Режим чтения
Скачать книгу

Золотая лихорадка. Как делают олимпийских чемпионов читать онлайн - Майкл Джонсон

Золотая лихорадка. Как делают олимпийских чемпионов

Майкл Джонсон

Эта захватывающая новая книга основана на собственном опыте Майкла Джонсона – как спортсмена, как высококлассного тренера и мотивационного психолога. В ней вы также найдете более десятка эксклюзивных и невероятно полезных интервью с олимпийскими легендами из различных видов спорта, которым достались более 50 золотых медалей за последние 30 лет.

В процессе прочтения книги вам представится возможность прикоснуться к необыкновенному банку знаний и опыта великих спортсменов, которые познали за свою карьеру все свои максимумы и минимумы, но в итоге достигли вершины – олимпийского золота.

Майкл Джонсон

Золотая лихорадка. Как делают олимпийских чемпионов

Эта книга посвящается Клайду Харту,

моему тренеру и наставнику

Слова благодарности

Я искренне благодарю всех, без кого эта книга не появилась бы на свет. В первую очередь, конечно, мою жену Армин за ее бесконечную поддержку и понимание, а также моего сына Себастьяна, который все это время вдохновлял меня своей любовью к чтению и желанием стать писателем; моего агента Сару Вулдридж из «Ай Эм Джи» (IMG) [1 - «Ай Эм Джи» (англ. IMG, International Management Group) – транснациональная компания. Считается одной из ведущих мировых маркетинговых структур в сфере спорта и шоу-бизнеса.] за ее неустанные поиски достойного издателя и веру в то, что я способен написать интересную и содержательную книгу; Джонатана Тэйлора за то, что он разделял мои взгляды на эту книгу, а также Линден Гросс, моего консультанта, которая все это время находилась рядом со мной и чьи энергия и вера в этот проект помогли мне осуществить его. Отдельное спасибо Стиву Бардетту и Нику Канэму из издательства «Харпер Коллинс» (Harper Collins) за поддержку этого проекта.

Также хочется выразить свою благодарность Наде Команечи[2 - Надя Елена Команечи (род. 1961) – знаменитая румынская гимнастка, 5-кратная олимпийская чемпионка, 2-кратная чемпионка мира, 9-кратная чемпионка Европы. Самая титулованная спортсменка Румынии в истории Олимпиад. В 1989 году эмигрировала из Румынии в США.], Крису Хою[3 - СэрКристофер Эндрю Крис Хой (род. 1976) – британский профессиональный трековый велогонщик, 4-кратный олимпийский чемпион, 10-кратный чемпион мира, 2-кратный чемпион Игр Содружества. Член Ордена Британской империи, Рыцарь-Бакалавр. Самый титулованный мужчина-велогонщик в истории Олимпийских игр. Является почетным доктором Эдинбургского университета и университета Сент-Эндрюс.], Ребекке Адлингтон[4 - Ребекка Адлингтон (род. 1989) – британская пловчиха, двукратная олимпийская чемпионка 2008 года (400 и 800 метров), неоднократный победитель и призер чемпионатов мира и Европы. В ноябре 2008 года была названа спортсменкой года в Великобритании. В 2009 году была удостоена звания кавалера Ордена Британской империи.], Усейну Болту[5 - Усейн Сент-Лео Болт (род.1986) – выдающийся ямайский спринтер, 3-кратный олимпийский чемпион, 5-кратный чемпион мира. Действующий обладатель мировых рекордов в беге на 100 и 200 метров, а также в эстафете 4Ч100 метров в составе сборной Ямайки. Является первым человеком в истории легкой атлетики, установившим мировые рекорды на трех этих дистанциях на одной Олимпиаде, а также первым человеком со времен Карла Льюиса, выигравшим на одной Олимпиаде дистанции 100 и 200 метров. По итогам 2008 и 2009 годов Болт был признан лучшим спортсменом и легкоатлетом мира. Является кавалером ямайского ордена Достоинства. За свои достижения получил прозвище «Молния».], Салли Ганнелл[6 - Салли Джейн Дженет Ганнелл (род. 1966) – легкоатлетка из Великобритании, олимпийская чемпионка 1992 года (бег на 400 метров с барьерами), чемпионка мира 1993 года (бег на 400 метров с барьерами).], сэру Стиву Рэдгрейву[7 - Стивен Джеффри Рэдгрейв(род. 1962) – прославленный британский гребец, 5-кратный олимпийский чемпион, 9-кратный чемпион мира, обладатель наибольшего количества золотых олимпийских медалей среди всех британцев. Командор Ордена Британской империи и Рыцарь-Бакалавр.], Марку Спитцу[8 - Марк Эндрю Спитц(род.1950) – знаменитый американский пловец, один из четырех 9-кратных олимпийских чемпионов в истории спорта, первый человек, завоевавший 7 золотых олимпийских медалей на одних Играх (Мюнхен-1972). Обладатель 33 мировых рекордов, лучший пловец мира 1969, 1971 и 1972 годов.], лорду Себастьяну Коу[9 - Лорд Себастьян Ньюболд Коу, барон Коу (род. 1956) – знаменитый английский бегун, 2-кратный олимпийский чемпион в беге на 1500 метров, политический деятель, Рыцарь-Командор Ордена Британской империи. Член английского парламента в 1992–1997 годах, пожизненный пэр с 2000 года, барон Рэнморский (графство Суррей).], Яну Торпу[10 - Ян (Йен) Джеймс Торп(род. 1982) – знаменитый австралийский пловец, 5-кратный олимпийский чемпион и многократный чемпион мира, экс-рекордсмен мира на дистанциях 200, 400 и 800 метров вольным стилем (рекордом на 400-метровке Торп владел непрерывно 10 лет без одного месяца). В начале февраля 2011 года, спустя почти 5 лет после ухода, Торп объявил о своем возвращении в спорт, с тем чтобы попытаться отобраться на Олимпийские игры 2012 года.], Кэти Фримен[11 - Кэти Фримен, полное имя – Кэтрин Астрид Саломея Фримен (род. 1973) – австралийская легкоатлетка, олимпийская чемпионка 2000 года в беге на 400 метров, 2-кратная чемпионка мира. Происходит из австралийских аборигенов.], баронессе Танни Грей-Томпсон[12 - Танни Грей-Томпсон (род. 1969) – баронесса, самая титулованная британская параолимпийская спортсменка, выигравшая 11 медалей в гонках на колясках на четырех Играх, член Ордена Британской империи. Уйдя из спорта в 2007 году, она занимает целый ряд постов, связанных со спортивной жизнью Великобритании, а также является телеведущей ВВС.], Джекки Джойнер-Керси[13 - Джекки Джойнер-Керси, при рождении Жаклин Джойнер (род. 1962) – знаменитая американская легкоатлетка, специализировавшаяся в прыжках в длину, семиборье и спринте, 3-кратная олимпийская чемпионка и 4-кратная чемпионка мира.] и Дейли Томпсону[14 - Дейли Томпсон, наст. имя Френсис Морган Томпсон (род. 1958) – прославленный десятиборец из Великобритании, 2-кратный олимпийский чемпион, самый титулованный многоборец современности.] за их увлекательные рассказы о своих спортивных взлетах и падениях, показывающие (и это, возможно, важнее всего) самые слабые и уязвимые стороны спортсмена.

Ну и, конечно, было бы несправедливо не выразить свою благодарность тем людям, которые сыграли важную роль в моей спортивной карьере. Когда я работал над этой книгой, в моей памяти всплывали все те испытания, победы и поражения, которые дали мне очень важные жизненные уроки. Я бесконечно благодарен своему единственному тренеру – Клайду Харту[15 - Клайд Харт (род. 1935) – тренер по легкой атлетике из Университета Бейлор, бессменный тренер Майкла Джонсона.]. Мы всегда прекрасно понимали друг друга, и наши точки зрения на тренировочный процесс абсолютно совпадали. Для меня всегда было важно узнать о себе как о спортсмене как можно больше, и Клайд учил меня всему тому, что знал сам. Для меня он не просто тренер – он друг и образец для подражания. Также хочу поблагодарить Брэда Ханта[16 - Брэд Хант – спортивный агент и менеджер Майкла Джонсона.], который на протяжении всей моей спортивной карьеры занимался моими
Страница 2 из 22

финансовыми делами. Спасибо моим родителям Полу и Руби, моему брату Полу, сестрам Регине, Шерил и Дедре, а также нашему общему другу Бренде Харрис за то, что они всегда поддерживали меня, за то, что они были моим постоянным фан-клубом, который передвигался за мной по всему земному шару и всегда был рядом, и в дни побед, и в дни поражений.

И в заключение хочется сказать слова благодарности всем моим болельщикам, которые поддерживали меня на протяжении всей моей двенадцатилетней спортивной карьеры, а также всем тем, кто сейчас следит за моей работой на телевидении и поддерживает меня в моем стремлении продвигать вперед идеи спорта.

Введение

Именно с того момента, когда во время торжественной церемонии закрытия Олимпийских игр 2008 года в Пекине Великобритания представила презентацию летней Олимпиады 2012 года, стало ясно, что эти Игры станут самым грандиозным спортивным событием, проходившим когда-либо в Великобритании. Лондонская Олимпиада будет в корне отличаться от Игр 2008 года. Ведь даже, несмотря на то грандиозное зрелище, которое китайские организаторы продемонстрировали всему миру во время торжественной церемонии открытия и закрытия Олимпиады, сами Игры испытывали огромный недостаток именно той праздничной, веселой и волнующей атмосферы, которая так присуща Олимпийским играм. На этот раз все будет по-другому – это будет праздник олимпийского духа, и у спортсменов будут все условия и возможности для достижения вершины их спортивной карьеры.

У меня очень много поклонников в Великобритании, поэтому я, конечно, буду поддерживать спортсменов этой страны. Им будет очень нелегко, ведь они будут испытывать на себе чудовищное давление со стороны местных болельщиков, лихорадочно ожидающих от них олимпийских побед.

Смогут ли эти пятьсот с лишним мужчин и женщин, выступающих под флагом Соединенного Королевства, оправдать их надежды? Думаю, в некоторых видах спорта, например в велоспорте, британцы смогут повторить свои успехи и достойно представить свою страну и королеву. Но олимпийское золото может оказаться недостижимым для представителей многих других видов спорта, ведь, к сожалению, британская система подготовки спортсменов, которая когда-то считалась одной из лучших в мире, за последние двадцать лет значительно отстала в своем развитии. И, хотя было приложено немало усилий для того, чтобы вернуть ее в прежнее состояние, некоторые из этих усилий, например в легкой атлетике, скорее всего, были предприняты слишком поздно для того, чтобы рассчитывать на медаль в Лондоне.

С другой стороны, это все-таки Олимпийские игры, где может произойти все, что угодно. Более того, эти игры пройдут в Великобритании. А «домашняя» Олимпиада – это уникальная возможность для любого спортсмена. Здесь может помочь все – даже родная земля. Но особо рассчитывать на это не стоит. Все же Олимпиада – это самое значимое спортивное состязание в мире, где соревнуются лучшие спортсмены со всей планеты. Более того, она проходит только один раз в четыре года. Поэтому стать олимпийским чемпионом означает навсегда вписать свое имя в историю спорта, а это считается самым высоким спортивным достижением. Упустишь такую возможность – и, очень может быть, она тебе больше никогда не представится.

Кто победит, а кто проиграет – не знает никто. Но очевидно одно – это увидят все. И вот что самое главное: глядя на то, как зажигаются новые олимпийские звезды в Лондоне, в свою мечту смогут поверить будущие чемпионы!

Впервые я стал зрителем Олимпиады в 1984 году. Это были летние Олимпийские игры в Лос-Анджелесе. Конечно, я был в восторге. Но тогда я даже не мог себе представить, что уже через четыре года я буду кандидатом в олимпийскую сборную США, через восемь лет приму участие в своей первой Олимпиаде, а через двенадцать лет, на Олимпийских играх в Атланте, войду в историю спорта. За эти двенадцать лет я прошел путь, полный радостей и разочарований. Были и серьезные достижения, и обидные поражения. Все это, безусловно, останется в моей памяти до конца жизни. Но, на самом деле, надо признаться, что именно эти двенадцать лет, в период с 1984 по 1996 год, я и считаю своей настоящей жизнью.

Я не думаю, что эта книга является рассказом только о моем жизненном пути. Скорее, она о пути многих из нас – олимпийских героев прошлого и настоящего. Вы узнаете все эти истории. Истории о том, как мы начинали свой путь в спорте, дойдя в итоге до звания олимпийского чемпиона. Истории о наших взлетах и падениях. Но самое главное – эти истории рассказаны именно нами, в них мы сами пытаемся объяснить, как и почему нам удалось испытать олимпийский триумф.

В книге я пытаюсь объяснить читателю, каким образом можно достичь этого грандиозного успеха, в подробностях описывая процессы подготовки к соревнованиям различных олимпийских чемпионов, особенности каждого из них, а также сходства и различия между ними и между их подготовкой. После того, как я сам прошел путь к олимпийскому успеху, а затем взял множество интервью у олимпийских чемпионов, в которых они поведали мне свои истории, я открыл для себя, что все же сходств оказалось больше, чем различий. После всех этих интервью я еще раз убедился в том, что и сам всегда чувствовал, – большинство болельщиков далеко не полностью осведомлено о многих существенных деталях, касающихся их кумиров. И, как правило, они практически не знают именно того, что делает тех, за кого они так болеют, особенными. У большинства спортивных болельщиков один общий взгляд на своих кумиров, который формируется лишь с высоты трибун, откуда они наблюдают за их выступлениями. В этой книге благодаря историям чемпионов я абсолютно откровенно расскажу вам о том, как на самом деле добиваются олимпийского успеха. Теперь я точно знаю это: ведь олимпийскому чемпиону об этом рассказывали другие олимпийские чемпионы.

До того, как брать интервью у этих спортсменов, я, безусловно, много знал о них. В некоторых же случаях, таких, например, как в случае с Себастьяном Коу и Кэти Фриман, я брал не просто интервью у выдающихся спортсменов – я брал интервью у своих старых друзей. Но, несмотря на то что за годы нашей дружбы мы очень много разговаривали на различные темы, ни разу мы не говорили об олимпийской победе. Поэтому из этих интервью я, безусловно, узнал для себя много нового. В них эти великие чемпионы не просто рассказывали о своем пути к олимпийскому успеху, они пытались объяснить, что вообще требуется любому спортсмену для того, чтобы успешно выйти на олимпийский уровень. Многое из того, в чем я и раньше был уверен, нашло подтверждение в рассказах этих прославленных спортсменов, но также я узнал и о других подходах к подготовке к соревнованиям. И, несмотря на то что эти подходы отличались от моего, в итоге они также оказались успешными.

Я всегда считал, что знаю, как именно можно добиться олимпийского успеха. Но после разговоров со многими олимпийскими чемпионами, которым пришлось преодолеть массу различных препятствий и проблем на своем пути к олимпийскому золоту, ко мне пришло новое понимание всей этой умственной и физической работы, которую необходимо проделать для достижения результата.

Итак, поскольку в ожидании Олимпийских игр 2012 года
Страница 3 из 22

атмосфера в мире спорта все более и более накаляется, давайте попытаемся разобраться, что же необходимо сделать для того, чтобы стать олимпийским чемпионом.

Глава первая

На пути к золоту

Для любого спортсмена Олимпийские игры являются самым главным соревнованием. Безусловно, это вершина и легкоатлетической карьеры. Но это было единственным спортивным достижением, которое мне еще не покорилось. И уж, конечно, я не хотел бы войти в историю спорта как «лучший бегун на дистанции 200 и 400 метров, который так и не смог стать олимпийским чемпионом».

Поэтому я не мог чувствовать себя спокойно до тех пор, пока у меня не будет олимпийского золота. Но сказать-то легко. Сделать – гораздо сложнее. Из собственного опыта я знаю, что можно быть готовым к Олимпиаде на все сто процентов, иметь лучший результат сезона в мире и… проиграть. В тот сезон я прошел путь от рядового спринтера, который не входил даже в десятку лучших бегунов в моем виде соревнований, до «номера один» в обеих спринтерских дистанциях – 200 и 400 метров. На этих дистанциях я выиграл у всех лучших спринтеров мира. Такого результата я еще не добивался никогда. К тому же я был назван лучшим легкоатлетом мира 1990 года. О чем еще можно было мечтать?

Через два года я уже был в олимпийской сборной. До начала Олимпиады 1992 года оставался месяц, и я усиленно готовился к главному старту своей жизни. Я уже знал, с кем именно мне придется сражаться, и вместе со своей командой постоянно отрабатывал тактику ведения забега. Вскоре, как мне казалось, я был готов продемонстрировать свой лучший бег.

То, что я действительно являюсь участником Олимпийских игр, я понял лишь на торжественной церемонии открытия. Глядя на прославленных спортсменов, представляющих свои страны, я еще глубже осознал, что же такое Олимпиада. Это историческое соревнование, в котором высочайшее спортивное мастерство объединяется с простым участием. Поэтому именно на Олимпийских играх можно увидеть выступления, например, команды бобслеистов из какой-нибудь экзотической страны, которая абсолютно не в состоянии конкурировать с ведущими странами в этом виде спорта. Но, несмотря на это, такие страны все равно привозят на Олимпиаду своих спортсменов только лишь для того, чтобы принять участие в Играх и попытаться составить конкуренцию другим.

После прохода по барселонскому стадиону спортивных делегаций всех стран – участниц Олимпийских игр воцарилась полная тишина. Затем на стадионе появился лучник и зажег конец стрелы от Олимпийского факела, который был доставлен на стадион, пройдя через тысячи рук людей, принимавших участие в эстафете передачи Олимпийского огня. Лучник выстрелил, горящая стрела пролетела по дуге, упала в чашу, и огонь, который будет гореть до окончания Олимпийских игр, вспыхнул. Это был один из самых удивительных моментов в моей жизни.

К сожалению, на той Олимпиаде мне больше не довелось принять участие в торжественной церемонии. Я имею в виду церемонию награждения победителей. Для меня как для спортсмена недостаточно просто принять участие в Олимпийских играх. Хочется показать максимально лучший результат, на который ты способен, и добиться успеха. Для одних это означает только олимпийское золото, для других – попадание в финал соревнований, для третьих достаточно лишь показать свой лучший результат на сегодняшний день. Но к тому времени я уже был чемпионом мира. И хотел доказать всему миру, что могу стать и олимпийским чемпионом. И я должен был это сделать.

Я был фаворитом на 200-метровке. На отборочных предолимпийских соревнованиях в Соединенных Штатах я победил в забеге на эту дистанцию, и мне не хватило всего лишь семи сотых секунды для того, чтобы установить новый мировой рекорд. Поэтому я знал, что для того, чтобы одержать победу, мне важно не «провалиться» в забеге (что было маловероятно), применить правильную стратегию (что я всегда с успехом делал), быть в прекрасной форме (а я был готов на все сто процентов) и опередить всех своих конкурентов, которые, к слову сказать, еще ни разу не обыгрывали меня.

