворовичи? Где Синеусичи?

И это только малая толика недоуменных вопросов, вызванных текстом «Повести временных лет». Про варягов придется говорить отдельно и много, а на один из вопросов попробуем ответить прямо сейчас – хотя бы самым приблизительным образом.

Таинственные Синеус и Трувор

Некоторые изводы «Повести временных лет» рассказывают о братьях Рюрика, Синеусе и Труворе. Говорится даже, где они княжили: Синеус на Белоозере, а Трувор – в Изборске.

Синеус никак не мог быть белозерским князем с 862 по 864 год, поскольку город Белоозеро существует лишь с Х века. Никаких признаков правления Трувора в Изборске тоже не найдено.

Потом «братья Рюрика» бесследно исчезают из летописей: сообщается, что через два года они дружно умерли. Потомков у них нет.

Академик Борис Александрович Рыбаков (1908–2001) считал, что имя «Синеус» – это искаженное «свой род» (sine hus на древнешведском языке), а «Трувор» – «верная дружина» (thru varing). То есть в переводе с древнешведского «Рюрик сине хус трувор» означает: «Рюрик с домом и дружиной». Не с двумя братьями пришел княжить Рюрик, а со своим родом и верной дружиной.

Но ведь в русской исторической традиции полагается говорить о трех братьях! Что и делается во всех учебниках и популярной литературе.

Введение четвертое, вводящее род Рюрика и его загадочных преемников

Аскольд и Дир

Начнем с Аскольда и Дира: возможно, они имеют к Рюрику самое прямое отношение. Летописец рассказывает, что эти двое «ближних людей» Рюрика в 866 году захватили Киев. То ли город был тогда без князей, без воинов, без охраны, то ли при одном появлении Аскольда и Дира потомки Кия со Щеком кинулись бежать… Во всяком случае, никаких сведений об обороне города, о сопротивлении нет. Ни о сопротивлении профессиональных воинов, ни о сопротивлении народа.

Летопись повествует о захвате Киева элегически просто: отпросились Аскольд и Дир в Константинополь «с родом своим» (видимо, наняться в армию Византии, не иначе). Ну, плывут они по Днепру и увидели на горе городок. Пристали и спрашивают: «Чей это городок?» Им же отвечают: «Были три брата, Кий, Щек и Хорив, которые построили град сей, да погибли, а мы сидим, род их, платим дань хазарам». Аскольд да Дир остались в граде сем, и многие варяги с ними вместе»[30 - Повесть временных лет // Начало русской литературы (IX– начало XII в.). – М.: Худлит, 1978. – С. 10.].

В общем,
Страница 13 из 14

валялся Киев на берегу Днепра, Аскольд и Дир его нашли и подобрали. Анекдот? Но так в летописи. При том, что в той же «Повести временных лет» черным по белому написано: после смерти Кия, Щека и Хорива их потомки княжили у полян. «И по сихъ братьи держати, почаша родъ ихъ княженье в Поляхъ».

«Повесть…» говорит о ближних боярах «Рюрика», а вот северные летописи Аскольда и Дира считают самостоятельными вождями дружин: «А князи в та лета бяху на Роускои земли; От Варяговъ 5 князеи, первому имя Скалдъ [то есть Аскольд], а дроугому Дир, а третьему Рюрик…»[31 - Псковские летописи. – М.: Наука, 2000. – С.10.]

В общем, варяжские князья множатся, и Рюрик – только один из многих.

И по новгородским летописям Аскольд и Дир никак не связаны с Рюриком. Они даже пришли на Русь, в Киев, еще до приглашения самого Рюрика[32 - Новгородская Первая летопись. – Л.: Наука, 1950.]. В Киеве они «назвались князьями», и пойди пойми, о чем речь: о самовольном провозглашении себя князьями, к чему летопись иронична, или о законнейшем превращении вождя бродячей дружины в князя после захвата города…

Северная летопись новгородского епископа Иоакима повествует о еще более увлекательных деталях, напрочь отсутствующих в других местах: о яростной борьбе за власть в Новгороде, бегстве части новгородской знати в 870-е годы от Рюрика к Аскольду. С этими историями, впрочем, коррелируется и рассказ «Повести…» о «бунте Вадима».

