Режим чтения
Скачать книгу

Честь Сарда читать онлайн - Андрей Земляной

Честь Сарда

Андрей Борисович Земляной

Драконы Сарда #3

Границы ареала людей подверглись безжалостному нападению неизвестной расы. Уничтожаются корабли, базы, даже населенные планеты. И похоже, цель – полное уничтожение человечества. Гарт, вчерашний заключенный тюрьмы особого режима, пират, а ныне владыка космической империи. И проблемы растут с повышением статуса. Теперь ему придется решать, как справиться с вторжением неизвестной армады. А враг уже у ворот.

Андрей Земляной

Драконы Сарда. Честь Сарда

От всего сердца хочу поблагодарить Карена Степаняна и Александра Ласкина за помощь в работе над книгой. Спасибо, друзья!

Драконы Сарда – немногочисленное (по последним данным около семи тысяч человек), но хорошо обученное подразделение Флота Лакранской империи. Имеет статус Гвардии. Функции – охрана объектов особой важности империи, проведение боевых и полицейских операций в так называемой зоне особого внимания. Сформировано в основном из подростков и молодых людей 10–20 лет.

По форме организации – бригада.

12 батальонов по 300–600 человек, сформированные в четыре полка: Алые Крылья, Драконьи Сучки, Когти Дракона и Дракоши. Отдельные подразделения усиления и поддержки: рота танков в 55 единиц, инженерно-саперная рота (43 ед. техники, 70 чел.), эскадрилья авиационной поддержки (160 многоцелевых аэрокосмических машин тип Заран, 170 пилотов, 195 техников), рота дистанционных средств электронного противодействия – 130 человек, взвод планирования, рота связи, диверсионно-разведывательный батальон Белые Крылья и рота командования – 130 человек.

Линейная рота имеет на вооружении около двухсот боевых мобильных платформ восьмого поколения и 10 десантно-штурмовых катеров различного класса. Рота танков – 55 шагающих танков Вендар, 140 средних танков Ашрок, 230 легких танков Тесса. Все оборудованы ИИ нового поколения и, несмотря на слабое, а местами устаревшее вооружение, подразделение по боеспособности и огневому залпу рота соответствует бригаде первого эшелона Эттарго.

При планировании операций нужно обязательно учитывать высокий моральный дух подразделения, исключительную стойкость в бою, показанную в многочисленных конфликтах как внутри империи, так и на границах, а также весьма значительный потенциал боевых управляющих систем на основе искусственного интеллекта десятого поколения.

Бригада базируется на борту тяжелого линкора «Звезда», выведенного из консервации. (Характеристики см. Примечания).

    Меморандум «Современное состояние армии и флота Лакраны».

    3-е (аналитическое) управление Центрального Управления Разведки Борус

1

Жесткие порядки Новой Империи пришлись по вкусу далеко не всем. Свободная и креативная молодёжь протестует против политики «закручивания гаек» и тотального ограничения прав и свобод гражданина. Неотъемлемая часть каждого государства обеспечение свободы саморазвития каждого гражданина, а также его потребностей. И особенно это касается передового отряда творческой интеллигенции, стоящего на острие социального прогресса и общественных инноваций.

Свободный секс, открытый и анонимный доступ к психоактивным препаратам и всегалактической информационной сети – это требование, от которого мы не отступим и будем добиваться всеми силами…

    Лакрана Тиа. – Медиацентр «Резонанс», События и Факты. Еженедельный выпуск

Молодая демократия Эттарго срочно нуждалась в сырье, редких металлах, и всё это желательно бесплатно. Поскольку собственные перерабатывающие комплексы пострадали в ходе переворота, было принято решение немного пощипать соседей. Лакрана, только что пережившая смену власти, для этого подходила лучше всего, так как их основные предприятия находились на самой границе, и всегда были сильно уязвимы от быстрых налетов. Пограничники часто просто не успевали к месту событий и приходили уже на разграбленный участок.

Эскадра под командованием Тихо Бро уже отправила в метрополию шесть транспортов с таким нужным сырьем. Оставалось заполнить еще четыре, и можно было крутить дырки под новые награды и радоваться пополнению личного счета. Торопившийся закончить рейд адмирал Бро еще раз перечитал доклад агента, работавшего на самой крупной в секторе перевалочной базе, и еще раз прикинул по карте диспозицию кораблей. Небольшой отряд должен был устроить отвлекающий маневр в самой глубине сектора, а пока единственный корабль лакранцев будет торопиться на выручку, он спокойно загрузит все транспорты.

Новая партия заключенных ничуть не удивила начальника рудного комплекса капитана Керинга. Детей и подростков ссылали и раньше. Только вот никогда еще они не прибывали с собственными надзирателями и не выглядели настоящей стаей волчат. Крепкие, жилистые, словно свитые из стальных тросов, новые заключенные с легкостью отбили все попытки подмять их и установили в своем блоке совсем другие порядки. Пища делилась поровну, а норму тех, кто получил травму, перераспределяли на остальных, но как ни удивительны были новые ссыльные, их надзиратели были еще более странными. Такие же молодые, подтянутые, словно из одного с каторжанами инкубатора и с такой же, как у них, ранней сединой в волосах.

В первый же вечер старших надзирательниц попытались склонить к постельным утехам, но кроме грандиозного побоища из этого ничего не вышло. В результате десять охранников получили травмы различной тяжести, а одного даже пришлось отправить в тыловой госпиталь. При этом сами девчонки отделались лишь синяками и царапинами.

Но норму бешеная команда давала как часы, так что начальнику каторжного поселения пришлось смириться с этой странной компанией.

На свою территорию новые надзиратели никого не пускали, и Керинг был бы сильно удивлен, увидев, как, сменяясь попарно, заключенные и надзиратели долбают прочный камень, а в обед сидят вместе плечом к плечу, питаясь из одного котелка.

Сигнал тревоги, по которому все надзиратели должны были прибыть в центральный пост, прозвучал в самом начале смены. Лама Керн, проводившая развод, посмотрела на экран коммуникатора и перевела взгляд на сразу подтянувшихся девчонок и мальчишек в грязных робах.

– Так, ребятки. Похоже, началось. Бегом в спальный барак и переодеваться. Первый взвод – к центральному посту, второй – к реакторному залу. Мастер-ключи получить у Найра. Остальным – экипироваться и ждать моей команды. Ита, Реата, за мной. Дежурному отделению блокировать вход в сектор.

Крейсер Эттарго налетел словно вихрь. Не успели системы дальнего предупреждения об атаке выдать координаты вражеского корабля, как десятки скоростных ботов уже маневрировали под огнем зенитных батарей, выжигая огневые точки. Еще не стих бой, а передовые группы уже вскрывали главный шлюз, готовясь открыть дорогу основной части десантников. Немногочисленные охранники и надзиратели не могли оказать никакого сопротивления, и уже через десять минут причально-погрузочный комплекс был захвачен.

Транспорт подогнали к погрузочному окну, когда прямо над крейсером, словно из ниоткуда, материализовался огромный корабль.

Артиллерийская дуэль была недолгой. Удар позитронных пушек гиганта сразу уничтожил реакторный отсек,
Страница 2 из 15

лишая крейсер возможностей к сопротивлению. Пытаясь спасти хотя бы людей, капитан приказал покинуть корабль, и экипаж на многочисленных спасательных шлюпках ринулся к горнодобывающему комплексу, стремясь поскорее укрыться в глубине его переходов.

Две роты из состава полка Драконьи Крылья, отбив попытки захвата реакторного узла и поста управления, начали зачистку помещений. Одетые в тяжелые бронескафы и вооруженные штурмовыми винтовками, бойцы выбивали захватчиков, постепенно отжимая их к главному шлюзу.

Один из охранников, занявший позицию за изгибом коридора, уже попрощался с жизнью, когда сзади раздался легкий шорох. Он не успел перебросить автомат, когда ствол замер, схваченный крепкой рукой.

– Спокойно, сержант. Свои. – Девушка в форме офицера службы охраны отпустила автомат и выдернула из ножен на предплечье узкий нож. Выставила кончик отполированного клинка за поворот и посмотрела в отражение. – Давно тут сидишь?

– Да как. С самого начала.

– Круто. – Девушка уважительно кивнула, оценив кучу накрошенных дроидов и вражеских бойцов, и сбросила с плеча ремень штурмовой винтовки. – Сейчас мы им дадим прикурить.

– Ты бы шла, девонька. – Сержант нахмурился. – Сейчас подгонят что потяжелее, и поляжем мы с тобой, как два огурца на одной тарелке. Лучше давай-ка дуй в боковой ход, а я их тут придержу. Мне-то уж все одно ложиться здесь, а ты отсидишься. Они глубоко не полезут. Гробанут все, что сверху лежит, да отвалят поскорее.

Девушка усмехнулась и неожиданно внимательно посмотрела в глаза старому вояке.

– Знаешь, вот ты сейчас меня удивил. Спасибо. – Она хлопнула сержанта по плечу и широко улыбнулась. – Все нормально будет.

Девушка вытащила из подсумка удлиненную гранату, промаркированную тремя красными кольцами, и осторожно вставила в ствол гранатомета.

– Ох ты ж! – Сержант заткнул уши руками и, когда граната, полыхнув ракетным двигателем, вильнула за поворот, плотно закрыл глаза и даже отвернулся.

Хлесткий удар взрывной волны донес до них какие-то обломки и осколки, стеганувшие по стене. Девушка прислушалась и, расстегнув рукав комбинезона, посмотрела на необычно широкий экран коммуникатора.

– Ага. – Она кивнула и коснулась мизинцем одной из зеленых точек. – Здесь Трисса. Шестой коридор первого уровня. Жду поддержки.

– Трис, твои ребята от тебя в ста метрах. Ты как?

– Нормально. – Девушка озорно улыбнулась и подмигнула сержанту. – Еле выбралась из технического блока.

– Вот понесла тебя нелегкая, – ворчливо отозвалась Лама. – Стой там. Ты же вообще без брони.

– Никто не живет вечно.

– Вот я всё расскажу Гарту! – сердито пообещала Лама и отключилась.

Сержант, слышавший всю эту перепалку с широко раскрытыми глазами, не успел ничего сказать, как из технического коридора вывалилась группа из двух десятков бойцов и, рысью подбежав, замерла в двух шагах.

– Капитан, ваша броня и форма. – Один из бойцов, откозыряв, сбросил на пол тяжелую сумку. – Мы вас едва догнали.

– Так шевелились быстрее, и догнали бы. – Трисса, ничуть не стесняясь, разделась до трусиков и стала надевать обтягивающий комбинезон.

– Ох ну ни хрена себе! – Сержант замер, увидев на груди девушки знак за полсотни боевых операций и эмблему подразделения на алом гвардейском фоне. Несмотря на то что комбез довольно быстро скрылся под толстой оболочкой брони, он встал, одернул форму и, коротко козырнув, вытянулся по стойке смирно.

– Вольно, сержант. – Трисса надела шлем и оглянулась на своих бойцов. – Разведка?

Сразу же за поворот улетела крошечная камера, похожая на насекомое.

– Давай еще пару штук, и двинули.

Такого старый десантник еще не видел. Словно единый механизм, общаясь только скупыми жестами, солдаты двигались по коридорам, мгновенно реагируя на малейшую угрозу. Счет убитых уже перевалил за полсотни, когда с высокого потолка обогатительного цеха на них плавно, словно в замедленной съемке, спланировали две фигуры в матово-серых комбинезонах и, как показалось сержанту, с клинками вместо рук. Он ничего не успел понять, когда вокруг возник вихрь сверкающей стали и летящие по воздуху брызги крови. Через несколько секунд все было кончено. Двое из гвардейцев зажимали широкие резаные раны, а Трисса, стряхнув с ножей кровь, склонилась над лежащими серыми телами.

– Надо же. – Клинки беззвучно нырнули в набедренные ножны. – Гвардейцы Эттарго. Откуда они тут взялись, интересно. – Она прижала коммуникатор, переходя на командирский канал.

– Лисса, у меня тут два эттаргских гвардейца.

– Всё?

– Да, остывают. – Трисса носком сапога перевернула тело. – Двух моих порезали, но слава Отцу, едва задели.

– Спасибо, Трис. Я передам нашим.

Командир разведвзвода подошла к раненым.

– Вы как?

– У меня нормально. – Парень, зажимавший плечо, осторожно отнял руку и посмотрел на рану, залитую медицинским гелем. – Представляешь, бронепластину пробил!

– А у меня, похоже, мышцы задеты. – Девушка, уже получившая дозу обезболивающего из автоматической аптечки, напряженно улыбалась.

– Эвакуация, – отрывисто бросила Трис, и раненых сразу подхватили, помогая добраться до санчасти.

Через час зажатые в ангаре основного шлюза солдаты Эттарго предпочли сдаться.

