Режим чтения
Скачать книгу

100 великих сокровищ России читать онлайн - Николай Непомнящий

100 великих сокровищ России

Николай Николаевич Непомнящий

100 великих

Национальное достояние России… Московский Кремль и Алмазный фонд, Третьяковская галерея и Эрмитаж, Медный всадник и Мамаев курган. И разве не величайшими сокровищами являются святыни православной церкви, произведения Рублева и Дионисия, монастыри и церкви? Или высшие награды нашего отечества, отмечавшие выдающиеся достижения наших сограждан? Наконец, среди них – и подлинные природные сокровища нашей страны, такие как Волга и Байкал.

Николай Николаевич Непомнящий

100 великих сокровищ России

Предисловие

На протяжении своей многовековой истории Россия повидала и перенесла всякое – и радости, и горести. И успехи побед, и печаль поражений и утрат. Одни поколения сменяли другие, и от родителей к детям переходили реликвии, святыни, а бывало, и сокровища, которые принадлежали уже не одному, а многим поколениям россиян. Прежде всего это, конечно, были шедевры архитектуры, пережившие века. Без них немыслима наша Родина, и ее образ не видится без Московского Кремля, Третьяковской галереи, «Медного всадника», Мамаева кургана…

История – это прежде всего люди, их дела. И добрые дела испокон века отмечались наградами, которые стали по праву народными. А некоторые из них превратились в настоящие реликвии. Историю России невозможно представить без Георгиевских крестов и орденов Ленина, без наград Белых армий и Сталинских премий, без орденов Андрея Первозванного и орденов Красного Знамени. Они вручались в разные годы и по разным поводам, но их значение в нашей памяти и нашей истории от этого не умаляется…

Православная церковь на протяжении веков шла неотрывно от народа и в лишениях, и в радостях, и ее святыни – это народные реликвии. Чудотворные иконы спасали целые города, а произведения Рублева и Дионисия пережили века. Монастыри старых русских городов чудом преодолели горькие для страны годы (а их было большинство в ее истории) и сегодня являют собой шедевры средневековой архитектуры.

Клады и сокровища России – это и Алмазный фонд, и Янтарная комната, и либерея Ивана Грозного, и ненайденное золото Колчака (золотой запас Российской империи), и многие другие ценности, дошедшие и не дошедшие до наших дней. Сказать о них, что какие– то сокровища более ценны, а что-то – менее значимы, нельзя, потому что они – часть нашей истории, в которой не может быть составляющих с разной значимостью.

И наконец, важнейшая составляющая наших ценностей – природные сокровища, которых, конечно, не окинуть взором в одной книге. Это лишь прикосновение к нашим исконным богатствам – Байкалу и Волге, амурскому тигру и Куршской косе, омулю и реликтовой чайке… На самом деле их, к счастью, пока еще гораздо больше, и будем надеяться, что число природных богатств, ставших реликвиями, не уменьшится со временем.

Сокровища архитектуры

Московский Кремль

В первой половине XII века на Боровицком холме, где сегодня раскинулся Кремль, возникло славянское поселение, давшее начало городу Москве.

Вятичи, вероятно, заново обживали вершину холма. Они освоили и периферию старого городища – мыс горы. Обе части поселка получили замкнутые кольцевые укрепления и, по-видимому, имели внутри культовые центры: верхний – на месте Успенского собора, где обнаружено кладбище XII века и, вероятно, стоял деревянный храм, нижний – «под бором», где по преданию в это время уже стояла деревянная церковь Рождества Иоанна Предтечи.

Именно здесь, на мысу холма, была найдена вислая печать киевского митрополита конца XI века – яркий свидетель того, что поселение было городского типа.

В 1147 году суздальский князь Юрий Долгорукий пригласил в Москву своего союзника – новгород-северского князя Святослава. Это событие, отмеченное в Ипатьевской летописи, стало первым упоминанием имени города в исторической хронике Древней Руси. По традиции, от этой даты Москва отсчитывает свой возраст.

В XII–XIII веках все крупные страны Европы переживали период раздробленности. Но на Руси он приобрел особенно длительный характер, так как совпал со страшным бедствием – нашествием монгольских завоевателей.

В 1237–1240 годах полчища хана Батыя прошли по Северо-Восточной и Южной Руси. Из семидесяти четырех археологически изученных русских городов того времени сорок девять были разорены и сожжены Батыем. В 1238 году пережила нашествие татар Москва. Рассказ летописца о взятии Москвы, об уничтожении всего населения города, от младенцев до стариков, о страшных пожарах и разрушениях полон скорби и сострадания. И все же город выжил, начал постепенно восстанавливаться и расти.

Кремль раскинулся в центре огромного города на высоком холме над Москвой-рекой. С противоположного берега реки стены и башни Кремля создают впечатление ограды величественного архитектурного ансамбля. Вблизи же ощущается суровая мощь этой древней цитадели. Высота ее стен, узкие бойницы и площадки боя, мерный шаг башен – все говорит о том, что прежде всего это крепость.

При входе в Кремль впечатление меняется. На его территории раскинулись просторные площади и уютные скверы, парадные дворцы и златоглавые храмы. Сегодня здесь все поистине дышит Историей – старинные пушки и колокола, древние соборы, сохранившие в памяти столько событий, столько имен… Здесь все рядом, все вместе – царские терема и дворцы Нового времени, резиденция президента России и всемирно известные музеи.

Так что же такое Московский Кремль – этот удивительный город-крепость в центре Москвы? Твердыня власти, древний духовный центр Москвы и России, сокровищница ее искусства и старины? Вряд ли можно найти исчерпывающий ответ. Видимо, всегда за ним будет оставаться что-то недосказанное, какой-то сокровенный смысл и значение. Вобрав в себя историю страны, став свидетелем и участником всех ее важнейших событий, Кремль превратился в общерусскую национальную святыню, стал символом Москвы и всей России.

Более девятисот лет истории Москвы и Кремля – слишком большой срок, чтобы попытаться даже просто перечислить все ее основные события и факты. Мы предлагаем не детальную хронику событий, а скорее рассказ об исторической судьбе Московского Кремля, каждый поворот которой – целая веха в жизни нашей страны.

Московский Кремль расположен на Боровицком холме на левом берегу Москвы-реки, в месте впадения в нее реки Неглинной. Высота «кремлевской береговой горы», как ее называли в старину, примерно 25 метров. Местность, которую сейчас занимает Кремль, в древности была сплошь покрыта лесом. Видимо, с этим и связано древнее название кремлевского холма «Боровицкий».

Первые данные о пребывании человека на Боровицком холме археологи датируют концом II тысячелетия до нашей эры и относят найденные памятники к так называемой фатьяновской культуре. Затем в истории заселения Боровицкого холма существует довольно длительный разрыв.

Следующий археологически изученный этап датируется VIII–III веками до нашей эры. Первобытно-общинное поселение располагалось в районе современной Соборной площади Кремля. Археологи относят его к дьяковской культуре, названной так по первому поселку такого типа, раскрытому у бывшего села Дьяково (близ
Страница 2 из 41

Коломенского).

Поселение на Боровицком холме, возможно, уже имело укрепления. С северо-востока, как средство дополнительной защиты, использовались два глубоких оврага. Один овраг выходил к Неглинной севернее нынешних Троицких ворот, другой прорезал южный склон между Петровской и 2-й Безымянной башнями существующего Кремля. Начала обоих оврагов постепенно соединила промоина, искусственно углубленная первыми поселенцами кремлевской горы.

…Во второй половине XIII века ослабленное Владимиро-Суздальское княжество переживает период интенсивного дробления. Появилась своя княжеская династия и в Москве. Ее основателем стал князь Даниил – младший сын владимирского князя Александра Невского. Мы не знаем точную дату переезда Даниила в Москву. Его имя в связи с московскими событиями летопись впервые упоминает в 1283 году.

В результате нашествия орд Батыя Русь оказалась под тяжким бременем монголо-татарского ига, однако сохранила свою государственность. Главной формой зависимости стала выплата дани. Кроме того, князья вынуждены были получать в Орде ярлыки (грамоты) на владение своими землями. В 1243 году владимирский князь был признан Батыем старшим среди князей Северо-Восточной Руси. Он стал носить титул «великого». Передавая ярлык на великое княжение владимирское от одного князя к другому, правители Орды превратили его в объект длительной междоусобной борьбы.

В 1328 году ярлык на великое княжение получил сын московского князя Даниила Иван Калита. Сумев наладить мирные отношения с ханом, он добился права собирать дань со всех русских земель. На сорок лет прекратились татарские набеги на Русь. Московский князь обложил страну удвоенной данью, часть которой утаивал от хана. Видимо, отсюда его прозвище «калита», что означает «сумка, денежный мешок».

Для истории Москвы и Кремля особенно важен тот факт, что, получив ярлык, Иван Калита не переехал в стольный Владимир, как делали другие князья, а остался в Москве, расширял свое княжество, подчиняя и покупая другие земли и города. При нем из Владимира в Москву переехал глава русской церкви – митрополит Петр, авторитет которого был исключительно высок.

В связи с этим изменил свое значение и Московский Кремль. Из обычного укрепленного центра города он стал резиденцией великого князя и митрополита. На его территории стали возводить сооружения не только из дерева, но и из белого камня. На самой высокой точке Боровицкого холма в 1326–1327 годах был построен Успенский собор – главный храм княжества, в 1329 году – церковь-колокольня Иоанна Лествичника, в 1330 году – собор Спаса на Бору, а в 1333 году – собор Архангела Михаила, в котором был похоронен Иван Калита и его потомки. Эти первые белокаменные храмы Москвы определили пространственную композицию центра Кремля, которая в основных чертах сохраняется и сегодня. При Иване Калите Москва активно растет, а его резиденция на Боровицком холме начинает осознаваться как отдельная, главная часть города. И, видимо, неслучайно в Воскресенской летописи под 1331 годом впервые появляется ее собственное имя – Кремль.

В 1339–1340 годах Иван Калита возвел из дубовых бревен новую, более значительную по размеру крепость «в едином дубу», то есть только из дуба. Воскресенская летопись отмечает очень быстрое окончание строительства: в ноябре заложили и «кончаша тое же зимы на весну в великое говение». Известно, что Кремль был расширен в напольную сторону (в сторону современной Красной площади).

Умирая, Калита составил духовную грамоту (завещание). Он передавал своим сыновьям не только московские земли, но и символы власти Руси того времени – золотые цепи и пояса, а также драгоценную посуду и княжеские одежды. Среди них впервые упомянута и «шапка золотая», которую отождествляют со знаменитой шапкой Мономаха – главным венцом русских государей. Так в первой половине XIV века в Кремле начала формироваться сокровищница московских великих князей.

Политика Калиты была продолжена его потомками. Особых успехов она достигла в годы правления его внука – Дмитрия Донского.

Cтены, окруженные естественной водной преградой и рвом со стороны Красной площади, по мнению исследователей, были высокие и зубчатые, между зубцами ставились заборола, то есть деревянные ставни. Вероятно, белокаменный Кремль имел 8 или 9 башен и 5 из них были проездные. Причем три проездные башни вели в сторону Красной площади.

Территория Кремля была еще увеличена за счет напольной части холма и особенно – за счет подола, так как южная часть стены была спущена с бровки холма к его основанию вдоль Москвы-реки.

Князь Дмитрий присоединил к Москве целый ряд княжеств, а в отношениях с Золотой Ордой перешел к открытой борьбе за освобождение от ига – прекратил выплату дани Орде. В ответ хан Мамай двинулся большим походом на Русь.

Восьмого сентября 1380 года. на Куликовом поле, у впадения в Дон реки Непрядвы, в ожесточенной битве сошлись русские дружины и полки хана Мамая. Татары были полностью разбиты. Московский князь Дмитрий, под знамена которого встала почти вся Северо-Восточная Русь, за эту победу получил почетное прозвище «Донской» и вошел в историю как один из величайших полководцев Древней Руси. Победа на Куликовом поле вернула русскому народу веру в свои силы, вызвала подъем национального самосознания и культуры. Значительно выросла территория Московского княжества, увеличилось население его столицы, а в кремлевскую сокровищницу стали поступать ценности из казны удельных князей, переходивших на службу к великому московскому князю.

Через два года, после очередного нашествия татар на Москву в 1382 году, выплату дани пришлось возобновить, но уже в меньших размерах, а рост могущества Москвы нашел свое отражение в духовной грамоте Дмитрия Донского, где он впервые передавал свой титул великого князя по наследству.

Москва стала постепенно осознаваться как преемница древних центров земли Русской – Киева и Владимира, и к началу XV века в Кремле были возведены все архитектурные комплексы, характерные для столичного города.

К западу от Соборной площади, культового центра Кремля, располагался двор (усадьба) великих московских князей. Он включал деревянные терема и палаты, белокаменный Благовещенский собор конца XIV века – домовый великокняжеский храм, церковь Рождества Богоматери 1393–1394 годов, возведенную великой княгиней Евдокией, вдовой Дмитрия Донского, различные хозяйственные строения и службы. Здесь же располагался Спасо-Преображенский собор, построенный еще Иваном Калитой. За Успенским собором отстраивался двор русских митрополитов, которые со времен митрополита Петра постоянно жили в Москве. В восточной части Кремля митрополит Алексей основал Чудов монастырь, где в 1365 году построили каменную церковь Чуда Архангела Михаила. За ним, ближе к главным Фроловским (с ХVII века Спасским) воротам Кремля, в 1407 году великая княгиня Евдокия основала женский Вознесенский монастырь, главный собор которого до начала XVIII века служил усыпальницей великих княгинь и цариц. Между церковью Иоанна Лествичника и зданиями Чудова монастыря стала складываться еще одна площадь Кремля – Ивановская. Появилась в Кремле и резиденция подмосковного Троицкого
Страница 3 из 41

монастыря (ныне знаменитой Троице-Сергиевой лавры), игумен которого Сергий Радонежский сыграл выдающуюся роль в духовном возрождении Руси. Всю северо-восточную часть крепости занимали усадьбы приближенных великого князя, служилых людей и богатых купцов. Кремль становился все богаче каменными зданиями, что подчеркивало его значение и выделяло из общегородской деревянной застройки Москвы.

В 1404 году в Кремле, на особой башне, или часозвоне, афонский монах серб Лазарь поставил часы, о чем летописец не без удивления записал: «…не бо человек ударяше, но человековидно, самозвонно и самодвижно, страннолепно, некако сотворено есть человеческою хитростью, преизмечтанно и преухищрено»… Это были первые на Руси городские часы, появившиеся в Москве раньше часов новгородской часозвони.

Следующий этап развития Кремля был связан с событиями особой исторической важности. Рубежной датой в истории страны стал 1480 год, когда татары попытались последний раз силой заставить русских выплачивать дань. Хан Ахмат подошел к берегам Угры, где его ожидало войско великого князя московского Ивана III. Не решившись дать генеральное сражение, хан бежал, а Иван III с бескровной победой вернулся в Москву. Так закончилось монголо-татарское иго, которое двести сорок лет сковывало русские земли.

К этому времени в основном завершился и многотрудный процесс объединения русских княжеств в единое государство.

В 1453 году под натиском турок пал Константинополь – столица Византии. Древний центр православного мира прекратил свое существование. В сознании русских людей роль нового центра православия взяла на себя Москва. В 1472 году великий князь московский Иван III вступил в брак с племянницей последнего византийского императора Софьей Палеолог. В глазах европейских правителей он предстал преемником власти византийских императоров и римских цесарей. Древний герб Византии – двуглавый орел – стал гербом Российского государства.

Все эти события оказали существенное воздействие на формирование государственной идеологии, нашли отражение в памятниках литературы и искусства и послужили основной причиной грандиозной перестройки Московского Кремля.

По указу Ивана III в Москву для создания достойной «государя всея Руси» резиденции были приглашены не только русские мастера, но и зодчие из Италии, искусство которых высоко ценилось во всех странах Европы. Они возглавили строительные работы. В центре Кремля на основе синтеза русской традиции и художественных принципов итальянской архитектуры эпохи Возрождения был создан ансамбль главной Соборной площади.

В 1475–1479 годах итальянский архитектор Аристотель Фиораванти возвел новый Успенский собор – главный храм Русского государства. На противоположной стороне площади еще один итальянский зодчий Алевиз Новый в 1505–1508 годах построил великокняжеский храм-усыпальницу – собор Архангела Михаила. Западную сторону площади украсил вновь выстроенный дворец великого московского князя Ивана III, включавший Набережную палату, Среднюю Золотую палату, Большую Грановитую палату – целый комплекс парадных зданий. Далеко не все здания дворца нам сохранило время.

Но и сегодня Соборную площадь украшает парадный тронный зал Ивана III – Грановитая палата, возведенная Марко Фрязиным и Пьетро Антонио Солари в 1487–1491 годах. В юго-западной части площади поднялся Благовещенский собор (1485–1489 годы) – домовый храм великого князя, а рядом с Успенским собором – церковь Ризположения (1484–1485 годы) – домовый храм митрополита. Они были построены артелью русских мастеров, приглашенной Иваном III из Пскова. Пространство между Архангельским и Благовещенским соборами заняло здание Казенного двора, где расположилась основная часть великокняжеской сокровищницы. В 1505–1508 годах архитектор Бон Фрязин возвел колокольню Ивана Великого и тем самым завершил создание ансамбля Соборной площади. Окруженная плотно стоящими зданиями, площадь превратилась в парадный зал под открытым небом, стала местом проведения важнейших церемоний и обрядов.

Новые храмы по традиции были поставлены на месте своих предшественников, первых московских белокаменных церквей времен Ивана Калиты и Дмитрия Донского, и были посвящены тем же христианским праздникам и святым. Из старых соборов в новые бережно перенесли все захоронения, священные сосуды, книги, иконы. Из Владимира в Успенский собор Кремля была принесена особо почитаемая русская святыня – икона Владимирской Богоматери, что подчеркивало духовную связь Москвы с древней столицей и ставило ее под особое покровительство Богоматери.

В 1485–1495 годах итальянские мастера возвели новые стены и башни Кремля и иностранные путешественники часто стали называть его «замком». Действительно, форма башен и корона венчающих стены зубцов напоминают замок Скалигеров в Вероне и знаменитый замок Сфорца в Милане. Но это сходство чисто внешнее. Замки Европы, как правило, были недоступны для горожан, не были для них убежищем или центром общественной жизни. В отличие от них Московский Кремль, выстроенный по последнему слову европейской фортификации, прежде всего был крепостью, защищавшей всех жителей города. А поскольку там были сосредоточены высшая светская и духовная власть, наиболее почитаемые храмы, монастыри и общерусские христианские святыни, Кремль стал осознаваться как место «особой государственной святости» для всей России.

В 1547 году в Успенском соборе Кремля великий князь московский Иван IV официально принял титул царя, что соответствовало самодержавной форме его правления. Глава русской церкви митрополит Макарий после торжественного богослужения возложил на главу правителя России знаменитую шапку Мономаха.

Со времени венчания Ивана IV на царство церемониал придворной жизни приобрел особое значение, будь то вступление на престол или прием иноземных послов, парадный царский выезд на охоту или смотр войск. Его нормы складывались под воздействием теории государственной власти и должны были способствовать ее укреплению.

Стремление обосновать избранность «Московского царства» и его правителя послужило причиной канонизации большого числа исторических деятелей и подвижников церкви, в результате чего Россия в XVI веке обрела больше святых, чем за все предшествующие века своего существования. Эта же идея легла в основу программы украшения монументальной живописью кремлевских соборов и создания целого ряда литературных произведений. Среди них особое место занимает Лицевой летописный свод – обширная историческая хроника, в которой события излагаются от сотворения мира до времени царствования Ивана Грозного. Почти каждую страницу свода украшают изящные миниатюры. Всего их более шестнадцати тысяч, и многие из них запечатлели реальные архитектурные памятники древнего Кремля.

Авторитет России и ее самодержца значительно возрос после покорения в 1552 и 1556 годах Казанского и Астраханского ханств, возникших в ХV веке в результате распада Золотой Орды. Величественным памятником этих событий стал собор Покрова Богоматери 1555–1561 годов, более известный как храм Василия Блаженного. Особая значимость храма-монумента была подчеркнута его
Страница 4 из 41

строительством вне стен Кремля, но недалеко от его главных Спасских ворот, где начал складываться новый общественный центр Москвы – Красная площадь.

В 1563 году, в ходе Ливонской войны, был возвращен в состав Московского царства древний русский город Полоцк. С триумфом вернувшись в Москву, Иван Грозный приступил к перестройке своего домового храма Благовещения. В 1563–1566 годах над галереями собора были возведены четыре небольших церковки (придела). Их посвящения были связаны с идеей божественного покровительства первому русскому царю и его воинству. В результате Благовещенский собор стал своеобразным храмом-монументом, подчеркивающим значение Москвы как нового центра православия.

В период правления Ивана Грозного в Кремле формируются приказы – органы центрального управления. Здания приказов расположились на Ивановской площади Кремля, что придало ей значение делового и административного центра страны. Главным среди них был Посольский приказ, ведавший вопросами внешней политики и следивший за соблюдением посольского обряда. Кроме того, появились приказы, ведавшие сложным дворцовым хозяйством, хранилищами и мастерскими. Они располагались в каменных палатах на территории Государева двора. Первое летописное свидетельство об основных царских хранилищах датируется 1547 годом. В рассказе о случившемся тогда в Кремле страшном пожаре летописец перечисляет Казенный двор с царской казной, Оружейную палату, Постельную палату с казной и царские конюшни.

Утверждение царской власти шло параллельно с укреплением позиций Русской православной церкви. В 1448 году впервые митрополит Иона был избран в Кремле на соборе русских епископов без санкции Константинополя. Тем самым русская церковь обрела самостоятельность (автокефалию).

В 1589 году, во время правления сына Ивана Грозного царя Федора Иоанновича, в России было учреждено патриаршество. Первым русским патриархом стал Иов. К нему перешли древние владения митрополитов в Кремле, территория которых была значительно увеличена и застроена новыми каменными палатами и церквами. Двор главы русской церкви стал вторым по значению в Московском Кремле, что соответствовало положению двух «избранных богом» правителей России – царя и патриарха.

В недолгие годы царствования Бориса Годунова особое место среди задач его внутренней политики было отведено развитию и строительству русских городов. Эти усилия принесли определенные результаты, о чем можно судить по самым ранним планам Москвы и Кремля, которые относятся ко времени правления Бориса Годунова.

Началом 1600-х годов датируется «Кремленаград» – удивительный по красоте и точности изображения план Кремля. Он показывает, как улицы Москвы, пройдя через Спасские, Никольские, Троицкие ворота Кремля, продолжают свое движение к его центру, где вливаются в Соборную и Ивановскую площади. План передает характерные черты кремлевских дворов – их замкнутый характер, расположение всех входов в здания со стороны двора, выделение его парадной и хозяйственной половин.

Неизвестный автор явно любуется разнообразием и выразительностью архитектурных форм. Интересно, что в поле его зрения вошли только каменные сооружения и что, при всей достоверности, он слегка акцентирует здания, возведенные царем Борисом. Обширностью и уникальностью каменных строений привлекает внимание Цареборисов двор, где жил Годунов до его избрания на царство. На территории Государева двора, который к этому времени занял всю юго-западную часть Кремля, хорошо виден Запасной дворец, построенный при Борисе Годунове. Он выстроен в форме очень значительного по размеру каре, южная сторона которого поставлена на высокий цокольный этаж, выполняющий одновременно роль мощной подпорной стены крутого холма. На «царицыной половине» двора отмечена Золотая палата, возведенная для царицы Ирины, сестры Бориса Годунова. На Ивановской площади расположились каменные здания приказов, также возведенные при царе Борисе. «Кремленаград» не дает возможности рассмотреть их архитектурные формы, но в альбоме шведского инженера Э. Пальмквиста, приезжавшего вместе с королевским посольством в Москву в 1674 году, дважды воспроизведен Посольский приказ. Видимо, это светское здание конца XVI века, построенное в стилистических традициях возрождения, казалось автору одним из наиболее выразительных в Кремле.

Борис Годунов связывал с Кремлем и более широкие градостроительные планы. В 1600 году колокольня Ивана Великого получила еще один ярус звона, и ее высота достигла восьмидесяти одного метра. Москва нуждалась в подобной вертикали, способной зрительно объединить огромный город. Не лишено оснований предположение о том, что надстройка колокольни была первым этапом осуществления идеи царя Бориса возвести в Кремле подобие Иерусалимского храма. Его предполагаемые размеры, возможно, и вызвали увеличение высоты столпа. Но этот замысел не был воплощен. Надпись золотыми буквами под главой колокольни увековечила имя Бориса Годунова и его наследника – сына Федора.

Но основать новую династию Борису Годунову не пришлось – слишком сильны были его противники, знатные семейства князей Шуйских и бояр Романовых.

После смерти царя Бориса в 1605 году в России началась ожесточенная борьба за власть. Она сопровождалась заговорами, появлением царей-самозванцев и иностранной интервенцией. Период 1605–1612 годов вошел в историю под названием Великой Смуты.

В 1612 году народное ополчение во главе с князем Дмитрием Пожарским и купцом из Нижнего Новгорода Кузьмой Мининым после упорных боев с поляками, длительной осады Китай-города и Кремля освободило Москву от интервентов. По свидетельству современников, перед вошедшими в Кремль предстала картина полного запустения. Церкви были ограблены и осквернены, значительно пострадала царская сокровищница, все деревянные постройки были разобраны на дрова и сожжены. Всем миром москвичи стали расчищать кремлевский холм от всего, что напоминало о захватчиках.

В начале 1613 года в Грановитой палате Кремля был созван Земский собор, который избрал на царство шестнадцатилетнего Михаила Федоровича Романова – первого царя новой династии, правившей в России триста лет. В 1635–1636 годах «каменных дел подмастерья» Бажен Огурцов, Антип Константинов, Трефил Шарутин и Ларион Ушаков возвели для царя Михаила Федоровича Теремной дворец с приемными залами и жилыми покоями. Его живописный силуэт, высокая кровля и яркий декор придали парадной половине Государева двора празднично-нарядный облик.

XVII век был настолько насыщен событиями, что люди, жившие в это столетие, назвали его «бунташным». При этом они имели в виду не только восстания и войны, но и сам характер жизни русского общества. Середина XVII века была отмечена глубоким идеологическим кризисом, вошедшим в историю под названием Великого раскола. Его причиной стала реформа русской церкви, вдохновителем которой был царь Алексей Михайлович – сын царя Михаила Романова, а проводил ее на первых порах царский любимец – патриарх Никон.

В 1652–1656 годах, в период взлета своей карьеры, Никон перестроил патриарший дворец в Кремле. Исполнителями заказа были русские мастера Алексей
Страница 5 из 41

Корольков и Иван Семенов. Особое восхищение современников вызывал парадный зал дворца – Крестовая палата, где заседали церковные соборы и устраивались пиры в честь высоких гостей. В каменных палатах дворца хранились сокровища Патриаршей ризницы, не менее ценные, чем Государева казна.

При всей устойчивости средневекового быта, в XVII столетии в него стали проникать элементы новой европейской культуры. Так, во времена царя Алексея Михайловича началось увлечение театром. Для спектаклей придворной труппы использовались кремлевские палаты боярина И.Д. Милославского, тестя царя Алексея Михайловича, выстроенные в начале 1650-х годов. И хотя в дальнейшем это здание неоднократно меняло свое назначение, в историю оно вошло под названием Потешного дворца (слово «потеха» означает «развлечение, забава»).

Во время царствования Алексея Михайловича значительно вырос и усложнился государственный аппарат. В 1675–1680 годах было возведено новое двухэтажное здание приказов, которое протянулось вдоль бровки холма, от Архангельского собора почти до Спасской башни. Оно завершило формирование ансамбля Ивановской площади, на противоположной стороне которой к этому времени поднялись новые корпуса и храмы Чудова монастыря, и придало более законченный вид панораме Кремля со стороны Москвы-реки.

В 1620–1680-е годы получили ярусные шатровые завершения угловые и проездные башни Кремля (кроме Тайницкой и Никольской). Промежуточные башни, и особенно башни южной, речной стороны, были надстроены скромными низкими шатрами, не мешавшими обзору кремлевских соборов и дворцов.

К концу XVII века Кремль достиг своего расцвета. Самобытная красота и выразительность его архитектурно-художественного ансамбля вызывала у современников не только искреннее восхищение, но и образное сравнение с райским градом Иерусалимом.

Вместе с XVII столетием закончился средневековый период русской истории с его традиционной культурой, устоявшимся бытом, представлениями о мироздании. «Златоглавая матушка Москва» выполнила свою миссию собирания земель и создания единого Российского государства.

Новый, XVIII век, начался бурной преобразовательной деятельностью Петра I. В 1712 году столица России была перенесена на берега Невы в город святого Петра – Санкт-Петербург.

А для Москвы (так уж случилось) первый год нового столетия начался страшным пожаром в Кремле. Петр I приказал в его выгоревшей части, между Троицкой и Собакиной башнями, строить Арсенал (Цейхгауз). Шла Северная война, и Карл XII готовил поход на Москву. В связи с этим Кремль был укреплен бастионами и рвами. После знаменитой победы под Полтавой опасность миновала.

Здание Арсенала было достроено только в 1736 году императрицей Анной Иоанновной.

В XVIII и XIX веках Успенский собор Московского Кремля по-прежнему оставался главным храмом России. Как в старину, так и теперь здесь освящалась высшая государственная власть. Для пышной церемонии коронации в Кремль приезжали все императоры и императрицы. Но древний Кремль все меньше и меньше отвечал требованиям престижа, комфорта и вкуса Нового времени. Неизбежно он стал менять свой облик. На месте древних палат и церквей, владений бояр и монастырей стали появляться современные дворцы.

В 1749–1753 годах были разобраны палаты Государева двора XV века, и на их основаниях Ф.-Б. Растрелли возвел в стиле барокко новый каменный Зимний дворец, выходивший одной стороной к Соборной площади, а другой – к Москве-реке.

В 1756–1764 годах между Благовещенским и Архангельским соборами, на месте древнего Казенного двора, архитектор Д.В. Ухтомский возвел здание галереи Оружейной палаты, в которой должны были разместиться сокровища царской казны. Но через несколько лет здание снесли в связи с предполагавшейся грандиозной перестройкой Кремля по проекту В.И. Баженова и возведением нового дворца. Замысел не был осуществлен, но в результате сносов, которые предшествовали строительству, Кремль потерял многие древние здания, была оголена и больше не застраивалась юго-восточная часть бровки холма.

В 1776 году по проекту М.Ф. Казакова был построен так называемый Архиерейский дом.

Это небольшое, но представительное здание в стиле классицизма оформило угол Чудова монастыря и сделало более четким пространство Ивановской площади Кремля.

В 1763 году императрица Екатерина II разделила Сенат на департаменты и два из них перевела в Москву. Для строительства здания Сената был отведен участок в Кремле, между Чудовым монастырем и Никольской улицей. Архитектор М.Ф. Казаков учел его конфигурацию и в 1776–1787 годах возвел сооружение в форме равнобедренного треугольника с внутренним двором. Купол Сената, увенчанный статуей Георгия Победоносца, поднялся над крепостной стеной и усилил композиционную связь Кремля с Красной площадью. Новое здание, построенное в стиле классицизма, расположилось напротив Арсенала и образовало цельный ансамбль Сенатской площади, соединив в памяти потомков имена двух наиболее известных правителей и реформаторов России XVIII века – Петра I и Екатерины II.

Новый этап в понимании роли и ценности Кремля нашел отражение в проекте его перестройки архитектора М.Ф. Казакова 1790-х годов. Он также предусматривал создание в Кремле регулярных, «правильных» площадей, классических дворцов и правительственных зданий. Но, в отличие от проекта В.И. Баженова, бережно сохранял древние памятники, считая необходимым придерживаться определенного расстояния между старыми и новыми строениями. И хотя этому проекту также не суждено было осуществиться, он утвердил сложившееся к концу XVIII века представление о Кремле как о едином художественном ансамбле.

Начало XIX века стало переломным моментом в судьбе кремлевских сокровищ. В 1806 году император Александр I подписал указ «О правилах управления и сохранения в порядке и целости находящихся в Мастерской и Оружейной палате древностей». В том же году на месте Троицкого подворья и Цареборисова двора начали возводить специальное здание музея. К 1810 году строительные работы были завершены, главный фасад музея украсили барельефы на темы отечественной истории, а аттик был увенчан статуями выдающихся просветителей России. Архитектор И.В. Еготов сумел не только вписать новое протяженное здание в ансамбль существовавшей Сенатской площади, но и создать между музеем, Троицкой башней и Арсеналом еще одну небольшую площадь Кремля, получившую название Троицкой.

Но сразу разместить музей в новом здании не удалось. В июне 1812 года армия Наполеона перешла границу России. Отступая, русская армия вынуждена была оставить Москву. Царская сокровищница была вывезена в Нижний Новгород. Только в 1814 году, после ремонта, в здании архитектора И.В. Еготова был открыт первый музей отечественной истории, получивший название Московской Оружейной палаты. Перед широкой публикой предстали древние государственные регалии, троны, коронационные одежды, золотая и серебряная посуда, личные царские вещи, старинное оружие, трофеи Полтавской битвы и памятники Отечественной войны 1812 года.

Сожженная, разграбленная, но непокоренная древняя столица вызвала высокие патриотические чувства. Появилось стремление не только поднять город из руин, но
Страница 6 из 41

и бережно сохранить исторические особенности его застройки и своеобразие архитектурного облика. В возрождении Москвы приняли участие все ведущие зодчие России. В Кремле в прежних формах были восстановлены взорванные стены и башни, Арсенал, Успенская звонница и Филаретова пристройка колокольни Ивана Великого. Постепенно вернулись к жизни опустошенные и оскверненные кремлевские храмы и монастыри.

По указу императора Николая I в 1838–1851 годах в Кремле был возведен в «национальном русском» стиле новый дворцовый комплекс. Он включил Большой Кремлевский дворец, построенный на месте Зимнего дворца, здание Апартаментов и более удобное и торжественное здание музея – Московской Оружейной палаты. Архитектор К.А. Тон вел строительство в границах древнего Государева двора с учетом его исторически сложившихся планировки и застройки. Он сумел композиционно объединить новые здания и уникальные памятники архитектуры ХV – ХVII веков. Впервые строительству предшествовала реставрация древних церквей и палат, а архитектурные формы и декор теремов XVII века в значительной степени определили внешний облик возводимого дворца. Новые здания образовали ансамбль единственной в Москве площади, созданной в стиле историзма. Она получила название Дворцовой, или Императорской. Пространство площади было открыто к Москве-реке и свободно перетекало в Боровицкую улицу, идущую вдоль бровки холма. В панораме Кремля дворцовый комплекс создал сильный акцент, утраченный после сноса Запасного дворца Бориса Годунова. Но при этом он не лишил древнюю Соборную площадь ее исконной роли композиционного центра всего архитектурно-художественного ансамбля.

