Режим чтения
Скачать книгу

Британская империя читать онлайн - Александр Широкорад

Британская империя

Александр Борисович Широкорад

Рождение и гибель великих империй

До недавнего времени история Британской империи рассматривалась как история метрополии. Больше писали о ее войнах на территории Европы и лишь косвенно – о колониях. Автор книги впервые рассказывает об истории каждой британской колонии во всех пяти частях света.

Как и почему образовалась Британская империя? Как этому противодействовали другие европейские державы? Почему колониальная политика Англии привела к перманентному конфликту с Россией (СССР) в XIX—XX веках? Что было общего и чем различались пути колоний к независимости? Читатель познакомится с жизнью британских колоний изнутри, в весьма необычном и даже шокирующем ракурсе увидит Вторую мировую войну.

А.Б. Широкорад

Британская империя

Часть I.

Колонии в Америке

Британские колонии в Северной Америке

Первой британской колонией в Северной Америке стала колония на острове Роанок у берегов штата Северная Каролина в проливе Амбемари. Первые поселенцы прибыли туда 29 июля 1585 г. Там было оставлено 75 мужчин переселенцев во главе с Ральфом Лэйном. Для начала они обвинили соседнее туземное племя в краже серебряной кружки и перебили жителей ближайшей индейской деревни, а саму деревню сожгли.

Однако вскоре на попутном корабле большинство переселенцев решили вернуться в Англию. На острове осталось только 15 человек.

В июле 1587 г. на остров Роанок прибыли новые поселенцы – 121 человек во главе с Джоном Уайтом. Но найти следы первых 15 переселенцев им не удалось.

18 августа 1587 г. дочь Уайта родила первого коренного американца британского происхождения – Вирджинию Дэйр.

Вскоре Уайт отправился в Англию, чтобы завербовать новых поселенцев. На Роаноке осталось 90 мужчин, 17 женщин и 11 детей.

18 августа 1590 г. Уайт вернулся на остров, но не нашел никого из англичан. Им было найдено лишь два захороненных скелета. Уайт и его спутники решили покинуть Роаноке. Так печально закончилась судьба первой британской колонии в Новом Свете.

В апреле 1606 г. король Яков I пожаловал двум акционерным компаниям, Лондонской и Плимутской, хартии, по которым им предоставлялось право на колонизацию Виргинии – восточного побережья Северной Америки между 34° и 45° с.ш. Владения первой компании находились на юг от 41°, а второй – на север от 38° с.ш. Территория, заключенная между ними, подлежала совместному заселению после освоения главных владений.

Король считался сувереном всей земли колоний, что выражалось в обязательстве компаний отчислять ему пятину от добытых в колониях золота и серебра, а также наделять поселенцев землей от его имени. При этом пользование землей устанавливалось в форме «свободного сокеджа» – льготного феодального держания, приближавшегося в тогдашней Англии к частному землевладению.

Для общего руководства заморскими территориями король назначил Виргинский совет, куда входили представители обеих компаний. В Америке управление возлагалось на советы колоний, назначаемые правлением соответствующей компании. Будущие поселенцы были объявлены полноправными подданными английской короны. Однако в первые годы основания колоний им полагалось работать совместно, отдавая компании все произведенные товары и получая за свой труд продукты и все необходимое из складов, содержимое которых распределялось советом колонии.

Плимутская компания отправила первых поселенцев в августе 1606 г. Укрепиться в Виргинии им не удалось по той же причине, что и поселенцам острова Роанок. Немногие оставшиеся в живых вернулись на родину. Деятельность плимутцев надолго замерла.

Поселенцы Лондонской компании отплыли из Англии в декабре 1606 г.

В 1607 г. 120 колонистов, исключительно мужчин, прибыли на трех больших кораблях и избрали для поселения полуостров в устье реки Джемс в Виргинии – болотистое место с огромным количеством москитов, но обладающее удобной бухтой и выгодно расположенное для защиты от возможных нападений. Поселение в честь короля Якова I получило название Джеймстауна.

Население колонии состояло из «сервентов» («корабельных слуг») Лондонской компании. Это были бедняки, закабалившиеся на 7—10 лет из-за нужды, или преступники, сосланные в Америку.

О правах «сервентов» хорошо сказано в инструкции от 28 мая 1629 г.: «Расходы, которые несет компания, посылая сервентов, очень велики; размещение расходов (по воле Бога) зависит от работы и усердия этих сервентов; а посему мы хотим, чтобы Вы назначили старательных и бдительных надсмотрщиков для каждой семьи; они должны следить, чтобы все использовались на той работе, для которой они предназначены. А для того чтобы Вы там, а мы здесь могли следить, как сервенты используют свое время, мы посылаем Вам несколько регистрационных книг, которые мы просим Вас распределить среди вышеуказанных надсмотрщиков; им же надлежит вести точный учет каждодневной работы, сделанной каждым сервентом в каждой семье»[1 - Цит. по: Слёзкин Л.Ю. У истоков американской истории. Массачусетс, Мэриленд 1630—1642. М.: Наука, 1980. С. 38.].

В конце августа 1619 г. в Виргинию прибыл голландский корабль, впервые доставивший в Северную Америку негров, двадцать из которых были сразу же куплены колонистами в качестве рабов.

Тут нельзя не сказать об американском брэнде – голландском корабле «Мейфлауэр» (Mayflower – Майский цветок).

19 сентября 1620 г.[2 - Даты везде по новому стилю, старый стиль будет указан особо.] шлюп «Мейфлауэр» со 102 пассажирами, в числе которых были три беременные женщины, покинул британский порт Плимут. Во время плавания Елизавета Гопкинс родила сына, названного Oceanus (Океанчик).

19 ноября пилигримы увидели Америку – мыс Код (мыс Трески). Через два дня, за несколько часов до высадки, эмигранты подписали документ, известный как «Соглашение на Мейфлауэре», которому американская историография придает судьбоносное значение, как зародышу конституционного самоуправления, «животворному семени» американской жизни и проявлению внутренней свободы духа.

Вскоре у мыса Трески возникло поселение Новый Плимут. Трудная жизнь колонистов быстро обросла легендами. И как знать в России старалась вывести свои родословные от Рюрика и Гедимина, так и богатые американцы в XIX—XX веках придумывали себе предков, прибывших на «Мейфлауэре».

В 1630—1643 гг. в Новую Англию, в район Массачусетского залива, прибыло около 20 тысяч человек. До 1682 г. на территории современных США возникло еще 12 колоний – Нью-Хемпшир, Массачусетс, Род-Айленд, Коннектикут, Нью-Йорк, Нью-Джерси, Пенсильвания, Делавэр, Мэриленд, Северная Каролина, Южная Каролина и Джорджия.

Руководство британских компаний, отправляя за океан поселенцев, надеялось в первую очередь найти большие залежи золота. Увы, вскоре обнаружилось, что золота на колонизуемой Англией территории нет. Тем не менее американские колонии стали для Британской империи поистине золотой жилой, поставляя в изобилии ввозившийся ранее из прибалтийских стран лес и иные материалы, так необходимые для английского судостроения. Лесоматериалы доставлялись в основном из северных колоний, и объемы этих поставок были огромны. Можно без преувеличения сказать, что британский флот того времени строился преимущественно из
Страница 2 из 24

американских материалов.

Многие из ранних поселений в колониях Мэн, Нью-Хемпшир и Джорджия напоминали собой лагеря дровосеков. Первыми грузами, которые колонисты отправили в 1608 г. из Джеймстауна, а в 1621 г. – из Нового Плимута, были доски и иные корабельные материалы.

Еще одним важным для метрополии материалом, получаемым из колоний, стал чугун, выплавка которого в колониях велась в настолько крупных масштабах, что Америка ко времени революции стала одним из крупнейших производителей чугуна в мире. Американский чугун имел огромное значение для британской железоделательной индустрии.

Британские корабли доставляли из колоний и другие материалы, крайне необходимые английской промышленности. Но все ж основным занятием американцев на протяжении всего колониального периода являлось сельское хозяйство. Следовательно, и основным предметом американского экспорта была сельскохозяйственная продукция.

В южных колониях (Виргиния, Северная и Южная Каролина, Мэриленд и Джорджия) под тропическим солнцем прекрасно произрастали сахарный тростник и хлопок, а в Виргинии – табак. В этих колониях закрепилось помещичье землевладение, использовавшее труд рабов. Значительная часть плантаторов Юга была тесно связана родством и происхождением с английской аристократией. Здесь не было ни значительного крестьянства, ни крепкой буржуазии.

Северные колонии, занимавшие узкую каменистую полосу, прилегающую с одной стороны к озерам и горам, а с другой – к Атлантическому океану, были мало пригодны для земледелия. Значительная часть населения занималась рыболовством и торговлей. Колонии привлекали преимущественно торговцев (в основном мехами), моряков, искателей приключений. Источником наживы были также торговля рабами и морская контрабанда, часто выливавшаяся в откровенное пиратство.

Здесь, в Новой Англии, сложилась крупная торговая буржуазия, которая была сравнительно независима от метрополии. Отсутствие феодальной знати придавало этим колониям внешне демократический характер. Поэтому-то северные колонии и стали приютом для гонимых на родине за веру и убеждения.

Вместе с торговцами, моряками и охотниками в Новую Англию переселялись ремесленники, рабочие, мелкие фабриканты. Многие – добровольно, но были и выселяемые британским правительством как оппозиционные элементы.

Условия здесь были благоприятны для развития промышленности. Появились мастерские и мелкие фабрики, возникло судостроение. Но промышленность в это время еще только складывалась и представляла собой в основном домашнюю промышленность крестьянского типа, рассчитанную на собственное потребление. Только в конце XVIII века появились первые мануфактуры.

В центральных колониях (Нью-Йорк, Нью-Джерси, Делавэр, Пенсильвания), владевших плодородными землями, широко развилось фермерство. Туда непрерывном потоком переселялись крестьяне, главным образом из Англии и Ирландии, приносившие с собой ненависть к помещичьему землевладению и к монархии. Крупное землевладение в большом масштабе здесь не сложилось из-за недостатка рабочих рук.

«Табачная лихорадка» пробудила в колонистах сильную страсть к наживе, и удовлетворить ее можно было лишь расширив посадки табака и увеличив количество рабочих в табачном хозяйстве. Все это привело к еще более жестокому вытеснению индейцев с их земель и попыткам их порабощения. В марте 1622 г. индейцы ответили на это восстанием, чтобы изгнать колонизаторов. Было убито более 300 европейцев, а еще многие умерли, оставшись без крова и пропитания. Английская и американская историография именует это восстание индейцев «бойней», в результате которой в колонии осталось менее 500 жителей, влачивших жалкое существование.

В 1625 г. на английский престол взошел Карл I. Он объявил Виргинию владением, находящимся под его непосредственной властью.

Управление колонией перешло в руки назначенного им губернатора. На этом заботы о ней нового монарха закончились. Тем не менее, несмотря на отчаянное положение, в котором находилась Виргиния, на этот раз она не стала вновь «потерянной колонией». Индейцы так и не решились штурмовать Джеймстаун, а ушли в другие земли. Колонисты собрали все свои силы, получили подкрепления из метрополии и начали контрнаступление, превратившееся в поголовное истребление всех соседних племен. Двадцатилетний опыт освоения страны помог справиться с острой нуждой в крове и пропитании. Ухудшившаяся при Карле I жизнь в Англии и продолжавшаяся «табачная лихорадка» обусловливали приток новых колонистов. Виргиния выстояла.

После ликвидации Виргинской компании король утвердил земельные держания, полученные от нее его заморскими подданными. При этой общей правовой основе в колонии происходили изменения в структуре землевладения. После «бойни» 1622 г. ассоциации, хозяева которых жили в метрополии, распались. На их территории появились новые люди, купившие землю у хозяев или колониальной администрации, занявшие ее явочным порядком. Король жаловал землю новым чиновникам.

Все землевладельцы должны были выплачивать квит-ренту. Но виргинцы уклонялись от выполнения этого обязательства. Центральная власть была далеко, а из колонии поступали жалобы на расстройство дел после войны с индейцами. Заодно с колонистами были тогдашние губернаторы, которых недавно вступивший на престол король для простоты назначал из числа виргинцев.

Не в интересах самого правительства было проявлять излишнюю строгость и требовательность как в вопросе земледержания, так и сбора ренты. В таком случае колония бы опустела. Сбор ренты фактически не проводился до 40-х годов XIX века и был налажен лишь к концу столетия.

В Новый Свет шли всё новые корабли с переселенцами. Так, только в 1630 г. вышли «Мэри энд Джон» (140 пассажиров) и «Лайон» (80 пассажиров), а затем эскадра Уинтропа из 11 судов, которые везли в Америку 700 человек, 240 голов крупного рогатого скота и 60 лошадей.

В ходе революции английский король Карл I 30 января 1649 г. взошел на эшафот. Во главе страны стал Государственный совет, состоявший из 41 члена. Но фактически Англией управлял «его светлость» лорд-протектор Оливер Кромвель, присвоивший себе практически неограниченные полномочия.

9 октября 1651 г. Кромвель в целях поощрения развития британского флота, нанесения ущерба голландской торговле и собственности монархистов в колониях издает так называемый Навигационный акт. Согласно ему товары из Азии, Африки и Америки могли ввозиться в Англию только на судах, принадлежащих ее подданным и имеющих три четверти английского экипажа. Из Европы товары могли вывозиться на судах той страны, где они производились или были впервые погружены на корабль. Каботаж разрешался только английским судам.

Навигационный акт нанес страшный удар торговле Голландии. В результате в 1652 г. началась 1-я англо-голландская война. Англичанам удалось выиграть несколько морских баталий, и 15 апреля 1654 г. был заключен Вестлинстерский мир, по которому Голландия была вынуждена признать Навигационный акт.

Победив Голландию, лорд-протектор решил взяться за Испанию.

Уже летом 1654 г. в английских портах начали готовить две эскадры, назначение которых держалось в тайне. Первая эскадра из 30 кораблей
Страница 3 из 24

под началом Блэка вышла 29 сентября, а вторая из 18 кораблей под началом Пенна вышла 25 декабря. Пенн должен был идти в Вест-Индию и завладеть островом Гаити, для чего на 20 транспортах в его распоряжении находился трехтысячный отряд сухопутных войск под началом генерала Венабля.

Пенн, забрав в английских вест-индских колониях все наличные войска, довел численность десантного корпуса до 7000 человек и 31 марта 1655 г. вышел с острова Барбадос, а 13 и 14 апреля высадил десант около города Сан-Доминго на Гаити.

25 апреля генерал Венабль был наголову разбит испанцами, и англичане принуждены были отступить, потеряв при этом 1700 человек. Чтобы не возвращаться домой без результата, Пенн решил попробовать захватить остров Ямайку, что ему и удалось 10—17 мая. «Серебряный флот» Пенну не удалось захватить и, оставив сухопутные войска и часть кораблей в Вест-Индии, он вернулся в Англию.

Только теперь Англия объявила войну Испании и присоединилась к Франции, которая вела против Испании войну уже с 1635 г.

Не попал «серебряный флот» и в руки Блэка. Из-за плохого состояния кораблей пришлось поздней осенью снять блокаду, и только весной 1656 г. Блэк вновь установил ее. На этот раз англичане не прерывали блокады до конца войны. Весной 1657 г. Блэк узнал о выходе из Америки нового «серебряного флота» и направился к нему навстречу к Канарским островам. Но «серебряный флот» успел войти в Санта-Круц на острове Тенериф и свезти сокровища в крепость, так что Блэку удалось только уничтожить сам флот.

Помимо операций у испанских берегов, английский флот помог в 1658 г. французам взять Дюнкирхен. По Пиренейскому миру 1659 г. эта крепость досталась англичанам, но в 1662 г. английский король Карл II продал ее Людовику XIV. Остров Ямайка остался во владении англичан.

Во время войны с Испанией Навигационный акт был на некоторое время отменен, но в 1660 г. возобновлен уже после реставрации королем Карлом II. Забегая вперед, скажу, что Навигационный акт был окончательно отменен только в 1849 г.

Навигационный акт имел серьезные последствия для жизни британских колоний в Северной Америке. Ведь акт не только запрещал перевозить товары на иностранных судах. По нему разрешалось пользоваться только английскими или колониальными судами. Согласно акту, колонии не имели права вести торговлю напрямую с другими странами, а должны были продавать и покупать товары только при британском посредничестве. Каждое судно, груженное товарами из других европейских стран, обязано было пройти через Лондон, уплатив большую пошлину.

Однако Акт не только подрывал торговлю колоний, но и имел некоторые положительные стороны. Так, за колониальный период американское судостроение превратилось в мощную отрасль промышленности, занявшую одно из первых мест в мире. Постройка морских судов в Америке обходилась почти в два раза дешевле, чем на европейских верфях, а качество судов при этом не уступало европейским. Поэтому многие суда, построенные в Америке, затем продавались в Европе, и в первую очередь в Англии. Построенные в колониях суда ко времени революции составляли почти треть британского флота. Они обслуживали

/

трансатлантической торговли Англии. Развившаяся судостроительная промышленность и связанная с ней торговля привели к появлению целой предпринимательской отрасли, на которой сделала себе состояние одна из самых влиятельных имущих групп колониального общества.

Первая большая война с индейцами длилась с 1622 по 1634 год, то есть 12 лет! В 1637 г. власти Плимутской колонии, собрав большой отряд, неожиданно окружили и сожгли укрепленное поселение племени пекот. В бойне, которую устроили колонисты, было убито и сожжено более 400 индейцев – мужчин, женщин и детей. Пленных мужчин пилигримы продали в рабство на Бермудские острова, женщин и девушек поделили между собой.

Обычно индейцы снимали скальпы с белых. Но почему-то западные историки забывают упомянуть о том, что и белые снимали скальпы с индейцев и что именно белые сделали это снимание скальпов своего рода промыслом.

В 1641 г. губернатор колонии Новая Голландия установил впервые награду за индейские скальпы. Пуритане, колонизовавшие Новую Англию, придали этому делу большой размах и строю деловую организацию.

«Пуритане Новой Англии – эти виртуозы трезвого протестантизма, – писал Карл Маркс, – в 1703 г. постановили на своей Assembly [законодательном собрании] выдавать премию в 40 ф. ст. за каждый индейский скальп и за каждого краснокожего пленника; в 1720 г. премия за каждый скальп была повышена до 100 ф. ст., в 1744 г., после того как Массачузетс-Бэй объявил одно племя бунтовщическим, были назначены следующие цены: за скальп мужчины 12 лет и выше 100 ф. ст. в новой валюте, за пленника мужского пола 105 ф. ст., за пленную женщину или ребенка 55 ф. ст., за скальп женщины или ребенка 50 ф. ст.!»

Один из самых любимых мифов современной Америки – это сказка о демократии и веротерпимости в британских колониях на территории современных США в XVII—XVIII веках. На самом деле бедняки в Новом Свете имели еще меньше прав, чем в Европе.

«В Плимуте и других пуританских колониях воцарился дух нетерпимого, воинствующего протестантизма. Все лица, не принадлежавшие к господствующей религиозной секте, были лишены голоса в решении общих дел.

Буржуазные историки, указывая в числе мотивов, способствовавших переселению колонистов в Америку, на стремление уйти от религиозных преследований в Европе, особенно подчеркивают этот момент, для того чтобы противопоставить Европу, где существовали религиозные преследования, и Америку, якобы страну свободы совести. На самом деле свободы совести в Америке не было. Пуритане Новой Англии или католики в Мэриленде устанавливали теократическое правление и жесточайшим образом преследовали инаковерующих. Поселенцам приходилось опять бежать, например из пуританского Массачусетса, чтобы основать новую колонию – Род-Айленд, или из католического Мэриленда в Виргинию.

В XVII в. в Америке устраивались массовые облавы на “ведьм”, организовывались процессы против них, после чего их сжигали с такими же церемониями, как и в Европе.

В 1698 г. в Виргинии Грейс Шервуд и ее муж подали в суд жалобу на своих соседей по обвинению их в клевете. Соседи же обвиняли Шервудов в том, что они якобы “наслали порчу” на их свиней и хлопок. Шервуды требовали возмещения за обиду в размере 100 фунтов стерлингов. Та же самая Грейс Шервуд требовала еще 100 фунтов стерлингов со своих ближайших соседей, заявляя, что они явились к ней в дом через отверстие для дверного ключа, приняв образ черной кошки.

Власти решили освидетельствовать Грейс Шервуд, не является ли она сама ведьмой. Жюри, составленное из женщин, дважды изучало вопрос, нет ли на теле у Шервуд знаков “ведьмы”, и сообщило суду, что она имеет на своем теле два таких знака. Затем решили проверить, тонет ли она в воде. Оказалось, не тонет. Вытащив из воды, ее немедленно заковали в кандалы и бросили в тюрьму. Только незадолго перед своей смертью она была освобождена.

