Режим чтения
Скачать книгу

Грузия. Закавказский тупик? читать онлайн - Александр Широкорад

Грузия. Закавказский тупик?

Александр Борисович Широкорад

Друзья и враги России

У сегодняшней Грузии отношения с Россией крайне натянуты. Бывшие грузинские автономии, Абхазия и Южная Осетия, после кровопролитных войн отделились, другая автономия – Аджария – практически независима от Тбилиси. На окраинах власть центра беспомощная, экономика переживает тяжелейший кризис. Постепенно Грузия превращается в протекторат Турции и США. В стране создается образ врага – России, которая якобы угнетала и расчленяла грузинские земли.

Сегодня грузинские политики, политологи и историки пытаются перечеркнуть несколько веков истории своей страны, желают вернуть Грузию в эпоху почитаемого ныне царя Ираклия II, у которого, тем не менее, хватило мудрости принять покровительство России, объединившую и восстановившую раздробленную и разоренную Грузию.

Об истории Грузии, о непростых российско-грузинских отношениях, недавнем военном конфликте и многом другом рассказывает новая книга серии «Друзья и враги России».

А.Б. Широкорад

Грузия. Закавказский тупик?

Глава 1

Закавказье от древних греков до татаро-монгол

Откуда взялись грузины? Прежде чем ответить на этот вопрос, следует заметить, что в образованную в 1936 г. Грузинскую ССР вошли несколько народов и народностей. А само название «Грузия» появилось лишь в XVI веке. Однако для удобства читателей я буду условно называть территорию, на которой в 1936 г. искусственно создали Грузинскую ССР, Грузией.

Письменная история «Грузии» начинается с прибытия греков на юго-восточное побережье Черного моря, названное ими Колхидой. Большинство историков полагают, что это название произошло от наименования народа – колхов. Однако колхи – это не один народ, а собирательное название нескольких десятков племен, которое им дали как греки, так и жители государства Урарту.

Если верить греческим мифам, то примерно за тысячу лет до нашей эры царевич Язон прибыл в Колхиду в поисках золотого руна. Его ближайшими сподвижниками были спартанцы Кастор и Полидевк (Поллукс) или, как их звали, братья Диоскуры.

В честь братьев выходцы из греческого города Милеты основали город Диоскуриаду у современного города Сухум. Они же основали колонии Гиенос (современная Очамчира), Питиунт (Пицунда), Фасис (Поти), Батис (Батум) и др.

Знаменитый греческий историк и географ Страбон писал: «Диоскурия служит и началом перешейка между Каспийским морем и Понтом, и общим торговым центром для народов, живущих выше ее и вблизи; сюда сходятся, говорят, 70 народностей… все они говорят на разных языках, так как живут разбросанно, не вступая меж собой в сношения вследствие самомнения и дикости».

Современные историки подтверждают правоту Страбона. Сейчас на территории Грузии (без Абхазии и Южной Осетии) под общим названием «грузины» объединено более двадцати субэтносов, причем проживающие в Западной Грузии сваны и мегрелы настолько отличаются в языковом и культурном плане от остального грузинского населения, что правильнее было бы рассматривать их как отдельные народы (подобно чехам или сербам по отношению к русским). Поэтому является вполне обоснованным мнение тех отечественных и зарубежных ученых (Дж. Хьюитт и др.), которые предлагают использовать для обозначения формирующейся грузинской нации не термин «грузины», а самоназвание «картвелы», которое включает в себя говорящих на языках картвельской группы (но не взаимопонятных между собой) грузин Восточной Грузии, мегрелов и сванов.

Письменных источников о происхождении грузинских племен нет, но многие историки предполагают, что они переселились в Закавказье из Малой Азии в середине VIII века н. э.

Естественно, нынешних правителей Грузии такая история не удовлетворяет, и по «социальному заказу» множество ученых мужей начинают доказывать, что, мол, грузины обитали на месте современной Грузии уже в III тысячелетии до н. э., а то и раньше. Увы, при этом не приводится никаких серьезных документов.

По сведениям дореволюционных авторов, в конце VI – первой половине V века до н. э. возникло Колхидское царство. При этом греческие колонии остаются независимыми и от колхидских царей, и от последующих завоевателей. Причин тут две. Во-первых, захват городов-колоний весьма сложен из-за их мощных каменных укреплений.

Господство же греков на море позволяло им обеспечивать снабжение осажденных колоний и переброску туда воинских подкреплений. Вторая же причина – экономическая: никому не хотелось резать курицу, несущую золотые яйца.

В первой половине V века до н. э. Колхидское царство попадает в вассальную зависимость от персидской державы Ахеменидов. Александр Македонский изгоняет персидских наместников из Колхиды, и местным царем становится его полководец Азо.

Затем Грузию захватывают парфяне, но в начале I века н. э. их оттуда выдворяют римляне.

Однако управление Колхидой осуществлялось местными царями, а не римскими наместниками. В главных городах размещались римские гарнизоны. Согласно римским источникам, в 74 г. н. э. XV легион был переведен из Паннонии в Колхиду. И действительно, в 50-х гг. XX века археологи нашли в Пицунде таблички с клеймами XV легиона.

Город Диоскуриада переименовывается в Себастополис в честь первого римского императора Октавиана Августа Себастоса.

В римских источниках I–II веков н. э. стали упоминаться названия племен, живущих на территории нынешней Абхазии, – апсилахи, абазгахи, санигахи.

Согласно легенде, в I веке н. э. в Колхиде проповедовали апостолы Андрей Первозванный и Симон Кананит. При Диоклетиане сюда ссылались во множестве гонимые христиане, тогда в Питиунте образовалась их община. В 325 г. епископ Стратофил представлял эту общину на первом Вселенском соборе в городе Никее. В Питиунт был сослан святитель Иоанн Златоуст, скончавшийся по дороге в 407 г. в селе Каман. На территории Питиунта находились древнейшие в Абхазии христианские храмы, построенные в IV–V веках. Местные же племена приняли христианство как государственную религию в VI веке: в 20-е годы – апсилы (их епископом стал Константин), а немного позже – и абазги.

Картлия приняла христианство в IV веке, причем отдельные племена перешли в христианство в V и даже VI веке.

Восточная Грузия с V века находилась в составе Персидской империи.

В самом конце VII века в Западное Закавказье вторглись арабы, которые, дойдя до Апсилии, разместили в ней свои гарнизоны. Проарабскую позицию заняли и правители Абасгии. В 711 г. будущий император Византии Лев Исавр подавил сопротивление проарабской партии, восстановив в Абасгии и Апсилии власть Византии.

В 738 г. в Апсилию вторглись арабские полчища во главе с Сулейманом ибн-Исамом, которые взяли штурмом Цибилиум (Сидерон) и захватили в плен последнего правителя апсилов Евстафия. Арабы нанесли Апсилии такой урон, что она в дальнейшем уже не смогла возродиться в качестве самостоятельного политического образования.

Больше повезло Абасгии, проходы в которую с востока преграждала крепость Анакопия. Когда в 737 г. в Закавказье вторглось арабское войско во главе с Мурваном Кру (Глухим), никто не мог его остановить. Восточно-грузинские картлийские цари Мир и Арчил бежали в Абасгию и укрылись в Анакопии, где
Страница 2 из 38

произошло решающее сражение с арабами. Осажденным помогло то, что крепость представляла собой преграду исключительной мощности, а подступы к ней были затруднены. К тому же среди арабов вспыхнула эпидемия, что помогло одержать победу над вторгшейся арабской армией.

Поражение арабов под Анакопией получило широкую огласку, сыграв важную позитивную роль в истории Восточного Причерноморья.

С этого времени начинается усиление Абхазского царства. Картлийское и другие княжества Центрального Закавказья играют второстепенную роль.

Но вот я беру в руки том «Очерки истории СССР»[1 - Очерки истории СССР. Период феодализма IX–XV вв. в двух частях. Ч. I / Под ред. Б.Д. Грекова, Л.В. Черепина, В.Т. Пашуто. М.: Издательство Академии наук СССР, 1953.]. Книга большого формата, там 983 страницы. Однако она посвящена сравнительно узкому периоду истории народов СССР (IX – начало XIII века). Истории Грузии отведено 50 страниц. Но на сих страницах нет даже упоминания об Абхазии.

Открываю страницу 551: «Государственный строй Грузии изучаемой поры характеризуется следующими чертами.

Во главе государства стоял царь (мэпэ), носивший, начиная с Давида III (975—1001), титул царя царей (мэпэт-мэпэ). Этот титул государя в течение времени все более удлинялся, отражая историю постепенного политического роста и расширения государственных границ Грузии…

Административно-судебный аппарат осуществлял волю господствующего класса. Статья из утраченного законника, приписываемого царю Баграту III (975—1014), гласит…»

Так кто же был царем Грузии? Давид (975—1001) или Баграт (975— 1014)?

Кто-то из читателей уже возмутился: мол, Широкорад придирается к опечаткам, лучше бы посчитал их в своих книгах. Святая правда, поскольку с 1991 г. опечаток в книгах на порядок больше, чем в изданиях 1940—1960-х гг. А тут совсем не опечатка, а наглое передергивание карт. Замечу, что среди авторов и редакторов – академик, семь (!) докторов наук и три члена-корреспондента Академии наук СССР.

Что же происходило в Закавказье в IX–XIII веках? Как уже говорилось, к IX веку в Закавказье доминировало Абхазское царство. Абхазским царям приходилось вести постоянные войны с арабами, византийцами и соседними княжествами. По политическим мотивам абхазские цари перенесли свою столицу из Анакопии в местность, заселенную племенами мегрелов, – в Кутышь, позже переименованную в Кутаис. Замечу, что примерно с 630 г. и по 1122 г. Тифлисом (с 1936 г. Тбилиси) владели арабы, учредившие там Тифлисский эмират. Основная часть княжества Картли вместе с княжеством Эрети входили в состав Абхазского царства.

Проблемы у Абхазского царства начались из-за деяний царя Георгия II (929–960). Старший его сын Константин поднял мятеж против отца, но был пойман, оскоплен и ослеплен. После смерти Георгия II на престоле в течение 15 лет побывали три его сына: Леон III, Дмитрий III и Феодосий Слепой (братцы ослепили). Увы, ни один из них не имел детей. В результате после смерти в 975 г. Феодосия Слепого престол переходит к дочери Георгия II Гурандухт.

Новая царица была замужем за владетелем княжества Тао – Кларджети Гургеном. В жилах последнего текла кровь абхазской царской династии, армянских Багратидов, персов, но, увы, не было ни капли картлийской крови. Но тифлисских жуликов сие обстоятельство нисколько не смущает, и они объявляют сына Гургена и Гурандухт Баграта чистокровным грузином. После смерти Гурандухт абхазским царем становится ее сын Баграт II. Благо, его дед – Георгий II, прадед – Константин III, а прапрадед – абхазский царь Баграт I (887–899). Никаких других Багратов в абхазской династии не было.

Но, как мы помним, согласно тифлисской мифологии, Баграт II был грузином. И вот шулеры наскребли в истории пару князьков Картли и других княжеств, носивших имя Баграт, кстати, крайне распространенное в Средневековье в Закавказье, и добавили единичку в имени царя. В итоге получился грузинский царь Баграт III.

Ну а как быть с титулом «царь Абхазии»? Поначалу шулеры стали после слова «Абхазии» ставить в скобках «Грузии». Ну а потом слово «Абхазии» убрали, а слово «Грузии» освободили от скобок.

Прием далеко не нов. Те же украинские националисты, говоря об Олеге Вещем, Святославе, Владимире Святом, тоже пишут «русский(украинский) князь». А в повести Гоголя «Тарас Бульба» повсеместно слово «русский» заменяют на «украинский» или «украинец». Как видим, шулеры в Тбилиси и Киеве мало отличается друг от друга.

Согласно тифлисской мифологии, Баграт III объединил Грузию и присоединил к ней Абхазию! Как мы знаем, все было с точностью до наоборот, а в Тифлисе по-прежнему сидел арабский эмир. Но, как говорится, «чем чудовищнее ложь, тем больше ей верят».

Поверили и московские академики, доктора и члены-корреспонденты, а скорее всего, сделали вид, что поверили. Вот и появились в Грузии одновременно два царя – мелкий князек Давид III (975—1001) и абхазский царь Баграт II (а никак не III).

Царство Баграта II и его преемников можно считать абхазо-картлийским царством. Ко времени смерти Баграта II (III) в составе его владений было несколько княжеств, которые много позже назовут грузинскими. Исключение составляли Тифлисский эмират и Лope-Таширское армянское царство, которое нынешние националисты считают грузинским.

Грузинские и совковые шулеры от истории навязывают нам термин «Грузия» чуть ли не с каменного века. В применение же в X–XIII векам это столь же уместно, как считать Александра Невского князем Российской империи или СССР. Термин «Лази» упоминается с I века н. э., «Картли» – с начала VIII века, «мегрелы» – с IX века, и «сапартвелы» – с XI века. Термин же «Грузия» используется с XVI века. Точное его происхождение неизвестно, но многие историки полагают, что он произошел от персидского названия этого района «Гюрджистан», то есть, по-персидски – «страна волков». Подругой версии, слово «Грузия» происходит от осетинского слова «гурза», в переводе – «раб». Ну уж, во всяком случае, название «Грузия» никак не связано со штатом Джорджия.

Отсутствие единого названия у картвелов, мегрелов, эрети и других племен еще раз подчеркивает отсутствие общности у них, не говоря ужо каком-то едином народе.

Тут историк становится перед проблемой, как называть совокупность этих племен: выдумывать собственное название типа «среднезакавказские племена» или пользоваться названием «грузинские племена», навязанным нам националистами и совками? Увы, большинство выбирают последний вариант. Я повторяю, исключительно для удобства читателей я использую неверный термин «грузинские племена» в качестве метки.

Наследников Баграта II (III) – сына Георгия I, внука Баграта IV, правнука Георгия II – позже стали именовать династией Багратидов (не путать с армянскими царями Багратидами). Багратиды вели непрерывные войны с византийцами, Тифлисским эмиратом, с соседними князьями, а также с собственными вассалами.

В 1064 г. в центральную часть Закавказья вторгся сельджукский султан Ала-Арслан. Он захватил Армению и нанес поражение войскам Багратидов, которым пришлось платить дань, а Баграту IV – отдать в жены Арслану свою племянницу. На несколько десятилетий государство Багратидов стало вассалом сельджуков и платило им дань. Однако огромное государство турок-сельджуков от Инда до Мраморного моря
Страница 3 из 38

оказалось нежизнеспособным и к началу XII века распалось на несколько независимых султанатов. Поэтому в начале XII века царю Давиду IV удалось выбить сельджуков из южной части Картлийского княжества, а в 1018 г. – взять крепости Лори и Агара.

Давид IV женился на дочери половецкого хана Атрака и переманил в Картли и другие княжества несколько половецких племен. Это позволило Давиду сформировать сорокатысячную половецкую армию для борьбы с сельджуками. Кроме того, Давид IV вел ожесточенную войну в Абхазии с местным кланом Абазас-дзе (сыны Абхаза).

Любопытна метаморфоза царских титулов Багратидов. Сам Баграт IV (1027–1072) официально именовался царем Абхазским и Картлийским, но уже Давид IV (1089–1125) стал царем Картлийским и Абхазским. Вроде бы два названия поменялись местами, но в этом заключались кардинальные изменения в отношении Абхазии.

При царе Давиде IV государство Багратидов достигло наибольшего размера. В 1122 г. его войска разгромили Тифлисский эмират. Сам город Тифлис был взят и стал столицей государства Багратидов.

Внук Давида IV Георгий III (1156–1184) не имел сыновей, а имел лишь дочь Тамару. Заручившись поддержкой духовенства и феодалов, он еще при своей жизни, в 1178 г., возвел ее в царское достоинство.

Во времена царствования Тамары в Закавказье впервые появляются русские. Правда, если говорить строго, то одна из византийских хроник повествует о нападении в 993 г. «руссов» на западную часть Абхазского царства. Судя по всему, речь идет о походе дружины из русского Тмутараканского княжества.

Естественно, отношения Тмутараканского и других русских княжеств с Картли и Абхазией не свелись к вооруженным конфликтам. В X–XII веках имели место широкие торговые и культурные связи.

Так, например, согласно русской летописи, в 1154 г. киевский князь Изяслав Мстиславич послал своего сына Мстислава к Днепровским порогам встречать свою новую супругу «из обез цареву дщерь». Возможно, речь идет о царевне Русудан – дочери царя Деметрия I, сына Давида Возобновителя, а может – о дочери безвестного абхазского князя.

Но вернемся к царице Тамаре. Она взошла на престол в 16–20 лет. Девушка была жестока и необузданна в своих желаниях. Ей прочили жениха – грузинского царевича Демина, но он бесследно исчез, а сама царица сошлась с придворным осетином Давидом Сослани. (Позже ему придумали родословную от боковой ветви Багратидов.)

Тогда эмир тифлисский Абулазан предложил царице достойного жениха – русского князя Юрия, сына великого князя владимирского Андрея Боголюбского. Юрий уже успел побывать князем новгородским, затем суздальским. Он был опытным полководцем и уже выиграл несколько сражений. Однако 29 июня 1174 г. заговорщики-бояре убили Андрея Юрьевича, и великим князем владимирским стал его брат Всеволод Большое Гнездо. Всеволод выгнал племянника из Суздаля, и тот, как говорят, остался без места.

Предложение грузинских вельмож понравилось Юрию Андреевичу. Князь прибыл в Тифлис, и в 1185 г. состоялась его свадьба с Тамарой. Следует заметить, что Юрий прибыл не один, а с суздальской дружиной. Вскоре он во главе грузинского войска, в которое влились и его русы, совершил поход на Карс, Эрзерум, Гянджу, Барду и Ширван. Результатом борьбы Юрия Андреевича против турок-сельджуков стало освобождение от сельджукских эмиров древней столицы средневековой Армении – города Двина. Юрий стал слишком популярен в Грузии.

А тем временем Тамара предавалась утехам. Возможно, Михаил Юрьевич перебрал, утверждая, что она ежедневно меняла любовников, а наутро «с плачем безгласное тело спешили они унести»[2 - Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений. М., 1957. Т. 1. С. 73.]. Но основания у поэта явно были. Сравните: Шота Руставели, живший при дворе Тамары, назвал ее «беспощадной тигрицей», а через 650 лет Лермонтов, не читавший «Витязя в тигровой шкуре», напишет: «Прекрасна, как ангел небесный, как демон коварна и зла». Естественно, что эдакой царице нужен был совсем другой муж. И вот, когда из очередного успешного похода Юрий явился в замок Тамары, он был внезапно схвачен и отправлен под конвоем в Константинополь.

В Грузии было объявлено, что он грубо обращался с царицей, много пил и увлекся «содомским грехом», то есть, как сейчас говорят, стал геем. Правда, неясно, как горький пьяница мог одержать столько побед и стать за два года столь популярным в чужой стране. К сожалению, мы не знаем даже обстоятельств его высылки.

Однако Юрий недолго погостил в Константинополе и в 1190 г. прибыл в Эрзерум. Там он вступил в союз с грузинскими князьями Кларджети, Шавшети и другими. Владыка Западной Грузии Вардан (с титулом дадиани) собрал из сванов, абхазов, мегрелов и гурийцев войско и присягнул Юрию. В Самцхе родовитая знать Западной Грузии провозгласила его царем.

В крепости Гегута близ Кутаиса Юрий под именем Георгия IV официально короновался царем Картли.

Однако царице Тамаре в долине Нигали в верховьях Куры удалось разбить войско Юрия. Сам он был взят в плен и выслан из Грузии, а по другой версии, избежал плена и бежал.

Юрий Андреевич вскоре снова собрал войско в Гяндже, на родине великого Низами, запечатлевшего в своей поэме «Искандер-намэ» образы мужественных русов. Войска Юрия вторглись в Кахетию. К нему присоединилась область Рани, но русский князь вновь был разбит и вынужден спасаться бегством.

По одной из версий, он женился на половецкой княжне.

Тамара умерла, по одним сведениям, в 1203 г., по другим – в 1210 г., по третьим – в 1213 г. Она вновь сошлась с Давидом Сослани и имела от него сына, от которого якобы и пошел род Багратидов. У кого-то, думаю, возник естественный вопрос: а зачем нам теперь знать эти родословные? Как ни забавно, но сейчас, в XXI веке, люди, выдающие себя за потомков грузинских Багратидов, претендуют на роль всероссийских императоров и грузинских царей.

В начале XIII века грузинские княжества завоевали монголы, и с середины XIII века по середину XIV века они были вассалами монгольского государства Хулагуидов.

С конца XII – начала XIII веков полунезависимыми абхазскими княжествами правит род Шарвашидзе. Столицей княжества становится Ухум (Сухум). Абхазия чеканит собственную монету. Историки спорят о дате формального выхода Абхазии из состава Картлийского царства. Но, в любом случае, в XIII–XV веках зависимость Абхазии от Багратидов была чисто формальной.

В конце XIII века на восточных берегах Черного моря стали возникать колонии генуэзцев. Еще в 1169 г. генуэзцы первыми из западноевропейцев добились от императора Мануила Комнина важнейшего для себя указа, по которому им разрешалось торговать в Черном море.

Свои торговые поселения генуэзцы размещали вблизи поселений местных жителей, а в большинстве случаев их кварталы размещались непосредственно в приморских населенных пунктах и городах.

Глава 2

Между турками и персами

Во второй половине XV века завершился распад прежде относительно единой Грузии на три царства: Картли с центром в городе Тифлис (владение прежнего «царя царей» Грузии), Кахетия (на востоке Грузии, в бассейне реки Алазани) и Имерети (в Западной Грузии). В 1490 г. это разделение было окончательно признано постановлением дарбази (совета высших феодалов) царя Картли Константина.

Кроме того, получили самостоятельность
Страница 4 из 38

владетельные княжества (самтавро) Мегрелия (Мингрелия), Гурия (все три в Западной Грузии) и Самцхе-Саатабаго (атабекство Месхети в Юго-Западной Грузии). Все грузинские княжества дробились еще на отдельные сеньории (сатавадо), которые постоянно боролись друг с другом и с царской властью, что сильно ослабляло страну.

Распад Грузии произошел в условиях развития феодальных отношений в стране. К XV–XVI векам уже исчез слой лично свободных земледельцев – их земли были захвачены феодалами. Зависимые крестьяне работали на земле крепостников-феодалов, несли в их пользу барщину и платили оброк. Они были прикреплены к земле, и господин имел право в течение тридцати лет искать и возвращать беглого крепостного. Тяжесть феодального гнета усиливалась повинностями, которые крестьяне должны были выполнять в пользу царя и царских чиновников. Феодалы стремились освободиться от контроля царской власти, наиболее сильные из них пользовались полным иммунитетом – правом суда и сбора дани с зависимого от них населения.

Многие из феодалов присваивали себе в наследственную собственность те земли, которые они получали в управление. Так сложилась система феодальных сеньорий (сатавадо), охватившая всю Грузию.

Важным памятником, отразившим социально-экономическое положение непосредственных производителей, служит «Большой реестр» («давтар») крестьян, принадлежавших западногрузинскому католикосату в XVI веке. Из документов видно, насколько разнообразны и тяжелы были налоги и повинности, обременявшие трудовой народ. Реестр перечисляет эти повинности по деревням, по податным районам.

В состав натурального оброка входили «саклави» – «убойный скот», куры, рыба, поросята, яйца, масло, сыр, творог, соль, чеснок, вино, дрова, сено. Разные взносы были приурочены к тому или иному празднику, к сезону сбора урожая и т. д. Отсюда происходят и разные образныеназвания повинностей: «самачробо саклави», то есть убойный скот, доставлявшийся землевладельцу во время сбора винограда; «саскуэлиэро» – взнос на сырную неделю; «сакачобо» – оброк, доставлявшийся в то время, когда производилась выделка шелка-сырца; «сабаткобо» – взнос, приуроченный к сезону, когда мелкий рогатый скот дает приплод; «сапуробо» – взимания с крестьян, производившиеся в тех случаях, когда у господ устраивались званые торжественные обеды, и т. п.

К крестьянским повинностям относилось «саслумро» – «угощение» владельческой администрации и предоставление ей постоя.

Основой барщинного труда служили «мушаоба» и «твирти» (буквально – «бремя», «поклажа», «ноша»). Очевидно, под «бременем» или «грузом» подразумевалась перевозка и переноска всякого груза по господскому хозяйству. В качестве разновидностей «мушаоба» («работа») упомянуты сбор урожая, косьба травы на сено и т. п.

Подводная, или ямская, повинность была известна в Грузии времени татаро-монгольских завоеваний под названием «саиама». В числе других повинностей в реестре названы «лашкроба» (участие в походах), «мгзавроба» (буквально «путешествие», то есть обязанность крестьянина сопровождать господина в случаях его передвижения).

В XV–XVI веках грузинские княжества были предметом спора между Оттоманской империей и Персией. В 1555 г. Персия и Турция заключили между собой договор, по условиям которого Грузия оказалась разделенной на две части: турецкую (Лихтимерети и западная часть Месхети) и персидскую (Картли, Кахетия и восточная часть Месхети). А по турецко-персидскому договору 1590 г. вся Грузия перешла под власть Турции. Однако в 1612 г. турки и персы приняли «мирные условия», по которым в Грузии восстанавливались прежние турецкоперсидские границы.

Только перечень войн турок с персами в Закавказье в XV–XVIII веках занял бы целую страницу. А сюда надо включить и «междусобойчики» туземных феодалов, и систематические набеги разбойничьих племен с гор Кавказа.

Описывая этот период, и русские, и грузинские историки до 1991 г. обычно перечисляли немалые невзгоды, которые выпали на долю грузинского народа – нашествия персов, турок, лезгин, кызылбашей; грузин убивали, угоняли в рабство и обкладывали данью. И в этом они совершенно правы. Однако значительная часть грузин-феодалов жила не так-то уж и плохо.

Так, в Персидской империи картвельские княжества и по сути, и по форме не были колониями, а являлись частью персидского государства – его провинциями, такими же как коренные ираноязычные регионы Хорасан, Балх или Фарс. Ими правили по тем же законам, что и в основной Персии, а назначаемые шахом чиновники практически всегда были картвельского происхождения – омусульманенные грузинские князья и дворяне. Считалось, что князья находятся у шаха на службе, они получали жалованье, им дарились дорогие подарки и имения как в Персии, так и в Грузии.

Об отношении шахов к Грузии можно судить по тому, что по их приказам и на их средства в Картли и Кахетии содержалось войско, которое обязано было охранять границы Грузии от набегов горских племен; если войска не хватало, шах присылал помощь.

Налоги, собираемые с грузинских княжеств, были такими же, а иногда и меньшими по сравнению с налогами на других территориях как Персидского, так и Турецкого государств. Так, знаменитый турецкий путешественник Эвлия Челеби пишет, что Имеретинское царство, один из турецких вилайетов, «до сегодняшнего времени» свободно от хараджа и урфа (так называемых обычных налогов), «только ежегодно они посылают в Стамбул [в качестве подарков] невольников, соколов [разных видов], ястребов, мулов, а также грузинских женщин редкой красоты». Имеются неоднократные примеры снижения налогов и в персидской части грузинских княжеств.

Выставляемые в качестве угнетателей и гонителей христианской веры, персы не уничтожили христианскую церковь полностью, а лишь поставили ее в определенные рамки и заставили согласовывать утверждение грузинских католикосов в Персии. Есть немало свидетельств того, что шахская власть являлась неким верховным судьей, арбитром в церковных, хозяйственных и административных вопросах, Грузинская знать на правах равных входит в высшее сословие Персии. Были распространены династические браки – немало грузинских княжон стали женами шахов, а в крови знатнейших грузинских родов текло немало персидской крови. Так, у одной из величайших исторических фигур в истории Грузии, основателя Тифлиса, в честь которого сейчас назван высший орден Грузии – Вахтанга Горгасали – мать была персиянка. Кстати, само слово «Горгасали», или «Волкоголовый», тоже имеет персидское происхождение.

Представители грузинской знати мальчиками росли при шахском дворе, они назначались чиновниками в провинции, причем не только в грузинские, но и в исконно персидские, выступали в роли крупнейших персидских военачальников и даже предводителей всего персидского войска в походах в Индию и Афганистан. При шахском дворе находились целые группы высокопоставленных чиновников-картвелов.

«Центр династической жизни Грузии находится в Тегеране и Исфагане – здесь процветают грузинские интриги, заключаются брачные союзы, приобретаются выгодные государственные должности, получаются и теряются царства. Так, в первой половине XVII века царь кахетинский
Страница 5 из 38

и картлийский Теймураз из-за интриг шахского двора трижды получает и трижды теряет свой царский скипетр. Персидское влияние проникает по все уголки грузинского общества – архитектура принимает иранские формы, высшее и среднее сословия говорят на персидском языке, заводят персидские библиотеки, да и сама грузинская литература начинает следовать не изначальным византийским, а персидским канонам, например, персидское происхождение источника знаменитого “Витязя в тигровой шкуре” сам Шота Руставели даже не скрывает:

Это повесть из Ирана, занесенная давно,

По рукам людей катилась, как жемчужное зерно.

