Режим чтения
Скачать книгу

Здоровая пища – поиск идеала читать онлайн - Виктор Конышев

Здоровая пища – поиск идеала

Виктор Александрович Конышев

Лучшее увлекательное чтение «ЛУЧ»

Наше здоровье зависит от того, что мы едим. Но как не ошибиться в выборе питания, если число предлагаемых «правильных» диет, как утверждают знающие люди, приближается к 30 тысячам? Люди шарахаются от одной диеты к другой, от вегетарианства к мясоедению, от монодиет к раздельному питанию. Каждый диетолог уверяет, что именно его система питания самая действенная: одни исходят из собственного взгляда на потребности нашего организма, другие опираются на религиозные традиции, третьи обращаются к древним источникам, четвертые видят панацею в восточной медицине… Виктор Конышев пытается разобраться во всем этом разнообразии и – не принимая сторону какой-либо диеты – дает читателю множество полезных советов, а попутно рассказывает, какова судьба съеденных нами генов, какую роль сыграло в эволюции голодание, для чего необходимо ощущать вкус пищи, что и как ели наши далекие предки и еще о многом другом… Виктор Конышев – доктор медицинских наук, диетолог, автор ряда книг о питании.

Виктор Конышев

Здоровая пища – поиск идеала

Откуда мы пришли, куда идем…

    Омар Хайям

Размышления вместо введения

Наше здоровье, работоспособность и долголетие зависят от того, что мы едим. Но как не ошибиться в выборе питания, если число предлагаемых «правильных» диет, зачастую противоречащих друг другу, увеличивается с каждым днем? Американский диетолог Роберт Шварц, автор популярной книги «Диеты не работают», уверяет, что начиная только с 1920 года было предложено и опробовано в общей сложности около 26 000 диет. Люди шарахаются от одной диеты к другой, от вегетарианства к мясоедению, от монодиет к рациональному питанию. Каждый из диетологов уверяет, что именно его система питания самая правильная и действенная, аргументируя это либо своим пониманием биологических основ нашего организма, либо исторически сложившимися традициями.

В 1896 году в издательстве Ивана Сытина вышла книга польского адепта «естественной жизни» Константина Моэс-Оскрагелло «Природная пища человека», в которой автор убеждал своих современников стать вегетарианцами. С тех пор тема природной пищи получила широкое развитие и породила множество споров. Само вегетарианство разделилось на течения: лакто-ово-вегетарианство, лак- то-вегетарианство, ово-вегетарианство, веганство. А уже в наши дни теории об исключительно растительном питании были потеснены палеодиетой – системой питания, основанной на продуктах, которыми питались люди во времена палеолита, всевозможными белковыми диетами, практически полностью исключающими углеводы, и многими другими системами питания.

В качестве аргументов в пользу той или иной диеты приводятся рационы животных. Нередко также ссылаются на бытовавшие в древности представления о правильном питании, иногда противоречащие рекомендациям современной медицины.

Не обладая достаточными знаниями, трудно разобраться в советах, предлагаемых современной диетологией. Порой за незнание приходится расплачиваться. Люди нередко убеждаются в ложности предложенных им советов о питании лишь ценой собственного здоровья.

В предлагаемой книге мы будем шаг за шагом разбираться в спорах о природной пище человека, сопоставляя аргументы различных концепций питания. Мы узнаем, как сложились и почему закрепились многие традиции питания. Для этого прежде всего нужно понять, к какой пище нас приспособила природа, – ведь спор об этом продолжается до сих пор. В первых главах книги мы рассмотрим взгляды биологов и антропологов на возникновение человека и его эволюцию с точки зрения приспособленности нашего организма к тому или иному виду пищи.

Древние предки человека постепенно осознавали себя и свое место в природе. Появились зачатки религии, мистики и научных знаний. Все это сплеталось в единую систему представлений. Уже в те времена сложились первые традиции питания, основанные на практическом опыте использования пищи и вобравшие мистические и религиозные воззрения. До сих пор живы и используются многие предписания, связанные с питанием, которые возникли еще в аюрведе – древней индийской медицине. Почитатели аюрведы считают, что в ней состредоточена истина о питании, ниспосланная богами древней Индии, но забытая современным человечеством.

Знания аюрведы были использованы, развиты и обогащены врачами Китая и Древней Греции. Достижения древней греческой медицины легли в основу медицины средневекового мусульманского Востока, они же послужили фундаментом европейской медицины, в том числе современных знаний о питании. Европейская медицина, взяв за основу древние знания, критически их пересмотрела, сохранила полезное и отвергла ошибочные представления. Это особенно важно знать в наши дни, когда многие люди обратились к древнеиндийской медицине, не задумываясь о том, что поколения врачей на протяжении столетий работали над тем, чтобы выбрать из нее все лучшее и отсеять заблуждения.

Иудаизм, а затем христианство и ислам вобрали разнообразные полезные традиции питания, закрепили их и донесли до наших дней. Религиозные советы подчас наивны, но они основаны на практическом опыте. Поэтому в следующих главах книги мы обязательно обратимся к ним.

Через всю историю человечества проходит противостояние приверженцев растительного питания (вегетарианцев) и сторонников потребления пищи животного происхождения. Этому спору посвящена одна из глав книги. В ней мы подробно сопоставим достоинства и недостатки растительной и животной пищи. В книге будут также сопоставлены взгляды древней и современной медицины на раздельное питание, использование пророщенного зерна, на режим питания.

Рассуждая о системах питания, рационах и диетах, важно понимать, что же кроется за этими словами. Многими диета воспринимается лишь как способ похудеть. В действительности диеты существуют для людей, страдающих самыми разными болезнями, а не только для снижения веса. Слово «диета» восходит к греческому языку, где оно обозначало образ жизни, режим питания. Наш «Энциклопедический словарь медицинских терминов» поясняет, что диета – это рацион и режим питания, назначаемые больному. При составлении этого словаря – автор этой книги был во время подготовки словаря ученым секретарем редакционного отдела «Питание» «Большой медицинской энциклопедии» – мы много спорили о правомерности именно такого определения слова «диета», ведь на Западе оно обозначает любой пищевой рацион, то есть не обязательно лечебное питание. Диета, с точки зрения западных врачей, может быть не только полезной, но и скудной, обильной, неправильной и т. п. Там говорят и о диете людей каменного века, подразумевая под этим именно тип питания людей того времени. Средиземноморской диетой называют вовсе не лечебную диету, а тип питания населения Средиземноморья, благоприятствующий здоровью и долголетию. А у нас в таких случаях используют слово «рацион». То есть в нашей терминологии рацион – это набор продуктов, рекомендуемый человеку или фактически им потребляемый за определенный период времени. Впрочем, четкого различия в значении слов «диета» и
Страница 2 из 15

«рацион» нет и у нас. Вспомним, например, вегетарианскую диету, которую можно было бы назвать также и вегетарианским рационом. В этой книге понятие «диета» я использую в широком смысле, более близком к «рациону». Ведь бывают же диеты, которые при кажущейся пользе для человека на самом деле являются всего лишь неблагоприятными рационами.

Еще более широким понятием, включающим в себя, как диеты, так и рационы, являются системы питания. Так, например, вегетарианство – это целая система питания, со своей философией, представлениями о воздействии пищи на духовное и физическое здоровье человека, с убежденностью в том, каковы должны быть свойственные этой системе рационы и диеты. Научные концепции питания также представляют собой системы представлений о наиболее здоровом питании. Суть этих представлений наиболее удачно представили специалисты Министерства сельского хозяйства США, изобразив пирамиду с четырьмя уровнями. Нижний уровень – это количество в рационе зерновых продуктов (хлеб, каши и т. п.). Важно, чтобы продукты этого уровня были в значительной части приготовлены с использованием цельного зерна, не потерявшего с отрубями в ходе переработки полезные вещества. Повыше в пирамиде уровень фруктов и овощей. Их в рационе поменьше. Еще выше животная пища (мясо, рыба, молоко). Сюда же врачи отнесли бобовые и орехи – они по составу несколько похожи на мясо. Верхушка пирамиды символизирует допустимое количество жира и сахара.

Пищевая пирамида, предложенная диетологами США

Пирамида дает наглядное представление о соотношении групп продуктов, но не о количестве каждого из них. Впрочем, она подверглась критике и недавно ее пересмотрели, увеличив количество овощей и фруктов. Таким образом, фрукты и овощи переместились к основанию, а зерновые заняли второй уровень снизу.

Сторонники других систем питания на основе своих воззрений нарисовали собственные схемы со свойственными им соотношениями продуктов. На их основе они дают рекомендации по лечению различных болезней – например, ожирения. Так что в следующих главах книги мы увидим пирамиды вегетарианцев и мясоедов.

1. Природа и человек

Наше место в природе. Сотворение человека или эволюция?

Многие годы религия ведет непримиримую борьбу с биологами, покусившимися на библейский догмат о сотворении животных и человека Богом, однако в конце ХХ столетия глава Римской католической церкви Иоанн Павел II вынужден был все же заявить: «Новые знания привели к признанию того, что эволюция является больше чем гипотезой». Но разумеется, суждение Папы Римского точку в споре не поставило, да и не на то оно было рассчитано, чтобы продемонстрировать согласие с естественными науками, отвергающими божественное сотворение человека.

Религия в своей борьбе с эволюционной теорией возникновения человека делает упор на сложности живой природы и утверждает, что огромное ее разнообразие и чрезвычайная сложность не могли возникнуть сами собой без божественного начала. Опросы, проведенные в США, выявили весьма интересное явление. Около 13 процентов опрошенных американцев думают, что человек создан природой без помощи Бога, около 40 процентов – природой, но при участии Бога, около 45 процентов – только Богом. Таким образом, более трети американцев соединили в своем мировоззрении, казалось бы, несовместимое: эволюционное учение и представление о Боге. Для таких людей эволюционное учение и вытекающие из него представления о разумном питании вполне совместились с промыслом Божьим. Для них эволюционное учение – это конкретизация Божьего промысла.

Обратимся к Библии. Если отталкиваться от нее, то можно полагать, что мы, современные люди, унаследовали свои гены именно от Адама. Но ученые утверждают, что более 90 процентов генов современных людей сходны с генами обезьяны шимпанзе. Получается, что Бог наделил Адама генами обезьяны. Поэтому быть потомком обезьяноподобного предка не так уж обидно. В Ветхом Завете читаем: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему…» (Быт. I, 26). Получается, что и сам «Бог» обладал генами обезьяны. Для тех, кто полагает, что словом «Бог» в этом тексте Библии иносказательно обозначена сама природа, создавшая человека, это утверждение не покажется кощунственным.

Давным-давно, более 3,5 миллиардов лет назад, на нашей планете возникли условия, мало-мальски пригодные для жизни. На Земле постепенно накопилось или было занесено из космоса некоторое количество простейших органических веществ. Органические вещества могли возникать при грозовых электрических разрядах или за счет каталитического воздействия кристаллических решеток поверхности минералов, а также в горниле вулканов. Тогда и появились первые примитивные живые организмы. Одни ученые полагают, что возникшие к тому времени молекулы органических веществ самоорганизовались в более сложные структуры, давшие начало жизни, другие уверены, будто первые микроорганизмы были занесены на безжизненную Землю с метеоритами. В то далекое время атмосфера Земли почти не содержала кислорода и дышать в нашем понимании было нечем. В этих условиях первые организмы могли получать необходимую им энергию только за счет брожения, ведь для него кислород не нужен.

Первые примитивные организмы являлись обитателями водоемов. Казалось бы, это было настолько давно, что нам вовсе нет дела до них. Однако биологи отметили: соотношение солей в нашей крови почти такое же, как в морской воде. Выходит, что наши предки в течение миллионов лет сохраняли в своем организме присущие морю особенности солевого состава. А это уже напрямую относится к нашей сегодняшней диете. Например, чрезмерно подсаливая пищу, человек нарушает эволюционно сложившееся соотношение натрия и калия в крови. Это способствует гипертонии.