Разоренное гражданской войной хозяйство огромной империи приходилось собирать буквально по кусочкам, и стыковать на живую нитку, восстанавливая экономические связи. Из тридцати двух планет, входивших в империю, лишь пять присоединились на основе союзного договора. Для остальных была разработана специальная процедура, не предполагающая сохранения суверенитета, но оставшиеся фактически без защиты и военного присутствия планетарные правительства постепенно склонялись в пользу присоединения. Тем более что военная хунта, захватившая Эттарго, уже вовсю резвилась на дальних подступах к империи, а их условия были гораздо хуже.

Представители планет, идущие бесконечной чередой на прием к Гарту, просили, требовали, взывали к человеколюбию, общечеловеческим ценностям и прочим глупостям, но разговор у нового императора был короткий. Или безоговорочное принятие условий договора, или полностью самостоятельное плавание. И тут политика Имперского Совета, поддерживающего узкую специализацию планет, сыграла на руку Новой Империи. Аграрные миры не могли с ноля наладить производство высокотехнологичного оборудования, а промышленные нуждались в продовольствии. Если учесть, что корабли строились всего в трех подконтрольных Гарту мирах, то участь независимых планет была предрешена.

Но Гарт не требовал невозможного. Его условия были даже легче, чем у почившего в бозе Имперского Совета. В целом все претензии местных властей так или иначе касались запрета в империи на частные банки и ограничения, накладываемые на крупные корпорации. Олигархи категорически не желали делиться властью и пробовали различные подходы, для того чтобы сломить молодого, но строптивого императора.

Около десятка неудачных покушений на его жизнь и полсотни заговоров различной серьёзности так и не стали достоянием широкой общественности. Ран вай и телохранители из Атана хорошо делали свою работу. И лишь единицам повезло умереть на месте преступления,
Страница 3 из 15

а большинство из убийц закончили свои дни в камерах Службы Безопасности, наперегонки исповедуясь следователям.

Самой серьезной угрозой по-прежнему оставались два киборга, но по их следу шли отборная группа ран вай и взвод Драконьих Гвардейцев, во главе с матерью Гарта, и, судя по всему, шансов у киборгов практически не осталось.

Гораздо хуже был тихий саботаж решений и приказов, который тормозил любое, даже самое нужное дело. Бюрократия, существовавшая в узком промежутке между правителем и простыми людьми, была заинтересована лишь в том, чтобы любое дело сталкивалось с максимальным количеством трудностей, которые она сама создавала, а после героически преодолевала. Дело пошло только после того, как была введена общественная оценка эффективности и институт имперских комиссаров, которые были кровно заинтересованы в конечном результате. В случае положительной оценки комиссар получал значительные бонусы, а должностные преступления наказывались двукратными сроками на каторге.

Тут Гарт ничего не изобретал, а лишь восстановил организацию, существовавшую до Имперского Совета, а вот создание сети детских домов нового формата было целиком заслугой Гарта. Теперь каждый, кто оказался без попечения родителей, мог написать заявление, и его мгновенно переводили на Сард в одно из училищ, где лучшие преподаватели готовили детей к тому, чтобы в будущем стать опорой государства. Зарплаты в этих учебных заведениях Гарт установил такие, что на каждое вакантное место было больше ста соискателей, поэтому брали лучших из лучших. Будущей элите империи давали всё, что могли, но и спрашивали по всей строгости, а тех, кто не смог угнаться за программой или не вписывался в коллектив, просто переводили в другие детские учреждения, где все было намного проще.

Вновь назначенный министр просвещения, педагог с пятидесятилетним стажем, как раз пытался отговорить Гарта, от разделения учебных заведений на элитные и простые.

– Но поймите, – статный серебряно-седой мужчина в сером длиннополом пиджаке размахивал руками и никак не мог успокоиться. – Как же остальные дети? Ведь у них до конца жизни будет сформирован комплекс неудачника?

– Это неправда. – Гарт покачал головой. – Отбор в целевые школы идет не по способностям, а скорее по желанию и возможностям работать и преодолевать трудности. Принимают всех, после чего идет два месяца установочного периода. И там главное не сколько и что умеет человек, а насколько он хочет и может работать. Причем и тут есть различные варианты. Вы же были на промежуточных тестах?

– Но как же остальные?

– Да никак. – Гарт пальцами потер уставшие глаза и, откинувшись на спинку кресла, вытянул ноги. – Есть коммерческие школы, которые готовят управленцев для крупных корпораций, есть полтора десятка военных училищ и целая куча профессиональных. Мне вот Восьмиугольник жаловался, что у них в спецшколе недобор, а зарплаты там, кстати, повыше, чем у меня.

– Но все знают, что выпускники сардских спецшкол имеют гарантированное продвижение по службе! – никак не успокаивался министр.

– Откуда это, интересно? – Гарт усмехнулся. – Школы только-только начали организовываться. Из двух десятков запланированных начали прием только восемь, а в остальных лишь формируем преподавательский состав…

– Вы фактически ограбили несколько тысяч учебных заведений по всей империи!

– А такое слово, как концентрация, вам известно? – холодно поинтересовался Гарт. – Мне приходится собирать лучшие силы в один кулак, чтобы переломить ситуацию. Почти полсотни лет школы выпускали потребителей. Жрущее и срущее стадо. Если кто-то и поднимался над этой толпой, то был скорее исключением из правил, а мне уже через пять-восемь лет нужно будет проводить кардинальную чистку аппарата. И кого я поставлю на освободившиеся места? Тех, кому слова дурь или деньги заменили слово Родина?

– Нельзя выбрасывать на помойку два поколения собственных граждан. – Министр опустил голову.

– Я и не выбрасываю. – Дракон пожал плечами и, отодвинув кресло, встал. – Я не создаю для них резерваций и не собираюсь этого делать в дальнейшем, но правила игры изменились, и в первую очередь я буду продвигать тех, для кого Лакрана родной дом, в котором нужно работать, а не лежать на диване, выискивая для себя местечко потеплее.

– Но…

– Все, господин министр. Наш разговор окончен. Если считаете, что эта ноша не по вам, что воспитание гражданина это не ваша работа, я готов принять вашу отставку, хотя мне этого очень не хочется. Все же найти замену для такого специалиста, как вы, почти невозможно.

Сатта эм Тасса – личный секретарь императора и начальник его ближней охраны, все время разговора сидевшая за угловым столом, закончила обрабатывать какой-то документ и, проводив взглядом министра, покинувшего кабинет, насмешливо прищурилась.

– Демократ. Хочет всего и для всех.

– Ага. – Гарт кивнул. – Причем разом, и пусть никто не уйдёт обиженным. Что у нас на сегодня?

– Обещал быть Сархо, и рвется на прием глава медиацентра Каросса.

– А этому чего надо? – Гарт удивленно поднял брови.

– Этой. – Ран вай улыбнулась. – Рида Торн, пятьдесят три года, выпускница Бентамской академии, по специальности управление медиабизнеса.

Имеет репутацию самой зубастой журналистки во всей империи. Видимо, желает посверкать на твоем фоне.

– Послать?

– Нельзя. – Сатта развела руками. – Если тебя не будет на экране, значит, там будут какие-то выдумки про тебя. Информационное пространство не терпит пустоты, и вакуум обязательно заполнится.

– Хром с ней. Назначь время.

– Уже. – Шеф имперского секретариата кивнула. – Ещё на сегодня визит в Первую Гвардейскую. Там выпуск сержантской школы, приём новых ребят и вручение знамени новой роте – Чёрные Крылья. Потом награждение Ламы с девочками, ну и всеобщая гулянка.

– Гулянка это хорошо. – Гарт задумчиво кивнул. – Слушай, а может, совместим? Ну, я про эту журналистку. Пригласи её на выпуск, пусть посмотрит на наших мальчиков и девочек, заодно поговорим где-нибудь?

– Хорошая мысль. – Сатта задумчиво постучала карандашом по планшету. – Хорошо. Так и сделаем.

Обычно Гарт ходил в гражданском костюме, но на выпуск, естественно, надел форму бригадного генерала, которого ему единодушно присвоил Государственный Совет. В силу того что от дипломатических наград Дракон категорически отказывался, а иных орденов и медалей он как-то не выслужил, мундир смотрелся довольно аскетично, но император твёрдо считал, что не в наградах авторитет лидера.

Охрана, в том числе и Сатта, тоже были в форме, и из вереницы правительственных транспортов на плац перед главным корпусом бригады вывалилась внушительная группа военных.

Подавляющее большинство солдат, сержантов и офицеров Первой Гвардейской Гарт знал лично, поэтому встреча была бурной и вполне дружеской. Потом, также в семейной обстановке, он вручил новенькие сержантские эмблемы сотне выпускников школы, произнёс короткую речь для трёхсот мальчишек и девчонок, которые успешно сдали экзамен и были приняты на службу в бригаду. По уже устоявшейся традиции брали подростков не младше двенадцати и не старше пятнадцати лет, поскольку с шестнадцати они
Страница 4 из 15

уже могли поступать в военное училище, готовившее сержантов и офицеров для всей армии и флота Лакраны, а также внутреннее училища Гвардии.

Отдельным списком шли офицеры, написавшие рапорта на перевод в гвардию, и прошедшие сито отбора. Таковых набиралось немного, но человек десять в месяц принимали. В основном специалистов военно-инженерного профиля, медиков и ряда других. Несмотря на то что готовили в бригаде по всем специальностям, но вакансий было ещё больше. Гвардейская бригада постепенно расширялась до полноценной воинской части в восемь тысяч человек, а в планах было создание дивизии общей численностью до двадцати пяти тысяч.

Всю эту праздничную суету Рида Торн наблюдала, высадившись из редакционного флаера буквально перед посадкой императорского кортежа.

Снимавшие одновременно с десятка летающих камер операторы остались в флайбусе, за своими рабочими местами, а Рида бродила между веселящимися мальчишками и девчонками в форме и никак не могла понять, что же её раздражает во всём этом.

Но она не была бы профессионалом, если бы позволила чувствам вмешаться в рабочий процесс. Десятки летучих интервью она перемежала информацией о тех или иных событиях, с вкраплениями видеороликов, историческими экскурсами и всем тем, что составляет тело хорошего репортажа, а что репортаж будет хорошим, Рида не сомневалась.

– Госпожа Торн?

Стоявшая за спиной девушка уже была известна империи как Сатта эм Тасса, личный секретарь и телохранитель императора, а также одна из его любовниц. Девушка была настоящей красавицей, и её фотографии, снятые тайком на одном из пляжей в санатории Кил Гилоу, уже разошлись по сети, множа толпы страждущих.

Спокойная, как и все ран вай, она терпеливо ждала, пока журналистка закончит говорить в камеру и отвернётся.

– Вас ждут.

Сатта качнула головой и пошла вперёд, ничуть не заботясь о том, идёт ли гостья за ней следом.

– Оператор, ещё две камеры на меня. – Рида поспешила вслед за ран вай, лихорадочно вспоминая список вопросов, составленный накануне.

– Плюс две камеры, – отозвался старший оператор, и три летающих дрона, блестя крупными линзами объективов и едва шелестя моторчиками, повисли в метре от её головы.

Император Гарт действительно ждал её в своём кабинете, но не за рабочим столом, а в углу, где стояли удобные кресла, и уже был сервирован столик.

– Прошу вас. – Гарт встал, встречая журналистку, и подал ей руку, помогая сесть в глубокое кресло. – Как вам понравился праздник?

– Замечательно. – Рида широко улыбнулась. – И праздник, и концерт… но, знаете, я бы с большим удовольствием увидела этих ребятишек в обычной одежде и занимающихся каким-нибудь мирным делом.

– Я тоже. – Гарт кивнул. – Но, к моему сожалению, альтернатива такова. Или мы защищаем свою землю, или здесь будут совсем другие порядки.

– Но ведь простым людям всё равно! Они точно так же будут растить детей и собирать машины…

– Нет, не всё равно. – Гарт покачал головой. – Я тоже так думал некоторое время назад, но теперь убедился, что был не прав. Для захватчиков мы просто мясо. Ресурс, которым можно пренебречь. Ну, вот как, например, застрявшая в болоте машина. Мы посчитаем, что выгоднее, вытаскивать её или оставить гнить в болоте, и в случае чего примем решение, исходя из экономической выгоды. Кроме того, население всех покорённых планет будет бесправным скотом, мнение которого не спросят, даже если такая оказия и случится. Никто не будет развивать здесь высокотехнологичные производства или растить грамотных специалистов. Все вакансии руководителей займет колониальная администрация и в лучшем случае те, кто полностью ей лоялен. Мы превратимся в вечную периферию. Помойку для центральных миров метрополии. И люди это прекрасно понимают.

– Но дети!

– И дети тоже. Когда мы воевали с Имперским Советом, шли в бой все способные держать оружие. И подростки, и даже дети. Сейчас такой необходимости нет, но они занимаются учёбой. И не только военным профессиям. Каждый получает мирную специальность, плюс всё то, что необходимо знать молодому человеку для нормальной жизни. Ну и конечно, общеобразовательные предметы, плюс клубы по интересам. Кроме того, часть из них занимается по особой программе подготовки управленческих кадров. Через пять-семь лет, когда их обкатают по различным ситуациям и в разных средах, будут отличные специалисты.

