Режим чтения
Скачать книгу

Буря читать онлайн - Уильям Шекспир

Буря

Уильям Шекспир

Библиотека драматургии Агентства ФТМ

«Отец! Когда своею властью волны

Ты взбушевал, утишь их! Небеса

Низвергли б, кажется, смолы потоки,

Когда бы море, до небес вздымаясь,

Огня не угашало. Я страдала

С несчастными, когда корабль прекрасный

И с ним пловцы – достойные, наверно, —

Пошли ко дну. О! Этот вопль отдался

Мне прямо в сердце! Бедные! Погибли!

Будь я могучим божеством, я б море

Низвергнула во глубь земли скорее,

Чем дать ему так поглотить корабль

И с ним людские души!..»

Уильям Шекспир

Буря

Примечания А. А. Смирнова

* * *

Действующие лица

Алонзо, король неаполитанский.

Себастьян, брат Алонзо.

Просперо[1 - Имя Просперо – смысловое; по-итальянски оно значит: «счастливый», «благополучный».], законный герцог миланский.

Антонио, брат Просперо, узурпатор миланского престола.

Фердинанд, сын короля неаполитанского.

Гонзало, старый честный советник.

Адриан, Франсиско – вельможи.

Тринкуло[2 - Имя Тринкуло родственно немецкому слову trinken – «пить» и французскому trinquer – «чокаться».], шут.

Калибан[3 - Имя Калибан, как полагают, не что иное, как измененная форма слова «каннибал».], уродливый невольник-дикарь.

Стефано, пьяница-дворецкий.

Капитан корабля.

Боцман.

Матросы.

Миранда[4 - Имя Миранда по-итальянски значит: «изумительная», «чудная».], дочь Просперо.

Ариэль[5 - Имя Ариэль встречается в средневековой еврейской (раввинской) литературе как имя одного из ангелов; однако причиной выбора этого имени для «воздушного» Ариэля явилось, без сомнения, созвучие его с итальянским словом aria и английским air, означающими «воздух».], дух воздуха.

Ирида, Церера, Юнона, Нимфы, Жнецы – духи.

Другие духи, покорные Просперо.

Место действия: корабль в море; необитаемый остров.

Акт I

Сцена 1

Корабль на море.

Буря, гром и молния.

Входят шкипер и боцман.

Шкипер

Боцман!

Боцман

Есть, капитан! Что надо?

Капитан

Поговори, миляга, с матросами. Принимайтесь за дело живей, а не то мы на мель сядем. Пошевеливайтесь, пошевеливайтесь!

Уходит. Входят матросы.

Боцман

Эй, сердечные дружки! Веселей, сердечные дружки! Живо, живо! Уберите стеньгу! Слушать капитанский свисток. – Ну, теперь дуй себе на просторе, пока не лопнешь!

Входят Алонзо, Себастьян, Антонио, Фердинанд, Гонзало и другие.

Алонзо

Любезный боцман, постарайся… Где шкипер? Подбодри команду.

Боцман

Оставайтесь внизу, пожалуйста.

Антонио

Скажи, боцман, где шкипер?

Боцман

Не слышите, что ли, где он? Вы мешаете нам работать. Сидите в своих каютах. Так вы только буре помогаете.

Гонзало

Ну, любезный, успокойся.

Боцман

Когда море успокоится! Прочь отсюда! Какое дело этим ревущим волнам до вашего короля? По каютам! Смирно! Не мешать нам!

Гонзало

Однако, любезный, не забывай, кто на твоем корабле!

Боцман

Никого такого, кого бы я любил больше, чем самого себя. Вы вот советник? Так если вы можете посоветовать стихиям замолчать и в состоянии усмирить их, – распоряжайтесь: мы ни до одного каната больше не дотронемся. Пустите в ход свое влияние! А не можете – так благодарите Бога, что так долго прожили на свете, и приготовьтесь у себя в каюте на случай, если приключится беда. – Веселей, сердечные дружки! – Прочь с дороги, говорят вам!

Уходит.

Гонзало

Одно меня утешает: этот малый никогда не утонет, – на нем печать человека, рожденного для виселицы. Благодатная судьба! Стой только на том, чтобы его повесить. Пусть его веревка будет для нас якорным канатом: на наш канат надежды мало. Если он не рожден для виселицы, – плохо наше дело!