Природа не подготовила вас к излишку соли. Так что уберите со стола солонку.

Миллионы лет назад некоторые примитивные организмы обзавелись зеленым пигментом хлорофиллом. С его помощью они смогли использовать энергию солнечного света. Возникли первые примитивные растения. Они синтезировали за счет энергии света сложные органические вещества из воды и углекислого газа, выделяя при этом кислород. После появления зеленых растений за счет их жизнедеятельности атмосфера Земли начала обогащаться кислородом, и примитивные животные постепенно приобрели способность окислять продукты брожения (молочную кислоту и спирт) до углекислого газа и воды, получая при этом намного больше энергии, нежели за счет брожения.

Из поколения в поколение организмы менялись, становились непохожими на своих предков. Возникало разнообразие, из которого природа отбирала наиболее приспособленные формы. В цепи событий, продолжавшихся более 3,5 миллиардов лет, возникли присущие каждому организму особенности питания. Появились растительноядные и хищные животные, а многие, в том числе и человек, приспособились к потреблению и растительной, и животной пищи.

Христианство, как мы знаем, допускает питание человека смешанной пищей, включающей не только растения, но и продукты животного происхождения. В Книге Бытие читаем: «И сказал Бог: вот Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая
Страница 3 из 15

она есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя: вам cиe будет в пищу» (Быт. I, 29). Однако в последующих книгах Ветхого Завета допускается употребление мяса (книга Левит), хотя и подчеркнута опасность излишества в его потреблении (Книга Числа).

Впрочем, разные религии дают неодинаковые советы относительно необходимой человеку пищи. В одной из зарубежных книг мне встретилась таблица, иллюстрирующая различия в употреблении мяса. Привожу ее с некоторыми изменениями и дополнениями.

Религиозные запреты на потребление продуктов

Пометка «условно» – означает специальные критерии потребления или отказа от продукта. Халяльные продукты – соответствующие мусульманской традиции, кошерные – иудейской. Свинина разрешена некоторым индуистам.

Почему пища съедобна?

Над этим вопросом, пожалуй, задумывался не каждый. Вместе с тем какие-то свойства делают что-то пищей, а что-то непригодным для питания. Огурец, банан, мясо или сметана – пища. А шкура животных, сухожилия, вата или опилки древесины вовсе не подходят для нашего питания. Что же их отличает? Оказывается, все растения и животные состоят из одинаковых простейших кирпичиков: аминокислот, глюкозы, фруктозы и других моносахаридов, из жирных кислот, образующих в соединении с глицерином жиры. В организме растений, человека и животных функционируют одни и те же витамины. Именно эта универсальность химического состава делает окружающие нас растения и животных пищей. Из них наш организм извлекает те простейшие кирпичики, которые нужны для нашего тела.

В растениях и животных простейшие кирпичики органических веществ прочно связаны друг с другом в более сложные молекулы. Аминокислоты – в составе белков, глюкоза и другие моносахариды – в крахмале и других сложных углеводах, жирные кислоты и глицерин – в жире. При питании наш организм должен уметь разрушать эти связи, выделять отдельные кирпичики, усваивать их и затем из усвоенного создавать структуры своего тела. Добывать из пищи простейшие кирпичики нам помогают пищеварительные ферменты. Шаг за шагом они разрушают в пище белки, полисахариды и жиры; полученные в результате органические вещества всасываются через стенки кишечника, чтобы стать частичками нашего тела. В нашем организме аминокислоты вновь соединяются в белки, молекулы глюкозы – в животный крахмал гликоген, жирные кислоты и глицерин – в жиры. И конечно, часть кирпичиков обязательно расходуется на энергетические нужды организма. Кроме того, из них образуются гормоны и вещества, передающие сигналы в нервной системе.

Если наш организм не располагает пищеварительными ферментами для выделения простейших кирпичиков из съеденного материала, то этот материал не усваивается и, значит, не может быть пищей. Например, крахмал и вата состоят из простейших кирпичиков глюкозы. Наш организм умеет извлекать глюкозу из крахмала или из сахара, а для извлечения такой же глюкозы из ваты у нас нет фермента. Поэтому вата, солома, опилки для нас пищей служить не могут. Наш кишечник не наделен ферментом для переваривания коллагена, и не удивительно, что сухожилия и шкуры животных не используют в пищу (правда, после нагревания коллаген превращается в доступный для усвоения желатин).

Доктор биологических наук А. И. Козлов в книге «Пища людей» (2005) пишет, что ненцы не рассматривают грибы в качестве пищи человека. По их мнению, это лишь корм для оленей. Козлов связывает такое отношение к грибам с присутствием в них углевода трегалозы, который не расщепляется в кишечнике у значительной части коренных обитателей Севера и лишь расстраивает работу кишечника. Этот углевод не расщепляется в кишечнике у 10,5 процента народов Арктики, и у 0,25 – 2 процентов населения Западной Европы.

Для полезности пищи важно не только присутствие в ней доступных для усвоения веществ, но также их количество. В чае, например, есть витамин С и витамины группы В, но содержание их столь мало, что этот напиток не защитит от авитаминоза. Важно и соотношение необходимых человеку веществ – например, соотношение аминокислот в потребляемом белке.

Белки растений, животных и человека состоят из 20 аминокислот, каждая из которых имеет свое обозначение в генетическом коде ДНК. Растения наделены способностью синтезировать любые из этих 20 аминокислот, тогда как организмы животных и человека некоторые аминокислоты не синтезируют и получают их либо непосредственно из растений, либо из мяса травоядных животных. Аминокислоты, которые человеческий организм не может синтезировать из других веществ, названы незаменимыми, или эссенциальными. Эти аминокислоты обязательно нужно получать с пищей; поэтому любая диета, в которой этих кислот мало, неблагоприятна для организма. Аминокислоты, образующиеся в нашем организме из других веществ, называют заменимыми. Вот перечни заменимых и незаменимых для человека аминокислот.

Аминокислоты белка

Интересно, что незаменимые аминокислоты, хотя и образуются в растениях, в большем количестве представлены в белках поедающих эти растения животных. Поэтому белок мяса, молока и яиц лучше усваивается человеческим организмом, чем белки растений. С этой особенностью белков животного происхождения мы не раз еще встретимся, обсуждая различные системы питания.

Судьба съеденных нами генов

В древности люди верили, что человеку могут передаваться свойства съеденных им животных. Например, человек, съевший сердце льва, становится мужественным. До наших дней дошло представление, бытующее в народной медицине, что болезни печени можно лечить, потребляя печень, а почечным больным полезно есть почки животных. Вместе с тем многовековой опыт свидетельствует, что все это устоявшиеся заблуждения. Ученые утверждают, что съеденные нами гены разрушаются ферментами пищеварительной системы до простейших кирпичиков, уже не способных передавать генетическую информацию. Например, из ДНК генов образуются пуриновые основания, и организм либо использует их для своих нужд, либо выводит с мочой, предварительно превратив в мочевую кислоту.

Когда с появлением генетически модифицированных организмов и пищи, приготовленной из них, возник страх превращения людей в неких монстров и стали тщательнее исследовать судьбу съеденных генов, то обнаружилось, что часть содержащейся в них ДНК (носительницы информации) обнаруживается во внутренних органах – например, в печени, почках, селезенке. Во внутренних органах находили ДНК любой съеденной пищи – как генетически модифицированной, так и самой обычной.

Дело в том, что кишечник животных и человека пропускает во внутреннюю среду организма некоторое небольшое количество непереваренных полностью белков и нуклеиновых кислот. Этот материал захватывают специальные кровяные клетки фагоциты. Наша иммунная система знакомится с чуждым материалом и учится на него реагировать. С током крови фагоциты, захватившие чужую ДНК, могут попадать в любые органы, но захваченная ими ДНК не встраивается в геном человека и не участвует ни в синтезе наших белков, ни в передаче какой-либо присущей съеденным организмам информации. Так что опасаться ее не следует.

Фагоциты обладают способностью
Страница 4 из 15

разрушать чуждые нашему организму вещества. Для этого у фагоцитов есть механизм образования из хлора, потребляемого нами с солью, вещества наподобие хлорной извести. Не удивительно поэтому, что, съев капусту или говядину, мы не превращаемся в капусту или корову. По этой же причине человеку, страдающему диабетом, не поможет употребление в пищу поджелудочной железы животных, хотя в ней есть гены для синтеза инсулина.

Зачем наш организм различает вкусы пищи?

Природа наделила нас способностью различать вкусы пищи. У древних предков человека эта способность совершенствовалась многие миллионы лет. Простейшие одноклеточные организмы наделены хемотаксисом. Это способность передвигаться в направлении материалов, выделяющих полезные химические вещества, и, наоборот, удаляться от источников вредных веществ. За время эволюции этот простейший механизм превратился у высших животных и человека в способность воспринимать вкус.

Вкусовые предпочтения формировались как один из механизмов обнаружения адекватной для организма пищи. Одни животные привязаны к какой-то пище очень жестко (без нее эти существа просто гибнут), другие способны в зависимости от обстоятельств изменять свой рацион в весьма широких пределах. Бабочка капустная белянка находит для своего потомства крестоцветное растение, тогда как бабочки крапивница, дневной павлиний глаз и адмирал отыскивают для своих потомков крапиву. Бабочка ивового древоточца отыскивает среди деревьев в лесу или в парке именно иву, в древесине которой гусеницы проведут несколько лет, прежде чем выйдут на свет, превратятся в укромном месте в куколки, а затем в бабочек. И эти большие ночные бабочки опять безошибочно выберут для своих потомков именно иву, хотя на их пути встретится много других деревьев. Майские жуки предпочитают для своего потомства корни березы и некоторых других деревьев, а жужелицы – хищники, они игнорируют растительную пищу. Все эти существа, в отличие от человека, очень жестко приспособлены к определенному виду пищи и при ее отсутствии не могут воспользоваться какой-либо иной. Вкус и нервные регуляции действительно подсказывают им идеальный выбор пищи. А все, чего не хватает в пище, для них синтезируют бактерии кишечника. В первую очередь это важно для насекомых, питающихся древесиной.

Многие насекомые безошибочно находят нужное пищевое растение по вкусу и запаху присущих ему веществ – фагостимуляторов. При этом сами фагостимуляторы не служат пищевыми веществами, они важны лишь для опознания пищи. Высшим всеядным животным и человеку восприятие вкуса не дает такой идеальной подсказки. И все же вкус помогает нам в выборе оптимального набора продуктов. Однажды ученые лишили крыс витамина В

, а затем предложили им пищу с этим витамином и наделенную характерным вкусом совсем другого вещества. Витамин такой пищи оказал на крыс благоприятное действие, у них появилось стремление выбирать пищу, наделенную именно таким вкусом (даже если в ней витамина не было). Это вещество становилось для крыс чем-то вроде фагостимулятора, помогающего отыскать нужную пищу. Приведенный пример показывает, что вкусовые пристрастия находятся во власти сил, подсознательно оценивающих состав внутренней среды организма.

Однообразная пища, лишенная какого-либо необходимого вещества, приедается, вкус ее становится для нас неприемлемым. В ХIХ веке академик Данилевский писал о солдатском рационе: «Разнообразие в пище есть не прихоть, не баловство, но физиологическая потребность человеческого организма, заложенная в самой природе нервной системы, впечатлительность которой притупляется к одним и тем же раздражителям» (Новые пищевые раскладки для нижних чинов с пояснительными к ним записками, составленные комиссией под председательством академика Данилевского. СПб., 1907). А. П. Чехов писал сестре Марии Чеховой об однообразии своего питания во время путешествия через Сибирь на Сахалин в 1880 году: «Две недели питался одним только молоком и яйцами… Надоела такая еда в два дня». Так что избегайте однообразной пищи. Она не дает организму всех необходимых для здоровья веществ.