Именно это место подтверждает и другая летопись – «Никоновская»: поздний свод, составленный из не дошедших до нас рукописей.

А «Иоакимовская» рассказывает об истории Киева в правление Аскольда. Например, о походах Аскольда против печенегов и болгар, о гибели сына Аскольда в войне с болгарами. Рассказывается там и о походах против племен полочан и кривичей, причем ведь Рюрик, согласно «Повести временных лет», посадил у полочан и кривичей своих наместников! Но о войне Аскольда с Рюриком в «Повести…» нету ни слова. И вообще в «Повести…» сам Аскольд – это мятежный воевода Рюрика… Полное впечатление, что летопись недоговаривает, хотя и непонятно, почему.

Может, летописец упорно не хочет сообщать, что и помимо Рюрика на Руси были самостоятельные правители? Ведь летописи сводились воедино, составлялись в единый свод при прямых потомках Рюрика?

Двое или один?

Имена Аскольда и Дира тоже вызывают вопросы… Аскольда называют и Оскольдом, и Скольдом, и Скальдом… Скальдом?! Но это же не имя, это кличка или наименование скандинава, который умеет сочинять и петь стихи! Скальд – это сказитель, певец, поэт… В современном русском языке утвердилось кельтское слово «бард», но было такое же по смыслу и на Древней Руси – «боян». Скандинавское «скальд» несет тот же смысл. Невольно возникает вопрос: а может, у Скальда-Аскольда было еще и «настоящее» имя? А если так, то зачем летописец не называет его этим именем?

Дир же или Дирдь – буквально «зверь» на языке скандинавов – древних свеев. Тоже скорее всего кличка… А имя-то у него было?! А его зачем не называют? И кем он приходится Аскольду?

Рыбаков полагает, что «Дир» – это титул или прозвище князя (или воеводы?) Аскольда: «Личность князя Дира нам не понятна. Чувствуется, что его имя искусственно присоединено к Оскольду, потому что при описании их совместных действий грамматическая форма дает нам одиночное, а не двойное число, как это должно было бы быть при описании совместных действий двоих лиц»[33 - Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. – М.: Наука, 1993.].

А есть и прямо противоположная точка зрения, причем высказанная современниками Древней Руси – мусульманами: «Первый из славянских царей есть царь Дира, он имеет обширные города и многие обитаемые страны, мусульманские купцы прибывают в его землю с различного рода товарами»[34 - Гаркави А. Я. Из сочинений Абуль-Хасана Али ибн-Хуссейна, известного под прозванием Аль-Масуди (писал от 20 или 30 до 50-х годов X века по Р. X.) // Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца X века по Р. Х.). – СПб., 1870.].

Соседний с Диром славянский «царь» назван «Олванг». Вероятно, это Хельг или Олег… То есть арабский историк аль-Масуди знает несколько государств в Восточной Европе. Одно из них возглавляет Олег, другое – Дир. А про Аскольда арабский писатель просто не знает ничего.

Отметим – совершенно не факт, что Рюрик начал княжить, будучи ЕДИНСТВЕННЫМ князем славян.

А еще есть версия «коренных князей» Киева…

Есть ведь еще одна версия, согласно которой Аскольд и Дир вообще никакого отношения к Рюрику не имеют. Они – потомки коренной киевской династии, со времен Кия. Вероятно, прямые потомки самого Кия. По крайней мере, так думал Ян Длугош, а он очень редко ошибался.

В его трактовке Аскольд был полянским князем, потомком Кия. Он стал воеводой у князя Дира… Возможно, Аскольд сместил Дира с престола или наоборот… Ян Длугош, похоже, тоже пребывает в некотором недоумении: князей как бы и два, и в то же время один.

Или вот информация – тоже из Византии, – что Аскольд был крещен под именем Николая. Единственное сообщение об этом не подтверждается ничем, и можно думать все, что угодно.

Загадочный поход на «Царьград»

В «Повести…» сообщается, что в 866 году впервые Русь напала на Константинополь. Новгородская летопись датирует тоже самое событие совсем иначе: 874–875 годами. Чему верить? Или просто летописцы и в Киеве, и в Новгороде ошибались, привязывая событие к хронологической шкале «от Сотворения мира»?