Уходят. Входит боцман.

Боцман

Отпусти брамстеньгу! Живо! Ниже, ниже! В дрейф ее с гротом!

Внутри корабля слышны вопли.

Чума их разрази, как воют! Громче бури, громче команды!

Входят Себастьян, Антонио и Гонзало.

Опять вы здесь? Чего вам надо? Что же, бросить все и утонуть? Очень вам хочется пойти ко дну?

Себастьян

Чтоб тебя оспа схватила за горло, крикун ты, богохульник, безжалостный пес!

Боцман

Работайте тогда сами.

Антонио

Черт тебя дери, собака! Подзаборник ты, наглый горлодер! Мы меньше боимся потонуть, чем ты.

Гонзало

Нет, ручаюсь, что он не потонет, будь этот корабль не прочнее ореховой скорлупы.

Боцман

Подведи под ветер, под ветер! Отдай два паруса, и опять в море. Отваливай!

Входят измокшие матросы.

Матросы

Погибли мы! Молитесь! Все погибло!

Боцман

Неужто мы холодного глотнем?

Гонзало

Король и принц давно уж на молитве.

Пойдем и присоединимся к ним:

У нас одна судьба.

Себастьян

Я вне себя!

Антонио

Мы погибаем из-за этих пьяниц!

Проклятый спорщик! В море десять раз

Чтоб ты погиб!

Гонзало

Его еще повесят, —

Хотя б все капли нам клялись в противном

И поглотить его старались!

Голоса

(внутри корабля)

Господь, помилуй нас! —

Мы тонем, тонем! —

Прощай, жена! – Прощайте, дети —

Тонем!

Антонио

Погибнем вместе с королем.

Себастьян

Пойдем простимся с ним.

Антонио и Себастьян уходят.

Гонзало

Вот когда я отдал бы тысячу миль моря за одну десятину самой негодной земли – бесплодного вереска, дикого терна, чего угодно! Да будет Господня воля, но лучше бы умереть сухой смертью.

Уходит.

Сцена 2

Остров. Перед пещерой Просперо.

Входят Просперо и Миранда.

Миранда

Отец! Когда своею властью волны

Ты взбушевал, утишь их! Небеса

Низвергли б, кажется, смолы потоки,

Когда бы море, до небес вздымаясь,

Огня не угашало. Я страдала

С несчастными, когда корабль прекрасный

И с ним пловцы – достойные, наверно, —

Пошли ко дну. О! Этот вопль отдался

Мне прямо в сердце! Бедные! Погибли!

Будь я могучим божеством, я б море

Низвергнула во глубь земли скорее,

Чем дать ему так поглотить корабль

И с ним людские души!

Просперо

Успокойся.

Пусть знает сострадательное сердце:

Я зла не сделал.

Миранда

Горе!..

Просперо

Все спаслись.

Я всё свершил, заботясь о тебе,

О дорогая дочь моя. Ведь ты

Не знаешь, кто ты и откуда я;

Ведь для тебя я – Просперо, и только,

Владелец очень бедного жилья

И твой отец.

Миранда

Знать больше мне на ум

Не приходило.

Просперо

Но настало время,

Чтоб все тебе открыл я. Помоги мне

Мои волшебные одежды снять.

(Снимает плащ.)

Покойся, власть моя! – Отри глаза:

Ужасное крушенье корабля,

Внушившее тебе такую жалость,

Я силой магии своей устроил

Так, что из них никто не пострадал

Ни на волос: никто из тех, чью гибель

Ты видела, чьи стоны ты слыхала.

Все целы! Но теперь садись и слушай:

Ты все должна узнать.

Миранда

Отец, ты часто

Мне начинал рассказ о том, кто я,

Но, смолкнув, оставлял меня в сомненье,

Сказав: «Стой… нет еще!»

Просперо

Теперь – пора.

Минута наступила всё услышать.

Вниманье! Можешь ты припомнить время,

Когда мы не жили с тобой в пещере?

Не думаю: ведь не было тебе

Трех лет тогда.

Миранда

Нет, батюшка, я помню.

Просперо

Что? Дом иной или иных людей?

Попробуй описать мне все, что память

Уберегла.

Миранда

Все так далеко, смутно;

Скорее сон, а не воспоминанье.

