Режим чтения
Скачать книгу

Запретный ключ читать онлайн - Светлана Ушкова

Запретный ключ

Светлана В. Ушкова

Что может быть хуже, чем два трупа в твоей квартире и перспектива загреметь в тюрьму за убийство, которого не совершала? Только попасть в другой мир, где тебя на каждом шагу пытаются убить! Из двух зол выбирай меньшее. Но помни, что вернуться не удастся, а при попытке сбежать от своих потенциальных убийц можешь угодить в рабство… Все-таки выбираешь другой мир? Что ж, в таком случае готовься притвориться послушной рабыней темного герцога и сильнейшего некроманта по совместительству. И заодно прогуляться с Повелителем эльфов до брачного алтаря, после которого ждет только смерть…

Светлана Ушкова

Запретный ключ

Глава 1

Я сидела на маленькой кухне перед экраном монитора и нервно постукивала кончиками пальцев по кружке с кофе. Открытая интернет-страница радовала заглавием: «Попадалова Светлана. Добро пожаловать в мои миры фэнтези». Но совсем не радовали комментарии.

«Ну почему? – крутилось непрерывно в голове. – Почему опять отрицательные отзывы? И чем мои рассказы не нравятся людям? Что странного в воительнице-колдунье с сильным характером? Как будто все женщины должны быть слабыми, наивными дурочками! Да я бы на ее месте вела себя точно так же!»

Внезапно, прерывая гневные мысли, резкий порыв ветра распахнул окно. Ругнувшись, я зябко поежилась и встала: ночной осенний воздух – не слишком приятная штука. Потянулась рукой к створке, как вдруг замерла. По коже будто электрические разряды пробежали, и жутко захотелось оказаться на улице. Вот прямо сейчас.

Да что со мной такое? Я тряхнула головой, с трудом отгоняя наваждение, и тут обратила внимание на какую-то возню прямо под окнами. Там, на освещенной одиноким тусклым фонарем улочке, творилось что-то непонятное.

Бьют, что ли, кого-то?

Точно, драка. Это в центре-то города! И как всегда, разогнать хулиганов некому. Ух, зла не хватает!

Набрав побольше воздуха в легкие, я крикнула:

– Эй, а ну прекратите! Я сейчас милицию вызову!

Словно в ответ, что-то тотчас свистнуло у лица и с легким треньканьем воткнулось в деревянную раму. Я медленно подняла глаза вверх и сглотнула: над головой торчало древко с оперением. Стрела?!

Черт побери, и впрямь стрела! Самая настоящая. Ее острый наконечник пробил старую деревянную раму так, что та треснула.

Пальцы, сжимавшие шпингалет-ручку, занемели, ноги тоже… Да зачем перечислять, все занемело!

Это что, разборка ролевиков? Блин! Да они меня могли убить со своими играми!

Как-то обидно стало за себя и испорченное окно. Праведный гнев вытеснил страх и потребовал отмщения. Плохо соображая, что творю, я схватила горшок с подросшим авокадо и бросила вниз.

– А ну-ка, лови, гад! Он еще в меня стрелять будет!

И я попала! Только не совсем в обидчика… Точнее, совсем не в него. Досталось тому единственному страдальцу, которого избивали. Блин.

Поверженный горшком мужчина упал, а четверо нападавших слаженно рванули к ближайшему повороту.

– Стойте, гады! – набрав побольше воздуха в легкие, вслед убегающим вдохновенно заголосила я. – Милиция! Ми… тьфу, полиция-а-а!

Бандиты скрылись, а несчастная жертва моей «меткости» осталась лежать. При виде его одинокого тела совесть встрепенулась и начала выполнять прямые обязанности душегрыза: «Да, дорогуша, это ты его горшочком уделала. Парень неплохо держался, а ты ему по голове землицей русской – ать!»

Окончательно перепугавшись, я метнулась в коридор, сунула ноги в балетки, сцапала трясущимися руками ключи и понеслась вниз по лестнице. «Ой, мамочки, только бы не убила, только бы был живой!» – Мысли работали вместо хлыстов, подгоняя ноги.

Дверь подъезда выплюнула меня в ночь и холод. Балетки промокли в первой же луже и неприятно хлюпали при каждом шаге, однако мне было не до того. Правда, хотя дом я обежала быстро, к неподвижно лежащему телу подходить вот так сразу побоялась. Чувство самосохранения напомнило о четверке не совсем нормальных ролевиков со стрелами. А подключившееся воображение мгновенно нарисовало сцену смерти от средневекового оружия. Красиво, конечно, и весьма оригинально, но испытывать на себе что-то не хочется.

Я с опаской осмотрела окружающее пространство и прислушалась. Вроде ничего: вокруг темно и тихо.

Глубоко вздохнув и набравшись смелости, я подошла к пострадавшему. Мужчина лежал на животе и не шевелился. Руки у меня стали меленько подрагивать, а сердце часто-часто застучало в районе коленок. Видимо, по этой причине они так и норовили подогнуться.

– Эй, вы меня слышите? – негромко позвала я, но даже слабого стона в ответ не услышала. – Блин!

Пронеслась паническая мысль: «А вдруг убила?»

Присмотрелась: вроде дышит, значит, еще живой. Но надолго ли? Нужна «скорая», и срочно! И почему я прибежала сюда без мобильника?! Теперь возвращаться, драгоценное время терять!

Однако едва я развернулась к дому, как по коже вновь пробежала покалывающая волна, и я вдруг поняла, что уйти без мужчины не смогу. Вот хоть режьте, а все тело противилось одинокому побегу за помощью.

Чертыхнувшись, я стала судорожно вспоминать уроки первой помощи пострадавшему. Для начала, наверное, следовало придать ему горизонтальное положение, лицом вверх.

Ухватившись за рукав кожаной куртки мужчины и упираясь ногами, я потянула вверх и на себя. И тут буквально гора с плеч свалилась: ушибленный застонал!

Коленки все-таки добились своего: я плюхнулась рядом с мужиком на влажный асфальт и начала тихонечко похлопывать его по щекам.

– Парень, давай открывай глаза! Если сотрясение, то спать нельзя! Давай открывай…

Веки распахнулись. Черные омуты облили ненавистью и злобой, а рука незнакомца стремительно рванулась к моей шее.

В следующий момент я поняла, как чувствует себя воздушный шарик, когда ему перевязывают хвостик. Жутко больно! От резко изменившегося давления на горло глаза полезли на лоб, а легкие заломило от желания вдохнуть. Стало безумно страшно… Пальцы скребли по мужской руке в бессильной попытке избавиться от удушающей хватки.

Тусклый свет от уличного фонаря начал пропадать, когда до ушей долетел холодный и злой голос:

– Ты кто?

Кроме сдавленного хрипа и испуга в глазах, предложить в ответ ничего не смогла. Мужчина, видимо, это понял, так как хватка слегка ослабла. Правда, отпускать меня пока все же не спешили.

– Ты кто? – спросил он снова.

– Помочь пришла, – с трудом просипела я. – Отпусти, бандюки могут вернуться, надо уходить.

Пальцы вновь сдавили шею сильнее, а в голову будто в грязных ботинках залезли и начали топтаться. И настолько от этого противно стало, что даже затошнило.

Вот и помогла умирающему! А мне никто не поможет…

Пакостное чувство растворилось вместе с последней мыслью, даже комок от горла откатился обратно в желудок.

– Веди, помощница, домой. – Слова незнакомца прозвучали как-то обреченно и… устало, что ли.

Рука с горла переместилась на плечо. Я тут же попыталась вырваться и убежать, но цепкость пострадавшего не переставала удивлять. Пришлось выполнять приказ.

Поднимались на ноги с трудом. Как оказалось, жертва моей меткости только лежала бодро, а вот когда дело дошло
Страница 2 из 17

до вертикального перемещения в пространстве, начались проблемы. Точнее, мне пришлось его практически на себе нести.

Впрочем, то ли адреналин в крови повысил КПД мышц, то ли гены решили вспомнить про вклад бабушки, которая во время войны была полевой медсестрой и таскала на себе раненых, но до подъезда мы добрались достаточно шустро. И тут перед нами предстал Эверест в виде лестницы на четвертый этаж.

Я прокляла все на свете. Особенно досталось «клещу», который вцепился в меня намертво и весил, казалось, центнер!

До заветной двери осталось всего ничего. Взмокнув, как тягловая лошадь, я еле переставляла ноги, и тут «наездник» решил повиснуть на мне полностью.

Моя нога тотчас проскользнула мимо ступеньки, а другая подогнулась, отказываясь нести двойную нагрузку.

– Э не-э-эт, дружок! – выдохнула я, едва не упав. – Давай хоть до дивана потерпи! Еще чуть-чуть осталось. И нечего покойника изображать! Когда душил-то, понимаешь, такой бодренький был…

Мои слова так воодушевили ушибленного, что он рыкнул и рывком преодолел остаток пути, втащив на лестничный пролет заодно и меня. Щелкнув замком, я открыла дверь и потянула гостя в квартиру. После чего, проверив ровность стен и сосчитав количество углов, сгрузила его на диван и устало вздохнула. Нет, тяжелая атлетика точно не для меня.

Только теперь, в спокойной обстановке, я смогла осмотреть полуночного гостя более внимательно.

Черты его лица сигнализировали любой особи женского пола, что перед ней не мальчик, а мачо. Прямой нос, четкая линия подбородка и скул, длинные черные волосы – одним словом, аристократ. Вот только замашки у него, как у маньяка-душителя. Правда, многие средневековые аристократы тоже имели склонность к убийствам и пыткам… впрочем, не важно.

Одет мужчина был странно, как и все ролевики. Узкие трикотажные штаны незнакомца были заправлены в высокие черные сапоги. А из-под короткой кожаной куртки с двумя рядами пуговиц выглядывало небольшое жабо шелковой рубашки. «Значит, не толкиенист, а любитель средневекового фэнтези», – сделала мысленную пометку я.

Мужчина тяжело дышал, я тоже. Он был в крови, и я тоже. Какого черта?! Неужели это все с головы натекло?! Блин, нельзя ему тут умирать!

Я испуганно подскочила к незнакомцу и тронула за плечо.

– Эй, давай садись, я твою голову посмотрю.

Тот лишь поморщился в ответ, но не пошевелился.

Собрав остатки сил, я потянула мужика за грудки. Раненый честно попытался усидеть, но его постоянно тянуло назад. Пришлось встать на колени за спиной мужчины и играть роль не только сестры милосердия, но и подпорки.

Увиденное не радовало. Рана на макушке оказалась не шибко большая, но рваная, и без наложения швов вряд ли легко срастется. Крови много, но…

– Слушай, нужно в больницу ехать, зашивать надо. Сейчас «скорую» вызову, – решила я и попыталась отстраниться.

Вот только осуществить задуманное не удалось. Меня снова схватили за горло и придавили к дивану. Незнакомец навис надо мной, заслоняя свет. Так близко… Несмотря на угрозу, дыхание моментально перехватило, а тело застыло в ожидании результата битвы разума и безумного, внезапно нахлынувшего влечения.

Не понимая себя и не в силах с собой совладать, я неотрывно смотрела в глаза черноволосого красавца. Они были просто невероятные: левый настолько темный, что зрачка не видно, а правый как изумруд. Неужели такое бывает?

Мужчина усмехнулся и приложил к моим губам указательный палец. От прикосновения я невольно вздрогнула, и разум начал отступать под напором странного желания. Да что со мной такое?! Стало страшно.

– Про меня никому ни слова. Сделаешь все, что нужно, сама, – безапелляционно заявил разноглазый, и по моим губам разлился холод. – Поняла?

В ответ я только нервно сглотнула и быстро закивала. С ушибленным лучше не спорить, а то опять душить начнет.

Холодный тон незнакомца помог разуму загнать гормоны в дальний угол и сосредоточиться на текущих обстоятельствах. Когда гость отстранился, я поняла: мою невнимательность надо ставить на верхнюю ступень пьедестала почета. Куртка на боку разноглазого была вспорота. Рубашка насквозь пропиталась кровью и прилипла к телу, закрывая от меня рану.

– А ну-ка, давай снимай куртку и показывай, где у тебя еще болит, – потребовала я, удивляясь своему деловому тону. Видимо, расшатанные частой сменой настроения и адреналином нервы удалились в отпуск.

Брюнет странно хмыкнул и начал стягивать кожанку. А когда под его стоны и мои шипящие уговоры справились с курткой и рубашкой и я увидела рану, стало страшно.

Без объявления войны метнулась к телефону и набрала 03. Честно, была готова бегать от этого психа до последнего, пока не назову оператору адрес. Но, как ни удивительно, меня догонять не стали. Мужчина по-прежнему полулежал на диване и противно улыбался. И когда ответил диспетчер, я поняла причину такого поведения. Кроме «здрасте» и «извините» ничего не смогла выдавить, губы сами немели.

– Ты, как ты это сделал? – возмущенно ткнула я пальцем в незнакомца. Правда, указующий перст меленько подрагивал от накатившего страха. – Загипнотизировал? А ну, давай сюда кодовое слово, и я вызову врачей! Я же не смогу зашить такое! У меня ни инструментов, ни умения нет!

– Выбора у тебя тоже нет, – прокаркал в ответ новоявленный Алан Чумак и начал закатывать глаза.

– Черт, черт, черт! – Сбегав на кухню, я схватила ближайшую чашку и плеснула в гостя недопитым кофе, благо тот давно остыл.

Мужчина зашипел, зато терять сознание передумал.

– Глаза не сметь закрывать! Терпи! – Я притащила с кухни ноут и, стараясь не замечать испепеляющего взгляда, плюхнулась в кресло.

Как говорится, был бы Интернет – решение найдется, пара кликов – и ты мастер на все руки. Наспех просмотрела несколько ссылок по штопанью ран. Общая идея: нужно обезболивающее, бинты и навыки швеи. Из всех анестетиков у меня в доме оказалось только две бутылки водки с прошедшего дня рождения. Зато стратегический запас бинтов, ваты и перекиси водорода удивил. Да тут на двух мумий хватит!

Вернувшись с кухни, я протянула мужику одну из имеющихся бутылок.

– Пей и не корчись, а то будешь терпеть без обезболивания, – потребовала я, одновременно внимательно осматривая рану. – Слушай, да ты реально в рубашке родился! Мышца хоть и разрезана, но до внутренних органов нож не добрался…

– Меч, – поправил пациент и глотнул огненной воды. Хоть бы поморщился!

Решила оставить замечание без комментариев. У ролевиков все не как у людей. Разборки тоже с луками и мечами проходят, вместо пистолетов и бейсбольных бит. Представила размер меча и силу удара и пришла к выводу, что парень родился не просто в рубашке, а в кольчуге.

Когда в руках оказались иголка с ниткой, я поняла, что читать о процессе штопки куда легче, чем применять советы на практике. Руки тряслись. Я стояла около пациента и никак не могла решиться на первый стежок.

– Дай-ка сюда. – Взяв бутылку, сделала два больших глотка. Горло обожгло и переклинило. Пришлось дважды кашлянуть, чтобы воздух снова смог попасть в легкие.

Руки дрожать не перестали, но вот храбрости
Страница 3 из 17

прибавилось, так что я принялась за дело. Сила воли у разноглазого, кстати, оказалась невероятная. Мужик молча терпел неоднократные тыки иголкой в одно и то же место, пока все-таки, так и не издав ни звука, не лишился чувств. То ли от большой потери крови, то ли от боли, не знаю. Но помочь я больше ничем не могла.

Подробности штопки, хоть убейте, не помню. Зато пережитое чувство ужаса и паники, особенно когда голову зашивала, останется со мной надолго.