В 1939 году в СССР вышла «Книга о вкусной и здоровой пище». Основатель советской диетологии М. И. Певзнер совсем не зря предлагал издать «Книгу о здоровой и полезной пище», не акцентируя вкус. Ведь вкусной, но бесполезной пищи можно съесть слишком много.

Вкусовые предпочтения составляют краеугольный камень пищевых привычек человека. Пищевые привычки – сложившиеся стереотипы поведения людей в отношении выбора пищи и ее потребления. Не зря говорят, что привычка – вторая натура. Каковы пищевые привычки, таковы здоровье человека, его работоспособность и перспектива активного долголетия. В пищевых привычках есть как наследственный, так и приобретенный в ходе жизни компонент. У близнецов через многие годы после рождения наблюдается сходное отношение к апельсиновому соку, брокколи, творогу, цыплятам, гамбургерам, попкорну. Но сходное отношение проявляется у них не только к традиционным продуктам – совершенно новую пищу, которой их родители не знали, близнецы почти всегда также воспринимают одинаково. То есть речь может идти о привязанности не к продуктам, а к определенным вкусам и запахам, встречавшимся многим поколениям их предков.

Пищевые привычки формируются традициями семьи и общества, религиозными представлениями, жизненным опытом, советами врачей и подчас… модой на ту или иную еду. Все эти факторы, складываясь в различных сочетаниях, формируют пищевое поведение человека, от которого во многом зависят здоровье, работоспособность, долголетие.

Психологи заинтересовались, как складываются вкусовые пристрастия человека до рождения и с первых дней его жизни. Беременным женщинам давали нюхать запах аниса; контрольную группу беременных с этим запахом не знакомили. Детям женщин из первой группы запах аниса нравился. Новорожденные от женщин второй группы либо выражали недовольство запахом, либо были к нему безразличны. Это исследование показало, что полезные или вредные вкусовые пристрастия матери могут передаваться детям уже до рождения и не обязательно на генетическом уровне. Уверяют, что восприятие вкуса жирной пищи как приятного проявляется, по крайней мере, с самого рождения и, возможно, формируется в утробе матери, заставляя в последующие годы съедать излишек жира. Психологи установили, что новорожденные не любят кислый и горький вкус, безразличны к соленому, но предпочитают сладкое. Судя по этим данным, наша опасная для здоровья привычка подсаливать пищу сверх потребностей организма не отвечает природной вкусовой ориентации ребенка и создается искусственно. Впрочем, оговоримся, что не все ученые разделяют мнение о том, что новорожденные безразличны к соли. После рождения ребенка вкусовые привычки родителей из года в год прививаются ему уже путем обучения или подражания.

По способности воспринимать горький вкус люди генетически различаются от рождения – то, что одним представляется отвратительно горьким, для других безвкусно. Некоторые врачи на основании таких различий даже утверждают, что люди, обладающие способностью воспринимать горькое, менее
Страница 5 из 15

защищены от рака. Ведь многие вещества, входящие в пищу и препятствующие развитию этого заболевания, наделены горьким вкусом, и чувствительные к горечи люди избегают их. Здесь и глюкозинолаты крестоцветных растений, и фенольные антиоксиданты цитрусовых.

Специалисты Йельского университета обнаружили ген, от которого зависят число вкусовых сосочков в языке, разнообразие и яркость вкусовых ощущений. Они утверждают, что женщины с повышенным ощущением горького вкуса потребляют меньше жира и поэтому лучше защищены от атеросклеротических повреждений сосудов. У мужчин, наоборот, усиленное восприятие горького подталкивает к потреблению жирного.

Больные со склонностью к сладкому, страдающие ожирением, после получения углеводов становились оживленными и хорошо себя чувствовали, а люди со склонностью к потреблению белка и жира делались от богатой углеводами пищи сонливыми и утомленными. Не удивительно, что соблюдать советы врачей по питанию одним из нас несложно, а другим крайне тяжело.

Часто задают вопросы о том, могут ли пищевые привычки и возникающие подчас капризы вкуса вывести нас на правильное, рациональное потребление пищи, или же они окажутся своего рода троянским конем, облегчающим победу болезням. Сторонники естественного питания, гармоничного с природой, утверждают, что за миллионы лет эволюции человека его вкусовые ощущения сложились совершенно и безупречно подсказывают точный выбор необходимого организму рациона. Опираясь на это, они призывают нас прислушаться к интуиции или к своему вкусу и питаться соответственно их подсказкам – это приведет якобы к здоровью и долголетию. Но если бы пищевые предпочтения и антипатии действовали всегда исключительно в интересах здоровья, врачам не пришлось бы убеждать людей избегать неблагоприятной для них жирной и соленой пищи. В общем, пользуясь при выборе пищи подсказками своего вкуса, не забудьте сопоставить их с советами врачей. Врачебный совет не позволит вкусу вас обмануть.

Многие вкусовые предпочтения возникли в процессе эволюции человека в очень давние времена, когда пища в изобилии не была доступна. Сладости вроде меда диких пчел встречались не часто, а мясо диких животных, которое также употребляли далеко не каждый день, не было столь жирным, как современная свинина. И уж тем более в условиях малой доступности пищи ни то ни другое не мешало здоровью.

Зигмунд Фрейд сформулировал принцип удовольствия, суть которого такова: природа наделила животных и человека способностью воспринимать все полезное как удовольствие, а вредное – как неудовольствие. Выйдя из мира животных и став существом социальным, человек должен был приспособиться к новым условиям и, основываясь на принципе реальности, подавлять многие влечения, подсказываемые, исходя из принципа удовольствия, подсознанием. Фрейд развил эту концепцию в основном применительно к половой жизни человека, но она же вполне приложима и к выбору пищи. Современному человеку во имя здоровья и долголетия приходится сдерживать многие пищевые мотивации, заложенные в его природе. Это касается жирной пищи, сладостей, соленого. Сейчас все это обычные продукты, и чрезмерное употребление их может нанести вред, но когда-то они так редко оказывались в рационе, что, безусловно, приносили одновременно и пользу, и удовольствие.

Фрейд был не единственным, кто подметил возникшее противоречие между удовольствием и целесообразностью. Об этом же писал Лев Толстой: «Идти в жизни всегда приходится среди соблазнов, как по болоту, постоянно погрязая в них и постоянно выбираясь». Или же вот что сказал по этому поводу Марк Твен: «Единственный способ сохранить здоровье – есть то, что не хочешь, пить то, что не любишь, делать то, что не нравится».

Многим людям свойственна привычка к курению и потреблению алкоголя. Исследования, проведенные в пятнадцати странах, обнаружили, что у курильщиков пищевые предпочтения меняются не в лучшую для здоровья сторону. Курильщики потребляют излишек калорий, много животного жира, холестерина и алкоголя, но мало полиненасыщенных жирных кислот, растительных волокон, витаминов С и Е, необходимых для защиты от болезней.

Таким образом, не стоит слепо доверяться своим пищевым привычкам и полагать, будто эволюция раз и навсегда наделила нас подсознательной способностью безошибочного выбора наиболее адекватной пищи. Не верьте рассказам о том, что ваш организм сам подскажет правильный тип питания. Чтобы убедиться в правильности этого утверждения, обратимся к так называемым капризам вкуса.

Капризы вкуса (пищевые прихоти) – это, научно выражаясь, ярко выраженное желание потребить определенный пищевой продукт, наделенный характерным вкусом, или даже непищевой материал, представляющийся полезным и необходимым. Тут важно знать, всегда ли капризы вкуса правильно ориентируют нас на потребление нужной организму пищи. При ряде заболеваний изменения вкуса и в самом деле носят приспособительный характер – они отмечаются при раке и циррозе печени, хронической почечной недостаточности, пернициозной анемии (нехватке витамина В

), некоторых заболеваниях легких и других болезнях.

Возможно, потеря у части людей с возрастом интереса к мясной пище и, как следствие этого, переход на вегетарианство – это подсознательное подчинение сигналам о понизившейся способности организма перерабатывать поступающее с пищей мясо. У больных с почечной недостаточностью возникают изменения вкуса, отталкивающие их от потребления некоторых видов пищи, но после проведения диализа вкус восстанавливается и сохраняется некоторое время, пока в крови снова не накопятся не удаляемые почками шлаки.

Но капризы вкуса могут и подвести человека. Так, известно, что люди подсознательно обращаются к пище для подавления отрицательных эмоций. Канадские ученые экспериментально доказали, что женщины «борются» со стрессом с помощью сладкой и жирной пищи (мороженое, торт), а у мужчин ту же роль играет белковая (мясо). К этому добавляется утверждение, что некоторые мужчины после употребления мяса испытывают эйфорию, а женщины – чувство вины. Мысль спорная, но спорность ее не отменяет очевидного факта, что излишек как сладостей, так и мяса вреден для здоровья.

Последователи американского ученого Р. Вуртмана уверяют, что сахар помогает при стрессе снять нервное напряжение, увеличивая доставку в мозг триптофана – аминокислоты, из которой образуется серотонин, переносящий сигналы между нервными клетками. Устранение стресса путем потребления сладостей или частых приемов пищи, несомненно, приносит некоторым людям облегчение, но представляет опасность из-за поступления в организм лишних калорий и постепенного развития ожирения. Не зря автор одной из книг для женщин А. М. Дэвис советует не сопротивляться капризу вкуса и, уж если никак не удержаться, есть сладкое перед месячными, но в иное время жестко себя ограничивать.

Стремление съесть что-то соленое нередко встречается при беременности и отражает, по мнению многих врачей, «требование» организма изменить характер питания. При этом сама лишняя соль может только навредить. Кстати, российские ученые утверждают, что порог солевого ощущения повышен
Страница 6 из 15

у людей, предрасположенных к гипертонии, – именно поэтому они все время стремятся подсолить пищу, чего делать им категорически не следует.

Авторы многочисленных исследований пытались, основываясь на вкусовых предпочтениях, обнаружить у человека способность к выбору необходимых ему аминокислот, витаминов и других веществ. И выяснилось, что регулирующие системы нашего организма вполне могут заставить нас отказаться от пищи неблагоприятного состава и предпочесть другие продукты (вспомним описанный опыт с витамином В

у крыс). Таким образом, можно сказать, что капризы вкуса отражают эволюционно сложившуюся способность подсознания человека требовать смены пищи в случаях, когда нервная система обнаруживает неблагополучие в обмене веществ. Но речь идет о смене рациона, а вовсе не о выборе правильной еды. Организм стремится отыскать то, что ему нужно, методом проб и ошибок.

В общем же при возникновении капризов вкуса стоит отнестись к ним как к сигналу организма о том, что в питание нужно внести какие-то изменения. Это сигнал о необходимости медицинского обследования. Причем необходимо помнить, что само новое вкусовое предпочтение может нас подвести – ведь, например, желание ребенка есть мел совсем не обязательно является признаком нехватки кальция.

Создатели некоторых диет предусмотрели специальную тренировку организма с целью выработки у него предпочтения «здорового» вкуса и на этой основе формирования привычки именно к потреблению полезной пищи. Так, в первые недели перехода на диету «южного пляжа», разработанную американским кардиологом Артуром Агастоном, резко ограничивается сладкая и крахмалистая пища. Когда же организм привыкает к новому режиму питания и уже сам способен отказаться от сладостей и крахмалов, ограничения ослабляют.

Урофагия, копрофагия и геофагия – навыки наших древних предков

В 1999 году «Американский журнал приматологии» опубликовал исследование поведенческих особенностей шимпанзе. Эти обезьяны с эволюционной точки зрения наиболее близки к нам, а поэтому интересны для сопоставления с человеком. Среди рассмотренных в статье поведенческих проявлений была описана урофагия, то есть употребление в пищу мочи. Тут заметим, что возникшая на основе урофагии уринотерапия – это составная часть древнеиндийской аюрведы и ближневосточной медицины.