В общем, у меня были все шансы выиграть олимпийское золото. Помешать на пути к званию олимпийского чемпиона могла лишь какая-нибудь моя ошибка. Ну, или если случится что-нибудь. Именно это «что-нибудь» и случилось…

Неожиданный удар

Мой последний предолимпийский забег проходил приблизительно за две недели до олимпийского старта в Барселоне. Соревнования проходили там же, в Испании, в городе Саламанка. Накануне забега я и мой агент Брэд Хант решили поужинать в местном ресторанчике вместе с одним испанским журналистом. Он был старым приятелем Брэда, когда-то они вместе учились в одном университете. Этот журналист жил в то время в Мадриде и специально приехал в Саламанку повидаться с Брэдом, а заодно взять у меня интервью. Он посоветовал нам остановиться на небольшом ресторанчике с испанской кухней, который находился в нескольких шагах от центральной площади города. Мы заказали традиционное испанское блюдо паэлья[17 - Паэ€лья – национальное испанское (валенсийское) блюдо из риса, подкрашенного шафраном, с добавлением оливкового масла. Кроме этого, в паэлью могут добавляться морепродукты, овощи, курица, колбаса и т. д.], а на закуску оливки и хамон[18 - Хамон – испанский национальный деликатес, сыровяленый свиной окорок.]. Помню, как я сидел тем теплым летним вечером и смотрел, как с висящих свиных ног повар срезал для нас куски вяленого мяса. Ноги висели вдоль стены, от одной двери ресторана до другой. Все двери были открыты настежь. Я еще подумал тогда:

«Не очень-то хорошая у них обстановка в плане санитарии, мясо висит прямо возле открытых дверей, рядом с которыми постоянно проносятся машины, поднимая клубы пыли. У нас в Штатах такое вряд ли было бы возможно».

Но тут же я подумал о том, что у нас в Америке, наверно, чересчур много всяких законов, правил и запретов.

«Здесь все проще, и не стоит волноваться об этом», – решил я.

Если бы я только знал тогда, чем все это закончится… Мы даже снова пришли в этот ресторан следующим вечером, чтобы отпраздновать мою победу на соревнованиях. Мне тогда действительно нужен был хороший финальный забег накануне Олимпиады, и он у меня получился. И, даже несмотря на почти полное отсутствие конкуренции, 200-метровку я пробежал тогда с очень приличным временем – 19,91 секунды.

Но уже вскоре мои опасения насчет антисанитарной обстановки в том ресторане подтвердились. Когда на следующий день мы приехали в аэропорт Мадрида, меня начало сильно тошнить. В самолете на протяжении восьми часов полета мне постоянно приходилось ходить в туалет, поскольку меня постоянно тошнило. Лишь изредка мне удавалось заснуть. Я чувствовал дикую усталость, хотя прекрасно выспался накануне. На протяжении следующих нескольких дней расстройство желудка и тошнота продолжались. В конце концов, спустя пять дней мои мучения закончились, и мне стало легче.

Ошибочные предположения

К счастью, мое физическое состояние не мешало мне тренироваться, поэтому я не придал этому случаю особого значения. Однако в день отлета в Барселону, когда я одевался, я заметил, что брюки, которые всегда прекрасно подходили мне по размеру, были великоваты в
Страница 4 из 22

талии.

«Очень странно», – подумал я тогда, но не придал этому никакого значения, ведь все было объяснимо – несколько дней я практически ничего не ел и в результате, видимо, похудел. Никаких проблем.

После прилета в Барселону я решил взвеситься в тренажерном зале. Мой боевой вес всегда составлял около 76 килограммов, но весы показывали всего лишь 73. Это определенно начинало беспокоить меня. Но подготовка проходила по плану, и я решил, что лишние разговоры могут только навредить мне. Поэтому о снижении своего веса я не стал говорить никому, даже своему тренеру, Клайду Харту. В тот момент я меньше всего хотел, чтобы люди, находящиеся рядом со мной, начали беспокоиться и нервничать.

Первые раунды предварительных забегов на 200 метров должны были состояться утром, а четвертьфинальные забеги вечером того же дня. Проснувшись утром того дня, я почувствовал некоторое волнение. Хотя ничего удивительного в этом не было – ведь это моя первая Олимпиада, к тому же я был фаворитом. С тех пор, как началась моя профессиональная карьера, за последние два года я лишь дважды проигрывал на 200-метровке. Я победил на отборочных предолимпийских соревнованиях в Соединенных Штатах в забеге, где участвовали шесть лучших бегунов мира на дистанции 200 метров. А поскольку по правилам одна страна может выставлять только трех спортсменов в одном виде соревнований, в Барселону приехали лишь трое из этих шести бегунов. Я просто должен был пробежать так, как я могу, и стать олимпийским чемпионом.

Приехав на олимпийский стадион, я приступил к стандартной подготовке к предварительным забегам. К тому времени я находился в Барселоне уже около недели. Когда я проверял свои стартовые колодки перед забегом, я уже не думал о том, что нахожусь на Олимпиаде, о том, что на трибунах находятся мои родители, мой брат и мои сестры, и о том, что на карту поставлена олимпийская медаль. За последние два года я стал лучшим бегуном в мире на дистанции 200 метров, к тому же на тот момент я был действующим чемпионом мира в этом виде программы. В общем, я был фаворитом. Поэтому было естественно, что я должен выйти в четвертьфинал, преодолев предварительные забеги без каких бы то ни было особых проблем. И тем не менее я был настроен очень серьезно.

Я вообще всегда очень серьезно относился к предварительным забегам. Хотя этого можно было и не делать, ведь, как правило, самых сильных бегунов на предварительной стадии специально распределяют в разные забеги. И это вполне объяснимо – сильнейшие бегуны должны сражаться друг против друга в финале, а не в предварительных забегах. Но именно в этих забегах, когда еще нет такого накала борьбы, как в финале, я мог более тщательно проработать отдельные части дистанции. И, поскольку старт всегда был моим слабым местом, я делал его максимально резким, полностью выкладывался на первых

50-80 метрах, словно я бегу в финале, а оставшуюся часть дистанции добегал уже несколько расслабленно, чтобы сэкономить силы для следующих забегов.

И вот прозвучал стартовый выстрел, и забег начался. Я бежал в самой середине, по четвертой дорожке. За исключением Патрика Стивенса, достаточно неплохого спринтера из Бельгии, я даже не знал ни одного из спортсменов этого забега. И, несмотря на то что каждый из них был лучшим бегуном на этой дистанции в своей стране, это не были спринтеры мирового класса, способные показать высокий результат на соревнованиях такого уровня. Сразу после старта, во время разбега, когда голова еще опущена, я не видел никого из соперников, поэтому мысленно решил для себя, что все идет неплохо.

Приблизительно после первых 20 метров дистанции на выходе из фазы разбега, когда я начал поднимать голову, я понял, что дела мои не так хороши. Обычно в предварительных забегах к тому времени, когда я заканчивал разбег и поднимал голову, я уже нагонял соперника, бегущего по соседней дорожке, или даже обгонял его. Но сейчас я бежал позади всех! Я чувствовал, что темп моего бега не такой быстрый и мощный, как обычно. Поэтому я начал незамедлительно увеличивать его, и хотя это дало определенный результат, к середине забега я все равно не вышел в лидеры. Я смог лишь догнать Стивенса. Моя неспособность обогнать начала пугать и нервировать меня, и я добавил еще. Только на самом финише я все-таки обогнал его и выиграл тот забег.

Несмотря на то, что забег был выигран, я чувствовал себя ужасно. Было ощущение, словно я бежал в чьем-то чужом теле. Обычно я чувствовал свою силу и скорость и всегда мог контролировать забег. Но на этот раз, независимо от моих усилий, я был не в состоянии легко убежать от своих соперников.

Когда я зашел в зону для разминки, чтобы снять свои шиповки и переодеться, на табло как раз демонстрировался повтор этого забега. Я решил посмотреть на себя со стороны, ведь я прекрасно понимал, что что-то не так. Я отчетливо увидел на этом повторе, что весь забег я боролся. В этом забеге я не выглядел быстрым и сильным и уж точно не контролировал его.

Вот теперь я действительно начал беспокоиться. Тут же в моей голове стали всплывать события последних двух недель: снижение веса, брюки не по размеру, тошнота и болезненное состояние по дороге из Саламанки в Мадрид. Но ведь на тренировках все это время я чувствовал себя прекрасно! Все это было очень странно…

Как только я начал задумываться о причине всего этого, я сразу же все понял. В последнюю неделю перед главным соревнованием спортсмен находится в некоем состоянии спада, когда прекращаются тяжелые нагрузки на тренировках, а мышцы тела отдыхают и восстанавливаются. Все это делается для того, чтобы он был максимально готов к предстоящему старту. И основной упор на тренировках в эту неделю делается не на силу и выносливость, а на технику. Я же в последнюю неделю постоянно отрабатывал старт и разбег. Выходит, что за эту неделю я значительно потерял в своей силе и скоростной выносливости.

Сразу после забега ко мне подошел мой тренер Клайд. И, несмотря на то что мы оба понимали, что происходит, он попытался приободрить меня.

– Думаю, – сказал он, – все не так плохо, как кажется. Этот забег помог тебе продышаться и почувствовать ритм. Кроме того, ты не привык стартовать в такой ранний час.

Но, как бы мы ни хотели думать именно так, мы оба уже понимали, что, по всей вероятности, дело совсем в другом.

Неуправляемый процесс

Я вернулся в свой номер в отеле для того, чтобы отдохнуть перед четвертьфинальным забегом, который был назначен на вечер того же дня. Когда я сидел в своем номере и думал о том, что же произошло со мной в предварительном забеге, с одной стороны, я чувствовал, что готов выйти на старт следующего забега и бежать так, как я это делал всегда. Но, с другой стороны, я чувствовал какой-то страх, страх того, что могу пробежать также беспомощно, абсолютно не контролируя свой забег.

Когда мы вечером приехали на олимпийский стадион, я пытался не думать о том, что произошло утром, и мысленно настраивал себя, что все идет хорошо. Но все шло совсем не хорошо, и я это понимал. На старте я делал все так, как умел и как делал это не раз – мощный старт и разбег. Но это был уже четвертьфинал, где выступали тридцать два лучших бегуна мира, и это был совсем другой уровень по сравнению с
Страница 5 из 22

предварительными забегами. Когда я поднял голову после разбега, я снова увидел, что нахожусь позади всех соперников. Я смог «включиться», но на финише был лишь вторым.

Да, я вышел в полуфинал, но уже отчетливо понимал, что в таком состоянии у меня нет никаких шансов выиграть олимпийское золото. Когда на следующий день я бежал в полуфинале, то понимал, что могу даже не отобраться в финал. Хотя в четвертьфинале, как я полагал, я бежал уже несколько лучше, чем в предварительном забеге.

«Может, в полуфинале и в финале я побегу еще лучше?» – думал я.

Конечно, я сделал все, что мог, но в полуфинале я показал лишь шестой результат. В финал выходят первые четверо бегунов, поэтому я распрощался со своей мечтой об олимпийском золоте.

После полуфинального забега мне пришлось дать пресс-конференцию для того, чтобы объяснить, почему я не смог пробежать на результат, который показывал на протяжении последних двух лет. Ведь я был главным претендентом на победу! Насколько смог, я взял себя в руки и спокойно рассказал все как есть. Но внутри я весь кипел от гнева. Я не мог поверить в то, что произошло со мной. И совсем не представлял, что со мной будет дальше. Последние три года я считался одним из самых влиятельных бегунов мира, имел очень выгодный контракт, получал огромные гонорары и был очень уважаемой персоной в мире спорта. И что будет теперь? Теперь, когда я уже не «номер один»?

Когда после пресс-конференции я вернулся в свой номер в отеле, меня там ждали мой тренер, родители, брат и сестры. Они обняли меня и сказали:

– Мы очень любим тебя.

Помню, я тогда сказал им всем:

– Я очень благодарен вам за то, что вы все здесь. Для меня это очень много значит. Но сейчас я хочу побыть один.

И остался один, на стуки в дверь не отвечал, потому что не хотел никого видеть. Я открыл дверь лишь моему отцу. Наверно, в тот момент я попросил бы кого угодно оставить меня в покое. Но не его. Он всегда был моим героем, и я восхищался им. Мой отец никогда не был слишком эмоциональным человеком, но, несмотря на это, в любых сложных жизненных ситуациях с должным спокойствием он в нужное время говорил мне самые нужные слова. Поэтому в тот тяжелый для меня момент именно с ним я почувствовал себя спокойно.

– Мы все очень гордимся тобой, – сказал он. – Я знаю, тебе сейчас очень нелегко, но ты должен держаться. Все будет хорошо.

Было видно, как он переживает за меня.

– Да, все будет хорошо, – ответил я.

Именно его слова помогли мне пережить тяжелые дни после того полуфинала в Барселоне.

Мой второй олимпийский шанс

И вот спустя четыре года у меня снова был шанс. Шанс не только выиграть олимпийскую медаль, но и войти в историю спорта. Мы вместе с моим агентом и менеджером Бредом смогли убедить Международную ассоциацию легкоатлетических федераций (IAAF) [19 - Международная ассоциация легкоатлетических федераций(англ. International Association of Athletics Federations (IAAF), в русском языке обычно используется сокращениеИААФ) – международная структура, осуществляющая руководство мировой легкой атлетикой. Была основана в 1917 году. В настоящий момент членами ИААФ являются 213 стран.] заявить меня на выступление сразу в двух олимпийских дисциплинах – в беге на дистанциях 200 и 400 метров. До этого момента еще ни один бегун в мире не участвовал сразу в этих двух олимпийских видах.

После шести месяцев интенсивных тренировок и соревновательной практики я был готов. Даже более чем готов. Перед Олимпиадой я тренировался в городке Вако, штат Техас, где мой тренер Клайд Харт все еще работал наставником по легкой атлетике в Университете Бейлор[20 - Университет Бейлор – частный баптистский университет, один из старейших университетов США, был основан в 1845 году. Расположен в городе Вако (штат Техас).]. Я тренировался там практически ежедневно. В последнюю неделю до старта вместо силовых тренировок мы сконцентрировались на отработке технической стороны забега. Мы решили дать мышцам моего тела отдохнуть и восстановиться для того, чтобы во время главного олимпийского старта я чувствовал себя свежо, и только лишь за несколько дней до него провести последнюю полноценную тренировку.

В основном всю эту неделю я отрабатывал технику старта, который, как я всегда считал, был моим слабым местом. В тот день, на который была намечена моя последняя основная тренировка перед Олимпиадой, я, как всегда, сначала размялся. Эта разминка была в основном направлена на отработку скоростной выносливости и техники бега. Помню, после разминки ко мне подошел Клайд и спросил, не стоит ли мне попробовать сделать пробные забеги в шиповках, в которых я всегда бегаю 200-метровую дистанцию. Обычно на подобных тренировках я бегал именно в этих легких шиповках, но на этот раз решил не одевать их до самого олимпийского старта, а потренироваться в обычных беговых кроссовках, хотя это было и не очень удобно.

Во время тренировки мы всегда использовали специальное звуковое устройство, которое издавало звук с интервалом в несколько секунд и очень помогало мне поддерживать необходимый темп бега. Подобно метроному, который заставляет музыканта держать нужный ритм, это устройство помогало мне точно чувствовать свою скорость на дистанции. Таким образом, я мог бежать именно в необходимом мне темпе – ни быстрее, ни медленнее. С точки зрения стабильности результата это было очень важно для тренировочного процесса. Посудите сами: благодаря устройству я мог пробежать двухсотметровую дистанцию три раза подряд, за 23 секунды каждый. Это было значительно эффективнее, чем если бы я, допустим, бежал один забег за 21 секунду, второй – за 25 секунд, а третий – за 23 секунды.

В течение пятнадцати лет я слышал звук этого устройства, который раздавался из громкоговорителя на стадионе Университета Бейлор. Я уже настолько привык тренироваться с ним, что изготовил себе свое собственное подобное портативное звуковое устройство, для того чтобы, уезжая из Вако, я мог всегда взять его с собой.

В тот особенный день я отрабатывал 200-метровый забег, настроив звуковое устройство на 23-секундный результат. Стартовал. На 50-метровой отметке дистанции я заметил, что несколько опережаю график бега. Несмотря на это, я продолжал держать заданный темп. Я ожидал, что на следующей отметке дистанции буду иметь приблизительно такой же запас опережения графика бега. Но он стал еще больше! Я немного расслабился и сбросил темп для того, чтобы на финише уложиться в 23 секунды, но на третьей отметке мой временной результат только улучшился! На последнем отрезке дистанции я уже решил не снижать темп своего бега, несмотря на то что делал это обычно.

Я пересек финишную черту, думая, что опередил заданный результат максимум на секунду, не более. Наконец я услышал звук. 21,5 секунды. Не может быть! Я опередил график на целых полторы секунды! Это был просто невероятный результат для тренировки, ведь около месяца назад, на соревнованиях, я пробежал за 19,66 секунды, установив этим результатом новый мировой рекорд! Но ведь здесь был простой тренировочный забег, тем более вторую часть дистанции я бежал, уже несколько расслабившись, для того чтобы попасть в заданные 23 секунды. Просто невероятно! Я явно находился в своей лучшей спортивной форме.

Я посмотрел на своего
Страница 6 из 22

тренера Клайда, который молча стоял на внутренней дорожке, уставившись на свой секундомер. Обычно после забега он сразу говорил мне, чтобы я возвращался к стартовой линии, но на этот раз он просто молчал. Как ни в чем не бывало, я спокойно отправился к линии старта, как делал это всегда во время интервала между забегами в девяносто секунд.

– Тридцать секунд! – услышал я команду Клайда.

Эта команда означала, что минута отдыха между забегами уже прошла, и через тридцать секунд я уже должен снова быть на линии старта. Девяносто секунд означает, что на отдых есть лишь девяносто секунд. Не сто секунд, не две минуты – именно девяносто секунд. Это не означает то, что через девяносто секунд после забега я иду назад к линии старта. Через девяносто секунд я стартую снова. И ни секундой позже.

Я вернулся к линии старта и приготовился. Прозвучал сигнал, и я побежал. Из собственного опыта я знаю, что на первых пятидесяти метрах дистанции я всегда прикладываю больше усилий, чем на оставшихся. Обычно я делаю максимально мощный старт, вхожу в ритм бега, а затем слегка расслабляюсь и просто поддерживаю этот ритм. На этот раз я решил попробовать начать забег поспокойнее. Но, пробежав первую отметку дистанции, которая находилась на 50 метрах, я услышал сигнал лишь спустя полсекунды. Как и в предыдущем забеге, я вновь опережал график бега.

«Надо бы чуть сбавить», – подумал я.

Однако вносить изменения в темп бега на ходу очень непросто, да и неудобно, поэтому я решил продолжать бежать в своем ритме. Тем более что оставалось еще две трети дистанции. Второй забег я пробежал приблизительно с тем же результатом, что и первый, – где-то на полторы секунды быстрее, чем было нужно.

Я посмотрел на Клайда – он снова молчал. А у меня словно выросли крылья. Я чувствовал, что нахожусь в своей лучшей спортивной форме, и, хотя уже через девяносто секунд мне нужно было бежать последний из трех забегов, я знал, что если захочу, то могу бежать его и через двадцать секунд. Но этого делать нельзя. Так же, как нельзя бежать тренировочный забег на максимуме. Но я был готов к этому.

Поэтому последнюю, третью, 200-метровку я побежал строго после окончания второго интервала на отдых, то есть опять ровно через девяносто секунд. Я снова прекрасно пробежал первый пятидесятиметровый отрезок и, когда вновь понял по сигналу, что опережаю график забега, почувствовал дополнительный прилив сил. На отрезках 100 и 150 метров я еще больше увеличил свое преимущество. На этот раз мой результат на финише был на две с половиной секунды быстрее! Итак, 21,5 секунды – в первом и во втором забегах и 20,5 секунды – в третьем.

Я пошел по дорожке, по направлению к линии старта. Обычно Клайд подходил туда же, я ему рассказывал о своем самочувствии во время забегов, а он сообщал мне их точные результаты. Но на этот раз все было не так, как обычно. Вместо этого он прямиком направился в свой офис, который находился прямо под трибунами. Когда я подошел к офису, он уже выходил из дверей, держа в руке свой тренерский блокнот.