Спустя полчаса я сидела на кухне перед тихо гудящим компом и лечила нервы, бессовестно напиваясь.

– Вот так и становятся алкоголиками, – пробормотала я.

Потом посмотрела на рюмку с водкой и решила, что после трех без закуски пора переходить хотя бы на коктейли с шоколадкой.

Обнаружив в холодильнике полпачки томатного сока, сделала «Кровавую Мэри» и стала растягивать «удовольствие». После пары мелких глотков осознала, что дрожу не только из-за стресса, но и из-за холода. С новым порывом ветра по спине пробежали мурашки.

Свежий воздух – это хорошо, но вот мерзнуть остаток ночи не очень хочется.

Забравшись на подоконник, я ухватила древко стрелы и потянула вниз. Поддалась она не сразу, пришлось раскачивать, выламывая крупные щепки. Ну, лучше дырка, которую можно заткнуть, чем настежь открытое окно.

Стрела оказалась короткой и толстой. Наверняка арбалетная. Как они там называются? Болт? Точно, болт.

Решила оставить трофей на память. Потом внукам буду рассказывать, как их бабка героически спугнула бандитов цветочным пластиковым горшком и спасла умирающего, самолично зашив тому раны.

А потом пришла запоздалая реакция на стресс. Все началось с широкой улыбки. Потом сознание услужливо дорисовало картину моих посиделок с внуками, и вот тут я сдалась. Ржать в голос постеснялась и просто хихикала, зажимая рот ладошкой.

Слегка разрядившись и успокоившись, осознала, что безумно хочу спать. Вот только где? Диван у меня в квартире был хоть и широкий, но один, и его уже занимало мужское тело. Хотя… не на полу же располагаться? Поэтому, с пьяной небрежностью наплевав на приличия и страхи, плюхнулась между раненым и стенкой.

– Распустишь руки – будешь спать на полу! – зачем-то пригрозила валяющемуся в отключке брюнету я и провалилась в приятную черноту.

Глава 2

«Я открыла глаза и блаженно потянулась. Все, что произошло, было всего лишь сном, кошмарным сном…»

Вот этот бред забудьте. Так только в романах бывает. Мое пробуждение ознаменовалось головной болью, ноющими мышцами и ужасной тошнотой. Холмистая часть тела, которая вчера нашла себе приключений, ночью, как оказалось, жила своей жизнью и придвинулась вплотную к черноволосому. Спина поддержала своевольную диссидентку. А сопящий в две дырочки раненый нагло пользовался моей беспомощностью и обнимал за талию. Приятно. Но… черт побери, он – маньяк-душитель, а я пока еще с ума не сошла, чтоб позволять таким себя обнимать!

Тошнота добралась до точки невозврата. Пришлось отложить разбирательства с гостем и бежать в ванную.

Попугав унитаз, перешла к устрашению зеркала. И как оно только не треснуло от моей «красоты»? Под глазами залегли черные круги, на голове воронье гнездо, а Шрек бы нервно курил в сторонке от зависти, узрев мой зеленоватый оттенок кожи.

От греха подальше скрылась в душевой кабинке. Двадцать минут под теплыми струями подняли индикатор самочувствия до отметки «удовлетворительно». Чашечка кофе – и переползем в пункт «хорошо».

Убедившись, что мой лик вполне можно являть народу, стала решать шараду, как пробраться до комода с бельем и сменной одеждой. Бросила косой взгляд на сваленные в кучу кофту и домашние брючки. После вчерашних приключений они были все в крови. Надевать подобное на чистое тело как минимум противно, однако и щеголять по квартире замотанной в одно коротенькое полотенце тоже желания нет.

Взгляд остановился на небольшом тазике с моей тренировочной формой: свободная белая майка и черные узкие штаны с ярко-розовыми лампасами. Постиранные и высушенные на извилистой батарее ванной комнаты, они выглядели как коровой пожеванные, но для моих нужд вполне подходили. А вот с бельем была засада.

Натягивая стринги, строила планы, как после сменить их на нормальные трусы. Прикрыла свой срам спортивками и провела рукой по обтянутому филею.

М-да, столь нескромный предмет гардероба, пожалуй, при первой возможности тоже стоит переодеть. На фигуру я благодаря регулярным походам в спортзал не жалуюсь, но демонстрировать ее всяким маньякам-ролевикам не хочется, во избежание.

Подсушив волосы, собрала их в хвост на затылке и выглянула в комнату. Гость до сих пор спал, и будить его в мои планы пока не входило. Вдруг опять душить начнет, а я еще от ночного сейшена не отошла. Надо придумать, как спровадить брюнета по-хорошему.

На ум ничего дельного не пришло. Мозг потребовал утреннего кофе, заявив, что в ином случае работать не будет.

В кухню пробиралась на цыпочках, но половицы безбожно скрипели, заставляя замирать и бросать испуганные взгляды на спящего мужчину. Добравшись наконец до цели, я облегченно выдохнула и щелкнула кнопкой электрочайника.

В раздумьях подошла к окну и, взглянув вниз, с досадой закусила губу. Белый цветочный горшок и чудом не вывалившееся из него авокадо лежали в траве. Оставлять растение там – душила жаба. Я столько сил вложила, чтобы его вырастить, а тут в состоянии аффекта чуть не погубила. Нехорошо, и обидно за дерево.

– Кого-то ждешь? – ударил в спину холодный голос.

Сердце со страху попыталось убежать, проломив ребра. Я мгновенно развернулась и уставилась на разноглазого. Тот стоял облокотившись на дверной косяк и для тяжелораненого выглядел, надо сказать, весьма бодро. Живучесть «гостя» удивила. По всем законам медицины, он сейчас пластом должен лежать и морщиться при каждом движении. В голове всплыла детская считалочка: «Принесли к нам мертвеца, час прошел – открыл глаза, через два уже сидит, через три он побежит…»

Я скользнула глазами по раненому боку разноглазого, но наполовину застегнутая рубашка предоставляла обзор накачанного торса и лишь части бинтовой повязки. Мое тело снова начало гнуть свою линию и тянуться к этому незнакомцу. Громко сглотнула.

– А вчера такая разговорчивая была. – Мужчина изогнул одну бровь и криво усмехнулся. – Завтрак будет?

Страх моментально сменился злостью. Нет, вы только подумайте: я его, можно сказать, на улице подобрала, подлечила, а он еще и наглеет!

Пока я зло дышала и подбирала приличные слова для ответа, мужчина приблизился к самому носу. Любопытный орган тут же сигнализировал, что ему нравится, как пахнет разноглазый! Безумно захотелось прижаться.

От резкой смены настроения я впала в ступор. Да что такое происходит? Быстро зажмурилась и прикусила губу. Точно, надо себе парня искать, а то тело без ласки готово уже на маньяков бросаться!

Внезапно меня приподняли над полом и переставили подальше от окна. Теперь на улицу смотрел он. Я же любовалась видом сзади. Глаза скользили по мужской фигуре: начали с широких плеч и спустились до низа спины. И откуда такие красавцы берутся?
Страница 4 из 17

Наверняка где-то есть заповедник. А этот сбежал, и вчера его пытались возвратить в естественную среду обитания.

– Ну, завтрак будет?

Вздрогнула и вернулась к реальности, где все красавцы – грубияны и маньяки-душители. И чего меня к этому индивидууму тянет? Я, конечно, все понимаю: отношений с противоположным полом у меня уже давно не было. Но не настолько же, чтобы на потенциальных убийц вешаться!

– Будет, – передразнила я противным голосом и в раздражении убрала за ухо выбившуюся каштановую прядь. Заколебал командовать!

Все то время, что я демонстрировала кулинарное мастерство и ваяла омлет из двух последних яиц, мужчина смотрел в окно.

– Слушай, может, хоть поблагодаришь? – не выдержав, буркнула я.

– А должен?

– Считаешь, что спасение твоей жизни вполне оплачивается пятью длинными синяками на шее и нервным срывом?

Мужчина задумался, потер подбородок и выдал:

– Сейчас у меня с собой нет достаточной суммы, но как только…

Я обреченно махнула рукой.

– Забудь. Все с тобой ясно: очередной материалист, меряющий все деньгами. – Указав на место за столом, я поставила тарелку с завтраком и кружку кофе. – Ешь и думай, как до дома будешь добираться. А я пойду свой горшок цветочный заберу.

Разноглазый отвлекся от изучения черного напитка и насмешливо приподнял бровь.

– А не боишься?

– Чего? Что ты меня обворуешь? – усмехнулась в ответ.

Брать у меня нечего, а пятьсот рублей я ему и так собиралась отдать, чтоб вызвал такси и валил на все четыре.

– Сдалось мне твое барахло. – Он сначала разозлился, а потом иронично заявил: – Хотя можешь не бояться. Дураки обычно поразительно живучие.

Фыркнув, гордо удалилась со сладкой мыслью: «Сам дурак живучий!»

В этот раз к походу на улицу я подготовилась более тщательно: вместо балеток надела кроссовки, вместо вязаной кофты – ветровку.

Серое утро встретило меня холодной изморосью и противным ветром, который так и норовил затолкать под капюшон как можно больше висящих в воздухе мелких капелек. Я поежилась и направилась к месту вчерашнего побоища, старательно перепрыгивая лужи.

Горшочек и деревце по-прежнему сиротливо лежали на земле и ждали хозяйку. Беглый осмотр показал, что авокадо распрощалось с парой веточек, а горшок треснул до середины.

От столь печального зрелища во мне проснулась внутренняя злюка. Правильно я этого грубияна приложила, а то дурой обозвал, извиняться и благодарить причин не нашел. Да если бы не я, так бы и убили! Умник хренов!

– Девушка, вам помочь?

Приятный мужской голос заставил меня вздрогнуть от неожиданности. За размышлениями я и не заметила подошедшего голубоглазого блондина. Он широко улыбался и протягивал руку. Вот только принимать помощь ой как не хотелось. Распознать в нем «дружка» моего гостя было раз плюнуть. Длинные волосы, тот же фасон одежды и неизменные высокие сапоги.

Я осмотрела улицу в поисках адекватных прохожих, но – увы. В пустыне и то более людно!

– С-спасибо, н-не над-до, – пробормотала я и медленно попятилась, пока не уперлась во что-то твердое. Локоть моментально оказался в капкане.

Быстро обернувшись, я увидела, что схвачена каким-то лысым качком со шрамом через пол-лица. При этом мужик зло усмехался и поблескивал черными глазами.

– Мы очень хотим вам помочь! – вновь пропел блондин все тем же приторно-сладким голосом.

Похоже, нервное сглатывание комков страха входит у меня в привычку.

– Это ваш цветочек? – поинтересовался светловолосый ролевик, указывая на авокадо в моих руках.

Я помотала головой. Типа, мы знать не знаем, чей горшок, и вообще мимо проходили. Но руки, противореча ответу, поплотнее перехватили «сокровище».

– Ну-ну, врать нехорошо и очень опасно, – вкрадчиво сообщил парень и подошел почти вплотную.

Во избежание нового удушения призналась:

– А если и мой, то что?

– Веди.

– Куда? – Корчить дуру, так до последнего.

– Домой, девушка, домой.

Вместо ответа я хотела закричать, но передумала, когда подтянулись еще два ролевика. Напугало не увеличившееся количество моих потенциальных убийц, для этого и одного разноглазого вполне достаточно. Просто у вновь прибывших обнаружились мечи в пристегнутых к поясу ножнах. Если мальчики-мажоры безбоязненно ходят с холодным оружием средь бела дня, то искать спасения у блюстителей правопорядка бесполезно. Да и как искать это самое спасение, если ролевики-уголовники обступили со всех сторон? Раз пикнешь – тут же и прибьют.

– А зачем домой? – решила я потянуть время.

Может, разноглазый увидит этот беспредел в окно и поможет. Хотя кого я обманываю? В лучшем случае смотает удочки и даст деру. Но это тоже вариант.

Блондин приблизился вплотную, взял меня за подбородок и заглянул в глаза.

– Ведь ты там спрятала Ровала?

Губы опять онемели. Значит, разноглазого зовут Ровалом. Странное имя, да и для фамилии необычно звучит… Прозвище, что ли? Гипнотизер криворукий, хоть бы возможность врать оставил. А то: «Про меня ни слова!»

– Можешь не отвечать, – дружелюбно заверил голубоглазый.

И тут началось что-то с чем-то…

Черные зрачки в мужских глазах расширились настолько, что практически проглотили всю синеву радужки. Я смотрела в омуты и не могла оторваться, а голова взорвалась болью, обжигающей и тошнотворной. Вырваться и с чистой совестью «излить душу» не получилось – лысый ухватил за второй локоть.

– Он там, – наконец заключил блондин и отпустил мой подбородок.

Вместе с этим пропали и головная боль, и тошнота. Как мало человеку нужно для счастья…

Я не удержалась и с облегчением выдохнула. Правда, почти тотчас сердито зашипела, так как меня неучтиво пихнули в спину.

– Давай вперед. – Голос у лысого оказался грубый и хриплый, как у курильщика с двадцатилетним стажем.

Пришлось переставлять ноги. В противном случае я рисковала повторить участь мешка, который волокут по земле.

Когда подошли к подъездной двери, я начала усиленно молиться, чтобы на лестнице встретился кто-нибудь из соседей. Но согласно закону подлости никто сегодня свои тридцать три квадратных метра покидать не желал. Да что за ерунда? Где все люди?

Открывая замок, я молилась, чтобы разноглазого в квартире не оказалось.

Дверь отошла в сторону, и меня тут же отодвинули от прохода, пропуская вперед двух мечников. Бандюки явно не первый раз участвовали в захвате. Они ринулись в квартиру, на ходу выхватывая оружие.

Мое сердце припустило как загоняемый заяц, руки плотнее прижали авокадо к груди. Сейчас у меня в квартире появится труп. И поди потом докажи, что это не я его прирезала!

В горле пересохло, а колени подогнулись. Если бы не крепкая рука лысого, то точно бы упала.

А непродолжительная возня в квартире закончилась фальцетным «А-а!» и звуком падающего тела.

– Дрэнг, с тобой не воины, а хлюпики!

Голос разноглазого заставил облегченно выдохнуть и мгновенно напрячься: у меня теперь два трупа в квартире?!

– Краков сын, и когда ты успел восстановиться? Эта ведьма помогла? – крикнул в темноту квартиры блондин, а меня одарил убийственным взглядом.

– Да нет, просто дозу надо было больше делать. Зелье отчуждения очень быстро
Страница 5 из 17

выветривается, – донесся насмешливый ответ.

Дрэнг что-то хотел ответить, но на пятом этаже щелкнул замок и открылась скрипучая дверь.

– Уув-уф! – Ротвейлер оповестил весь подъезд, что его выводят на прогулку.

Я набрала в грудь воздуха для зычного «помогите», но меня затолкали в квартиру и захлопнули дверь. Пришлось несколько раз моргнуть, чтобы привыкнуть к полумраку прихожей.

Когда же глаза адаптировались, я увидела ночного «пациента». Разноглазый стоял на пороге комнаты и вытирал меч кухонным полотенцем. Голова закружилась, и теперь я сама хваталась за лысого, а он отбрыкивался и шипел:

– Дура, не мешай!

А я не мешаю, я падаю!

Пока цеплялась за руки шрамированного качка, нащупала в них что-то большое и деревянное. Резко отдернула конечности, присмотрелась. Лысый держал арбалет и недвусмысленно указывал им на моего черноволосого гостя.

Так вот ты какая – мишень для авокадо! Где же ты прятал это чудо инженерной мысли Средневековья? В подпространственном кармане?!

Логика сжалилась и дала разумный ответ: на спине. Чтобы не сползти на пол от накативших противоречивых чувств, я вновь уцепилась одной рукой за арбалетчика.