Личинки некоторых насекомых и термиты ухитряются без вреда для своего здоровья питаться древесиной, почти не содержащей нужные организму вещества. Им помогают обитающие в кишечнике бактерии, которые синтезируют из древесины всю необходимую пищу. У жвачных животных есть специальный отдел желудка – рубец, где под действием бактерий не только переваривается пища, но также идет синтез полезных веществ. У большинства высших животных и человека основным местом обитания микробов является толстый кишечник. В нем микробы синтезируют полезные вещества, но толстый кишечник недостаточно приспособлен к их усвоению. Поэтому многие животные добавляют к своему рациону эти вещества, поедая собственные экскременты, то есть занимаясь копрофагией. Причем интенсивность копрофагии увеличивается при снижении пищевой ценности корма. Так, всеядные нутрии, поедающие в естественных условиях корневища водяных растений, моллюсков, раков, при нехватке животной пищи восполняют путем копрофагии недостаток в витаминах и аминокислотах. Копрофагия восполняет им до 26 процентов потребности в аминокислоте метионине и до 19 процентов в лизине. Рециклизация пищи с использованием копрофагии составляет у кроликов 54 – 82 процента, у крыс 50 – 65 процентов. Не чужды копрофагии и обезьяны, о чем еще будет сказано. Есть сведения о существовании копрофагии у народов, ведущих примитивный образ жизни. Что же касается людей цивилизованных, то можно сказать, что копрофагию – нормальное явление для наших далеких предков – нам заменили пищевые добавки витаминов и минералов. Это изрядный аргумент против мнения тех, кто считает употребление витаминов и минералов противоестественным.

В мире животных присутствует также литофагия – поедание камушков и геофагия – поедание земли. В Южной Америке потребление грунта помогает одному из видов птиц питаться ядовитыми растениями – съеденная земля связывает яд. Геофагия отмечена у шимпанзе и занзибарских мартышек красных колобусов, которые в целях защиты от ядовитых растений поедают уголь. Как метод обеззараживания геофагия даже применяется животноводами: глину добавляют в корм скоту для того, чтобы связать содержащиеся в корме микотоксины – яды микроскопических грибков.

Геофагия распространена и в некоторых человеческих сообществах. Так, аборигены Сардинии и индейцы Калифорнии добавляют глину в желудевый хлеб для нейтрализации ядовитых танинов. Традиция употребления белой глины сохранилась у эвенков. Утверждают, что из глин, традиционно используемых некоторыми народами, в водные растворы переходят кальций, медь, железо, цинк и другие элементы, что облегчает их поступление в организм. Но к сожалению, при пищеварении глина связывает больше полезных веществ, чем их отдает. Добавление к рациону всего пяти граммов глины снижает всасывание железа в кишечнике с 46 до 6 процентов (похожий эффект, кстати, вызывают кофейные зерна).

На примерах урофагии, литофагии и копрофагии мы видим, что эти навыки сложились у животных и были восприняты «по наследству» далекими предками человека. Они сохранились в глубине человеческого подсознания и подчас дают о себе знать при метаболических нарушениях и психических заболеваниях. Физиолог академик Л. А. Орбели разработал в ХХ столетии теорию рекапитуляции симптомов при нервных и психических болезнях, суть которой в том, что у больных подчас проявляются приспособительные реакции организма, когда-то существовавшие у наших далеких предков. Это касается и пищевых мотиваций – можно лишь удивляться тому, как природа извлекает их из глубин нашего подсознания.

Хищники и растительноядные организмы. К кому человек ближе?

Нередко задают вопрос: к кому человек ближе, к растительноядным существам или к хищникам? Для ответа на него вновь обратимся к эволюции и проследим длившийся более трех миллиардов лет путь, в начале которого находятся первые примитивные организмы.

Питание живых существ на этом пути неоднократно менялось, поскольку менялся окружавший их мир и менялись, приспосабливаясь к нему, и животные. Первые древние позвоночные животные – щитковые – были рыбообразными существами, отцеживавшими пищу (мелких животных и водоросли) из воды. От них произошли через ряд промежуточных видов кистеперые рыбы. Некоторые из них обитали на заболоченных берегах. Плавники этих рыб 360 млн. лет назад постепенно преобразовались в ноги. Именно эти существа дали начало наземным позвоночным. Биологи утверждают, что первые кистеперые рыбы были хищниками, хищником же является и сохранившаяся в Индийском океане кистеперая рыба латимерия. Опираясь на эти данные, можно было бы признать, что даже предки современных травоядных животных были когда-то в эпоху кистеперых рыб хищниками. Однако молодь большинства современных рыб все же питается мелкими планктонными
Страница 7 из 15

организмами: простейшими, водорослями, коловратками, рачками, то есть всеядна. Лишь с возрастом формируется приверженность рыб к растительной или животной пище. Трудно исключить, что кистеперые рыбы в период выхода на сушу все же были всеядными, потребляя как беспозвоночных животных, так и растительную пищу. На суше в те далекие времена еще не было позвоночных животных, и приходится допустить, что оставившие воду рыбы питались какими-то беспозвоночными существами (червями, насекомыми и т. п.).

Выйдя на сушу, рыбы дали начало земноводным существам, а потом и рептилиям. 230 млн. лет назад начался триасовый период развития Земли. Среди растений преобладали папоротники и хвойные деревья. Это был мир динозавров – как растительноядных, так и хищников. К концу триасового периода появились динозавры ценодонты, ставшие, по мнению ряда биологов, предками современных млекопитающих. Тело ценодонтов, в отличие от динозавров, уже было покрыто шерстью. Они жили парами и кормили детенышей молоком, но размножались подобно динозаврам, откладывая яйца. Эволюция динозавров прекратилась около 75 млн. лет назад, когда климат на Земле сильно изменился – стал более холодным и сухим. Динозавры этого не пережили, а первые млекопитающие в новых условиях выжили и, приспосабливаясь к ним, дали начало множеству новых видов.

Ученые долгое время считали, что млекопитающие появились примерно 150 млн. лет назад. Однако недавно был найден череп млекопитающего, жившего в эпоху мезозоя среди динозавров 195 млн. лет назад. Сотрудник Палеонтологического института РАН Е. Мащенко утверждает, что первые млекопитающие были хищниками – они питались насекомыми и мелкими беспозвоночными, а возможно, и молодыми динозаврами. Среди этих хищников, несомненно, были и далекие предки человека. Похоже, что хищникам было легче эволюционировать в существа с более сложным поведением, легче захватывать новые территории, чем существам растительноядным. Млекопитающие-вегетарианцы возникли намного позднее, лишь после того, как на Земле появились покрытосеменные растения. Было это в середине мелового периода.

Американский журнал «Сайенс» в 2001 году рассказывал, что коренные зубы у первых млекопитающих были пригодны лишь для питания насекомыми, затем в ходе эволюции на них появились выступы, позволившие питаться семенами, листьями, жесткими плодами. Специалисты Музея естественной истории (Берлин) обращают внимание на то, что общая ветвь плацентарных животных включает как хищные, так и растительноядные организмы (обезьяны, бизон, летучая мышь, волк), что указывает на общность их эволюции. Мы же сравним особенности пищеварительной системы человека, с одной стороны, и плотоядных и растительноядных животных, с другой, и попытаемся выяснить, к кому все-таки человек ближе.

Спор о том, является ли человек по своим анатомо-физиологическим свойствам хищником или вегетарианцем, имеет давние корни. К нему причастен еще шведский естествоиспытатель К. Линней (1707 – 1778), заложивший основу научной систематики организмов. Его последователь французский зоолог Ж. Кювье (1769 – 1832) сформулировал принцип корреляции структур организма. В соответствии с этим принципом каждому типу пищеварения соответствуют типы зубов и органы добывания пищи, например когти. Вегетарианцы нередко ссылаются на концепцию Кювье при обосновании своей системы питания – у человека и в самом деле нет когтей и зубов, свойственных хищникам. Еще одно доказательство изначального вегетарианства человека видят в том, что наш кишечник длиннее, чем у хищников.

В этом споре акцент ставится на двух крайностях: либо человек растительнояден, либо он хищник. В то же время объективное сопоставление фактов выявляет наше сходство с всеядными существами. Так, у хищников длина желудочно-кишечного тракта больше длины тела в 3 – 5 раз, у травоядных – в 6 – 12 раз (у овцы – в 28 раз), тогда как у человека она в 5,5 – 7,5 раза больше роста; следовательно, человек занимает промежуточное положение между хищниками и растительноядными. Что показательно, у всеядных животных это соотношение близко к человеческому: у бурого медведя 8, у крысы 9 – 11. Более полные сведения на этот счет можно найти в книге Р. Флиндта «Биология в цифрах» (М., 1992).

Интересно, что у человека, как и у хищных животных, в ходе эволюции сформировался объемистый желудок, на который приходится более значительная часть пищеварительного тракта, нежели у травоядных животных. При этом желудок человека, как и у хищников, интенсивнее выделяет соляную кислоту, чем желудок растительноядных животных. Подобно хищникам наш организм лучше усваивает железо из мяса, а не из растений. Но в то же время мы подобно растительноядным животным наделены способностью синтезировать важный для зрения таурин.

А допустимо ли сопоставлять питание человека и более далеких от него животных? Ведь формально сопоставляя особенности человека и животных, можно прийти к самым нелепым выводам. Известный специалист по питанию профессор А. Э. Шарпенак, желая взбодрить на лекциях утомленных студентов, шутил: интеллигентные люди и свиньи болеют подагрой – значит, интеллигент ближе всего к свинье. Но тем не менее любопытно посмотреть, кто что ест и так ли уж жестко приспособлены животные либо к растительной пище, либо к мясу.

В мире животных встречаются как виды, привязанные к какой-либо пище очень крепко (без нее эти существа просто гибнут), так и организмы, способные в зависимости от обстоятельств изменять свой рацион в весьма широких пределах. К примеру, тигр и корова жестко привязаны каждый к своей пище. Однако у высших травоядных животных набор доступных для их питания растений обычно намного шире, чем у рассмотренных нами ранее гусениц бабочек. А многие хищники, приспосабливаясь из поколения в поколение к условиям питания, научились употреблять растительную пищу. Точнее, сохранились лишь те хищники (или их потомки), которые смогли стать всеядными. Они изменили тип питания, но сохранили облик хищников. Так, грифы – хищные птицы, а пальмовый гриф питается плодами масличной пальмы. Белый полярный медведь – хищник (иной пищи ему просто не найти); бурый медведь, хотя и обладает признаками хищника, всеяден, а белогрудый медведь, барибал, малайский медведь питаются в основном плодами деревьев.

Удмуртские биологи в ходе наблюдений за питанием медведей отметили, что они с удовольствием едят молодые побеги и листья осины, березы, ивы, липы, рябины, бука, сосны. В рацион медведей входят шишки и плоды. Другие исследователи отметили существенный вклад брусники и клюквы в осенний рацион медведей. Когда в 1998 году в Новосибирской области из-за засухи был неурожай этих ягод, медведи откочевали южнее к зарослям черемухи. В общем же, по оценке некоторых зоологов, растительная пища составляет в рационе бурых медведей 87 процентов. Американские медведи гризли осенью питаются семенами белоствольной сосны, находят их в беличьих запасах. Это помогает накопить на зиму жир. А весной пища этих медведей – коренья, насекомые, норные животные, падаль. По природе лисица – хищник, но охотно поедает и ягоды. Скорпионовый хомячок – грызун, однако помимо потребления растительной пищи охотится на жуков.
Страница 8 из 15

Приведенные примеры показывают, что отсутствие у нас когтей и больших клыков вовсе не доказательство нашей приспособленности исключительно к растительной пище. В конце концов, по питанию мы ближе к бурому медведю, чем к корове.