В период реставрации Стюартов в Англии процессы против “ведьм” в Америке усилились. Издавались книги “О ведовстве и способах распознавания ведьм”. Особенно большой масштаб борьба против “ведьм” приняла в пуританской колонии
Страница 4 из 24

Массачусетсе, Бостоне и Сейлеме. Новый губернатор Бостона Вильям Фипс назначил специальный суд для борьбы против “ведьм”. Этот суд принялся за дело с большим рвением, и к сентябрю 1692 г. 19 человек было повешено, один предан “длительной и тяжкой смерти”, 55 были признаны виновными, но помилованы, 150 находились в тюрьме в ожидании суда по их “ведовским делам”»[3 - Ефимов А.В. Очерки истории США. 1492—1870 гг. М.: Учпедгиз, 1958.].

Между владениями Компании Гудзонова залива и британскими колониями в США вклинились французские колонии в Канаде.

В начале XVII века французские колонисты основывают в Канаде ряд городов, как, например, Порт-Ройял в Акадии (сейчас Аннаполис-Ройял в Новой Шотландии, Канада), Квебек (1609 г.) и Монреаль (1642 г.).

Французы налаживают торговые отношения с большинством индейских племен Восточной Канады – алгонкиноязычными абенаки, микмаки, монтанье, наскапи и другими. Но основным союзником французов стало ирокезское племя гуронов.

В 1616—1649 гг. гуроны вместе с племенами оттава и ниписсингами построили настоящую торговую империю от Великих Озер до Гудзонова залива и реки Св. Лаврентия. У каждого из этих племен был свой маршрут и свой «бизнес-план». Так, гуроны выменивали меха на сельхозпродукты, а затем ехали в Монреаль и обменивали там пушнину на французские товары – ткани, бисер, краски, ножи, топорики, посуду. Затем они возвращались обратно и продавали соседям излишки французских товаров за те же меха. Таким образом, круг замыкался.

Жизнь в североамериканских лесах породила новую «породу» французов – «лесных бродяг» (курьер-де-буа). Это были свободные, ни от кого не зависящие дельцы. Многие из них жили бок о бок с индейцами и занимались пушным промыслом. Дети, рожденные в браках этих «лесных бродяг» с индейскими девушками (в основном из племени кри), образовали еще одну лесную расу – метисов.

В 1627 г. началась англо-французская война, которую историки обычно рассматривают как часть Тридцатилетней войны. Отечественному читателю она хорошо известна по роману Дюма «Три мушкетера», где четыре отважных мушкетера осаждали оплот гугенотов Ла-Рошель, на помощь которой Англия послала свой флот.

Куда менее известны эпизоды этой войны в Канаде. Британская эскадра вошла в устье реки Св. Лаврентия, поднялась вверх по течению, сожгла французское поселение Тадуссан и взяла Квебек, сдавшийся англичанам в 1629 г.

Однако в Европе англичане потерпели полное поражение, и кардинал Ришелье потребовал от английского короля Карла I вернуть все территорий, захваченные в Канаде. В итоге, согласно условиям Сен-Жерменского мира 1632 года, англичане эвакуировали захваченные территории. Зато они начали настраивать против французов и их союзников гуронов воинственные племена ирокезов. Снабженные в достаточном количестве ружьями, ирокезы в середине 40-х годов XVII века двинулись десятью отрядами в глубь территории гуронов. Они выжигали их деревни, убивали мужчин, а женщин и детей угоняли в рабство. В 1631 г. остатки племени гуронов укрылись во французских владениях в бассейне реки Св. Лаврентия. Но ирокезы и здесь не оставили их в покое. Они по науськиванию англичан нападали на французские укрепленные блокгаузы, что делало жизнь канадских колонистов небезопасной. Так, в 1658 г. Квебек был осажден и чуть не взят ирокезами. Ирокезы убивали каждого француза, попавшего в их руки.

Непрочность положения французских колонистов в Канаде имела две причины. Во-первых, из-за огромной помощи оружием и товарами, оказываемой ирокезам англичанами. А во-вторых, французское правительство, занятое политическими играми в Европе, очень вяло и неохотно поддерживало свою северную колонию.

Идея искать более южные, плодородные, а главное, удаленные от англичан и ирокезов места поселения породила экспедицию, результатом которой стало открытие реки Миссисипи и некоторых ее прибрежных районов.

О том, что где-то к югу от Великих озер есть полноводная «рыбная река» (гуроны называли ее Намесисипу), французы услышали от своих союзников гуронов как раз тогда, когда гуроны переселялись подальше от ирокезов. И уже в 1672—1673 гг. французские миссионеры открыли верховья Миссисипи. А в 1686 г. они основали на Миссисипи форт Арканзас.

Губернатор одной из канадских провинций Роберт де Ласалль в 1679 г. организовал и возглавил экспедицию, с которой прошел из озера Мичиган рекой Иллинойс почти до того места, где Иллинойс впадает в Миссисипи. Однако англичане вновь спровоцировали нападение на французов ирокезов, и только через два года французы продолжили свой путь и в начале февраля 1682 г. вошли в Миссисипи. Спускаясь вниз по огромной реке, они через три месяца, 9 апреля, достигли ее устья, а оттуда вышли в Мексиканский залив.

Открытие Миссисипи вызвало во Франции большой интерес, но прибывший в Париж Ласалль не получил практически никакой помощи. Тем не менее Людовик XIV соблаговолил согласиться, чтобы новая страна (весь бассейн колоссальной реки Миссисипи) была названа в его честь – страной Людовика, то есть Луизианой.

В 1666 г. французы основали форт Маурепа в устье реки Миссисипи на побережье Мексиканского залива.

Несколько слов стоит сказать о развитии экономики Канады. Так, число французских колонистов в Канаде за 36 лет, с 1627 по 1663 год, возросло со 100 до 3 тысяч человек.

В 1645—1659 гг. торговая монополия находилась в руках «Компании поселенцев», представляющей интересы в основном уже местных зажиточных колонистов.

В конце 1688 г. во время так называемой «Славной революции» в Англии король-католик Яков II был свергнут, а его место занял голландский король-протестант Вильгельм III Оранский. Французский король Людовик XIV не признал нового короля и предоставил убежище во Франции бежавшему из Англии Якову II.

В 1689 г. Англия и Нидерланды присоединились к антифранцузской Аугсбургской лиге – оборонительному союзу между императором Священной Римской империи, королем Испании, королем Швеции, курфюрстом Баварии против Франции.

Война 1688—1697 гг. вошла в историю под несколькими названиями: война за Пфальцское наследство, Орлеанская война, война короля Вильгельма и т.д.

К началу войны в Новом Свете и так происходили вооруженные столкновения между французами и англичанами. В 1688 г. губернатор доминиона Новая Англия Эдмунд Андрос устроил рейд против французских поселений в устье реки Пенобскот. В августе 1689 г. Жанвинсен д'Аббади де Сан-Кастин, чей дом был разграблен в ходе этого рейда, повел отряд индейцев племени абенаки в набег на Пемаквид (современный Бристоль в штате Мэн). В свою очередь английский офицер Бенджамин Чёрч организовал набег на территорию, которая в настоящее время входит в штат Мэн.

В августе 1689 г., еще до того, как до Новой Франции дошла весть о начале войны в Европе, полторы тысячи ирокезов по наущению англичан атаковали поселение Лашин (ныне пригород Монреаля). В ответ граф де Фронтенак атаковал ирокезскую деревню Онондага. Затем французы и их союзники-индейцы атаковали английские пограничные поселения и в 1690 г. устроили бойню в Шенктади.

Англичане сумели захватить столицу Акадии Порт-Рояль и двинулись на штурм столицы Новой Франции, но потерпели поражение в битве при Квебеке. Вскоре французы отбили Порт-Рояль.

В 1704 г. англичане в союзе с
Страница 5 из 24

индейским племенем крики вторглись в западную Флориду, где жили союзники испанцев индейцы апалачи, и разгромили там католические миссии. Апалачи были перебиты или обращены в рабство. Но испанцам все же удалось сохранить контроль над Флоридой.

Граф Фронтенак разгромил отряд британских войск у Скенектади близ Нью-Йорка, но так и не сумел взять город Бостон.

В «войне короля Вильгельма» больше всех пострадали племена ирокезов, подкупленные англичанами. В 1693—1696 гг. французы устроили несколько карательных операций, уничтожив десятки поселений ирокезов.

29 сентября 1697 г. Англия и Франция в городе Рисвике (ныне пригород Гааги) заключили мир. В результате в Новом Свете французам удалось сохранить «статус-кво».

Увы, этот мир оказался лишь четырехлетним перемирием.

В 1701 г. умер, не оставив прямых наследников, последний испанский король из Австрийской линии. Престол он завещал внуку Подовика XIV, герцогу Анжуйскому. Испанская корона с ее обширными владениями в различных частях Европы (Нидерланды, Неаполь, Южная Италия, Милан, Сицилия, Сардиния, Балеарские острова) переходила в дом Бурбонов.

Против этого выступили Англия, Голландия и Австрия. Первые две требовали себе Нидерланды, чтобы сделать из них буфер между Францией и Голландией, а последняя – испанские владения в Италии. Кроме того, Англия и Голландия опасались за свои торговые привилегии в испанских колониях, которыми они заручились в предыдущей войне, и не хотели допускать туда французскую торговлю. Людовик XIV решил защищать права своего внука на все испанские владения.

В мае 1702 г. союзники объявили войну Франции и Испании. Сначала союзники не возражали против восшествия на испанский престол герцога Анжуйского, обставляя лишь это рядом условий. Но уже после начала войны (1703 г.) союзники выставили кандидатом на испанский престол Карла Австрийского, причем к союзу была привлечена Португалия, опираясь на которую Карл должен был с помощью англо-голландского флота завладеть Испанией.

Как и в предшествующих войнах, главные события происходили в Европе и на морях, ее омывающих.

В Новом Свете война началась с нападения испанцев на город Чарльстон в британской провинции Каролина. В ответ в 1702 г. 500 английских солдат и ополченцев вместе с 300 индейцами захватили и сожгли испанский город Сан-Агустин (бывший французский город Форт Каролина).

Однако захватить мощную испанскую цитадель Св. Мария, построенную в 1672 г., англичанам не удалось.

В 1704 г. англичане в союзе с индейским племенем крики вторглись в западную Флориду, где жили союзники испанцев индейцы апалачи, и разгромили там католические миссии. Апалачи были перебиты или обращены в рабство. Несмотря на это испанцы сохранили контроль над Флоридой.

В 1706 г. во Флориде был высажен франко-испанский десант, сформированный в Гаване. Союзники попытались захватить Чарльстон, но потерпели неудачу.

В Канаде же шла война между ополчениями французских и английских колонистов, которые деньгами и оружием привлекали на свою сторону туземные племена. Так, в 1703 г. небольшой французский отряд под командованием Лебёра де Бёбассика с 500 индейцами устроили несколько рейдов на британские поселения от Веллса в округе Мэн до Фалмута и Хэверхилла. Свыше 160 англичан было убито или взято в плен. Надо ли говорить, что в Европе, где в битвах воюющие стороны теряли тысячи или десятки тысяч солдат, о стычках такого масштаба не упоминается даже в самых подробных описаниях войны.

В феврале 1704 г. во время так называемой «Дерфелдской резни» 250 индейцев из племен абенаки и мохоки вместе с 50 французскими колонистами разгромили английское поселение Дерфелд, перебив часть колонистов, а остальных захватив в плен. Большинство детей индейцы-мохоки забрали в свои семьи, а выживших взрослых франкоканадцы позже обменяли на французских пленных. Подобные рейды индейцев, часто вместе с французскими солдатами, продолжались до самого конца войны.

В ответ на это английские колонисты под командованием Бенджамина Чёрча успешно нападали на французские поселения в Акадии.

В январе 1709 г. французские колонисты с помощью индейцев племени микмаков уничтожили британский форт Сент-Джон.

Ситуация в Канаде принципиально изменилась в 1710 г. с прибытием из метрополии мощной британской эскадры. В сентябре 1710 г. британские регулярные войска, высадившиеся с кораблей совместно с колонистами (общей численностью 36 тыс. человек), после недельной осады овладели Порт-Роялем. Таким образом, французы потеряли контроль над материковой частью Акадии.

В апреле 1711 г. к берегам Нового Света отправилась эскадра контр-адмирала Говендера Уопера. В ее составе находилось 11 кораблей[4 - Современные некомпетентные писатели именуют их «линейными кораблями». В XVIII—XIX веках писали «корабль», «фрегат», «бриг» и т. д.] и 31 транспортное судно с 5,3-тысячным десантом.

По ряду причин британская эскадра достигла эстуария реки Св. Лаврентия только 18 августа 1711 г. Там «просвещенные мореплаватели» налетели на камни. Погибло 8 транспортов. Из находившихся на них 1383 человек спастись удалось только 499. В итоге попытка англичан захватить Квебек провалилась.

В 1712 г. Англия и Франция заключили перемирие, а 11 апреля 1713 г. в Утрехте был подписан мирный договор. По условиям Утрехтского мира 1713 г. Англия получила Акадию (которую англичане переименовали в Новую Шотландию), остров Ньюфаундленд, район Гудзонова залива и остров Сент-Китс в Карибском море. Французы же признали английский суверенитет над ирокезами и разрешили торговлю с материковыми индейцами для всех наций.

Очередная англо-французская война началась в 1744 г. Американские историки называют ее «войной короля Георга», а соответственно, войну за испанское наследство – «войной королевы Анны». Замечу, что король Луи XV не был заинтересован в этой войне, и Франция была втянута в конфликт с Англией из-за своего союза с Испанией.

В 1745 г. английская эскадра с десантом прибыла в Новый Свет. Англичанам удалось захватить стратегически важную французскую крепость Луисбург на острове Кейп-Бретон. В свою очередь французы со своими союзниками индейцами 28 ноября 1745 г. взяли нью-йоркскую деревню Саратога, уничтожив и захватив в плен свыше сотни ее обитателей. После этого все жители оставили все английские поселения к северу от Олбани.

В июле 1746 г. ирокезы и английские ополченцы собрались к северу от Нью-Йорка для похода в Канаду, ожидая лишь помощи из Европы. Но десант из Англии так и не прибыл, поэтому рейд был отменен.

Замечу, что и французы не дождались подкреплений из метрополии. 22 июня 1746 г. из порта Брест вышла эскадра герцога д'Авиля. В ее составе было 10 кораблей, полсотни фрегатов и транспортов, на борту которых находилось 3500 десантников. Только через 3 месяца эскадра добралась до Америки. Выдержав целый ряд штормов, во время которых было потеряно несколько транспортов, и потеряв от болезней больше 2000 человек, эскадра, не приняв участия в военных действиях, вернулась в ноябре во Францию.

Война стала настоящей катастрофой для североамериканских колоний. Так, только Массачусетс в 1745—1746 гг. потерял около 8% своего взрослого мужского населения. По условиям Второго Аахенского мирного договора крепость Луисбург была
Страница 6 из 24

возвращена Франции в обмен на город Мадрас, который французы захватили в Индии у англичан. В остальном границы в Новом Свете остались без изменений.

Как видим, англичане всеми силами пытались выгнать французов из Канады. Однако удалось им это сделать лишь в ходе Семилетней войны (1756—1763). Французы со своей стороны пытались соединить Канаду и Луизиану посредством занятия еще незаселенной европейцами долины реки Охайо. В этом случае английские колонии, расположенные между берегом Атлантического океана и Аллеганскими горами, оказались бы отрезанными от берегов Тихого океана.

Понятно, что судьбу колоний в Новом Свете должна была решить борьба на море.

Еще до начала войны Луи XV распорядился отправить в Канаду подкрепления. В мае 1755 г. транспорты с войсками и с новым губернатором де Водрейлем под конвоем эскадры под началом адмирала Дюбуа де ла Мотт отправились в Новый Свет. Хотя войны не было, англичане протестовали против этой посылки и отправили вдогонку эскадру под командованием адмирала Боскауена с целью не допускать прибытия французов в Канаду. Но французские корабли успели благополучно дойти до берегов Америки. Англичанам 8 июня удалось захватить лишь два корабля, отделившихся от экспедиции.

С началом войны дела французов шли хорошо как в Европе, так и в Новом Свете, куда им удалось перебросить значительные подкрепления, но ряд политических просчетов Луи XV втянули Францию в войну против Фридриха Великого, затеянную Австрией. Это отвлекло внимание и материальные средства Франции от колоний и от флота, без помощи которого не могли быть успешными операции в колониях, а Англия воспользовалась благоприятным моментом и, деятельно поддерживая щедрыми субсидиями Фридриха, нанесла целый ряд ударов французским колониям.

В 1757 г. французы еще имели у берегов Северной Америки эскадру из 16 кораблей под командованием адмирала Дюбуа де ла Мотта, и попытка английского адмирала Хольборна, имевшего 15 кораблей, взять Луисбург потерпела неудачу. Но начавшиеся на французской эскадре болезни заставили ее вернуться во Францию, оставив в Луисбурге всего 5 кораблей.

Попытка французов послать в начале 1758 г. подкрепление из 8 кораблей из Тулона в Северную Америку не удалась. Английская эскадра из 18 кораблей под началом вице-адмирала Осборна, находившаяся в Гибралтаре, загнала французов в Картагену, откуда им с большим трудом удалось уйти в Тулон, потеряв при этом два корабля.

Между тем в Канаду англичане отправили 12 тысяч войск, и адмирал Хольборн был заменен энергичным адмиралом Боскауеном, причем численность эскадры была доведена до 23 кораблей. В июне 1758 г. Луисбург был осажден с суши и с моря и 17 июля капитулировал. Вход в реку Св. Лаврентия был открыт.

В 1759 г. британский генерал Вольф захватил город Квебек, а 8 сентября 1760 г. окруженные англичанами французские войска сдались в Монреале. Война в Канаде была окончательно проиграна Францией.

10 февраля 1763 г. в Париже был подписан договор, по которому Франция уступала Англии всю Канаду и левый берег Миссисипи.

К моменту захвата Англией Канады там проживало 75—80 тысяч жителей, считавших себя французами.

С 1755 г. по 1763 г. англичане силой депортировали около 12 600 акадийцев (французов, проживавших в Акадии). Их поселили в других колониях Северной Америки, где они в подавляющем большинстве умерли. Около 4 тысяч вернулись во Францию.

Для оставшихся британский король Георг III выпустил прокламацию, суть которой сводилась к намерению сделать французских канадцев англичанами. Вводилась обычная английская колониальная система управления. То есть во главе стоял губернатор, назначенный королем. Имелись совет и выборное законодательное собрание. На Квебек распространялось действие английских законов. Судопроизводство и вся административная деятельность осуществлялись на английском языке. Формально местное население имело свободу вероисповедания, однако католики лишались политических прав и не могли занимать общественные должности. Поселенцам было запрещено заселять земли к западу от Аллеганских гор.

Однако, натолкнувшись на сопротивление французов, британский губернатор, а позже и правительство отказались от насильственной ассимиляции франкоязычных канадцев.

В 1774 г британский парламент принял так называемый Квебекский акт, по которому восстанавливалось французское гражданское право и подтверждалось действие сеньориальной системы землевладения. Католическая церковь получала право на сбор церковной десятины, а католикам (при условии принесения ими присяги, сформулированной в весьма умеренных выражениях) разрешалось занимать общественные должности. Акт определил новые границы провинции Квебек, включив в нее значительную часть бассейна Огайо. Это разумное решение парламента привело к тому, что франкоязычные канадцы в целом отказались поддерживать американских сепаратистов.

«В 1774 первый Континентальный конгресс, собравшийся в Филадельфии, обратился к франкоканадцам с призывом присоединиться к союзу американских колонистов. Большинство канадцев отнеслось к этому обращению враждебно. Франкоязычные канадцы боялись, что их провинция окажется поглощенной быстро расширяющимися английскими колониями протестантского юга, а англоговорящие квебекские торговцы не хотели лишаться преимуществ, которые им давали прямые связи с метрополией. Не поддержала Американскую революцию и Новая Шотландия, экономические интересы которой были в большей степени связаны с империей, чем с континентальной частью колоний. Торговцам и предпринимателям Галифакса, составлявшим большинство в законодательном собрании и в совете провинции, были выгодны британские Навигационные акты и субсидии, выделявшиеся для нужд военного флота. Несколько тысяч колонистов из Новой Англии, проживавших в портовых поселениях, до некоторой степени сочувствовали революции, однако они не представляли сколько-нибудь серьезной угрозы британскому владычеству на этой территории»[5 - Материалы сайта:http://www.vseslova.com/koler/page/kanada_nachalo_pravleniya_velikobritanii.4743/].

