Режим чтения
Скачать книгу

Демон поневоле читать онлайн - Владислав Вольнов

Демон поневоле

Владислав Вольнов

Цена человечности #1

Когда эмоции выгорают, а в глазах поселяется безумие, появляется шанс попасть в другой мир.

Но не спеши радоваться! Здесь может не оказаться единорогов и добрых волшебников, мечтающих обрести ученика в первом встречном, подходящей принцессы и той не найти.

В мире демонов с мерзким смехом и злыми глазами тебе предстоит стать одним из них и проверить, чего стоит твоя человечность.

Владислав Вольнов

Цена человечности: Демон поневоле

Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

© Владислав Вольнов, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Пролог

Переполох в раю

Молодой человек с нездоровой бледной кожей лежал на кровати, уставившись широко открытыми глазами в потолок, и не двигался, даже не моргал. Покойник – вполне здравая мысль. Но нет, вот его грудь нервно, рывками вздымается и так же опускается, слышится судорожный вдох, а следом и хриплый выдох. Его лоб поблёскивает от капелек пота.

За окном весело щебетали птицы и лаяли собаки. Шумная соседская детвора со смехом гоняла по улице мяч. Ещё бы, в такую замечательную погоду нечего сидеть в доме. Хочется собраться с друзьями, и выбраться куда-нибудь на природу.

Но ни щебетание птиц, ни лай собак не был слышен за закрытыми окнами. Плотные шторы не пускали внутрь свет, и в квартире царил полумрак. Юноша не слышал и весёлого смеха ребятни. Вряд ли он даже понимал, что уже утро.

О, какая неприятность, скажете вы, заболеть в самый разгар лета! И будете не правы. Юношу мучает не хворь, а муки совести. Он в горячечном бреду задаёт одни и те же вопросы: «Почему она?», «Кто?», «Почему не я?» Вина проникла в его сознание, и всё сильнее сдавливает несопротивляющийся рассудок. Осознающий, что это он виноват, и жаждущий утешения, прощения. И не находящий его. Какого чёрта здесь происходит? Что могло довести молодого человека до такого состояния? О, на это способны многие вещи. С этим же конкретным юношей произошло… но давайте по порядку.

– Витюш! Ты сегодня за мной заедешь? – из спальни раздался ещё заспанный, но такой звонкий голос.

Мы с Леной уже почти два года живём вместе и собираемся в начале осени сыграть красивую свадьбу. Оттягивать уже нет смысла. Я давно доучился, работаю, и хотя Лене ещё год постигать тайны маркетинга на вечернем отделении, это уж точно не было преградой.

– Конечно, к шести буду возле ворот, – глянул на часы – пора выходить, – счастливо, вечером увидимся.

– Пока-пока, до вечера, – с каждым словом голос становился всё более вялым, а после прощания послышался шорох постельного белья. Наверняка растянулась на кровати, чтобы добрать пару часов сна. Жаль, не могу к ней присоединиться, пятница у меня самый трудный день недели, и работы сегодня просто вагон. Допив кофе и закончив собираться, я вышел из квартиры, заперев за собой дверь.

Работы оказалось даже больше, чем ожидалось. Но это не самое худшее – какой-то аноним накатал на меня жалобу и отправил начальнику. Теперь в конце рабочего дня предстоит разбираться с этой неожиданной неприятностью, о чём мне уже сообщил недовольный шеф.

– Ленка, слушай, я не смогу тебя сегодня забрать, задержусь на часок-другой на работе. Доберёшься сама?

– Конечно, доберусь. А что случилось?

– Да так, какой-то гад написал на меня жалобу, ничего серьёзного. Но времени немного отнимет.

– Разбирайся там поскорее, буду ждать тебя дома. Целую!

Дома Лены не оказалось. Прождав почти час, регулярно поглядывая на мобильник, плюнул на всё и поехал к её университету.

Бывают безответственные люди, но на Лену это не похоже. Когда они собираются с однокурсниками, а такое бывает и по ночам, она всегда звонит мне. Знает, что я буду волноваться.

Не позвонила. И я волнуюсь.

Ночная поездка к вузу ничего не принесла. Спохватившись, позвонил её родителям. Кто знает, может, они в курсе? Оказалось, нет, а мой звонок лишь заставил их разделить мою нервозность.

Немного бесцельно уже поколесив по городу, вернулся домой, ведь мог у неё просто сесть мобильник, а я тут навёл такого шороху? Тогда Лена вернётся именно домой. Нужно дождаться её.

Утро я встретил с синяками под глазами, которые выгодно подчёркивались красными от полопавшихся сосудов глазами. И весь на нервах. Голова уже начала отказываться соображать. В попытке хоть как-то прояснить рассудок, пошёл на кухню и занялся готовкой кофе. Это всегда меня успокаивало.

Достав с полочки джезву (она же турка), я насыпал в неё две чайные ложки ароматного молотого кофе, пол-ложки сахара и раскрошил где-то четверть палочки корицы. Всё это залил очищенной водой из баклаги и поставил джезву на огонь.

Вдыхая приятный запах варящегося кофе, я ощущал, как мысли понемногу приходят в порядок, а рассудок проясняется. С мыслью, что надо бы позвонить родителям Лены, добавил в варящийся кофе немного сливок и помешал. Дождался, когда на поверхности появится густая пенка, бросил на неё несколько кристалликов соли – для более насыщенного запаха.

Когда пенка начала подниматься над кипящим кофе, выключил конфорку и налил кофе в чашку, избавившись с помощью сита от кусочков корицы и кофейной гущи. Теперь пара капель хорошего рома, помешать – и напиток готов.

Цедя мелкими глотками отличный ароматный кофе, я пошёл в соседнюю комнату за телефоном – нужно всё-таки позвонить родителям Лены, вдруг она пришла к ним. Закончив изрядно гипнотизирующий меня ритуал, опять вернулись поганые мысли.

Не успел я подойти к телефону, как он самостоятельно ожил, и квартиру заполнили звуки рока. Всё-таки научились делать смартфоны с хорошими динамиками, отличный звук.

На дисплее вибрирующего телефона был незнакомый и неподписанный номер. Может, клиент? Взяв в руку телефон и нажав «Принять», ответил в микрофон: «Я вас слушаю, кто это?»

Почти минуту собеседник что-то говорил, а я только молча слушал. Потом абонент замолчал, но я так и не проронил ни слова. Лишь чашка с кофе упала на паркет и со звоном разбилась. Ароматный напиток растёкся по паркету мерзкой густой лужей.

Глава 1

Мир перевернулся

Казалось, мир подрагивал, а люди и предметы то отдалялись, то резко приближались, заставляя часто вертеть головой и дёргаться без видимой окружающим причины. Безумец. Считаете себя крепким человеком, эмоционально стойким? Я тоже так считал. Это оказалось лишь видимостью. Всего за час земля ушла у меня из-под ног, а удар под дых заставил выдохнуть весь воздух и согнуться. С тех пор я не могу разогнуться, и воздуха вечно не хватает. А опора под ногами так и не появилась.

После того звонка я поехал в больницу. Надо было взять такси, но я забрался в свою машину, завёл двигатель, выехал из двора… Потом по сторонам от меня мелькали машины, люди, деревья и ещё что-то. Но мой разум отказывался их распознавать. Как хорошо, что у меня коробка-автомат. Словно после сна, я очнулся возле больницы. С трудом разжал побелевшие пальцы, впившиеся в руль, вывалился из машины.

Люди в белых халатах, белые коридоры, яркое освещение заставляет окружающую белизну ещё ярче сверкать, въедаясь в мои глаза. Ненавижу белый цвет. Это новая неприязнь. Ей всего пара минут.

Оказалось, что я приехал первым, а спустя полчаса
Страница 2 из 17

подтянулись и родители Лены. Крики, переходящие во всхлипы матери, и льющиеся слёзы по лицу отца. А рядом на столе лежит Лена. Бледная и спокойная, с синяками и ссадинами на лице и теле. Перед глазами всё немного расплывается, я тоже плачу.

Никогда до этого не был в морге.

Потом мы говорили со следователем. Он говорил, а мы слушали. На Лену напали недалеко от университета. Центр города, такие случаи – большая редкость. От этого на душе не становится менее погано. Наверное, её хотели ограбить или изнасиловать, но она сопротивлялась. Это видно по синякам и ссадинам на её теле, и по коже и крови под ногтями. А потом кто-то из нападавших не сдержал удара и проломил ей голову тупым предметом. Сильная гематома в области затылка, вызвавшая кровоизлияние в головной мозг. Смерть наступила быстро.

Мы поставили подписи и ушли, не сказав друг другу ни слова.

Бывали на похоронах? А мать почившей обвиняла вас в её смерти? Её громкий истеричный не то крик, не то визг разносится по всему кладбищу. Её отец неотрывно смотрит на тебя злым, презрительным и в то же время потухшим взглядом. Часть окружающих делает вид, что ничего не видят и не слышат, попросту игнорируя происходящее. Но ты чувствуешь взгляды остальных, менее равнодушных, которые режут тебя злыми, обвиняющими взглядами.

В глазах нет слёз, они давно закончились. Ты уже не винишь окружающих. Ты ещё не винишь себя.

Редкий человек может быстро оправиться после такого. Я не смог.

Днями я почти не выходил из квартиры, ел от случая к случаю. Спал когда придётся и очень редко – ночью. И ни разу не прикоснулся к вещам Лены.

Время лечит. Лечит. Кого? Когда? Непонятно. Прошло уже больше недели, а легче не становится. Я не отвечаю на телефонные звонки и никого не пускаю в квартиру. Не смог бы выдержать. Все так и норовят успокоить, утешить. Уговорить поскорее начать жить дальше. Уговорить? Как будто мне есть дело до разговоров. Я люблю её и жил ради неё. Но её больше нет. Жить дальше? Как?

Хочется забыться.

Никогда раньше не курил. Почему все говорят, что это успокаивает? После первой сигареты мне не стало легче, после пятой тоже. Лишь после половины пачки почувствовал небольшое облегчение – сильно запершило в горле, и я зашёлся в долгом кашле. Это хоть немного меня отвлекло. Ополовиненная пачка сигарет отправилась в окно.

Крайне редко выпивал, и всегда понемногу, что-то слабоалкогольное. Теперь я сжимаю в руке бутылку виски, а янтарная жидкость плещется где-то на самом донышке. И мне безумно хочется разбить бутылку о голову главного технолога этой дряни. Неужели нельзя было сделать крепче? Ведь должно же было стать легче! Должно?

Подошла к концу вторая неделя. Мысли о Лене больше не вызывают зубовного скрежета. Но сбитые кулаки по-прежнему ноют, а голос всё ещё хриплый, сорванный.

На смену бессильному, пустому горю пришло чувство вины. Если бы я забрал её, как собирался, она была бы жива. Лена ведь на меня рассчитывала… Я пытался искать виноватых, исходил злобой на шефа, который меня задержал, и на того урода, чья анонимка заставила меня остаться допоздна. Не получилось. Как ни старался услужливый разум, ведомый инстинктом самосохранения, у меня не вышло переложить вину на кого-то другого. И она грызла меня.

На исходе третьей недели я решил навестить её родителей. Мне не удавалось внятно объяснить самому себе, зачем это нужно. Они винили меня в смерти дочери, и как можно с этим спорить? О чём с ними говорить? Просить прощения? Но нет, я виноват перед Леной, и только перед ней. Так зачем? Нет ответа, было лишь чувство, что это правильно, это нужно сделать.

Впервые за долгое время я увидел своё отражение в зеркале. Мне совершенно не идёт куцая бородка и грязные спутанные волосы, торчащие в разные стороны. Мой внешний вид не красили синие круги, теперь уже вокруг глаз, в которых, к слову, я уже не видел и тени интеллекта.

Собрав воедино те немногие крупицы самолюбия и самоуважения, что у меня ещё остались, я привёл себя в порядок. Это была долгая работа. Но как и всё, вот уже долгое время, она выполнялась на автомате.

Благо чистых вещей в шкафу было с избытком – не так часто в последнее время я менял одежду. И вот, здравствуй, улица. Было бы неплохо зайти в магазин, а то в холодильнике уже давно сгнил трупик повешенной мыши. Плохая еда с доставкой на дом – вот чем я питался последнее время.

Машина осталась на парковке – отчего-то захотелось пройтись пешком, здесь всего-то полчаса неспешного хода. Куда мне теперь спешить?

По дороге я решил зайти в парк. В первые месяцы знакомства мы с Леной частенько здесь гуляли. Городская администрация уже давно выделяет на поддержание этого сквера жалкие копейки, и он существенно запустился. Исчезли карусели, подвесные канатные дороги и почти не осталось торговых палаток. Людей, соответственно, тоже. Но именно это нас привлекало. Тихо, спокойно, почти безлюдно. Верхушки деревьев, которые годами не обрезали, давали густую тень даже в самый солнечный денёк. Вот и сейчас, гуляя по тем же аллеям, я как будто был не один. Как будто всё стало как прежде. И Лена звонким голоском что-то мне говорит. Просит отпустить, не трогать её. Что? Лена просит… Нет, это не она. Но голос мне не померещился. С трудом сбрасываю наваждение и в спешке смотрю по сторонам, иду в направлении голоса.

Вокруг ни души, только три парня пристают к девушке. Один схватил её и что-то кричит прямо в лицо. Остальные стоят немного в сторонке, иногда крича что-то одобрительное.

До них рукой подать, но я не могу разобрать их слов. Не могу сдвинуться с места. Моё внимание приковала девушка. Последний раз я видел это лицо в морге, тогда оно было так спокойно, расслаблено. Теперь по щекам и подбородку стекают слёзы, а её покрасневшие глаза рыщут вокруг в поисках помощи. Вот она замечает меня и что-то кричит. Я не слышу слов, но они и не нужны. Один раз я тебя подвёл, но больше этого не случится.

Не говоря ни слова, бегу к троице. Они что-то кричат, Лена что-то кричит. Не могу разобрать слов. Это неважно.

С силой бью первого по лицу, и удар валит его на землю. Бью второго, тот закрывается раз, другой. Вспоминаю о ногах и изо всех сил пинаю его по колену. Хруст всего на долю секунды опередил дикий крик парня, катающегося по асфальту и баюкающего сломанную ногу.

Меня бьют по затылку, в глазах темнеет, и я падаю. Под сильными ударами сжимаюсь, как эмбрион, и пережидаю самые мощные удары. Боль почти не ощущается, только дышать стало трудно. Наверное, сломали ребро.

Выждав удобный момент, хватаю одного за ногу, с силой дёргаю и взбираюсь на упавшего. На его лице оскал, и становится видно, что ему не хватает пары зубов, и губы разбиты просто в мясо. Это тот первый, встал и начал меня пинать.

Руки смыкаются на его шее и сдавливают её изо всех сил, заставляя того хрипеть и извиваться подо мной. Его руки тянутся к моей шее, но они намного короче моих, и он может лишь сучить ими и царапать ногтями моё горло.

Чувствую, как оставшийся бьёт меня по спине, пытаясь сбросить с товарища. Затем хватает, чтобы стащить, но у него не получается. Я вцепился мёртвой хваткой и чувствую, что сопротивление всё ослабевает. Осталось совсем немного. Чуть-чуть…

Острая боль заставляет на секунду разжать пальцы, но я тут же сжимаю их с новой
Страница 3 из 17

силой. Тепло расползается по коже от левого бока, а внутри становится всё холоднее. Ещё удар. Руки разжимаются, и меня стаскивают с парня, тот уже не дёргается. Потерял сознание?

Нет сил пошевелиться, всё как в тумане. Молча смотрю на невредимого урода. Того самого, что держал Лену, заставил её плакать. Лену?

Перед глазами появляется незнакомая девушка, совсем не похожая на Лену. Она ведь рыжая, а эта шатенка. Как я?.. Перепутал?