Пространство к востоку от Соборной площади после сноса приказов оставалось открытым и получило название Драгунского плаца – места, где в XIX веке проходили смотры войск. В 1898 году здесь был открыт памятник Александру II. Статуя императора в полный рост располагалась на пьедестале под сенью высокого шатра. С трех сторон ее окружала галерея с лестницами – сходами к подножию холма. Памятник представлял собой масштабное архитектурное сооружение, которое в какой-то степени вернуло этой части Кремля объемный акцент.

В конце XIX – начале XX века Московский Кремль все больше осознавался как памятник истории и культуры. Все чаще сокровища Оружейной палаты, кремлевских соборов и Патриаршей ризницы участвовали во всероссийских и международных выставках. Потешный дворец XVII века по существу стал хранилищем музейных ценностей. А в 1912 году в ведение Комитета по организации музея Отечественной войны 1812 года было передано здание Арсенала. Не хватило нескольких лет мирной жизни, чтобы этот замысел был осуществлен.

Юбилейным для России стал 1913 год: триста лет освобождению Москвы от интервентов и триста лет Дому Романовых. Последняя дата отмечалась особенно торжественно. В Кремле, в митрополичьих покоях Чудова монастыря, была открыта выставка памятников искусства XVII века, собранных из многих монастырей и храмов России. Она имела столь большой резонанс, что в том же году было принято решение о создании рядом с Кремлем Музея церковной старины и древностей, где предполагалось разместить сокровища Патриаршей ризницы и библиотеки. Осуществить эти планы помешала начавшаяся в 1914 году Первая мировая война. Сама же идея продолжала жить, и к 1916 году она приобрела даже более масштабный характер – превратить весь Кремль в «Акрополь искусств и старины». Но следующий, 1917 год, резко изменил судьбу Москвы и Кремля.

В марте 1918 года Советское правительство переехало из Петрограда в Москву, и она обрела статус столицы Российской Советской Федеративной Социалистической Республики (РСФСР), с 1922 года – Союза Советских Социалистических Республик (СССР). Кремль стал местом работы высших органов власти государства. В 1918–1922 годах в здании Сената располагался кабинет и квартира В.И Ленина, а затем, вплоть до 1953 года, – И.В. Сталина. Все это время для свободного посещения Кремль был закрыт.

В 1935 году были сняты 4 орла, находившиеся на Спасской, Никольской, Боровицкой и Троицкой башнях, и установлены на них пятиконечные звезды.

В 1937 году на пяти башнях Кремля (добавилась еще Водовзводная башня) были установлены рубиновые светящиеся звезды. Размер их различен – от 3 до 3,75 метра.

В результате антирелигиозной пропаганды, которая особенно активно проводилась в 1930-е годы, в стране были не только закрыты, но и разрушены многие монастыри и храмы. Значительные утраты понес и Московский Кремль. Самой большой из них стал снос в 1929 году двух древних и прославленных монастырей – Чудова и Вознесенского. Возведенное на их месте здание Военной школы вряд ли украсило Кремль, но у каждого времени свое лицо…

В грозные годы Великой Отечественной войны все сокровища Оружейной палаты были эвакуированы из Москвы, а сам Кремль, к счастью, практически не пострадал. С 1955 года он вновь стал доступен для осмотра. Миллионы российских и иностранных граждан стали знакомиться с Оружейной палатой, историческими реликвиями и святынями кремлевских храмов, а в бывшем Патриаршем дворце был открыт Музей прикладного искусства и быта России XVII века.

В 1961 году у Троицких ворот, на месте первого здания Оружейной палаты, был возведен Дворец съездов, который, как и все, что строили в Кремле, стал символом своего времени. В огромном зале Дворца проходили съезды Коммунистической партии Советского Союза (КПСС), международные конгрессы и форумы.

В 1970–1980-х годах в Московском Кремле были проведены уникальные по составу и масштабу ремонтно-реставрационные работы.

В 1990 году Московский Кремль был включен в Список всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО. В следующем году располагавшиеся на его территории музеи были преобразованы в Государственный историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль», в состав которого вошли знаменитая Оружейная палата, Успенский, Архангельский, Благовещенский соборы, церковь Ризположения, Музей прикладного искусства и быта России XVII века, архитектурный ансамбль колокольни Ивана Великого.

В декабре 1991 года СССР как единое государство, включавшее пятнадцать республик, прекратил свое существование. Москва стала столицей независимой России, а древний Кремль – резиденцией президента страны.

В 1997 году Москва торжественно отметила свой 850-летний юбилей. Большие реставрационные работы прошли в Московском Кремле. Было восстановлено знаменитое Красное крыльцо Грановитой палаты, возрождены Александровский и Андреевский залы Большого Кремлевского дворца, проведена реставрация здания Сената. В дни больших церковных праздников в соборах проходят торжественные богослужения, после долгого молчания зазвонили кремлевские колокола. Но есть и невосполнимые утраты, память о которых также хранит эта древняя цитадель на Боровицком холме.

Музеи Московского Кремля

История формирования, развития и деятельности музейных учреждений в Московском Кремле насчитывает почти три столетия, в течение которых были периоды высоких подъемов, бурного развития музейной и научной работы, периоды буквально героической борьбы за сохранение национальных реликвий, однако
Страница 7 из 41

были и провалы, забвение и вновь возрождение.

История музея в Кремле, в самом сердце страны всегда была неразрывно связана с историей Российского государства. Музей-сокровищница, музей, хранящий государственные реликвии и огромные материальные ценности, всегда привлекал пристальное внимание власти. Это обстоятельство иногда благотворно, иногда трагически, но всегда активно влияло на жизнь музея.

Несмотря на интерес к истории музея, особенно проявившийся в последнее десятилетие, остается множество белых пятен, не выявленных фактов, не обнаруженных документов. Прежде всего, это касается вопросов ведомственного подчинения музея, развития его структуры и штата, что в значительной степени определяло все сферы музейной работы и вместе с тем отражало осознание обществом значимости кремлевской сокровищницы.

Осмысление опыта и традиций, пути, пройденного музеем, могут быть чрезвычайно важны для определения его истинного места в культуре России.

Статус музея Мастерская и Оружейная палата получает в соответствии с Указом императора Александра I «О правилах управления и сохранения в порядке и целости в Мастерской и Оружейной палате ценностей» от 10 марта 1806 года. Разработкой концепции, формированием штата и проведением основных мероприятий по созданию музея руководил действительный тайный советник Петр Степанович Валуев. Указ завершил процесс реформирования системы управления кремлевской сокровищницей и стал поворотным пунктом в истории создания музея в Московском Кремле. Он устанавливал правила и нормы, которые позволяют говорить о том, что с этого времени Мастерская и Оружейная палата начинает развиваться как музейное учреждение со всеми присущими ему функциями.

Согласно Правил запрещалось продавать или выдавать из музея какие-либо ценности без особого на то предписания императора. Ответственность за сохранение экспонатов, их перемещения внутри музея, розыск «достопамятностей», ранее выданных из палаты, а также ответственность за штат служащих возлагалась на главноначальствующего над Мастерской и Оружейной палатой П.С. Валуева. Музей входил в ведение Экспедиции Кремлевского строения, которую также возглавлял Валуев. Однако в силу специфики своей деятельности музей имел свое особое Присутствие – штат чиновников, делопроизводство, финансирование.

Штат палаты состоял из главноприсутствующего (на эту должность был назначен Д.И. Киселев), трех непременных членов, правителя канцелярии и его помощника, секретаря и экзекутора, возглавлявшего 14 присяжных, выполнявших техническую работу и наблюдавших за сохранностью «палатских достопамятностей… во время публичных обозрений». Мастеровые, ранее составлявшие значительную часть штата палаты, были полностью выведены из него.

Специальными рескриптами императора назначались почетные члены Мастерской и Оружейной палаты. Как правило, это были известные историки, деятели культуры и коллекционеры, вносившие непосредственный вклад в изучение и комплектование коллекций музея. Среди них можно назвать Н.И. Карамзина, А.И. Мусина-Пушкина, А.Н. Оленина, П.П. Свиньина и др.

В 1807 году выходит в свет издание, предпринятое по инициативе П.С. Валуева, в котором впервые были опубликованы важнейшие коллекции музея – «Историческое описание древнего Российского музея, под названием Мастерской и Оружейной палаты в Москве обретающейся» Составил его первый почетный член музея А.Ф. Малиновский.

В 1806 году по проекту архитектора И.В. Еготова было начато строительство здания для музея. Его сооружение и внутренняя отделка продолжались до 1812 года. Работа по созданию первой экспозиции музея была прервана начавшейся войной.

Славной страницей в истории музея стало спасение государственной сокровищницы во время оккупации Москвы войсками Наполеона. Сотрудники Мастерской и Оружейной палаты Д.И. Киселев, И.П. Поливанов, И.Н. Давыдов, П.М. Евреинов, И. Галанин и др. сумели упаковать ценности и скрытно вывезти их в Нижний Новгород, а затем во Владимир. Летом 1813 года экспонаты были благополучно возвращены в Москву.

Первая экспозиция музея была открыта лишь в 1814 году, когда его возглавил один из известнейших и влиятельнейших вельмож своего времени, сенатор, член Государственного совета, любитель и собиратель древностей князь Николай Борисович Юсупов.

До августа 1831 года организационная структура и штат музея остаются практически неизменными. Главноприсутствующие Д.И. Киселев, Ф.А.Ушаков, непременные члены палаты, канцеляристы, экзекутор и т. д. осуществляют каждодневную работу по учету и хранению экспонатов, организуют посещение экспозиции музея публикой.

Положение кремлевского музея в системе государственных учреждений России коренным образом изменяется Высочайшим указом императора Николая I от 22 августа 1831 года. Изменяется даже его название, отныне музей именуется «Московской Оружейной палатой».

Музей передается в ведение Московской дворцовой конторы, учрежденной вместо упраздненной этим указом Экспедиции Кремлевского строения. Контора входила в ведение Министерства Императорского двора.

Самостоятельность музея значительно ограничивается по сравнению с Положением 1806 года. Согласно Уставу Московской дворцовой конторы Оружейная палата «не будет уже составлять отдельного Присутственного места, а присоединяется к Московской Дворцовой конторе, как хранилище оружий, драгоценностей и прочих находящихся в ней редкостей».

Вопросы финансирования Оружейной палаты, определения штата, повышения в чинах, ее делопроизводство передаются в подразделения (столы) Московской Дворцовой конторы, архив присоединяется к общему архиву конторы, и даже ключи от палаты должны храниться в «присутственной комнате конторы».

Существенно изменяется штат музея. Вводятся должности директора и двух его помощников. Директор назначается Высочайшим именным указом, но по представлению Министерства императорского двора, помощники утверждаются министром.

Директор Оружейной палаты, в отличие от главноначальствующего, лишался права непосредственно обращаться к императору. Устав требовал «по всем делам», относящимся к палате, «вносить в контору особые записки», причем при рассмотрении этих дел в конторе директор имел «равный с прочими советниками голос».

На директора и его помощников возлагалась полная личная ответственность за утрату или порчу экспонатов, в их обязанности входило хранение, систематизация, описание и учет ценностей музея, а также экскурсоведение. Директор и его помощники, по Уставу 1831 года, фактически не являлись администраторами, а выполняли функции хранителей. Обеспечение чистоты в помещениях и надзор за посетителями осуществлял экзекутор и служители музея.

Первым директором Московской Оружейной палаты был назначен тайный советник, генерал-майор Федор Александрович Ушаков, до реорганизации музея занимавший должность главноприсутствующего. Помощниками директора стали бывшие непременные члены палаты статский советник П.И. Евреинов и коллежский советник князь С.Я. Грузинский.

Вслед за Ф.А. Ушаковым, остававшимся в должности директора Московской Оружейной палаты до 1841 года, ее последовательно занимали
Страница 8 из 41

Михаил Николаевич Загоскин (1842–1852), Александр Фомич Вельтман (1852–1870), Сергей Михайлович Соловьев (1870–1879), Аркадий Александрович Талызин (1879–1886).

В 1850-х годах отрабатывается музейная система учета и хранения экспонатов. В 1858 году были утверждены Правила по управлению Московской Оружейной палатой, которые оставались в основе своей неизменными до 1917 года.

Под руководством А.Ф. Вельтмана начинается работа по созданию первой научной описи экспонатов. Эта работа, выполнявшаяся сотрудниками музея несколько десятилетий, до сих пор представляет огромный интерес как этап в научном исследовании коллекций Оружейной палаты. В этот период в музее закладываются основы планомерной научно– исследовательской работы, создается научная библиотека музея. В 1858 году для изучения документов, необходимых для научного атрибуирования экспонатов, в штат музея вводится должность архивариуса, на которую был принят Георгий Дмитриевич Филимонов.

В этот период неоднократно издаются путеводители по музею. Среди них: Евреинов П.М. «Краткое описание Московской Оружейной палаты», 1834 г., Вельтман А.Ф. «Достопамятности Московского Кремля», 1843, и «Московская Оружейная Палата», 1844.

В 1867 году Оружейная палата принимает участие во Всемирной выставке в Париже, впервые показывая свои экспонаты за рубежом.

В 1851 году по проекту архитектора К.А. Тона было построено новое здание Оружейной палаты, в котором она размещается до сих пор.

В конце 1885 года происходит реорганизация Министерства императорского двора. Упраздняется Московская дворцовая контора, ее функции передаются Московскому дворцовому управлению, штат которого в целях экономии значительно сокращается.

С 1 января 1886 года сотрудники палаты полностью входят в штат дворцового управления. Должности директора и помощников директора Оружейной палаты были ликвидированы, вместо них вводились должности двух хранителей.

Сложившаяся система управления Московской Оружейной палатой с полным отсутствием самостоятельности не только в решении финансовых и административных, но и чисто музейных вопросов, не могла не мешать развитию музея. Затрудняются контакты с другими музеями России. Полная зависимость от произвола чиновников дворцового ведомства в решении кадровых вопросов приводит, например, к увольнению из Оружейной палаты в 1893 году одного из самых известных ее сотрудников Г.Д. Филимонова. Однако, несмотря на некоторое противодействие со стороны научной общественности, установившаяся структура практически сохраняется до осени 1918 года.

Существенные изменения в работу музея вносит Первая мировая война. По мере продвижения немецких войск, в Оружейную палату эвакуируются ценности из других музеев. Залы музея заполняются ящиками, к ноябрю их было около 2000. В них хранилось около 10 000 предметов. Прекращается доступ публики в музей. Отсутствие финансирования приводит к свертыванию многих видов музейной работы.

Февральская революция 1917 года вызвала бурный интерес общественности к сокровищам Московского Кремля. Известные историки и искусствоведы разрабатывают планы превращения Кремля в город-музей. Однако события осени 1917 года, переезд в Москву советского правительства, начавшаяся Гражданская война совершенно по-новому ставят проблемы организации музейного дела и сохранения ценностей, находившихся в Московском Кремле.

Во время ноябрьских боев в Москве хранителям и сотрудникам музея, находившимся в здании Оружейной палаты, удалось сберечь хранившиеся в ней сокровища. После взятия Кремля отрядами красногвардейцев у дверей палаты немедленно были поставлены посты охраны. В акте осмотра музея в ноябре 1917 года отмечено, что Оружейная палата «повреждений не имеет. Местами разбиты пулями стекла и пострадали от пулеметного огня фасадные части» здания.

Вопрос ведомственного подчинения музея в период с февраля 1917 по осень 1918 года достаточно не определен в силу организационного хаоса того времени.

Осенью 1918 года музей «Оружейная палата» переходит в ведение отдела по делам музеев и охране памятников искусства и старины Наркомпроса.

К весне 1919 года положение музея «Оружейная палата» становится катастрофическим. Экспозиция была практически свернута, многие экспонаты упакованы в ящики, экспозиционные залы и другие помещения музея загромождены ценностями, эвакуированными из дворцов и музеев западных районов страны. Уже на протяжение двух зим музей не отапливался, температура доходила до 3–4 градусов тепла. Это могло привести к гибели экспонатов. Ликвидация Дворцового ведомства привела к тому, что в Оружейной палате не было необходимого количества сотрудников.

Михаилу Сергеевичу Сергееву, возглавившему музей в 1919 году, удалось собрать в Оружейной палате деятельных, талантливых, преданных делу сотрудников: Н.Н. Померанцева, В.Т. Георгиевского, В.К.Клейна, Ф.Я. Мишукова, М.Н. Левинсон-Нечаеву, М.М. Постникову-Лосеву, Т.Г. Гольдберг и др. К апрелю 1922 года штат состоит уже из 20 человек. Для управления работой музея вводится должность заведующего.

Вновь созданный коллектив занимается описанием поступивших в музей коллекций и экспонатов, разборкой сундуков и ящиков, складированных в Оружейной палате. В 1921 году была подготовлена и открыта первая после начала войны выставка – «Эмали в собрании Оружейной палаты». М.С. Сергеев сделал каталог этой выставки и опубликовал в альманахе «Среди коллекционеров» статью о русских эмалях. Сотрудники музея и в это трудное время продолжали вести плодотворную научную работу. К концу 1921 г. были подготовлены к печати: «Каталог выставки тканей XVIII в.», «Опись предметов, поступивших из Патриаршей ризницы и национализированных церквей и монастырей», «Опись вышивок и шитья XVIII в.», издан ряд научных статей.

В начале 20-х годов пересматривается концепция музея, так как в новых социально– политических условиях Оружейная палата в качестве придворного музея, призванного прославлять правящую династию, не могла больше существовать. Новый музей призван был представить историю русского и зарубежного декоративно– прикладного искусства, показать работу царских мастерских и т. д. Такое ограничение в подходе к показу сокровищ, музея, видимо, было вынужденным, продиктованным стремлением руководителей музея М.С. Сергеева и Д.Д. Иванова сохранить экспонаты, акцентируя внимание не на их исторической значимости, а лишь на мастерстве их исполнения.

В июле 1922 года утверждается новое Положение о музее и его новое название – Государственный музей декоративного искусства «Оружейная палата». В музей входят Оружейная палата, соборы Кремля и Дом боярина XVII века, который являлся филиалом Оружейной палаты уже в середине XIX века.

Огромное значение в организации работы музея в этот период приобретает созданный в 1922 году Ученый совет. На его заседаниях решались как проблемы, определявшие основные направления деятельности музея, так и вопросы текущей работы.

Одним из самых драматических периодов в истории кремлевского музея стала работа Комиссии особо уполномоченного ЦИК СНК по учету и сосредоточению ценностей придворного ведомства в январе – сентябре 1922 года. Комиссия начала работу с просмотра того, что
Страница 9 из 41

особенно интересовало Гохран – с коронных ценностей. По воспоминаниям Дмитрия Дмитриевича Иванова, назначенного на должность заведующего Оружейной палатой в апреле 1922 года, после скоропостижной смерти М.С. Сергеева, сотрудники музея испытывали «в самой тяжелой форме удручающий гнет крайне резких притязаний Гохрана». Их мало интересовала историческая или художественная значимость того или иного экспоната, они видели только его материальную стоимость «безоглядно требуя обезличения и скорейшего использования драгоценных металлов и камней». М.С. Сергеев и Д.Д. Иванов, представлявшие музей, всеми доступными им средствами добивались сохранения музейных ценностей. В результате этой борьбы сотрудникам музея удалось отстоять многое из того, что непременно погибло бы, будь их позиция менее принципиальной. Борьба за возвращение изъятых экспонатов продолжалась и после завершения работы комиссии. С августа 1923 по июнь 1924 года в Оружейную палату было возвращено 39 758 предметов (в том числе 22 243 монеты нумизматической коллекции).

Важным этапом в развитии музея стало включение в его состав всех церквей и монастырей Московского Кремля. В этот период начинается подготовка к музейному показу кремлевских храмов. Стремясь сохранить их историко-художественные комплексы, в концепции экспозиции сотрудники музея подчеркивают бытовое и декоративное значение памятников, избегая напоминать об их культовом назначении. Огромный ущерб соборам был нанесен в 1922 году изъятием ценностей в Помгол.

В июле 1924 года создается Объединенный музей декоративного искусства, в который кроме Оружейной палаты, Памятников Кремля и Дома боярина XVII века, в качестве филиалов входят созданные в начале 20-х годов Музей мебели, Музей фарфора и Музей игрушек. Объединенный музей имеет общий Ученый совет, финансирование и делопроизводство, кроме Музея мебели, который сохранил административно-хозяйственную самостоятельность. Организация совместной работы филиалов была крайне затруднительна, каждый из музеев имел свою специфику и, хотя основные проблемы работы музеев рассматривались и решения по ним утверждались на Ученом совете, каждый из них сохранял свое руководство. Так в Оружейной палате вместо заведующего в середине 1925 года вводится должность директора.

Продолжавшаяся политика антикварных распродаж, вульгаризация научно-экспозиционной работы, сокращение музейных площадей в Кремле и, наконец, варварское разрушение кремлевских монастырей потребовали колоссального напряжения сил от сотрудников музея для сохранения ценностей. Несмотря на это продолжается активная научная работа и в 1925 году издается первый сборник научных трудов сотрудников музея. К 1929 г. практически готов так и не вышедший в свет второй сборник.

Искусственно созданное объединение оказалось не долговечным. В 1926 году был ликвидирован Музей мебели. Его коллекции передавались в разные учреждения. В апреле 1928 года Музей фарфора и Музей игрушки получают финансовую самостоятельность и практически выходят из объединения, однако официально Объединенный музей был реорганизован только в июле 1929 года.

Во второй половине 1929 года ситуация в музее становится чрезвычайно напряженной. С 1 декабря 1929 года освобождается от занимаемой должности директор музея Д.Д. Иванов.

1930-е годы были трагическими в истории музея. Увольняются почти все ведущие научные сотрудники, часть из них подвергается репрессиям. В 1934 году по так называемому «Кремлевскому делу» был арестован заместитель директора по научной работе В.К. Клейн. После увольнения Д.Д. Иванова на должность директора музея один за другим назначаются люди, не имевшие ни образования, ни навыка музейной работы. Научная работа в музее практически замирает. Доступ экскурсантов в музей, находящийся на закрытой территории Кремля, крайне ограничен, однако работы по реэкспозиции музейных залов в духе новой идеологии продолжались.

В марте 1932 года Государственная Оружейная палата из Наркомпроса передается в ведение Комитета по заведованию учеными и учебными учреждениями при ЦИК СССР. Утверждается новый сокращенный штат и структура музея. Филиал Оружейной палаты Дом боярина XVII века передается в Исторический музей. В июле 1933 года к Оружейной палате присоединяется мемориальный кабинет В.И. Ленина.

В составе Управления комендатуры Московского Кремля музей практически теряет свою самостоятельность как учреждение культуры. Отсутствие квалифицированных музейных специалистов, прерванные контакты с музейной общественностью, затрудненный доступ экскурсантов превращают музей в хранилище экспонатов.

В марте 1939 года директором Государственной Оружейной палаты был назначен Николай Никитович Захаров. Инженер по образованию, он также, как и его предшественники – директора 1930-х годов, не имел никакого опыта музейной работы. Но его добросовестность, стремление освоить новую профессию помогли ему успешно руководить работой сотрудников музея в очень не простой период его истории. В 1938–1939 годах в музее работает Комиссия по учету музейного имущества и материальных ценностей Государственной Оружейной палаты и Памятников Кремля. Она отмечает ряд недостатков в постановке учета и хранения. Под руководством Н.Н.Захарова в 1940 году начинается работа по составлению новых учетных документов.

В июне 1941 года работа была прервана Великой Отечественной войной. Сотрудники музея, при активной помощи со стороны Коменданта Кремля генерала Н.К. Спиридонова, спешно упаковали и летом 1941 года эвакуировали сокровища кремлевского музея в Свердловск. В период эвакуации продолжалась начатая еще перед войной работа по созданию единой охранной описи всех коллекций музея.

Из эвакуации вещи были возвращены 20 февраля 1945 года, а уже в апреле была открыта первая после войны экспозиция музея.

В первый день войны допуск в Кремль немногочисленных экскурсантов с утра был прекращен, а 23 июня по распоряжению коменданта Московского Кремля Николая Кирилловича Спиридонова коллектив музея – директор Н.Н. Захаров, контролер Е.А. Ефимов, научный работник Н.В. Гордеев, экскурсоводы В.С. Валуев, А.А. Гончарова (Старухина), К.П. Наумова, Е.А. Крестьянникова, реставраторы А.П. Клюйкова, А.Н. Кривцов, зав. учетом М.А. Кирильцева, делопроизводитель О.С. Владимирова, вахтер и несколько технических сотрудников, уборщиц, приступил к демонтажу экспозиции и упаковке экспонатов Оружейной палаты в ящики. Сначала предполагалось укрыть ценности на территории Кремля – в Тайницкой башне, подклете Благовещенского собора и других зданиях, однако обстановка на фронте ухудшалась, враг стремительно приближался к столице. 30 июня Н.К. Спиридонов принял самостоятельное решение об эвакуации сокровищ на Урал, и директор музея Николай Никитович Захаров в тот же день получил предписание отбыть с наиболее ценными экспонатами из Москвы. Одновременно с ним сопровождали груз А.В. Баянов, Е.А. Ефимов, Н.В. Гордеев, О.С. Владимирова, охрану ценностей осуществляли красноармейцы. В 10 часов вечера три пульмановских вагона с экспонатами отбыли с Северного (Ярославского) вокзала. В ночь на 5 июля они благополучно прибыли в Свердловск. Однако в дороге не обошлось
Страница 10 из 41

и без происшествий, примерно посередине пути было обнаружено расхождение досок и трещины в полу одного из вагонов. Состав был задержан, пол отремонтировали. Через три дня В.С. Валуев доставил и вторую группу экспонатов, а 10 июля А.А. Старухина (Гончарова) была в Свердловске с последней группой памятников.

Экспонаты были размещены в небольшом помещении (около 154 кв. метров) в здании УНКВД на ул. Ленина, сохранившемся до наших дней. Всего было эвакуировано 75 % экспонатов Оружейной палаты, в залах музея осталась только коллекция экипажей, упаковка и транспортировка которых из-за больших размеров в тех условиях была невозможна. Из-за сложности демонтажа иконостасов не была эвакуирована и большая часть икон из кремлевских соборов.

С середины июля Москва стала систематически подвергаться массированным бомбардировкам немецкой авиации. Пострадал и Кремль, одевшийся в маскировочные одежды. Золотые купола и кресты храмов были выкрашены темной краской, рубиновые звезды выключены и зачехлены темной материей, Царь-колокол был укрыт под настилом досок. На крышах зданий установлены пулеметы, под стенами собора Двенадцати апостолов находились броневики.

Основной задачей для сотрудников Оружейной палаты в Свердловске стало обеспечение безопасного хранения вывезенных из столицы памятников, исключавшего малейшую возможность их хищения. Кстати, во время транспортировки ни одна пломба на ящиках с сокровищами не была сорвана, экспонаты в основном доехали без повреждений. В течение июля все ящики были вскрыты, все экспонаты сверены с поящичными списками. 4 августа Н.Н. Захаров отправил в Кремль рапорт о доставке и размещении предметов, одновременно он просил организовать эвакуацию в Свердловск наиболее ценных икон и экспонатов из соборов, прислать необходимые упаковочные материалы для более тщательной упаковки ценностей. До конца 1941 года условия их хранения были существенно улучшены.

Одним из основных направлений работы музейщиков в эвакуации стало сличение экспонатов с научными описями и материалами Комиссии по проверке деятельности Оружейной палаты 1939–1940 годов. В результате этого кропотливого труда была создана охранная опись Музеев Кремля, до сих пор не утратившая своего значения. Одновременно проводилась реставрация ряда предметов. Так, были приведены в порядок часть трофеев Полтавской битвы, восстановлено коронационное платье императрицы Елизаветы Петровны.

Любопытно отметить, что уже к весне 1942 года, когда на фронтах шли тяжелые бои и победа была еще далека, началась подготовка к восстановлению экспозиции после реэвакуации – создание планов работ, макетов и художественных проектов музейных залов и отдельных витрин, текстов экскурсий и так далее. При указании каждого вида работ обязательно отмечалось количество времени, необходимое для их выполнения. Именно эта четкость и продуманность действий позволила позднее восстановить экспозицию в самые кратчайшие сроки. Несмотря на тяжелые условия проживания и голод, сотрудники отдавали часть своего заработка в Фонд обороны.

Беспокоясь о сохранности архитектурных памятников и оставшихся в Кремле экспонатов, Захаров, Гордеев, Баянов и Кирильцева несколько раз выезжали в Москву. Оружейная палата с оставшимися в ней экипажами всю войну находилась под присмотром реставратора тканей М.Г. Баклановой и вахтера Ф.М. Барашкова. Более 700 экспонатов, преимущественно икон, были вывезены Н.Н. Захаровым в Свердловск.

В 1944 году, когда победа в войне становилась очевидной, сотрудники палаты готовились к возвращению в столицу. Все экспонаты были заново сгруппированы и упакованы так, чтобы можно их было разместить в определенном зале и поставить рядом с нужной витриной. 20 февраля 1945 года сокровища вернулись в Москву, а уже 15 апреля по приказу коменданта Кремля Н.К. Спиридонова восстановление экспозиции должно было быть завершено. Благодаря самоотверженному труду сотрудников музея, работавших по 10–12 часов в день, эта задача была выполнена. 17 апреля 1945 года в залы Оружейной палаты вошли первые посетители – солдаты Кремлевского гарнизона, помогавшие в эвакуации и возвращении сокровищ. В июне залы старейшего музея Москвы принимали участников парады Победы, прославленных военачальников, Героев Советского Союза. Осмотрел палату и будущий президент США генерал Д. Эйзенхауэр. Новая экспозиция получила самые высокие оценки музейных сотрудников, ученых Москвы и Ленинграда, а также немногочисленных посетителей, для которых было огромным счастьем узнать, что бесценные памятники истории и декоративно-прикладного искусства были спасены для будущих поколений россиян. Но, несмотря на большой интерес граждан СССР и иностранцев к музею, Кремль был открыт для свободного посещения лишь в 1955 году.

Прошли годы, ушли из жизни те, кто способствовал сохранению уникального достояния народа, но сотрудники Музеев Московского Кремля всегда будут с благодарностью помнить своих предшественников, на долю которых выпали суровые испытания.

В начале 1947 года музей вновь теряет свою административную самостоятельность. Оружейная палата и музеи-соборы под названием Отдел сохранения исторических ценностей и памятников Московского Кремля становятся одним из структурных подразделений Комендатуры Московского Кремля. Упраздняется должность директора. Н.Н.Захаров переводится на должность заведующего этим отделом. Музей полностью лишался самостоятельного финансирования, делопроизводства, возможности формировать кадровый состав. Решение вопросов учета, хранения, реставрации, экспонирования требовало санкции руководителей Комендатуры, весьма далеких от музейного дела.

После 1953 года начинает меняться общественно-политическая ситуация в стране. Судьба кремлевского музея была теснейшим образом связана с этими изменениями. В 1954 году начинается подготовка к открытию Кремля для свободного доступа посетителей. Летом 1955 года Московский Кремль принял первых экскурсантов. С этого времени начинается процесс возрождения музея.

В 1954 году был издан сборник научных трудов «Государственная Оружейная палата Московского Кремля» под редакцией С.К. Богоявленского и Г.А. Новицкого. Опубликованные в нем статьи научного сотрудника палаты Н.В. Гордеева и бывших ее сотрудников, уволенных в годы репрессий М.М. Постниковой-Лосевой, Т.Г. Гольдберг и др., имели огромное значение для изучения основных коллекций музея и не утратили своей научной актуальности поныне.

В середине 1950-х годов создаются новые экспозиции в Оружейной палате и соборах Кремля, разрабатываются методики экскурсоведения. Значительно увеличивается штат музея. Все это подготовило новое, коренное изменение в развитии музея, которое произошло в апреле 1960 года.

На основании постановления ЦК КПСС и Совета министров СССР от 5 февраля 1960 года Оружейная палата и соборы Кремля изымались из состава Комендатуры и создавалось новое учреждение – Государственные музеи Московского Кремля в ведении Министерства культуры СССР. 9 апреля 1960 года был подписан Акт о передаче зданий и имущества из комендатуры на баланс музея.

В течение апреля происходят назначения на основные руководящие должности
Страница 11 из 41

музея. Директором назначается И.И. Цветков. Музею возвращается должность заместителя директора по научной работе. Ее занимает В.Н. Иванов, работавший в музее в 1920–1930-х годах. В штат впервые вводятся должности Главного хранителя – Н.Н.Захаров и Главного архитектора – В.И. Федоров. Всего на 12 апреля 1960 года в музее насчитывалось 99 сотрудников, из них 32 научных сотрудника, 1 библиотекарь и 2 реставратора.

В последующие несколько лет происходят постоянные изменения, идет поиск оптимальной структуры музея. Создаются новые структурные подразделения – в 1961 году создается отдел ВОХР, Научный архив, Научная библиотека и др.

К середине 1963 года положение стабилизируется. 1 апреля 1963 года утверждается структура и штат музея, а 5 сентября Положение о Государственных музеях Московского Кремля.

В августе 1975 года утверждается новая структура Государственных музеев Московского Кремля, которая более соответствовала новому этапу развития музея и задачам, стоявшим перед ним. Прошедшая в начале 70-х годов проверка работы музея Комиссией Министерства культуры СССР показала, что необходимо значительно улучшить работу по учету и хранению экспонатов, поднять ее на новый качественный уровень. С этой целью существовавший ранее отдел хранения и учета был разделен на отдел фондов и отдел учета экспонатов и экспертизы драгоценных металлов. С целью улучшения учета, хранения и использования архивных и библиотечных фондов на базе Научного архива и Научной библиотеки создается отдел рукописных, печатных и графических материалов. Создание отдела выставочной и издательской работы способствовало развитию этих направлений деятельности музея.