– Выстрелишь, и вместе с ним, – Ровал указал на хмурящегося голубоглазика, – будете доживать свою жизнь в этом сумасшедшем мире. Отпустите девчонку, и мы обсудим условия вашего возвращения в Лирэнд.

Падать в обморок после слов разноглазого я сразу передумала. Сосредоточилась на сказанном. Меня отпустят – это плюс. Они все психи – это минус.

Не получив ответа, брюнет добавил еще парочку туманных аргументов:

– Дрэнг, ты сам прекрасно знаешь, как мы оказались здесь и что для возвращения тебе нужен я. Но я вполне могу уйти и один, с помощью артефакта.

– Отпущу девку, а ты отдашь «Сияние Илидэр», – потребовал белобрысый и, выхватив из-под куртки кинжал, приставил к моему горлу.

Отшатнуться не позволила вездесущая рука лысого, которая на этот раз решила проверить прочность моей шевелюры. Я ойкнула, а Ровал рассмеялся. И смех у него был звенящий как сталь.

– А с чего ты решил, что она стоит такого обмена? Да и смысл, если ты «Сиянием» пользоваться не можешь?

Что значит – стою?! Да я большего стою, чем какой-то там ролевиковский артефакт!

От нахлынувших обиды и страха в груди сжался болезненный комок, а глаза защипало. Я этому хамлу помогала, а он, можно сказать, мне смертный приговор вынес!

– Тогда ее лучше убить, чтобы не мешалась под ногами.

Лезвие слегка дернулось, и по моей шее сбежала теплая капля. Место пореза безбожно защипало. Я остолбенела от ужаса.

Нет! Я не готова умирать! Я не хочу умирать! Только не так…

– Давай. С ее последним вздохом я уйду через портал, а вы останетесь, – скучающим тоном заявил разноглазый.

Дрэнг рыкнул, но оружие убрал и кивнул лысому, мол, отпускай. Как только волосы оказались на свободе, я рванула в комнату. Ровал перехватил меня на пороге и шепнул:

– Не бойся, глупая, слово даю: никто тебя не убьет. И заходить туда не стоит.

Действительно, не стоило входить, даже заглядывать. Лежащая в луже крови голова, отделенная от тела, не способствовала восстановлению душевного равновесия. Чтобы унять подкатившую дурноту, я глубоко вдохнула через рот и плотнее прижалась к спасителю. Стало легче и спокойнее. Я искоса взглянула на разноглазого. Тот довольно улыбнулся, ничего не имея против. И спасибо, а то я сползла бы на пол как мешок.

– Ну и как будем возвращаться? – окончательно сдался на милость победителя блондин. Меня же смерил таким взглядом, будто я препарируемая лягушка.

– Хм, даже условия диктовать не будешь? – удивился мой гость. – Тогда сразу во дворец. Думаю, Совету будет очень интересно послушать твои оправдания.

– Не меньше, чем твои, – фыркнул Дрэнг и протянул руку.

Ровал криво усмехнулся, отодвинул меня в сторону и достал из внутреннего кармана нечто похожее на гирю, только золотую и узорчатую. Не знаю почему, но я безумно захотела эту штучку взять и больше не отдавать. Все мое желание быть ближе к разноглазому на мгновение сосредоточилось в золотистой гирьке.

Мужчины пожали руки, но расцеплять их не спешили. Арбалетчик положил руку на плечо сотоварища. А я, не отводя от гирьки зачарованного взгляда, наблюдала, как Ровал поместил ту на открытой ладони над сомкнутыми в замок руками. Разноглазый что-то бормотал, рассеянно глядя в пустоту, а золотая штуковина начала светиться.

Светиться?!

Я пару раз моргнула от изумления. В голове промелькнуло две мысли: «Я сошла с ума!» и «Штука реально магическая?!» Первая претила мне самой, вторая не укладывалась в законы физики.

Когда незваные гости стали расплываться, меня как громом поразило. Они исчезнут! А я останусь с двумя трупами! Надо остановить!

Рванувшись вперед, я схватилась за светящийся артефакт и закричала:

– Эй, а как же мертвые?!

Мир пару раз перевернулся, и от непонятного мельтешения я зажмурилась. Ладонь обжигало, но разжать пальцы не получалось. Все закончилось достаточно быстро: по моим песочным – не больше тридцати секунд полета в никуда, и я лицом вниз упала на холодную, сырую землю. Рука продолжала сжимать нечто горячее.

Первая мысль, паническая: «Что-то взорвалось и меня выкинуло на улицу?»

Вторая, более разумная: «Нет… мы же в коридоре были, если бы взорвалось, нас бы под обломками погребло».

Третья, конструктивная: «Надо осмотреться».

Покряхтев, я приподняла голову и попыталась определить, где нахожусь. От увиденного челюсть медленно отпала, а глаза округлились.

То, что я – Попадалова, знала давно, но вот никогда моя фамилия так зло надо мной не шутила!

Звездная ночь заглядывала через стрельчатые окна в небольшой кабинет. Маленький светящийся шар силился побороть ее, однако едва выхватывал часть письменного стола и мужской силуэт в большом кожаном кресле. Все остальные детали интерьера почти полностью скрывала темнота, оставляя лишь едва угадываемые очертания книжных шкафов.

Хозяин кабинета, впрочем, на столь скудное освещение внимания не обращал, занятый куда более важными мыслями.

Строгое, заостренное лицо мужчины обрамляли длинные белые волосы. Тонкие губы сложились в напряженную линию, между бровей залегла глубокая морщина, а угольно-черные глаза невидяще смотрели куда-то в пространство. Тишину периодически разрывал неровный ритм, выбиваемый пальцами по деревянному подлокотнику.

Причина столь паршивого настроения блондина была проста. Тщательно подготовленный им план совсем недавно полетел в бездну к демонам, и причиной тому стал ненавистный Ровал.

При воспоминаниях о неудаче мужчину вновь посетило жгучее желание что-нибудь разнести вдребезги. Правда, поскольку ранее этот метод самоуспокоения уже дважды не помог, он сдержался. С глухим рыком блондин встал и подошел к окну, теша себя надеждой, что ночной воздух принесет прохладу и спокойствие.

«Куда же этот демонов некромант спрятал артефакт, да так, что я не могу даже крупицы его силы почувствовать? – На его лице промелькнула досада. – Меня переиграли… людишки!»

Внезапный порыв ветра всколыхнул платиновые пряди волос. Мировой магический фон вздрогнул и тут
Страница 6 из 17

же успокоился. Кто-то менее опытный и не заметил бы этой дрожи, но черноглазый ждал и надеялся на что-то подобное. Артефакт вновь проявился!

Со следующим дуновением ветерка пришло осознание, что вещица не в тайнике. А это значит, появился еще один шанс заполучить «Сияние» в свое полное владение.

Вихрь предвкушающей радости охватил мужчину, побуждая к немедленным действиям. Но на лице эта буря никак не отражалась, лишь зловещая ухмылка скользнула по тонким губам, чтобы тут же исчезнуть.

На этот раз он своего не упустит!

Глава 3

Сидеть на холодной земле глупо и вредно для здоровья. Но встать не получалось, поскольку от шока парализовало ноги. Единственное, что хорошо удавалось, – крутить головой то в одну, то в другую сторону. И то, что я видела, в этой самой голове никак не укладывалось.

Меня окружали могилы с покосившимися памятниками, а вдалеке виднелись верхушки деревьев, создавая иллюзорный забор вокруг кладбища. Солнце уже скрылось, так что пейзаж для съемок хоррора дополняли густые сумерки.

Бли-ин! Как же так? Из квартиры, да на кладбище! Я, наверное, сильно головой ударилась и сейчас лежу без сознания! А это все сон. Или галлюцинация.

В целях самодиагностики я дважды ущипнула себя за руку. Больно. Елки-палки, неужели это все взаправду?

– Ровал? Дрэнг? Лысый? Люди! Ау-у-у!

Кричала громко, как умею только я и, пожалуй, Монтсеррат Кабалье.

– Кар-р-р! – Местная ворона громко ответила за всех сразу.

Так, главное, не нервничать… Главное, не нервничать…

Я успокаивала себя, как могла, но получалось плохо. Точнее, совсем не получалось. Руки подрагивали, дыхание сбилось на мелкое и частое. Еще чуть-чуть, и начну жалобно скулить.

От очередного пронзительного «кар» я вздрогнула всем телом, даже язык прикусила. Острая боль отрезвила, вернув к реальности. И эта самая реальность требовала скорейшего принятия мер.

Ну что? Писала фэнтези? Писала. Теперь попробуй из этого фэнтези выбраться!

Итак, что мы имеем? Ночь, кладбище, я и авокадо. Кругом лес. И куда прикажете идти? А может, посидеть и подождать? Ролевики-колдуны наверняка меня уже ищут, я же их фиговину случайно уперла.

Посмотрела на гирю. Достаточно увесистая. Правда, она потеряла свой золотой отлив и стала напоминать обычную чугунную, но от рыночных сестер отличалась наличием витиеватого узора на круглом боку. Провела указательным пальчиком по выпуклым завиткам и слегка успокоилась. Внутри пробежала волна удовольствия: непонятного и эстетического, будто свою книгу, напечатанную в типографии, в руках держу. Даже мысли перестали бегать в панике по извилинам и собрались в кучку.

Значит, эта магическая штука – мой билет домой, сомнений нет. Но пользоваться ею умеет только разноглазый. Скоро ли он меня найдет – вопрос спорный. Да и сидеть на кладбище как-то не айс, мало ли кто у них тут водится. Если есть магия, то и некромантия, как ее разновидность, вполне может быть.

Убрав артефакт во внутренний карман ветровки, я осмотрела местность более внимательно.

Кладбище старое и густо заселенное, если так можно сказать о лежащих в земле. Предположим, что его уже не используют и забросили, но дорога, по которой ходили траурные процессии от города до места захоронения, должна быть! Значит, надо ее найти!

Похвалив себя за разумность, я встала, отряхнулась и подхватила многострадальный цветочный горшок. Осталось определиться с направлением поисков.

Покрутилась вокруг своей оси.

– Елки, елки, елки. И куда тронемся? – Я задумчиво посмотрела на свое экзотическое растение.

Авокадо, естественно, не ответило. Хотя по законам фэнтези могло бы и подсказать!

Недолго думая пошла влево, там деревья выше, следовательно, ближе. Выйду к лесу и пойду вдоль опушки, пока не найду хорошо утоптанную тропу или дорогу, а дальше кривая выведет.

Я петляла между хаотично размещенными холмиками, все ускоряя и ускоряя шаг. Прошло уже минут десять, а лес почти не приблизился. В голову лезли истории про упырей, зомби и прочую нежить. Некоторые из них были моего сочинительства, отчего становилось еще страшнее. Просто на кровь и количество поднятых мертвяков я никогда не скупилась.

От каждого звука по спине пробегали стада мурашек. А когда местная каркуша прошла надо мной в бреющем полете, я аж подпрыгнула и перешла на быструю трусцу.

По мере приближения к цели стала различать звук, напоминающий чавканье. Откуда он доносился – понять не могла и решила сбавить темп передвижения. Встречаться с местными падальщиками не хотелось, ибо из оружия у меня только треснувший горшок, а бег на длинные дистанции – не самый любимый вид спорта.

Пока я крадучись перебегала от одного надгробия к другому, чавкающие звуки прекратились. Либо трапеза закончилась, либо я чудом обогнула место пиршества. Впрочем, выяснять причину не хотелось, поэтому я продолжила настороженно продвигаться к краю погоста.

Но причина по закону вселенской подлости попалась на глаза сама. Вывернув из-за очередного двухметрового надгробия, я сквозь сумерки увидела силуэт человека, который сидел буквально в десятке метров и раскапывал могилу. Легкий ветерок с его стороны принес тошнотворный запах чего-то не очень свежего.

Я брезгливо зажала нос и приставным шагом стала обходить кладбищенского вандала. Знакомиться ближе с вонючкой очень не хотелось. Интуиция недвусмысленно кричала: «Надо рвать отсюда когти!»

Хрясь!

Сухая ветка, попавшая под ногу, безжалостно выдала мое присутствие. Копатель тотчас обернулся на звук и встал. И вот тут мне стало совсем нехорошо, ибо предположение, что он – человек, было отброшено как не имеющее доказательств. Длинное и худое существо обладало вытянутым черепом и в прямом смысле горящими синими глазами. Оно было практически голое и совсем лысое.

Мамочки!

Гуманоид устремился ко мне, рыча и широко размахивая руками. Неприятный аромат усилился, и желудок противно сжался. Благо был пустой, а то бы вырвало.

Я взвизгнула и, уже не скрываясь, рванула прочь со всей возможной скоростью. Где могилы, где тропинки – не разбирала, некоторые низкие памятники просто перепрыгивала. Бежала я, как никогда не бегала. Был бы здесь мой учитель физкультуры, он бы челюсть потерял и зачел все нормативы. Но копатель все равно не отставал!

Удача предала окончательно, когда я перепрыгивала очередной могильный камень. Прямо в воздухе меня схватили за ногу и дернули назад. Полет закончился ударом живота о так и не преодоленный барьер. Воздух со свистом покинул легкие, а снова вдохнуть не получалось. Я, как рыба на берегу, беззвучно открывала рот. От боли на глаза выступили слезы.

Вонючка, рыча, ухватил меня холодными пальцами за горло, взревел и бросил в сторону, как тряпичную куклу. На этот раз удар пришелся на спину. В глазах потемнело, а в ушах бешено застучала кровь. Я честно пыталась встать на ноги и убежать, но силы воли хватило лишь на кривые четвереньки и отползание со скоростью флегматичной черепахи.

За спиной раздавалось дикое рычание.

Не спасусь… От страха ноги-руки затряслись. Слезы хлынули нескончаемым потоком.

Прошла пара секунд, но существо так и не схватило
Страница 7 из 17

меня, а громкое рычание оборвалось в самой кульминации.

Я медленно, недоверчиво обернулась и замерла от нового невероятного зрелища. Над обезглавленным телом моего несостоявшегося убийцы стояла… девушка. Во всяком случае, очертания большой груди легко можно было разглядеть даже в темноте, как и меч в ее руках. Нежданная спасительница обладала немаленьким ростом.

Спасена! Я всхлипнула и, застонав, привалилась к очередному надгробию.

Воительница обернулась, секунду всматривалась в темноту, а потом уверенно преодолела разделяющее нас расстояние. Острие меча метнулось к моему горлу и замерло в нескольких миллиметрах от кожи. Я задержала дыхание и вжалась в холодный камень. На приличный испуг сил не осталось.

– Орпил! – зычно крикнула новоявленная Зена – королева воинов. – Иди сюда! Тут, кажись, еще живая жертва! Может, еще спасем!

Что значит «может»?!

Вслух спросить не успела: рядом с воительницей, прямо из воздуха, появился мужчина. Он щелкнул пальцами, и небольшой летающий огонек осветил пространство. Теперь я могла рассмотреть парочку, а они в полной мере оценить мой потрепанный вид.

Стройная девичья фигура просто излучала силу и уверенность. Вот о таких и говорят: «Слона на скаку остановит и хобот ему оторвет!» На воительнице была надета кожаная куртка со странным украшением в виде стальных пластин-листиков. На предплечьях поверх рукавов были застегнуты наручи с железными вставками. Длинные каштановые волосы девушка собрала в высокий хвост-косу. Увидеть лицо спасительницы полностью не получилось, ибо наполовину его скрывала маска, отдаленно напоминающая респиратор. Серые миндалевидные глаза девушки смотрели на меня одновременно с жалостью и пренебрежением.