Туман густеет, и я слышу как будто через вату:

– Что за нахрен с этими сучками? Сначала та тварь в начале лета начала рыпаться, теперь эта б… сделала ноги из-за этого, сука, героя. Ты как, Костян? Костян! Ты чё, б…?!

В начале лета… на Лену напали пятого июня, а сейчас уже конец месяца. Это они. Они её убили, а я умираю?! Нет, я убью их. Убью!! Чёрный туман, обволакивающий сознание, будто становится красным. В голове бьётся одна-единственная мысль: «Убить, убить!» Она заполнила собой весь мир, и стала для меня смыслом. Никогда прежде я не желал чего-то так сильно.

Ненависть всё разгорается, но телу на неё плевать. Оно вот-вот начнёт остывать. Вся ненависть в мире не способна спасти даже одного человека от потери крови. Но она способна на нечто большее.

Глава 2

Куда мы попадём после смерти?

Что ожидает увидеть человек после смерти? При условии, конечно, что там что-то есть? Многие из нас на что-то надеются. Мы думаем, что…

Было бы приемлемо увидеть чёрный тоннель, в конце которого горел бы яркий свет, обещая покой и лучший мир. В который реально попасть.

Было бы неплохо увидеть святого Петра, который поприветствует тебя и проведёт через врата в Рай, где ты проведёшь пару-тройку тысяч лет, пока не наступит Судный день.

Совсем здорово было бы ступить на Радужный мост. Пройти по Биврёсту мимо могучего Хеймдалля и попасть прямо в зал героев – Вальхаллу. Где вино и пиво льётся рекой, а за одним столом с тобой сидят великие герои и скандинавские боги. И не смолкает музыка.

Если же тебя встречает мрачный Харон и предлагает переправить на своей лодке через реку мёртвых, да ещё и требует плату – сразу ясно, дело дрянь.

Но судьба любит удивлять, так вышло и в этот раз. Простой человек, найдя смерть в своём родном мире, не исчез из реальности, а оказался приглашён, вернее, силой затянут, в одно из наиболее известных обиталищ умерших. Виктора забросило в совсем уж непотребное место, и более того, его судьба уже предопределена другими.

* * *

Жуткая боль – вот уж чего точно не хочется испытывать после смерти. Особенно если ни черта не видно, и тело будто ватное.

Пытаешься ворочаться, пошире раскрыть глаза, чтобы наконец-то осмотреться, но ничего не выходит. Глаза по-прежнему не могут ничего выловить в окружающем мраке, а движения медленные и неуклюжие, будто в воде. Не хватает кислорода. Пытаешься вдохнуть, но вокруг… нет воздуха, и ты бессильно хватаешь ртом… что бы это ни было.

Наконец, всё прекращается, но яркий свет не приносит облегчения, а ноги не выдерживают удара о твёрдую почву и подгибаются. Потихоньку возвращается разум, а вместе с ним и память.

Ты вспоминаешь, как жил и как умер. Руки судорожно ощупывают лицо, не веря, что это не сон. Из глубины подсознания поднимается дикий восторг – ты жив, и действительно есть повод для ликования. Но как быстро отчаянье сменяется радостью, столь же быстро ему на смену приходит гнев. Ты вспоминаешь, как очутился здесь, видишь лица тех, кто украл у тебя абсолютно всё. Сперва любимую, а затем и саму жизнь. И возможность отомстить. Или не отняли? Ведь ты жив. Жив?

Ненависть притихла, давая тебе возможность оценить происходящее и вывести себя из того дерьма, в котором ты оказался. Но она никогда больше тебя не покинет. В самой жестокой битве, и в самом сладком раю, в твоей душе всегда будет тьма.

У тебя наконец появилась возможность понять, куда же тебя занесло. Так чего же ты ждёшь?

* * *

Первое, на что я обратил внимание – чёрный камень. Он был у меня прямо перед лицом и источал тепло. Обнаружив себя стоящим на четвереньках, поспешил подняться – какие бы ни были неприятности, их лучше встречать с хорошим обзором.

Вокруг нет ничего. Неестественно тёплый чёрный камень, греющий мои босые ступни, простирается во все стороны до самого горизонта. И да, на мне нет ни клочка одежды. Оказаться в жутком месте столь неприятным способом и при этом сверкать голым задом – если это дело чьих-то рук, а не неведомый закон природы, этот кто-то знает толк в неловких ситуациях.

Как и многие люди, я не часто смотрел на небо – все наши дела более приземлённы и требуют тщательного внимания ближе к земной поверхности. Но не обратить внимания на однотонное багровое небо – это надо постараться. Когда-то оказывались в комнате с красными обоями? Если провести там долгое время, начинается бессонница и странные тревоги. Багровое небо без единого облачка обещало куда большие неприятности.

Мысль о том, что это другой мир, не вызвала даже кратковременного шока. Куда неприятнее оказалось отсутствие одежды. Много недель назад я отчаянно жаждал сойти, наконец, с ума, чтобы перестать мучишься. И безумие настигло меня, пусть и запоздало.

Лишь одна мысль не давала мне покоя – безумцы не осознают, что они сошли с ума.

Мои вялые попытки разобраться в собственном безумии были прерваны мощным порывом ветра, повалившим меня на камень, и немного протащившим по нему. Ветер, столь сильный, что способен свалить с ног крепкого, пусть и исхудалого, мужчину, стих столь же внезапно, как и появился. Взамен ему, в считанных метрах от меня открылась вращающаяся воронка насыщенного жёлтого света, из которой кто-то вышел. Понять, кого принесла нелёгкая, было пока невозможно – яркий свет сильно слепил, и приходилось щуриться и прикрывать глаза рукой.

Спустя всего пару мгновений, воронка начала уменьшаться, и вскоре от спецэффектов не осталось и следа. Только гость никуда не делся, и появилась возможность его рассмотреть. Мужчина лет сорока, короткие тёмные волосы уже тронула седина, одет в некое подобие брюк и пиджака. На современные модели не похоже. На старинные, впрочем, тоже. Что-то новенькое. Совершенно обычное, ничем не запоминающееся лицо. Если встретишь такого на улицах города, он лишь ненадолго привлечёт внимание необычной одеждой, но вскоре о нём забудешь. Всё бы ничего, но и обстановка здесь не городская, и порталы не встречаются на каждом шагу.

Незнакомец подошёл ко мне, внимательно осмотрел, задержав взгляд на лице. Он не смотрел мне в глаза, его взгляд был расфокусирован и смотрел, казалось, вглубь меня.

Постояли, помолчали. Я не спешил предпринимать каких-либо действий. Если это глубины моего разума – всё будет происходить без моего прямого участия. Если я и впрямь попал в другой мир, то тем более лучше не приставать к этому типу. Кто знает, на что он ещё способен, кроме открытия порталов.

– Ты скучный, – с безразличным лицом роняет незнакомец. Не знаю, что ответить.

– Простите?

– Говорю, ты скучный. Обычно на меня набрасываются с вопросами, иногда пытаются убить или ограбить. Хамят, угрожают и кричат. А ты скучный.

Опять пауза. Он не спешит развивать мысль, а я не знаю, что ответить. Если это его обычная работа – встречать таких, как я, то это уже неплохо. Что ж, информации не хватает, а
Страница 4 из 17

субъект пока не проявляет агрессии. Попробую аккуратно разузнать побольше.

– Могу я задать вам пару вопросов? Только что я был совершенно в другом месте, и теперь крайне удивлён и растерян.

– Давай, только побыстрее. – Можно подумать, это не он только что резину тянул с этими гляделками и молчанием. Начал я с банального.

– Где я?

– У этого мира много названий. Мы называем его Бездной. У тебя его называют Адом. Дальше.

– А-мм, вы Харон? – Мысль, что я попал в Ад, уже приходила мне в голову – уж слишком живописный здесь пейзаж. А вот реки Стикс что-то не видно. То ли меня занесло куда-то не туда, то ли греки насочиняли.

– Нет, меня зовут Гарвал. – Точно, насочиняли. Но перевозчик без лодки и с другим именем продолжил: – Я проспорил этому излишне хитрому Харону желание, и теперь должен сотню лет встречать здесь таких кретинов, как ты, и объяснять, куда их занесло. Что, закончил с вопросами? Тогда пойдём, – временный проводник развернулся ко мне спиной и уже поднял руку, вероятно, чтобы открыть портал.

– Нет, постойте! Если можно, ещё несколько.

– Поглоти тебя Бездна, сколько можно! А, стой, уже поглотила! Аха-ха-ха! – он зашёлся громким хохотом. Вот скотина злорадная. – Ладно, чего тебе ещё?

– Куда вы меня собираетесь вести, и почему я здесь оказался? – Не сказал бы, что жил праведно, но и особых грехов за собой не замечал.

– А что, смерти того никчёмного куска мяса тебе недостаточно? В твоём мире ведь считают, что в Ад попадают за грехи. А убийство у вас – тяжкий грех.

Убийство? Так тот… никчёмный кусок мяса действительно умер? Это… хорошо. Но те двое тоже должны умереть. Они отняли у меня Лену, и я хочу забрать у них всё, что им дорого, а потом долго, с наслаждением…

– Вот видишь? Неужто ты недостаточно «хорош» для Ада? Не только не сожалеешь об убийстве, но и с удовольствием планируешь ещё два. Такие люди нам нужны. – Тоже мне, агитатор долбаный. «А ты уже вступил в Адский легион?», и Люцифер, направивший на тебя указательный палец.

– Но не бойся, мой маленький смертный, здесь тебя не будут жарить в сковороде или варить в котле с маслом. Какой нам толк в твоих вечных мучениях? О нет, ты хорошо нам послужишь. Даже больше, станешь одним из нас. Как и все до тебя.

– Одним из вас? Кем это, чёртом?

– Брось, моя глупая обезьянка, чертей не существует. Зато демоны… да, демоны действительно реальны. – В одно мгновение Гарвал преобразился. Он стал страшен. И дело не только в коротких закрученных рогах и хвосте, которые не выросли, а будто просто появились из воздуха. Вот их нет, я моргнул, и они уже появились. Нет, дело в самом облике. Из человека среднего роста и телосложения он превратился в более чем двухметрового амбала с телом на зависть земным культуристам. Огромные мышцы взбугрились и значительно увеличили объём демона. Костюмчик не выдержал такого обращения и расползся почти на лоскуты. Огромной лапой с короткими, но толстыми когтями демон сорвал с себя испорченный пиджак и бросил на камень. – Никогда не любил этих людских вещичек. Ну что, человечек, теперь ты веришь в демонов?

Он не был похож на демона в классическом понимании. Нет, разумеется, рога и хвост обращали на себя внимание и недвусмысленно орали о нечеловеческой природе твари, но его лицо осталось человеческим, а не гротескной рожей, которой только детей пугать. Не было копыт, зато были человеческие ступни размера эдак пятидесятого. Кожа не красная, а вполне человеческая, загорелая. О сере и упоминать не стоит. Он не внушал суеверного ужаса, хотя и был страшен.

– Трудно не поверить. Но я жил и умер как человек, с чего бы мне становиться демоном? И что меня ждёт?

– Ты действительно глупая обезьянка. Может быть, ты и жил как человек, но умер ты как бешеный зверь. Именно поэтому ты здесь. Чтобы попасть к нам, нужно этого сильно захотеть, а потом сдохнуть. А ты просил. О, да ты умолял пустить тебя сюда!

– Ты лжёшь! Я никогда…

– Да неужели? В тебе было столько ненависти, злости… ты так желал смерти тем двум макакам, что это желание перевесило все остальные. Такие чувства в момент смерти разумной твари – это словно стук в адские врата. Ты же, мой маленький голозадый друг, колотил в эти врата так, что демоны уже делают ставки, как быстро ты потеряешь человеческий облик. Я поставил на два дня. Не подведи меня, обезьянка. – Улыбка у демона была устрашающая. Не верю, что там всего тридцать два зуба.

– Что значит, потеряю человеческий облик? Я что, стану как ты?

– Тебе остаётся лишь уповать на это. Но судя по грохоту, который ты учинил, быть тебе поистине адской тварью. Чем сильнее злоба, тем больше и страшнее новый облик.

– Так чего же ты скалишься? Если стану огромным и могучим, то откручу тебе рога за эти оскорбления! – Где это видано, чтобы твоя собственная шиза называла тебя голозадой макакой и ржала над тобой во весь голос? Это ведь шиза?

– У малыша ещё не выросли большие зубки, а он уже пытается огрызаться? Как это славно! Можешь попробовать снова через тысячу-другую лет, когда будешь из себя что-то представлять, а пока будь хорошим мальчиком и слушайся старших. А то каким бы дылдой ты ни вымахал, тебя всегда можно будет посадить на цепь и поставить охранять Ад. Составишь компанию Церберу. А может, даже его заменишь. Забавный был парень, к слову. Тоже хорохорился и угрожал, что как только станет демоном, сразу поставит Харона на место. Теперь веками сидит на заднице перед адскими вратами и скулит, выпрашивая прощение. Но у Харона долгая память. Я бы сказал, вечная. – Откровенно паршивая перспектива. Это открывает совершенно другой взгляд на греческие мифы и на Ад в целом.

– Лучше обойдёмся без цепи. Я… превращусь в демона? И как скоро?

– В твоих же интересах уложиться в два дня. Я на тебя немало поставил. А вообще, от твари зависит. Ты чем слушал, безрогий? Чем меньше человечности и больше злобы, тем быстрее существо перерождается. Были случаи, когда начинали меняться, только вывалившись из врат. И всегда это были люди. Ни у зеленокожих, ни у ушастых нет столько злости и ненависти. Зелёные убивают, потому что им это нравится, а ушастые у нас и так редкие гости. Лишь твоё племя действительно знает толк в злобе, – два дня. Всего два. Но…

– Зачем всё это? Зачем нам перерождаться? Если в Аду нет расплаты за совершённые грехи, то к чему всё это?

– Грехи? Грехи?! Нам нет дело до грехов! Людь может сколько угодно трахать чужую жену, жрать и пить в три горла, поклоняться кому-угодно, воровать… ну ты понял. Никаких законов, кроме людских, он не нарушит. Нам нужны лишь «сливки» вашего гнилого общества. Тот, кто перед смертью перестал быть человеком, не будет им и после смерти. Мы отбираем диких зверей и собираем из них армию. Так что и тебе придётся послужить нашим целям.

– Постой! А куда попадают грешники, если не в Ад? Праведников ведут в Рай?

– У тебя неправильное представление об устройстве вселенной, мальчишка. Грешники, праведники, кому какое дело? Всё идёт по кругу, и их душонки попадут в новые тела, и всё пойдёт по новой. Ничего никогда не меняется. Просто наш Владыка вклинился в эту систему и забирает себе самые сливки. Хватит глупых вопросов. Держись ко мне поближе, человечек, я открываю переход.

Передо мной появилась воронка портала, ведущая
Страница 5 из 17

неизвестно куда. Но ничего хорошего ждать уже не приходится. Тяжело вздохнув, я шагнул навстречу новым неприятностям.

Глава 3

Какого чёрта я здесь делаю?

Среди бескрайнего монолита чёрного камня, освещённый угрожающим алым небом, раскинулся небольшой городок. Кривые дома, возведённые из всё того же чёрного камня, узкие улочки и немногочисленные гротескные фигуры, шныряющие взад-вперёд по этим улочкам. Если прислушаться, можно различить далёкие крики боли, слышимые даже здесь. Этот городок не защищала ни стена, ни вал, ни ещё какой-нибудь плод фортификационных работ.

Неподалёку от поселения вдруг взревел ураганный ветер и засверкал воздух. Миг, и на том месте начал формироваться овал насыщенного жёлтого света, из которого вразвалочку вышла самая настоящая адская тварь, а за ней – абсолютно голый человек. Он вышел не столь удачно и покатился по земле, не сумев удержаться на ногах.