Наши домашние кошки не только ловят мышей, но с удовольствием поедают и некоторые травы. Заботливые хозяева даже выращивают для них овес. Такой корм подпитывает организм недостающими в мясе веществами, способствует работе кишечника и помогает очистить кошачьи желудки от проглоченной шерсти. Природа приспособила грызунов к растительной пище. По строению зубов они никак не хищники. Однако крысы нередко проявляют себя как охотники, ловят мышей, да и в кладовых не пренебрегают животной пищей. Тысячелетия жизни около человека и питания вместе с ним животной пищей не пошли крысам во вред. Овцы чисто растительноядные животные. Однако описан случай, когда на полях, уничтоженных саранчой, они питались этими насекомыми. Эти примеры еще раз показывают, что тип строения зубов, да и всей системы пищеварения, вовсе не предопределяет исключительно растительный или плотоядный тип питания животного. Гибкость пищевого поведения многих животных явилась важнейшей предпосылкой их сохранения в ходе эволюции. Именно такая гибкость позволяла находить корм в, казалось бы, безвыходных ситуациях.

В тропических лесах живут как хищные, так и растительноядные ящерицы. Описан вид этих животных, у которых самцы в молодом возрасте проявляют качества охотников, а став взрослыми, переходят на растительную пищу (совсем как некоторые наши вегетарианцы). Описаны хищные черепахи, переходящие с возрастом на растительный корм. При этом строение их пищеварительной системы не меняется. Опираясь на подобные примеры, не так-то просто сопоставить человека, учитывая его анатомические особенности, либо с хищниками, либо с исключительно растительноядными животными – то есть человек, несомненно, относится к всеядным организмам.

Сородичи человека. Неужели обезьяны едят мясо?

В 1878 году журнал «Вестник Европы» опубликовал труд выдающегося биолога А. Н. Бекетова «Питание человека в его настоящем и будущем». Через год это сочинение вышло отдельной книгой. А. Н. Бекетов, сопоставляя человека с обезьянами, нисколько не сомневался, что они потребляют исключительно растительную пищу. Именно это было у Бекетова одним из аргументов в поддержку вегетарианства (сам Бекетов, однако, вегетарианцем не был…). Представление оказалось настолько живучим, что многие до сих пор верят, будто обезьяны питаются исключительно фруктами. Отсюда делается вывод, что и наша диета должна быть фруктово-ореховой или, во всяком случае, растительной. Но являются ли на самом деле обезьяны вегетарианцами?

Гориллы, к примеру, едят термитов. Японские и бурые макаки, павианы и бабуины не брезгают охотой на разного рода мелких животных. Но особенно своими охотничьими повадками выделяются шимпанзе. Правда, диетолог и антрополог Д. Бонд в книге «Естественное питание. Как питаться в соответствии с нашей генетической программой» (2003) уверяет, что шимпанзе охотятся лишь в сезон, когда самцы должны продемонстрировать самкам силу, и делают это не ради питания. Также говорят об охоте у обезьян лишь при нехватке растительной пищи.

Однако ученые Великобритании и Канады, наблюдавшие пищевое поведение шимпанзе в Уганде, выяснили, что охота происходила как в сухой, так и в дождливый сезоны и не была связана с размножением. Дело, наверное, в другом – необходимости удовлетворить свои потребности в белковой пище и получить витамин В

, отсутствующий в растениях. Пища животного происхождения, добытая в результате охоты, составляла у шимпанзе около 15 процентов рациона.

Вегетарианцы, несомненно, возразят мне, что я искусственно выпятил факты потребления мяса обезьянами шимпанзе и совершенно проигнорировал существование множества обезьян, потребляющих исключительно растительную пищу. И здесь нам вновь придется обратиться к эволюции, чтобы выяснить, с какими же обезьянами следует сравнивать человека.

В конце мелового периода (около 75 млн. лет назад) предки человека и обезьян были в некоторой степени сходны с современными мелкими животными тупайями. Эти насекомоядные существа дали начало долгопятам, а затем лемурам, появившимся 50 – 60 млн. лет назад, от которых, как ученые полагают, и произошли первые примитивные обезьяны. Затем, 28 – 26 млн. лет назад, появились египтопитеки, положившие, по мнению ряда ученых, начало предкам человека, которые прошли весьма сложный путь, постепенно увеличиваясь в размерах – ведь египтопитек был величиной с домашнюю кошку.

Современные лемуры питаются фруктами, семенами, листьями, цветами и их нектаром. У самцов египтопитеков имелись клыки, но использовали они их не для охоты, а в целях самозащиты. Полагают, что первые древние обезьяны питались не только плодами, но и насекомыми, то есть не были исключительно растительноядными существами.

Вот как представлена эволюция обезьян в Музее природы и человека в Мюнхене. Полуобезьяны возникли на Земле 60 млн. лет назад, гиббоны отпочковались от общих предков обезьян 25 млн. лет назад, орангутаны – 15, гориллы – 10, и, наконец, около 7 млн. лет назад появились ветви шимпанзе и предков человека. Таким образом, шимпанзе ближе к нам по сравнению с другими обезьянами. Интересно, что в ДНК у шимпанзе и человека обнаружено 98,7 процента сходных генов. Правда, некоторые методические подходы снижают это соответствие до 96 процентов, что, впрочем, тоже немало. В пользу близости к нам шимпанзе говорит и тот факт, что подобно человеку эти обезьяны восприимчивы к вирусам гепатита и иммунодефицита. Человека и шимпанзе объединяет устойчивость к токсическому воздействию литохолевой кислоты, весьма опасной для макак-резусов, кроликов и грызунов.

Антропологи заинтересовались сопоставлением размеров отдельных частей пищеварительного тракта у человека и обезьян. При этом обнаружилось нечто удивительное: наш пищеварительный тракт устроен совсем не так, как обезьяний. Тонкий кишечник у нас значительно больше, а толстый – заметно меньше. Мы хуже обезьян приспособлены к бактериальному перевариванию грубой растительной пищи в толстом кишечнике. И в то же время наша пищеварительная система лучше, чем у обезьян, подходит для переваривания белка, то есть мясной пищи.

Объемы частей пищеварительного тракта по отношению к его общему объему

Некоторые биологи полагают, что у наших далеких доисторических предков появились и все более накапливались гены, защищающие от неблагоприятного воздействия мяса. Одни исследователи говорят о появлении таких генов на стадии общих предков шимпанзе и человека, другие – главным образом у человека. Но в любом случае, как бы ни было, ясно, что именно шимпанзе стоят ближе всего к человеку и именно шимпанзе наиболее склонны, по сравнению с другими обезьянами, к употреблению пищи животного происхождения.

2. Что ели доисторические предки человека?

Наши доисторические предки

Итак, животная пища человеку необходима – в разумных пределах, разумеется. Но тут возникает вопрос: где находится этот разумный предел? Чтобы разобраться в споре
Страница 9 из 15

вегетарианцев и мясоедов, ученые обратились к эволюции человека, и нам вслед за ними предстоит совершить ряд экскурсов в давнюю и не очень давнюю историю человечества.

В 1871 году в Великобритании вышла книга Чарлза Дарвина «Происхождение человека и половой отбор». В заключительной главе, обосновывавшей происхождение человека от обезьяноподобного предка, великий естествоиспытатель написал: «Мы приписали человеку родословную чудовищной длины, но, можно сказать, не столь благородного звания». Некоторые представления Дарвина вызвали споры, но после их уточнения биологами концепция Дарвина вошла как составная часть в современную синтетическую теорию эволюции. Антропологи потратили много сил на выявление останков древних людей, связывающих нас с обезьяноподобными предками. Не обошлось в этих исследованиях без ошибок, на которые любят ссылаться представители религии, но в общем ученым удалось проследить путь становления современного человека, или человека разумного, а также эволюцию его питания.

Признавая бесспорность происхождения человека от обезьяноподобного предка, ученые все же не во всем согласны друг с другом относительно промежуточных форм на этом длинном пути. Споры о предках человека нашли отражение в книге Л. Б. Вишняцкого «Человек в лабиринте эволюции» (2004). Вот как выглядит последовательность предков человека в книгах М. П. Мажухи и Е. Н. Хрисанфовой «От вероятного к очевидному» (1989) и Л. Б. Вишняцкого «История одной случайности, или Происхождение человека» (2005): австралопитеки жили примерно 3,5 – 1,1 млн. лет назад; человек умелый – 2,5 – 1,6 млн. лет наза д; челов ек прямостоящий[1 - Советские философы и биологи требовали называть его прямоходящим, говоря, что он не стоял на месте, а шел вперед. В наши дни словари дают термин «прямостоящий», а в книгах по эволюции человека чаще говорят о прямоходящем человеке.] – 1,8 – 0,3 млн. лет назад; человек разумный 0,3 – 0,1 млн. лет назад. Начальные этапы становления человека проходили в теплом климате Африки. Название «австралопитек» (в переводе «южная обезьяна») связано вовсе не с Австралией, а с Южной Африкой. Наука подразделяет австралопитеков на несколько самостоятельных биологических видов. Большинство австралопитеков были лишь боковыми тупиковыми ветвями в эволюции предков человека; в то же время некоторые ученые считают нашим предком афарского австралопитека, получившего свое имя по находкам в так называемом Северном Афарском треугольнике в Эфиопии. Можно встретить исследования, исключающие из предков человека не только всех или некоторых австралопитеков, но даже человека прямостоящего и умелого. Вместо них называют особый вид людей Хомо эрга-стер – человек работающий.

Близкими предками современного человека были кроманьонцы, появившиеся около 40 тысяч лет назад. Их соседями оказались неандертальцы, жившие 140 – 20 тысяч лет назад. Генетические исследования показали, что нам, современным людям, от неандертальцев досталось весьма мало генов и мы в основном являемся потомками кроманьонцев.

В аспекте питания интересны две стороны эволюции наших доисторических предков. Это, во-первых, изменения калорийности их рациона и, во-вторых, изменения состава рациона.

Энергетические потребности наших доисторических предков

Обосновывая необходимое нам количество витаминов и минеральных веществ, ученые подчас ссылаются на то, что наши доисторические предки потребляли рацион весьма высокой калорийности, съедали очень много пищи и поэтому в их рационе было много витаминов и минеральных веществ. Например, в книге С. В. Орловой «Энциклопедия биологически активных добавок к пище» (Т. 1., 1998) сказано, что жившие 1 – 3 млн. лет назад предки человека (охотники-собиратели) потребляли свыше 5000 – 6000 ккал энергии, а в период перехода человека к оседлости – 4500 – 5000 ккал. В наши дни физическая активность человека снизилась, и нам, чтобы не располнеть, нужно намного меньше энергии, а малой энергии рациона соответствует и значительно меньшее поступление с ним витаминов и минералов. Отсюда делают вывод о необходимости вводить эти вещества дополнительно в пищу или съедать в форме биодобавок к обычной еде. Поэтому представления об энергетике доисторических предков человека – это вопрос не только теории, но и нашего повседневного питания.

Энергетические потребности наших доисторических предков, то есть необходимая им калорийность рациона, тесно связаны с размерами тела. Кениантропус платиопс, считающийся одним из наших предков, весил около 50 килограммов при росте 1,4 метра. Как пишут М. П. Мажуха и Е. Н. Хрисанфова, останки афарских австралопитеков сильно различались своими размерами. Так, австралопитек Люси обладала ростом 105 – 107 сантиметров, вес ее оценивают всего лишь в 27 килограммов. Но встречаются и останки особей ростом 150 сантиметров при весе около 70 килограммов. Идет спор, были это разные виды австралопитеков или так значительно различались самцы и самки.