– Спокойно, без паники, – сказал он и протянул мне свой секундомер, на котором были зафиксированы окончательные результаты всех трех забегов: 21,4; 21,2; 20,1.

– И это при том, что ты бежал не в шиповках, а в простых кроссовках, – добавил он.

У нас с Клайдом вообще очень много общего. Мы одинаково мыслим, одинаково прилагаем максимум усилий для достижения результата, и, если наши старания приносят желаемый результат, мы не считаем, что настало время расслабиться и праздновать. Поэтому мы оба знаем, что, если я показал тот результат, на который способен, значит, мы оба все сделали правильно. Сейчас я работаю с одним спортсменом, который все время, когда я спрашиваю его о том, как проходит тренировочный процесс, говорит мне, что и ему, и его тренеру кажется, что они несколько опережают график.

– Значит, ваш график неправильный и его надо срочно менять!

Я думаю только так.

В тот день и я, и мой тренер Клайд поняли одно – через неделю в Атланте я действительно готов стать чемпионом.

– Сено на своем месте – в сарае, – сказал он мне тогда, – теперь мы готовы.

Хотя даже тогда я все равно допускал мысль о том, что могу и не выиграть. Ведь у меня уже был печальный опыт 1992 года, когда я вроде бы тоже делал все правильно и, несмотря на это, не смог даже побороться за медаль.

– А вдруг снова что-нибудь случится в самый последний момент и я вновь потерплю неудачу?

Время пришло

В день финального олимпийского забега на дистанцию 400 метров я проснулся в прекрасном настроении. Я чувствовал, что готов выиграть свою первую золотую олимпийскую медаль. Ведь на пути к финалу я прошел все три стадии предварительных забегов, выиграв каждый из них. Поэтому я являлся несомненным фаворитом. И, несмотря на то что в финале мне предстояло сразиться с очень сильными соперниками, среди которых были мой товарищ по сборной США Олвин Харрисон, два бегуна из Ямайки Роксберт Мартин и Дэвиан Кларк, а также англичанин Роджер Блэк, все ставили на мою победу.

Я давно уже не проигрывал на этой дистанции. Последний раз это было лет шесть тому назад, когда я еще учился в колледже. Однако я никогда не считал себя непобедимым в этом виде. Конечно, я не думал о том, что в финале любой из моих соперников может победить меня, но знал, что произойти может все что угодно. На своем собственном опыте я убедился в том, что можно выигрывать постоянно, но в любой момент одна незначительная ошибка может стоить вам победы. И если что-то опять пойдет не так, смогу ли я снова через четыре года набрать такую форму?

В день финала я заказал себе завтрак в номер, а затем сложил в сумку форму, номер участника соревнований, носки, шиповки, аудиоплеер, наушники и всякую мелочь – в общем, все то, что мне сегодня может понадобиться. Мысленно я прокручивал в своей голове каждый сценарий, который может произойти в сегодняшнем финале, и тут же старался придумать свой план действий относительно каждой возможной ситуации.

Мы приехали на стадион заранее, задолго до начала финального забега на 400 метров. Как правило, я не любил долгих ожиданий и, поскольку был отлично готов, старался приезжать на стадион прямо к забегу. Но на этот раз я решил поехать пораньше. К тому же у меня было какое-то ощущение, что чем раньше я туда приеду, тем быстрее начнется забег.

И вот время подошло. Я закончил разминаться и уже собирался идти в комнату для регистрации участников забега. В эту комнату вызываются все участники, там каждый из них расписывается в стартовом протоколе, а затем они все вместе ожидают вызова на беговую дорожку стадиона к линии старта.

Ко мне подошел мой тренер Клайд и отвел меня в сторонку. Мы помолились. Мы всегда так делали, еще со времен колледжа. Многие так делают. Я слышал, как некоторые спортсмены просят Бога, чтобы он позволил им победить. По-моему, это смешно. Клайд всегда просто просил Бога сохранить мое здоровье и дать мне возможность пробежать мой лучший в жизни забег.

«Бог благословил меня. Его работа сделана. Теперь все зависит только от меня».

Мы с Клайдом никак не могли прийти к решению, как мне поступать, – бежать четырехсотметровый забег по максимуму и даже попытаться установить новый мировой рекорд или все-таки
Страница 7 из 22

несколько поберечься, поскольку уже через день мне стартовать на 200-метровке. Все же двухсотметровая дистанция была более трудной задачей, и не только потому, что этот забег проходит в более жесткой борьбе, а также потому, что мне придется бежать его после четырех дней изнурительных забегов на 400 метров.

– Как бы то ни было, решение за тобой, – сказал Клайд, перед тем как мы сели в автобус, который повез нас с разминочной площадки на Олимпийский стадион.

Я прокрутил в своей голове оба варианта и решил: буду придерживаться плана. Не стоит думать о мировом рекорде – для этого еще будет время. Главное – это олимпийское золото.

К золотой медали в золотых шиповках

Я уже привык к аплодисментам и многочисленным вспышкам фотокамер. Это происходило каждый раз, когда я появлялся на стадионе. Такое повышенное внимание к моей персоне возникло не только потому, что я стал лицом Олимпийских игр 1996 года, и не потому, что я заявил, что, возможно, сделаю то, чего еще не удавалось сделать никому до меня. Нет. Такое внимание в основном возникло из-за того, что фирма «Найк» (Nike) [21 - «Найк» (англ. Nike) – американская компания, всемирно известный производитель спортивных товаров. Штаб-квартира находится в городе Бивертон, штат Орегон.] специально для меня изготовила яркие шиповки золотого цвета. Они абсолютно не были похожи на все остальные беговые шиповки. Над технологией и дизайном этих шиповок специалисты фирмы трудились более двух лет. Они были великолепны. Но в основном среди любителей легкой атлетики, а также в средствах массовой информации обсуждался их цвет – цвет золота. В одном журнале даже была статья, целиком посвященная этим шиповкам, где говорилось, что их можно увидеть с любой, даже самой дальней точки стадиона. Конечно, кто-то считал мое решение выйти на олимпийский стадион в шиповках золотого цвета слишком дерзким и вызывающим, но я-то был уверен в своих способностях завоевать олимпийское золото, соответствуя, таким образом, своей золотой обуви.

Золотой проект спортивной обуви фирмы «Найк» фактически начался именно с этих шиповок для спринтерского бега. В середине девяностых годов фирма значительно отстала от своих конкурентов, например, таких как японская компания «Мидзуно» (Mizuno) [22 - «Мидзуно» (англ. Mizuno) – японская компания, специализируется на производстве высокотехнологичных товаров для спорта. В настоящее время компанией выпускаются товары практически для всех видов спорта: гольф, теннис, бейсбол, волейбол, футбол, бег, плавание, регби, лыжи, велоспорт, дзюдо, настольный теннис, легкая атлетика и многие другие.] в вопросах качества, технологии и разработок новых моделей. Один из самых громких скандалов произошел во время чемпионата мира 1993 года, когда на последних ста метрах 400-метровой дистанции у олимпийского чемпиона Квинси Уоттса[23 - Квинси Уоттс (род. 1970) – известный американский легкоатлет, 2-кратный олимпийский чемпион 1992 года (400 м, эстафета 4х400 м).] порвалась шиповка, и на финише он был лишь четвертым. В своем поражении он обвинил обувь фирмы «Найк», демонстративно показав свою порванную шиповку всему миру во время телевизионного интервью.

На этот раз фирма «Найк» работала над моими шиповками почти три года. В основном эта компания предлагает большой ассортимент профессиональной спортивной обуви на любой вкус. Спортсмен может выбрать для себя любую понравившуюся модель, и производитель специально для него изготовит обувь любого цвета. По желанию на обувь могут нанести его имя, логотип или любую другую графику – в общем, удовлетворить любую прихоть заказчика. При заказе своих шиповок за основу я решил взять модель фирмы «Найк», которую компания выпустила еще в 1984 году к Олимпиаде в Лос-Анджелесе – очень легкие и гибкие шиповки. В то время я еще учился в университете. Однако в 1990 году эта модель была снята с производства, и ее заменила новая, более жесткая и тяжелая модель. Я же всегда предпочитал, чтобы моя нога чувствовала поверхность беговой дорожки.

Несмотря на то, что модель шиповок, которую я выбрал, уже давно не выпускалась, специалисты «Найк» охотно взялись за ее изготовление. На специальные пластины (которые являются нижней частью шиповок и в которые собственно вкручены шипы) они смоделировали точный контур моей стопы для того, чтобы изготовить шиповки специально для меня. Тогда, в начале 1995 года, они вообще выдвинули этот проект на первый план. Помню, на нашей первой встрече они спросили меня, почему я выбрал именно эту модель.

– Какими бы вы хотели видеть эти шиповки, – спросили они меня, – если, допустим, предположить, что нет предела воображению?

После того, как я ответил, они приступили к работе.

В течение двух лет шли разработки и исследования, которые были направлены не просто на создание для меня уникальной обуви, а скорее на создание обуви, которая должна помочь мне показать более высокие результаты. Учитывалось все – и мои пожелания, и мое телосложение, и все особенности и тонкости бега на короткие дистанции. Мы даже провели специальный тестовый забег на 200 метров – была установлена высокоскоростная камера, которая была сфокусирована на моих ногах и снимала весь забег, от старта до финиша. Благодаря съемке со скоростью 1000 кадров в секунду у нас появилась уникальная возможность подробно рассмотреть действия моих ног во время забега. Теперь мы действительно понимали все движения моих ног и то, как точно обувь взаимодействует с моей ногой и с беговой дорожкой. Было точно установлено то, что на изгибе это взаимодействие было совсем не таким, как в прямом положении ноги, что с правой ногой обувь взаимодействовала совсем не так, как с левой, и что в беге на 200 метров это взаимодействие происходит совсем не так, как в беге на 400 метров. Таким образом, благодаря этим исследованиям была получена масса данных, которые помогли спроектировать и изготовить две уникальные пары обуви – одну для дистанции 200 метров и вторую для дистанции 400 метров. И в той, и в другой парах левая шиповка отличалась от правой.

В то время я встречался с командой дизайнеров из «Найк» практически ежемесячно. Ближе к началу сезона 1996 года мы стали работать еще плотнее, поэтому начали встречаться еще чаще. Они приезжали ко мне на стадион с огромными сумками опытных образцов шиповок, в которых использовали различные виды материалов, для того, чтобы я тут же опробовал их все во время тренировки. После проб я делился с ними своими ощущениями, и они вносили изменения.

После того, как мы наконец остановились на материале, осталось только выбрать цвет. Для фирмы «Найк», которая вложила в этот проект так много времени, денег и ресурсов, было крайне важно, чтобы эти единственные в своем роде, революционные спринтерские шиповки, которые весь мир впервые увидит на Олимпийских играх на ногах самого популярного бегуна, выглядели как-то особенно. За многие годы компания прославилась своим маркетинговым мастерством, но теперь и я стал частью процесса принятия решений. Мы рассматривали множество различных вариантов выбора цвета, даже думали о том, чтобы сделать эти шиповки телесного цвета, для того чтобы издалека создавалось впечатление, что я вообще без обуви. Затем возник вариант отражающего
Страница 8 из 22

зеркального цвета. Выглядело действительно очень здорово, и всем понравилась эта идея.

– Это настолько ярко, что ты будешь выделяться из всех, – сказал мне тогда кто-то из команды. – Тебя будет видно даже людям, находящимся на самых дальних трибунах.

А я почему-то спросил:

– А вам не кажется, парни, что это цвет серебра?

Все замолчали. Затем, немного посовещавшись, мы все единодушно пришли к заключению, что обувь серебристого цвета абсолютно не соответствует нашей конечной цели.

И тут меня осенило:

– Они должны быть золотыми!

И, словно прочитав мои мысли, Тоби Хэтфилд[24 - Тоби Хэтфилд – ведущий дизайнер и менеджер по инновациям компании «Найк» (Nike).], блестящий дизайнер обуви, который был руководителем этого проекта и который и по сей день остается моим очень хорошим другом, посмотрел на меня и спросил:

– А что ты думаешь по поводу цвета золота?

Вообще я всегда абсолютно спокойно относился к золоту. Никогда не носил на себе много драгоценностей, как это любят делать многие известные спортсмены. У меня была лишь простенькая золотая цепочка на шее, я купил ее в самом начале своей профессиональной карьеры на первые заработанные деньги. Эта цепочка являлась для меня своеобразным талисманом, и после завершения своей спортивной карьеры я ее больше не надеваю. И еще у меня были две серьги. Золотая в виде колечка – в ней я бежал дистанцию 200 метров, и маленький гвоздик с бриллиантом – для 400-метрового забега. Так что вряд ли мою внешность считали яркой, скорее мой внешний вид характеризовали как скучный или серый. Хотя, думаю, что эти оба определения в значительной степени отражают особенности моего характера. Я уверен в себе, но не нахален. Да, я всегда стараюсь добиваться эффективности в своем деле, но это не означает, что я консервативен в своем беге или стиле.

Итак, решено. Приблизительно через месяц мы договорились о новой встрече, на которой команда дизайнеров «Найк» продемонстрирует всем нам уже готовую пару золотых шиповок. Честно говоря, я никогда не думал, что одна пара обуви может привлечь так много внимания и что люди будут вспоминать о ней даже несколько десятилетий спустя. Я никогда не рассматривал это как самоутверждение, но при этом не думал и о том, какие могут быть последствия, если я вдруг потерплю поражение в этих золотых шиповках. Ведь провал попытки сотворить олимпийскую историю в своих «родных стенах» не сможет оправдать ничто. Вопрос в том, кто сможет сотворить эту историю. Золотые шиповки или я сам? Скоро я это узнаю.

Забег

За десять минут до назначенного старта я занимался своими обычными делами: установив стартовые колодки, сделал одну пробную попытку старта. Старт из колодок был очень важен для меня. Но он не имеет такого значения на дистанции 400 метров. Вот на 200-метровке он крайне важен. На 400-метровой дистанции благодаря ее длине у бегуна, помимо старта, есть достаточно времени для того, чтобы принять решение и попытаться изменить ход забега. Сейчас моей главной задачей было избежать любой возможной ошибки. Поэтому после пробного старта я сел на свой персональный куб, на котором был указан мой стартовый номер, и попытался еще раз мысленно прогнать в голове весь предстоящий забег.

Сидя в ожидании вызова на старт я решил воспользоваться возможностью и изучить стадион, чтобы почувствовать его атмосферу. Трибуны были забиты до отказа, и это снова вернуло меня к мысли о том, что через несколько минут я собираюсь выиграть свою первую золотую олимпийскую медаль. Я снова сказал себе:

«Для того чтобы сделать это, ты не должен совершить ни единой малейшей ошибки».

Поэтому я отключился от толпы и снова направил все свои мысли на предстоящий забег, который должен был начаться уже с минуты на минуту.

И вот он – стартовый выстрел. С самого старта я начал следовать своей стратегии – сделать мощный старт и затем взять максимальный темп. Первая фаза забега мне действительно удалась – я не сделал никакой ошибки, и ничего неожиданного, слава богу, не произошло. Чувствуя себя очень комфортно во время разбега, я попытался даже слегка расслабиться. В основном я был сосредоточен на Дэвиане Кларке[25 - Дэвиан Кларк (род. 1976) – известный легкоатлет из Ямайки, бронзовый призер Олимпийских игр 1996 года (эстафета 4х400 м).], который всегда очень мощно стартовал. Я бежал по шестой дорожке, а он через две дорожки от меня. Я заметил, что на старте ему не удалось создать большой задел между ним и бегуном из Катара, Ибрагимом Исмаилом Муфтахом. Это позволило мне понять, что остальные бегуны, включая и Роджера Блэка[26 - Роджер Блэк (род. 1966) – известный легкоатлет из Великобритании, 2-кратный серебряный призер Олимпийских игр 1996 года (400 м, эстафета 4?400 м), бронзовый призер Олимпийских игр 1992 года (эстафета 4?400 м).], стартовали еще хуже их. Естественно, я не мог оглядываться – это сбило бы меня с темпа, поэтому попытался ощутить его присутствие. Да, я чувствовал – он был рядом. Тогда я понял, что бегу не с той скоростью, которая мне нужна, и что необходимо ее увеличивать.

Обычно на первых 200 или 300 метрах я уже полностью выкладывался, но я находился в такой прекрасной форме, что почувствовал, что никакой усталости я пока не ощущаю. Поэтому я стал добавлять и уже приблизительно на 180 метрах дистанции набрал ту скорость, которую обычно набирал лишь после 200-метровой отметки. Я решил не снижать темпа. Начал обгонять Роксберта Мартина из Ямайки, затем его товарища по команде Дэвиана Кларка. На отметке 275 метров я обошел Ибрагима Исмаила Муфтаха, который бежал по седьмой дорожке. Когда мы проходили вираж стадиона, я уже видел лишь англичанина Айвэна Томаса с восьмой дорожки. При выходе с виража на финишную прямую (последние 100 метров дистанции) я уже бежал первым. Тогда я понял, что уже не отдам эту победу никому!

Я продолжал финишировать. Обычно примерно за 75 метров до финиша начинает наваливаться определенная усталость, но тогда я не почувствовал ни капли усталости. Я уже понимал, что я победитель, но теперь в моей голове мелькала другая мысль – мировой рекорд. Действующий рекорд составлял 43,29 секунды. После пересечения финишной черты первым делом я посмотрел на табло стадиона – 43,49. Это было отличное время, мой третий результат за всю спортивную карьеру, но… до мирового рекорда мне не хватило всего две десятых секунды! И я даже знал почему. Во второй фазе забега, между 75 и 150 метрами дистанции, я расслабился слишком сильно. Думаю, там я и потерял эти две десятых…

Размышляя над этим, я забыл о самом главном – ведь я победил! Я – олимпийский чемпион в беге на 400 метров! Меня всегда пугало одно – закончить свою спортивную карьеру в качестве одного из лучших спринтеров мира и так никогда и не выиграть золотую олимпийскую медаль. Я был счастлив! Обернувшись назад, я увидел англичанина Роджера Блэка, к которому я всегда испытывал большое уважение. Судя по счастливому выражению его лица, я понял, что он был вторым. Мы обнялись и поздравили друг друга.

Но теперь мне надо было думать уже о забеге на 200 метров. Хотя в тот момент я не переживал за это.

– Я готов выйти прямо сейчас на старт 200-метровки, – заявил я журналистам сразу после финиша.

Я был очень возбужден. И чувствовал себя действительно прекрасно.

Но в
Страница 9 из 22

ожидании церемонии награждения, бродя по раздевалке, я все-таки постоянно думал о предстоящем забеге на 200 метров. Дистанция на 400 метров теперь казалась мне некоей формальностью, каким-то промежуточным этапом на пути к победе на 200-метровке, выиграв которую я бы вошел в историю спорта как первый человек, добившийся победы в этих двух олимпийских дисциплинах. В раздевалку зашел очень взволнованный Роджер, и я начал рассказывать ему о своих мыслях по поводу забега на 200 метров.

– Майкл, – сказал он, – не думай сейчас ни о чем. Наслаждайся моментом. Это особенный момент, и ты будешь вспоминать его всю оставшуюся жизнь.

И он оказался прав. Когда я поднимался на подиум, я подумал о своих родителях, о брате и сестрах, которые в этот момент смотрели на меня с трибун стадиона, о том, как много они сделали для меня, о том, как они всегда поддерживали меня. Я вспомнил о том, как в детстве мои три сестры и брат постоянно гоняли и дразнили меня – ведь я был самым младшим. Вот и пришлось мне стать самым быстрым!