Как будто, помнится, за мной ходили

Четыре… или, может быть, пять женщин.

Просперо

И даже больше. Но скажи, Миранда,

Как это помнишь ты? И что еще

Ты видишь в темной пропасти времен?

Коль помнишь ты, как раньше ты жила,

Так помнишь и приезд
Страница 2 из 4

сюда?

Миранда

Не помню.

Просперо

Двенадцать лет тому назад, Миранда,

Отец твой герцогом миланским был

И мощным государем.

Миранда

Как! Но разве

Ты не отец мне?

Просперо

Живая добродетель – мать твоя —

Сказала мне, что ты мне дочь. Отец твой

Был герцогом миланским, и его

Наследница-принцесса – ты.

Миранда

О небо!

Какой же нас обман изгнал оттуда?

Иль это было к счастью?

Просперо

Дочь моя,

То и другое: нас изгнал обман,

Но счастье привело сюда.

Миранда

Как больно,

Что я в тебе печали пробудила,

Которые мне чужды! Продолжай же.

Просперо

Антонио, мой брат и дядя твой…

Прошу, внимай: чтоб брат родной мог быть

Таким коварным – он, кого любил

Я после дочери всех больше в мире!

Ему правленье государством вверил;

Оно в стране из княжеств первым было,

А Просперо – из герцогов был первым.

В достоинстве и в знании искусств

Я равных не имел. Но, поглощенный

Наукой, брату отдал я правленье

И отошел от дел, предавшись страстно

Наукам тайным. Твой коварный дядя…

Ты слушаешь?

Миранда

Отец, со всем вниманьем.

Просперо

Он изучил, когда склоняться к просьбам,

Когда их отвергать; кого возвысить,

Кого за дерзость покарать. Моих

Приверженцев своими сделал он;

Умел перевоспитывать людей

Или сменять их; овладев ключами

От дел и от людей, он все сердца

На свой настроил лад. Он стал плющом,

Обвившим, скрывшим мой державный ствол, —

И высосал все соки. Слышишь ты?

Миранда

Я слушаю, отец.

Просперо

Прошу, вниманье!

Презрев земные цели, я в тиши

Мечтал усовершенствовать себя

В науке, что – не будь так недоступна —

Стояла б выше всех других. Но в брате

Натура злая пробудилась. Вера

Моя в него в нем развила коварство

Такое ж сильное, как эта вера,

Поистине не знавшая границ,

Доверье без предела! Он, владея,

Не только что доходами моими,

Но всем, что мог я требовать как герцог, —

Подобно тем, кто, правду искажая,

Так память затемнит свою, что верит

Сам лжи своей, поверил, что он герцог,

Не только заместитель. Он имел

Все знаки внешние верховной власти,

И честолюбье в нем росло. Ты слышишь?

Миранда

Рассказ твой излечил бы глухоту.

Просперо

Чтоб роль свою действительностью сделать,

Он возмечтал стать герцогом в Милане.

Мне, бедному, моей библиотеки

Для власти хватит! А к земному царству

Меня негодным счел. Так жаждал власти,

Что с королем Неаполя сошелся:

Ему покорность обещал и дань,

Венец свой подчинил его короне

И герцогство, свободное дотоле,

Милан мой бедный, отдал в рабство.

Миранда

Небо!

Просперо

Ты всё узнала. Но скажи мне: мог ли

Брат поступить так?

Миранда

Грех помыслить дурно

О бабушке; но добрая утроба,

Подчас родит плохого сына.

Просперо

Дальше:

Король Неаполя, мой давний враг,

Склоняется на убежденья брата,

Чтобы взамен покорности его

И дани – я не знаю, сколь великой, —

Изгнать меня со всем моим семейством

Навеки, а прекрасный мой Милан

Ему с почетом передать немедля.

И вот, собрав изменников отряд,

В глухую ночь миланские ворота

Антонио открыл, и в полном мраке

Меня с тобой отправили в изгнанье.

Ты плакала…

Миранда

Увы! Какая скорбь!

Не помню я, как плакала тогда,

Но плакать я сейчас готова: слезы

Рассказ твой вызвал.

Просперо

Но еще немного —

Дойдем мы до сегодняшнего дня

И до событий нынешних; иначе

Некстати был бы мой рассказ.