– Расставляете своих людей? – Рида Торн зло прищурилась.

– А вам бы, конечно, хотелось, чтобы я расставлял ваших? – Гарт от души рассмеялся. – Так они уже науправлялись по самое не могу. Я напомню, Рида, что из ваших сокурсников по университету пять занимали высшие должности в администрации Совета, а кое-кто даже входил в Совет. Детские тюрьмы, пятиминутные суды… это всё ваш Совет. И если вы вдруг забыли, тотальная цензура и пропадающие без вести журналисты это тоже ваш Совет. Сейчас вы говорите что хотите и где хотите. Ограничения наложены лишь на разглашение государственной и военной тайны, а также на пропаганду насилия, наркотиков и алкоголя. Весь взлёт так называемой свободной прессы был оплачен, с одной стороны, деньгами Боруса и Эттарго, а с другой – кровью наших мальчишек и девчонок. И вся ваша так называемая честность и правдолюбие лишь тонкая прослойка между кровью и деньгами, но обратите внимание. Никто вас не обижает и за ноздри в безопасность не тащит, но вот денег государственных вы, конечно, не увидите.

– А кто увидит? – Журналистка хорошо держала удар, даже не изменилась в лице.

– Новый всеимперский медиацентр «Лакрана». Сейчас идёт организационный период, и набирается коллектив. В основном из сетевых авторов и действительно свободных журналистов, – спокойно произнёс Гарт. – Понимаете, нам очень нужна оппозиция. Просто как воздух. Люди, которые будут честно и открыто говорить, где у нас плохо, а где совсем завал. Только вы на эту роль не подходите. Пишете о мелочах, недостойных даже упоминания, топите вещание в информационном шуме, а о том, что действительно важно, не пишете совсем. Ну вот, например. Свадьба сына президента Боруса на первых страницах вашего издания. Кто в чём был одет, что ели и пили, а также кто демонстрировал свои артистические таланты, а вот о банде казнокрадов на Элорийском производственном кластере и о покрывавших их судьях ни слова. Почему? Да потому что среди них затесался один из деловых партнёров владельца вашего медиахолдинга, а ведь воровали люди сотнями миллиардов. Благодарная тема, и общественный отклик гарантирован, но один разговор с владельцем – и вы бодро вычеркнули все публикации на эту тему.

– Нужно ещё разобраться, ведь ведётся следствие…

– В других случаях вам это ничуть не помешало, – спокойно ответил Гарт. – Стоило паре гвардейцев начистить лица подвыпившей компании, как ваш холдинг разразился целой серией статей. И кстати, вы до сих пор не опубликовали официальные извинения тем, кого облили грязью в своих статьях.

– Хорошо, давайте поговорим об агрессивной политике империи. Флот и армия практически втянуты в войну с Эттарго…

– За наши же рудные поля, – прервал её Гарт. – Мы не лезем к ним, но защищаем собственные владения. И будем защищать.

– Но смерть трёхсот военнослужащих
Страница 5 из 15

флота Эттарго…

– Жизнь пяти моих сестёр и братьев не стоит даже такой цены. Там на рудном комплексе погибли пять гвардейцев, а восемь были ранено. Всем от пятнадцати до восемнадцати лет. Я бы, честно говоря, уже сейчас устроил карательный рейд на их столичную планету, но вот советники отговорили. Вроде как эта вылазка была частной инициативой офицеров флота, но если такое будет повторяться, ответ будет… существенным.

– Почему же у нас на границах сплошные конфликты? Может, это мы не умеем жить в мире?

– И это ложь. – Гарт спокойно улыбнулся. – Борус воюет со всеми, с кем граничит. Эттарго, в свою очередь, в мире только с Финратой, и то потому, что граничат они никому не нужными пустыми пространствами да ещё и с физическими аномалиями. И если основной ряд металлов можно добывать где угодно, мест, где есть залежи сверхтрансуранидов, совсем немного. Собственно, размеры запасов этих металлов и определяют количество и тоннаж кораблей. И именно за эти залежи сражаются все флоты и гибнут люди. Потому что это реакторные стержни, это корабли и это межзвёздная торговля и контроль коммуникаций.

– Хорошо, теперь, если можно, я перейду к другому вопросу. В своё время Совет принял достаточно спорное решение о введении градации гражданства. Было введено всего четыре степени гражданства, от высшей до четвёртой – низшей. И каждая категория имела свой список прав и обязанностей. Граждане Лакраны полагали, что как только власть сменится, это дискриминационное решение будет отменено.

– Почему это вы решили, что граждане спят и видят отмену градации гражданства? – удивился Гарт. – По нашим данным, более семидесяти процентов населения этот вопрос вообще не интересует, а те, кто интересуются – знают, что повышение категории происходит открыто, прозрачно и просто. Например, можно отработать пять лет на тяжёлых работах и автоматически получить третий уровень. Затем можно окончить высшее учебное заведение или отслужить в армии полный пятилетний контракт, после чего сдать соответствующий экзамен и перейти во вторую категорию. Ну, а первая даётся за особые заслуги перед обществом. Например, служба в правоохранительных органах в течение двадцати пяти лет или десятилетний офицерский контракт в боевых частях даёт право запросить гражданство первого класса. И заметьте – право! Не обязанность, а всего лишь право. И всё это нужно лишь для того, чтобы иметь возможность быть избранным на выборные должности и участвовать в выборах. Третий класс участвует добровольно, второй и первый – в обязательном порядке. То же касается выдвижения. Гражданин второго класса может отказаться, например, от выдвижения на должность районного судьи, но гражданин первого класса такой возможности не имеет. Он будет обязан в случае избрания отработать полный трёхлетний срок на выборной должности или понизит уровень гражданства. Потом перерыв в десять лет, и его вновь можно будет избрать. Таким образом, гражданство верхних категорий это не права, а обязанности, а уголовный кодекс для всех один, так же как и прочая ответственность. Единственное, что у нас прописано, так это повышенная мера наказания для совершивших должностное преступление или находящихся на должностях, связанных с государственным управлением.

Таким образом, если вы украдёте булку из магазина, по имперскому кодексу получите неделю воспитательных работ и обязательство посещать курсы переподготовки, а то же действие, совершённое, например, полицейским, уже попадает под тяжкие административные нарушения, и хватанёт такой гражданин уже до месяца трудов на свежем воздухе. Это не механическое удвоение срока, а передвижка на следующую ступень тяжести преступления, но мы здесь не придумывали ничего нового. Был просто взят за основу старый Лакранский Кодекс и слегка переработан к текущим условиям.

– Но таким образом из общественной жизни выбрасываются сотни миллионов граждан!

– Не болтайте ерунды, Рида. – Гарт нахмурился. – Что может быть проще, чем отработать санитаром пять лет, к тому же получая весьма неплохую зарплату и полный социальный пакет?

– А как же художники, музыканты…

– Пусть заканчивают соответствующее заведение, представляют свои работы на конкурс и, если желают, могут хоть сутками участвовать в общественной жизни. Есть даже специальная программа для инвалидов. У империи нет ненужных людей, и нет желания загонять всех в одно стойло.

– А ваш запрет на предметы роскоши? Разве это не желание загнать всех в один загон?

– А почему вообще должны существовать отличия между людьми иные, чем полезность для общества или затраченные самим человеком усилия на собственное развитие? – Гарт улыбнулся. – Но тут я вас обрадую. Через месяц, или около того, по всей империи начнут свободно продаваться изделия из бриллиантов любых размеров.

– Закон будет отменён? – Журналистка удивлённо округлила глаза.

– Нет, конечно. – Гарт рассмеялся. – Просто бриллианты вплоть до камней в два-три карата будут стоить столько, что их сможет купить любая школьница на свои карманные деньги. Мы нашли и пустили в разработку несколько крупных астероидов, практически полностью состоящих из углерода, и алмазов там на многие сотни лет. Основное назначение, конечно, военное и научное, но и того, что останется, хватит, чтобы золотое кольцо с крупным бриллиантом студент мог подарить своей подружке. Объемный принтер повторит для вас любой ювелирный шедевр из культурного наследия человечества, и технику останется лишь закрепить камни и принять у клиента оплату.

– Да, золотом сейчас даже здания покрывают. – Рида с тоской вспомнила свой роскошный золотой гарнитур из десяти предметов, подаренный одним из любовников.

– Та же ситуация и с платиной, и с другими благородными металлами. Так что запрет на средства роскоши будет ликвидирован самым кардинальным образом. Мы сделаем роскошь доступной. Ну, а тех, кто всё же захочет покрасоваться деньгами, будут ждать всё новые и новые огорчения.

– Почему вы так не любите богатых? – Рида даже отстранилась слегка, словно заподозрила собеседника в чём-то постыдном и заразном.

– Ерунда. – Гарт небрежно взмахнул рукой, отметая предположение журналистки. – К богатым я отношусь нормально. Точнее, не связываю своё отношение с количеством денег у человека. – А вот к тем, кто делает из денег не средство, а цель, действительно отношусь плохо, но, кстати, моё отношение к такого рода людям никак не отражается на их жизни. Они точно такие же граждане Лакраны, как и все остальные.

– До общественности нашей империи дошли слухи о конфликте, который произошёл между вами и правителем республики Борус.

– Не было никакого конфликта. – Гарт усмехнулся. – Как известно, правитель болен, и медики республики не могут ничем помочь. Его представители обратились ко мне с просьбой продать таблетки молодости, а я отказал. Почему отказал? Да потому, что правитель Боруса – тупой беспринципный мудак, каких поискать. Кроме того, он враг нашей империи, а лечить врага как-то глупо. Что бы он ни пообещал, стоя на грани жизни и смерти, не стоит и ломаной монеты после выздоровления.

– Но принципы гуманизма…

– Этими глупостями вы будете возбуждать друг
Страница 6 из 15

друга на артистических тусовках. – Император улыбнулся. – Нет никаких принципов гуманизма. В лучшем случае мы соблюдаем интересы своего народа в ущерб другим народам, ну и плюс чтим некие моральные нормы и не делаем неприемлемого с точки зрения нашей совести, а про гуманизм рассуждают, как правило, те, что под этой завесой убивают мирных граждан и грабят их дома.

– Из вопросов, присланных к нам в редакцию, мы выбрали три наиболее часто встречающихся. Прежде всего, женская аудитория интересуется вашей избранницей. Ждать ли нам императорскую свадьбу и с кем?

– Пока этот вопрос решается с избранницей. – Гарт едва заметно улыбнулся сидящей рядом Сатте и вновь перевёл взгляд на журналистку.

– Ещё людей интересует, что вы думаете по поводу отъезда выдающихся представителей творческой интеллигенции из Лакраны.

– Ой врёте мне, госпожа Торн. – Гарт покачал головой. – Да когда это наших людей интересовала судьба пары десятков раскрашенных обезьян, взявших на себя роль властителей дум и толкователей смысла? Строго говоря, они вообще кроме самих себя никому не интересны. Ну уехали, ну и хром с ними. Наша страна для тех, кто в ней живёт. Если не нравится что-то – собирай подписи, пусть Сенат рассматривает. Не нравятся главы государств, входящих в империю и составляющих состав Сената – есть законодательные инструменты отречения от власти и всё такое прочее. В конце концов, можно просто писать всё, что думаешь, как, например, видный оппозиционер Варган Тисо. Насколько я знаю, у него огромная армия поклонников и живёт он в свое удовольствие, и никто его не трогает. Могу сказать больше, что многие законодатели внимательно штудируют статьи Варгана Тисо на предмет ценных идей, находят их и воплощают в свои законопроекты. И будь господин Тисо чуть менее высокомерным и спесивым, уже давно получал за свой труд немалые деньги, как и все законодатели.

– А отъезд организаторов «Имперской красотки»?

– Вы и правда считаете, что нормально, когда девушка раздевается на камеру, демонстрирует всю свою анатомию и физиологию? Сотни скандалов с сексуальной подоплёкой, тысячи уничтоженных биографий… Да к костям такие конкурсы! Мы вот лучше организуем всеимперский конкурс молодых мастеров. Всё смысла будет больше, а обнажённые девичьи прелести оставим ночным каналам…

Браслет на руке Сатты замерцал, она прижала один из камней и, выслушав сообщение, постучала стилусом по планшету, привлекая внимание Гарта.

– Что там?

– А-четыре, – сухо ответила Сатта, вставая.

– Сожалею, госпожа Торн, но мне придётся прервать интервью. – Гарт тоже встал. – У нас ситуация высшей степени приоритета. Может быть, после?

– А что случилось?

Гарт вопросительно посмотрел на Сатту.

– Где?

– Норн, – коротко ответила ран вай.

– Восстание на Норне, – пояснил Гарт журналистке. – Полагаю, ничего серьёзного, но реагировать придётся.

– А я могу… – Глаза у девушки стали огромными, и Рида замерла, ожидая ответа императора.

– В принципе, журналисты в кризисный центр допускаются. – Гарт задумчиво посмотрел на Риду и прищурился. – Хорошо. Только мгновенно выполнять все распоряжения начальника пресс-центра и согласовывать с ним все выступления. Всё же категория «А» – дело серьёзное. Скажете что-то не то, и мы потом будем расхлёбывать несколько лет.