Я посмотрел на трибуны и увидел своих родных, которые махали мне руками. Стоя на верхней ступеньке подиума, я снова вспомнил слова Роджера, которые он сказал мне в раздевалке. Я посмотрел на стадион и вспомнил, что нахожусь в Атланте, в своей родной стране, и именно здесь я выиграл свою первую золотую олимпийскую медаль. После торжественной речи мне вручили золотую медаль. Во время исполнения Государственного гимна Соединенных Штатов я снова подумал о своей стране и о том, что я сделал для нее. И, несмотря на то что обычно я всегда сдерживал свои эмоции, на этот раз меня переполняли чувства радости, гордости и удовлетворения. А потом я заплакал. Я понимал, что в этот момент меня видят миллионы людей по всему миру, но мне было все равно…

В тот вечер вместе с моей семьей и друзьями мы решили отпраздновать мою победу в ресторане. Но расслабиться полностью я не смог – ведь я знал, что это еще не финиш. Уже через два дня мне предстоял забег на 200 метров, и я понимал, что в данный момент никто из моих будущих соперников не веселится в ресторане. Поэтому я извинился перед всеми, вернулся в свой гостиничный номер и лег спать.

Попытка войти в историю

На следующий день после дня отдыха я проснулся очень рано, поскольку первый раунд предварительных забегов на дистанцию 200 метров был назначен на утро. Вообще мне нравились утренние старты – не нужно ждать их целый день. На вечер того же дня были назначены четвертьфинальные забеги. Это тоже было по мне – два забега за день. В общем, и предварительный, и четвертьфинальный забеги прошли относительно ровно, и я их выиграл. На них я хорошо отработал старт и первые 60 метров дистанции, которые проходили по виражу дорожки стадиона и на которых я делал отрыв от соперников, бежавших по двум соседним дорожкам.

На следующий день, вечером, после победы в двух забегах накануне, мне предстояло выступать сначала в полуфинале, а затем и в финале. Обычно полуфинальный забег проводился в утреннее время ну или, по крайней мере, в районе полудня, а финальный – вечером. Однако на этот раз оба забега были назначены на вечер. К тому же между ними был перерыв менее двух часов. Как бы то ни было, настал тот день, когда я добьюсь либо огромного успеха, либо огромного провала (что, естественно, не входило в мои планы).

Из-за небольшого перерыва между забегами все участники были вынуждены постоянно разминаться. По пути на площадку для разминки перед полуфиналом Клайд сказал мне:

– Майкл, я подумал и решил, что будет лучше, если после полуфинального забега мы не останемся на олимпийском стадионе, а снова вернемся сюда, на площадку для разминки, ты отдохнешь около получаса, а затем мы проведем разминку с пятидесятипроцентной нагрузкой.

Он понимал, что в этой неудобной и непривычной ситуации с двухчасовым перерывом между забегами нам будет лучше придерживаться нашей стандартной подготовки к забегу. Ведь меньше всего нам хотелось, чтобы в самый ответственный день у нас возникли какие-нибудь непредвиденные обстоятельства. Это было блестящее и мудрое тренерское решение.

Полуфинал прошел очень хорошо. Когда я выбежал из виража и понял, что все соперники уже далеко позади меня, я решил слегка расслабиться, чтобы сохранить больше сил для финала. И даже несмотря на это, за 75 метров до финиша я имел перед всеми остальными такое преимущество, что практически бросил бежать и все равно был первым на финише.

Перед финалом, лежа на массажном столе, я в течение получаса «прогонял» в своей голове предстоящий забег. Клайд ушел на стадион, чтобы узнать, как распределили номера дорожек для участников финала. Когда он вернулся, я попытался определить по его лицу, какой номер дорожки достался мне. Самый идеальный вариант – это четвертая и пятая дорожки. Но на лице Клайда я не увидел никаких эмоций. Думаю, что в тот день, ему действительно было наплевать, по какой дорожке я побегу. Он уже был абсолютно уверен в том, что я могу выиграть независимо от номера дорожки. Но я-то собирался показать сегодня свой лучший результат на этой дистанции! Поэтому был полон решимости использовать для этого любое преимущество.

Поскольку 200-метровая дистанция вдвое короче, я не боялся того, что повторю ту ошибку, которая стоила мне мирового рекорда на 400 метрах. Моей главной задачей было просто бежать настолько быстро, насколько я могу. Пятая дорожка была с более плавным углом поворота, нежели третья или четвертая, и для меня она была бы идеальной. К тому же по соседней шестой дорожке бежал бы соперник, чей результат в полуфинале был одним из самых быстрых. Словно кролик, за которым гонится борзая. Однако по жеребьевке вместо пятой мне досталась третья дорожка. Не идеально, но тоже не самый плохой вариант. Соседние с моей дорожкой достались моему хорошему другу Фрэнки Фредериксу[27 - Фрэнки Фредерикс (род. 1967) – прославленный легкоатлет из Намибии, серебряный призер Олимпийских игр 1992 года в Барселоне и 1996 года в Атланте в беге на 100 и 200 метров. Председатель комиссии спортсменов Международного олимпийского комитета (МОК), вице-президент комиссии спортсменов Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), президент Федерации легкой атлетики Намибии, член Координационной комиссии МОК по проведению летних Олимпийских игр-2012 в Лондоне и Координационной комиссии МОК по проведению первых в истории летних юношеских Олимпийских игр-2010 в Сингапуре.] из Намибии, Ато Болдону[28 - Ато Болдон (род. 1973) – известный легкоатлет-спринтер из Тринидада-и-Тобаго, чемпион мира 1997 года (200 м), 2-кратный бронзовый призер Олимпийских игр 1996 года (100 м, 200 м), серебряный призер (100 м) и бронзовый призер (200 м) Олимпийских игр 2000 года.] из Тринидада и кубинцу Ивану Гарсии, обладающему невероятно быстрым стартом. Получалось целых три отличных «кролика».

Я надел свои наушники, которыми всегда пользовался во время разминки. Это помогало мне сконцентрироваться и отвлечься от внешнего мира. Хотя в музыке я люблю различные жанры, от джаза до рэпа, моим самым любимым исполнителем всегда был Тупак[29 - Тупак, наст. имя Тупак Амару Шакур, при рождении Лесэйн Пэриш Крукс (англ. 2Pac) (1971–1996) – американский рэпер, киноактер и общественный деятель, выступавший под
Страница 10 из 22

псевдонимом 2Pac. Продал более 75 миллионов альбомов по вcему миру (из них 50 – в США), что делает его одним из самых продаваемых исполнителей в мире. Был убит в 1996 году, убийцы так и не были найдены. Первый рэпер, которому поставили памятник.]. Перед забегом на 400 метров я обычно включал что-нибудь в стиле ритм-н-блюз[30 - Ритм-н-блюз (англ. Rhythm and Blues, сокращенно R amp;B) – жанр популярной музыки, первоначально исполняемой негритянскими музыкантами, интегрировавший в себя сочетания блюза, джаза и госпела. Термин был введен в оборот в 1949 году составителями чартов американского журнала «Billboard» вместо выражения «расовая музыка» (race music), распространенного прежде.], в основном предпочитал Д’Анджело[31 - Д’Анджело, наст. имя Майкл Юджин Арчер (англ. Dangelo) (род. 1974) – американский певец и композитор в жанре R amp;B и нео-соул, мульти-инструменталист и музыкальный продюсер.]. А перед 200-метровым забегом мне всегда хотелось послушать что-то более резкое, агрессивное. На этот раз я решил выбрать песню Тупака «Me Against the World».

– Майкл, пора, – сказал Клайд.

Я и сам знал, что пора, поскольку постоянно смотрел на свои часы в ожидании начала тридцатиминутного отсчета до старта забега. Я встал и начал делать разогревающую разминку. Спустя несколько минут мы сели в автобус, который повез нас обратно на стадион.

Клайд был очень серьезен. Когда я отдыхал в течение получаса, я видел, как он постоянно ходит вокруг тренировочной площадки. Это был явный признак того, что он сильно нервничает. В автобусе, по дороге на олимпийский стадион, ни он, ни я не проронили ни слова. Я снова надел наушники и включил своего любимого Тупака. Снова ту же песню. И хотя темп у нее был немного медленнее, чем я хотел, слова были самые нужные. Мне казалось, что сейчас я буду сражаться против всего мира. Любой из моих соперников мог сразу же прославиться на весь мир, победив меня. И его не за что было бы винить.

– Помни о старте, – сказал мне Клайд, когда мы выходили из автобуса.

Я прекрасно понимал, что он имеет в виду – не срываться со стартовых колодок, как я это часто делал. А потом он добавил:

– Сделай их всех.

На стадионе, в зоне для разминки, где находились все остальные участники забега, я прошел необходимую процедуру регистрации, а затем сел и начал снова и снова мысленно прокручивать предстоящий забег в своей голове. Потом почему-то подумал о вспышках фотокамер, которые сопровождали мой, уже восьмой за эту неделю выход на стадион. Я уже рассказывал о том, что эти вспышки постоянно преследовали меня, как только я появлялся на стадионе.

«А что же будет, если я сейчас выиграю?» – подумал я.

И уже знал, какая будет следующая мысль:

«А что же будет, если я сейчас проиграю?»

Участие в Олимпийских играх возлагает на спортсмена очень большой груз ответственности. И поскольку Олимпиада проходит только раз в четыре года, в основном, за редким исключением, спортсмен может попасть в олимпийскую сборную своей страны максимум два раза за свою карьеру. Поэтому, оказавшись на Олимпиаде, он прекрасно понимает, что это, возможно, первый и последний шанс в его жизни. Ответственность еще больше усиливается, когда спортсмен вспоминает о том, что за него болеет вся его страна. Каждый житель его страны смотрит на него и ждет от него только победы.

Интересно, в какой момент спортсмен начинает все это осознавать? Осознавать, что он находится в особенной ситуации и что он просто не имеет права проигнорировать историческое значение Олимпийских игр. Осознавать, что он просто обязан сделать все возможное, чтобы показать свой лучший результат. А если он уже показывал до этого блестящие результаты и выигрывал крупнейшие спортивные соревнования? Получается, что ему не нужно делать чего-нибудь сверхъестественного, нужно просто сделать все так, как он умеет. Поэтому спортсмен, выступающий на Олимпийских играх, с одной стороны, понимает, что характер этих соревнований особенный и что, возможно, это его первый и последний шанс, но, с другой стороны, знает, что готовиться и соревноваться нужно точно так же, как и на других соревнованиях. Прийти к пониманию этого очень непросто. Это очень «давит» на психику, и спортсмен может запросто поддаться искушению и тренироваться более упорно, чем это необходимо, и таким образом только навредить себе. Также участие в чрезмерном количестве соревнований может пойти совсем не на пользу.

Именно в таком положении я и находился в данный момент. Только что закончились четыре раунда забегов на 400 метров, включая финальный забег, который прошел всего лишь за два дня до начала серии забегов на 200 метров. Таким образом, сегодня мне предстояло бежать уже свой восьмой олимпийский забег. Конечно, начала накапливаться усталость. Да, готовясь к Олимпийским играм, я знал, что мне будет очень тяжело и что я не имею права на ошибку. Но в то же время я прекрасно понимал, на что я иду и как много поставлено на карту. Очень много.

Я понял, что думаю совсем не о том, о чем мне надо думать, и начал снова мысленно прокручивать в своей голове предстоящий забег. Я знал, что, когда мне необходимо сосредоточиться на чем-то очень важном, мне было недостаточно просто не думать о вещах, которые не имели значения в данный момент или которые отвлекали меня от главного. Это не работало. Я должен был немедленно признать, что думаю о чем-то, что отвлекает меня, и затем заменить эту мысль другой, нужной мыслью. И лучше всего это срабатывало, когда передо мной стояла определенная задача. Словно медитация. Я снова шаг за шагом стал визуально представлять в голове весь забег, мысленно доводя его до совершенства.

Прозвучало объявление о том, что до старта финального забега на 200 метров осталось пять минут. Был уже поздний вечер, и температура воздуха была идеальная. Я надел свои шиповки и в ожидании забега стал наблюдать за своими соперниками. Я любил это делать перед стартом. Мне очень хотелось понять, что они чувствуют в этот момент. Уверенность, волнение, а может, страх? Вот взять хотя бы Фрэнки Фредерикса. Он очень открытый человек, и, глядя на него перед стартом, можно было подумать, что он напуган. Но это не так. Я хорошо знал Фрэнки и понимал, что отсутствие в нем предстартовой агрессивности совсем не означало, что он не будет пытаться выиграть забег. А вот Ато Болдон был полной противоположностью. Перед забегом он всегда держался очень уверенно. Но он еще ни разу не выигрывал у меня, поэтому, несмотря на его уверенность, ничто не могло заставить меня думать, что сегодня это сможет произойти.

Наконец по порядку, согласно номерам наших дорожек, мы вышли на олимпийский стадион. Из-за множества фотовспышек я не стал смотреть на трибуны стадиона, но это не помешало мне услышать крики болельщиков:

– Давай, Майкл! Майкл, ты лучший! Подари мне свои шиповки! Мы любим тебя!

Вот это да! Не так-то просто воспринимать такое. Но мне нравилось быть фаворитом.

Я вышел на дорожку, положил сумку на землю и установил стартовые колодки.

«Если я не пробегу этот забег с такой скоростью, с какой я могу, то это может быть только из-за моего старта», – подумал я и начал репетировать пробный старт. Первый получился очень неплохо. Нужно заметить, что мой старт всегда получался по-разному. Иногда хорошо, иногда еще
Страница 11 из 22

лучше. Очень редко идеально, но слишком плохо – никогда. И я был доволен этим.

Я вернулся к стартовым колодкам и решил попробовать еще раз. Принял стартовое положение, мысленно представил, как выстреливает оружие, и стартовал. Вторая попытка старта мне не понравилась, но я не стал останавливаться, а стал разгоняться дальше, решив отработать свой разбег. Ведь если старт не получается, нельзя бросать забег. Нужно бороться и бежать дальше. Ничего уж тут не поделаешь.

А вот разбег получился отлично. Впрочем, как всегда, – у меня никогда не было проблем с этой фазой забега. Я снова вернулся к стартовой линии, сел и стал ждать, когда прозвучит команда снять тренировочные костюмы. Решил не делать больше пробных попыток старта, несмотря на то что последняя мне совсем не понравилась.

«Все же моя сильная сторона вовсе не старт», – подумал я.

Я снова стал мысленно представлять забег, который мне сейчас предстоит бежать. И опять в моей голове начали всплывать события 1992 года – предыдущей Олимпиады в Барселоне. Каждый раз, когда это происходило, я мысленно пытался заставить себя не думать об этом. Но какая-то часть моего разума все равно продолжала восстанавливать в мыслях то разочарование, которое я испытал в Барселоне. Я попытался управлять своими мыслями.

«Твоих соперников абсолютно не интересует твое поражение четырехлетней давности, – сказал я себе. – Их интересует только одно – победа в сегодняшнем забеге».

Все, я решил, что больше не буду думать о 1992 годе.

«Предстоящий забег я прокрутил в своей голове уже миллион раз, и теперь я готов, – сказал я себе. – Да, я безумно хотел получить ту золотую медаль в Барселоне. Но сегодня мне выпал еще один шанс сделать это. И я не позволю никому и ничему встать на моем пути. Я здоров и готов сделать это».

– Разминка закончена! – прозвучало объявление судьи на стартовой линии.

Я перестал думать о событиях 1992 года, снял свой тренировочный костюм и остался в одних беговых трусах и майке.

«А с другой стороны, хорошо, что я вспомнил о Барселоне, – решил я. – Теперь благодаря этим воспоминаниям я еще больше настроен на победу!»

Перед самым стартом забега я сказал себе:

«Это не просто забег – это шанс, который выпадает один раз в жизни. Я обязан выиграть. И чтобы сделать это, нельзя допустить ни малейшей ошибки».

Я попытался сконцентрироваться на тех отрезках дистанции, где я мог допустить какую-нибудь ошибку, и на том, что мне следует сделать для того, чтобы избежать этого. А я мог допустить ошибку. Я знал, что Фрэнки Фредерикс и Ато Болдон стартуют значительно лучше меня, ведь они были отличными специалистами в беге на 100 метров. Также я прекрасно помнил, как пару недель назад именно из-за своего плохого старта я не смог догнать Фрэнки в течение первых 100 метров дистанции и в результате проиграл ему на финише. А ведь за последнее время он еще более улучшил свой бег. Поэтому, для того чтобы выиграть сегодня, к 100-метровой отметке мое преимущество перед ним должно быть еще больше, чем оно было в те дни, когда я побеждал его.

С одной стороны, было хорошо, что я знал все это. Но, с другой стороны, было ошибочно загадывать наперед. И к тому же не следовало «зацикливаться» только на одном отрезке забега – это неправильно. Если я буду думать только о том, как мне следует пробежать 100-метровый отрезок дистанции, я не смогу полностью сосредоточиться на старте и вовремя среагировать на стартовый выстрел. Поэтому я просто дал себе слово, что не повторю ту ошибку, которая стоила мне победы две недели назад.

После представления каждого из участников финального забега, которые, казалось, будут длиться вечно, судья, наконец, дал нам команду приготовиться. При его крике «На старт!» мне захотелось поскорее принять исходную позицию и стартовать – я уже рвался в бой! Но это было не по правилам. Больше всего я не любил стоять в стартовой позиции и ждать. Это томительное ожидание просто невыносимо! Поэтому я всегда задерживался на несколько секунд и занимал позицию самый последний.

Так было и на этот раз. Пока все участники занимали стартовые позиции, я стоял и ждал. Прозвучала команда «Внимание!». Установив ноги в стартовые колодки, я приготовился и замер в ожидании выстрела. Старт!

Мое самое лучшее время реакции, которое я когда-либо показывал, было 0,161 секунды. Но сейчас я бы не смог его повторить. Моя левая нога упиралась в дальнюю стартовую колодку, а правая (толчковая) – в ближнюю. Оттолкнувшись от колодки правой ногой, я с опущенной головой изо всех сил толкнул правую руку вперед, резко отведя левую за спину. Началось все отлично. Затем все поменялось – левая рука вперед, правая за спину. Опять все как надо.

Обычно эта фаза старта из колодок продолжается, по крайней мере, первые десять шагов. Если стартовые колодки настроены идеально, то на протяжении этих первых десяти шагов ваше тело находится под углом 45 градусов относительно поверхности земли, что позволяет при каждом вашем шаге не отталкиваться от поверхности беговой дорожки, а прижиматься к ней, тем самым продвигая ваше тело вперед с каждым толчком. Для того чтобы преодолеть силу тяжести, спринтер должен использовать силу верхней части тела и колебание рук, тем самым предотвращая потерю равновесия и падение.

Видимо, из-за резкого скачка адреналина в моей крови и моей концентрации именно на старте, я рванул из стартовых колодок так резко, что мое тело наклонилось по отношению к поверхности земли больше, чем на 45 градусов. Поэтому колебания моей руки оказалось недостаточным для того, чтобы удерживать мое тело в равновесии под таким острым углом к поверхности земли. Все это произошло на третьем шаге. Я начал понимать, что верхняя часть моего тела вот-вот упадет. Чтобы избежать этого и затем суметь вывести тело в вертикальное положение, я должен был сократить следующий четвертый шаг правой ноги. То есть успеть поставить ее на землю прежде, чем я упаду.