Спеть ее грузинским складом было мне лишь суждено.

И хотя в монастырях церковь сохраняет остатки грузинской иконописи и церковной письменности, нравы светского мира к концу XVIII века уже почти полностью копируют персидские»[3 - Епифанцев А. Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства. Материалы сайта http://www.vesti.ru/doc. html?id=204707].

С конца XV века, когда Черное море стало «турецким озером», грузинские феодалы наладили экспорт в Оттоманскую империю крайне выгодного товара, сопоставимого сейчас лишь с нефтью и газом. Речь идет о рабах. «Пленопродавство» (работорговля) получило в описываемое время исключительное распространение в Западной Грузии. Феодалы присваивали себе право продавать крепостных на иностранные рынки с целью приобретения предметов роскоши. Это приводило к катастрофическому уменьшению количества крестьян. Население Западной Грузии за XVI век не только не увеличилось, но уменьшилось вдвое.

К середине XVI века в Западной Грузии «пленопродавство» приняло настолько угрожающие размеры, что стало предметом обсуждения на специально созванном церковном соборе. Принятая на соборе мера наказания за «пленопродавство» (смертная казнь) показывает, что участники собора понимали всю опасность этого социального зла для самого господствующего класса. Несмотря на подобные мероприятия, «пленопродавство» в Западной Грузии практиковалось почти до второй половины XIX века.

Грузинские феодалы быстро научились лавировать между турками и персами. Именно таким способом легче всего захватить новые земли и новых подданных. Причем мне вовсе не хочется, чтобы читатели стали воспринимать грузинских феодалов как редких негодяев. Они вели себя так, как в XI–XVII веках вели себя феодалы самых разных стран Европы, Азии и Африки. Вспомним, как князья Рюриковичи доносили друг на друга и пресмыкались перед золотоордынскими ханами в XIII–XV веках.

Чтобы понять историю русско-грузинских отношений, следует четко разделить простых грузин, уставших от бесконечных вторжений с запада и юга – турок, с востока – персов, а с севера – ежегодных набегов горских племен. Они искренне обращали взоры к православному Московскому царству, которое со временем реально могло обеспечить их безопасность и сохранение православия в Грузии.

А ют подавляющее большинство феодалов видели в Московском государстве лишь фигуру на шахматной доске, используя которую, можно добиться тех или иных привилегий и территорий. Что же касается православной веры, то грузинские феодалы по несколько раз меняли веру и даже свои имена – то с христианских на мусульманские, а то наоборот.

Глава 3

Русских зовут, и они приходят

В 1492 г. царь Кахетии Александр I направил в Москву послов, прося о покровительстве, а в послании к великому князю московскому Ивану III именовал себя «холопом Ивана», которого он называл «Великим Царем». Это послание свидетельствует о том, что уже в конце XV века в Закавказье понимали, что защитить православных может только Москва.

Спустя почти сто лет кахетский царь (князь) Александр II, «угрожаемый с одной стороны турками, а с другой – персами, бил челом со всем народом, чтобы единственный православный государь принял их в свое подданство, спас их жизнь и душу. Царь [Федор Иоаннович. – А. Ш.] принял Александра в подданство: отправлены были в Кахетию учительные люди, монахи, священники, иконописцы, чтоб восстановить чистоту христианского учения и богослужения среди народа, окруженного иноверцами; дана была и помощь материальная: отправлен снаряд огнестрельный. Терская крепость исправлена и занята стрельцами. Из Москвы требовали, чтоб Александр доставил в эту крепость запасы на 2500 человек, но он отказался: «Для дальней дороги, для гор высоких, да и запасу собрать столько нельзя»[4 - Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. IV. Т. 7–8. М.: Издательство, социально-экономической литературы, 1960. С. 278.].

На Кавказ было послано пятитысячное русское войско под началом князя Хворостина. Он разгромил войско хана Тарковского Шевкала, который так досаждал кахетинцам. Русские взяли столицу Шевкала Тарки. Но удержать крепость Хворостин не смог из-за отсутствия продовольствия и постоянных набегов горцев. Понеся большие потери, русское войско вернулось восвояси. Тем не менее Федор Иоаннович «уже принял титул государя земли Иверской, грузинских царей и Кабардинской земли, черкасских и горских князей»[5 - Там же. С. 278–279.].

Как видим, кахетский царь Александр II призвал русских, но сам не пожелал им помочь ни войском, ни поставками продовольствия.

После ухода русских он решил задобрить персидского шаха Аббаса и позволил своему сыну Константину принять магометанство. Но это не помогло, поскольку Лббас хотел полного подчинения Кахетии и велел отступнику Константину убить отца и брата за преданность Москве, что тот и сделал. А в это время в Дагестане русские под началом воевод Бутурлина и Плещеева вторично утвердились было в Тарках, но турки выбили их оттуда.

«В 1602 г. царь Борис Федорович Годунов отправил послов в Грузию для возобновления присяги царя грузинскаго Александра, что и учинено сим последним. Успехи шах Абаса в военных действиях его над турками успокоили грузинских князей со стороны сих злейших неприятелей их; они начали было забывать свои отношения с Россиею и преклонялись более к персиянам, которым также нередко изменяли.

Около того же времени и карталинской царь Георгий Симонович дал за себя и за сына своего Иесея присягу в верности царю Борису Федоровичу. Царь Борис требовал от сего последняго, чтобы прислал в Россию дочь свою царевну грузинскую Елену в супружество за царевича сына его Федора Борисовича, а племянника своего Хоздрая отправил бы с послами в Москву для вступления в брак с российскою княжною царскою дочерью Ксению Борисовною, о чем 10 мая 1605 года и запись учинена была при российских послах. Но случившаяся в том же году кончина царя. Бориса Федоровича намерение сие испровергла; а карталинский царь Георгий отравлен ядом от шаха Абаса».

Затем наступило время Великой Смуты, и, естественно, России стало не до Кавказа и Закавказья.

Ну а в «стране волков» смута была явлением обыденным. В 1605 г. персидский шах узнал о сношениях царя Картли Александра II с турецким султаном и отправил против Картли войско, которым командовал принявший мусульманство царевич Константин – сын Александра.

«Сей царевич, разбив отца своего, велел ему и брату своему Георгию отрубить головы. Намерение его было покорить персиянам всю Грузию, но грузинския князья, совокупясь,
Страница 6 из 38

побили наголову его войско. Сей изверг, ушедший к лезгинам, пригласил их вступиться за него, обещая им дозволить на трое суток грабить столичный город Тифлис. Лезгинцы на сие согласились, зделали ночью нечаянное нападение на грузинския войска, и предали все мечу и огню. С тех пор Грузия стала претерпевать ужасныя разорения от лезгинцов, турок и персиян.

Кахетинский царь Теймураз, внук убиеннаго царя Александра, в 1619 году отправил к российскому государю Михаиле Федоровичу послом игумена Харитона с просьбою, дабы государь защитил его от гонения шаха Абаса, от котораго он укрывается в Башичине, дадианской области. Притом просит исходатайствовать у шаха возвращение увезенной матери его и двух сыновей его, царевича Леона и Александра, и препоручал в покровительство государево единоверных своих грузинских владетельных князей Горья Башичицкаго, Мануила Гурильскаго и Леона Дадианскаго, уверяя, что они обещаются навеки быть неотступны. Царь Михаила Федорович, уважив просьбу царя Теймураза, отправил посла к шаху Абасу с требованием дабы не утеснял Грузию.

Шах Абас удовлетворил желание российскаго двора, царь Теймуразне только возвратился по-прежнему в Кахетию, но к своему царству присовокупил еще в 1625 году и Карталинию, потому что карталинский царь Луарсаб, взят будучи в плен шахом Абасом, в 1622 году убит в Персии и наследников по себе не оставил. Азатей Муразом в супружестве была родная его сестра. Но в 1634 году в Карталинию поставлен был царем Ростом сын Давыдов, содержавший магометанскую веру, а Теймураз остался опять в прежнем своем кахетинском владении».

12 ноября 1638 г. царь дидиянский Леонтий прислал в Москву грамоту к царю Михаилу Федоровичу: «И было де в Ыверской земле 5 государей и из них-де перской шах побил 2 государей, а достальных де 3-х государей государствы Божиею помощию и его царским многодетным счастьем владеет он, Леонтей царь. И желал-де он от многово вре-мяни, чтоб ему служити его великому царствию, да не изыскал такова времяни, как ему государю о том побить челом. А ныне-де он послал к его великому царствию крестового своего попа имянем Гаврила»[6 - Под стягом России. Сборник архивных документов / Сост., примеч. А.А. Сазонова, С.Н. Кистерева. М.: Русская Книга, 1992. С. 182.].

Краткая справка. Дадианская земля – это Мегрельское княжество на северо-западе Грузии, которое включало территорию от реки Цхениецхали на востоке и реки Риони на юге до реки Ингури.

«Пять государей» – цари: Кахетии – Таймураз I, Картли – Луарсаб II, Имерети – Георгий III; владетели: Мегрелии – Левон II Дадиани и Гурии – Мамия (Мануил).

Еще в 1635 г. царь Кахетии Теймураз I отправил в Москву посольство во главе с митрополитом Никифором с просьбой о покровительстве и оказании военной помощи. 23 октября 1635 г. посольство прибыло в Терский городок, а 8 октября 1636 г. – в Москву. 11 октября 1636 г. митрополит Никифор был на аудиенции у царя Михаила Федоровича.

Русское посольство во главе с князем Ф.Ф. Волконским и дьяком А. Хватовым выехало из Москвы вместе с митрополитом Никифором 25 июня 1637 г. Послы имели проект крестоцеловальной записи, то есть договора с Теймуразом I. 10 октября 1637 г. послы приехали в Терский городок, 5 августа 1638 г. в сопровождении посланцев Теймураза I они добрались до лагеря Теймураза I, 2 сентября прибыли к Алавердскому монастырю, а 9 сентября состоялся прием послов Теймуразом I.

Переговоры затянулись до 23 апреля 1639 г. В итоге Теймураз I торжественно подписал крестоцеловальную запись, и 28 апреля посольство выехало из Грузии, прибыв в Москву в конце 1639 г.[7 - Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е.А. Мельниковой. М.: Логос, 2003. С. 112–122.]

В 1648 г. царь Имерети Александр III отправил в Россию послов Василия и Давида с просьбой о принятии его вместе с царством в подданство. В ответ на эту просьбу в Имерети отправилось русское посольство – Н.М. Толочанов и дьяк А.И. Иевлев. Они выехали из Москвы вместе с имеретинскими послами 10 июня 1650 г. и 10 октября прибыли в Терский городок, откуда выехали 15 апреля 1651 г. Александр III принял послов в Кутаиси 24 июня 1651 г. Послы вручили царю грамоты и подарки. А 28 июня состоялся второй прием русского посольства.

14 сентября имеретинский царь Александр III целовал крест на верность московскому царю. 9 октября 1651 г. Александр III подписал крестоцеловальную запись: «Аз царь Александр целую сей святый и животворящий крест господень и за брата своего, за царевича Мамуку, и за сына своего, царевича Бограта, и с митрополиты, и со архиепископы, и с бояры, и с азануры (дворяны), и со всеми своими людьми, и за все свое меретинское государство на том на всем, что мне, Александру царю, с братом, и с сыном, и со всем своим государством быти великаго государя моего Царя и Великаго князя Алексея Михайловича всея Руссии самодержца во всей его государевой воле и в вечном холопстве вовеки неотступным, и впредь, кого ему государю детей Бог даст».

10 октября 1651 г. Н.М. Толочанов и А.И. Иевлев в сопровождении имеретинских послов Л. Джапаридзе и архимандрита Евдемона отправились в путь и к концу ноября прибыли в Терский городок[8 - Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 195.].

В 1653 г. царь Теймураз отправил в Москву своего единственного оставшегося в живых наследника – внука Ираклия.

В январе 1657 г. от правителей тушин, хевсуров и пшавов к царю Алексею пришла грамота: «И ныне великий государь наш Теймураз царь живет под вашею царскою высокою рукою. И мы, Тушинские земли и Кевсурскии и Пшавскии все три християнские государства, соединачилися и послали к тебе, великому государю, посланников своих заодно Султана да Григорья и Павла и хоти быть в холопстве под вашею царского величества высокою рукою и ваше царское повеленье слушать, только иметь единого Бога да своего прежнего Теймураза царя. А ныне недруги ево разорили, а наше место ничем не вредимо, живем в крепях, многожды и на нас помыслили разорить…»[9 - Там же. С. 196.]

В 1658 г. Теймураз отправился в Москву. После тщетной попытки получить от России помощь царь вернулся в Имерети, постригся в монахи и уединился в крепости Сканда. Во время похода Вахтанга V в Имерети Теймураз был схвачен и отправлен в Иран. Царь отказался принять ислам, за что был заключен в Астрабадскую крепость. Царь Теймураз скончался в возрасте 74 лет в 1663 г.

В конце 50-х годов XVII века в Кахетии (Кахети) сложилось крайне тяжелое положение. Иранский шах Аббас II, подобно своему предку Аббасу I, стал заселять Кахетию туркменскими племенами. Было переселено приблизительно 80 тысяч туркменов. Кахетия опять оказалась перед угрозой национального перерождения. Туркмены всячески притесняли грузин. Основным занятием туркменов было скотоводство, поэтому их интересовали лишь пастбища для скота. Кахетия же была страной земледелия, виноградарства и виноделия. Ей грозило уничтожение этих традиционных отраслей хозяйства. Тушинцы, пшавы и хевсуры также оказались в тяжелом положении. Между горной и равнинной Грузией издавна существовали взаимные связи: во время нашествий врага население равнин укрывалось в горах, а горное население в мирное время спускалось на равнины. Горное население обменивало свои продукты животноводства на продукты земледелия, которым занималось равнинное
Страница 7 из 38

население.

Туркмены стали разводить скот на равнинной территории Грузии. Цветущие сады и виноградники превратились в пастбища для скота. Серьезная опасность нависла и над Картли. Фактически вся Восточная Грузия оказалась под угрозой уничтожения. Народ не мог этого больше терпеть и поднял восстание.

Во главе восстания стояли: Заал Эристави, Бидзина Чолокашвили, Шалва и Элизбар – ксанские эриставы. В восстании принимали участие: тушинцы во главе с Зезвой Гаприндаули, хевсуры под предводительством Надира Хошараули и пшавы во главе с Гоголаури.

Туркмены имели два укрепленных пункта – Бахтрионскую крепость и собор Алаверди, превращенный ими в крепость. Восстание началось в 1660 г. Войска арагвских эриставов и ксанских эриставов соединились в Ахмета. У Бахтроинской крепости собрались тушинцы, пшавы и хевсуры. Кахетинцы во главе с Бидзиной Чолокашвили подступили к Алавердской крепости. Грузины одновременно атаковали обе крепости и взяли их. Туркмены были разбиты наголову. Оставшиеся в живых туркмены обратились в бегство. Кахетия была спасена от физического уничтожения. По приказу разъяренного шаха Вахтангу V пришлось казнить Заала Эристави. Шалва, Элизбар и Бидзина сами явились к шаху, чтобы отвести от страны возможное карательное нашествие иранцев. Шах Аббас II передал руководителей восстания туркменам, соплеменники которых были уничтожены в Кахетии.

18 сентября 1662 г. туркмены учинили зверскую расправу над героями восстания. Впоследствии прах принесших себя в жертву грузин был захоронен на родной земле в монастыре Икорта. Грузинская церковь причислила их имена к лику святых.

Во время Бахтрионского восстания картлийским царем был Вахтанг V. Еще при жизни картлийского царя Ростом-хана Вахтанг отправился в Иран, принял мусульманство и стал называться Шахнавазом.

В 1658 г. картлийский царь Вахтанг продолжил политику Ростома. Своей показной покорностью шаху Вахтанг пытался сохранить с ним мирные отношения, что создавало нормальные условия для развития страны. После Бахтрионского восстания Вахтангу подчинилась и Кахетия.

Тем временем в Грузию из России вернулся внук Теймураза Ираклий, который попытался завладеть Кахетией, но был разбит Вахтангом V. Ираклий укрылся в крепости Торга, которая долгое время была осаждена картлийским царем Вахтангом. Вахтанг дал ему возможность бежать из осажденной крепости. Причина такого «великодушного» поступка была та же, что и тогда, когда Ростом-хан отпустил Теймураза, поэтому-то и шел шах на уступки Вахтангу V. К тому же Вахтанг не хотел портить отношений с Россией, а Ираклий был сторонником России. Побежденный Ираклий вновь вернулся в Россию.

В 1664 г. шах утвердил царем Кахетии Арчила (Арчил принял мусульманство и стал называться шах-Назар-ханом). В период его царствования Кахетия экономически окрепла, стали восстанавливаться церкви, строились новые сооружения. Удалось частично пресечь набеги лезгин. Несмотря на это, кахетинские тавады[10 - Тавады (тавади, таваде, от слова тави – голова) – титул в Грузии. Первоначально – предводитель, старшина, впоследствии князь. В дворянской иерархии Грузии тавады стояли выше дворян – азнаури, но ниже полунезависимых владетелей – эристави.] не признавали Арчила законным царем, так как он был картлийским Багратиони; по этой причине Арчил женился на внучке Теймураза I – сестре Ираклия Кетеван.

В 1674 г. Ираклий вернулся из России в Кахетию. Вскоре шах вызвал его к себе. Арчил решил, что шах намерен утвердить Ираклия на царский трон в Кахетии, поэтому не спросившись отца покинул Кахетию и попытался воцариться в Имерети.

Шах бдительно следил за этими событиями. Он вызвал к себе Вахтанга V, который оставил своего сына Георгия правителем Картли, а сам отправился в Иран. В 1675 г. Вахтанг V скончался на пути в Иран.

По смерти Вахтанга V, сына царевича Теймураза, Картли досталась его сыну Арчилу. Однако его выгнали персы, а взамен поставили другого сына Вахтанга – Георгия. Обиженный Арчил послал в 1680 г. посольство к царю Федору Алексеевичу, прося дозволить ему с детьми приехать в Россию. Царь послал для охраны Арчила стрелецкого сотника с восемьюдесятью стрельцами. 30 апреля 1683 г. Арчил прибыл в русскую крепость Терки, где получил царскую грамоту о принятии его в российское подданство и позволении жить в городе Терки. В 1684 г. Арчил отправил своих детей Александра и Мамука (Матвея) в Москву, а в следующем году заявился туда сам. Арчил просил царей Ивана и Петра Алексеевичей дать ему войско, чтобы восстановить власть в Картли, но из-за войны с турками ему было отказано.

«После сего ответа царь Арчил с детьми поехал обратно в Грузию, но царица оставалась в Москве. Арчил приехал в Осетию, оставил там детей и, собрав несколько осетинскаго войска, пошел на Имеретию, с тем чтобы выгнать оттуда царя имеретинскаго Александра. Сперва покушение сие было неудачно, и дети его претерпевавшие крайную нужду возвратились в Москву, наконец, в 1691 году Арчил завладел столичным городом Кутайсом. Но не более 13-ти месяцев удержался там и выгнан был турками, а Александр по-прежнему вступил в правление имеретинскаго царства. По многом странствовании Арчил возвратился, наконец, в Москву (в 1699 году), где жил до смерти своей, последовавшей в 1713 году.

По смерти Георгия царя карталинскаго поставлен был от шаха персидскаго ханом Хозрой, племянник Георгиев, а по нем в 1703 году Вахтанг V. Сей царь содержан был семь лет под стражею в Испагане за отвержение магометанскаго закона, а между тем в Карталинии царствовал брат его Иессей два года, да сын Банарь пять лет. По освобождении своем (в 1719 году) он принял опять правление, но персияне, выгнав его, отдали Карталинию Константину, царю кахетинскому. Частыя перемены тогдашних персидских шахов, внутренния раздоры Персии и нападения от афганцев не подавали никакой надежды Вахтангу оставатся спокойным в Грузии. Сверх того (в 1723 году) напали на Грузию еще и турки, завладели всеми ея землями и поставили своих пашей.

В сих обстоятельствах Вахтанг решился в 1724 году с детьми, с пятью епископами, пятью архимандритами и со всею свитою своею переселится на жительство в Россию.

Таковое гибельное состояние Грузии не прежде кончилось как в 1732 году по заключению мирнаго трактата между Персиею и Грузиею или лучше сказать в 1736 году с возшествием на престол Софиев шаха Надыра, прозваннаго Тахмас кули ханом. От него поставлен был царем кахетинским и карталинским царевич Теймураз сын царя Николая Давыдовича, умершаго в плену в Казбине. Сверх того шах Надир отдал ему два небольшия татарския владения, назвываемыя Борчалы и Казахи».

Несколько царей, спасаясь от персидских и турецких поработителей, в разное время бежали в Россию: Арчил II (Имеретинский) – в 1699 г., Вахтанг VI (Карталинский) – в 1722 г. и Теймураз II (Кахетинский) – в 1761 п Они оставались в России до конца своих дней, непрерывно моля русских царей о принятии подвластных им народов в состав России.

Персидские шахи часто использовали картлийские войска в качестве наемников. Так, по указанию шаха две тысячи воинов-картвелов вместе с царем Георгием IX воевали в Афганистане. В 1709 г. они вместе с царем были перебиты афганским князем Мир-Вейсом. Новым царем Картли шах
Страница 8 из 38

назначил племянника Георгия IX Кайхосро.

Весной 1723 г. русские войска занимают персидские территории на юге Каспийского моря. Чтобы получить «сухопутную коммуникацию» между русскими войсками в Дербенте и Реште, Петр I решил занять город Баку и прилегающую часть побережья. Царь приказал генерал-майору Михаилу Афанасьевичу Матюшкину: «Идтить к Баке как наискорее и тщиться оный город, с помощию божиею конечно, достать, понеже ключ всему нашему делу оный, а когда бог даст, то оный подкрепить сколько мочно и дожидаться новых гекботов с провиантом и артиллериею, которой быть в городе и с людьми. Велено послать 1000 человек, но ежели нужда будет, то прибавить сколько надобно и беречь сие место паче всего, понеже для него все делаем. Всех принимать в подданство, которые хотят, тех, чья земля пришла к Каспийскому морю».

В июле 1723 г. двадцать русских судов появились перед Баку. Матюшкин отправил в город письмо, где утверждал, что он пришел защищать Баку от мятежников, действовавших против персидского шаха.

Но местные власти отвечали, что они верные подданные шаха и четыре года отбиваются от мятежника Сауда, так что не нуждаются ни в чьей помощи и защите.

Тогда Матюшкин приказал высадить десант. Атака персидской конницы, стремившейся помешать высадке, захлебнулась под огнем судовой артиллерии. У стен Баку русские выстроили две осадные батареи. 22 июля началась бомбардировка города, в которой помимо осадных батарей приняли участие и семь гекботов[11 - Гекбот – трехмачтовое парусное судно длиной 30,5 м и шириной 8,2 м. Обычно гекботы использовались как транспорты, но в этой экспедиции они действовали в качестве бомбардирских кораблей.] с тяжелыми мортирами. Семидневная бомбардировка подействовала на персов, и 28 июля Баку сдался.

Русские батальоны вступили в город с распущенными знаменами и барабанным боем. В Баку было взято 80 пушек. Начальник гарнизона и его 700 подчиненных попросились на русскую службу. Матюшкин удовлетворил их просьбу.

Вслед за Баку русские войска высадились в устье Куры и заняли прилегающий район побережья.

Согласно договору с Персией, заключенному в 1723 г., Каспийское побережье от устья Терека до Астрабада, включая Дербент, Баку, Ленкорань и Решт, отошло к России.

Однако позже правительство Анны Иоанновны, готовясь к войне с Турцией, решило вернуть шаху эти земли. В 1735–1739 гг. русские войска оставили южное побережье Каспия, а также Баку и Дербент.

В 1723 г. патриархи Исайя и Нерсес и «прочие знатнейшие особы армянские» обратились к Петру I с просьбой принятью Армению в русское подданство. 10 ноября 1724 г. Петр ответил: «И понеже мы честный армянский народ ради христианства во особливо нашей милости содерживаем, того ради мы на сие ваше прошение всемилостивейше соизволяем»[12 - Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 202.].

Петр планировал начать в Закавказье войну против турок, но, увы, через несколько месяцев императора не стало. В Петербурге началась борьба за власть, и новым правителям было не до Армении.

В 1768 г. царь Имерети Соломон I, потерпев поражение от турок, отправил императрице Екатерине II кутаисского митрополита Максима для испрошения помощи. Это обращение совпадало с планами русского правительства, которое решило привлечь к совместным действиям против турок христианские народы Кавказа. С этой целью в начале 1769 г. к царям Соломону I и Ираклию II (царю Картли и Кахетии) был отправлен поручик князь Хвабулов с письмом управляющего коллегией иностранных дел графа Панина.

Оба царя «с великим приятством» выслушали письмо Панина, но заявили, что сами, без помощи России, не могут предпринять активных действий, и просили прислать русские отряды. Но так как основные силы русских находились на главном, Дунайском, театре войны, не было возможности отправить в Грузию сильный отряд.

В Моздоке собрали одну роту пехоты, две роты конницы, терских казаков, четыре 3-фунтовые пушки; всего до 500 человек. Этот отряд под командованием генерал-майора графа Тотлебена 12 августа 1769 г. двинулся из Моздока через Главный Кавказский хребет долинами рек Терек и Арагви по направлению нынешней Военно-Грузинской дороги.

Царь Ираклий выехал навстречу, и 29 августа недалеко от Гудаурского перевала встретил русский отряд. Отсюда Тотлебен пошел в Имеретию. Грузины и имеретины обещали русским разобрать дороги и заготовить продовольствие, но выполнено это не было. Поэтому отряд шел через хребет, преодолевая огромные трудности, и нашел разоренную страну.

Тотлебен осадил сильную, удачно защищенную рельефом местности крепость Шорапань, занятую малочисленным турецким гарнизоном. А царь Соломон, больше занятый внутренними раздорами, не только не оказал помощи русскому отряду, но даже не соизволил обеспечить его продовольствием. В отряде начались голод и болезни.

Через 4 дня Тотлебен после нескольких попыток взять крепость был вынужден снять осаду и 13 октября отошел на зимние квартиры в Картилинию.

Между тем царь Ираклий просил прислать ему отряд для совместных действий против турок. Отряд Тотлебена, ослабленный болезнями, не годился для этого, и потому в начале 1770 г. закавказский корпус решено было увеличить до одного полка пехоты, одной мушкетерской ротой, двумя эскадронами карабинеров, двумя эскадронами гусар, двумя сотнями донских казаков и тремя сотнями калмыков, а также артиллерией; всего 3767 человек.

17 марта 1770 г., по прибытии небольшой части подкреплений, Тотлебен соединился у Сурама с семитысячным грузинским войском и двинулся с ними против главного оплота турок в Закавказье – крепости Ахалцых, защищаемой семитысячным гарнизоном.

Однако между Тотлебеном и Ираклием возникли разногласия, приведшие к тому, что Тотлебен внезапно повернул назад и отвел отряд обратно к Сураму. Грузинский же отряд без помощи русских разбил турок в бою при селении Аспиндза, но Ираклий не воспользовался успехом и вместо того, чтобы захватить беззащитный теперь Ахалцых, вернулся в Тифлис. Затем русские и имеретинские войска заняли крепости Багдат и Кутаис. От них отряд Тотлебена направился к побережью Черного моря.

Турецкие крепости Рухи и Анаклия сдались без боя. Но сильно укрепленную крепость Поти взять не удалось, и после 3,5-месячной осады Тотлебен велел отступать. В начале 1772 г. русские войска были выведены из Закавказья.

Замечу, что 30 декабря 1771 г. царь Картли и Кахетии Ираклий присягнул Екатерине II со всеми положенными формальностями. Эта присяга была подтверждена им в грамоте от 21 декабря 1782 г.

Любопытно, что картлийцы, притесняемые турками и персами, сами притесняли соседние народы, в том числе осетин. В 1782 г. был издан свод законов, запрещавших бракосочетание между осетинами и грузинами. В нем предписывалось: «Если какой-либо христианин выдаст дочь за осетина и сроднится с ним – посчитаем это как вероломство и крепко взыщем»[13 - Блиев Л. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. М.: Европа, 2006. С. 29.].

24 июля (4 августа) 1783 г. в русской крепости Георгиевск в 35 верстах от города Пятигорска был подписан трактат «О признании царем карталинским и кахетинским Ираклием и покровительства и верховной власти России», так называемый «Георгиевский трактат».

При подписании этого
Страница 9 из 38

договора Россию представляли командующий войсками на Кавказе Павел Сергеевич Потемкин (брат Потемкина-Таврического) и подполковник Томара, а представителями царя Ираклия были Иван Багратион-Мухранский, Герсеван Чавчавадзе и архимандрит Гаиос.

