Режим чтения
Скачать книгу

Борьба с коррупцией: философский, исторический и правовой аспект в рамках национального и международного подхода читать онлайн - Дмитрий Кузнецов

Борьба с коррупцией: философский, исторический и правовой аспект в рамках национального и международного подхода

Дмитрий Сергеевич Кузнецов

Книга посвящена изучению проблемы национального и международного подхода борьбы с коррупцией в России и ряда зарубежных стран, в основе которого автор придерживается комплексного подхода в изучении базовых принципов построения современной антикоррупционной системы. Данная работа адресована широкому кругу читателей, интересующихся проблемой коррупции, историей и острыми проблемами современности.

Борьба с коррупцией: философский, исторический и правовой аспект в рамках национального и международного подхода

Дмитрий Сергеевич Кузнецов

© Дмитрий Сергеевич Кузнецов, 2016

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Исторические корни коррупции восходят к обычаю делать подарки с целью добиться расположения. Такое преподношение выделяло человека среди других просителей и способствовало в дальнейшем разрешению всех его вопросов. В первобытных обществах плата жрецу или вождю была нормой. Со временем государственный аппарат усложнялся, что привело в итоге к появлению профессиональных чиновников (государственные служащие должны были довольствоваться фиксированным жалованием). На практике же «слуги народа» стремились воспользоваться своим служебным положением ради увеличения своего дохода.

Первые упоминания о коррупции содержатся в различных источниках древней эпохи. Так во второй половине XXIV века до н.э. сохранилось упоминание о первом борце с коррупцией – шумерском царе города – государства Лагаша, правителе Урукагина[1 - Крамер С. Н. История начинается в Шумере М.: Наука, 1965. 257 с.]. Жестокие наказания за коррупцию, проводимые правителем Урукагина, не привели к желаемым результатам: правителю удавалось предотвратить только наиболее опасные преступления, однако уровень мелкой растраты и взяток оставался достаточно велик.

Упоминание о коррупции содержится и в трактате «Артхашастра» опубликованном одним из министров Бхараты (Индии) в IV веке до н. э. Сделанный министром вывод был вполне очевиден: «имущество царя не может быть, хотя бы в малости, не присвоено ведающими этим имуществом»[2 - Кальянов В. И. Артхашастра или наука политики. Перевод санскрита. Москва: Научно-издательский центр «ЛАДОМИР», 1993. 299 с.]. Остро стоял вопрос в отношении продажности судей, в результате чего вопросы стали решаться вне правового поля. Актуальность данного аспекта настолько велика, что ведущие религии из всех видов коррупции осуждают в первую очередь именно подкуп судей «Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих и превращают дело правых»[3 - Тимофеев Л. М. Институциональная коррупция: Очерки теории. / М.: 2000. С. 10—17.]. Тем не менее, уже начиная, с конца XVII века на Западе в отношении общества к коррупции наступает перелом. Задача государственной власти заключается в том, чтобы создавать и гарантировать условия жизни подвластных ей людей, в свою очередь общество обязуется содержать такое государство. Так, со временем ужесточаются правовые нормы в борьбе с коррупцией и уже в Конституции США, принятой в 1787 году, получение взятки считается преступление, за которое Президенту США может быть объявлен импичмент. Среди власть имущих появляется новая форма коррупционных отношений – сговор политической элиты и крупного бизнеса. Данная форма коррупционных отношений окончательно закрепляется в XIX веке в странах Европы в связи со становлением капиталистических отношений. Поэтому во многих странах борьба с коррупцией приобрела черты масштабной политической кампании».

В конце XX – начале XXI веков коррупция приобретает международный характер. Подкуп должностных лиц становится массовым. «Коррупционная сеть» на тот момент охватила большую часть государств, включая страны с развитой правовой системой. Так, в 1993 году была создана международная негосударственная некоммерческая организация – «Transparensy International»[4 - Трансперенси Интернешнл Россия. Центр антикоррупционных исследований и инициатив. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: [битая ссылка] http://www.transparency.org.ru/nashi-publikatcii/dve-storony-borby-s-korruptciei-v-rossii]. Позже в своём выпуске от 31 декабря 1995 года газета Financial Times объявила 1995 год «годом коррупции». Для пропаганды знаний о коррупции ООН учредила Международный день борьбы с коррупцией.

«В 2006 году глава МИД России Сергей Лавров в связи с передачей в секретариат ООН грамоты о ратификации Россией конвенции ООН против коррупции озвучил приоритетное направление России в борьбе с коррупцией – репатриацию активов, полученных путем коррупции и незаконно вывезенных за границу»[5 - Россия будет бороться с коррупцией философски. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.klerk.ru/buh/news/49146/].

Тем не менее, в современной России формируется неоднозначное отношение к коррупции со стороны компетентных структур. Примером такой точки зрения является высказывание руководителя российского отделения организации Елены Панфиловой: «на сегодняшний момент в России существует „коррупционная стабилизация“, вследствие чего позиции России в рейтинге не сильно меняются (в 2005 году – 2,4 балла и 126 место из 158, в 2006 году – 2,5 балла и 121 место из 163)»[6 - Россия и коррупция: кто кого. / М.: 1999. С 27.]. Однако Председатель Национального антикоррупционного комитета России Кирилл Кабанов считает, что «никакой борьбы с коррупцией в России нет: аресты чиновников среднего звена систему взяточничества не нарушают, политика по противодействию коррупции не выработана»[7 - Богданов И. Я. Коррупция в России: Социально-экономические и правовые аспекты. / 2001. С. 18.].

Согласно статистике Генеральной прокуратуры России за 2008—2009 год «более 3,5 тысяч обращений поступило за год в раздел «Борьба с коррупцией. В 2008 году поступило 2,657 тысячи таких обращений. В I квартале 2009 года было получено 865 обращений от граждан, сообщающих об известных им фактах коррупционных проявлений»[8 - С мздоимцев снимут бремя. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.orinfo.ru/edition_article169].

На сегодняшний день коррупции в России подвержены все области государственного аппарата. Фактически взятка обрела повседневную форму своего бытия. Коррупционные отношения начинают фигурировать с рождения и заканчиваются смертью гражданина. В связи с этим вопрос «что делать?» заданный классиком русской литературы – Н. Г. Чернышевским «обретает новое звучание. Однако сегодня никто не даст на него однозначного ответа.

Помимо этого, существует заблуждение относительно того, что одной из причин создавшегося положения является явно недостаточное количество исследований и научно обоснованных рекомендаций по выявлению и расследованию коррупционных преступлений. Коррупции изучается в рамках различных дисциплин, а также подходов, школ, течений и направлений научной мысли. В результате аспект рассмотрения коррупции зависит от точки зрения на ее причины и сущность, которые не могут быть выявлены во всей полноте при использовании отраслевых наук.

На сегодняшний день можно отметить ряд проведенных
Страница 2 из 11

исследований в данной области:

Правовая и криминологическая точка зрения представлена работами целого ряда исследователей-юристов, таких как Аванесов[9 - Аванесов Г. А. Криминология. М. 1984.] Г. А., Аминов[10 - Аминов Д. И. Коррупция как социально правовой феномен и пути ее преодоления: учеб. пособие. М. 2002.] Д. И., Волженкин[11 - Волженкин Б. В. Коррупция. СПб. 1998; Волженкин Б. В. Служебные преступления. М. 2000.] Б. В., Гаухман[12 - Гаухман Л. Д. Коррупция и коррупционные преступления. // Законность. 2000. №6.] Л. Д., Голубев[13 - Голубев В. В. Квалификация коррупционных преступлений. М. 2002.] В. В., Голованова[14 - Голованова Е. И. Правовые основы борьбы с коррупцией в России в XVI—XIX вв: Историко-правовое исследование: Авт. … канд. юрид. наук. / М..: 2002. 25 с.] Е. И., Долгова[15 - Долгова А. И. Коррупция и борьба с ней. М. 2000.] А. И., Кабанов[16 - Кабанов П. А. Коррупция и взяточничество в России: исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. Нижнекамск. 1995.] П. А.,Кузнецова[17 - Кузнецова Н. Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений. // М.: Вестник МГУ. Cep. ll. Право. 1993. №1.] Н. Ф., Лунеев[18 - Лунеев В. В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы: сб. материалов Междунар. науч-практ. конф., 1999.] В. В., Максимов[19 - Максимов C.B. Коррупция, Закон, Ответственность. М. 2000.] C.B., Мишин[20 - Мишин Г. К. Коррупция: понятие, сущность, меры ограничения. М. 1991.] Г. К., Яни[21 - Яни П. С. Взяточничество и должностное злоупотребление: уголовная ответственность. М. 2002.] П. С. и д.р.