Придя в себя и поднявшись на ноги, человек начал осматриваться. Даже не будь он в столь непотребном виде, ему всё равно суждено было здесь выделяться. Нигде до самого горизонта, насколько хватало зрения, не было видно больше ни одного человека. Но были другие представители местной жизни. И разумность некоторых из них вызывала серьёзные вопросы. Да и помимо местной фауны, здесь было, на что обратить внимание.

* * *

– Чего копаешься? Тебя уже ждут. – Адская тварь, а именно демон Гарвал явно не собирался затягивать с доставкой очередного «рекрута» в Адский легион.

– Одежды у вас не найдётся? Мне уже надоело своими голыми телесами сверкать. – И правда, голая задница заставляет чувствовать себя на редкость некомфортно.

– Недолго тебе осталось ими сверкать. В казарме тебя приоденут, а пока потерпишь. – С трудом сдерживая злость на ублюдочного демона, я, наконец, осмотрелся. И увиденное мне не понравилось.

– И что, в таких условиях живут демоны? – обведя рукой не абы какие хоромы, раскинувшиеся перед нами, я выжидающе уставился на Гарвала. Раньше он на мои вопросы отвечал, возможно, ответит и сейчас. – Эти мелкие уродцы тоже демоны? – мне на глаза попалась группа… уродцев, по-другому и не назовёшь, которых сбило с ног порывом ветра от открывшегося перехода. Сейчас они неуклюже поднимались на свои кривые ножки, и едва им это удавалось, спешно хромали восвояси.

– Нет, в этих конурах живут Пустые, те самые корявые уродцы, в которых ты тычешь пальцем. А теперь хватит любоваться видами, и топай за мной. – Развернувшись ко мне спиной, демон быстрым шагом пошёл к поселению. Поспешив за ним, чтобы не отстать, я не забыл о вопросах.

– Что ещё за Пустые? Я думал, здесь живут только демоны.

– Больше не думай. У тебя и получается плохо, и больше не понадобится. А живёт здесь целая прорва разных тварей. Демоны основной вид – потому что самый сильный. Но далеко не единственный. Что же до Пустых, это ранее разумные создания, чьи души истощили свой ресурс. Теперь это жалкие маленькие недоразумения, которых мы заставили батрачить на себя. В Бездне очень многое держится на этих маленьких уродцах.

– Их души истощили ресурс? Как такое возможно?

– Бесполезный ты балласт, если бы ты знал, насколько я сейчас ненавижу Харона за то, что он свалил на меня обязанность нянчиться с такими выкидышами мирозданья, как ты, – скривившийся демон, несмотря на своё недовольство, продолжил: – Впервые родившись, разумное существо обладает цельной душой, но она не остаётся такой навсегда. Каждый раз, когда человек или какая другая разумная тварь делает что-то мерзкое, душа немного стачивается. И если эта конкретная тварь продолжает в том же духе из раза в раз, от одного перерождения к другому, то в один прекрасный момент от души останется жалкий клочок, который уже не запихнёшь в нормальное тело, и соответственно, билет в один из привычных миров этот огрызок не получает. Вместо этого он оказывается здесь и получает ущербное маленькое тельце, в самый раз для его душонки. Здесь он и доживает свою последнюю жизнь, правда, уже не особо понимая, что происходит и где он находится. Хоть они и наделены каким-никаким разумом, но воли лишены почти начисто, – не в силах быстро осмыслить эту информацию, разум цепляется за неясность, оставляя сложные размышления на потом.

– То есть как это, доживают последнюю жизнь? Что их ждёт дальше, после смерти здесь?

– Ничего. Абсолютная пустота. Для них закрыты все пути. Никакого перерождения, никакого прощения, никакой надежды. Сдохнув здесь, они навсегда избавляют вселенную от своего присутствия. – Казалось, демону доставляет удовольствие эта тема. Будто он наслаждает одной лишь мыслью о том, что у этих существ нет будущего. Гарвал даже порыкивал, рассказывая об этом. И в этих гортанных звуках слышалось удовольствие.

– Но а… кто это определяет? Кто судит, мерзкий поступок или нет?

– Людишка, тебе нужен кто-то, чтобы судить твои поступки по справедливости? Избавься от той дряни, которой забита твоя голова. Во всей вселенной для разумной твари есть только одно существо, кому дано судить его поступки – он сам. Все прочие – лишь по праву силы. Понимает, что совершает мерзость, но всё равно делает это – вот тебе и суд, и приговор. Люди и прочие расы сами решают свою судьбу, хотя и винят высшие силы. Так и ты, обезьянка, сам напросился в наш уютный мир, никто к этому не приговаривал и силой не затаскивал. Это твой выбор.

– Если бы я знал, что…

– Закройся! Это же люди придумали фразу «Незнание не освобождает от ответственности». В кои-то веки, ваши убогие умишки попали точно в суть. Тебе некого винить. И довольно обманывать себя, даже если бы ты знал, где окажешься, ты всё равно убил бы ту макаку.

Некоторое время я молча следовал за Гарвалом. Мы шли по одной из узких улочек этого городка Пустых. Уродцы время от времени сновали мимо нас, обходя по широкой дуге не только демона, но и меня. А я всё думал о словах своего проводника. И с пугающей ясностью понимал – он прав. Даже знай я, что попаду в это ужасное место, всё равно не простил бы их, не оставил бы в покое. И не оставлю. Те двое должны умереть.

Догнав Гарвала и поравнявшись с ним, я озвучил свои мысли:

– Ты прав, я бы всё равно сделал это. И сейчас превыше всего желаю смерти тем двоим. Но я заперт здесь непонятно на какой срок, и вряд ли мне выпадет шанс отомстить.

– Не спеши с выводами и не отказывайся от мести, мальчишка. Если будешь как следует рвать задницу на тренировках и станешь лучшим среди новичков, кто знает, может твоё желание и осуществится.

– Ты серьёзно? Но мы ведь в Аду, как отсюда дотянуться до моего мира?

– Есть способы, но тебе рано об этом думать. Ты пока слаб и неуклюж, словно Пустой, и не заслуживаешь подобной услуги. Докажи сперва, что от тебя есть польза.

Неужели это правда возможно? Тогда я сделаю всё, что в моих силах, чтобы ускорить расплату. Нет, я сделаю больше.

– Мы почти пришли. Полюбуйся, это твой дом на ближайшее время.

Всё тот же мрачный пейзаж, а впереди маячит большое здание, лишённое какой бы то ни было красоты или вычурности, но уже куда менее позорное, чем кривые домишки Пустых. Приземистое и продолговатое, оно больше всего походило на барак.

– Гарвал, пока мы не пришли, у меня есть ещё один вопрос. Я тут подумал, раз есть демоны, то
Страница 6 из 17

ангелы что, тоже существуют?

– Что ж вы все такие недоразвитые? Ангелов вам подавай! Как не существует Рая, так нет и ангелов. Кто-то может называть себя так, но это не более чем мистификация. А теперь закрой рот и запомни, отныне твоя судьба в руках Клауса – мастера этого полигона. Прояви себя, и возможно, твоё будущее окажется не таким уж и беспросветным. Если же нет, то ты никогда не отомстишь, а просто сгниёшь в очередной войне как бесправный кусок мяса. – Подойдя к железным воротам около барака, демон ударил по ним, и звон разнёсся по всей округе.

А я стоял не шевелясь, беззвучно. Так и не определившись окончательно, является ли всё окружающее плодом моего больного разума или меня действительно занесло в Преисподнюю, я тем не менее решил играть по здешним правилам. Даже если смерть тех двоих окажется очередным плодом безумия, я всё равно жажду её. Больше всего на свете.

Ворота медленно открылись. За ними оказалась тварь, выглядящая куда более отталкивающе, чем уже привычный Гарвал. Значительно выше и массивнее огромного проводника, он менее походил на человека из-за своей звериной рожи. Как и у Гарвала, его голову венчали два рога, но один был обломан у самого основания. И целиком, от пальцев ног до этой самой рожи, он был покрыт короткой бурой шерстью. Из одежды на демоне были лишь свободные шорты. Увидев проводника, он расплылся в жуткой улыбке, из-за которой стали видны внушительные клыки на фоне острых зубов.

– Всё так же возишься с сосунками вместо Харона? Говорил же тебе, не спорь с ним, тем более на желание. У этого хитрого упыря ещё никто не выиграл и камня. Ну да ладно, кого притащил на этот раз? – голос у Клауса оказался под стать внешности – низкий с рычащими нотками. Словно зверь освоил человеческую речь.

– Да-да, помню. Ты уже раз десять мне об этом говорил. А привёл я вот этого молокососа, – Гарвал отошёл в сторонку, чтобы Клаусу стало видно меня.

– Хм, хиловат, конечно. Да и бесполезен, небось, словно добродетель, но в последнее время нас что-то не балуют новичками. Уже заметил, Гарвал?

– А как же. С каждым годом всё больше Пустых и меньше достойных кандидатов. Будем надеяться, что это временно, и люди поскорее вспомнят, кто они на самом деле. Ладно, забирай этого сопляка, как зовут и откуда не знаю, да и плевать мне на это. Сам разберёшься, а я пойду, приведу нервы в порядок, а то эта работа по-прежнему выводит меня из себя, – взмахом руки открыв переход, Гарвал тут же скрылся. Как и в первый раз, порыв ветра сбил меня с ног, заставив зажмуриться и прикрыть лицо руками. Вернувшись в вертикальное положение, я подошёл к демону, в ожидании его реакции. Мимоходом заметив, что от ураганного ветра тот даже не вздрогнул.

– В одном наш временный проводник не одинок – мне тоже нет дела ни до твоего имени, ни до изначального мира. Ты просто очередной дикий зверь, по ошибке родившийся человеком. Но теперь эта непростительная ошибка быстро будет исправлена, и скоро ты получишь тело, которое станет отражением твоей души. А я прослежу, чтобы ты смог принести пользу нашему делу. Иди за мной, посмотрим, способен ли ты хоть на что-то.

За воротами раскинулась большая площадка, подозрительно напоминающая плац. На противоположной стороне виднелось ещё несколько зданий, одно из которых выделялось добротностью кладки и сравнительной аккуратностью. Чувствую, это не место отдыха рекрутов, а личный домик Клауса.

Откровенно говоря, увиденное мало ассоциировалось с военной частью. Территория не огорожена, построек мало, нет караульных. Впрочем, куда здесь убежишь? Рядом расположился лишь убогий городишка, а так, куда ни глянь – всюду чёрный камень и красное небо. Такой пейзаж мало располагает к дезертирству. Но не буду делать поспешных выводов, сперва немного освоюсь.

Клаус привёл меня к одному из строений. Одноэтажное, приземистое и лишённое окон, оно выделялось даже среди прочих «шедевров» архитектурной мысли. По взмаху руки тяжёлые двери отворились, и мы вошли внутрь. Ещё взмах – и в тёмном помещении становится достаточно светло, чтобы оценить обстановку. Мы в арсенале.

– Владеешь каким-то оружием? – кивок в сторону стеллажей и стоек с оружием. Холодным оружием. Тщательно осматриваю стеллажи, но не вижу ничего, кроме мечей, топоров и прочих образцов крайне архаичного вооружения.

– Я неплохо стреляю. Здесь найдётся автомат или ружье? – взгляд на стеллажи. – Или хотя бы пистолет?

– Очередной выходец из техногенного мира, как вы сами их называете. Демоны не пользуются стрелковым оружием. Выбирай из того, что есть.

– Почему? Его не получается протащить в Ад? – если кто забыл, я по-прежнему сверкаю голым задом, что наглядно демонстрирует – этот мир брезгует всем, кроме живых существ.

– Есть способы, причина в другом. Демонов и других живучих существ трудно убить из такого оружия. В отличие от меча, автомат не получается зачаровать, чтобы пули пробивали магические доспехи и разрушали големов. Попытки, разумеется, были, но пока никто не объявил об успехе. Хотя это не единственная причина. Лишь в ближнем бою можно испытать настоящее удовольствие, а какой демон откажется от такого? – Кровожадная улыбка демона (куда там Гарвалу) наглядно демонстрировала абсурдность одной только мысли об отказе от такой чудной привычки. – Впрочем, некоторое ваше оружие – это действительно шедевры, достойные демонов. Взять то же ядерное оружие – какая это прелесть! Шеф всегда говорил, что люди это его любимая раса. После демонов, разумеется, – что-то мне подсказывает, что даже если удастся сделать чудо-автомат, демоны всё равно продолжат кромсать врагов мечами и топорами. Дело здесь вовсе не в эффективности.

Смирившись с тем, что придётся осваивать архаичное, в общем-то, оружие, я приступил к осмотру оружейной комнаты. Часть смертоносных игрушек была аккуратно расставлена на стойках, но остальное – бессистемно свалено на стеллажи и полки. Прошёл мимо устрашающего вида топоров, лишь мазнул взглядом по копьям и остановился перед стойкой с более поздними экземплярами вооружения. Шпаги, рапиры, палаши и другие, неизвестные мне образцы клинкового оружия. Мало разбираясь в вопросе, но рассудив, что эволюция вооружения не зря отсеяла громоздкие мечи, потянулся к тонкой рапире.

– Лапу убрал! Тут тебе не дуэльный кружок, прутиками надо было размахивать в своём родном мирке. Это недоразумение годится против людей, ну так вы же словно бурдюки с кровью – ткни чем-то острым, всё и вытечет. Серьёзную тварь таким не убьёшь. Да и сломаться может в настоящем бою. И вообще, отойди оттуда, и выбирай что-то более основательное. – Теперь стало понятно, почему в остальных местах оружие свалено в кучи, а здесь царит аккуратность – эта стойка просто для красоты.

Уяснив, что свобода выбора – вещь крайне относительная, особенно в Аду, я подошёл к кучам мечей и принялся подбирать наиболее подходящий экземпляр. Чтобы уж вовсе не скатываться до банального метода тыка, остановился на том, что, по крайней мере, удобно лёг в руку. Это оказался прямой одноручный меч с простой крестовидной гардой. Разобраться в качестве стали и прочих тонкостях даже не пытался – элементарно не обладал необходимыми знаниями. Но даже с моими куцыми познаниями в
Страница 7 из 17

холодном оружии, трудно было не обратить внимания на один волнующий факт – меч был чертовски острым.

– Это же не тренировочное оружие! Вы смерти моей хотите? – несмотря на вопросительные интонации, я бы не стал исключать подобного расклада.

– А ты что, хотел деревянный? Привыкай, деточка, это Бездна. Раз закончил, выходи и иди на площадку. Хочу проверить, откуда у тебя руки растут, – схватив первый же попавшийся под руку меч, Клаус выжидающе уставился на меня.

Поняв, что спорить бесполезно, выхожу из арсенала, иду в указанном направлении. Меч был тяжелый и требовал осторожного обращения – было серьёзное опасение просто порезаться. Ножен ведь в комплекте не оказалось.

– Стоять! Попробуй хотя бы задеть меня мечом. Справишься – пойдёшь отсыпаться после насыщенного дня, а нет – я убью тебя. Приступай.

Идея нападать на огромного демона с мечом, который для тебя словно третья нога, мне сразу не понравилась. Плохо было одно – не было выбора. И я напал.

Нелепые и неловкие взмахи меча, призванные имитировать удары, не помогали – Клаус с презрением на лице отклонял их своим оружием. Я пробовал всё. Колол, рубил, бил ногами и пытался повторить приёмы, когда-то увиденные в кино. Но ведь изначально было понятно, что у меня нет даже намёка на шанс.