1970–1980-е годы становятся временем бурного развития музея буквально во всех направлениях его деятельности. На совершенно новый уровень поднимается работа по учету, хранению и реставрации экспонатов и архитектурных памятников Кремля. Достичь этого было бы невозможно без углубления знаний о хранящихся в музее вещах. В этот период практически все научные сотрудники хранительских отделов в той или иной степени занимаются научными изысканиями. Растет количество научных докладов и публикаций. C 1973 года издаются сборники «Материалы и исследования» Музеев Московского Кремля. Возрастает значение музея как научного центра. Официально этот факт констатируется в 1986 году присвоением музею статуса научно-исследовательского учреждения.

Конец 1970-х и первая половина 1980-х годов отмечены проведением крупнейших в истории музея научно-реставрационных работ как в соборах Кремля, так и в Оружейной палате.

В 1986 году открывается новая экспозиция Оружейной палаты, а в мае 1987 года Музея прикладного искусства и быта XVII века.

Астраханский кремль

Строительство Астраханского кремля связано с важным периодом в истории нашей Родины, когда дальнейшему росту и укреплению Русского централизованного государства мешала постоянная угроза нападения с востока. Одной из важнейших внешнеполитических задач Ивана IV была борьба с татарскими ханствами в Поволжье, борьба за присоединение Среднего и Нижнего Поволжья к Русскому государству. В результате завоевания Казани (1552 г.) и присоединения Астрахани (1556 г.) Русское государство овладело Волгой на всем ее протяжении и получило выход в Каспийское море.

В 1558 году на левом берегу Волги была основана современная Астрахань. На высоком бугре, называвшемся Заячьим, или Долгим, была построена деревянная крепость.

Завоевательный поход турецко-татарских войск на Астрахань в 1569 году и другие агрессивные действия Турции и ее вассала Крымского ханства показали необходимость более серьезного укрепления Астрахани как передового форпоста на юго-восточных рубежах Русского государства. В связи с этим было решено вместо деревянной крепости построить каменную.

Избранное местоположение каменной крепости – кремля – продиктовало и форму его плана, длинного и узкого треугольника, протянувшегося одной стороной вдоль реки Волги. Для строительства кремля был использован кирпич из развалин бывшей золотоордынской столицы Сарая-Бату, находившейся на берегу реки Ахтубы, на месте нынешнего села Селитренного Харабалинского района Астраханской области. Стены кремля на углах и на участках между ними были усилены башнями.

По мере роста населения Астрахани, к востоку от крепости, возникает посад с жилыми домами. К 1631 году эта территория была обнесена каменными стенами и получила название Белого города. С южной стороны к кремлю были пристроены стены Житного двора.

Кремль был центром Астраханского восстания, начавшегося в июне 1606 года, во время крестьянской войны под руководством И.И. Болотникова. В мае 1614 года восставшие астраханцы штурмом взяли кремль и изгнали засевшую здесь шайку изменников во главе с атаманом И. Заруцким и польской авантюристкой М. Мнишек. Во время крестьянской войны под предводительством Степана Разина Астраханский кремль стал резиденцией и оплотом восставших на протяжении семнадцати месяцев – с 22 июня 1670 года до 27 ноября 1671 года. Царским войскам удалось взять кремль приступом лишь после длительной осады.

После победы революции на территории кремля формировались отряды красной гвардии и размещался военно-революционный комитет. Руководимая большевиками Красная гвардия защищала кремль во время контрреволюционного мятежа в январе 1918 года. Кремль подвергся сильному артиллерийскому обстрелу, причинившему его сооружениям значительные разрушения. 25 января (7 февраля по новому стилю) 1918 года началось наступление красных отрядов, закончившееся разгромом контрреволюции и установлением советской власти в Астрахани и Астраханской губернии.

В 1919 году в кремле под руководством С.М. Кирова происходила реорганизация частей XI армии для защиты устья Волги и разгрома белогвардейских войск и иностранных интервентов.

Каменные стены и башни Астраханского кремля построены в 1582–1589 годах на месте деревянно-земляных укреплений 60-х годов XVI века. Они были сооружены с применением достижений военной техники своего времени как самые мощные военно-инженерные укрепления. Кремль строился под руководством присланных из Москвы мастеров Михаила Вельяминова и Дея Губастого.

В плане кремль имеет конфигурацию прямоугольного треугольника, вытянутого вершиной в юго-западном направлении, на углах и по сторонам которого сооружены башни, соединенные между собой крепостными стенами. Более высокие и мощные стены и башни построены на особо важных в стратегическом отношении местах. Кремль занимал островное положение и со всех сторон окружен естественными преградами: с северо-западной стороны – Волгой, с восточной – рекой Кутумом с болотистыми берегами, с южной – глубоким болотом.

Каждая сторона этого треугольника укреплена тремя башнями, из которых каждая угловая принадлежит двум сторонам.

Башни были проездные и глухие. В восточной стене вдоль современной Октябрьской улицы расположены две угловые глухие башни – Артиллерийская (северо-восточная) и одна проездная – Пречистенская башня-колокольня, расположенная почти посредине восточной стены кремля.

Южная стена кремля, идущая вдоль нынешней площади имени
Страница 12 из 41

Ленина, имеет три глухих башни: две угловые – ранее упомянутая Архиерейская и Крымская (юго-западная) – и находящуюся почти посредине стены Житную башню (южная).

В северо-западной стене, вдоль улицы Желябова, были также две угловые глухие (Крымская и Артиллерийская) и две проездные башни – Красные и Никольские ворота с надвратной церковью.

Проездные башни были более мощными и высокими, с толстыми стенами. Их проезды закрывались массивными деревянными воротами, окованными железными листами.

Все башни разделялись на несколько боевых ярусов. Ярусы соединялись между собой каменными лестницами, которые были устроены в толще их стен. На уровне боевой площадки крепостных стен в башнях устроены сквозные проходы на соседнюю часть стены.

В толстых стенах башен были сделаны глубокие ниши (печуры) с бойницами для размещения пушек. Сверху башни завершались зубцами, на которые были устроены деревянные шатры со сторожевыми вышками. На Пречистенской башне в караульной вышке висел сторожевой колокол.

Крепостные стены Астраханского кремля лишь в общих чертах напоминают существовавшие в то время кремли центральной части Русского государства.

Стены Астраханского кремля имели особую систему организации пушечного и пищального огня. Они были прорезаны большим количеством расположенных в печурах пушечных бойниц среднего и нижнего (подошвенного) боя и бойницами навесного боя для стрельбы из ручного огнестрельного оружия, чего в других кремлях в то время еще не было.

На территории Астраханского кремля было множество сооружений. Таких, например, как Успенский собор – замечательный памятник древнерусской архитектуры. Собор представляет собой простой кубический объем, увенчанный пятью золочеными главами с крестами, поставленный на небольшие деревянные расписные барабаны; Троицкий собор; Кирилловская часовая и Архиерейский дом, а также множество других сооружений.

Можно сказать, что Астраханский кремль, наряду с Московским и Смоленским кремлями, был одной из сильнейших крепостей средневековой России.

Согласно последним обмерам, проведенным в связи с работами по реставрации Астраханского кремля, общий периметр стен и башен в их современном виде составляет 1544 м. Площадь, заключенная между стенами и башнями, равна 11 га. Протяженность кремля от Артиллерийской до Крымской башен составляет 665 м, от Пречистенских до Красных ворот – 480 м, от Никольских ворот до Житной башни – 295 м. В зависимости от рельефа местности высота стен колеблется от 7 до 11,3 м, толщина – от 2,8 до 5,2 м.

За 370 лет своего существования стены и башни кремля ветшали, неоднократно перестраивались или обстраивались хозяйственными сооружениями. При всех этих перестройках очень мало считались с древними архитектурными формами, вследствие чего лишь немногие из них уцелели до наших дней.

В конце XVIII века «перед городом наметало остров», и Волга вскоре навсегда отступила от крепости. Надо думать, как величественно выглядел кремль в то время, когда Волга протекала под самыми его стенами.

Астраханский кремль – памятник федерального значения с 1980 года, уникальный архитектурный ансамбль XVI века, образец архитектуры XVIII века. Филиал объединяет следующие исторические объекты: башню Красные ворота с экспозицией «Астраханский кремль – образец военно-инженерного искусства середины XVI века», Артиллерийский двор с пороховым погребом XVI века и пыточной башней XVI века с экспозициями «Архитектуры старой Астрахани», «История судопроизводства», а также здание-памятник XIX века с экспозицией «Культура и быт народов Астраханского края».

Вологодский кремль

Это событие впоследствии дало другое название Вологде – Насон-город, известное по песням и преданиям. Крепостные стены должны были оградить детинец (кремль) – новый городской центр, выбранный царем и не совпадавший с прежним центром города, – Ленивой площадкой, находящейся несколько ниже по течению реки Вологды, на ее высоком правом берегу. Всеми градостроительными работами руководил один из выдающихся русских инженеров XVI века Размысл Петров.

На протяжении 1565–1571 годов Иван Грозный часто бывал в Вологде, наблюдая за сооружением крепости и каменного Успенского (Софийского) собора. Очевидно, царь предполагал основать в Вологде хорошо укрепленную личную резиденцию, однако ликвидация опричнины, вероятно, изменила его планы, а кремль не был построен. Тот комплекс сооружений, который называется Вологодским кремлем, создавался в течение нескольких столетий, его разновременные постройки сильно отличаются друг от друга по своему виду, у них нет единого стиля.

В состав Вологодского кремлевского комплекса традиционно относят бывший Архиерейский дом, главным образом благодаря его высоким крепостным стенам, неразрывно связанные с этими стенами Воскресенский собор и Софийскую колокольню. Стоящий на высоком берегу реки Вологды монументальный Софийский собор – первый каменный храм города, построенный при Иване Грозном, находится вне кремлевских стен, но исключить его из состава кремля было бы неправомерно: именно Софийский собор прежде и больше всего привлекает внимание посетителей кремля своей суровой, величественной красотой и монументальностью. В давно исчезнувшем первоначальном кремле Ивана Грозного собор появился намного раньше каменного двора архиереев и в настоящее время главенствует над всем центральным городским ансамблем – Вологодским кремлем.

Соборная колокольня, как бы встроенная в восточную стену, возвышается напротив собора. В юго-восточном углу ограды располагается второй, меньший по размеру собор – Воскресенский.

Рядом с Софийским собором, несколько западнее, расположен обнесенный высокими каменными стенами бывший Архиерейский дом – комплекс сооружений двора вологодских архиепископов. Первоначально палаты вологодских архиереев находились на Ленивой площадке, близ кафедрального Воскресенского собора. В 60-х годах XVI века Архиерейское «дворище» было перенесено на территорию возводимого кремля, в непосредственное соседство с новым главным храмом города – Софийским собором.

До середины XVII века все постройки владычной резиденции – Архиерейского двора – были деревянными. Двор был обнесен деревянным забором с несколькими воротами, главными из которых были восточные Святые – большие «створистые», с прорезной решеткой, украшенные иконами и увенчанные тремя шатрами. В середине XVII века над Святыми воротами вместо обитых «чешуей» шатров была построена домовая Трехсвятная церковь. Даже после разборки этой церкви главные ворота долгое время именовались и Трехсвятными, и Святыми.

Уже в первой половине XVII века в резиденции вологодских архиереев находились все необходимые для административного епархиального центра помещения. Здесь располагались также архиерейские, «крестовые» и «казенные» кельи (в последних хранилась казна и ценности), «судная» изба, домовая, «клецкая» церковь, изба «воротная» (для привратников), а также многочисленные хозяйственные помещения. Эти многочисленные деревянные здания неоднократно перестраивались и в настоящее время не сохранены. О них можно судить лишь по различным документальным
Страница 13 из 41

материалам, в частности по писцовой книге Вологды 1627 года.

В конце 1650-х годов в Архиерейском доме появилась первая каменная постройка – здание Казенного приказа, или Экономский корпус, где помещались казенные и казначейские кельи.

Второе по времени каменное здание Архиерейского двора – большой трехэтажный Симоновский корпус (или Архиерейские палаты) с одноглавой домовой церковью Рождества Христова, названный по имени архиепископа Симона, при котором он был построен в 1669–1671 годах. В XVII и первой половине XVIII века это было самое роскошное здание не только в епископской резиденции, но и во всей Вологде. Позднейшие пристройки значительно исказили внешний и внутренний облик этого сооружения. В результате реставрации 1960 года был частично восстановлен прежний роскошный архитектурный декор фасадов здания. В настоящее время Симоновский корпус по праву может служить прекрасным образцом гражданской архитектуры второй половины XVII века.

Сразу после появления епископского «дворца» Архиерейский двор в очень короткий срок (1671–1675 гг.) был обнесен высокими каменными стенами с многими неразрывно связанными с ними хозяйственными постройками, несколькими воротами и четырьмя башнями на углах образованного стенами неправильного четырехугольника. Годы построения стен отмечаются в исторических документах, как времена крайне дешевой рабочей силы: в Вологде был голод и население работало «из хлеба безденежно». Этим воспользовался епископ Симон, при котором были построены и крепостные стены, и первые Архиерейские палаты с церковью Рождества Христова.

Высокая ограда с ее бойницами, с крытыми переходами по внутренней стороне, построенная по правилам фортификационного искусства XVII века, напоминает крепость, хотя и никогда не подвергалась вражескому нападению. Эти внешние атрибуты древнерусского крепостного зодчества имели чисто символический смысл. Возведение столь мощных стен вологодского двора было вызвано идеологическими задачами возвеличения и прославления церкви и самого архиерея. Сооружение обширных и парадных резиденций духовных властей типично для конца XVII века.

Первоначально стены были покрыты на один скат деревянной крышей на столбах. Под крышей с внутренней стороны устроен переход с перилами, позволяющий пройти по всему периметру ограды.

В архиерейской ограде было несколько ворот, но почти все они в настоящее время заложены. Главными были Святые (или Трехсвятные) ворота, расположенные в восточной стене, прямо против Софийского собора (ныне заложены). Святые ворота представляли собой нарядную двухъярусную постройку. Часть нижнего яруса ворот, обращенная к собору, сохранилась и дает представление об их былом декоре.

В конце XVII века над выходящими к Софийскому собору воротами взамен трех небольших шатров поставили небольшую одноглавую церковь Воздвижения. На месте юго-восточной башни в XVIII веке построен Воскресенский собор.

Постепенно в Архиерейском дворе возникали новые постройки, переделывались и надстраивались прежние. Многие каменные постройки внутри двора, неразрывно связанные со стенами, воспринимаются как одно целое с ними. Они представляют определенный интерес как редкие из сохранившихся образцов хозяйственных построек XVII века.

В конце XVII – начале XVIII века, при архиепископе Гаврииле на Архиерейском дворе появилось новое трехэтажное здание, названное впоследствии Гаврииловским корпусом. С юга он примыкал к архиерейским палатам (Симоновскому корпусу), а в настоящее время соединен с ними в одно здание.

Вскоре после его появления, в противоположной, восточной части двора к северному торцу Экономского корпуса было пристроено простое двухэтажное здание, как бы соподчиненное Экономскому в функциональном отношении – Безымянный корпус (в нем находились казенная и казначейская кельи).

В середине XVIII века Гаврииловский корпус был как бы продолжен к северу двухэтажным каменным зданием, названным Иринеевским корпусом.

В 1740-х годах перпендикулярно к Симоновскому корпусу, к восточному концу его северного фасада примкнули одноэтажные каменные кладовые. В эти годы деревянные закрытые переходы, соединявшие домовую Рождественскую и надвратную Воздвиженскую церкви, были заменены крытым двухъярусным переходом, имеющим окна с обеих сторон. В его нижнем ярусе находится двухарочный проезд в северо-восточную, изолированную часть комплекса, оказавшуюся обособленной в результате сооружения здесь между 1740 и 1753 годами одноэтажного здания, расположившегося между архиерейскими палатами и северной стеной крепостной ограды. В 1770-х годах над зданием был надстроен второй этаж, и оно было отдано переведенной сюда духовной семинарии, а позднее, в XIX веке, – здесь разместилась сильно разросшаяся Консистория.

С тех пор Консисторскими стали называть и сам корпус и образовавшийся благодаря его появлению небольшой дворик. Корпус этот был сильно переделан, вероятно, во второй половине XIX века, при этом были изменены фасады с некогда эффектными фигурными наличниками. Первоначально внешний вид корпуса был иным и почти наверняка выдержан в стиле барокко. Разумеется, и в XVIII веке здание было гораздо скромнее Иосифивского корпуса.

Особенно интенсивное строительство на территории нынешнего кремля, то есть в Архиерейском доме и в Софийском соборе, велось в 60–70-х годах XVIII века при вологодском епископе Иосифе Золотом. Главным результатом этих строительных работ можно считать создание его личных апартаментов – роскошных трехэтажных каменных покоев. Иосифивский корпус, поставленный вплотную к южному торцу Гаврииловского корпуса, был построен между 1764 и 1769 годами и отличался от всех прочих построек Архиерейского дома не только своей нарядностью, но и новым, еще необычным для Вологды барочным стилем. При том же епископе Иосифе Золотом, на месте юго-восточной кремлевской башни было возведено еще одно барочное здание – теплый Воскресенский собор. Его строительство вологодским архитектором Златицким началось в 1772 году, при Иосифе, и закончилось в 1776 году, уже после его смерти. Своими барочными формами Воскресенский собор как бы поддержал здание Иосифовского корпуса, без такой поддержки епископские хоромы чрезмерно выделялись бы среди прочих построек вологодского кремля.

В настоящее время в Воскресенском соборе располагается областная картинная галерея.

Известно, что при Иосифе Золотом в Архиерейском доме был разбит сад с фруктовыми деревьями и большим прудом – вне кремлевских стен. Кроме того, были посажены новые деревья в центральном, главном дворе.

Таким образом, сооружения, создающие архитектурный ансамбль Вологодского кремля, могут служить примером гармоничного соединения архитектурных стилей трех столетий.

Сегодня в бывший Архиерейский дом ведут два входа: с восточной стороны – главный вход, расположенный между теплым Воскресенским собором и колокольней; второй – почти у северного угла каменной ограды, приводящий на Консисторский дворик.

Современная территория кремля, огражденная высокими каменными стенами, разделена бессистемно расположенными на ней разновременными зданиями на три двора. Из них главный, центральный занимает
Страница 14 из 41

большую часть территории; в северо-восточном ее углу находится небольшой Консисторский дворик, в северо-западном – хозяйственный двор.

Основные здания главного двора образуют в плане четырехугольник, незавершенный с южной стороны.

Восточная линия начинается почти рядом с современными главными въездными воротами и состоит из трех зданий: Экономского и Безымянного корпусов и бывшей Воздвиженской надвратной церкви. Эта церковь соединяется крытыми переходами на арках с северной линией, состоящей из одного большого здания – Симоновского корпуса. К его западному торцу примыкают две небольшие постройки: южнее – Гаврииловский, севернее – Иринеевский корпуса. Западную линию территории центрального двора кремля наряду с малым Гаврииловским корпусом составляет большой и пышный Иосифовский корпус, в котором в течение 150 лет, вплоть до революции, жили вологодские архиереи.

С северо-востока к Симоновскому корпусу примыкает корпус Консисторский, образующий западную сторону двора, также именующегося Консисторским. С северной и восточной сторон этот небольшой дворик ограничен высокими кремлевскими стенами с позднейшими к ним пристройками.

Во второй половине XX века проводилась реставрация некоторых кремлевских зданий. До этой реставрации Иосифовский корпус по нарядности и роскоши был лучшим среди кремлевских построек зданием, в настоящее время внимание посетителей кремля явно привлекает еще одно старинное здание – Симоновский корпус (XVII век). Научная реставрация возвратила зданию его былую нарядность вместе с пышными формами его древнего декора.

Завершает ансамбль Архиерейского дома теплый Воскресенский собор, расположенный возле современного входа на территорию Кремля.

В настоящее время большая часть бывшей архиерейской резиденции, почти все помещения ее главного центрального двора используются Областным краеведческим музеем-заповедником.

Зарайский Кремль

Вопрос об отражении систематических и весьма чувствительных ударов крымских татар стал самым важным для выживания Московского государства. Поэтому Василий III сразу после вступления на великокняжеский престол срочно занялся укреплением южной границы и сам встал во главе пограничных полков. По его повелению в 1528 году заложен каменный кремль «на Осетре у Николы Заразского», а в двадцати верстах на юг от города стала возводиться Большая засечная черта, протянувшаяся от Переяславля Рязанского до Козельска и Белева.

Состояние каменной крепости, острога и двух монастырей соответствовало стратегическому значению Зарайска в защите государства. Находясь на перекрестке сухопутных дорог на Коломну и Москву, Тулу и Рязань, он надежно закрывал татарам путь к русской столице.

Впервые упоминается в Никоновской летописи под 1146 года, как город Осетр.

Расположенный на крутой горе в окружении дремучих лесов город Новгород на Осетре быстро рос и удивлял всех своей красотой. Позже его так и называли – Красным (красивым) городом. Затем возникло другое название – Заразск, которое трансформировалось со временем в Зарайск. Зарайским княжеством правил Федор – сын рязанского князя Юрия Ингваровича.

В 1237 года начались великие испытания для русской земли – нашествие татаро-монголов. После пятидневной осады полчища Батыя разграбили Рязань, предали огню Зарайск и двинулись к Москве и Владимиру.

Летом 1337 года Мамай снарядил против Москвы 50-тысячное войско под командованием одного из самых опытных военачальников – мурзы Бегича. Однако отлаженная система оповещения позволила Дмитрию Ивановичу заранее узнать о численности и маршруте противника. И он решил не ждать неприятеля на границе своего княжества, а выйти ему навстречу.

На реке Воже, что под Зарайском, произошла битва. Не выдержав стремительного натиска русских, ордынцы в панике бросились бежать за реку. «А наши стали преследовать их, рубя и коля, и великое множество перебили их, а многие из них в реке утонули», – сообщает летописец. Это была первая за полтора столетия крупная победа русского воинства над ордынцами, своего рода «генеральная репетиция» перед битвой на Куликовом поле.

В XVI веке Зарайск преграждал крымским татарам путь к русской столице. Маршруты многих набегов пролегали по зарайской земле.

В июле 1541 года со 100-тысячным войском против Москвы выступил крымский хан Сагиб-Гирей. К счастью, русские заранее узнали об этом походе и значительно усилили оборону «берега Оки». Сосредоточение войск на опасных рубежах удалось закончить до подхода татар еще и потому, что они были задержаны на передовой линии обороны у Зарайска: «28 июля 1541 г. пришел царь к городу Осетру и татары многие к городу приступали». Защитники города, несмотря на малочисленность, «на посадах с татарами бились, и многих татар побили, а девять татаринов живых поймали и к великому князю послали».

Разорительное нашествие кочевников повторилось через год: они снова подошли к Зарайску и были отброшены. Ратники отразили атаку вражеской конницы и в 1549 году.

Зарайск оказался неприступным и для 50-тысячного войска Давлет-Гирея в 1570 году: 21 мая навстречу кочевникам из Зарайского кремля вышел вооруженный отряд, в лютой брани татары были опрокинуты и обращены в бегство.

Удержать за собой Зарайск было важно для Московского государства и в Смутное время. Поэтому 8 февраля 1610 года Василий Шуйский назначает сюда воеводой князя Дмитрия Пожарского. Полководец ясно представляет всю сложность своего нового назначения. Зарайский гарнизон хотя и отважен, но малочислен, а кругом кишмя кишат вражеские лазутчики. Вскоре, как и ожидалось, армия Лжедмитрия II подошла к стенам Зарайского кремля. Но воевода умными действиями снял блокаду и принудил противника к отступлению.

Многие подмосковные города (в том числе Кашира и Коломна) признали власть самозванца; грамоту с требованием присягнуть Лжедмитрию направили и в Зарайск. Подстрекаемые «тушинцами» зарайские обыватели вызвали воеводу на площадь перед Кремлем и принародно потребовали от него сдать город без боя. Однако Пожарский был неумолим, он заперся с дружиной и верными зарайцами в Кремле и выдержал осаду мятежников. После чего, вместе с раскаявшимися обывателями князь очистил город от вражеских солдат. Тут же отправляются гонцы в Коломну: не с советом – с требованием! – восстать против завоевателей, что коломенцы и сделали. Потом именно из Зарайска уходили отряды Первого и Второго ополчений, ведомые князем Пожарским.

В конце XVII века в связи с расширением границ Российского государства Зарайск, подобно Серпухову и Коломне, потерял свое оборонное значение. В 1778 году Зарайск стал уездным городом.

Кремль возведен по всем правилам фортификационного искусства с четким геометрическим построением в плане. С востока на запад он вытянут на 185 м, с юга на север – на 125 м; площадь 2,3 га. Каменная цитадель имеет 7 башен: 3 прямоугольных проезжих и 4 двенадцатигранных на углах. Сохранились их древние названия: парадная северная – Никольская, западная – Егорьевская, южная – Спасская, северо-восточная угловая, в которой хранились оружие, порох и боеприпасы, называлась Казенной, юго-восточная – «Наугольной, что у кабака»,
Страница 15 из 41

юго-западная – «Наугольной, что у тайника». Башни имеют три яруса боя. Никольская, служившая главным входом в Кремль, снабжена отводной стрельницей.

Толщина крепостных стен – 3 м, высота – около 9 м. Все крепостные строения из кирпича и с внешней стороны облицованы белым камнем на

/

 высоты стен и

/

 высоты башен. Стены с двумя ярусами завершаются кирпичными зубцами большой ширины с верхами в виде «ласточкина хвоста».

В XVII веке завершение зубцов преобразовано в непрерывную аркатуру. Внутренняя сторона стен представляет аркаду, несущую уступ верхнего боевого хода.

Первая известная по документам реставрация Кремля относится к 1650–1651 годам. Через 22 года по инициативе воеводы Карандеева пострадавшие в предыдущих сражениях с крымскими татарами стены и башни покрыли тесом, крепость опоясали дополнительным рвом. В 1837 году «за счет общественной суммы» зарайские мастеровые исправили Никольскую и Богоявленскую башни. В 1866 году купец-меценат Ланин, желая обновить кремлевский ансамбль, выделил для этой цели 50 тыс. рублей серебром. Затем уездный воинский начальник привел в порядок и угловые башни. Ремонтные работы проводились в Кремле и после 1917 года. Последняя реставрация началась в 1970 года и продолжается до сих пор.

Сейчас на берегу реки Осетра стоит регулярная крепость XVI века. Площадь крепости 2,3 га (185 х 125 м). Имеет семь башен, три из них квадратные – воротные и четыре двенадцатигранные – угловые. Толщина стен 3 м, высота 9 м.

С историей кремля связано несколько легенд. Одна из них – о Зарайской чудотворной иконе. С давних времен икона святителя Николая Корсунская (позже названная Заразской, Зарайской) находилась в городе Корсуни, на берегу Черного моря, в храме во имя апостола Иакова, где был крещен великий князь Киевский равноапостольный Владимир. Чудотворный образ многим приносил исцеления от недугов. В начале XIII века священнику корсунского храма греку Евстафию явился во сне святитель Николай и повелел нести чудотворную икону в Рязанскую землю. Трижды являлся святитель нерешительному священнику, и только когда за ослушание он был наказан слепотой и в раскаянии получил исцеление, отправился в путь… В то же время святой Николай Угодник явился во сне рязанскому князю Федору и возвестил о прибытии своего образа в город. На месте сретения иконы забил святой источник, получивший название Белый колодец, который сохранился до нашего времени.

Еще одна легенда – о могиле Богатыря. В местных преданиях говорится, что легендарный воевода Евпатий Коловрат собирал свою дружину на Великом Поле, что под Зарайском. И похоронен Евпатий Коловрат на берегу реки Вожи, между старинными зарайскими деревнями Китаево и Николо-Кобыльское – это место известно под названием Могила Богатыря.

Ивангородский кремль

Ивангородская крепость расположена на крутых склонах Девичьей горы, которая с трех сторон омывается рекой Наровой, а с четвертой окружена глубоким оврагом. В дохристианские времена на Девичьей горе было святилище, потом появилась деревянная церковь и неукрепленное поселение, на месте которого в 1492 году возвели каменную крепость.

Вторая половина XV века – период создания сильного Московского государства, когда российские земли опоясываются от внешней угрозы рядом мощных городов – крепостей. Ивангород стал звеном этой цепочки.

Строительство города-крепости велось энергично: 21 июня 1492 года был заложен первый камень, а 15 августа работы были завершены. Крепость была создана по последнему слову военно-инженерного искусства, подобных ей в то время на Руси не было. Четырехугольная в плане с четырьмя квадратными башнями по углам, со стенами, сложенными из местного известняка и имеющими толщину 3 м, она имела площадь 1600 кв. м.

Строили крепость итальянские архитекторы, поэтому в ней встречаются такие элементы, которых нет больше ни в одной русской крепости. Например, на стену можно попасть не только через башню, но и поднявшись по специально пристроенной лестнице.

Небольшие размеры этой крепости не позволяли разместить в ней необходимый для защиты гарнизон, а свободная территория Девичьей горы позволяла неприятелю сосредоточить здесь для штурма большое войско, поэтому в 1496 году здесь снова начались строительные работы. Руководили строительством Иван Гундор и Михаил Кляпин. Всего за 12 недель работы были закончены. К восточной стороне прежней крепости пристроили Большой Боярший город (высота стен достигала 12–19 м, а башен – 15–22 м). Новая часть крепости (ее площадь 25 200 кв. м) в 16 раз превосходила по площади выстроенную ранее! Столь мощное сооружение и в такие короткие сроки на Руси еще не строили.

Большой Боярший город был вытянут с запада на восток. По углам стояли четыре круглые башни, между которыми располагались башни прямоугольные. Рядом с Провиантской башней были сделаны ловушки, позволявшие защитникам крепости, подняв специальные щиты, полностью отгораживаться от врагов, проникнувших на стены крепости.

В 1507 году к Большому Бояршему городу с запада и до кромки обрыва, ведущего к реке Нарове, пристроили новое укрепление Замок, придвинувший границу крепости к берегу Наровы и полностью поглотивший первоначальную крепость 1492 года. Обеспокоенные нарвские власти сообщали, что «русские стали строить перед своей крепостью крепкую стену… чтобы их нельзя было взять с воды». Создатели Замка – русский мастер Владимир Таракан и иноземный зодчий Маркус Грек. На протяжении всего XVI века велись строительные работы по усовершенствованию и усилению крепости.

В XVII веке к северо-западной части крепости пристраивается Передний город. А с северной, наиболее уязвимой части крепости возводится укрепление бастионного типа – Боярский вал (Горнверк).

Сейчас крепость оказалась в достаточно тяжелой ситуации – после распада Советского Союза она попала в пограничную зону, куда нельзя попасть без специального пропуска. К тому же закончить реставрацию крепости в советское время не успели, а сейчас на это нет средств.

За время реставрации успели восстановить 4 деревянных шатра, каждый из которых делался 2 года и стоил 500 тыс. долларов. В 1999 году местные жители сожгли самый красивый и самый сложный шатер на Набатной башне. Средств на его восстановление нет ни у музея, ни у администрации города.

Казанский кремль

Казанский Кремль – один из красивейших архитектурных ансамблей России. Его стены и башни помнят еще булгарских князей, воинов Чингисхана, ханов Золотой Орды, русских царей. Уже издали, с просторов Волги, виден на фоне неба затейливый силуэт древней казанской цитадели, раскинувшейся на обрывистом берегу Казанки. Именно сюда пришли в том далеком XII столетии булгарские строители, именно здесь, на высоком утесе у слияния Казан-су и Булака, заложили небольшую, но мощную каменную крепость. Она была разрушена в конце XIV столетия ордынцами и спустя несколько десятилетий восстановлена новыми казанскими правителями – чингизидами Улуг-Мухаммедом и Махмутеком.

Находки же уводят нас еще дальше в глубь веков: в девятое или десятое столетие, в поселение салтово-маяцкой культуры, находившееся здесь же, на этом холме. Уже тогда здесь
Страница 16 из 41

процветала международная торговля.

Кремль – гордость столицы Татарстана. Это единственная в мире живущая татарская крепость, и сегодня служащая центром государственности, а также самый южный образец псковского стиля в России. В камне его сооружений мы найдем следы всех эпох, труды многих поколений зодчих, напластования столетий. Глубоко под землей лежат сегодня древние рвы и валы, остатки деревянных стен древнейшей Казани, пережившей новый расцвет в XV–XVI веках, когда у руля управления государством встали ханы распадавшейся Золотой Орды. Татарская столица, раскинувшаяся вокруг высокого мыса Казанки, была одним из красивейших городов Поволжья, а Керман (так называлась тогда крепость) – ее неприступным оплотом. Это было мощное сооружение, надежно защищенное высокими стенами, башнями, со многими рубежами обороны. Здесь размещались правительство и религиозные лидеры государства, а в северной части возвышался Арк (Ханская цитадель) с площадью перед ним.

Окруженный несколькими рядами каменных стен на разных уровнях, Арк как бы парил над всей Казанью, красотою своих башен и минаретов олицетворяя власть ханов, религии ислама. Высокий трехкупольный дворец, возвышавшийся на крутом мысу Казан-су, был окружен многочисленными павильонами, галереями и хозяйственными постройками. Недалеко от него стояла Ханская мечеть, где были похоронены казанские правители, окруженная монументальными мавзолеями знати, другие величественные здания. Перед Арком, на обширной площади, стояла великолепная многобашенная мечеть-медресе Кул-Шариф, настолько поразившая воображение русского царя Ивана Грозного, что по его повелению на центральной площади Москвы в честь завоевания Казани был возведен храм Василия Блаженного, повторивший образ этой мечети. Так гласит легенда.

С приходом русских прежний градостроительный замысел, когда-то гениально осуществленный безвестными булгарскими зодчими, сохранился почти в неизменности и получил дальнейшее развитие, но уже в новых формах. Крепость Казан, возведенная в XII–XVI веках булгарскими зодчими, представляла собою хорошо укрепленное сооружение, на первых порах в почти неизменном виде ставшее основой русского кремля. Русский кремль почти точно повторил татарскую крепость, а его стены лишь слегка отошли от прежних на его южной границе. Псковские мастера полностью сохранили всю фортификационную схему казанского Кермана и лишь заменили его деревянные стены на кирпичные и переделали часть башен. Сохранилось местоположение дворца правителя и священных зданий, главных проездных ворот с расходящимися от них дорогами-улицами. Главные мечети цитадели оказались переделанными в церкви: наиболее грандиозная из них, увенчивавшая силуэт цитадели, заместилась Троицкой церковью (сегодня на этом месте возвышается воссоздаваемая мечеть Кул-Шариф), мечеть Нур-Али стала Гарнизонной церковью. Ханская мечеть была разрушена и в XVIII веке замещена Дворцовой церковью.