Широко распространен подход, изучающий коррупцию с точки зрения экономики, где коррупция выступает в роли ограничителя рыночной конкуренции, способствует снижению качества продукции и повышению ее стоимости, обеспечивает неравномерное распределение ресурсов. Здесь необходимо выделить работы ряда исследователей-экономистов: Роуз-Аккерман[22 - Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. М.: 2003; Роуз-Аккерман С. Демократия и «великая» коррупция. // Международный журнал социальных наук. – Париж. М., 1997. – №16.] С., Rose-Ackerman[23 - Rose-Ackerman S. Corruption: A Study in Political Economy. N. Y.: Academic Press, 1978.] S., Klitgaard[24 - Klitgaard R. Controling Corruption. 1988.] R, AndvigJ[25 - Andvig J. The economics of Corruption: A Survey. // Studi economoci. Milano. 1991. Vol 46 №43.], Buchenen[26 - Buchenen J. The political economy of the welfare state. Stockholm. 1988.] J., Бойков[27 - Бойков В. Э. «Серая» экономика: масштабы развития и влияния на массовое сознание. // М.: Социс. 2001. №11.] В.Э, Кляшин[28 - Кляшин И. М., Тимофеев Л. М. Теневая экономика: экономико-социологическое исследование. М. 2000.] И. М., Юхачев[29 - Юхачев С. П. Коррупция как экономические отношения социума: Авт. … докт. эконом. наук: 08.00.01 / Тамбов, 2010. 50 с.] С. П. и д.р.

Значительное место в исследованиях распространения коррупционных явлений занимают работы, обобщающие данные различных эмпирических, социологических исследований, направленных на изучение восприятия коррупции населением стран, ее оценки массовым сознанием. Примером может служить исследование коррупции в политической сфере, коррупции, которая способствует подрыву доверия у населения к политической элите, смещает цели политиков к обеспечению властвования отдельных групп и кланов, вызывает разочарование в ценностях демократии и может привести к более жесткой форме государственного устройства. Сатаров[30 - Сатаров Г. А. Антикоррупционная политика: учеб. пособие. М. 2004; Сатаров Г. А. Диагностика российской коррупции. М. 2001.] Г. А.; Краснов[31 - Краснов М. А. Сатаров Г. А. Коррупциогенность правовых норм. М. 2001.] М. А.; Турчинов[32 - Турчинов А. И., Магомедов К. О. Проблемы функционирования и развития местного самоуправления в Российской Федерации. // Материалы социологического исследования (октябрь, 2004 г.) М. 2004.] А. И.; Кузнецов[33 - Кузнецов К. В., Латыпов Т. Ш. Экономическая социология и психология коррупции. Казань. 2007.] К. В.; Гольберт[34 - Гольберт В. В., Костюковский Я. В., Прокопьев В. Н. Эксцесс коррупции. Иркутск. 2006.] В. В.; Токарев[35 - Токарев Б. Б. Социально-философское осмысление феномена коррупции: Дис.,,, канд. философ. наук: 09.00.11 / М.: 2011. 193 с.] Б. Б.

В социальной сфере проявления коррупции значительно снижают действенность законов, а также подрывают доверие населения, способствуют повышению уровня социальной дифференциации населения за счет перераспределения общественных благ в пользу узких групп. Однако необходимо отметить, что коррупция стала изучаться как социальное явление лишь в недавнее время, в связи, с чем можно выделить работы. Добренькое[36 - Добренькое В. И., Исправникова Н. Р. Коррупция: современные подходы к исследованию. М.: 2009.] В. И., Кузьминова[37 - Кузьминов Я. И. Механизмы коррупции и их особенное проявление в государственном аппарате. Административное право: теория и практика. М. 2002.] Я. И.; Богданова[38 - Богданов И. Я., Калинин А. П. Коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. М. 2001.] И. Я., Ахметовой[39 - Ахметова Н. А. Социальный механизм воспроизводства коррупции в условиях современного российского общества: монография. Волгоград: Изд-во ВоГУ, 2008. 170 с.] Н. А.

Однако основная масса работ составляют исследования специалистов в области уголовного права и криминологии, среди которых могут быть выделены работы таких ученых, как «Аминов Д. И., Гладких В. И., Соловьев К. С.»[40 - Аминов Д. И., Гладких В. И., Соловьев К. С. Коррупция как социально-правовой феномен и пути ее преодоления. М., 2002. С. 120.], Волженкин[41 - Волженкин Б. В. Коррупция. Санкт-Петербург. Изд-во СПб. юрид. ин-т (ф) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 1998. 44 с.] Б. В., Долгова[42 - Долгова А. И. Определение коррупции и законодательство о борьбе с ней. // Коррупция и борьба с ней. – М., 2000.] А. И., Максимов[43 - Максимов С. В. Коррупционная преступность в России: правовая оценка, источники развития, меры борьбы. / С. Максимов // Предпринимательское право. – 1999. – №9—10. – С. 64—71.] С. В., Мацкевич[44 - Мацкевич И. М., Нечевин Д. К. Полномочия прокуратуры по противодействию коррупции в РФ: административно-правовые аспекты: Монография. Проспект, 2014. 144 С.] И. М., Наумов[45 - Наумов А. В. Коррупция: причины возникновения, влияние и методы борьбы. // Следователь. – 2010. – №8. – С. 42—50.] А. В., Эминов[46 - Эминов В. Е. Коррупционная преступность и борьба с ней. / Эминов В. Е., Максимов С. В., Мацкевич И. М. – М., 2001.] В. Е. и др.

Учитывая изложенное, а также принимая во внимание чрезвычайную многогранность данного явления, автор приходит к выводу о том, что рассмотрение проблем коррупции при помощи философско-исторического и соответственно правового анализа позволяет наиболее полно охватить указанную проблематику.

С целью проведения более глубокого анализа понимания коррупции необходимо выделять коррупцию в широком и узком смысле слова. Такой подход позволяет определить сущность коррупции как широко понимаемый философский феномен и непосредственно как историческое и правовое явление развития неформальных отношений между обществом и государством.

Коррупция в широком смысле слова, представляет собой закономерный этап, развития и деструкции любого государства.

Коррупция в узком смысле слова, представляет собой устойчивую, комплексную, латентную, динамично-развивающуюся антиправовую систему.

Таким образом,
Страница 3 из 11

можно выделить ряд признаков характеризующих коррупцию:

Устойчивость – постоянно воспроизводимые неформальные отношения, между участниками коррупционного взаимодействия, основанные на общим интересе (обладание властью распоряжаться ресурсами, обогащение, «прикрытие»);

Комплексность – это латентная коррупционная система, основанная на иерархии (исключение составляет такая коррупционная практика как блат) участников (физические, юридические, должностные лица, а также государственные служащие) неформальных отношений;

Латентность – скрытое, непубличное взаимоотношение между взяткодателем и взяткополучателем;

Динамичность и развитие – способность коррупции развиваться в зависимости от внутренних и внешних правовых (включая правовую культуру), экономических, социальных и политических факторов (исполнение законов, воспитание института законопослушных граждан, благоприятная экономическая и социальная среда, политическая воля, отсутствие «административного барьера»).

Проведенный философский и исторический анализ проблемы коррупции приводит к выводу о неоднозначности ее понимания, а порой даже некоторой противоречивости, вызванной не только различными ее толкованиями, но и присущей коррупции многоаспектности.

В последнее время в научной литературе прослеживается значительный рост числа междисциплинарных исследований (к примеру, социально-психологический, социально-экономический подходы и т.д.). Однако с другой стороны наблюдается более глубокое отраслевое изучение коррупции, происходит своего рода «спецификация» данного понятия с учетом достижений политического, экономического и правового направлений исследования коррупции. В связи с этим можно говорить о преобладании прикладного подхода к изучению проблем, связанных с коррупцией, что среди прочих порождает возможность утраты целостного понимания феномена коррупции.

Синтез философского, исторического и правового подходов представляет особую ценность и значимость, обладая возможностью более широкого, комплексного рассмотрения факторов, сущности, элементов, способов воспроизводства, проявлений и последствий коррупционных процессов.

Глава 1. Коррупция национальный подход

1. От понимания «даров» к понятию коррупции

«Нет ничего ошибочнее, чем мысль, что казнями можно регулировать цены или отучить от взяточничества»

    В. Г. Короленко (1853—1921)

История борьбы с коррупцией берет свое начало в законах царя Хаммурапи (Древнее Междуречье, около 4 тыс. назад), где предусматривалось наказание за взяточничество.

Термин «коррупция» применительно к политике употребил Аристотель, определяя тиранию как коррумпированную (неправильную, испорченную) форму монархии. Далее коррупцию упоминали Макиавелли, Руссо и многие другие мыслители прошлого, которым в своих трудах не раз пришлось затрагивать данную проблему общества и государства. Необходимо отметить, что на ранних этапах истории античных обществ (древнегреческие полисы, республиканский Рим), когда не было профессиональных государственных чиновников, коррупция почти отсутствовала. Однако со времен упадка античности, стали появляться такие государственные чиновники, о которых говорили: «Он приехал бедным в богатую провинцию, а уехал богатым из бедной провинции». Параллельно с этим в римском праве появился специальный термин (портить, подкупать), который служил для обозначения любых должностных злоупотреблений. В эпоху раннего средневековья в Европе использование служебного положения для личных поборов становилось общепринятой нормой.