В результате непрерывных войн в колониях рано сложились собственные вооруженные силы. Каждый фермер должен был быть одновременно и воином. В сражениях с индейцами формировались опытные военачальники.

Политическое устройство колоний было неоднородным. Так называемые королевские провинции управлялись непосредственно губернаторами, назначаемыми из Англии. В частнособственнических колониях, например, в Пенсильвании, власть находилась в руках владельцев колоний, но под контролем английского правительства. Наконец, были и такие колонии, как Род-Айленд и Коннектикут, в которых существовало так называемое «народное самоуправление». Господствующая роль в управлении этими колониями принадлежала небольшой группе купеческих и землевладельческих семей.

Во всех колониях, кроме Нью-Йорка, в этот период существовали законодательные собрания, которые имели незначительные права. Выборы же проводились на основе высокого ценза, устранявшего от участия в них трудящихся.

В южных колониях (Виргиния, Южная и Северная Каролина) избирательными правами пользовались только крупные земельные собственники.

Англо-американские
Страница 7 из 24

войны

С ростом и развитием колоний противоречия между ними и метрополией становились все острее. Правящие классы Англии жаждали задержать самостоятельное экономическое развитие колоний, желая видеть в них лишь источники сырья и доходов для метрополии.

Основным противоречием между метрополией и колониями был аграрный вопрос, вопрос о землях на Западе. Огромная территория от Аллеганских гор до реки Миссисипи, полученная Англией в результате Семилетней войны, была указом 1763 года объявлена королевской собственностью, и частным лицам запрещалось переселение и обработка земли за Аллеганами. Это мероприятие шло вразрез с интересами большинства населения американских колоний, стремившегося к свободному продвижению на Западе.

Другое противоречие между метрополией и колониями заключалось в промышленности. Британское правительство препятствовало развитию промышленности в колониях. Строительство промышленных предприятий, кроме судостроительных, было запрещено. Все промышленные товары колонии должны были получаться только из Англии по произвольным монопольным ценам или через английское посредство. Те виды сырья, которые необходимы были метрополии, колонии имели право продавать только Англии. Такая политика тормозила развитие капитализма в американских колониях, противоречила интересам крупной буржуазии и широких слоев потребителей.

Постоянным источником конфликтов была торговая политика Англии. Целый ряд товаров – табак, сахар, хлопок и др. – должен был вывозиться только в Англию, причем британские купцы забирали себе всю посредническую прибыль. Торговля колоний была ограничена товарами, перевозимыми на английских судах, что удорожало стоимость перевозки в ущерб и производителям, и купцам. Такое положение толкало американских купцов на путь обхода закона, на контрабанду. Политика Лондона вызывала огромное недовольство во всех слоях населения.

После Семилетней войны Англия еще больше усилила нажим на колонии, стремясь переложить на них тяжесть своего государственного долга, достигшего в 1763 г. 140 млн. фунтов стерлингов. Это выразилось в введении новых пошлин и налогов. Введенный в 1765 г. закон о гербовом сборе лег тяжелым бременем на население и вызвал взрыв возмущения. Колонисты ответили на него бойкотом английских товаров. Ввоз английских товаров резко сократился, и правительство было вынуждено уступить и в 1765 г. отменило закон о гербовом сборе. Одновременно британское правительство стало принимать меры к увеличению своих военных сил в колониях, после чего снова перешло в наступление.

В 1768 г. были введены новые пошлины на бумагу, чай, фаску и другие товары. Американцы вновь применили бойкот английских товаров, который продолжался в течение двух лет (1768—1769) и принес английским купцам огромные убытки. Были отменены все пошлины на английские товары, ввозимые в колонии, за исключением пошлины на чай, которая была оставлена в целях принципиального утверждения права английского правительства облагать колонии налогами.

Замечу, что налоги, вводимые британским парламентом на территории колоний, казались высокими только самим колонистам. Если среднестатистический колонист платил в казну всего шесть пенсов в год, то жители метрополии были вынуждены раскошеливаться в среднем на 25 шиллингов ежегодно. Таким образом, никакого «удушения» экономики американских колоний не было. Для сравнения вспомним о нормальном экономическом развитии других британских колоний, как, например, Канады или Австралии.

Так что война за независимость была обусловлена желанием получить еще большую прибыль и не подчиняться ни в чем Лондону.

В декабре 1773 г., когда английские купцы привезли в Бостонскую гавань большую партию чая, бостонцы напали на корабли и выбросили весь чай в море. Этот эпизод вошел в историю как «Бостонское чаепитие».

Бостонское выступление было не единичным, и в ходе борьбы началось более тесное сближение колоний между собой. В 1774 г. в Филадельфии собрался первый так называемый Континентальный (то есть всеамериканский) конгресс, состоявший из представителей всех колоний, кроме Джорджии. На этом конгрессе вопрос о независимости колоний даже не поднимался. Конгресс лишь просил английского короля уничтожить стеснения торговли и промышленности и не облагать колонии излишними налогами. Георг III ответил на это требованием полного подчинения колоний, объявил их в состоянии мятежа и начал блокаду.

Военные действия начались в 1775 г. нападением американских войск на Бостон, где стоял английский гарнизон, и событиями при Лексингтоне и Конкорде, где американской милицией было оказано сопротивление английским солдатам. Осада Бостона продолжалась до марта 1776 г. Роль центрального правительства во время войны играл Континентальный конгресс, непрерывно заседавший до 1781 г. сначала в Филадельфии, затем в Балтиморе. Главнокомандующим американской армии был назначен Джордж Вашингтон, сын плантатора, показавший себя в войнах с индейцами и Францией талантливым военачальником.

Любопытно, что почти все вожди Американской революции были рабовладельцами. Автор «Декларации независимости» Томас Джефферсон сожительствовал со своими рабынями. Он неоднократно заявлял, что рабство аморально, однако так и не освободил своих рабов.

Любопытно, что британский король Георг III обещал освободить всех черных рабов, если они будут сражаться на стороне англичан. Кстати, как минимум несколько десятков рабов Джорджа Вашингтона бежали к англичанам[6 - Кларк С. Англия и Франция: мы любим ненавидеть друг друга. М.: РИПОЛ классик, 2012. С. 221.].

4 июля 1776 г. второй Континентальный конгресс в Филадельфии опубликовал Декларацию независимости, которая провозглашала отделение колоний от Англии навсегда и образование из колоний самостоятельного государства – Соединенных Штатов.

Эта декларация впервые в мире провозгласила основные положения буржуазно-демократических свобод – равенство граждан, уничтожение феодальных привилегий и др. и послужила прообразом для «Декларации прав человека и гражданина», провозглашенной во время французской буржуазной революции конца XVIII века. Декларация независимости оформила революционный характер войны и дала колонистам знамя, за которое они сражались.

В ходе войны, в 1781 г. была принята первая конституция нового государства, получившая название «Статьи конфедерации». Эта конституция отразила сильный партикуляризм со стороны отдельных штатов. Центральному правительству было дано очень мало власти. Оно могло выносить только пожелания, выполнение которых зависело от штатов. Слабость центральной власти сильно затрудняла ведение войны.

В начале войны перевес был на стороне англичан. Английские войска под командованием генерала Гоу без особого труда выиграли несколько крупных сражений и заняли важные пункты на побережье.

Первую серьезную победу армия Вашингтона одержала в 1777 г., и с этого момента начался перелом в ходе военных действий. Англичане пытались перенести борьбу на Юг, но и там потерпели поражение. Это подняло престиж революционной армии, и на помощь ей пришли иностранные державы, в том числе и Франция, стремившаяся к ослаблению своего
Страница 8 из 24

векового соперника – Англии.

В конце 1776 г. Бенджамин Франклин посетил Париж просить помощи против англичан. На встрече с ним министр иностранных дел Верженн поставил условие, что помощь будет оказана тайно. И вот во Франции была учреждена фиктивная компания «Родериг Горталез компании» (испанское название было взято для конспирации), которая начала поставлять в Америку французское оружие в обмен на табак. Всего в Америку в 1776—1777 гг. было отправлено свыше 30 тыс. ружей, 2 тыс. бочек пороха, амуниция, палатки и т.д. Любопытно, что руководил подставной компанией Пьер Огюстен де Бомарше, автор комедий «Севильский цирюльник» и «Женитьба Фигаро».

В 1778 г. был заключен франко-американский союз на основе Саратогской конвенции, по которой Франция признала Соединенные Штаты самостоятельным государством и обязывалась помочь им армией и флотом.

Летом 1778 г. у берегов Америки появился французский флот и прибыло несколько тысяч французских солдат. Вместе с ними начали прибывать на помощь американцам добровольцы из Европы. Среди них был французский офицер Лафайет, военный министр Сен-Симон и бригадный генерал Тадеуш Костюшко.

В следующем, 1779 г. вместе с Францией открытую поддержку американцам стала оказывать и враждебная Англии Испания.

В 1781 г. главные силы англичан под Иорктауном в Виргинии сдались Вашингтону. В Соединенных Штатах это стало величайшей национальной победой. При этом янки постарались забыть, что в октябре 1781 г. под Иорктауном армия состояла из 9 тыс. американских ополченцев и 8 тыс. солдат регулярной французской армии. Причем французы сражались независимо под командованием генерала Рошамбо.

После сдачи 6-тысячной английской армии в Йорктауне оставшиеся небольшие отряды английских войск были разоружены, и по существу война прекратилась. В 1782—1783 гг. война шла уже главным образом между Францией и Англией, напавшей на французские колонии.

5 ноября 1783 г. в Версале был подписан мирный договор, по которому Англия признала независимость американских колоний. По этому договору за Англией в Северной Америке осталась только Канада, граница же между США и Канадой не была установлена. Все земли, лежащие между Аллеганскими горами и рекой Миссисипи, были признаны территорией Соединенных Штатов. Таким образом, по этому договору Соединенные Штаты простирались от Атлантического океана до Миссисипи и от Канады до испанских владений на берегу Мексиканского залива.

В мае 1787 г. в Филадельфии собрался съезд делегатов разных штатов, получивший название Конституционного конвента. Съезд был созван Континентальным конгрессом для пересмотра «Статей конфедерации». На съезде присутствовали исключительно купцы, крупные землевладельцы и промышленники.

На конгрессе развернулась борьба вокруг вопросов о ввозе рабов и о протекционистских тарифах на ввозимые товары. В результате было принято компромиссное решение: Север предоставлял Югу свободный ввоз рабов до 1808 г., а Юг согласился на введение протекционизма[7 - Протекционизм – политика защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции через систему определенных ограничений: импортных и экспортных пошлин, субсидий и других мер.].

17 сентября 1787 г. была подписана конституция США, которая с дополнениями действует до настоящего времени.

Важной характерной чертой новой конституции было преобразование США из конфедерации почти самостоятельных штатов в единое федеративное государство – республику с сильной центральной властью, с централизованной налоговой системой, со своими вооруженными силами и финансами. Конституция превращала в закон уже существовавшие в США отсутствие сословий и сословных привилегий и отделение церкви от государства. Политические права неимущих граждан были ограничены.

Во главе исполнительной власти был поставлен президент, избираемый каждые четыре года. Президенту были предоставлены большие полномочия, в частности, право назначать чиновников и осуществлять верховное руководство армией и флотом. Законодательная власть принадлежит по конституции Конгрессу, состоящему из двух палат. Верхняя палата – Сенат – составлена из представителей штатов. Нижняя палата – Палата представителей – избирается сроком на два года всеми гражданами, имеющими избирательное право.

Из-за высокого избирательного ценза все неимущее и малоимущее население было лишено права выбора. Избирательный ценз устанавливался каждым штатом в отдельности. По этому цензу, после утверждения конституции, из трех миллионов населения пользовалось избирательным правом только 120 тысяч человек. Не получили избирательных прав женщины и рабочие. Из фермеров получили избирательное право только зажиточные.

Правительство США с 1792 г. старалось держаться в стороне от войн, которые вела Англия вместе с другими странами Европы против Франции. «Мир – это наш главный принцип, мир – это наш интерес», – утверждал в 1811 г. Томас Джефферсон.

Однако захваты англичанами американских судов и американских товаров в самых различных точках мирового океана, а также обыски американских судов на предмет поиска дезертиров с Королевского флота вынудили Конгресс США пойти на решительные меры. Так, к примеру, в ночь на 17 мая 1811 г. произошла артиллерийская дуэль между британским корветом «Литтл-Белт» и американским фрегатом «Президент».

В середине июня 1812 г. 79 конгрессменов против 49 проголосовали за войну с Англией.

Самое забавное, что воевать было некому с обеих сторон. Английские силы, которые могли быть тотчас же введены в действие, ограничивались небольшим отрядом в 4500 человек регулярных войск, находившихся в распоряжении генерал-губернатора Канады Джоржа Прево. Последний мог еще надеяться на содействие индейских племен, населявших район западнее пограничных поселений, вождь которых Текумзе следил за возникшим раздором и был готов воспользоваться им. Он двинулся от Мичигана к Алабаме, убеждая племена соединиться против американцев.

В регулярной армии Соединенных Штатов состояло только 6744 человека, несмотря на то что за 6 месяцев перед этим конгресс провел билль, увеличивавший армию до 35 000 человек. Американцы решили тем не менее вести наступательную кампанию. Предполагалось, что главная армия двинется от озера Чемплен к Монреалю, в то время как три колонны, состоявшие в основном из милиции, вторгнутся в Канаду у Детроа, Ниагары и порта Сакетс.

Американская граница охранялась гарнизонами в далеко отстоявших друг от друга пунктах: Платсбург, порт Сакетс, Ниагара, Детроа, форт Диаборн (Чикаго) и форт Макинак при слиянии озер Гурон и Мичиган. Со стороны Канады имелись гарнизоны в Монреале, Кингстоне, против порта Сакетс, в фортах Эри и Георгии против Буффало и в форту Мальден у устья реки Детроа.

Англичане владели озерами, имея на них маленькие эскадры, что давало им возможность быстро сосредоточивать войска к различным пунктам, в то время как американцы должны были двигаться кружным путем и прокладывать себе дорогу через леса и болота.

Военные действия начались в июне наступлением американской колонны Хуля (1600 чел.) от Дейтона к городу Детроа, которого отряд достиг 5 июля. 12 июля Хуль перешел реку Детроа. Британская милиция, охранявшая переправы
Страница 9 из 24

через реку, отступила за реку Канард, на 12 миль ниже по течению, не сделав ни одного выстрела. Хуль занял Сандвич, был хорошо принят его жителями и выпустил прокламацию, призывавшую их присягнуть на верность Соединенным Штатам. Он решил, чтобы избежать больших потерь, не штурмовать близлежащий английский форт Мальден (гарнизон около 500 чел.) и вообще бездействовал.

Между тем 24 июля один из разведывательных отрядов Хуля был внезапно атакован неприятелем и отброшен с серьезным уроном. С этого времени каждый день приносил Хулю тревожные известия. Англичане усилили укрепления Мальдена и 8 августа получили подкрепления из Ниагары. Наконец пришло известие, что английский отряд, усиленный индейскими воинами, овладел американским фортом Макинак и двинулся на Детроа. Это вынудило Хуля повернуть назад и переправиться обратно через реку к форту Детроа. Гарнизон форта Детроа состоял из 800 человек. Его укрепления давали возможность оказать неприятелю продолжительное сопротивление.

Примерно также война шла до конца 1812 г. Зимой 1812/13 г. американский Конгресс провел законы, увеличившие регулярную армию до 44 полков пехоты, 4 полков артиллерии и 2 полков кавалерии, всего около 57 тыс. человек. Но в действительности американская армия в этом году не превышала 19,5 тыс. человек.

В начале 1813 г. военные действия возобновились незначительными столкновениями сторон в районе реки Миами, к порогам которой направился небольшой американский отряд Винчестера, захвативший по пути Френчтоун, занятый английским гарнизоном. Но вскоре подошедший от Броунстоуна и Мальдена английский отряд генерала Проктора (1100 чел.) вновь овладел этим пунктом, нанеся американцам полное поражение.

Выступивший вслед за Винчестером к реке Миами другой американский отряд генерала Гаррисона достиг этой речки и построил на ее берегах форт Мейгс, ставший на некоторое время предметом действий для английских войск. С конца апреля до августа 1813 г. английский отряд генерала Проктора, с перерывами, осаждал этот пункт, но так и не достигнув желательных результатов, в начале августа снял осаду и отошел в Канаду.

Поскольку успешные действия в западном районе были невозможны без обладания озером Эри, американцы приняли в 1813 г энергичные меры по созданию на этом озере своей флотилии. К сентябрю флотилия была готова, и уже 10 сентября корабли флотилии под командованием Перри нанесли поражение английской флотилии, что обеспечило американцам господство на озере.

С этого времени английские войска уже не могли удерживать за собой Мальден, и занимавший этот пункт отряд Проктора отошел вверх по реке Темзе. Его преследовал американский отряд Гаррисона (5500 чел.), настигший его 5 октября у Моравиантоуна, где произошло сражение. Англичане были разбиты. В этом бою был убит индейский вождь Текумзе, со смертью которого индейцы отделились от англичан и уже более не принимали участия в военных действиях. Благодаря этим успехам американцы вернули себе большую часть территории Мичигана. Лишь один форт Макинак оставался в руках британцев.

В августе 1814 г. отряд британских кораблей поднялся по реке Сорель до озера Чемплена, а 11-тысячный отряд англичан под началом Дж. Прево двинулся из Монреаля к Платсбургу. В последнем находился сильно укрепившийся небольшой американский гарнизон. Но военные действия здесь окончились, едва успев начаться. Англичане атаковали Платсбург с суши и с моря, но успешные действия американских судов против английского флота вынудили Прево отойти в пределы Канады.

Более успешными были действия англичан у Вашингтона, против которого в августе 1814 г. был направлен пятитысячный экспедиционный отряд генерала Росса. Вашингтон не был укреплен, а оборона города с июля была возложена на бригаду генерала Ундера. Только 18 августа, когда англичане высадились в устье реки Патуксент у Бенедикта (в 40 милях от столицы), американцы узнали о наступлении противника. Были приняты спешные меры по обороне города. Ундер сосредоточил свои войска у Вуди-ярда (в 15 милях к юго-востоку от Вашингтона), но затем отошел к столице. Когда стало известно, что неприятель занял уже Бладенсбург (в 5 милях к северо-востоку от Вашингтона), Броун двинулся в этом направлении и собрал здесь около 7000 человек.

24 августа произошло столкновение. Американцы понесли полное поражение и в беспорядке отступили на запад, оставивши столицу в руках неприятеля. Англичане заняли Вашингтон. Правительство бежало с войсками Ундера. После этого английские войска вернулись к своим судам и отплыли к Балтимору, где высадились у северного мыса, а флот вошел в реку Потапско с целью бомбардировки Балтимора. Но этот город оказался более приспособленным к обороне, чем Вашингтон. Бригада милиции, составлявшая гарнизон города, оказала упорное сопротивление и вынудила англичан отступить.

Одновременно англичане организовали экспедицию для захвата Нового Орлеана. Возглавил эту экспедицию генерал Пакенгам. В декабре 1814 г. он с десантным отрядом вошел в озеро Борн, рукав Мексиканского залива, и высадил свои войска около верховья реки Бэю Мазант, в 10 милях к востоку от Нового Орлеана. В это время в этом городе находился пятитысячный отряд американцев под командованием генерала Джаксона. Вечером 24 декабря Джаксон с частью своего отряда незаметно подошел к передовым войскам англичан и атаковал их. Началось беспорядочное сражение, в котором американцы были отбиты. Джаксон отошел и расположил свои войска в укреплениях.

1 января 1815 г. произошла артиллерийская дуэль между сторонами. Наконец, 8 января, по прибытии некоторых подкреплений, Пакенгам с 5000 человек атаковал американцев. Англичане были отбиты, сам Пакенгам погиб в этом бою. Английские войска были вынуждены отказаться от попытки захватить Новый Орлеан и отошли к своим кораблям.

Несколько слов стоит сказать и о войне на море. К началу войны в составе американского флота находилось 11 фрегатов (3 – 44-пушечных, 3 – 38-пушечных, 1 – 36-пушечный, 1 – 32-пушечный и 3 – 28-пушечных), 8 мелких крейсеров и 170 канонерских лодок. Фрегаты имели главным калибром следующие орудия: 44-пушечные – 24 фн., 38-пушечные – 18 фн., 32- и 28-пушечные —12 фн.

Боевые действия на море свелись к артиллерийским дуэлям американских фрегатов, пытавшихся прервать британские коммуникации, и английских кораблей.