Мужчина оказался выше напарницы, а его одежда весьма походила на ту, в которую были одеты ролевики-колдуны и их дружки. Те же штаны, куртка, перевязь с мечом. Единственным отличием являлась маска-респиратор на лице.

Он грациозно присел на корточки рядом со мной. И тут я пережила очередной шок: из-под черных волос торчали островерхие уши!

– Так вот ты какой, северный олень… – выдохнула-прошептала я, завороженно глядя на эльфа. Фраза слетела с языка быстрее, чем мозг успел отдать команду молчать.

Тонкие брови красавца-спасителя медленно переползли на лоб, а в светло-серых глазах появились иронические смешинки. А вот девушка пренебрежительно фыркнула, видя мое восхищенное удивление.

– Сосредоточься и отвечай на вопросы. – Мужчина явно улыбался под маской.

Я послушно кивнула.

– Гуль тебя успел укусить или оцарапать?

Гуль? Это он про копателя могил?

– Нет. – Я отрицательно мотнула головой.

Орпил внимательно меня осмотрел и провел ладонью перед лицом. После чего кивнул напарнице. Она тут же убрала меч в пристегнутые к поясу ножны и спросила:

– Идти можешь?

– Н-не знаю…

Спасительница протянула мне руку. Когда я вцепилась в нее, эльф подхватил меня за правый локоть, и незнакомцы одним рывком поставили мою тушку на ноги. Резкая боль прострелила поясницу и мышцы живота. Я начала оседать обратно на землю. Девушка мгновенно перехватила меня за талию и приняла на себя роль костыля.

– Идите к выходу и ждите там. Я осмотрю последние могилы и приду, – отдал приказ Орпил и двинулся в глубь кладбища. Дорогу ему освещал все тот же летающий огонек.

– Давай аккуратней и не задерживайся без надобности! – отчеканила воительница, даже не оборачиваясь к товарищу, и повела меня в сторону обезглавленного трупа.

Надо признаться, вонь я уже практически не ощущала, видимо, стресс отключил обоняние. Но вот зрелище обезглавленного гуля заставило желудок в очередной раз подпрыгнуть к горлу. Зажала рот ладошкой.

Побыстрее бы отсюда убраться. Стоп. Чего-то не хватает…

– Слушай, я тут свой горшок с деревом обронила, надо найти, – забеспокоилась я.

Девушка не стала спорить или убеждать меня в умственной неполноценности. Она просто многозначительно молчала и вела вперед. Действительно, что с ненормальными разговаривать, особенно если ты намного сильнее? Я было попыталась сопротивляться, но безуспешно.

– Послушай, я без него не пойду никуда!

Воительница саркастически фыркнула и, особо не напрягаясь, поволокла меня дальше. Однако когда меня тащили мимо памятника, который стал причиной синяков на животе, я увидела на земле белый пластиковый горшок. И с криком: «Вон он!» – рванулась в сторону. Спасительница шумно выдохнула и разжала пальцы.

Я опустилась на колени рядом с авокадо, аккуратно подгребла рассыпавшуюся землю и утрамбовала ее обратно. Деревце в процессе слегка накренилось, и мозг тотчас начал выдавать планы по ремонту тары и выхаживанию растения. Надо будет разжиться либо скобой, либо веревкой и стянуть трещину. А лучше вообще пересадить авокадо…

– Ты там долго? Надо уходить, здесь все еще опасно. – Воительница подошла сзади и нависла надо мной.

Я протянула руку, прося о помощи. Меня снова ухватили за локоть и вздернули вверх. Ох, как все сразу заболело! Даже в глазах на мгновение потемнело.

Девушка уверенно вела-тащила меня к выходу. Как оказалось, я не добежала совсем немного. Обогнув последние надгробия, мы ступили на широкую дорогу, по обеим сторонам которой темнел лес. Когда мы отошли от края кладбища, я облегченно выдохнула.

Воительница отпустила мой локоть и развернулась лицом к еще видневшимся надгробиям. Как только поддержка исчезла, ноги ушли в глубокую забастовку и подогнулись. Я тяжело осела на дорогу, как мешок с тем самым, коричневым и не очень твердым.

Господи, как я устала. Да и с ощущением времени вообще чехарда творилась. Дома было утро, здесь – ночь. И как отсчитывать дни? Когда здесь взойдет солнце, у нас оно сядет?

Голова начала протестующе ныть от напряжения. Какая разница, сколько дней пройдет там и тут? По возвращении меня ждет допрос с пристрастием со стороны следователей и родителей, а там, по результатам «собеседования», либо тюрьма, либо психдиспансер со спецрежимом. Причем последнее наиболее вероятно.

В том, что трупы обнаружат быстро, я не сомневалась. Каждый воскресный вечер мама приходит в гости с авоськой продуктов, ибо не верит, что за три года самостоятельной жизни я могу сама купить себе нормальной еды. Блин, лишь бы она ключи от моей квартиры забыла взять. Лучше ей одной туда не входить. Два трупа и лужа крови – зрелище не для нее.

В любом случае не сегодня, так завтра родители, обеспокоенные молчанием моего мобильника, прорвутся на место преступления, а потом начнется кошмар. Надо срочно возвращаться, хотя бы ради близких.

А если я не смогу вернуться?

От красочных картин возможного будущего голова заболела еще сильнее, а сердце испуганно застучало.

Нет, такое даже и предполагать нельзя! Разноглазый умеет открывать порталы. Его просто надо найти, отдать гирьку, и он вернет меня домой. Это даже не обсуждается. Потому что оставаться в этом ненормальном мире с мертвецами я отказываюсь! Категорически!

Я постаралась расслабиться и отпустила мысли в свободное плавание. В итоге они все разбежались, оставив лишь звенящую пустоту.

– Ты там как? В порядке? –
Страница 8 из 17

полюбопытствовала воительница.

– Угу, – промычала я невпопад и лишь потом поняла, что голос девушки как-то неуловимо изменился, стал звонче.

Оторвавшись от бесцельного созерцания небольшого придорожного камня, я подняла глаза. Оказалось, воительница сняла маску, и теперь можно было разглядеть ее лицо. Приятное и без изъянов, оно притягивало внимание. Конечно, неприлично вот так на людей пялиться, но сейчас мой заторможенный мозг этого не осознавал.

– Ты чего? – Заметив мое внимание, спасительница недоуменно изогнула бровь.

– Ты красивая, – ответила не совсем в тему. Дельные мысли в голову возвращаться не желали.

– А ты ненормальная, – вынесла вердикт девушка и отвернулась.

На этом наш разговор закончился, и попыток начать новый никто не предпринимал. Интересно, а почему они по-русски говорят? Или это я на их языке общаюсь? Странно…

Время тянулось как хорошо пожеванный бабл-гам. Я уже начала переживать за ушедшего в глубь кладбища эльфа. Покряхтев, все же приняла вертикальное положение и тоже стала всматриваться в темноту. От напряженного молчания становилось еще страшнее. Начинать разговор лучше со знакомства.

– Меня Светой зовут.

– Зейна. – Ответ прозвучал как «отвали и не мешай».

– Спасибо, что спасли. А то бы сожрал меня этот вонючка.

Воительница даже не взглянула и вообще не шевельнулась, всем своим видом показывая, что ей моя благодарность как кошке репей нужна.

– Что-то долго твоего друга нет. Может, за ним сходить?

Предложение, не спорю, дурацкое, но вот пренебрежительное фырканье в ответ удивило. Макушкой почувствовала вылитую тонну презрения. Нет, ну что я сделала не так? О ее напарнике переживаю, а мне свое «фи» показывают. Девушка с места не сдвинулась, а я в нетерпении начала переминаться с ноги на ногу.

Спустя еще пару томительных минут темноту наконец разбавил маленький огонек. Эльф шел к нам, грациозно огибая могилы. Я завороженно следила за каждым его движением. Мужчина приблизился на расстояние вытянутой руки, снял маску и широко улыбнулся. Лишь через мгновение я осознала, что пялюсь на него, как деревенская девица на кинозвезду. Смутившись, отвела глаза и перехватила горшок так, чтобы слегка спрятаться за листьями авокадо.

– Сильно волновались? – Эльф почему-то решил это у меня уточнить.

– Вот еще! – Воительница гордо вздернула подбородок и пошла прочь по дороге.

Орпил вздохнул и предложил мне руку помощи в дальнейшем передвижении, но я отказалась. Неловко было, да к тому же боль притупилась и переставлять конечности практически не мешала.

Некоторое время шли молча. Я постепенно успокаивалась, однако с разговорами, памятуя о реакции Зейны, приставать не решалась. В результате тишину первым нарушил эльф.

– Как себя чувствуешь?

– Нормально. – Взгляд непроизвольно метнулся в сторону от собеседника и приклеился к спине вышагивающей впереди Зейны.

На эльфа спокойно смотреть не могла. Глаза так и норовили застрять на острых кончиках ушей, а правую руку буквально ломило от желания их потрогать.

– Судя по одежде, ты не местная, совсем. – Последнее слово Орпил недвусмысленно выделил интонацией.

Отпираться было глупо, поэтому я просто качнула головой в знак согласия.

– Кстати, меня Орпил зовут. – Он широко улыбнулся и протянул мне ладонь.

Пару секунд я сомневалась, подавать руку или нет. Все-таки они у меня не очень чистые, а эльф, судя по повернутой вверх ладони, собирается мне конечность целовать. Но оскорблять ушастого тоже чревато. Поэтому я перехватила горшок поудобнее и протянула чуть подрагивающую руку.

Что в этой дрожи было больше: пережитого на кладбище стресса или предвкушения? Я ответить не смогу. Клубок эмоций был слишком запутан, и его концов найти не получалось.

Когда эльф легко сжал мои пальцы, я тут же представилась:

– Светлана. – И перевела средневековый жест приветствия в привычное рукопожатие. Слегка потрясла кисть изумленного Орпила, после чего поблагодарила: – Спасибо, что спасли.

Удивление на красивом лице вновь сменилось улыбкой.

– Не меня благодари, а Суна, бога путей и судеб. Как ты вообще на этом погосте оказалась?

Несмотря на всю доброжелательность эльфа и мою признательность за спасение, рассказывать ему об артефакте и других обстоятельствах «попадалова» не хотелось. Да и что я могу рассказать, если при мысли о разноглазом губы немеют?!

Орпил ждал. Я хмурилась, силясь придумать достоверную ложь. Молчание стало неприлично затягиваться. Поэтому я тяжело вздохнула и сказала правду:

– Сама не знаю.

Меня смерили оценивающим взглядом, от которого по коже пробежали мурашки. Если спаситель хотел выяснить степень правдивости сказанного, то напрасно. Я действительно не знала, почему оказалась на этом кладбище. Не представляла, куда делись два колдуна и арбалетчик. Даже не догадывалась, каким образом вообще разговариваю на местном языке.

Чтобы избежать дальнейших вопросов в этом направлении, сменила тему:

– А вы как там оказались?

– Работа у нас такая.

Непонимающе уставилась на улыбчивого. Эльф сжалился и разъяснил:

– Мы с Зейной наемники. Пришли кладбище от нежити зачистить.

– Мм… – многозначительно промычала я.

«Наемники» – не совсем то, что мне хотелось бы услышать. Если они меня спасли случайно, то денег я им вроде не должна, но вот куда мы идем – это вопрос очень важный.

– Орпил, а куда мы идем?

– В Верхвотс – городок, в котором нас наняли. Там в таверне переночуем, а с утра снова в путь.

Таверна – это хорошо: горячая еда и сон в постели. Но, как в любой гостинице, за все надо платить. Рука сама залезла в карман ветровки и вынула все содержимое.

На раскрытой ладошке лежало три рубля двадцать копеек и помятый счастливый билетик. Рубли можно хоть сейчас выбрасывать. Не знаю, что здесь в ходу, но наверняка не мои «деревянные». Одна надежда – всучить трактирщику мятую бумажку как иномирский талисман удачи и процветания. М-да… Я – церковная мышь.

Саркастически фыркнув, убрала все обратно в карман. Похоже, придется мне ночевать на улице и без ужина.

– Из-за денег не переживай. В таверне нам выделили комнату, так что ночлег тебе обеспечен. Да и ужин найдется. – Эльф лучился оптимизмом. – Вот только говорить с местными буду я, а ты лучше молчи.

Я удивилась и насторожилась. С какого перепуга он такой добрый? До этого все встреченные мной товарищи из этого мира обладали крайне скверным характером и маниакальными наклонностями, а эти двое прямо пушистые, как кролики пасхальные. И ночлег, и ужин, и вопросы с местными он решит. Интересно, а что взамен попросит: три рубля, счастливый билетик или мой горшок? Больше у меня нет ничего, даже украшения дома остались, так как с утра я их надеть не успела.

– Даже не знаю, как вас отблагодарить, – попыталась закинуть удочку я и вызнать, что ему нужно.

– Да ладно, когда-нибудь тебе представится такая возможность.

Орпил ободряюще похлопал меня по плечу и двинулся дальше.

Надо же, не мир, а сказка. И это что-то напрягает. Так только в книжках бывает: попала девица в мир другой, а тут ей сразу люди добрые на пути встречаются и все проблемы
Страница 9 из 17

решают. Или не только в книжках? Я вновь украдкой осмотрела эльфа.

Высокий, красивый, ушастый, отзывчивый, наемник. Найдите среди слов лишнее. И дам подсказку: это точно не последнее.

А может, я наговариваю и стригу всех под одну гребенку? Почему мне не может круто повезти? Ответ: потому что я – Попадалова! Моя фамилия меня убьет.

Впрочем, ладно, пока в любом случае придется держаться этих двух. Все равно я не знаю, куда идти, а тут, может, информацией разживусь о своем колдуне.

Через несколько минут дорога вильнула влево и выползла из леса. Нам предстояло идти мимо возделанного поля, на котором уже пробились молодые ростки. «Конец весны», – констатировала я факт и перевела взгляд на небо.

На мгновение дыхание перехватило. Ноги с каждым шагом передвигались все медленнее, пока совсем не остановились. Яркие искорки звезд лежали на черном бархате и словно подмигивали. В городе такого точно не увидишь даже в самую темную ночь.

Крепкая мужская рука подхватила меня под локоть и потащила вперед, возвращая в реальность.

– Светлана, не стоит останавливаться, иначе придется долго будить трактирщика, чтобы он нас впустил.

– Ага, – согласилась я и стала интенсивней перебирать ногами, но широко открытые глаза все равно пытались вернуться к созерцанию неба.

– Кстати, если посмотришь вперед, увидишь Верхвотс. – Эльф решил подстегнуть меня, указав на конкретную цель путешествия.

В свете звезд город казался черной кляксой, разрастающейся с каждым шагом. Покатые крыши возвышались над городскими стенами, которые были сделаны из толстых бревен с заостренными вершинами. Дорога упиралась в деревянные ворота. Зейна, достигшая их первой, пару раз ударила в створку кулаком. От раздавшегося грохота я вздрогнула, чем вызвала очередную снисходительную улыбку эльфа.

– Эй, открывай! – Воительница еще раз раздраженно ударила по преграде на своем пути. – Я же сказала, что мы быстро вернемся!

Послышалось бормотание и звук отодвигаемого засова. Одна из створок открылась, пропуская нас внутрь.

– Ну вы сказали, а глава приказ давно отдал, чтобы ворота закрытыми держали, – пробасил сонный детина с фонарем.

Зейна пренебрежительно фыркнула и прошла мимо стражника. Он оказался просто огромен: косая сажень в плечах, каждый кулак – размером с мою голову. Одет богатырь был в широкие черные штаны, заправленные в короткие сапоги и простую рубашку, поверх которой накинул куртку. Странно. Признаться, я ожидала увидеть доспех какой-нибудь, но нет. На стражнике даже кольчуги не было. Интересно, почему?