Коррупция в России имеет не менее глубокие корни. Так, существует версия относительно того, что появлению коррупции в нашей стране мы обязаны Византии, где и была заимствована система, названная «кормлениями». Давайте представим себе такую ситуацию, где глава государства, отправляя своих представителей в провинции, наделяет их огромными полномочиями, не выдавая при этом из казны оплаты. Предполагалось, что обеспечение будет осуществляться за счет населения. Поэтому заинтересованные граждане щедро одаривали тех, от кого зависела их судьба. В результате в сознании как верхов, так и низов формируется понимание того, что любое обращение к сановнику должно быть подкреплено чем-то ценным. Поэтому «кормления» воевод и присвоение ими платы за разрешение конфликтов считались обычным доходом служилых людей наряду с жалованием из казны или получением поместий. Первые письменные упоминания о «посулах» встречаются в летописях XIV века. В Двинской уставной грамоте 1397—1398 года в статье 6 говорилось: «А самосуда четыре рубли; а самосуд, то: кто изымав татя с поличным, а посул собе возмет, а наместники доведаются по заповеди, ино то самосуд; а опрочь того самосуда нет»[47 - Двинская уставная грамота 1397—1398 гг. // Российское законодательство X—XX веков. Т.3 М.: Юр. Лит., 1985, С. 332, 337.]. Иными словами, речь идет о незаконном присвоении потерпевшим от кражи судебных полномочий (самосуде).

При этом самосудом признается незаконное получение денежной компенсации, причитавшейся наместнику, на которого возлагалось осуществление правосудия. Тем не менее, большая часть исследователей истории российского законодательства полагает, что понятие посула начинает употребляться в смысле взятки, начиная с Псковской Судной грамоты 1397 года. Так статья 4 Псковской грамоты гласила: «А князь и посадник на вече суду не судять, судити им у князя на сенех, взирая в правду по крестному целованью. А не въсудят в правду, ино Бог буди им судиа на втором пришествии Христове. А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику»[48 - Там же, С. 181, 185.]. Упоминания о посулах также можно встретить в Новгородской Судной грамоте и в Судебнике 1497 года, где в статьях 33 и 34 запрещалось неделыцикам брать посулы с тяжущихся для судей и лично для себя. В свою очередь, в статье 68 говорится о запрещении взимать посулы и давать ложные показания на суде по всем городам и волостям русского централизованного государства, что указывает на стремление великокняжеской власти бороться с бесчисленными проявлениями мздоимства. Традиционно в царской России взяточничество разделялось на «мздоимство» и «лихоимство». Чиновник считался «мздоимцем», если получал взятку за исполнение своих обязанностей. «Лихоимцем» считался чиновник, совершающий незаконные действия за взятку. «Лихоимство» считалось более тяжким преступлением и каралось более строго.

С открытием Сибири в конце XVI века, коррупция в России приобретает невиданный размах. Воеводы нередко присваивали денежные средства, направленные из Москвы в качестве жалования. Самым распространенным злоупотреблением было подмена пушнины. Среди ярких коррупционеров того времени можно выделить воеводу Михаила Лодыженского и Ивана Голенищева-Кутузова, которые «сколотили» завидное состояние. Так, за Лодыженским числилось расхищение государевой казны. В целом чиновники постоянно вымогали у местных жителей специальные подарки – «поминки». Необходимо отметить, что они Сибири относись к таким нарушениям терпимо, однако когда градус
Страница 4 из 11

лихоимства накалялся, они решались на выступления. Так, в 1626 году обитатели Енисейского острога обвиняли своего правителя Ошанина в грабеже и торговле пушниной в обход государственного бюджета. Такие недовольствия чаще всего заканчивались массовыми бунтами. Примером может служить сибирский бунт XVII века, вошедший в историю, как «Красноярские шатости». Страдали от чиновничьего беспредела и инородцы, которые жаловались на сборщиков ясака. Выяснилось, что ясачные люди спешат скрыться в безвестных местах, в связи с этим было разрешено выплачивать ясак деньгами, однако, это привело к еще большему ухудшению российской казны. В результате Сибирь была охвачена коррупцией. Несмотря на то, что иногда власть наказывала нечистых на руку чиновников, в большинстве случаев на взятки закрывались глаза. В 1648 году в Москве случился народный антикоррупционный бунт (Соляной бунт), который закончился пожарами и гибелью мирных жителей. Для усмирения волнений царем Алексеем Михайловичем были казнены два высокопоставленных коррупционера – глава Земского приказа Плещеев и глава Пушкарского приказа Траханиотов[49 - История коррупции в России. / Под ред. Н. И. Серьгова. – М.: МОСУ, 1999. С. 169.]. Однако, коррупция процветала даже несмотря на это. Замена Иваном Грозным порки за лихоимство смертной казнью не остановила взяточников. Со временем, в Соборном уложении 1649 года были отражены уже новые варианты преступления: подлог при переписке судебного дела, утайка пошлин при регистрации дел, притеснение населения, здесь особо выделяется такой вид преступления, как вымогательство. В результате до 1715 года сложилась такая практика, когда чиновники обеспечивали себя материально с помощью системы «кормления» (дача взятки со стороны заинтересованных лиц), так как не имели фиксированного жалования.

Только при Петре I с 1715 года государственным служащим начинают выплачивать фиксированное жалование, а получение взяток становится преступлением. Тем не менее, из-за проведения частых войн денег в казне порой не хватало, поэтому практика подношений продолжала существовать (для многих чиновников получение взяток являлось вопросом выживания).

В эпоху Петра I можно выделить четырех крупных коррупционеров: чиновников Меньшикова, Виниуса, Гагарина и Шафирова. Однако сильнее всего в коррупции погряз Александр Меншиков. Во время описи его имущества, выяснилось, что Меньшикову принадлежали девяносто девять деревень, восемьдесят восемь сел, волость и четыре города в Малороссии, кроме того были конфискованы четыре миллиона рублей наличными и т. д. Карьера Меньшикова началась еще с назначения его Петром I первым губернатором Санкт-Петербурга (1703 год). «Система», выстроенная Меньшиковым, была достаточно проста: он брал деньги у всех, кто предлагал их, включая шведов и даже Мазепу.

Со временем против взяточников стали применяться жесточайшие меры наказания: ссылки, казни, битье батогами, клеймление. Однако после смерти Петра I из-за постоянной нехватки средств происходит возвращение к прежней системе обеспечения государственного аппарата (канцелярским служащим без жалования дозволялось «брать акциденцию от дел»).

Попытки преодолеть проблему коррупции в России в XVIII были сделаны и Екатериной II. При вступлении на престол Екатерина вынуждена была признать, что «в государстве нашем лихоимство возросло» и что «судящие место своё в торжище превращают». Одним из первых законов императрицы стал Указ «Об удержании судей и чиновников от лихоимства» от 18 июля 1762 года. В конце XVIII – начале XIX веков ассигнации – бумажные деньги, введенные на Руси, – обесцениваются, из-за чего чиновникам становится все сложнее прожить на одно жалование, поэтому коррупционные преступления снова начинают набирать свой оборот.

В XIX веке взяточничество и лихоимство прочно обосновалось не только в центре, но и в губерниях, и даже в судебной системе. Чтобы решить данную проблему Николай I в 1826 году создал особый Комитет. В том же 1826 году появилось третье отделение Комитета для борьбы со злоупотреблениями должностных лиц и контролем за их деятельностью.

Следующим этапом в борьбе с взяточничеством и лихоимством было издание Свода Законов[50 - Свод Законов Российской Империи Издание в 16 томах. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.pravo.gov.ru/proxy/ips/?empire&nochache] (в 1832, 1842, 1857 гг.). Так, глава 6, раздел 5, том 15, статьи 336 содержала следующий перечень видов лихоимства: вымогательство вещами, деньгами или припасами; взятки с просителей по делам исполнительным и судебным; незаконные поборы под видом государственных податей. Согласно Своду Законов под взятками следовало понимать различного рода подарки и т. п. Кроме того, анализ Свода Законов показал, что взяточничество было составной частью лихоимства. При вынесении наказания за подобное правонарушение принимались во внимание три фактора: учитывалась степень преступления и происшедшие от того последствия; если обвиняемый докажет, что взятки были приняты на его имя без его ведома, то наказывался тот, кто принял взятку.