По условиям трактата, грузинское войско было обязано всегда быть готовым нести императорскую службу. Внутреннее управление, суд и сбор податей оставались за царем.

Маленькая, но крайне важная деталь. В четвертом «Артикуле сепаратном» «Ее Императорское Величество обещает в случае войны употребить все возможное старание пособием оружия, а в случае мира настоянием о возвращении земель и мест, издавна к царству Карталинскому и Кахетинскому принадлежавших, кои и останутся во владении царей тамошних на основании трактата о покровительстве и верховной власти всероссийских императоров, над ними заключенного». В Договоре (в предисловии и артикуле восьмом) впервые звучат слова: «грузинские народы», «цари грузинские» и «грузинская церковь».

В связи с тем что царь картлийский и кахетинский Ираклий II в своем прошении не упоминает о чем-либо «грузинском», следует рассматривать включение этого наименования в официальный юридический документ либо как недоразумение, или же это является умышленной со стороны Кабинета императрицы Екатерины II провокацией, имеющей серьезные последствия в дальнейшем.

Термин «грузинский» не появлялся в официальных документах до момента подписания Георгиевского трактата в 1783 г. Более того, сам царь картлийский и кахетинский Ираклий II, обращаясь к Екатерине II, не упоминает ни топоним «Сакартвело», ни название «Грузия». В самом Договоре отсутствует упоминание как о Сакартвело, так и о Грузии. Однако в тексте Договора впервые идет речь о «грузинском народе» и о «грузинской церкви». В этой связи возникает вопрос – что есть в понимании русских дипломатов и правителей «грузинский народ», имеет ли этот термин отношение только к народу Картли и Кахетии, от имени которых в своем прошении выступает Ираклий?

Нетрудно догадаться, что «российские дипломаты знали о существовании так называемого Гюрджистана, поскольку на тот период имели контакты с Персией и присвоили это обобщающее имя стран Закавказья изначально народу Картли и Кахетии, а затем распространили его на все народы региона. Поскольку в то время на территории современной Грузии единого цельного государства не существовало и, естественно, не имелось определенного его названия, то позже, в конце XIX в., сформировавшееся единое административное образование – наместничество в составе России, получило от царской канцелярии условное собирательное название “Грузия”.

В российских же документах топоним “Грузия” был широко применен сразу же после ввода на территорию Закавказья российских воинских частей, с момента присоединения отдельных царств и княжеств к России. Особенно это проявилось тогда, когда были ликвидированы все независимые государства Центрального и Западного Закавказья, вошедшие в начале XIX в. в состав России, и на их месте были организованы те или иные административные структуры»[14 - Т.М. Шамба, А.Ю. Непрошин. Материалы сайта http://www.abkhaziya.org/ today/sun/history/etnos5….].

Первой заботой Григория Потемкина после присоединения Грузии стало устройство Военно-Грузинской дороги. К октябрю 1783 г. дорога была улучшена, и 3 ноября в Тифлис вступил русский отряд в составе двух батальонов при 4 орудиях.

Весной 1794 г. в Грузию вторглись персы, предводительствуемые Ага-Магометом, первым шахом Казжарской династии. Шаху удалось разорить всю Грузию. Силы русских на Кавказе в тот момент были невелики и разобщены: полковник Сырохнев с двумя батальонами пехоты, тридцатью казаками и шестью пушками находился в Грузии, а генерал-майор Савельев с пятью батальонами пехоты, тысячью казаков и шестью пушками – в Дагестане.

11 сентября 1795 г. на Круанисском поле картлийский царь Соломон был разбит Ага-Магометом. Персы взяли Тифлис.

Один из современников рисует такую жуткую картину разгрома Тифлиса персами: «Дорога за Банными воротами была усеяна детьми моложе трехлетнего возраста, которые плакали по своим матерям…» «Пройдя в Тифлис через Тапиганские ворота, я еще более ужаснулся, увидев даже женщин и младенцев, посеченных мечом неприятеля, не говоря уже о мужчинах, которых в одной башне нашел я, на глазомер, около тысячи трупов… Пройдя по городу до Ганджинских ворот, я не встретился ни с одним живым человеком, кроме некоторых измученных стариков, которых неприятели, допрашивая, где у них есть богатства или деньги, делали над ними различные тиранства. Город почти был выжжен и еще дымился, а воздух от гнили и убитых тел, по жаркому времени, был совершенно несносен и даже заразителен».

По повелению Екатерины II весной 1796 г. был сформирован Кавказский корпус под командованием графа Валерьяна Зубова. Часть этого корпуса (6 батальонов, 4 полка драгун при 21 орудий) была направлена к Дербенту, а часть (2 батальона, 4 конных полка при 6 орудиях) двинулась через Грузию.

С моря Кавказский корпус поддерживала Каспийская флотилия.

7 мая 1796 г. был взят Дербент. Но смерть Екатерины Великой прервала наступление русских войск. Павел I в пику покойной матери отозвал русские войска из Закавказья.

После нашествия Ага-Магомета царь Ираклий II не рискует возвращаться в Тифлис и обосновывается в Телави.

11 января 1798 г. умер царь Ираклий II, и на престол Картли (Карталинии) и Кахетии вступил его сын Георгий XII.

Глава 4

Вхождение грузинских «царств» в состав империи

Еще при жизни отца у Георгия были напряженные отношения со своими братьями, а после смерти Ираклия эти отношения еще больше обострились. Царевичи разъехались по своим уделам и не подчинялись царю. Грузинские князья и азнауры разделились на две группы. Одна группа поддерживала сына Георгия XII Давида, а другая – сына Ираклия II Юлона.

Население Картли и Кахетии жестоко страдало от голода и чумы. Отряды турок из Ахалцыха и лезгины из Дагестана постоянно разоряли царство.

Тем временем новый персидский владыка Фет-Али-хан предложил Георгию XII свое покровительство, обещая отдать ему Шеки, Ширван, Ганжу и Эривань и угрожая в случае отказа повторением ужасов персидского вторжения. Тогда Георгий через посланника обратился в Петербург с отчаянным письмом, в котором высказывал, что только немедленная присылка в Грузию русских войск может спасти ее от окончательного уничтожения.

Тогда по указанию Павла I инспектор Кавказской линии генерал- лейтенант Кнорринг отправил в Грузию отряд генерал-майора Лазарева в составе егерского полка, четырех орудий и команды казаков. После тяжелого похода 26 ноября 1799 г. отряд вступил в Тифлис, а 12 декабря состоялось торжественное коронование и присяга Георгия XII на верность России. Затем русский резидент в Грузии Коваленский официально сообщил шаху о принятии царя грузинского под верховную власть и покровительство русского императора.

Фет-Али-шах, отправляясь в поход против афганцев, поручил своему сыну Аббасу-Миразе привести Грузию в повиновение. В связи с этим в Картли был отправлен дополнительный контингент русских войск во главе с генерал-майором Гулковым. Мушкетерский полк при четырех орудиях и
Страница 10 из 38

сотня казаков 23 сентября 1800 г. прибыли в Тифлис. В итоге в Тифлисе оказалось около трех тысяч русских. Но это не помешало картлийскому царевичу Александру перейти на сторону персов и призвать Омар-хана аварского на борьбу с Георгием XII и русскими.

В середине октября 1800 г. из Дагестана в Кахетию вторгся Омар-хан с 20 тысячами лезгин. Хан двинулся на Тифлис. Навстречу ему выступил генерал-майор Лазарев с двумя батальонами, сотней казаков и четырьмя орудиями, а также с грузинским ополчением. 7 ноября Лазарев разбил Омар-хана при переправе через реку Иору. Раненый Омар-хан бежал в Джары, а Александр укрылся в Шушу.

12 ноября Лазарев вернулся в Тифлис, где нашел Георгия XII сильно больным. Чувствуя приближение смерти и сознавая, что Грузия сама не в состоянии найти успокоение, царь Георгий обратился с письмом к Павлу I, заявив, что грузинский народ желает навсегда вступить в полное подданство России.

Манифест о присоединении Грузии был подписан 18 декабря 1800 г., а 28 декабря скончался Георгий XII. Манифест умалчивал о династических правах династии Багратидов, и поэтому царевич Давид после смерти отца отправил в Петербург своих послов Авалова и Палавандова, чтобы те выяснили, кого из царевичей российский император назначит правителем Картлии (Картли) и Кахетии.

Император Александр I передал вопрос на усмотрение Государственного совета, который «не нашел возможным сохранить звание царя» в Картлии и Кахетии. Поэтому 12 сентября 1801 г. Александр I издал новый «Манифест об учреждении внутреннего управления Грузии», в котором говорилось: «Вникая в положение ваше и видя, что посредство и присутствие войск российских в Грузии и доныне одно удерживает пролитие крови нам единоверных и конечную гибель, уготованную вам от хищных и неверных сопредельных вам народов, желали мы испытать еще, нет ли возможности восстановить первое правление под покровительством нашим и сохранить вас в спокойствии и в безопасности. Но ближайшие по сему исследования наконец убедили нас, что разные части народа грузинскаго, равно драгоценным нам по человечеству, праведно страшатся гонения и мести того, кто из искателей достоинства царского мог бы достигнуть его власти… А посему, избрав нашего генерал-лейтенанта Кнорринга быть главноуправляющим посреди вас, дали мы ему полныя наставления открыть сие правление особенным от имяни нашего объявлением…

Все подати с земли вашей повелели мы обращать в пользу вашу, и что за содержанием правления оставаться будет, употреблять на восстановление разоренных городов и селений. Каждой пребудет при преимуществах состояния своего при свободном отправлении своей веры и при собственности своей неприкосновенно. Царевичи сохранят уделы свои, кроме отсутствующих, а сим годовой доход с уделов их ежегодно производим будет деньгами, где бы они ни обретались, лишь бы сохраняли долг присяги»[15 - Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 260–261.].

Главнокомандующим в Грузию был назначен генерал-лейтенант Кнорринг, а собственно правителем – действительный статский советник Коваленский.

Царевич Давид был поселен в России, и ему назначили пенсию в 500 рублей в месяц. Но кроме него осталось еще много претендентов на картлийский престол. Особенно активно вели себя сыновья Ираклия II царевичи Александр, Теймураз, Юлон, Парнаоз и другие. Одни из них бежали из Грузии в Иран, другие – в Турцию. Стремясь захватить власть в Картли, они пользовались поддержкой иранского шаха и турецкого султана. Но все их попытки встречали резкое противодействие населения Картли и Кахетии. В 1803 г., когда царевичи Александр и Теймураз подошли во главе 10-тысячного отряда лезгин к броду Урдо, против них направились не только русские войска, но и местное ополчение. Александр и Теймураз были наголову разбиты и бежали в Ганджу.

Сейчас грузинские националисты утверждают, что Россия в 1801 г. чуть ли не обманом лишила Грузию национальной независимости. Лживость и глупость подобных утверждений очевидны. Начну с того, что в 1801 г. была присоединена не вся будущая Грузинская ССР, а всего два княжества, именовавшиеся Грузинским царством. По масштабам Российской империи это царство было даже не губернией, а заурядным уездом. Нынешние грузинские историки, видимо, хотели бы, чтобы русские войска вместо защиты мирного населения стали бы участниками бесконечной вендетты грузинских царевичей, поддерживаемых персами, турками и лезгинами.

А пока шел процесс присоединения к России Картли и Кахетии, в западной части Закавказья имеретинский царь Соломон II вел упорную войну с Мегрельским, Гурийским, Сванетским и Абхазским княжествами.

2 декабря 1803 г. мегрельский князь Григорий Дадьян принял присягу российскому императору. Любопытен текст этой присяги: «Я, нижеподписавшийся, князь Григорий Дадьян, законный владетель одижский, лечгумский, сванетский, абхазский и всех земель, искони предкам моим принадлежащих, и самодержавный оных повелитель, от дня подписи сего акта по совершении клятвенного обещания по обряду предаю себя со всем моим законным потомством и со всеми моими владениями, как вышеназванными, так и разными случаями отошедшими в вечное и верное рабство и подданство высочайшей всероссийской державе»[16 - Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 263.].

Тут же было примечание русского переводчика: «Хотя слова “раб” и “рабство” запрещены указом [Екатерины II] 1786 года февраля 11-го дня, но как в грузинском языке нет слова, равносильного “верноподданному”, да и все азиатцы не разумеют иначе подданства, как под именем рабства, то и суждено было оставить оное в переводе»[17 - Там же.].

Я же обращаю внимание читателя на то, что Дадьян считает себя «законным владетелем»… Абхазии. Его противник царь имеретинский Соломон тоже считал себя владетелем Абхазии. Но, как говорится, «хотеть не вредно». На самом деле Абхазия никак не зависела от этих опереточных князей и царей, а находилась в вассальной зависимости от Турции.

Не прошло и полугода, как в русское подданство попросился и имеретинский царь Соломон II, и тоже «в вечное и верное рабство». Хитрый Соломон попросил русские власти считать Гурийское княжество частью Имерети, хотя гурийский князь Шамия Гуриели просил царя заключить отдельный договор.

А теперь перейдем к делам восточной части Закавказья. К 1802 г. во всем Закавказье находились только четыре русских пехотных полка, из которых два «охраняли спокойствие» в Карталинии, один занимал Кахетию и одни стоял против Гянджи и Эривани. Этих войск оказалось недостаточно, и в 1803 г. туда отравили подкрепление.

Поддерживаемый Персией гянджинский хан Джевад своими набегами терроризировал Закавказье. В конце 1803 г. главнокомандующий в Грузии и на Кавказе князь Цицианов предпринял поход на Гянджу и 3 января 1804 г. взял ее штурмом. Хан Джевад на предложение сдаться стал расписывать Цицианову мощь Персии, на помощь которой он надеялся: «Персидский шах, слава Аллаху, близко. Если ты хвастаешься своими пушками, то и мои не хуже твоих. Если твои пушки длиною в один аршин, то мои в три и четыре аршина, а успех зависит от Аллаха.

Откуда известно, что ваши войска лучше персидских? Вы только видели свои сражения, а войны с персиянами не
Страница 11 из 38

видели»[18 - Керсновский А.А. История русской армии. В 4 томах. Т. 1. От Нарвы до Парижа 1700—1814 гг. М.: Голос, 1999. С. 208.]. В результате хан Джевад был убит, а Гянджа в честь императрицы Елизаветы Алексеевны переименована в Елизаветполь[19 - Город Елизаветполь в 1918 г. переименован мусаватистами в Гянджу, а в 1938 г. большевиками в Кировобад.].

Ликвидация Гянджийского ханства вызвала беспокойство персидского шаха за вассальные Карабахское и Эриванское ханства. В мае 1804 г. шах Фет-Али прислал князю Цицианову ультиматум, требуя вывести русские войска из Закавказья. В ответ Цицианов решил захватить Эривань и двинул туда отряд в 3600 человек пехоты и шесть эскадронов конницы при 12 пушках. Русские разбили персов, но взять Эривань не смогли. Цицианов в ноябре 1804 г. был вынужден снять осаду, понеся большие потери.

В 1805 г. персидские войска вторглись в Грузию. Шах Баба-хан поклялся «выгнать из Грузии, вырезать и истребить всех русских до последнего человека»[20 - Керсновский А.А. История русской армии. Т. 1. С. 209.]. У Цицианова было всего 8 тысяч человек, да и то разбросанных по всему Закавказью. А только главные силы персов – армия наследного принца Аббас-Мирзы – насчитывали 40 тысяч человек. Эта армия двинулась на Тифлис. Но на речке Аскерани персы встретили отряд полковника Карягина в составе 17-го полка и Тифлисских мушкетер. С 24 июня по 7 июля они отбивали атаки 20 тысяч персов, а потом прорвались сквозь их кольцо, перевезя по своим телам, как по живому мосту, обе свои пушки. У Карягина было 493 человека, а сейчас в строю оставалось не более 150. Отряд закрепился на татарском кладбище в урочище Карагач, откуда, страдая от жажды и отбивая атаки, совершал смелые вылазки. В ночь на 28 июня отряду Карягина внезапной вылазкой удалось овладеть замком Шах-Булах, где он держался десять дней до ночи на 8 июля, когда скрытно вышел оттуда, незамеченный противником. Вполне допускаю, что персов было куда меньше, чем 20 тысяч, но Карягин, безусловно, молодец.

Тем временем Цицианов сумел собрать войска и 28 июля 1805 г. при Загаме (в двух переходах от Елизаветполя) разбил войско Аббас-Мирзы, и персидская армия в беспорядке бежала.

Князь Цицианов приказал Завалишину вновь осадить Баку и сам двинулся к нему на помощь с 1050 пехотинцами, 332 кавказскими казаками и конными татарами при 10 орудиях. Подойдя к Баку, Цицианов потребовал у бакинского хана Гуссейн-Кули присягнуть русскому царю, в противном случае угрожая взять крепость штурмом. 8 февраля 1806 г. Гуссейн-Кули согласился встретиться с Цициановым, но во время переговоров приближенные хана убили Цицианова и открыли огонь из крепости по русским. Завалишин не решился на штурм и отступил.

В сентябре 1806 г. русские войска под командованием генерала Булгакова двинулись на Баку. Местный хан Гуссейн-Кули бежал в Персию, а 3 ноября город сдался и присягнул русским. Бакинское, а затем и Кубинское ханства были объявлены русскими провинциями и, таким образом, к концу 1806 г. русское владычество было утверждено на всем побережье Каспийского моря до устьев Куры. К тому же времени была окончательно присоединена к Грузии (имеется в виду русская Грузия) Джаро-Белоканская область.

На место князя Цицианова был назначен граф Гудович, которому пришлось со слабыми силами вести войну на два фронта – против Персии и против Турции (с которой к тому времени началась война) и одновременно поддерживать порядок в только что усмиренной стране.

В течение 1806 г. были заняты Куба, Баку и весь Дагестан, а персидские войска, попытавшиеся снова наступать, разбиты у Каракапета.

В 1807 г. Гудович воспользовался несогласованностью действий противников и заключил с персами перемирие. Теперь остался один противник – турки. Гудович двинул войска одновременно по трем направлениям – на Карс, Поти и Ахалкалаки, но нигде не добился успеха. Тогда турецкий Юсуф-паша с 20-тысячным войском перешел в наступление. Но Гудович успел собрать свои силы и 18 июня на реке Арпачай разбил турков.

Кампания 1808 г. была менее удачной. Гудович осадил Эривань, занятую персами, но безуспешно. Второй раз за эту войну русские отступили от Эривани.

Между тем султан Селим III издал фирман о войне с Россией. В фирмане на Россию возлагалась ответственность за захват «мусульманских земель Крыма и Гюрджистана (Грузии)», вмешательство во внутренние дела Османской империи, то есть в управление Ионическими островами и Дунайскими княжествами. Одновременно султан призвал всех правоверных к джихаду – священной войне против России.

История Русско-турецкой войны 1806–1811 гг. выходит за рамки книги, нас в ней интересует лишь один момент: присоединение Абхазии к России.

Еще во второй половине XVIII века абхазский князь Леон Шервашидзе полностью отдался под власть турок и вместе со всем семейством принял ислам, за что и получил от турок крепость Сухум. Однако сын Леона Келеш-бей принял русское подданство.

Сын Келеш-бея Арслан-бей в 1808 г. поднял мятеж, убил отца и пригласил в Сухум турецкий гарнизон.

В начале 1810 г. командующему на Кавказе генералу Тормасову удалось уговорить владетельного князя Абхазии Келеш-бея Шервашидзе принять подданство России. Однако его сын Арслан-бей подбил часть абхазов на мятеж, убил своего отца и овладел крепостью Сухум. Второй сын – Сефер-бей – остался верен России и выступил против брата. Старший же сын – Семер-Ашабек – бежал в Мегрелию к русским и просил о помощи.

19 июня 1810 г. из Севастополя вышел отряд кораблей под началом капитан-лейтенанта Додта. В составе отряда были 66-пушечный корабль «Варахаил», два фрегата, требака (парусно-гребное судно) и две канонерские лодки. На корабли был посажен батальон морской пехоты. 9 июля отряд подошел к Сухумской крепости на ружейный выстрел, стал на якорь и открыл огонь.

После двухдневной бомбардировки крепость была разрушена и занята русским десантом. В ходе кровопролитного боя в городе и крепости русские потеряли убитыми и ранеными 109 человек. В крепости было взято 62 пушки и более тысячи пудов пороха. Затем отряд кораблей Додта двинулся к укреплению Суджук-Кале и овладел им.5 августа 1810 г. отряд вернулся в Севастополь. Таким образом, турки были вытеснены со всего побережья Черного моря от Керченского пролива до Поти.

Верный семейным традициям Сафер-бей убил своего брата Аслам-бея.

23 августа 1810 г. новый абхазский князь присягнул на верность России: «Я, нижеподписавшийся, владетель Абхазской области князь Сефер-Али бек, названный при святом крещении Георгием Шарвашидзе, обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред святым его Евангелием в том, что хочу и должен е. и. в., моему всемилостивейшему великому государю императору Александру Павловичу, самодержцу всероссийскому».[21 - Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 299.]

Как видим, этот князь родился православным, затем вместе с отцом принял ислам и вновь вернулся в православие.

Несколько слов стоит сказать об административном устройстве и правовом положении присоединенных к России земель. В 1802 г. император Александр I утвердил положение «Об управлении Грузией».

В мае того же года в Тифлисе вошло в силу русское правление. Во главе Верховного правительства Картли и Кахетии, названного «Управлением Грузией», стоял главнокомандующий Грузией.
Страница 12 из 38

Это был представитель верховной власти России первоначально в Картлии-Кахетии, а позже и во всем Закавказье. Помощником главнокомандующего Грузии был управитель Грузии. В его ведении находились в основном гражданские дела.

Правление Картлии-Кахетии состояло из четырех экспедиций: исполнительной, гражданской, уголовной и казенного имущества. Каждую экспедицию возглавлял русский чиновник – начальник отделения. В каждом отделении имелись советники-грузины.

Структура суда была аналогичной. Глава суда (комиссар) был русским, а два члена суда – грузинами.

Грузия была разбита на пять уездов, в каждом из которых имелась управа земской полиции во главе с капитаном-исправником (русский чиновник) и двух заседателей (грузины).

Грузинскому дворянству российское правительство сохранило все его права и привилегии.

Все царство было поделено на пять уездов – Горийский, Лорийский, Душетский, Телавский и Сингахский. Уездными начальниками (капитанами-исправниками) назначались русские военные чиновники. В каждом уезде имелась уездная полиция и уездный суд, где наряду с русскими служили и представители грузинского дворянства. Городами управляли коменданты – русские офицеры.

Подобная структура была создана и в Имеретии (Имерети) после упразднения Имеретского царства. В 1810 г. там установили временное правление с генералом Симоновичем во главе. Вицеуправителем назначили Зураба Церетели. Управляющий Имеретии одновременно являлся и командующим дислоцированных на территории Западной Грузии русских войск. Официально он назывался «управляющим Имеретии, Мегрелии, Гурии и Абхазии». Имеретское временное правление деления на экспедиции не имело.

Территория Имеретии делилась на шесть округов – Кутаисский, Викинский, Рачинский, Чхорский, Сачхерский и Багдадский. Позже всю Имеретию разделили на четыре округа – Кутаисский, Бакинский, Шорапанский и Рачинский. Во главе округов стояли русские офицеры. Городом Кутаиси управлял русский комендант.

В Кутаиси имелся русский суд, выполнявший судебные функции по всей Имеретии. Как и в Картли-Кахетии, в Имеретии уголовное судопроизводство осуществлялось по законам Российской империи, а гражданское судопроизводство велось на основе судебника Вахтанга VI.

Александр I, так же как и его бабушка, смотрел сквозь пальцы, как на присоединенных к империи землях в потомственные дворяне лезло большое число весьма сомнительных субъектов, единственный аргумент которых сводился к заявлению: «Я – балшой человек!» и наличию сабли на боку. В итоге сложилась анекдотичная ситуация, когда по переписи 1897 г. процент потомственных дворян на Кавказе оказался в два раза больше, чем в Европейской России, в 6,6 раза больше, чем в Сибири и в 12,3 раза больше, чем в Средней Азии[22 - Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб.: БЛИЦ, 1995. С. 215.].

Всего к концу XIX века в России насчитывалось около 250 княжеских родов, из которых 56 % были… грузинскими. И только 40 родов происходили от Рюрика и Гедимина. А ведь именно эти роды и создали в IX–XVII веках великую Русь.

Теперь же господин Саакашвили и Ко утверждают, что Грузия была колонией России. Так пусть спросят у своих западных хозяев, была ли, к примеру, у Англии колония, уроженцы которой составляли бы 56 % лордов королевства? Может, это готтентоты или бушмены?

К моменту присоединения грузинских княжеств к России там действовали законы царя Вахтанга VI, изданные им в начале XVIII века. Приведу некоторые из них: «Крестьянин как сам, так и то, что есть у него, принадлежит его господину»; «Помещик имеет право продавать и отчуждать всяким иным способом своего крестьянина»; «Движимое и недвижимое имение крестьянина находится в полном распоряжении помещика»; «По смерти крестьянина, не оставившего сыновей, если он был куплен, все имущество его принадлежит помещику»; «Если бы господин и подлинно казнил или изувечил своего крестьянина, то сей последний и наследники его не вправе требовать от него удовлетворения»; «За побой господина крестьянин повинен лишиться руки или заплатить господину цену оной, а за личное ругательство в ярости лишиться языка или заплатить цену оного». Замечу, что Вахтанг VI, составитель свода законов, не относился к «царям-тиранам»; напротив, его справедливо было бы отнести к «царям-просветителям».

Кстати, согласно уложению царя Алексея Михайловича, помещик за убийство крестьянина нес уголовную ответственность.

В 1824 г. российская администрация, желая придать грузинскому феодализму «национальные черты» и тем найти более прочную опору среди местной знати, велела перевести на русский язык свод законов Вахтанга VI с намерением использовать их на практике. Грузинская знать торжествовала, уверенная, что она вновь приобретет право на неограниченный произвол. Но командование во главе с Ермоловым, «зараженным» французским либерализмом, заявило местной знати, что перевод на русский язык свода законов Вахтанга VI неудачный.

И стало вводить в Грузии нечто вроде временных правил, регулировавших главным образом размеры крестьянских повинностей. Регламентация последних становилась актуальной задачей в условиях упорной борьбы крестьянства с грузинской знатью.

Само определение размеров и форм повинностей не принадлежало российской администрации: по существу, оно оставалось прерогативой самих феодалов. Командование Ермолова ставило лишь вопрос о том, чтобы повинности крестьян установить «раз и навсегда» «посредством» существующей государственной администрации.

В Южной Осетии, где в 20-е гг. XIX века главными феодальными владетелями являлись грузинские князья Мачабели и Эристави, каждый феодальный род вводил свои собственные повинности. Ясное представление о них очень важно, поскольку оно обнаруживает не только степень феодального гнета, но и глубже раскрывает саму персидскую модель феодализма, в свое время установившуюся в Грузии.

Владетели Мачабели на той части территории Южной Осетии, которая им была отведена российской администрацией, ввели для крестьян следующие повинности:

«1. Каждое семейство обязано давать помещику ежегодно по 3 барана, ценою 1 рубль серебром;

2. С каждого сакомло земли, составляющего от 15-ти до 20-ти дневных паханий, изыскивается ежегодно в пользу помещика по одной корове, ценою в 5 рублей или вместо оной 5 баранов; подать сия называется бегара и взыскивается с земли, хотя бы и несколько семейств жили на одном сакомло;

3. Через год обязаны они сверх бегара дасачукаро или подарок, состоящий от каждого сакомло земли в одном быке ценою 10 рублей серебром;

4. Ближайшие же осетинские селения, по джавскому ущелью проживающие, обязаны, кроме вышеописанной подати, давать помещикам ежегодно: а) в сырную неделю с каждого дыма два фунта масла или одну литру сыру, ценою 40 коп.; б) в великий пост – пиво или, вместо оного, другим продуктом на 1 рубль серебром; в) с каждого дыма ежегодно по коды ячменя; г) один день в году делать распашку помещичьей земли при селении имеющимися в оной плугами, засеять хлеб, сажать его и, ежели нужно будет, доставить оный в дом помещика; д) заготовлять ежегодно при селениях по одной копне сена в 5 пудов и, смотря по необходимости, доставлять оное к помещику; е) для
Страница 13 из 38

построения помещику дома доставлять лес; ж) давать помещику услугу;

5. А с дальних осетинских селений взыскивается только подать скотом».

Итак, присоединение грузинских княжеств к России гарантировало сытую и спокойную жизнь феодалам. Но, увы, за четыре века господства персов и турок у них выработалась страсть к интригам, войнам и разбоям. Это можно сравнить или со страстью картежников, или с инстинктом животных. Сколько ни корми не только волка, но и домашнюю кошку, все равно сытый зверь будет если не есть, то давить других животных.