Я чуть не испортил старт, который мне так удался! Может быть, не самый лучший старт для некоторых спринтеров, но для меня – лучший. Мой лучший старт, с которым я не смог справиться! Под угрозой оказалось все! К счастью, я всегда умел одно – не терять самообладания. Именно это помогало мне не раз справляться с ошибками и двигаться дальше. Ошибки – неотъемлемая часть соревнования. Вы знаете, что они произойдут, и всегда заранее пытаетесь их минимизировать, но, когда они происходят в процессе состязания, вы должны моментально определить их, прямо на ходу, быстро принять решение по их исправлению, а исправив, не позволить этому отрицательно повлиять на оставшуюся часть дистанции.

К счастью, я приучил себя справляться с ошибками, таким образом, несмотря на заминку, я смог продолжить забег. Увидел кубинца, который стартовал очень быстро. Пока свой лучший забег он пробежал в полуфинале, который я выиграл, а он был вторым. Затем сконцентрировал внимание на Фредериксе, который бежал через две дорожки от меня. Он бежал очень хорошо, но не мог оторваться от Болдона.

Перестав думать о них, я сосредоточился на своем беге, который пока проходил великолепно. Примерно на 60-метровой отметке дистанции я обогнал кубинца и начал постепенно нагонять Фредерикса. У меня уже не раз был подобный
Страница 12 из 22

опыт, когда, даже несмотря на то что Фрэнки был впереди меня, в итоге я выигрывал забег. Ничего удивительного в том, что я бежал позади него, не было – Фрэнки всегда стартовал лучше меня. Мы начали заходить на вираж, который выпадал как раз на середину забега – между 90 и 110 метрами дистанции. Чтобы идеально пройти вираж, заход на него нужно начинать ближе к внутренней стороне дорожки, а выход делать ближе к внешней стороне. Я поступил именно так. В дополнение к этому в конце виража я начал чуть раньше выравнивать тело, которое при прохождении виража всегда наклоняется влево. Это тоже сработало на меня, и при выходе из виража я уже значительно опережал Фредерикса, Болдона и всех остальных своих соперников.

Начиналась финишная прямая. Я уже знал, что теперь не буду видеть никого из соперников и что забег я уже выиграл. Теперь главное – результат. В отличие от концовки 400-метрового забега, где, несмотря на усталость, вы пытаетесь удержать до финиша свой темп, на последних 100 метрах 200-метровки вы должны выдать максимально возможную скорость, на которую способны, не забывая при этом про технику бега. И мне удалось это сделать. В общем, все получилось прекрасно, конечно, за исключением той заминки во время разбега. После пересечения финишной черты, прежде чем остановиться, я пробежал еще метров пять и только затем наклонился для того, чтобы отдышаться.

Внезапно я почувствовал резкую боль в подколенном сухожилии. Произойди это чуть раньше, хотя бы на двадцать метров, – и я не смог бы даже закончить забег. Но сейчас мне было не до сухожилия. Я смотрел на табло в ожидании появления результата забега. 19,32. Увидев эту цифру, не веря своему счастью, я вскинул вверх руки и закричал:

– Да!

Я улучшил свой же мировой рекорд месячной давности. Тогда, на отборочных предолимпийсих соревнованиях в США, я сбросил 6 сотых секунды с мирового достижения в 19,72 секунды, которое продержалось целых 17 лет. И вот теперь я улучшил его же более чем на треть секунды (если быть точным, на 34 сотые). Люди, стоя на трибунах стадиона, продолжали аплодировать. А я продолжал кричать:

– Да! Да!

Когда я шел назад, ко мне подбежал счастливый Фрэнки Фредерикс. Я пожал ему руку, и мы обнялись. Затем подошел улыбающийся Ато Болдон. Я обнял его, и он поздравил меня.

Только тогда я начал осознавать, что же действительно произошло. Я взял обе победы! Облегчение, радость и восторг – вот что я ощущал! Я опять почувствовал резкую боль в подколенном сухожилии. Как во время пересечения финишной черты. И тут же снова забыл о ней. Сейчас мне было не до нее – ведь я дважды выиграл олимпийское золото!

Глава вторая

Как «заболевают» олимпийской лихорадкой

Мое детство было не очень-то счастливым. Я был скромным и стеснительным мальчиком. Мне почему-то все время казалось (да и сейчас иногда кажется), что надо мной все смеются, и я никак не мог понять почему.

В нашей семье из всех детей я был самым младшим. Мой брат и мои три сестры были моей полной противоположностью, поэтому они постоянно дразнили меня и подшучивали надо мной, из-за чего я еще больше смущался. А они объясняли мне, как следует себя вести, чтобы не испытывать стеснения. Им казалось, что они жалеют меня. Но мне не нужна была их жалость, я хотел только одного – чтобы меня не унижали.

К сожалению, поскольку я был самый младший, все это продолжалось. Когда мне было семь лет, у меня был друг, которого звали Джеймс. Он был такого же возраста, как и я, и жил по соседству. Мы часто играли с ним во дворе, и, когда у него не получалось сделать то, что получалось у меня, он пытался меня ударить. Каждый раз, когда это происходило, я весь в слезах бежал домой. Приблизительно через год мы переехали в другой дом, где моим соседом и приятелем был мальчик по имени Кейт, точно такой же задира, как и Джеймс. Мы много играли, и его всегда очень сильно раздражало, что я был сильнее его во всем, что касалось спорта. Поэтому, чтобы показать, что он хоть в чем-то превосходит меня, Кейт постоянно лез в драку. Он знал, что я не люблю и не буду драться. Потому и лез. А я, вместо того чтобы дать сдачи, просто убегал домой.

Моему брату и сестрам очень не нравилось все это. Они считали, что своим поведением я позорю нашу семью, поэтому очень хотели научить меня драться. Но я не хотел драться. Все это продолжалось около трех лет. Однажды Кейт взял покататься мой велосипед и никак не хотел отдавать его обратно. Когда же он все-таки остановился и швырнул мой велосипед на землю, я так разозлился, что подбежал и ударил его по лицу. Он попытался дать мне сдачи, но я повалил его на землю, сел сверху и начал его бить.

– Молодец! Давай! Не останавливайся! – услышал я крики моего брата и одной из сестер.

Они случайно оказались на улице в тот момент.

– Вспомни, сколько раз он бил тебя! Ударь его столько же раз!

В конце концов они все-таки оттащили меня от него, и Кейт побежал домой. После этого мы играли с ним во дворе еще на протяжении нескольких лет, но больше ни разу не дрались. В тот день я силой завоевал свое место во дворе. После этого случая я почувствовал себя значительно увереннее и понял, что нельзя жить со страхом и нужно всегда быть способным постоять за себя.

В основном я всегда был сильнее Кейта в спортивных играх, но только в тех, где нет жесткой спортивной борьбы. Хотя все это относительно. Из всех таких спортивных игр, в которые в парке по вечерам и выходным играли дети, меня почему-то сразу позвали в команду по футболу и американскому футболу. Наверно, из-за моей скорости. А вот с баскетболом у меня как-то не получалось. А мне хотелось быть «одним из лучших». Поэтому после того, как я делал домашнее задание, мы с моим дедушкой шли на баскетбольную площадку, где я тренировался забрасывать мяч в корзину. Только так я мог научиться хорошо играть и попасть в баскетбольную команду.

И хотя мне нравились разные виды спорта, больше всего меня тянуло к тем, которые были связаны со скоростью. Я очень любил бегать. И бегать быстро. Я гонял на велосипеде и на скейтборде, и всегда быстро. Я любил забираться на гору, а потом гнать с нее на велосипеде, либо бежать вниз по склону этой горы. Мне почему-то казалось, что с горы я могу бежать быстрее.

С самого раннего детства я бегал очень быстро. Впервые я понял это, когда мне было шесть лет. Как-то мы играли во дворе и решили устроить забег в парке рядом с нашим домом. Нас было примерно десять человек: я, мой приятель Родерик, которому, как и мне, было шесть лет, и еще несколько ребят, которые были старше нас. Одного из них звали Карлос, и он был приблизительно одного возраста с моей сестрой Дедрой. То есть ему было около десяти или одиннадцати лет. Мы выстроились в линию и приготовились стартовать. Пробежать нам нужно было до футбольных ворот, это приблизительно 45–50 метров. Один из мальчишек выступал в роли судьи.

– На старт! Внимание! Марш! – крикнул он.

Каждый хотел победить, поэтому еще до того, как прозвучала команда «Марш», половина ребят уже ринулись в бой. Я замешкался на старте, но, несмотря на это, сумел догнать и обогнать всех, включая старших ребят. К воротам я прибежал первым.

– Я стартовал последний и смог обогнать всех вас, – закричал я.

Мы и до этого много раз играли с этими ребятами в разные спортивные
Страница 13 из 22

игры, и каждый раз у мяча первым оказывался я. Поэтому в тот день ни для кого не было сюрпризом то, что я обогнал их всех. Кроме меня.

Все же есть значительная разница между тем, когда, например, в борьбе за мяч обгоняешь кого-нибудь на футбольном поле, и тем, когда бежишь с кем-нибудь по прямой наперегонки. Мне больше нравилось второе. Несмотря на то что ни у кого не было абсолютно никаких знаний о технике бега. Только вопрос – кто быстрее? А я очень хотел быть быстрее всех. И практически всегда был.

Я любил выигрывать и очень гордился своими победами. Каждый год в определенный день в нашей школе проводились соревнования среди всех учеников, которые назывались «День атлетики». Победителя выявляли в двух дисциплинах – прыжках в длину и беге на 50 ярдов[32 - 1 ярд = 91,44 см (50 ярдов = 45,72 м)]. Меня интересовал только бег, и я несколько раз становился победителем, который получал в награду голубую ленточку. Помню, как один раз моя мама пришла на эти соревнования посмотреть на меня. Я выиграл забег и очень хотел увидеть реакцию своей мамы. Она хлопала в ладоши и была очень довольна. Помню, в тот день я не мог дождаться, когда закончатся уроки. Мне очень хотелось поскорей оказаться дома, чтобы услышать от мамы, как сильно она гордится мной.

Как только уроки закончились, я побежал домой со своей голубой ленточкой. Мама посмотрела на нее, сказала мне, что я сделал хорошую работу и что мне пора приниматься за домашнее задание и уборку по дому. И все. Вот такие мои родители. Они всегда радовались за мои спортивные успехи, но никогда не сходили от этого с ума.

Помимо школьного «Дня атлетики» я принимал участие в известном спортивном празднике Игры АРКО Джесси Оуэнса[33 - Игры АРКО Джесси Оуэнса (англ. ARCO Jesse Owens Games) – популярный спортивный праздник для детей 8-15 лет, который ежегодно проходил в крупных городах США. Был организован в 1964 году прославленным спортсменом Джесси Оуэнсом и спонсировался корпорацией ARCO (Atlantic Richfield Corporation).]. Собирались дети из разных кварталов, их распределяли по возрастным группам, и они соревновались в различных легкоатлетических видах. Я участвовал в забегах на 50 и 100 ярдов[34 - 45,72 м и 91,44 м.]. Когда я и моя сестра Дедра в первый раз участвовали в этих соревнованиях, несмотря на то что я был самым быстрым в своей возрастной группе, на финише забега я был где-то в середине. Естественно, меня это очень огорчило. Хотя я даже не знал ребят из других кварталов. Не знал, как они бегают – лучше или хуже меня. Я только знал, что хочу победить, и был уверен в том, что могу это сделать. Сказал себе, что на следующий год буду стараться более усердно. Тогда я абсолютно искренне не понимал, что еще можно сделать, если ты проиграл.

До того момента победы доставались мне как-то легко. Вспоминая сейчас тот день, я понимаю, что тогда я уже настолько привык выигрывать соревнования по бегу во дворе и в школе, что ожидал лишь победы. Мне казалось, что я самый быстрый. Мне нравилось ощущать себя победителем и нравилось то внимание, которое привлекает к себе победитель.

Но, конечно же, я никому не рассказывал об этом.

Знаменитые личности

– Если вы внимательно посмотрите на большинство спортсменов, то поймете, что по типу личности в основном они являются интровертами, – сказал как-то сэр Стивен Рэдгрейв, пятикратный олимпийский чемпион по академической гребле. – Как правило, они обращены в себя, и самое важное в жизни происходит у них внутри.

Это заключение он сделал благодаря своему жизненному опыту. Как и я, в детстве Стив был очень скромным и застенчивым мальчиком.

– Про таких, как я, обычно говорят: он и мухи не обидит! – вспоминает он.

В детстве Стив, у которого было две старших сестры, очень не любил читать, поэтому плохо учился в школе. Выход он нашел в спорте.

– Даже если у меня не получалось что-то, я все равно получал от этого удовольствие, потому что для меня это было неким ощущением свободы.

Он играл, как он сам говорит, «немного» в футбол за очень неплохую команду. Неплохую настолько, что некоторые из ее игроков впоследствии продолжили свою спортивную карьеру, выступая за профессиональные клубы. «Немного» означало то, что Стив был запасным вратарем и большую часть игрового времени в основном проводил, сидя на скамейке запасных. Помимо этого он также играл за команду по регби, которая постоянно нуждалась в добровольцах из футбольных команд, поскольку никак не могла набрать полный состав из пятнадцати игроков, требуемых для матча. К тому же он был самым лучшим спринтером не только в своей школе, но и во всем графстве Бакингемшир[35 - Бакингемшир (англ. Buckinghamshire) – историческое и церемониальное графство в центре Англии. Входит в состав юго-восточной Англии. Столица и крупнейший город – Эйлсбери. Население 712 000 человек.], где он проживал в то время.

Его спортивные увлечения еще более расширились, когда глава департамента школ Англии предложил ему заняться греблей.

– В плане спорта наша школа была главным образом ориентирована на футбол. А этот человек очень любил греблю и подыскивал среди подростков тех, кто хотел бы ей заняться. Я ненавидел школу, поэтому предложение проводить тренировку один раз в неделю на реке показалось мне очень заманчивым. Единственной проблемой стало то, что через две или три недели мы начали тренироваться ежедневно после занятий в школе. Всего для тренировок было отобрано двенадцать человек. Но уже через две недели нас осталось только четверо, – рассказывает Стив. – Тогда мне это казалось большой забавой. Я не думал о подготовке к Олимпийским играм или к каким-то другим соревнованиям. Это даже не приходило мне в голову. Я просто занимался тем, что как-то отвлекало меня, зная, что другие дети в моей школе не имели такой возможности.

На первых же соревнованиях из семи заездов Стив выиграл все семь. Теперь он почувствовал себя значительно увереннее.

– Несмотря на победу, в моей голове даже не возникло мысли поскорее побежать в город для того, чтобы рассказать всем об этом.

Совсем другое дело Дейли Томпсон. Полная противоположность Стиву. Всегда уверенный в себе, он впервые заявил о себе в 1980 году на московской Олимпиаде, став олимпийским чемпионом в десятиборье. Это очень сложный вид легкой атлетики, который включает в себя десять различных дисциплин: бег на 100 метров, прыжки в длину, толкание ядра, прыжки в высоту и бег на 400 метров в первый день соревнований и бег на 110 метров с барьерами, метание диска, прыжки с шестом, метание копья и бег на 1500 метров во второй день соревнований. Спустя четыре года он блестяще защитил свое звание чемпиона на Олимпийских играх 1984 года. Те Игры все называли Олимпиадой Карла Льюиса[36 - Карл Льюис, наст. имя Фредерик Карлтон Льюис (род.1961) – выдающийся американский легкоатлет, 9-кратный олимпийский чемпион в спринтерском беге и прыжках в длину и 8-кратный чемпион мира. Один из немногих спортсменов, сумевших завоевать золото на четырех Олимпиадах подряд в одном и том же виде (1984, 1988, 1992 и 1996 гг. – прыжки в длину). Трижды подряд (1982, 1983 и 1984 г.) признавался лучшим легкоатлетом мира. Семь раз был обладателем лучшего результата сезона в мире в прыжках в длину и трижды – на дистанции 200 метров.], потому что его признали лучшим легкоатлетом мира со времен
Страница 14 из 22

Джесси Оуэнса[37 - Джеймс Кливленд Джесси Оуэнс(1913–1980) – выдающийся американский легкоатлет (бег, прыжки в длину). 4-кратный олимпийский чемпион. 25 мая 1935 года в течение 45 минут установил 6 мировых рекордов.]. И на самом деле Карл очень хотел повторить феноменальное историческое достижение Оуэнса, когда на Олимпийских играх 1936 года в Берлине тот выиграл сразу четыре золотые медали: в беге на 100 метров, в беге на 200 метров, в прыжках в длину и в эстафете 4?100 метров. Льюис попытался сделать это на Олимпийских играх в Лос-Анджелесе. Однако Дейли считал себя лучшим легкоатлетом мира и непременно хотел, чтобы и весь мир думал точно так же. Поэтому после того, как он завоевал свое второе олимпийское золото, он появился на пресс-конференции в футболке, на которой было написано: «Is the world’s second-greatest athlete gay?» Дело в том, что слово gay имеет в английском языке два значения: помимо значения «веселый, счастливый, радостный» есть еще и второе значение – «гомосексуалист». Так что эту надпись можно было понять двояко.

Несмотря на то, что позже он неоднократно заявлял о том, что на его футболке это слово означало именно «счастливый» и что эта надпись не имела абсолютно никакого отношения к Карлу Льюису, избежать скандала не удалось. К счастью, спортивная карьера Дейли была настолько блистательной, что подобные негативные моменты быстро уходили на второй план.

Дейли Томпсон был прирожденным легкоатлетом. В детстве, играя в футбол со своими сверстниками, он все время ощущал, что значительно быстрее их. Еще больше он понял это, когда в возрасте 15 лет дважды в неделю начал заниматься в местном легкоатлетическом клубе. Он настолько прогрессировал, что уже на следующий год был приглашен в состав олимпийской сборной Великобритании для участия в Олимпийских играх 1976 года в Монреале.

– Олимпийские соревнования по десятиборью, – рассказывает Томпсон, – выпали прямо на мой день рождения! В первый соревновательный день мне было еще 16 лет, а во второй уже 17! Тогда я, конечно, ничего не выиграл, но в тот год я получил неоценимый олимпийский опыт!

Весь мир знает параолимпийку Танни Грей-Томпсон, которая имеет в своей коллекции 16 олимпийских медалей, 11 из которых – золотые. На своих первых Параолимпийских играх она смогла добыть лишь бронзовую медаль. После этого она была участницей Олимпиад, на которых смогла выиграть такое количество медалей, еще четыре раза.

– Помню, я смотрела по телевизору Олимпиаду 1984 года, – рассказывает Танни. – И мне почему-то безумно захотелось тоже так же соревноваться.

К тому времени у нее уже был опыт участия в соревнованиях на инвалидной коляске. На одном из них она заняла четвертое место.

– В тот момент все остальное для меня отодвинулось на второй план, – вспоминает она. – Меня захватило это. Но мне хотелось не просто участвовать – мне нужна была победа! И тогда я сказала себе: я буду побеждать, меня не устраивает четвертое место!

В течение трех лет она принимала участие в различных соревнованиях среди инвалидов-колясочников, но особых результатов не добивалась.

– Когда в 1984 году я смотрела по телевизору трансляцию с Олимпийских игр, – говорит она, – я поняла, что тоже смогу стать олимпийской чемпионкой. Просто для этого нужно много работать.

– Помню, как я получила письмо с приглашением в параолимпийскую сборную страны для участия в Олимпиаде 1988 года, – вспоминает она. – Я тогда училась в университете и приехала домой на пасхальные каникулы. Как-то субботним утром мама сказала, что мне пришло письмо из Параолимпийской ассоциации. Я распечатала конверт и стала читать. В письме было написано: «Дорогая Танни! Примите наши поздравления!» Я даже вскрикнула от нахлынувшей радости. Конечно, в глубине души я надеялась, что могу попасть в команду, но не ожидала этого. Да, за последние два года я добилась значительных результатов, но попасть в национальную сборную в 19 лет… Это был мой шанс!