Когда он указал пальцем в мою сторону, я невольно отступила на полшажка и нервно сглотнула.

– А это еще кто?

– По дороге встретили, знакомая наша, – ответил Орпил и покрепче ухватил мой локоть. Зейна, наблюдавшая за нами со стороны, сложила руки на груди и пренебрежительно фыркнула.

– Ночью в город посторонних пускать запрещено! – грозно заявил охранник.

– Так кто посторонний? Мы? Да мы тут жизнями рисковали на вашем кладбище! А она больше всех. Видели бы вы, как она самозабвенно играет роль жертвы, заманивая нежить в нашу ловушку…

Орпил был так убедителен, что я едва сама не поверила в его рассказ. Что уж говорить о детине. Его глаза сначала округлились, а потом посмотрели на меня с уважением. Для страха и стеснения время было неподходящее, поэтому в подтверждение слов эльфа я многозначительно улыбнулась стражнику. По крайней мере, постаралась.

Больше нас не задерживали. Ушастый врун, широко шагая, направился вдоль по улице. Мне пришлось бежать рядом и усиленно вертеть головой, чтобы унять свое любопытство и посмотреть на иномирский город.

Поначалу все строения были одноэтажными и скрывались в темноте за невысокими заборами. А потом город неуловимо изменился, дома стали выше, на первых этажах некоторых из них располагались торговые лавочки.

В очередной раз свернув в переулок, мы вышли прямо к трактиру. Над входом висела жестяная вывеска с кружкой и какими-то закорючками-иероглифами под ней. Наверное, это было название, но вот прочитать его я не смогла.

Честно признаться, расстроилась. Я все это время полагала, что раз свободно разговариваю с местными, то и читать смогу. Но пришлось закатать губу.

Ночную тишину вновь разогнал грохот: Зейна пыталась разнести кулаком очередную преграду на своем пути.

– Иду, иду! – раздалось откуда-то из глубин таверны. – Чего дверь-то ломать?

Дверь открылась, и нос уловил кисловатый аромат вина и пряностей, замешенный на запахе табачного дыма. А потом на пороге появился трактирщик – не очень высокий мужичок с круглым пивным животом. Его щекастое лицо с густыми усами и маленькими глазками вызывало улыбку. Уж больно он походил на моржа.

– А, госпожа Зейна, господин Орпил, уже вернулись?

Хозяин шустро отступил в помещение, пропуская наемников. А вот когда внутрь вошла я, на его лице застыл немой вопрос.

– Здравствуйте. – Я приветственно улыбнулась.

– Доброй ночи, госпожа. – Трактирщик осмотрел меня с ног до головы, и его брови медленно поползли на лоб. – А вы, собственно…

– Это наша знакомая, встретили тут, она нам на кладбище помогла. – Орпил снова взял на себя роль переговорщика.

– Она? – с сомнением уточнил мужичок.

Вот мы и погорели со своей ложью. Не поверил.

– А что вас смущает? – Эльф сложил руки на груди, всем своим видом показывая, что его сильно задело недоверие трактирщика.

– Что вы, что вы, ничего меня не смущает! – Хозяин поднял руки в примирительном жесте.

– Госпожа Светлана – одна из лучших охотников! – строго заявил Орпил, а у меня челюсти свело от такого вранья. – И принесите ей ужин.

– Да-да, секундочку, – сказал трактирщик и исчез за неприметной дверью.

Эльф вернул на лицо улыбку и жестом предложил нам с Зейной выбрать место для приземления. Я наконец-то осмотрела помещение.

Зал был небольшой и плотно уставленный круглыми столами, на которых ножками вверх стояли деревянные стулья. Орпил, не дождавшись от женской части отряда каких-либо действий, подошел к ближайшей такой конструкции и разобрал ее на составляющие.

Вдоль дальней от входа стены располагалась лестница на второй этаж. Рядом с ней, за шторой из цветных бусин, находился проход куда-то во внутренние помещения первого этажа. Все окна были плотно прикрыты ставнями.

Зал освещали несколько круглых шаров на потолке. Они горели ровным желтоватым светом, как привычные для меня светильники. Вот только что-то ни выключателя, ни розеток не наблюдалось.

Я примостила свое покосившееся авокадо на край стола и села на стул. Указав пальцем на местные светильники, спросила:

– Магия?

Мои спасители проследили за указующим перстом. Зейна, сидевшая напротив, одарила меня очередным жалостливо-пренебрежительным взглядом, а Орпил ответил с неизменной доброй улыбкой:

– Да. – После чего шепотом добавил: – Постарайся в будущем так откровенно не спрашивать очевидные вещи, это ломает нашу легенду.

Мой пальчик тотчас присоединился к товарищам в кулак, а руки от греха подальше я спрятала под столом.

– А зачем было вообще эту легенду придумывать? – так же шепотом
Страница 10 из 17

поинтересовалась я.

Эльф приложил палец к губам и указал глазами на дверь, за которой недавно скрылся трактирщик. Намек поняла и отложила все вопросы на потом.

Долго ждать обещанного ужина не пришлось. Уже спустя пару минут хозяин заведения вернулся с подносом, на котором стояли три глиняных горшочка и кувшин с тремя стаканами. Все это богатство перекочевало на наш стол, а мужчина, раскланявшись, вновь исчез в подсобном помещении.

Только воительница потянулась проверить, что принес трактирщик, эльф тут же спросил:

– А руки кто будет мыть?

Зейна скривилась от такой родительской заботы со стороны друга. Но возражать не стала и, поднявшись, направилась к деревянной двери в дальнем углу зала. Я последовала за ней. Подойдя, увидела на дощатой створке нарисованный зеленый трилистник. Теперь знаю, как у них уборная обозначается, – уже польза.

Воительница открыла дверь.

– Чего встала столбом, заходи. – Она схватила меня за руку и втянула внутрь.

Глава 4

Уборная оказалась небольшой комнатой, обитой темной деревянной рейкой. Я ожидала, что в помещении будет витать незабываемый аромат сельского нужника, но тут приятно пахло еловой свежестью. Справа от входа, у стены, стояла тумбочка, на которой покоилась круглая глубокая чаша. Над ней возвышалась изогнутая труба крана с двумя крестообразными вентилями. Моя спасительница открыла воду и стала спокойно мыть руки.

Пребывая в культурном шоке, я неотрывно наблюдала, как Зейна взяла напоминающий мыло серый кирпичик и, натирая его в ладонях, взбила белую пену. Поймала себя на мысли, что выгляжу глупо, и решила продолжить осмотр комнаты.

Вместо дырки в полу в углу стоял самый обычный унитаз с крышкой. Не удержалась и заглянула внутрь. Там меня встретила черная и непроглядная пустота.

– Ты еще туда руку сунь, – прервала мое восхищенное исследование Зейна. – Что у тебя за мир такой, если даже нужник удивляет.

Из-за пренебрежительного тона воительницы расспрашивать о механизме работы «черной дыры» сразу расхотелось.

– Нормальный у меня мир. Без магии, зато с технологиями. А здесь увидеть нечто подобное, – обвела туалет рукой, – я не ожидала. Думала, максимум дырка в полу с выгребной ямой будет. Вот и удивилась.

Воительница фыркнула:

– Странная ты, простым вещам удивляешься. И что Орпилу от тебя понадобилось?

В следующее мгновение за ней уже закрывалась дверь, оставляя меня наедине с грустными мыслями. Сказанное не оставляло сомнений: доброму эльфу что-то нужно. Из особо ценного у меня только артефакт, но Орпил его не видел. Хотя эльф в магии явно не новичок. Вон, шарики светящиеся вызывает щелчком пальцев, да и перед моим лицом рукой водил с непонятной целью.

Какова вероятность, что ушастый невероятным образом почувствовал гирьку? Очень значительная и приближается к ста процентам. Но почему эльф сразу не спросил об артефакте? Не шантажировал и не вымогал в качестве оплаты за помощь? Почему просто не отнял?! Я ему уж точно никакого сопротивления оказать не смогла бы!

Что-то тут не так. Надо быть предельно осторожной.

Наскоро вымыв руки, я вышла в обеденный зал. Видимо, выражение лица соответствовало моим мыслям, так как, подойдя к спасителям, услышала озабоченное:

– Что-то случилось?

– Нет, Орпил, все нормально. – Я постаралась непринужденно улыбнуться.

Получилось жалостливо.

– Ну если нормально, то садись ешь, и пойдемте спать. – Эльф заботливо подставил мне под нос один из горшочков и всучил ложку, которая даже на первый беглый взгляд особой чистотой не блистала.

Восхищение от благоустроенности уборной как-то сразу поуменьшилось. Надежда на вкусный ужин ушла не попрощавшись, как только я заглянула в глиняный сосуд.

Еда была холодная. На весь полулитровый горшок – один маленький кусочек мяса в заветренной и сухой на вид картошке. Еще раз посмотрела на грязную ложку и задумалась об отказе от еды. Желудок решил воспротивиться такому негуманному решению мозга и разразился злой тирадой о незапланированных голодовках и их влиянии на неподготовленный организм. Доходчиво объяснил, громко. Присутствующие прониклись и посмотрели на меня с легким недоумением.

Дыхнув на ложку, я протерла ее о подкладку ветровки и начала давиться ужином. Все время не покидало желание накормить этим сухим пайком тех, кто писал, будто в тавернах вкусно кормят! Решила избавиться от образовавшегося в горле комка и в предвкушении потянулась к кувшину. Но, едва почувствовав кислый запах, разочарованно поморщилась. Вместо расхваливаемого чуть ли не в каждой книге вина там оказалась брага. Единственным плюсом напитка была его противность. После первого же глотка желание пить что-либо пропало мгновенно.

– Кхе-кхе… Это что за гадость? – сквозь кашель просипела я и отставила стакан подальше.

– Брага, – сморщившись, подтвердила мою догадку Зейна. – А ты думала, здесь будут эльфийским нектаром поить?

Воительница сделала еще несколько глотков и встала. Я последовала ее примеру, не желая мучить свой организм и продолжать ужин.

Поднявшись по скрипучей деревянной лестнице, мы попали в темный коридор с цепочкой однообразных дверей. Эльф щелкнул пальцами, вызывая огонек, и уверенно двинулся вперед. На одной из безликих дверей заметила трилистник, а у следующей Орпил остановился. Дважды повернулся ключ в замке, и мы вошли в комнату.

Выделенное наемникам помещение оказалось небольшим. Здесь друг против друга стояли две деревянные кровати, а у окна расположился стол и два стула. Эльф отправил свой светильничек под потолок и начал разоружаться. Спустя мгновение к нему присоединилась и Зейна. Как оказалось, у моих спасителей помимо мечей еще и кинжалы были, которые крепились где-то под куртками, на спине.

Я с метательным горшком в обнимку присела на краешек стула и стала ждать приговора о сне на полу. Спина заранее заныла, напоминая о своем не самом лучшем самочувствии и том, что жесткое ложе вряд ли поспособствует ее скорейшему выздоровлению.

– Чего сидишь, в свой горшок вцепившись? Ставь его на стол и иди спать. – Остроухий кивнул в сторону одной из кроватей.

– Э, а как же… Я думала…

Эльф хохотнул, прерывая мою несвязную речь.

– Утром подумаешь, а сейчас спать.

Спорить не стала. Мой день хоть и был астрономически коротким, но морально очень длинным. Да и физически я выложилась на полную катушку.

Яркая вспышка на доли секунды осветила ровно стоящие надгробия, а в следующий миг кладбищенскую тишину нарушила смачная мужская брань. Перемещение благодаря постороннему вмешательству оказалось далеко не идеальным.

«И как ей это удалось?!» – в раздражении подумал Ровал и первым поднялся на ноги.

Как оказалось, его спутникам повезло гораздо меньше. Лысый наемник сидел на земле и держался за голову, которую при выходе встретила каменная статуя скорбящей девушки. Дрэнг с ругательствами сполз с ближайшего островерхого памятника и постарался встать ровно. Получилось не сразу.

– Ровал, ты чего намудрил? Мы же договаривались во дворец перемещаться? – Блондин держался за ушибленный живот.

– Это не я! – рыкнул разноглазый
Страница 11 из 17

и поморщился от ноющей боли в висках.

Сам по себе межпространственный портал требовал большой концентрации и силы, а вмешательство извне чуть не разорвало плетение заклинания. Чтобы удержать портал, Ровалу пришлось приложить неимоверное усилие, но вот точку выхода сохранить не получилось.

Блондин хотел продолжить обвинительную тираду, однако, поймав на себе убийственный взгляд разноглазого, осекся. Ровал был слишком опасным противником, чтобы так открыто и голословно его обвинять. В таком случае у Дрэнга появились бы все шансы быть убитым на дуэли и стать послушным зомби. Но вместо протокольной фразы вызова черноволосый глухо рыкнул:

– Хватит дурь нести. Лучше вспоминай, что она там под конец кричала?

– Что-то про мертвых, – насупившись, ответил светловолосый.

– Тогда понятно, почему мы тут оказались. А вот ее эхом могло закинуть прилично.

На несколько секунд маг прикрыл глаза, а потом усмехнулся и развернулся к спутникам спиной.

Однако не успел Ровал и шага сделать, как раздался вопль ужаса. Резко обернувшись, разноглазый увидел, как лысого арбалетчика, до сих пор сидящего у приласкавшей его статуи, схватили руки. Они были покрыты трупными пятнами и торчали из земли, которая уже начала шевелиться, выпуская неспокойного жителя могилы. Наемник, злобно рыча, пытался перерезать удерживающие конечности, но кинжал для этой цели был маловат.

Когда раздался рык зомби, на помощь лысому пришел Дрэнг. Щелчок пальцев, и два колючих сияющих пульсара ударились в поврежденные сталью и гнилью запястья мертвяка. Те с неприятным хлюпающим звуком оторвались, отпуская жертву. Мужчина живо переместился ближе к своему нанимателю и взвел арбалет. Крик наполовину вылезшего умертвия перешел в оглушительный вой.

Блондин вскинул руку, и в раскрытую пасть нежити ударила белая молния. Мозги и части черепа ошметками разлетелись в радиусе метра от тела, которое, поддерживаемое остатками магии, все еще пыталось вылезти из земли.

А вокруг уже начали взбухать и близлежащие могилы, выпуская своих обитателей. Те лезли с такой прытью, будто желали отмстить за собрата.

Щелкнул спусковой крючок арбалета. Стрела легко вошла в прогнившие кости черепа девушки-зомби. Вот только она совсем не мешала покойнице активно передвигать конечностями в направлении обидчика.

Пока лысый пытался остановить вылезшую из земли пятерку, Дрэнг стоял, закрыв глаза, и что-то бормотал. Наемник, не желая становиться закуской, начал отступать. Когда он оказался за спиной мага, тот резко вскинул обе руки. Вслед за повелительным жестом по земле прокатилась огненная волна, накрывшая нападавших.

В воздухе повис неприятный запах горелой плоти. От умертвий остались обугленные кучки костей, а несколько надгробий закоптились и стали напоминать черные обелиски орков.

Ровал недовольно покачал головой:

– И стоило из-за нескольких зомби столько сил тратить?

– Это ты некромантию смог осилить, а мне приходится бить чем есть, – флегматично пожал плечами Дрэнг.

– Тогда не расслабляйся, друзья упокоенных жаждут попробовать на зуб твоего окровавленного друга, – сообщил разноглазый.

После чего с довольным видом присел на один из низких памятников и продолжил наблюдать за происходящим.