Казанский Кремль слыл одним из наиболее неприступных в средневековой Руси, вобрав в себя достижения градостроительного искусства татарских, русских и, возможно, западноевропейских зодчих. Он накрыл собою овеянную славой старую татарскую крепость, которая выдержала к тому времени не одну неприятельскую осаду и из-под стен которой не раз с позором уходили войска русского царя, пока он не воспользовался услугами предателей внутри самого казанского государства. Изначальный замысел проступает и сегодня сквозь псковские формы и барокко, ранний и поздний классицизм кремлевских сооружений.

В настоящее время Казанский Кремль представляет собой частично отреставрированную средневековую крепость, внутреннее пространство которой имеет регулярную планировку и застройку XVIII–XIX веков. Главными архитектурными памятниками Кремля являются, кроме самой крепости, Благовещенский собор (XVI–XIX века), башня Сююмбике (первая половина XVIII века, согласно легенде, – минарет Ханской мечети), реставрируемая церковь Николы Ратного (XVI–XIX века), Присутственные места (XVIII–XIX века), Губернаторский дворец (середина XIX века) и другие.

Спасские ворота Кремля находятся на месте главных северных ворот татарской крепости. Башня была возведена во второй половине ХVI века псковскими мастерами Иваном Ширяем и Постником Яковлевым – строителем знаменитого храма Василия Блаженного в Москве – самого яркого воспоминания зодчего об архитектуре Казани.

Надстроенная в XVIII веке, Спасская башня воспроизвела в своем образе черты древнего булгарского архитектурного стиля. С севера к башне примыкает надвратная Спасская церковь в характерных формах псковского зодчества XVI века. Это самый древний музей в Казани: издавна здесь экспонировались реликвии 1552 года – знамена, пушки и ядра русской армии. Западная часть укреплений Кремля сохранила черты дорусского времени: древняя Тюменская башня, оставшаяся еще от татарских ханов, называется сегодня Преображенской; другая – Ханская (Северная) башня – недавно вскрыта археологами на склоне берега Казанки. Их архитектура родственна архитектуре сооружений крымских и турецких крепостей XV–XVI веков.

Деревянный шатер башни Тюмен с дозорной вышкой также сохранил черты татарской крепостной архитектуры. Возможно, к тому же времени относятся остатки Пятигранной и внутренняя часть Нуралиевой (Тайницкой) башен. Отсюда шел подземный ход к роднику, снабжавшему водой Ханский Двор. Он был взорван русскими в 1552 году, что ускорило падение города. Название башни, происходящее от слова «тайна», сохраняет воспоминание о тайном ходе к роднику. Проездные ворота сохраняют древние черты: конструкции сводов, полотнищ, опускающихся решеток. Другие башни были выстроены уже русскими на месте татарских. Крепостные стены сочетают в себе черты псковского оборонного зодчества и «ломбардского» стиля. Существует гипотеза, что в оформлении зубцов закрепились воспоминания об укреплениях Ханского Двора, выстроенного в XV веке с помощью итальянских зодчих – тех же, что строили Московский Кремль.

Пушечный двор – производственный комплекс XVII–XVIII веков – расположился на месте древнего арсенала Ханского Двора. Юнкерское училище – памятник русского классицизма первой половины XIX века – связано с именами многих известных военачальников России.

Присутственные места – здание губернской администрации. Появились во второй половине XVIII века. После ряда реконструкций их фасады обрели черты русского классицизма и более поздних течений.

Башня Сююмбике обозначила в начале XVIII века центр государственной власти губернии. В ее архитектуре воплотился образ Царства Казанского, в прошлом увенчанный двуглавым орлом – символом русского господства.

Дворец губернатора спроектировал в 1846 году архитектор Константин Тон, автор Большого Кремлевского дворца и храма Христа Спасителя в Москве. Архитектура казанского дворца родственна архитектуре московского как по псевдовизантийскому стилю, так и по композиции.

Благовещенский собор заложен 2 октября 1552 года. Его архитектор – Постник Яковлев, автор знаменитого собора Василия Блаженного на Красной площади в Москве. Собор является самым южным образцом средневековой
Страница 17 из 41

русской архитектуры псковского стиля и символически сочетает в себе черты псковской, московской и татарской архитектурных традиций. Интерьеры здания богато расписаны. В древней его части еще сохраняются остатки фресок XVI века, более поздние датируются XIX веком. До начала XX века собор украшала оригинальная по своей архитектуре колокольня, возможно, перестроенная в XVII веке из древней булгарской оборонительной башни на рву Тазик.

Казанский Кремль вошел в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как одна из уникальных жемчужин мировой культуры.

Коломенский кремль

Постоянные набеги татар во второй половине XV – начале XVI века. подтолкнули Василия III к решению сделать Коломну неприступной крепостью на пути захватчиков с юга. Специальным указом великий московский князь распорядился «делать в Коломне град каменный».

Строительство каменного кремля в Коломне началось 25 мая 1525 года. По некоторым данным, велось оно под руководством фряжских (итальянских) архитекторов Алевизов – Большого и Малого, которые принимали участие в возведении стен и башен Московского Кремля. Это были грандиозные строительные работы, в которых принимали участие не только жители Коломны, но и крестьяне близлежащих сел и деревень.

Всего шесть лет понадобилось мастеровым людям, чтобы возвести «постройку, доведенную до совершенства и достойную удивления зрителя», как оценил ее спустя 100 лет известный сирийский путешественник Павел Алеппский. Коломенский кирпично-каменный кремль оказался надежным защитником города. После его постройки за все время многочисленных набегов крымских и казанских татар он ни разу не был взят.

Внизу толщина стен достигала 4,5 м, вверху – 3 м, а высота колебалась от 18 до 21 м. Примерно на одинаковом расстоянии друг от друга возвышались 16 или 17 башен, в 4 из которых имелись проездные ворота. Еще двое ворот находились в пряслах стен. Некоторые из них напоминали башни Московского Кремля. Да и по общим размерам они были сравнимы: площадь Московского – 28 га, Коломенского – 24, длина стен Московского Кремля – 2235 м, Коломенского – 1938 м. Башни, проездные ворота, стены связывались друг с другом различными ходами, переходами, галереями. Вооруженным защитникам можно было пройти в любую часть каменного пояса крепости. Боевые окна башен подземного этажа выходили в ров, окружающий кремль с восточной и южной сторон. Ров был выложен белым камнем. Под интенсивным огнем защитников врагам было непросто его преодолеть.

В Коломенском кремле было четверо башенных ворот (Пятницкие, Ивановские, Косые, Водяные) и двое ворот, находящихся в пряслах стены, Михайловские и Мельничные (или Георгиевские).

Центральными, парадными воротами кремля были Пятницкие. Они сохранились до наших дней на восточной стороне кремля и выходили на дорогу Владимир – Кашира.

Ворота состояли из двухъярусной башни и отводной стрельни, которая завершалась зубьями. Высота башни – 29 м, длина – 23 м, ширина – 13 м. Наверху башни был укреплен так называемый всполошный колокол. При виде неприятеля дежуривший на башне воин ударял в колокол, извещая горожан о приближении врага. Вход в ворота защищали двойные герсы – особые опускающиеся при помощи блока стальные решетки.

Вторыми по значимости воротами Коломенского кремля были Ивановские. Высота их достигала 35 м, длина – 21 м, ширина – 15 м. Ворота были разобраны в начале XIX века.

Не сохранились до наших дней и Косые ворота. Косыми они названы, скорее всего, по форме плана: арочные проходы ворот находились в смежных сторонах башни. Видно, с тех пор от названия ворот получило наименование место, где они когда-то стояли, – Косая гора.

Были в кремле и так называемые Водяные ворота. Находились они на берегу Москвы-реки и сначала были расположены в Свибловой башне, а позже в прясле стены.

Михайловские ворота находились в прясле стены между Грановитой и Коломенской (Маринкиной) башнями. В конце XVI века они были заложены, но со временем эта закладка рассыпалась. И теперь, после реставрации, мы можем снова увидеть Михайловские ворота: их высота около 6 м, ширина – под 3 м.

О Мельничных (или Георгиевских) воротах говорится в башенных сметных книгах Коны 1669–1670 годов: «Закладены те ворота камнем, проезду нет».

Башни крепости были расположены так, что позволяли организовать активную оборону: защитники могли вести со стен фронтальный огонь по атакующим, а из амбразур башен – фланговый, что создавало сплошную зону поражения.

Коломенская (Маринкина). Одна из красивейших башен кремля, дошедшая до наших дней, стоит недалеко от речки Коломенки, возле центральной улицы. Названий у этой самой высокой из сохранившихся башен несколько: именовалась она и Коломенской, и Круглой, и башней Марины Мнишек, и Маринкиной. Это двадцатигранный столп высотой 31 м и диаметром 11 м. Настилом из деревянных полов башня разделялась на 8 этажей. Верхняя часть украшена фигурным пояском из белого камня, венчалась зубцами, создавая впечатление короны, и завершалась конусообразной крышей. По кирпичному телу башни, темными крапинками зияют 27 окон-бойниц. Благодаря тому, что располагались они в шахматном порядке, защитники могли держать здесь круговую оборону.

Четырехугольные башни. Из сохранившихся кремлевских башен – четыре однотипные. В свое время они были приспособлены для различных видов боя: подошвенного, среднего и верхнего. Это Ямская, Семеновская (Симеоновская), Спасская и Погорелая башни.

Грановитая башня получила такое название из-за своей формы – прямоугольная с внутренней стороны и шестигранная снаружи.

Свиблова башня. На высоком берегу Москвы-реки стояла долгое время одна из красивейших башен Коломенского кремля, увенчанная сверху двумя рядами зубцов. Мощная, стройная, она возвышалась над откосом на 34 м, чтобы охранять подступы к водным артериям города. К сожалению, такая красота не дожила до наших дней.

Без малого пять столетий этому замечательному памятнику архитектуры и фортификации. В конце XIX и в 60–70-е годы. ХХ века некоторые башни и прясла стен были отреставрированы. Однако время вносит свои коррективы: кремлю вновь требуется ремонт, чтобы воспрепятствовать его разрушению. Администрации города не под силу выполнить большой объем работ, поэтому одна из ее забот – включение Коломенского кремля в план реставрации Министерства культуры Российской Федерации.

Сейчас в Кремле разместилось военно-историческое общество. Теперь там навели порядок, проводятся экскурсии, появился музей древнерусского оружия и военного костюма.

Нижегородский кремль

В 1367 году Дмитрий Донской приступил к строительству каменного кремля в Москве, а в 1372 году началось возведение каменного кремля и в столице Нижегородского государства. В 1372–1374 годах там была построена первая каменная цитадель.

С потерей независимости Нижегородского княжества работы по каменным укреплениям города прекратились более чем на столетие. Только при первом великом князе «всея Руси» Иване III Нижний Новгород стал рассматриваться как главный оплот государства на востоке. Началом строительства каменного Нижегородского кремля стала постройка в 1500 году в прибрежной части города Ивановской башни. В 1508 году
Страница 18 из 41

великий князь Василий, сын Ивана III, направил в Нижний опытного итальянского зодчего Пьетро Франческо, или, как его звали русские, Петра Фрязина. С его именем связано планомерное строительство в 1508–1511 годах каменного Нижегородского кремля. В короткие сроки – к 1515 году – грандиозное строительство было завершено.

Одним из первых обжегся о построенную крепость в 1520 году казанский хан Сейн-Гирей. Подступив к Нижнему, он спалил все, что стояло перед кремлевскими стенами, прошел ров и остановился: бойницы в крепости были сделаны так, что стрелы доставали всюду. Постоял Гирей три дня и отошел. Летописец тут же поспешил сей факт отметить: «Ничтоже сотворили, отыдя вспять».

В начале XVIII века кремль утратил свое боевое значение.

В систему кремля входит 13 башен – 5 квадратных, имевших ворота, и 8 круглых. Названия башен: Дмитровская (центральная), и от нее, следуя в западном направлении, – Кладовая, Никольская, Коромыслова, Тайницкая, Северная, Часовая (сторожевая башня с часами), Ивановская, Белая, Борисоглебская, Зачатская, Георгиевская и Пороховая.

Башни высотою от 18 до 30 м связаны мощными (до 5 м шириной) стенами с зубцами от 12 до 22 м высотою. Общая длина кремлевских стен с башнями – 2045 м. Благодаря особому расположению башен – они были значительно выдвинуты из стен – защитники кремля могли перекрестным огнем контролировать все подступы к стенам. Вдоль стен располагался глубокий ров. Сложную систему обороны имели ворота, находившиеся в квадратных башнях. Подъемный мост, 3 пары створных ворот и опускные решетки – герсы – делали проникновение в крепость практически невозможным. За 8 столетий истории Нижнего Новгорода и сам кремль, и его башни не единожды горели, разрушались и восстанавливались, нередко не в первоначальном виде.

Часовая башня, служившая сторожевым пунктом, получила название по часам, которые находились в пятиугольном бревенчатом срубе в верхней части башни и в течение двух веков были главными городскими часами.

В писцовой книге 1621 года сказано: «…На башне часы боевые», то есть часы и перечаски отмечались боем. Бой часовых колоколов звучал и как сигнал тревоги. Смотритель часов, который жил возле башни, именовался часовником. Имя одного из них история сохранила: в начале XVII века за часами следил Иван Родионов. Если учесть, что в ту пору время в Нижнем можно было узнать только по двум башенным часам – в кремле и в Благовещенском соборе, станет понятным ответственность часовника и его авторитет в городе. Каждый день часовник поднимался на башню и с помощью каменных гирь отлаживал ход часов. Это было не так просто, потому что в древней Руси различали часы дневные и ночные: первый дневной час начинался с момента восхода солнца, а первый ночной – с момента захода. И на циферблате было не 24 деления по числу часов в сутках, а 17 – по наибольшей продолжительности в часах летнего дня в Нижнем Новгороде.

Часовник примерно через каждые полмесяца должен был изменять начало боя часов, чтобы соответствовать началу суток.

Новгородский кремль

В Новгородском кремле нас встречает знаменитый памятник «Тысячелетие России», который обобщенно, на языке скульптурных образов повествует о том, что мы будем постепенно постигать, путешествуя по Новгороду. Композиция памятника напоминает форму колокола (в память новгородского вечевого) или шапки Мономаха. В верхней части монумента огромный шар-держава – символ царской власти. Держава увенчана крестом и фигурой ангела, перед которыми преклонила колени женщина, олицетворяющая Россию. На державе славянская надпись: «Совершившемуся тысячелетию Российского государства въ благополучное царствование Императора Александра II, лета 1862». Ниже размещены шесть скульптурных групп, символизирующих историю России от древности до первой четверти XVIII века. Это скульптурные портреты Рюрика, князя Владимира, Дмитрия Донского, Ивана III, Михаила Федоровича и Петра I – правители России в самые ответственные моменты ее истории.

В многофигурном фризе в нижней части монумента размещены 109 горельефных изображений наиболее выдающихся деятелей России, начиная от киевских князей X–XI веков до прославленных поэтов и художников середины XIX века. Они объединены в четыре группы: «Государственные люди», «Военные люди и герои», «Писатели и художники», «Просветители народа». Всего на памятнике 129 скульптурных изображений.

Бронзовые фигуры отливались на литейной фабрике Никольса и Плинке, поставщиков царского двора, и окончательно отделывались в мастерской завода в Петербурге. Высота монумента – 15 м, вес бронзового литья – около 100 т.

Стоя у памятника «Тысячелетие России», мы обращаемся к куполам Святой Софии – архитектурному воплощению тысячелетней истории нашей Родины.

Собор Святой Софии Премудрости Божьей – самое раннее из сохранившихся каменных сооружений не только кремля, Новгорода, но и всей России. Он возведен при князьях Ярославе Мудром и его сыне Владимире в 1045 году Древние новгородцы, идя на бой с врагом, клялись «постоять и умереть за святую Софию». «Где святая София, тут и Новгород», – говорили в старину.

София Новгородская уже в 30-х годах XII века перестала быть княжеским храмом, превратившись в главный храм Новгородской вечевой республики. На площади перед собором проходили бурные веча. Здесь новгородцы выбирали не только князей, но и епископов. Для выбора собиралось все новгородское духовенство. Обычно на вече выбирали трех кандидатов, а затем бросали между ними жребий. Слепец или мальчик брали два жребия с церковного престола, и тот, чей жребий оставался, становился новгородским владыкой.

Строительство собора явилось выдающимся событием в истории древнерусского зодчества и серьезным техническим достижением того времени. Даже в наши дни, в условиях многоэтажной застройки, Софийский собор не утратил главенствующего значения в силуэте Великого Новгорода. Первоначально собор не был оштукатурен. Огромные, неправильной формы камни разнообразных оттенков, из которых были выложены стены, и розоватый раствор, использовавшийся при кладке, придавали собору живописный вид.

Шесть куполов венчают собор, средний купол был позолочен в XV веке, очертания этого купола явственно напоминают шлем русского воина-богатыря. На его золоченом кресте уже почти тысячу лет сидит голубь.

Легенда гласит о том, что «летел голубь над Новгородом и новгородцами. Увидел голубь зверства опричников, муки лютые, на которые царь Иван Грозный обрек новгородцев, и… окаменел. А когда слетит голубь с креста, тут и Новгороду конец». У собора представляет значительный интерес западный фасад, где находится портал (обрамление входа) с бронзовыми Сигтунскими вратами. Это воинский трофей новгородцев, захваченный в боях за шведскую крепость Сигтуну еще в 1187 году.

На стенах Софийского собора сохранились фрагменты фресковой росписи XII века, а также многочисленные надписи (граффити), нацарапанные в разное время посетителями храма (начиная с XII в.). Собор имел важное значение в общественно-политической жизни новгородцев. Здесь находились архив, библиотека, хранилась казна, происходила церемония назначения на высшие государственные должности,
Страница 19 из 41

объявлялись указы. В соборе хоронили именитых горожан. В 1916 году в храме Премудрости побывала императрица Александра Федоровна. Позже она поделилась впечатлениями: «…Как великолепен Софийский собор! Только стоя прямо перед ним нельзя хорошо его рассмотреть. Служба длилась два часа. Пели великолепно… Мы прикладывались ко всем святыням… Дивные, старинные иконы, ранее находившиеся в разных церквах, монастырях, заброшенные, покрытые пылью. Их стали очищать, и проглянули дневные свежие краски – очень интересно, и мне бы хотелось в другой раз подробно рассмотреть все это… Так много старинного и исторического в Новгороде, что чувствуешь себя как бы перемещенной в другую эпоху…»

С 1991 года Софийский собор стал доступен не только как музей, он стал действующим храмом. В первый же год возвращения богослужения в новгородскую святыню в храме «заговорили» – замироточили иконы. Теперь тысячи паломников устремляются в Софию, чтобы поклониться гробницам с мощами основателя собора – новгородского князя Владимира Ярославича, святых Никиты и Федора, иконам XV–XVII веков в Успенском и Рождественском иконостасах, и, главное, хранительнице города – иконе XII века «Знамение Божьей Матери».

К Софийскому собору примыкает уникальное архитектурное сооружение – Софийская звонница.

Первое упоминание о звоннице Софийского собора содержится в летописи под 1437 годом.

В XVII веке звонница неоднократно перестраивалась. Пять шатров, венчавших звонницу, заменили пятью «щипцами». Пролеты были растесаны. В конце XVII века переделали западную пристройку. В таком виде она сохранилась до нашего времени. В XVII веке сделано и крыльцо, примыкающее к юго-западному углу пристройки. Тогда же был построен и домик при звоннице.

К сожалению, как и в большинстве наших храмов, почти все древние колокола Софии утрачены, но в наше время звонница восстановлена, – отлиты новые колокола. Каждый день новгородцы и гости города могут наслаждаться малиновым звоном, несущимся со звонницы Софийского собора.

Наше путешествие по Новгороду мы начали с двух главных смысловых и исторических точек. А теперь обратимся к общей панораме Новгородского кремля. Возведение каменных стен Новгородского кремля, тех, остатки которых можно еще и сейчас наблюдать в кладке у Софийской звонницы, относится к самому началу ХI века, – в это время совершались военные походы с берегов Волхова на Константинополь для обеспечения равноправной торговли с Византией, и городу потребовалась военная крепость. История Новгорода к этому времени насчитывала уже две сотни лет: как политический центр славянских и финно-угорских племен он возник в середине IX века, как город сформировался в середине Х столетия.

История Новгорода неразрывно связана со всеми важнейшими этапами жизни Русского государства. Приглашение новгородцами скандинавского князя положило начало княжеской династии Рюриковичей, более семи с половиной веков управлявшей всеми русскими землями.

В древности кремль был деревянным. Начало же превращения деревянного детинца (кремля) в каменную крепость относится к рубежу XIII–XIV веков. Это время оживления строительства в Новгороде после многих лет затишья, вызванного нашествием орд Батыя.

Под 1302 годам в новгородских летописях встречается сообщение: «Заложиша город камен Новуграду». Даже фрагментов каменных стен этого периода строительства не сохранилось. До наших дней высящиеся на берегу Волхова каменные стены и башни Кремля строились и перестраивались в течение трех веков. Стены сооружены из камня и кирпича на известковом растворе. Каменная кладка состоит из известняка и булыжника. Толщина крепостных стен в разных частях неодинакова – от 3,6 до 6,5 м. Высота колеблется от 8 до 15 м. Верхняя часть стены строго вертикальна, нижняя – расширяется к земле. Расширение нижней части крепостных стен делалось с расчетом на ослабление ударов артиллерийских ядер. При соприкосновении с наклонной плоскостью «они получали скользящий момент, от чего происходило смягчение их удара».

Над зубцами и боевым ходом Новгородского кремля всегда была деревянная крыша. Завершение зубцов в виде «ласточкина хвоста» – чисто декоративный элемент, привнесенный из Италии. Если в Италии крепостная стена с таким завершением не требовала кровли, то в климате севера России покрытие над зубцами и боевым ходом было необходимостью. Позже двурогие зубцы переделали на прямоугольные, более удобные для возведения крыши.

Прясло между Митрополичьей и Федоровской башнями сохранило зубцы двух периодов: внизу двурогие (на полную высоту) – конца XV века, а над ними прямоугольные – конца XIV века. Это результат устройства двухъярусного боя в конце XVI века. В верхнем ярусе были пушечные бои, в нижнем – на уровне боевой площадки конца XV века – пищальные.

Паломники и туристы имеют возможность подняться на крепостные стены, отсюда открывается один из самых замечательных видов на всю территорию кремля: кроме уже названных памятника «Тысячелетию России» и Софийского собора, открывается вид на Грановитую палату (памятник готической архитектуры, сооруженный с участием немецких мастеров в 1433 г.), а также на бывшие епископские покои, в которых сейчас располагаются экспозиции Новгородского музея. В музее собраны древние новгородские иконы, ювелирные украшения, берестяные грамоты и другие материалы археологических раскопок, а также исторические документы, которые составляют одну из лучших российских исторических экспозиций под названием «Новгород Великий. Политика. Экономика. Культура». Для того чтобы неспешно осмотреть все музейные площади Новгородского кремля и поклониться его святыням, нужно провести здесь не менее суток, ну а если такой возможности нет, то можно, бросив взгляд на Новгородский кремль с высоты его стен и приложившись к святыням Софии, прямо от кремля по пешеходному мосту через Волхов Прейти на другой берег, где находится большинство древних храмов города.

Древнее деление Новгорода на Софийскую и Торговую стороны сохраняется и до наших дней. Центром Софийской стороны был кремль, Торговой – Торг и княжеский двор, перенесенный сюда с Рюрикова городища Ярославом Мудрым еще в начале XI века.

Торг начинался прямо у Великого моста. По берегам длинной вереницей тянулись пристани, у которых стояли суда. И сейчас сюда пристают теплоходы и грузовые баржи, правда, не в таком количестве, как в древности. Лавки на торгу объединялись в ряды. Таких рядов в XVI веке было 42: хлебный, рыбный, кожевенный, серебряный, иконный и т. д. Неподалеку располагались иноземные гостиные дворы – Готский и Немецкий.

Между княжеским двором и Торгом находилась вечевая площадь. Отсюда в 1478 году был увезен в Москву вечевой колокол – символ независимости Новгорода.

Важность Ярославова дворища и Торга в общественной жизни города была постоянным поводом к их украшению. Здесь, как говорили в старину, «церкви кустом стоят».

В настоящее время это одно из самых красивых мест Новгорода. Тенистые аллеи, кусты сирени, газоны с цветниками, великолепная панорама на Волхов и кремль, древние памятники архитектуры делают это место неповторимым по красоте и исторической значимости.

Каждая
Страница 20 из 41

церковь на Ярославовом дворище – неповторимая жемчужина в архитектурном ожерелье. Но, несомненно, главной из них является Никольский собор.

Эта самая древняя постройка Ярославова дворища была возведена в 1113 году князем Мстиславом Владимировичем по обету в память о чудесном исцелении и в честь победы, одержанной на Бору. Здесь пребывает древний чудотворный образ – Никола Дворищенский.

Изгнанный из кремля, лишенный Софийского собора, князь сооружает свой, не менее величественный пятиглавый храм, получивший статус придворного: в нем заключали виновных для испытания совести, произносили клятвы, находили убежище преследуемые вечем.

Храм перенес 12 пожаров (первый в 1152 г., последний – в 1703 г.), долго находился в обветшалом состоянии, и лишь в начале XIX века его начали приводить в порядок. Однако к этому времени он почти утратил свой первоначальный, столь выразительный облик. Новая эпоха в жизни Никольского собора началась несколько лет назад, когда города Нового Ганзейского союза, в который входит и Новгород, приняли участие в финансировании реставрационных работ.

Собор представляет собой южнорусский вариант храма, но отличается от него пятиглавием и исключительной высотой. Последнюю в полной мере можно оценить, лишь мысленно убрав 2,5-метровый культурный слой. Отсутствие лестничной башни объясняется тем, что на второй этаж собора (хоры) попадали через переход, соединявший его с княжеским дворцом. Несмотря на то что современный облик Никольского собора искажен пристройками XIX века, расположенными с запада и севера, восстановленное пятиглавие, реконструкция изначальной формы куполов, возвращение посводного («позакомарного») покрытия делают его образ очень близким первоначальному.

Как и большинство древнерусских храмов, Никольский собор был расписан фресками. Их сохранилось совсем немного. Фрагменты «Страшного суда» и примыкающей к нему композиции «Иов на гноище» очень выразительны и обнаруживают ближайшую связь с киевской монументальной традицией.

К числу княжеских построек раннего XII века относится церковь Иоанна на Опоках, в перестроенных формах которой и сегодня угадывается сооружение неординарное, способное поразить воображение своим размахом.

Храм был заложен в 1127 году князем Всеволодом Мстиславичем, как сообщала летопись, «на память роду своему». Его посвятили Иоанну Предтече – святому покровителю рано умершего сына Всеволода. После окончания постройки специальной грамотой князь передал церковь новгородским купцам-вощанникам. «Иваньское сто» получало целый ряд привилегий: сбор пошлин от торговли гостей и от записывающихся в купечество; у них хранились весы вощаные, «локоть иваньский» – для измерения длины сукна, «гривна рублевая» – для взвешивания драгоценного металла, т. е. эталоны веса и длины.

При церкви Иоанна на Опоках существовал особый – купеческий – суд. В его состав входили три старосты от бояр и два от купцов. Возглавлял суд тысяцкий. В 1453 году древняя церковь была разобрана, и на старых основаниях «повелением» архиепископа Евфимия II возведена новая, в основном сохранившая черты своей предшественницы.

Церковь Иоанна на Опоках по размерам плана совпадает с Николо-Дворищенским собором. Вероятно, они совпадали и по высоте. Часть храма, находящаяся под землей, все еще не изучена.

Перед Октябрьской революцией 1917 года это был одни из самых богатых храмов. Архивные документы говорят об огромных количествах серебряной утвари и драгоценных окладов, которые были изъяты в пользу государства и переплавлены.

Одно из самых замечательных архитектурных сооружений Новгорода – церковь Параскевы Пятницы на торгу, построенная на средства «заморских» (то есть занимавшихся внешней торговлей) купцов.

Больше всего церковь Параскевы Пятницы похожа на памятники смоленской архитектуры, особенно на дворцовую княжескую церковь Михаила Архангела конца XII века. Высокий одноглавый храм, к основному объему которого с трех сторон примыкают более низкие притворы, углы оформлены широкими многоуступчатыми лопатками, а в очертание кровли укладывается трехлопастная арка, перспективные порталы и сложная система декоративных ниш – все это придает внешнему облику особую нарядность.

На северной границе Торга жители Лубяницы – улицы, проходившей через Торг, поставили на месте деревянной каменную церковь в честь Св. Георгия Победоносца. Сейчас можно увидеть только нижние части этой постройки. Сложная ярусная композиция ныне существующего храма возникла значительно позже, на рубеже XVII и XVIII веков и навеяна «нарышкинским барокко». При этом храм сохранил простоту в декоре и в очертании деталей.

В настоящее время в интерьере памятника устроена выставка, посвященная жизни провинциального Новгорода конца XIX – начала XX века.

Церковь Жен Мироносиц открывает еще одну страницу в истории Новгорода и его архитектуры. Строитель храма – Иван Сырков – был родоначальником крупнейшей династии московских купцов, которая не раз упоминается в московских и новгородских летописях XVI века. Двор Сырковых, очевидно, находился рядом с Ярославовым дворищем. Здесь же была построена трехэтажная каменная церковь, два нижних уровня которой использовались заказчиком под склады. На верхнем размещались три храма – главный и два придельных. В 1536 году именно в церкви Жен Мироносиц появился первый в городе теплый придел, раньше подобное известно только в монастырских церквях.

Внешний облик храма очень своеобразен. В нем соединились черты московского и новгородского зодчества. Сложная, почти замысловатая композиция объемов основного храма, галерей, трапезной, а также три высокие апсиды и некоторые элементы декора говорят об особенностях вкуса заказчика-москвича. Массивность здания, более высокий центральный щипец – фронтон, наконец, звонница на западном фасаде – свидетельство работы новгородских мастеров.

Чуть восточнее церкви Жен Мироносиц в качестве ее миниатюрной копии Дмитрием Ивановичем Сырковым в ХIV веке была выстроена церковь Прокопия с «погребом». Сохраняя общее сходство с новгородскими памятниками XIV–XV веков, церковь Прокопия приобрела некоторые типично московские черты: килевидные формы фронтонов и арочек на барабане.

Погрузиться в соприкосновение с древней историей Новгорода можно не только обозревая его храмы, но и обходя старый гостиный двор. В этом была особенность Новгорода, – религиозность и торговля в нем мирно уживались. Ведь почти все храмы Ярославова дворища, а также городские храмы и построены были купцами.

К северо-западу от Никольского собора рядом с его колокольней стоит древнее гражданское здание – Торговые палаты. В центре его расположена башня, заканчивающаяся на уровне пятого этажа восьмигранным помещением и увенчанная шатром. С обеих сторон – проездные арки, над которыми находятся две крестовые палаты. Через арки въезжали во внутреннее пространство каре. Лавки располагались по всему периметру, внешнюю сторону которого в XVIII веке украсила аркада. Она частично сохранилась и является сегодня одним из выразительных элементов новгородского пейзажа.

Последняя княжеская постройка в Новгороде – церковь Успения на Торгу. Ее
Страница 21 из 41

заказчик – Всеволод Мстиславич – в 1136 году был изгнан из города, а вслед за ним ушла и строительная артель.

Церковь имеет еще одно, чисто народное название, – Успение на Козьей Бородке или на Козьем Броде. Оно связано с тем, что рядом торговали мелким рогатым скотом. Храм неоднократно перестраивался, а в 1458 году на месте разрушенной ветхой церкви возвели новую в прежних формах.

В настоящее время все перечисленные храмы Ярославова дворища являются музейной собственностью, но если представить себе то время, когда они были действующими, то дух захватывает. В воскресные и праздничные дни над Волховом несся перезвон колоколов церквей, собранных на малом пятачке земли, перекрывая друг друга, и одновременно или беспрерывно (в одном храме раньше, в другом позднее) совершалась божественная служба!

А ведь и кругом Торга или Дворища на каждой улице стояли приходские храмы. Около 50-ти ценнейших памятников древнерусского зодчества XI–XVII веков стали частью живой структуры современного города. Некоторые из древних храмов и сейчас принимают нас под свои величественные своды. В первую очередь мы советуем вам посетить храм, в котором сохранились выразительные, небольшие по площади, но мощные по духовной силе фрески Феофана Грека. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице – одна из древнейших и почитаемых в Новгороде. История ее основания уходит в глубокое прошлое. Именно в ней, по преданию, хранилась новгородская святыня – икона «Богоматерь Знамение», в 1169 году защитившая город от суздальцев. В 1374 году деревянная церковь была заменена каменной. Средства на ее строительство дали «уличане», а торжественное освящение провел архиепископ Алексий с клиром Софийского собора. Это еще раз свидетельствовало о важности храма в жизни всего Новгорода.

Церковь Спаса Преображения – характерный образец новгородского зодчества XIV века. Значительность размеров, особое выделение высотной доминанты, энергия движения масс и объемов сочетаются в ней с богатством декоративного убранства фасадов.

Живопись в церкви Спаса, дошедшая до нас в виде отдельных фрагментов, – единственное монументальное произведение великого византийского художника Феофана Грека. Она выполнена в 1378 году на средства боярина Василия Даниловича. Хорошо сохранились и поражают воображение фрески купола и светлого барабана – колоссальное изображение Вседержителя, гневно взирающего на землю, охраняющие его престол архангелы и серафимы, а также фигуры праотцев и пророков.

Не меньший интерес вызывает живопись Троицкого придела – личной молельни заказчика. Центр композиции – Ветхозаветная Троица, рядом – «Служба св. Отцов» и «Богоматерь в типе Знамение-Воплощение».

Особенностью живописи Троицкой каморы является присутствие здесь образов праведников, столпников, преподобных. Вслед за отцами церкви Феофан трактует своих персонажей как подлинных столпов церкви, ее основание и опору.

Фрески греческого мастера отличаются суровой одухотворенностью. В них нет ничего умиляющего и благостного. Художник наделяет образы святых сильными чувствами, превышающими возможности обычного человека.