Но на этом борьба с лихоимством не заканчивается и уже в 1845 году основным законодательным актом, регулирующим ответственность государственных служащих за мздоимство и лихоимство, стало «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных»[51 - Российское уголовное право. Общая часть. / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 35.] (необходимо подчеркнуть, что законодательное определение этих понятий отсутствовало). Согласно Уложению, «если действие, за которое получен дар, не составляло нарушения обязанностей службы, то получение вознаграждения являлось мздоимством, если же обязанности были нарушены – лихоимством». За такие действия со стороны чиновников предусматривались как денежное высказывание, так и отрешение от должности. В частности, за лихоимство наступала более серьезная ответственность, чем за мздоимство: заключение в исправительные арестантские отделения на срок от 5 до 6 лет, лишение особых прав и преимуществ. При наличии отягчающих вину обстоятельств виновный мог быть приговорен к каторжным работам на срок от 6 до 8 лет.

В XIX веке взяточничество среди городской полиции не считалось большим грехом. Такое отношение объяснялось прежде всего недостаточным жалованием, учитывая тот факт, что даже форму страж порядка покупал за свой счет. Взятки давались в форме различного рода преподношений. Подарки можно было поделить на «узаконенные» и «праздничные». К примеру, полицейские рангом пониже, а также служащие и городовые дважды в год (на Пасху и Рождество) обходили домовладельцев и принимали от них подношения. Терпимость граждан была вполне объяснимой, взятки давались для того, чтобы лишний раз задобрить околоточных надзирателей, частных приставов, да и в целом начальство. Таким образом, владельцу доходного дома было легче заплатить полицейскому, чем содержать свое имущество в чистоте и порядке. Свидетельством таких «отношений» является запись, сделанная в расходной книге «частному приставу в день его имени». Таким образом выстроилась коррупционная система, которая вполне устраивала большую
Страница 5 из 11

часть населения и правоохранительные органы. Необходимо отметить, что полицейские особо не пренебрегали такой привилегией, как собирать денежные средства со своих граждан. Городовые старались брать по чину, не обирать бедных до нитки. Взятки стали настолько нормальным явлением, что со стороны граждан сложилось недоверчивое отношение к тем, кто не брал мзду (однако если взяткополучатель переступал невидимую черту, граждане могли пожаловаться в вышестоящие органы). В XX веке полицейским стали задерживать зарплату, в результате чего так называемые «праздничные» деньги шли на оплату труда стражей порядка. Доходило до того, что полицейские начали заниматься торговлей. Так, в 1916 году о высокопоставленном полицейском сообщали: «Когда Жичковский, расплодив в своем участке всюду тайную торговлю вином и нажив на этом деле состояние, купил для своих двух содержанок автомобиль, пару лошадей и мотоциклет двухместный, то его, четыре месяца тому назад, перевели в 3-й Пресненский участок…». Помимо этого, полицейские «крышевали» различные увеселительные заведения, давая им возможность закрываться позже обычного. Граждане в свою очередь шли на различного рода ухищрения, к примеру, московский обер-полицмейстер Николай Ильич Огарев приезжая на обед, расплачивался десятирублевой купюрой, в ответ же ему давали восемь трехрублевок и рубль, который он оставлял на чай. В итоге прибыль полицмейстера составила четырнадцать рублей. Необходимо подчеркнуть, что борьба с коррупцией велась в полиции начиная с 1880-х годов. В частности, ей плотно занимался обер-полицмейстер Александр Власовский. Несмотря на это москвичи невзлюбили начальника полицейской службы, которому нельзя было «дать на лапу» и после Ходынской трагедии 1896 года он был отправлен в отставку. К началу XX века честный полицейский стал скорее исключением, чем правилом. Ситуация с коррупцией в Российской Империи становилась все хуже. Размер взяток со временем стал расти в геометрической прогрессии. Даже на таможне стали слагать легенды о нечистых на руку служаках. К примеру, за досмотр автобуса с челноками, народ без лишних разговоров скидывался деньгами, только для того чтобы избежать многочисленные проверки багажа.

Дело дошло до того, что провести партию контрабанды не представляло ни какого труда, просто надо было знать таксу провоза. Проблему взяток на таможенных постах Российской Империи решил лишь Александр I.

В 1811 году император издал именной указ, согласно которому все контрабандные товары, а также штрафы, налагаемые на контрабандистов, поступали не в казну, а самим таможенникам (а также в пенсионный таможенный фонд, правлению таможни и обнаружителям контробанды). Таким образом брать взятки стало просто невыгодно. Такой порядок просуществовал с 1819 по 1935 год, когда за ростом благосостояния служащих рос и престиж таможенной службы. В результате формировалась определенная культура, при которой попасть на службу в таможню по «блату» стало делом почти невозможным. Благодаря этому сформировался целый пласт таможенных служащих со своими традициями и понятиями чести и долга. Как говорил герой культового советского фильма «Белое солнце пустыни» Верещагин, – «Я мзду не беру, мне за державу обидно». Таможенник тех лет, стал патриотом своего Отечества.

В период правления Александра II вводится новый механизм борьбы с коррупцией в структурах власти – публикация имущественного положения чиновников империи. Так раз в год, в книге публиковались «Списки гражданским чинам такого-то ведомства» (сведения о службе чиновника, его наградах, поощрениях, взысканиях, а также о размере получаемого жалования и наличии имущества). Кроме того, была введена практика указывать личное имущество жены (наследственное и приобретенное).

Необходимо также отметить, что все три редакции Уложения включали получение должностным лицом взятки через детей, жену, родственников, а также знакомых. Преступление считалось оконченным с момента обещания передать деньги или вещи взяткополучателю.

На тот момент уже предусматривалась завуалированные способы получения взятки под предлогом проигрыша, продажи, мены или другой какой-либо мнимо законной и благовидной сделки. Чиновникам запрещались всякие сделки с лицами, вступающими в подряды и поставки по тому ведомству, где они служат, поскольку предполагалось, что эта сделка или договор только прикрывает собою взятку. За совершение таких сделок обе стороны подвергались взысканию, равному цене заключенной сделки, а чиновник к тому же исключался из службы[52 - Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX – начала XX в. / журнал «Правоведение». 1991, №2.].

Отдельным пунктом в системе коррупционных отношений стоит армия. Примером может служить случай, произошедший во время русско-турецкой войны (1877—1878 год). Помимо тягот и невзгод войны, русская армия столкнулась со скверным снабжением. Не хватало ни продовольствия, ни медикаментов, ни теплых вещей. Показательным является бой в Шипкинском перевале, когда тысячи русских солдат погибали от обморожения.

Все началось с того, что снабжение русской армии, сражавшейся в Болгарии, власти передали посредникам – фирме «Грегер, Горовиц, Коган и Ко». В 1877 году фирма была признана румынскими властями банкротом и прекратила свое существование. Комиссия русских военных, которая прибыла в данную фирму, обнаружила, что в русскую армию поставляли либо испорченные, либо фальсифицированные продукты, вызывавшие массовые заболевания среди наших бойцов. Таким образом обороноспособность армии была серьезно подорвана.

В 1881 году при Александре III был учрежден Комитет для разработки проекта уголовного Уложения. Проект Уложения вводил ответственность за принятие взятки с целью побуждения к совершению преступного деяния посредством злоупотребления служебными полномочиями или к учинению служебной повинности (статья 35). Устанавливалась равная ответственность за принятие взятки, если она была дана уже за учиненные, в интересах лиходателя, посредством злоупотребления служебными полномочиями преступные деяния или служебную провинность (статья 36). В качестве наказаний Уложение устанавливало заключение в тюрьму на срок не ниже шести месяцев (необходимо отметить, полностью Уголовное уложение вступает в силу только при Николае II). В 1903 году принимается Уголовное уложение, в котором разделяется понятия «взяточничество» и «лихоимство». Более того, определяется более проработанная часть борьбы с коррупцией в отличие от ранее действовавшего Уложения о наказаниях.

В 1906 году в рамках судебной реформы П. А. Столыпина одной из задач которой являлась борьба с коррупцией, был принят ряд координальных мер, которые позволили ненадолго притормозить рост коррупции в стране. В ХХ веке происходит скачок в сторону увеличения роста взяточничества в России. Можно выделить ряд причин способствующих такому росту: поставки и военные заказы, эксплуатация земельных участков с полезными ископаемыми, рост чиновничьего аппарата, сделки с недвижимостью,
Страница 6 из 11

заработанная плата чиновника, находящаяся на грани прожиточного минимума. Усложнило положение в борьбе с коррупцией предстоящая русско-японская и последующая первая мировая войны (ответная реакция правительства в борьбе с коррупцией последовала неминуемо, в частности на взяточников не была распространена амнистия, даруемая Всемилостивейшим Манифестом от 11 августа 1904 года).

В 1911 году со стороны министра юстиции И. Г. Щегловитова был внесен законопроект «О наказуемости лиходательства»[53 - Неклюдов Н. А. Взяточничество и лихоимство. // Юридическая летопись. М.: 1890. 499 с.]. Дача взятки рассматривалась в этом проекте «как самостоятельное преступление, нарушающее принцип безвозмездности служебных действий, предлагалось объявить её наказуемой независимо от будущей деятельности взяткополучателя.