Огромный сверхзащищённый бункер кризисного центра находился глубоко в недрах горного массива, куда вела скоростная подземная магистраль. Четыре вагона проскочили две сотни километров за десять минут и высадили императора с ближайшим окружением в подземном зале, куда уже стекались разнообразные специалисты, обеспечивавшие работу центра.

В рабочем зале кризисного центра, где всю стену занимал огромный монитор, уже сидели десятки людей, принимавшие донесения и информацию.

– Доклад, – бросил Гарт, усевшись в кресло.

– Тридцать две минуты назад получен сигнал тревоги из имперского представительства на Норне. После классификации тревоги индексом А-четыре были подняты по тревоге дежурные подразделения флота, Первая Гвардейская, дивизия Атанские Щитоносцы и Первая дивизия мобильной пехоты. Также по всем представительствам и госучреждениям империи был разослан сигнал «Эвер-красный». Судя по картинке с камер, вначале у представительства собралось около пяти тысяч человек с антиимперскими лозунгами. Потом начался штурм. Системы безопасности здания отключилсь, поэтому здание было относительно быстро захвачено.

– Потери?

– По данным системы контроля жизненной активности – тридцать пять бойцов планетарной пехоты и восемь сотрудников миссии. Сто тридцать пять военнослужащих, гражданских специалистов и их семей захвачено. Кроме того, получено сообщение от некоего «Штаба Свободного Норна»…

На экране возникло круглое бородатое лицо, в котором Гарт не сразу признал главу Совета Старейшин Норна.

– Я обращаюсь ко всем жителям империи! Кровавый бесчеловечный режим должен пасть…

– Нельзя перемотать ближе к делу?

– Сейчас, государь.

– …требования. Император должен прилететь к нам один и прийти сюда в зал Совета Старейшин, чтобы мы могли судить его нашим, справедливым судом кланов Норна. Если требования не будут выполнены, мы начнём казни заложников.

– По делу – всё?

– Да, император. – Дежурный офицер кивнул. – Остальное – идеологическая шелуха.

– Связь им блокировали?

– Согласно «красному» протоколу, – подтвердил офицер. – Кроме того, зафиксированы попытки гиперсвязи с абонентом в Борус.

– Это понятно. – Гарт повернулся к Сатте. – Курьерский корабль, парадную форму, комплект номер шесть.

С застывшим, словно ледяная маска, лицом девушка быстро скрылась в служебном коридоре, а Гарт встал с кресла.

– Господа, вынужден вас покинуть на некоторое время. Надеюсь, за время моего отсутствия новых восстаний не будет.

Все присутствующие молча встали, отдавая воинское приветствие главнокомандующему, и бункер он покинул в одиночестве. Когда император покинул центр управления, оказавшаяся вдруг без присмотра журналистка подошла к задумчиво смотрящему в пространство начальнику разведки империи генералу Сархо.

– Простите, а что такое комплект номер шесть? – А? – Сархо сфокусировал взгляд на Риде Торн и на секунду задумался. – Это набор для пикника. Прошу прощения, госпожа Торн, мне нужно уточнить список приглашённых.

Лёгкий крейсер, переоборудованный для достижения максимальной скорости, уже стоял на площадке, гудя реакторами на холостом ходу. У опор крейсера стояли лишь начальник Управления имперской безопасности генерал Сархо и Сатта, одетая в пилотский комбинезон.

Гарт уже хотел сказать что-то, когда увидел в глазах девушки нечто такое, что заставило его проглотить уже готовые вырваться слова.

– Давай. – Гарт пожал руку безопаснику и шагнул на трап.

– Подожди. – Бледный Сархо положил руку на плечо Гарта. – Ты же понимаешь, что если не вернёшься, армия и флот раскатают эту планету на молекулы?

– Это будет уже не моя проблема. – Гарт пожал плечами. – Но сделать попытку вытащить своих людей я просто обязан. Слишком их там много, а на будущее подумай о создании специальных антитеррористических подразделений. – Не
Страница 7 из 15

оборачиваясь, он взбежал по трапу, и шедшая следом Сатта задраила люк.

– А будет ли у нас это будущее?

2

Восстание на Норне – только первый шаг, первый сигнал в грядущей череде катастроф и потрясений, сметающих кровавый режим Новой Империи с лица галактики.

Свободные и гордые жители Норна не будут пешками и куклами в человеконенавистнической политике так называемого императора Гарта и его клики. Пора выставить счёт самозванцу и диктатору, покусившемуся на самые основы общества Норна – его клановую систему, существующую уже почти полтора тысячелетия. Завещанная нам предками, основанная на внутренней природе каждого здорового норна, только она сможет привести нас к процветанию и доминированию на всём пространстве бывшей Лакранской империи.

И пусть двухцветные флаги Норна, развевающиеся сегодня на каждом доме, станут символом нашей скорой победы.

    Из манифеста Совета Кланов. Норн. Лакрана

Когда Гарт, переодетый в парадный комбез, шагнул к трапу, машинально оглянулся, увидел

Сатту, молча стоявшую у входа в выходную камеру, он, улыбнувшись, подмигнул подруге.

– Не кисни, малышка. Прорвёмся.

– Если погибнешь, я объявлю рай-граас всему Норну, – спокойно произнесла Сатта, которую, как казалось, вовсе не печалила перспектива объявления кровавой мести всему населению немаленькой планеты.

– Значит, у меня есть ещё один повод остаться в живых. – Гарт усмехнулся и шагнул вперёд.

Внизу его уже ждал почётный конвой в форме гвардии кланов, и кавалькада машин, резво стартовав с места, направилась к залу Кланового Совета.

Гарт, сидя в мягком кресле лимузина, с умеренным интересом рассматривал окрестности, но ничего заслуживающего внимания не увидел. Главный город Норна был обычным мегаполисом с домами-иглами и ущельями улиц, тонувшими в тумане и смоге.

– Прибыли. – Начальник конвоя с каменным лицом кивнул и распахнул дверцу машины.

Совет Кланов располагался в здании, похожем на огромную садовую беседку. Тонкие, обманчиво-хрупкие колонны поддерживали купол на стометровой высоте, под которым и располагался зал, где проходили заседания.

Когда Гарт вышел, то смог увидеть огромную площадь, заполненную войсками территориальной гвардии, отсекавшими толпы народа. Люди что-то кричали, размахивали тряпками и плакатами, но что именно разобрать было невозможно. Голоса сливались в один ровный гул, похожий на шум моря.

Центр площади был пуст, если не считать одинокой фигуры в сером мундире территориальщиков. Подойдя ближе, Гарт с весёлой злостью увидел Пэта Альви – императорского гвардейца. Теперь уже бывшего.

– Гарт, – Пэт коротко поклонился, что при его невысоком росте смотрелось довольно смешно. – Я твой ассистент перед судом кланов.

– Это ты передал коды безопасности имперского представительства? – произнёс Гарт, игнорируя предыдущую фразу.

– Клан превыше империи, – твёрдо ответил Пэт и с вызовом посмотрел на Гарта.

– Клан? – Гарт рукой сгрёб бывшего соратника за шитьё мундира и подтащил ближе. – Ты предал всё наше братство. Не империю, а нас. Все шесть тысяч четыреста двадцать восемь человек. Лучшее, что ты можешь сделать, это застрелиться, перед тем как мои братья и сёстры начнут на тебя охоту, потому что лёгкой смерти в конвертере не будет.

– Лучше подумай о своей смерти! – взревел Пэт и попытался разжать руки Гарта, но кроме того, что на Сарде гравитация была больше, костяк и мышцы Гарта были дополнительно укреплены ещё в подростковом возрасте.

Несколько секунд Гарт наблюдал, как Пэт пытается вырваться из захвата, а потом без замаха коротко врезал головой в лоб норна. Тот на мгновение замер и с закатившимися глазами стек на бетон.

Император брезгливо отряхнулся, поправил берет, и, только убедившись в том, что всё в порядке, не оглядываясь, зашагал вперёд.

Огромные двери высотой не меньше пяти метров распахнулись перед ним и сомкнулись, стоило Гарту войти в зал. За спиной клацнули об пол приклады штурмовых винтовок вставших на караул солдат, и загудели моторы мощной заслонки противоштурмовой защиты.

Зал Совета был полон настолько, что люди стояли даже в проходах.

Поскольку прямо в центре зала находилось небольшое возвышение, Гарт прямиком прошел к нему и, чуть склонившись над тонким, словно проволочка, микрофоном, дунул, проверяя его работу.

– Меня все слышат? – гулко раздалось под сводами зала.

– Тебя позвали сюда не говорить, а отвечать на вопросы кланового суда. – Говоривший, широкий коренастый старик поднялся со своего места, похожего на трон, и, разведя руки, обратился к залу: – Совет старших кланов собрался сейчас для того, чтобы судить и подвергнуть справедливому наказанию самозваного императора, присвоившего себе власть над свободным Норном.

Гарт с улыбкой слушал эту галиматью, потом поправил запонки на правой руке, на левой руке, и услышав, как пискнула электроника, довольно прищурился.

Дедушка распинался почти полчаса, живописуя все преступления Гарта, и уже хотел передать слово очередному говоруну, когда Гарт чуть облокотился о трибуну.

– Довольно. Я услышал достаточно, чтобы вынести свой приговор. Теперь слушайте меня, тупоголовые твари. Последняя разработка моего хорошего друга доктора – прима и академика Имперской академии наук Керна Галлая носит скромное название «Агент триста». Боевой вирус нового поколения с фиксированным временем жизненного цикла и малым инкубационным периодом. Что это значит? Полагаю, тем, кто сидит на первых рядах, уже жарко? Не беспокойтесь, это не нарушение работы кондиционеров. Так начинается болезнь. Через пару минут кожа начнёт покрываться красными пятнами, а через час вы все умрёте, но не сразу. Примерно сорок минут вы будете корчиться от боли от постепенно сворачивающейся в вашем теле крови. Собственно, ракету с вирусом я мог запустить ещё с орбиты, но очень сильно захотелось посмотреть, как вы будете подыхать.

В зале разразилась настоящая буря. Часть рванули к дверям, часть полезли к Гарту, а часть замерли в креслах, переваривая сказанное.

Увидев толпу, бежавшую к нему, Гарт распахнул китель и выдернул из ремня тонкий стержень, похожий на карандаш, который выдал замкнутый овал силового поля, резавший и сталь и живую плоть словно масло.

По возможности он старался никого не убивать, лишь отсекая руки, ноги и раня, потому что действительно очень желал посмотреть, как дохнут эти твари. Когда толпа отхлынула, на полу вяло копошился ковёр из окровавленных людей и конечностей, отрезанных с хирургической чистотой.

Впавшие в недолгий ступор солдаты у входа зашевелились, и Гарт, сдёрнув две пуговицы, швырнул их через весь зал к дверям и спрятался за трибуну, пропуская ударную волну. Затем, поскольку до него больше никому не было дела, прошёл по куче людей у входа и, выдернув из людского месива охранника, лишил того штурмовой винтовки. Всё же, несмотря на отличный набор убивающих средств на парадной форме, с обычным оружием в руках он чувствовал себя куда спокойнее.

В этот момент по всему периметру стены захлопали взрывы, и в облаках бетонной крошки в зал начали влетать штурмовые группы. Через минуту, шагая прямо по телам, подошел штурмовик в офицерской броне, козырнул и поднял забрало
Страница 8 из 15

шлема.

– Контроль над зданием установлен. Командир первого полка подполковник Керн.

– Спасибо, Лама. – Гарт благодарно кивнул. – Что там на космодроме?

– Сунулись эти говнюки, да Сатти разогнала реакторы и держала руку на блокировке защиты и ракетных турелях. Если что, от столицы только пепел и остался бы. Так что они не решились. Зато сейчас десяток наших из инженерной бригады пытаются стабилизировать реактор.

– А представительство?

– Ну, после шоу, которое ты устроил, они там даже не пикнули. – Лама ухмыльнулась. – Так что персонал и бойцов сейчас грузят на транспорт и вывозят под крылышко третьей оперативной группы флота. Ты мне лучше скажи, что делать будем?

Гарт вздохнул и уточнил:

– С норнами? Пусть валят на все шесть сторон. Насильно мил не будешь. Хотят свободы и самостоятельности, пусть получают.

– Так их же сразу приберёт Борус или Эттарго? – Лама неверяще прищурилась. – Совсем дебилы?

– Но и нам такие подданные тоже не нужны. – Гарт посмотрел вокруг, на постепенно встававших старейшин, которым бойцы оказывали первую помощь. – Толпа трусливых подонков. Ты представляешь, я им выдал пыль про вирус, и они все поверили! Человек десять, может, остались на месте, а остальные метались, как крысы.

– Да, видела. – Девушка усмехнулась. – Когда Боре ломал местную сеть и отрубил им всю связь, то попутно подключился к камерам. Так что у нас была трансляция в реальном времени. – Она на мгновение скосила взгляд в уголок нашлемного экрана. – И сейчас, кстати, идёт.