Во времена Российской империи и СССР и русские, и грузинские историки предпочитали не упоминать о кровавых мятежах грузинских феодалов после присоединения региона к России.

Первый мятеж грузинских феодалов начался в июле 1802 г. в Кизикии (восточнее Тифлиса), в окрестностях Келменчаури. Там собрались князья и их дружины. Зачинщиками выступления были царевичи Вахтанг Ираклиевич и Теймураз Георгиевич. Из кахетских князей участвовали: Андроникашвили, Вачнадзе, Джандиери, Кобулашвили, Чавчавадзе. Согласно плану, составленному находящимися в Персии царицей Дареджан и Александром Ираклиевичем, имеретский царь Соломон II, гянджинский хан и ахалцихский паша, а также лезгины Чар-Белакани должны были устроить внезапное нападение части русских войск, расположенных в Картлии-Кахетии и в случае победы возвести на царский трон Юлона Ираклиевича.

Собравшиеся поклялись в верности Юлону Ираклиевичу и решили обратиться к российскому императору с петицией, которую подписало 69 человек. Кахетские князья выражали недовольство манифестом от 12 сентября 1801 г. и требовали восстановления условий Георгиевского трактата. Князья просили согласия на утверждение царем Картлии – Кахетии Юлона Ираклиевича. Выполнение условий Георгиевского трактата означало восстановление Картли-Кахетского царства, что было неприемлемо для России.

Местные власти предприняли решительные меры. Усилилась охрана Тифлиса. В Кахетию была послана дополнительная военная сила. Срочно были укреплены переходные пути из Имеретии в Картлию, дабы не допустить возвращения в Кахетию царевичей Юлона и Парнаваза, укрывавшихся у имеретского царя. В такой ситуации князья, выдвинувшие политические требования, сочли бессмысленным сопротивляться российским войскам и распустили собравшийся в Келменчаури народ. Стоявший с отрядом в Чар-Белакани (Саингило) царевич Александр также передумал вступать в Кахетию, а царевичи Юлон и Парнаваз не смогли собрать достаточного войска, чтобы вернуться в Кахетию.

Российские власти арестовали мятежников-тавадов, но некоторым все же удалось спастись бегством и воссоединиться с царевичем Александром в Персии. Арестованных тавадов привезли в Тифлис. Русские власти помиловали их и заставили принести клятву верности российскому императору.

В связи с мятежом и участием в нем грузинских царевичей главнокомандующий князь Цицианов – кстати, родственник царицы Марии Георгиевны – распорядился выслать царевичей в Россию. Узнав об этом, вдова Георгия XIII царица Мария Георгиевна вместе с детьми решилась на побег. Но утром 19 апреля (2 мая) 1803 г. генерал-майор Иван Лазарев приехал в Тифлисский дворец.

Как писал историк Александр Потто в «Истории Кавказской войны»: «В шесть часов утра он (Лазарев) прибыл в дом царицы и объявил ей волю князя Цицианова. Царица приняла его в постели и ответила, что ехать не желает. Тогда Лазарев, оставив при ней одного офицера, сам отправился сделать все нужные распоряжения. Но едва он вышел, как необычайный шум в покоях царицы заставил его вернуться. Там шла ожесточенная борьба: царевич Жабраил и царевна Тамара с кинжалами в руках напали на русского офицера. Лазарев подошел к кровати, на которой лежала царица, чтобы уговорить ее остановить детей, как вдруг в руках самой Марии сверкнул кинжал, и Лазарев, пораженный в бок, мертвым упал на пороге комнаты».

Во дворец немедленно приехали все высшие сановники и стали уговаривать царицу не сопротивляться распоряжению. Безуспешно. Тогда «полицмейстер Сургунов завернул руку в толстую папаху решительно подошел к царице и вырвал у нее из руки оружие. Царевна Тамара кинулась на помощь к матери с кинжалом в руках, но второпях промахнулась и ранила самую же царицу в плечо». Царское семейство было арестовано и в тот же день отправлено в Мцхет.

Император Александр I обошелся с убийцей относительно мягко. По предписанию императора и министра иностранных дел В.П. Кочубея, «грузинской царице Марии, при отправлении ее из Грузии учинившей убийство из мщения и злобы… и дочери ее царевне Тамаре, на равное злодеяние покусившейся», было определено «пребывание в Белгородском Рождественском монастыре».

В мае 1803 г. под вооруженной охраной Мария Георгиевна покинула Картли. Вместе с ней бывшее свое государство покидали и дети: царевичи Баграт, Жебраил, Илья, Окропил, Ираклий и царевны – Тамара и трехлетняя Анна.

Император Александр I в своем повелении предписывал архиепископу Курскому и Белгородскому Феоктисту (Мочульскому): «Не подвергая царицу Марию и дочь ее всей строгости монастырской жизни, не дозволите им в образе жизни ничего соблазнительного… преподавая им нужные духовные наставления и внушая им, что участь… есть самая снисходительнейшая, какую, по мере преступления их, назначить им было можно».

За узниками было установлено «осторожное надзирание», особо внимательно надо было следить, чтобы ни у кого, даже в свите, не оказалось оружия.

Несчастной ссыльной было определено специальное жалованье в 250 рублей в… месяц!

Размер жалованья Лазарева я, к сожалению, не нашел, но в 1865 г. генерал-майор русской армии получал 85 рублей в месяц (а полвека ранее – еще меньше). Таким образом, убитый получал жалованье в три раза меньше убийцы. Как видим, резать русских генералов в Грузии было довольно прибыльным занятием.

Любопытно, что когда весть об убийстве Лазарева разнеслась по Тифлису, жители в испуге ждали репрессий. Будь на месте русского генерала какой-нибудь паша или шах, бывшую царицу ждала бы квалифицированная казнь, а Тифлис – резня.

На втором году ссылки Мария Георгиевна обратилась к Александру I с просьбой оказать ее детям монаршее благоволение наравне с другими грузинскими царевичами. Император выразил мнение, что «сыновья ее, для надлежащего воспитания, могли бы быть помещены в Петербурге в каком-нибудь кадетском корпусе или в Москве при университете».

В том же году сыновья Марии отправились в Петербург на учебу. В 1811 г. сын царицы Михаил обратился к Александру с просьбой освободить мать из-за ее слабого здоровья. И император смилостивился. Марии Георгиевне было разрешено покинуть Белгородский монастырь. Она поселилась в Москве, где прожила еще долгие годы.

Скончалась Мария Георгиевна в 1851 г. и была похоронена на родине, в Мцхете, в родовой усыпальнице грузинских царей.

В мае 1804 г., в самый разгар войны с Персией, начались волнения среди обитавших вдоль Военно-Грузинской дороги осетинских племен тагаурцев и мтиулетцев, которые овладели Ларсом и Дарьяльским ущельем и призвали враждебных русским грузинских царевичей Юлона и Парнаоза.

Царевич Юлон был перехвачен русскими по дороге. Парнаоз
Страница 14 из 38

же встал во главе восставших. Посланный же против осетин правителем Грузии князем Волконским отряд генерал-майора Талызина овладел Анануром и 28 июля нанес поражение мятежникам, но, не довершив дела, был спешно отозван Волконским на подавление восстания борчалинских татар, угрожавших Тифлису.

Ко всем этим неудачам русских прибавилась еще гибель Донского казачьего полка, застигнутого осетинами врасплох в лесной теснине реки Лиахвы при передислокации с Северного Кавказа в Грузию.

С возвращением Цицианова в Тифлис дела быстро приняли благоприятный оборот. Небольшой отряд генерал-майора Несветаева, пройдя с Северного Кавказа по Военно-Грузинской дороге, овладел важнейшими ее пунктами, рассеял мятежников и захватил в плен царевича Парнавоза.

Затем сам Цицианов с отрядом в 500 человек пехоты, 200 казаков с двумя орудиями в ноябре 1804 г. вторгся в глубь Осетии и покорил ее. Русские арестовали свыше 300 мятежников, но никого не казнили. Царевичей Юлона и Парнаваза выслали в Россию.

Я умышленно отделяю мятежи грузинских феодалов от войн с турками и персами. Делаю это лишь для удобства читателя, чтобы он смог лучше себе представить оные мятежи. Фактически же мятежники действовали на стороне турецких или персидских войск, но если их вставить в общее описание военных действий, в военном отношении «вклад» мятежников очень мал по сравнению с турецкими и персидскими войнами.

Бунтовавших феодалов периодически поддерживали и представители грузинского духовенства. Чтобы уменьшить его политическую активность, следовало упразднить автокефалию грузинской церкви.

В 1811 г. был упразднен Мцхетский католикосах Погрязшего в интригах католикоса Антона II отозвали в Россию. Расположенная на территории Картли-Кахетии епархия Мцхетского католикосата вошла в подчинение Синоду российской церкви. Абхазский католикосат был упразднен в 1814 г. Во главе грузинской церкви был поставлен назначенный Синодом экзарх, который заведовал грузинской церковью с помощью Грузино-Имеретинской Синодальной конторы. Первым экзархом Грузии назначили представителя рода Ксанских Эриставов Варлама.

Русская православная церковь стала правонаследницей всего имущества церкви Грузии. Грузинское духовенство теперь получало жалованье от российского Синода, что поставило его в экономическую зависимость от РПЦ. Экзарх Грузии стал проводить ловкую политику по вытеснению интригующих против России священников-грузин, многие из которых были лишены сана. Были попытки и русифицировать богослужения в грузинских церквях, а именно в некоторых церквях в крупных городах, в которых в выходные дни и в церковные праздники богослужение происходило на церковнославянском языке.

Новый мятеж феодалов Кахетии начался в 1812 г. Время, как мы видим, было выбрано очень удачно. Наполеон шел на Москву, а персы пытались вытеснить Россию с Закавказья. Любопытно, что официально Англия была союзницей России, а десятки британских офицеров участвовали в боевых действиях на стороне шаха.

Восстание в Кахетии началось с Тионетского округа и быстро распространилось на районы Телави и Сигнаха, а также передалось в Пшавию и Хевсурию. Во главе мятежников стоял живший в Кахетии грузинский царевич Григорий Ираклиевич, провозглашенный царем Грузии.

Слабые русские гарнизоны в различных местах были осаждены мятежниками, а начальник Кахетинского округа генерал Портиягин с небольшим отрядом отступил к Тифлису. В течение 22-х дней вся Кахетия и часть Карталинии были в руках повстанцев, пока в Тифлис не возвратился из Восточного Закавказья сам Паулуччи. Собрав отряд из 600 человек, он в течение недели, до 5 марта, рассеял отряды мятежников, освободил блокированные гарнизоны и занял Телави, Сигнах, Ананур. Царевич Григорий добровольно явился к Паулуччи и был отправлен в Петербург.

Это – справка из «Военной энциклопедии»[23 - Военная энциклопедия / Под ред. К.И. Величко, В.Ф. Новицкого, А.В. Фон-Шварца и др. В 18 т. Петербург, 1911–1915. Т. XI. С. 225.]. А вот грузинская версия: «В марте 1812 года у села Чумлаки столкнулись войска генерала Паулича и царевича Григола. 4 тысячи грузин самоотверженно боролись с российской регулярной армией. Грузины нанесли большой урон врагу, но потерпели поражение. В плен попал царевич Григол. После этого сражения восставшие не смогли оказать сопротивления российской армии и временно прекратили борьбу. Восставшие были жестоко наказаны».

Итак, «российская регулярная армия» числом в 600 человек разгромила 4 тысячи героических грузин. (Как тут не вспомнить строки Михаила Юрьевича: «Бежали робкие грузины…») А что касается «жестоких наказаний», то никто из мятежников не был казнен.

В сентябре 1812 г. из Персии в Грузию прошел царевич Александр Ираклиевич с отрядом. Он занял селение в Тианети и призвал население Кахетии, Арагвского и Дарьяльского ущелий к борьбе против русских. К Александру присоединились отряды разбойников-лезгин из Дагестана.

Четыре отряда, двинутые Ртищевым под общим руководством князя Орбелиани в Кахетию, освободили к октябрю 1812 г. осажденный Сигнах, заняли Телави и рассеяли мятежников. Царевич Александр бежал в Хевсурию. 11о получении же от Аббаса-Мирзы 200 тыс. рублей Александр решил вновь организовать сопротивление русским, собрав зевсуров и пшавов.

С наступлением лета 1813 г. отряд генерал-майора Симоновича (1600 человек) двинулся вверх по Арагви в глубь Хевсурии, 3 июня взял штурмом последнее убежище царевича Александра – укрепленное селение Шатиль и заставил царевича бежать в Дагестан.

12 октября 1813 г. в урочище Гюлистан на реке Зейве Россия и Персия подписали трактат (Гюлистанский мир). Россия окончательно приобрела ханства Карабахское, Ганжинское, Ширванское, Шикинское, Дурбентское, Кубинское, Бакинское, часть Талышского, Дагестан, Грузию, Имеретию, Гурию, Мингрелию и Абхазию.

Кроме того, Персия отказывалась иметь военный флот на Каспийском море. «В рассуждении же военных судов, то как прежде войны, так равно во время мира и всегда российский военный флаг один существовал на Каспийском море, то в сем уважении и теперь предоставляется ему одному прежнее право с тем, что кроме российской державы никакая другая держава не может иметь на Каспийском море военного флага».[24 - Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 304.]

Однако Гюлистанский мир не способствовал установлению добрососедских отношений между Россией и Персией. Персы не желали мириться с потерей вассальных закавказских ханств, и пограничные инциденты случались довольно часто.

В июне 1819 г. население Имерети, недовольное церковной реформой, подняло восстание. Постепенно восстание расширилось и перекинулось на Рачу. В Имерети восставшие перекрыли дороги, заняли сторожевые посты. Население требовало отмены реформы и выдворения из Имерети экзарха Грузии Феофилакта Русанова.

Имеретское восстание первоначально было направлено против церковной реформы. Затем оно приняло явно антирусский характер. Восставшие заняли все пути, идущие в Кутаиси, и начали громить князей и азнауров, придерживающихся прорусской ориентации.

Было решено взять Кутаиси, но власти приняли срочные меры по укреплению города. Восставшие намеревались восстановить Имеретское
Страница 15 из 38

царство и провозгласили царем внука царя Соломона I Иванэ Абашидзе.

Генерал Вельяминов 1-й несколькими ударами разгромил повстанцев в Имеретии. В марте 1820 г. русские захватили в плен мать Иванэ Абашидзе царевну Дареджан и имеретских князей. Иванэ Абашидзе бежал в Турцию. Царевна Дареджан также была сослана в Россию.

В конце 20-х гг. XIX века был наведен порядок в Мингрелии и Гурии. В конце 1821 г. начались волнения и в Абхазии, а во главе восстания встал возвратившийся из Турции Аслан-бей. Правитель Имеретии князь Горчаков вступил с отрядом в полтора батальона при двух орудиях в Абхазию, 13 ноября в окрестностях реки Кодоры разбил шайку Аслан-бея и, установив в Абхазии временный порядок, вернулся в Имеретию.

Весь 1823 год прошел в глухом брожении, хотя порядок не нарушался. Но с весны 1824 г., благодаря стараниям Аслан-бея, восстание вновь вспыхнуло по всей Абхазии. Владетель Абхазии князь Михаил нашел прибежище в крепостце Соук-су, где находился русский гарнизон в две роты штабс-капитана Марчевского. 12-тысячное «скопище» абхазов осадило крепостцу. Ермолов приказал Горчакову идти на выручку Соуксу.

Отряд Горчакова (полторы тысячи человек при четырех орудиях) выступил из Редут-кале 1 июля и двинулся вдоль берега моря. Ряд завалов, устроенных абхазами, затруднили движение отряда, и только фланговый обстрел судовой артиллерии фрегата и двух бригов, двигавшихся вдоль берега, облегчил овладение ими.

10 июля Горчаков прибыл в Сухум. При дальнейшем движении берегом к Соук-су ожидались еще большие трудности, и поэтому Горчаков посадил 800 человек с одним орудием на суда и 24 июля, высадившись у Бомбор, атаковал неприятеля, заставил его отойти от Соук-су и освободил гарнизон, сильно страдавший от недостатка воды.

Уничтожив укрепления и посадив войска на суда, Горчаков вернулся затем в Редут-кале. Для овладения Абхазией были необходимы значительные силы. Между тем начавшиеся осложнения с Персией не позволяли выделить ничего для этой цели, и поэтому Абхазия была оставлена на произвол судьбы. Причем в руках русских остался только Сухум, гарнизон которого был усилен до пяти рот. Князь Михаил удалился в Мингрелию.

Весной 1826 г. в Персии одержала верх воинственная партия наследника престола Аббаса-Мирзы. Российский посланник в Тегеране князь Меньшиков был арестован, и 16 июля персидские войска перешли Аракс. Главные силы Аббаса-Мирзы (40 тыс. человек) вторглись в Карабахское ханство.

Русские были вынуждены отступить к Гумрам (Александрополю) и оставить Елизаветполь. Но персидские войска были задержаны у крепости Шуша. Ее маленький гарнизон под командованием полковника Реута геройски отражал все атаки во много раз превосходившего противника. У Реута было всего 2000 егерей из его 42-го полка и ширванцев.

3 сентября 1826 г. авангард Действовавшего корпуса (3 тыс. человек) под начальством князя Мадатова разбил при Шамхоре 15-тысячную армию персов и 5 сентября занял Елизаветполь.

Основные силы персидской армии подошли к Елизаветполю.13 сентября генерал от инфантерии Н.Ф. Паскевич атаковал их и наголову разбил. Против 35 тысяч персов (из них 15 тысяч регулярной пехоты) при 24 орудиях у русских было 10 319 бойцов, тоже при 24 орудиях. Потери персов составили 2000 человек убитыми, а 1019 человек с четырьмя знаменами и четырьмя орудиями попали в плен. Остальные разбежались. Русские потеряли 295 человек.

Сражение под Елизаветполем решило исход кампании. Крепость Шуша после 47-дневной обороны была деблокирована, а в октябре 1826 г. вся территория империи очищена от персов.

К началу кампании 1827 г. Николай I отозвал с Кавказа генерала А.П. Ермолова, который был главнокомандующим русскими войсками на Кавказе с 1816 г. Император подозревал кавказского героя в связях с декабристами, и, замечу, не без оснований. Фактически Ермолов был отстранен отдел еще в начале 1826 г. А теперь вся власть в Кавказском регионе принадлежала Паскевичу.

В мае 1827 г. Паскевич стянул войска к Эчмиадзину и в июне выступил оттуда на город Аббас-Абад, выслав 20-ю дивизию генерала Красовского блокировать Эривань.

Аббас-Абад был взят 7 июля, но под Эриванью дела складывались хуже некуда. Солдат и офицеров 20-й дивизии косила лихорадка, и в строю оставалось не более 4000 человек. Красовский снял осаду и отвел дивизию на Ашатаракские высоты. Аббас-Мирза с тридцатитысячным войском двинулся за ним. Он не решился атаковать сильную русскую позицию в лоб, обошел ее и стал между Красовским и Эчмиадзином. Тогда Красовский 16 августа пошел в атаку на Аббаса-Мирзу, с огромными потерями пробился сквозь его войско и прикрыл Эчмиадзин. Русские потеряли при этом 24 офицеров и 1130 нижних чинов. Это были самые большие потери за все войны с Персией.

Обеспечив войска провиантом, Паскевич приступил к решительным действиям. 19 сентября 1827 г. он взял сильно укрепленный Сердар Аббас, 23 сентября подошел к Эривани и 1 октября штурмом овладел ею. Трофеи составили 48 орудий и 4 знамени. В плен взято около3 тысяч человек, среди которых и комендант крепости Гуссан-хан.

Местность вокруг Сердар Аббаса не позволяла обложить крепость со всех сторон. Тогда Паскевич подверг ее сильной бомбардировке, вынудившей остатки гарнизона бежать. Из полуторатысячного гарнизона 650 персов были перебиты и 100 взяты в плен. Русским достались 14 орудий.

За всю осаду русские потеряли не более 100 человек. За отличие при штурме Эривани 7-й карабинерский полк стал называться Эриванским, а Паскевич был возведен в графское достоинство и награжден орденом Святого Георгия 2-й степени.

Взятие Эривани нанесло Персии окончательный удар. В октябре 1827 г. русским покорилась вся ее северо-западная часть. 14 октября был взят Тавриз, и 21 октября персы запросили мира.

Мирные переговоры длились около четырех месяцев, и 13 февраля 1828 г. в Туркманчае ровно в полночь был подписан мир. Этот момент предложил персидский астролог, как наиболее благоприятный для прочного мира. И астролог не ошибся – с тех пор Россия больше не воевала с Персией. По Туркманчайскому миру Персия уступала России ханства Нахичеванское и Эриванское и выплачивала 20 миллионов рублей контрибуции, а также закреплялась статья Гюлистанского договора о запрещении Персии держать военные суда на Каспии.

Попробуем обобщить опыт первых трех десятилетий историй Грузии в составе империи. Нынешние грузинские историки препарируют и осовременивают соответствующим образом феодальные мятежи, преподнося их освободительными войнами грузинского народа против русских колонизаторов.

Убогость подобных взглядов очевидна. Начну с того, что, начиная с XIX века и до 1991 г. Грузия была дотационным регионом. На нее всегда тратилось гораздо больше средств, нежели там собиралось налогов.

Россия пришла в Грузию по двум причинам – ее звали сами грузины, а также была необходимость лишить турок и персов плацдарма для нападения на другие регионы империи.

Грузинские же феодалы слишком привыкли к войне и сварам. Все мятежи начинались по единой схеме. Очередной царевич на деньги турок или персов поднимал мятеж в своей вотчине, воспользовавшись очередной войной с турками или персами. Иногда его поддерживали несколько соседних селений. Остальные же области Грузии хранили спокойствие. Длительность
Страница 16 из 38

мятежа определялась временем, которое было необходимо русскому командованию, чтобы снять части с персидского или турецкого фронтов.

Все без исключения русские генералы считали, что мятежи – следствие интриг гавадазнауров, а никак не всеобщее возмущение грузинского народа.

Так, генерал-лейтенант Павел Цицианов (Цицишвили), по происхождению грузинский князь, писал: «Вникая в нрав грузинского народа, усматриваю я из частных опытов, что всякое образованное правление до времени остается в Грузии без действия… Колико препон в судопроизводстве гражданском! Колико старинных распрей… Не погрешая, можно сказать о князьях грузинских, что при ограниченных большей части их способностях, нет людей большего о себе внимания, более жадных к наградам без всяких заслуг, более неблагодарных»[25 - Цит. по: Скоков А. Россия и Грузия между дружбой и враждой. Материалы сайта http://his.lseptember.ru/2003/21/l.htni].

Ему вторит ветеран Кавказских войн Ермолов: «Грузинское дворянство желало беспокойств и возмущений, ожидая, что я, устрашен будучи ими, оставлю весь порядок управления в Прежнем состоянии и что сие распространится не менее и на саму Грузию».

Глава 5

Демографическая экспансия

Сразу оговорюсь, что название главы я позаимствовал из книги сотрудников кафедры истории Тбилисского государственного университета им. Иванэ Джавахишвили Мераба Вачнадзе, Вахтанга Гурули и Михаила Бахтадзе «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)».

Там говорится: «Одним из основных направлений колониальной политики царизма была демографическая экспансия, имеющая целью переселение в Грузию инородных племен и изменение демографической ситуации в ущерб грузинам.

Проводники такой политики прекрасно понимали, что обосновавшиеся в Грузии инородцы всегда будут опорой России. Еще в 1803 году главнокомандующий Грузии из Ереванского ханства переселил в Квемо Картли и в Тбилиси 11 тысяч армян. В 1811 году после взятия русскими Ахалкалаки жившие в Джавахети две тысячи армян переселились в Тбилиси. В 1818 году в Грузию переселили 500 семей германских колонистов. Им бесплатно выделили лучшие участки земли, оказали финансовую помощь.

После победы в войне с Турцией в 1828–1829 годах в состав России вошло Самцхе-Джавахети. Жившие там грузинские мусульмане, испытывая невыносимый гнет со стороны русских чиновников, вынуждены были покинуть родную землю и переселиться в Турцию. Российские власти не разрешили грузинам из Западной Грузии переселиться в Самцхе-Джавахети, зато из Турции сюда было переселено 30 тысяч армян. Заселение армян в различные уголки Грузии продолжалось и в последующие годы. В частности, в 1829–1831 годах в Земо Картли обосновалось 14 тысяч греческих и армянских дымов. Помимо армян Россия в большом количестве заселяла в Грузию демобилизованных из армии российских солдат и офицеров. Так образовались в Грузии поселения русских военных. Из глубин России в Грузию на постоянное жительство переселили русских сектантов (староверов и духоборов)»[26 - Материалы сайта http:// ictionbook.ru/ author/vachnadze_merab/istoriya_ gruzii_s_drevneyishih_vremen_do/ read_online.htmI?page=22].

Обратим внимание, что даже грузинские националисты ничего не пишут о сгоне или депортации местных жителей. Все переселенцы занимали пустующие районы, где в ходе турецких и персидских нашествий, а также в ходе мятежей тавадазиауров население бежало или было перебито.

Давайте отдельно разберемся с каждой группой переселенцев. Начну с того, что область Самцхе-Джавахети армяне называют Джавахк. И уже из этого следует, что территория сия армянская. Еще в урартских надписях IX века до н. э. эти земли именовались «Задаха». И уже в V веке до н. э. Джавакх входил в состав царства Великая Армения. Позже эта область была римским, с V века н. э. персидским, а со второй половины VII века – арабским владением.

В X веке Джавакх входил в состав армянского государства. На какое-то время Джавакх захватили грузинские князья. Ну а затем он был захвачен турками.

Таким образом, Джавакх в лучшем (для грузин) случае – это спорная территория. Ну а обвинять русских генералов в том, что они предоставили православным армянам убежище от резавших их турок и курдов, дело малопочетное.

Ну а как обстоят дела с экспансией в Грузию русских? Еще в 20-е гг. XIX века царское правительство переселило в Грузию сектантов, около 25 тысяч человек из донских казаков на побережье Черного моря, для изолирования их «еретической инфекции» от православной России.

В 1825 г. царское правительство выселило одну группу российских сектантов (около 300 скопцов) в Западную Грузию около реки Риони, в деревню Марани, а другую группу направило в деревню Кодори.

20 октября 1830 г. Николай I вынес постановление, чтобы всех раскольников, распространяющих свое учение и агитирующих против церкви, духовенства и православия (духоборы, молокане, субботники), отдавать в солдаты в Кавказский корпус, а неспособных к военной службе и женщин выселить в закавказские провинции.

Переселенцы приезжали из разных провинций России: Тамбова, Воронежа, Оренбурга, Саратова, Самары, Астрахани, Северного Кавказа и Донского региона. Кроме крестьян, которые составляли большинство переселенцев, в состав колонистов входили также купцы, мещане и др.

Среди переселенцев в Грузию самое большое количество насчитывали духоборы из Мелитопольской области. Около пяти тысяч духоборов были переселены в Грузию между 1841–1845 гг. Для духоборов, ссылаемых в Грузию, царское правительство выбрало Джавахк, Ахалкалакский уезд, где и образовались следующие деревни: Родионовка, Ефремовка, Орловка, Спасское (Дубровка), Троицкое и Богдановка.

Уже в 1886 г. число духоборов в Джавахке достигло 6,6 тысяч человек и увеличилось до 8 тысяч в последующие годы. Однако в 1899 г. благодаря поддержке мирового сообщества и великого писателя Льва Толстого они (7370 человек) переправились в Канаду. По данным переписи населения Грузии в 1989 г., их количество составляло здесь 3,1 тысяч человек.

После 60—70-х гг. XIX века в России к особо опасным сектам причислили штундистов, баптистов и патковитов, потому что их теология пришла из-за пределов России. Они тоже приехали в Грузию, и вот как характеризовал баптистов в 1880 г. экзарх Грузии: «Баптисты – огромные враги России и союзники протестантской Германии».

Число русского населения в Грузии (включая сектантов, военных, гражданских и др.) постепенно увеличилось со второй половины XIX века. В январе 1856 г. в губерниях Тифлиса и Кутаиси существовала 21 русская деревня, где проживало около 6 тысяч русских. По переписи населения Грузии 1897 г., число русских в Грузии составляло около 98 тысяч человек. Примечательно, что 74,3 % русского населения в Грузии проживало в Тифлисской губернии.

Риторический вопрос: как можно назвать того, кто объявил отъезд сектантов на окраины империи «демографической экспансией» русских колонизаторов? Между прочим, куда больше русских сектантов выехало в США и Канаду. Так и эти страны русские цари решили сделать своими колониями?

Заодно неплохо бы напомнить грузинским «самостийникам», что в Российской империи не было ни деления людей по национальностям, ни тем более дискриминации. Деление и статистика велись исключительно по конфессиональному признаку. А поскольку
Страница 17 из 38

и русские, и армяне, и грузины была православными, то никаких препонов их перемещениям правительством не чинилось.