Многие спортсмены буквально заражаются олимпийской лихорадкой и тренируются до изнеможения, лишь бы только попасть в команду. Успех пришел к Дейли очень рано, и попадание в национальную сборную страны в таком юном возрасте настолько вдохновило его, что он питался этим вдохновением все последующие годы.

Я спросил его однажды:

– Какое твое первое воспоминание об Олимпиаде?

– В 1972 году я смотрел по телевизору трансляцию Олимпийских игр. Мне очень хорошо запомнилось, как бежал Валерий Борзов[38 - Валерий Борзов (род. 1949) – прославленный советский легкоатлет, 2-кратный олимпийский чемпион, 4-кратный чемпион Европы. Ныне президент Федерации легкой атлетики Украины, член МОК, вице-президент и член исполкома НОК Украины.]. Я был очень впечатлен мощью и техникой его бега. Валерий – очень уважаемый в мире спорта русский бегун на дистанцию 100 метров, всегда считался «большим трудягой».

Будучи двукратным олимпийским чемпионом по десятиборью, Дейли, безусловно, является одним из величайших атлетов своего времени. Однажды я спросил его, как ему удается справляться с моральным давлением, которое так часто испытывают на себе знаменитые люди. На что он ответил мне:

– Поверь, я никогда не испытывал никакого давления.

Если бы я услышал подобный ответ от любого другого спортсмена, я бы не поверил. Но Дейли я поверил. Думаю, он действительно не испытывал никакого давления. Ведь откуда исходит это давление? Оно исходит от боязни не оправдать возложенные на тебя надежды. И в первую очередь ожидания не других людей, а свои собственные ожидания. У него никогда не было этой боязни. Поэтому он всегда говорил:

– Если я проиграю, я просто приду и выиграю в следующий раз.

Известный спринтер Усейн Болт считает точно так же.

– Меня постоянно спрашивают: почему вы такой спокойный? – рассказывал он мне в 2009 году во время нашей встречи на Ямайке. – Но если вы самый быстрый человек на планете, о чем вам беспокоиться? Ведь вы знаете, что можете победить любого. Вам нужно всего лишь сделать это. Конечно, я не говорю, что вы обязаны всегда идеально делать свою работу. Но если вы самый быстрый – не нужно волноваться. Если у вас сегодня выдался плохой день, значит, это просто плохой день. Завтра наступит хороший, и вы победите.

Несмотря на то экстравагантное поведение, которое Усейн демонстрирует каждый раз, когда появляется на стадионе, я не думаю, что по типу личности он является экстравертом. Обычно, вместо того чтобы пойти погулять по городу, он предпочитает оставаться дома или в своем гостиничном номере.

Но все же самым главным интровертом из всех нас, несомненно, является австралийка Кэти Фримен. По словам Кэти, она тихая и сдержанная. Я бы еще добавил – спокойная. И это несмотря на то, что она является двукратной чемпионкой мира, четырехкратной победительницей Игр Содружества и олимпийской чемпионкой.

Первый раз Кэти услышала об Олимпийских играх, когда ей было десять лет. По телевизору показывали фильм про американского бегуна на длинные дистанции Билли Миллса[39 - Билли Миллс (род. 1938) – прославленный американский легкоатлет, олимпийский чемпион 1964 года.], который происходил от австралийских аборигенов. Он стал чемпионом Олимпийских игр 1964 года в Токио в беге на дистанции 10 000 метров.

– Я была еще очень
Страница 15 из 22

маленькая, – вспоминает Кэти, – и вдруг увидела по телевизору бегуна, который был одновременно и аборигеном, и американцем. И он был очень похож на людей, которые живут у нас в Австралии. Тогда я решила, что, когда вырасту, тоже стану бегуньей.

Когда на следующий год она смотрела по телевизору трансляции с Олимпиады 1984 года в Лос-Анджелесе, ее желание бегать еще более окрепло. К тому времени благодаря ее приемному отцу на стене ее комнаты уже красовалась надпись: «Я лучший атлет мира».

Итак, планка была установлена.

– В 1990 году я впервые в составе национальной команды Австралии приехала на Игры Содружества, – рассказывает Кэти. – А уже через два года я участвовала в Олимпийских играх в Барселоне. С каждым годом я становилась все мудрее и мудрее. Я начинала понимать, что я должна делать, как мне следует поступать в той или иной ситуации и каким человеком я должна стать в будущем.

Начало олимпийского пути

Многие олимпийские чемпионы абсолютно случайно попали в спорт, но затем вошли в историю мирового спорта. Некоторые решили заняться спортом после просмотров по телевизору трансляций с Олимпийских игр. Обладатель девяти золотых олимпийских медалей, прославленный пловец Марк Спитц начал заниматься плаванием совсем не из-за любви к спорту и не из-за того, что его так впечатлили трансляции с Олимпийских игр. Все произошло абсолютно случайно. Когда Марку было девять лет, его мать, для того чтобы он был хоть чем-то занят, отправила его в летний лагерь. Этот лагерь был организован по программе Христианской ассоциации молодых людей (YMCA) [40 - Христианская ассоциация молодых людей (англ. Young Men’s Christian Association, сокр. YMCA) – одна из крупнейших молодежных религиозных организаций в мире. Стала известна благодаря организации детских лагерей. Основана в Лондоне в 1844 году Джорджем Вильямсом, в настоящий момент насчитывает около 45 млн участников в более чем 130 странах мира.]. Но дело в том, что эта программа была направлена на развитие у детей творческих, а не спортивных способностей. Марку и его приятелю, которого родители тоже отправили в этот лагерь, было совсем неинтересно сидеть с девчонками и мастерить всякие безделушки. К счастью, оказалось, что только что в лагере было закончено строительство нового плавательного бассейна, и на следующей неделе он должен был открыться.

– В первый день занятий инструктор выстроил нас в ряд, – вспоминает Марк. – После того как нас пересчитали по порядку, мы прыгнули в воду и выстроились вдоль бортика бассейна. Инструктор сказал: «Я буду по алфавитному порядку называть ваши фамилии. Когда вы услышите свою фамилию, вы должны будете переплыть бассейн в ширину, а я посмотрю, как вы это делаете». В принципе вода в бассейне была относительно теплая. Но, когда ты не двигаешься какое-то время, вода уже не кажется такой теплой, и ты начинаешь мерзнуть. К тому времени, когда инструктор дошел до буквы, на которую начинается моя фамилия, я продрог окончательно. Поэтому мне ничего не оставалось сделать, как переплыть бассейн без остановки. Инструктор явно не ожидал, что кто-нибудь из детей переплывет, не останавливаясь. Ведь он объявил всем нам в самом начале, что того, кто переплывет бассейн без остановки, примут в команду по плаванию. А мой приятель по фамилии Купер, проплыв половину ширины бассейна, остановился, начал махать мне руками и с важным видом кричать: «Ха, ха, ха! Меня вызвали первого!» В команду его, конечно, не приняли. В тот день только четыре мальчика проплыли бассейн без остановки.

– Итак, меня взяли в команду по плаванию, – продолжает свой рассказ Марк. – Честно говоря, я не знаю, какие цели преследовала Ассоциация, организовав эту команду. Наверно, это был своеобразный эксперимент для новичков. В конце той летней программы для нас устроили соревнование в бассейне. Мы плыли на время. Я помню, что после окончания соревнований мама привела меня к бассейну, рядом с которым лежали три круга. На одном была написана цифра 6, на втором – 5, а на третьем – 4. Рядом стояла какая-то необычная лестница, на ступеньках которой тоже были написаны цифры: 3, 2 и 1. Я тогда не понимал, что обозначают эти цифры. Помню, что меня поставили в круг № 5 и вручили ленточку фиолетового цвета. Я посмотрел на лестницу: мальчику, который стоял на нижней ступеньке вручили белую ленточку, тому, который стоял на ступеньку выше, – красную, а тому, который стоял выше всех, – голубую.

Со слезами на глазах я вернулся к маме и протянул ей свою фиолетовую ленточку. Тогда я впервые понял то, что за спортивный результат дают какую-то награду. Я абсолютно не понимал, почему я получил эту награду. Не понимал, что я показал какой-то результат и что этот результат имеет определенное время. Я точно помню одно – мне очень не понравилась та фиолетовая ленточка. Для меня было очевидно то, что на мальчика, который стоял на верхней ступеньке лестницы, все смотрели совсем не так, как на меня. И я очень захотел попасть на ту верхнюю ступеньку. Но как туда можно было попасть, я не знал. Но и по сей день я ненавижу фиолетовый цвет.

Другой известный пловец, Ян Торп, который планирует добавить к своим пяти золотым медалям золото Олимпиады 2012 года, тоже попал в спорт совершенно случайно.

– Моя сестра начала ходить в бассейн, – вспоминает Торп, – только лишь потому, что ей это посоветовал доктор. Она сломала запястье, и для того, чтобы после срастания кости рука хорошо работала, врач посоветовал разрабатывать ее в бассейне. Сестре понравилось, и она продолжила заниматься плаванием. Позже она даже стала членом национальной сборной. Родители постоянно таскали меня с собой на различные спортивные праздники и соревнования для того, чтобы посмотреть на сестру, поэтому вскоре я решил, что тоже займусь плаванием.

В то время ему было восемь лет, он уже умел играть в различные спортивные игры, и, надо признаться, в этих играх он выглядел значительно лучше, чем в плавании.

– Поначалу я плавал плохо, – рассказывает он. – К тому же у меня была обнаружена аллергия на хлор, поэтому каждый раз, плавая в бассейне, я чувствовал себя не очень хорошо. Но мне очень нравилось плавать.

Мама привела меня к врачу, который осмотрел меня и сказал: «У вашего сына аллергия на хлор. Из-за этого у него происходит воспаление аденоидов в носу. Позже, когда он повзрослеет, это никак не будет его беспокоить. Но если вы хотите, чтобы ваш сын стал чемпионом по плаванию, советую вам удалить их».

Моя мама совсем не планировала делать из меня чемпиона по плаванию, поэтому решила ничего мне не удалять. А я так и продолжал ходить в бассейн, время от времени чувствуя себя не очень хорошо. Для того чтобы в нос не попадала вода, я стал плавать со специальным зажимом. Тогда мне казалось, что в нем я выгляжу смешно, поэтому очень стыдился этого. Сейчас-то я понимаю, что просто был глупым.

Мои родители хотели, чтобы я прекратил заниматься плаванием. Они считали, что это может мне навредить. Но когда мне было десять или одиннадцать лет, я начал выигрывать все соревнования в своей возрастной группе. Одно за другим. В возрасте четырнадцати лет я уже попал в национальную команду Австралии и в ее составе поехал на первые серьезные международные соревнования – чемпионат стран
Страница 16 из 22

Тихоокеанского бассейна, который проходил в Японии. В заплыве на 400 метров я занял второе место. На следующий год, в возрасте пятнадцати лет, я выиграл свой первый чемпионат мира, еще через год за четыре дня соревнований я установил четыре мировых рекорда. А затем была Олимпиада 2000 года в Сиднее, где я стал олимпийским чемпионом.

Когда я был подростком, я мечтал когда-нибудь выступить на Олимпийских играх и выиграть золотую медаль. Я думал, что, возможно, это произойдет в 2004 году на Олимпиаде в Афинах, не раньше. Но моя победа на чемпионате мира в возрасте пятнадцати лет повергла в шок весь мир, и меня самого в том числе. Хотя я особо готовился к тому чемпионату мира и считаю, что моя победа была заслуженной. Однако тогда я еще не понимал, что значит эта победа. Не понимал, что благодаря этой победе я стану фаворитом номер один на Олимпиаде 2000 года. Я даже не понимал, что я член национальной команды страны. Все произошло слишком быстро. А ведь я был так молод.

Как применить свой талант

Может быть, Марк Спитц и Ян Торп и случайно попали в большой спорт, но они по максимуму использовали свой талант. Я абсолютно уверен в том, что любого человека Бог наградил каким-то талантом и способностью реализовать этот талант. Это может быть талант к бегу, как у меня, или к любому другому виду спорта. Талант к математике или к преподаванию. Или к необычным способностям запоминать различные вещи. Главное – правильно применить его в жизни. А еще – любить свое дело. Стив Рэдгрейв сказал однажды:

– Очень хорошо, если вы нашли свое дело в жизни. Но еще лучше, если вы любите его. И чем больше вы будете любить его, тем большего успеха вы в нем добьетесь.

Я считаю, что эта мысль очень точно отражает путь многих олимпийских чемпионов в мире большого спорта. И мой в том числе.

Некоторые люди никогда не обнаруживают свои врожденные способности к чему-нибудь, некоторые делают это слишком поздно, а некоторые рано. Мне повезло – я обнаружил свои способности в раннем возрасте. Я очень рад тому, что в детстве большую часть своего времени проводил во дворе, играя с другими детьми в различные спортивные игры. Именно тогда, во время этих игр, я понял, что могу быстро бегать. Хотя я мог последовать примеру многих моих друзей и увлечься только футболом – он всегда был безумно популярен в Техасе. Но, слава богу, этого не произошло. Тогда я никогда бы не понял, что моя стихия – это бег. Я не узнал бы, как многого я могу добиться и что я, в конце концов, могу стать лучшим в мире.

Поэтому я всегда говорю своему сыну да и всем молодым людям, с которыми мне приходится много общаться, что необходимо пробовать себя в разных направлениях. И это не пустые слова. В наше время простым играм во дворах молодые люди все больше и больше предпочитают игры за команды различных молодежных лиг, и это становится делом их жизни. Как результат большинство детей, которые приходят в мой тренировочный центр «Майкл Джонсон Перформанс» (Michael Johnson Performance), уже в десятилетнем возрасте точно знают, какому виду спорта хотят себя посвятить, и сразу начинают тренироваться с учетом своей специализации. В семидесятых годах, когда я начинал заниматься спортом, все было по-другому. Например, для развития скоростных способностей я бегал спринт, для развития взрывной силы играл в баскетбол, а для развития резкости – в футбол.

Также дети, которые с ранних лет начинают специализироваться на определенном виде спорта, не сталкиваются с тем, что может помешать им в достижении результатов. Я хочу, чтобы мой сын занимался спортом, научился играть на каком-нибудь музыкальном инструменте и попробовал себя в чем-то новом. Хочу, чтобы он сам определил для себя ту сферу деятельности, в которой сможет проявить все свои способности. Конечно, зная, что он мой сын, все уверены в том, что он может очень быстро бегать, и постоянно спрашивают меня о том, как быстро он бегает и планирует ли в будущем стать спринтером. Но ведь совсем не обязательно, что мои скоростные способности должны передаться моему сыну. И уж тем более не обязательно то, что он вообще должен заниматься легкой атлетикой или каким-нибудь другим видом спорта. Я никогда не стану заставлять его заниматься спортом. Это его жизнь, и он сам должен решить для себя, что ему нравится и кем он хочет стать в будущем.

Я одобряю то, что в своем возрасте (а ему сейчас 11 лет) он увлекается спортом. Занятия спортом на любом уровне дают человеку необходимые жизненные уроки. Но я никогда не советовал ему, каким именно видом спорта ему следует заняться. Думаю, что, если он действительно решит посвятить свою жизнь спорту, он обратится ко мне за советом. И совсем не обязательно, что я буду настаивать на каком-нибудь популярном виде спорта.

К сожалению, в наши дни многие родители и тренеры поступают именно так, то есть постоянно твердят детям, что они должны стремиться стать олимпийскими чемпионами либо играть в Национальной баскетбольной ассоциации или Премьер-лиге по футболу. В результате дети начинают думать о профессиональной спортивной карьере и о победе на Олимпийских играх еще до того, как выиграют чемпионат школы.

Всему свое время

Очень многие юные спортсмены торопят события. Они начинают сразу же думать об Олимпийских играх, профессиональной карьере, контрактах и гонорарах. А это очень опасно. Более подробно мы поговорим об этом в четвертой главе этой книги. Вместо того чтобы думать о том, что можно получить, если показать хороший результат, молодому спортсмену следует сосредоточиться на том, как можно улучшить этот результат. Именно это способствует достижению успеха, которого добивается будущий олимпийский чемпион.

Когда мне было 16 лет, я хотел стать самым быстрым бегуном в Далласе. К счастью, я не думал больше ни о чем другом. Тогда я был далек от того, чтобы думать о победе на Олимпиаде. Многим будущим олимпийским чемпионам мысль об участии (не говоря уже о победе) в Олимпийских играх приходила уже в достаточно зрелом возрасте.

– Я должен сказать тебе кое-что, – сказал в один из дождливых вечеров 1970 года Питер Коу[41 - Питер Коу – отец и личный тренер прославленного британского легкоатлета Себастьяна Коу.] своему сыну Себастьяну, когда они вместе возвращались с тренировки.

Известный бегун на средние дистанции приготовился услышать от своего отца и тренера либо замечания по поводу только что закончившегося цикла тренировок, либо установки на предстоящие соревнования. Но вместо этого его отец сказал:

– Мне кажется, что ты хочешь принять участие в Олимпиаде. Я видел, как люди готовятся к Олимпийским играм, но сам пока не имел с этим дело. Наверно, нам стоит подумать об этом.

Себастьян только улыбнулся. Хотя это и кажется невероятным, но после этого разговора Себастьян Коу установил одиннадцать мировых рекордов (три из которых – в закрытом помещении), а также завоевал четыре олимпийские медали, среди которых были две золотые в беге на дистанцию 1500 метров на Олимпийских играх 1980 года в Москве и 1984 года в Лос-Анджелесе.

В детстве я не думал о том, что когда-нибудь стану участником Олимпийских игр, но всегда знал, что достигну в жизни чего-то особенного. И, хотя я рос в небогатой семье, я знал, что буду успешным человеком. При этом я,
Страница 17 из 22

безусловно, понимал, что смогу добиться успеха, только в том случае, если буду заниматься своим собственным делом. Тогда я еще совсем не думал о том, что могу стать профессиональным спортсменом. А поскольку большую часть своего свободного времени я проводил, играя во дворе, то абсолютно ничего не знал об Олимпийских играх.

Когда я учился в средней школе, к спорту я относился как к забаве. Да, я любил быстро бегать. Но лишь ради развлечения. Я просто выходил на старт соревнований и бежал. В последний год обучения в школе я был самым лучшим в нашей школьной спортивной команде. Именно тогда заговорили о моем потенциале: что я мог бы стать чемпионом города, затем штата, а в дальнейшем, возможно, даже и страны. Для любой средней школы было бы почетно иметь чемпиона страны. Но для того, чтобы только попасть на чемпионат страны, нужно сначала занять первое или второе место на чемпионате города, а затем первое или второе место на чемпионате штата. Я жил в крупном и развитом городе, где было очень много спортсменов, поэтому занять первое или второе место было совсем не просто. Конкуренция была огромная. Я знал, что на чемпионат страны приезжали дети, которые бегали значительно хуже меня. Просто они были из тех городов и штатов, где на отборочных соревнованиях не было практически никакой конкуренции. Таким образом, мне нужно было понять, за счет чего можно обыграть других спортсменов, таких же быстрых и сильных, как и я.

Тогда я впервые задумался об этом. Как можно пробежать быстрее, чем они? Что я должен сделать, если передо мной бежит соперник и я хочу его обогнать? Может быть, мне следует больше тренироваться?