В конце 1812 г. американский фрегат «Эссене» обогнул мыс Горн и начал крейсерство в Тихом океане, устроив себе оперативную базу на Маркизских островах. Однако англичане атаковали эту базу, и после 2,5-часового боя «Эссене» был вынужден спустить флаг.

20 февраля 1814 г. американский фрегат «Конститьюшн» атаковал два британских корвета – «Суапе» и «Levant». Они пытались уйти, но фрегат поочередно догнал их и заставил сдаться.

Однако в целом к концу войны англичане господствовали на море, тесно заблокировав все морское побережье противника. В конце войны ни один американский фрегат не мог выйти из порта. И лишь после заключения мира фрегату «Конститьюшн» удалось вернуться в Нью-Йорк из крейсерства. Почти все малые американские суда были захвачены англичанами. Флотилия канонерских лодок, построенных по указанию Конгресса, ничего существенного не сделала и не могла помешать английским
Страница 10 из 24

войскам высадиться, сжечь Вашингтон, угрожать Балтимору и атаковать Новый Орлеан.

Обе стороны в ходе войны построили большое число судов на Великих озерах, вплоть до линейных крейсеров и фрегатов.

В конце концов выяснилось, что ни одна из сторон не в состоянии добиться решающей победы. Янки не смогли выбить англичан из Канады, а англичане – захватить американские штаты.

В итоге 24 декабря 1814 г. в городе Гёнте был заключен мир. Мирный договор закрепил границы, существовавшие до 1812 г.

В соответствии с дипломатическими конвенциями 1817 и 1818 годов и британским колониям, и Соединенным Штатам запрещалось иметь военный флот на Великих озерах. Устанавливался совместный контроль Британии и США над территорией Орегон на тихоокеанском побережье. Граница Канады и США на отрезке от озера Лесное до Скалистых гор устанавливалась по 48 параллели. Кроме того, американцам запрещался рыбный промысел в прибрежных водах Приморских провинций.

Канада в конце XIX – XX веке

Как уже говорилось, восточная часть Канады, это около 10% площади современной Канады, была собственностью Компании Гудзонова залива. В 1858 г. в связи с наплывом американских искателей золота Британское королевство решило обратить эти территории в Колонию. Королева Виктория пыталась назвать ее Британской Колумбией.

20 июля 1871 г. Британская Колумбия присоединилась к Канаде и стала ее шестой провинцией. В свою очередь правительство Канады согласилось взять на себя долги Британской Колумбии и проложить железную дорогу до Ванкувера. Не будем забывать, что тогда население Канады не превышало четырех миллионов человек, и страна считалась достаточно бедной. Причем первая, да и то грузовая железная дорога была закончена в Канаде лишь в 1861 г.

В 1872 г. две частные компании приступили к строительству Трансканадской железной дороги. Однако в следующем году работы законсервировали из-за экономического кризиса и возобновили лишь в мае 1881 г.

10 тысяч строителей и 1700 лошадей за день прокладывали в среднем 2 мили.

Первый поезд «Тихоокеанский экспресс» № 1 отправился из Монреаля в порт Муди (рядом с Ванкувером) только 28 июня 1886 г. Весь путь (7050 км) поезд прошел за 5,5 суток (139 часов), причем он опоздал всего на 1 минуту.

Сразу же после окончания строительства первой Трансканадской железной дороги британское правительство приступило к постройке большой военно-морской базы Эскимо на острове Ванкувер. Там были созданы мощные береговые батареи, несколько сухих доков, судоремонтные мастерские и т.д. В Лондоне не скрывали, что эта база предназначена исключительно для войны с Россией. Опираясь на нее, британский флот должен был действовать против Владивостока и Петропавловска на Камчатке.

Любопытно, что после разгрома русского Тихоокеанского флота в ходе войны 1904—1905 гг. британское правительство решило ликвидировать базу в Эскимо и начало разоружение береговых батарей. Но тут запротестовало правительство Канады. В результате англичане ушли из Эскимо и передали базу Канаде. Однако содержать ее оказалось накладно, и канадцы законсервировали большую часть ее объектов с возможностью расконсервации их в случае войны в течение 7 дней.

С постройкой железной дороги в Британскую Колумбию устремился поток иммигрантов из Европы, Китая и Японии. Приток небелого населения вызвал расистские выступления канадцев британского и французского происхождения. Были приняты законы, ограничивавшие приток азиатов – подушный налог и ряд других.

В 1887 и 1907 гг. в Ванкувере состоялись погромы китайских и японских иммигрантов. К 1923 г. почти вся китайская иммиграция была прекращена, исключения делались лишь для торговцев и инвесторов.

В 1908—1914 гг. несколько тысяч духоборов под руководством Петра Веригина переселились из России в юго-восточную часть Британской Колумбии.

В 1914 г. вступила в строй вторая трансканадская железная дорога, соединявшая порт Галифакс на Атлантическом океане с портом Принс-Руперт на самом севере Британской Колумбии в 770 км к северу от Ванкувера.

Несколько слов стоит сказать о политическом устройстве Канады. 1 июля 1867 г. Канада получила право формировать собственное правительство, не входя в состав Британской империи. То есть фактически страна получила независимость и стала именоваться Доминионом Канада.

В Канаде по конституции исполнительная власть принадлежала английскому королю, который перепоручал ее генерал-губернатору. Законодательная власть осуществлялась парламентом, состоявшим из сената и палаты общин. Канада имела собственный кабинет министров при генерал-губернаторе, и среди министров находились даже министры военный, морской и иностранных дел (последний одновременно являлся премьером кабинета). Каждая из провинций Канады имела свой собственный парламент и, кроме того, посылала огромное число членов в канадский сенат и в палату общин. Во главе исполнительной власти в провинциях находились губернаторы и при них свои собственные местные кабинеты министров.

В 1869 г. Канада выкупила земли Компании Гудзонова залива.

В 1876 г. был принят закон об индейцах, определявший особый статус и права на землю коренных жителей, которые живут в резервациях: они не имеют права участвовать в выборах и не облагаются налогами.

5 августа 1914 г. Канада вступила в войну против Германии. К этому времени канадская армия насчитывала всего 3 тысячи военнослужащих. В течение первых двух месяцев было мобилизовано около 32 тыс. солдат и офицеров. Всего в годы войны из 7 миллионов населения в армии служило около 630 тыс. человек. В боевых действиях на Западном фронте участвовали 4 канадские дивизии.

В 1914—1918 гг. Канадские вооруженные силы потеряли 56,6 тыс. человек убитыми, 150 тыс. ранеными и 3,7 тыс. пленными.

Любопытно, что Канада подписала в 1919 г. Версальский договор в качестве независимого государства.

Осенью 1926 г. в ходе конференции стран Британского содружества Канада получила большую автономию в рамках содружества.

Во Второй мировой войне Канада действовала куда осторожнее и потеряла около 30 тыс. человек убитыми.

Две мировые войны сказочно обогатили Канаду. Так, производство нефти в 1937 г. составляло 0,3 млн. тонн, а в 1943 г. уже 1,3 млн. т, то есть возросло более чем в 4,3 раза. Производство стали возросло с 1,4 до 2,8 млн. т, алюминия – с 43 тыс. т до 450 тыс. т, то есть даже больше, чем в 10 раз! Выпуск грузовых автомобилей увеличился с 54 тыс. штук до 158 тысяч и т.д.

К 1946 г. в Канаде насчитывалось не менее 35 корпораций, активы каждой из которых превышали 100 млн. долларов, причем активы семи из них превышали 1 млрд. долларов. Общая объявленная сумма активов этих корпораций составляла свыше 19 млрд. долларов.

Производство ряда важнейших продуктов было монополизировано одной или немногими корпорациями. Производство каждого из следующих видов продукции: алюминия, стальных труб, рельсов, цемента, хлора, каустической соды, боеприпасов и взрывчатых веществ, телеграфного оборудования, пряжи из искусственного шелка – монополизировано одной компанией. Производство 100% никеля, 100% свинца и цинка, 80% табачных изделий, 85% мясных продуктов, 83% консервированных овощей и фруктов монополизировано двумя компаниями. Производство 100% тяжелого электрооборудования, 89% автомобилей, 79%
Страница 11 из 24

хлопчатобумажных тканей и пряжи и 70% удобрений контролировалось тремя компаниями. Производство 93% меди, 75% сельскохозяйственных орудий и 72% резиновой обуви было сконцентрировано в руках четырех компаний.

К 1951 г. Канада занимала первое место среди капиталистических стран по добыче никеля (95% общего производства 1951 г.) и асбеста (73%); второе – по добыче урана, золота, платины, выплавке алюминия (26%) и производству деловой древесины, целлюлозы и бумаги; третье – по добыче цинка (10%); четвертое – по добыче меди (9%) и свинца (10%)[8 - Зарубежные страны. Справочник / Под ред. В. Сперанского, И. Колосова, Ю. Мельникова, Э. Михайлова. М., 1957. С. 761.].

Самой последней, 10-й, провинцией, присоединившейся к Канаде, стал остров Ньюфаундленд. Остров еще в 1583 г. капитан Хэмфи Гилберт провозгласил владениями британской короны. Какое-то время на Ньюфаундленд претендовали французы. И лишь по Утрехтскому миру 1713 г. остров окончательно перешел к Англии.

Местное население – индейцы племени беотуки – были полностью уничтожены англичанами. К 1500 г. на острове проживало до 5 тысяч индейцев. В 1823 г. был убит последний индеец-мужчина, а последняя женщина племени беотуки умерла 6 июня 1829 г.

В 1855 г. английское правительство предоставило Ньюфаундленду самоуправление. В 1869 г. местные власти отказались от вступления в Канадскую конфедерацию. 27 сентября 1907 г. Ньюфаундленд получил статус доминиона Британской империи.

В 1948 г. на острове был проведен референдум о будущем доминиона, на котором 52 процентом голосов победили сторонники присоединения к Канаде. Официально присоединение состоялось 31 августа 1949 г.

К началу XXI века на Ньюфаундленде проживало около 30 тыс. человек, из которых 92% имели английское происхождение. Среди них был очень велик процент переселенцев XVI—XVII веков из Юго-Западной Англии и Южной Ирландии. В ряде селений до сих пор старики говорят на языке Шекспира.

На результат референдума о присоединении к Канаде сильно повлияло давление со стороны Англии и особенно США. 31 марта 1949 г. Ньюфаундленд присоединился к Канаде, а всего через 5 дней (!) – 4 апреля – Канада вступает в НАТО. Нетрудно догадаться, кому было выгодно, чтобы Канада вошла в НАТО вместе со столь важным в стратегическом отношении островом.

10 декабря 1949 г. Верховный суд Канады был объявлен последней судебной инстанцией страны. Право апелляции к тайному совету Великобритании отменялось. Зато Канада попала в экономическую и военную зависимость от США. Еще в 1947 г. был заключен договор с США «о сотрудничестве вооруженных сил». Американские войска, размещенные на военных базах в Канаде, получили право экстерриториальности.

По указанию Пентагона канадское правительство в 1953 г. отправило 8 тыс. солдат и матросов в Корею. Из канадских, британских и новозеландских войск в Корее сформировали одну пехотную дивизию.

1 августа 1957 г. Канада и США создали совместное командование ПВО «НОРАД». С этого момента ПВО Канады стала придатком ПВО Штатов. В 1959 г. американские зенитные управляемые ракеты и ракеты «воздух – воздух» истребителей-перехватчиков, дислоцировавшихся в Канаде, получили ядерные боевые части. Правительство Канады не имело права контроля над ними.

В начале 1960-х годов в Пентагоне решили «одним выстрелом убить сразу двух зайцев». Речь шла о том, чтобы лишить своих партнеров по НАТО собственного стратегического ядерного оружия, а заодно подключить их деньги к финансированию ракетно-ядерных программ США.

Воспользовавшись финансовыми трудностями Министерства обороны Великобритании, США в 1960 г. предложили им поучаствовать в совместной разработке двухступенчатой баллистической ракеты «Скайболт». Ракета оснащалась твердотопливным двигателем. Стартовый вес ее составлял 5125 кг, дальность стрельбы 1500—1800 м, боевая часть – термоядерная. Пуск ракеты должен был производиться со стратегических бомбардировщиков США Б-52 «Стратофортресс» и Б-58 «Хастлер».

Американцы нарисовали англичанам благостную картинку: носителями «Скайболта» должны были стать уже состоявшие на вооружении английские бомбардировщики «Виктор» и «Вулкан». Таким образом, английские ВВС могли поразить большинство целей на Европейской части СССР, включая Москву, Горький, Казань и т.д.

Англичане клюнули на приманку и в том же 1960 г. прекратили все работы над ракетой средней дальности «Блю Стрик». Обрадованные «сыны Альбиона» дали «бабки» на «Скайболт», а 1 июня 1960 г. правительство консерваторов заключило договор с США о базировании американских подводных лодок с баллистическими ракетами «Поларис» в заливе Холи-Лох в Шотландии.

Однако янки в очередной раз надули бывшую метрополию. В 1962 г. без консультации с союзниками работы над ракетой «Скайболт» были прекращены.

И тут-то правительство США обратилось к странам НАТО с предложением создать «многосторонние ядерные силы НАТО», состоящие из 25 надводных кораблей-ракетоносцев с восемью баллистическими ракетами «Поларис А-3» на каждом. Экипажи судов предполагалось иметь смешанные – из моряков стран НАТО.

Корабли-ракетоносцы предполагалось создавать на базе быстроходных (20 узлов) американских транспортов типа «Mariner», имевших водоизмещение около 18 тысяч тонн. По своему внешнему виду они не должны были отличаться от обычных коммерческих судов. Западные военные специалисты полагали, что подобные ракетоносцы, находящиеся на боевом патрулировании в зонах интенсивного судоходства (восточная Атлантика, Средиземное море), будут обладать достаточной скрытностью, так как их обнаружение и распознавание среди почти трех тысяч других судов, ежедневно находящихся в тех же районах, станет для вероятного противника трудноразрешимой задачей.

Постройка кораблей и изготовление ракет и ядерных боевых частей в США должны были финансироваться Великобританией, ФРГ, Италией, Голландией, Бельгией, Турцией и Грецией.

В том же 1962 г. Госдепартамент нажал на Канаду, потребовав участия ее в «многосторонних ядерных силах». Правительство канадского премьера Дифенбеккера отклонило это предложение, но в апреле 1963 г. его партия потерпела поражение на парламентских выборах.

Новое правительство Л.Б. Пирсона 3 марта 1963 г. согласилось участвовать в создании этих сил.

Увы, американские стратеги серьезно просчитались. «Корсары» с ракетами «Поларис» в Атлантике оказались слишком уязвимыми для советских подводных лодок и бомбардировщиков, оснащенных крылатыми ракетами.

Ну а советские конструкторы не дремали. ЦК КПСС и Совет Министров СССР 10 августа 1964 г. издали совместное Постановление № 680—280 о создании аналогичных замаскированных ракетоносцев в СССР. Приказом Главкома ВМФ от 27 февраля 1965 г. проекту было присвоено название «Скорпион».

В комплекс Д-9 вошли восемь баллистических ракет Р-29. Они хранились с пятиминутной готовностью к старту полностью снаряженными и заправленными компонентами топлива.

Анализ возможных районов использования надводных ракетоносцев, замаскированных под гражданские суда, показал, что наиболее пригодными для этой цели являются акватории, прилегающие к нашей территории на северо-западе и северо-востоке (Баренцево, Белое и Охотское моря), патрулируя в которых корабли с межконтинентальными баллистическими ракетами могут
Страница 12 из 24

поразить объекты на большей части (около 90%) территории США.

При этом наши суда-ракетоносцы находились бы «под зонтом» ПВО страны.

Не знаю, были ли секретные соглашения между Москвой и Вашингтоном, но обе стороны почти одновременно прекратили работы над замаскированными ракетоносцами.

Англичанам янки согласились поставить ракеты «Поларис-А-3», но без боеголовок, для установки на британских атомных подводных лодках. Ну а всех остальных натовцев, включая Канаду, американцы крепко кинули.

Но вернемся к истории Канады.

К 1951 г. население Канады насчитывало около 16,3 млн. человек. Выходцы с Британских островов и их потомки составляли 47,7% населения, французского происхождения – 30,8%, славяне – 5%, немцы – 4,4%, голландцы – 1,9%, итальянцы – 1,1%. Коренных жителей насчитывалось: индейцев – 137 тысяч, эскимосов – 8,8 тысячи.

К 2010 г. в Канаде проживало англоканадцев 18 млн. человек, то есть 58% всего населения; франкоканадцев – более 7 млн., то есть 22% всего населения. Процент франкоканадцев в XX веке заметно снизился с 7

в 1900 г. из-за уменьшения рождаемости во франкоканадских семьях. При этом 75% франкоканадцев проживают в провинции Квебек. Из коренного населения к 2010 г. в Канаде проживало около 600 человек. Это индейцы и эскимосы. Порядка 200 тысяч метисы – потомки англичан и французов, вступивших в связь (брак) с индейскими женщинами.

Последние 30 лет мировые СМИ много пишут о сепаратистах провинции Квебек. На самом деле лишь около трети жителей этой провинции поддерживают идею отделения от Канады. На референдуме в 1980 г. 60% избирателей проголосовали за то, чтобы провинция осталась в составе Канады. Правда, 4 сентября 2012 г. на парламентских выборах в Квебеке победили сепаратисты. Партия Квебека вместе с родственной партией «Коалиция за будущее Квебека» получила большинство голосов в местном парламенте.

Думаю, скорей всего, Квебек так и останется в составе Канады. Для его независимости нужен какой-то очень серьезный финансовый кризис.

Компания Гудзонова канала

В июне 1576 г. британский мореплаватель и пират по совместительству Мартин Фробишер на корабле «Габриэль» обогнул Шотландские и Фарерские острова и добрался до южной оконечности Гренландии. 2 октября 1576 г. Фробишер вернулся в Хорвин. На пустынных берегах Фробишер нашел черные камни с прожилками, очень похожими на золото. Естественно, это подстегнуло интерес к новым землям как у королевского двора, так и у купечества.

В мае 1577 г. уже 15 кораблей Фробишера добрались до входа в Гудзонов пролив. Однако исследования показали, что никакого золота там нет.

В июне 1609 г. мореплаватель Генри Гудзон на судне под голландским флагом дошел до берега Америки в устье реки Кенебек. Затем он посетил берега современных штатов Мэн и Массачусетс. В августе он повернул на север и даже поднялся вверх по Великой Северной реке (Гудзону).

В том же году Гудзон вернулся в Англию. В 1610 г. Гудзон опять отправился в экспедицию на судне «Дискавери», на этот раз под английским флагом, будучи нанятым Вирджинской и Британской Ост-Индской компаниями. Он взял курс на север, прибыв к берегам Исландии 11 мая, затем 4 июня подошел к южной Гренландии, потом обогнул ее южную оконечность и взял курс на запад. Казалось, что северный путь в Азию наконец-то найден.

25 июня мореплаватели достигли Гудзонова пролива к северу от Лабрадора. Двигаясь вдоль побережья на юг, 2 августа они вышли к заливу Гудзона. Следующие несколько месяцев Гудзон занимался исследованиями и картографированием побережья Америки. В ноябре «Дискавери» застрял во льдах в заливе Джеймс, и команда была вынуждена сойти на берег на зимовку.

Весной 1611 г., после того как сойдет лед, Гудзон хотел возобновить исследования. Однако команда корабля взбунтовалась, требуя возвращения домой. В июне 1611 г. 8 человек из команды возвратились домой, предварительно высадив Гудзона, его сына и еще 7 матросов на гребную лодку, не оставив им ни воды, ни пищи. Больше о его судьбе достоверно ничего не известно.

Морской залив, открытый Гудзоном, в два раза больше Балтийского моря. Большое количество устий рек открывает морской путь для западных частей Канады, не имеющих выхода к морю.

Промышленники Радиссон и Грозейлье слышали от индейцев у Верхнего озера не только о западной «Большой Воде», но и о «Северном море» (Гудзоновом заливе). В начале 60-х годов XVII века, скупая меха к северу от Верхнего, они открыли крупное озеро Нипигон (4840 кв. км) и добыли сведения о пути к Гудзонову заливу и о выгодах, которые может принести там скупка пушнины. Они предложили организовать экспедицию к Гудзонову заливу, чтобы закрепить за французами господство на его берегах. Не встретив поддержки ни в Канаде, ни во Франции, купцы отправились в Англию и связались с адмиралом британского флота Рупертом Баварским.

В 1667 г. принц Руперт основал английскую Компанию Гудзонова залива. Летом 1668 г. в Гудзонов залив был послан английский военный корабль под командой Захарии Гиллама, на котором отправился и Грозейлье. Экспедиция открыла в заливе Джемс устья лабрадорских рек, позднее получивших названия Руперт и Истмейн.