Зато если уж говорить об экспансии, то она в XIX веке была грузинской. Сотни тысяч грузин отправились на север «на ловлю счастья и чинов».

До 1917 г. чуть ли не каждый второй грузин, объявившийся в Центральной России, утверждал, что он дворянин, и его предки происходят от каких-то древних царей. Как мы уже знаем, даже у настоящих грузинских князей предки в значительной своей части были мусульманами.

Зато после февраля 1917 г. новые органы власти получили несметное количество грузин – социалистов высшей пробы. Сатирик Лев Велихов писал:

Трудов не любит трудовик

А «пролетарии всех стран»

Стеклись в один кавказский стан[27 - Русская эпиграмма / Составит. В. Васильева. М.: Художественная литература, 1990. С. 229.].

Надо ли говорить, что самозваные вожди пролетариата – Чхеидзе, Чхенкели, Церетели и Ко – никогда в жизни и близко не подходили к станку.

В Российской Федерации на 1989 г. лиц грузинской национальности имелось 138 тыс. человек[28 - «Из доклада Президенту о пятой колонне в РФ. Грузинская диаспора». Материалы сайта http://www.demushkin.com/content/news/256/2477.html]. Но вот Грузия становится незалежной. Казалось бы, на историческую родину хлынет поток грузин, которых так притесняли «русские колонизаторы». Увы, «девятый вал» грузинской эмиграции хлынул в обратном направлении. В 2003 г. в РФ оказалось 634 тыс. грузин, а к середине 2005 г. – около 700 тысяч.

«По разным оценкам, в России проживает пятая часть населения самой Грузии, по большей части, беженцев от режима Шеварднадзе (и еще одна пятая часть рассеяна по другим странам). Ежегодно “россияне” отправляют своим родственникам на родину от 1,26 до 2 млрд. долларов, то есть примерно два годовых бюджета Грузии!

Москва и другие крупные российские города сегодня оказались фактически во власти различных этнических групп, сосредоточивших в своих руках огромные финансовые средства и властный ресурс. В частности, грузины контролируют в Москве и области более трети молочного производства, поставок нефти в столичный регион.

Из проживающих в столице лиц грузинской национальности более 2000 человек входят в состав учредителей или руководят субъектами крупного и среднего бизнеса, зарегистрированными в Москве. Минимум 70 московских коммерческих предприятий из порядка 300 000, прошедших перерегистрацию в Едином государственном реестре в конце 2004 г., созданы при непосредственном участии граждан Грузии.

В целях адекватного противодействия организованным преступным группам выходцев из Республики Грузия, снижения их влияния на уровень преступности, привлечения к уголовной ответственности лидеров этнической преступной среды, а также пресечения каналов незаконной иммиграции в период с 20 по 29 апреля и с 10 по 19 мая 2008 г. в соответствии с приказом МВД России от 18.04.2006 № 273дсп организовано проведение оперативно-профилактической операции “КУРА”.

Реализованными одновременно на всей территории Российской Федерации мероприятиями в период операции выявлено 232 преступления, совершенных участниками “грузинских” ОПГ, и 48 – не входящими в них лицами грузинской национальности, в т. ч. по ст. 105 УК РФ-3, ст. 111 УКРФ-2, ст. 126 УК РФ-1, ст. 158 УКРФ-54, ст. 209 УК РФ-3, ст. 228 УК РФ-36».[29 - «Из доклада Президенту о пятой колонне в РФ. Грузинская диаспора». Материалы сайта http://www.demushkin.com/content/news/256/2477.html]

Автор умышленно не дает собственной оценки деятельности грузинской диаспоры в России. Дело в том, что в Грузии и других незалежных республиках очень модно писать о «демографической экспансии», но только тогда, когда речь идет о русских. А вот заводить речь о том, насколько целесообразно пребывание грузинского бизнеса и особенного его криминальной части в России явно небезопасно.

Глава 6

На пути от Азии к Европе

В 1841 г. весь Кавказ был разделен на две административные единицы – Грузино-Имеретинскую губернию и Каспийскую область.

В Грузино-Имеретинскую губернию входила вся Грузия, за исключением Мегрельского, Абхазского и Сванетского княжеств, а также территория Армении. Грузино-Имеретинская губерния состояла из 11 уездов. Собственно Грузия была разделена на 7 уездов. Центром Грузино- Имеретинской губернии, так же как и всего Кавказа, являлся Тифлис.

Во главе администрации Кавказа стоял главноуправляющий, который одновременно являлся главнокомандующим кавказскими войсками. При главноуправляющем существовал Совет, который решал главные административные, судебные и финансовые вопросы. Важную роль в администрации Кавказа играл тифлисский военный губернатор, фактически являвшийся заместителем главноуправляющего Кавказом.

Во главе Грузино-Имеретинской губернии стоял гражданский губернатор. Правление губернии состояло из следующих палат: казенной, уголовных дел и гражданского права. Важнейшим звеном в губернском правлении являлось дворянское собрание (сакребуло). Во главе уезда стоял начальник уезда. В правление уезда входили: начальник уезда, начальник полиции, судья, прокурор, казначей и др. Позднее, в 1846 г., из Грузино-Имеретинской губернии образовались две губернии – Тифлисская и Кутаисская.

В мае 1841 г. в Гурии в селе Акети местные князья и азнауры устроили мятеж. Повстанцы решили дойти до турецкой границы (у Кобулети), соединиться с войском кобулетского бега Хасана Гавдгиридзе и совместными усилиями изгнать российские войска из Гурии. Власти направили против повстанцев части регулярной армии. Отряд полковника Брусилова вошел в главный административный центр Гурии – Озургети, но разогнать восставших ему не удалось. Повстанцы, насчитывавшие в своих рядах более 7 тысяч человек, захватили все важные стратегические пункты.

В августе 1841 г. отряд восставших из 5000 человек под руководством Абеса Болквадзе нанес поражение отряду полковника Брусилова у деревни Гогорети. Вскоре восставшие взяли крепость Шекветили, расположенную на Черноморском побережье. Отошедший в Озургети полковник Брусилов оказался в осаде. В Гурию было послано войско мегрельского мтавара, но оно было разгромлено участниками восстания. Они также разогнали отряд имеретской милиции, стоявший у границы Гурии. Повстанцы атаковали Озургети, но взять его не удавалось. Хасанбег Тавдгиридзе не оказал помощи гурийцам. После угрозы кутаисского губернатора он передумал вступать в Гурию, а это дало возможность властям все силы перебросить к Озургети. Некоторые князья и азнауры изменили вожакам и разбежались по своим селам.

В сентябре 1841 г. мятежники были наголову разбиты, а их предводитель Абеса Болковадзе – убит. Пятьдесят наиболее активных мятежников отправили в кутаисскую тюрьму. Часть из них приговорили к повешению, а часть – к ссылке в Сибирь. Однако Николай 1 не пожелал утвердить смертные приговоры. В итоге, как и в предыдущих случаях, ни один из мятежников казнен не был.

В 1844 г. в Верховном правлении Кавказа произошли перемены. Упразднилась должность главноуправляющего. Отныне во главе администрации Кавказа стоял наместник царя (заместитель царя). Должность главноуправляющего Кавказом, несмотря на кое-какие привилегии, фактически уравнивалась с должностью генерал-губернаторов внутренних
Страница 18 из 38

губерний России, Царский наместник Кавказа был наделен «неограниченными правами».

Он подчинялся не какому-либо ведомству (министерству) центральной власти в Российской империи, а лично императору. Царский наместник имел право самостоятельно на месте решать все вопросы, которые раньше главноуправляющий решал с ведома центрального правительства.

Первым наместником Кавказа царь назначил графа Михаила Семеновича Воронцова. 25 марта 1845 г. Воронцов прибыл в Тифлис, а уже в начале мая он отправился в знаменитую Доргинскую экспедицию против повстанцев Шамиля. За этот поход Воронцов был возведен в княжеское достоинство.

В Грузии Воронцов решил пойти на уступки дворянству. Он одним махом удостоил примерно 30 тысяч претендентов звания высшего сословия Грузии – тавадазнауров. Любопытно, что речь шла о людях, не имевших соответствующих документов.

Тавадазнауры Гурии и Имерети получили право избрания предводителя. В Кутаиси было основано собрание (сакребуло) депутатов от тавадазнауров. Этими мероприятиями Михаил Воронцов завоевал симпатии грузинских тавадазнауров и многих из них превратил в верноподданных российского императора.

За 10 лет правления Воронцова в Грузии было открыто несколько учебных заведений, начался выпуск первой местной газеты «Кавказ», учреждено заседание библиотек. Воронцов занялся гражданским благоустройством края. Ко времени его управления относятся: разделение Закавказья на губернии, учреждение ряда учебных заведений, отделения Кавказского географического общества и первого в Тифлисе театра. При Воронцове была произведена триангуляция Закавказского края, составлены топографические карты Кавказа, улучшены пути сообщений, особенно имевшие значение в военном отношении, принят ряд мер к развитию горной промышленности и сельского хозяйства.

По инициативе Воронцова в Грузии началось внедрение новых сельскохозяйственных культур. В период наместничества Михаила Воронцова вошли в строй стекольный завод (селение Гвареви), суконная фабрика (селение Дреши), металлолитейная фабрика (в Тифлисе), шелкоткацкая фабрика в Зугдиди и др.

В годы Крымской войны Кавказ играл второстепенную роль по сравнению с Крымом, тем не менее и там шли жестокие бои.

В начале войны из 200-тысячной армии царское командование могло выставить против Турции лишь 6 батальонов пехоты, 400 казаков и 12 горных орудий.

В середине октября 1853 г. по инициативе адмирала Нахимова на судах из Севастополя на кавказское побережье Черного моря была переброшена 13-я пехотная дивизия с артиллерией (16 393 человека, 824 лошади, две батареи и обоз) под командованием генерал- лейтенанта А.А. Обручева, а часть этой дивизии была придана Ахалцыхскому гарнизону.

В таких условиях Воронцов объявил о созыве народного ополчения. По подсчетам Ибрагимбейли Хаджи Мурата, в военных действиях 1853 г. в составе русских войск против турецкой армии приняли активное участие более 12 тысяч грузин, армян, азербайджанцев. В военной кампании второго периода, то есть в 1854 г. – около 10 тысяч тех же представителей народов Закавказья. В кампании 1855 г., наиболее важной и насыщенной активными боевыми действиями местных ополчений, в составе Отдельного Кавказского корпуса сражалось до 30 тысяч воинов из народов Кавказа, включая народы Дагестана, Северной Осетии, Кабарды и других областей[30 - Ибрагимбейли Х.М. Кавказ в Крымской войне 1853–1856 гг. М., 1971. С.159.].

Для обороны границ по берегу Черного моря еще перед началом боевых действий от населения Гурии, Мингрелии и Имеретии были выставлены конные и пешие иррегулярные войска, так называемые сотни. Гурийских сотен было 12, мингрельских – 5, имеретинских – 2. Наряду с этим почти все князья и дворяне Кутаисской губернии с подвластными им вооруженными крестьянами добровольно явились в Гурийский отряд для участия в войне. В эти ополчения были приняты мужчины в возрасте от 15 до 80 лет. Силы, выставленные населением Кутаисской губернии, состояли из 20 конных сотен, «все время служивших на собственном иждивении». Помимо перечисленных ополчений летом 1853 г. в пограничном районе по берегу Черного моря заняли оборону 17 сотен национальных пеших и конных дружин.

В конце 1853 г. турецкие войска попытались продвинуться в направлении Тифлиса, но потерпели поражение.

Кампания 1854 г. началась со второй попытки Анатолийской армии турок прорваться к центру Закавказья – Тифлису. В начале июня 1854 г. авангард Батумского корпуса противника под командованием Гасан-бея вторгся в пределы Гурии и занял Озургеты. После этого турецкая армия двинулась к Кутаиси с задачей дальнейшего наступления на Тифлис, но 8 июня была наголову разбита русским отрядом под командованием грузина подполковника Эристова в бою у села Нигоети.

Бой у села Нигоети начался и кончился ударами штыков русских пехотинцев и сабель грузинских конных ополчений. В этом сражении русская пехота и грузинские ополченцы почти не стреляли. В результате Нигоетского боя турки потеряли до 1000 человек убитыми и около 1000 ранеными. Командир Батумского корпуса Гасан-бей был убит. Отряд Эристова потерял до 600 человек русских пехотинцев и грузинских ополченцев убитыми, ранеными и контуженными.

В 1854 г. отряды Шамиля вновь вторглись в Кахетию, разорили и опустошили прибрежные земли реки Алазани, разгромили Цинандали, взяли в плен мирных жителей, но не решились оставаться здесь и поспешили убраться из Кахетии.

В сентябре 1855 г. турецкий генерал Омер-паша с двадцатитысячной армией при 37 орудиях был переброшен британским флотом в Батум из Крыма. 21 сентября Омер-Паша прибыл в Сухум. Там его радостно встретил владетель Абхазии князь Михаил Георгиевич Шеваршидзе, сын умершего в 1818 г. Сафер-бея.

Замечу, что при русских Михаил жил совсем неплохо. Он был произведен в генерал-лейтенанты русской армии, а также в генерал- адъютанты. Помимо жалованья он получал и пособие 10 тыс. рублей в год. Но, увы, его потянуло к басурманам. По некоторым данным, Михаил тайно принял ислам.

Однако по Парижскому миру 1855 г. границы России и Турции на Кавказе остались без изменений. Царь Александр II простил Михаила Шервашидзе, и тот остался владетелем Абхазии.

Увы, Михаил не унялся и стал поддерживать горские племена, воевавшие с русскими. Абхазию захлестнула волна бандитизма. В такой ситуации Александр II в 1864 г. был вынужден принять решение о ликвидации власти клана Шервашидзе. В Абхазию вошли русские войска.

Поначалу Михаил Шервашидзе бежал в горы, но после сдался и был выслан на жительство в Воронеж, где и умер.

Были вынуждены покинуть Абхазию и другие представители рода Шервашидзе. Однако царское правительство не только сохранило за ними княжеские титулы, но и присвоило высокие чины. Так, к примеру, Георгий Дмитриевич Шервашидзе был назначен губернатором Тифлисской губернии. Однако он не справился с делами, и в 1898 г. его отправили в Петербург в обергофмейстеры при дворе императрицы Марии Федоровны. В утешении августейшей вдовы князь изрядно преуспел и, по некоторым данным, даже стал морганатическим мужем Марии Федоровны.

Глава 7

Батумский феномен

Как мы уже знаем, на месте современного города Батума еще до новой эры возникла небольшая греческая колония Батис.

В годы
Страница 19 из 38

турецкого владычества Батум представлял собой захудалый городишко. Путешественник Андриан Дюпре, посетивший Батум в 1807 г., считал его скорее большой деревней, чем городом: в нем тогда насчитывалось до 2000 жителей, живших в домах, разбросанных по берегам бухты, в лесах. Торговля Батума в это время была совершенно ничтожна.

Развитие Батума началось с 50-х гг. XIX века, когда Русское общество пароходства и торговли устроило здесь агентство, и Батум стал конечным пунктом линии Крымско-Кавказской и Анатолийской.

Большинство окрестного населения исповедовало ислам, а часть была двоеверцами (ислам и христианство).

А. Френкель в книге «Очерки Чурук-Су и Батума» (Тифлис, 1879) писал о жителях аджарского городка Кобулети в 20 верстах от Батума:

«На вопрос, помнят ли кобулетцы свое общее происхождение с грузинами? – они ответили: “Правда, наши предки братья с грузинами, но кобулетцы часто воевали и дрались с гурийцами”. Слово “гурджи” (грузин) – ругательное у кобулетцев»[31 - Цит. по: Мергиев З.Г. Батум во времена Османской империи. Краткий административный, статистический и исторический обзор г. Батуми и региона в составе Османской империи. М.: Минувшее, 2008. С. 86.].

Кроме того, население Аджарии намного выросло за счет горцев-мусульман, выехавших в Турцию с Северного Кавказа после 1864 г.

В 1868 г. турецкое правительство решает построить в Батуме три мощных береговых батареи (форта) общим числом 80 орудий. Одна из батарей строится на западной стороне гавани («Бурун-Табие»), вторая – на южном берегу («Сари-Су» («Сарио»)) и третья – при входе в гавань на восточном берегу.

В 1869–1878 гг. туркам удалось построить только две батареи – «Бурун-Табие» и «Сари-Су».

С 1829 г. граница Российской империи начиналась у поста Св. Николая, примерно в 35 верстах севернее Батума. Граница шла по реке Чолок, впадавшей в Черное море.

В начале 1877 г. для наступления на приморском участке и противодействия возможному десанту турецкого флота был сформирован Кобулетский отряд генерала Оклобжко. В составе его было 15,5 пехотных батальона, 7 конных сотен при 48 полевых пушках.

12 апреля 1877 г. отряд Оклобжко перешел границу и оттеснил четырехтысячный отряд турок. Сильно пересеченная гористая местность, покрытая густым лесом, крайне затрудняла действия русских войск, поэтому приходилось действовать медленно и осторожно. Между тем жители Кобулети, вооруженные турками скорострельными винтовками, постоянно беспокоили русские войска.

Напомню, что турки обладали подавляющим превосходством на море, и турецкие броненосцы регулярно обстреливали русские войска, находившиеся на узкой 4—15-километровой полосе между морем и горами. Обычно отсутствие русского флота на Черном море объясняется статьями Парижского мира 1856 г. На самом же деле это вина трусливого канцлера Александра Горчакова, который 15 лет уговаривал Францию разрешить России строить флот на Черном море. Германский канцлер прямо говорил нашему «железному канцлеру»: «Поменьше болтайте и тихо стройте флот».

Несмотря на отсутствие боевых кораблей, русские моряки смело действовали на небольших вооруженных торговых судах, официально именовавшихся «пароходами активной обороны».

Так, в ночь на 1 мая 1877 г. пароход «Великий князь Константин» под командованием Степана Макарова подошел к батумскому порту и выпустил минные катера для атаки турецкой эскадры. Атака не удалась, но все четыре минных катера остались целы.

Вторую атаку Макаров произвел в ночь с 28 на 29 мая на Сулинском рейде. На этот раз «Великий князь Константин» не только нес на борту четыре минных катера, но и вел на буксире две миноноски № 1 и № 2. Из всех минных судов лишь миноноске № 1 (командир лейтенант Л.П. Пущин) удалось взорвать мину вблизи корвета «Идаслалие». При этом миноноска № 1 была потоплена, а Пущин попал в плен. Ряд русских, а позже советских авторов утверждает, что «Идаслалие» «был поврежден настолько основательно, что вышел из строя на все время войны»[32 - Островский Б. Адмирал Макаров. М: Воениздат, 1954. С. 65.].

В июне 1877 г. на пароход «Великий князь Константин» доставили две торпеды Уайтхеда. Торпеду помещали под килем катера «Чесма» в специальной спусковой трубе. Для остальных катеров «Константина» подкильная установка оказалась слишком тяжелой, и Макаров предложил установить спусковую трубу на плотике, который мог бы буксировать любой из катеров. Перед выстрелом плотик подтягивали к борту для прицеливания, а после выстрела – бросали.

В следующее крейсерство «Великий князь Константин» уже вышел с двумя торпедамй Уайтхеда. Одна размещалась в подкильной трубе катера «Чесма», а другая – на плотике, поднятом на шлюпбалках «четверки» (лодки). Но торпеды так и не удалось применить. Во время шторма в районе Ялты плотик сорвало, и торпеда утонула, а из второй торпеды при спуске «Чесмы» был выпущен сжатый воздух. Поэтому 12 августа при походе в Сухум-Кале катера были вооружены только шестовыми минами и «крылатками» (то есть буксируемыми минами).

Четыре минных катера – «Минер», «Синоп», «Наварин» и «Чесма» – на сухумском рейде атаковали корвет «Ассари Шевкет». У борта корвета было взорвано три мины. По донесению полковника Б.М. Шелковникова, находившиеся на берегу у Сухума турки три дня ремонтировали корабль, а затем на буксире отправили его в Батум. По донесению же турецкого адмирала англичанина Гоббарт-паши, «Ассари Шевкет» никаких повреждений не получил.

После этого рейда Макаров решил отказаться от применения шестовых и буксируемых мин, а использовать только торпеды.

Тем не менее турецкий флот продолжал поддерживать огнем свои сухопутные силы, и русскому отряду так и не удалось в ходе войны занять Батум. 22 января 1878 г. было заключено перемирие. Русские войска остановились у Цихисдирской позиции, на полпути между постом Св. Николая и Батумом.

Следует отметить, что основные сражения войны происходили южнее – в Карской области, отделенной от Батума горным массивом. Уже 5 мая 1877 г. русские войска взяли большую турецкую крепость Ардаган. Однако Карс – самую сильную крепость в азиатской части Турции – удалось взять лишь 6 ноября того же года.

Всего при штурме Карса было взято в плен 18 тысяч турецких солдат и офицеров, в том числе начальник артиллерии крепости Гуссейн-бей. Кроме того, турецкий гарнизон потерял убитыми и ранеными около 7 тысяч человек. Русские войска взяли всю артиллерию Карса (303 орудия), несколько тысяч ружей и огромные склады с различными запасами. Потери войск русского корпуса составили: 1 генерал, 17 офицеров, 470 нижних чинов убитыми, ранены 1 генерал, 58 офицеров и 1726 нижних чинов.

Штурм Карса стал последним крупным сражением на Кавказском театре военных действий. 19 февраля 1878 г. представители России и Турции подписали мирный договор в местечке Сан-Стефано под Константинополем, крайне выгодный для России. Однако под давлением Англии и Австрии царь Александр II и его канцлер Горчаков согласились пойти на организацию общеевропейской конференции в Берлине. Там должны были быть решены все вопросы мирного урегулирования с Турцией.

До начала Берлинского конгресса Александр II решил через своего посла Петра Шувалова вступить в секретные переговоры с Лондоном. Шувалов запросил
Страница 20 из 38

министра иностранных дел лорда Солсбери о том, каких изменений Сан-Стефанского договора добивается английское правительство. Результатом явились переговоры, которые 30 мая 1878 г. закончились подписанием секретного англо-русского соглашения. По нему Болгария отодвигалась от Константинополя за оборонительную линию Балканского хребта. Англия обязывалась не возражать против передачи России Батума и Карса и не выступала против возвращения ей Бессарабии.

Александр II удивленно слушал доклад Шувалова, когда он говорило некоторой «податливости» английских министров. «Мне все равно, будет ли одна, или две, или три Болгарии, – произнес император. – Но я удивлен тем, что Батум оставляют за нами. Мне кажется, что как только дело дойдет до подписания договора, англичане откажутся от своих обещаний».

Петр Шувалов не отрицал этого факта, поскольку ему было известно о наличии еще одного секретного англо-турецкого договора.

«В случае если Батум, Ардаган, Карс или одно из этих мест будут удержаны Россией, – гласил этот документ, – Англия обязывается силой оружия помочь султану защищать азиатские владения Турции против всякого нового посягательства России». Более того, английская «помощь» предлагалась Турции не бескорыстно: Лондон желал заполучить Кипр. Причем отказ от этого требования был сопряжен с условием «если Россия возвратит Турции Карс и Батум».

В конце июня 1878 г. в одной из лондонских газет были опубликованы условия тайного русско-английского соглашения, что вызвало бурю негодования в британском обществе и прессе. Особенно досталось лорду Биконсфильду за чрезмерные, с точки зрения английской печати, уступки России. Перепуганный лорд Солсбери заявил послу Шувалову, что он как лицо, подписавшее секретный протокол, вынужден теперь или подать в отставку, или отказаться об обещания оставить Батум в составе России. В то же время Солсбери рекомендовал Петербургу принять «компромиссное» решение – объявить Батум городом со статусом порто-франко. Что и было сделано.

Только спустя много лет выяснилось, что за кулисами этих дипломатических маневров стояли действительно две мощные силы – парижский банкирский дом Ротшильдов и американская нефтяная компания «Стандард ойл» Рокфеллера. Ротшильдам необходимо было добиться, чтобы Батум в любой форме оказывался бы под юрисдикцией России, в то время как Рокфеллер пытался не допустить проникновение Ротшильдов на Кавказ.

1 июня 1878 г. открылся Берлинский конгресс. А 1 июля представители великих держав подписали трактат, состоявший из 64 статей, значительно отличавшихся по содержанию от Сан-Стефанского мира.

Наконец 27 января 1879 г. в Константинополе был подписан окончательный мирный договор между Россией и Турцией. Согласно ему, Ардаган, Карс и Батум присоединялись к России, которая возвращала Порте уступленные ей в Сан-Стефано Алашкертскую долину и город Баязет. Батум провозглашался «вольной гаванью», исключительно торговой. Хотур отошел к Персии. Жители уступленных России земель должны были иметь возможность покинуть их в трехлетний срок с правом продажи недвижимого имущества.

Из новоприобретенных земель на Кавказе Александр II повелел создать две области – Карскую и Батумскую. В некоторых изданиях говорится о Карской губернии, но это неверно. Была только область с «военно-народным управлением». Фактически же в области было военное управление во главе с военным губернатором.

Карская область была разделена на четыре округа – Карский, Кагызманский, Ардаганский и Олтикинский. В свою очередь, округа делились на участки. Округами управляли окружные начальники, а участками – участковые начальники. Все они назначались военным губернатором. Губернаторы были подчинены кавказскому наместнику.

В августе 1878 г. русские войска вошли в Батум со стороны поста Св. Николая. А на рейд Батума прибыли корветы «Память Меркурия» и «Сокол», а также шхуны «Редут-Кале» и «Казбек». На флагмане «Память Меркурия» держал флаг контр-адмирал Николай Петрович Обезьянинов.

Турки эвакуировали свои крепостные орудия на нескольких пароходах. На укреплении «Бурун-Табие» была поставлена большая мачта, доставленная на корвете. На ней первоначально подняли турецкий флаг. Затем он был спущен под грохот орудий русских корветов. Спускающемуся турецкому флагу русские моряки салютовали двадцатью пушечными залпами. Затем на мачте подняли национальный русский черно-желто-белый флаг (нынешний «триколор» тогда был лишь торговым флагом). Ему салютовали 101 залпом уже все четыре наших корабля.

В 1873 г. в Батуме проживало 4500 мусульман, 350 греков и 120 армян, итого 4970 человек. Ко времени прихода русских часть мусульман уехала в Турцию, и в городе находилось около трех тысяч человек.

Александр II сдержал свое обещание, и Батум был объявлен порто-франко. Он стал портом, пользовавшимся правом беспошлинного вывоза и ввоза товаров. Замечу, что порто-франко не был новинкой для России. Так, Одесса с 1819 г. по 19 апреля 1859 г. была порто-франко. Статус порто-франко через пару лет изменил облик Батума. Он стал быстро приобретать черты европейского города.

Так бы Батум и оставался на долгие годы «царством торговцев и контрабандистов». Однако Военное министерство и нефтепромышленники имели на него иные виды.

В ГАУ уже к апрелю 1879 г. был разработан план строительства Батумской крепости. И уже в мае – августе 1880 г. из Петербурга в Севастополь для Батума по железной дороге отправили шестнадцать 11-дм пушек обр. 1877 г., двадцать 6-дм пушек в 190 пудов обр. 1877 г., двадцать четыре 24-фнт пушки обр. 1867 г. и шестнадцать 6-дм мортир.

4 ноября 1880 г. вышло высочайшее повеление «строящееся вблизи Батума укрепление назвать Михайловским». Сделано это было в честь наместника на Кавказе великого князя Михаила Николаевича, который, будучи еще и генерал-фейдцейхмейстером, ухитрялся из Тифлиса управлять всей русской артиллерией.

Высочайшим повелением от 9 марта 1885 г. Потийские укрепления были упразднены, и теперь Батум стал единственным портом Кавказа, защищенным береговой артиллерией. В 1887 г. Михайловские укрепления наконец-то получили статус крепости.

К февралю 1888 г. в Михайловской крепости на вооружении береговых батарей состояло: пушек: 11-дм – 16, 9-дм – 4, 6-дм в 190 пудов —12; мортир: 9-дм – 16.

На вооружении батарей сухопутного фронта состояло: пушек: 6-дм в 190 пудов – 8, 24-фнт коротких – 24, 12-фнт – 19, 4-фнт – 16; мортир: 8-дм стальных – 6, 6-дм медных – 16.

Кроме того, в Михайловской крепости были складированы сверх положенного восемь 6,03-дм пушек обр. 1867 г. Это были пушки, снятые с корветов Черноморского флота. К 1891 г. число 6,03-дм пушек сократилось до шести, к ним имелось девять лафетов.

Как видим, к 1888 г. Михайловская крепость представляла собой крепкий орешек даже для британского флота. Особенно с учетом того, что первые казнозарядные оружия большого калибра появились у англичан в середине 80-х гг. XIX века, а до 1883 г. у них были только гладкоствольные или нарезные заряжаемые с дула пушки. Все же орудия Батума были нарезными и заряжались с казны.