Миранда

Но как же

Они нас не убили?

Просперо

Верно, дочка!

Вопрос твой правилен. Они не смели:

Народ всегда меня любил; боялись

Кровавым делом повредить себе.

Но цель свою прикрасили дурную:

Они нас в лодку спешно посадили,

Далеко в море вывезли – и там

Они челнок нам дали полусгнивший,

Без паруса, без мачт, – такой, что крысы

С него давно бежали. Нас спустили —

Взывать к бушующим валам, слать вздохи

К ветрам, чья жалость, этим вздохам вторя,

Вредила нам, любя.

Миранда

Ах! Я обузой

Была тебе!

Просперо

Была ты херувимом,

Что спас меня. Ты улыбалась, словно

Исполненная силою с небес,

Когда я море окроплял слезами,

В тоске стеная; и твоя улыбка

Мне мужество дала перенести

Всё, что нам было суждено.

Миранда

Но как мы

Спаслись?

Просперо

Святою волей Провиденья.

Запас воды и пищи был у нас.

Советник короля, Гонзало честный,

Назначенный заведовать тем делом,

Из жалости снабдил нас всем: одеждой,

Припасами, холстом, ну, словом, всем;

Необходимым. В доброте своей

И зная, как люблю я книги, он

Мне дал с собой те книги, что ценю я

Дороже герцогства.

Миранда

О, если б мне

Его увидеть!

Просперо

А теперь я встану.

(Надевает свой плащ.)

Ты ж слушай наших бедствий окончанье.

На остров мы попали. Здесь тебя

Я сам учил всему. Ты знаешь больше

Других принцесс, живущих в суете,

Без ревностных наставников таких.

Миранда

Воздай тебе Господь! Теперь, отец,

Ответь на то, что мне тревожит душу:

Зачем ты эту бурю вызвал?

Просперо

Знай же:

Чудесный случай – добрая фортуна,

Моя владычица, врагов моих

На этот берег привела. Мое

Предвиденье звезду мне указало

В моем зените. Коль ее влияньем

Я не воспользуюсь, моя удача

Пойдет к уклону. Но оставь расспросы.

Ты хочешь спать. То будет сон благой:

Противиться ему не в силах ты.

Миранда засыпает.

Сюда, слуга мой! Я готов. Приблизься,

Мой Ариэль! Ко мне!

Появляется Ариэль.

Ариэль

Привет, могучий властелин! Привет,

Мудрец! Я здесь готов служить тебе:

Лететь иль плыть, кидаться в пламя, мчаться

На облаке кудрявом. Повели,

И Ариэль – весь твой!

Просперо

Скажи мне, дух,

Ты вызвал бурю, как тебе велел я?

Ариэль

Всё по приказу.

Напал на королевский я корабль;

То там, то здесь – на палубе, в каютах —

Я зажигал тревогу; рассыпался

И сразу начинал пылать на мачтах,

На реях, на бугшприте. И сверканье

Тех молний, что Юпитер посылает

Предвестием громам, быть не могло бы

Нежданней и быстрей. Огня и треска

Ревущей серы сам Нептун пугался;

Дрожали волны в ужасе, и даже

Его трезубец трепетал.

Просперо

Отлично,

Мой славный дух. Кто ж был из них так тверд,

Чтобы в смятенье сохранить рассудок?

Ариэль

Никто. Как бы в горячечном безумье,

В отчаянье, все, кроме моряков,

Кидались в бездну моря с корабля

Пылавшего. Принц Фердинанд был первым,

Со вставшими от страха волосами;

Он прыгнул, крикнув: «Опустел весь ад,

И дьяволы все тут!»

Просперо

А! Славно, дух!

А берег близок был?

Ариэль

Да, повелитель.

Просперо

И все они спаслись?

Ариэль

Ни волоска

С голов их не упало; их одежды

Свежей, чем прежде. Как ты повелел,

Теперь я их по острову рассеял;

Но принца я оставил одного,

И вздохами он воздух прохлаждает,

В пустынном уголке сидит печально,

Вот так, скрестивши руки.

Просперо

А корабль

И моряки? Что сделал с ними ты?

Где остальной весь флот?