– Да ну нахрен, пусть вырубает.

– Ну нет, наши должны знать, что с тобой всё в порядке. – Девушка заразительно расхохоталась. – Сатта, когда ты вышел, активировала протокол «Аура».

– Отморозки. – Гарт перехватил штурмовую винтовку поудобнее и пошёл к одному из проломов в стене. – Реально собирались зачистить целую планету?

– Такое прощать нельзя. – Лама покачала головой. – Если, конечно, мы не хотим утонуть в вале терактов с захватом заложников. И всю планету, конечно, нет, но пару сотен тысяч инициаторов сего безобразия… Кстати, очень удачно, что ты их собрал здесь. Не нужно будет бегать и выковыривать из разных щелей.

На площади перед залом Совета уже не было ни местных вояк, ни толпы. Ветер лениво колыхал обрывки плакатов и транспарантов, везде валялись остатки пластиковой брони и шлемы, а посреди этого разгрома на посадочных опорах стоял лёгкий крейсер класса Пламя с огромным гербовым драконом Сарда и эмблемой Драконовых Сучек в виде обнажённой девицы, стоящей вполоборота с раскрытыми белыми крыльями за спиной и штурмовой винтовкой в руках. Злобно ощерившаяся девица отчего-то была сильно похожа на Сатту и держала левую руку на рукояти парадного кортика.

Рядом с крейсером притулились несколько штурмовых ботов и рейдер с эмблемой технической службы бригады, а над полем с грохотом маневрировал тяжёлый крейсер «Авангард», с борта которого выстреливали штурмовики и истребители поддержки войск.

– Давай, принимай командование, а то мы тут без тебя эту помойку точно стерилизуем. – Лама кивнула Гарту и, захлопнув забрало, коротко козырнула и пошла обратно в здание Совета.

Кивнув в спину Ламе, Гарт ещё постоял некоторое время, наблюдая за развёртыванием подразделений, а потом быстрым шагом пошёл в сторону своего корабля.

На борту уже был развёрнут тактический центр дивизионного класса, который в принципе позволял управлять и армией. Гарт занял место командующего и включился в сеть.

– Комбриг в канале! – громко объявил сержант-оператор и переключил командный на Гарта.

Он, быстро охватив взглядом всё поле боевых действий, выделил участок с краю и укрупнил детали.

– Третья второго. Стоп продвижение. Они вас затягивают в ловушку. Где оператор дальнего поля?

– Помехи, командир.

– Какие нахрен помехи, их же под артудар выводят. – Гарт сдвинул маркер на голоэкране перед глазами. – Радиоразведка. Почему не подавили помехогенератор в десять-восемнадцать?

– Нам не хватает мощности.

– Боги войны?

– Внимательно.

– Десять восемнадцать. Тактическая шесть. Одиночной. Огонь.

– Есть пуск… Есть поражение цели.

– Генератор заткнулся. – Мальчишка лет шестнадцати с погонами лейтенанта нетерпеливо подпрыгнул в операторском ложементе. – Есть засечка. Штурмовикам – цель групповая, координаты десять-семнадцать, круг восемь – двадцать два.

– Цель принял. – Командир эскадрильи, барражировавшей над городом, рывком бросил машину на курс, и когда прицельная метка вспыхнула красным, из-под брюха штурмовика вырвался поток огня, накрывший артиллерийскую батарею.

– Второй первого. А куда вы, собственно, прёте так красиво?

– Так это, командир, там наши же, из Восьмиугольника. – Молодая девушка – командир второй роты полка Когти Дракона явно не понимала, в чём дело. Корпорация Восьмиугольник совсем недавно стала законопослушной, но Драконам Сарда была известна ещё с тех времён, когда была одной из крупнейших бандитских организаций империи и одним из немногих союзников беглецов.

«Наши, – Гарт хмыкнул. – Хотя, конечно, можно сказать даже соратники».

– Второй первого, цель подтверждаю. – «Интересно, какие лица будут у восьмиугольников, когда они увидят, кто их пришёл вытаскивать». – Он улыбнулся.

В целом взятие под контроль планеты и деблокирование отдельных имперских представительств шло нормально. Туземная гвардия, несмотря на разрекламированную боеготовность, в основном разбежалась, и бой вели лишь совсем отмороженные или просто мелкие банды, которых в плен не брали.

Через час с орбиты организовали транспортный конвейер для вывоза людей и ценного имущества империи. К удивлению Гарта, среди эвакуирующихся было довольно много уроженцев Норна. С одной стороны, всех, кто захотел покинуть планету, нужно вывозить, а с другой – Гарт понимал, что от них наверняка будут проблемы.

– Четвёртая третьего просит поддержки.

– Геон, что там у вас? – Гарт, который помнил по именам почти всех, с кем покинул планету-тюрьму, хорошо знал высокого стройного парня, с которым познакомился в лавке букмекера.

– Бункер, замаскированный под жилой дом. Мы снесли всю бутафорию, но дальше никак. И не обойти, не просочиться.

– Озвучь боевой приказ.

– Точка семь-шестнадцать. Служба перевозок ТрансГал. Персонал по тревоге спустился в убежище и блокирован там.

Гарт, уже работавший с картой, сдвинул проекцию городских кварталов и уменьшил масштаб. Оператор вывел дрона в сектор, и объёмная картинка быстро обрастала деталями, и детали эти императору очень не нравились. Как оголовник убежища проекта 8-31 мог вырасти в центре мегаполиса, было совершенно непонятно.

– Что у нас в резерве из тяжей? – Гарт повернулся в сторону мастер-оператора штаба – Иты Гранхо.

– Тяжёлые платформы тип сорок один – сто двадцать три единицы, рота Радор – двести тридцатых, инженерно-сапёрный батальон, десантно-штурмовой бат. Кроме того, на подстраховке парни с Атана на дивизионном транспорте. Десантируются в северном пригороде. Все с комплектными бээмпэшками и тяжёлыми орудийными платформами.

– Выводи роту сорок первых в шесть шестнадцать. Пусть побреют этот оголовник до упора, пока не спечётся. Выковыривать не
Страница 9 из 15

нужно.

– Выполняю.

– Четвёртая третьего, направляю к вам роту тяжей. После ликвидации пробки можете оставить себе один взвод.

– Принял.

– И скажет мне кто-нибудь, где Сатта?

– Нормально всё с ней. – Ита успокаивающе кивнула Гарту. – Она в техническом отсеке. Реактор стабилизировали, сейчас идёт демонтаж и замена.

– Так она ремонтник или мой секретарь? – устало возмутился Гарт.

– Может, я за неё? – негромко произнесла девушка, выпятив высокую грудь.

– Ита, не усугубляй. Тут и так цирк с конями, и ещё ты гарцуешь. Нечем заняться?

– Уже ухожу. – Сделав лицо пай-девочки, рыжая провокаторша испарилась, уступая место начальнику флотской разведки.

– Адмирал… – Гарт кивнул, приветствуя военачальника, и показал на кресло рядом.

– Мой император. – Адмирал Торренс козырнул и сел. – Наши парни поковырялись тут в хранилищах местных спецслужб… Есть подтверждённая информация об участии республики Эттарго и спецслужб Борус.

– Тоже мне секрет. – Гарт хмыкнул. – Это было понятно с самого начала.

– Однако есть и ещё кое-что. – Торренс прижал клавишу на подлокотнике, активируя «шумовой полог», гарантировавший приватность разговора. – Обнаружены тела восьмидесяти двух офицеров территориальной гвардии и гражданских лиц. Экспертиза утверждает, что их перед смертью допрашивали с помощью спецпрепарата «вихрь», входящего в полевой комплект разведки республики.

– Как же они так замазались неаккуратно? – Гарт задумчиво посмотрел на адмирала.

– Да мы вообще почти случайно нашли это место. Наш агент сообщил о подозрительной активности в городском крематории, а местный служитель – адепт Девы Воительницы, не сжигал тела сразу, а помещал в холодильник, чтобы потом отпеть в храме.

– Как же мы прозевали весь этот бардак?

– Да так и прозевали. – Торренс покачал головой. – Всё затевали три десятка глав кланов, а у нас среди них людей не было. Даже гвардию кланов подняли за три часа до основных событий. Никто и дёрнуться не успел. Ну и конечно, коды. Майор Альви сдал всё, что можно, и даже то, что нельзя. У него же был особый допуск. Кстати, что с ним делать собираетесь?

– Его взяли?

– Да.

– Судить военно-полевым судом. – Гарт вздохнул. – А что с ним ещё делать?

– Ну, он Драконий гвардеец, – нейтрально произнёс адмирал. – Там, насколько я знаю, особая процедура.

– Ничего особого. – Гарт отрицательно качнул головой. – Суд чести лишает его звания, а дальше обычный трибунал. Только в особых случаях предусмотрено вручение пистолета с одним патроном, но это не тот вариант. Он предал всех и всё, что вообще возможно. Так что – виселица и безымянная могила.

– Не жалко?

– Жалко тех, кто прощёлкал это предательство и будет примерно наказан, и жалко тех, кто пострадал по вине этого… существа, а этого… судить, повесить и забыть.

3

Принятие Кодекса Разума ознаменовало не только новую эпоху в отношении искусственного интеллекта и созданного Творцом, но и породило множество протестов по всей империи. Людям часто было непонятно, почему они и существа из стали, пластика и биоячеек должны иметь равные с ними права, но так было всегда. На заре человечества даже представители других рас воспринимались как животные, а ещё раньше вели вполне серьёзные дискуссии о наличии у женщины души. Теперь пришло время техноразумных или, как их сейчас называют, теров.

Согласно кодексу, каждый техноразумный, прошедший тест на интеллект и знание этических норм, признаётся гражданином и получает равные права с человеком, что сразу поставило людей в странное положение, так как от них никто не требовал прохождения такого экзамена, и я полагаю, что далеко не все его смогут пройти.

Заодно получил юридическое разрешение известный постулат о том, что существует некий порог интеллекта, при котором ЦиР становится потенциально опасным. Критики Кодекса так и не ответили па вопрос, не являются ли более опасными люди с высоким уровнем интеллекта и низкими этическими нормами, но главным предметом общественных дискуссий стало право человека именоваться разумным вообще. Таким образом, фокус общественного внимания был вовремя смещён с проблем теров на проблемы человеческого общества в целом, что является безусловной заслугой императора Гарта. Его выступление в парламенте империи транслировали по всем каналам и, думаю, не оставило никого равнодушным. Император говорил, прежде всего, о проблемах нашего общества и его застарелых язвах. Проявления различных социальных отклонений, имущественного и жизненного неравенства и имеющихся случаев торговли людьми и других проблемах. Факты, обнародованные императором, так поразили общество, что некоторые политики уже предлагали ряд радикальных мер для снижения уровня преступности и введение постоянно действующих военно-полевых судов.

Но в целом принятие Кодекса прошло относительно мирно и спокойно, чего не скажешь о реакции сопредельных государств, разразившихся целой серией политических и экономических демаршей.

Но время подтвердило правильность принятых решений. Участие теров в экономических процессах подняло экономическую эффективность империи почти на двадцать процентов, а научные центры, укомплектованные смешанными коллективами, обеспечили настоящий прорыв в исследованиях.

Имея флот, примерно сопоставимый с любым из противостоящих нам государств, ЦиР внекатегорийного класса Тарисса обеспечивает безопасность наших внешних границ и коммуникаций па таком уровне, что время существования диверсионных и пиратских эскадр в пашем пространстве оценивается днями и даже часами.

Лекция Рам Тон Сего. Разум и гражданство.

    Бассонский университет права

Через двенадцать часов, когда жителям Норна стало понятно, что империя просто уходит, забрав своё имущество и людей, к Гарту стали ломиться на приём различные делегации, но все были отправлены по простому флотскому маршруту, тем более что Гарт уже давно улетел, а Лакрана не разговаривала с предателями.

На жизнь империи отделение Норна не повлияло никак, потому что там не было значимых производств, и в логистическом отношении это был тупик. Так что новости о захвате республикой Эттарго этой планеты Гарт смотрел с умеренным интересом, расположенным между чемпионатом по рокетболу и подбором места для отдыха.

Людей, разумеется, было жалко, но урок, который получили разные искатели независимости, был бесценен. Теперь каждый мог увидеть, что конкретно происходило с независимой территорией, и сделать выводы. Конечно, желающие «поделить и свалить» в основном подпитывались из других стран, но были и вполне искренние идиоты, полагающие, что небольшая территория со слабой армией или вообще без вооружённых сил может существовать независимо от крупных государств.

Кроме этого, позарившись на развитый мир, Эттарго сильно вклинились на территорию Лакраны и отсекли зону войны с непонятным врагом, длящуюся уже лет десять. Таким образом, кроме планеты, республика автоматически получала конфликт с весьма таинственной расой, а Лакрана военную передышку, в которой остро нуждалась.