Дрэнг рыкнул, начиная новое магическое плетение. На еще один огненный шквал времени не хватало, да и сил он забирал прилично. Пришлось пускать в ход более мелкие огненные шары. После упокоения очередной пятерки ходячих мертвецов блондин устало отер пот со лба и тяжело задышал. А взбудораженное магией кладбище выплевывало все новых и новых умертвий.

– И как ты только из зеленой мантии адепта вылез с такими умениями? – Ровал довольно улыбался.

– Чего лыбишься? Нас сожрут, если не поможешь! – раздраженно крикнул голубоглазый маг.

– Помочь? Вам? Не вижу смысла. Я же предатель, который готов отдать один из древнейших артефактов потенциальному врагу. Да и сил на переход много потратил, а после твоего зелья восстанавливаются они с большим трудом… – Черноволосый издевательски растягивал слова.

– Ровал! – возопил блондин. – Я оказался не прав, извини.

Наблюдать, как паникует Дрэнг, было приятно. Но все хорошо в меру. Ровал небрежно махнул рукой, и уже давно готовое заклинание упокоения превратило несколько десятков зомби в пепел. На сдерживание магического эха не было ни сил, ни желания, поэтому пару надгробий разорвало на сотни осколков.

– Откуда их столько повылезло? – Голубоглазый подошел к Ровалу и присел на соседний постамент с надписью: «Помним, скорбим».

– Кто-то кладбище к поднятию готовил, – Ровал поморщился и потер переносицу: в голове слегка звенело, – а наше появление их пробудило. И вообще, мертвяки кровь чуют, вот и ползут сюда.

Дрэнг одарил окровавленную лысину своего наемника недовольным взглядом. Тот сплюнул на землю и вытер ладонью стекающую по лбу красную дорожку.

– Что мы делать будем? Где пигалицу искать? – уточнил блондин.

Разноглазый удивленно взглянул на спутника.

– Мы? Ты можешь идти куда хочешь. Артефакт находится под моей ответственностью, и я его верну. А тебя ждет разнос на Совете и, возможно, суд.

– Не меня, а тебя. Ты собирался сбежать с артефактом и Салилиэль, а я пытался это предотвратить, – огрызнулся Дрэнг.

– Ридед Дрэнг, ты хоть и граф, но идиот. – Колдун устало потер глаза. – Ты с какого перепуга решил, что я собрался сбежать с этой остроухой стервой?

– Да вы все время после приезда эльфийских дипломатов отирались рядом друг с другом! – обличительно зашипел блондин. – А потом я случайно подслушал ее разговор с кем-то из эльфов, что ты у нее на крючке и ради нее вынесешь «Сияние Илидэр» за ворота дворца.

– И ты решил опоить меня зельем и задержать на месте преступления, молодец! Умная стерва эта Салилиэль! Узнала, что артефакт всегда в моем поле зрения, а тебя подловила на желании стать лучшим и непревзойденным героем! Твоя мания тебя подвела. Упустить такой шанс скомпрометировать меня ты не мог. Я думал, что не выгляжу дураком, который может предать корону ради остроухой бабы.

Ровал хрипло рассмеялся, а Дрэнг заскрежетал зубами от злости. Разноглазый бессчетный раз был прав. Ридед безоговорочно поверил в слова Салилиэль, потому что сам желал увидеть черноволосого предателем, хотя никаких поводов для этого никогда не было.

– Поздравляю, в тупости ты превзошел даже иномирскую девчонку.

– Похоже, нам стоит заключить перемирие и как можно быстрее попасть во дворец вместе с артефактом. Иначе нас заклеймят предателями. Либо я могу сразу поехать во дворец и все объяснить, – проглотив оскорбление, предложил блондин.

– Ну уж нет, одного тебя во дворец не отпущу. Я принимаю предложенное перемирие и даже окажу содействие в оправдании перед Советом твоего глупого поступка, но не более. Пошли, нам надо лошадей раздобыть. – Ровал встал и, не оглядываясь, направился на восток, к выходу с кладбища.

Его спутникам ничего не оставалось, как пойти следом.

Ровал шел, не задумываясь, успевают ли за ним спутники. В его голове роились мысли о судьбе артефакта и возможных задержках по пути во дворец.
Страница 12 из 17

Внезапно сзади раздались хрипяще-рычащие звуки. Ровал поспешно обернулся. Как раз в этот момент Дрэнг завершал свой полет за ближайшим надгробием. Оказалось, что на него напал лысый арбалетчик. Вернее, то, что раньше им было.

Ругнувшись, Ровал вскинул руку в указующем жесте, и с пальцев сорвался небольшой шар, сотканный из тьмы.

Черный сгусток, за доли секунды преодолев расстояние до мутирующего, исчез в его грудной клетке. Спустя мгновение с неприятным чавкающим звуком полутруп разорвало на кровавые ошметки. Теперь о существовании лысого напоминали только заляпанные кровью надгробия и земля в кусках мяса.

– И почему идиот молчал, что его нежить покусала? – процедил Ровал. – Чего ждал? Благословения Длеры?

– Я эту дуру, отправившую нас сюда, сам прибью при встрече, такую свинью подложить! – Дрэнг поднялся из-за памятника, злобно сверкая глазами.

Ровал застыл. Лицо мага закаменело, не желая выдавать всю бурю эмоций, вспыхнувших в душе. Он вспомнил хрупкую фигурку девушки, недавно жавшейся к нему, и будто наяву услышал собственный голос: «Даю тебе слово…»

И в ту же секунду два окровавленных памятника взорвались фонтанами осколков.

Разноглазый разразился отборным матом, витиевато помянув всех не в меру прытких девиц. Его раздирали противоречивые чувства. Дать слово первой встречной – несусветная глупость. Маг, давший обещание, – глупец вдвойне. Ибо если он его не сдержит, то смерть найдет колдуна, где бы тот ни был.

Ровал все это осознавал и злился на свою беспечность. Надо же было поддаться чувствам! Но, проклятые демоны, ни одна женщина раньше сама не тянулась к нему. Даже ночью неосознанно придвинулась-прижалась, отчего вдвойне было приятно ее обнимать, ведь до этого каждый раз приходилось мириться с ненавистью или корыстью. Но хуже всего был страх. Страх, который чувствовался в каждом, кто общался с ним, будь то мужчина или женщина. А эта боялась отмеченного печатью тьмы мага не больше, чем обычного незнакомца!

Резко развернувшись, маг поспешил покинуть злосчастное кладбище. Блондин проводил колдуна непонимающим взглядом.

– Ну, если хочешь, можешь сам ее убить.

Вскинув руку, Ровал сжал пальцы в кулак. Дрэнг захрипел в попытке вдохнуть, но темная сила, стиснувшая горло, не давала даже малейшей возможности это сделать. Когда голубоглазый начал багроветь, колдун рыкнул:

– Еще раз заговоришь о ее убийстве, и дальше пойдешь поднятым зомби. Понял?

Дрэнг из последних сил утвердительно качнул головой. Сдавливающая сила тут же исчезла. Откашлявшись, светловолосый произнес практически шепотом в спину Ровала, который снова шел к городу:

– Неужели так сильно понравилась?

Вопрос разноглазый оставил без ответа. Такое оправдание Ровала устраивало и позволяло на какое-то время утаить истину, а следовательно, и реальную возможность от него избавиться, убив девушку.

Утро началось очень рано и с требовательной побудки. Открыв глаза, я увидела неизменную улыбку Орпила.

– Давай вставай, я тебе новую одежду принес, а то в этой ты слишком приметная. – Эльф указал на холщовую сумку, лежащую на столе.

– Угу, – благодарно промычала я в ответ и села.

Не стоило это делать так резко. Ушибленные спину и живот пронзила острая боль.

– Что? Сильно болит? – сразу же забеспокоился эльф.

– Терпимо, – сипло выдавила я единственное слово.

Нахлынули воспоминания, и страх снова начал терзать сознание. Правильно говорят, что, лишь когда опасность миновала, по-настоящему осознаешь ее масштаб.

Господи, я могла умереть. Нет, хуже! Меня бы сожрал монстр!

Пальцы с усилием сжали грубую ткань покрывала, а глаза заволокло пеленой слез. От неожиданного прикосновения к плечу я вздрогнула и моргнула. Рядом стоял Орпил с фирменной добродушной улыбкой.

– Ну, всего лишь пара ушибов, а такие горючие слезы. Загонщики нежити по таким пустякам не плачут.

Не смогла удержаться и нервно прыснула в кулак. Похоже, мое чувство юмора тоже ушиблось: над всякой ерундой хихикаю. Мышцы моментально напомнили об осторожности резкой болью. Тотчас мне под нос сунули небольшую круглую коробочку с цветочным орнаментом на крышке.

– Держи, намажешь синяки. Бальзам снимет боль и ускорит заживление. Если хочешь в душ, то он за соседней дверью.

Помыться хотелось очень, ибо еле уловимый запах гуля продолжал меня преследовать. Я кое-как сползла с кровати и взяла «вещмешок» за длинную лямку. Дополнительно Орпил вручил мне жесткое полотенце, пару пузыречков и розовый кусок мыла.

В ванной комнате второго этажа обнаружились унитаз, умывальник и настоящий душ! Прямо как в советских санаториях: часть пола душевой была выложена голубенькой плиткой и отделена невысоким бордюром. В центре лазоревого участка виднелась сеточка слива, а над всем этим был подвешен местный аналог душевой лейки с крупными дырками. Краники, регулирующие воду, находились в стене напротив. От брызг предполагалось закрываться шторкой, материал которой походил на атлас, но более плотный и жесткий.

Быстро скинув одежду, залезла под струи воды и зависла на несколько минут. Хорошо-о. Если мне еще и кофе на завтрак дадут, буду считать этот мир идеальным. А в таком и эльфы-наемники могут быть отзывчивыми добряками.

В насмешку над моими мыслями память услужливо напомнила, как я попала в это фэнтези.

М-да, добряками тут и не пахнет. Один маньяк разноглазый удушить пытался при первой встрече, второй, белобрысый, зарезать хотел. А мне еще их как-то найти надо и уговорить домой отправить. Если учесть, что я стащила артефакт, то они вряд ли так сразу согласятся. Эх, как бы с ходу головы не лишили.

Тяжело вздохнув, решила быть предельно осторожной с наемниками и аккуратно выяснить у них о здешних порядках. В частности, меня интересовал дворец, где обитает некий Совет. И с большой уверенностью предположу, что там же сидит и местный монарх.

Под рассуждения о возможных вариантах местного государственного строя я начала аккуратно мыться. Живот был красивого насыщенно-фиолетового цвета, спина наверняка такая же. Аккуратно погладив гематомы мылом, перешла к надраиванию всех прочих частей тела. Каштановая шевелюра тоже не осталась в стороне.

Наконец, чистенькая и довольная, я вылезла из душа и решила испробовать выданное эльфом средство от синяков. Гелеобразная зеленая мазь приятно пахла травами. Зачерпнув немного, я круговыми движениями растерла живот. Тупая боль сменилась приятной прохладой и легким онемением. Удивленно хмыкнув, я перешла к натиранию спины, а по окончании лечебных процедур наконец-то безбоязненно потянулась и вдохнула полной грудью. Настроение снова стало улучшаться.

В холщовой сумке я обнаружила ярко-голубой сарафан, белую, из плотного материала рубашку с воротником-стоечкой и широкими рукавами, кожанку, местные тапки, напоминающие балетки, из коричневой грубой кожи, и комплект белья. Последнее я тщательно рассмотрела. На ощупь трусы-шортики и маечка на бретельках были из хлопка и поразительно напоминали земной трикотаж. Неожиданно.

Облачившись в предоставленный наряд, с удивлением и восторгом отметила, что все в размер: нигде не тянет, не висит. Еще
Страница 13 из 17

влажные волосы собрала в привычный хвост на затылке и повязала голубую косынку. Ей-богу, Аленушка. Мне только братца Иванушки не хватает. Правда, если он появится, то, по законам местной сказки, захочет прибить.

Вспомнился Ровал. Этот точно жаждет меня четвертовать. И как его уговорить сразу меня не зарезать? Ладно, при встрече что-нибудь придумаю. На крайний случай, буду убегать и одновременно извиняться.

Криво усмехнувшись, я стала собирать свои вещи в сумку. С сожалением обнаружила, что внутренний карман новой куртки недостаточно вместительный и топорщится, выдавая присутствие в нем гирьки. Тяжело вздохнув, погладила пальчиком узор и снова почувствовала, как по телу пробежала теплая успокаивающая волна. Появилась уверенность, что все будет хорошо. Убрав артефакт обратно в ветровку, уложила ту в сумку вслед за кроссовками. Сверху накрыла ее всем остальным и, перекинув через плечо длинный ремень сумки, вышла из уборной.

В коридоре поджидал Орпил. Он заставил меня покрутиться и удовлетворенно кивнул.

– Замечательно выглядишь. Пойдем вниз, там Зейна уже завтрак заказала.

Приободренная комплиментом, я направилась вслед за эльфом. У лестницы мы столкнулись с пышногрудой девицей, которая осмотрела меня с ног до головы и восхищенно охнула:

– Ох, не зря я свои сарафаны сохранила! Десять лет в сундуке лежали и вот пригодились.

– Да-да, Эллина, большое вам спасибо за одежду. – Орпил взял руку девушки и поцеловал.

Эллина снова обласкала меня взглядом, вот только превосходство на этот раз скрыть не смогла. Только дура не догадалась бы об истинных причинах изначального восхищения. Так изощренно меня в глазах мужчины еще не принижали. Теперь на ее рельефном фоне я выгляжу плоскодонной соплячкой в детском сарафанчике!

В душе вспыхнули одновременно злость на грудастую нахалку и досада, что природа, устав ваять мне красивые ноги, на груди решила отдохнуть. Эх, еще бы полразмера, и был бы второй номер, а так ни то ни се.

С усилием улыбнулась своей благодетельнице.

– Спасибо вам за помощь, а то на стройных охотниц так сложно найти наряд впору! – многозначительно осмотрела я противницу, задержавшись на нижних девяноста. – Если бы вы не сохранили подростковую одежду, пришлось бы мне пугалом ходить. Спасибо еще раз.

Улыбка Эллины потеряла всю свою радость и преобразилась в напряженно-злобный вариант. Довольная произведенным эффектом, я гордо прошла к лестнице. Эльф последовал за мной.

В обеденном зале я сразу приметила Зейну, которая деловито разливала что-то по стаканам. Когда мы подошли, воительница кивнула в знак приветствия и приступила к поглощению каши. Недолго думая я присоединилась к трапезе.

В отличие от ужина завтрак оказался теплым. Каша, сильно похожая на овсянку, была пресной – повар не счел нужным приправить ее ни солью, ни сахаром. Но пустой живот был готов переварить даже это пресное нечто. К тому же в стаканах обнаружился приятный травяной отвар, который оставлял во рту терпкое послевкусие. Ну хоть не брага, хотя и не кофе.

С грустью вспомнив любимый напиток, я пообещала себе: когда вернусь, куплю пачку особо дорогого сорта и уговорю, пока меня не загребла полиция.

Когда большая часть завтрака перекочевала в желудок, я решила завести разговор. Необходимо было выяснить некоторые важные моменты, дабы далее не сеть в лужу.

– Орпил, у меня есть несколько вопросов.

Эльф улыбнулся и кивнул.

– Я слушаю и на какие смогу отвечу.

– Хорошо. Вопрос первый: что это за страна и кто правит?

Зейна оторвалась от своей тарелки и смерила меня странным взглядом. По-видимому, решила снять с меня ярлык необразованной дуры. Эльф оставался спокойным как удав.