Ариэль

Корабль стоит

В надежной пристани – в глубокой бухте,

Куда ты в полночь как-то звал меня

Сбирать росу Бермудских островов[6 - Здесь одна из нередких у Шекспира географических вольностей: пересекая Средиземное море, флот неаполитанского короля оказался у побережья Америки.],

Добычи вечной бури; там он спрятан.

Матросов всех я крепко запер в трюме:

От утомленья и от чар моих

Спят сладким сном. А
Страница 3 из 4

остальной весь флот,

Что разогнал я, вновь соединился,

И моряки по средиземным волнам

Печально держат путь домой, в Неаполь,

Уверенные, что они видали,

Как их король погиб.

Просперо

Задачу ты

Исполнил точно. Но еще есть дело!

Который час?

Ариэль

За полдень перешло.

Просперо

Две склянки[7 - Во времена Шекспира склянка (доза песка в песочных часах) на языке моряков означала час времени. Просперо, следовательно, заявляет, что в данный момент два часа пополудни и что он намерен закончить все в течение четырех часов. Это место содержит, таким образом, прямое указание на длительность действия пьесы.]. Время до шести часов

Использовать с расчетом мы должны.

Ариэль

Опять за труд? Опять даешь работу?

Позволь мне обещание твое

Забытое напомнить.

Просперо

Что? Капризы?

Чего ты можешь требовать?

Ариэль

Свободы.

Просперо

До срока? Ни за что.

Ариэль

Прошу я, вспомни:

Тебе служил и верою и правдой,

Не лгал, не ошибался; ты не слышал

Ни ропота, ни жалоб. Обещал ты

Год целый сократить мне.

Просперо

Ты забыл,

От мук каких я спас тебя?

Ариэль

О нет!

Просперо

Забыл! И трудным кажется тебе

Скользить по глади глубины соленой,

На крыльях ветра северного мчаться

Иль для меня спускаться в глубь земли,

Каленой от мороза?

Ариэль

Нет, властитель!

Просперо

Ты лжешь, лукавый дух! Ты позабыл

Колдунью Сикораксу, что от злобы

И старости совсем в кольцо согнулась?

Ариэль

О нет!

Просперо

Забыл, где родилась она?

Ну, говори!

Ариэль

В Алжире.

Просперо

Так, в Алжире.

Раз в месяц должен я напоминать

Забытое? Ту ведьму Сикораксу

За колдовство, за страшные злодейства,

Которые мне тяжко вспоминать,

Изгнали из Алжира, но за что-то

Решили ей оставить жизнь. Не так ли?

Ариэль

Так, повелитель.

Просперо

Колдунью мутноглазую с ребенком

Здесь моряки оставили. А ты,

Мой раб, был у нее тогда слугою.

Но так как ты был слишком нежный дух,

Чтоб помогать делам земным и гнусным, —

Не слушался ты ведьмы, и она

При помощи других, сильнейших духов

Тебя в своей неукротимой злобе

Засунула в расщеп сосны; и там

Ты должен был в мученьях провести

Двенадцать лет. Но умерла колдунья,

Забыв тебя. Там ты стонал и плакал

Шумнее мельничных колес. Наш остров

Не знал тогда присутствия людей;

Один бродил здесь пащенок колдуньи,

Уродец.

Ариэль

Да, сын ведьмы, Калибан.

Просперо

Да, да, тупица Калибан, тот самый,

Что ныне раб мой. Помнишь ты ту пытку,

В какой тебя нашел я? Стоном муки

Ты заставлял выть волка и пугал

Свирепого медведя. Муки ада

То были. А заклятье Сикоракса

Снять не могла уже. Моим искусством;

Я расщепил сосну – и на свободу

Пустил тебя.

Ариэль

Тебе я благодарен.

Просперо

Начни роптать – так расщеплю я дуб,

И там, в его узлистой сердцевине,

Провоешь ты двенадцать зим.

Ариэль

Прости,

О повелитель! Буду я послушен

И кроток.

Просперо

Хорошо. Тогда свободу

Через два дня получишь.

Ариэль

О властитель!

Что должен делать я? Скажи скорей!

Просперо

Ступай и обернись морскою нимфой.

Будь видим мне – и никому другому.

Во образе ее вернись сюда.

Ступай! Исполни порученье точно.

Ариэль исчезает.

Проснись, дитя! Ты хорошо спала.

Проснись!