В 1997 году в журнале «Нейчур» была опубликована статья, авторы которой попытались обосновать высокий вес предков человека. По их расчетам, основанным на пропорции размеров тазовых костей и роста человека, наши предки, жившие 1,8 млн. лет назад, весили куда больше, чем наш не страдающий ожирением современник. Конечно, можно поспорить, годится ли для оценки их веса соотношение роста с тазовыми костями, свойственное человеку нашего времени. Антропологи Б. Вуд и М. Коллард, напротив, оценивают вес человека умелого всего лишь в 34 килограмма, прямостоящего – 57 килограммов, неандертальца – 76 килограммов. Австралопитек, по их оценке, весил всего лишь 36 килограммов; эти ученые, впрочем, из-за малого веса тела и небольшого объема мозга исключают австралопитека и человека умелого из предков современного человека. Не все ученые относят к предкам человека и неандертальцев, хотя признано, что они были хорошо развиты физически и, следовательно, могли потреблять и тратить значительное количество энергии.

Американский антрополог Мак Генри оценивал в своих расчетах энерготраты прямостоящего человека на поддержание жизнедеятельности организма (основной обмен) в 1500 ккал (как и у современного человека), но мы не знаем, каковы были дополнительные затраты энергии, в том числе на добывание и приготовление пищи. В общем же представление о потреблении нашими доисторическими предками гигантского количества пищи и энергии остается спорным.

Наши доисторические предки – вегетарианцы?

Доктор биологических наук В. В. Суходолец в своей книге «Генетическая теория вертикальной эволюции» (М., 2000) на первый план в эволюции предков человека поставил их борьбу за пищевые ресурсы. Ключевым, по его мнению, было появление мутантов, способных, несмотря на некоторые свои недостатки, использовать ранее недоступный пищевой ресурс и получивших вследствие этого ряд преимуществ.

Австралопитеков долгое время считали существами растительноядными. Ссылались на их питание орехами, фруктами, кореньями. Вместе с тем считается, что массивные австралопитеки были излишне специализированы на потреблении только грубой растительной пищи (травы, кореньев, сухих семян) и эта специализация погубила их, сделав тупиковой
Страница 10 из 15

ветвью в эволюции. В этом смысле больше повезло уже упоминавшемуся Кениантропусу платиопсу – и именно потому, что он потреблял не только растительную пищу, но иногда и мясо. Такое заключение ученые делают исходя из того, как истерта эмаль его зубов.

Возможно, именно гибкость пищевого поведения наших предков явилась в доисторические времена стимулом к развитию мозга. Ведь образ жизни охотника-собирателя предъявлял к нервной системе значительно более жесткие требования, чем питание плодами с деревьев. Американские ученые провели интересное сопоставление размеров мозга животных и величины пищеварительного тракта. Обнаружилось, что с повышением качества потребляемой пищи кишечник становился меньше, а относительные размеры мозга больше. Это имеет прямое отношение и к эволюции человека.

Увеличение мозга – характерная черта эволюции обезьяноподобных предков человека. Развивающийся все более и более мозг давал своим обладателям дополнительные возможности выживать и оставлять потомство. Вместе с тем мозг требует много энергии. У человека на вес мозга приходится лишь 2 процента массы тела, но он потребляет 20 процентов расходуемой человеком энергии. Мак Генри подсчитал, что мозг австралопитека потреблял 11 процентов энергии, затрачиваемой организмом на поддержание жизнедеятельности, а мозг прямостоящего человека – 17 процентов. Конечно, результаты такого подсчета сильно зависят от принимаемых за истину веса и энерготрат наших предков. Мак Генри предполагал, что вес австралопитека равен 36 – 39 килограммов, а человека прямостоящего – 57 – 60 килограммов.

Увеличивавшийся в ходе эволюции мозг требовал дополнительных затрат энергии, и поэтому предкам человека приходилось затрачивать все больше усилий для добывания пищи. В этом был их эволюционный недостаток, но, по мнению ряда антропологов, работа увеличивавшегося мозга искупала такое несовершенство. Полагают, что именно увеличение потребностей в энергии для обеспечения мозга явилось причиной изменений в питании древних предков человека. Они начали потреблять пищу животного происхождения. Она более калорийна, белки такой пищи лучше усваиваются организмом. Потребление мяса давало возможность развиваться и функционировать мозгу за счет уменьшения расходов на пищеварение. Укорочение кишечника давало экономию энергии, ведь кишечник также является значительным потребителем энергетических ресурсов организма. В этих условиях наши предки, потреблявшие мясо, получили больший шанс выживать и оставлять потомство. Так сформировались те размеры пищеварительного тракта человека, на которые в наши дни ссылаются в спорах сторонники и противники вегетарианства.

В общем, можно утверждать: потребление мяса помогало совершенствованию наших предков – следовательно, современный человек существует благодаря тому, что его предки были всеядны. Прав был Ф. Энгельс, написавший в книге «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека»: «С позволения господ вегетарианцев человек не мог стать человеком без мясной пищи».

Ученые придумали хитроумные способы для изучения питания первых примитивных людей – например, изотопные методы. В атмосфере Земли существуют два изотопа углерода, один из них имеет атомы с массой 13, а другой – 12 единиц. Травянистые растения при фотосинтезе связывают в большей степени углерод-13, а деревья и кустарники – углерод-12. Если бы предки человека питались фруктами, как подчас утверждают, в их костях и зубах было бы много углерода-12, а не 13. Однако содержание углерода-13 в костях и зубах австралопитеков значительно. Поскольку, по мнению большинства антропологов, австралопитеки не паслись на лугах, высокое содержание углерода-13 объясняют тем, что они поедали травоядных животных. Впрочем, ученым полагается сомневаться. Откуда мы знаем, что предки человека не ели траву? Из телефильма Би-би-си «Правда о горилле» узнаем, что равнинные гориллы в Конго активно едят траву в пойме реки. Разве нельзя предположить то же самое и в отношении предков человека? Тогда совершенно иной может быть трактовка исследований по углероду-13. Более того, есть мнение, что углерод-13 мог поступать в организм древних предков человека и из семян.

Но ученые наряду с углеродным анализом применили и другой метод. У хищников отмечается иное соотношение в костях и зубах стронция и кальция, нежели у травоядных. Австралопитек и более близкий к нам Хомо эргастер оказался по этому показателю ближе к хищникам.

Но даже если австралопитеки все же были в основном растительноядными, приходится признать: те, что были всеядны и потребляли наряду с плодами и орехами также мясо животных, постепенно вытеснили своих растительноядных сородичей. Об этом стоит вспомнить, вникая в рассуждения вегетарианцев относительно естественной для человека пищи. Некоторые ученые допускают, что доисторический человек вначале стал поедать остатки мяса животных, убитых хищниками или погибших. При массе тела, достигавшей, по самым скромным оценкам, не менее 35 килограммов, наши предки, по мнению многих антропологов, вполне могли занять вначале промежуточное место между мелкими животными, питавшимися фруктами и насекомыми, и более крупными, поедавшими остатки не съеденного хищниками мяса, а также погибших животных.

Позднее наши предки стали охотниками-собирателями. Антропологи располагают рядом подходов к изучению состава их пищи. Прежде всего они изучают остатки пищи – растительной (орехи, семена) и животной (кости) – на стоянках древних людей, а также орудия их труда и выявляют следы воздействия этих орудий на кости животных. Ученые делают попытки определить состав пищи наших предков по минеральному и изотопному составу почвы в местах стоянок, исследуют окаменевшие испражнения древнего человека (копролиты) и сопоставляют эти данные с данными о питании современных племен, совсем недавно миновавших каменный век.

Полученные факты позволили сделать вывод: охота как важнейший способ добывания пищи была присуща нашим предкам, жившим еще 700 тысяч лет назад. Увеличение потребления древним человеком мяса совпадает с периодами оледенений, охватывавших нашу планету. Некоторые исследователи делают из этого вывод, что именно холод и недостаток привычной растительной пищи заставили наших предков есть мясо во все больших количествах и это неблагоприятно повлияло на их здоровье. Однако древние люди жили и в тех частях планеты, где оледенений не было и сохранилась привычная для них растительность. Казалось бы, у жителей этой зоны было больше шансов выжить, размножиться и донести до нас «чистое» вегетарианство. Но этого не произошло.

Природа нашла ту золотую середину в соотношении мясной и растительной пищи, которая помогла предкам человека сохранять себя и оставить потомство в жесточайших условиях борьбы за выживание. Потребление животной пищи помогло человеку обеспечить организм, и в первую очередь скелет, кальцием, ведь предок использовал наряду с мясом и мелкие кости. В связи с этим невольно вспоминаются слова Зигмунда Фрейда о том, что все мы потомки бесконечно длинной череды поколений убийц.

Расселение народов. Адаптация к пище. Арктические
Страница 11 из 15

мясоеды

Возникнув в Африке, люди постепенно заселяли все новые земли, распространялись по континентам и осваивали территории с климатом, весьма далеким от африканского. Постепенно человечество дошло до холодных берегов Северного Ледовитого океана. Выживать в новых местах помогли два фактора: высокая приспособляемость человеческого организма и наличие среди людей, оказавшихся в экстремальных условиях, обладателей генов, наиболее благоприятных для адаптации.

В 1772 году в Санкт-Петербурге вышла книга Ле Руа «Приключения четырех российских матросов к Шпицбергену бурею принесенных» (переиздана в 1955-м), где рассказывалось о поморах, которым пришлось почти шесть лет прожить на Шпицбергене, не имея иной пищи, кроме мяса убиваемых ими животных. Выжившие три матроса, вернувшись домой, с трудом могли есть хлеб. «Они жаловались, что оный тяжело раздувал брюхо. То же самое они говорили и о напитках и пили только для того чистую воду». Их организм приспособился к новой необычной пище. Но такой приспособляемости для выживания все же недостаточно, и на помощь ей постепенно поколение за поколением приходила генетическая приспособляемость.

Доисторические люди, как и мы с вами, были генетически неодинаковы. Генетика некоторых из них несколько лучше отвечала новым условиям, они легче выживали в новом для себя климате и получали больше возможностей оставить потомство. Так поколение за поколением накапливались генетические особенности, появлялись и закреплялись адаптивные типы людей, проживающих в определенных климато-географических зонах. В тропических лесах Африки обосновались пигмеи, приспособленные к малому потреблению белка, а на берегах арктических морей – народности, потребляющие гигантское количество мяса. Любознательный читатель может найти много интересного о возникновении адаптивных типов людей в книгах Т. И. Алексеевой «Адаптация человека в различных экологических нишах Земли» (1998) и А. И. Козлова «Пища людей».

Ученые сопоставили особенности одного из ферментов белкового обмена у китайцев, которые традиционно потребляют мало мяса, и традиционных мясоедов – коренных жителей Лапландии саамов. Оказалось, что и у тех, и у других наиболее распространен вариант фермента, обеспечивающий наилучшую переработку характерной для них пищи. В группе потомственных мясоедов у 27,9 процента обследованных найден вариант фермента, которым обладали лишь 2,3 процента китайцев. Это результат естественного отбора, лучше всего сохранившего потомство обладателя ферментного варианта, наиболее полезного при определенной пище. Так что, узнав о какой-то чудесной диете жителей дальних стран, подумайте, годится ли она вам. То, что приносит им очевидную пользу, может стать для вас ядом.

Обычно утверждают, что присущий человечеству тип питания сложился около 10 тысяч лет назад и этот промежуток времени слишком мал для появления новых генов. Однако мы должны понимать, что для возникновения адаптивных типов людей важно не столько появление новых генов, сколько отбор благоприятных вариантов генов среди имевшихся. И здесь обнаруживается, что 10 тысяч лет – срок достаточный для отбора из уже имеющихся вариантов.

Собственно, человеческое сообщество возникло и сохранилось именно благодаря генетическому несходству людей. Каждый раз, когда природа ставила наших предков в сложные условия, выживали и оставляли наибольшее потомство обладатели наиболее приспособленных к новым условиям генов. И вряд ли этот процесс остановился 10 тысяч лет назад.