Во время зимовки Грозейлье активно и выгодно торговал с индейцами. После их возвращения в Англию в 1669 г. это во многом способствовало официальному признанию компании: в 1670 г. король Великобритании Карл II подписал устав Компании Гудзонова залива. Ее власть формально распространялась на всю область залива до водораздельных высот, но в действительности было освоено только южное побережье между реками Истмейн и Черчилл. К 1688 г. там уже имелось семь фортов-факторий в устьях семи больших рек: Истмейн, Руперт, Мус, Олбани, Северн, Нельсон и Черчилл.

«Мягкая рухлядь» окрестностей Гудзонова залива привлекали не только англичан. С 1659 г. французы из Квебека несколько раз безуспешно пытались сухим путем достичь этих мест. Ближе всех к Гудзонову заливу подошел иезуит Гийом Кутюр. Летом 1663 г. он с двумя товарищами поднялся по реке Сагеней через озеро Сент-Джон к верховью одного из его притоков и открыл за почти незаметным водоразделом длинное и узкое озеро Мистассини. Это водоем площадью 2190 кв. км, из которого вытекает, проходя затем через лабиринт озер, река Руперт. По ней или параллельно реке Кутюр добрался до небольшого проточного озера Немиско (у 51?20' с. ш.). Его проводники дальше идти отказались (до залива Джемс оставалось 150 км), и, удачно поторговав с местными индейцами, путешественники вернулись в Квебек.

Только через девять лет французам удалось выйти к берегам Гудзонова залива. В июне – июле 1672 г. иезуит Шарль Альбанель, скорее исследователь, нежели миссионер, прошел маршрутом Кутюра до озера Немиско, по пути открыв узкое озеро Альбанель, и по реке Руперт прошел к заливу Джемс. Там он обнаружил два пустых дома, построенных англичанами, а в заливе увидел английское судно. Однако, нисколько не смутившись, Альбанель объявил французским владением все побережье Гудзонова залива.

Радиссон и Грозейлье, видимо, обойденные принцем Рупертом, вернулись в Канаду и организовали Северную торговую компанию. Они напали в 1682 г. на форт Нельсон, разрушили его, захватили в плен находившихся там англичан и поставили вместо него французский форт. А через два года Радиссон снова
Страница 13 из 24

перешел на английскую сторону и передал форт Компании Гудзонова залива. Оттуда в 1683 г. он первым прошел на запад около 150 км по прибрежной низменности. Об этом путешествии он составил записку, содержащую очень мало географических сведений.

К XVIII веку Компания Гудзонова залива доминировала в торговле пушниной в Канаде и Орегоне. Она получила меха от местных индейцев в обмен на товары, поставляемые из Англии.

В начале XIX века руководство Компании Гудзонова залива обратило внимание и на западное побережье современной Канады.

Еще в 1778 г. Джеймс Кук на корабле «Резолюшн» высадился на побережье Орегона и, совершив весьма выгодные сделки с аборигенами, приобрел ценные меха.

В 1792 г. английский шлюп «Дискавери» под командой Джорджа Ванкувера обследовал побережье Орегона и поднялся вверх по реке, которая позже получила название Колумбии. По имени капитана Ванкувера были названы остров и город в устье этой реки.

В 1822 г. в точке слияния рек Колумбия и Уилламет был построен Форт Ванкувер, ставший административным центром северо-западного отделения Компании Гудзонова залива. На тихоокеанском побережье служащие Компании Залива Гудзона занимались рыбной ловлей, заготовкой леса, выращиванием зерновых и фруктов, а на плато в Каскадных горах они устроили загоны для лошадей и коров. Но основным промыслом Компании оставалась добыча пушнины и ее реализация.

Большую часть пушнины поставляли местные индейцы, но также была налажена и добыча пушного зверя силами служащих Компании. При этом перед компанейскими трапперами ставилась задача полностью выбить пушного зверя в регионе. Директора надеялись, что это поможет избавиться от стремившихся туда со всех сторон американцев.

Компания оказывала сильное воздействие на индейские племена, распространяя среди них не только новые товары и культурные ценности, но и новые болезни. Большинство служащих-мужчин, включая руководителей, были женаты на аборигенках.

Двигаясь на север вдоль тихоокеанского побережья, Компания Гудзонова залива (КГЗ) не могла не встретиться с Российско-американской компанией (РАК).

Уже в середине 10-х годов XIX века индейцы атна стали доставлять в Николаевский редут на полуострове Кенай мелкие вещи английского производства. А у эскимосов низовьев Юкона служащие РАК тогда же обнаружили несколько мелких английских монет и листовую медь, которые путем межплеменного обмена попадали к ним из торговых факторий КГЗ к востоку от Скалистых гор. В самом начале 20-х годов XIX века обе компании, еще не войдя в непосредственное соприкосновение, начали активное соперничество между собой за источники пушнины.

13 (25) сентября 1821 г. император Александр I утвердил новое правление РАК. В частности, была установлена южная граница русских владений по 51-ю параллель.

Новые привилегии РАК были направлены в первую очередь против американских морских торговцев, но задевали и интересы КГЗ. Последняя стала оказывать давление на британский МИД, добиваясь их отмены. Как отмечал американский историк Дж.С. Гэлбрайт, «дипломатическая борьба, развернувшаяся вокруг указа 1821 г., велась не просто вокруг границ и свободы мореплавания у берегов Северо-Западной Америки, но фактически отражала конфликт между двумя великими монополиями за потенциальные пушные ресурсы еще не освоенных территорий».

Как англичане, так и русские еще не имели поселений на спорных землях, многие из которых к тому времени вообще не были исследованы. Так что дележ этих территорий велся исключительно с расчетом на будущее.

Для подкрепления своих притязаний правление КГЗ уже в феврале 1822 г. отправило в Канаду инструкции с требованием служащим компании расширить свои действия в северо-западном направлении и построить там торговые посты. Но воплощение в жизнь этих инструкций натолкнулось на ряд трудностей – дикая природа, противодействие индейцев, недостаток служащих Компании и др. Но все же летом 1822 г. в северной части озера Бэбайн (55° с. ш.) англичане заложили Форт-Килмаурс, а в 1824 г. агент КГЗ Сэмюэл Блэк отправился в экспедицию с реки Пис на северо-запад для выяснения наличия русских в этом регионе. Он смог добраться до широты 58°40' в Скалистых горах. У местных индейцев он обнаружил русские товары, которые проникали сюда по долине реке Стикин (Стахин) благодаря посредничеству береговых тлинкитов.

В это же время русский морской офицер В.П. Романов предложил Главному правлению РАК в Петербурге установить связь российских колоний с факториями КГЗ, организовав экспедицию через долину реки Медной (Коппер) до Гудзонова залива. Но проект был отклонен, а затем и сам император Александр I запретил компании расширить свое влияние в бассейне Медной реки. Очевидно, его испугали возможные серьезные дипломатические осложнения с Англией. Видимо, из-за этого Россия и пошла на серию уступок во время англо-русских переговоров о границах в Северной Америке. Подписанная по этому вопросу 16 (28) февраля 1825 г Конвенция между Англией и Россией стала тяжелым ударом для РАК.

На результат переговоров повлияла активная поддержка позиции и интересов Компании Гудзонова залива британским министром иностранных дел Дж. Каннингом. Англичане добились почти всех своих целей: южная граница российских владений окончательно определена по 54°40' с. ш. (вместо 51°), а северо-восточная – по 141° з. д., что оставляло богатый пушниной бассейн реки Маккензи полностью британским владением. Подданные английской королевы получали право на 10 лет беспрепятственно плавать и торговать с индейцами Русской Америки (ст. 7 конвенции 1825 г.), правда, торговля спиртным и огнестрельным оружием попадала под запрет (ст. 9), а суда обеих сторон имели право приставать в районе поселений другой державы только с разрешения ее колониальной администрации (ст. 2). Кроме того, англичанам навечно гарантировалась свобода плавания по всем рекам Аляски, имеющим исток в британских владениях (ст. 6). Наконец, особо оговаривалось, что при нарушении той или иной статьи конвенции или при возникновении каких-либо спорных проблем исключается любое самоуправство и вооруженное насилие со стороны местного колониального начальства (ст. II).

Ратификация договора 1825 г. окончательно оформила территорию Русской Америки и на некоторое время притупила остроту англо-русского соперничества в северной части Тихого океана. Так, значительно упала интенсивность российских и британских исследований в полярных районах и в поисках Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий и обратно.

В 1827 г. главный правитель Компании Гудзонова залива Джордж Симпсон впервые посетил русскую крепость Росс в Калифорнии, изучая пушные ресурсы и знакомясь с торговлей края. Прознав о затруднении русских в снабжении собственных колоний, он в 1829 г. послал на судне «Кэдборо» своего родственника лейтенанта Эмилиуса Симпсона в столицу русских владений в Америке – Ново-Архангельск. Лейтенант должен был от лица КГЗ предложить российской администрации снабжать русские колонии продовольствием и товарами в обмен на меха и векселя, выдаваемые на Главное правление в Петербурге.

Окончательно соглашение между РАК и КГЗ было заключено в Гамбурге 25 января (6 февраля) 1839 г. По иронии судьбы с
Страница 14 из 24

российской стороны его подписал ярый противник английской экспансии в Америке – барон Ф.П. Врангель, а с британской – Дж. Симпсон.

Документ включал в себя следующие положения: Компания Гудзонова залива получала от Российско-американской компании в аренду на 10-летний срок (начиная с 1 июня 1840 г.) всю материковую полосу российских владений в Америке от зал. Портленд-Ченнел (54°40' с. ш.) на юге до мыса Спенсер (58° с. ш.) на севере вместе с Дионисиевским редутом за ежегодную плату в 2000 выдровых шкурок, что составляло приблизительно 118 000 руб. (ст. 1). При этом РАК должна была воздерживаться от торговли с индейцами британских владений и арендной полосы, а КГЗ, в свою очередь, – от приобретения мехов у туземцев русских территорий (ст. 2). В 4-й статье соглашения говорилось о поставках в Русскую Америку продовольствия (пшеницы, муки, масла и т.д.) со стороны Компании Гудзонова залива по твердо фиксированным ценам. Была также оговорена доставка британских продуктов и товаров в российские колонии на кораблях КГЗ с платой по 13 фунтов стерлингов за тонну груза (ст. 5). Особые условия были зафиксированы в 7-й и 8-й статьях соглашения, а именно: если в течение срока действия контракта началась бы война между Великобританией и Россией, то обе компании продолжили бы свои сделки «точно так, как бы оба народа находились в дружественных отношениях» (как говорится, «бизнес превыше всего»). При этом российская сторона брала на себя обязательство «протежировать и покровительствовать» англичанам в районе арендуемой полосы материка, а в случае войны ручалась за безопасность служащих и имущества КГЗ – давалось три месяца для их эвакуации с арендной территории.

Подписав соглашение с англичанами, руководство РАК считало, что торговля с КГЗ гораздо выгоднее, чем с американцами. Таким образом, с «монополией янки» на поставки продовольствия в Русскую Америку было окончательно покончено.

10 июля 1840 г. корабль Компании Гудзонова залива «Ванкувер» доставил в Ново-Архангельск первую крупную партию продовольствия – около 900 кг пороха и 200 одеял для торговли с тлинкитами. Затем такие поставки стали регулярными.

8 (20) февраля 1841 г., то есть за четыре месяца до оговоренного срока, англичане внесли установленную арендную плату. Кроме того, Российско-американская компания, с санкции Александра I получила право покупать у англичан ежегодно до 5 тысяч выдровых шкурок, первую партию которых РАК приобрела у КГЗ в 1841 г., а затем выгодно перепродала китайцам в Кяхте. Позднее, в 1843 г. представители РАК по соглашению с директорами КГЗ обменяли несколько сот шкурок речных бобров на шкурки речных выдр, добытых в британских владениях.

Развивалось сотрудничество и в медицине: в 1841 г. из владений Компании Гудзонова залива на Аляску была доставлена «оспенная материя» (ослабленные штаммы вируса оспы) для прививок против этого страшного заболевания, незадолго до того бушевавшего в Русской Америке.

Для выполнения своих обязательств по поставкам продовольствия в российские колонии Компания Гудзонова залива расширила количество принадлежащих ей ферм в долине реки Колумбия и, кроме того, еще в 1839 г. учредила специальную «Сельскохозяйственную компанию залива Пьюджет». Деятельность КГЗ в этой сфере была достаточно успешна и в отдельные годы имел место даже небольшой избыток зерна в Русской Америке, так что РАК была в состоянии поддержать Камчатку и Охотск британской пшеницей и мукой. Соглашение с Российско-американской компанией было выгодно и Компании Гудзонова залива: торговля с русскими приносила ей стабильный доход, а арендная территория – до 10 тысяч бобровых шкурок ежегодно.

После занятия Дионисиевского редута в июне 1840 г. он стал называться Форт-Стикин (иногда – Форт-Хайфилд). Помимо этого англичане планировали основать еще несколько факторий к северу вдоль побережья арендной полосы, чтобы окончательно перекрыть поток из глубин материка индейской пушнины, часть из которой все-таки попадала к русским. Но возведенный в 1840 г. и хорошо укрепленный бастионами Форт-Таку (Форт-Дарем) близ устья реки Таку просуществовал относительно недолго: весной 1843 г. англичане после нескольких столкновений с местными воинственными тлинкитами эвакуировали эту факторию. Впрочем, руководство КГЗ еще раньше пришло к решению упразднить Форт-Таку, а позже – и Форт-Стикин. Об этом сообщили главному правителю Русской Америки А.К. Этолину прибывшие к нему 15 сентября 1841 г. для переговоров в Ново-Архангельск на пароходе «Бивер» Дж. Симпсон и Дж. Дуглас.

Таким образом, руководство Компании Гудзонова залива отказалось от первоначальных планов по строительству цепи фортов вдоль тихоокеанского побережья материка и сочла более выгодным использовать для торговли с индейцами этого района свои суда. Вместо Форт-Таку на далеком «русском» севере англичане основали в 1843 г. Форт-Виктория (названный так в честь британской королевы) на южной оконечности острова Ванкувер. Место под новое поселение было выбрано достаточно удачно, и в 1846 г. сюда была переведена штаб-квартира КГЗ. Вскоре Форт-Виктория превратился в один из наиболее оживленных торговых центров Британской Колумбии.

В 1847 г. Форт-Стикин был осажден местными индейцами, и англичане запросили помощи из Ново-Архангельска. Прибывший в октябре 1847 г. на пароходе лейтенант Д.Ф. Зарембо на этот раз смог уладить инцидент. Но ситуация повторилась весной 1848 г., и в мае в который уже раз Зарембо выступил как мирный посредник между англичанами и тлинкитами. Индейцы фактически осадили редут и три месяца не поддерживали с ним никаких связей. Они не доставляли англичанам свежей провизии, не разрешали рубить дрова и угрожали убить любого, кто покинет стены форта.

В конце концов, англичане в 1849 г. были вынуждены оставить Форт-Стикин. Его постройки были переданы на сохранение стикинским вождям, лояльным к русским. Компания Гудзонова залива после эвакуации своих служащих из Форт-Стикина окончательно перешла к торговле с береговыми тлинкитами с использованием своих пароходов и парусных судов.

Для вывоза людей и имущества из Форт-Стикина в британские владения КГЗ зафрахтовала бриг РАК «Константин» под командованием шкипера Леонтия Гардера. Во время сборов и погрузки на судно вокруг оставляемого англичанами форта собралось около двух тысяч тлинкитов. Заметив, что агенты КГЗ демонтируют некоторые постройки, индейцы подняли возмущенный крик, протестуя против этого. По их мнению, англичане не имели права разрушать имущество русских. Лишь присутствие и уговоры Гардера смогли успокоить разбушевавшихся стикинцев.

К 1853 г. отношения между Англией и Россией резко ухудшились в связи с началом Русско-турецкой войны.

Визит в августе 1853 г. в Ново-Архангельск британского военного фрегата «Триконмали» и агрессивные статьи в британской прессе вызвали беспокойство у колониальной администрации и в Главном правлении Русско-американской компании в Петербурге. Предвидя, что русские колонии на Аляске в случае войны могут быть уничтожены британским флотом, директора РАК предложили руководству Компании Гудзонова залива заключить пакт о взаимном нейтралитете владений обеих компаний, если военный конфликт все же разразится, тем более что
Страница 15 из 24

соответствующая статья по этому вопросу (о взаимном нейтралитете) была включена в текст нового арендного соглашения 1849 г. между РАК и КГЗ.

Русские надеялись на успех своего предложения. Дело в том, что фактории и суда КГЗ на северо-западном побережье значительно уступали в военном отношении русским силам на Аляске. Поэтому у директоров британской компании было не меньше оснований опасаться за сохранность своих владений, чем у руководства РАК за судьбу Русской Америки. И действительно, Дж. Симпсон считал безумием втягивание в войну обеих компаний. Он опасался, что хорошо вооруженные суда РАК уничтожат пароходы и форты Компании Гудзонова залива на тихоокеанском побережье. Кроме того, в боевые действия могли быть втянуты воинственные индейские племена, в результате чего пушная торговля надолго пришла бы в упадок. А это бы отрицательно сказалось на экономическом положении КГЗ, и без того шатком.

Деньги оказались всемогущи! По всему миру, на Черном, Балтийском и Белом морях, англичане нападали на русские порты и даже на Соловецкий монастырь. Английский и французский флоты совершили два похода против Петропавловска-Камчатского. Английские корабли разгромили несколько факторий РАК на южных островах Курильской гряды. А вот на севере Америки была тишь да благодать.

В соответствии с заключенным в марте 1854 г. соглашением Русская Америка оставалась нейтральной и только формально находилась в блокаде со стороны британского флота. Установить фактическую блокаду британский флот не мог из-за огромного протяжения морских границ российских колоний. Но при этом суда РАК могли захватываться в открытом море. Кроме того, нейтралитет не распространялся на фактории Российско-американской компании на азиатском побережье Тихого океана.

О заключении пакта о нейтралитете в русских и британских колониях узнали с опозданием на несколько месяцев, когда там уже было известно о начале военных действий между двумя державами. В связи с началом войны губернатор Дж. Дуглас на острове Ванкувер предложил на всякий случай вооружить наиболее лояльных из местных индейцев для отражения предполагаемого десанта русских. Беспокойтсво англичан усиливали слухи о русских крейсерах-рейдерах, появившихся якобы у берегов Калифорнии.

А администрация Русской Америки и вице-консул России в Сан-Франциско, ничего не зная о пакте между РАК и КГЗ о взаимном нейтралитете и опасаясь нападения эскадры союзников на российские колонии в Америке, пошли на заключение фиктивного соглашения о продаже имущества и владений РАК одной из калифорнийских компаний в Сан-Франциско за 7,2 млн. долларов. Но после получения достоверных сведений о заключении пакта о взаимном нейтралитете владений РАК и КГЗ это соглашение было аннулировано. Естественно, обе компании остались довольны соглашением о нейтралитете, особенно РАК, что отмечалось как в документах компаний, так и современными историками.

После окончания войны в деятельности русской и английской пушных монополий возникли новые сложности. Падали доходы от добычи пушнины и количество приобретаемых шкурок, и прежде всего – у Компании Гудзонова залива. Уже в мае 1856 г она вынуждена была заменить арендную плату РАК (2000 выдровых шкур) денежной компенсацией в 1500 фунтов стерлингов. Открытие в 1858 г. золотых россыпей в долине реки Фрейзер в Британской Колумбии вызвало наплыв старателей, что подорвало пушную торговлю КГЗ в этом регионе. Тем не менее она пошла на продление контракта об аренде материковой полосы Русской Америки до 1 января 1862 г., то есть до истечения третьего срока монопольных привилегий РАК.

В письме от 28 декабря 1858 г. Главному правлению РАК в Петербурге дирекция КГЗ объяснила, что решилась на этот шаг «единственно из желания поддержать доброе соглашение, столь долго существующее между обеими компаниями». Такая мотивировка полностью устроила РАК и она стала ходатайствовать перед правительством о новом продлении контракта. Глава МИД и министр финансов России дали свое согласие соответственно 26 февраля и 3 марта, а 14 марта 1859 г. была получена санкция самого императора.

В своих принципиальных статьях новый вариант контракта полностью повторял предыдущий, однако в нем имелись и некоторые изменения. В частности, КПЗ снимала с себя обязанность продавать РАК выдровые шкурки по фиксированной цене и снабжать продовольствием российские колонии в Америке. Плата за аренду выплачивалась деньгами, а не пушниной. Специальный пункт оговаривал запрет для англичан экспортировать с арендной полосы лес, рыбу, лед, уголь и другие природные богатства. Для КГЗ на этой территории допускалась только добыча мехов или приобретение их от туземцев.