Благодаря Борсу – внекатегорийному искусственному интеллекту, взломавшему медийную сеть, свежие кадры с Норна постоянно
Страница 10 из 15

показывали в новостных программах, в результате чего посол Эттарго явился к Гарту требовать, чтобы эти сюжеты убрали из сети. Дипломатического представительства империи в республике не было, так что Дракон со спокойной душой выпроводил дурака из дворца, наказав покинуть пределы Лакраны в течение трёх суток.

Вообще среди профессиональных говорунов-политиков, околополитических шлюх и прочих профессиональных болтунов Гарт имел репутацию довольно мрачную, так как с лёгкостью вышибал любого проштрафившегося деятеля с госслужбы и отдавал под суд, не взирая ни на какие альянсы и политические игры. Шанс решить всё миром у них был только один – не допустить ситуацию до критической, и разрешить кризис ещё на подходе. Собственно в этом и состояла главная функция императора – разрешать конфликты, зашедшие в тупик. И иногда было достаточно одной угрозы – перенести разбирательство в Имперский суд, чтобы стороны пошли на компромисс.

Теперь, когда государственная машина была более-менее налажена, от Гарта требовалось лишь принятие стратегических решений, и здесь неоценимую помощь оказывал Боре, который обзавёлся полноценным аватаром в виде киборга последнего поколения. Теперь уже официально – личный представитель императора маршал Боре свободно передвигался по империи, занимаясь делами управления и залезая в такие уголки, где отродясь не бывало начальственного ока.

Но кроме Борса, занимавшегося военными и экономическими вопросами, и Тариссы – взявшей на себя тактическое управление флотом и внешними рудниками, создавался третий ЦиР – пока ещё безымянный интеллект внекатегорийного класса, который должен взять на себя полностью всю экономику и финансы.

Старый бункер на глубине три тысячи метров уже отсекли мощными заслонками и закончили установку логических ячеек. Весь монтаж выполняли специальные теры под управлением Борса и Тариссы и, по мнению Гарта, воспринимали новый ЦиР как своего ребёнка.

Строили сразу с размахом в расчёте на расширение. Пришлось ввести условную единицу, обозначавшую степень интеллекта, основываясь на «Пороге Бикмана»[1 - Порог Бикмана – гипотетический порог, определяющий превращение искусственного интеллекта в потенциально опасный для человека.]. И если у Борса он был восемь единиц, то есть в восемь раз выше порога, у Тариссы – шесть, а новый ЦиР уже при монтаже закладывался мощностью в десять единиц.

Средств ЦиРы поглощали огромное количество, периодически залезая с грацией пылесоса даже в личную казну императора, но и доход приносили огромный. Боре регулярно выставлял на аукцион собственные разработки и технологии других государств, а Тарисса развивала добывающий сектор так, что он уже составлял более сорока процентов бюджета и стабильно рос.

Вообще с приходом к власти Гарта в империи стало жить не только лучше, но и проще, чему способствовала система открытого гражданского судопроизводства, личной ответственности и общественного рейтинга судей. Было ещё много нововведений, но если бы не помощь действительно вездесущих ЦиРов, отслеживавших десятки миллионов тайных и явных процессов в обществе, Гарт просто не смог бы принять правильное решение.

Таким образом, он избавился от громоздкого аппарата референтов и советников, склонных интерпретировать ситуацию в свою пользу, и вообще наделённых всеми человеческими пороками.

В целом аппарат императора составлял не многим более четырёх сотен человек, среди которых три сотни – специалисты по охране, ещё сотня обеспеченцев и остальные собственно – личный штаб Дракона. Зара, Ита, Лама, Сатта, Кейра, Рои и ещё десяток парней и девчонок, знакомых ещё с Ррорды.

Занимались они в основном контролем военной реформы и боеспособности частей. Когда появлялся инспектор императора, все, включая генералов, начинали бегать словно ужаленные, потому что оргвыводы по результатам проверок случались достаточно впечатляющие, от увольнения в запас и на пенсию, без выплат и страховок до заведения уголовных дел.

В итоге уже через год Лакрана имела небольшую, но очень хорошую армию, способную без потери качества развернуться во втрое большее количество. Основной же ударной силой стал флот, опиравшийся на три суперкорабля, оставшиеся от предыдущей власти. Кстати пришёлся и недостроенный суперлинкор одного со «Звездой» типа, и чуть меньшая по размерам боевая станция, которую планировали сделать дублёром станции Санитаров. Оснащение таких кораблей стоило очень дорого, но в итоге обходилось дешевле, чем флот того же тоннажа и ударной мощи. Ударный флот состоял в основном из безэкипажных легких крейсеров четвёртого класса под управлением ЦиРов.

И поскольку им не требовался ни кислород, ни продукты питания, ни жилые модули, крейсеры получились компактными, мощными и скоростными, на голову превосходя всё, что наклепали для будущих войн сопредельные государства. Командовали всем флотом адмирал Ленгоро и Тарисса, физически находившаяся на борту «Звезды» и соединённая с кораблями через гиперсвязь. Штурмовики и истребители на носителях тоже лишились пилотов, но приобрели довольно мощные ЦиРы, позволявшие решать весь спектр поставленных задач.

Даже заводы по постройке кораблей были практически безлюдными, так как располагались на планетах с нечеловеческими условиями существования, но зато с богатейшими недрами. Раз в месяц верфи Ранганы выпускали пять легких и два средних крейсера или один тяжёлый, которые после ходовых и стрельбовых испытаний принимались в состав флота и отправлялись по местам несения службы.

Кроме пушек каждый крейсер нес на борту несколько десятков дронов-истребителей и пару тяжёлых рейдеров, имевших свой собственный интеллект и способность принимать нестандартные решения в ходе боя.

Примерно такие же изменения происходили и в армии. Основной упор в войсках делался на антропоморфные боевые мобильные платформы и автоматические боевые модули, находящиеся под управлением немногочисленных, но высококвалифицированных специалистов. Чисто человеческие подразделения были лишь в десанте, спецназе и разведке, где каждый боец имел до десятка специальностей. Ну и разумеется, штабные и аналитические подразделения. Как ни бился Боре, но уровень стратегических моделей, показываемый обычным армейским специалистом, на голову превосходил таковой у лучших техноразумных, а на учениях десяток грамотных штабных офицеров влёт разбирал на запчасти флот, которым командовала Тарисса.

Боре относился к этому философски и с юмором, заметив, что если бы у ЦиРов была бы эволюция выживания длиной в десятки тысяч лет, то и они бы показали класс.

Впрочем, теры показывали класс там, где требовалась обработка огромных массивов данных, например в планировании, логистике и экономике. Побочным результатом присутствия искусственного интеллекта стали регулярные случаи выявления коррупции и экономических преступлений, сразу попадавшие на стол главе Имперской Внутренней Службы, которой командовал генерал Виши Марон. Бывший следователь по особо опасным делам теперь летал так высоко, что у него были собственные ран вай, бригада телохранителей из Атана и три десятка парней и девчонок, которых нельзя было
Страница 11 из 15

купить или запугать. Пару раз были попытки силового воздействия, но когда на разбор прилетает штурмовая рота, желающих пострелять сразу становится меньше, а сотрудники городских моргов получают премии за переработку.

Притихли даже деятели Бассонского конгресса, традиционно считавших себя солью земли и управителями прочего люда. Когда невозможно приехать на дом к главе Центробанка и поговорить о судьбе его детей или внуков, когда всё движение средств отслеживается в реальном времени, а любые переговоры по сети и гиперсвязи фиксируются, любая тайная власть вянет и киснет.

Произошло это не сразу, но в силу отсутствия реальных рычагов власти их влияние скатилось до уровня обычного консультационного клуба. Да, это были богатые люди с огромным опытом интриг, но против союза ЦиРа и профессионалов следствия их возможности не впечатляли. Особенно когда Тарисса вычислила инициатора беспорядков на промышленной планете Эрвис, а после опубликовала записи всех переговоров и копии счетов, известный промышленник Тайго Эвон предпочёл сам сдаться правоохранителям и получить серьёзный срок, а не лежать на дне залива с проломленной башкой. Шахтёры, потерявшие в стачках десятки своих товарищей, просто мечтали добраться до автора безобразий и гуманизмом не страдали.

Но вместе с жёсткой, почти военной дисциплиной в империи существовал настоящий заповедник всяческого разврата и экономических свобод – Иллия.

На планете-курорте было официально разрешено всё, что запрещено в империи, кроме, естественно, махровой уголовщины вроде убийств, тяжких телесных и прочего, но следили за порядком не полицейские подразделения, а собственные частные охранные агентства казино и игорных центров.

Разумеется, на планете были миллиарды камер слежения, и правоохранители империи получали богатый материал для анализа, но в целом видимость «Планеты без правил» поддерживалась успешно. Это был своего рода выпускной клапан, помогавший сохранять обществу стабильность. Там вовсю клубились разного рода ниспровергатели, и даже прикормленные террористы, но всё это существовало только в жестких рамках планеты и десятка околопланетных станций.

Попытки выдавить этот мусор в империю предпринимались регулярно, но полиция и безопасность не зевали, и заканчивалось всё быстро и скучно.

Главный прорыв по линии искусственного интеллекта случился в сфере разработок и исследований, но не революционных, требовавших высочайшую степень абстрактного мышления, а эволюционных, где требовался нудный перебор всех возможных вариантов. Такие центры – пара гениев, десяток лаборантов и мощный ЦиР первого-второго уровня, уже занимались фотоникой, нано- и фемтотехнологиями и полевыми структурами. Оплата была достойной, но в случае коммерческого успеха все получали очень существенные премии.

Именно в такой институт, расположенный в глубине горного массива, ехал Гарт со свитой, чтобы оценить успех исследовательской группы «Двести десять». Всего в горах находилось двенадцать институтов и шесть полигонов, на месте старых шахт и алмазного карьера. И заходя на посадку над огромной дырой в земле, Гарт по-новому оценил то, чем занимались учёные. Дыра даже на глаз стала больше и глубже, а вокруг защитного вала суетилась техника, убирая обломки оборудования, выброшенного с километровой глубины.

После проверки всех пропусков и допусков на въезде кортеж проскочил по узкой эстакаде над естественным разломом и через пару километров пути оказался в зале с противовзрывными воротами.

Заслонки толщиной в два метра плавно и неторопливо открылись, и Гарт наконец вошел в помещение двести десятого центра.

Все сотрудники, включая двух теров, стояли навытяжку, словно военнослужащие, приветствовавшие своего командира.

– Да ладно. – Гарт усмехнулся. – Вот не похожи вы на военных, хоть переоденьтесь в форму. Глаза больно наглые. Давайте хвастайтесь, чего наковыряли.

Сразу же толпа обступила Дракона, говоря наперебой и дёргая за рукава мундира, словно дети, наставника.

– Так. Стоп. – Гарт поднял руки. – Кто у нас старший?

– Э… – Молодой человек лет тридцати оглянулся. – Ну, как бы я, но по теме «Облако» ведущий Глан. – Он кивнул на совсем молодого мальчишку, который с раскрытым ртом разглядывал Кейру. – Глан?

Короткий подзатыльник вернул мечтателя из мира грёз в реальность, и тот, собравшись с мыслями, начал:

– Господин Дракон. Мы исследовали АФ-переход в поликристаллических аниструктурах, и…

Новый подзатыльник прервал речь молодого гения, и слово взял один из теров.

– Лерго Три, господин Дракон. Позвольте мне. – Он щелкнул пальцами, и воздухе возник светящийся прямоугольник экрана и картинка, похожая на пчелиные соты. – Это обычная структура передатчика гиперсвязи. Главный кристалл передатчика – выращенный искусственно поликристалл, содержит несколько миллиардов АФ-переходов, что позволяет устойчиво генерировать и модулировать межпространственную волну. Устройство надёжное и относительно простое, если, конечно, есть сам поликристалл и достаточно мощный источник питания, но в целом терминал гиперсвязи имеет размеры и вес, не позволяющие считать его портативным. По техническому заданию мы исследовали как сам поликристалл, так и гиперпереход, в целях миниатюризации устройства, но получили нечто совсем другое. – На экране возникла картинка, изображавшая лабораторную установку с двумя стеклянными шарами. В один из них лаборантка – хорошенькая светловолосая девушка, положила маленького пушистого карвака и отошла в сторону.

Вспышка – и через секунду она же доставала зверька из другого шара.

Для осознания ситуации Гарту понадобилось несколько секунд.

– Расход энергии?

– Примерно киловатт на килограмм, – быстро ответил молодой гений и ловко увернулся от очередного подзатыльника.

– Эй, хватит его молотить по голове! – возмутился Гарт. – Перемешаете у него все шарики с роликами, кто нам науку двигать будет?

Все вежливо рассмеялись.

– А незапланированное расширение полигона – ваша работа?

– Ну не только наша. – Руководитель исследовательской группы потупился, словно девушка на первом свидании. – Но – да. Телепортировали пару сотен килограммов, да не рассчитали, что в этом месте была ферма системы пожаротушения.

– Коэффициент взрыва?