Монументальная живопись церкви Спаса на Ильине улице была в течение столетий скрыта за побелкой и покраской. XX век, создавший новые методы научной реставрации, дал ей новую жизнь.

Паломникам по возможности нужно посетить и еще несколько древних церквей. Церковь Федора Статилата на Ручье была заложена в 1360 году новгородским посадником Семеном Андреевичем и завершена в следующем, 1361 году. Это классический памятник второй половины XIV века, ставший надолго образцом для новгородских зодчих.

Храм, встречающий гостей города со стороны Москвы, прекрасно выглядит и сегодня. Реставраторы вернули ему первоначальный облик – богатый декор, готического типа перспективные порталы и окна. Более поздние пристройки – колокольня и трапезная – придают ему особую основательность и устойчивость.

Внутри сохранились хоры, каменная лестница, ведущая на них, и значительные фрагменты фрескового убранства, относящегося к 1360–1370 годам. В росписях церкви Федора Стратилата ярко выступает характерная для XIV века любовь к повествовательной тематике и вместе с тем дается глубоко эмоциональная трактовка человека. Многие исследователи сближали их с кругом Феофана Грека или даже приписывали ему самому.

Церковь апостола Филиппа, построенная в ХVI столетии, долгие годы была единственной действующей церковью старинного города. Храм был воздвигнут на одном основании с церковью святителя Николая и представляет собой особый тип сдвоенного храма. Поводом для обновления храмов в Великом Новгороде иногда являлся ущерб от случавшихся пожаров. А в случае всенародных бедствий возводились обетные храмы. Таким был и Филипповский храм. Здесь почивают мощи святителя Никиты, житие которого и до наших дней служит великим поучением для всех верующих. В то время когда он подвизался в Киевских печорах, он был обольщен тем, что посчитал себя духовно совершенным, после чего был наказан лишением рассудка, за молитвы братии и после теплого раскаяния он, уже смиренным иноком, вновь вступил на путь спасения и вскоре был возведен на епископскую кафедру и оставил добрую память о себе на века.

Мощи святителя Никиты почивают в нетлении, и прикосновение к ним дарует ни с чем не сравнимую духовную радость.

В Филипповском храме много старинных намоленных икон, он хранит в себе память о нескольких поколениях священнослужителей и прихожан, – что, к сожалению, является большой редкостью для России, где почти во всех древних храмах на столетие и более прерывалась приходская жизнь.

Располагающие временем паломники могут посетить в Новгороде и «дальние стороны» по течению Волхова, – прежде всего монастырь Антония Сийского.

Антониев монастырь – одно из самых живописных мест Новгорода. По преданию его основал в 1106 году Антоний Римлянин. Антоний родился в Риме в 1067 году. Был богат. В 18 лет постригся в монахи, а свое богатство – золото и серебро – сложил в бочку и бросил в море. Через 20 лет он удалился на скалу, молясь о спасении православия. Однажды поднялась страшная буря и камень, на котором молился Антоний, понесло по морю, как ладью. Через два дня в день праздника Рождества Богородицы он оказался в Новгороде. Место, куда его принесли волны, и стало монастырем. Через несколько лет рыбаки выловили бочку. Денег, лежавших в ней, хватило на строительство каменной церкви и приобретение земли.

Действительно, под 1117 годом летопись сообщает о закладке каменного собора Рождества Богородицы (это первая твердая дата в истории монастыря). По плану и общему решению он типичен для своего времени: четырехстолпный, с нартексом, лестничной башней, трехглавым завершением. Но вместо тяжелых крестчатых столбов использованы Т-образные и восьмигранные, что для интерьера небольшого храма весьма существенно; лестничная башня – круглая, а не прямоугольная, хоры – деревянные, а не каменные. Все вместе придает храму своеобразие.

Монументальные росписи, появившиеся в 1125 году, через три года после завершения строительства, представляют собой самый значительный по объему и своеобразный по стилю
Страница 22 из 41

ансамбль новгородских фресок XII века. Наиболее сильное впечатление производят сцена Благовещения и полуфигуры четырех целителей – Флора, Лавра, Кира и Иоанна, расположенные на западных гранях восточной пары. Все изображения выполнены в крупном размере, согласованном с архитектурными членениями. Колорит построен на сочетании чистых открытых цветов. Живопись собора Рождества Богородицы и сейчас вызывает споры: некоторые ученые видят в ней существенное влияние романского стиля, большинство – включает их в число памятников византийской традиции, формирующей свой особый художественный стиль.

История монастыря типична для Средневековья: он горел и отстраивался заново, в 1570 году под мечом опричнины пали настоятель Геласий и все монахи, в 1611 году – его разорили шведы.

Сейчас монастырский комплекс включает, помимо Рождественского собора с его поздними пристройками, монастырскую стену с проездными арками, Настоятельский и Казначейский корпуса (XVII–XIX вв.), церковь Сретения с трапезной (XVI в.).

Дальше по течению Волхова находится Зверин монастырь, а напротив него Покровская церковь. На пути к Зверину монастырю вы увидите древний земляной вал, а также церковь Петра и Павла в Кожевниках (XV в.), а на противоположном берегу – церкви Бориса и Глеба (XVI в.); Иоанна Богослова на Витке (XIV в.).

В завершение нашего обзора отметим, что Новгород справедливо называют русской Флоренцией: ни один из древнерусских городов не сохранил такого множества архитектурных сооружений с древней настенной живописью. Вам представится возможность непосредственно убедиться в этом, побывав в церквах Спаса на Нередице, Благовещения на Мячине (XII в.), познакомившись с фресковой росписью ХIV столетия знаменитого Феофана Грека в уже названной церкви Спаса Преображения на Ильине улице, уникальными живописными циклами в храмах Рождества на Красном поле, Федора Стратилата на Ручью. В церкви Симеона Богоприимца можно увидеть нигде более не встречающийся настенный живописный церковный календарь XV–XVII веков, а в Знаменском соборе – монументальные композиции конца XVII – начале XVIII века ярославской школы живописи.

Новгород недаром назвали великим, потому что он вот уже на протяжении тысячелетия демонстрирует величие духа человеческого. Свидетельствует, что духовным ценностям не страшны ни смуты, ни революции, ни войны. После разрушителей приходят созидатели, которые восстанавливают достояние своих отцов и предают его потомкам.

Псковский кремль

В середине I тысячелетия н. э. Псковский край был заселен славянами-кривичами. Они облюбовали место на кромке мыса при слиянии реки Псковы с Великой. Славяне назвали его Кромом. В Х веке на Крому размещался двор князя и его дружины – «дети боярские». Может быть, с этого времени укрепления на Кромской скале стали называться Детинцем. Со временем Кром стал не только мощной крепостью, но и общественно-политическим и духовным центром. На Крому собиралось псковское вече, здесь возвышался Троицкий собор.

Главный храм города – Троицкий собор – был воздвигнут на месте, указанном первой христианкой Руси – Святой Равноапостольной княгиней Ольгой. Сменяя друг друга, здесь стояли 4 храма – деревянный Х века, каменные – XII, XIV и сегодняшний XVII века. В Псковской вечевой республике в Троицком соборе совершались государственные акты: «посажение на стол» князя (утверждение на должность), его крестное целование (присяга). Молебнами в Троицком соборе начинались и завершались походы. Здесь размещался государственный архив и усыпальница для псковских князей. Внутри Троицкого собора, возвышающегося сегодня над Псковом, находится уникальный семиярусный иконостас, Ольгин крест, рака – усыпальница с мощами князей, чудотворные иконы.

Довмонтов город – эта часть Пскова названа по имени князя псковского Довмонта (в крещении Тимофея), правившего в городе с 1266 по 1299 год. От Крома Довмонтов город отделяет мощная южная кремлевская стена («Перси»). В эпоху Псковской феодальной республики Довмонтов город был религиозным и административным центром псковской земли. На территории в 1,5 гектара сосредотачивалось до 20 церквей, а также общественные здания. До наших дней сохранилось здание XVII века – Приказная палата, где размещалась администрация, управлявшая городом.

Свято-Троицкий кафедральный собор являет собой неизменный образ старого Пскова. Блеск его позолоченной главы виден далеко за пределами города, – особенно хорошо, если вы подъезжаете к Пскову по гдовской дороге, а также со Снятной или Соколиной горы. Собор является древнейшим храмом в Пскове и, по существу, с ним в древности отождествлялся сам город, который назывался Домом Святой Троицы, так же как Новгород – Домом Святой Софии, а Изборск – святителя Николая. Современное здание собора является четвертым по счету, однако каждый раз главный престол храма на том же, установленном в глубокой древности, месте освящался во имя Живоначальной Троицы. Место для храма было избрано самой равноапостольной Ольгой: ей, стоящей на берегу реки Великой, было явлено видение трех лучей над мысом, у слияния рек Великой и Псковы. На указанном месте по повелению Ольги был заложен первый деревянный Троицкий собор. В XII веке собор был возобновлен в камне, предположительно смоленскими строителями, – в те времена местная школа зодчества еще не сложилась.

Перед Троицким собором находилась вечевая площадь – центр общественной жизни Пскова, здесь избирались посадники, призывались князья. В алтаре Троицкого собора хранился меч св. Довмонта-Тимофея, который вручался как благословение всем призываемым на псковский престол князьям. Сам св. Довмонт призывал свою дружину: «Братие мужи, потягнем за Святую Троицу!» – именно так псковичи формулировали свою патриотическую идею.

Именем Святой Троицы заключались союзные договоры о сотрудничестве и помощи между русскими княжествами, и скрепленные «крестным целованием» – клятвой на кресте – грамоты хранились в соборе. Подклет Троицкого собора стал местом погребения князей и священства, а впоследствии и псковских архиереев. При соборе велось летописание, хранился архив и казна.

В 1365 году было построено новое каменное здание собора, – на этот раз строительной артелью псковских мастеров, в полной мере овладевших искусством храмостроения. Храм был сооружен из местной известняковой плиты, с двумя приделами и тремя главами – во образ Святой Троицы. Предположительно, стены собора были расписаны фресками. С 1589 года при соборе была учреждена епископская кафедра.

Ныне существующий четвертый каменный Троицкий собор строился 17 лет и был закончен в 1699 году. Он поставлен «по старой основе» предыдущего собора, но значительно отличается от него прежде всего своей высотой, достигающей 72-х метров. Вертикально вытянутый шестистолпный четверик увенчан пятью главами, символизирующими Христа и четырех Евангелистов, что соответствует традициям московской архитектуры XVII века.

Собор имеет два боковых придела и закрытую галерею, соединенную с притвором. В первом ярусе собора устроена церковь во имя преподобного Серафима Саровского, за алтарем которой находится усыпальница, сохранившаяся с
Страница 23 из 41

древнейших времен. Иконостас Серафимовского придела расписан знаменитым иконописцем архимандритом Зиноном. Во второй ярус ведет крыльцо с широкой лестницей.

Внутри собор поражает торжественным, уходящим вверх пространством. Шесть мощных столбов, несущих подпружные арки, теряются в высоте грандиозного интерьера, освещенного сверху тремя барабанами. Иконостас, современный храму, мерцает объемной позолоченной резьбой. Образы цветущего райского сада и его плодов – виноградной лозы, отягощенной крупными гроздьями, обрамляют ряды икон XVII века. Два верхних яруса иконостаса с изображением страстей Господних и венчающего всю композицию Распятия добавлены в середине XVIII века.

Особенно почитают псковичи чудотворную икону Богоматери Чирской, перенесенную в 1420 году крестным ходом в собор, в память об избавлении псковичей от моровой язвы. Обретение чудотворной иконы подтверждается псковскими летописями.

Рядом с Троицким собором до революции существовал так называемый зимний Троицкий собор, освященный в память Благовещения Пресвятой Богородицы. Он был построен в 1836 году в стиле позднего классицизма по проекту архитектора Авраама Мельникова. Каждый год осенью в него крестным ходом переносили мощи св. Всеволода-Гавриила. Благовещенский собор был взорван в 1933 году.

В XVIII веке рядом с Троицким собором была воздвигнута соборная колокольня, которая ныне представляет собой единый ансамбль с главным храмом города.

В конце 20-х годов XX века Свято-Троицкий собор был закрыт и в нем был устроен музей истории религии и атеизма. Богослужения возобновлены в августе 1941 года с приходом в Псков Православной миссии из Риги. В настоящее время в соборе открыты для богослужений четыре придела: в верхнем ярусе – Троицкий, Казанский и Александро-Невский, в нижнем – Серафимовский.

Вечевая площадь (XIII–XVI вв.) – политический центр средневекового города. Южная часть укреплений Пскова – Перси (Перши), на которых возвышалась вечевая колокольница. Здесь же находилась палата, где заседал Совет бояр и хранился архив вечевой республики. В южной части, под засыпкой, сохранились руины Митрополичьего двора XVI–XVIII веков. В XIX веке здесь стоял теплый Благовещенский собор классических форм. Степень (трибуна) веча располагалась у стен Троицкого собора.

Сейчас вечевая площадь скрыта позднейшими наслоениями культурного слоя и находится на несколько метров ниже современного уровня поверхности.

Сюда спешили псковичи по зову вечевого колокола, который висел на звоннице, стоящей на Персях. В вечевом собрании участвовали те, кто имел двор в Пскове – бояре, купцы, ремесленники. Они представляли концы, самоуправляющиеся районы города, которые имели равные права на вече.

В каждом конце также было свое вече, связанное с двумя пригородами Пскова, т. е. крепостями, защищающими подступы к городу со всех сторон. Из Пскова туда назначались посадники, посылались наместники псковского князя.

На вече решались все важные вопросы жизни Псковского государства – о войне, мире, призвании князя, выборах посадников, налогах. В 1397 году на вече приняли Псковскую Судную грамоту, свод законов, по которому жила республика. Последний раз вечевой колокол звонил 13 января 1510 года, когда закончился период Псковской вечевой республики и началась история Пскова в составе русского государства Московской Руси.

С конца XIX века стоял вопрос о реставрации стен Кремля, но работы были произведены лишь в 1986 году и существенно изменили облик Першей. На месте Смердьей, круглой башни, возведена «граненая», Довмонтова, выделяющаяся своим «европейским» обликом.

Вид Першей был грандиозен, впечатление усиливалось возвышающимися над стеной колокольницами. Каждый, кто подходил к Кремлю с южной стороны, по необычно крупному масштабу этой твердыни со всей силой ощущал значимость сердца средневекового Пскова.

В современный облик первой крепостной стены входит прапор из кованой меди, посвященный победе Александра Невского в Ледовом побоище. На прапоре – гербы городов, участвовавших в сражении.

Западная стена древней Псковской крепости протянулась вдоль реки Великой, а восточная стена – вдоль Псковы-реки. На юге крепость замыкается в неправильный треугольник.

В древнем Пскове было 5 колец оборонительных укреплений, по мере роста населения в городе увеличивалась и территория псковской крепости. В XVI веке общая протяженность крепостных стен составляла 9,5 километра. В городе насчитывалось 40 боевых башен.

Кутний костер, или Кутекрома, то есть башня в углу Крома, построена в 1400 году. Название Кутекрома появилось при неправильном прочтении текста в летописи. Бастион над Кутним костром назывался Красной батареей. В начале XIX века на развалинах башни была устроена беседка и, по преданию, здесь любил бывать Пушкин. Место так и называлось – Пушкинская беседка.

Башня Плоская завершает участок стены, спускающийся от Костра к устью реки Псковы. Напротив, уже на Запсковье псковичи построили Высокую, или Воскресенскую, башню. Между башнями в 1500 году поставили стену с водобежными воротами, закрывающими вход в реку, так называемыми Нижними решетками, потому что выше по течению и были Верхние решетки, закрывающие вход в реку с другой стороны.

Башня князя Довмонта, или Смердья башня. Название Смердья происходит от слова смерд, холоп, человек из черни, крестьянин. Рядом с ней первоначально находились единственные ворота, которые вели на вечевую площадь. В XII веке в Персях со стороны реки Псковы были пробиты вторые ворота, получившие название Великих или Троицких, существующие до сих пор. В «Житии князя Всеволода-Гавриила» рассказывается, что при перенесении мощей святого князя в Троицкий собор рака встала неподвижно, не желая пройти через Смердьи ворота. Той же ночью святой Всеволод-Гавриил явился во сне одному псковичу и сказал: «Не хочу идти в те врата, которые зовутся Смердьими. Но скажи снова князю, и посадникам, и всему священному собору, чтобы пробили врата от реки Псковы, и через них пронесут мощи мои в церковь святой Троицы». Так были построены новые ворота.

У Смердьих ворот и Смердьей башни находился Смердий захаб. В настоящее время захаб раскопан со стороны вечевой площади. В глубоком раскопе хорошо видно, что поверхность дороги, ведущей к древним воротам, была на несколько метров ниже современной поверхности земли. Средневековая Смердья башня была больше и внушительней, а современная башня построена вместо древней по проекту архитектора К. Тона в 1866 году во время реставрации кремля. Вместо круглой псковской башни в русском кремле появилась многогранная западноевропейская башенка, напоминающая башни немецких замков. На кровле башни установлен кованый прапор-флюгер, изображающий русского воина.

Власьевская башня входила в систему оборонительных сооружений Пскова и упоминается в летописи в XV–XVI веках. Через башню проходили проездные ворота с плавучего моста в центральную часть города на торговую площадь. Через нее осуществлялся контроль за всеми прибывающими в город со стороны Завеличья. Название происходит от церкви Власия от Торгу, что стояла рядом.

Ростовский кремль

Инициаторами создания музея были
Страница 24 из 41

ростовские купцы, краеведы А.А. Титов и И.А. Шляков, другие представители местной общественности. Деятельное участие в его организации приняли архиепископ Ярославский и Ростовский Ионафан (Руднев), ярославский губернатор В.Д. Левшин, Московское археологическое общество.

Создание музея в одном из древнейших русских городов, богатом историко-культурными памятниками, было воспринято российской общественностью как событие общенационального значения. Музей пользовался вниманием и поддержкой со стороны представителей императорской фамилии, его почетными членами были наследник цесаревич (впоследствии император) Николай Александрович, великие князья Владимир и Сергей Александровичи.

Формированию и приращению коллекций музея способствовали, помимо его основателей, епископ Угличский Амфилохий, епископ Вологодский Израиль, ярославский губернатор А.Я. Фриде, предводитель дворянства Ростовского уезда Д.А. Булатов, купцы И.А. Вахрамеев и А.Л. Кекин, директор Императорской публичной библиотеки Ф.А. Бычков и другие жертвователи. В 1880-х годах музейные экспозиции, размещенные в Белой, Отдаточной, Ионинской палатах и Княжьих теремах (все памятники отреставрированы на средства купцов Е. и В. Королевых и др. жертвователей), посещали жители самых разных мест Российской империи и иностранные граждане. Среди посетителей музея тех лет – император Николай II, историки Д.И. Иловайский и И.В. Помяловский, художники В.В. Верещагин и В.И. Суриков, композитор М.А. Балакирев, писатель А.М. Горький, певец Ф.И. Шаляпин, посол Франции Морис Бомпар…

После Октябрьской революции 1917 года Ростовский музей преобразуется сначала в Государственный музей древностей (1918 г.), а затем в краеведческий (1934 г.). В сложной, противоречивой обстановке 1920-х – 1930-х годов, когда происходили массовые ликвидации и разорение храмов и монастырей, сотрудники музея во главе с директором Д.А. Ушаковым проявили себя подлинными хранителями национального культурного наследия, спасая от неминуемой гибели произведения иконописи и декоративно-прикладного искусства. С организацией в 1959 году Ярославо-Ростовского архитектурно-художественного музея-заповедника, Ростовский музей становится его филиалом, а в 1969 году обретает статус самостоятельного музея-заповедника. В 1970-е – 1980-е годы значительно возрастает посещаемость музея, чему способствовали развитие массового туризма и открытие популярного туристского маршрута «Золотое кольцо».

Повышенный интерес посетителей из разных стран мира вызывают памятники кремля, восстановленные после урагана 1953 года (ведущий архитектор В.С. Баниге), вновь открытые экспозиции древнерусского искусства и Ростовской финифти. В настоящее время для осмотра предлагаются храмы кремля с настенными росписями 1670-х – 1680-х годов, комплекс административных, жилых и хозяйственных зданий, стены и башни, экспозиции древнерусского искусства XII–XVII веков, русской живописи XVIII – начала XX века, ростовской финифти, открытые фонды гончарной керамики, русского и зарубежного фарфора, фаянса, стекла и кости. В фондах музея хранятся произведения русского, советского и зарубежного искусства (живопись, скульптура, графика, декоративно-прикладное искусство), коллекции нумизматики, археологии, оружия, рукописей и редкой книги. Для знакомства с ними в музее периодически устраиваются фондовые выставки. Произведения из собрания музея экспонировались на выставках в городах России, а также в Германии, Франции, Ватикане, Финляндии, Японии.

Теперь о самом кремле. Его ансамбль, занимающий 2 гектара, складывается из церквей и хозяйственных зданий, обнесенных одиннадцатибашенной стеной, возведенной в 1670–1675 годах. Специалисты утверждают, что стены эти строились не для обороны от врага, а как декорация. Иными словами, забор вокруг резиденции митрополита возвели в древнерусском «кремлевском» стиле, с декоративными бойницами и зубцами.

Попасть внутрь можно через ворота, украшенные надвратной церковью Иоанна Богослова (1683 г.), или через пятиглавую церковь Воскресенья (1670 г.), украшающую ворота на северной стене.

Ансамбль Ростовского кремля по своему первоначальному назначению представлял собой резиденцию архиереев Ростово-Ярославской епархии. Поэтому в древности его называли архиерейским или митрополичьим двором. В настоящее время ансамбль делится на три относительно самостоятельные функциональные зоны: собственно архиерейский двор, примыкающую к нему с севера соборную площадь и с юга – Митрополичий сад.

Главной доминантой ансамбля является Успенский собор – старейшее здание города. Храм построен на месте своих белокаменных предшественников ХII – ХIII веков в 1508–1512 годах. Величественный объем собора, крытый по килевидным закомарам, венчает мощное пятиглавие. Внутреннюю шестистолпную конструкцию здания на фасадах выявляют пилястры довольно большого выноса. Многочисленные декоративные элементы: аркатурно-колончатые пояса, горизонтальные тяги филенки и т. п. придают облику храма особую пластическую выразительность.

Большая часть дошедших до нас зданий кремля была построена много позже собора, в основном в период правления митрополита Ионы (1652–1690), который оказал значительное влияние на формирование художественного облика этих сооружений. Так, по его замыслу около 1682 г. к юго-востоку от собора была построена звонница. Тогда же московские мастера Филипп и Киприан Андреевы отлили для звонницы два огромных колокола: «Полиелейный» в 1000 пудов и «Лебедь» в 500 пудов. Позже, в 1688 года мастером Флором Терентьевым был отлит большой колокол в 2000 пудов, получивший имя «Сысой», в память об отце митрополита Ионы. Специально для этого колокола возвели дополнительный башнеобразный объем, примкнувший к северному фасаду прежней звонницы. Он несколько нарушил стройность общей композиции соборной площади, но в то же время придал ей большую живописность. Ценно, что на звоннице полностью сохранился набор из 15 колоколов.

Строительство центральной части кремлевского ансамбля началось с формирования парадного двора, который постепенно окружили в основном культовые и административные здания. Одним из первых здесь в 50–60-е годы XVII века строится двухэтажный корпус Судного приказа. Часть корпуса в XVII веке занимало одно из важнейших учреждений митрополичьего двора – Судный приказ, который помимо судебных функций был во многом и центром общего управления епархией.

Около 1670 года вплотную с Судным приказом возводится надвратная церковь Воскресения с фланкирующими ее северный фасад двумя крепостными башнями. Этим комплексом был великолепно оформлен главный вход в митрополичий двор – Святые ворота. Облик церкви Воскресения поражает и контрастным сочетанием сурового, почти лишенного украшений верха храма с нижней частью, в изобилии украшенной разнообразным кирпичным узорочьем, многоцветными изразцами, а также большим живописным киотом. В завершении памятника использованы некоторые детали, заимствованные у стоящего напротив Успенского собора. Однако сделано это с исключительной сдержанностью.

По другую сторону от центрального двора возвышается большой корпус митрополичьих хором, возведенный при митрополите Ионе
Страница 25 из 41

примерно в 50 – начале 70-х годов XVII века. Он с самого начала предназначался для жительства митрополита, а также для хранения его богатейшей казны. Часть помещений занимал Казенный приказ, ведавший всеми финансовыми делами епархии. До конца XVII века корпус оставался двухэтажным. Позже надстроили третий этаж, а в конце XVIII века здание получило новый декор в духе классицизма. Ныне лишь орнаментальный пояс, типичный для второй половины XVII века, да узкие окна первого этажа, восстановленные реставраторами 1920-х годов, напоминают о древнем облике сооружения.

В одном ряду с митрополичьими хоромами располагается комплекс Государских хором (70–80-е гг. XVII в.), или, как его еще называют, «Красная палата». Здание отличается живописной компоновкой объемов, каждый из которых завершен особой крутой кровлей. Еще большую живописность Государским хоромам придает великолепное крыльцо, увенчанное двумя шатрами. Нынешний облик Красная палата получила после капитальной реставрации, проведенной в 1960-х годах.

Около 1675 года за митрополичьими хоромами строится комплекс церкви Спаса Нерукотворного образа (позже – Спаса на сенях). В нижнем этаже комплекса располагались хлебня и другие хозяйственные службы, а в верхней – собственно церковь Спаса, большая столовая палата, сени между ними, а также разобранные в 1778 году отдаточные палаты, примыкавшие к северному фасаду здания. Церковь Спаса являлась домашним храмом митрополита Ионы. Ее стройный объем, увенчанный золоченой главой на барабане несколько усложненной формы, господствует над окружающей застройкой. Восьмискатное покрытие, соответствующее крещатому своду храма, явно навеяно зодчеством XVI века. У ростовского Успенского собора взяты наиболее заметные детали убранства: аркатурно-колончатый пояс, фриз из пятиугольных ниш апсид. Причем все они, включая и богатые наличники, сконцентрированы в нижней части храма. Верх же его столь же строг, как и у надвратной церкви Воскресения.

Столовая, или Белая палата, имеет традиционную для XVI–XVII века одностолпную конструкцию. Интерьер хорошо освещают довольно широкие оконные проемы, украшенные так называемым «висячим каменьем». Здесь митрополит Иона устраивал торжественные трапезы.

На протяжении 70–80-х годов XVII века постепенно, начиная от церкви Воскресения, строятся крепостные стены и башни митрополичьей резиденции. Мастера снабдили их всеми атрибутами крепостного сооружения, в частности, бойницами подошвенного, косого и верхнего боя. Однако богатство декоративного убранства башен, которые, подобно обычным палатам, имеют широкие окна с наличниками, свидетельствуют, что крепость с самого начала не имела военного значения. Несомненно, в первую очередь она призвана была наглядно продемонстрировать величие Ростовской епархии – одной из крупнейших в России.

Одновременно со стенами и башнями возводились корпуса, расположенные по периметру Г-образного в плане хозяйственного двора. В них размещались хозяйственные службы, обеспечивавшие жизнедеятельность митрополичьего дома. В корпусах между Водяной и Дровяной башнями находились сушила, пивоварня, многочисленные кладовые палаты. А по другую сторону от Дровяной башни – поварня и приспешня (пирожная), также относящаяся к 70–80-м годам XVII века. Архитектурная обработка всех этих сооружений очень скромна. Она практически совпадает с оформлением хозяйственного корпуса, расположенного в восточной части центрального двора. Так было подчеркнуто иерархически подчиненное положение хозяйственных корпусов в общем художественном целом ансамбля.

Одной из последних кремлевских построек времени митрополита Ионы стала надвратная церковь Иоанна Богослова (1683 г.) Это, пожалуй, самое совершенное произведение ионинских мастеров. Все лучшее из опыта, накопленного за годы строительства митрополичьей резиденции, нашло блестящее воплощение в этом замечательном памятнике. Он как бы весь устремлен вверх, что достигнуто за счет сильно вытянутых по вертикали основного объема, барабанов глав, шей крестов и мастерски скомпонованного пятиглавия. Вместе с тем церковь Иоанна Богослова выглядит более нарядной и праздничной, чем предшествовавшие ей церкви кремля. В ее облике уже отсутствует противопоставление богато оформленного низа и сурового, почти аскетического верха храма.

Совсем иную архитектурную обработку имеет церковь Григория Богослова (1680-е гг.) приписного, то есть целиком зависимого от митрополита Григорьевского монастыря. На первый взгляд, Григорьевская церковь своим многоскатным завершением и пятиглавием близка другим кремлевским церквям. Но мы не найдем у нее ни аркатурно-колончатого пояса, ни изразцового, ни богатых наличников.

Последним самостоятельным сооружением кремля стала церковь Одигитрии, начатая в 1692году и законченная в 1693 году. Ей приданы черты стиля «московского барокко», распространенного в конце XVII – начале XVIII века. Но в отличие от большинства сооружений этого направления церковь Одигитрии выглядит гораздо скромней. Мастера все сделали, чтобы гармонично вписать ее в уже сложившийся ансамбль. Современная пестрая раскраска не первоначальная, а относится к более позднему времени.

Итак, к концу XVII века завершилось в общих чертах формирование архиерейского двора. Все его разнообразные сооружения были объединены в редкий по живописности, но в то же время удивительно гармоничный ансамбль. Единство и благородная сдержанность цветового решения придавали ему особую одухотворенность. Белая со слегка розоватым оттенком окраска каменных стен своеобразно сочеталась с серебристым, почти черным цветом тесовых кровель и тускловатым блеском луженого покрытия глав и крестов. Картину дополнял разбитый на центральном дворе роскошный сад с широким зеркалом пруда, уподоблявшийся райскому саду. Да и ансамбль в целом, по замыслу митрополита Ионы, должен был символизировать небесный град – горний Иерусалим.

Рязанский кремль

Напомним, что первоначально Рязанью назывался центр Рязанского княжества, находившийся в 50 км к юго-востоку от современной Рязани (нынешнее городище Рязань Старая). Город был разрушен монголо-татарами в 1237 году. В середине XVI века центр княжества был перенесен в Переяславль-Рязанский (впервые упомянут в летописи под 1300 (1301) годом), который в 1521 году вошел в состав Московского государства. В 1708 году город включен в Московскую губернию, в 1778 переименован в Рязань и стал центром наместничества, а с 1796 – Рязанской губернии.

По археологическим данным, стратегически выгодное месторасположение кремля привлекало людей задолго до официального основания города: самое древнее поселение, обнаруженное археологами на территории кремля, датируется I тысячелетием до Р.Х. Предположительно, Переяславль был заложен в северной части кремлевского холма, на берегу озера Быстрого, контуры которого недавно были установлены с помощью современных инженерно-геологических технологий.

В течение XIV–XVII веков город вышел за пределы кремля и разросся к югу и западу, кремль же оставался его центральной, наиболее укрепленной частью. В этот период кремль представлял собой мощную крепость с традиционной для Руси системой
Страница 26 из 41

оборонительных сооружений. С юго-западной стороны – единственной, не защищенной реками, – был прорыт ров глубиной 5–7 м, заполненный водой. По периметру кремлевского холма был насыпан вал высотой до 12 м, на котором возведены деревянные крепостные стены со сторожевыми и воротными башнями. К середине XVII века их насчитывалось 12. Главными воротами Переяславля были обращенные в сторону Москвы ворота Глебовской башни – единственного в городе каменного укрепления.

Оборонительные сооружения Переяславля просуществовали до конца XVII века, впоследствии они были снесены ввиду ветхости и в связи с утратой городом военного значения. В настоящее время сохранился лишь ров и почти 300-метровый фрагмент вала в юго-западной части кремля.

Серпуховский кремль

Белокаменный кремль появился в 1556 году. Строители каменных стен и башен, постепенно заменяя деревянные укрепления, повторили конфигурацию дубового кремля. Новая крепость-цитадель, нисколько не нарушив ансамбль древнего Серпухова, внесла в городской пейзаж две новые краски: ослепительную белизну стен и золотистую охру тесовых башенных кровель.

Возведением каменного Серпуховского кремля укрепление города не закончилось. Одновременно с ним строится деревянный острог для защиты посада с городским торгом. Общая протяженность острога составляла более тысячи метров.

В Смутное время охраняемый городом-крепостью стратегический рубеж сделался рубежом смуты и мятежа, отделившим бурлящие, охваченные восстанием южные районы России от примыкающих к столице центральных уездов государства. Окруженный многочисленными сторонниками самозванец принимал в Серпухове виднейших московских бояр, в открытые жителями города ворота неприступной белокаменной крепости вступали отряды Болотникова, воеводы царя Василия Шуйского проводили смотр собравшейся в «Серпуховском походе» военной силы… В 1609 году Серпухов штурмуют поляки под предводительством пана Млоцкого; они сожгут посад, но кремль взять так и не смогут. Попытается захватить город в 1618 году и гетман Сагайдачный, но дальше посада прорваться ему тоже не удастся.

В середине XVII века возвели последнее оборонное сооружение Серпухова – новоприимочный острог, защитивший Подол города. Думается, что главной целью этого строительства была защита двух высоких холмов – так называемых Воскресенской и Афанасьевской гор, с которых можно было вести прямой артиллерийский обстрел кремля.

В 1633 году, когда крымский царевич грабил левобережные уезды по Оке, жители Серпухова последний раз затворялись в каменной крепости. С тех пор уже не неприятельское оружие, а пожары были для города самым грозным и неотвратимым бедствием. Огонь мгновенно распространялся по сплошь деревянному городу, уничтожая и жилые дворы, и деревянные постройки серпуховских укреплений, и верхи кремлевских башен и стен. После пожара 1645 года починку кремля производил «горододелец, думный дьяк» Афанасий Осипович Прончищев. Но тем не менее в 1650 году воевода Андрей Оленин, осматривавший кремль, нашел его в плохом состоянии: «Башни не покрыты, тайники утеряны». Сильный пожар 1669 года был основной причиной начала разрушения замечательного памятника. Сметный список 1681 года уже говорит о частых обвалах башен.

К концу XVII века Серпухов окончательно теряет свое военное значение. Кремль и остроги не ремонтируются. Лишь в 1708 году, опасаясь наступления Карла XII на Москву, Петр I вспоминает о Серпухове и приказывает по возможности «укрепить и палисадировать» город. Но обстановка, как известно, вскоре переменилась, и надобность в ремонте серпуховских укреплений отпала. Их состояние постоянно беспокоит городской магистрат, так как подгнившие деревянные башни грозят обвалом, а в кремле «камни немалым числом валятся». Потому в 1767 году было принято решение «о разрытии городового вала» и разборке оставшихся деревянных стен. Вероятно, для этих работ и был составлен первый масштабный план всех оборонительных сооружений города, хранящийся в Военно-историческом архиве. Этот документ служит пока единственным источником сведений об устройстве белокаменных укреплений замечательного русского города-крепости.