Однако главную роль в развитии Батума сыграли не военные, а нефтепромышленники. За 1870–1880 гг. нефтедобыча в Баку увеличилась почти в 10 раз. В 1873 г. ударил сильный фонтан в
Страница 21 из 38

Балаханы на участке компании «Халафи». Фонтан высотой 600 метров бил 13 дней. Об этом много писали в Европе и в Америке. Местные обыватели выкрикивали: «Держись, Америка!», «Пенсильвания у нас теперь!», «Да здравствует Балаханы!»

Известный нефтяник Людвиг Нобель еще в 1878 г. обратился к крупнейшим бакинским промышленникам с предложением сообща построить нефтепровод. Однако это предложение было встречено враждебно. Нобель остался один. Тем не менее, по его собственным словам, «глубоко веря в великую будущность нефтепроводов», он достал необходимый капитал и на свой риск начал дело. Непосредственное руководство строительством было возложено на инженера В.Г. Шухова.

Разработанный В.Г. Шуховым проект предусматривал строительство нефтепровода от Баку до Батума общей протяженностью 820 верст с 35-ю промежуточными станциями. Стоимость сооружения была определена в 15 млн. 700 тыс. рублей. «С устройством подобного нефтепровода, – говорилось в одном экспертном заключении, – в Батуме воздвигнется свой “Черный город”, как в Баку».

В ноябре 1886 г. пятьдесят бакинских заводчиков и нефтедобывателей обратились к министру государственных имуществ с ходатайством о скорейшем разрешении строительства транскавказского нефтепровода. Но нефтепровод так и не был построен. В 1891 г. Кабинет министров принял окончательное решение: отложить осуществление проекта, считая его преждевременным.

Главных причин этому было две: соперничество Нобеля и Ротшильда и засилье железнодорожных компаний, видевших в нефтепроводе конкурента. Замечу, что в 80-х гг. XIX века многие высшие сановники империи имели личные интересы в железных дорогах, причем как в частных, так и в казенных.

Несмотря на сложнейший горный рельеф, местные русские инженеры строили в Грузии всё новые железные дороги. Первой железной дорогой в Грузии стала построенная в 1865–1872 гг. линия Поти – Квирилы – Тифлис длиной 309 верст. В 1883 г. введена в строй дорога в 106 верст Бамут – Самтреди и дорога в 549 верст Тифлис – Баку. С этого времени поезда из Баку пошли напрямую через Самтреди к Черному морю в Поти и Батум.

В 1884–1885 гг. для товарищества «Нефть» была возведена керосиновая станция Закавказской железной дороги в Батуме: 5 резервуаров по 100 тыс. пудов каждый и 4 резервуара по 60 тыс. пудов, а также спроектировано особое приспособление, обеспечивающее одновременную выгрузку целого поезда с керосином, состоящего из 32 вагонов-цистерн.

В 1885 г. такая же станция была построена в Баку. В том же году фирма возвела шесть резервуаров общей емкостью 600 тыс. пудов керосина на заводе «С.М. Шибаев и К”» в Баку. В1885—1888 гг. в Батуме были построены четыре резервуара вместимостью 150 тыс. пудов керосина каждый.

Закавказская железная дорога поставила на рельсы три тысячи наливных вагонов-цистерн частных владельцев, и экспорт нефти начал развиваться. Благополучие, однако, продолжалось недолго. К 90-м гг. XIX века дорога стала в полном смысле слова «нефтяной»: 62 % всех перевозившихся по ней грузов составляли нефтяные продукты, но пропускная способность ее была уже недостаточной.

В 1893 г. решили строить керосинопровод. К работам по правительственному заказу была привлечена фирма А.В. Бари. В рабочей тетради В. Г. Шухова имеется запись на этот счет: «9 февраля 1893 г. Переделка нефтепровода на керосинопровод. 9 февраля мы с А. В. Бари приехали в Петербург для переговоров об этом деле. Само правительство заинтересовано, следовательно, дело будет долгое и вряд ли состоится вследствие высоких цен. Если выйдет, то не раньше трех лет».

Так и получилось. Строительство магистрального керосинопровода Баку – Батум, проложенного вдоль линии Закавказской железной дороги, было начато в 1897 г. и продолжалось десять лет. Окончательный проект сооружения был разработан H.JI. Щукиным, видным специалистом в области паровозо- и вагоностроения.

Статус порто-франко в Батуме мешал и военным, и нефтепромышленникам, и он был отменен в 1886 г.

По переписи 19 мая 1882 г., в Батуме числилось 6921 мужчин и 1740 женщин, а всего 8671 человек; в 1889 г. в Батуме было уже не менее 12 тыс. жителей. Население Батума состояло из русских, турок, грузин, гурийцев, греков, имеретин, армян, лазов, абхазцев, персов и др. Из порта вывозились главным образом нефть и нефтяные продукты, пшеница, кукуруза, марганцевая руда, ореховое и пальмовое дерево и т. д. В 1888 г. из Батума было вывезено товаров на сумму 23 342 134 руб., в том числе нефтяных продуктов – 27 100 000 пудов, пшеницы – 989 145 пудов, кукурузы – 473 181 пудов, марганцевой руды – 434 205 пудов, орехового дерева – 237 737 пудов и т. д. В том же году привезено в Батум товаров на 7 127 294 руб., сырых и полуобработанных товаров на 5 675 949 руб. и изделий на 1 131 815 руб.

Жорж Сименон был абсолютно прав, написав:

Мой любимый Батуми,

красочный, жизнерадостный

перекресток веков и цивилизаций.

В результате нефтяной горячки город был стремительно отстроен по планам русских инженеров, и батумские крыши постепенно покрылись марсельской черепицей. В городе появился Новый собор: при его закладке в 1888 г. присутствовал Александр III, а потом сажал деревья на берегу озера Нурие, где вскоре на пяти десятинах раскинулся городской Александровский сад.

«К первому десятилетию XX века в городе находилось 13 консулов (Великобритании, Северо-Американских Штатов, Франции, Италии, Испании, Нидерландов, Швеции, Норвегии, Дании, Бельгии, Турции, Греции, Персии); русские отстраивали в окрестностях Батума великолепные дачи, активно покупали и осваивали субтропические земли, исчисляя урожаи винограда и айвы фунтами, хурмы и граната – штуками, мандаринов – сотнями… Полковник Соловцев заложил в имении чайную плантацию в несколько десятин, а следом за ним московский купец Попов (человек с большими денежными средствами и не чуждый чайной торговле, связанный с известной тогда фирмой “К. и С. Поповы”) выписал с Дальнего Востока несколько китайцев – мастеров и садовников, построил близ Батума для обработки чайного листа большую паровую фабрику – в дело были пущены громадные суммы.

На набережной бухты, с ее чудными видами на окрестностные горы, заметнее всего пульс жизни Батума, здесь сосредоточены торговые конторы, агентства пароходные и конторные склады. Здесь же на тротуарах и прямо на мостовой против многочисленных кофеен можно видеть за столиками представителей десятка наций, преимущественно же турок и греков, задумчиво попивающих свой кофе или играющих в нарды. На набережной то и дело попадаются матросы с русских и иностранных пароходов, пришедших в батумскую бухту со всех концов мира. Тут же частицу брега заняли вытащенные на него рыбаками лодки, с которых они продают свой товар, а, уклонившись отсюда немного в сторону, вы попадаете на самое старое торжище города, Турецкий базар. Здесь сотни лавок вмещают в себя, что потребляет, во что одевается и чем питается туземец, и что может спросить сошедший на берег матрос.

Благодаря трем пятым европейского населения Батум является наименее азиатским из всех закавказских городов»[33 - Мазилкина И. Город-аристократ. Материалы сайта: http://www.batumionline. net/aboutcity/publications/006.html].

Так за какие-то двадцать лет «русские колонизаторы» превратили маленький азиатский городишко в жемчужину Черного моря,
Страница 22 из 38

в город, ничего общего не имевший с Кутаисской губернией. Батум ни до 1878 г., ни после не был связан с Грузией ни в культурном, ни в экономическом отношениях. Разве что по территории Грузии по железной дороге транзитом шла нефть, а по трубопроводу качался керосин.

Глава 8

Национализм с социалистическим фиговым листком

В нынешней Грузии каждый феодал XIX века, пытавшийся с помощью турок или персов округлить свои владения, или даже разбойник с большой дороги, короче, любой, кто своими действиями наносил вред России, объявляется героем национально-освободительной борьбы.

Но, увы, никто ни разу у нас, ни тем более в Грузии не подумал, к чему могла привести «национально-освободительная борьба».

В математике есть очень лаконичный и красивый метод – доказательство от противного. Суть его в том, что какое-либо спорное предположение считается верным, но если из этого вытекает очевидная несуразица, то предположение считается неверным.

Итак, предположим, что в 1810-м, 1820-м, 1830-м… 1910 гг. «грузинские герои» так допекли русского императора, что он решил окончательно и бесповоротно уйти из Грузии и впредь ни под каким соусом не вмешиваться в грузинские дела. Подобных ситуаций пруд пруди. Так, несколько раз Норвегия разводилась со Швецией, англичане ушли из Индии, из Египта и т. д.

И вот русские войска и население покидают Грузию и увозят с собой все свое имущество. Крепости и укрепления взрывают. Ну а если речь идет о конце XIX века, то уводят подвижный состав железных дорог, демонтируют рельсы. Строятся железная дорога в Новороссийск и нефтепровод в обход Грузии, глубокий канал Волго-Дон. Замечу, что его начал строить еще Петр Великий. России все по силам.

Русская пословица гласит: «Свято место пусто не бывает». Надо ли говорить, что, получив гарантии от России о невмешательстве, туда кинулись бы и турки, и персы, так же как они делали это 500 лет и 1000 лет назад соответственно.

И в XIX веке, и сейчас, в XXI веке, в Закавказье нет и не может быть границ, которые признают справедливыми все проживающие там народы. Да и сейчас там есть границы, за которые воюют, и границы, которые пока терпят.

Любой уход России из Закавказья приводил к всеобщей резне и вмешательству Турции и Ирана, а также великих держав. Так было в 1918–1921 гг., так стало с 1991 г. Предполагать иное нет никаких оснований. Другой вопрос, что грузинские националисты, помешавшиеся на исключительности великой грузинской нации, надеялись получить независимость при соблюдении целого ряда условий.

Для начала русские должны были уйти… голыми. Все вооружение, а также военное и гражданское имущество, должны были быть оставлено националистам. При этом Россия должна защищать Грузию от турок и персов. Опять же, русские штыками обязаны загнать в незалежную Грузию разных там абхазов, аджарцев, сванов и другие народы, которые в силу своей необразованности не знают, что они на самом деле стопроцентные грузины. Также сильной рукой должны установить выгодные Грузии границы с армянами и азербайджанцами.

Наконец, Россия должна снабжать Грузию за символическую плату нефтью, керосином и всеми другими товарами по указанию незалежного правительства.

А не перебарщивает ли автор? Вовсе нет! Норвегия, Египет, Индия, Малайзия, Сингапур и десятки других стран, получив независимость, сразу же стали жить на свои средства и достаточно быстро создали процветающую экономику.

А за чей счет живет Грузия с 1991 г.? Она так же, как и в Российской империи, и в СССР, является дотационным регионом. Что бы стало с этой страной, если бы Россия полностью блокировала денежные переводы грузинской диаспоры (я уж не говорю о депортации этой диаспоры), и РФ в торговле с Грузией полностью перешла бы на мировые цены и, естественно, в долларах или евро. Да еще прекратились бы многомиллиардные вливания из США и стран Западной Европы. Сколько бы месяцев, а то и недель продлилась бы агония страны-паразита, не способной существовать за счет внутреннего производства?

Так кто у нас был колонией? Кто у кого сидел на загривке? В августе 2008 г. Саакашвили и Ко кричали на весь мир о попытке РФ захватить бедную Грузию. Каким эффектным ответом националистам и их заокеанским покровителям была бы угроза провести в России… референдум с двумя вариантами ответа: хотите ли вы, чтобы Грузия вновь вошла в состав Российского государства, или предпочитаете порвать с ней все экономические отношения и депортировать туда все грузинскую диаспору (или по крайней мере тех, кто откажется дать подписку прекратить все связи с Грузией)?

Лично я не думаю, что едва ли нашелся хотя бы один процент желающих видеть Грузию в составе России, если, разумеется, не считать диаспору.

Уже в середине XIX века стало ясно, что попытки феодалов поднять очередной мятеж обречены на провал в самом зарождении. И вот в 80-х гг. XIX века радикальные националисты начинают пользоваться социальными лозунгами.

Кучка националистов пытается искусственно поссорить русских и грузин. Вот, например, в 1882 г. в тифлисском театре в ходе спектакля Эристави «Родина» на сцену выносят старинное знамя. Несколько десятков человек устроили бурную овацию и выкрикивали русофобские лозунги. Увы, никто не вспомнил, что до прихода русских в Грузии вообще не было театра.

Сейчас националисты утверждают, что в Грузии в XIX веке не было ни книг, ни журналов на грузинском языке. Но вот в другом националистическом издании говорится: «За демократичность взглядов и критику колониальной политики царизма в 1885 году газета “Дроэба” была запрещена. Грузинский читатель остался без ежедневной газеты на родном языке. В 1886 году писатель Илья Чавчавадзе добился разрешения переделать ежемесячный журнал “Иверия” в ежедневную газету. Издателем и редактором газеты “Иверия” стал сам Чавчавадзе. Отныне борьбу за защиту чувства национального самосознания продолжила газета “Иверия”»[34 - Джавахишвили И., Вачнадзе М., Турули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)». Материалы сайта http://fictionbook.ru/ author/ vachnadze_merab/ istoriya_gruzii_s_drevneyishih_vremen_do/ read_online. html?page=22].

Опять же, к 1801 г. в России, как и во всех цивилизованных странах Европы и Америки, газеты и журналы издавались десятками, а вот в Грузии…

А в 1881 г. попечитель Кавказского учебного округа Кирилл Яновский совершил страшное преступление – ввел обучение в начальных классах гимназии на русском языке, а изучение грузинского языка объявил факультативным. И опять как не вспомнить, что до прихода русских и гимназий-то никаких не было. Обратим внимание, изучение грузинского языка не отменялось, а лишь становилось добровольным. Так нет же, надо детей насильно учить…

Мало того, попечитель Кавказского учебного округа Яновский, аргументируя якобы большими несоответствиями с грузинским литературным языком разговорного языка мегрелов и сванов, «решил вовсе изгнать грузинский язык из школ Мегрелии и Сванетии. В тех школах Мегрелии, которые входили в ведомство Министерства просвещения России, грузинский язык не был допущен и в качестве вспомогательного предмета. Лишь в церковноприходских школах грузинский язык оставили как дополнительный предмет. Были предприняты практические шаги по созданию школьного учебника
Страница 23 из 38

мегрельского языка на основе русского алфавита. По мнению Яновского, такой учебник облегчил бы детям изучение русского языка. С этой целью на основе русского (с использованием русских букв) разработали мегрельский алфавит и начали переводить на мегрельский язык церковные книги»[35 - Там же.].

Какое безобразие – на родном языке должны учиться только грузины, а всяким там мингрелам давно пора забыть язык предков.

В начале 90-х гг. XIX века создается «нелегальная организация “Лига свободы Грузии”, созданная силами грузинских студентов из университетов различных городов Российской империи. В частности, в организацию объединились студенты университетов Петербурга, Москвы, Одессы, Киева, Харькова и Варшавы: Георгий Деканозишвили, Андриа Деканозишвили, Михаил Хелтуплишвили, Георгий Гвазава, Ноэ Жордания, Шио Дедабришвили и другие.

В 1892 году в Кутаиси состоялся учредительный съезд “Лиги свободы Грузии”, а в 1893 году была выработана программа этой организации. В том же году программа была утверждена на втором съезде, состоявшемся в Тбилиси. В программе “Лиги свободы Грузии” нашли отражение оба вопроса – национальный и социальный. Своей конечной целью организация ставила восстановление независимости Грузии. Для достижения поставленной цели необходимыми условиями Лига считала свержение царского самодержавия в России и благоприятные обстоятельства на международной политической арене»[36 - Джавахишвили И., Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней). Материалы сайта http://fictionbook.ru/ author/ vachnadze_merab/ istoriya_gruzii_s_drevneyishih_vremen_do/ read_online. html?page=22.].

Пардон, а что такое «благоприятные обстоятельства на международной политической арене»? Надо понимать, поражение России в войне с коалицией европейских государств.

В 1892–1893 гг. социал-демократы создали первую грузинскую социал-демократическую организацию «Месаме даси» и выработали свою программу. Группа «Месаме даси» была последовательницей идей западноевропейского социал-демократического течения. После определенного периода времени группа «Месаме даси» и ее предводитель Ноэ Жордания стали постепенно переходить на позиции российских социал-демократов.

К началу XIX века известными представителями грузинского социал-демократического течения были: Ноэ Жордания, Владимир Дарчиашвили, Ираклий Церетели, Исидоре Рамишвили, Карло Чхеидзе, Силибистро Джибладзе. Группа «Месаме даси», перешедшая на позиции российской социал-демократии, пыталась сохранить самостоятельную грузинскую социал-демократическую организацию.

Диаметрально противоположную позицию в отношении к социал- демократическому движению заняла группа революционных социал- демократов «Даси» (1901). В нее входили: Иосиф Джугашвили, Владимир Кецховели и др. Они были против независимости грузинской социал-демократической организации и стремились объединиться с российской социал-демократической партией.

Лидеры российской социал-демократии (Владимир Ульянов, Георгий Плеханов) выдвинули идею объединения социал-демократических организаций Закавказья и создания Кавказского Союза РСДРП (Российской социал-демократической рабочей партии). Кавказский Союз должен был облегчить слияние закавказских социал-демократических организаций с Российской социал-демократической рабочей партией.

В 1903 г. в Тбилиси состоялся I съезд социал-демократических организаций Закавказья, на котором был создан Кавказский Союз РСДРП.

Месамедасисты не смогли помешать созданию союза. Грузинская социал-демократия стала частью Российской социал-демократической рабочей партии. «Месаме даси», как независимая грузинская социал-демократическая организация, прекратила свое существование.

Юридически это объединение было оформлено на II съезде РСДРП, состоявшемся в том же 1903 г. Принятая на II съезде РСДРП программа ставила целью уничтожение политической, социальной и экономической системы и установление социалистического строя. По мнению грузинских «незалежных» историков, «в программе РСДРП не нашли отражения интересы нерусских народов, проживающих в Российской империи, так как стремления отдельных народов к восстановлению государственной независимости были игнорированы»[37 - Джавахишвили И., Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)». Материалы сайга http://fictionbook. m/author/ vachnadze_merab/ istoriya_gruzii_s_drevneyishih_vremcn_do/ read_online. html?page=22]. На II съезде РСДРП российская социал-демократия разделилась на две фракции – большевистскую и меньшевистскую.

Это был фактически раскол, но они продолжали свою деятельность в одной партии. Также на два крыла разделилось грузинское социал-демократическое движение – большевистское и меньшевистское. Лидером меньшевистской фракции стал Ноэ Жордания, а большевистской – Иосиф Джугашвили.

В 1900 г. группа национал-социалистов объединилась вокруг новой газеты «Цнобис пурцели» («Страница новостей»), ставя перед собой целью восстановление государственности Грузии. Группа, объединившаяся вокруг «Цнобис пурцели», избрала Главный комитет для формирования партии, в состав которого вошли Арчил Джорджадзе, Георгий Ласхишвили, Георгий Деканозишвили и другие.

Двух своих членов – Арчила Джорджадзе и Георгия Деканозишвили – комитет послал во Францию для издания нелегальной газеты. Под их руководством и при содействии грузинских патриотических сил, находящихся за границей, в Париже стала выходить независимая газета национально-политического направления «Сакартвело». Газета нелегально распространялась в Грузии. Газета «Сакартвело» проделала большую работу по консолидации национально-политических сил.

В 1904 г. в Женеве открылась «Первая конференция грузинских революционеров» – находящихся за границей представителей национально-политического и революционных течений. В работе конференции принимали участие: Арчил Джорджадзе, Георгий Деканозишвили, Варлам Черкезишвили, Михаил (Михако) Церетели и другие.

Женевская конференция приняла постановление о требовании автономии Грузии в пределах демократической России. Главным результатом конференции было создание революционной партии грузинских социалистов-федералистов.

На рубеже XIX–XX веков национально-демократически настроенные деятели объединились в группе «Цнобис пурцели». Национал-демократы являлись в Грузии единственным политическим течением, не разделявшим ни одно из социалистических идеологий и твердо стоявшим на националистической платформе. Они считали себя единственными истинными идейными наследниками Ильи Чавчавадзе и требовали восстановления государственности Грузии с предоставлением ей автономии в составе России. В 1905 г, подъем социального движения привел национал-демократов к необходимости создания независимой политической партии сугубо национального направления. Илья Чавчавадзе поддержал своих молодых последователей.

В 1905 г. состоялось собрание интеллигенции с национально-демократическими взглядами. По предложению Ильи Чавчавадзе собрание приняло решение о создании партии. Среди инициаторов создания партии были Эквтимэ Такаишвили, Георгий Гвазава, Нико Тавдгиридзе и другие.

Весной 1905 г. с целью борьбы с
Страница 24 из 38

усилившимся революционным движением на Кавказе и «усмирения» края Николай II решил принять чрезвычайные меры. Было восстановлено наместничество на Кавказе.

Наместник был наделен широкими военными и административными полномочиями. Наместником на Кавказе был назначен граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков, который пообещал кавказским народам проведение реформ. Тем не менее царское правительство продолжало жестоко бороться с революционным и национальным движением.

В августе 1905 г. император Николай II «Высочайшим манифестом» провозгласил введение выборного совещательного органа в России. Националисты-грузины приветствовали этот жест, надеясь использовать демократические нововведения в своих целях.

В 1906 г. по всей России состоялись выборы в Первую Государственную думу России. В этих выборах грузинские социал-демократы (меньшевики) одержали значительную победу. Так, из восьми избранных в думу грузинских депутатов пять были социал-демократы.

Депутатами были избраны: Ноэ Жордания, Исидоре Рамишвили и другие. Председателем социал-демократической фракции стал Ноэ Жордания. В думу был также избран социалист-федералист Иосиф Бараташвили.

Грузинские депутаты, избранные в думу, сразу же привлекли к себе внимание требованиями немедленного предоставления автономии.

Первая Государственная дума оказалась слишком радикально настроенной. Депутаты открыто и резко критиковали правительство. Грузинские социал-демократы были заняты проблемами политического и социального характера, и национальная проблема их не волновала. Правительство с раздражением следило за работой думы. В том же 1906 г. Николай II распустил Первую Государственную думу и назначил выборы в новую думу.

Выборы во Вторую Государственную думу проходили в 1907 г. В этих выборах победа грузинских социал-демократов была еще более внушительной. Все восемь избранных депутатов были социал-демократами. На сей раз депутатами в думу стали: Ираклий Церетели, Арчил Джорджадзе и другие. Председателем фракции социал-демократов был избран Ираклий Церетели, прославивший себя в думе как блестящий оратор.

Однако правительство вновь было недовольно работой новой думы и искало повода для ее роспуска. Повод скоро нашелся. Жандармерия получила информацию о том, что члены социал-демократических фракций нелегально встречаются с солдатами петербургского гарнизона. В страхе или умышленно, правительством был сделан вывод, что в стране готовится государственный переворот. В июне 1907 г. были арестованы депутаты социал-демократы, и среди них Ираклий Церетели, который вместе с другими грузинскими депутатами был выслан в Сибирь. 3 июня 1907 г. Николай II объявил Вторую Государственную думу распущенной.

Начиная с 1905 г. требование автономии Грузии стало модой среди учащейся молодежи, либералов, дворян и буржуазии. На состоявшемся в Тбилиси в апреле 1905 г. дворянском собрании большинство поддержало требование автономии Грузии.

В 1906 г. сухумский городской глава Николоз (Нико) Тавдгиридзе сделал доклад на заседании светских и городских представителей в Москве, в котором выдвинул требование национальной автономии Грузии в составе России. Требование автономии Грузии и децентрализации управления заключалось и в резолюции, принятой чрезвычайной комиссией Кутаисского городского совета.

Выборы в Третью Государственную думу состоялись в 1908 г. От Грузии на этот раз депутатами в думу были избраны: Карло Чхеидзе (социал-демократ), Евгений Гегечкори (социал-демократ) и Прокофий Шервашидзе (монархист).

В выборах в Четвертую Государственную думу (1912) в Грузии вновь победили социал-демократы. Были избраны три депутата: Николоз (Карло) Чхеидзе (социал-демократ), Акакий Чхенкели (социал-демократ) и Варлаам Геловани (социалист-федералист)[38 - Джавахишвили И., Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)». Материалы сайта http://fictionbook.ru/author/vachnadze_merab/istoriya_gruzii_s_drevneyishh_vremen_do/read_online. html?page=22].

Но помимо громких выступлений с трибуны думы и на пышных банкетах имела место и теневая сторона деятельности грузинской фракции. Она в полном составе вступила в ложу «Роза», в состав которой входили лишь депутаты Государственной думы. Из пятнадцати братьев как минимум четверо были грузины: Гегечкори Евгений Петрович[39 - Е.П. Гегечкори рвался в IV Государственную думу, но из-за препятствий, чинимых правительством, избран не был.], Геловани Варлаам Левонтович, Чхеидзе Николай Семенович, Чхенкели Акакий Иванович. Ведущую роль в ложе играли Некрасов Николай Виссарионович и Керенский Александр Федорович.

Следует заметить, что и русские, и грузинские братья были членами и иных лож, в том числе французской ложи «Великий Восток».

История грузинского масонства была и остается тайной за семью печатями. Ясно лишь одно – интернационал братьев вел Россию к пропасти.

Глава 9

Закавказье в годы Первой мировой войны

28 октября 1914 г. турецкие корабли без объявления войны обстреляли Севастополь и Одессу. На следующий день турки обстреляли Новороссийск. Так началась новая русско-турецкая война.

Обуреваемые сумасбродными идеями пантюркизма, младотурки провозгласили своей основной целью объединение всех тюркоязычных народов в едином государстве под эгидой султанской Турции.

В будущее «великое турецкое государство» должны были войти также Кавказ и Крым, Башкирия и Татария, Средняя Азия и т. д. Эта программа имела откровенно антирусскую направленность: именно Россию младотурки считали основным противником на пути осуществления своих захватнических целей.

К началу войны турки сосредоточили Третью армию в составе 190 батальонов на фронте от Черного моря до Моосула. При этом большая часть сил армии дислоцировалась на границе Багумской и Карской областей.

Третьей армией командовал Гассан Изет-паша. В состав армии входили 9-й, 10-й и 11-й корпуса; одна кавалерийская дивизия; 4,5 курдских дивизии; пограничные войска и жандармерия. Третья армия располагала 244 полевыми орудиями. Для усиления армии из Месопотамии подтягивалась 37-я пехотная дивизия 13-го корпуса. Основные силы армии были сосредоточены в районе Эрзерума.

Третьей армии турецким командованием была поставлена задача – разгромить русских у Сарыкамыша, а потом, оставив заслон против крепости Карс, наступать для захвата Ардагана и Батума. В случае перехода русской Кавказской армии в наступление Третья турецкая армия имела задачей не допустить глубокого проникновения русских на турецкую территорию и нанести им сильный контрудар. При вторжении главных сил русской армии на эрзерумском направлении турки должны были окружить их восточнее Эрзерума.

Как и во всех предшествующих русско-турецких войнах, в 1914–1917 гг. русское командование считало Кавказский фронт второстепенным.

Русской Кавказской армией командовал наместник царя на Кавказе генерал от кавалерии граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков. К этому времени графу было 77 лет, и фактически руководство войсками осуществлял его начальник штаба генерал Николай Николаевич Юденич (1862–1933).

К началу военных действий Кавказская армия включала в свой состав 1-й Кавказский, 2-й Туркестанский корпуса и отдельные соединения: 66-ю
Страница 25 из 38

пехотную дивизию, две казачьи дивизии, две бригады и другие части. Общая численность Кавказской армии составляла 153 батальона, 175 сотен, 12 саперных рот, 350 полевых орудий и 5 батальонов крепостной артиллерии. Всего свыше 170 тысяч человек. Русская армия опиралась на крепости Карс и Батум.

Войскам Кавказской армии ставились задачи: удержать железную дорогу Баку – Владикавказ и Военно-Грузинскую шоссейную дорогу Тифлис – Владикавказ; оборонять важнейший промышленный центр Баку и не допустить появления турецких сил на Кавказе. Для выполнения поставленных задач русские силы должны были вторгнуться в Западную Армению, разбить передовые части турок и активно обороняться на занятых приграничных горных рубежах.