Продажа Русской Америки США в 1867 г. автоматически прекратила конкуренцию между РАК и КГЗ.

Янки начали проводить в регионе агрессивную политику. Они не разделяли ритуалы, которыми индейцы сопровождали торговые операции и которые соблюдали представители Русской Америки и Канады.

Компания Гудзонова залива имела договоренности, по которым представители Русской Америки разрешали ей вести пушную торговлю в фортах Аляски, в частности в Форт-Юконе. Однако в 1867 г. американцы предложили британским торговцам покинуть форт. Некоторое время продолжались политические интриги вокруг ухода, однако в компании Гудзонова залива полагали, что из форта придется уйти. В 1869 г. руководитель форта Джеймс Макдугал получил приказ сжечь Форт-Юкон, но не успел этого сделать.

В 1843 г. орегонские поселенцы создали собственное Временное правительство Орегона. В соответствии с Органическим законом Орегона в редакции 1845 года, в состав правительства могли входить и британские подданные. Часть орегонских политиков рассчитывала на постепенную эволюцию Орегона в независимое государство, но в 1848 г. возобладала тенденция к вхождению в состав США.

Официально Орегона присоединилась к США 14 февраля 1859 г. и стала 33-м американским штатом.

Часть II.

Колонии в Азии

Ост-Индская компания

Многие историки и географы именуют Индию полуконтинентом. По величине территории она превосходит все страны Западной Европы, вместе взятые. Индия была самой крупной колонией в мире.

К концу XVIII века население Индии превышало 100 млн. человек, две трети из которых проживали в плодородных долинах Инда и Ганга.

В Индии жили многочисленные народности и племена. Наиболее отсталыми народностями Индии были древние ее обитатели, известные под названием «ведда». Более развитые народы уже давно их оттеснили в глубокие и недоступные районы. Ведда еще не вышли из состояния варварства.

Индию к югу от Виндийского хребта занимали различные народы дравидийского происхождения, достигшие высокой ступени феодального развития. К северу от этого хребта и до подножия Гималаев преобладали многочисленные народности, образовавшиеся в результате длительного взаимодействия между коренным населением и пришельцами, которые неоднократно проникали в долины Инда и Ганга со стороны северо-западных границ Индии. Племена, приходившие извне, неизменно воспринимали более высокую индийскую культуру. В предгорьях Гималаев и в северо-восточном углу Индии жили народы родственного монголам корня. Они
Страница 16 из 24

находились на разных ступенях общественно-экономического развития – от первобытно-общинного строя и до развитых феодальных отношений.

В своем развитии народы Индии, соприкасаясь друге другом, подвергались взаимному влиянию, и это наложило общий отпечаток на их общественный строй и культуру. Тем не менее за свою тысячелетнюю историю они лишь в исключительных случаях объединялись в составе единого государства.

Внутренняя раздробленность Индии выражалась также в огромном разноязычье, отсутствии единой письменности и религиозном делении на мусульман и индусов. В собственно Индостане (к северу от Виндийского хребта) значительное распространение получил язык индустани. Это уже был язык торгового люда городов. Кроме того, он господствовал в областях по среднему течению Ганга. Языком многочисленной группы населения по нижнему течению Ганга был бенгали. На маратском языке говорили жители западной части Декана. Ряд дравидийских языков преобладал в остальном Декане и на южных побережьях Индии.

К последней четверти XVIII века значительная часть Индии (в том числе и бывшая провинция Могольской империи Бенгал), охватывавшая более трети населения страны, стала английской колонией.

Остальная Индия разделялась на множество феодальных государств. Эти государства образовались на развалинах империи Великих Моголов. В Ауде и Хайдерабаде, в Майсоре и ряде мелких княжеств власть находилась в руках феодалов-мусульман. В маратских княжествах и в большинстве раджпутских господствовали индусские князья – раджи. Между всеми этими государствами происходила непрерывная ожесточенная борьба. Границы их были неустойчивы.

В бывшей столице Могольской империи, городе Дели, пленником маратских князей среди остатков былого великолепия формально царствовал наследник Великих Моголов – Шах-Алам. Он был нужен маратским феодалам в их планах подчинения всей Индии. Именем Великого Могола они узаконивали свои завоевания.

Первыми из европейцев в Индии обосновались португальцы. Как известно, в 1498 г. морской путь в Индию открыл Васко да Гама. В 1510 г. герцог Афонсу д'Альукери захватил город Гоа (ныне Панаджи). В 1511 г. португальской колонией стал город Каликут (ныне Кажикоде, а с 1531 г. – Даман). В 1534 г. португальским стал город Бомбей. Любопытно, что Бомбей в 1651 г. стал приданым португальской принцессы Екатерины де Браганса, вышедшей замуж за английского короля Карла II.

Замечу, что португальские колонии продержались в Индии дольше, чем английские. Последняя португальская колония Гоа подверглась нападению индийской армии в декабре 1961 г. Индусы бросили против 4,5-тысячного гарнизона Гоа, состоявшего из солдат, полицейских и пограничников, 45-тысячную армию, авиацию и весь свой флот. В результате Гоа был захвачен после трехдневных боев.

31 декабря 1600 г. группа лондонских купцов, получивших хартию от королевы Елизаветы I на монопольную торговлю с Востоком сроком на 15 лет, основала Ост-Индскую компанию. Ее иногда именовали «Компанией купцов Лондона, торгующих в Ост-Индии». Первые два десятилетия Компания торговала с островной Юго-Восточной Азией, но затем ее вытеснил более сильный на тот момент конкурент – голландская Ост-Индская компания, и англичане переместили свою деятельность в Индию.

В 1612 г. в Сурате была основана первая фактория Ост-Индской компании. В том же году вооруженные силы компании наносят серьезное поражение португальцам в битве при Сували.

В 1640 г. местный правитель Виджаянагара разрешил основать вторую факторию в Мадрасе. К 1647 г. компания имела уже 23 фактории в Индии. Индийские хлопчатобумажные и шелковые ткани пользовались в Европе огромным спросом. Также вывозились чай, зерно, красители, хлопок, а позднее и бенгальский опиум.

В 1668 г. Компания арендовала остров Бомбей, бывшую португальскую колонию, переданную Англии как приданое Екатерины де Браганс. В 1687 г. штаб-квартира Компании в Западной Азии была перемещена из Сурата в Бомбей. Компания попыталась силой добиться торговых привилегий, но проиграла, и была вынуждена просить Великого Могола о милости. В 1690 г. было основано поселение Компании в Калькутте, после соответствующего разрешения Великого Могола. Началась экспансия Компании на субконтинент. Такая же экспансия совершилась рядом других европейских Ост-Индских компаний – Голландской, Французской и Датской.

Ост-Индская компания в XVIII веке была самой богатой компанией в Индии. Центром ее был город Мадрас на Коромандельском берегу, приобретенный англичанами в 1639—1640 гг. у местного правителя. К середине XVIII в. англичане построили там форт Св. Георга и гавань. В результате вырос многолюдный и богатый портовый город.

В Бенгалии постепенно центром деятельности Ост-Индской компании становилась Калькутта, основанная на реке Хугли (западный приток дельты Ганга) в 1690 г. Там еще в XVII веке для защиты складов была выстроена крепость, названная Форт-Вильям, в честь правившего тогда в Англии Вильгельма (Вильяма) III. В Форт-Вильяме помещалось и правление Компании в Бенгалии. Компания считалась также заминдаром трех деревень около Калькутты.

В 1717 г. англичане получили от Фаррух Сияра фирман, по которому Компании было передано еще 38 деревень. Ее товары освобождались от пошлин при условии ежегодной уплаты в казну Моголов 3 тыс. рупий, и, кроме того, устанавливалось, что дастак (пропуск), выданный главой фактории, освобождал английские грузы от таможенного досмотра. С того времени бенгальские товары стали занимать все большее место в английском экспорте из Индии. Доходы Компании сразу возросли с 278,6 тыс. ф. ст. в 1717 г. до 364 тыс. в 1729 г.

Вокруг факторий английской Ост-Индской компании в Калькутте, Дакке, Касимбазаре и некоторых других пунктах Бенгалии возникли ткацкие поселения. В одной Калькутте на Компанию работало около 8 тыс. ткачей, живших на окраине – в «Черном городе». Индийские агенты Ост-Индской компании раздавали ткачам материал и передавали заказы на те ткани, которые хорошо шли на европейских рынках. Нередко такие агенты не только представляли интересы европейской торговой компании, но и выступали от собственного имени, превращаясь тем самым в скупщиков.

Рост английской торговли вызывал серьезные опасения у наваба Бенгалии, ставшего фактически независимым правителем. Он боялся, что города и укрепленные фактории со временем превратятся в опорные пункты англичан, из которых правительству будет трудно изгнать их. Наваб обвинял Компанию в том, что она монополизировала всю торговлю страны, что частная торговля ее служащих превышает даже торговлю самой Компании.

Основными предметами английского экспорта из Бенгалии были хлопчатобумажные и шелковые ткани, шелк-сырец, селитра, сахар, опиум, индиго, топленое и растительное масло, рис. Компания распоряжалась крупными суммами денег и стремилась закупать необходимые ей товары оптом. Операция по закупке риса производилась, например, следующим образом: еще задолго до начала жатвы служащие Компании по рекомендации крупных индийских банкиров, игравших роль посредников, раздавали различные суммы индийским купцам, которые в свою очередь раздавали авансы скупщикам, а те – крестьянам. Таким образом, урожай заранее дешево закупался.

Точно так
Страница 17 из 24

же действовали английские агенты-скупщики (гомашты) и в отношении ремесленников, закабаляя их выдачей авансов.

Англо-французское соперничество

В начале 40-х годов XVII века в Индии началось противостояние между английской и французской компаниями.

Впервые французские корабли отправились в Индию во времена правления Франциска I (1515—1547). Купцы из Руана снарядили два корабля для торговли в восточных морях. Они отплыли из Гавра и не вернулись, больше о них никто ничего не слышал. В 1604 г. одна компания получила патент от короля Генриха IV, но проект провалился. В 1615 г. была выдана еще одна лицензия, и два корабля отправились в Индию. Во Францию вернулся лишь один корабль.

Под покровительством кардинала Ришелье в 1642 г. была создана Французская Ост-Индская компания. Однако во Франции началась Фронда, государственное финансирование после смерти Ришелье компании прекратилось, и она влачила жалкое существование.

Создателем новой компании, получившей называние «Компании Восточных Индий», стал министр финансов Жан-Батист Кольбер. Главную надежду Кольбер возлагал на короля и его окружение. Людовик XIV пожертвовал на Компанию огромную сумму – 3 миллиона ливров. Другие вельможи, желая не отставать от короля, также вносили большие деньги. Большие суммы собрали и крупные торговые города и порты. Так, лионские купцы внесли миллион ливров.

В итоге Кольберу удалось собрать более 8 млн. ливров, и в 1664 г. Людовик XIV подписал торжественный акт об образовании Компании Восточных Индий. Ей предоставлялись значительные права, в том числе монополия торговли на восток от мыса Доброй Надежды. Король обещал производить регулярные финансовые вливания в Компанию, а также поддерживать ее интересы силами военного флота.

Первым президентом Совета директоров Компании Восточных Индий стал сам Кольбер. Людовик XIV торжественно объявил, что заморская торговля – почетный долг дворянина. В городах были расклеены афиши, призывавшие французов всех сословий послужить во славу Франции и короля.

В 1667 г. Компания Восточных Индий отправила экспедицию под командованием Франсуа Карона, которая в 1668 г. достигла Сурата и основала первую французскую факторию в Индии. В 1669 г. перс Маркара – спутник Карона в его экспедиции – основал другую французскую факторию в Масулипатаме. В 1673 г. с разрешения Шайста-хана – набоба Великих Моголов в Бенгалии – был основан Чанданнагар. В 1674 г. французы получили Валикондапурам от султана Бид-жапура, и так было положено начало колонии Пондишери.

К концу XVII века Пондишери вместо Сурата стал административным центром Французской Индии. Однако территориально французские колонии в Индии не были связаны друг с другом, а их губернаторы избавлены от зависимости от Пондишери.

В ходе Орлеанской войны 1688—1697 гг., где Франции противостояли Англия и Голландия, 21 августа 1693 г. к Пондишери подошла голландская эскадра, и губернатор Мартен эвакуировал из города женщин. Все мужчины получили оружие и составили гарнизон в 600 человек. Французы ждали приступа. Однако голландцы на приступ не пошли, а подтащили пушки к самому городу и открыли огонь. В городе вспыхнули пожары, начались паника и дезертирство. Пондишери был обречен и после двухнедельной осады капитулировал.

Губернатора Мартена голландцы перевезли в Батавию (ныне Джакарта), откуда позже хотели переправить в Европу, но французскому губернатору удалось бежать, и вскоре он оказался в Бенгалии, где взял на себя руководство всеми французскими факториями в Касим-базаре и Шандернагоре (по-индийски Чандернагар).

В 1697 г. в Рисвике был заключен мир. После этого Мартен приехал в Пондишери, перешедший по договору французам. В городе потихоньку стала налаживаться жизнь. Во Францию разрешили ввозить отбеленный ситец, корицу, перец и другие товары, вскоре появились ткачи – около 500 человек. И уже в 1700 г. Пондишери вновь стал основным среди французских колоний и факторий.

В ходе новой войны 1744—1748 гг. губернатор островов Иль-де-Франса и Бурбона Махе де ля Бурдонне из судов Ост-Индской компании сумел сформировать хорошую эскадру из десяти кораблей. Но использовать свое преимущество против конкурентов Бурдонне не мог, так как Ост-Индская компания, у которой он состоял на службе, заключила соглашение с английской Ост-Индской компанией о нейтралитете, несмотря на то что война между метрополиями уже была объявлена. Английская компания с радостью ухватилась за это французское предложение, поскольку в этот период она была слабее, но предупредила, что это не связывает действия английского правительства и военного флота.

В 1745 г. в Индийский океан была отправлена английская эскадра из шести кораблей под командованием коммодора Пейтона. Эскадра начала нападать на французские торговые суда и в июле 1746 г. появилась у восточного берега Ост-Индии, чтобы поддержать атаку против Пондишери, которую в то время готовил губернатор Мадраса. Но в это время подоспел Бурдонне, получивший свободу действий.

6 июля 1746 г. французская и британская эскадры встретились у Негопотама в 150 милях к югу от Пондишери. Англичане, не приняв боя, ушли к Цейлону.

В сентябре 1746 г. французы высадили десант вблизи Мадраса. После пятидневного сражения англичане капитулировали. Однако Бурдонне вместо того, чтобы разрушить британский Мадрас до основания или сделать его французской колонией, оставил город англичанам за большой выкуп – 9 млн. фунтов стерлингов деньгами и 13 млн. товарами. Некоторые французские историки утверждают, что этот поступок решил судьбу Индии.

13 октября у берегов Мадраса разразился страшный шторм. Два французских корабля погибли, а остальные были серьезно повреждены. Из-за этого, а также из-за склок в Париже Бурдонне покинул Индию. Тогда губернатор Дюплекс нарушил условия капитуляции, занял Мадрас и приступил к его укреплению.

В августе 1748 г. у Коромандельского берега появился сильный британский флот с десантом на борту под общим командованием адмирала Боскауена и осадил Пондишери, но из-за неудач через два месяца был вынужден снять осаду.

В это время в Европе военные действия уже закончились. В апреле 1748 г. был подписан Аахенский мирный договор между Англией, Францией и Голландией, а в октябре к нему присоединились и остальные державы. По этому договору Англия, Франция и Испания остались при тех владениях, которые имели до войны, так как Луисбург был обменен на Мадрас.

В 1756 г. началась Семилетняя война, в начале которой Французская Ост-Индская компания повторила ошибку 1744 г., предложив английской Ост-Индской компании соблюдать нейтралитет, и отказала набобу[9 - Набоб – титул правителей некоторых провинций в Восточной Индии.] в помощи. Благодаря этому англичане разбили набоба, после чего сразу же двинулись против французов и отбили у них Чандернагор. Французы в ответ захватили значительную часть побережья между Мадрасом и Калькуттой.

Вскоре, 26 апреля 1758 г., к ним прибыла помощь из Франции – эскадра из девяти кораблей (около половины слабые, принадлежавшие Ост-Индской компании) под командованием коммодора д'Аше и 1200 человек войск.

28 апреля французы осадили Гуделур (форт Святого Давида), а 29 апреля подошла британская эскадра из семи кораблей под началом адмирала
Страница 18 из 24

Покока, который немедленно напал на д'Аше, но потерпел неудачу и был вынужден вернуться в Мадрас, а Гуделур 2 июня сдался французам.

После устранений повреждений своих кораблей д'Аше и Покок встретились у Негопатама 3 августа. Сражение опять было вялое, и противники разошлись и ушли в Пондишери и Мадрас чинить свои корабли. Портовые средства в Пондишери оказались столь скудны, что д'Аше счел необходимым, несмотря на то что имел приказание оставаться у Коромандельского берега до 15 октября (в это время дул северо-восточный муссон, во время которого пребывание у этого берега для парусных судов считалось опасным), идти 2 сентября для исправлений на Иль-де-Франс. Замечу, что Иль-де-Франс с 1715 по 1814 год назывался островом Маврикий. В 1722 г. король Луи XV передал остров во владение французской Ост-Индской компании.

Но Франция, снарядив в начале войны экспедицию д'Аше, после этого занялась сухопутными операциями против Фридриха Великого и не снабдила порт на Иль-де-Франсе ни провизией, ни корабельными материалами, ограничившись посылкой только еще трех кораблей.

Поэтому губернатор потребовал, чтобы д'Аше уходил, так как и на берегу был недостаток в провианте, за которым пришлось посылать корабли на мыс Доброй Надежды (голландская колония).

Кое-как снабженный и плохо отремонтированный, д'Аше вышел в Ост-Индию в июле 1759 г. и 10 сентября вновь встретился с Пококом у Портоново. Опять сражение было нерешительное, но из-за невозможности как следует исправить и снабдить эскадру д'Аше окончательно покинул Ост-Индию, после чего все французские поселения попали в руки англичан, а 16 января 1761 г. сдался и Пондишери.

10 февраля 1763 г. Англия и Франция подписали в Париже мир, согласно которому в Вест-Индии Англия вернула Франции Мартинику, Гваделупу и Сан-Лючию, удержав за собой Санвинцент, Тобаго, Доминику и Гренаду. Минорку Англия получила обратно, а Франции были возвращены ее владения в Ост-Индии, но с лишением ее права воздвигать укрепления и держать войска в Бенгалии.

В ходе англо-французской войны 1778—1783 гг. ситуация на ост-индийском театре военных действий повторилась. Известие об объявлении войны пришло в Калькутту 7 июля 1778 г., и англичане немедленно захватили Чандернагор и осадили Пондишери, который сдался после 70-дневной осады его с суши и с моря. Небольшой французский отряд судов был вынужден уйти на Иль-де-Франс, поскольку к англичанам подошло подкрепление.

В начале 1779 г. в Ост-Индию пришел адмирал Юз с шестью кораблями и, при отсутствии какого-либо морского противника, единолично завладел морем. Все французские владения были захвачены, а когда в конце 1780 г. к Франции присоединилась Голландия, англичане захватили и ее владения – Негопатам и Тринкомале.

Согласно условиям Версальского мира от 20 января 1783 г., англичане возвратили французам все ее индийские владения: Пондишери, Шандернагор, Маэ, Янам и Карикал. Французские флаги развевались над официальными зданиями в этих местах вплоть до 1954 г., до тех пор, когда французские колонии воссоединились с Индией, ставшей самостоятельным государством.

Известие о революции во Франции дошло до французских колоний в Индии аж в конце февраля 1790 г. Европейское население колоний приветствовало свершившийся переворот, видя в нем освобождение от «министерского деспотизма», не помышляя пока о перемене режима, а еще менее – о возможности предоставления политических и социальных прав «цветным».

Губернатор Пондишери шевалье де Френ не сочувствовал революции, но не мог воспрепятствовать организации в Пондишери Генерального собрания граждан численностью около 250 человек (естественно, только «белых»), открывшегося 1 марта 1790 г. Это собрание выделило из своей среды Представительный комитет. На основании мартовских декретов Парижского Учредительного собрания он был преобразован в Колониальное представительное собрание в составе 21 члена, в том числе 15 – от Пондишери, 3 – от Чандернагора и по одному – от остальных городов. Собрание открылось 8 июля 1791 г. Индусы не были допущены и в Колониальное собрание, несмотря на их требования.

Любопытно, что в колонии (фактории) Чандернагор деклассированные элементы, а также солдаты и моряки захватили власть и организовали собственное Учредительное собрание. Революционный комитет Чандернагорского собрания, назвавший себя «патриотической администрацией свободной колонии», выработал конституцию, в которой, однако, не был даже затронут вопрос о положении туземного населения.