Руины Серпуховского кремля обратили на себя внимание составителей «Атласа к материалам для статистики Российской империи», вышедшего в Петербурге в 1839 году. На помещенных в нем двух литографиях с изображением Серпухова отмечена лишь одна юго-западная полубашня, а стены показаны с большими утратами и разрушениями. Возможно, такая печальная картина явилась помимо всего прочего еще и следствием известного указа Павла I, предписавшего в 1797 году разобрать обветшавшие крепостные сооружения древних подмосковных городов. И тем не менее в 1852–1853 годах Серпуховский кремль как признанный «памятник древности» был укреплен и фрагментарно реставрирован. Спустя некоторое время (1888 г.) Археологическое общество добилось ассигнования денежных средств на дальнейшую реставрацию наиболее полно сохранившихся фрагментов…

Последняя страница истории каменного кремля столь же нелепа, сколь трагична. Из Москвы поступило указание, в Серпухове с энтузиазмом откликнулись, и в результате замечательный памятник русского крепостного зодчества зимой 1934 года был разобран на материал для строительства Московского метрополитена. На покрытом снегом кремлевском холме – темно-сером от каменной и известковой пыли – остались лишь два крохотных фрагмента стен, напоминающие сегодня о славной и некогда неприступной крепости.

Теперь об архитектуре Серпуховского кремля. Не имеющий прямых аналогий в практике строительства каменных укреплений на протяжении всего XVI века, кремль – интересный памятник русского крепостного зодчества. Прежде всего уникален его строительный материал: кремль полностью выстроен из белого камня. В других крепостях того времени белый камень уже играл вспомогательную роль. Этот материал еще во второй половине XV века почти повсеместно сменяется кирпичом, но в Серпухове, где белый камень находится буквально под рукой, строительство из него продолжается вплоть до середины XVII столетия. К тому же в городе были собственные кадры профессиональных каменщиков. «Камень тешот» – написано про жителей ивановской слободы в сотной (переписной) книге 1552 года, которая составлялась, видимо, для того, чтобы выявить экономические возможности города накануне строительства каменной крепости.

Боевые стены охватили территорию кремля, следуя очертаниям естественного холма, а не линиям архитектурного плана, как это было характерно для крепостного зодчества времени Ивана Грозного. План кремля представлял собой неправильный треугольник с периметром в 933 метра. На формах укреплений отразился факт широкого применения артиллерии, и в первую очередь это выразилось в конструкции стен. При значительной толщине (3,5 метра) они не столь высоки (6,5–8,5 метра). Широкая боевая галерея рассчитана на удобное размещение пушек и пищалей. Башни располагались в местах наиболее значительных изломов стены, что исключало возможность существования необстреливаемых пространств. Полубашни (их было три) – еще одна интересная особенность
Страница 27 из 41

Серпуховского кремля. Они представляли собой П-образные в плане выступы стен и были выше обычных прясел. Полубашни сооружались вблизи основных башен, на изломах стены, в тех случаях, когда промежуточное прясло получалось сравнительно коротким.

Особенно значительное влияние применение артиллерии оказало на решение крепостных въездов. Если крепости XIV–XV веков, незнакомые с «огненной дуэлью», имели сложные въезды, состоящие из отводных стрельниц, захабов и т. п., то в укреплениях XVI столетия необходимость в них отпала – появляются простые проездные балки.

Существующий въезд в кремль подводил к Спасским воротам, устроенным в стене между восьмигранной Караульной башней и отводной полубашней. Ворота вели в узкий длинный карман, образованный двумя параллельными стенами, одна из которых была отводная. И, наконец, чтобы попасть на территорию самого кремля, надо было миновать Большую проезжую башню, имевшую вдобавок изгибающееся под прямым углом колено проезда. Отводная часть контролировала въезд и в то же время не мешала стрельбе, так как высота ее была меньше высоты основных стен. В ней был предусмотрен даже тайный ход, через который осажденные могли неожиданно ударить по врагу.

Появление такого проезда, характерного для крепостей более раннего времени, конечно, нельзя объяснить только тем, что новый каменный кремль повторял планировку старого, деревянного. Создатели Серпуховского кремля были хорошо знакомы с вооружением крымских татар, не имевших собственной осадной артиллерии. Правда, турецкий султан посылал им янычар с пушками, но их было очень мало, и при осаде крепостей применялись в основном старые градобитные орудия. Поэтому крымские татары не могли рассчитывать на прорыв обороны крепости в каком-либо другом месте, кроме ворот. Серпуховский кремль полностью исключал и эту возможность.

Если подойти к самой кромке кремлевского холма, то можно обнаружить узкую дорожку, огибающую всю его территорию по тому же месту, где проходила боевая стена. Небольшие площадки, встречающиеся по пути, напоминают о некогда возвышавшихся здесь башнях. Площадка, расположенная над самым въездом, отмечает место восьмигранной Караульной башни, в которой размещалась пороховая палата. За ней, напротив посада, стояла Северная полубашня, фиксировавшая значительный излом стены. Между Северной полубашней и следовавшей за ней круглой Воскресенской башней прясло стены было небольшое. От него сохранился фрагмент с узким проходом, а в нем – устройство для подъема решетки – герсы. Стены с внешней и внутренней стороны были выложены из массивных блоков белого камня, а середина забучена мелким камнем на известковом растворе. Изнутри стена была расчленена большими арочными нишами с каморами. Снаружи стена имела машикули – специальные навесные бойницы для обстрела неприятеля, прорвавшегося непосредственно к ее подножию.

Следующий участок стены от Воскресенской башни шел параллельно Серпейке до круглой небольшой Никольской башни, в которой был устроен деревянный тайник с колодцем для снабжения осажденных водой. От этого прясла также сохранился фрагмент стены. Он был ровно обрублен с юга во время устройства нового въезда, тогда же пристроили несколько поддерживающих стену контрфорсов. С юга, в той части, которой кремль был обращен в сторону Оки, к монастырям, боевая стена была усилена (и украшена!) восьмигранной Высоцкой башней. От нее стена шла параллельно Наре, а затем через Южную полубашню и Большую проезжую башню подходила к въезду.

Из всех построек внутри кремля в настоящее время сохранился Троицкий собор – художественный, ландшафтный и духовный ориентир всего города.

На небольшой площади перед собором существовал административный центр города и округи. Отсюда Серпухов, плативший в казну дань медом, управлялся тиунами и наместниками. В период реформ середины XVI века их сменили выборные губные старосты и городовые приказчики. К тому же практически постоянно в городе пребывали назначаемые Москвой воеводы, ведавшие военными силами Берега… Между тем не следует представлять себе в центре древнего Серпухова репрезентативные, обширные здания местного управления. В съезжей и губной избе, воеводском доме, словом, всего в нескольких рубленых домах, с виду мало отличавшихся от обычных городских жилищ, размещалась серпуховская власть, административная и военная.

Немного в стороне находился второй кремлевский храм – церковь преподобного Дмитрия Солунского, упоминаемая с конца XV столетия.

Остальная же территория каменного города была заполнена осадными дворами окрестных монастырей, вотчинников, сел и деревень. Полупустые в мирное время осадные дворы содержались специально поселенными в крепости людьми – дворниками. Тогда как все, что относилось к обороне кремля, находилось в ведении городовых приказчиков, наблюдавших за исправностью «клетей» для пищалей, «зелейной казны» с помещениями для ядер и пуль, «котлов селитряных медных», «хлебных житниц».

Святыни и древности Костромы

Остатки крепостного вала «Старого города» просматриваются и сейчас при спуске к Волге по ул. Чайковского. Юго-восточный угол кремля – на плане башня Вознесенская наугольная – находился на месте нынешней беседки Островского. «Новый город» был пристроен к северо-западной стене много позднее – после польско-литовского нашествия начала XVII века. Территория его охватывала нынешние Красные и Мучные ряды; юго-западная стена тянулась от выхода из парка культуры до начала ул. Островского, где на правой стороне можно и сейчас найти остатки стены Анастасьина девичьего монастыря.

План Старого и Нового города реконструирован при работе над публикацией «Постатейная роспись Костромского Кремля 1678 года». Рукопись ее сгорела в пожаре Костромского архива 1982 года. К счастью, у выдающегося краеведа прошлого века Александра Александровича Григорова осталась ее копия, которую историк Н.А. Зонтиков опубликовал в 5-м выпуске альманаха «Костромская земля». В тексте «росписи» указана длина прясел (стен) в саженях между всеми башнями Старого и Нового города. И все они совпали с расстояниями по древнему плану города, наложенного на современную сетку кварталов (несовпадение выявлено только для одной из башен северо-восточной стены Нового города).

Несоответствие плана в части количества и названий башен кремля тексту писцовой книги объясняется временной разницей. За 50 лет между написанием писцовой книги и постатейной росписи вполне могли не только измениться названия, но и ряд башен мог исчезнуть. О том, что к 1678 году стены кремля стали утрачивать свое оборонительное значение, свидетельствует, например, такая цитата из постатейной росписи: «Пищали “Волконейки” и тюфяки и затяжные стволы и ядра лежат около Соборной церкви. А иной городовой наряд – места, где тому наряду быть – не построено. А тот городовой наряд, медные и железные пищали к стрельбе годятся и изнутри все ли они в целости ль – того не ведомо. От многих лет и от пожарного времени, как Кострома в прошлом 162 году сгорел и от того времени тот городовой наряд не чищен и в тех пищалях пыли из земли насорило. А железные пищали все заржавели и чистить
Страница 28 из 41

тот наряд некому. Пушкарей только два человека, а государева жалованья им не идет. А костромские посадские и уездные люди без указу великого государя того городового наряду не чистят».

Богоявленский мужской монастырь, крупнейший в Костроме, был основан в день Богоявления Господня в 1426 году на реке Суде, неподалеку от центральной части города – Костромского кремля. Его «строителем» и первым игуменом летопись называет преподобного Никиту – «сродника и ученика» преподобного Сергия Радонежского.

Долгое время монастырь оставался деревянным. Его первым каменным зданием стал пятиглавый Богоявленский собор, построенный в 1559–1565 годах при царе Иоанне IV, Грозном, по благословению святителя Макария – митрополита Московского. Собор возведен был артелью каменщиков, прибывших в Кострому, как предполагают, из Ростова Великого. За образец строители взяли Успенский собор Московского Кремля.

Богоявленский собор – древнейшее каменное здание Костромы из сохранившихся до наших дней. В начале XVII века к нему была пристроена каменная колокольня. «Звон» ее составляли 12 колоколов. На ней были установлены «боевые русские часы с перечасьем и получасьем», их костромичи помнили еще в прошлом веке, когда часов тех уже не было.

Под собором находилась усыпальница. Вечное упокоение нашли в ней племянники великого князя Василия II Темного, – Иван, Андрей и Василий, погребены здесь именитые благотворители монастыря из фамилий бояр Салтыковых, Кафтыревых, князей Хованских… Тут же захоронены игумены и некоторые иноки монастыря. Все гробницы тщательно сохранились. Увы, в послереволюционные годы, после закрытия монастыря, они были уничтожены…

На протяжении своей многовековой истории знал монастырь сей и годы расцвета, и годы полного запустения. Грамоты, данные в разное время его настоятелям, показывают, что пользовался он покровительством и поддержкой и великих князей и государей наших. Любила посещать его первая супруга царя Иоанна Грозного – Анастасия. Здесь уместно вспомнить: о том, что она будет царицей, предрек ей преподобный Геннадий Костромской и Любимоградский. И сам ее царственный супруг не оставлял Богоявленский монастырь своей милостью. Впрочем, помнит наша древняя обитель и страшные дни гнева его, когда за почести, оказанные царскому племяннику, направлявшемуся через Кострому из Первопрестольной в Нижний Новгород, жестоко пострадали многие и сам игумен ее. Скорый на гнев и расправу, государь постарался затем искупить своей грех пред обителью, одарив ее многими дарами и милостями, но те страшные дни остались в истории обители и в истории града нашего запечатленными навсегда…

Страшные дни… Богоявленский монастырь помнит их немало. Все тяжкие испытания, все грозные удары времени монастырь встречал и превозмогал достойно. В годы Смутного времени, например, иноки его явили пример, достойный благодарной памяти потомков, пример верности вере своей православной и Отечеству.

В конце дека6ря 1608 года, когда Кострома оказалась в руках польских интервентов, иноки Богоявленского монастыря решили скорее пожертвовать своей жизнью, но не покориться захватчикам. Лишь после осады и штурма монастырь был захвачен и разграблен. Одиннадцать его иноков приняли мученическую смерть.

О том, насколько известным и значительным был Богоявленский монастырь в России того времени, говорит хотя бы тот факт, что при избрании на царство Михаила Федоровича Романова в феврале 1613 года на Московском Земском соборе присутствовал и подписался под избирательной грамотой в числе других выборных и настоятель этого монастыря игумен Арсений.

XVII век для Богоявленского монастыря стал временем каменного строительства. Деньги на строительство прислали многие, но главными жертвователями были: бояре Салтыковы, мать царя Михаила – инокиня Марфа, его отец – патриарх Филарет и другие патриархи московские и всея Руси…

В 1610 году была воздвигнута каменная церковь во имя Св. Иоанна Богослова, которую освятил сам патриарх Гермоген – будущий священномученик.

В начале того же столетия к Богоявленскому собору были пристроены каменные галереи, затем воздвигнуты Трехсвятительская и Сретенская церкви, звонница с приделом в честь преподобного Сергия Радонежского – в нижнем ее ярусе – и церковь в честь святителей Михаила, Петра и Ионы – над святыми вратами обители.

Особенно украсился монастырь при игумене Герасиме. С 1542 по 1672 год, без какого-либо перерыва, возводил он, одно из другим, каменные здания. В первые шесть лет этого тридцатилетнего срока монастырь был обнесен каменной стеной семиметровой высоты. Монастырь приобрел вид крепости. Шесть башен возвышались над стеной: четыре – угловые и две – надвратные.

В 1672 году Богоявленский собор был расписан «на иждивение» боярина Петра Михайловича Салтыкова. К этому же времени относится и написание на стене юго-западной башни иконы Богоматери Смоленской, чудесно сохранившейся во время пожара 1773 года, после чего и началось ее особое почитание. Здесь сначала была построена деревянная часовня, а в 1824 году алтайским миссионером, архимандритом этой святой обители Макарием Глухаревым, на средства костромского гражданина Ф.М. Обрядчикова возведена небольшая церковь, названная в народе «Смоленской часовней».

В XVIII веке и в первой половине XIX века Богоявленский монастырь переживал пору своего упадка. Новое строительство в нем почти не велось. Лишь в 1752–1760 годах на средства генеральши Екатерины Михайловны Салтыковой в монастыре была выстроена церковь во имя Святителя Христова Николая – над гробом супруга ее Михаила Петровича Салтыкова. Сокращалось число братии, здания пустовали. С 1779 года сюда были помещены все присутственные места города, которые находились здесь до 1809 года. В 1814 году в монастырь была переведена Духовная семинария.

Пожар, истребивший в сентябре 1847 года почти половину Костромы, не пощадил и Богоявленский монастырь, превратив его в развалины. О восстановлении монастыря в те годы не могло быть и речи: город, посещенный столь страшной бедой, не имел возможности оказать опустошенному и разрушенному пожаром монастырю хоть какую-то помощь. Монастырь был закрыт. Городские власти в течение 16 лет продавали кирпич разбираемых его развалин для строительства частных зданий, щебень же отдавали бесплатно – для мощения улиц. Были разобраны таким образом Сретенская и Трехсвятительская церкви, паперти Богоявленского собора, звонница, почти все жилые и хозяйственные постройки, часть стен. К 1864 году монастырь перестал существовать. Богоявленский собор не был разобран, поскольку император Николай Павлович повелел сохранить его как памятник древности. Скорее всего, остался бы он со временем и памятником самому исчезнувшему монастырю, если бы не Божия воля, явленная через игумению Марию, в 1863 году вступившую в управление женским Анастасииным Крестовоздвиженским монастырем. В том году подала она прошение о передаче ей бывшего Богоявленского монастыря под условием его восстановления.

Начинается новая страница истории древней костромской обители. Монастырь становится девичьим. Изменилось и его название: к прежнему добавилось слово Анастасиин. Воистину
Страница 29 из 41

символическое добавление. «Анастасия» – с древнегреческого означает воскресение. Именно воскрешенным, а не просто обновившимся становится монастырь, и воскресение это связано с новым его расцветом.

Начав трудный подвиг возрождения монастыря, игуменья Мария фактически отстроила его заново. Прежде всего она позаботилась о расширении Богоявленского собора. К нему были сделаны три новые пристройки – с западной, южной и северной сторон, сам же древний собор был превращен в алтарь. Просторный, обновленный, с большим вкусом украшенный, собор был торжественно освящен 28 декабря 1869 года. Позднее его новые стены были расписаны и внутри и снаружи. Обновлена была усыпальница под алтарем, устроена каменная галерея, соединившая собор со святыми вратами под колокольней. В 1867 году в усыпальнице была устроена небольшая церковь во имя св. великомученика Никиты и Преподобного Сергия Радонежского. Возрожден был и Никольский храм.

После пожара 1847 года чудотворная икона Смоленской Божией Матери вновь дивным образом сохранилась без повреждения, хотя сама Смоленская церковь и выгорела дотла. После этого почитание сей святыни еще более усилилось. Вскоре же после пожара Смоленскую церковь начали восстанавливать. Возобновлена она была на средства Платона Васильевича Голубкова, уроженца Костромы. Богослужения в ней постоянно совершались и в годы полного упадка монастыря.

Трудами и заботами игуменьи Марии была восстановлена почти полностью местами разрушенная монастырская стена. Западная башня над святыми вратами была перестроена в звонницу.

Над юго-западными въездными вратами во время пожара уцелела часть стены с древним изображением лика Св. Николая, чудесно уцелели фонарь и веревка, на которой фонарь висел перед образом. Когда хотели приступить к разборке этих врат, каменщик, поднявшийся наверх, неожиданно упал и сильно ушибся. После, на исповеди, он поведал священнику, что был сброшен какой-то неведомой силой. Разборка врат была приостановлена, образ св. Николая с тех пор стал почитаться особо. В 1871 году к уцелевшему остатку стены с изображением лика св. Николая была пристроена деревянная часовня. Она осталась невредимой при следующем страшном пожаре, посетившем Кострому в 1887 году, а в 1892 году была заменена каменной, более просторной.

Во время пожара 1887 года вновь остался невредимым в полностью выгоревшем храме чудотворный образ Смоленской Божией Матери. Храм этот также был значительно перестроен в 1892 году.

В восстанавливаемом игуменьей Марией монастыре были возведены три жилых корпуса для сестер и настоятельский корпус, а также – двухэтажный, с подвалом – Трапезный корпус, в котором, помимо трапезной палаты, разместились хозяйственные помещения, живописная и швейная мастерские. Несколько позже к западной стене Смоленской церкви были пристроены два корпуса – казначейский и больничный. В подвале больничного корпуса устроили резервуар, в который поступала самотеком речная вода Суды для потребностей монастыря.

Все вновь построенные здания были отмечены печатью высокого архитектурного вкуса. Одновременно производился ремонт старых зданий и велось строительство новых в Анастасиином Крестовоздвиженском монастыре, находившемся на территории Костромского кремля. Монастырь этот игуменья Мария предназначила для учебно-благотворительных целей, переместив большую часть инокинь в Богоявленско-Анастасиин монастырь. Прежде всего она устроила здесь училище для девочек, из которых в нем готовили сельских учительниц.

В 1873 году в Анастасиином Крестовоздвиженском монастыре была устроена первая лечебница для народа, а в его училище стали готовить еще и сестер милосердия. Позднее были организованы такие же лечебницы для сельского населения в трех вотчинах обители, где крестьяне до того не имели никакой врачебной помощи. Сестры милосердия – воспитанницы монастыря – участвовали в борьбе с эпидемиями, лечили больных и раненых во время войн. Деятельность народных лечебниц и курсов сестер милосердия принесла монастырю заслуженную известность и получила высокую оценку государства. Был издан указ об открытии подобных лечебниц и курсов при других девичьих и женских обителях страны.

После революции Богоявленско-Анастасиин монастырь был закрыт. Казалось, что – навсегда… Началось великое его разорение. Богоявленский собор, Смоленская церковь и звонница были отданы под хранилища архива. Костромской государственный архив располагался в соборе до пожара, случившегося, как уже говорилось, 16 августа 1982 года. В огне того пожара погибли дивные фрески собора, исполненные знаменитыми костромскими изографами Гурием Никитиным и Силой Савиным, расписавшими Успенский собор Московского Кремля, Ильинскую церковь в Ярославле, Троицкий собор в Ипатьевском монастыре и другие храмы древних и славных городов русских.

Тот последний пожар, казалось, подвел последнюю черту под трагической и великой судьбой монастыря. Надежды на его новое, тем более недалекое и скорое, воскрешение не было никакой. И все-таки невозможное, невозможное по разумению человеческому, свершилось…

Немало усилий пришлось приложить архиепископу Костромскому и Галичскому Александру, чтобы монастырь вновь был возвращен епархии. Именно его великими заботами, его попечением возрождается ныне этот дивный монастырь.

Случилось удивительное. Некогда, ровно столетие назад, посланницами Костромского Богоявленско-Анастасиина монастыря был основан на эстонской земле Пюхтицкий монастырь. Ныне посланницам Пюхтицкого монастыря суждено возрождать костромскую обитель…

В марте 1991 года из Пюхтицкой Успенской обители в Кострому для восстановления Богоявленско-Анастасиина женского монастыря по благословению святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II была направлена монахиня Иннокентия, которая 29 августа, в день празднования феодоровской иконы Божией Матери, архиепископом Костромским и Галичским Александром возведена в сан игуменьи.

Несколько ранее – 17 августа – был освящен Богоявленский собор, ставший кафедральным собором города. На следующий день сюда, с десятитысячным крестным ходом, была перенесена из Воскресенского храма главная святыня Костромы – Феодоровская чудотворная икона Божией Матери – древний явленный образ, которым инокиня Марфа благословила на царство своего юного сына царя Михаила.

Некоторое время спустя в собор были помещены и другие святыни – крест-мощевик с частицами мощей 400 святых и рака преподобного Макария Писемского.

Возрождается заботами архиепископа Александра и прежняя традиция совершать крестный ход с Чудотворной феодоровской иконой через весь город – 29 августа 1995 года на крестном ходе собралось более 10 тысяч людей из разных областей и весей.

Государственный Эрмитаж (Зимний Дворец)

Перед зодчим стояла задача: построить дворец, который по своему значению и архитектуре должен был господствовать в ансамбле столичного города. Растрелли запроектировал дворец в форме огромного прямоугольного замкнутого блока с внутренним парадным двором.

Мощный архитектурный массив дворца Растрелли разработал соответственно роли каждого из его фасадов
Страница 30 из 41

в городском ансамбле. Со стороны Невы зодчий несколько выделил крайние части дворца отступом середины, центр которой лишь незначительно отметил входом, подчеркнув, таким образом, в фасаде его продольное направление вдоль набережной реки. С противоположной стороны Растрелли применил обратный прием ступенчатого выдвижения вперед мощного центра фасада, что отвечало здесь главенствующему значению фасада дворца в ансамбле намечавшейся площади. В центре этого фасада находился главный въезд во внутренний парадный двор. Фасад со стороны адмиралтейства, образованный выступающими угловыми частями дворца и заглубленной средней частью, подчеркивает и оттеняет протяженность двух главных фасадов, являясь промежуточным звеном между ними.

В наружном облике Зимнего дворца, создававшегося, как гласил указ о его строительстве, «для единой славы всероссийской», в его нарядном, праздничном виде, в ясности и простоте архитектурных масс, раскрывается художественно-композиционный замысел зодчего – глубокая архитектурная связь этого здания с городом, Невой, со всем характером окружающего городского пейзажа. «Раскрытая» композиция Зимнего дворца является своеобразной русской переработкой типа замкнутого дворцового здания с внутренним двором, распространненого в архитектуре Западной Европы, в духе передовых идей русской культуры середины XVIII века и национальных архитектурных традиций.

Здание Зимнего дворца сыграло видную роль в дальнейшем формировании центрального ансамбля столицы.

Еще в 1711 году на берегу Зимней канавки для Петра I был сооружен Зимний дом, считающийся первым Зимним дворцом. Нынешнее трехэтажное здание Зимнего дворца, пятое по счету, построено в 1754–1762 годах архитектором В.В. Растрелли в стиле русского барокко, в виде замкнутого четырехугольника. Четыре угловые части, в которых размещались главные помещения (Тронный зал, театр, парадная лестница и храм), соединяются корпусами-галереями (с анфиладой парадных залов на втором этаже), образуя в центре двор крестообразной формы.

Фасады здания состоят из двух поясов (нижнего и верхнего). На нижнем – цокольный и первый этаж объединяют колонны ионического ордера. Над ними два верхних этажа с ярусами колонн более пышного композитного ордера. Колонны собраны пучками на углах, далее распределяются то равномерно, то группами. На балюстраде крыши – декоративные вазы и статуи. В 1892–1894 годах обветшавшие 27 скульптур из пудотского камня заменены пустотелыми из штампованной меди по моделям М.П. Попова.

Наличники окон (около 2 тыс.) украшены разнообразными львиными масками, головами ангелов, завитками.

Каждый из фасадов архитектурно своеобразен. Так, Невский с протяженной двухъярусной колоннадой, сильно расчлененной, южный (перед Дворцовой площадью) с центральным, на высоте первого яруса, трехарочным въездом во двор, западный и восточный – с выступающими боковыми частями здания. Выделяются своей красочной живописностью зеленый фон стен, белые колонны и наличники, темно-желтые капители и лепнина, черные статуи. Фасады обращены к Неве, Адмиралтейству и Дворцовой площади.

Главный, Иорданский, подъезд находится со стороны Невы. Через него в праздник Крещения члены императорской семьи и духовенство выходили для водосвятия к Неве (отсюда название – иордань). Со стороны Адмиралтейства – подъезд его величества. Он выходит на Разводную площадь между Зимним дворцом и Главным Адмиралтейством. На ней происходили разводы караулов и смотры войск. На Дворцовую площадь выходил подъезд ее величества, который вел в покои императрицы. Кстати, через этот подъезд в Зимний ворвались в октябре 1917 года восставшие солдаты и матросы.

В здании более тысячи помещений. Мраморные марши Главной (Иорданской) лестницы, раздваиваясь, ведут на второй этаж – к главной, северной анфиладе парадных залов (перестроены в классическом стиле в 1780—90 гг. архитекторами Дж. Кваренги и И.Е. Старовым). Плафон парадной лестницы работы художника Ф. Фонтенбассо.

В южном направлении от парадной лестницы протянулась другая цепь парадных залов – Большая анфилада. К ней с юго-востока примыкает Большая церковь с нарядным золоченым декором и плафоном работы Фонтенбассо. Ее стены украшает позолоченный лепной растительный орнамент.

После отстранения Екатериной II (1762 г.) Растрелли от отделочных работ их осуществляли в стиле классицизма архитекторы Ю.М. Фельтен, Ж.Б. Валлен– Деламот и А. Ринальди. Сильный пожар 1837 года уничтожил внутреннюю отделку. Архитекторам В.П. Стасову и А.П. Брюллову удалось восстановить ее лишь частично за два года – 1838–1839 годы.

В новом корпусе, пристроенном к восточному фасаду дворца, соединившем Зимний дворец с Малым Эрмитажем, в 1841 оду Стасовым был восстановлен Георгиевский (Большой тронный) зал (первоначально открыт в 1795 г. в день Св. Георгия; архитектор Дж. Кваренги) площадью 800 кв. м. Он предназначался для торжественных приемов. В его торцовой части на мраморном ступенчатом основании был установлен трон (1714 г., английский мастер Клаузен; был перенесен в Петровский зал). В оформлении зала широко использованы разноцветный мрамор, золоченая бронза. На колоннаду коринфского ордера из белого итальянского каррарского мрамора по всему периметру зала опираются легкие хоры. Наборный пол выполнен из 16 пород дерева.

Около Тронного зала в 1826 году по проекту К.И. Росси построена Военная галерея с портретами русских полководцев – участников Отечественной войны 1812 года (написаны в 1819–1828 гг. английским художником Дж. Доу при участии В.А. Голике и А.В. Полякова). После 1917 г. в состав галереи включены написанные Доу четыре портрета солдат Дворцовой роты – участников Отечественной войны 1812 г. и кавалеров высших солдатских наград и два полотна художника П. Хесса (1840 г.), посвященных Бородинскому сражению и преследованию противника на Березине. Тема 1812 года отражена и в оформлении Александровского зала. В восточном корпусе О. Монферран оформил Фельдмаршальский, Петровский (Малый тронный) и Гербовый залы (восстановлены В.П. Стасовым). Зимний дворец служил с 1760 года (исключая 1881–1894 гг. и период после 1904 г.) резиденцией российских императоров, в июле – октябре 1917 года – Временного правительства (размещалось в бывших покоях Николая II). В 1918 году частично, а в 1922 году полностью все здание передано художественному и культурно-историческому музею – Государственному Эрмитажу, одному из крупнейших музеев мира.

Сегодня его коллекции насчитывают около трех миллионов экспонатов, представляющих культуру и искусство первобытного общества и античного мира, стран Западной Европы, Востока, России. Среди самых известных памятников, хранящихся в музее, произведения Леонардо да Винчи, Рафаэля, Тициана, блестящее собрание французских импрессионистов, знаменитая коллекция Скифского золота. Датой основания Эрмитажа считается 1764 год, когда Екатерина II купила для своего частного собрания значительную коллекцию фламандской и голландской живописи (225 картин) у берлинского купца И.Э. Гоцковского. Вначале она размещалась в Зимнем дворце.

В отделе западноевропейского искусства наряду с картинами, скульптурами выставляют мебель, фарфор, изделия из серебра, шпалеры,
Страница 31 из 41

оружие. Среди них немало выдающихся коллекций и подлинных шедевров. Так, например, лучшее за пределами Голландии собрание картин Рембрандта (26 картин), 42 картины П.П. Рубенса, 2 картины Леонардо да Винчи (всего в мире их 14), произведения великих мастеров Франции разных эпох (живописцев – братьев Ленен, Н.Пуссена, А.Ватто, Ж.О.Д.Энгра, Э.Делакруа, К.Моне, О.Ренуара, П.Сезанна, скульпторов – Ж.А.Гудона, О.Родена). Коллекция занимает 52 зала Зимнего дворца, 2 этажа. Особенным вниманием посетителей музея пользуется французское искусство конца XIX – начала XX века, от импрессионистов до А. Матисса и П. Пикассо. В Эрмитаже 37 картин Матисса (в т. ч. Танец и Музыка), 31 картина Пикассо.

Редкими коллекциями располагает отдел Востока. В нем находятся памятники древнейших цивилизаций: Египта, Шумера, Ассирии, Вавилона, Урарту (государства, существовавшего на территории Армении в VIII–VI вв. до н. э.). Наряду с ними хранятся предметы, созданные мастерами Китая, Индии, Византии, Турции и других стран Востока. Среди них немало знаменитых коллекций, каких нет больше нигде в мире, как например, выдающееся собрание «сасанидского серебра» – иранской художественной посуды (III–VII вв.), украшенной изображениями сцен охоты, животных, птиц. Подобной коллекции нет ни в самом Иране, ни в других странах.

Всемирной известностью пользуется отдел первобытной культуры (отдел археологии). В нем находятся каменные орудия эпохи палеолита, наскальные рисунки, предметы, сделанные из бивня мамонта и др. Некоторые из них были созданы 500 000 лет до н. э. Особой известностью пользуется коллекция скифских вещей (VIII–III вв. до н. э.), найденных в южной части нашей страны в древних могильниках. Комплекс предметов из золота, серебра и драгоценных камней, найденных в кургане Майкоп на Северном Кавказе в конце XIX века, принадлежит к числу уникальных коллекций Эрмитажа. Эти вещи были созданы в IV тысячелетии до н. э. Таких комплексов древнейших ювелирных предметов существует в мире только два (второй находится в Болгарии). Немало здесь и вещей, каких нет нигде больше.

Среди памятников отдела выделяется единственная в мире, как по составу, так и по сохранности вещей, коллекция из раскопок курганов на Горном Алтае, проведенных С.И.Руденко в 1929–1949 годах. Здесь были найдены прекрасно сохранившиеся предметы из меха, войлока, кожи, ткани, уцелевшие в обледенелых камерах курганов VI–IV веков до н. э. Из одного из них, кургана Пазырык, происходит единственный в мире ковер, вытканный из шерсти в V–IV веках до н. э. (возможно, сделанный в Персии), и другой – из фетра с аппликациями местной работы.

Античный отдел занимает весь первый этаж Нового Эрмитажа. В нем экспонируют скульптуры, вазы, изделия древних ремесленников. Среди них выделяются колоссальная статуя Юпитера (3,5 м высоты), высеченная римскими мастерами I века н. э., и Венера Таврическая, приобретенная еще при Петре I в Италии. Современные специалисты пришли к выводу, что это греческий подлинник III века до н. э. Подобных статуй сохранилось в мире очень мало. Уникальные изделия древних мастеров были обнаружены при раскопках греческих городов Крыма. Феодосийские серьги тончайшей виртуозной работы (IV в. до н. э.), подвески с изображением Афины (начало IV в. до н. э.) и ряд других античных предметов из золота пользуются мировой известностью.

В отделе русской культуры представлены памятники, отражающие различные этапы развития искусства нашей страны. Здесь хранятся картины, скульптуры, художественные предметы. Особой популярностью у посетителей музея пользуются экспонаты, переданные в Эрмитаж из «кабинета Петра Великого», куда после его смерти поступили его личные вещи: станки, инструменты, предметы, сделанные им самим (например, люстра из слоновой кости), а также «Восковая персона» – документальный портрет Петра I, созданный скульптором Б.К. Растрелли (отцом архитектора Б.Ф. Растрелли) сразу после смерти царя. Б.К.Растрелли снял посмертную маску с лица, рук, ног Петра I, чтобы быть максимально точным.