– Мы находимся в Лирэнде, – ответил он. – Это самое большое государство людей. Правит здесь его величество Мелекон Аверн Третий при поддержке Королевского Совета.

– И дворец находится в столице… – Я не спрашивала, а поддакивала собственным мыслям. – Туда мне и надо. Как она называется?

– Оританэр. И мы как раз туда направляемся, – оптимистично заявил ушастый брюнет.

– Что? – Зейна ошарашенно посмотрела на напарника.

– Потом, – одними губами шепнул в ответ Орпил.

Интересно девки пляшут. Эльф решил сменить направление их путешествия? Или я ошибаюсь и подвох в другом? Удивленно посмотрела на воительницу, но та только махнула рукой и опять потеряла интерес к разговору.

– Если у вас были другие планы, то я не хочу им препятствовать. Вы и так сделали для меня много.

– Светлана, поверь, нам не в тягость сделать небольшой крюк до столицы, к тому же там всегда найдется работа для пары наемников, – парировал Орпил.

– Тогда буду только рада, это сильно облегчит мой путь, – вслух поблагодарила я, хотя внутренне еще больше напряглась.

Что-то от такой доброты аж страшно становится. Впрочем, конечно, с наемниками все же будет безопасней, чем идти непонятно куда одной и без денег…

– Еще вопросы есть? – оборвал мои размышления эльф.

Как говорил Штирлиц, запоминается только последняя фраза. Значит, она должна быть из области «почему крокодилы не летают».

– Да. – Я кивнула. – Почему ночью нас встретил только один сонный стражник?

– Так зачем больше? На воротах магическая охрана, в случае нападения такой вой поднимет, что все вскочат.

Я многозначительно промычала. Прикольно, город как дорогая иномарка на сигнализации. Интересно послушать, какой сиреной она орет.

Мысленно фыркнув, я задала последний вопрос:

– А когда мы отправляемся в путь?

– Как только соберемся, так сразу. – Орпил поднялся из-за стола и протянул руку, предлагая следовать за ним.

Зейна, фыркнув, гордо встала и, не оглядываясь, поспешила на второй этаж.

– Она всегда такая? Или это я ее так раздражаю? – шепотом спросила у эльфа я.

– Всегда, – успокоил тот. – Она панически боится показаться слабой в чужих глазах. Воительница, и этим все сказано.

Мне это мало о чем говорило, но уточнять я не стала и просто пошла вслед за наемниками в комнату. У меня тоже были знакомые феминистки: и руки им не подай, и слово ласковое не скажи, иначе до глубины души обидишь.

Пока поднимались по лестнице, в голове появилась слегка безумная идея: подслушать, о чем наемники говорят в мое отсутствие. Уж больно занятная реакция у Зейны была на слова Орпила. И это загадочное «потом» не давало мне покоя.

В конечном счете все храбрые книжные героини интересные разговоры под дверьми подслушивают. А чем я хуже? Осталось придумать вескую причину выскочить в коридор со всеми пожитками.

Достойный повод нашелся, едва открылась дверь комнаты. На столе стояло покосившееся авокадо и всем своим поникшим видом недвусмысленно намекало, что оно – растение тропическое и требует обильного полива.

Радостно схватив горшок, я известила всех присутствующих:

– Пойду полью его, пока вы собираетесь. А то засохнет, жалко будет.

И чтобы никто не успел задать лишних вопросов, поспешила выйти в коридор.

Навстречу попалась местная горничная с ведром и шваброй. От неожиданности я вздрогнула, но все же кивнула в приветствии. Девушка прошла мимо и скрылась за дверью очередной комнаты. А я
Страница 14 из 17

прислушалась к царившей в номере наемников тишине.

Ждала недолго. Голос Зейны был пропитан раздражением:

– Ненормальная девчонка, с каким-то растением едва ли не в обнимку ходит… она что, из ваших, что ли?

– Условно, – задумчиво ответил наемник. – След эльфийской крови в ней чувствуется, но очень слабый.

Я недоверчиво скривилась. Какие, к чертям, эльфы в моей родословной?! У нас на Земле их вообще никогда не было.

– Ну, значит, и впрямь ненормальная… – тем временем недовольно проворчала Зейна. – И что ты с ней возишься? Орпил, я не понимаю, на кой демон мы поедем в Оританэр? Это же эльфийский город, а ты, напоминаю, находишься в изгнании! Тебя казнят!

Я замерла, даже дышать старалась реже.

Так вот почему Зейна встрепенулась, когда эльф пообещал меня довезти до столицы Лирэнда? Ушастый врун!

– Не стоит так переживать. – Орпил был спокоен и весел. – Поверь, когда верховная жрица и повелитель увидят артефакт, они нам ноги целовать будут. Ты получишь столько золота, что сможешь всю жизнь не работать, а я верну себе имя и уважение.

Раздался изумленный женский вздох.

– Такой ценный артефакт? У нее? Если в этом все дело, зачем девчонку тащить с собой? Заберем сокровище, а ее в безвольные продадим.

– Нет, Зейна. Ее придется убить, но сначала уговорить добровольно отдать «Сияние Илидэр», ибо силой его не забрать.

Черт! Вот и раскрылся мой улыбчивый эльф! Нет, милый друг, ни ты, ни твои верховная жрица с повелителем мой билет до дома не получите. Да и умирать здесь я не собираюсь.

Под учащенный стук сердца я на цыпочках стала пробираться в сторону лестницы. Местную горничную хотелось расцеловать, ибо она так громко топала и стучала дверьми, что мое отступление прошло незамеченным для эльфийских локаторов.

Помня о скрипучести ступенек, я перекинула ногу через перила и аккуратно съехала попой вперед.

Немногочисленные посетители смотрели на меня как на ненормальную. Однако всеобщего внимания я предпочла не замечать. Отряхнула сарафан и стремительным шагом направилась к выходу.

Ноги норовили сорваться на бег, но я их сдерживала, пока не оказалась на улице. А уж тут… я побежала. Так быстро, как умела, потому что понимала: скоро наемники хватятся меня, проверят ванную и кинутся по следу. Господи, как же я умудрилась так вляпаться?

Адреналин, замешенный на страхе, не позволял сбавить темп, и дома сливались в непонятные размытые пятна, не оставляя никакого следа в памяти. Воздух со свистом путешествовал в легкие и обратно, во рту образовалась саднящая сухость, а в боку безумно закололо. Но лишь когда ноги начали заплетаться, я решила передохнуть и осмотреться, куда меня завела паника.

Небольшой проход между двумя домами, где я остановилась, был завален всяким барахлом и ящиками с мусором. За одной из таких куч я прислонилась к стене и постаралась отдышаться. Коленки подогнулись, и я тихо сползла в положение сидя.

Мамочки, как же хочется домой! В этом сумасшедшем мире меня на каждом шагу пытаются убить. И как искать разноглазого, непонятно. Я даже из города не знаю, как выбраться! И в какую сторону идти! Денег нет.

Бессильные слезы двумя дорожками пробежали по щекам.

– И стоило убегать? – раздался над головой знакомый мужской голос.

Подняв глаза, я наткнулась на улыбающегося Орпила, но вот от прежней доброты в изогнутой линии губ не осталось ни грамма.

Паника поднялась как цунами и накрыла с головой. С истошным визгом я бросилась к противоположному выходу из переулка, благо тот был недалеко. Однако буквально в паре шагов от заветного просвета споткнулась о прыгнувший под ноги ящик.

Чертов маг!

С еще более громким визгом я пролетела оставшееся расстояние носом вперед и плотно зажмурилась, чтобы не видеть, в какую грязь предстоит приземлиться. Посадка выдалась жесткой: ладони нещадно саднило, а грудь и вторично ушибленный живот начали меня проклинать. Шипя как разбуженная змея, распахнула глаза и наткнулась на черные сапоги.

Задрала голову в надежде найти хоть какого-то заступника и встретилась с пылающим гневом взглядом разноглазого.

Мама дорогая, роди меня обратно!

Глава 5

Черт, не так я себе представляла встречу с Ровалом. Я ведь даже речь не подготовила!

Колдун был зол. Зол на меня.

Терять было нечего, и я сделала ставку на зеро.

– Ровальчик, миленький, спасай!

Гнев в глазах мужчины уступил место изумлению, а брови удивленно дрогнули. Для пущего эффекта потянулась, чтобы обнять его за колени, но в этот момент неведомая сила оторвала меня от земли и дернула обратно в переулок. Я только горшок успела ухватить и завизжать.

Разноглазый рыкнул какую-то абракадабру, и меня на мгновение окутала тьма. Горизонтальный полет резко превратился в вертикальное падение. Правое плечо взорвалось болью.

Но не успела я поднять голову, как надо мной прошелестела белая молния. Мамочки!

Перепуганно сжавшись, я стала молиться о скорейшем спасении. Тем временем в ответ на эльфийский электрический разряд над головой пролетело нечто, распространяющее волны жара. Правда, цели не достигло, врезавшись в землю недалеко от меня.

Взвизгнув, я по-пластунски прытко отползла в укрытие из двух мусорных куч. Прижалась к стене и, обхватив голову руками, крепко зажмурилась, словно это могло меня спасти от шального заклинания. Но ничего большего для своего спасения я сделать не могла.

Сердце бешено билось где-то в животе. Теперь я точно знала, каково находиться под перекрестным огнем! Хотелось выть от страха, но комок в горле не давал даже пикнуть.

К счастью, над головой сверкало недолго, но даже когда стало тихо, покидать убежище не хотелось. И глаза открывать тоже. Так и сидела, прижавшись к стене.

– Вылезай, несчастье, уже можно, – донесся ворчливый голос разноглазого колдуна.

Кипевший в крови адреналин ударил в ноги, и я молниеносно подскочила к Ровалу. Изо всех сил вцепившись в него, уткнулась лицом в черную рубашку. От нахлынувшего облегчения меня мелко трясло, а из глаз снова потекли ручейки слез.

– Спасибо. – Я шмыгнула носом и прижалась поплотнее.

То ли я такая вся несчастная была, то ли мужика проняла моя благодарность, но, вместо того чтобы наорать и придушить, он легонько приобнял меня за плечи. От этого даже трясти меньше стало.

– Ровал! Может, уже спросишь у нее, где артефакт?! – Раздраженный голос ворвался в мою персональную идиллию и заставил судорожно обернуться.

М-да, слона-то я и не приметила. Неподалеку от нас стоял Дрэнг и держал в руках кончик сияющей белой веревки, которая обвивала Орпила с головы до ног.

Присутствие блондина напрягало, а то, что он заодно с Ровалом, удивляло. Совсем недавно эти двое друг друга в капусту порубить желали! А теперь напарники?

А разноглазый тем временем отстранился на расстояние вытянутой руки. Мужчина заглянул мне в глаза и вкрадчиво, как маленькую девочку, спросил:

– Где «Сияние Илидэр»?

– А ты меня домой вернешь? – с подозрением осведомилась я и отодвинулась на шаг.

– Всенепременно, – со всей серьезностью заверил колдун.

Особого доверия Ровал не вызывал, но другого экспресса до родной квартиры у меня не было.
Страница 15 из 17

Я полезла в сумку, проклиная собственную паранойю, которая засунула артефакт на самое дно. Пока ворошила вещички, очнулся ушастый врун и рыкнул:

– Светлана, не смей им артефакт отдавать! Этот темный тебя убьет, как только получит желаемое.

Я зло зыркнула на эльфа. Надо же, за мою жизнь переживает!

– Кто бы говорил! Сам меня хотел обмануть и убить! – огрызнулась я и, наконец вытащив артефакт, протянула его разноглазому. – Ровал, отправляй меня домой. Лучше два обезглавленных трупа и тюрьма, чем постоянное бегство от предполагаемых убийц!

Лицо эльфа вытянулось, а черноволосый спокойно забрал с моей ладони гирьку, которая снова стала отливать золотом. Видимо, подзарядилась.

– Давай руку, – скомандовал мой колдун-экспресс.

Я уже протянула ладонь, когда вспомнила про еще одного попаданца, которого ждал родной подоконник.

– Ой, подожди. Я свое дерево забыла! – Одернув ладонь, метнулась к месту своего падения и подняла горшок.

Живучесть пластиковой продукции поражала. Дерево же наклонилось еще сильнее. Ну ничего, вернусь, первым делом поупражняюсь в цветоводстве.

Тяжело вздохнув в предвкушении будущих проблем, я снова подошла к Ровалу и подала свободную руку. Ее проигнорировали. Мужчина властно притянул меня к себе и уставился в пустоту, произнося заклинание.

Прошла секунда, другая… но ничего не изменилось.

В душе шевельнулось нехорошее предчувствие, что все идет не так, как планировалось.

Колдун сделал паузу и повторил свою тарабарщину, но вновь безрезультатно. Мы по-прежнему стояли в переулке. А потом я вздрогнула от рыка черноволосого:

– Что ты с ним сделала?!

– Ничего я не делала! – пискнула я и сжалась в стальных объятиях.

Вот и все. Сейчас меня будут убивать. Самое обидное, что я не виновата!

Когда я осознала этот факт, страх начал отступать под напором волны праведного гнева. Да если бы не они, меня бы тут вообще не было! Сидела бы дома и мучила ноут, а не сдавала зачеты по бегу от смерти!

– Если вы сохраните мне жизнь, я готов поделиться информацией о произошедшем с артефактом. – Спокойный голос эльфа заглушил мое злобное пыхтение.

Ушастый выжидательно смотрел на моего спасителя. Я тоже решила заглянуть в лицо колдуна. Блин, а с такого ракурса он особенно красив, еще бы смотрел на меня и без злого прищура…

Мысленно фыркнув, я отодвинула посторонние мысли на задний план. Сейчас не до восторгов. Надо выяснить причины задержки в этом безумном мире маньяков и по возможности их устранить.

Вердикта колдуна ждала с нескрываемым нетерпением.

– Хорошо. Только для начала с улицы уберемся, – после недолгого обдумывания кивнул тот.

Я выдохнула с облегчением. Если бы Ровал отказался, мне пришлось бы уговаривать сохранить наемнику жизнь.

Разноглазый кивнул Дрэнгу. Тот с легкой усмешкой трансформировал светящуюся веревку в еле заметную нить и, оставив ее лишь на шее Орпила, снял большую часть пут.

– Даже не пытайся бежать, – проникновенно сказал блондин.

Эльф скривился, будто ему лимон скормили.

– Если бы сразу понял, что передо мной Ровал Алерон Дериген, герцог Ландербергский, один из сильнейших темных магов, – ушастый пристально посмотрел на Ровала, – то вообще связываться бы не стал.

Я остолбенела.

Герцог! Герцог?! Если мне не изменяет память, этот титул по значимости идет сразу после короля! Мама дорогая, а я ему тыкала и хамила?! Вот теперь реально страшно!

Ситуацию усугублял внутренний критик: «Могла бы и догадаться, что гости – не простые смертные! Абы кто во дворец без приглашения не перемещается!»

Ровал убрал артефакт в куртку и, перехватив меня за запястье, потащил к выходу из переулка.

Пока я пребывала в состоянии механической куклы, мы отдалились от центра города и вышли к кварталу, состоящему из безликих сараев-складов. Чем дальше забирались, тем меньше людей нам попадалось.

В голову настырно лезли фильмы про гангстеров, где все основные разборки проводили в пустых доках или производственных цехах. Обычно после этого появлялась парочка новых трупов.

Ладошки моментально вспотели от страха. Надеюсь, среди этих трупов не окажется моего! Я громко сглотнула и тут же споткнулась, но устояла благодаря крепкой хватке провожатого.