Армия занимала фронт протяженностью 720 км – от Черного моря до озера Урмия. Так как по условиям театра войска могли действовать лишь на отдельных изолированных друг от друга направлениях, то русские силы были сосредоточены в четырех группах – на трапезундском, ольтынском, эрзерумском и эриванском операционных направлениях. Каждая группа состояла из двух-трех отрядов разной численности. Главный удар русское командование решило нанести на эрзерумском направлении, так как по условиям местности занятие русскими Эрзерума открывало доступ через Эрзинджан в Анатолию. Кроме того, это направление было лучше обеспечено дорогами и допускало использование крупных сил. Действия на главном направлении обеспечивались наступлением части сил на ольтынском и кагызманском направлениях.

Турки также решили действовать наступательно, нанося главный удар на карском направлении и второстепенный – на батумском.

Операции на Кавказском фронте в 1914 г. начались встречными сражениями на эрзерумском направлении (Кеприкейская операция).

Перейдя границу 2 ноября, Сарыкамышский отряд Кавказской армии уже 7 ноября захватил Кеприкейскую позицию, расположенную в 50 км от Эрзерума, а также ряд других важных пунктов.

Со стороны Эрзерума наступали турецкие войска. Русские упорно сопротивлялись, но под угрозой обхода правого фланга немного отошли на рубеж Али-Килиса – Ардос – Хоросан. 14 ноября снова завязалось крупное сражение, в ходе которого русские вынудили турок с19 ноября перейти к обороне. Третья турецкая армия стала закрепляться перед Сарыкамышским отрядом. Началось осеннее бездорожье на равнинах и местами в горах. Это крайне затрудняло активные боевые действия. Тем не менее русские войска 21 ноября перешли в общее наступление, нанесли турецким войскам тяжелые потери и отбросили их. В связи с приходом зимы дальнейшее наступление не могло дать ощутимых результатов, и командование русской Кавказской армии решило остановиться и перейти к обороне на рубеже Маслахат – Азанкей – Юзверан – Арди. В ходе Кеприкейской операции турецкие войска потеряли 15 тысяч человек (в том числе 3 тысячи дезертиров). Потери русских не превышали 6 тысяч человек.

На других направления действия русских войск были также успешными. На кагызманском, эриванском и азербайджанском направлениях русские заняли труднодоступные естественные рубежи, преграждавшие наступление турок.

В районе Батума для русской армии сложилась неблагоприятная обстановка. Подтянув к ноябрю к району Хопы большие силы, турки 16 ноября несколькими группами перешли в наступление по направлению к границе. Из них правая группа атаковала Артвин, а три остальные, выдвинув заслон против отряда (около 1 тысячи человек), занимавшего Лиман, двинулись через границу по трем почти параллельным ущельям, угрожая занять коммуникационную линию Артвин – Борчха – Марадиды и зайти в тыл Батуму. Комендант Михайловской крепости двинул против турок почти все наличные силы. Турок удалось было остановить, но внезапно с тыла и флангов на русских напали восставшие аджарцы. Русское командование растерялось и приказало отступить к Батуму. Турки заняли Артвин, Борчху, а со стороны моря подошли к реке Чорох.

Подтянув резервы, в конце ноября 1914 г. русские перешли на контрнаступление и при поддержке огня корабельной артиллерии отбросили турок.

К середине декабря Третья турецкая армия включала: до 121 батальона, около 22 эскадронов, 263 орудия, плюс курдские отряды.

22 декабря турки начали наступление на Сарыкамыш. Руководить наступлением прибыл в Эрзерум сам Энвер-паша. К 25 декабря турки с севера обошли русские войска и пошли к Сарыкамышу. Бой завязался на улицах города. В Сарыкамыш срочно прибыло и русское начальство – генералы А.З. Мышлаевский и Н.Н. Юденич.

Русским удалось оперативно снять с других участков войска и перебросить их к Сарыкамышу. Кроме того, из Тифлиса подошла Сибирская казачья бригада. В результате IX и X корпуса турок оказались в окружении. Остатки IX корпуса сдались 4 января 1915 г. у Сарыкамыша, а остаткам X корпуса удалось уйти по горным тропам.

В ходе Сарыкамышкской операции турки потеряли около 90 тысяч человек (в том числе 30 тысяч замерзшими) и 60 орудий. Кавказская армия тоже понесла большие потери. Из строя выбыло более 20 тысяч человек.

В первых числах января 1915 г. русские войска начали наступление на Эрзерум. Одновременно часть войск была направлена на зачистку Аджарии от протурецких повстанцев.

С началом войны турецко-курдские отряды вторглись в персидский Азербайджан. Им удалось занять город Тавриз. В дальнейшем турки намеревались пересечь русскую границу и двинуться на Баку. Тогда русские войска вступили на территорию Персии и 30 января 1915 г. выбили турок из Тавриза.

В январе – марте 1915 г. батумская группировка русских войск продолжала наступление против I турецкого корпуса и овладела городом Хопа.

Но наиболее кровопролитные сражения происходили севернее озера Ван. В мае – июне Кавказская армия продвинулась на 80—100 км и овладела населенными пунктами Дутак, Малазгирт, Ван, Урмия.

Кавказская армия имела реальные шансы разгромить турецкие войска и начать решительное наступление в глубь неприятельской территории. Однако Николай II и его окружение не только не посылали подкреплений в Кавказскую армию, но и наоборот, периодические забирали из нее наиболее боеспособные части, заменяя их второочередными формированиями. Кавказская армия была строго лимитирована в снарядах. К началу кампании 1915 г. на артиллерийских складах имелся запас снарядов и патронов, исходя из нормы: 50 легких, 75 горных и 50 гаубичных снарядов на орудие, по 50 патронов на винтовку.

Все это дало возможность туркам 9 июля перейти в контрнаступление и взять города Каракалисы и Мелазгирт. Положение русских сделалось угрожающим для всего Кавказского фронта.

Генерал Юденич срочно создал ударную группировку силой в 24 батальона и 31 конную сотню и 1 августа ударил в левый фланг турок. Турецкие войска отступили, и к концу августа фронт стабилизировался на линии Бюлюк – Баши – Эрджиш (на озере Ван).

В завершение рассказа о кампании 1915 г. необходимо сказать и о кадровых изменениях, происшедших в августе 1915 г. как в Кавказской армии, так и в России в целом. 23 августа Николай II сместил с поста главнокомандующего великого князя Николая Николаевича (младшего) и назначил его наместником на Кавказе и главнокомандующим Кавказской армией.

Николай II сам стал главнокомандующим
Страница 26 из 38

русской армией и флотом. В бытность наследником Николай командовал гвардейским батальоном. Но еще тогда современники говорили, что его военные знания остались на уровне гвардейского поручика. Естественно, что за царя руководство войной вел начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал М.В. Алексеев.

Турецкое командование не имело четких оперативных планов кампании 1916 г. По мнению Энвер-паши, война решалась не на турецких фронтах, а в Европе, и он даже предлагал турецкие войска, освободившиеся после Дарданелльской операции, направить в Австро-Венгрию.

Правящие круги России тоже не придавали большого значения войне с Турцией, на Кавказе не хватало солдат, а царь направлял на убой на Западный фронт во Францию десятки тысяч русских солдат. Я уже не говорю о том, что в августе 1914 г. французское правительство предоставляло тысячам или даже десяткам тысяч русских мужчин, имевших несчастье оказаться во Франции к началу войны, выбор: либо идти во французскую армию, либо отправляться в концлагерь до конца войны. На что ни русский военный агент граф Игнатьев, ни русский посол в Париже, ни сам Николай II никак не реагировали.

На самом же Кавказском фронте и русские, и турецкие генералы были настроены воинственно и рвались наступать. К началу 1916 г. в составе Третьей турецкой армии было 121,5 батальона, 78 эскадронов и курдские части. Всего 80 226 человек, из них 56 195 штыков и 2087 сабель. Имелось 150 орудий и 77 пулеметов.

Кавказская армия имела 118 батальонов, 23 ополченческие дружины, 104,5 эскадрона и сотни, 338 орудий, 10 самолетов и 150 грузовых автомобилей.

Турки планировали начать наступление весной, но русские их опередили и начали Эрзерумскую операцию.

Наступление русских войск началось в ночь на 10 января 1916 г. атакой 2-го Туркестанского корпуса на ольтинском направлении с целью привлечь внимание турок к их левому флангу, а затем, через 2 дня, перешел в наступление и 1-й Кавказский корпус, поддержанный армейским резервом. Для турок наступление русских в самое неудобное время года, тщательно подготовленное, при скрытно произведенных перегруппировках войск, было полной неожиданностью, что и способствовало успеху первого этапа операции – овладению кеприкейской позицией.

Вся операция вылилась в ряд тактических действий: борьбу за горные перевалы и обходы противника по горным хребтам, достигавшим высоты 2700 метров, при 25-градусном морозе и при вьюгах, сразу же заметавших протоптанные тропы. Вся тяжесть наступления легла на пехоту, которой приходилось втаскивать пушки на руках. Особенно тяжело пришлось войскам 2-го Туркестанского корпуса, некоторые колонны которого в полном смысле слова пробивались в снежных туннелях.

Наиболее быстро шло наступление русских на сарыкамышском направлении, в основном из-за большего числа и лучшего качества дорог.

В середине января был занят Гассан-Кала. Русские войска не встретили почти никакого сопротивления, так как турки спешно отступили к Эрзеруму. Можно было считать, что задача, поставленная Кавказской армии, была выполнена, так как живая сила турок была разбита и центр их расположения прорван. По агентурным сведениям, турки в Эрзеруме пали духом, никто не готовился к обороне, и крепость легко можно было взять с ходу.

С другой стороны, турки начали переброску войск к Эрзеруму из Константинополя и Месопотамии. Поэтому генерал Н.Н. Юденич предложил немедленно штурмовать Эрзерум. Однако прибывший в армию из Тифлиса великий князь Николай Николаевич не согласился с ним. Свое решение великий князь обосновал мощью турецкой артиллерии на фортах Эрзерума (265 орудий). Лишь после долгих препирательств Юденичу удалось настоять на своем.

Русские начали штурм Эрзерума 11 февраля в 8 часов вечера. С севера наступал 2-й Туркестанский корпус, а с востока – 4-я Кавказская стрелковая дивизия и 1-й Кавказский корпус. Всего для штурма предназначалось 78 батальонов, 54,5 сотни, 4 роты саперов и 180 орудий, из которых 16 было тяжелых, доставленных из Карса на автомобилях.

Русское наступление проходило успешно. Уже 12 февраля русские войска овладели двумя фортами на важных направлениях, что позволило им с севера выйти в тыл турецких позиций. 16 февраля русские войска ворвались в Эрзерум, а турки были отброшены на 70—100 км к западу.

По достижении рубежа Мемахатун 13 марта и Хибонси 25 марта русские войска прекратили преследование и остановились из-за трудностей подвоза зимой по неподготовленным горным дорогам провианта и боеприпасов.

В ходе боев было захвачено 8 тысяч пленных, 9 турецких знамен, 315 орудий, большие запасы боеприпасов и продовольствия. Русские потери с начала операции составили 2300 убитыми, 14 700 ранеными и обмороженными. Всего 17 тысяч человек. Турецкая же армия потеряла более половины своего состава и почти всю артиллерию.

Начавшаяся в середине марта весенняя распутица и полное бездорожье приостановили наступательные действия на эрзерумско-эрзинджанском направлении. Но на побережье Черного моря, где весна наступает раньше, распутица уже кончилась. Здесь с 5 февраля весьма успешно наступал во взаимодействии с Черноморским флотом Приморский отряд. К 25 марта этот отряд находился в 50 км от Трапезунда – промежуточной базы турок. К этому времени в составе Приморского отряда было 11 батальонов, 9 дружин ополчения, 3 сотни, 4 инженерных роты и 38 орудий.

К 14 апреля Приморский отряд в составе 20 батальонов занял позицию вдоль правого берега реки Кара-Дере. Турецкие войска, уступавшие в силе почти вдвое, укрепились на левом берегу, заняв Сюрмене. В тот же день русские при поддержке артиллерии с двух кораблей заняли Сюрмене, а на следующий день продвинулись вперед, не дойдя до Трапезунда около 15 км. Здесь войска остановились и стали готовиться к штурму Трапезунда, который был назначен на 19 апреля. Этим перерывом в наступлении воспользовались турки, которые в ночь на 16 апреля отступили из города. Через два дня, 18 апреля, греческое население Трапезунда, чтобы избежать штурма, прислало своих представителей с просьбой занять оставленный турецкими войсками город. Так Трапезунд был занят русскими без боя.

Вся операция по взятию Трапезунда была предпринята с целью создать там мощную базу снабжения. Поэтому было решено для прикрытия будущей базы создать здесь сильную круговую позицию, укрепленный район, который мог бы служить опорой для правого фланга армии, для чего и было намечено занять Платану. Но Приморский отряд был слишком малочисленным для удержания всего намеченного плацдарма, и Юденич через главнокомандующего Кавказской армией потребовал у Ставки направить ему в подкрепление не менее двух пехотный дивизий. Это подкрепление было дано в виде двух третьеочередных дивизий, которые и были перевезены морем в конце мая из Мариуполя в Трапезунд, где были сведены в 5-й Кавказский корпус.

Турки не смирились с потерей Эрзерума и Трапезунда и решили провести контрнаступление. Из района Проливов на Кавказский фронт была переброшена Вторая турецкая армия в составе 10 дивизий.

К началу наступления турок силы Кавказской армии составляли 183 ? батальона, 49 ополченческих дружин, 6 армянских добровольческих дружин, 175 сотен, 657 пулеметов, 470 орудий, 28 инженерных рот, 4 авиационных и
Страница 27 из 38

воздухоплавательных отряда и роты, 6 автомобильных и мотоциклетных рот и команд, 9 бронеавтомобилей. Всего 207 293 штыка и 23 220 сабель.

Наступление турок началось в апреле. В конце мая туркам удалось отбить город Мемахатун. В это время к русским перебежал офицер турецкого Генерального штаба. Из привезенных им документов и данных им показаний выяснилась полная картина как устройства турецкого тыла и группировки войск, что до сих пор было известно только в общих чертах, так и турецкого плана наступления. Тогда генерал Юденич решил предупредить турецкое наступление своим контрударом, имея целью, выдвинувшись на линию Гюмюшхана – Калкит – Эрзинджан, разбить Третью турецкую армию до сосредоточения Второй армии.

Чтобы отвлечь внимание русского командования от направления главного удара, который намечался турками восточнее Трапезунда, турки 30 мая внезапно перешли в наступление в районе Мемахатун и потеснили части 1-го Кавказского корпуса к Эрзеруму. Но 6 июня наступление турецких войск здесь было остановлено контрударом русских. На главном направлении турки начали операцию 22 июня. Сосредоточив в полосе прорыва до 27 батальонов против 12 батальонов русских, они нанесли удар по левому флангу 5-го Кавказского корпуса в направлении на Сурмали, имея целью отрезать русские силы в районе Трапезунда. Прорвав русский фронт, турки потеснили на этом участке русских и оказались всего в 20 км от моря. Но к 4 июля турки понесли большие потери, их натиск ослабел, и левое крыло 5-го Кавказского корпуса в свою очередь перешло в наступление. Еще раньше, 2 июля, воспользовавшись ослаблением турецких сил перед своим фронтом, перешел в наступление 2-й Туркестанский корпус.

5 августа началось наступление Второй турецкой армии на огнотском направлении. Русские первоначально отошли, но затем, перебросив с других участков фронта значительные силы, 17 августа перешли в контрнаступление. До 11 сентября бои шли с переменным успехом, а затем в горах выпал снег и ударил мороз, заставивший противников прекратить боевые действия и спешно готовиться к зимовке. С началом зимних холодов обе стороны до весны перешли к обороне.

Согласно знаменитой формуле Клаузевица: «Война есть продолжение политики иными средствами», уже в ноябре 1915 г. правительства Англии и Франции приступили к переговорам о разделе азиатской части Турции. Обе стороны выделили для переговоров своих лучших знатоков Ближнего Востока: Франция – бывшего французского генерального консула в Бейруте Пико, Англия – эксперта Министерства иностранных дел по ближневосточным делам Сайкса. Переговоры о судьбе Проливной зоны, равно как и боевые действия в том районе, выходят за рамки книги, и интересующихся читателей я отправляю к своей монографии «Тысячелетняя битва за Царьград».

Уже в январе 1916 г. проект соглашения был готов. В английскую зону было решено включить Месопотамию с Багдадом и Басрой, но без Мосула. Кроме того, Англия получала палестинские порты Хайфу и Акру. Во французскую зону были включены Ливан, прибрежная часть Сирии (западнее линии Алеппо – Хомс), часть Восточной Анатолии, Малую Армению и Курдистан. Палестина (без Хайфы и Акры) должна была составить международную зону.

Наступление русских войск на Кавказе внесло серьезные коррективы в планы Англии и Франции. Опасаясь, как бы области Азиатской Турции, о разделе которых они сговорились, не оказались захвачены Россией, Франция и Англия поспешили согласовать свои планы с царским правительством. В феврале 1916 г. Пико и Сайкс срочно выехали в Петроград. Памятной запиской английского и французского посольства в Петрограде от 25 февраля (9 марта) 1916 г. царскому правительству было сообщено содержание предварительного англофранцузского соглашения о разделе Азиатской Турции.

Докладывая о проекте Сайкса – Пико Николаю II, министр иностранных дел С.Д. Сазонов указывал, что для России «наиболее существенное значение» имеет предложенная в этом проекте граница между русскими и французскими будущими владениями. «С точки зрения топографической, – писал Сазонов во всеподданнейшей записке от 29 февраля (13 марта) 1916 г., – она представляется довольно естественной, следуя по направлению главного горного массива, но по политическим и стратегическим соображениям она едва ли может считаться приемлемой. Появление на большом протяжении нашей азиатской границы, в местностях со смешанным и беспокойным населением, великой европейской державы, хотя бы в настоящее время и союзной нам, и внедрение ее углом в русско-персидскую границу – должно быть признано нежелательным». По мнению Сазонова, для России «наиболее выгодной была бы общая граница на юге с каким- либо азиатским мусульманским государством в виде или арабского халифата, или турецкого султаната»"[40 - Бовыкин В.И. Очерки истории внешней политики России. Конец XIX века – 1917 г. М.: Учпедгиз, 1960. С. 183.].

В заключение своей всеподданнейшей записки Сазонов отметил, что если бы не удалось добиться создания между русской и французской зоной (за счет уменьшения последней) буферной области, то «следует во всяком случае настаивать на включении в нашу зону Урмийского округа и Битлисских проходов, предоставив французам некоторые вознаграждения в Малой Армении в районе треугольника Сивас – Харпут – Кесария».

Последний вариант в конечном счете и лег в основу соглашения России с Францией и Англией о разграничении их будущих владений в Азиатской Турции. Получив согласие французского правительства на включение в русскую зону Битлисских проходов и области Урумийского озера взамен территории Малой Армении, ограниченной треугольником Сивас – Харпут – Кесария (Кайсари), Сазонов 17 (30) марта поставил вопрос о разделе Азиатской Турции на обсуждение особого совещания.

Соглашение между Россией и Францией о разделе Азиатской Турции было заключено 13 (26) апреля 1916 г. По этому соглашению Россия получала «области Эрзерума, Трапезунда, Ванна и Битлиса до подлежащего определению пункта на побережье Черного моря к западу от Трапезунда». Кроме того, ей отдавалась часть Курдистана, «расположенная к югу от Вана и Битлиса, между Мушем, Сертом, течением Тигра, Джезире-ибн-Омаром, линией горных вершин, господствующих над Амадией», которая по плану Сайкса – Пико предназначалась Франции. Взамен этого Франция получила обусловленную часть Малой Армении. 26 апреля (9 мая) и 3 (16) мая 1916 г. состоялось соглашение между Францией и Англией – так называемое соглашение Сайкса – Пико. 17 (30) мая 1916 г. Англия присоединилась к франкорусскому соглашению о разделе Азиатской Турции.

Война для турецких правителей стала поводом «решить армянскую проблему». В 1915–1916 гг. турки и курды вырезали свыше 1,5 миллионов армян.

Бездарные правительства[41 - Именно правительства, а не правительство. Распутинская клика, правившая страной, меняла министров чуть ли не каждую неделю.] Николая II не пожелали использовать геноцид армян в собственных целях. Кто мешал им создать мощную армянскую армию, развернуть в огромных масштабах антитурецкую пропагандистскую кампанию, представляя турок, а заодно и их союзников немцев, в роли вурдалаков и патологических убийц?

1917 год начался Февральской революцией, которая кардинально
Страница 28 из 38

изменила ход войны на всех фронтах России, включая турецкий. Эмигрантские историки в конце 1920-х гг. усиленно раздували миф о том, что революция лишила Россию победы в мировой войне. К сожалению, и ряд современных историков пытается доказать нам, что Россия к февралю 1917 г. выигрывала войну. И дело не в том, что к февралю 1917 г. немцы оккупировали несколько русских губерний. К середине 1944 г. немцы тоже стояли на нашей земле, но всем было очевидно, что их дело бесповоротно проиграно, включая даже германских генералов, устроивших покушение на Гитлера.

Между Россией начала 1917 г. и СССР середины 1944 г. была принципиальная разница: врага было чем бить, и знали, за что бить. У нас были лучшие в мире танки Т-34, КВ, а затем ИС-1 и ИС-2. В каждой наступательной операции дорогу пехоте расчищали десятки тысяч орудий и установок залпового огня (знаменитых «Катюш»), наша авиация господствовала в воздухе. Наши заводы производили существенно больше видов вооружений, чем фашистская Германия. Напав на СССР, Гитлер хотел уничтожить большую часть славянского населения CCCP, а остальных обратить в рабство. Об этом и о зверствах немцев на оккупированных территориях знал каждый советский гражданин. Авторитет Верховного главнокомандующего был непререкаем.

А в феврале 1917 г. в России все было наоборот. Наступления союзников на Западном фронте в 1917–1918 гг. показали, что прорвать оборону немцев даже на протяжении нескольких километров невозможно без сосредоточения тысяч тяжелых орудий и сотен танков. Но и в этом случае за каждый километр неприятельской территории приходилось рассчитываться огромными потерями.

Россия же располагала ограниченным числом разнотипных тяжелых орудий и вообще не имела танков. Кстати, у нас их даже не проектировали. Поэтому любое большое наступление на германские войска было заранее обречено на неудачу. Не будь революции, русские войска в лучшем случае могли бы более или менее успешно обороняться.

Ну, хорошо, возразит оппонент, русские могли находиться в обороне до ноября 1918 г., а там немцы капитулировали, и русские оказались бы победителями. Пардон, но немцы капитулировали не потому, что союзники уничтожили их армию и флот, взяли Гамбург или Берлин, а из-за революции в Германии. А немецкая революция была следствием русской.

К 1 ноября 1918 г. ни одного неприятельского солдата не было на территории Германии и Австро-Венгрии. Линия фронта проходила исключительно по территории стран Антанты. Немцы успели наладить массовый выпуск танков, противотанковых орудий, новых типов самолетов, подводных лодок и т. п. И все это только начало поступать в части в 1918 г. Так что вопрос о возможности капитуляции Германии в ноябре 1918 г. без революции в России представляется, мягко говоря, спорным.

Русские солдаты не знали, за что они воюют. Басни про обиженных австрияками сербов годились лишь для первых недель войны. Включение в состав России германских территорий могло только принести вред России, Что же касается Проливов, то, с одной стороны, русская официальная пропаганда не рисковала объявить их целью войны, а с другой стороны, западные союзники неоднократно обещали России Проливы, но ни под каким видом не собирались отдавать их. У союзников имелись совсем другие планы послевоенного устройства мира. Англия и Франция договорились установить линию раздела сфер влияния по Проливам.

Европейские берега Проливов оставались за Францией, а азиатские – за Англией. О России, как видим, и речи не было. Мало того, Англия и Франция еще до февраля 1917 г. решили после победы в войне расчленить Россию. В частности, планировалось отторжение Привисленского края, части Белоруссии, части Украины, а также всей Прибалтики. Выходит, что русские войска сражались за расчленение своей страны!

В 1916 г. почти одновременно в Петрограде и Берлине рассматривался вопрос о заключении сепаратного мира. Причем, естественно, одной из важнейших проблем был вопрос о Проливах.

В мае – начале июня 1916 г. в окружении российского премьера Б.В. Штюрмера обсуждался вариант сепаратного мира с Германией. В обмен на Привислинский край и Курляндию Россия должна была получить часть Восточной Галиции и «весомую часть» Турции.

В Берлине же был составлен проект мира, согласно которому Россия получала право на свободный проход военных кораблей через Проливы. У входа в Дарданеллы Россия должна была получить острой в Эгейском море для строительства военно-морской базы. России предоставлялась доля прибыли от эксплуатации Багдадской железной дороги и т. д.

Как видим, Россия в 1916 г. имела реальную возможность заключить почетный мир с Германией. При этом решалась или почти решалась вековая цель России – обеспечение безопасности ее южных рубежей. Однако Николай II не рискнул пойти на сепаратный мир. В течение всего своего 23-летнего царствования он постоянно выбирал наиболее проигрышные варианты.

С осени 1916 г. командующего Кавказской армией великого князя Николая Николаевича заботили не столько военные дела, сколько разговоры о возможном дворцовом перевороте в России. К нему зачастили руководители масонов из Петрограда и Москвы, которые делали великому князю весьма лестные предложения: в минимальном варианте он вновь становился Верховным главнокомандующим русской армией и флотом, а в максимальном – Николаем III. В ходе «генеральского плебисцита», организованного 2 марта 1917 г. генералом Алексеевым, Николай Николаевич высказался за отречение царя и сразу же выехал в Ставку, бросив Кавказскую армию. Николай Николаевич ехал принимать командование, но масоны его обманули, и в пути он получил приказ Временного правительства, которым он вообще лишался всех должностей в русской армии.

В марте 1917 г. Временное правительство утверждает командующим Кавказской армией Н.Н. Юденича, который и до этого фактически исполнял эту обязанность. Однако в апреле Юденич был отозван в Петроград, а на его место назначен командир II Туркестанского корпуса генерал Пржевальский.

Зимой и весной 1917 г. на Кавказском фронте было затишье. Небывало снежная и суровая зима сильно затрудняла боевые действия. Лишь с назначением Пржевальского началась подготовка к наступлениям русских войск. Еще зимой с англичанами было заключено соглашение о совместных действиях, по которому Кавказская армия должна была, «как только растает снег на горах Курдистана», начать наступление на Моссул.

Во исполнение этого Кавказская армия приступила к подготовке операции от Урмийского озера через Ревавдуз на Моссул. Это наступление было тем более желательным, что имелись сведения о подготовке турок к наступлению на Багдад, который весной был занят англичанами. Однако план подготовки Моссульской операции не был доведен до конца и вылился только в подготовительные работы по устройству коммуникаций через Урмийское озеро и далее, к турецкой границе.

4 апреля конный корпус генерала Баратова занял Ханекин. В направлении Кызыл-Рабат была выслана казачья сотня, соединившаяся там с английскими войсками. Помимо этого связь со штабом английского командующего в Месопотамии Моода была установлена по радио. Периодически туда направлялись штабные офицеры.

Баратов счел целесообразным
Страница 29 из 38

приостановить продвижение своих частей в Месопотамии. Нездоровый тропический климат Месопотамии, когда заболеваемость малярией в некоторых частях достигала 80 % личного состава, вынудила отвести в мае части корпуса в более благоприятные по климатическим условиям горные районы Персии. Для наблюдения за турками и для связи с англичанами были оставлены только две сотни.

С лета 1917 г. начался развал Кавказской армии. Части самовольно покидали позиции и отправлялись в тыл. Казачьи части организованно уходили на Кубань и Терек.

Последующие события нельзя понять без хотя бы короткого рассказа о позиции грузинских «национал-социалистов». С 1914 г. по март 1917 г. они разделились на две группы, придерживающиеся диаметрально противоположных взглядов. Причем деление произошло по «географическому принципу». Национал-социалисты в Петрограде и Тифлисе мгновенно стали оборонцами и ультрапатриотами. Они обличали «пораженцев»-большевиков и требовали вести «войну до последнего конца».

Соответственно, грузинские национал-социалисты, оказавшиеся «за бугром», повсеместно обличали русских колонизаторов и требовали расчленения Российской империи.

Еще в 1913 г. Петре Сургуладзе, Лео и Георгий Кереселидзе, Нестор Магалашвили и другие деятели в Женеве основали группу «Свободная Грузия» и издавали журнал с тем же названием. Активными членами этой же группы были Георгий Мачабели и Михаил (Микахо) Церетели.

В Женеве был также создан «Комитет независимости Грузии». После начала Первой мировой войны, в 1914 г. Комитет продолжил свою деятельность в Берлине.