И об этом надо было думать еще до старта. Более того, когда вы знаете своих соперников и то, на что они способны, вы начинаете нервничать. Как справиться со своими нервами и при этом показать хороший результат?

У меня было очень много вопросов. Но ответов на них я пока не знал…

Я узнал их лишь спустя несколько лет. Когда мне было 13 лет, я уже был самым лучшим бегуном в своей школе, но на соревнованиях, где принимали участие спортсмены из других школ города, несколько забегов я выиграл, а несколько проиграл. Конечно, я выиграл большинство из них, но те, что я проиграл, очень сильно расстроили меня. Я был молод и хотел только выигрывать. Чувство поражения просто выводило меня из себя.

Я решил, что есть лишь два пути для того, чтобы избежать поражений, – увеличивать нагрузки, заданные тренером, и прилагать больше усилий во время соревновательных забегов. Оказалось, что это дало какой-то результат, но все же не гарантировало победы на каждом соревновании.

Сейчас, как владелец тренировочного центра для молодых спортсменов в возрасте от 9 до 18 лет, я знаю, что резкий скачок в улучшении спортивных результатов у детей в основном происходит в возрасте 12–15 лет. Но некоторые дети начинают развиваться значительно раньше остальных. Я помню одного мальчика. Я победил его один раз, но после этого, сколько мы ни бегали, он все время выигрывал у меня. Я даже не знал, как его зовут, – все звали его Танк. Подобно своему прозвищу, он был значительно крупнее меня. Еще я помню, что у него были толстые ноги и уже росли усы. Теперь-то я понимаю, что этот Танк просто значительно опережал меня в своем развитии.

В возрасте 14 лет из-за учебы я перестал заниматься спортом. В то время я поступил в престижную школу с художественным уклоном и решил, что стану архитектором. Поэтому полдня я посвящал изучению архитектуры. В итоге я забросил спорт и не занимался им следующие два года.

Когда в возрасте 16 лет я стал бегать снова, все заметили, что я начал очень быстро развиваться. Все это произошло благодаря тому, что за прошедшие два года я значительно окреп физически. Приступив к тренировкам, я снова начал выигрывать на соревнованиях. Но, как и тогда, я проигрывал на некоторых из них, и меня это очень злило. В третий учебный год я выиграл все соревнования, кроме одного, на котором я финишировал лишь третьим. Выпускники школы Рой Мартин и Гари Хенри, которые были старше меня на один год, опередили меня на финише.

Как важен тренер

Чем больше я думал о причинах своего поражения, тем больше я понимал, какую важную роль для любого спортсмена играет его личный тренер. Мне и раньше уже неоднократно об этом говорили. Моего первого тренера звали Джоэл Эзар. Это был прекрасный человек, с которым у нас сложились очень теплые дружеские отношения. Но, к сожалению, он был тренером не по легкой атлетике – Джоэл тренировал футбольную команду, а со спринтерами работал только в перерыве между футбольными сезонами. Таким образом, другие бегуны просто были готовы лучше меня. Вот я и проигрывал им на соревнованиях. К тому же они знали, что такое стратегия, а я нет.

Пока я не знал, как решить проблему с тренером, и просто тренировался сам. Весь последний год учебы в школе я и еще двое моих друзей встречались после уроков и бегали. Мы абсолютно не знали, как должен проходить тренировочный процесс, но мы понимали одно – если мы не будем тренироваться осенью, то не стоит ожидать ничего хорошего весной.

Я все еще не мог побороть свою ненависть к проигрышам. Это была именно ненависть, а не просто недовольство. Поэтому я всячески пытался найти способы, чтобы избежать поражений. На протяжении всей своей спортивной карьеры, по мере того как я развивался, я пытался делать выводы из своих проигрышей и все больше начинал понимать, что именно мне необходимо сделать для того, чтобы мои результаты улучшились. Я всегда знал одно – если я сделаю все, на что я способен, я перестану проигрывать.

Я всегда говорил и говорю молодым спортсменам, что, если вы пробежали свой лучший забег и проиграли его, никогда не расстраивайтесь и не стыдитесь своего поражения. Хотя я не считаю, что какой-нибудь из моих проигранных забегов был хорошим. Когда во время учебы в школе я был прекрасно готов и проигрывал, я понимал, что должен был быть готов еще лучше.

Значит, в моем тренировочном процессе что-то шло не так. Поэтому когда мне нужно было принимать решение, за какой университет я буду выступать в дальнейшем, то первое, что пришло мне в голову, было: а кто будет моим тренером?

Несмотря на то что во время учебы в школе у меня не было настоящего тренера, мне все же удалось выиграть городской и региональный чемпионаты среди школ. На чемпионате страны в беге на 200 метров я занял второе место, уступив на финише лишь Деррику Флоренсу, которому до сих пор принадлежит рекорд соревнований среди школ в беге на 100 метров и которому после этого раза я больше никогда не проигрывал. На этот раз я уже не переживал так сильно из-за своего проигрыша, как раньше.

В Университете Бейлор, за который я выступал, я получал стипендию, которую изначально планировал потратить на свое обучение в колледже. Я хотел поступить в какой-нибудь престижный колледж, а не просто потратить эти деньги на себя. Но в 1986 году, после окончания средней школы, я все-таки начал задумываться о профессиональной спортивной карьере. Тем летом я подрабатывал в офисе и случайно увидел в газете статью об олимпийском фестивале спорта в городе Хьюстон, куда для участия в соревнованиях приехали многие прославленные бегуны, такие как Карл Льюис, Келвин
Страница 18 из 22

Смит[42 - Келвин Смит (род. 1961) – известный американский легкоатлет, олимпийский чемпион 1984 года (эстафета 4х100 м), 2-кратный чемпион мира 1983 года (200 м, эстафета 4х100 м), чемпион мира 1987 года (200 м).] и Флойд Херд[43 - Флойд Херд (род. 1966) – известный американский легкоатлет, обладатель мирового рекорда в составе сборной США в эстафете 4х200 метров, чемпион Панамериканских игр 1987 года (200 м).]. Прочитав статью, я стал представлять, как я сражаюсь на беговой дорожке с лучшими атлетами мира. Я хотел этого, поскольку понимал, что могу добиться действительно больших результатов. Ведь я еще совсем не исчерпал свой потенциал!

В Университете Бейлор я начал действительно серьезно тренироваться. Поначалу было очень тяжело. Я очень не любил силовые тренировки и всячески пытался их избегать. С другой стороны, мне очень нравились беговые тренировки, которые я с нетерпением ждал каждый раз. Для меня это было как соревнование – ведь я чувствовал, что с каждым днем становлюсь все сильнее и сильнее.

Все выше и выше

В тот год я добился значительных результатов. Но, к сожалению, в конце сезона я получил травму и не смог принять участие в университетском чемпионате, который проводится Национальной ассоциацией студенческого спорта (NCCA). Поэтому вся подготовка следующего сезона в основном была направлена именно на этот чемпионат NCAA. Я не думал, что на нем будет серьезная конкуренция, и не видел для себя серьезных соперников. Исключение составлял лишь мой товарищ по команде Реймонд Пьер[44 - Реймонд Пьер – известный американский легкоатлет.], который принимал участие в национальном чемпионате и выступил на нем очень неплохо, заняв четвертое место в забеге на 400 метров. Благодаря этому результату он даже попал в национальную сборную команду США, в составе которой должен был выступить на чемпионате мира 1987 года в Риме. Практически все лето Реймонд провел в Европе, где принимал участие в различных международных соревнованиях, а затем на чемпионате мира даже бежал в предварительном раунде в составе сборной США эстафету 4x400 метров. В финале в этом виде наша сборная выиграла золотую медаль.

В тот день, когда он вернулся из Рима, мы находились на тренировке. Помню, как Реймонд пришел на стадион в форме национальной сборной. В то время был только единственный способ достать любую вещь из экипировки сборной США – попасть в нее. А это считалось очень большим достижением. Как-то, еще в первый год выступлений на соревнованиях, я видел нескольких спортсменов, выступающих за другие университеты, которые были в форме сборной страны. Я очень завидовал им тогда. Это выглядело очень круто, и всем сразу было понятно, что спортсмен в такой форме достиг очень многого.

Я очень хорошо знал Реймонда, можно даже сказать, что мы были друзьями. Это был единственный человек, входящий в национальную сборную США, с которым я был знаком лично. После того как закончилась тренировка, он пригласил меня к себе домой. Реймонд только что прилетел из Европы и еще даже не распаковал свои сумки. Недавно он заключил контракт с фирмой «Найк». По условиям этого контракта, пока Реймонд не стал профессиональным спортсменом, он не мог получать какие-либо деньги, зато фирма бесплатно обеспечивала его любой обувью и одеждой. Он распаковал свои сумки, в которых было полно новой одежды фирмы «Найк» и сборной США, а также подарков, которые он получил на различных международных соревнованиях. Среди подарков был даже CD-плеер – новая и очень стильная вещь для 1987 года.

Я вытаращил глаза, словно увидел олимпийские медали. Я не мог поверить в то, что он бесплатно получил всю эту одежду и подарки. И все это благодаря тому, что он попал в сборную страны и в ее составе участвовал в международных соревнованиях. Через неделю Реймонд приехал на тренировку в новой одежде на новеньком, очень стильном красном мотороллере. В то время они были очень популярными и модными в США. Он купил его на деньги, которые заработал во время своих выступлений в Европе. Я, конечно, не завидовал ему, но все это очень интриговало меня. Поэтому через неделю после его возвращения я попросил его рассказать мне в подробностях о его путешествии в Европу и том опыте, который он там получил.

В отличие от меня многие олимпийские чемпионы «заболели» олимпийской лихорадкой достаточно рано.

«Это именно то, чего я хочу добиться в своей жизни», – подумала Салли Ганнелл, когда ей было 14 лет и она смотрела по телевизору трансляцию с Олимпийских игр в Москве. В тот день она была настолько очарована выступлениями Нади Команечи и Ольги Корбут[45 - Ольга Корбут (род. 1955) – прославленная советская гимнастка, заслуженный мастер спорта СССР, 4-кратная олимпийская чемпионка 1972 и 1976 годов.], что тут же решила для себя, что будет заниматься спортом. Вместе со своей подругой они решили записаться в легкоатлетический клуб.

– Тогда я решила, что лучше это сделать вдвоем, чем в одиночку, – вспоминает она.

Так она начала заниматься легкой атлетикой, а на Олимпиаде 1992 года выиграла золотую медаль в беге на 400 метров с барьерами.

Стив Рэдгрейв начал показывать очень высокие результаты в гребле настолько рано, что воспринял свою победу на Олимпийских играх как должное.

– В первый год моих выступлений у меня сразу стало все получаться, – вспоминает он.

На своих первых серьезных соревнованиях его команда, ни на что особо не рассчитывая, вдруг одержала победу. В следующем сезоне команда приняла участие в семи крупных соревнованиях и выиграла все семь.

– В гребле у нас был дар от Бога, – говорит он.

Стиву было всего 15 лет, когда специалисты сказали ему:

– Ты очень хороший гребец. Когда-нибудь ты станешь чемпионом мира.

«Чемпион мира – звучит неплохо, – подумал я тогда, – но почему не олимпийский чемпион? Я хотел стать именно олимпийским чемпионом, ведь был лучшим гребцом в своей стране. А почему бы и нет?»

Но преждевременное чувство своей победы может стать причиной не только успеха, но и поражения. Так произошло и со Стивом.

– Я был уверен, что победа у меня уже в кармане, – вспоминает он. – Все, что мне нужно было сделать, – это следовать указаниям тренера, и я – победитель.

В 1983 году я впервые принял участие в чемпионате мира среди взрослых. И сразу же проиграл. Я даже не попал в первые двенадцать мест. До этого я хорошо выступал на всех соревнованиях в своей стране, начал показывать неплохие результаты на международном уровне, но на чемпионате мира не смог сделать то, чего от меня ожидали. Тогда я понял одну вещь: если ты действительно готов, ты должен по максимуму использовать свою готовность. Тогда всем сразу станет видно, как много ты поработал. Тот чемпионат стал ключевым моментом в моей спортивной карьере.

На самом деле он стал ключевым моментом не только в спортивной карьере Рэдгрейва, но и в его жизни – из скромного и застенчивого мальчика он превратился в пятикратного олимпийского чемпиона.

Путь Джекки

Джекки Джойнер-Керси, которую журнал «Спортс Иллюстрейтед» (Sports Illustrated) [46 - «Спортс Иллюстрейтед» (англ. Sports Illustrated) – американский еженедельный спортивный журнал, издаваемый медиахолдингом Time Warner. Выпускается с августа 1954 года.] назвал величайшей легкоатлеткой XX столетия, никогда не была
Страница 19 из 22

скромной.

– Я всегда была очень общительной, – рассказывает она, – и раздавала свой номер телефона налево и направо. Мама постоянно говорила мне: «Я устала постоянно отвечать на звонки незнакомых людей! Зачем ты даешь свой номер телефона всем подряд?» – «Потому что хочу быть в курсе всех событий», – отвечала я.

Джекки, трехкратная олимпийская чемпионка, знаменитая легкоатлетка, специализировавшаяся в семиборье и прыжках в длину, поняла, что она может добиться больших успехов в легкой атлетике с того самого момента, когда она вместе со своей сестрой пришла записываться в городской спортивный центр. У нее были очень длинные ноги, и она умела высоко прыгать. Для девятилетней девочки она была сложена очень хорошо.

– В своем первом забеге я финишировала самой последней, – вспоминает она. – Но это только еще больше убедило меня в том, что я должна продолжать бегать. Несколько моих подруг попали в эстафетную команду. Я тоже очень хотела попасть в нее, но постоянно показывала только шестой или седьмой результат. Поэтому для того, чтобы улучшить свой результат, я решила совместить беговые тренировки с прыжковыми. Позже я поняла, что мои старания не прошли даром.

– Я даже не представляла, как выглядит беговая дорожка стадиона, ведь мы бегали только в парке, по дорожке из шлака. Там была только одна дорожка для бега, и она шла вокруг всего парка. Тренер сказал нам, что длина этого круга составляет приблизительно 400 метров, но когда мы стали старше, то узнали, что на самом деле эта длина была в три раза больше. Когда вы молоды, вас так легко провести! До этого я ни разу не пробегала этот круг до конца, поэтому моей целью было полностью пробежать весь круг, ни разу не останавливаясь. Тогда мне было 9 лет. В 1976 году, когда мне было 14 лет, я впервые увидела по телевизору, как женщины пытаются сделать то же самое, что пыталась сделать я пять лет назад в этом парке. Это была трансляция Олимпийских игр. И я тогда почему-то подумала: «Может быть, и я когда-нибудь поеду на Олимпиаду?»

Трансляции Олимпийских игр безумно увлекли меня. Мне казалось, что все вокруг только и говорят об Олимпиаде. И я не могла пропустить ни одной. Я смотрела, как бежала спринт Эвелин Эшфорд[47 - Эвелин Эшфорд (род. 1957) – прославленная американская легкоатлетка, 4-кратная олимпийская чемпионка: 1984 года (100 м, эстафета 4х100 м), 1988 года (эстафета 4х100 м) и 1992 года (эстафета 4х100 м).], которая выиграла золотую медаль. Я смотрела, как на гимнастическом помосте выступала Надя Команечи, которой в то время было столько же лет, сколько и мне. «А еще я стану гимнасткой!» – подумала я тогда.

Мысль о гимнастике как пришла, так и ушла. Зато выросло увлечение легкой атлетикой. И, хотя Джекки не знала, сможет ли она когда-нибудь принять участие в Олимпийских играх, сама мысль об этом уже вдохновляла ее. К тому же ей очень нравилось не сидеть без дела дома, а ходить на тренировки в спортивный центр. Больше всего ей хотелось узнать, смогут ли эти тренировки дать какой-то эффект.

– Я стала все больше и больше времени уделять тренировкам, и мои результаты начали расти. Сначала я была последней, потом стала уже шестой, но это было не так важно для меня. Важнее было другое – я прогрессировала.

И уже вскоре Джекки начали замечать.

– Люди стали говорить мне, что я талантлива и могу добиться большого успеха. Но тогда я даже не понимала, что это означает. Я была очень легкомысленной – например, я хотела победить одну девочку только лишь потому, что она засматривалась на мальчика, который нравился моей подружке. Как-то после тренировки помощник главного тренера сказал мне: «Джекки, ты знаешь, мы очень рассчитываем на тебя и ждем от тебя больших результатов». Я не забуду эти слова никогда. Ведь в меня поверили!

Это вдохновило Джекки, и она решила уделять тренировкам еще больше времени.

– Когда я училась в средней школе, я как-то рассказала своим подружкам, что планирую когда-нибудь выступить на Олимпиаде. А они сказали мне, что я, должно быть, сошла с ума. Тогда я ответила им: «Я не буду больше с вами встречаться». Ведь, по сути, мы были бандой, и я понимала, что в этом не было ничего хорошего.

К счастью, в тот год была принята 9-я статья[48 - Статья 9-я (англ. Title IX) Поправки к Закону об образовательных услугах (англ. Education Amendments) в США. Принята в 1972 году. Существенно сократила возможности раздельного обучения, основанного на половом признаке, поскольку предполагалось, что «раздельные школы создают климат для половой дискриминации и поддержания негативных стереотипов в отношениях полов».], которая сделала обязательным совместное обучение мальчиков и девочек в публичных школах Соединенных Штатов. Таким образом, теперь девочки могли заниматься спортом и посещать спортивные секции в одно время с мальчиками.

– В мой первый год учебы в средней школе мы могли приходить на тренировки только после того, как закончатся тренировки у мальчиков, то есть после 18.30. Моей маме, которая была очень строгой женщиной, это совсем не нравилось. Ведь после учебы мне приходилось ехать домой, а вечером снова возвращаться в школу на тренировку. Поэтому мама настаивала на том, чтобы я вообще прекратила заниматься спортом. Она считала, что я обязана быть дома еще до того, как на улицах зажигаются фонари. Но, слава богу, все изменилось. И теперь благодаря принятой 9-й статье к закону мы могли тренироваться днем. Это было совсем другое дело.

Моя мама абсолютно не понимала, зачем я хожу на эти тренировки и чем я там занимаюсь. Зато понимал папа. И если бы он не убедил маму в том, что я занимаюсь хорошим делом, то мне, скорее всего, пришлось бы бросить спорт. Хотя ее все равно не интересовало мое увлечение спортом. Она даже не знала о моих первых успехах. Моя мама очень много работала и хотела только одного – чтобы я получила образование и нашла себе достойную работу. Она не верила в то, что я смогу добиться чего-то, занимаясь спортом. Помню, как однажды мы с братом сказали ей, что когда-нибудь поедем на Олимпийские игры. Наша мама была очень наивной, поэтому просто ответила нам: «Хорошо, ребята. Тогда я сяду в автобус и приеду посмотреть на вас».

Мы с Джекки рассмеялись, а затем она продолжила свой рассказ:

– Даже когда я установила юниорский рекорд в семиборье и моя фотография промелькнула в журнале «Спортс иллюстрейтед», реакция моей мамы не изменилась. «Что это у нас тут такое?» – спросила она. И все. Никогда не забуду. Мы были с ней в продуктовом магазине, и один из работников этого магазина, увидев меня, вдруг воскликнул: «О, а я вас видел на фотографии в журнале!» Мама спросила меня: «А что делает твоя фотография в журнале?» – словно подумала, что я попала в какую-то неприятность.