Революционным начинаниям во французских колониях положила конец война с Англией. Британские войска в начале июля 1793 г. окружили Пондишери. 22 августа город капитулировал. По требованию англичан гарнизон Пондишери присягнул белому эмигрантскому правительству.

В 1799 г. Наполеон предпринял попытку восстановить старые связи Франции с султанатом Майсор, направив туда дипломатов и военных инструкторов, которые, опираясь на враждебного англичанам Типу-султана, пытались заключить франко-майсорский военный союз. Используя тяжелое положение французов в Египте, английские войска в союзе с Маратами и Гайдерабадом напали на Майсор и после ряда ожесточенных сражений подчинили его своей власти. Таким образом, французы лишились всякой опоры в Индии.

По Альенскому миру (25 марта 1802 г.) Англия вернула Французской республике все ее индийские колонии. Однако с возобновлением войны англичане в 1803 г. вновь захватили их.

В 1816 г. после реставрации Бурбонов англичане вновь вернули Франции ее индийские колонии.

К 1947 г. в пяти индийских колониях Франции проживало 190 тысяч французских граждан, большинство из которых были этническими индусами. Представителей этих колоний хорошо иллюстрирует таблица.

Территории и население

В экономике Французской Индии преобладало земледелие. Так, в Пондишери имелись три хлопчатобумажные фабрики и несколько металлообрабатывающих мастерских, в Чандернагоре – одна джутовая фабрика. Имелись ценные породы леса, добывался бурый уголь.

После войны правительство Франции предоставило всем пяти колониям статус «свободного города».

А между тем в августе 1947 г. Индия стала независимым государством. В соответствии с договором между Францией и Индией, подписанным в 1948 г., жители остальных французских территорий в Индии должны были определить свое политическое будущее самостоятельно. Губернаторство Чандернагора было передано Индии 2 мая 1950 г. и 2 октября 1955 г. присоединено к штату Западная Бенгалия. Анклавы Пондишери, Янам, Маэ и Карикал де-факто были переданы Индии 1 ноября 1954 г., образовав Союзную территорию Пондишери (в 2006 г. название было заменено на Пудучерри), однако де-юре объединение Французской Индии с Индией произошло лишь в 1963 г., когда французский парламент ратифицировал этот договор.

Покорение Индии

В 1756 г. в Бенгалии началась борьба за престолонаследие. Навабом стал молодой Сирадж-уд-даула. Один из вельмож, потерпев поражение в борьбе за престолонаследие, бежал к англичанам в Калькутту Англичане отказались выдать его, и тогда Сирадж-уд-даула взял штурмом Касимбазар, а потом и Калькутту.

Из Мадраса был немедленно отправлен морем в Бенгалию отряд капитана Клайва и адмирала Уотсона – двух британских
Страница 19 из 24

офицеров, показавших себя талантливыми военачальниками в сражениях с французами на юге Индии. Клайв установил связи с индийскими банкирами Джагат Сетхом и Амичандом и через них – с военачальником наваба Мир Джафаром, которого Клайв в случае победы обещал сделать навабом Бенгалии. Измена Мир Джафара в битве при Плесси 23 июня 1757 г. помогла трехтысячному войску Клайва (в котором европейцев было всего 800 человек) одержать победу над армией наваба, состоявшей из 18 тысяч всадников и 50 тысяч пехоты. День этой битвы англичане считают датой установления их господства в Индии.

Сразу после победы англичане потребовали от нового наваба Мир Джафара выплатить им огромную сумму – около 18 млн. ф. ст., то есть большую, чем составляло все движимое имущество жителей Калькутты. Сопротивление местного населения и две попытки падишаха Дели совместно с правителем Ауда (в 1759 и 1760 гг.) захватить Бихар стали поводом для новых вымогательств англичанами денег у бенгальских навабов. Назначенный в 1760 г. губернатором Бенгалии, Г. Ванситтарт сместил Мир Джафара и сделал навабом Бенгалии его зятя Мир Касима, заплатившего губернатору и членам его совета 200 тыс. ф. ст. и отдавшего Компании три наиболее богатых района Бенгалии: Бурдван, Миднапур и Читтаншг. Тем самым Мир Касим лишился половины доходов и увеличил свои долги Компании и отдельным ее служащим.

Захват имущества богатых индийских властителей привел к резкому увеличению финансовых потоков из Индии в метрополию. По подсчетам индийских экономистов, с 1757 по 1780 г. Англия вывезла из Индии безвозмездно в виде товаров и монеты 38 млн. ф. ст. Потеря власти и доходов феодалами Индии повлекла за собой известную перестройку экономики. В середине 60-х годов XIX века, после постепенной ликвидации двора наваба, пышной свиты феодалов и ненужных теперь конных отрядов джагирдаров, последовал упадок тех отраслей ремесел, которые были рассчитаны на удовлетворение их потребностей. С этого времени начинается упадок Дакки – центра производства лучших, наиболее дорогих сортов тканей. Уменьшение объема производства ремесленников привело к обнищанию городского населения.

Ремесленник уходил в деревню, где вынужден был арендовать землю на любых условиях, чтобы прокормить себя и свою семью. Положение ткачей, вырабатывавших дешевые сорта тканей, также ухудшилось. Незадолго до завоевания Бенгалии Компания отказалась от посредничества индийских купцов и вступила в контакты с ткачами через своих агентов, именуемых гомаштами. После завоевания Бенгалии гомашты получили огромную власть над ремесленниками, принуждая их продавать ткани по цене на 20—30% ниже той, которую платили неанглийские купцы, и насильственно заставляя ремесленников брать авансы и сдавать свои ткани Компании.

После победы при Плесси[10 - Сражение при Плесси (Палаши) состоялось 23 июня 1757 г. в Западной Бенгалии. Британский полковник Роберт Клайв разгромил войска бенгальского набоба Сирадж уд-Даула, которыми командовал Мир Джафар. Замечу, что набоб был сторонником Франции.] служащие Компании в полной мере использовали свое положение завоевателей для личного обогащения и устранения всех своих конкурентов, как местных торговцев, так и частных европейских купцов. Своим скупо оплачиваемым служащим Компания всегда разрешала вести собственную торговлю. Прикрываясь фирманом Великого Могола от 1717 г., даровавшим Компании лишь право беспошлинной внешней торговли, ее служащие стали вести беспошлинную торговлю также и внутри страны. Мало того, они продавали своим агентам дастаки, или свидетельства, освобождающие от пошлин товары Ост-Индской компании. Пользуясь этими дастаками, агенты вытесняли из торговли тех купцов, которые не были связаны с англичанами. По словам современника, Ост-Индская компания выступала в Бенгалии в качестве «государства в обличье торговца».

Энергичный Мир Кастам, фактически купив навабство у англичан, надеялся стать действительным правителем Бенгалии, а не просто марионеткой в руках английской Компании. Повысив налоги и неуклонно взыскивая их, он за два года смог заплатить англичанам всю сумму, обещанную при вступлении на престол. Затем потребовал от чиновников Компании прекратить торговлю дастаками, разорявшую страну. Получив отказ, Мир Касим отменил все пошлины с индийских купцов, поставив их в равное положение с английскими. В ответ служащие Компании вооружились и овладели в 1763 г. городом Патиа. Узнав об этом, Мир Касим поднял восстание против англичан.

К Мир Касиму и его войскам (ядро которых составлял отряд авантюристовевропейцев разных национальностей) присоединились все недовольные бесчинствами англичан в Бенгалии. К нему стекались крестьяне, бежали ремесленники, ему оказывали денежную поддержку индийские торговцы и крупные купцы-армяне Калькутты. В 1763 г. Мир Касиму удалось отобрать Патну, но вскоре его разнородные и в основном необученные войска потерпели поражение.

Отступив в Ауд, Мир Касим заключил соглашение с навабом Ауда, а также с Али Гоухаром, сыном могольского правителя, бежавшим после битвы при Панипате и впоследствии вступившим на престол под именем Шах Алам II (1760—1806). Объединенная армия подступила к Патне. Положение англичан стало серьезным. Однако в решающей битве при Буксаре в 1764 г. англичане снова наголову разбили своего врага. Шах Алам сдался, а Мир Касим бежал в Дели.

После битвы при Буксаре уже никто не решался оспаривать господство англичан на всем нижнем течении Ганга. Навабом Бенгалии опять стал покорный англичанам Мир Джафар. После его смерти навабами назначались один за другим малолетние члены его семьи, которые получали крупную пенсию, не вмешиваясь в управление.

Клайв, после подавления восстания Мир Касима назначенный губернатором Бенгалии, заставил своего пленника Шаха Алама II подписать фирман, дарующий Компании права «дивани» (то есть финансового управления). В результате сложилась система «двойственного управления»: гражданскими делами – судом, поддержанием порядка и т.д. ведали бенгальские местные власти, Компания же взяла в свои руки сбор земельного налога. Первоначально весь аппарат сборщиков и налоговая система оставались прежними.

Клайв уехал из Индии в 1767 г., а в 1773 г. в комиссии палаты общин разбирался вопрос о награбленных им богатствах. Его оправдали на том основании, что «лорд Роберт Клайв оказал большие похвальные услуги своей стране».

После захвата Бенгалии англичане решили покорить княжество Майсур на юге Индии. Владыкой княжества был опытный полководец мусульманин Хайдар Али.

В 1767 г. началась первая англо-майсурская война. Англичанам удалось добиться успеха. При Чангами и Триномали Хайдар Али стал уклоняться от генеральных сражений. Вместо этого он маневрировал, перебрасывая свои войска в новые места, и наносил удары по отдельным отрядам и слабозащищенным гарнизонам. Благодаря большой мобильности майсурской конницы и артиллерии по сравнению с английскими сипаями-пехотинцами такая тактика порой была успешной.

Англичане были вынуждены подписать мирный договор, по которому обе стороны возвращали захваченные друг у друга территории и обязывались «в случае нападения врага на одну из договаривающихся сторон…
Страница 20 из 24

взаимно помогать друг другу».

Однако когда в 1770 г. маратхи напали на север Майсура и Хайдар обратился к англичанам за военной помощью, те ему отказали под предлогом имевшегося у них договора о дружбе с маратхами.

До сих пор все индийские князья относились к англичанам как к владетелям наподобие их самих. Князья порой враждовали с англичанами, порой заключали с ними союзы против своих внутренних врагов. Хайдар Али первым понял в 1770 г., что англичане являются основным врагом индийских княжеств и соглашения с ними немыслимы. «Хайдар Али и его вын Типпу Саиб поклялись на Коране хранить вечную ненависть к англичанам и уничтожить их».

От вторгшихся в 1772 г. маратхов Хайдару Али удалось откупиться. Он понял, что разорение страны сражающимися армиями грозит подорвать все ресурсы Майсура.

Для пополнения пустой казны Хайдар Али повысил дань с вассальных князей, особенно с тех, которые во время последнего маратхского нашествия примкнули к врагу. В 1772—1773 гг. Хайдар опять овладел Малабарским побережьем, а в 1774 г. захватил княжество Кург.

Тем временем разгорелись англо-маратхские войны, и Хайдар Али оказался в них втянутым. После разгрома маратхских сил в третьей битве при Панипате в 1761 г. власть гаешвы над другими маратхскими князьями ослабела.

Вторгшиеся в страну английские войска встретили решительный отпор объединившихся маратхских князей. Хейстингс, как глава всех английских владений в Индии, аннулировал Суратский договор и заключил с противником Рагхунатха Рао – Нана Фарнависом, министром малолетнего пешвы Мадхао Рао II, соглашение в Пурандхаре.

По этому договору пешва обязался внести Компании за вывод ее войск 1,2 млн. рупий наличными и, кроме того, отдать ей области, приносившие 300 тыс. рупий дохода. Остров Сальсете оставался за англичанами. Но Бомбейский совет не подчинился Хейстингсу и опять послал войска в Махараштру, чтобы передать власть Рагхунатху Рао.

Эта бомбейская армия была окружена войсками Махададжи Синдхии в Варгаоне, в 20 км от Пуны. Ее положение было опасным. Но Махададжа Синдхия польстился на обещания англичан признать его независимым от пешвы правителем и заключил с ними Конвенцию в Варгаоне, по которой англичане обязались выдать пешве Рагхунатха Рао и возвратить маратхам все области, завоеванные с 1776 г. Синдхия позволил английской армии уйти в Бомбей. Когда же войско оказалось в безопасности, Совет бомбейского президентства отказался ратифицировать Конвенцию в Варгаоне. Тогда обманутые маратхские вожди объединились в 1780 г. с Хайдаром Али и с низамом. Маратхи и Хайдарабад обязались признать за Майсуром захваченные им территории, а войска Хайдара Али должны были нанести решающий удар в Карнатике и принять на себя основную тяжесть борьбы. Хайдару обещали помощь французы. Так началась вторая англо-майсурская война, «признанной целью которой, – по словам английского чиновника, – было уничтожение английского владычества в Индии».

В 1780 г. Хайдар Али вторгся в Карнатик во главе самой крупной армии, когда-либо действовавшей на юге Индии. Одна часть армии внезапным броском взяла богатый порт Портоново, другая – во главе с сыном Хайдара Типу осадила Аркат. Большой отряд полковника Бэйли был окружен войсками Типу и разбит в сражении при Перамбакуме (Полилоре), а главнокомандующему английской армией Г. Манро пришлось отступить из Кондживерама к Мадрасу. Вскоре пал Аркат. Фактически весь Карнатик оказался во власти Хайдара Али.

Однако присланные из Бенгалии подкрепления во главе с лучшим английским главнокомандующим Э. Кутом, а также соглашение, подписанное с низамом Хайдарабада, по которому Хайдарабад вышел из антианглийской коалиции, получив за это округ Гунтур (ранее захваченный англичанами), изменили ход войны. Кут с суши и английский адмирал Хьюз с моря смогли воспрепятствовать высадке французов, плывших с острова Маврикия. После этого Кут одержал ряд побед над армией Хайдара Али в 1781 г.: при Портоново, Перамбакуме и Шолангхуре.

Начались восстания против Майсура на Малабарском побережье, в Баламе и Курге. Опасаясь союза голландцев с Хайдаром, английские войска заняли голландский центр на юге Индии – Негапатам. Неожиданным ночным штурмом английские отряды взяли считавшуюся неприступной крепость Гвалиур, столицу Махададжи Синдхии. Синдхия вынужден был подписать в Сальбае в 1782 г. договор с англичанами, по которому был признан независимым правителем. Остальные маратхские вожди тоже отказались от борьбы против англичан.

В декабре 1782 г. умер давно болевший Хайдар Али. Его сын Типу Султан в основном продолжал политику отца и считал главной целью своей жизни изгнание англичан из Индии. Он был способным полководцем и умел повести за собой армию.

Однако в самом начале своего правления Типу допустил крупный просчет. Он послал тайный приказ убить ненавистного ему коменданта Беднура Шейх Айяза, бывшего любимца Хайдара. Приказ попал в руки Айяза, и тот, спасая свою жизнь, перешел на сторону англичан, сдав Беднур в январе 1733 г. без единого выстрела бомбейской армии генерала Маттьюса. Потеря Беднура была большим ударом для Типу. Англичанам был открыт путь в самое сердце Майсура.

К счастью для Типу, бомбейская армия была самой слабой из английских армий в Индии, а Маттьюс оказался бездарным и нерешительным полководцем. Заняв беднурскую крепость, Маттьюс и офицеры его армии забрали хранившуюся там огромную казну. Солдаты же ограбили население этого богатого города. В бомбейской армии началось разложение, и Типу, перебросившему к городу все свои силы, удалось взять его измором. Маттьюс капитулировал. Овладев Беднуром, Типу затем вторгся на Малабарское побережье и отобрал у англичан ряд крепостей. В 1783 г. он осадил Мангалур – последний опорный пункт бомбейской армии на Малабарском побережье.

В 1784 и 1785 гг. Типу Султан послал две миссии в Стамбул к султану, призывая его оказать поддержку своему единоверцу. Однако Турция, занятая борьбой с Россией, сама рассчитывала на помощь Англии и потому не пожелала помочь Типу.

Генерал-губернатор Индии Корнуоллис перед войной, в 1790 г., заключил военный договор с пешвои и низамом против Майсура: после победы союзникам англичан возвращались их прежние владения, завоеванные Хайдаром и Типу, а исконные земли Майсура делились на три равные доли между Компанией, Пуной и Хайдарабадом. Низам и пешва должны были выставить по 25 тыс. воинов каждый и выступить одновременно с англичанами. В то же время Корнуоллис установил связи с недовольными элементами в Курге, Кочине и на Малабаре, обещая им помощь в войне и взимание лишь «весьма умеренной дани», если они станут вассалами Компании.

По стратегическому плану Корнуоллиса английские войска вторглись в Майсур с трех сторон, в то время как перед маратхами и низамом была поставлена задача разорить окраины Майсура и обеспечить защиту англичан от майсурской конницы. Соединенные силы союзников составляли не менее 57 тыс. человек. Был взят и разгромлен Бангалур, а затем осажден английскими войсками Серингапатам. После трехнедельной осады Типу Султану пришлось согласиться на мир. Корнуоллису мир тоже был необходим. Его войска плохо снабжались, начался падеж тягловых животных.

В 1792 г. было
Страница 21 из 24

подписано Серингапатамское мирное соглашение. Типу обязался заплатить 33 млн. рупий контрибуции, а до полной уплаты денег прислать двух своих сыновей англичанам в качестве заложников. Маратхи получили свои прежние владения до реки Кришна, Хайдарабад – свои прежние земли менаду Тунгабхадрой и Кришной, англичане же присоединили к своим владениям Барамахал и Диндигал, значительную часть Малабара и Кург, т.е. все проходы в Майсур из Карнатика и Бомбея. Однако Корнуоллис не стремился уничтожить Майсур, а решил сохранить его как независимое государство в противовес маратхам.

По окончании войны Типу стал укреплять государственную власть. Он провел ряд внутренних реформ, целью которых была подготовка страны к новой войне. В первую очередь была проведена реорганизация армии: сокращено число всадников и увеличена количественно пехота. На выплату контрибуции и содержание армии были нужны большие средства, поэтому Типу увеличил земельный налог на 30%, торговые пошлины и сборы – свыше чем на 7%. Падишах стал также отбирать земли мелких феодалов—палайяккаров, джагирдаров и индусских храмов там, где это не вызывало сильного недовольства населения.

В 1794 г. контрибуция англичанам была выплачена и Типу возвращены его сыновья-заложники. Типу снова стал сильным противником, и англичане решили напасть на Майсур.

Опять Типу лихорадочно искал помощи у властителей-единоверцев. Он обратился также к Заман-шаху, правителю Афганистана, уверяя его, что ему будет легко завоевать Индию. Правитель Афганистана соблазнился этими предложениями, а также призывами бывшего наваба Ауда и вторгся в Пенджаб, но, встретив сопротивление сикхов и узнав о заговорах против себя в собственной стране, вернулся домой. Типу вел также переговоры с одним из вождей рохиллов.

Обращался он за помощью и к Франции. Еще в 1793 г. Типу посылал во Францию вторую тайную миссию, но, с кем и о чем велись переговоры, неизвестно. В 1795—1796 гг. Типу переслал французам проект тайного французско-майсурского наступательного и оборонительного союза с целью изгнания английских захватчиков из Индии. В 1797 г. он решил установить более тесную связь с французами в Индии. В Серингапатаме был организован якобинский клуб с весьма неясной программой. В присутствии Типу Султана члены клуба торжественно посадили на площади дерево свободы и в своих речах при этом провозглашали смерть всем тиранам и здравицу «гражданину Типу». На голову Типу был торжественно надет санкюлотский красный колпак. Типу, очевидно, мало понимал, что происходит. Однако он видел, что эта церемония обеспечивает ему верность французских отрядов, а это было для него весьма важно.

Типу предпринял еще одну попытку получить помощь французов. Он тайно отправил на шхуне двух послов. Один должен был привести французские войска с острова Маврикия, а другой – ехать за помощью во Францию. Однако к тому времени, когда послы добрались до острова Маврикия, пришли известия о перевороте во Франции и об установлении Директории. Послы не разобрались в ситуации и, опасаясь попасть на гильотину, вернулись. А губернатор острова нарушил тайну приезда майсурских послов и издал прокламацию, призывавшую волонтеров к борьбе против англичан под знаменем Типу. Но результаты вербовки были ничтожны: в Майсур с послами отплыло лишь 99 французов. Англичане же, узнав о действиях Типу и озабоченные началом египетского похода Бонапарта, стремившегося пробиться к Индии на соединение с Типу, сочли необходимым поскорее уничтожить своего опасного врага – Майсур.