Большой известностью пользуются уникальные часы в виде яйца, сделанные механиком-самоучкой Иваном Кулибиным из Нижнего Новгорода в подарок Екатерине II. Механизм состоит из 427 частей. Каждый час открываются дверцы и в сопровождении церковного песнопения выступают маленькие фигурки, которые разыгрывают евангельскую сцену. В полдень часы играют мелодию, сочиненную самим И. Кулибиным.

К отделу русской культуры относятся и парадные залы Зимнего дворца. Многие из них связаны с важными событиями истории страны. Так, в галерее 1812 прославляются герои этой войны, благодаря которым была одержана победа над французской армией. Петровский зал напоминает о победе над шведами в Северной войне. Памятниками Октябрьской революции являются Малахитовый зал, где происходили последние заседания Временного правительства, и Малая столовая, где были арестованы министры Временного правительства.

Во всех экспозициях Эрмитажа выставляют только подлинные вещи. Никаких копий, слепков среди них нет. В настоящее время в музее хранятся более 2 млн 800 тыс. экспонатов (их количество постоянно растет). Для показа коллекций отведено более 350 залов.

За последние десятилетия Эрмитаж получил дополнительные здания для размещения коллекций. В 1981 году после реставрации филиалом музея стал Меншиковский дворец на Васильевском острове. В нем разместили экспонаты отдела русской культуры 1-й четверти XVIII века.

В 1992 году, после сложной реставрации сохранившейся части Зимнего дворца Петра I, он был открыт для публики. Петровский Зимний дворец находится под сценой эрмитажного театра. Во время строительства театра его засыпали строительным мусором. Теперь в Зимнем дворце Петра I находится восковая персона, личные вещи Петра I (в т. ч. станки и инструменты), портреты самого царя и членов его семьи.

В 1999 году Эрмитажу передано восточное крыло здания Главного штаба на Дворцовой площади (архитектор К.Росси, 1827). В Главном штабе были восстановлены интерьеры, созданные Росси, и развернут ряд выставок: «Под знаменем орла», «Пьер Боннар и Морис Дени. Декоративные ансамбли». В этом здании устраиваются также временные выставки Эрмитажа.

В 2003 году были открыты для посещений публики фонды музея, расположенные в выставочном зале на окраине города в Старой деревне. Для них было построено специальное здание, оборудованное в соответствии с последними техническими достижениями.

Несмотря на такое расширение площадей музея, их все же не хватает для показа всех коллекций. Многие вещи все еще хранятся в фондах. С целью их показа постоянно устраиваются разнообразные временные выставки, как в самом Эрмитаже, так и в разных городах нашей страны и за рубежом.

Кунсткамера

Распорядившись перенести столицу России из Москвы в Петербург, Петр приказал перевезти и свою личную коллекцию и библиотеку, так называемый «государев Кабинет». Все предметы бережно перевезли и разместили в Летнем дворце – первой резиденции царя на Фонтанке, в еще не отстроенном Санкт-Петербурге. Коллекции оказались такими обширными, что пришлось выделить специальное помещение, а для присмотра за ними понадобился целый штат. Назвали помещение на европейский манер
Страница 32 из 41

Куншткамерой, т. е. «кабинетом редкостей». Это произошло в 1714 году. Этот год и считается датой основания первого русского музея.

Устройством русского «кабинета редкостей» Петр занимался с размахом, присущим всем его начинаниям. Делу был придан поистине государственный масштаб. В 1717 году он велел воронежскому губернатору вылавливать птиц и диких зверьков. В 1718 году подписал указ, где говорилось: «Ежели кто найдет в земле или в воде какие старые вещи, а именно: каменья необыкновенные, кости человеческие или скотские, рыбьи или птичьи, не такие, как у нас ныне есть, или и такие, да зело велики и малы перед обыкновенными, также какие старые надписи на каменьях, железе или меди…», посуду, оружие, – словом, все, что «зело старо и необыкновенно», велено было приносить. И понесли, и повезли со всех концов России всевозможные находки: из Выборга прислали овцу с двумя языками и двумя глазами с каждой стороны, из Тобольска – барашков, одного – с восемью ногами, другого – с тремя глазами. Все путешествующие должны были покупать разные диковинные предметы и у своих, отечественных, и у иноземных «купецких людей».

Петр I не копил сокровища. Он ставил перед собой совсем другие, просветительские цели. Приобретая предметы анатомические, зоологические, минералогические и прочие раритеты, «натуральные и искусством созданные», он надеялся с их помощью приобрести «в натуральной истории систематическое понятие», а также хотел, чтобы они служили, по словам Лейбница, «средствами для усовершенствования художеств и наук».

В дворцовых покоях коллекциям было тесно. Ценные предметы нельзя было свободно расставить и показывать широкой публике. Для них требовалось другое помещение.

В 1718 году музейные экспонаты перенесли в дом опального вельможи Александра Васильевича Кикина – Кикины палаты. Кикин оказался причастен к делу царевича Алексея и был убит, а его дом конфискован казной. Петр решил приспособить его под Кунсткамеру и Библиотеку. По тогдашним понятиям, это было огромное помещение – в два этажа. Все собранное было здесь «в надлежащем порядке учреждено и расставлено» и высочайшим распоряжением было велено «всякого желающего… смотреть пускать и водить, показывая и изъясняя вещи». С этого времени предметы, хранившиеся в царских коллекциях, стали доступны для всеобщего обозрения. Петр так и заявил: «Я хочу, чтобы люди смотрели и учились!» Сам царь очень хорошо знал экспонаты Кунсткамеры: он их либо сам приобрел за границей, либо их доставили в столицу по его указам. Он и сам был лучшим гидом и любил их показывать и иностранным послам, и русским вельможам, и рассказывать о них.

В 8 залах Кикиных палат разместился не только музей. Это был первый в России научный комплекс, и притом весьма значительный. Здесь же находились еще и библиотека с редкими книгами, и лаборатория, где предписывалось «прилежно исполнять… надлежащую химическую работу». В Кунсткамере хранились также монеты и медали, анатомические препараты, зоологические и ботанические диковинки, «каменья необыкновенные», древние, археологические находки, – словом, такое количество разных диковинок и редкостей, «что можно было совсем растеряться», как написал один иностранный путешественник.

Музей того времени совсем не был похож на нынешнюю Кунсткамеру. В первой комнате были расставлены препараты в стеклянных сосудах из коллекций голландского анатома Рюйша, приобретенные Петром во время Великого посольства. Здесь же можно было увидеть искусно препарированные головки детей, отдельные части человеческого тела, всевозможных мелких животных, птиц и тому подобных диковинных, невиданных вещей. Рядом в двух шкафах хранились гербарии и множество ящиков с бабочками, животными и красивыми раковинами. Предметам старались придать выразительность, устраивая из них необычные композиции, показывающие бренность жизни.

В следующей комнате можно было увидеть различные стадии развития человеческого плода в анатомических образцах, монстров, чучела слонов, ящериц и большое количество изделий из слоновой кости. В трех других комнатах размещались самые разнообразные птицы и животные, «странные мыши с собачьими мордами», много янтаря, красивые бабочки и другие, не менее удивительные экспонаты. Здесь же был и «мюнц-кабинет», где были выставлены монеты и медали. Таким образом, в трех отделах (натур-камере, «мюнц-кабинете» и библиотеке) были собраны и выставлены – без всякой системы – зоологические, анатомические, ихтиологические, геологические, нумизматические и этнографические коллекции, а также книги. С их помощью можно было познакомиться с растительным и животным миром нашего отечества и далеких чужеземных стран, узнать о разных народах, их быте и традициях. Хранились в старой Кунсткамере и предметы, связанные со славными победами русской армии.

Были в той, старой Кунсткамере и необычные, живые экспонаты – люди-уроды. Их называли монстрами, то есть чудовищами. Они отличались от обычных людей какими-нибудь странными особенностями. Так, монстр Фома был коротышкой, всего 126 сантиметров. К тому же у него на руках и на ногах росло всего лишь по два пальца, похожих на клешни рака. Монстры жили при Кунсткамере и их показывали зрителям, как и все остальные экспонаты.

Увлечение разными уродцами, карликами и великанами было модно за границей в ту пору. Европейские короли старались держать их при своих дворах или как шутов, для увеселения, или как слуг, для охраны. Следуя моде, Петр привез из-за границы великана по имени Буржуа. Он был гигантского роста – 2 метра 27 сантиметров. Когда Буржуа шел по улице, то заметно возвышался над толпой. Петр сам был высоким и любил высоких людей. Ему нравилось, когда великан Буржуа стоял на запятках его кареты. После смерти Буржуа его скелет и препараты отдельных органов отдали в Кунсткамеру, где они хранятся и поныне.

Количество коллекций с каждым годом возрастало. Со всех концов России поступали в Кунсткамеру невиданные вещи: уродливая овечка с двумя ртами и языками, восьминогий барашек, трехногий младенец, еще более необычный младенец, у которого «глаза под носом и руки под шеей», и тому подобные редкости. Привозили и старинные, археологические вещи: золотые и серебряные изделия, раскопанные в окрестностях Астрахани, древние языческие предметы, которые нашли «на восточном краю Каспийского моря», собрание идолов, старые рукописи, редкие монеты. Везли и птиц, животных, рыб, травы и коренья, образцы минералов, предметы домашней утвари и одежду.

Кунсткамера – первый государственный русский музей, был создан «для поученья и знания о живой и мертвой природе, об искусстве человеческих рук». Современники писали, что по богатству коллекции Кунсткамеры «едва ли не оставляли за собой все другие музеи Европы». Посетителей встречали любезно, предлагали «кофе и цукерброды», а тому, кто познатнее, и венгерское с закусками. В Западной Европе в ту пору за посещение подобного рода музеев взимали плату и притом немалую. В петербургской же Кунсткамере коллекции показывали бесплатно. Музей был задуман и создан с просветительскими целями, и Петр считал, что охотников до знаний надлежит «приучать и угощать, а не деньги с них брать».
Страница 33 из 41

Некоторые усматривали в этом всего лишь царскую причуду.

Петропавловская крепость

Первоначально крепость называлась Санкт-Петербургской, но бытовало и другое название – Петропавловская – по имени собора Петра и Павла, расположенного в центре крепости. С 1917 года оно утвердилось как официальное. Во время Октябрьской революции крепость стала полевым штабом Петроградского военно-революционного комитета, руководившего восстанием и взятием Зимнего дворца. Музей в крепости открылся в 1924 года, главные постройки перешли в ведение Музея истории Ленинграда в 1956-м, а с 1993 года. Петропавловская крепость объявлена историко-культурным заповедником.

Шесть бастионов крепости названы в честь Петра I и его ближайших сподвижников, лично надзиравших за их строительством, – Государев, Меншиков, Головкин, Зотов, Трубецкой и Нарышкин бастионы. В состав единого архитектурного ансамбля входят: оборонительные сооружения – крепостные стены, куртины, бастионы и равелины; парадные Петровские ворота, украшенные барельефом «Низвержение Симона-волхва апостолом Петром» работы Конрада Оснера: Ботный дом, в котором хранится точная копия ботика Петра I, «Дедушки русского флота», подлинник которого ныне находится в Центральном Военно-морском музее; здание Монетного двора; Инженерный дом, Комендантский дом и другие.

В центре ансамбля расположен Петропавловский собор. Его колокольня служила городской часовой башней. Она стала символом утверждения новой столицы России на приморских землях. Увенчанная золоченым шпилем колокольня и поныне остается самым высоким (122,5 м) архитектурным сооружением Петербурга. Главным украшением интерьера собора является резной золоченый иконостас в стиле барокко, выполненный московскими резчиками по дереву по проекту Трезини и Ивана Зарудного.

Храм изначально служил некрополем Дома Романовых. Здесь покоится прах российских императоров от Петра I до Николая II и членов их семей (за исключением Петра II и Иоанна VI). К собору примыкает великокняжеская усыпальница, где до революции были погребены тринадцать членов императорской фамилии. В 1992 году в усыпальнице похоронен умерший в эмиграции великий князь Владимир Кириллович, а в 1995 году сюда перенесен из Кобурга (Германия) прах его родителей – Кирилла Владимировича и Виктории Федоровны.

У восточной стены Петропавловского собора находится Комендантское кладбище, на котором покоятся 19 из 32-х комендантов крепости. В 1991 году неподалеку от собора у главной аллеи установлен памятник Петру I, подаренный городу его автором Михаилом Шемякиным.

На территории крепости размещены экспозиции Музея истории Санкт-Петербурга. Старейшая из них расположена в бывшей тюрьме Трубецкого бастиона, построенной в 1870–1872 годах. С петровских времен для заключения особо важных государственных преступников использовались казематы крепости, позднее – одиночки Секретного дома Алексеевского равелина. Узниками «русской Бастилии» были сын Петра I царевич Алексей, Артемий Волынский и Тадеуш Костюшко, участники освободительного движения, Александр Радищев, декабристы, петрашевцы, Федор Достоевский, Михаил Бакунин, Николай Чернышевский, Петр Кропоткин, Максим Горький, народовольцы, эсеры, большевики…

После Февральской революции в тюрьму Трубецкого бастиона были заключены царские министры, а в ночь на 26 октября 1917 года – члены Временного правительства. В годы Гражданской войны здесь содержались жертвы «красного террора», участники Кронштадтского восстания 1921 года. Экспозиция, впервые открывшаяся в тюрьме в 1924 году, рассказывает о ее строительстве, режиме и нескольких поколениях узников.

В бывшем Комендантском доме с 1975 года открыта экспозиция «История Санкт-Петербурга». В настоящее время она знакомит с прошлым приневских земель с древнейших времен до основания Петербурга в 1703 году и об истории города до середины XIX века.

В Инженерном доме проводятся разнообразные выставки из богатейших фондов музея. В помещении Иоанновского равелина открыт музей Газодинамической лаборатории, посвященный развитию отечественного ракетостроения и космонавтики. Здесь в 30-е годы располагалась первая в СССР опытно-конструкторская газодинамическая лаборатория по разработке ракетных двигателей. Экспозиция рассказывает об основоположниках космонавтики Константине Циолковском, Николае Жуковском, Сергее Королеве и многих других. Воссозданы помещения, в которых работали конструкторы под руководством основоположника отечественного ракетного двигателестроения Виктора Глушко, часть мастерских. В музее можно увидеть спусковой аппарат космического корабля «Союз-16», модели образцов ракетно-космической техники, подлинное оборудование и облачение космонавтов – скафандр, теплозащитный костюм, сделанные космонавтами фотоснимки поверхности Луны, Венеры, Марса, Сатурна, а также документы и фотоматериалы об испытаниях ракетных двигателей и пусках первых ракет.

Ежедневно с Нарышкина бастиона раздается полуденный пушечный выстрел, и ежегодно 27 мая Петропавловская крепость становится местом торжественного празднования Дня города.

Сегодня на территории крепости работает несколько постоянных музейных экспозиций.

Российская государственная библиотека

В тот день, 6 февраля 1925 года, библиотека Государственного Румянцевского музея (ГРМ) была официально преобразована в Государственную библиотеку СССР имени В.И. Ленина (ГБЛ), а популярная у москвичей публичная библиотека (в обиходе – Румянцевка) вскоре стала называться Ленинкой. Это неофициальное имя, надолго закрепившееся за одной из крупнейших библиотек мира, самой большой библиотекой Европы, PR-технологи называют в числе 5 самых известных и «раскрученных» брендов российских некоммерческих организаций, таких как МГУ, Большой театр, ВДВ, Эрмитаж и Академия наук.

Официальная история одной из крупнейших в мире национальных библиотек начиналась 178 лет назад и связана с именем графа Николая Петровича Румянцева, основателя частного музея, созданного им в Санкт-Петербурге.

Почти столетие Библиотека функционировала, находясь в составе музейного комплекса, который сохранял неизменным имя Румянцевского музея. Это же имя неофициально носила и библиотека.

Переезд в 1918 году правительства революционной России в Москву, вернувшую статус столицы, кардинально изменил жизнь города и его учреждений. Библиотека получила самостоятельность. С 1925 года по 1992 год она именовалась Государственной библиотекой СССР имени В.И. Ленина. А в настоящее время – «Российская государственная библиотека» (РГБ).

В стенах библиотеки находится уникальное по своей полноте и универсальное по содержанию собрание отечественных и зарубежных документов. В фондах РГБ имеются специализированные собрания карт, нот, звукозаписей, редких книг, изданий, диссертаций, газет и др. Нет области науки или практической деятельности, не нашедшей отражения в хранимых здесь источниках.

Внедрение новых технологий, как одного из приоритетных направлений развития, дало возможность библиотеке приобретать и создавать новые информационные продукты в электронной форме, предоставляя пользователям новые
Страница 34 из 41

виды услуг. Выставленные электронные каталоги РГБ на сегодня составляют около 1 852 000 записей.

Но с внедрением информационных технологий для раскрытия интеллектуальных богатств РГБ столкнулась с угрозой хищения информации.

Принятие дополнительных мер в обеспечении информационной безопасности было вызвано необходимостью предотвратить несанкционированное копирование материалов, предоставляемых читателям библиотеки в ознакомительных целях.

Обратимся к истории.

1827, 3 ноября. Письмо С.П. Румянцева императору Николаю I: «Всемилостивейший Государь! Брат мой покойный, изъявляя мне желание свое о составлении Музеума…»

1828, 3 января. Письмо императора Николая I С.П. Румянцеву: «Граф Сергей Петрович! Я с особенным удовольствием узнал, что, следуя побуждениям усердия Вашего к благу общему, намерены принадлежащий Вам известный своими драгоценными собраниями Музеум передать в ведение Правительству, дабы сделать его доступным для всех и тем содействовать успехам народного просвещения. Изъявляю Вам благоволение мое и признательность за сей дар, наукам и Отечеству вами приносимый и желая сохранить память основателей сего полезного заведения, я повелел именовать сей Музеум Румянцевским».

1861, 27 июня. Комиссия в составе: Н.В. Исаков, А.В. Бычков, В.Ф. Одоевский – приступила к передаче Румянцевского музеума в ведомство Министерства народного просвещения и подготовке к перемещению собрания Н.П. Румянцева в Москву.

1861, 5 августа. Донесения директора Императорской публичной библиотеки М.А. Корфа министру Императорского двора В.Ф. Адлербергу: «Имею честь уведомить Вас, Милостивый Государь, что сдача домов и всего имущества Румянцевского Музеума, вместе с остаточными суммами сего учреждения в ведомство Министерства народного просвещения окончена 1 сего августа…»

Перевод Румянцевского музея в Москву был предопределен. В 1850–1860-е годы. в России ширилось движение за создание общедоступных библиотек, музеев, учебных заведений. Близилась отмена крепостного права. В Москве в эти годы возникают новые предприятия, банки, расширяется железнодорожное строительство. Трудовой люд, разночинная молодежь хлынули в Первопрестольную. Потребность в бесплатной книге возросла многократно. Удовлетворить эту потребность могла бы общедоступная библиотека. Такая библиотека была в Петербурге. В Москве был основанный в 1755 году университет с хорошей библиотекой, обслуживающей профессоров и студентов. Были богатые книжные лавки, прекрасные частные коллекции. Но это не решало вопроса, а необходимость решения его видели многие.

Румянцевский музей, учрежденный в 1828 году и основанный в 1831 году в С.-Петербурге, с 1845 года входил в состав Императорской Публичной библиотеки. Музей бедствовал. Хранитель Румянцевского музея В.Ф. Одоевский, потеряв надежду получить средства на поддержание музея, предложил перевезти румянцевские коллекции в Москву, туда, где они будут востребованы и сохранены. Записку Одоевского о тяжелом положении Румянцевского музея, направленную на имя министра государственного двора, «случайно» увидел попечитель московского учебного округа Н.В. Исаков и дал ей ход.

23 мая 1861 года Комитет министров принял постановление о переводе в Москву Румянцевского музея и о создании Московского публичного музея. В 1861 году начинается комплектование и организация фондов. Началось перемещение из Петербурга в Москву румянцевских коллекций.

Надо отдать должное московским властям – генерал-губернатору П.А. Тучкову и Н.В. Исакову. При поддержке министра народного просвещения Е.П. Ковалевского они приглашали всех москвичей принять участие в становлении вновь создаваемого, как тогда говорили, «Музея наук и искусств». Они обращались за помощью к московским обществам – Дворянскому, Купеческому, Мещанскому, к издательствам, к отдельным гражданам. И москвичи поспешили на помощь своей долгожданной библиотеке, своим музеям. Более трехсот книжных и рукописных коллекций, отдельных бесценных даров влилось в фонд Московского публичного и Румянцевского музеев.

Император Александр II 1 июля 1862 года утвердил («разрешил») «Положение о Московском публичном музеуме и Румянцевском музеуме». «Положение…» стало первым юридическим документом, определившим управление, структуру, направления деятельности, поступление в Библиотеку Музеев обязательного экземпляра, штатное расписание впервые создаваемого в Москве общедоступного Музея с публичной библиотекой, входившей в состав этого музея.

Московский публичный и Румянцевский музеи включали в себя, кроме библиотеки, отделения рукописей, редких книг, христианских и русских древностей, отделения изящных искусств, этнографическое, нумизматическое, археологическое, минералогическое.

Книжная коллекция Румянцевского музея стала частью книжного, а рукописная – частью рукописного фонда Московского публичного музеума и Румянцевского музеума, музеев, которые сохраняли память о государственном канцлере в своем названии, отмечали дни его рождения и кончины, а главное – следовали завету Н.М. Румянцева – служить пользе Отечества и благому просвещению.

С 1910 по 1921 год директором Музеев был князь Василий Дмитриевич Голицын. В трудный переломный период Голицын умело руководил музеями. Голицын был последним директором Московского публичного и Румянцевского музеев, единственным и последним директором Императорского Московского и Румянцевского музея и первым директором послереволюционного Государственного Румянцевского музея. При Голицыне библиотека Румянцевского музея с 1913 года впервые стала получать деньги на комплектование фонда; была построена новая картинная галерея с Ивановским залом; здание нового книгохранилища; построен читальный зал на 300 мест; после нескольких лет вынужденного нахождения в Историческом музее в Румянцевский музей вернулись рукописи Л.Н. Толстого; построен Кабинет Толстого; по инициативе и при активном участии Василия Дмитриевича в 1913 году создается «Общество друзей Румянцевского музея» «с целью содействия Румянцевскому музею в осуществлении его культурных задач». Первые четыре послереволюционные года Голицын продолжал исполнять свой долг директора Румянцевского музея: Музей принимал нарастающий поток новых, менее образованных, чем прежде, читателей, что создавало определенные сложности в обслуживании, рассылал эмиссаров по стране, чтобы не дать пропасть потерявшим своих владельцев коллекциям. В 1918 году Голицын был приглашен для работы в Музейно-бытовой комиссии Моссовета, занимавшейся обследованием усадеб, личных коллекций, библиотек и выдачей охранных грамот их владельцам. В 1918 году в соответствии со вступившим в силу новым положением Румянцевского музея В.Д. Голицын стал председателем Комитета служащих. 10 марта 1921 года на основании ордера МЧК Голицын был арестован, вскоре отпущен без предъявления обвинения. С мая 1921 года до последнего дня своей жизни В.Д. Голицын был заведующим художественным отделом Государственного Румянцевского музея, потом Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина.

К началу 1920-х годов Библиотека Московского публичного и Румянцевского музеев, Императорского Московского и
Страница 35 из 41

Румянцевского музеев, с февраля 1917 года – Государственного Румянцевского музея (ГРМ) была уже сложившимся культурным, научным центром.

С 5 мая 1925 г. директором Библиотеки ГРМ, которая с 6 февраля 1925 года была преобразована в Государственную библиотеку СССР имени В.И. Ленина, был назначен профессор, историк партии, государственный и партийный деятель Владимир Иванович Невский. После его ареста в 1935 году директором впервые в истории Библиотеки была назначена Елена Федоровна Розмирович, участница революционного движения, государственного строительства. В 1939 году она была переведена на должность директора Литературного института, а директором Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина стал государственный и партийный деятель, кандидат исторических наук, бывший директор Государственной публичной исторической библиотеки Николай Никифорович Яковлев.

В 1921 году Библиотека становится государственным книгохранилищем.

Особо следует сказать о систематическом каталоге. До 1919 года фонд Библиотеки Румянцевского музея находил отражение только в одном, алфавитном, каталоге. К этому времени объем фонда уже превысил миллион единиц. О необходимости создания систематического каталога говорили и раньше, но за отсутствием возможностей вопрос откладывался. В 1919 году постановлением Совнаркома Государственному Румянцевскому музею отпускаются на его развитие значительные средства, что позволило увеличить штат, создать научные отделы, привлечь к работе ведущих ученых, приступить к созданию новых советских таблиц библиотечно-библиографической классификации, построению на их основе систематического каталога. Так началась огромная работа, потребовавшая не одно десятилетие труда не только сотрудников Ленинской библиотеки, других библиотек, но и многих научных учреждений, ученых разных областей знаний.

В 1920–1930-е годы Государственная библиотека СССР имени В.И. Ленина – ведущее научное учреждение. Прежде всего это крупнейшая информационная база науки. Нет в стране ученого, который бы не обратился к этому источнику мудрости.

Библиотека встает во главе одной из важных отраслей науки – библиотековедения.

Директор Библиотеки В.И. Невский начинает строительство нового здания Библиотеки, перестраивает всю работу Библиотеки, помогает изданию Троицкого списка «Русской правды» из отдела рукописей, активно участвует в деятельности издательства «Academia» (несколько вышедших под общей редакцией Невского томов серии «Русские мемуары, дневники, письма и материалы» по истории литературы, общественной мысли построены на материалах фонда Библиотеки и отличаются высоким научным уровнем, культурой издания). В.И. Невскому и Д.Н. Егорову принадлежали «общий замысел и общее руководство осуществлением» сборника «Смерть Толстого». Невский написал вступительную статью к этому сборнику. Д.Н. Егоров был репрессирован, умер в ссылке. В.И. Невский в 1935 году репрессирован, в 1937 году расстрелян. Репрессированы были директор Государственного Румянцевского музея В.Д. Голицын (1921 г.), историки, кадровые сотрудники Библиотеки Ю.В. Готье, С.В. Бахрушин, Д.Н. Егоров, И.И. Иванов-Полосин в 1929–1930 годах были арестованы по Академическому делу. Десятки сотрудников Библиотеки были репрессированы в 1920–1930-е годы.

В первые два военных года было приобретено 58 % (1057 названий книг) и свыше 20 % периодических изданий, недополученных из Книжной палаты в порядке обязательного экземпляра. Руководство библиотеки добилось передачи ей газет, журналов, брошюр, плакатов, листовок, лозунгов и других изданий, выпускаемых Воениздатом, политуправлениями фронтов, армий.

В 1942 году библиотека имела книгообменные отношения с 16 странами, со 189 организациями. Наиболее интенсивно обмен велся с Англией и США. Второй фронт откроется еще не скоро, в 1944 году, а тут за неполный первый военный год (июль 1941 – март 1942) Библиотека направляет в разные страны, прежде всего в англоязычные, 546 писем с предложением обмена, и из ряда стран согласие было получено. В годы войны, точнее с 1944 года, был решен вопрос о передаче Библиотеке кандидатских и докторских диссертаций. Фонд активно комплектовался и за счет покупки антикварной отечественной и мировой литературы.

Особое значение в годы войны в условиях приближения фашистов к Москве, налетов вражеской авиации приобретал вопрос о сохранении фонда. 27 июня 1941 года было принято постановление партии и правительства «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества». Немедленно приступила к подготовке эвакуации своих наиболее ценных фондов и наша Библиотека. Директор библиотеки Н.Н. Яковлев был назначен уполномоченным Наркомпроса по эвакуации библиотечных и музейных ценностей из Москвы. Эвакуировано было из Ленинки около 700 тыс. единиц (редкие и особо ценные издания, рукописи). В дальнюю дорогу – сначала под Нижний Новгород, потом в Пермь (тогда г. Молотов) отобранные, упакованные книги и рукописи сопровождала группа сотрудников ГБЛ. Все ценности были сохранены, в 1944 году реэвакуированы и встали на полки хранилищ Библиотеки.

Сберегли фонд и строители, что успели к началу войны построить 18-ярусное книгохранилище из железа и бетона на 20 млн единиц хранения, и, конечно, сотрудники Библиотеки, которые перенесли на руках весь фонд и все каталоги из пожароопасного Пашкова дома в новое хранилище.

В экстремальных условиях военного времени библиотека выполняла все свои функции. Когда фашисты приблизились к Москве, когда многие жители города покидали столицу, в читальном зале Библиотеки 17 октября 1941 года было 12 читателей. Их обслуживали, подбирали книги, доставляли из нового хранилища в читальный зал в Пашковом доме. На здание библиотеки падали зажигательные бомбы. Воздушные тревоги во время налетов заставляли всех, и читателей, и сотрудников, переходить в бомбоубежище. А нужно было думать и о сохранности книг в этих условиях. Разрабатываются и неукоснительно соблюдаются инструкции о поведении читателей и сотрудников во время воздушной тревоги. Для Детского читального зала на то была особая инструкция…

Таковы лишь некоторые вехи из истории знаменитой Ленинки, по праву считающейся реликвией и сокровищем России.

Только факты

В библиотеке хранится более 43 млн документов на 249 языках мира. Работают около 2,5 тысячи сотрудников.

В год – 1,5 млн российских и зарубежных пользователей.

Международный книгообмен – с 98 странами мира.

Каждый день библиотека регистрирует 150–200 новых читателей.

Сотрудник Генерального систематического каталога в течение рабочего дня преодолевает расстояние в 3 километра и переносит 180 ящиков общим весом 540 кг. Но с 2001 года работает электронный генеральный систематический каталог, поэтому можно найти нужную информацию, не отходя от компьютера.

Российский государственный исторический архив

Ленинградский центральный исторический архив был образован в 1925 г. на базе ленинградских отделений секций Центрального архива РСФСР, созданного в 1922 году. В 1941 году после ряда преобразований был организован Центральный государственный исторический архив в Ленинграде (ЦГИАЛ), с 1961-го переименованный в Центральный
Страница 36 из 41

государственный исторический архив СССР (ЦГИА СССР; с 1992-го – РГИА).

В 1993 году архив внесен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации.

Фонды архива включают 6 576 620 единиц хранения за период времени с конца XVIII до начала XX века; библиотека насчитывает более 400 тыс. томов раритетных изданий, в том числе редких рукописных и старопечатных книг.

Здесь собраны реликвии и личные бумаги Петра I, Екатерины II и всех российских императоров, документы высших учреждений империи, планы городов, церквей, чертежи многих памятников архитектуры не только Москвы и Петербурга, но и других городов России, дела российской элиты XVIII–XX веков, коллекции церковных книг XIII века. В РГИА хранятся фонды почти всех министерств и главных управлений, действовавших на территории Российской империи в XIX – начале XX века, фонды научных, культурно-просветительских, художественных и благотворительных учреждений, личные материалы самых известных дворянских родов России, ученых, историков (например, Н.М.Карамзина), генеалогов и нумизматов, а также материалы по истории архитектуры и градостроительства в России (чертежи, эскизы, рисунки Баженова, Воронихина, Кваренги, Монферрана, Растрелли, Ринальди, Росси, Стасова, Штакеншнейдера и др.). Указом президента РФ в 1993 году РГИА включен в Государственный свод особо ценных объектов культурного наследия народов России.

Документы РГИА содержат информацию не только по истории государства и общества, но и о судьбах отдельных людей, семейств и родов. Среди них дела о возведении в российское дворянство и потомственное почетное гражданство, многочисленные дела о службе и т. д. Источники по генеалогии дополняются уникальным собранием источников по геральдике. В его составе 126 представляющих высокую художественную ценность жалованных грамот на княжеское, графское, баронское и дворянское достоинство Российской империи, существующий в единственном экземпляре Общий гербовник дворянских родов Всероссийской империи, а также дела о присвоении и подтверждении гербов департамента герольдии Сената.

Ранее РГИА располагался в комплексе зданий Сената, Синода и особняке графов Лаваль. В 2005–2006 годах по решению правительства Российской Федерации для архива был выстроен новый специальный комплекс зданий (Заневский пр., 36) – новые здания архива общей площадью около 60 тыс. кв. м. Архивный комплекс включает читальные залы, помещения со свободным доступом (выставочные и конференц-залы), хранилища со строго ограниченным доступом в виде кирпичного бункера со специальным режимом кондиционирования. Также имеется историко-архивный блок с лабораториями для реставрации и микрофильмирования. Этот комплекс отвечает самым современным требованиям обеспечения сохранности архивных документов.

В торжественной церемонии открытия нового архивного комплекса РГИА, заказчиком которого является Управление делами президента РФ, приняли участие президент России Владимир Путин и губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко.

В своем выступлении В. Путин отметил, что Российский государственный исторический архив – это крупнейший архив Европы, имеющий отношение к истории 85 стран мира; по своим масштабам и по своей ценности он сопоставим с Эрмитажем.

Новые здания Российского государственного архива приспособлены не только для хранения, но и для изучения документов. Как сообщил В. Путин, следующим этапом станет перенос имеющейся исторической информации на новые, электронные и цифровые носители.

Государственный исторический музей

Музей основан в 1872 году по инициативе общественности. Начало собранию положили материалы исторического и севастопольского отделов Политехнической выставки 1872 года в Москве. Организационный комитет по устройству музея (Н.И. Чепелевский, А.С. Уваров, А.А. Зеленой и другие), получив в феврале 1872 года высочайшее разрешение на учреждение в Москве Музея им. его императорского высочества государя наследника цесаревича Александра Александровича, был преобразован в Управление музея. В январе 1873 года утверждены «Общие основания музея», в которых сформулирована основная цель музея – «служить наглядной историей», для чего «будут собираться все памятники знаменательных событий истории Русского государства». Первый музейный Устав, составленный А.С. Уваровым, утвержден в августе 1874 года.

В мае 1881 года музей получил новое титульное название – Императорский Российский исторический музей. В 1881 году музей был передан в ведение Министерства народного просвещения, приобрел статус правительственного учреждения. Почетным председателем был назначен великий князь Сергей Александрович, товарищем председателя (фактическим директором) стал А.С. Уваров, с 1885 года – И.Е. Забелин. Последним почетным председателем музея был великий князь Михаил Александрович.

С мая 1894 года музей стал именоваться Императорский Российский исторический музей им. императора Александра III.

С ноября 1917 года титульное название музея – Государственный Российский исторический музей.