– Жалкое зрелище. И такой рохля попал в Ад, чтобы стать демоном? Куда мы все катимся? – Казалось, ещё мгновенье, и Клаус ударит себя по лицу ладонью. – Но довольно. Как и обещал, теперь я тебя убью. – Сделав плавный шаг ко мне, демон неторопливо, демонстративно замахнулся мечом.

– Постойте, я же умру!

– Конечно, помрёшь. Но ненадолго. – Меч опустился, и моё лицо, а затем и всё тело пронзила острая боль, уже знакомая по первой смерти. Вот уж не думал, что придётся снова пережить эти паскудные ощущения. Снова мир гаснет, а боль начинает утихать. Тьма.

Пробуждение было внезапным и будоражащим. Никакой сонливости или вялости, как после сна. Сознание сразу же прояснилось, и я вспомнил, что произошло. Вспомнил, что меня опять убили. Рука снова инстинктивно тянется к лицу – именно туда пришёлся удар, но никакой раны там больше нет, и лишь ноющая тягучая боль даёт понять, что всё это не было сном. Пытаюсь разобраться, что происходит, и осматриваюсь.

– Уже пришёл в себя? Наконец-то. Вставай, бери в руку меч и продолжим, – надо мной как ни в чём не бывало, стоял Клаус.

– Ты же меня убил… Что вообще здесь происходит?

– Демона невозможно окончательно убить в этом мире. Ты ещё не демон, но Бездна уже крепко вцепилась в твою душу, и нет такой силы во вселенной, что способна хотя бы ослабить эту хватку. Хватит разговоров, пора учиться.

Учёба – лишь рекруты Адского легиона знают всю гнусную и зловещую суть этого слова.

Я умирал, умирал и… да, умирал. Вопил как припадочный, когда моя рука с мечом отдельно от тела упала на камень, а из культи начала хлестать кровь. Кричал от боли и ужаса, когда мои внутренности вываливались из распоротого живота. Корчась на земле, я пытался собрать и запихнуть на место те, что уже вывалились, и удержать оставшиеся. Это был первый раз, когда удар меча принёс мне облегчение. Но что бы этот ублюдок ни вытворял с моим телом, я раз за разом оживал. Хотя уже не хотелось, и я мечтал, чтобы очередной удар стал последним, и чтобы никогда больше не видеть этой мерзкой звериной хари.

Слова Клауса о том, что тренировка завершена, прозвучали в пространстве, но не нашли понимания в моём агонизирующем разуме. Я просто стоял и смотрел сквозь него, опёршись мечом о каменную площадку. Затрещина пришлась как нельзя кстати. До меня, наконец, дошло, что пытки на сегодня закончены. Не было сил даже на вздох облегчения. Такое бессмертие можно только ненавидеть.

Молча плетусь за своим мучителем и вхожу в покосившееся здание. Внутри всего одна, но очень большая комната, заставленная лежанками со спящими на них людьми. Клаус что-то говорит, но я не слышу и подхожу к лежанке, на которую он указал пальцем, просто падая на неё в желании хоть ненадолго забыться.

Сон не идёт. Казалось бы, самое время для глубокого сна без сновидений, но нет. По привычке, без участия сознания, прикасаюсь большим пальцем правой руки к безымянному – там ещё недавно было кольцо. Жениться мы с Леной не успели, хотя уже давно обручились. Но палец прикоснулся не к податливой плоти, а к твёрдому металлу. Кольцо на месте! Как же так, на мне же совсем не было вещей после перехода? Но удивление быстро проходит – вспоминаю, что выдался слишком насыщенный день, и я просто не проверял, на месте ли кольцо. Оказалось – это единственная вещь, попавшая со мной в Ад.

И ещё много часов я лежал на спине и вертел перед глазами руку с кольцом на безымянном пальце. Но смотря на него, видел не ободок жёлтого металла, а лицо Лены. Не мёртвую картинку, а подвижное живое лицо. Боль притупилась, и даже нервное напряжение немного спало. Позабыв о предстоящих мучениях и испытаниях, я уснул.

Глава 4

Адские тренировки

Вместо трели будильника утро встретило меня громким рыком Клауса:

– А ну подъём, сукины дети! Живо на площадку! – Либо он усилил голос каким-то колдунством, либо у демонов от природы луженые глотки. Так или иначе, но я аж подскочил от неожиданности и свалился с лежанки.

Встав и осмотревшись, я заметил то, на что не обратил внимания вчера в силу крайнего морального и физического истощения. В казарме были не только люди. Вернее, когда-то все они определённо были людьми, но пребывание в Аду уже оставило на них свой отпечаток.

На примере Гарвала и Клауса у меня уже была возможность сообразить, что внешний облик демонов может сильно отличаться. Но не до такой же степени! В казарме не было даже двух одинаковых существ. У одного прорезались рога, у другого виднеется хвост. Возле входа топчется обладатель копыт, громко цокая по каменному полу, а рядом с ним пытается совладать с пока ещё небольшими кожистыми крыльями очередной счастливчик. И все остальные также обладали своими особенностями. Два десятка… существ. Ещё не демоны, но уже точно не люди… Буду называть их полудемонами.

– Эй, новичок, хватит задом сверкать, прикройся! – Клаус швырнул мне какие-то тряпки, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся одеждой крайне сомнительного качества. Обычные штаны и безрукавка. Спасибо хоть не из дерюги, а из посредственного сукна. Какая-никакая, а всё же одежда, так что я поспешил прикрыть свою наготу.

Подгоняемые выкриками Клауса, мы выбежали из казармы, после чего он отправил нас разминаться.

– Сейчас вы будете бегать по площадке кругами, пока я не скажу, что хватит! И рекомендую выложиться на полную – кто прибежит последним, будет рубиться на мечах со мной! – Судя по тому, как рекруты бросились бежать, среди них не было желающих снова и снова погибать под ударами этого садиста. Мои воспоминания о подобных занятиях также были совсем свежими, и я припустил со всех ног. Однако вскоре стало понятно, что вырваться вперёд мне не светит – троица, что раньше хоть и передвигалась сильно согнувшись, но на двух ногах, теперь опустилась на четыре конечности и быстро оставила позади всех прямоходящих.

Был, впрочем, и явный аутсайдер. Огромная неповоротливая туша никак не была приспособлена для бега. И не было похоже, что такое тело
Страница 8 из 17

удобно для боя. Может быть, его специальность – жратва? В любом случае остальные, видя, что опасность драться с Клаусом им больше не грозит, изрядно расслабились, и сбавили темп. Инструктору такая перемена в энтузиазме подчинённых не понравилась.

– Чего расслабились, убогие? Жирный не в счёт! – Пришлось опять ускориться, чтобы не оказаться последним. После той туши, разумеется.

Картина бегущего… сброда наверняка ужаснула бы любого стороннего наблюдателя, непосвящённого в происходящее. Из-за очевидных физиологических отличий каждый бегун пытался использовать свои особенности насколько это только возможно. Кто-то делал подножки при помощи хвоста, другой пытался ускориться, нелепо размахивая куцыми крылышками. А некоторые бесхитростно пинали и толкали бегущих рядом полудемонов. Творящаяся вакханалия совершенно не заботила Клауса, и он разве что не приветствовал особо удачный подлый приём.

Не имея возможности вырваться вперёд, как это сделала та звероподобная троица, мне пришлось бежать прямо в середине грязно играющей группы.

Перепрыгнув через толстый хвост одной мрази, пригнулся и пропустил над головой кулак другой, и от всей души пнув по голени третьей, которая уже замахивалась, чтобы посильнее мне врезать, слышу крик Клауса:

– Ладно, хватит! Смотреть противно, как вы ползаете. Эй, вы трое, что уже на собак похожи! Я договорюсь, и скоро вас переведут в другой лагерь – не собираюсь я учить вас правильно кусаться и приносить палочку. Валите в казарму и ждите сопровождающего. – Звери, так и не поднявшиеся на две конечности, в таком виде и впрямь изрядно напоминали собак. Очень уродливых и злобных.

– Тебя, жиртрест, я бы тоже с удовольствием перевёл куда угодно, лишь бы подальше от себя, но такие бесполезные твари, как ты, не нужны вообще никому. Нет у нас в Бездне мастера по скоростному пожиранию еды. Так что, усвой одну вещь – если через неделю я не увижу улучшений, то немедленно отправлю тебя на войну, и там ты сдохнешь в первом же бою. Ты меня понял, убогий? – По заплывшему лицу нельзя было понять, испытывает ли в этот момент он хоть какие-то эмоции. Эдакая гипертрофированная до абсурда жертва фастфуда.

– Ладно, с особо одарёнными разобрались. Теперь продолжаем тренировку, – не успел отставший бегун за моей спиной издать вздох облегчения, Клаус тут же продолжил. – И не думай, кривоногий ты кретин, что я о тебе забыл! После разминки мы как следует позабавимся. А теперь за дело!

Отжимания, нагрузка для пресса и многие другие, привычные по Земле, упражнения. Стоит заметить, что гоняли нас на совесть, не давая ни секунды на отдых. Но даже в таких условиях я начал расслабляться, не физически, конечно, а морально. Видимо, надеясь, что и дальше всё пойдёт на таком же уровне, и обойдётся без настоящих мучений. Хотя одно лишь воспоминание о вчерашнем вызывало у меня нервную дрожь.

– Прекратили мельтешить! Настала та часть тренировки, которую вы все так ждали. Марш в арсенал, выберите себе оружие и сразу назад. Ну же! В темпе, в темпе!

Хуже всех выглядел полудемон, у которого не сложились отношения с бегом. Если у остальных есть хоть какие-то шансы, ведь мы, похоже, будем практиковаться друг с другом, то этот невезучий будет страдать так же, как и я вчера.

Прихватив из оружейной вчерашний меч, я вместе с остальными вернулся на площадку к Клаусу. Как только мы все собрались, он изрядно удивил меня. Он не стал стравливать нас друг с другом, а начал обучать. Видимо, тут все были новичками, и Клаус начал с самых азов. Как правильно держать меч, как поставить ноги и куда деть руку, не занятую мечом. Затем были простые приёмы на месте и с полушагом вперёд. И по новой, и снова, и снова. Прошёл час, два, пять? Багровое небо не давало таких подсказок, и сейчас стало понятно, что проспал я очень условную ночь. По крайней мере, визуальных изменений не было. Никакое светило не отмеряло время, блуждая по багровому небу. Как в таких условиях ориентироваться во времени?

Тренировка всё продолжалась, и меч становился всё тяжелее, рука наливалась свинцом, и удары уже получались не только неловкими, но ещё и крайне медленными. Пот стекал по всему телу, дыхание стало неровным и частым, меня начало пошатывать.

– Закончили! Подойдите ближе, закройте рты и примоститесь на задницы. Я расскажу, что вас ждёт после окончания тренировок под моим руководством. – Клаус подождал, пока мы соберёмся, и посторонние звуки утихнут – копыта того фрика чертовски громко стучали по каменному плацу. – Те из вас, что так и останутся никому не нужным балластом, попадут в военные лагеря, где вам выдадут снаряжение и отправят в какой-нибудь мир на очередную войну. На этой войне вы, скорее всего, и сдохнете. Так что слушать меня дальше для таких ничтожеств смысла нет – никак не пригодится в жизни. Тебя, жирный, это в первую очередь касается. Те немногие, кто окажутся хоть на что-то годны, попадут под руководство демона, и будут впахивать, пока тот не решит, что они заслужили получить Четвёртый ранг.

– А что такое ран…

– Я сказал заткнуться! Слушайте внимательно, о рангах рассказываю первый и последний раз. Чтобы отделить бесполезный хлам, вроде вас, от чего-то стоящих демонов, а также чтобы выделить действительно могучих представителей нашей расы, Владыка ввел ранги. На Пятом, низшем ранге, копошатся ни черта не умеющие слабаки. Соответственно, это ваш ранг. Четвёртый ранг присваивается, когда новичок научился сносно драться и как следует освоился в Аду. Чтобы получить Третий ранг, нужно стать действительно сильным бойцом и немного разбираться в магии. – Клаус презрительно осмотрел нас, видимо, всерьёз опасаясь за нашу способность усвоить столько информации за раз. – Пока всё ясно, мясо? Демонов, получивших Второй ранг, называют Лордами. Сильнейшие маги и великие воины. Вам, бесхребетным слабакам, и не представить насколько они сильны. А Первый ранг это Герцоги. Их всего тринадцать, и каждый из них силён, словно бог. Выше стоит только Владыка, но я не стану обсуждать Его с такими ничтожными отбросами, как вы.

После этой минутки просветления Клаус отправил нас на обед. И только после его слов я вспомнил, что уже чёрт-те сколько не ел ни крошки. А судя по звукам вмиг напомнившего о себе желудка, уже давно стоило бы чего-то перекусить. Посмотрим, чем нас побалует адская кухня.

Здание кухни оказалось не менее покосившимся, чем казарма. Но здесь, по крайней мере, были окна. Внутри было два больших стола и кое-как сделанные лавки. Всё из того же опротивевшего чёрного камня. За кормёжку отвечали, как ни странно, Пустые. Глядя на этих, в лучшем случае, нелепо выглядящих существ, становится по-настоящему страшно за качество приготовленной ими еды. Но что-то я не вижу здесь какого-то альтернативного питания. Примостившись на край лавки рядом с крылатым полудемоном, я стал ждать, когда нам подадут еду.

Никогда не был любителем экзотической кухни. Даже на суши смотрел с опаской и изрядной долей скепсиса. И только сейчас, глядя в свою тарелку, я понял, насколько же суши, оказывается, классная еда, не говоря уже о пельменях, о… Да чего уж там, что угодно было бы лучше той непонятной бурой дряни, что мне подали вместо еды. Но желудок продолжал бунтовать, а пахло это
Страница 9 из 17

месиво, как ни странно, мясом. Обречённо вздохнув, взял в руку кривую ложку и осторожно зачерпнул. Замечательно, оно ещё и тянется. Но отступать было некуда, и дегустация состоялась. Несмотря на откровенно мерзкую консистенцию, на вкус жижа оказалась где-то между «плохо» и «есть можно, только глаза закрою». Не могу сказать, что бывало и хуже, но это хотя бы съедобно. М-да… о кофе у них даже спрашивать не стоит. Хорошо хоть в стаканах оказалась простая вода, а не местный демонический напиток. Не хочу даже думать, что здесь пьют аборигены.

Кое-как утолив голод, я вместе со всеми только вышел из столовой, как нас окликнули голосом Клауса. Самого инструктора видно не было. Небось, опять колдует.

– Ну что, пожрали? У вас час на отдых, всё равно с полными животами вы мне не нужны. Потом чтоб все были перед казармой.

Объявление о кратком отдыхе все встретили с облегчением, и единой толпой потянулись к казарме. Не знаю, какие планы у остальных, а мне хочется растянуться на жесткой лежанке и обдумать всё, что на меня свалилось за последнее время. И ещё, я очень хочу узнать, как же демоны ориентируются во времени.

Приняв горизонтальное положение и немного покрутившись, устраиваясь поудобнее, я решил вдумчиво рассмотреть текущее положение вещей и возможные варианты действий. Уже было время убедиться – без чёткого плана, меня, скорее всего, отправят на какую-то войну, у которой будут неплохие шансы стать для меня последней. К слову о вопросах, нужно будет выведать у Клауса, с кем это воюет Преисподняя.

Итак, что мы имеем. Я попал в Ад. И на данный момент даже не важно, что это – каприз обезумевшего разума или реальный факт. Умирать не хочется даже во сне. И если быть совершенно искренним с самим собой – мне уже слабо верится, что это плод безумия.