Новый генерал-губернатор Индии Роберт Уэсли начал четвертую англо-майсурскую войну. На этот раз британские войска получали хорошее снабжение. Полководцы Типу, недовольные им, предали своего повелителя. В результате Серингапатам был вновь осажден англичанами и взят штурмом 28 апреля 1799 г. Сам Типу погиб в бою. А английские войска несколько дней грабили Серингапатам.

После захвата Майсура англичане не рискнули открыто присоединить его земли к своим владениям, а предпочли управлять через правителей «урезанного» вассального княжества, посадив на престол потомка рода раджей Водеяр.

Вслед за Майсуром жертвой англичан стало княжество Карнатика на юго-востоке Индии. По Парижскому миру 1763 года правителем Карнатика (Арката) был признан английский ставленник Мухаммад Али. Но никакой реальной власти он не имел и был всего лишь марионеткой в руках англичан.

После войны 1756—1763 гг. Ост-Индская компания потребовала от Мухаммада Али оплатить военные издержки, оценив их в 5 млн. рупий. Такой суммы у нового наваба не было. Тогда несколько служащих Компании ссудили ему нужную сумму, но за это потребовали права сбора налогов в некоторых округах. Путем ловких финансовых операций служащие Компании собирали повышенные налоги в предоставленных им округах, а потом из этих средств ссужали Мухаммаду Али деньги за высокие проценты. Так, Поль Бенфилд, один из мелких клерков Компании, производил особенно крупные операции. Получая каких-нибудь 200 ф. ст. в год, Поль Бенфилд одалживал навабу тысячи фунтов стерлингов, причем все попытки наваба избавиться от этих долгов оказались безрезультатными. Для уплаты процентов по долгам Мухаммад Али прибегал к новым займам. «Заимодавцы (т.е. ростовщики-жулики – англичане) находили это «очень выгодным», эти «паразиты» сразу оказывались в положении крупных землевладельцев и получали возможность скопить огромные состояния, угнетая райотов; вследствие этого – тирания – и самая бессовестная – по отношению к туземным крестьянам этих европейских (т.е. английских) выскочек – земиндаров. Они и набоб разорили весь Карнатик»[11 - Маркс К. Хронологические выписки по истории Индии (664—1858 гг.). М., 1947. С. 91.].

В начале XIX в. Карнатик из зависимого княжества превратился в частное владение Компании. Поэтому долги кредиторам должны были отныне уплачиваться уже Компанией, а не набобом. Тогда английский парламент назначил тщательное расследование достоверности ссуд, в результате чего были признаны подлежащими оплате только 1,3 млн. ф. ст., а 19 млн. ф. ст. признаны мошенническими или необоснованными претензиями. «И когда через 20 лет (в 1805 г.) последний из старых долгов был оплачен, оказалось, как и следовало ожидать, что за это время Мухаммед Али наделал новых долгов на 30 миллионов! Новое расследование тянулось 50 лет, стоило 1 миллион ф. ст. – и, наконец, дела набоба были улажены. Вот так поступало английское правительство – ибо после билля Питта оно, а не Компания, было хозяином в Индии – с несчастным индийским народом!»[12 - Маркс К. Хронологические выписки по истории Индии (664—1858 гг.). М., 1947. С. 92.]

В начале XIX века британские силы начали вторгаться в Северную Индию, в Пенджаб и Маратхские княжества. Поводом стали усобицы индийских князей в 1801—1802 гг. В 1803 г. англичане направили на север армию генерала А. Уэлси, брата губернатора Р. Уэлси. Сразу же был взят Ахмаднагар, крепость которого считалась неприступной, а затем заняты переходы в Хандеше между владениями низама и Синдхии. Неподалеку от границы Хайдарабада, в Асаи, генерал Уэлси во главе 5 тыс. человек столкнулся с соединенной армией двух маратхских князей – Синдхии и Рагоджи Бхонсле, правителя Нагпура. Несмотря на
Страница 22 из 24

то что маратхская армия в 7 раз превышала по численности английскую, Уэлси напал на нее. В этом сражении войска Бхонсле отступили, поставив под удар Синдхию, и это предопределило победу англичан. Уэлси стал преследовать Бхонсле, а Синдхия не захотел помочь своему недостойному союзнику. В решающей битве под Аргаоном армия Бхонсле была разбита, главная крепость Нагпура – Гавилгарх взята англичанами, и Бхонсле подписал в декабре 1803 г. в Деогаоне договор, по которому княжество Нагпур лишалось независимости, а Каттак, разъединявший территории Бенгальского и Мадрасского президентств, переходил к англичанам.

Тем временем Лейк во главе северной английской армии взял крепость Алигарх и, выиграв битву под Дели, вступил в этот город, а потом и в Агру. В этих сражениях войсками Синдхии командовали французские офицеры П. Перрон и Л. Буркэн. После боя они сдались англичанам (Перрон под Алигархом, а Буркэн под Дели). Командование армией Синдхии перешло к маратху Амбаджи Инглию. В решающем бою при Ласвари (точнее, Насвари) маратхские войска сражались с офомным упорством, большая часть их полегла на поле битвы. Армия Синдхии, сражавшаяся на севере, была уничтожена. Все его земли севернее реки Чамбал были заняты англичанами. Амбаджи Инглия после этого изменил Синдхии и передал англичанам столицу и крепость Гвалиур.

Синдхии пришлось 30 декабря 1803 г. заключить мирный договор в Сурджи-Анджангаоне, по которому он лишался своих владений, расположенных между реками Ганг и Джамна, а также Ахмаднагара и Бхаруча, отказывался от сюзеренитета над раджпутскими княжествами, в этой войне поддерживавшими англичан, и оплачивал содержание английского отряда, который, однако, должен был располагаться у границ владений Синдхии, но на британской территории. Старому, ослепленному рохиллами Великому Моголу Шах Аламу II англичане вернули трон в Дели. Никакой реальной властью он не обладал. Крепость и стольный город Гвалиур, имевший важное военное значение, должны были быть переданы радже небольшого раджпутского княжества Гохуд.

Когда силы Синдхии были сломлены, в январе 1804 г. англичане потребовали от Холкара вывода войск из Хиндустана и отказа от всяких претензий на взимание чаутха с этих земель. Холкар не согласился на эти требования и попытался заключить союз с Синдхией. Однако тот уже находился под контролем англичан.

В 1804 г. началась война против Холкара. Первоначально Холкару удалось разбить английское войско в узком горном проходе Мукунд-Дара и даже совместно с раджей Бхаратпура осадить Дели. Но взять укрепленный город он не смог и отступил. Тогда английская армия перешла в наступление, крепости Холкара пали одна за другой, раджа Бхаратпура заключил мир с англичанами, и Холкар бежал в Пенджаб.

Однако война с маратхами требовала больших средств, и акционеры Компании стали опасаться за свои дивиденды. Новый исполняющий обязанности генерал-губернатора Индии Дж. Барлоу (1805—1807 гг.) отдал Синдхии обратно Гвалиур, а Холкару – его владения к югу от реки Чамбал, надеясь, что они будут ослаблены враждой со своими вассалами – теми раджпутскими князьями, которые в прошлой войне помогали англичанам.

Как Компания управляла Индией

В начале 60-х годов XVIII века акции Ост-Индской компании поднялись тогда до 263 ф. ст., а дивиденды выплачивались из 12,5%.

«Но тогда появился новый враг Компании, на этот раз уже не в лице конкурирующих компаний, а в лице конкурирующих министров и конкурирующей нации. Указывалось на то, что территориальные владения Компании были завоеваны с помощью британского флота и британских войск и что ни один британский подданный не может обладать верховной властью над какой-либо территорией независимо от короны. Министры и нация тех времен потребовали своей доли в «чудесных сокровищах», которые, как тогда себе представляли, достались Компании в результате последних завоеваний. Компания спасла свое существование лишь благодаря соглашению, заключенному в 1767 г., по которому она обязалась ежегодно вносить в государственную казну 400 000 фунтов стерлингов.

Но вместо того чтобы выполнять это соглашение и платить дань английской нации, Ост-Индская компания, испытывая финансовые затруднения, сама обратилась к парламенту за денежной помощью. Следствием этого шага были серьезные изменения в хартии Компании. Дела Компании, несмотря на новые условия, в которые она была поставлена, не удалось поправить, и так как одновременно с этим английская нация потеряла свои колонии в Северной Америке, то убеждение в том, что Англии необходимо вновь приобрести где-либо обширную колониальную империю, становилось все более всеобщим. Знаменитый Фокс поэтому и счел в 1783 г. момент подходящим для внесения своего нашумевшего билля об Индии, в котором предлагалось упразднить Совет директоров и Совет акционеров и передать все управление Индией в руки семи комиссаров, назначаемых парламентом. Вследствие личного влияния слабоумного короля (Георга III) на палату лордов билль г-на Фокса был провален и использован для свержения коалиционного правительства Фокса и лорда Норта и для назначения главой правительства знаменитого Питта. Питт провел в 1784 г. через обе палаты билль, который предусматривал учреждение Контрольного совета, состоящего из шести членов Тайного совета. Контрольный совет должен был: “проводить ревизии и осуществлять наблюдение и контроль за всеми актами, операциями и делами, которые в той или иной мере касаются гражданского и военного управления территориями и владениями Ост-Индской компании, а также получаемых с них доходов”»[13 - Маркс К. Ост-Индская компания, ее история и результаты ее деятельности // Материалы сайта: http://lugovoy-k.narod.ru/marx/09/25.htm].

Кроме того, в том же 1773 г. британский парламент принял решение, согласно которому не правление Компании, а король назначал генерал-губернатора, членов Бенгальского совета и Верховного суда в Калькутте. В 1784 г., при очередном пересмотре хартии, против Компании выступили купцы, которым монополия Компании преграждала доступ в Индию, земельная аристократия, возмущавшаяся политическим влиянием «набобов» (так называли прибывших из Индии с награбленными богатствами и накупавших себе «гнилые местечки» в парламенте), партия вигов, считавшая, что тесная связь Компании и короны угрожает основам английских свобод, а также либералы, отмечавшие, что Компания держится взяточничеством и насаждает продажность в стране.

В начале XIX века вопрос об управлении Индией стал предметом парламентской борьбы при пересмотре хартии Компании в 1813 г. В это время были уже завоеваны Майсур и основные маратхские владения, закончена Вторая англо-маратхская война и созданы предпосылки для эксплуатации Индии как рынка сбыта. Поэтому вся английская буржуазия в целом выступала против торговой монополии Ост-Индской компании. Акт 1813 г., не затрагивая привилегий Компании в деле управления Индией, отменил торговую монополию Компании, за исключением торговли чаем с Китаем. В то же время была усилена роль Контрольного совета как органа парламентского надзора над политической деятельностью Компании. Таким образом, Индия все более начала превращаться в колонию не Компании, а всей английской
Страница 23 из 24

буржуазии.

Дальнейшие перемены в положении Компании произошли в 1833 г. Акт 1833 г., принятый по инициативе правящей партии вигов, оставил за Компанией право управления Индией, но поставил ее под дальнейший правительственный контроль, введя в Бенгальский совет назначаемого короной чиновника, специально занимавшегося разработкой законодательства для всей Индии. Первым таким чиновником был либеральный историк Англии Дж. Маколей (1800—1859). Однако выработанный им уголовный кодекс так и не был введен в жизнь.

Аппарат колониального угнетения Индии создавался постепенно.

Торговый аппарат постепенно превращался в чиновно-бюрократический аппарат управления огромной страной. По своей структуре он был громоздким, неповоротливым, а в ряде случаев просто становился помехой управления. Несмотря на строгое регламентирование всех функций, он давал полный простор произволу колониальной бюрократии и поглощал, кроме того, колоссальные средства. Органы управления Компанией находились как в Индии, так и в Англии. Во главе Компании в Англии стоял Совет директоров, избираемый собранием акционеров, имевших от одного до четырех голосов каждый в зависимости от ценности акций, которыми он владел. Например, в 1832 г. 474 крупных акционера вершили все дела, обладая более чем половиной всех акций Компании. Маркс отмечал, что «Совет директоров является не чем иным, как подчиненным органом английских денежных магнатов». Важным источником доходов, а также влияния директоров Компании было право патронажа. Директора предоставляли должности за деньги, за политическое влияние, за место в парламенте. Совет директоров подразделялся на комиссии, которые пересылали в Индию подробнейшие распоряжения по всем важным вопросам колониальной политики и ответы на послания Совета президентств.

Вся эта сложная машина управления Индией была крайне громоздка и медлительна. Письма из Индии приходили в Англию через шесть – восемь месяцев после их отправки, а ответ откладывался на несколько месяцев, а то и лет, пока вопрос проходил все стадии рассмотрения в Совете директоров и в Контрольном совете и улаживались разногласия между этими двумя инстанциями. За это время положение в Индии могло радикально измениться. Поэтому-то фактически все текущие вопросы целиком решались губернаторами президентств Бенгалии, Мадраса и Бомбея и советами при них.

Каждое президентство имело право вести самостоятельную переписку с Советом директоров и издавать свои решения, которые по одобрении их Верховным судом Индии имели силу закона на территории данного президентства. Таким образом, в Бенгалии, Мадрасе и Бомбее действовали разные законы. Это создавало много неудобств в торговых, промышленных и других гражданских делах. Английская же буржуазия требовала единства законов для всей британской территории в Индии. Конечно, все высокие посты предоставлялись англичанам. Индийцев брали лишь на низовые должности.

Важнейшим элементом колониального аппарата власти была синайская армия. С помощью этой армии англичане завоевали Индию, с ее же помощью на новом этапе держали страну в узде. Численность армии в 1830 г. составляла 223,5 тыс. человек. После Третьей англо-маратхской войны 1817—1819 гг. в Индии 30 лет не велось войн; в войнах же за пределами страны принимала участие только небольшая часть индийской армии. Однако англичане не расформировали синайские полки, которые исполняли фактически полицейские функции. Иногда они использовались колонизаторами при сборе налогов, а чаще для подавления всяких «беспорядков», т.е. выступлений против британской власти в Индии.

Большое значение в аппарате угнетения Индии имела также судебная система, пронизанная взяточничеством и коррупцией. Свидетельские показания, игравшие в процессе суда большую роль, в Индии легко покупались и вынуждались. В гражданских делах большим злом была судебная волокита, тянувшаяся много лет, а между тем нечеткость определения или отрицание владельческих прав крестьян порождали многочисленные жалобы. Судебная система содействовала распаду общины, поддерживая чужака, купившего участок в деревне и не подчиняющегося общинному распорядку, а также произвол назначенного властями в сельском районе полицейского чиновника, которого крестьяне боялись больше, чем разбойника. Эта английская политика разрушения общинных порядков и поощрения частного землевладения приводила к росту эксплуатации крестьянства.

В первой половине XIX века таможенная политика Англии при помощи низких пошлин поощряла английский экспорт в Индию, а посредством высоких пошлин препятствовала импорту индийских ремесленных товаров в Англию. В то время как при ввозе в Индию с английских тканей бралась пошлина в 2—3,5%, при импорте индийских тканей в Англию пошлина составляла 20—30%. В результате Индия из страны, экспортирующей ткани, превратилась в страну, импортирующую их. То же происходило и с другими товарами. Например, таможенная политика англичан делала выгодным даже ввоз в Индию стали, получаемой англичанами из Швеции и России, в то время как небольшой литейный завод, основанный в 1833 г. английским инженером в Портоново, несмотря на наличие самых благоприятных условий (открытая разработка, большой лесной массив, близость порта и т.п.), оказался нерентабельным и через несколько лет закрылся. Точно так же было прекращено судостроение в Калькутте, так как суда, там выстроенные, могли конкурировать с английскими. Лишь в Бомбее, где судостроение находилось в руках парсов, связанных с Компанией, и обслуживало торговлю Компании с Китаем, оно продолжало процветать до середины XIX в.

Хотя английские ткани в Индии продавались дешевле индийских, к середине XIX в. они пользовались широким спросом только в городах и некоторых близлежащих к портам сельских местностях. Индийские ремесленники, которым некуда было податься, вынуждены были продавать свои изделия по такой же цене, как и цена английских фабричных товаров. Это резко снизило жизненный уровень ремесленников: в Мадрасском президентстве, например, с 1815 по 1844 г. чистый доход ткача сократился на 75%. В 20-е годы начался ввоз в Индию английской фабричной пряжи, и в середине века ее ввоз составлял уже

/

всего импорта хлопчатобумажных товаров в Индию. Усилилось также закабаление ткачей торговцами-ростовщиками, доставлявшими теперь ткачу пряжу. Например, в 1844 г. 60% ткачей находилось в долговой кабале у торговцев.

Используя и усиливая феодальные методы эксплуатации крестьянства, англичане могли выкачивать сырье из мелких крестьянских хозяйств практически без всякого предварительного вложения капитала. Возможно, поэтому в Индии не привилось плантационное хозяйство (если не считать плантаций, возникших в середине XIX в. в малонаселенных горных районах Ассама). При закупке опийного мака и индиго широко применялась система принудительной контрактации, которая по существу превращала крестьян, выращивавших эти культуры в своем хозяйстве, в крепостных. «Индиговые плантаторы» закабаляли крестьян авансами, а потом забирали у них весь урожай по произвольно установленной и столь низкой контрактационной цене, что те так никогда и не могли расплатиться со своими
Страница 24 из 24

кредиторами. Долги родителей переходили к детям. Каждый плантатор держал банды головорезов, которые следили за крестьянами и в случае бегства возвращали их или же похищали крестьян, работавших на соседних плантациях. Ответом на эти методы беззакония, грабежа и насилия были непрерывные «индиговые бунты», продолжавшиеся с 80-х годов XVIII в. до конца XIX в. и порой оканчивавшиеся победой, пока изобретение химических красителей не сделало возделывание индиго нерентабельным.

В конце 20-х годов XIX века в Бихаре английские предприниматели стали побуждать крестьян к увеличению посевов сахарного тростника, в Бераре в то же время Компания попыталась ввести культуру длинноволокнистого хлопка, в Бенгалию завезли гусениц шелкопряда из Италии, в Майсуре стали выращивать кофе и табак. Однако все эти попытки приспособления Индии к роли поставщика более высококачественного сырья мало что дали по причине низкого уровня жизни крестьянства, неспособного в силу этого менять традиционный способ хозяйствования. Индийскому земледельцу нередко приходилось продавать свою продукцию для уплаты налогов и ренты независимо от стоимости ее производства. В 20—30-е годы XIX столетия в связи с массовым пересмотром документов на владение необлагаемыми участками была повышена общая сумма налогов в Мадрасском и Бомбейском президентствах, а в Бенгалии повысилась рента, поскольку заминдары стали выступать в деревне также в качестве ростовщиков и изымать зерно в уплату процентов по долгам. Недаром в первой половине XIX в. голод семь раз поражал разные области страны и унес примерно 1,5 млн. жизней.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=14654409&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Цит. по: Слёзкин Л.Ю. У истоков американской истории. Массачусетс, Мэриленд 1630—1642. М.: Наука, 1980. С. 38.

2

Даты везде по новому стилю, старый стиль будет указан особо.

3

Ефимов А.В. Очерки истории США. 1492—1870 гг. М.: Учпедгиз, 1958.

4

Современные некомпетентные писатели именуют их «линейными кораблями». В XVIII—XIX веках писали «корабль», «фрегат», «бриг» и т. д.

5

Материалы сайта:

http://www.vseslova.com/koler/page/kanada_nachalo_pravleniya_velikobritanii.4743/

6

Кларк С. Англия и Франция: мы любим ненавидеть друг друга. М.: РИПОЛ классик, 2012. С. 221.

7

Протекционизм – политика защиты внутреннего рынка от иностранной конкуренции через систему определенных ограничений: импортных и экспортных пошлин, субсидий и других мер.

8

Зарубежные страны. Справочник / Под ред. В. Сперанского, И. Колосова, Ю. Мельникова, Э. Михайлова. М., 1957. С. 761.

9

Набоб – титул правителей некоторых провинций в Восточной Индии.

10

Сражение при Плесси (Палаши) состоялось 23 июня 1757 г. в Западной Бенгалии. Британский полковник Роберт Клайв разгромил войска бенгальского набоба Сирадж уд-Даула, которыми командовал Мир Джафар. Замечу, что набоб был сторонником Франции.

11

Маркс К. Хронологические выписки по истории Индии (664—1858 гг.). М., 1947. С. 91.

12

Маркс К. Хронологические выписки по истории Индии (664—1858 гг.). М., 1947. С. 92.

13

Маркс К. Ост-Индская компания, ее история и результаты ее деятельности // Материалы сайта: http://lugovoy-k.narod.ru/marx/09/25.htm

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.