Лиходательство же в качестве платы за прошлую деятельность должностного лица предлагалось считать преступным лишь при неисполнении им служебной обязанности или злоупотреблении властью. Однако данный законопроект рассмотрен не был – вероятно, потому, что Николай II понимал, что это может затруднить борьбу с коррупцией»[54 - Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX – начала XX в. // Правоведение. 1991. №2. С. 67.].

В 1916 году в порядке чрезвычайного законодательства принимается закон, повышающий наказание за мздоимство и лихоимство (особенное внимание уделялось таким сферам как снабжение армии и флота, оборона железнодорожной службы и в целом государства). Кроме того, была установлена ответственность за лиходательство-вознаграждение действия или бездействия со стороны должностных лиц, а также лиходательство-подкуп за выполнение или невыполнение служебного действия без нарушения должностным лицом установленных законом обязанностей. Наказывалось и лиходательство-подкуп члена сословного или общественного собрания и лица или присяжного заседателя. Обстоятельством, квалифицирующим лиходательство, признавалось учинение его шайкой. Полное название этого пакета законов от 31 января 1916 года было таково: «О наказуемости лиходательства, об усилении наказаний за мздоимство и лихоимство, а также об установлении наказаний за промедление в исполнении договора или поручения правительства о заготовлении средств нападения или защиты от неприятеля и о поставке предметов довольствия для действующих армии и флота»[55 - Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX – начала XX в. // Правоведение. 1991. №2. С. 67.].

Стоит также отметить, что ужесточение борьбы с коррупцией было обусловлено тем, что взяточничество в военно-промышленных комитетах стало оппозиционным механизмом, политической организацией давления на власть. Так журнал «Современный мир» поместил большую статью, посвященную разбору этого явления в России: «Нескончаемою вереницею тянутся сенаторские ревизии за ревизиями, идут газетные разоблачения за разоблачениями. И всюду встает одна и та же, лишь в деталях разнящаяся картина. Воистину, „от хладных финских скал до пламенной Колхиды“ сенаторские ревизии и газетные разоблачения открывают обширные гнезда крупных, тучных, насосавшихся денег взяточников, а около них кружатся вереницы взяточников более мелких, более скромных, более тощих. Около каждого казенного сундука, на который упадет испытующий взор ревизора, оказывается жадная толпа взяткодавцев и взяткополучателей, и крышка этого сундука гостеприимно раскрывается перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую взятку. Сейчас за взяточничество принялись очень основательно…»[56 - Берлин П. А. Русское взяточничество как социально-историческое явление. Современный мир. №8. 1910. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://modernproblems.org.ru/hisrory/242-2014-01-11-03-38-27.html].

Неприкасаемых не было, так близость к вершинам власти, и прошлые заслуги, и работа на немалых должностях в тайной полиции – все это до 1917 года не давало гарантию от расследования, суда и тюрьмы. Примером может выступать дело Манусевича-Мануйлова, дружившего с Распутином. (был признан виновным в мошенничестве и приговорен к лишению всех особых прав и преимуществ, а также лишению свободы на 1,5 года[57 - Спиридович А. И. «Великая Война и Февральская Революция 1914—1917 г.г.» Всеславянское Издательство, Нью-Йорк. 1—3 книги. 1960, 1962 г.г. книга 2. С. 121—123.]).

Необходимо отметить, что многочисленные обвинения в коррупции членов царского правительства, функционировавшего накануне Февральской революции 1917 года, в дальнейшем не нашли никакого документального подтверждения. Даже попытки изменить мнения комиссии ни к чему не привели (члены комиссии не поменяли своего мнения в отношении отсутствия состава преступления в действиях подследственных, некоторые члены комиссии подали в отставку). В итоге летом 1917 года Керенский был вынужден признать, что в действиях Николая II и его супруги не нашлось состава преступления (в результате проведенного исследования А. Г. Звягинцевым и Ю. Г. Орловым[58 - Звягинцев А. Г., Орлов Ю. Г. Тайные советники империи. Российские прокуроры. XIX век. М.: РОССПЭН, 1995. 391 с.] выяснилось, что с 1722 по 1917 год, среди более чем тридцати генерал-прокуроров Российской империи, лишь один был подвержен коррупции, который отвечал за безопасность империи без малого двести лет).

Итак, подводя предварительно итог, справедливо отметить, что на протяжении всей истории царской России борьба с коррупцией велась с переменным успехом. Парадокс такой борьбы заключался в том, что с одной стороны принимались новые законы, ужесточались наказания, однако, с дрогой стороны рос и чиновничий аппарат, который требовал на свое содержание больше денег. Таким образом, основной проблемой взяточничества в нашей стране, начиная с эпохи Древней Руси и заканчивая эпохой Российской Империи выступали сами чиновники, которые либо способствовали «развитию» коррупции и привносили тем самым определенную культуру взаимоотношений между обществом и государством, либо использовали коррупционный механизм в личных политических, экономических и социальных интересах. Что касается революции в России, то делалась она на средства из-за границы, применяя в ход политическую коррупцию.

Так, к примеру, помимо оружия и подпольной литературы революционерам, был передан один миллион иен от японского правительства и еще один миллион франков от американцев. В сентябре 1904 года в Париже на японские деньги Циллиакус организовал конференцию российских оппозиционных партий, целью которой была выработка совместного плана борьбы против русского самодержавия. Но, если есть коррупция, то должна быть и борьба с ней. Так, Декрет СНК от 8 мая 1918 года «О взяточничестве» ставший впоследствии первым в Советской России правовым актом, предусматривал уголовную ответственность за взяточничество. В соответствии с данным нормативным актом виновными признавались: взяткополучатели, взяткодатели, подстрекатели, пособники, а также все прикосновенные имеющие отношение
Страница 7 из 11

к даче взятки служащие (учитывался классовый подход, при котором имущество коррупционера подлежало конфискации).

Следующим этапом развития коррупции в России стало завершение НЭПа, в результате чего в стране образовался теневой бизнес, у истоков которого стояли Яков Рейх, братья Зильберги, Яков Глухой (впервые происходит сращивание бизнеса с властью). Необходимо подчеркнуть, что коррупция не обошла стороной советскую судебную и правоохранительную систему (в декабре 1917 года в Петрограде член следственной комиссии открыто вымогал 5000 рублей у директора ресторана «Медведь» за освобождение его предшественника. Таким образом, в связи с участившимися случаями коррупции в органах государственной власти был принят Уголовный кодекс СССР 1922 года, согласно которому взяточничество считалось контрреволюционной деятельностью и приравнивалось к высшей мере наказания – расстрелу. Но даже эти, казалось бы, суровые меры не повлияли на значительное снижение темпов роста коррупционных преступлений (чиновничий аппарат по сравнению с царской эпохой существенно увеличился, что еще больше способствовало процветанию взяточничества).

Существует миф, что при Сталине коррупции не было, однако это не так. В мае 1918 года, еще до выборов Сталина генеральным секретарем, вышел Декрет Совнаркома «О взяточничестве». Согласно данному декрету «лица, состоящие на государственной или общественной службе в Российской Социалистической Федеративной Советской Республике, как то должностные лица советского правительства, члены фабрично-заводских комитетов… виновные в принятии взяток за выполнение действия в круг их обязанностей… наказываются лишением свободы на срок не менее пяти лет, соединенным с принудительными работами на тот же срок. В 1922 году ситуация со взяточничеством ухудшилась. Была изменена санкция статьи 114 УК РСФСР. С этого момента взяточничество каралось лишением свободы на срок не менее одного года с конфискацией имущества и без такового. Исполнение данного и последующих документов было возложено на комиссию по борьбе с взяточничеством Совета труда и обороны, председателем которой был Феликс Дзержинский. Необходимо подчеркнуть, что от Совнаркома комиссию курировал Сталин, как и работу органов безопасности в целом.