Двигаемся дальше. Я сейчас в самом низу здешней иерархии, и есть реальный шанс сгинуть на войне. А на войну я не хочу, и уже тем более не хочу на ней сгинуть. Для того чтобы избежать столь незавидной участи, мне нужно заинтересовать Клауса в моём дальнейшем обучении, показав перспективность такой затеи. Как этого достичь? Пока не вижу других вариантов, кроме как блеснуть на фоне остальных рекрутов. Но даже в этом плане есть нюанс – сверкать-то нечем. Меч мне пока только мешает, да и физическими параметрами я не выделяюсь. Придётся приложить немало усилий, чтобы превзойти здешних полудемонов. Это откроет мне хоть какие-то перспективы.

Самое главное, эти перспективы мне нужны для совершения мести. Нужно поговорить с Клаусом об этой возможности, упомянутой Гарвалом. Из Ада можно дотянуться до моего мира. Не ложь ли это? Нужно расспросить грозного инструктора. В конце концов, что он мне сделает, если будет в плохом настроении и не захочет отвечать? Убьёт? Как показывает практика, это не смертельно.

Глава 5

Бездна следит за тобой

Как и всё хорошее, недолгий отдых быстро закончился. Снова крик Клауса, и вот мы опять на площадке перед казармой. Каждый сжимает в руках оружие, уже взятое в арсенале. Стоим в ожидании его распоряжений.

– Пришло время для лучшего события дня! Сейчас вы разделитесь по двое и будете изо всех сил пытаться порубить своего товарища на куски. Учитывая, что почти все здесь цивилизованные в прошлом люди, чёрт вас дери, добавлю – нет никаких правил. Хоть рубите, хоть царапайте и грызите. Главное результат. Всё понятно? – демон с предвкушающим оскалом оглядел нас, наслаждаясь страхом, проступившим на лицах рекрутов. – Хромоножка, неужели ты думаешь, что я о тебе забыл? Иди сюда и покажи чего стоишь. – Окончательно сникший полудемон вышел из неровного строя и поплёлся к Клаусу.

– Чего ждёте? Начали!

Нельзя терять ни дня, ведь неизвестно, сколько продлится подобное обучение. Нужно уже сейчас вырываться вперёд и показать, что я чего-то стою.

Мне в пару достался высокий полудемон, чья трансформация зашла дальше, чем у большинства собравшихся. Начиная с лица, покрывшегося грубой, почти ороговевшей кожей, рогов и хвоста, заканчивая костяными пластинами на руках и ногах. Сперва я принял их за элементы доспеха, но приглядевшись, понял, что не бывает доспехов, вросших в плоть. Выглядит на редкость мерзко. В правой руке он сжимал меч, значительно массивнее моего. Чувствую, будет нелегко.

Другие полудемоны уже разбрелись по площадке и принялись сперва неуверенно, а потом со всё большим рвением кромсать друг друга. Начался и наш бой.

Глупо было ожидать от противника умелой атаки, в конце концов, мы только сегодня взялись за тренировки. Так и оказалось – просто рванув вперёд, он нанёс бесхитростный удар сверху вниз. Не став блокировать, я отскочил в сторону и ударил в ответ. Меч бессильно скользнул по костяному щитку. Это будет тру-удный бой…

По возможности, я старался уклоняться от вражеских… ударов, выпадами это не назовёшь. Но изредка приходилось блокировать меч своим клинком, и разница в силе становилась очевидна. Я человек, а он уже почти демон, и это сделало его сильнее и выносливее. И отчего-то тупее.

Распалившись от того, что так и не смог достать верткую цель, то есть меня, полудемон яростно зарычал и принялся размахивать мечом с ещё большим остервенением. Но внезапно что-то произошло. Он вскрикнул от боли, и в этом крике слышалось удивление. Я ведь его даже не задел, в чём же дело?

Меч со звоном упал на каменный плац, а существо принялось баюкать раненую руку, пробитую длинными когтями. Его собственными. В то время, когда он сжимал рукоять меча, трансформация совершила новый скачок, и у него выросли внушительные когти, пробившие ладонь, сжимавшую рукоять. Немного опешив от такой ситуации, я не сообразил сразу напасть. Ведь инструктор говорил, никаких правил. А потом стало поздно – подбежал Клаус. За его спиной на площадке растянулся незадачливый бегун, уже разделённый на несколько кусков. Ему не позавидуешь.

– Ты что, кретин костяной, не в состоянии контролировать облик?! А ну живо убрал когти, схватил меч и разрубил этого человека на куски! – Очень ободряюще, спасибо, Клаус. Теперь я знаю, что в меня верят.

Но у существа никак не получалось вернуть когтям их прежний вид. Они всё так же устрашающе блестели при свете багрового неба и не собирались никуда исчезать. С когтей на правой руке кровь, капля за каплей, срывалась и падала на чёрный камень. Кровь гораздо темнее любой человеческой. Не алая и не бордовая. Почти чёрная, как и камень, по которому она растекалась маленькой лужей.

– Чтобы после тренировки научился контролировать свои когти. Ясно? Вытяни-ка руки, пальцами вперёд. – Предчувствуя что-то нехорошее, полудемон тем не менее подчинился. Клаус тут же взмахнул мечом, отсекая удлинившиеся коготки. – Пока и так сойдёт. А теперь вперёд! Покажи, что человек демону не соперник! – Это мы ещё посмотрим. Уже сейчас понятно, что в бою демоны, по крайней мере, такие неопытные, впадают в подобие боевой ярости и плохо себя контролируют. На этом и буду его ловить.

Подобрав меч правой рукой, которая уже перестала кровоточить, мой противник снова бросился в атаку. Значит, не только бессмертие в Аду, но и регенерация. Клаус одобрительно посмотрел на это и направился обратно к своей жертве, которая уже начала ворочаться. Вот зря он так, лучше бы лежал, притворяясь
Страница 10 из 17

мёртвым.

Поначалу отбиваться от демона было тяжело. Но вскоре он перестал контролировать себя, и начал размахивать мечом словно палкой. Размашисто и неловко, зато вкладывая в каждый удар всю свою недюжинную силушку. Блокировать такие удары было глупо, и я выжидал удачный момент. Вот он делает особенно размашистый удар, и инерция уводит меч далеко в сторону. Быстро подскакиваю и бесхитростно всаживаю меч в его грудь. Тут же вырываю клинок, отскакиваю, спасаясь от возможного удара. Не помогло. Противник быстро справился с инерцией своего меча и достал-таки меня при отскоке. Боль раздирает правый бок и живот. Плохо дело.

Сделав три шага в моём направлении, демон вдруг останавливается и хватается левой рукой за грудь. Меч выскальзывает из слабеющей руки. Боевой раж спал, и до существа наконец-то дошло, что оно не жилец. Пошатнувшись, мой противник упал. Кровь, всё такая же тёмная и густая, медленно растекается по камню во все стороны от тела.

Сжимая руками бок и живот, пытаясь удержать выливающуюся из меня жизнь, не заметил подошедшего Клауса. Жертва за его спиной опять не подавала признаков жизни, но на этот раз она хотя бы не была разрублена на части.

– Не ожидал, что такой дохляк как ты, сможет его уложить. Но не задавайся, почти все демоны во время трансформации до крайности тупеют и выделяются только силой. Потом к некоторым возвращается рассудок, но далеко не ко всем. Большинство так и остаются идиотами. Ты как, драться можешь? Сейчас подберём тебе нового противника. – Клаус отвернулся от меня, высматривая среди сражающихся свободного полудемона. – Вон тот крылатый подойдёт. Иди к нему и закрепи успех. Ну, чего ждёшь?

– Да, я сейчас… – Я сделал шаг вперёд, мир вдруг закружился перед глазами. Что здесь происходит? Почему так темно? Неужели опять?

По ощущениям, я пришёл в себя довольно быстро. Вот ослабевшее тело падает, свет гаснет, и почти сразу чувства возвращаются. Но судя по вялому поведению окружающих полудемонов, всё ещё кромсающим друг друга на площадке, времени прошло порядочно. Было видно, что им уже осточертело убивать и умирать, а тела двигаются лишь через усилие. Вот очередной счастливчик задёргался на плацу и, медленно поднявшись на ноги, поплёлся к своему противнику. Видать, ему не в новинку.

Как и впервые, раны бесследно исчезли, но ноющая боль напоминала, что я уже дважды покойник. Трижды, если считать настоящую смерть.

– Внимание, закончили! Все подобрали оружие и отнесли его в арсенал, потом пожрите и отбой. Всё понятно? Замечу, что кто-то слоняется по территории, вместо того чтобы сладко спать, завтра буду упражняться с этим бездельником. Разошлись!

В столовой нас опять накормили бурой субстанцией, которая на этот раз показалась куда менее мерзкой на вкус. Даже не знаю, радоваться или горевать, но я привыкаю даже к такому.

Неуклюжий Пустой, опрокинувший миску с едой на моего недавнего противника, поплатился за это жизнью, если подобное существование можно назвать таким гордым словом. Этот костяной кретин, как его назвал Клаус, просто вскрыл ему полтуловища рукой с уже отросшими когтями. Повалившегося на каменный пол столовой Пустого так и оставили там лежать. Даже его товарищи не то что не вступились или хотя бы возмутились поведением полудемона, они даже не удивились. Похоже, такие выходки здесь в порядке вещей.

Хотя Пустых сложно считать разумными существами, не то что людьми, но такой поступок меня покоробил. Судя по лицам присутствующих, совсем немногие разделяют мою реакцию. Влияние Бездны, или они были такими ещё до смерти? Даже не знаю, что хуже.

Помня указания Клауса, мы без промедлений отправились в казарму. Даже без угрозы экзекуции с инструктором, не было ни малейшего желания куда-то идти. Всё тело ныло, а руки и ноги двигались с большим трудом. Ощущения как от интенсивной двухчасовой тренировки в тренажерном зале, только сейчас ещё и несуществующие уже раны болят. В отличие от первой «ночи», сон пришёл ко мне сразу же, стоило лишь устроиться на лежанке. Хотя лучше была бы бессонница. Давно меня не посещали кошмары. А ведь начиналось всё так хорошо…

Мы с Леной гуляем по вечернему парку. Рыжие волосы развеваются на ветру и в свете закатного солонца создают вокруг Лены огненный ореол. Как же она красива.

Мы веселимся, целуемся. Обсуждаем скорую свадьбу. Где будем собирать гостей, где расписываться, как всё оформлять, что конкретно заказывать… Уже не раз я пытался спихнуть на Ленку все приготовления, но никак не получается. Хотя я никогда с ней не спорил по этому поводу, соглашаясь с любыми её идеями и желаниями. Мне просто хотелось, чтобы ей всё понравилось, чтобы она была счастлива.

Внезапно Лена охает от боли и оседает на мощёную парковую дорожку. Она не двигается, её голова в крови. А над ней стоит мой убийца с перекошенным лицом и что-то орёт. Как и в первый раз, я не могу разобрать слов, но они не важны. Нужно просто убить его, ничего сложного. Вот только тело не слушается. Я рвусь на месте, пытаясь сделать хотя бы шаг вперёд, но безрезультатно. Убийца начинает заливисто смеяться. Громко насмехаясь над моей беспомощностью.

Сколько можно быть беспомощным?! Не иметь возможности ничего изменить. Как и в прошлый раз, всё моё сознание заполнила лишь одна мысль – «Я хочу убить его!», и тело всё неистовее билось в невидимых путах. Как и в прошлый раз, ненависть оказалась не бессильна. Зрение изменилось. Зелень парка стала насыщеннее, и теперь видны мельчайшие детали. Прожилки на листьях, малейшие изгибы коры, насекомые, ползущие по растениям… И он, всё так же стоящий над Леной, запрокинув голову от смеха, никак не может перестать смеяться. Тело налилось силой, и путы исчезли. Преодолев разделяющее нас расстояние всего одним прыжком, я сбил его с ног и принялся наносить удар за ударом, превращая самодовольное лицо в уродливую мешанину кожи, крови и мяса. Я пропустил момент, когда перестал избивать его, и стал рвать когтями. Лишь когда от шеи, лица и верха груди остались лишь жалкие ошмётки, ко мне вернулся рассудок, а вместе с ним пришла дрожь. Как это возможно?.. Отрываю свои руки от остывающего тела и вижу, как с них струйками стекает кровь, срываются и падают маленькие кусочки плоти. Мощные руки, перевитые мускулами и вздувшимися венами. Не мои руки. И уж тем более длинные когти, украшающие пальцы, никак не могут принадлежать мне. Крепкие и острые, в лучах заходящего солнца они будто сияют багровым светом от покрывающей их крови. С воплем просыпаюсь.

Первая реакция – взгляд на руки. Со вздохом облегчения вновь откидываюсь на лежанку, не отрывая тем не менее глаз от своих рук. И от ногтей. Это всего лишь сон, кошмар. Всё это не по-настоящему. Убеждаю себя, убеждаю… и не верю.

В этом кошмаре я будто не был собой. Казалось, что-то могучее и древнее завладело моим телом, вытеснив куда-то мой разум и даже личность. Это пугало до дрожи.

Неужели это и есть влияние Бездны, и именно это ощущают те, чья трансформация уже началась? Не знаю, что и думать. Пугающие мысли всё чаще стали проноситься по моему и так не слишком здравому рассудку.

* * *

На следующее утро три полудемона, которые стали напоминать собак, были отправлены порталом в другой тренировочный лагерь. По крайней мере, так
Страница 11 из 17

нам сказал Клаус. Не удивлюсь, если их сразу отправили на какую-нибудь войну. За ночь эта троица окончательно утратила что-либо общее с людьми. Все они начали обрастать чёрной шерстью, а двое из них успели отрастить небольшие хвосты. Глаза, в которых ещё вчера был заметен интеллект, сегодня светились ничем незамутнённой злобой. Настоящие адские псы. Что нужно сделать при жизни, чтобы заслужить такое посмертие?

А дальше потянулись однотипные дни, насыщенные тренировками, плохой едой и кошмарами. Каждый раз я видел один и тот же сон. Тревога немного приглушилась тем, что ни на второй, ни на пятый день моё тело не изменилось. Кошмар пока оставался лишь кошмаром. Завершение одного дня и начало другого по-прежнему можно было определить только по отбою и подъёму, которые командовал Клаус. Как он ориентируется во времени, я так и не разобрался.

Монотонные тренировки немного разбавлялись рассказами Клауса, который раз в несколько дней собирал нас, как в мой первый день, и говорил о Бездне. После выматывающих занятий было трудно воспринимать монолог о магах, магии, рабстве в Бездне и прочих не слишком обыденных вещах. Хотелось бы осмыслить всё сказанное после отбоя, но там меня уже поджидал очередной кошмар. Поэтому я запоминал всё, о чём нам говорил Клаус, но времени как следует это обдумать у меня не было.

Прошла неделя со дня моего вступления в «Адский легион», и нас покинул ещё один рекрут – тот самый толстый демон, не сумевший ни в чём себя проявить. Наш инструктор, ожидаемо, оказался верен своему слову и отослал его куда-то порталом. Чувствую, куда бы он ни попал, жить ему осталось не долго.

Было бы полезно разобраться, почему кто-то превращается в человекоподобных демонов, например, как Гарвал, а некоторые в собак, а то и вовсе во что-то непонятное. От праведности или порочности? Но тот же Гарвал при нашей первой встрече ясно дал понять, что им нет дела, грешен человек или праведен. Боюсь, придётся разбираться в этом постепенно.

Прошло три дня, за которые меня всего однажды убили на тренировках. Кажется, я начинаю делать успехи. Тем не менее обстановка в казарме накалилась. Часть рекрутов всерьёз задумалась о возможности побега. Неужели чаша терпения переполнилась только теперь? Впрочем, всего шесть из двух десятков, да при таких-то условиях и в таком месте, это крайне мало. В одной из своих импровизированных лекций Клаус упомянул, что стремительная трансформация в демона очень притупляет интеллект. После завершения всех превращений к части новоиспечённых демонов возвращается рассудок, но далеко не ко всем. Большинству так и быть до конца жизни слабоумными и не забраться выше Четвёртого уровня. Ведь для того, чтобы стать Третьим, нужно разбираться в магии, а слабоумие и магия – вещи несовместимые.