После октября 1917 года возникла угроза расчленения собрания музея и изъятия части его коллекций, и специальная комиссия Наркомпроса определяла пути его реорганизации. С февраля 1921 года титульное название музея – Государственный исторический музей (ГИМ).

В 1922 году к ГИМ был присоединен музей Дворянского быта 40-х годов в Москве. В 1928 году в ведение музея на правах отделений (филиалов) переданы: «Музей-собор Василия Блаженного», «Музей быв. Грузинская церковь», «Музей архитектурных памятников села Коломенского», «Музей Пафнутьев-Боровского монастыря», «Генуэзская крепость» в г. Судак в Крыму, «Музей Александровского монастыря»; в 1932 году – Палаты бояр Романовых; в 1934 году – «Новодевичий монастырь».

По новому Уставу основой всех направлений деятельности ГИМ стала научно-исследовательская работа.

Указом президента РФ от 18 декабря 1991 года музей отнесен к особо ценным объектам культурного наследия России. Положением, утвержденным правительством РФ 11 июля 1994 года, музей определен как научно-исследовательское и культурно-просветительское учреждение, за ним закреплена роль головного научно-методического центра для исторических и краеведческих музеев России.

В состав музея входят филиалы: «Новодевичий монастырь», «Покровский собор», «Церковь Троицы в Никитниках», «Палаты XVI–XVII вв. в Зарядье», Музей В.И. Ленина, ансамбли Измайлова и Крутицкого подворья.

В разработке научной концепции музея, ставшей важным этапом в становлении национального самосознания, принимали участие ведущие историки России – Соловьев, Румянцев, Буслаев, Иловайский, Забелин, Ключевский. Пополнением и популяризацией собрания занимались ученые различных поколений и научных школ: Д.Я. Самоквасов, В.И. Сизов, В.А. Городцов, В.Н. Щепкин, П.О. Бурачков, А.Ф. Лихачев, А.В. Орешников, Н.П. Кондаков, Д.А. Ровинский, А.Я. Брюсов, Д.Н. Эдинг, Ю.В. Готье, М.Н. Тихомиров, Б.Н. Граков, А.В. Арциховский, А.П. Смирнов, Б.А. Рыбаков, В.Л. Янин, С.О. Шмидт и другие.

Научная школа ГИМ, как в области фундаментальных исследований, так и собственно музеологии, пользуется заслуженным
Страница 37 из 41

авторитетом в России и за рубежом. С музеем связаны имена Е.Ф. Корша, Г.Л. Малицкого, Н.М. Дружинина, A. M. Разгона, Н.А. Ашариной, В.Н. Воронова, А.Б. Закс, Л.П. Минарик и других музеологов.

Здание ГИМ – уникальный историко-архитектурный и музейный памятник. Московская городская дума в апреле 1874 года подарила для постройки будущего музея участок земли на Красной площади. Закладка здания состоялась в августе 1875 года в присутствии имп. Александра II и цесаревича Александра Александровича. По итогам конкурса на проектирование здания музея предпочтение было отдано проекту архитектора В.О. Шервуда и инженера А.А. Семенова. Строительство музея продолжалось в течение 1875–1881 годов. В отделке залов принимали участие московские зодчие и художники И.Е. Бондаренко, А.П. Попов, И.К. Айвазовский, В.М. Васнецов и др. Планировка залов подчинена логике экспозиционного показа важнейших этапов исторического развития России. Парадные сени предваряли знакомство с экспозицией (роспись свода с «Родословным древом государей Российских» выполнена Ф.Г. Тороповым). Карнизы, наличники, мозаика пола экспозиционных залов стилистически воспроизводят детали архитектурно-художественного убранства представляемых эпох. Произведения искусства на исторические сюжеты органично дополняют это убранство: живописный фриз «Каменный век» (В.М. Васнецов), картины «Похороны руса в Булгаре» и «Святослав под Доростолом» (Г.И. Семирадский), эскиз картины «Крещение князя Владимира в Херсонесе» (Ф.А. Бронников).

В 1936–1937 годах, в связи с открытием новой экспозиции музея к 20-летию Октября, многие росписи и детали интерьеров были забелены или уничтожены.

В 1986–1997 годах ГИМ был закрыт на капитальный ремонт и реставрацию. В музее проведены инженерно-технические работы по приспособлению здания к современным требованиям музейного хранения и экспонирования. По завершении всех работ ГИМ открыл залы для посетителей в том виде, как он проектировался в конце XIX – начале XX века.

В формировании собрания музея приняли участие самые различные слои российского общества. Среди фондообразователей – государственные и общественные учреждения, монастыри, архивы, библиотеки, академии, институты, университеты, издательства. Московская городская дума в 1887 году передала музею Голицынскую и Чертковскую библиотеки, крупные пожертвования поступали от семейств Голицыных, Масальских, Бобринских, Кропоткиных, Оболенских, Щербатовых, Уваровых. Особое внимание уделяли музею меценаты из купеческих фамилий – Бахрушины, Бурылины, Грачевы, Постниковы, Сапожниковы.

Свыше 300 тысяч предметов, в том числе произведения иконописи, русской живописи XVIII–XIX веков, лицевого шитья, древних рукописей, всех видов прикладного искусства, подарил музею П.И. Щукин. Коллекции охотничьего оружия и пистолетов передал предводитель Нижегородского дворянства А.А. Катуар де Бионкур, рукописей и книг – ярославский купец И.А. Вахрамеев, художественных произведений – П.Я. Дашков.

1920–1930-е годы стали временем передачи в ГИМ коллекций из Государственного музейного фонда и расформированных музеев («Старая Москва», Румяцевский музей, Военно-исторический музей и другие). В 1993 году в связи с ликвидацией Центрального музея В.И. Ленина его коллекции переданы в ГИМ.

В хронологическом отношении коллекции ГИМ отражают историю от палеолита до Новейшего времени. Специфику собрания определяет ориентация на приобретение не только уникальных, но главным образом типовых предметов, «вводящих зрителя в бытовой порядок минувшей жизни» (по определению И.Е. Забелина). Богатейшее собрание хранится в фондовых отделах археологии, нумизматики, дерева, оружия, металла и синтетических материалов, драгоценных металлов, стекла и керамики, рукописей и старопечатных книг, письменных источников, тканей и костюмов, картографии, изобразительных материалов, книжном фонде. Для пополнения фондов регулярно проводятся историко-бытовые экспедиции, закупки на аукционах и у частных лиц.

Для посетителей музей был открыт в 1883 году, в день коронации императора Александра III. Первая экспозиция (11 залов из запроектированных 43) охватывала период с древнейших времен до XII века и имела археологическо-вещеведческую и искусствоведческую направленность. В основу показа был положен тематический план А.С. Уварова. Экспозиция музея была выполнена в соответствии с научными представлениями того времени и выгодно отличалась от западноевропейских музеев географической и хронологической систематизацией материалов. Новацией в музейном деле стала попытка экспонировать памятники по единому научному плану.

Определенный результат для отработки методики экспозиции общеисторического плана дали многочисленные выставки, проходившие в музее начиная с 1880-х годов; среди них – Археологическая (1889), Среднеазиатская (1891), Географическая и археологическая (1892). С 1909 года стало традицией проводить юбилейные выставки, посвященные писателям, художникам, государственным деятелям, памятным историческим датам.

В 1917 году было открыто еще 5 залов, экспозиция была доведена до XVI века, хотя в нее были внесены и памятники XVII–XIX веков.

1920–1940-е годы стали временем активных исканий специалистов музея в области методики построения экспозиции. Ориентация на синтетический характер экспозиции (включавшей историко-бытовой материал и интерьерные типологические реконструкции) сочеталась с фондовыми выставками (систематический ряд). Одновременно с подготовкой фондовых выставок «Крестьянское искусство XVIII–XX вв.» (автор B.C. Воронов, 1921–1923), «Автографы государственных деятелей России» (1923 г.), «Византийские памятники» (1924 г.), «История крепостного хозяйства и быта» (1925–1926), «История тканей», «Москва в старинных изображениях» (1926 г.), «Труд и быт рабочего населения Урала» (1926 г.), «История торгового капитала в России» (1929 г.) продолжалась работа по выявлению экспозиционных аспектов показа в общеисторической проблематике.

В 1933 году к 50-летию музея открылась выставка, подводившая итоги его работы за годы советской власти. В ней отразились не только результаты собирательской и научной работы музея, но и итоги поиска в области методики построения экспозиции.

В 1937 году была открыта новая экспозиция – от древнейших времен до реформы 1861 года. В ее основу был положен тематический принцип, сочетавший исторические реконструкции типологических памятников с подлинными источниками документального, вещевого и изобразительного характера. В связи с размещением на 2-м этаже Пушкинской выставки (1937 г.) историческая экспозиция была «втиснута» в залы 1-го этажа (от археологии до конца XVIII в.).

В годы Великой Отечественной войны музей организовал ряд тематических выставок военно-патриотической направленности, материал для которых был собран на полях сражений: «Антифашистская» (1941), «Суворовская» (1942 г.), «700 лет Ледового побоища» (1942 г.), «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» (1943 г.), «Партизаны Белоруссии» (1943) и др. По возвращении в 1943 году части собрания из эвакуации в г. Кустанай началась работа над основной тематической экспозицией.

В 1945 году было открыто 30 залов, концепция которых не представляла единого целого. В 1957 году проведена
Страница 38 из 41

реэкспозиция всех залов и создана систематическая экспозиция по истории России с древнейших времен до 1917 года.

В 1970-е годы вновь был взят курс на полную реэкспозицию музея. Большая часть залов 2-го этажа отводилась современному периоду. Сменяли одна другую подготовительные выставки будущей экспозиции: «БАМ – стройка века» (1977 г.), «Права, завоеванные Октябрем» (1977 г.), «Славный путь Ленинского комсомола» (1978), «Подвиг земли Тюменской» (1981 г.), «Единый могучий Советский Союз» (1982 г.), «От Уренгоя до Карпат» (1984 г.). В 1986 году в связи с решением о закрытии музея на капитальный ремонт и реставрацию экспозиция ГИМ была демонтирована.

С 1987 года музей проводил большую выставочную работу, организовывая (как в России, так и за рубежом) тематические фондовые выставки: «1000 лет золотого и серебряного дела», «Золотая нить России», «Русский исторический портрет», «Костюм народов России», «Фаберже и его современники», «От Октября до перестройки», «Святое искусство России» и другие.

Русский музей

Музей располагается в Михайловском дворце, построенном в 1819–1825 годах (архитектор Карло Росси) для великого князя Михаила Павловича. В отделке фасадов и убранстве внутренних помещений принимали участие скульпторы Василий Демут-Малиновский, Степан Пименов, живописцы Джованни Баттиста и Пьетро Скотти, Антонио Виги, Барнаба Медичи. До наших дней сохранились в первоначальном виде парадная лестница и Белоколонный зал, убранство остальных помещений утрачено в ходе приспособления здания под музейные нужды (арх. Василий Свиньин). Для размещения быстро растущих коллекций пристроен западный корпус, называющийся по имени его архитектора «корпус Бенуа».

Основу собрания Русского музея составили произведения русской школы из Эрмитажа, Академии художеств, пригородных царских дворцов, оно пополнялось за счет приобретений и пожертвований; после революции его, фонды значительно увеличились за счет национализированных ценностей и частных собраний.

В настоящее время в собрании Русского музея насчитывается более 320 тыс. единиц хранения, представляющих отечественное искусство с XI века до наших дней. В его состав входят коллекции русской и советской живописи, богатейшие в России коллекции скульптуры и графики, произведения декоративно-прикладного и народного искусства.

Идея организации государственного музея национального искусства высказывалась и обсуждалась в образованной среде русского общества с середины XIX века. Уже в конце 1880-х годов перед российским обществом встал вопрос о необходимости создания музея русского национального искусства, как того требует «современное процветание русского искусства и высокое положение, занимаемое Россиею в образованном мире». Об этом же говорили и писали художественный критик В. Стасов, директор Императорского Эрмитажа А. Васильчиков, писатель И. Гончаров и многие другие.

В 1889 году вопрос об основании в Петербурге публичного музея национального искусства был, казалось, решен окончательно. Легенда связывает это решение Александра III с картиной И. Репина «Николай Мирликийский избавляет от смерти трех невинно осужденных», приобретенной императором с 17-й выставки Товарищества передвижников (1889). Тогда же, по свидетельству одного из современников, государем и была высказана мысль – основать всенародный музей, в котором сосредоточивались бы все лучшие произведения искусства.

В августе 1897 года был утвержден штат музея. У истоков музея стояли люди хорошо образованные, зачастую окончившие не одно высшее учебное заведение – ученые, искусствоведы, историки, этнографы, археологи, архитекторы: Д.И. Толстой (назначенный в 1901 году на должность Товарища Управляющего Русским Музеем), А.Н. Бенуа, П.А. Брюллов, П.И. Нерадовский, Н.П. Сычев, П.И. Столпянский, М.П. Боткин, А.А. Миллер, Н.Н. Пунин и многие другие. Образовательный ценз сотрудника Русского музея был очень высок, поэтому кандидатура каждого вновь поступающего на работу серьезно обсуждалась – это был своего рода конкурс. В одной из объяснительных записок к проекту Положения о музее сказано: «…при организации Музея нужно иметь в виду непременное требование, чтобы служба в таком чудном учреждении почиталась величайшей честью, и чтобы к ней стремились именно из-за чести быть причастным к музею».

Конечно, работа крупнейших искусствоведов и музейных деятелей, реставраторов и архитекторов способствовала прославлению Русского музея. Тем не менее существовал институт простых служащих. Для исполнения разного рода служебных обязанностей в Русском Музее Императора Александра III имелся штат вольнонаемных служителей, которые находились в распоряжении заведующего зданиями музея (он же – секретарь Августейшего Управляющего музеем). В состав служителей музея в феврале 1898 года входили вахтеры, галерейные служители, часовые, швейцары, церковный сторож, а также рабочие разных специальностей (столяр, слесарь, кочегар, маляр, печник, садовник и т. п.). Все они были подчинены определенной иерархии, имели свои обязанности, сформулированные в «Правилах служащих музея» (1897), и специально разработанную форму.

7 (19) марта 1898 года состоялось торжественное открытие «Русского Музея Императора Александра III» для посетителей.

В день открытия музея экспозиция его была представлена в 37 залах (21 зал – на первом этаже и 16 – на втором). Первые посетители могли познакомиться с «Музеем христианских древностей», занимавшим 4 зала, с «Плащаницей» В. Васнецова, произведениями русской живописи и скульптуры, а также с коллекциями частных собирателей, переданными в дар вновь учрежденному музею (коллекция акварелей княгини М. Тенишевой и коллекция живописи и гравюр князя В. Лобанова-Ростовского).

Собрание музея, основой которого служили предметы и произведения, переданные из императорских дворцов, из Эрмитажа и Академии художеств, в этот период насчитывало 1880 произведений. Согласно первоначальной структуре музей имел три отдела:

• отдел, «посвященный специально памяти Императора Александра III»,

• этнографический и художественно-промышленный отдел,

• художественный отдел.

Причем приоритетная роль художественного отдела оговаривалась особо: «…до составления этнографических и исторических коллекций подлежит немедленному устройству художественный отдел музея, долженствующий обнимать собрание картин и статуй лучших русских художников».

Памятный отдел являлся мемориальным и должен был занять важное место в структуре музея. Однако строительство помещения для Памятного отдела затянулось, и в связи с последующими историко-политическими событиями в стране он так и не был открыт. Сформированный вместо него историко-бытовой отдел в 1934 году был частично передан Эрмитажу и лег в основу отдела русской культуры этого музея.

Этнографический отдел просуществовал в составе Русского музея до 1934 года, когда он был выделен в самостоятельный Государственный музей этнографии народов СССР.

Таким образом, название «Русский музей» изначально и традиционно закрепилось, по существу, лишь за художественным отделом, размещенным в Михайловском дворце. С течением времени художественный отдел, постепенно разветвляясь,
Страница 39 из 41

превратился в сложный музейный организм, насчитывающий в настоящее время около 50 отделов, секторов, подразделений и служб.

В древнерусском отделе экспонируются выдающиеся памятники иконописи, в том числе работы Андрея Рублева, Дионисия, Симона Ушакова, деревянная скульптура, резьба по камню и кости, вышивка, ювелирные изделия. Особенно богата коллекция искусства XVIII – 1-й половины XIX в., включающая работы первых светских художников Петровского времени Ивана Никитина, Андрея Матвеева, Ивана Вишнякова; замечательные портреты кисти Федора Рокотова, Дмитрия Левицкого, Владимира Боровиковского, Ореста Кипренского, полотна Алексея Венецианова, Карла Брюллова, Александра Иванова, Павла Федотова, скульптуры Федора Шубина, Михаила Козловского, Ивана Мартоса. Творчество мастеров XIX века представлено работами «передвижников», произведениями Ильи Репина, Василия Сурикова. Среди произведений художников, конца XIX – начала XX века – работы Исаака Левитана, Валентина Серова, Михаила Врубеля, Константина Коровина, Михаила Нестерова, художников Серебряного века и русского авангарда – мастеров «Мира искусства», «Голубой розы», «Бубнового валета», Василия Кандинского, Казимира Малевича, Марка Шагала, Павла Филонова. В отделе советского искусства – произведения Аркадия Рылова, Кузьмы Петрова-Водкина, Николая Крымова, Александра Матвеева, Анны Голубкиной, Веры Мухиной, Сергея Коненкова, Петра Кончаловского, Сергея Герасимова, Александра Дейнеки, Аркадия Пластова и многих других.

Обширен раздел музея, посвященный так называемому «советскому искусству» и творчеству художников, работавших в первую половину XX века. В отделе можно познакомиться с работами живописцев В.М. Орешникова, Е.Е. Моисеенко, скульпторов В.И. Мухиной, М.К. Аникушина, графиков В.А. Фаворского, Е.А. Кибрика и других.

Отдел искусства новейших течений – самый молодой в Русском музее. Он был создан в конце 1980-х годов с целью продемонстрировать посетителям музея новые, нетрадиционные виды искусства: инсталляцию, видеоарт, современную фотографию и многое другое. Постоянно пополняющаяся коллекция современного искусства на сегодняшний день находится в стадии становления.

Помимо живописи, собрания Русского музея включают коллекции скульптуры, графики, нумизматики, древнерусского прикладного искусства, гравюр. Ежегодно в стенах музея проходит около 30 временных выставок.

Русский музей размещается в четырех зданиях, расположенных в историческом центре Санкт-Петербурга. Это – Строгановский и Мраморный дворцы, Михайловский (Инженерный) замок и главное здание музея – Михайловский дворец с корпусом Бенуа. Михайловский дворец получил свое название по имени владельца – великого князя Михаила Павловича, младшего брата императора Александра I.

Государственный Русский музей – не только музей, но и крупнейший научно-исследовательский центр, сотрудниками которого являются многие известные ученые-искусствоведы, доктора и кандидаты наук.

Третьяковская галерея

Задумавший создание общественной картинной галереи, которая наиболее полно представляла бы историю русской школы, Третьяков покупал картины, следуя исключительно личным предпочтениям. Он систематически собирал работы старых русских мастеров, одним из первых оценил высокую художественную ценность древнерусских икон, но в то же время интересовался современным искусством.

Нередко Третьяков, ставший видной и влиятельной фигурой в культурной жизни России, покупал работы вопреки неблагоприятным отзывам критиков или запрету цензуры. Мнение Третьякова считалось настолько авторитетным, что если какая-либо работа оказывалась у коллекционера, то для художника это было равносильно общественному признанию.

С начала 1870-х годов Третьяков тесно общался с представителями Товарищества передвижных художественных выставок. Основатель картинной галереи не только разделял принципы и идеалы, которыми руководствовались художники, но и поддерживал передвижников материально и морально. Он собрал уникальную коллекцию, которая включала картины В.Г. Перова, В.М. Максимова, В.Е. Маковского, И.М. Прянишникова, И.Н. Крамского, И.И. Шишкина, В.Д. Поленова, И.Е. Репина и В.И. Сурикова.

К концу 1860-х годов Третьяков, вдохновленный модной в то время просветительской идеей о важной роли личности в истории, задумал создать портретную галерею выдающихся деятелей русского искусства. Собиратель не только покупал уже имеющиеся портреты выдающихся русских писателей, композиторов и других деятелей искусств, но и заказывал их у художников-современников. Интересно, что сам Третьяков категорически отказывался позировать, сделав только два исключения за всю свою жизнь – для И.Н. Крамского и И.Е. Репина.

С каждым годом коллекция Третьякова становилась больше. Для того чтобы разместить все картины, пришлось перестроить усадьбу – построить новые помещения и расширить галерею, которой был придан статус музея. Несмотря на то что юридически галерея оставалась частной, любой человек, без различия рода и звания, мог бесплатно посетить ее в любой день недели.

В августе 1892 года от своего имени и от имени своего покойного брата Третьяков принес свое собрание в дар городу Москве. Кроме того, основатель галереи подарил городу свою часть дома в Лаврушинском переулке, оставив за собой право на пожизненное попечительство и пользование жилой частью дома. До самой своей смерти Третьяков вел активную собирательскую деятельность и подарил галерее еще свыше 220 произведений русской живописи и графики. Последним крупным приобретением коллекционера было знаменитое полотно «Богатыри» кисти Васнецова. В 1898 году Третьяков скончался. После его смерти к старинному зданию по проекту Васнецова был пристроен новый фасад в «русском стиле», ставший эмблемой Третьяковской галереи.

Уже в дореволюционное время Третьяковская галерея стала самым популярным и посещаемым музеем России. После революции 1917 года галерея была национализирована, и ее коллекции пополнились множеством работ из экспроприированных частных коллекций и ликвидированных музеев.

3 июня 1918 года Третьяковская галерея была объявлена «государственной собственностью Российской Федеративной Советской Республики». С этого момента музей стал называться Государственная Третьяковская галерея.

Положение перед национализацией было катастрофическим. Всякие ассигнования на содержание галереи прекратились: отсутствовали средства на топливо, на зарплату служащим, не говоря уже о пополнении коллекции.

Директором был назначен И.Э. Грабарь. При его активном участии в том же 1918 году был создан Государственный музейный фонд. На протяжении 1918–1927 годов он был одним из источников пополнения коллекции «Третьяковки».

Из фонда в Третьяковскую галерею пришли как отдельные произведения, так и целые собрания – князя С.А. Щербатова, П.И. и В.А. Харитоненко, К.Ф. Арцыбушева, И.А. Морозова, М.П. Рябушинского. К 1922 году собрание музея увеличилось почти вдвое, причем значительная часть новых поступлений была признана первоклассной.

Уже в середине 1920-х годов Третьяковская галерея имела четыре филиала. Среди них – Государственная Цветковская
Страница 40 из 41

галерея и Музей иконописи и живописи имени И.С. Остроухова. Филиалом был и Пролетарский музей Рогожско-Симоновского района, часть коллекции которого составляло собрание И.С. Исаджакова. Работы авангардного направления были представлены в филиале – Музее живописной культуры, который расформировали в 1928 году. Картины из этого собрания попали и в галерею, и в провинциальные музеи. Основная часть фондов филиалов была поглощена галереей, а сами они прекратили существование.

В 1925 году были переданы на хранение произведения русской живописи из Московского Публичного и Румянцевского музеев. Это были коллекции известных собирателей – М.М. Львовой, А.П. Бахрушина, С.А. Щербатова и К.Т. Солдатенкова. Только через семь лет галерея обрела из того же источника «Явление Христа народу» А.А. Иванова (1837–1857) вместе с этюдами и эскизами. Тогда-то для этой картины и был построен специальный зал.

Музей стал обладателем собрания Ф.И. Прянишникова, о котором так мечтал П.М. Третьяков в молодые годы. Коллекция включала в себя первоклассные картины А.Г. Венецианова, Д.Г. Левицкого, Ф.М. Матвеева, В.А. Тропинина, К.А. Сомова, П.А. Федотова.

Классификация художественных произведений из дореволюционных собраний подчинялась жесткой государственной политике в области музейного дела. В 1925 году работы французских живописцев, собранные Сергеем Михайловичем Третьяковым, были переданы в Музей изящных искусств (ныне ГМИИ). Государственный музейный фонд был ликвидирован в 1927 году, а его хранение распределено по музеям. В этом же году Третьяковская галерея получила работы русских художников из коллекции И.А. Морозова, которые и сегодня украшают музей.

Развитие межмузейных связей также давало возможность расширить фонды. В течение 1920–1930-х годов несколько значительных произведений петровской эпохи передала Оружейная палата. Два портрета И.Н. Никитина, «Портрет П.А. Демидова» (1773 г.) кисти Д.Г. Левицкого были получены из Русского музея. Из бывшего собрания Сената поступили парадные портреты – «Портрет Петра III» (1762 г.) А.П. Антропова и «Портрет императрицы Елизаветы Петровны» (1743 г.) И.Я. Вишнякова.

Рост фондов требовал помещений для их размещения. Уже многие экспозиционные залы были отданы под запасники. В галерее скопилось около 15 тысяч произведений, многие из которых не были окончательно закреплены за музеем. К 1923 году экспозиция, которую с таким вдохновением создавал И.Э. Грабарь, сильно изменилась.

Академик архитектуры А.В. Щусев, ставший директором в 1926 году, и сменивший его на этом посту М.П. Кристи приложили немало усилий для увеличения музейных площадей. В 1927 году галерея получила соседний дом по Толмачевскому переулку (бывший дом Соколикова). После перестройки в 1928 году в нем разместились администрация, научные отделы, библиотека, отдел рукописей, фонды графики. Это здание присоединялось к основному пристройкой. Церковь Николы в Толмачах, переданная Галерее в 1929 году, стала запасником живописи и скульптуры. Позже отсюда был сделан проход в заново выстроенный двухэтажный корпус с экспозиционными залами, верхний этаж которого был специально оборудован для картины А.А. Иванова «Явление Христа народу» (1837–1857).

Благодаря присоединению многих коллекций собрание живописи этого периода не уступало ни по количеству, ни по качеству экспозиции искусства второй половины XIX века. На нижнем этаже (14 залов) были выставлены работы художников рубежа XIX – ХХ веков и современных мастеров. Особенно широко было представлено творчество К.А. Коровина, В.А. Серова, М.А. Врубеля. В трех последних залах демонстрировалось современное искусство.

В 1930 году была создана «Опытная комплексная марксистская экспозиция» по искусству XVIII – первой половины XIX века, в которой творчество художников прошлого попытались показать с точки зрения «классового истолкования явлений искусства». Картины в залах сопровождались фотоснимками, подробным этикетажем, их окружали предметы быта. Очевидная вульгаризация принципов экспонирования была бессовестной профанацией музейного дела и дискредитировала благородные идеи основателя галереи.

Социологический подход диктовал и темы выставочной работы: «Антиалкогольная» (1929 г.), «Красная Армия в советском искусстве» (1930 г.), «Революционная и советская тематика» (1930 г.), «Плакат на службе пятилетки» (1932 г.).

В 1920-е годы главным считалось показать зрителю различные направления современного искусства, в 1930-е этот метод был осужден как позиция «мнимой объективности». Началась «борьба с формализмом». Из экспозиции Галереи на 25 лет изгоняются «левые» художественные группировки 1910–1920-х годов. В ее залах во всей полноте был представлен ставший господствующим в искусстве метод соцреализма.

В 1932 году три новых зала связали основное здание галереи с помещением запасника в церкви Николы в Толмачах. Постройка перехода между залами, расположенными по обе стороны от главной лестницы, обеспечила непрерывность обзора. Началась работа над созданием новой концепции размещения произведений.

А четырьмя годами позже с северной стороны основного здания было закончено строительство «щусевского корпуса», органично вошедшего в панораму Лаврушинского переулка. Двухэтажная постройка, созданная по проекту архитектора А.В. Щусева, была мастерски соотнесена с исторической частью и васнецовским фасадом. Его просторные залы (четыре – в верхнем этаже и четыре – в нижнем) сначала использовались для выставок, а с 1940 года были включены в основной маршрут экспозиции.

В середине 1930-х годов Третьяковская галерея приняла первых посетителей, которые смогли познакомиться с новой экспозицией. Музей вернулся к прежнему, историко-хронологическому принципу показа своего собрания. Крупнейшие мастера, как и раньше, были представлены монографически. Тогда же, в тридцатые годы, был создан отдел советского искусства, в который регулярно передавались экспонаты после проведения грандиозных выставок современных художников, а также мастеров советских республик. Со второй половины 1930-х годов в галерее появилась традиция сопровождать выставки научными конференциями, на которые приглашались специалисты из других городов всего Советского Союза.

С первых дней Великой Отечественной войны в галерее начался демонтаж экспозиции. Картины были убраны со стен, вынуты из рам и сняты с подрамников. Музей готовился к отправке в эвакуацию.

В середине лета эшелон из 17 вагонов отправился с Казанского вокзала вглубь страны с экспонатами не только Третьяковской галереи, но и Государственного музея нового западного искусства, Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Музея восточных культур. Отвечал за весь груз директор Третьяковской галереи А.И. Замошкин.

Долгое путешествие до Новосибирска длилось больше недели. Новым домом музейных фондов страны стало недостроенное здание Оперного театра. Ящики ставили рядами по музеям и видам искусства вплотную один к другому, в два, а иногда и в три яруса. Временное хранилище было названо филиалом Государственной Третьяковской галереи, а его директором стал А.И. Замошкин.

Основная часть работы легла на плечи хранителей и реставраторов. Они круглосуточно
Страница 41 из 41

дежурили в хранилищах, совершали ночные обходы, делали контрольные вскрытия ящиков.

А в Москве продолжались бомбежки. Только дважды фугасные бомбы падали на здание Государственной Третьяковской галереи – во время ночных налетов в августе и ноябре. Но этого было достаточно, чтобы разрушить строения галереи в нескольких местах.

В середине августа огромная баржа, построенная в 1913 году, со второй партией художественных произведений отплыла от Московского речного вокзала и почти сразу же попала в полосу воздушного боя. Поврежденную крышу удалось починить только в Горьком, где взяли на борт художественную коллекцию Государственного Русского музея. Далее вверх по Каме к месту назначения – в город Молотов (ныне Пермь). Груз сопровождали старший научный сотрудник М.М. Колпакчи и реставратор И.В. Овчинников. До конца эвакуации они самостоятельно несли ответственность за художественные произведения галереи в Молотове.

В Лаврушинском переулке оставалось все меньше сотрудников. Буквально в первые дни войны многие ушли в армию или народное ополчение. К зиме 1942 года в штате числилось не больше тридцати человек. В залах было холодно, отопление не работало, везде гулял ветер, в щели залетал снег. В таких условиях становилось крайне тяжело хранить экспонаты. В ноябре еще 109 ящиков отправилось в Новосибирск.

К началу 1942 года в Оперном театре Новосибирска было сосредоточено огромное количество художественных и культурных ценностей мирового значения из ленинградских музеев (республиканского значения), а также горьковского, смоленского, сумского и ряда других.

Сотрудники филиала в Новосибирске должны были сохранить доверенные им коллекции, но работать приходилось совсем не в музейных условиях. Хранилища располагались на всех этажах. И в этом же здании работало еще семь организаций. На некоторое время власти Новосибирска даже приютили здесь Белорусский театр оперы. Работа требовала огромного напряжения. Мерзли, недоедали. При этом не следует забывать, что обязательным для всех работоспособных граждан СССР во время войны были наряды на лесозаготовки и торфоразработки.

В сентябре 1942 года еще часть экспонатов Третьяковской галереи была вывезена из Москвы. Но небольшой коллектив во главе с исполняющим обязанности директора С.И. Прониным в Лаврушинском переулке продолжал трудиться.

В полуразрушенном здании в Москве велась активная выставочная работа. За время эвакуации сотрудниками Третьяковской галереи в Москве и Новосибирске было организовано около 20 выставок. Осенью 1942 года впервые на сибирской земле были показаны художественные произведения из основного собрания Третьяковской галереи.

В течение всех четырех военных лет сотрудники Третьяковской галереи читали лекции в агитпунктах, на вокзалах, в воинских частях, госпиталях, школах не только в Москве и Новосибирске, но и Томске, Соликамске, Красноярске, Молотове.

Война уходила на запад. Уникальному грузу из Новосибирска и Молотова пришла пора возвращаться в Лаврушинский переулок. Благодаря усилиям сотрудников Галереи сокровища русского искусства были сохранены. Комиссия в составе представителей Комитета по искусству, ведущих реставраторов и искусствоведов Москвы пришла к выводу, что все экспонаты находятся в отличном состоянии.

17 мая 1945 года Государственная Третьяковская галерея была вновь открыта.

Новая экспозиция Третьяковской галереи открылась через неделю после праздника Победы.

На протяжении первого десятилетия после победы в войне почти каждый год устраивались всесоюзные выставки советских художников. Особое внимание уделялось организации выставок, построенных по монографическому принципу. Это касалось как живописцев советского времени, так и знаменитых русских художников XVIII–XIX веков.

В 1960-е и 1970-е годы в галерее прошла серия выставок, посвященных искусству конца XIX – начала XX века. Почти каждая стала открытием и знаменательным событием не только для искусствоведов или музейщиков, но и для зрителей. Творчество художников нереалистического направления, которых еще недавно обвиняли в формализме, получило новый импульс для изучения в научных отделах.

Тогда же «Третьяковка» стала организовывать передвижные выставки, чтобы познакомить со своим собранием другие города страны. Для экспозиций отбирались подлинные произведения живописи известных мастеров.

Серьезная исследовательская работа продолжалась и в направлении изучения творчества живописцев XVIII – первой половины XIX века. Настоящим потрясением стала выставка «Портрет петровского времени» (1973 г.), организованная совместно с Русским музеем, и «Неизвестные и забытые портретисты XVIII – начала XIX века» (1975 г.).

В 1956 году Третьяковская галерея отметила свое столетие, а через пятнадцать лет провела ряд выставок, посвященных столетию Товарищества передвижных художественных выставок.

Древнерусское искусство также включалось в список закрытых тем в былые годы. Теперь все изменилось. В 1960 году прошла выставка «Андрей Рублев и его время», организованная по решению бюро Всемирного совета мира. В значительной степени она стала шоком. Впоследствии публике были показаны «Северные письма» (1964 г.), «Ростово-Суздальская школа живописи» (1966–1967), «Живопись домонгольской Руси» (1974 г.), которые представили достижения искусствоведения в этой области.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/nikolay-nepomnyaschiy/100-velikih-sokrovisch-rossii/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.