Случаи коррупции в эпоху Сталина действительно были. Чего только стоят банковские кредиты, за выдачу которых сотрудники банка получали «откаты» или конец 1940-х годов, где основные факты коррупции в органах НКВД были связаны с «трофейным имуществом» конфискованным на территории Европы и Маньчжурии. Так, разведчики зачастую превышали свои полномочия (присвоение автомобилей, продуктов, промтоваров, расходование крупных государственных средств, а также содействие в прекращении следственных дел, за вознаграждение). Примером таких действий со стороны должностных лиц может быть уголовное дело, возбужденное в отношении Кузнецова (дело было возбуждено в 1950 году по заявлению подчиненного Кузнецова[59 - «При проверке указанного заявления установлено, что Кузнецов, работая в органах МГБ и используя служебное положение, систематически брал взятки. В 1948 г. за взятку в сумме 12 тыс. рублей Кузнецов оставил осужденного Гринберга отбывать наказание в Московской области вместо высылки его в отдаленные районы страны. В 1947 г. получил 4800 руб. с Богомоловой, пообещав перевести осужденного её мужа из тюрьмы в лагерь, а затем досрочно освободить его…»]). Необходимо отметить, что компетентные органы использовали все возможности, дабы пополнить свои карманы. В 1947 году в период проведения денежной реформы большая группа чекистов, обладая информацией о грядущем обмене старых купюр на новые, внесла сбережения в сберкассы с помощью третьих лиц, желая сохранить средства (так поступили начальник УМГБ по Свердловской области Борщев Т. М., начальник Молотовского (Пермского) УМГБ генерал-майор Зачепа И. И., начальник Управления охраны МГБ Южно-Сахалинской железной дороги и госморпароходства Воробин А. И.). Справедливо отметить, что борьба с коррупцией при Сталине действительно существовала. В 1947 году была арестована за взяточничество «бывший следователь Ровенской городской прокуратуры Мазина»[60 - Мазина получила взятки от директора государственной мельницы N3 г. Ровно Виюка – 470 кг муки за непривлечение его к уголовной ответственности по делу о расхищении муки; от владельца частного буфета в гор. Ровно Банникова – 8000 рублей за прекращение дела о нанесении им тяжелого ранения гр-ну Насенкову и от дезертира Побережного – 4000 рублей за прекращение на него дела.], которая получала взятки как натурой, так и деньгами.

Особо выделяются 1948 и 1949 годы, когда прошли три закрытых судебных процесса по коррупции в отношении высших слоев судебного сообщества. Так из доклада прокурора СССР Григория Сафонова следует, что вся советская судебная система снизу доверху поражена коррупцией: «Докладываю, что за последнее время Прокуратурой СССР вскрыты многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы. Расследованием установлено, что эти преступления совершались в различных звеньях судебной системы, а именно в народных судах, Московском городском суде, Киевском областном суде, Краснодарском краевом суде, Верховном суде РСФСР и, наконец, в Верховном суде СССР… Хотя следствие по этим делам ещё далеко не закончено, однако только по Москве арестовано 111 человек, в том числе: судебных работников – 28, адвокатов – 8, юрисконсультов – 5 и прочих – 70 … По делу Мосгорсуда арестована группа бывших членов Мосгорсуда, а именно: Гуторкина, Обухов, Праушкина и Чурсина, которая в течение последних двух лет являлась членом Верховного суда СССР, а также народные судьи Короткая, Бурмистрова и Александрова. Кроме того, арестован бывший председатель Московского городского суда Васнев. Как установлено следствием, все эти лица систематически, на протяжении нескольких лет, получали взятки по судебным делам, а также совершали всякого рода злоупотребления, причем были связаны между собой в своей преступной деятельности. … В Верховном суде РСФСР также вскрыты факты взяточничества и других злоупотреблений. Следствием установлено, что этим преступлениям способствовала нездоровая обстановка семейственности, существовавшая в аппарате Верховного суда»[61 - Первое антикоррупционное. Коррупция в СССР: 7 громких уголовных дел. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://pasmi.ru/archive/95250]. В коррупции были замечены органы НКГБ – МГБ, которые зачастую злоупотребляли своим служебным положением, проводя конфискацию и аресты, более похожие на откровенный грабеж. Справедливо отметить, что такие действия со стороны представителей органов государственной безопасности были вызваны бедственным положением самих сотрудников, которые «поголовно голодают и не имеют обмундирования»[62 - Так, начальник Прибайкальского облотдела Госполитохраны ДВР И. И. Клиндер в ноябре 1921 года жаловался в инстанции, сообщая о нуждах
Страница 8 из 11

голодных сотрудников, которым не платили жалованья и не давали пайка. начальник Забайкальского облотдела Госполитохраны Ю. М. Букау писал директору ГУ ГПО, министру внутренних дел ДВР и Дальбюро ЦК РКП (б) об отчаянном материальном положении работников, которые, не получая жалованья, «поголовно голодают и не имеют обмундирования.]. Такое отношение к сотрудникам государственной безопасности привело во второй половине 30-х годов, к тому, что в ряде советских республик были открыты спецмагазины для конфискованных у «врагов народа» вещей[63 - В Тбилиси был открыт спецмагазин для реализации конфискованных при аресте у «врагов народа» вещей, которые приобретали за бесценок сами работники внутренних органов.]. Также одним из ярких примеров коррупции сталинской эпохи, является «Хлебное дело». Именно распределительная система «Росглавхлеб» во главе с начальником отдела снабжения Михаилом Исаевым стала одним из направлений развития коррупции. Обычным делом были недовесы, взятки, «откаты». В 1949 году Московский городской суд вынес приговор фигурантам дела «Росглавхлеба». В итоге организаторы коррупционной схемы Исаев и Розенбаум получили по двадцать пять лет лишения свободы с последующим поражением в избирательных правах на пять лет. Остальные злоумышленники отделались сроками от десяти до пятнадцати лет. Помимо этого, на всех родных осужденных распространялась конфискация имущества. Таким образом ущерб, нанесенный преступниками государству, был возмещен полностью, что на сегодняшний день было бы сложно себе представить.

Справедливо отметить, что в «СССР до начала 80-х годов тема коррупции открыто не поднималась. Простым гражданам навязывалось мнение, что коррупция для социалистического строя является нехарактерным явлением и присуща только буржуазному обществу. О том, что с середины 50-х годов до 1986 г. регистрируемое в уголовной практике взяточничество возросло в 25 раз, как противоречащий этой догме факт, не сообщалось»[64 - Понятие коррупции в международном и российском праве. Максимов В. К. Журнал «Право и безопасность» №2—3 (3—4) август 2002.].

Основной этап развития коррупции в СССР приходился на эпоху Брежнева («эпоха застоя»). Не смотря на то, что сам генеральный секретарь на съездах партии осуждал «алчность, коррупцию, паразитизм, пьянство, ложь, анонимки», но представлял их как пережитки прошлого, изображая настоящее как триумфальную победу идей социализма и коммунизма[65 - Боффа Д. От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964—1994. Пер. с ит. Хаустовой Л. Я. М.: Междунар. отношения, 1996. С. 90.]. Политика Брежнев приводила к распределению кормушек, снисходительному отношению к недостойному поведению некоторых ближайших родственников, выдаче незаслуженных наград. Атмосфера брежневской эпохи благоприятствовала предосудительному поведению, действуя разлагающе на все слои населения.

С нарастанием дефицита товаров, в частности качественной, модной и современной продукции, коррупция пустила наиболее глубокие корни в системе торговли. В обиход советских людей постепенно начинает входить слово «блат», означающее наличие прочных коррупционных связей[66 - Согласно одной из версий, это слово ведет происхождение с ленинских времен: когда иностранным специалистам продавали товары в особых магазинах, по предъявлению специального документа. Этот документ назывался «блат» – от нем. Слова «Blatt», «лист бумаги».]. В условиях тотального дефицита «блатными» становятся ничем не примечательные профессии, как продавец, рубщик мяса, грузчик. Так, громким коррупционным делом советского периода стало дело фирмы «Океан» (1981—1982), о котором мы еще поговорим или же дело в отношении начальника Бухарского ОБХСС, борца с хищениями социалистической собственности Музафарова, в сейфе у которого было обнаружено полтора миллиона рублей. Результатом подобной политики стало появление новых понятий «мягкой коррупции» под которой следует понимать местничество, фаворитизм, клановость и семейственность.

Наиболее распространенным видом такой коррупции выступает фаворитизм, под которым следует понимать оказание услуг или представление определенных ресурсов знакомым, родственникам в соответствии с принадлежностью к определенному роду, партии, религии и т.п., что отрицательно влияет на качество государственной деятельности и способствует неэффективному и несправедливому распределению общественных ресурсов среди тех, кто имеет особое расположение. Необходимо отметить, что понятие фаворитизм включает в себя такие элементы как непотизм – организацию системы власти, построенной на родстве и кронизм – систему власти, опирающуюся на знакомых, друзей кумовство, причем само понятие непотизм имеет вполне русский синоним – кумовство, когда руководитель предпочитает выдвигать на должности своих родственников и близких. И, наконец, клановость и местничество, в основе которых лежит осознание принадлежности лица к отдельной группе, имеющей определенные корпоративные интересы, которые, в свою очередь, отличаются от интересов остального общества. В результате такой «сплоченности» формируется клан или корпорация, которая наносит не меньший коррупционный вред как обществу, так и государству.

Новый виток борьбы с взяточничеством и злоупотреблениями органов власти был начат Генеральным секретарем Юрием Алексеевичем Андроповым в 1983 году, при котором торговля «из-под прилавка» была классическим случаем коррупции. Также почти полностью были поражены коррупцией автосервисы, таксопарки и многие другие отрасли советской экономики. Особо выделялся насквозь коррумпированный общепит («Хлопковое» дело и дело «Моспродторга»).