Однажды в одном из своих интервью Джекки сказала:

– Триумф в спорте наступает благодаря преданности, решительности и желанию. В легкой атлетике можно добиться успеха и личной славы не только благодаря победам и поражениям, но и благодаря знанию того, как нужно к ним готовиться. А готовиться нужно таким образом, чтобы в конце дня, независимо от того, где вы находитесь – на беговой дорожке или в офисе, – вы знали, что сегодня сделали все возможное для того, чтобы когда-нибудь достигнуть своей конечной цели.

Олимпийская неудача

В 1988
Страница 20 из 22

году мне наконец-то удалось осуществить свою мечту – попасть на Олимпийские игры. В то время я учился на втором курсе университета. Показав один из лучших результатов сезона в мире на дистанции 200 метров, я попал в тройку лучших спринтеров страны и в сборную Соединенных Штатов. В том же году я отлично пробежал 200-метровку в квалификационном раунде чемпионата Национальной ассоциации студенческого спорта, и меня стали считать одним из фаворитов олимпийского забега. Однако на одной из тренировок при прохождении виража я вдруг почувствовал резкую боль в нижней части левой ноги. Остановившись, я понял, что не могу ступать на ногу. Оказалось, что у меня усталостный перелом[49 - Усталостный перелом – это микротрещины в кости, вызванные субмаксимальной нагрузкой от постоянной физической активности, приводящей к микротравматизации костной ткани. Процессы регенерации не успевают покрывать постоянную травматизацию, и повреждения накапливаются, ослабляя кость. В конечном счете при игнорировании и без должного лечения усталостный перелом может привести к полному перелому кости].

До олимпийского старта оставалось еще около шести недель, но, поскольку я не мог ступать на ногу, о полноценных тренировках не могло быть и речи. Пытаясь хоть как-то поддержать свою спортивную форму, я стал ходить в бассейн. В конце концов я начал поправляться и за две недели до старта вернулся на беговую дорожку. Конечно, я понимал, что это рискованно, но все же надеялся на то, что смогу войти в форму и попасть в состав олимпийской команды.

Хотя по квалификационному результату я проходил на обе дистанции – 200 и 400 метров, из-за моей травмированной ноги было решено поставить меня лишь на более длинный 400-метровый забег. К сожалению, тренировки в бассейне не смогли заменить мне работу на беговой дорожке, и я потерял свою былую форму. Я пытался не отчаиваться, но уже прекрасно понимал – я не готов. Я не смог выйти даже во второй раунд предварительных забегов.

Я был просто раздавлен. Ведь в тот год я сделал огромный шаг вперед, показал отличные результаты и впервые в своей жизни почувствовал, что могу в составе олимпийской команды сражаться на самом высшем уровне. И вдруг все мои мечты рухнули.

В аэропорту меня встретила мама. По пути домой в машине я не смог сдержаться и заплакал. В следующий раз я заплачу только в 1996 году в Атланте, когда я буду стоять на верхней ступеньке олимпийского подиума после победы в забеге на 400 метров.

Глава третья

Техника и генетика

Любому спортсмену мирового уровня (включая и меня), который занимается динамичным видом спорта, помимо физических способностей необходимо обладать должной подготовкой. И, поскольку в наши дни спорт становится все более популярным, а труд спортсменов становится все более оплачиваемым, очень важную роль играют врожденные способности человека. Лучше всего это объясняет известный олимпийский девиз «Быстрее, выше, сильнее!». Ведь для того чтобы выиграть олимпийскую медаль, вы должны двигаться быстрее, прыгать выше и быть сильнее.

К сожалению, непонимание того, что такое атлетичность и биомеханика, приводит многих спортсменов к мысли о том, что они недостаточно одарены. Существует мнение, что человек, который с рождения физически одарен, может добиться большого успеха в любом виде спорта. Но это, конечно, неправда. Многие физически одаренные люди добиваются успеха в одном виде спорта, но не могут сделать ничего существенного в другом.

Про себя могу сказать, что я не был атлетически одарен с рождения, поскольку, например, в баскетболе у меня не получалось ничего хорошего. Я мог неплохо играть в защите, но когда я бросал мяч в корзину, то чаще мазал, чем попадал. Несмотря на свой рост под метр девяносто и беговые способности, в баскетболе мне нечего было делать.

Также я отвратительно играю в гольф. Я вступил в гольф-клуб 16 лет назад. За эти годы, несмотря на то что я никогда не занимался регулярно и все мои игры носили спонтанный характер, я все же заставлял себя брать уроки игры в гольф. Но это особо не помогало. Инструктор по гольфу и мои друзья советовали мне проводить больше времени на поле для гольфа для того, чтобы улучшить свою игру. Но, несмотря на то что мы с друзьями проводили на поле абсолютно одинаковое количество времени, их игра становилась все лучше и лучше, а моя нет. В конце концов, я просто осознал, что мне не дано играть в гольф, как, например, Тайгеру Вудсу[50 - Элдрик Тонт «Тайгер» Вудс(род. 1975) – прославленный американский гольфист, 14-кратный победитель турниров «Мэйджор». В общей сложности выиграл за карьеру 71 турнир PGA Тура и занимает по этому показателю третье место в мире за всю историю гольфа, после Сэма Снида и Джека Никлауса.], которому, по всей вероятности, это было дано с самого рождения. В итоге я решил прекратить свои тщетные попытки научиться игре, которая, честно говоря, мне никогда и не нравилась.

Мне вообще почему-то плохо давались все игры, которые были так или иначе связаны с мячом. Помню, как-то я был в гостях у своего лучшего друга Рея Крокетта. Рей был звездой американского футбола и дважды выиграл Суперкубок в составе «Денверских Мустангов» [51 - «Денверские мустанги» (англ. Denver Broncos) – команда высшего дивизиона Лиги американского футбола.]. Его четырехлетний сын, которого звали Дэррил, подошел ко мне и попросил поиграть с ним. Мы стали катать друг другу по полу мяч. Потом он сказал мне: «Дядя Майкл, бросьте мне мячик!» Я попытался бросить мяч Дэррилу, но… я всегда был (и остаюсь) плохим специалистом по бросанию мячей.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/maykl-dzhonson/zolotaya-lihoradka-kak-delaut-olimpiyskih-chempionov/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

«Ай Эм Джи» (англ. IMG, International Management Group) – транснациональная компания. Считается одной из ведущих мировых маркетинговых структур в сфере спорта и шоу-бизнеса.

2

Надя Елена Команечи (род. 1961) – знаменитая румынская гимнастка, 5-кратная олимпийская чемпионка, 2-кратная чемпионка мира, 9-кратная чемпионка Европы. Самая титулованная спортсменка Румынии в истории Олимпиад. В 1989 году эмигрировала из Румынии в США.

3

СэрКристофер Эндрю Крис Хой (род. 1976) – британский профессиональный трековый велогонщик, 4-кратный олимпийский чемпион, 10-кратный чемпион мира, 2-кратный чемпион Игр Содружества. Член Ордена Британской империи, Рыцарь-Бакалавр. Самый титулованный мужчина-велогонщик в истории Олимпийских игр. Является почетным доктором Эдинбургского университета и университета Сент-Эндрюс.

4

Ребекка Адлингтон (род. 1989) – британская пловчиха, двукратная олимпийская чемпионка 2008 года (400 и 800 метров), неоднократный победитель и призер чемпионатов мира и Европы. В ноябре 2008 года была названа спортсменкой года в Великобритании. В 2009 году была удостоена звания кавалера Ордена Британской империи.

5

Усейн Сент-Лео Болт (род.1986) – выдающийся
Страница 21 из 22

ямайский спринтер, 3-кратный олимпийский чемпион, 5-кратный чемпион мира. Действующий обладатель мировых рекордов в беге на 100 и 200 метров, а также в эстафете 4Ч100 метров в составе сборной Ямайки. Является первым человеком в истории легкой атлетики, установившим мировые рекорды на трех этих дистанциях на одной Олимпиаде, а также первым человеком со времен Карла Льюиса, выигравшим на одной Олимпиаде дистанции 100 и 200 метров. По итогам 2008 и 2009 годов Болт был признан лучшим спортсменом и легкоатлетом мира. Является кавалером ямайского ордена Достоинства. За свои достижения получил прозвище «Молния».

6

Салли Джейн Дженет Ганнелл (род. 1966) – легкоатлетка из Великобритании, олимпийская чемпионка 1992 года (бег на 400 метров с барьерами), чемпионка мира 1993 года (бег на 400 метров с барьерами).

7

Стивен Джеффри Рэдгрейв(род. 1962) – прославленный британский гребец, 5-кратный олимпийский чемпион, 9-кратный чемпион мира, обладатель наибольшего количества золотых олимпийских медалей среди всех британцев. Командор Ордена Британской империи и Рыцарь-Бакалавр.

8

Марк Эндрю Спитц(род.1950) – знаменитый американский пловец, один из четырех 9-кратных олимпийских чемпионов в истории спорта, первый человек, завоевавший 7 золотых олимпийских медалей на одних Играх (Мюнхен-1972). Обладатель 33 мировых рекордов, лучший пловец мира 1969, 1971 и 1972 годов.

9

Лорд Себастьян Ньюболд Коу, барон Коу (род. 1956) – знаменитый английский бегун, 2-кратный олимпийский чемпион в беге на 1500 метров, политический деятель, Рыцарь-Командор Ордена Британской империи. Член английского парламента в 1992–1997 годах, пожизненный пэр с 2000 года, барон Рэнморский (графство Суррей).

10

Ян (Йен) Джеймс Торп(род. 1982) – знаменитый австралийский пловец, 5-кратный олимпийский чемпион и многократный чемпион мира, экс-рекордсмен мира на дистанциях 200, 400 и 800 метров вольным стилем (рекордом на 400-метровке Торп владел непрерывно 10 лет без одного месяца). В начале февраля 2011 года, спустя почти 5 лет после ухода, Торп объявил о своем возвращении в спорт, с тем чтобы попытаться отобраться на Олимпийские игры 2012 года.

11

Кэти Фримен, полное имя – Кэтрин Астрид Саломея Фримен (род. 1973) – австралийская легкоатлетка, олимпийская чемпионка 2000 года в беге на 400 метров, 2-кратная чемпионка мира. Происходит из австралийских аборигенов.

12

Танни Грей-Томпсон (род. 1969) – баронесса, самая титулованная британская параолимпийская спортсменка, выигравшая 11 медалей в гонках на колясках на четырех Играх, член Ордена Британской империи. Уйдя из спорта в 2007 году, она занимает целый ряд постов, связанных со спортивной жизнью Великобритании, а также является телеведущей ВВС.

13

Джекки Джойнер-Керси, при рождении Жаклин Джойнер (род. 1962) – знаменитая американская легкоатлетка, специализировавшаяся в прыжках в длину, семиборье и спринте, 3-кратная олимпийская чемпионка и 4-кратная чемпионка мира.

14

Дейли Томпсон, наст. имя Френсис Морган Томпсон (род. 1958) – прославленный десятиборец из Великобритании, 2-кратный олимпийский чемпион, самый титулованный многоборец современности.

15

Клайд Харт (род. 1935) – тренер по легкой атлетике из Университета Бейлор, бессменный тренер Майкла Джонсона.

16

Брэд Хант – спортивный агент и менеджер Майкла Джонсона.

17

Паэ€лья – национальное испанское (валенсийское) блюдо из риса, подкрашенного шафраном, с добавлением оливкового масла. Кроме этого, в паэлью могут добавляться морепродукты, овощи, курица, колбаса и т. д.

18

Хамон – испанский национальный деликатес, сыровяленый свиной окорок.

19

Международная ассоциация легкоатлетических федераций(англ. International Association of Athletics Federations (IAAF), в русском языке обычно используется сокращениеИААФ) – международная структура, осуществляющая руководство мировой легкой атлетикой. Была основана в 1917 году. В настоящий момент членами ИААФ являются 213 стран.

20

Университет Бейлор – частный баптистский университет, один из старейших университетов США, был основан в 1845 году. Расположен в городе Вако (штат Техас).

21

«Найк» (англ. Nike) – американская компания, всемирно известный производитель спортивных товаров. Штаб-квартира находится в городе Бивертон, штат Орегон.

22

«Мидзуно» (англ. Mizuno) – японская компания, специализируется на производстве высокотехнологичных товаров для спорта. В настоящее время компанией выпускаются товары практически для всех видов спорта: гольф, теннис, бейсбол, волейбол, футбол, бег, плавание, регби, лыжи, велоспорт, дзюдо, настольный теннис, легкая атлетика и многие другие.

23

Квинси Уоттс (род. 1970) – известный американский легкоатлет, 2-кратный олимпийский чемпион 1992 года (400 м, эстафета 4х400 м).

24

Тоби Хэтфилд – ведущий дизайнер и менеджер по инновациям компании «Найк» (Nike).

25

Дэвиан Кларк (род. 1976) – известный легкоатлет из Ямайки, бронзовый призер Олимпийских игр 1996 года (эстафета 4х400 м).

26

Роджер Блэк (род. 1966) – известный легкоатлет из Великобритании, 2-кратный серебряный призер Олимпийских игр 1996 года (400 м, эстафета 4?400 м), бронзовый призер Олимпийских игр 1992 года (эстафета 4?400 м).

27

Фрэнки Фредерикс (род. 1967) – прославленный легкоатлет из Намибии, серебряный призер Олимпийских игр 1992 года в Барселоне и 1996 года в Атланте в беге на 100 и 200 метров. Председатель комиссии спортсменов Международного олимпийского комитета (МОК), вице-президент комиссии спортсменов Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF), президент Федерации легкой атлетики Намибии, член Координационной комиссии МОК по проведению летних Олимпийских игр-2012 в Лондоне и Координационной комиссии МОК по проведению первых в истории летних юношеских Олимпийских игр-2010 в Сингапуре.

28

Ато Болдон (род. 1973) – известный легкоатлет-спринтер из Тринидада-и-Тобаго, чемпион мира 1997 года (200 м), 2-кратный бронзовый призер Олимпийских игр 1996 года (100 м, 200 м), серебряный призер (100 м) и бронзовый призер (200 м) Олимпийских игр 2000 года.

29

Тупак, наст. имя Тупак Амару Шакур, при рождении Лесэйн Пэриш Крукс (англ. 2Pac) (1971–1996) – американский рэпер, киноактер и общественный деятель, выступавший под псевдонимом 2Pac. Продал более 75 миллионов альбомов по вcему миру (из них 50 – в США), что делает его одним из самых продаваемых исполнителей в мире. Был убит в 1996 году, убийцы так и не были найдены. Первый рэпер, которому поставили памятник.

30

Ритм-н-блюз (англ. Rhythm and Blues, сокращенно R amp;B) – жанр популярной музыки, первоначально исполняемой негритянскими музыкантами, интегрировавший в себя сочетания блюза, джаза и госпела. Термин был введен в оборот в 1949 году составителями чартов американского журнала «Billboard» вместо выражения «расовая музыка» (race music), распространенного прежде.

31

Д’Анджело, наст. имя Майкл Юджин Арчер (англ. Dangelo) (род. 1974) – американский певец и композитор в жанре R amp;B и нео-соул, мульти-инструменталист и музыкальный продюсер.

32

1 ярд = 91,44 см (50 ярдов = 45,72 м)

33

Игры АРКО Джесси Оуэнса (англ. ARCO Jesse Owens Games) – популярный спортивный праздник для детей 8-15 лет, который ежегодно проходил в крупных городах США. Был организован в 1964 году прославленным спортсменом Джесси Оуэнсом и
Страница 22 из 22

спонсировался корпорацией ARCO (Atlantic Richfield Corporation).

34

45,72 м и 91,44 м.

35

Бакингемшир (англ. Buckinghamshire) – историческое и церемониальное графство в центре Англии. Входит в состав юго-восточной Англии. Столица и крупнейший город – Эйлсбери. Население 712 000 человек.

36

Карл Льюис, наст. имя Фредерик Карлтон Льюис (род.1961) – выдающийся американский легкоатлет, 9-кратный олимпийский чемпион в спринтерском беге и прыжках в длину и 8-кратный чемпион мира. Один из немногих спортсменов, сумевших завоевать золото на четырех Олимпиадах подряд в одном и том же виде (1984, 1988, 1992 и 1996 гг. – прыжки в длину). Трижды подряд (1982, 1983 и 1984 г.) признавался лучшим легкоатлетом мира. Семь раз был обладателем лучшего результата сезона в мире в прыжках в длину и трижды – на дистанции 200 метров.

37

Джеймс Кливленд Джесси Оуэнс(1913–1980) – выдающийся американский легкоатлет (бег, прыжки в длину). 4-кратный олимпийский чемпион. 25 мая 1935 года в течение 45 минут установил 6 мировых рекордов.

38

Валерий Борзов (род. 1949) – прославленный советский легкоатлет, 2-кратный олимпийский чемпион, 4-кратный чемпион Европы. Ныне президент Федерации легкой атлетики Украины, член МОК, вице-президент и член исполкома НОК Украины.

39

Билли Миллс (род. 1938) – прославленный американский легкоатлет, олимпийский чемпион 1964 года.

40

Христианская ассоциация молодых людей (англ. Young Men’s Christian Association, сокр. YMCA) – одна из крупнейших молодежных религиозных организаций в мире. Стала известна благодаря организации детских лагерей. Основана в Лондоне в 1844 году Джорджем Вильямсом, в настоящий момент насчитывает около 45 млн участников в более чем 130 странах мира.

41

Питер Коу – отец и личный тренер прославленного британского легкоатлета Себастьяна Коу.

42

Келвин Смит (род. 1961) – известный американский легкоатлет, олимпийский чемпион 1984 года (эстафета 4х100 м), 2-кратный чемпион мира 1983 года (200 м, эстафета 4х100 м), чемпион мира 1987 года (200 м).

43

Флойд Херд (род. 1966) – известный американский легкоатлет, обладатель мирового рекорда в составе сборной США в эстафете 4х200 метров, чемпион Панамериканских игр 1987 года (200 м).

44

Реймонд Пьер – известный американский легкоатлет.

45

Ольга Корбут (род. 1955) – прославленная советская гимнастка, заслуженный мастер спорта СССР, 4-кратная олимпийская чемпионка 1972 и 1976 годов.

46

«Спортс Иллюстрейтед» (англ. Sports Illustrated) – американский еженедельный спортивный журнал, издаваемый медиахолдингом Time Warner. Выпускается с августа 1954 года.

47

Эвелин Эшфорд (род. 1957) – прославленная американская легкоатлетка, 4-кратная олимпийская чемпионка: 1984 года (100 м, эстафета 4х100 м), 1988 года (эстафета 4х100 м) и 1992 года (эстафета 4х100 м).

48

Статья 9-я (англ. Title IX) Поправки к Закону об образовательных услугах (англ. Education Amendments) в США. Принята в 1972 году. Существенно сократила возможности раздельного обучения, основанного на половом признаке, поскольку предполагалось, что «раздельные школы создают климат для половой дискриминации и поддержания негативных стереотипов в отношениях полов».

49

Усталостный перелом – это микротрещины в кости, вызванные субмаксимальной нагрузкой от постоянной физической активности, приводящей к микротравматизации костной ткани. Процессы регенерации не успевают покрывать постоянную травматизацию, и повреждения накапливаются, ослабляя кость. В конечном счете при игнорировании и без должного лечения усталостный перелом может привести к полному перелому кости

50

Элдрик Тонт «Тайгер» Вудс(род. 1975) – прославленный американский гольфист, 14-кратный победитель турниров «Мэйджор». В общей сложности выиграл за карьеру 71 турнир PGA Тура и занимает по этому показателю третье место в мире за всю историю гольфа, после Сэма Снида и Джека Никлауса.

51

«Денверские мустанги» (англ. Denver Broncos) – команда высшего дивизиона Лиги американского футбола.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.