Миранда

Рассказ твой странный на меня

Навеял словно тяжесть.

Просперо

Сбрось ее.

Где Калибан, что никогда добром

Не отвечает?

Миранда

Это негодяй;

Я видеть не могу его.

Просперо

Но он

Необходим нам. Он дрова приносит,

Огонь разводит. Труд его полезен. —

Эй, Калибан, презренный раб, откликнись!

Ты, ком земли!

Калибан

(за сценой)

Там дров еще довольно.

Просперо

Сюда! Кому я говорю? Есть дело.

Когда ж тебя дождусь я, черепаха?

Появляется Ариэль в виде морской нимфы.

Как ты хорош, мой нежный Ариэль!

Поди, тебе шепну я…

(Шепчет ему что-то.)

Ариэль

Все исполню.

Исчезает.

Просперо

Эй, гнусный раб, ты, порожденный ведьмой

От черта самого, – иди сюда!

Входит Калибан.

Калибан

Пусть вредная роса, что мать сбирала

Пером вороньим с гибельных болот,

Падет на вас! Пусть тело волдырями

Вам ветер юго-западный покроет!

Просперо

За это, будь уверен, нынче ночью

Поплатишься ты колотьем в боку.

Ты не вздохнешь: ведь нечисть будет

Всю ночь тебя терзать, щипать и мучить;

Изрешетит тебя, как сот медовый,

Больней, чем пчелы.

Калибан

Дай мне пообедать.

Ведь остров – мой: он матерью в наследство

Оставлен мне, а ты его украл.

Как ты меня сперва ласкал и гладил,

Давал питье из ягод! Научил,

Как называть огонь большой и малый,

Что светят днем и ночью! И тебя

Я полюбил и показал весь остров:

Где соляные ямы, где ключи,

Где пустыри… Будь я за это проклят!

Пусть чары Сикораксы – жабы, крысы —

Вас заедят! Единственный ваш раб,

Я был здесь царь! Вы ж заперли меня

В скалу, как в хлев, оставив для себя

Весь остров!

Просперо

Лживый раб! Тебе побои

Нужней, чем доброта. Тебя я принял —

Грязь жалкую – как ровню человека;

Ты с нами жил, пока не попытался

Дочь обесчестить!

Калибан

Го-го! Го-го! Жаль, что не удалось!

Ты помешал; а то бы Калибанов.

Я расплодил на острове!

Просперо

Раб гнусный!

Ты добрым впечатленьям недоступен

Способен лишь на зло! Тебя жалел я:

Тебя учил я говорить, работать.

Когда, подобно дикарю, не мог ты

Желанье высказать и лишь мычал,

Как зверь, – я объяснял тебе, какие

Слова тебе нужны. Но злой природы

Не мог добром в тебе искоренить,

Как ни учил. Вот почему тебе

Я для жилья отвел утес пустынный, —

Хоть заслужил ты злейшую тюрьму.

Калибан

Да, говорить ты научил меня, —

Чтоб проклинать я мог! Сгнои тебя

Чума за это!

Просперо

Прочь, отродье ведьмы!

Неси дрова, да поскорей: есть дело

Еще тебе. Плечами пожимаешь?

Смотри! Коль неохотно иль небрежно

Приказ исполнишь, я тебя замучу:

Наполню кости болью, выть заставлю

Так, что от страха звери содрогнутся.

Калибан

Нет, пощади!

(В сторону.)

Повиноваться надо:

Искусством он сильней, чем Сетебос[8 - Этим именем патагонцы называли своего «главного дьявола».],

Бог матери моей.

Просперо

Ступай же, раб!

Калибан уходит.

Появляется Ариэль, невидимый; он играет и поет. За ним следует Фердинанд.

Ариэль

(поет)

Все на золотой песок,

Скорей в кружок,

Поцелуйтесь меж собой!

Утих прибой.

В легкой пляске полетев,

Духи, пойте мой припев!

Внимайте вы!

Припев

(со всех сторон)

Боу! Воy!

Ариэль

Цепные лают псы!

Припев

(со всех сторон)

Боу! Воy!

Ариэль

Чу, слышно – вот

Глашатай дня, петух, поет:

Кукареку!

Фердинанд

Где ж музыка? На небе? На земле?