Борьба с коррупцией при Андропове началась с возбуждения уголовного дела в отношении Юрия Соколова, директора гастронома №1 «Елисеевский» города Москва. Согласно документам, Юрий Соколов, используя свое должностное положение, в корыстных целях, на протяжении 1972—1982 годов систематически получал взятки от своих подчиненных за то, что через вышестоящие организации обеспечивал бесперебойную поставку в магазин продовольственных товаров в выгодном для взяткодателей ассортименте. Далее выяснилось, что по пятницам (в ходе оперативно-разыскных действий, в кабинете директора гастронома №1 была установлена аудио и видео аппаратура, в последующем такой аппаратурой были оснащены и филиалы «Елисеевского»), к Юрию Соколову приходили руководители филиалов «Елисеевского», которые приносили с собой конверты. Оказалось, что часть денег уходила начальнику управления торговли Исполкома Моссовета Николаю Трегубову, а также другим заинтересованным лицам. Закончилось все массовым арестом работников столичного Главторга (порядка пятнадцати тысяч человек были привлечены к уголовной ответственности). В итоге коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР признала Соколова виновным по статье 173 части 2 и 174 части 2 УК РСФСР (получение и дача взятки в крупном размере) и в ноябре 1984 года приговорила к высшей мере наказания – расстрелу с конфискацией имущества. Остальные фигуранты уголовного дела лишились
Страница 9 из 11

званий и наград и получили сроки от одиннадцати до пятнадцати лет (за исключением директора гастронома «Смоленский» Нониева, который покончил жизнь самоубийством). Несмотря на достаточно сильную доказательную базу, дело в отношении Юрия Соколова можно считать политическим. Прежде всего, это объясняется тем, что к власти приходит Юрий Андропов, авторитет и сила которого с каждым разом растет. Как известно, для укрепления власти нужны лишь только показательные примеры, одним из которых и стало дело Соколова (в соответствии с УК директор мог отделаться пятнадцатью годами).

Также во второй половине 1970-х годов в рамках оперативно-розыскных действии проводимых КГБ, были взяты в «оборот» работники фирмы «Океан» Фельдман и Фишман попались на спекуляции валютой в странах социалистического блока. Кроме того, в магазине данной сети были обнаружены крупномасштабные фальсификации и приписки. Так, в банках из-под сельди нелегально продавали высококачественную черную игру. В итоге в ходе крупномасштабных чисток с должности сняли министра рыбного хозяйства Ишкова, а его заместителя Рытова расстреляли.

В эпоху перестройки коррупция в высших эшелонах власти стала одной из наиболее резонансных тем. Всесоюзную популярность приобрели московские следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, расследовавшие «хлопковое» дело ещё при Андропове. В 1989 году после открытого заявления о взяточничестве в Политбюро оба были отстранены от следственной работы за клевету, исключены из КПСС. Впоследствии они примкнули к демократической оппозиции[67 - Слов на мешок, а дел на вершок. Член ЦК КПРФ Е. К. Лигачёв о плане президента по борьбе с коррупцией. Коммунистическая партия Российской Федерации. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://kprf.ru/rus_soc/59538.html].

В конце XX века в России и других странах наблюдался всплеск взяточничества, что было связано с ростом числа чиновников, военными поставками, сделками с недвижимостью. Так, с распадом СССР в эпоху «Лихих девяностых» коррупция приобрела форму полуоткрытого грабёжа. Деградация и ослабление государства, падение моральных принципов, «неустойчивая» законодательная база, уход от налогов, бездействие правоохранительных органов способствовали всплеску взяточничества. Необходимо отметить и сильное влияние отдельных олигархических групп на страну, которые были заинтересованы в стабилизации такого положения (доходы госбюджета были мизерными, соответственно основная часть средств «шла в карман» членам таких групп) в государстве. Ещё большему разрастанию коррупции способствовали и низкие зарплаты в государственной сфере. К «разбазариванию» государственного имущества приводило отсутствие контроля за исполнением государственного заказа. Особо выделялись случаи, когда выплата пенсий проходила с многомесячной задержкой. Уже к 2000 году высшие органы власти были настолько коррумпированы, что олигархические структуры просто напросто не платили налоги в бюджет и при этом лоббировали разрушающие для страны законы. Так 4 апреля 1992 года вышел Указ президента РФ Б. Н. Ельцина «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы». Данный документ стал первым антикоррупционным нормативно-правовым актом нового российского законодательства и послужил отправной точкой отсчета в борьбе с коррупцией в Российской Федерации. Указ запрещал чиновникам заниматься предпринимательской деятельностью, вводил для государственных служащих декларацию о доходах при назначении их на руководящую должность (учитывая движимое и недвижимое имущество, вклады в банках, ценные бумаги и обязательства финансового порядка). Надзор за выполнение указа ложился на президентское Контрольное управление. В ноябре 1997 года Государственной думой был принят закон «О борьбе с коррупцией». Однако, после одобрения закона Советом Федерации, документ не был подписан президентом и был отправлен на доработку.

Согласно закону, борьба с коррупцией входит в полномочия прокуратуры, органов внутренних дел, федеральной полиции и других правоохранительных органов, в которых учреждаются специализированные подразделения.

В качестве специального органа по борьбе с коррупцией была названа Межведомственная комиссия Совета Безопасности Российской Федерации по защите прав граждан и общественной безопасности, борьбе с преступностью и коррупцией.

В 1999 году создается Национальный антикоррупционный комитет (НАК), первым председателем которого стал С. В. Степашин, занявший в 2000 году должность председателя Счетной палаты РФ. В 2013 году Степашин перед своим уходом дал сенсационное интервью: «За 10 месяцев текущего года мы вскрыли хищений из государственного бюджета на 37 триллионов рублей. (…) Всего лишь за 10 месяцев, из бюджета страны украдена и выведена за рубеж через различные оффшорные компании, почти вдвое превышающая бюджет Минобороны за десятилетие сумма денежных средств! Теперь как вы думаете, сколько уголовных дел было заведено прокуратурой по предоставленным ей материалам наших проверок? Пять! Да, да, всего пять уголовных дел, крайнее из которых – дело „Оборонсервиса“. А теперь скажите, сколько человек понесло уголовное наказание? Ни единого! И если сегодня меня спросить: „Каков же смысл существования Счётной палаты Российской Федерации?“, – я не сумею ответить на этот вопрос. Я не чувствую себя нужным»[68 - Live Jornal. Сергей Степашин официально подал в отставку. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://avn-msk.livejournal.com/1119098.html].

Согласно данным центра антикоррупционных исследований «Transparency International» за 2005 год Россия по уровню восприятия коррупции и борьбы с ней опустилась с 90-го на 126-е место, в рейтинге 146 стран, что соответствует уровню Нигерии[69 - Transparency International. Индекс восприятия коррупции – 2005: Россия на 126 месте. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.transparency.org.ru/indeks-vospriiatiia-korruptcii/ivk-2005].

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dmitriy-sergeevich-kuznecov/borba-s-korrupciey-filosofskiy-istoricheskiy-i-pravovoy-aspekt-v-ramkah-nacionalnogo-i-mezhdunarodnogo-podhoda/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Крамер С. Н. История начинается в Шумере М.: Наука, 1965. 257 с.

2

Кальянов В. И. Артхашастра или наука политики. Перевод санскрита. Москва: Научно-издательский центр «ЛАДОМИР», 1993. 299 с.

3

Тимофеев Л. М. Институциональная коррупция: Очерки теории. / М.: 2000. С. 10—17.

4

Трансперенси Интернешнл Россия. Центр антикоррупционных исследований и инициатив. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: [битая ссылка] http://www.transparency.org.ru/nashi-publikatcii/dve-storony-borby-s-korruptciei-v-rossii

5

Россия будет бороться с коррупцией философски. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.klerk.ru/buh/news/49146/

6

Россия и коррупция: кто кого. / М.: 1999. С 27.

7

Богданов И. Я. Коррупция в России: Социально-экономические и правовые аспекты.
Страница 10 из 11

/ 2001. С. 18.

8

С мздоимцев снимут бремя. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.orinfo.ru/edition_article169

9

Аванесов Г. А. Криминология. М. 1984.

10

Аминов Д. И. Коррупция как социально правовой феномен и пути ее преодоления: учеб. пособие. М. 2002.

11

Волженкин Б. В. Коррупция. СПб. 1998; Волженкин Б. В. Служебные преступления. М. 2000.

12

Гаухман Л. Д. Коррупция и коррупционные преступления. // Законность. 2000. №6.

13

Голубев В. В. Квалификация коррупционных преступлений. М. 2002.