Создатели современных диет подчас неосознанно копируют какай-то метаболический тип питания, сложившийся у далеких от нас народов, и предлагают такое питание нам. При этом они не задумываются, отвечает ли такая диета нашему генотипу. Так, богатая мясом и жиром диета Аткинса и родственные ей «очковая» и «кремлевская» диеты весьма похожи на чуждое нам питание людей полярного адаптивного типа. Поэтому хочется предостеречь: не используйте мясные диеты вроде «кремлевской», чуждые природе нашего организма, ведь мы не саамы…

Меню пещерного человека. Спорная концепция мясного палеопитания

Наиболее тщательно рацион человека каменного века изучили американский исследователь С. Итон и его коллеги. Их взгляды изложены в книге «Палеолитические рекомендации – программа диеты и упражнений для здоровой жизни» (1988). Они настаивают, что его диета содержала 45 – 65 процентов животных компонентов – в том числе дичь и рыбу; также в нее входили фрукты, плоды, дикие растения, мед диких пчел. При этом отсутствовало зерно с присущими ему крахмалами, не было, разумеется, очищенного сахара, молока. Мы, сегодняшние люди, по мнению Итона, приспособлены вовсе не к той пище, которую едим, а к пище наших предков, живших 10 000 лет назад. Эта точка зрения привела некоторых ученых к рекомендациям отказаться от потребления зерновых продуктов и молока и, более того, к утверждениям, что зерновые продукты и молоко приносят лишь вред здоровью.

Состав рациона человека позднего каменного века (по С. Итону и М. Коннеру, 1985)

Древние люди не добавляли в свою пищу привычной нам соли, богатой натрием и способствующей гипертонии. Но, как считается, они могли в качестве соли использовать золу из костров, богатую калием, который противодействует повышению давления крови. Значит, если следовать до конца рекомендации С. Итона, то следует убрать солонку со стола.

Позднее Итон, основываясь на анализе сведений из «Этнографического атласа» Г. Мардока (1967), стал утверждать, что у большей части племен охотников-собирателей (73 процента) животная пища составляет 56 – 65 процентов рациона. Так возникло представление о доисторическом предке человека как потребителе гигантского количества мяса.

Такого же мнения придерживался известный российский биолог Н. К. Верещагин. Рассматривая вымирание животных в доисторические времена, он считал, что в период верхнего палеолита, 9 – 14 тысяч лет назад, численность охотничьих групп на территории Русской равнины и Крыма составляла 10 – 15 тысяч человек. При этом годовой объем их добычи мог быть эквивалентен 120 тысячам северных оленей, 80 тысячам лошадей, 30 тысячам бизонов или 10 тысячам мамонтов. Столь впечатляющие цифры Верещагин получил, предположив, что суточное потребление мяса составляло 2 килограмма (столько, по его данным, едят эскимосы). Но похоже, что Верещагин использовал в своих расчетах столь устрашающие цифры лишь для того, чтобы оценить максимальный вред, который могли нанести люди живой природе в те времена. Ведь он был участником спора о том, повинен человек в исчезновении ряда животных (скажем, мамонтов) или же они вымерли по другим причинам.

На основе исследований питания доисторического человека возникло направление, названное его основоположниками палеопитанием. В конце прошлого века сторонники палеопитания издали в США ряд книг, в которых убеждали перейти на диету каменного века. Это прежде всего уже упоминавшийся труд С. Итона и его коллег, а также книга Р. Аудетте и Т. Гилхриста «Неандерталец. Питайтесь как пещерный человек, чтобы стать тощим, сильным и здоровым» (1999). Концепция палеопитания утверждает, что мы должны питаться только мясом, рыбой,
Страница 12 из 15

фруктами, ягодами, овощами и грибами. При этом нельзя есть зерновые продукты (каши, хлеб, лапшу и т. п.), картофель, молочные продукты и сахар. Запрещены в пищу также стручковые плоды (горох, бобы, чечевица, соя), плоды с оболочками (арахис) и растения, несъедобные в невареном виде, в том числе и некоторые грибы. И конечно, отвергнуты все продукты, получаемые с помощью брожения, в том числе и квашения.

Вот какую пирамиду рекомендуют адепты палеопитания (см. www.paleofood.com):

Внимание читателя здесь хотелось бы обратить на то, что авторы большинства книг по палеопитанию, как правило, ученые, однако они не имеют медицинского образования.

В этой пирамиде, как и в приводимой прежде пирамиде американских диетологов, четыре уровня. Основание здесь занимают мясопродукты, что противоречит советам медицины. На овощи, фрукты, орехи, грибы и коренья (второй от основания уровень) в пирамиде палеопитания приходится 34 – 44 процента калорий рациона. Два верхних уровня нарочито оставлены пустыми – ведь на продукты из злаков, бобовых, картофеля и на молочные продукты наложен запрет.

Концепция палеопитания – это не только теория, но и основа бизнеса, предлагающего всевозможные продукты, напитки, блюда и закуски, биодобавки и, конечно, огромное количество книг по палеопитанию. Фактически это коммерческий проект, привлекающий внимание своей необычностью и приносящий доход создателям. Врачи, однако, концепцию мясного палеопитания не поддержали. Ведь она противоречит как сложившейся практике питания, так и рекомендациям медицинской науки, которые складывались на протяжении десятков лет.

Много лет назад мне довелось встретиться на семинаре Всемирной организации здравоохранения в Дрездене с немецкими (тогда еще из ГДР) профессорами Х. Хенелом, Й. Нейманном и П. Фоссом, которые разработали свою концепцию эволюции питания. В отличие от американских авторов они полагают, что пища доисторического человека содержала много крахмала, а мясо в ней было представлено в умеренном количестве. Этот подход позволил Х. Хенелу и его соавторам считать потребление злаков, крахмалистых корнеплодов и бобовых не противоречащим эволюционной природе человека. Эту точку зрения поддерживают и ряд других антропологов.

Традиционное питание некоторых племен и народов преимущественно животной пищей с давних времен представлялось многим ученым нездоровым. Профессор Военно-медицинской академии в Петербурге В. В. Пашутин рассуждал в начале прошлого века о таких группах людей: «Жизнь человека на исключительно животной пище должна считаться своего рода извращением, развившимся вследствие неблагоприятных внешних условий». А. Н. Бекетов шел еще дальше и утверждал, что для возникновения древних цивилизаций крайне важным было именно ограниченное потребление мяса и наиболее интеллектуальными оказались народы, не отдающие приоритет мясной пище. Впрочем, тут сразу оговоримся, что для развития древних цивилизаций важен был не характер потребляемой пищи, а оседлый образ жизни, появление сельскохозяйственного производства, настоятельно требовавшего формирования научных знаний о природе, и, наконец, достаточно высокая производительность труда, позволившая части населения выделить время на развитие науки. В мире древних охотников этих условий не было. Поэтому рассуждения о роли растительной пищи в развитии интеллекта не убедительны.

В качестве интересного казуса могу отметить, что как сторонники богатого мясом палеопитания, так и автор популярных книг кандидат медицинских наук Г. С. Шаталова, призывавшая к вегетарианству, называли предлагаемые ими системы питания видовым питанием человека. Поэтому, чтобы избежать путаницы с разными концепциями палеопитания, я называю представление об обильном потреблении мяса древними людьми «концепцией мясного палеопитания». Это, конечно, не совсем точно, но позволяет отграничить «мясную» концепцию питания пещерного человека от других представлений о питании, также опирающихся на эволюцию человека.

Мясо в питании: достоинства и опасности

Говоря о мясе, мы здесь будем иметь в виду не только само мясо, но и пищу животного происхождения в целом. Эта пища обладает многими полезными свойствами, делающими ее важным компонентом повседневного питания. Аминокислоты животного белка значительно лучше усваиваются для синтеза белка в организме человека, чем растительный белок. Это обусловлено более благоприятным соотношением в белках животных незаменимых аминокислот. Кроме того, железо животной пищи усваивается нашим организмом значительно лучше, чем из растений; правда, яйца и молоко являются исключениями из этого правила. В молоке железа мало, а из яиц оно плохо усваивается, поскольку находится в иной, чем в мясе, химической форме.

Пища животного происхождения поставляет нам витамин В

, необходимый наряду с железом и белком для кроветворения. В мясе содержатся биологически активные вещества карнитин, карнозин, креатин, участвующие в энергетическом обмене и способствующие развитию мышечной силы. И наконец, животная пища (морская рыба) является одним из источников жирных кислот омега-3 группы, которые наш организм сам не умеет синтезировать.

В то же время у животной пищи есть и существенный недостаток – излишнее содержание насыщенных жиров и холестерина. Они способствуют развитию атеросклероза, а красное мясо и раку толстой кишки. Однако первобытные предки человека не доживали до появления этих заболеваний. А холестерин пищи вполне мог способствовать образованию стероидных гормонов, в том числе половых, и более быстрому физическому и половому созреванию организма, что было важно для выживания и появления потомства.

В качестве совета могу сказать: не исключайте мясо из своего питания, но будьте умеренными в его потреблении. И отдавайте предпочтение белому мясу птицы.

Вопросом о разумных пределах потребления мяса ученые заинтересовались еще в XIX веке. В. В. Пашутин опубликовал в 1902 году объемистый труд по патологической физиологии, сославшись на мнение диетологов XIX века, что «мясной режим составляет прекрасное средство для лечения ожирения». Впрочем, сам В. В. Пашутин относился к однобокой мясной диете критически. Он подробно рассказывал об опытах немецкого ученого Ранке, который поставил эксперимент, потребляя около 2 килограммов мяса с небольшой добавкой жира, и потерпел полное фиаско: все закончилось сильным ухудшением самочувствия и отвращением к пище. Аналогичный результат дало исследование другого известнго немецкого ученого, Макса Рубнера, – студенты, получавшие только мясную пищу, обычную и минеральную воду и немного пива, стали терять интерес к еде.

В прошлом столетии американский диетолог Р. Аткинс вновь предложил вернуться во имя здоровья и для похудания к диетам, богатым мясом и жиром. Его подход ломал принятое учеными представление о соотношении в пище белков, жиров и углеводов. Врачи не приняли это нововведение, сочли его опасным. Но диеты, основанные на подходе Аткинса, нередко встречаются под самыми разными названиями. Их можно распознать по обилию мяса, рыбы, яиц, сыра и почти полному отсутствию зерновых продуктов. Такие диеты лучше избегать. Они
Страница 13 из 15

могут спровоцировать развитие подагры, усилить вымывание кальция из костей и сделать их ломкими, спровоцировать образование камней в почках и принести другие беды.

Современная медицина полагает: животный белок должен составлять примерно половину потребляемого белка. Источником другой половины должны быть главным образом зерновые и бобовые, которые полезны не только как источник белка, но также витаминов и минеральных веществ. Кроме всего прочего, они содержат пищевые волокна и стерины, препятствующие поступлению в организм холестерина из животной пищи и развитию атеросклероза. Растительные волокна встают на пути и некоторых других вредных веществ, в том числе вызывающих рак. Иными словами, не верьте мифу об опасности зерновых, бобовых продуктов и корнеплодов, они – источник необходимых нам растительных волокон, фитостеринов, многих витаминов и минеральных веществ.

Эволюция питания и жирные кислоты

Для здоровья человека важны полиненасыщенные жирные кислоты. Они входят в мембраны клеток, из них образуется множество веществ, участвующих в обмене веществ и защищающих от болезней. Ученые подразделяют эти кислоты на две группы, различающиеся расположением ненасыщенных связей: омега-3 и омега-6 (химические различия этих кислот подробно рассмотрены мной в книге «Азбука питания», 2011).