Подобные перспективы хоть и пугали, но меркли перед главной опасностью, лишь вскользь упомянутой Клаусом, будто речь шла о чём-то незначительном. Дело в том, что превращение в демона происходит под влиянием самого мира – Ада, а если точнее, из-за так называемых эманаций Бездны. И под воздействием этих эманаций будущий демон забывает свою прошлую жизнь. Остаются лишь навыки да бессвязные отрывки воспоминаний.

Не могу сказать, что вся моя жизнь, от первого осознанного дня и до самой смерти, мне так уж дорога. Хорошее, но почти забывшееся детство, обычные школьные годы и пять лет высшего образования, после которого я успешно устроился работать на хорошую зарплату. Что очень характерно для нашего образования – не по профилю. Нормальная жизнь, но ничего особенного. Если бы не Лена. Будет грубой ложью сказать, что я любил её всем сердцем. Ведь я люблю её до сих пор. И ничуть не меньше, чем раньше. Забыть её… и что от меня останется? Нет. Пусть Бездна или Ад, что бы это ни было на самом деле, катится хоть к Дьяволу, хоть прямиком в Рай. Я отказываюсь платить такую цену.

Между тем за последние два дня кошмары стали ещё более насыщенны. К прошлым видениям добавился тихий шепот, который сулил силу и власть, бессмертие и богатство, славу и величие. Всё, что нужно – перестать сопротивляться, а впустить в себя Бездну и слиться с ней. Этот шепот сулил мне всё это голосом Лены. Единственное, чего добилась эта древняя сила – я стал бояться засыпать.

В казарме тем временем разгорались настоящие страсти. Прежде чем разрабатывать сам план побега, неплохо бы прикинуть саму возможность этого мероприятия. Эта истина быстро дошла до энтузиастов, и те начали ожесточенно спорить.

Во-первых, куда бежать? Вокруг сплошной монолит камня и лишь жалкая деревня Пустых поблизости. Но там не укрыться ни от Клауса, ни от поисковых отрядов, если здесь вообще есть кому отлавливать дезертиров.

Во-вторых, как бежать? Мимо Клауса едва ли проберёшься – ведь неизвестно, какой магией он ещё владеет. А убить его и сбежать прежде, чем он оживёт – затея не просто в высшей степени наивная, а откровенно глупая. Как с ним сражаться, если он на порядок быстрее и сильнее любого из рекрутов? Это уже не говоря об уровне наших навыков.

Слово за слово, заговорщики всё дальше удалялись от хоть какого-то подобия компромисса. Каждый гнул свою линию и настаивал на своей правоте. Ещё немного поспорив, потенциальные беглецы решили не торопиться, а как следует всё разведать. Вряд ли Клаус даст второй шанс. Что ж, это первое действительно разумное утверждение за всё время их спора.

На том и порешив, они разошлись по койкам, и барак опять погрузился в тишину, нарушаемую лишь сопением и негромким храпом. Мне же хотелось, чтобы кто-нибудь и дальше отвлекал меня ото сна шумными обсуждениями или спорами. Ведь иначе я усну. А каждый сон уже давно превратился в кошмар, с каждой ночью всё более жуткий.

Но независимо от моих желаний, усталость взяла своё. Здравствуй, мой самый жуткий кошмар. Ты скучал по мне?

* * *

По своему обыкновению, выгнав нас из казармы поутру (по крайней мере, я предполагаю, что это утро), Клаус сумел удивить. Разумеется, в плохом смысле. Да и глупо было бы ожидать от этого демона чего-то хорошего.

Лишь мимоходом взглянув в глаза одного из моих товарищей по несчастью, он злорадно, даже предвкушающе, улыбнулся.

– Как здорово! Среди вас наконец-то объявились бунтовщики! Я уже подумал, что такие бесполезные отбросы не способны даже проявить характер. Вместе с тупостью, конечно, – Клаус с презрительной гримасой, из-за которой его звериная морда стала по-настоящему жуткой, прошёлся вдоль нашего кривого строя, внимательно глядя в глаза каждого из нас. Похоже, этот изверг ещё и мысли умеет читать.

– Отсюда некуда бежать. Помимо этого лагеря и деревни Пустых неподалёку здесь нет абсолютно ничего на сотни миль вокруг. Даже если вам удастся сбежать от меня, а вам не удастся, вы будете раз за разом умирать от истощения лишь для того, чтобы вскоре ожить. И опять умереть. Сотни, тысячи раз. И поверьте мне, никто не будет вас искать. Тупость должна быть справедливо наказана, – ещё более мерзко оскалившись, он продолжил: – Раз уж мы заговорили о наказании… ты, три шага вперёд! – безошибочно выбрав из строя вчерашнего зачинщика обсуждения плана побега, Клаус ткнул пальцем в его сторону.

Затравленно оглянувшись, тот сделал три коротких шажка на подгибающихся ногах,
Страница 12 из 17

оказавшись прямо перед Клаусом. Предвкушающая мина, так и не покинувшая звериной морды тренера-мучителя, не предвещала ничего хорошего.

– Чтобы глупые мысли окончательно покинули ваши пустые головы, мы как следует позабавимся с этим счастливчиком. Смотрите внимательно и знайте, в следующий раз я придумаю что-то ещё более изобретательное.

Короткий взмах руки, и несостоявшийся беглец с диким воплем хватается за своё лицо. Тело дёргается от страшной боли, и парень орёт не переставая. С руки Клауса, на которой уже красовались длинные когти, срываются капли крови.

Новый взмах, и на камень падают его руки, отрубленные по локоть. Горячая кровь хлещет во все стороны, забрызгивая камень, Клауса и нас. Пара капель попали мне на лицо, заставив вздрогнуть. Короткое слово на неизвестном мне языке, и с вытянутой руки садиста срываются две огненные вспышки, прижигая культи полудемона. К тягучему запаху крови добавилась вонь горящей плоти.

За глазами и руками последовали уши и язык, а затем и ноги. На площадке перед нами теперь лежит кусок мяса, у которого не получается даже кричать от боли, вместо этого он издаёт уж вовсе душераздирающие звуки и сучит по блестящему от крови камню своими жуткими обрубками. Едва ли такая пытка сработала бы с человеком – тот просто помер бы от болевого шока. Но этот несчастный хоть и не успел полностью обратиться, но некоторые способности демонов явно перенял, и пережив и без того страшную боль, он теперь обречён на действительно жуткие страдания.

– Эта магия не позволит ему восстанавливаться. Он будет лежать на этом месте, пока мне не надоест, и никто из вас к нему не прикоснётся. А теперь начнём же тренировать ваши хилые тельца. Для начала двадцать кругов, шевелитесь! – И мы приступили к тренировке, оставив позади распластанного на камне полудемона.

Клаусу надоело издеваться над покалеченным только через четыре дня. Видимо, решив, что мы все в достаточной мере усвоили урок, Клаус заживо сжёг его. Спустя какое-то время тело начало восстанавливаться. Нарастала и приходила в порядок сожженная плоть, отрастали конечности, и наконец, когда тело пришло в первоначальный вид, полудемон пришёл в себя. Но несмотря на восстановление прежнего внешнего вида, он так и не поправился окончательно.

Вскоре стало понятно, что теперь это просто жалкая пародия на разумное существо. Раньше он часто пытался завязать с кем-нибудь разговор, теперь же стал поразительно молчалив и всячески сторонился остальных рекрутов. Никаких разговоров о побеге, ясное дело, больше не было. Механически выполняя все упражнения и поглощая еду, он больше ни на что не отвлекался и ни на что не реагировал. По всей видимости, именно так выглядят сломленные люди. Интересно, что после всех этих пыток он начал с устрашающей скоростью трансформироваться. Всего за сутки он приобрёл более демонический вид, чем за все предыдущие дни.

Глава 6

Что-то уходит, что-то остаётся

После таких показательных пыток никто больше не заговаривал о побеге или каком-нибудь бунте. Моих товарищей легко понять – Клаус действительно умеет вселить в сердца настоящий ужас. Никому не хотелось примерить шкуру того несчастного, что сейчас с бессмысленным выражением на лице поглощает казённую бурду. Пустой расфокусированный взгляд смотрит куда-то вдаль, спина согнута, плечи поникли. Уж тем более никто не горел желанием узнать, что за более изобретательное наказание подготовит Клаус следующему непоседе.

Что касается меня, то я перестал всерьёз задумываться о побеге задолго до этого инцидента. Нет, периодически, после особенно неудачной тренировки, накатывало, но ненадолго. Я ясно отдавал себе отчёт, что бежать пока некуда, да и нет возможности.

К тому же Клаус ведь над нами не просто издевается, но ещё и учит на совесть. Глупо отказываться от возможности стать сильнее в мире, где превыше всего ценится личная сила.

Между тем большинство рекрутов уже успели достаточно приблизиться к демоническим стандартам, чтобы их почти перестало тревожить обычное оружие. Оно, конечно, по-прежнему действовало, но это словно сражаться с воином в полной броне, имея при себе лишь лёгкий меч. Казалось бы, щели в доспехах есть, и в них реально попасть, но на деле это ой как непросто сделать. Вдобавок, в отличие от тяжело бронированных воинов, эти демоны, казалось, не замечают веса своих хитиновых пластин, костяных наростов и шкур, покрытых прочной чешуёй. Они двигаются куда проворнее, чем можно было ожидать.

Клаус, видя такие перемены в своих подопечных, собрал нас вместе и повёл в арсенал. Наколдовав свет, он провёл нас через уже знакомый зал и остановился прямо перед каменной стеной. Ленивый взмах рукой, и в монолите камня, прямо из ниоткуда появляется металлическая дверь. Выставив правую руку перед собой ладонью кверху, Клаус произнёс два коротких слова с рычащими интонациями. Над ладонью сгустился свет, и миг спустя в неё мягко опустился вычурный ключ из красного металла, который наставник тут же поместил в замочную скважину и с силой провернул. Раздался чудовищный треск, будто великану сломали хребет, и дверь медленно, без ожидаемого скрипа, отворилась.

Не говоря ни слова, Клаус прошёл в дверной проём, мы в таком же молчании последовали за ним и оказались в очередном Раю средневекового маньяка.

В отличие от предыдущего зала, здесь всё оружие в полном порядке ждало своего часа на стойках, а не было кое-как свалено в несколько куч.

Оружие было расставлено по всему далеко не маленькому залу, самых разных видов и форм, из самых разных эпох и культур, если судить с точки зрения землянина, конечно. Были и совершенно незнакомые мне экземпляры вооружения. Разумеется, я далеко не эксперт в холодном оружии, но у меня есть серьёзные сомнения, что человек сможет не то что сражаться, а просто поднять вон тот монструозный двусторонний топор или эту палицу. Она не просто в мой рост, но, пожалуй, и пошире меня будет.

В отличие от мёртвых железок из предыдущего зала, это оружие было чем-то большим, чем просто кусками остро заточенного металла, которыми так удобно вгрызаться в плоть врагов. Я перевёл взгляд на ближайшую стойку с мечами и сделал пару шагов в её сторону.

Стоило мне подойти поближе, как оружие преобразилось. На клинках, возможно, никогда не знавших ножен, вспыхнули алые руны, добавив немного света в тускло освещённую комнату, то ли предостерегая, то ли приветствуя меня. Пожалуй, я буду оптимистом.

– Ну как вам взрослые игрушки, сосунки? – оскалившись, словно голодная акула, осведомился Клаус. А ведь точно, может, у него тоже несколько рядов зубов? – Каждое оружие сделано из металла, способного удерживать магическую энергию, а руны демонического языка наделяют его кое-какой силой. Вполне достаточной, чтобы вскрыть шкурку любого из вас. На более мощное оружие дополнительно накладываются заклинания, наделяющие его различными свойствами, но до таких игрушек вы ещё не доросли. Но не расстраивайтесь, детишки, это вполне достойное оружие и для демонов Четвёртого ранга, не говоря уже о таких недоразумениях, как вы. Хотя выходить с такими зубочистками против демона, скажем, Третьего ранга, настоящее самоубийство, – наставник самодовольно усмехнулся. Даже
Страница 13 из 17

обладая немалыми силами, он тем не менее получает удовольствие от своего превосходства над вчерашними людьми.

– А теперь хватайте, что на кого смотрит, и выходите на площадку, будете осваивать новые острые игрушки. – Как и прежде, взяв с ближайшего стенда первое попавшееся оружие, Клаус направился к выходу, но не дойдя и до первой двери, обернулся, чтобы гаркнуть на одного из рекрутов.

– Эй ты, образина! – ткнул он когтистым пальцем в самого здорового из моих товарищей по несчастью. – Положи меч на место! Ты им размахиваешь как палкой, кретин, будто я ничему тебя не учил. Бери топор или палицу. Надеюсь, хоть с ними у тебя хватит мозгов справиться, – обведя недовольным взглядом всех остальных, Клаус удалился из арсенала.

А я, пожалуй, остановлюсь именно на мече. Было время как следует к нему привыкнуть. Мимо поздних, по земным меркам, видов клинкового оружия прошёл почти не глядя – всё равно Клаус раскритикует и заставит выбрать что-то поосновательнее. Знаем, проходили.

Клинки с изогнутыми лезвиями тоже пропускаем. Я, конечно, всё понимаю, но пользоваться меня ими никто не учил.

Добравшись до стоек с прямыми обоюдоострыми мечами, я положился на достойно показавший себя способ – какой меч удобнее ляжет в руку, тот и стоит брать. Фаворитом оказался меч немного массивнее моего привычного клинка, с большей рукоятью и такой же крестовидной гардой. Насколько я понимаю, это полутораручный меч. Бастард, как его часто называют, или меч ублюдка, который появился благодаря переводу с английского оригинального названия, которое вообще не стоило переводить.

Что ж, самокритично, конечно, но меч пришёлся мне по душе. Я знаю обоих своих родителей, так что, обижаться такому названию не собираюсь.

Оглядевшись, и увидев, что почти все уже подобрали себе оружие и потянулись к выходу, я к ним присоединился.

После выхода из арсенала все строились перед скривившимся Клаусом, по-видимому, раздражённому нашей медлительностью и нерасторопностью. Но Клаус всегда такой. Развеселить его может только изобретательная пытка или хорошая порция издевательств над подопечными.

– А теперь разбейтесь на пары и приступайте! Задача как всегда – убить и не быть убитым. Начали! – Теперь уже он следил за происходящим с предвкушающим оскалом, немного приободрившись. Уверен, как только прольётся достаточно крови, он станет ещё больше доволен жизнью.

Мы разбивались на пары вовсе не произвольно или в случайном порядке. Клаус приказал каждый раз выбирать нового противника, и так по кругу. По его словам, это нужно для того, чтобы мы привыкали к возможностям разных противников. Ведь кто-то из нас быстрее, кто-то выделяется силой, а отдельные экземпляры могут похвастаться очень толстой естественной бронёй, от которой ранее бессильно отскакивало обычное оружие. Надеюсь, с новым клинком мне больше не грозит оказаться в подобной ситуации.

И эта постоянная смена противников… Не вполне понимаю, как улучшил мои навыки памятный бой с тем здоровяком, который только что подобрал себе огромную палицу, скорее даже оглоблю. Представить с ней человека затруднительно, но в его великанской руке оружие смотрелось невероятно уместно. Этот здоровяк просто сломал мне весь организм вторым же ударом. Мог бы и первым, но мне улыбнулась сомнительная удача, и от первого удара я уклонился.