14

Голованова Е. И. Правовые основы борьбы с коррупцией в России в XVI—XIX вв: Историко-правовое исследование: Авт. … канд. юрид. наук. / М..: 2002. 25 с.

15

Долгова А. И. Коррупция и борьба с ней. М. 2000.

16

Кабанов П. А. Коррупция и взяточничество в России: исторические, криминологические и уголовно-правовые аспекты. Нижнекамск. 1995.

17

Кузнецова Н. Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений. // М.: Вестник МГУ. Cep. ll. Право. 1993. №1.

18

Лунеев В. В. Коррупция: политические, экономические, организационные и правовые проблемы: сб. материалов Междунар. науч-практ. конф., 1999.

19

Максимов C.B. Коррупция, Закон, Ответственность. М. 2000.

20

Мишин Г. К. Коррупция: понятие, сущность, меры ограничения. М. 1991.

21

Яни П. С. Взяточничество и должностное злоупотребление: уголовная ответственность. М. 2002.

22

Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. М.: 2003; Роуз-Аккерман С. Демократия и «великая» коррупция. // Международный журнал социальных наук. – Париж. М., 1997. – №16.

23

Rose-Ackerman S. Corruption: A Study in Political Economy. N. Y.: Academic Press, 1978.

24

Klitgaard R. Controling Corruption. 1988.

25

Andvig J. The economics of Corruption: A Survey. // Studi economoci. Milano. 1991. Vol 46 №43.

26

Buchenen J. The political economy of the welfare state. Stockholm. 1988.

27

Бойков В. Э. «Серая» экономика: масштабы развития и влияния на массовое сознание. // М.: Социс. 2001. №11.

28

Кляшин И. М., Тимофеев Л. М. Теневая экономика: экономико-социологическое исследование. М. 2000.

29

Юхачев С. П. Коррупция как экономические отношения социума: Авт. … докт. эконом. наук: 08.00.01 / Тамбов, 2010. 50 с.

30

Сатаров Г. А. Антикоррупционная политика: учеб. пособие. М. 2004; Сатаров Г. А. Диагностика российской коррупции. М. 2001.

31

Краснов М. А. Сатаров Г. А. Коррупциогенность правовых норм. М. 2001.

32

Турчинов А. И., Магомедов К. О. Проблемы функционирования и развития местного самоуправления в Российской Федерации. // Материалы социологического исследования (октябрь, 2004 г.) М. 2004.

33

Кузнецов К. В., Латыпов Т. Ш. Экономическая социология и психология коррупции. Казань. 2007.

34

Гольберт В. В., Костюковский Я. В., Прокопьев В. Н. Эксцесс коррупции. Иркутск. 2006.

35

Токарев Б. Б. Социально-философское осмысление феномена коррупции: Дис.,,, канд. философ. наук: 09.00.11 / М.: 2011. 193 с.

36

Добренькое В. И., Исправникова Н. Р. Коррупция: современные подходы к исследованию. М.: 2009.

37

Кузьминов Я. И. Механизмы коррупции и их особенное проявление в государственном аппарате. Административное право: теория и практика. М. 2002.

38

Богданов И. Я., Калинин А. П. Коррупция в России: социально-экономические и правовые аспекты. М. 2001.

39

Ахметова Н. А. Социальный механизм воспроизводства коррупции в условиях современного российского общества: монография. Волгоград: Изд-во ВоГУ, 2008. 170 с.

40

Аминов Д. И., Гладких В. И., Соловьев К. С. Коррупция как социально-правовой феномен и пути ее преодоления. М., 2002. С. 120.

41

Волженкин Б. В. Коррупция. Санкт-Петербург. Изд-во СПб. юрид. ин-т (ф) Академии Генеральной прокуратуры РФ, 1998. 44 с.

42

Долгова А. И. Определение коррупции и законодательство о борьбе с ней. // Коррупция и борьба с ней. – М., 2000.

43

Максимов С. В. Коррупционная преступность в России: правовая оценка, источники развития, меры борьбы. / С. Максимов // Предпринимательское право. – 1999. – №9—10. – С. 64—71.

44

Мацкевич И. М., Нечевин Д. К. Полномочия прокуратуры по противодействию коррупции в РФ: административно-правовые аспекты: Монография. Проспект, 2014. 144 С.

45

Наумов А. В. Коррупция: причины возникновения, влияние и методы борьбы. // Следователь. – 2010. – №8. – С. 42—50.

46

Эминов В. Е. Коррупционная преступность и борьба с ней. / Эминов В. Е., Максимов С. В., Мацкевич И. М. – М., 2001.

47

Двинская уставная грамота 1397—1398 гг. // Российское законодательство X—XX веков. Т.3 М.: Юр. Лит., 1985, С. 332, 337.

48

Там же, С. 181, 185.

49

История коррупции в России. / Под ред. Н. И. Серьгова. – М.: МОСУ, 1999. С. 169.

50

Свод Законов Российской Империи Издание в 16 томах. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.pravo.gov.ru/proxy/ips/?empire&nochache

51

Российское уголовное право. Общая часть. / Под ред. В. С. Комиссарова. СПб., 2005. С. 35.

52

Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX – начала XX в. / журнал «Правоведение». 1991, №2.

53

Неклюдов Н. А. Взяточничество и лихоимство. // Юридическая летопись. М.: 1890. 499 с.

54

Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX – начала XX в. // Правоведение. 1991. №2. С. 67.

55

Волженкин Б. В. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному законодательству второй половины XIX – начала XX в. // Правоведение. 1991. №2. С. 67.

56

Берлин П. А. Русское взяточничество как социально-историческое явление. Современный мир. №8. 1910. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://modernproblems.org.ru/hisrory/242-2014-01-11-03-38-27.html

57

Спиридович А. И. «Великая Война и Февральская Революция 1914—1917 г.г.» Всеславянское Издательство, Нью-Йорк. 1—3 книги. 1960, 1962 г.г. книга 2. С. 121—123.

58

Звягинцев А. Г., Орлов Ю. Г. Тайные советники империи. Российские прокуроры. XIX век. М.: РОССПЭН, 1995. 391 с.

59

«При проверке указанного заявления установлено, что Кузнецов, работая в органах МГБ и используя служебное положение, систематически брал взятки. В 1948 г. за взятку в сумме 12 тыс. рублей Кузнецов оставил осужденного Гринберга отбывать наказание в Московской области вместо высылки его в отдаленные районы страны. В 1947 г. получил 4800 руб. с Богомоловой, пообещав перевести осужденного её мужа из тюрьмы в лагерь, а затем досрочно освободить его…»

60

Мазина получила взятки от директора государственной мельницы N3 г. Ровно Виюка – 470 кг муки за непривлечение его к уголовной ответственности по делу о расхищении муки; от владельца частного буфета в гор. Ровно Банникова – 8000 рублей за прекращение дела о нанесении им тяжелого ранения гр-ну Насенкову и от дезертира Побережного – 4000 рублей за прекращение на него дела.

61

Первое антикоррупционное. Коррупция в СССР: 7 громких уголовных дел. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://pasmi.ru/archive/95250

62

Так, начальник Прибайкальского облотдела Госполитохраны ДВР И. И. Клиндер в ноябре 1921 года жаловался в инстанции, сообщая о нуждах голодных сотрудников, которым не платили жалованья и не давали пайка. начальник Забайкальского облотдела Госполитохраны Ю. М. Букау писал директору ГУ ГПО, министру внутренних дел ДВР и Дальбюро ЦК РКП (б)
Страница 11 из 11

об отчаянном материальном положении работников, которые, не получая жалованья, «поголовно голодают и не имеют обмундирования.

63

В Тбилиси был открыт спецмагазин для реализации конфискованных при аресте у «врагов народа» вещей, которые приобретали за бесценок сами работники внутренних органов.

64

Понятие коррупции в международном и российском праве. Максимов В. К. Журнал «Право и безопасность» №2—3 (3—4) август 2002.

65

Боффа Д. От СССР к России. История неоконченного кризиса. 1964—1994. Пер. с ит. Хаустовой Л. Я. М.: Междунар. отношения, 1996. С. 90.

66

Согласно одной из версий, это слово ведет происхождение с ленинских времен: когда иностранным специалистам продавали товары в особых магазинах, по предъявлению специального документа. Этот документ назывался «блат» – от нем. Слова «Blatt», «лист бумаги».

67

Слов на мешок, а дел на вершок. Член ЦК КПРФ Е. К. Лигачёв о плане президента по борьбе с коррупцией. Коммунистическая партия Российской Федерации. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://kprf.ru/rus_soc/59538.html

68

Live Jornal. Сергей Степашин официально подал в отставку. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://avn-msk.livejournal.com/1119098.html

69

Transparency International. Индекс восприятия коррупции – 2005: Россия на 126 месте. // [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.transparency.org.ru/indeks-vospriiatiia-korruptcii/ivk-2005

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.