К концу ХХ века многие специалисты стали подчеркивать особую роль омега-3 жирных кислот в защите от атеросклероза и связанных с ним болезней сердца и сосудов, а также от некоторых видов рака. Кислоты группы омега-3 снижают уровень фибриногена в крови, уменьшают ее свертываемость, препятствуют образованию тромбов и развитию воспалительных процессов, понижают кровяное давление, способствуют рассасыванию тромбов, защищают сердце от инфаркта. Имеются заслуживающие внимания сообщения о способности этих кислот снижать риск внезапной смерти у людей, страдающих нарушением ритма работы сердца.

В растительных маслах омега-3 кислоты представлены в основном линоленовой кислотой; ею богаты соевое, рапсовое, конопляное и горчичное масла. Много омега-3 кислот в льняном и рапсовом маслах, но эти масла следует использовать только в салатах, без тепловой обработки. В подсолнечном масле – на чем хотелось бы заострить внимание читателя особо – таких кислот практически нет. Так называемыми длинноцепочечными омега-3 кислотами богата жирная океаническая рыба, особенно из северных морей. Ее рекомендуется есть дважды в неделю, но не чаще – в морской рыбе, к сожалению, накапливается очень много вредных веществ.

Итон и его коллеги, ссылаясь на питание современных племен, ведущих полудикий образ жизни, утверждают, что соотношение омега-6 и омега-3 жирных кислот в рационе древних людей было едва ли не одинаковым. В пище населения развитых стран соотношение омега-6 и омега-3 кислот составляет 16,74 – иначе говоря, омега-3 кислот слишком мало для здоровья. Поэтому Итон сделал вывод о необходимости многократно повысить в рационе долю жирных кислот группы омега-3 с целью довести ее до эволюционно правильного уровня.

Современная медицина соглашается с ним в отношении важности омега-3 кислот, но предупреждает относительно опасности излишнего их потребления, предлагая остановиться на соотношении омега-6 и омега-3 кислот около 10 к 1. По версии современной диетологии нам полезно употреблять продукты, богатые омега-3 кислотами, но ни в коем случае не следует потреблять их столько же, сколько и омега-6 кислот. Словом, омега-3 кислоты необходимы, но в меру.

Голодание в эволюции человека

Существует гипотеза о том, что в ходе эволюции животные приобрели способность реагировать на нехватку корма замедлением роста и снижением или прекращением размножения, с тем чтобы дожить до периода обильного корма и оставить полноценное многочисленное потомство. Прямое ее подтверждение видят в том, что у мужчин уменьшение калорий в рационе снижает выработку мужского гормона тестостерона и, как следствие, подавляет половое влечение.

Несомненно, нашим предкам периодически доводилось испытывать нехватку пищи. Не без оснований полагают, что в таких условиях лучше выживали и оставляли потомство обладатели генов, обеспечивающих наиболее экономное расходование пищи. Организм этих людей был наделен не только способностью снижать при недостатке пищи расход энергии, но и запасать при обилии пищи жир впрок. Важно отметить, что наш организм в ходе эволюции не научился запасать белки. В какой-то степени функцию запасного белка выполняет альбумин крови, но он создан природой для других целей, ни в коем случае не являясь просто кладовой аминокислот. Весьма ограничена также и способность нашего организма запасать углеводы, они накапливаются в составе гликогена мышц и печени. А жир может, напротив, откладываться в больших количествах. Ученые даже выдвинули вполне правдоподобное предположение о существовании людей с «экономным генотипом». Его возникновение относят ко времени 10 – 12 тысяч лет назад, когда люди перешли к сельскому хозяйству и встретились с неурожайными годами.

Впрочем, выявить гены, отвечающие за такую бережливость, пока не удалось; поэтому у гипотезы «экономного генотипа» немало противников. Сторонники же ее рассматривают распространенность ожирения и инсулиннезависимого сахарного диабета в развитых странах именно как проявление этой древней способности человека запасать в своем теле жир. В развитых странах, попав в условия ничем не ограниченного питания, люди, принадлежащие к экономному генотипу, толстеют, и у них развивается комплекс болезней, связанных с ожирением, в том числе диабет. Что характерно, в условиях нехватки пищи проявления диабета сходят на нет – во всяком случае, описаны случаи исчезновения диабета у голодающих людей. Это вполне укладывается в представление об «экономном генотипе».

Есть у сторонников теории «экономного генотипа» и доказательство, так сказать, от обратного. Приводится пример полинезийцев, которые способны были переживать долгие периоды голодания во время дальних морских путешествий; считается, что это – путем естественного отбора – привело к возникновению у них «экономного генотипа», который в доисторические времена помогал им выжить. Однако в условиях обильного питания современные полинезийцы оказались крайне не устойчивы к развитию сахарного диабета.

Надо сказать, что переход к современному типу питания сказывается на здоровье людей, еще недавно живших в условиях позднего каменного века, особенно неблагоприятно. Так, предки американских индейцев в давние времена жили в Азии. Около 25 тысяч лет назад они переселились через Сибирь в Америку и двинулись юг. Они были охотниками-собирателями, а в периоды нехватки дичи голодали. По этой причине среди них сохранились преимущественно обладатели «экономного генотипа», не приспособленного к обилию пищи. В 1945 году индейцы, живущие на территории США, получили возможность покидать резервации. Те из них, кто возможностью этой воспользовался, перешли к образу жизни и питания американцев европейского происхождения, не свойственным генетике индейцев, и вскоре среди них резко выросло число случаев ожирения и сахарного
Страница 14 из 15

диабета.

Ученые сопоставили распространенность ожирения и диабета у разных народов. В Великобритании и Германии диабетом страдает 2 процента населения, а в Азии, Африке и Латинской Америке заболеваемость достигает десятков процентов, что связано с переходом тамошнего населения к типу питания, сложившемуся в Европе и США. Аборигены Австралии, живущие по обычаям своих племен, практически не болеют диабетом, но среди аборигенов, перешедших на западный тип питания, заболеваемость достигла 23 процентов. У коренных жителей Новой Гвинеи при их традиционном питании диабет почти не встречался, но сейчас в группах, перенявших европейский тип питания, диабетом страдают 37 процентов людей. Китайцы, занятые сельским хозяйством, практически не болеют диабетом, но у городского населения, принявшего западный тип питания, заболеваемость дошла до 12 процентов. Подобная ситуация отмечена в Индии.

В Тихом океане есть остров Науру. Его жители занимались сельским хозяйством, ловили рыбу. Периодически им доводилось голодать, особенно в дальних плаваниях. В условиях сложившегося скудного питания еще в 1952 году жители острова не болели диабетом, а с улучшением питания, по данным 2002 года, заболеваемость достигла 41 процента. У американских индейцев пима (штат Аризона) этот показатель за несколько десятилетий «улучшенного питания» достиг 50 процентов, то есть диабетом страдает каждый второй. Очевидно, что во всех этих случаях «экономный генотип» оказал дурную услугу.

Врачи удивлены тем, что переход на новый режим питания наиболее пагубно сказывается на здоровье населения развивающихся стран, а не европейцев и белых американцев, когда-то также питавшихся намного скромнее. Согласно одной гипотезе, европейцы реже переживали периоды длительного голода, среди них не было случаев вымирания больших масс неприспособленного к голоданию населения и поэтому число обладателей бережливых генов относительно невелико. По другой гипотезе, поскольку европейцы давно питаются лучше, например, австралийских аборигенов, вымирание среди них обладателей «экономного генотипа» состоялось еще несколько столетий назад.

На первый взгляд все сказанное не имеет к нам отношения. Однако люди, пытавшиеся сбавить вес путем скудных диет или голодания, знают, что в ходе похудания организм переходит на экономный режим расхода энергии, а после прекращения диеты стремится запастись жиром, причем излишний вес не только возвращается, но и возрастает выше прежнего.

В наши дни можно встретить утверждение, что, поскольку предки человека голодали, природа не только подготовила нас к голоданию, но и сделала необходимым проведение периодов голодания. Дескать, прибегая периодически к голоданиям, мы станем здоровыми и долголетними. Не вдаваясь в теорию продления жизни путем голоданий, отметим: природа была беспощадна и не всем удавалось сохранить себе жизнь в ходе вынужденных голоданий. Обсуждая практику голоданий у последователей йоги и аюрведы, мы обязательно вернемся к практическому вопросу: кому и сколько можно голодать, а кому это вообще не следует делать. Любопытно, что приверженцы древних практик подходят к проблеме голодания ради здоровья значительно бережнее, чем некоторые наши современники, призывающие голодать всех и каждого и голодать подолгу. Об этом мы поговорим в одной из следующих глав.

Палеопитание и долголетие

Исследования Итона и его соавторов, если им поверить, являются, казалось бы, весомым аргументом в пользу перехода современного человека к обилию мяса, отказу от молока, корнеплодов, каши, хлеба. Это может порадовать как почитателей мясных диет Аткинса, очковой, кремлевской и т. д., так и просто любителей мяса. Не станем спорить: мясная пища была благоприятна для формирования сильных людей, способствовала их быстрому половому созреванию и преумножению численности. Мясо снабжает человека полноценным хорошо усвояемым белком, хорошо усвояемым железом, витамином В

, карнозином, карнитином, многими минеральными веществами. Но древние люди жили недолго, и возникает сомнение, обеспечит ли их питание долголетие современного человека.

Американец Р. Малина, обобщив выводы разных ученых, полагает, что австралопитеки жили 15 – 20 лет, человек прямостоящий – 20 – 30 лет, а неандерталец – 29 – 30 лет, кроманьонец – около 32. По данным российских археологов, люди, обитавшие на территории центральных областей нашей страны примерно 5 тысяч лет назад, доживали до 25 – 40 лет. Как видим, потребление мяса древними людьми не привело к их вымиранию и, похоже, не сократило продолжительность их жизни по сравнению с австралопитеками, питавшимися главным образом растениями, но продолжительность жизни у них оставалась удручающе мала. Уже хотя бы поэтому невозможно считать их тип питания ориентиром для современного человека, мечтающего о долголетии. В связи с этим возникает вопрос: может быть, нам лучше обратиться к более поздним временам? Но стала ли продолжительность жизни выше с освоением земледелия?

С. А Боринская и Н. К Янковский книге «Люди и их гены: нити судьбы» (2006) отвечают на этот вопрос отрицательно. По их данным, продолжительность жизни при переходе охотников-собирателей к сельскому хозяйству сократилась с 30 – 40 до 20 – 30 лет, и так продолжалось довольно долго – лишь в Средние века продолжительность жизни людей возросла. Сразу оговоримся, что это не общепринятый взгляд на проблему, но он в некоторой степени характеризует генетическую неприспособленность большинства охотников-собирателей к новым условиям жизни.

«Болезни цивилизации» и здоровая пища

В одном из своих исследований Итон утверждал, что доисторические люди потребляли ежедневно с растительной пищей по 100 граммов пищевых волокон; в наши дни рафинированная пища дает человеку почти в 10 раз меньше. Человек научился делать муку высшего сорта, обедняя ее пищевыми волокнами, витаминами и минералами (они уходят в отруби). Небольшое количество сладких растений и меда диких пчел, достававшихся пещерному человеку, сменилось обилием сахара, способствующего развитию кариеса. Нежирное мясо диких животных сменилось мясом животных, специально откармливаемых на убой. Это мясо, богатое насыщенным жиром и холестерином, стало важным фактором в развитии атеросклероза. Появилось новое слово «фастфуд». Соль, а точнее, входящий в ее состав натрий способствует задержке воды в организме, повышению кровяного давления и вымыванию кальция из костей. Доисторический человек получал не более грамма соли в день. Современный человек не ограничен в ее потреблении. В общем, получается по Плутарху: «Пища нам не только средство к жизни, но и средство к смерти».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/viktor-konyshev/zdorovaya-pischa-poisk-ideala/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

1

Советские философы и биологи требовали называть его прямоходящим, говоря, что
Страница 15 из 15
он не стоял на месте, а шел вперед. В наши дни словари дают термин «прямостоящий», а в книгах по эволюции человека чаще говорят о прямоходящем человеке.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.