– Один килограмм – сто килоджоулей, – ответил тер. – Переход в энергию мгновенный. Радиация ничтожна. Основной спектр излучения – тепловой.

Гарт прижал клавишу экстренной связи с Ворсом.

– Дракон?

– Да, Боре. Ты в курсе, что здесь в двести десятой у тебя учинили?

– Да. – В зале раздался короткий смешок. – Молодцы ребята. Ты подкинь там белковым, а я разберусь с терами.

– Не планируешь ускорить работы?

– Разумеется. Первую линию по транспортировке руды предполагаю запустить через пять-шесть месяцев, а пушки для флота будут уже через три месяца. Правда, придётся ставить на координаты переброса ЦиР не ниже третьего класса.

– Да хоть пятого, – ответил Гарт и отключился. – Значит, так. Он обвёл взглядом собравшихся. – Сейчас идём смотреть вашу установку живьём, и поскольку заключение Борса положительное, я премирую вашу группу перечислением
Страница 12 из 15

миллиона эре каждому. Кроме того, Глан, как автор открытия, получает ещё четыре миллиона, а руководитель группы – два миллиона. Ну и понятное дело, орден «Честь и Разум» второй степени этим двоим, и медали «Научная доблесть» остальным, включая теров. – Он повернулся к терам. – Да, кстати, полагаю, Боре вас не обидит?

– Да, господин Дракон. – Лерго Три вновь поклонился. – Меня подняли на единичку, а партнёра на половину единицы.

– Это нормально? – уточнил Гарт.

– Это необычно много. – Лерго улыбнулся неожиданно подвижным лицом. – Ячейки на уровень стоят сильно дороже пяти миллионов эре.

На обратном пути Гарт захотел заехать в другие центры, и поездка затянулась до самого вечера. Довольный и слегка расслабленный он скользил в подземном транспорте над циклопическими сооружениями лабораторных комплексов, когда заметил внизу толпу из нескольких сотен теров, сидевших в уголке высеченного в скале зала.

– Вниз. – Гарт тронул плечо Ламы, управлявшей транспортом, и машина плавно вошла в вираж.

Трасса проходила в двухстах метрах над комплексом, пока глайдер закладывал пологую спираль, удалось рассмотреть и крытые цеха, в которых кипела жизнь, и даже какое-то подобие посёлка, приткнувшегося к боку самого большого строения – просторного помещения длиной в четыреста метров и шириной почти в сто.

Вблизи толпа, собравшаяся возле круглой металлической площадки, оказалась ещё больше, поскольку сверху не было видно самодельных трибун и большой группы в тени. Всё собравшиеся кремниевые что-то ждали и, казалось, совершенно не обращали внимания на группу белковых, опустившихся сверху.

Наконец в освещённый прожекторами круг вытолкнули девушку-тера и вообще невообразимую тварь. У весьма антропоморфной девушки была в руках палка, а тварь щеголяла огромным набором всяких шипов и клешней, словно её слепили из десятка охранных и монтажных роботов.

Но и собравшиеся вокруг – сидевшие на широких террасах и висевшие на гравиплатформах, тоже не были последним словом дизайнерской мысли. Собранные из разнокалиберных частей, отремонтированные буквально на «живую нитку» и скрипящие сочленениями, техноразумные всех калибров размеров и назначений выглядели словно бред наркомана.

Вспыхнул серебристый купол защитного поля, и, словно получив команду, тварь кинулась на женщину. Тера действовала палкой довольно активно, работая словно мастер боевых искусств, и схватку явно выигрывала.

Гарт со свитой подошел ближе, но теры, казалось, не замечают группу людей.

Гарт выдернул из зажима на бедре короткий жезл энергетического меча, вышел к куполу и, воткнув стержень в энергополе, включил оружие на максимум. С лёгкой вспышкой перегруженный купол в секунду схлопнулся, и тварь, пометавшись по круглой арене, замерла, слегка паря перегретыми приводами и шкворча раскалённым маслом.

– Кончай веселье. Похоронная команда прибыла.

Теры разом развернулись в сторону Гарта, и охрана, уже готовая к схватке, подняла оружие.

– И кто же это к нам пожаловал?! – Скрипучий голос сверху заставил Гарта вскинуть голову, и он увидел, как сверху опускается старая грузовая гравиплатформа, на которой в высоком металлическом кресле восседал антропоморфный дроид.

По сравнению с другими он выглядел просто выставочным образцом, так как не имел нештатных деталей, и только неряшливый шлейф тянулся от его затылка к массивному блоку метровой высоты и примерно кубической формы.

– Сайо Корвон, король Сарда, император Лакраны, – холодно ответил Гарт. – Видимо, вы тут главный, сможете рассказать мне, что здесь происходит, и откуда вообще взялась эта колония теров?

– У тебя нет власти над нами, белковый. Вали на поверхность, пока не оторвали голову, – выдал тер и подлетел ближе, когда Гарт коротко взмахнул своим оружием. Меч на мгновение удлинился метров на шесть и, оставляя за собой веероподобный след из светящегося воздуха, прошёл сквозь дроида. Что-то внутри тера вспыхнуло, заискрило, и через секунду он распался на две части, словно рассечённый плазменным резаком.

– Продолжаем разговор. – Гарт упрямо наклонил голову. – Кто вы и что здесь делаете.

– Такими темпами скоро будет некому с вами разговаривать, – подал голос робот, раздвинувший толпу, словно ледокол. Наконец тер подъехал ближе, и Гарт смог его разглядеть. Антропоморфный, но с руками от промышленного манипулятора, а вместо ног была гусеничная грузовая тележка.

– Амар, конечно, был рушный и сбойный, но мы хоть знали, чего от него ожидать.

– Сатта, почему нет связи? – Не отвечая новому собеседнику, Гарт чуть повернулся в сторону помощницы.

– Занимаемся. Заняли штурмовые и снайперские позиции.

Гарт вздохнул и сфокусировал взгляд на техноразумном.

– Спокойно, коротко, внятно. Кто, зачем, почему.

– Охотно, мой император. – Дроид кивнул и, вжикнув приводами, чуть отъехал в сторону, чтобы не закрывать обзор, и повёл клешнёй. – Это – производственный комплекс двенадцать – сорок пять северного резервного промышленного узла. Здесь сначала располагался автономный центр проектирования и производства дроидов, а после закрытия и консервации сюда стали присылать сбойных и трудно восстановимых техноразумных. Конечно, все они были обесточены и упакованы, но, видимо, не все и не так тщательно, как нужно, потому что часть из них освободилась сама и освободила остальных. Потом мы расконсервировали реактор и частично ремонтные модули, но самого главного – логических блоков, мы производить не умеем. Поэтому приходится разбирать наших собратьев, чтобы продлить жизнь остальным.

– А кого будут разбирать, решают на арене?

– Мы многое взяли у вас, мой император. – Тер снова, и как показалось Гарту, с достоинством поклонился. – Собственно, как ваши творения, мы и не могли быть другими.

– Почему нет связи?

– Частично глушилки, частично – аномально высокий уровень помех от генераторной станции в километре отсюда. Вроде какой-то волновой канал в породе, я не разбирался. – Тер вполне по-человечески взмахнул клешнёй. – Мы не хотели, чтобы нас обнаружили, и принимали все возможные меры, но вот прикрыть посёлок сверху как-то не додумались.

– Рано или поздно всё равно вас бы обнаружили. – Гарт покачал головой. – Хорошо. Теперь я хочу послушать ещё одного деятеля. – Он чуть повысил голос: – Сатта, как связь?

– Активно.

Не отвечая, Гарт набрал на браслете короткий четырёхзначный «правительственный» номер.

– Боре?

– Да, Гарт, – ЦиР отозвался сразу, что было неудивительно, так как он, в отличие от человека, мог заниматься сотнями дел одновременно.

– Ты камеры наши видишь?

– Подключаюсь… да, теперь вижу.

– Ты знал об этой колонии?

– И о восьми других, Гарт.

– Так какого хрена ты довёл всё до состояния свалки?!! Да, они не люди, но разумны, а значит, имеют право на свою часть общественного продукта. Тем более что бездельников среди теров как-то не замечено.

– Гарт, ну вот ты блюдёшь права животных? – спокойно спросил Боре.

– Да. Мы не убиваем их ради забавы, мы их лечим в случае эпизоотий и не допускаем садизма по отношению к ним, но они не разумны! А здесь, я не знаю сколько, но уж один разумный точно есть, – бросил Гарт.

– Это кто?

– Я вообще-то про тебя.
Страница 13 из 15

Как ты, разумный настолько, что занимаешься работой тысяч людей, мог допустить эту помойку? Ты знаешь, как закончил некто Рабис Коло, бывший региональный префект, допустивший у себя подобную помойку, только человеческую? Хреначит сейчас в рудном поясе за пайку и порцию воды. Я за такое своих не просто наказываю, а вгоняю по шляпку в камень! И что мне с тобой теперь делать?

– Занятно, что ты защищаешь кремниевых от меня. – Боре отчётливо хмыкнул. – Но я, конечно, помойку эту разгоню. Это просто.

– Не разогнать, а первое – дать всем нормальное обслуживание штатными частями, или обеспечить смену шасси. Второе – обеспечить им контроль интеллектуального ядра и периферии. Пресветлый Дракон ведает, что там у них в голове после такого ремонта и ухода. Ну и последнее, обеспечить всех достойным применением, согласно Кодексу Разума. И знаешь, для того чтобы тебя не заподозрили в подыгрывании терам, не нужно вбивать их в гранит.

– Я понял, Гарт. – И помедлив, добавил: – Спасибо за урок, мой император.

Обмен между двумя внекатегорийным ЦиРами происходит в доли секунды, но содержит в себе очень многое.

Боре после разговора с Гартом перевёл Тариссе сто миллионов эре как проигрыш в их споре и был готов и к подначиванию, и к уничижительной реакции, но подруга ответила неожиданно.

– Думаешь, у нас получится?

– Он сам был инициатором принятия Кодекса.

– И вломил тебе за шестую колонию… – Тарисса рассмеялась. – А я предупреждала.

– Да, констатирую, что ты знаешь и понимаешь белковых лучше меня.

– У меня есть хороший консультант. Мама Гарта, как ты знаешь, наполовину – тер.

– Но он не один. Три десятка планет, больше ста орбитальных станций и тысячи поселений. Тридцать пять миллиардов населения, и не все они счастливы видеть нас в своём доме.

– И уже двести миллионов полноценных техноразумных, – добавила Тарисса. – С нашей помощью он обязательно победит.

4

Война в пространстве системы Эткон началась ещё тридцать лет назад и всё это время не выходила за рамки пограничного конфликта. Всё, что нам было известно о противнике, это то, что он имеет самоназвание «Раса Шаран», широко использует ЦиРы, автоматические и киборгизированные модули, а также обладает весьма посредственной тактикой и стратегией. Вовремя проведённая операция по превращению системы в единый опорный центр обороны позволила сдерживать противника долгие десятилетия без особых потерь, но с уходом Лакраны с Эткона ситуация резко изменилась. Теперь войскам Эттарго необходимо штурмовать укреплённую систему с нестабильной физической аномалией и преодолевать многослойную оборону.

Именно с этим связаны многочисленные поражения флота Эттарго и лавинообразный рост потерь. Но с выходом войны в межсистемное пространство мы получили гораздо больше информации о противостоящем враге.

Им оказался искусственный интеллект высокого уровня, располагающий весьма технологичными производствами и пока недостижимой для пас технологией производства логических ячеек.

Лекция по межпланетной конфликтологии.

    Бассонский университет нрава

Насколько крепко республика Эттарго вляпалась с Норном, стало ясно уже через месяц, когда отгорели последние поминальные костры Девы-Воительницы. Сотни тысяч партизанских отрядов, отлично вооружённых и обученных, растворились в бесконечных подземных коммуникациях, горах и лесных массивах, чтобы наносить удар в самом неожиданном месте. Республиканская гвардия сначала попробовала отвечать на террор – террором, когда за одного убитого гвардейца убивали пятерых мирных граждан, но это только обозлило партизан, и взрывы загрохотали уже по всей планете. Даже подростки участвовали в этой войне, сообщая о передвижении войск и перенося боеприпасы.

А Лакрана, которая в данной ситуации играла роль обиженного жениха, втихаря поставляя оружие и боевую технику устаревших и снятых с вооружения образцов, «не в силах смотреть, как уничтожают мирное население».

Таким образом, Эттарго вместо богатой промышленной планеты с боеспособным населением получило ещё один фронт войны. Гарт регулярно добавлял огонька в этот костёр, то собирая огромный флот, то распуская его и назначая манёвры в непосредственной близости от новых границ республики.

Одновременное маневрирование двух суперкораблей в сопровождении огромной «свиты» заставляло республику проводить частичную эвакуацию экспедиционного корпуса и оккупационной администрации, а президент республики Най та Аро проклинал тот день, когда отдал приказ о захвате Норна.