Как сражаться с таким чудовищем в одиночку я просто не представляю. И ладно он с такой лёгкостью победил меня, внешне вылитого человека, лишь изрядно окрепшего за время пребывания в Бездне, но и остальные рекруты, уже куда более похожие на демонов, тоже изрядно от него натерпелись. Одно радует – субъект туп как пробковое дерево. Я его называю Большой Боб.

Сегодня моим противником оказался единственный среди нас крылатый демон. Тот самый, чьи карикатурные крылышки так забавно хлопали во время кроссов. Демон больше не выглядел нелепо. Два огромных чёрных крыла выглядывали из-за его чрезвычайно мускулистой, слегка согнутой спины.

Человеческое тело не приспособлено к доукомплектации его крыльями. У нас просто не подходящее строение.

Бездна решила взять эволюцию в свои руки и исказила человеческое тело, подарив ему способность парить в небесах. Но мне уже известно, сколь высокую плату она требует за свою милость.

По словам Клауса, эти крылья пока не смогут выдержать вес демона, и нечего экспериментировать, а следует дождаться полного превращения. Рекрут беспрекословно подчинился, и крылья, способные подарить небо, пока лишь замедляли его на земле.

В руке мой противник сжимал рукоять неизвестного мне меча. Хотя, если каролинг увеличить раза в полтора, то как раз должен получиться этот несуразный переросток.

Никакой естественной брони на моём противнике не было – она бы только лишила потенциального летуна маневренности.

Прервав ход моих мыслей, крылатый демон атаковал. Хоть уроки Клауса и даются труднее таким как он, отупевшим от трансформации, но толк в них определённо есть. К мощному напору, свойственному всем, без исключения, демонам, добавилось кое-какое умение. Бой больше не походил на размахивание палками.

Каждый заблокированный и парированный удар отдавался болью в плече, а пару раз я просто чудом не раскроил череп своим же мечом.

Игра в одни ворота продолжается уже больше двух минут, и я пока только отступаю, покачиваясь под его ударами, обзаведясь двумя свежими порезами. Это ерунда, всего лишь царапины. Плохо другое, я пока не вижу, как переломить ход боя в свою пользу.

Пусть я и освоил меч немного лучше него, но в силе и выносливости этот демон может дать мне большую фору. И как же его победить?

Беспомощность, бессилие. Как же я надеялся больше никогда не испытывать ничего подобного. Если я буду проигрывать даже здесь, то старшие демоны никогда не согласятся мне помочь. Разумеется, если Гарвал не соврал, и отсюда правда можно дотянуться до моего родного мира.

За прошедшее время жажда мести немного поугасла. Убить тех ублюдков, конечно, нужно. Но делать из этого какую-то великую цель я больше не вижу смысла. Возможно, здесь, в месте, полном боли и отчаяния, я найду что-то стоящее. Что-то, способное вернуть смысл моей жизни.

Один ответ Преисподняя дала мне вскоре после знакомства с ней – здесь правит только сила. Нет скрытых смыслов или необходимости толковать это иначе. Ты победил, значит, ты силён. Проиграл – ты слаб.

Здесь есть место и хитрости, но в мире, где кто угодно может бросить вызов вышестоящему демону, чтобы получить его ранг, на одном лишь остром уме далеко не уедешь. И нельзя выставить себе замену, как это делали древние цари земных цивилизаций, где лишь формально сами монархи противостояли друг другу, но фактически поединок проходил между их лучшими воинами.

Никаких замен. Тебе бросили вызов, и ты обязан его принять, иначе тебя заклеймят как слабака и труса, а твоей участи не позавидуют и самые жалкие из демонов. Правило всего одно – вызов можно бросить демону, превосходящему тебя лишь на один ранг.

Но ничем необоснованные амбиции здесь жестоко караются. Волею Владыки демон, посягнувший на более высокий ранг и не рассчитавший своих сил, может быть убит в этом бою. Окончательно, без всяких возрождений. Подобно Пустому, он навсегда
Страница 14 из 17

избавляет Бездну от своего присутствия.

Так здесь и живут. Или просто тянут лямку и надеются, что командир оценит их навыки и старание и повысит в ранге, или, если уверены в своих силах и не хотят долго ждать, бросают вызов вышестоящим, желая их положения и прав. И чаще всего такие храбрецы и безумцы погибают, переоценив свои силы.

Всё, что мне сейчас нужно, чтобы доказать свою силу – это убить крылатого демона. Всего-навсего. О рангах можно будет подумать потом. Вот только все мои рассуждения и планы ничуть не приблизили меня к решению этой проблемы.

– Ты опять проиграешь! Не способный защитить даже себя, как ты смеешь на что-то надеяться? Я презираю тебя!

Её голос уже стал привычен и преследует меня даже наяву, но кошмары перестали пугать. Я бы не сказал, что время по-настоящему лечит, однако оно прекрасно справляется с болью. Но неужели я позволю насмехаться над собой, да ещё и этим голосом?!

Сознание будто немного потускнело, утратив ясность мысли. Чувства же, напротив, обострились в разы. Зубы, крепко стиснутые от злости, скрипнули особенно громко. Тело стало легче, а боль от порезов, оставленных рунным мечом, бесследно ушла.

Нет времени прислушиваться к своему телу, противник усилил напор, пытаясь сломить меня мощными ударами и поскорее покончить со слабым человеком, неведомо как протянувшим столько времени. Но сильные удары встретили жёсткие блоки, и на этот раз можно было не бояться пораниться отскочившим оружием, ведь руки больше не дрожали от напряжения.

Встретив неожиданный отпор, демон взревел и бросился вперёд, надеясь заблокировать встречный удар и сбить меня на землю благодаря разнице в весе. Но я сместился в сторону и нанёс несильный удар, под который мой противник легко успел подставить свой меч. Не позволяя разорвать сцепленные клинки, я двинул свой меч навстречу, скользя по его оружию, а миг спустя сам разорвал сцепку и крутнул кистью, заставив острие описать сверкающий полукруг и вспороть кисть моему противнику. Его же клинок бессильно лязгнул по крестовидной гарде моего меча, надёжно оберегавшей мою руку от подобных ударов. Небольшая же гарда каролинга не способна уберечь от подобного.

Не успел меч, выпавший из раненой руки, лязгнуть о каменный плац, как вслед за ним отправилась и голова моего визави. Хотя какой же он теперь визави, мы ведь теперь стоим не лицом к лицу. Вон оно, его лицо, покатилось по чёрному камню.

Кровь, ударившая струёй из разрубленной шеи, измазала меня с головы до ног, а терпкий сладковатый запах стал просто невыносим. И так тихо.

Отведя взгляд от убитого демона, огляделся, чтобы узнать, почему смолкли все звуки. Почему раненые не кричат от боли, не звенят мечи и не орёт Клаус.

На краткий миг мною завладело желание разрушить всё, что меня окружает, разорвать в клочья всех, кто попадётся мне на глаза, и любоваться их муками. Лишь на миг я увидел развалины построек и мёртвых полудемонов, валяющихся на площадке, залитой их кровью. Тело Клауса, порубленное на куски, лежало у моих ног, а на звериной морде, пугающей всех рекрутов, застыло выражение ужаса.

Это длилось всего несколько секунд, и стоило мне моргнуть, как видение исчезло, а мысли стали приходить в порядок. Пространство вновь заполнила какофония звуков, а мёртвых тел на плацу стало намного меньше. Разумеется, Клаус был жив, и даже не думал кого-то пугаться.

Но перед тем как я поверил, что это была просто горячка боя, в моей голове раздался такой знакомый голос: «Ты от этого не уйдёшь! Для такой участи ты был рождён, и это сильнее тебя».

Увидим.

Гарвал проспорил. Чтобы начать трансформацию, мне понадобилось почти два месяца, а не два дня. Да и то никаких общепринятых атрибутов демона у меня так и не появилось. Глядя на руки, было видно, что ранее бледная кожа стала немного отливать бронзой. Выглядело нездорово, но не более того. Когтей тоже не видно. Пусть и немного изменившиеся, это по-прежнему мои человеческие руки, а не лапы из того сна.

Не человечность сама по себе, но страх потерять самое дорогое не давал мне сорваться и полететь прямо в голодную бездну. Я застыл где-то между демоном и человеком. Сильные стороны одного и слабости другого. Зато память и разум остались при мне, остальное не так уж важно.

Глава 7

Пора заканчивать

Чтобы осознать, что недавние изменения затронули не только внешний вид и силу, мне понадобилось два дня. Чувства, обострившиеся в том бою, так и остались за рамками человеческих возможностей, и к этому ещё предстояло привыкнуть. В обычное время я просто мог похвастаться острым зрением, тонким слухом и так далее, но стоило мне попасть в опасную ситуацию, как чувствительность подскакивала.

Хоть раньше я и вёл спокойную жизнь, но мне не раз приходилось драться, и я отлично помню, что быстрые удары буквально размазываются в пространстве, и моему глазу часто не удавалось их отследить. Уклоняться приходилось на рефлексах и интуиции. Теперь же я чётко вижу положение всего, что меня окружает, в любой момент времени. Траектория удара мечом теперь предельно понятна и даже предсказуема. Такое впечатление, что мои зрительные органы стали поддерживать больше кадров в секунду.

Но помимо ожидаемых, после того боя, возможностей, была ещё одна. Я стал чувствовать ход времени в Аду. Теперь не осталось никаких сомнений, что здесь нет часов просто потому, что демонам они и даром не нужны. Сперва это ощущалось как надоедливый зуд где-то в подкорке, но стоило на нём сосредоточиться, как я узнал, что сейчас вторая половина дня, и ложиться спать пока рано. Мне не сообщили об этом какие-то голоса, и я не увидел вспыхнувших в моём сознании чисел. Просто пришло знание, притом без конкретного времени суток. Объяснить это иначе как магией я не могу. К счастью, этот момент прояснил Клаус в одной из своих «образовательных бесед», которые он по-прежнему иногда проводит.

– Те из вас, кто ещё не разучился думать, должны были начать ощущать время. Это случилось? – Несколько рекрутов кивнули, кто-то просто «угукнул», а некоторые и вовсе промолчали. – Громче отвечайте, никчёмные сопляки, не заставляйте меня повторять вопрос! – В ответ раздались куда более громкие и утвердительные реплики.

– Тогда, чтобы ваши скудные умишки полностью сосредоточились на обучении, а не пытались разобраться в природе явления, расскажу вам о нём. Заткнулись и внимательно слушаем! – Рекруты уже довольно давно не позволяли себе никаких посторонних звуков во время этих «лекций», но Клаусу, видимо, просто нравилось на нас орать. Наверное, по его мнению, это не так весело, как бить и пытать, но тоже сойдёт.

– В Бездне время течёт не так, как в других мирах. Здесь негде взять точку отсчёта, и нет деления по времени суток. Чтобы как-то отсчитывать время, Владыка создал могущественное вечное заклинание, которое даёт всем демонам одинаковое ощущение времени. Так и появилось искусственное делание времени на сутки, декады и так далее. А теперь подняли свои задницы и пробежали десять кругов! – Как это ни удивительно, но в редкие моменты Клаус бывает вполне адекватным существом. Жаль только, что такие моменты скорее выбиваются из общей картины, и почти не играют роли на фоне его обычного мерзкого характера.

* * *

В привычном уже
Страница 15 из 17

темпе прошли ещё две недели. По сравнению со временем до памятного превращения, число моих побед над другими рекрутами сильно возросло. Большой Боб, как и раньше, оставался для меня слишком крепким орешком, и как показал наш вчерашний бой, сколь бы ни увеличилась моя сила и выносливость, а блокировать его удары это всё такая же глупая идея.

Три демона из оставшихся немного превосходили меня физически, но мечами владели заметно хуже. Почему так происходит и откуда у меня взялась такая склонность к освоению холодного оружия – большой вопрос. На Земле я ничего острее столового ножа в руках не держал. Хотя нет, вру. Бритва острее будет. Безопасная, само собой.

Один демон из этой тройки, трансформация которого зашла особенно далеко, часто бросал на меня злые взгляды и вообще выказывал редкую недоброжелательность. Сперва я думал, что у него окончательно сорвало крышу, и он превратился неразумную тварь, но как-то раз я застал его за разговором с Клаусом. Весьма грамотная речь выдавала его достаточно высокий уровень интеллекта. Тогда откуда столько злости в мой адрес?

Интрига продержалась не долго, и ехидные комментарии Клауса вкупе с оскорблениями этого агрессивного индивида расставили всё по своим местам. Он завидовал. Будучи человеком, он ценил свою внешность, и не отличался расовой терпимостью. Пожалуй, даже слишком много внимания уделял своей физиономии (для мужчины) и чересчур усердно проявлял свой расизм.

И вот, оказавшись в Бездне, он лишился как смазливой мордашки, так и человеческого облика, расист он эдакий. Одни лишь новообретённая сила и скорость отчасти примиряли его с новой действительностью. Но тут появился я, моментально разрушив его картину мира. Мало того что победил его в двух поединках из трёх, так ещё выгляжу как человек. Постоянное напоминание его уродства и слабости. Как можно с таким примириться? Вот он и бесится.

Как бы то ни было, а с этой троицей я сражался примерно на равных. С остальными же, а это подавляющее большинство рекрутов, биться было не в пример проще. За последние две недели меня убили только два раза. Большой Боб и один демон из той тройки, с остальными удалось справиться. Иногда это было даже легко.

Несмотря на то что я ещё не стал лучшим среди рекрутов, я всё же решил, что пришло время поговорить с Клаусом. Неизвестно, когда удастся победить Боба, да и получится ли вообще, тоже хороший вопрос. Пока у него просто подавляющее превосходство.

Прямо во время очередной тренировки, оставив своего противника лежать на плацу, я подошёл к наставнику. Он как раз не был ничем занят и тоже ждал, пока его сегодняшняя жертва придёт в себя. Подходящее время.

– Мастер, я могу узнать у вас кое-что?

– Жалкий задохлик, ты что, решил отлынивать от тренировки? – Казалось, Клаус настолько ошеломлён моей наглостью, что ещё немного, и он лишится дара речи. Даже сейчас, судя по его мимике и жестикуляции, он собирался сказать куда больше и в гораздо более резкой форме. Не буду тянуть резину.

– Нет, мастер. Я жду, пока мой противник воскреснет. И раз вы заняты тем же, может, ответите на несколько моих вопросов? – Выдержав крайне недоброжелательный взгляд Клауса, по всей видимости, решающего, что же со мной сделать, я всё-таки удостоился ответа.

– Смотрю, ты наконец-то начал превращаться. Это хорошо, но слишком медленно. Взгляни на остальной сброд, они уже близки к тому, чтобы стать полноценными демонами. Если продолжишь цепляться за свою жалкую человечность, то будешь вечным неудачником, – и словно поясняя своё неожиданное участие, Клаус не забыл добавить: – Мне плевать на твоё имя и происхождение, на прошлую жизнь и смерть. Я вижу, что ты можешь внести свою лепту в нашу Вечную Войну, и только это имеет значение. Лишь этим ты ценен, но в этом слабом тельце от тебя будет мало проку.

– Раз вы сами затронули этот вопрос, то может, расскажете, что влияет на трансформацию и отчего она вообще происходит? Гарвал когда-то отмахнулся от меня парой фраз.

Некоторое время побуравив меня взглядом, видимо, решая, не будет ли вреда, если рассказать мне правду, и если нет, то сколько этой правды стоит сообщать, Клаус всё-таки ответил.