Вот смолкла… Верно, эти звуки служат

Какому-нибудь божеству. Пока

Оплакивал я гибель короля,

Она по морю вдруг ко мне подкралась,

Смиряя ярость волн и грусть мою.

Она меня влекла – и вдруг умолкла.

Нет, вот опять!

Ариэль

(поет)

Отец твой спит на дне морском.

Кораллом стали кости в нем.

Два перла там, где взор сиял.

Он не исчез и не пропал,

Но пышно, чудно превращен

В сокровища морские он.

Вот похоронный слышен звон.

Припев

Динь-дон! Динь-дон!

Ариэль

Звонят наяды: динь-динь-дон!

Фердинанд

Песнь об отце погибшем говорит.

Не смертных это дело, не земные

Те звуки. Я их слышу в
Страница 4 из 4

вышине.

Просперо

(Миранде)

Приподними-ка длинные ресницы.

Скажи, что видишь ты?

Миранда

Что это? Дух?

Как смотрит он! Поверь мне, мой отец:

Прекрасен вид его, но это дух.

Просперо

Нет, дочь: он спит и ест, как мы, и чувства

Все, как и мы, имеет. Этот щеголь

Крушенье потерпел. Когда б его

Не грызло горе – язва красоты, —

Могла бы ты назвать его прекрасным.

Друзей погибших ищет он.

Миранда

Могла б я

Божественным назвать его: в природе

Я лучше не видала ничего.

Просперо

(в сторону)

Прекрасно! Дух, мой чудный дух, свобода

Через два дня – твоя.

Фердинанд

Ах! Вот богиня,

Чей гимн я слышал! – Снизойди к мольбе:

Скажи, живешь ли здесь? И научи,

Что делать мне? Но первая мольба,

Хоть сказана в конце: ответь мне, чудо,

Ты – смертная?

Миранда

Поверь мне, я не чудо,

А просто девушка.

Фердинанд

Родной язык!

Я – первый там, где говорят на нем.

О, будь я там!

Просперо

Ты – первый? Чем ты стал бы,

Услышь тебя Неаполя король?

Фердинанд

Всё тем же: человеком, изумленным,

Что говоришь о короле. Он слышит,

И оттого я плачу. Я – король.

Я видел, как погиб король, отец мой;

С тех пор не осушаю глаз.

Миранда

Несчастный!

Фердинанд

И все погибли с ним: миланский герцог,

Его прекрасный сын…

Просперо

(в сторону)

Миланский герцог

С прекрасной дочерью тебя легко бы

Мог опровергнуть. Но не время! Сразу

Они уж обменялись взглядом. – Славно,

Мой Ариэль! Свободен ты!

(Фердинанду.)

Два слова:

Боюсь я, что не тот вы, кем назвались.

Миранда

(в сторону)

Зачем отец мой говорит так строго?

Он третий из людей, кого я знаю;

Но первый он, о ком вздохнула я.

Когда б в отце проснулась жалость!

Фердинанд

Если

Ты дева и свободна, – королевой

Неаполя ты будешь!

Просперо

Тише, сударь!

(В сторону.)

Они во власти друг у друга: надо,

Любовь их затруднить – не обесценить

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/uilyam-shekspir/burya-8950336/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Имя Просперо – смысловое; по-итальянски оно значит: «счастливый», «благополучный».

2

Имя Тринкуло родственно немецкому слову trinken – «пить» и французскому trinquer – «чокаться».

3

Имя Калибан, как полагают, не что иное, как измененная форма слова «каннибал».

4

Имя Миранда по-итальянски значит: «изумительная», «чудная».

5

Имя Ариэль встречается в средневековой еврейской (раввинской) литературе как имя одного из ангелов; однако причиной выбора этого имени для «воздушного» Ариэля явилось, без сомнения, созвучие его с итальянским словом aria и английским air, означающими «воздух».

6

Здесь одна из нередких у Шекспира географических вольностей: пересекая Средиземное море, флот неаполитанского короля оказался у побережья Америки.

7

Во времена Шекспира склянка (доза песка в песочных часах) на языке моряков означала час времени. Просперо, следовательно, заявляет, что в данный момент два часа пополудни и что он намерен закончить все в течение четырех часов. Это место содержит, таким образом, прямое указание на длительность действия пьесы.

8

Этим именем патагонцы называли своего «главного дьявола».

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.