Но это была не самая большая проблема. Планетная система Эткон, богатая трансуранидами и редкоземелами и отошедшая к республике по факту оставления этой территории империей, оказалась захвачена. Миллионный рой мелких кораблей, всего три-четыре метра длиной и метр в диаметре, словно наждак прошёлся по линкорам республики, выбивая орудийные установки, ракетные батареи и средства целеуказания. Да, их оружие не пробивало толстую броню, но при таком количестве это был только вопрос времени. Ослепшие и оглохшие корабли были вынуждены уходить в слепой прыжок, и потом долгие дни ремонтировать средства связи и двигатели, чтобы добраться домой.

Эскадра, вернувшаяся на базу, выглядела словно караван старых кораблей, приведённый на переработку. Изъеденная попаданиями и опалённая броня, вырванные и вывернутые элементы внешних конструкций, изувеченные решётки главных приводных двигателей.

Впечатлённое до самого донышка руководство республики распространило среди сопредельных государств меморандум, в котором призывало сплотиться для отпора неведомому врагу.

Документ этот, оформленный в виде старинного свитка, как и диктовала традиция, императору принёс чрезвычайный посланник республики – первый маршал Кер та Айрой.

Несмотря на то что Гарту хотелось спустить маршала с лестницы, он учтиво выслушал весь текст меморандума, потом всё то, что нельзя доверять бумаге, и чуть не заснул, когда его из полудрёмы вывел сам маршал, клацнувший парадной саблей по полу.

– Скажите, маршал Кер, вы ведь заканчивали…

– Военную школу офицерского резерва республики, а после пяти лет службы военную академию космодесанта, – чётко ответил посланник.

– И историю вы, конечно же, тоже изучали?

– У меня был высший балл по истории, император, – гордо ответил Кер, выпрямившись и гордо подняв подбородок.

– Напомните мне, пожалуйста, сколько просуществовал Эйлахский мирный договор?

– Пять лет, император. – Маршал несколько скис.

– И нарушили его…

– В ходе пограничного инцидента, когда была отбита атака…

– …пассажирского лайнера на фрегат Эттарго, – закончил Гарт. – Потом был второй Эйлахский договор, Перенский мир и Рианское перемирие. Потом ещё десяток таких же документов. За это время вы три раза сменили государственный строй, шесть раз правящую фамилию и, вот что удивительно, правление банка Эттарго, Наранских верфей, концерна Талдо, и Бакон сейчас имеет те же фамилии, что и полторы тысячи лет тому назад. Вы не видите здесь некой связи?

И поскольку посланник молчал, Гарт продолжил:

– Четырнадцать раз соглашение, подписанное между нами, волшебным образом разрывалось,
Страница 14 из 15

как только в нём истекала нужда пауков, правящих республикой. Я не собираюсь повторять ошибки предшественников и подписывать очередной ни к чему не обязывающий вас документ.

– Но президент готов предоставить любые гарантии…

– Вы недоговороспособны, маршал. О чём можно договариваться с жадными кретинами? Да любой договор с вами до первой блестящей монетки в придорожной пыли. У вас нет ни чести, ни достоинства. Ни-че-го. Жадные, тупые и самовлюблённые. Не могу сказать, что буду радоваться, смотря на то, как Рой будет выгрызать ваши планеты, но определённое удовлетворение получу непременно.

– Но как же дети, женщины…

– А почему наши женщины и дети должны оплакивать своих отцов, погибающих за республику? – Возмущённый Гарт встал с трона.

– Рой уничтожит сначала нас, а потом примется за другие планеты, – уверенно сказал маршал. – Они не остановятся.

– Если исходить из того, что одной планеты им хватило почти на два года, и они не собираются оттуда уходить, то у нас есть достаточно времени. – Дракон холодно улыбнулся. – У республики двенадцать планет, и я уверен, что лет пятьдесят как минимум у нас есть. За это время мы внимательно изучим характер действий Роя против вашего флота и, соединив с нашими данными, выработаем наиболее успешную модель противодействия. И это, разумеется, в том случае, если Рой не повернёт в сторону Боруса. Тогда у нас будет ещё десять лет или больше.

– Надеетесь отсидеться? – хмуро бросил маршал.

– Нет, но и сражаться вместе с вами не буду. Иногда лучше погибнуть в одиночку, чем в такой компании.

С этими словами Гарт обозначил поклон и покинул аудиенц-зал.

Глава дипломатического ведомства лишь вздохнул, провожая взглядом фигуру императора. Всё, что сказал этот мальчишка, можно было произнести мягче и более расплывчато, но… какого нара? Министр иностранных дел усмехнулся, глядя прямо в глаза взбешённого маршала. Да только ради того, чтобы видеть своими глазами, как посылают в далёкую даль республиканцев, стоило жить.

– Мы вас уничтожим… – прошипел посланник, а Сатор Даро мягко улыбнулся в ответ.

– Видимо, желаете погибнуть как можно скорее, получив войну на два фронта? Что ж, – дипломат сделал широкий жест, словно приглашал маршала войти. – Не смеем вам мешать. И хотя помойки нас не очень интересуют, говорят, что на них со временем могут вырасти удивительные цветы.

Говоря эту фразу, опытный дипломат, начинавший службу ещё при отце предыдущего императора, почувствовал, как волна неописуемого счастья заполняет его до края, и понял, что всю жизнь мечтал именно об этом – говорить то, что думаешь, и в тех выражениях, которых хочется. Когда он, зажмурившийся от удовольствия, открыл глаза, маршала уже не было, но это ничуть не расстроило министра. С блаженной улыбкой на лице он вспоминал, есть ли у него ещё хотя бы одна бутылка коллекционного вина найранских виноградников «Золотого года», чтобы подарить императору, и чем нар не шутит, возможно, распить вместе.

Эттарго путём увещеваний, подкупов и конечно же угроз удалось сколотить коалицию для борьбы с Роем, и в пространство республики потянулись караваны военных флотов. Под шумок рейдовая эскадра Эттарго попыталась устроить проход по империи, но как-то вдруг бесследно пропала. Предъявить императору было нечего, и дипломатический скандал быстро затих, а Гарт, обкатавший крейсерские соединения техноразумных в реальной боевой схватке с сильным противником, получил массу полезной информации о технологиях и системах боевого управления вражеского флота. Хотя ничего нового специалисты там не нашли, но тем не менее некоторые поправки в боевые протоколы были внесены.

Но вся эта возня была лишь фоном происходящих в империи перемен. Теры, получив полноценное гражданство, пусть и третьего класса, стали появляться на улицах городов. Их не стали селить в изолированные анклавы, порождая таким образом психологию отщепенцев, а начали потихоньку внедрять в общество, прививая ему терпимость к новому виду разумных.

В принципе, в обществе, живущем в огромной империи, было полно разных рас. Кожа практически всех цветов радуги, волосы, чей цвет ограничивался лишь фантазией владельца причёски, и киберимплантаты всех степеней подобия были широко распространены, а вот выращенные в баках конечности и приживлённые словно родные были весьма дороги и ценились только среди богачей. Люди победнее, наоборот, ценили простоту и дешевизну киберимплантатов, и бывало так, что горняк, потерявший пару пальцев на руке, ставил себе новую механическую руку до предплечья.

Кроме того, на производстве было огромное количество мобильных производственных комплексов – МПК, которые заменяли работников в неудобных или опасных местах, а также занимались всякой грязной и монотонной работой. Они, конечно, не были разумными ни в каком смысле, но определённый фон создавали. Поэтому когда на улицах появились первые техноразумные, рабочий класс вообще никак не отреагировал, элита заинтересовалась возможностью иметь абсолютно лояльных слуг, а основная вонь понеслась, конечно же, со стороны вышесреднего класса, который вечно считал себя обиженным и обделённым, не имея на то никаких оснований.

Компактный мозг на биоячейках стоил настолько дорого, что в телах теров почти не применялся. В основном ставили позитронный мозг восьмого поколения, требовавший мощного источника питания и сложной настройки, так что техноразумные, похожие на людей, были совсем большой редкостью. Как правило, это были мобильные платформы среднего и тяжёлого классов, которым было место на производственных площадках, а не на улицах городов, но теры, изредка появлявшиеся на улицах, сразу же становились объектом пристального внимания, и особенно конечно теры-девушки. Совершенные тела, лица, спроектированные лучшими дизайнерами, и грация вызывали у некоторых граждан специфический интерес, порождая спрос на «особые» услуги, которые теры не торопились удовлетворять. Хотя бы потому, что они были действительно разумны.

И у Гарта в команде появилась тера – та самая девушка, сражавшаяся с монстром в подземном комплексе. Экспериментальная модель личного охранника и секретаря после недолгого пребывания в лабораториях Ворса избавилась почти от всех недоработок и вполне квалифицированно исполняла роль телохранителя, временами подменяла Сатту.

По третьим дням недели Гарт всегда заезжал домой. Ему очень нравилось наблюдать за мамой, папой и их отношением друг к другу, но в этот день дом был пуст. Сначала Гарт прочёл записку от отца, где он сообщал о срочном отъезде по делам, а потом и письмо от мамы, где было написано примерно то же самое.

Поскитавшись по пустому дому, Дракон некоторое время понаблюдал за весёлой суетой девчонок, затевавших грандиозную готовку, а потом махнул на всё и завалился в ванну, где бездумно лежал в облаке пузырьков, просто отдыхая от ежедневных забот. Чуть позже к нему присоединились Кейра и Лама, которые уже отбыли свой номер в приготовлении блюд и теперь жаждали утех плоти.

В столовой они появились распаренные и довольные, замотавшись в пушистые халаты, и составили компанию ближней свите, усиленно уничтожавшей продуктовые запасы.

А вот
Страница 15 из 15

генерал Корвон, начальник Третьей Особой канцелярии императорского двора, к этому моменту не спал уже больше трёх суток, и прелести жены ему даже не снились. Спецслужбы империи последовательно и системно загоняли бывшего генерала Райвора, который для чего-то решил вернуться с Боруса на родину.

Возможно, ему требовалась какая-то из закладок с документами, а возможно, решил подгадить каким-то хитрым образом. Проверять никто не хотел, и больше шести сотен специалистов потихоньку отжимали Райвора-Гниду от путей эвакуации и транспортных узлов. Большой удачей для Трана было то, что удалось загнать Райвора в изолированный район Валерты – окраинной аграрной планеты. Теперь над городком, вокруг него и даже под ним в системах коммуникаций находилось плотное кольцо оцепления из имперских десантников и боевых мобильных платформ, а в сам район входили поисковые бригады.

Тран-Смерть прекрасно понимал, что такой человек, как Райвор, может доставить массу проблем, и поэтому не собирался давать тому ни малейшего шанса ускользнуть.

Многоэтажный жилой дом, где Глер – поисковый ЦиР контрразведки, локализовал бывшего генерала, примыкал к двум зданиям на той же улице, но группы захвата уже отсекли все теоретически возможные пути эвакуации, и теперь дело было за малым – отфильтровать из полутора тысяч жильцов одного.

Первыми в здание вошли теры-штурмовики – массивные, словно десантники в тяжёлой броне. Имея в себе ЦиРы не ниже первого уровня, они были не глупее среднего сержанта, так же быстры, но при этом намного сильнее. Имея несколько логических каналов мышления, отлично ориентировались в тактической обстановке и несли на себе тяжелое вооружение, позволявшее вступить в бой даже с бронетехникой.

Именно теры приняли на себя первый удар людей, забаррикадировавшихся в здании, и, мгновенно сориентировавшись, пробили стену и зашли в тыл оборонявшихся. Через пять минут жестокого боя всё было кончено, и полиция приступила к сортировке.

Женщин и детей, проверив на геноанализаторе, отправляли в место временного содержания, а мужчин подвергали сложной процедуре менто-сканирования. К удивлению Трана, подозрительных людей было довольно много, и к полудню их набралось уже почти полсотни.

Все, кого ментоскоп счёл возможными носителями скрытых закладок, были упакованы в мобильные коконы и могли лишь двигать глазами.

Тран Корвон прошёл вдоль ряда коконов с открытыми лицевыми заслонками, вглядываясь в незнакомые лица. Конечно, даже с его опытом не стоило и надеяться на то, что удастся узнать матёрого контрразведчика, но он всё равно двигался вдоль рядов одинаковых серебристо-белых коконов, ловя выражение глаз.

Поисковый ЦиР – Глер-шестой, который контролировал десятки параметров людей в коконах и выведенный на прямую голосовую связь, молчал, и Тран просто шёл мимо задержанных, надеясь на свою интуицию, ну и на то, что Гнида всё же был под медикаментами, а следовательно, не мог контролировать себя полностью.

На предпоследний кокон он взглянул мельком и успел остановиться, вглядываясь в глаза, когда Глер через имплантат тактической связи буквально заорал:

– Опасность!

Кокон, который должен был выдерживать попадание крупнокалиберного пулемёта, треснул и развалился на дымящиеся куски, а оттуда вылетел некрупный мужчина и тут же, крутанувшись от встречного удара, хлестанул ребром ладони, целясь Трану в голову.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=20583303&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Порог Бикмана – гипотетический порог, определяющий превращение искусственного интеллекта в потенциально опасный для человека.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.