Византийские источники указывают другой год: 860-й. В России принято считать именно эту дату «правильной», византийцам верят как-то больше. Но в России и сегодня говорят о «походе Аскольда и Дира» – при том, что византийцы знали только об одном предводителе похода, но по имени они его не называли.

Говорят и о «походе славян» – при том, что византийцы ясно писали про русов.

К тому же этот поход никак не первый: не позже 842 года, согласно «Житию Георгия Амастридского», византийские владения на Черноморском побережье Малой Азии уже подверглись нападению со стороны русов. В «Житии» автор подчеркивает, что русы, «как все знают», «губительный на деле и по имени народ», начав свои успешные военные действия «от Пропонтиды и посетив прочее побережье, достигли, наконец, и до отечества святого»[35 - Васильевский В.Г. Труды. Т. 3. Вып. 2. – СпБ.: Императорская Академия Наук, 1913. – С. 64.]. Как видно, русов к тому времени в Византии «все знали» – но откуда?! Неизвестно… Об этом нет никаких источников – ни византийских, ни русских.

Вот набег 860 года хорошо известен по византийским, европейским и древнерусским источникам. Наверное, на всех произвело сильное впечатление нападение на сам Константинополь… Источники расходятся, правда, в числе судов русов, называя их от 200 до 360. Но все согласны с тем, что русы появились на закате 18 июня 860 года. Нападение оказалось полной неожиданностью для жителей Константинополя. Со стороны Босфора и бухты Золотой Рог стена была невысокая, за пределами крепостных стен и на берегах Босфора проживало немало людей. Многие из них просто не успели убежать[36 - Временник Георгия Монаха (Хроника Георгия Амартола). – М.: Богородский печатник, 2000.].

Город был совершенно не защищен: император Михаил III во главе армии
Страница 14 из 14

и даже части гарнизона в начале июня ушел из Константинополя воевать с мусульманами. Весть о нападении руси застигла императора у Мавропотама (Черной реки). Большинство исследователей считают, что речь идет о реке Мавропотам в Каппадокии, в 500 км от Константинополя.

Византийский флот в это время тоже сражался с мусульманами и норманнскими наемниками в Эгейском и Средиземном морях.

Пустой город, без войска, но войти в пределы городских стен русы не смогли. С вечера они начали грабить пригороды Константинополя, захватывать разбегающихся в панике людей. Этим они занимались и всю ночь. Если русов хорошо знали на Черноморье, то жители столицы Византии даже не представляли, кто именно напал на них. Называя напавших «народом с севера» и «народом от краев земли», византийцы не вносили большой ясности.

Патриарх Фотий описал действия русов, которые он считал карой Всевышнего за грехи ромеев: «Можно было видеть младенцев, отторгаемых ими от сосцов и молока, а заодно и от жизни, и их бесхитростный гроб – о горе! – скалы, о которые они разбивались; матерей, рыдающих от горя и закалываемых рядом с новорожденными, судорожно испускающими последний вздох… не только человеческую природу настигло их зверство, но и всех бессловесных животных, быков, лошадей, птиц и прочих, попавшихся на пути, пронзала свирепость их; бык лежал рядом с человеком, и дитя и лошадь имели могилу под одной крышей, и женщины и птицы обагрялись кровью друг друга»[37 - Беседа первая на нашествие Россов (Пер. проф. Е. И. Ловягина. «Христианское чтение»). – СпБ., 1882.].

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/andrey-burovskiy/zapreschennyy-rurik-pravda-o-prizvanii-varyagov-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания:

1

Полное Собрание русских летописей. – Т. I. – М.: Наука, 1962.

2

Шахматов А.А. История русского летописания. – М.: Наука, 2011.

3

Буровский А.М. Некрещеная Русь. – М.: Яуза, 2013.

4

http://www.peremeny.ru/book/muromets/224

5

Щоденник Ерiха Лясоти iз Стеблева // Запорозька старовина. – Киiв-Запорiжжя: НДІ козацтва Запорiзьке вiддiлення, 2003. – С. 222–277.

6

Буровский А.М. Батыева Русь. – М.: Яуза, 2013.