– Кхм, Ровал, а куда мы идем? – Я опасливо огляделась по сторонам. Ноги продолжали запинаться на каждом шагу, видимо не желая идти в выбранном направлении.

– Туда, где никого нет, – ответил он, перехватывая меня за талию. Видимо, колдуну надоело, что я постоянно дергаю его за руку.

Мы миновали еще несколько серых амбаров и наконец затормозили. Ровал внимательно осмотрел два одинаковых строения и, кивнув Дрэнгу, уверенно направился к самому дальнему от нас. Правда, небольшая дверь, прорезанная в широких складских воротах, встретила навесным замком.

– Закрыто, – сообщила я, решив сыграть роль капитана Очевидность. – Через окно полезем?

Герцог пренебрежительно хмыкнул и коснулся сомкнутых дужек. От прикосновения те начали стремительно ржаветь. Не прошло и минуты, как дужки оторвались от шершавых досок и вместе с замком упали к нашим ногам. Но ржа даже на земле продолжала поедать железо, превращая замок в кучку неприглядных коричневых хлопьев.

Мое завороженное наблюдение за магическим процессом прервали, затащив внутрь помещения. Ровал щелкнул пальцами, и маленький голубой огонек развеял темноту.

Сарай был абсолютно пустой и явно старый: дощатый пол нещадно скрипел и охал от каждого шага. Поднимаемая в воздух пыль неприятно щекотала нос. Чихнув два раза, я даже огорчилась, что не успела подумать о чем-нибудь хорошем.

Ровал подождал, пока Орпил и Дрэнг пройдут мимо нас, и, оставив меня в центре помещения, присоединился к временно неразлучной парочке. Так как приткнуть свое уставшее тело было некуда, я решила стоять на месте. Чувствовала себя как на кастинге. В жюри – трое маньяков, стоящих в отдалении.

– Пчхи! – Я пыталась закрыть нос ладошкой, но сдержать чих не получилось. – Пчхи!

Пока я боролась с аллергией на местную пыль, герцог решил начать допрос ушастого вруна:

– Давай говори, что с артефактом случилось.

От холодного и властного голоса я вздрогнула.

– Найвэл, – ответил эльф и, посмотрев на меня, нагло усмехнулся.

Не поняла… Это ругательство, что ли?

Оба колдуна наградили меня озадаченными взглядами. Я неловко поежилась и переступила с ноги на ногу.

– Она? – недоверчиво спросил Ровал, потом отрицательно качнул головой. – Не может быть. Род Найвэл уничтожен.

Хм, так это чья-то фамилия! Ну ладно, а то я, грешным делом, подумала, что меня какой-нибудь местной зверюшкой обозвали. Интересно, с чего это он решил, будто я – Найвэл? Я – Попадалова!

– Видимо, кто-то выжил, – пожал плечами Орпил. – Другого объяснения нет.

– Допустим, – нехотя согласился Ровал. – В таком случае, как вернуть «Сияние»?

– Она вам артефакт уже добровольно отдала, а это полдела. Осталось принести Светлану в жертву на алтаре в Оританэре, и все встанет на свои места.

«Мне конец!» – ураганом пронеслась единственная мысль. После слов эльфа в душе тут же вспыхнула паника. Сердце снова припустило в бешеном темпе, а дыхание
Страница 16 из 17

сбилось на мелкое и частое. Тело приготовилось в любую секунду сорваться в бегство.

Орпил глядел на меня с нескрываемым превосходством победителя. Да, он в любом случае добился, чего хотел. А вот лицо Ровала с каждой секундой становилось все мрачнее. В разноцветных глазах не отражалось абсолютно ничего, маг смотрел куда-то в пустоту. Похоже, выпросить спасение во второй раз не получится.

Я понимала: если рвану к выходу, успею только пару шагов сделать, и меня поймают. Но попробовать стоило, поэтому я начала медленно пятиться в сторону двери. Однако, заметив это, Дрэнг выпустил вторую светящуюся нить, и та, будто живая, метнулась ко мне. Я попыталась отпрыгнуть от пут, но безрезультатно: меня стреножили, словно непослушную лошадь. Как подкошенная я рухнула на пол. От падения копчик разразился болью под скрипучий аккомпанемент трухлявых досок. Каким чудом они не проломились подо мной, не знаю.

– Ровал, – в холодном взгляде Дрэнга я увидела сцену кровавой расправы надо мной, – отправляемся в Оританэр?

В отчаянной надежде я с мольбой посмотрела на разноглазого герцога. Ведь уже дважды от смерти спас! Хотя не понимаю почему: он наверняка не меньше других хотел меня убить за этот артефакт. Но при этом не дал Дрэнгу меня зарезать, потом Орпила усмирил. Неужели сейчас мое везение закончится? Ну хотя бы еще разик!

Пока глаза умоляли колдуна о пощаде, свободная рука пыталась отцепить от коленей светящиеся путы. Блондин заметил это и легонько дернул за кончик нити. Та моментально сдавила ноги. От резкой боли я взвизгнула и стала брыкаться в попытке освободиться.

– Будешь дергаться – без ног оставлю, – рыкнул Дрэнг и затянул нить еще сильнее.

На сопротивление после такого не осталось ни сил, ни возможности. От адских ощущений хотелось лезть на стену.

Спасение пришло, откуда его уже не ждала.

– Avare! – рыкнул Ровал.

В то же мгновение нить беззвучно лопнула и растаяла в воздухе.

Едва почувствовав свободу, я вскочила и бросилась к выходу. Хватит с меня этих маньяков! Пусть подавятся своим артефактом! Никакая я не Найвэл, и пусть все идут лесом со своими жертвоприношениями на эльфийском алтаре!

Паника не просто бушевала, она хлестала через край. Кровь вскипела, заставляя мышцы работать на грани возможного. Мир сузился до светящегося контура двери.

От переизбытка адреналина восприятие мира неуловимо изменилось. Вроде бегу изо всех сил, а движения медленные, будто в киселе.

– Ровал! – кричал Дрэнг. – Лови ее!

Подумать, какое заклинание догонит меня следующим, не успела. Когда до заветного выхода осталась пара шагов, маленькая дверь неожиданно распахнулась, пропуская внутрь человекоподобную тень. Та рванулась ко мне. Я поспешно затормозила. Хотела броситься вправо и разминуться с нежданным гостем, но не успела. Зато успел разноглазый, очередным заклинанием выдергивая меня из захлопывающегося капкана рук.

В полете краем глаза заметила, что схватить меня хотел беловолосый мужчина. В тот же миг он махнул рукой, прерывая мой полет, и я вновь жестко приземлилась на пол. На этот раз досталось другому плечу.

Злость и обида закрутились в бешеном вихре. Как меня уже достало играть роль волейбольного мяча! Я – девушка! А они меня только и делают, что избивают! Да где справедливость?!

– Ровал, давно не виделись! – гаркнул беловолосый.

– Не скажу, что рад, – холодно ответил разноглазый.

Выпущенное незваным гостем заклинание черным туманом пронеслось надо мной. На мгновение стало безумно страшно. По коже пробежал какой-то потусторонний холод, и я с шипением вдохнула сквозь сжатые зубы.

В голове промелькнула очередная сцена из переулка: волны жара от ударившегося в землю заклинания и две кучи мусора вместо окопа. Судорожно повертела головой, но отползать было просто некуда. Еще немного, и меня точно размажет шальным заклинанием!

Дыхание участилось, а из глаз брызнули слезы. Над головой снова сверкал и громыхал фейерверк. Единственное спасение – дверь!

Придерживая одной рукой авокадо, я стала тихо подползать к выходу. Руки и ноги трясло от напряжения и страха. Я начала лихорадочно молиться всевозможным богам: пожалуйста, пусть моих маневров никто не заметит!

Местная богиня удачи отвернулась ровно в тот момент, когда я обошла по большой дуге белобрысого. Яркая молния ударилась в деревянную створку, и та с грохотом разлетелась на мелкие щепки.

Истерика резко вскинула голову. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль: вот сейчас сделаю глупость. Но страх уже превратился в гнев, и удержаться было невозможно. Встав в полный рост, я злобно рыкнула:

– Да чтоб вы все сквозь землю провалились!

Угрозу подкрепила ударом ноги по полу. Доска, которой от меня досталось, треснула и брызнула щепками. Почувствовав неладное, я порывисто развернулась к увеличившемуся в размерах выходу, а за спиной раздался оглушительный треск и ругань. Не знаю, где в организме находится механизм экстренного реагирования, но сработал он безотказно, в последнем отчаянном прыжке бросив тело к выходу.

Полностью выскочить из амбара не удалось. Большая часть моего туловища повисла над «пропастью». Судорожно цепляясь за остатки ворот свободной рукой, я стала забрасывать ногу на твердь.

Из подвала доносились ругательства, все как на подбор в мой адрес. Чего мне только не наобещали! Извращенцы-маньяки!

На ответные высказывания сил не хватало, поэтому карабкалась молча. Когда я практически вылезла, услышала приказ Дрэнга:

– Оставайся на месте, девка!

Уже знакомая белая нить вылетела из темноты и попыталась ухватить меня за запястье. Взвизгнув, я в последний момент отдернула конечность, и путы уцепили мое дерево.

– Прости, – с жалостью пискнула я вслед падающему авокадо. Теперь я Дрэнга ненавидела еще больше!

Подтянув вторую ногу, я рывком приняла вертикальное положение и понеслась прочь из складского квартала. Дорогу не помнила, поэтому бежала по наитию. Однако, едва повернув за очередной угол, врезалась в чью-то твердую спину.

Подняв глаза, увидела, что жертвой моего налета оказался симпатичный молодой человек с коротко остриженными русыми волосами.

– Извините, – пролепетала я и, не дожидаясь ответа, скользнула мимо парня.

Внезапно тот с силой сжал мое плечо, заставляя остановиться.

– А? – Я удивленно взглянула на ловца.

Парень как-то недобро улыбнулся. В его карих глазах отражалась такая радость, будто приз выиграл.

– Девушка, а подскажите, как добраться до рынка?

– Я не местная, – ляпнула я первое, что в голову пришло, судорожно прикидывая, насколько сильно попала на этот раз.

– Замечательно! – радостно произнес русоволосый и перехватил меня за запястье.

– Эй! – только и смогла возмутиться я, ибо руку легче было отрубить, чем освободить.

Мой возглас полностью проигнорировали. Парень уверенно потянул меня по широкой дороге в одном ему известном направлении.

– Пусти! – попыталась воспротивиться я, но безуспешно: сила у незнакомца была бешеная. Моих попыток вырваться он, кажется, вообще не замечал.

Мамочки! Да что опять такое происходит-то?!

Подойдя к очередному невзрачному складу,
Страница 17 из 17

русоволосый толкнул дверь и затащил меня внутрь. В отличие от предыдущего сарая, в котором довелось побывать, этот оказался благоустроеннее. Под потолком – магические светильники, пол не скрипит от каждого шага, пыли нет. Вот только практически все свободное пространство огорожено стальной решеткой, за которой находились люди. Женщины.

Клетка, люди, не тюрьма. Это же не…

«Заберем сокровище, а ее в безвольные продадим», – вихрем пронеслись в голове слова Зейны.

Накаркала, зараза! Не продали, так сама загремела!

Я резко уперлась пятками и с силой дернула руку. Лучше лишиться кисти, чем свободы. Однако пальцы русоволосого тотчас сжались стальным капканом. На мгновение показалось, что сустав не выдержит и мое желание освободиться будет исполнено буковка в буковку. Но конечность все же уцелела, а русоволосый вдруг развернулся и без предупреждения отвесил мне подзатыльник. Голова зазвенела, а в глазах потемнело.

Давненько мне такой радости не перепадало. Наверное, класса с пятого, когда папа за двойки отругал. Да-да, меня, в отличие от большинства героинь романов, в детстве ремнем воспитывали. Так что ощущения не новые и от этого еще более обидные.

Не говоря ни слова, парень потащил меня по проходу между камерами в глубь сарая. А я… я, больше не сопротивляясь, послушно переставляла ноги. Сначала потому, что не могла собраться с мыслями из-за полученной контузии. А потом из чувства самосохранения, которое подсказывало: в рабство лучше попадать здоровой, вдруг представится шанс сбежать!

В конце коридора находилась небольшая комната. Обстановка здесь особой роскошностью не отличалась. Мебели минимум: низкий шкаф, заваленный бумагами письменный стол и три стула, на одном из которых сидел массивный бородатый мужчина средних лет. Он чем-то напоминал Бармалея из отечественного мультика: такие же черные всклокоченные волосы, окладистая борода, густые брови и темные посверкивающие глаза. Когда мужчина оторвался от черканья перьевой ручкой по листку и взглянул на меня, я нервно сглотнула. Внутри опять все сжалось от страха.

– Уже вернулся? – переведя взор на моего провожатого, пробасил работорговец.

– Как говорится, хорошему охотнику добыча сама в руки прыгает! – усмехнулся русоволосый.

– Кто такая?

– Не местная, – торопливо отмахнулся от вопроса парень. – Давай побыстрее оформляй и выдавай браслеты.

– Подожди, Претэк, надо выяснить, кто она. Эй, как звать тебя? – Бармалей нахмурился, отчего стал еще страшнее.

В голове заметалось сомнение: отвечать или нет? Все возможные опасения и доводы превратились в размазанные образы и никак не хотели укладываться в словесную форму.

Я перевела испуганный взгляд на притащившего меня сюда парня. Тот сурово свел брови и рыкнул:

– Отвечай.

Вздрогнув, я на полном автомате ответила:

– Светлана Попадалова.

– Странное имя. Но не врет. – Чернобородый взглянул на прозрачный кристалл на столе.

Диковинка была размером с гусиное яйцо, имела плоское основание и неровную верхушку, будто ее откололи от какого-то более крупного камня.

– Родственники, друзья в городе есть? – продолжил допрос мужчина.

– Есть, – не будь дурой, соврала я. Вдруг испугаются, что я тут не одна, и отпустят!

Кристалл полыхнул ярко-алым, а мне отвесили очередной подзатыльник. От негодования и злости скрежетнула зубами. Чертов магический полиграф! Чтоб он треснул!

– Еще раз соврешь, плетью пройдусь, – пообещал Претэк.

– Ну что ж, раз никто искать не будет, то вполне подойдет. – Чернобородый достал из стола два широких стальных браслета.

– Руки давай, – взяв «украшения», приказал русоволосый.

Из чувства противоречия спрятала конечности за спину и отступила на шаг. Парень обреченно выдохнул и приблизился. Резко дернув меня за правый локоть, он без усилий разорвал сцепленные в замок пальцы и выдернул мою руку пред свои карие очи. Кисть легко проскользнула в браслет, и тот неожиданно уменьшился. Между кожей и сталью остался лишь небольшой просвет. Со злостью попыталась освободиться, но побрякушка не поддалась. В итоге я только помогла Претэку окольцевать и вторую руку. Неприятное покалывание прокатилось от запястий по всему телу.

– Меня маги искать будут! – выдала я последний довод, чтобы отпустили с миром.

– Уже не важно, с браслетами не найдут, – по-доброму заверил меня чернобородый.

Новость была ошеломляющая. Я просто физически чувствовала, как округляются мои глаза. В какой раздел отнести полученную информацию – не знала: не найдут – хорошо, рабство – плохо.

Пока соображала, радоваться или все-таки плакать, с меня начали стаскивать сумку. Рефлекторно ухватилась за ремень и прижала к себе. Затылок тут же взорвался болью. Глаза зажмурила, чтобы те не выскочили из орбит. Претэка я уже готова была загрызть! Жаль, что он – мужчина с плетью, а то я бы точно ему сдачи дала!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/svetlana-ushkova/zapretnyy-kluch-2/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.