– Бездна пробуждает в разумном существе то, что вы называете пороками, и ставит их на первый план, оттесняя иные качества, свойственные расе. Зависть, алчность, жестокость, похоть – это не исчерпывающий список. В зависимости от того, какая черта преобладает над существом, оно и трансформируется. Например, если главным пороком была похоть, то получаются суккубы и инкубы, если жестокость, то физически сильные демоны, желающие уничтожить всё и всех на своём пути. Если есть несколько выраженных пороков, то может получиться что-то ещё более интересное, – Клаус насмешливо улыбнулся, уверенный, что я мало что понял из его пояснений. Зря, компенсируя уязвимое тело, я сохранил полную ясность ума. – Но какой бы порок не был «ведущим» у демона, и какой бы облик он не принял, соблазнительной девушки или самой жуткой твари, над нами всегда довлеет одно-единственное стремление – жажда разрушения. Мы все созданы, чтобы повергнуть вселенную во мрак войны и смерти, и мы с наслаждением выполняем волю нашего Владыки.

Во мне что, меньше пороков, чем в остальных? Ни за что в это не поверю, хотя и не замечал их в себе при жизни. Безгрешных нет, и если порыться как следует, уверен, и во мне можно найти много интересного и подходящего для Бездны.

Тогда в чём дело? Спрашивать это у Клауса уже не вижу смысла, если бы он собирался отвечать на так поставленный вопрос, то уже ответил бы.

Мне вспомнился тот бунтарь, подбивавший остальных на побег. Тот самый, что так плохо кончил. Если вспомнить, то сразу после экзекуции, устроенной Клаусом, он стал стремительно трансформироваться, и уже почти полностью превратился в демона. Почему, что изменилось? Он что, вдруг стал более порочен? Да нет же. Тогда в чём дело?

Минуя долгие раздумья, я тут же нашёл ответ. Он буквально был на поверхности и ждал, пока хоть кто-то обратит на него внимание. Тот бунтарь сломался. Его качества, сдерживающие превращение до наказания, полностью исчезли. Его воля, не желающая лишиться человечности, не давала ему сорваться. Он не хотел этого и сопротивлялся. Только и всего. Бездна куда охотнее принимает тех, кто по своей воле падает в её распахнутые объятия. Но я уже знаю, чего мне будет это стоить.

– Вижу, в твой никчёмный умишко всё же сумели попасть кое-какие мысли. Не обольщайся, мальчишка, это ничего не значит и не имеет значения. Или ты всерьёз думаешь, что никто раньше не додумался до этого? Даже не за тысячи, за миллионы лет? Ты слишком высокого мнения о своих скудных умственных способностях. Услышь меня, сопляк, и смирись наконец. Никто не попадает сюда просто так. Если ты здесь, значит, тебе суждено стать одним из нас, и ты уже стал на этот путь. Не важно, сколько времени это займёт. Пройдёт ещё месяц или год, да хоть десять лет, но ты всё равно станешь одним из нас. И телом, и духом. – Я кивнул, но Клаус скривился и сплюнул на плац, с раздражением глядя на меня. Возможно, я не смог убрать с лица упрямое выражение или он опять читает мысли.

– Я дам тебе всего один совет, помни мою доброту. Люди вложили в слово «человечность» слишком много
Страница 16 из 17

качеств, им обычно не свойственных. Они говорят «человечность», имея в виду такие качества, как доброта, сострадание и милосердие. Но это чуждо вашей расе. Есть исключения, но не более того. Так чего ты цепляешься за столь надуманный набор качеств? Ты всерьёз хочешь променять реальную силу на такую эфемерную ерунду? Подумай об этом, мальчишка.

Не обращая больше внимания на мою реакцию, наставник посмотрел на свою жертву, всё ещё не пришедшую в себя, и перевёл взгляд на моего противника, также не подающего признаков жизни. Кажется, у меня есть время ещё на пару вопросов.

– Ещё одно, если вы не против. У меня осталось незавершённое дело в моём мире, а Гарвал сказал, что до него возможно дотянуться отсюда. Это правда возможно? И если да, то как это лучше провернуть?

– А, хочешь кого-то убить? – глухо хохотнув, мастер искривил губы в подобие улыбки. – Ни с чем не спутаю взгляд человека, желающего смерти своим сородичам. Это так прекрасно. – Ну вот, я начинаю приобщаться и понимать культуру Бездны. Хотя и раньше было понятно, что убийства считаются здесь чем-то действительно прекрасным.

– Гарвал не обманул тебя, мой маленький человечек, но и не сказал всей правды. Хотя это и возможно, но чрезвычайно затруднительно. Мы с Гарвалом демоны Третьего ранга, причём он специализируется на магии, но ни мне, ни ему это не под силу. Более того, не думаю, что даже у Лорда хватит могущества на такой трюк, уж слишком далеко расположен твой мирок. Но нет никаких сомнений, что Герцогу это по силам. Тебе стоит задуматься лишь об одном – чем ты думаешь заслужить такую услугу от одного из Герцогов, что равны богам? Молчишь? Правильно делаешь. И думать забудь об этом. Только у Лордов, да изредка у сильнейших бойцов Третьего ранга есть шанс попасть на аудиенцию к одному из них. Тебе о таком рано даже мечтать, – видя мою задумчивость, и, вполне вероятно, опять прочтя мои мысли, Клаус продолжил: – Не о том думаешь, сопляк. Если тебе так уж припекло свести счёты с кем-то из твоего мира, то начинать стоит с Лорда. Я же говорил, что сомневаюсь, по силам ли им такой фокус. Сомневаюсь, а не отрицаю. Единственный из знакомых мне Лордов, кто может согласиться тебе помочь, это сам Харон. Но тебе придётся сильно извернуться, чтобы встретиться с ним. К счастью, твой дражайший Гарвал может это устроить. Не знаю, чего это будет тебе стоить, но за информацию я возьму столько же, сколько потребует Гарвал. Как только рассчитаешься с ним, я буду ждать тебя здесь со своей платой. И не советую хитрить, а то узнаешь, насколько я могу быть изобретательным, когда мне это нужно.

Изумительно поговорил с Клаусом. Ещё ничего не добился, но уже по уши в долгах. Конкретных сумм или услуг пока нет, но чувствую, за этим дело не станет. Чего же может потребовать Гарвал? И что ещё хуже, Харон, тот самый легендарный перевозчик. Чем мне рассчитываться с ним?

– Эй, перестань думать! Мне тошно на это смотреть. Ты что, всерьёз уже задумался, чем будешь расплачиваться с нами? Глупый человек, тебе ещё месяц тренироваться здесь, а потом несколько лет набираться опыта под руководством демона. Будешь строить свои идиотские планы, когда всё это закончишь.

Уже кое-что. Раньше Клаус не называл конкретных сроков. Теперь же ясно, что через месяц я покину это место и смогу хотя бы посмотреть на этот мир. Да уж, не об этом я мечтал, когда говорил, что хочу путешествовать и знакомиться с культурами разных народов. Экзотики должно быть в меру.

Но что-то царапнуло моё сознание в начале его рассказа. Он говорил о том, что я могу пригодиться Бездне в войне, и для этого должен поскорее превратиться. Ах да, война.

– А с кем воюет Преисподняя? Вы и раньше упоминали войны, но никогда не уточняли.

– Не просто война, а Вечная Война. Бездна всегда пытается поглотить как можно больше миров, и мы исполняем её волю и приказ нашего Владыки. Наши маги стараются открыть устойчивые порталы, которые мы называем Вратами, во все известные нам миры. Как только это удаётся, великие армии вторгаются в эти миры и несут разрушение. Это и называется Вечной Войной.

– И это продолжается миллионы лет? Неужели миры никогда не объединяли усилия и не вторгались в Бездну? Если Герцоги равны богам, то выходит, в этих мирах тоже могут быть боги? Почему они бездействуют? – Концепция вечно существующего захватчика, которому не стараются дать отпор, а лишь обороняются, просто не укладывалась в моей голове.

– Ты прав. Во многих мирах есть могучие боги, которые охраняют покой мира и могут поднять в битву огромные армии с паладинами, жрецами и магами. Иногда им даже по силам открыть Врата в Бездну. И ты хочешь знать, почему они этого не делают? Всё просто. Могучие, всесильные и всезнающие боги боятся. Они приходят в ужас от одной только мысли о том, что Адские легионы выйдут из возведённых ими же Врат и пройдут по их цветущим солнечным мирам, оставляя за собой лишь пепел и смерть. Они боятся Герцогов, и превыше всего они боятся Владыки. Лишь Творец мог бы… да где теперь Творец? Стоит Вратам открыться, и мир уже обречён. Хотя некоторые сопротивляются веками. Но исход всегда один. Мы необоримая сила, пойми же ты наконец.

Мне нечего было ответить. Слишком много информации о фундаментальном устройстве вселенной свалилось на меня всего за несколько минут. Хотя её достоверность ещё предстоит проверить. Более чем вероятно, что этот демон показал мне только одну сторону медали, да и то не полностью, лишь бы убедить, что сопротивляться бесполезно. Расслабьтесь и получайте удовольствие. Или хотя бы попытайтесь не кричать.

С такими мыслями я направился к своему противнику, который уже оправился и жаждал реванша. Нет, парень, у тебя ни шанса.

Глава 8

Новые горизонты

Толпа накатывала на одинокого демона и, потеряв нескольких бойцов, торопливо отступала. Некоторые обходили со спины, другие атаковали прямо в лоб, но как бы они ни усиливали напор, каждый раз на чёрном камне оставались лежать несколько окровавленных тел, а одинокий демон был всё так же несокрушим.

– Хватит, сосунки! Вижу, вы так ничему и не научились, – с этими словами Клаус, а это был он, сорвался с места и, размахивая мечом, влетел прямо в группу своих учеников, каждую секунду убивая одного, а то и двоих демонов. Они сопротивлялись, но не могли ничего поделать. Даже если забыть о мастерстве, Клаус был быстрее и намного сильнее. Большой Боб, не признающий, а вернее, не понимающий никаких тактик, кроме таранного удара в лоб, первым же выбыл из побоища. Его стиль ведения боя показал свою полную несостоятельность против более сильного существа. Остальные демоны были деморализованы потерей самого мощного товарища, но пытались сделать хоть что-нибудь. Бесполезно.

Началось всё с того, что Клаус решил, будто мы слишком поддались эйфории из-за внезапно обретённых сил, и нас нужно немедленно опустить с небес на землю, даже немного глубже. Вот он и захотел наглядно показать нам, что такое сила, и что мы по-прежнему ничего из себя не представляем. С этой целью он устроил массовое побоище, приказав нам атаковать его всем вместе. Тупые демоны сразу радовались, не понимая, чем это закончится. Идиоты. Сейчас же, спустя всего полминуты от начала боя, на ногах остался я и ещё три демона, те самые, с
Страница 17 из 17

которыми мне приходилось нелегко на тренировках. Но даже в таком составе, можно и не мечтать о победе. А ведь Клаус даже не использует магию. Ублюдок решил унизить нас.

Стоит, поигрывая мечом, всего в трёх метрах от нас. А мы сбились в кучу и ощетинились мечами, надеясь хоть и не победить, но протянуть как можно дольше. А желательно ещё и попортить шкурку этой сволочи.

– Я знал, что вы протянете дольше всех, три зверька и человек. Хоть тот амбал и сильнее вас, но далеко он не пойдёт, слишком тупой. Такого не обучишь ни магии, ни искусству боя. Вы же – другое дело. Когда-то, через десяток-другой лет, сможете взять Третий ранг и стать элитными войсками Бездны. Но это будет ещё не скоро, если у вас вообще хватит для такого таланта. А пока я хочу как следует развлечься с вами. Давайте, покажите, на что способны! Позабавьте меня! – продолжая издеваться, Клаус быстро приблизился к нам, осыпая всех мощными ударами, часть из которых достигла цели, и один демон упал на плац, а остальные смогли отступить.

Оставшиеся двое зажимали руками порезы и даже не думали об атаке. Мне же пока удавалось избежать ран, но было абсолютно ясно, что пора заканчивать. Следующая его атака станет для нас последней. Нужно испытать удачу.

Страха не было, не было неуверенности или сомнений. Близился час нашего выпуска из тренировочного лагеря, и время, проведённое здесь, сильно изменило всех нас. Даже если отбросить приобретённые навыки, как можно оставаться прежним, умирая из раза в раз? Как показывает практика, привыкнуть можно действительно к чему угодно. Даже к смерти. Тем более, здесь фраза о том, что смерть это ещё не конец, справедлива как нигде больше.

– Я отвлеку его, а вы атакуйте, как только откроется, – нечего было и думать, чтобы подготовить худо-бедно пригодный план. Клаус просто не даст на это времени. Действовать нужно быстро и надеяться только на удачу.

Согнувшись, я сделал два шага вперёд, а затем ещё два, каждый с ударом, затем полуоборот и выпад, целясь в висок, сразу разрывая дистанцию. Первые два удара наставник без труда отбил мечом, а укол в висок с усмешкой отбил целым рогом. В это время два оставшихся демона решились атаковать, пока Клаус отвлёкся на меня и повернулся к ним боком с безоружной рукой.

Признаться, я ждал чего-то подобного. Отбив удары демонов рукой с мгновенно отросшими когтями, он крутнулся на месте, одновременно взмахнув мечом. Как результат, оба демона лежат на плацу, разрубленные почти пополам, а это существо опять стоит всего в паре шагов от меня, демонстрируя в подобии улыбки немыслимое количество острых зубов.

Хотя мои товарищи по несчастью пытались отбиться. Один даже успел подставить свой меч для отражения удара, но Клаус бил слишком сильно, снеся защиту, словно пушинку, не давая врагу ни шанса. А ведь тот демон физически заметно сильнее меня.

Итого, я оказался один на один с демоном, который сильнее Большого Боба, быстрее той троицы и как минимум не глупее меня. Кроме того, именно он учит нас сражаться на мечах, а не наоборот. Да что вы знаете о безвыходных ситуациях?!

Не желая больше слушать его самовосхваление и глумление, я атаковал первым, не давая ему открыть рта. Каждый шаг я сопровождал ударом, используя всю инерцию и массу тела в безнадёжных попытках продавить его защиту. Постоянно передвигаясь, я старался зайти слева, прямо со стороны меча. Кажется глупым, но в бою на таких мечах лучше заходить под ведущую руку, это же не фехтование лёгкими клинками, здесь можно не опасаться молниеносных выпадов.

Но даже так я не получал ни малейшего преимущества. Клаус играючи перебрасывал меч из руки в руку и двигался в рваном ритме, постоянно выбивая меня из равновесия своими ударами, и даже дважды ранил. Порез на правой ноге чуть выше колена начал замедлять меня, а из скверно выглядящей раны на груди, оставшейся от его когтей, продолжала вытекать кровь. Не продвинувшись далеко в трансформации, я не получил и полноценной демонической регенерации.

– Давай, мальчишка! Шагни ещё дальше и стань наконец-то самим собой. – Вот в чём истинная цель всего этого истязания. Клауса не устраивает, что после его тренировок в мир выйдет такой, как я. Человек, по крайней мере, по большей части. Остальные так, под руку попались. Или демон просто не смог отказать себе в удовольствии поиздеваться над ними.

Довольно, пора это уже заканчивать. Не хочу, чтобы это существо развлекалось за мой счёт. Сжав рукоять слабеющими руками, я собрался с силами и в последний раз атаковал Клауса, уже без надежды даже поранить его. Так и оказалось, отбив мой отчаянный, но оттого не менее позорный удар, демон свободной рукой с лёгкостью опрокинул меня на плац, не встретив сопротивления от негнущихся и слегка подрагивающих ног.

– Ты слишком упёртый, но так даже интереснее. На моей памяти ты уже второй такой пустоголовый кретин, так долго не желающий принять действительность, – подойдя ко мне поближе, он упёр острие двуручного меча в камень, опёршись руками о крестовидную гарду. Бугай совершенно естественно орудовал здоровенным мечом всего одной рукой. – Первой была женщина, тоже человек. Как и ты, она так трогательно цеплялась за свою человечность, что за время тренировок в лагере так и не начала трансформироваться. Вы даже немного похожи.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/vladislav-volnov/demon-ponevole/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.