7

Евсевий. Церковная история / Пер. М.Е. Сергеенко // Богословские труды. – М., 1982.

8

Дулуман Е.К., Глушак А.С. Введение христианства на Руси: легенды, события, факты. – Симферополь: Таврия, 1988. – С. 23.

9

http://www.fap.ru/apostol.php?part=2

10

Карташев А.В. Очерки по истории русской церкви. Т. I. Репринтное воспроизведение. YMCA-PRESS. Париж. 1959. – М.: Наука, 1991. – С. 46.

11

http://www.fap.ru/apostol.php?part=2

12

Ильинская Л. С. Этнические и культурные контакты Западного и Восточного Средиземноморья в Микенскую эпоху: Сицилия и Эгеида. – М., 1983.

13

См.: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02111157.htm

14

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0211/005a/02111158.htm

15

http://ostseer.livejournal.com/3777364.html

16

Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания, былины, летописи. – М.: Наука, 1963. – С. 193.

17

Полное Собрание русских летописей. Т. XXVII. – М.—Л.: Наука, 1962. – С. 158–159.

18

Соловьев С.М. Сочинения: в 18 книгах. Кн. I. – М.: Соцэкгизиздат, 1988. – С. 297.

19

Фроянов И.Я. Мятежный Новгород. Очерки истории государственности, социальной и политической борьбы конца IX – начала XIII столетия. – СПБ.: Изд-во СПБ университета, 1992. – С. 4.

20

Татищев В.Н. История Российская. Собрание сочинений: В 8 т. Т. I. – М.—Л.: Наука, 1962.

21

Боровский Я.Е. Мифологический мир древних киевлян. – Киев: Наукова думка, 1982, с. 47–48; Килиевич С.Р. Детинец Киева. IX – первой половины XIII в. – Киев: Наукова думка, 1982. – С. 57; Козак Д.Н., Боровский Я.Е. Святилища восточных славян // Обряды и верования древнего населения Украины. – Киев: Наукова думка, 1990. – С. 92–93.

22

Янин В.Л. Летописные рассказы о крещении новгородцев (о возможном источнике Иоакимовской летописи) // Русский город (исследования и материалы). – М.: Наука,1984. – Вып. 7; Янин В.Л. Крещение Новгорода и христианизация его населения // Введение христианства у народов Центральной и Восточной Европы. Крещение Руси. – М.: Наука,1987; Можейко И. Миг истории. – Вокруг света. – 1987. – № 7. – С. 32.

23

Соловьев С.М. Сочинения: в 18 книгах. Кн. I. – М.: Соцэкгиз, – 1961. – С. 123.

24

Карамзин Н.М. История Государства Российского. Т. 1. – М.: Наука, 1989. – С. 93.

25

Там же. – С. 95.

26

Ключевский В.О. Сочинения: В 9 т. Т. I. – М.: Наука, 1987. – С. 156.

27

Задонщина: Сборник (Задонщина. Летописная повесть о побоище на Дону. Сказание о Мамаевом побоище). – М.: Худлит, 1982.

28

Иванов В. Повести древних лет. – Екатеринбург: Каменный пояс, 1993.

29

http://www.mystic-chel.ru/sng/russia/208.html

30

Повесть временных лет // Начало русской литературы (IX– начало XII в.). – М.: Худлит, 1978. – С. 10.

31

Псковские летописи. – М.: Наука, 2000. – С.10.

32

Новгородская Первая летопись. – Л.: Наука, 1950.

33

Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества. – М.: Наука, 1993.

34

Гаркави А. Я. Из сочинений Абуль-Хасана Али ибн-Хуссейна, известного под прозванием Аль-Масуди (писал от 20 или 30 до 50-х годов X века по Р. X.) // Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII века до конца X века по Р. Х.). – СПб., 1870.

35

Васильевский В.Г. Труды. Т. 3. Вып. 2. – СпБ.: Императорская Академия Наук, 1913. – С. 64.

36

Временник Георгия Монаха (Хроника Георгия Амартола). – М.: Богородский печатник, 2000.

37

Беседа первая на нашествие Россов (Пер. проф. Е. И. Ловягина. «Христианское чтение»). – СпБ., 1882.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.