«Комитет независимости Грузии» ставил следующие задачи: 1) установление связи с Грузией и ознакомление с планами грузинских политических сил; 2) пропаганда идеи независимости на родине; 3) внесение оружия в Грузию; 4) продолжение ориентированной на Германию политической деятельности в Европе; 5) формирование грузинского легиона в Турции, с тем чтобы в дальнейшем использовать его для борьбы за независимость Грузии.

В 1915 г. представитель «Комитета независимости Грузии» Георгий Мачабели прибыл в Грузию с предложением при поддержке Германии организовать восстание против России.

В 1916 г. на III конгрессе Наций, состоявшемся в Лозанне (Швейцария), с докладом «Права грузинского народа» выступил Михаил Церетели. Он обратился «ко всему прогрессивному человечеству» (подразумевая под таковым, прежде всего, противников Антанты) с просьбой о содействии Грузии в восстановлении нарушенных Россией условий Георгиевского трактата 1783 г.

Глава 10

Явление Грузинской республики

9 марта 1917 г. решением Временного правительства было упразднено Кавказское наместничество и вместо него для управления краем образован Особый Закавказский комитет Временного правительства (ОЗАКОМ), в состав которого вошли пять членов Государственной думы во главе с кадетом В. Харламовым. В своей деятельности этот комитет руководствовался в основном старыми царскими законами. Так, под угрозой строгих наказаний ОЗАКОМ запретил захват помещичьих земель крестьянами, всякие политические выступления.

Однако власть Временного правительства в Закавказье была номинальной. Левые социалисты и националисты повсеместно создавали свои собственные параллельные органы власти. В первые же дни после победы Февральской революции Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов были образованы во многих промышленных центрах Закавказья – Баку, Тифлисе, Кутаиси, а также в Александрополе, Кафане, Ереване, Карее, Саракамыше, Алаверди и других местах. Большинство в этих Советах составляли партии меньшевиков, эсеров, дашнаков.

Азербайджанские (татарские) националисты прикрывали исламом свои сепаратистские требования. С 15 по 20 апреля 1917 г. был собран обще кавказский съезд мусульман. Съезд потребовал от Временного правительства предоставления Азербайджану «национально- территориальной автономии». Аналогичные требования были выдвинуты «национальными советами», созданными в Тифлисе и Ереване.

Тут следует отметить два кардинальных момента. Во-первых, националисты говорили «автономия», а подразумевали «полное отделение от России». А во-вторых, азербайджанские, грузинские и армянские националисты считали своими одни и те же территории. Ну а о правах иных народов Закавказья они и слушать не желали.

7 ноября (25 октября) 1917 г. большевики свергли власть Временного правительства. В Закавказье о правительстве Керенского никто не сожалел.

2 (15) ноября 1917 г. Бакинский совет взял власть в городе и образовал первую в Закавказье Советскую республику. 25 апреля 1918 г. Бакинский совет создал «орган пролетарской диктатуры» в Азербайджане – Совет народным комиссаров (СНК) под руководством С.Г. Шаумяна.

15 (28) ноября 1917 г. меньшевиками, эсерами, дашнаками и мусаватистами в Тифлисе создается Закавказский комиссариат. Фактически это было националистическое правительство Закавказья (Азербайджана, Армении и Грузии). Закавказский комиссариат приступил к разоружению пробольшевистски настроенных частей Кавказской армии.

Однако абхазы и осетины не желали быть «людьми второго сорта» (В Закавказской федерации. 8 ноября 1917 г. на съезде в Сухуме был избран Абхазский народный совет, который принял Конституцию и Декларацию независимого абхазского народа. Несколькими днями позже в Южной Осетии в селе Корша был создан Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Съезд постановил: «…перед нами во весь рост встала сознательная историческая задача – воссоединить Осетию и, образовав единый национальный организм, создать общенациональную основу для прогрессивного развития осетинского народа»[42 - Цит. по: Блиев М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. С. 340.].

5 (18) декабря 1917 г. в городке Эрзинджан в Анатолии было подписано перемирие между русскими и турками. При этом турецкое командование обязалось заставить курдов выполнять договор. В случае враждебных действий курдов русские войска имели право поступать с ними как с разбойниками.

29 декабря 1917 г. (11 января 1918 г.) Совет Народных Комиссаров Советской России опубликовал, в свою очередь, за подписью Ленина «Декрет о Турецкой Армении» в котором провозглашалось право Западной Армении на автономию: «Совет Народных Комиссаров объявляет армянскому народу, что Рабочее и Крестьянское Правительство России поддерживает право армян оккупированной Россией турецкой Армении на свободное самоопределение вплоть до полной независимости». В том же декрете устанавливался ряд гарантий для нормализации обстановки, например: вывод российских войск и формирование армянского ополчения, свободное возвращение в Турецкую Армению беженцев и лиц, изгнанных турецким правительством, установление границ демократически избранными представителями армянского народа. Наконец, Степан Шаумян был назначен чрезвычайным комиссаром по делам Кавказа.

Однако 3 марта 1918 г. Советская Россия была вынуждена заключить с Германией «препохабнейший» Брестский мир. Статья 4 мирного договора гласила: «Россия сделает все, что в ее силах, чтобы обеспечить скорый вывод войск из западных провинций Анатолии и их возвращение Турции. Ардаган, Карс и Батум будут
Страница 30 из 38

незамедлительно освобождены от российских войск». В этом договоре Армения ни разу не упоминалась.

Закавказский сейм не признал Брестский договор и направил на имя Совнаркома в Петроград телеграмму, извещавшую, что «он не признает Брестский мир, так как Закавказье никогда не признавало большевистской власти и Совета Народных комиссаров». Турция, основываясь на статьях Брестского договора, предъявила ультиматум Закавказскому сейму о немедленном очищении Карса, Батума и Ардагана. В этих условиях 14 марта 1918 г. в Трабзоне открылась мирная конференция между Турцией и Закавказьем.

В феврале 1918 г. Закавказский сейм принял решение сформировать Грузинский, Армянский, Мусульманский и Русский корпуса, а также Греческую дивизию. Однако это решение осталось на бумаге. Грузинский корпус вообще не был создан, мусульманские отряды перешли на сторону турок. В Закавказье оказалось множество русских офицеров, гимназистов, казаков и т. д., которые хотели и могли воевать с турками. Но сейм запретил создание Русского корпуса. Мало того, русские части, которые пытались покинуть Грузию в ноябре 1917 г. – феврале 1918 г., подверглись нападению отрядов грузинских националистов. Целью грузин был захват оружия, военного имущества и личных вещей, то есть попросту грабеж. Троцкий по этому поводу писал: «На нескольких железнодорожных станциях разыгрались крупные бои, с применением бронепоездов и артиллерии. Тысячи жертв пали в этой бойне, вдохновителями которой явились грузинские меньшевики».

А то, что Лев Давыдович не сгущает краски, подтверждает видный меньшевик Валико Джугели[43 - Джугели – член РСДРП (меньшевиков). Начальник народной гвардии в грузинской меньшевистской республике. В сентябре 1924 г. был одним из главарей антисоветского выступления в Грузии, подготовлявшегося при поддержке Антанты. После неудачи этой авантюры Джугели признал совместно с другими меньшевистскими вождями свою вину перед трудящимися массами Грузии.], заявивший 14 января 1918 г.: «Это было не разоружение, а разграбление солдат. У несчастных, измученных, тоскующих по дому людей забиралось все, вплоть до сапог. Здесь же шел торг. Разбойными бандами продавалось вооружение. Творилось что-то возмутительное».

Единственной боеспособной частью Закавказского сейма стал Армянский корпус. Причем его ударной силой стал отряд Андраника Сасунского, сформированный в начале 1918 г. в Александрополе.

Во время трабзонских переговоров военные действия продолжались. Русских солдат к этому времени в Карской области практически не осталось, а фронт держали 20–30 тысяч армянских добровольцев под командованием генерала Назарбекяна.

Силы были неравны, и 30 января турки заняли Эрзинджан, 4 февраля – Байбурт, 8 февраля – Мемахатун, 29 февраля – Эрзерум, а в марте ими была занята вся турецкая территория, оккупированная русскими в Первую мировую войну. И тут председатель Закавказского правительства Л. Чхенкели отдал приказ генералу Назарбекову отступать.

14 марта в оставленном русскими войсками и занятом турками городе Трапезунде начались мирные переговоры между представителями Османской империи и Закавказского сейма. Любопытно, что турки рассматривали делегацию Закавказского сейма не как представителей независимого государства, а как «делегацию народов, возвращающихся в лоно Турецкой империи». Так заявил руководитель турецкой делегации контр-адмирал Рауф-бей на первом же планерном заседании конференции 1 (14) марта 1918 г.

«Турецкие спецслужбы распространяли слух о том, что все народы Кавказа имеют одни корни, одну историю и одну религию. Кавказцы якобы были насильно оторваны от турок, томились в тисках русского плена 200 лет.

Отделением Закавказья от России пантюркисты планировали ликвидировать барьер между турками и кавказскими тюрко-исламскими народами. Созданное буферное кавказское государство Рауф-бей считал самой лучшей защитой северных границ Турции»[44 - Сваранц А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе. М.: Академия гуманитарных исследований, 2002. С. 292.].

12 апреля турецкая делегация потребовала от «закавказцев» очистить от грузинских и армянских войск Карскую, Батумскую и Ардаганскую области. Представители сейма отказались, и турецкая армия перешла в наступление.

15 апреля турецкие войска без боя заняли береговую крепость Батум. Одновременно турки подошли к сильнейшей крепости Азии Карсу. Генерал-лейтенант Ф.И. Назарбеков, считавший, что сумеет с имевшимися у него силами и запасами продержаться в Карсе не меньше месяца, получил указание председателя правительства Закавказской демократической федеративной республики (ЗДФР) Чхенкели сдать Карс без боя. Но так как турки нарушили условия перемирия, Назарбеков приказал открыть огонь по противнику, что заставило его отказаться от штурма крепости. Тем не менее, получив повторный приказ, генерал Назарбеков был вынужден 28 апреля оставить крепость, которую немедленно заняли турецкие войска.

Туркам досталось около 600 исправных русских орудий, десятки тысяч винтовок, десятки автомобилей, склады, забитые боеприпасами и обмундированием. В Карсе турки устроили массовые грабежи среди мирного населениям резню армян.

Однако 24 мая 1918 г. у Сардарапата армянская армия наносит поражение туркам и спасает свою столицу Ереван. Решающую роль в разгроме турок сыграл генерал Андраник Сасунский.

Любопытно, что продвижению турецких войск на Кавказе препятствовала… Германия. В планы немцев не входило уступать бакинскую нефть и чиатурский марганец Турции.

Вспомним, что 29 апреля 1918 г. немцы заняли Севастополь. Русский Черноморский флот частично был затоплен у Новороссийска, а большей частью захвачен немцами в своей главной базе. Черное море с этого момента стало германско-турецким озером.

15 мая в порт Поти прибыли германские транспорты, с которых высадился десант. К началу лета отряд немцев был введен даже в Тифлис.

27 апреля 1918 г. Германия принудила Турцию заключить секретное соглашение в Константинополе о разделе сфер влияния. Турции отводилась юго-западная часть Грузии и почти вся Армения, а остальная часть Закавказья доставалась Германии.

Лоскутная Закавказская демократическая федеративная республика (ЗДФР) 8 июня 1918 г. официально прекратила свое существование.

8 июня образовалась Грузинская республика, 9 июня – Азербайджанская республики и 10 июня – Армянская республика. 4 июня 1918 г. в Батуме Турция подписала с Армянской и Грузинской республиками договоры «о мире и дружбе», по которым к Турции кроме Карской, Ардаганской и Батумской областей отходили: от Грузии Ахалкалакский уезд и часть Ахалцихского уезда; от Армении Сурмалинский уезд и части Александропольского, Шарурского, Эчмиадзинского и Эриванского уездов. Турецкие войска получили право беспрепятственных железнодорожных перевозок.

28 мая правительство Грузии было признано Германией, и в Поти подписали шесть договоров, по которым Германия получала монопольное право на эксплуатацию экономических ресурсов Грузии, а порт Поти и железная дорога поступали под контроль германского командования.

10 июня германские войска вошли в Тифлис, к 15 июня там их было уже около 5 тысяч. Германские гарнизоны разместились в
Страница 31 из 38

Кутаиси, Гори, Сигнахе, Самтреди, Новосенаки, Очамчире и в других населенных пунктах. В Поти дислоцировались войска с артиллерией (свыше 10 тысяч человек). Всего в Грузии германских войск было (включая военнопленных и мобилизованных немецких колонистов) около 30 тысяч человек. Командовал ими генерал-майор Ф. Кресс фон Крессенштейн.

Германские интервенты взяли под контроль почту, телеграф, банки, военные и финансовые ведомства. К грузинской армии были прикреплены германские инструкторы.

По договорам с грузинским правительством от 12 июля Германия получала в эксплуатацию Чиатурские марганцевые рудники на 30 лет, порт Поти – на 60 лет, железную дорогу Шорапан – Чиатура – Сачхере – на 40 лет.

С мая по сентябрь 1918 г. германские интервенты вывезли из Грузии на 30 млн. марок меди, табака, хлеба, чая, фруктов, вина и другой продукции, в том числе 31 тонну марганца, 360 тонн шерсти, 40 350 штук овечьих шкур.

15 июля 1918 г. чиновник из Тифлисского уезда доносил: «В Белоключенском районе немцы, жители села Асуреты, в количестве 25 человек, с 15 германскими солдатами и одним германским лейтенантом разоружили ряд селений в Белоключенском районе, причем во время разоружения применяли к крестьянам самые репрессивные меры: избивали женщин, мужчин розгами до крови, убивали крестьянских собак, врывались в дома и проводили обыски… Германцы совершенно не считаются с администрацией и заявляют, что они сами хорошо наведут порядок у нас…»

Еще пример: в августе 1918 г. немецкий отряд потребовал от жителей села Сарван уплатить 150 тысяч рублей в пользу немецких колонистов, грозя иначе поджечь село. Местные жители в ужасе бежали. Надо полагать, что колонисты неплохо поживились их имуществом. Зато в сентябре 1918 г. министр иностранных дел Грузии Акакий Чхенкели был награжден немецким орденом.

Шовинистически настроенное меньшевистское правительство взяло курс на создание Великой Грузии. Естественно, это привело к кровопролитным войнам со всеми соседями.

Грузинские меньшевики начали нападения на русских военных. Так, в декабре 1917 г. в Тифлисе и в январе 1918 г. у станций Шамхор и Хачмас грузинские банды напали с целью захвата оружия на возвращающиеся в Россию части Кавказской армии. В результате погибли минимум две тысячи русских солдат, тысячи были ранены. Получив оружие, Грузия отлично вошла в роль агрессора.

После эвакуации турецких войск из Ахалкалакского и Борчалинского уездов турки, лучше знавшие ситуацию на Кавказе, предложили занять эту территорию Армении, а немцы – Грузии. Грузинские меньшевики поспешили 5 декабря 1918 г. ввести туда войска. В ответ в эти уезды вошли армянские части. 9 декабря начались боевые действия. 14 декабря армянские войска перешли в решительное наступление у города Санаина Борчалинского уезда. Но тут вмешалась «тетушка Антанта», и по ее настоянию 31 декабря боевые действия были прекращены.

В феврале 1919 г. на конференции в Тифлисе было достигнуто соглашение, по которому до решения Верховным советом Антанты вопроса о границах между Грузией и Арменией северная часть Борчалинского уезда передавалась Грузии, южная – Армении, а средняя (где находились Алавердские медные рудники) объявлялась «нейтральной зоной» и административно подчинялась английскому генерал-губернатору.

Естественно, что параллельно грузинские меньшевики попытались захватить и Абхазию. Летом 1917 г. власть Временного правительства в Абхазии была номинальной.

8 ноября 1917 г. на съезде в Сухуме был избран парламент – Абхазский Народный совет во главе с А. Шервашидзе, который принял Конституцию и Декларацию абхазского народа.

16 февраля 1918 г. большевиками в Сухуме был создан военнореволюционный комитет во главе с Е. Эшебой. А в апреле – мае была установлена советская власть.

В начале июня 1918 г. грузинские войска вторглись в Абхазию. 2 июля армия генерала Мазниева (переименовавшего срочно себя в Мазниашвили) захватила Адлер и выбила большевиков с позиций у реки Кудепста. 5 июля грузины взяли Сочи. Абхазские большевики с боями отошли в район Сочи и обратились за помощью к властям Кубано-Черноморской Советской Республики[45 - Кубано-Черноморская Советская Республика образована в мае 1918 г. в составе РСФСР, состояла из Кубанской и Черноморской губерний, столица Екатеринодар. 7 июля 1918 г. вошла в состав Северо-Кавказской Советской Республики. Последняя продержалась до 11 января 1919 г. и пала под ударами Добровольческой армии.].

Двухтысячный отряд красногвардейцев Кубано-Черноморской Советской Республики выбил грузин из города Гудауты. Грузинам удалось закрепиться в районе Сухума.

18 и 19 июня в Сухум прибыли эшелоны грузинских войск, которые 20 июня перешли в наступление и после ожесточенных боев заняли Новый Афон.

22 июня грузинские войска заняли Гудауты, 28 июня вступили в Гагры. Их наступление затем продолжалось в направлении Сочи. В ночь на 28 июня к югу от Сухума около реки Кодори турки высадили около 800 человек десанта. При десанте находился абхазский князь А. Шервашидзе.

Грузинское правительство обратилось с просьбой к представителю Германии в Грузии генералу фон Крессу принять все зависящие от него меры «для устранения подобных явлений, могущих повлечь за собой весьма неприятные последствия»[46 - Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919. С. 376.].

Между тем грузинский генерал Г. Мазниашвили успел занять позиции, охраняющие подступы к Сухуму на правом берегу Кодори. Одновременно турки получили германский ультиматум, и десант был вынужден эвакуироваться.

Абхазское население повсеместно сопротивлялось оккупантам. Разговор с восставшими у грузинских властей был коротким. «Казаки этого отряда (отряд Мазниева, направленный на усмирение восстания в Абхазии) врывались в мирные абхазские деревни, забирая все мало-мальски ценное, совершая насилия над женщинами. Другая часть этого отряда… была занята разрушением бомбами домов тех лиц, на которых кто-либо доносил. Аналогичные же насилия были произведены в Гудаутском уезде. Начальник грузинского отряда, поручик Купуния, бывший пристав города Поти, избил целый сход в селении Ацы, заставив всех лечь под пулеметный огонь, и прошелся затем по их спинам, нанося удары шашкой плашмя; затем приказал сходу собраться в кучу, верхом во весь карьер врезался в толпу, нанося побои кнутом…» Это из доклада абхазских меньшевиков, единомышленников грузинского правительства, то есть ни в коей степени не может быть большевистской пропагандой.

Развивая наступление, грузинские войска 6 июля заняли Сочи и потеснили большевиков на север. Через 20 дней грузинский отряд генерала Г. Мазниашвили подошел к Туапсе и 26 июля, после двенадцатичасового ожесточенного боя, Туапсе был занят грузинскими войсками.

Грузинские власти решили аннексировать Сочинский округ. Для этого грузинские военные объявили сборище каких-то подозрительных личностей «объединенным советом социалистических партий».

18 сентября 1918 г. оный Совет принял резолюцию, в которой говорилось:

«1) Время объединения всего Российского государства на идее созыва Всенародного Учредительного Собрания пока не наступило;

2) Демократия страны находится в гражданской войне с большевизмом, с
Страница 32 из 38

одной, и с монархическими тенденциями отдельных лиц и групп населения с другой стороны;

3) Единственною частью бывшего Российского Государства, где не только признан добытый кровью народа республиканский строй, но и закреплен в его основных законах, является Грузинская Республика;

4) Имея своей задачей объединение разных частей России в одну мощную демократическую республику, истинные социалисты должны всемерно способствовать установлению демократического строя в отдельных частях государства;

5) Хотя Сочинский округ экономически тяготеет к Кубанской области, но присоединение его к Кубани расширило бы сферу влияния военной диктатуры, противной идее демократии и народовластия, и лишило бы население Сочинского округа всех демократических свобод, препятствовало бы проведению в жизнь земельной реформы и введению демократического земства;

6) Развитие жизни округа на основах фактической свободы права и народовластия, проведения земельной реформы, введение демократических форм самоуправления и полная свобода классовой борьбы пролетариата и крестьянства за свои конечные идеалы возможны лишь при условии присоединения округа к Грузинской Демократической Республике.

На основании всего вышеизложенного, сочинский объединенный совет социалистических партий (социал-демократов и социалист-революционеров) единогласно высказывает пожелание, чтобы: 1) Грузинское правительство немедленно особым декретом оформило временное присоединение Сочинского округа Республике; 2) Одновременно установило правильный товарообмен с Кубанской областью для обеспечения населения округа хлебом и другими предметами первой необходимости.

Председатель Совета Петр Измайлов»[47 - Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919. С. 389.].

Итак, кучка самозванцев просит сделать Сочи грузинским городом. Это понятно, затем их и собирали. Но дальше-то каково! На всей территории бывшей Российской империи «республиканский строй» оказывается только в Грузии, и туземные светочи демократии «имеют своей задачей объединение разных частей России».

20 сентября 1918 г. состоялось общее собрание граждан города Сочи, на котором с докладом выступил представитель Грузинской Демократической Республики, член Национального совета Грузии Е.П. Гегечкори. Собрание приняло резолюцию, в которой говорилось, что, «имея своей задачей объединение разных частей России в одну мощную демократическую республику, демократия должна всемерно способствовать восстановлению народоправства… Развитие жизни округа [имеется в виду Сочинский округ. – А. Ш.) на основах фактической свободы, народовластия, проведения земельной реформы, введения демократических форм самоуправления и развития культурных форм классовой борьбы возможно лишь при условии присоединения округа к Грузинской Демократической Республике. На основании изложенного, собрание граждан города Сочи высказывает пожелание, чтобы Грузинское Правительство немедленно, особым декретом, оформило временное присоединение Сочинского округа к Республике [имеется в виду Грузия. – А. Ш.]»[48 - Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис. 1919. С. 390.].

Надо ли говорить, что до 1917 г. стать «грузинскоподцанным» не могло прийти в голову ни одному русскому человеку даже в пьяном бреду. Статистические данные показывают, что на 1917 г. из 50 сочинских селений 36 были русскими, 13 – со смешанным пришлым населением, и только одно село было «грузинским». Причем грузин в нем насчитывалось всего 10,8 % от числа его жителей. Более того, большая часть защищаемого Тифлисом «грузинского населения» Сочи явилась туда в качестве рабочей силы в годы Первой мировой войны, а то и вовсе в обозах армии генерала Мазниева.

Позже в «Очерках русской смуты» (Париж, 1921) А.И. Деникин упомянул лишь о небольшим числе безобразий, которые творились в Сочинском округе во время его оккупации Грузией: «С первых же дней оккупации Сочинского округа (включая и Гагры), грузинские власти приступили к разорению его, отправляя все, что было возможно, в Грузию. Так была разграблена Туапсинская железная дорога, причем увозились рельсы, крестовины, материалы, даже больничный инвентарь; распродано с аукциона многомиллионное оборудование Гагринской климатической станции, разрушено лесопромышленное дело в Гаграх, уведен племенной скот, разорены культурные имения и т. д.».

В Сочинском округе начались притеснения русских, абхазов и лиц других национальностей. Некоторые из них были зафиксированы в докладах Закавказского Русского Национального Совета (политической организации, созданной в 1918 г. кадетами и меньшевиками для отстаивания прав русского населения в Закавказье). В докладе за июль 1918 г. отмечалось, что «с апреля 1918 г. учителям русской национальности не выплачивают содержание, грузинское духовенство захватывает вооруженной силой помещения и инвентарь православных учебных духовных заведений, намеченные для преобразования в светские. Представители Русского Национального Совета не допущены в комиссию по подготовке законопроекта о переходе духовных учебных заведений в светские, образованную при учебном округе. По настоянию Совета отменены приказы об увольнении русских рабочих с предприятий, преследовании русских крестьян».

Дискриминация русского населения в Грузии и в Закавказье приняла столь острые формы, что Закавказский Русский Национальный Совет создал специальный русский корпус, защищавший русских крестьян от «поголовного истребления». Этот корпус, как отмечалось в другом докладе Совета (июнь 1918 г.), грузинское правительство пыталось направить «на подавление восстания осетин и части грузинского населения против правительства в Цхинвали, но Русский Совет этого не допустил, как и через 3–4 недели отказался усмирять осетин».

Экспансионизм грузинских меньшевиков вызвал негативную реакцию не только у красных, но и у белых. 8 (21) сентября 1918 г. Добровольческая армия заняла Туапсе. 12 (25) сентября в Екатеринодаре состоялась встреча представителей Грузинской Демократической Республики, Краевого Кубанского правительства и Добровольческой армии.

Генерал Алексеев отметил, что Гагринский округ, как и Сочинский, является «чисто русским» и должен входить в состав Кубани. Далее он заявил представителю Грузии Е. Гегечкори: «Та граница, которая была установлена в 1905 году, должна быть сохранена и только при этом непременном условии мы может столковаться с Вами»[49 - Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис. 1919. С. 392.].

Таким образом, Алексеев в качестве условия для продолжения переговоров с представителями грузинского правительства потребовал признания со стороны последнего Гагринского округа в составе Кубани. Его поддержали представители Кубани Быч и Воробьев. Последний заявил, что никаких данных нет – «ни этнографических, ни исторических, для присоединения Гагринского округа к Закавказью». Далее Воробьев сказал: «Грузия должна начинать свои границы за Абхазией, стремление которой к самоопределению нельзя игнорировать только потому, что там живет несколько сотен грузин»[50 - Там же. С. 409.].

В ответ Гегечкори запел старую арию: мол,
Страница 33 из 38

включение Сочинского округа в состав Грузии необходимо для защиты грузинского населения от большевиков. Видимо, грузин перебрал вина и вообразил, что Добровольческая армия является коммунистическим формированием.

13 (26) сентября Алексеев прервал переговоры, а добровольцы заняли Лазаревское. Однако тут вновь вмешалась Англия и предложила «нейтрализовать» Сочинский округ, естественно, под британским управлением. Наступление Добровольческой армии было временно приостановлено.

В начале октября 1918 г. грузинские оккупационные власти в Абхазии объявили о попытке переворота в Абхазии с целью ее отделения от Грузии, которым руководили окружной комиссар Маргания и министр по делам Абхазии полковник Чхотуа. Попытка эта провалилась. Было арестовано шесть членов Абхазского Народного Совета, которые «действовали в интересах помещиков, Турции и армии генерала Алексеева»[51 - ЦГИА Грузии. Ф. 1861. Оп. 2. Д. 28.]. Также был арестован, как участник неудавшегося переворота, председатель Русского Национального Совета Абхазии Лукьянов.

10 октября 1918 г. правительство Грузии заслушало доклад главы правительства Н. Жордания о событиях в Абхазии и приняло постановление, в котором говорилось: «Объявить распущенным Абхазский Народный Совет и назначить новые выборы», а пока вся полнота власти переходит к грузинским военным.

Глава 11

Война всех против всех

В декабре 1918 г. турки создали так называемую Юго-Западную Кавказскую республику с центром в Карсе. Она включала Карскую и Батумскую области, Ахалцихский и Ахалкалакский уезды (ныне в Южной Грузии), Шарур (тогда в Эриванской губернии, ныне в северной части Ильичевского района Нахичеванской автономной республики Азербайджана), Нахичеван, Сурмалинский уезд (завоеван Россией в 1828 г., вновь уступлен Турции в 1921 г., ныне в Восточной Турции с главным городом Игдыр) и юго-восточную часть Эриванского уезда.

Марионеточное правительство республики вступило в контакт с «Обществом защиты прав Восточной Анатолии» в Эрзеруме с целью отразить «угрозы армянского захвата».

Юго-Западная Кавказская республика просуществовала до середины апреля 1919 г. Главной целью ее создания была пантюркистская идея объединения Турции и Кавказа.

Но вновь вернуться в лоно Оттоманской империи Грузии не довелось. 19 сентября 1918 г. англичане начали наступление на Сирийско-Палестинском фронте. Турецкий фронт был прорван на расстоянии 40 км. 20 сентября английская кавалерия захватили Назарет. 1 октября был взят Дамаск, 26 октября – Алеппо (Халеб). Турки в Палестине были окончательно разгромлены.

После захвата 15 сентября Баку советское правительство разорвало Брестский договор в части, касающейся Турции.

29 сентября капитулировала Болгария. Согласно условиям капитуляции, войска Антанты получили право передвигаться по ее территории в направлении турецкой границы. Все это, плюс военные поражения германской и австрийской армий, означало, что наступают последние дни Оттоманской империи.

5 октября 1918 г. Энвер-паша обратился к президенту США Вудро Вильсону с просьбой о посредничестве при заключении мира. Ответа не последовало.

19 октября кабинет министров во главе с великим визирем Талаат-пашой, военным визирем Энвер-пашой и морским министром Джемаль-пашой ушел в отставку в полном составе. Новое турецкое правительство обратилось к Антанте с просьбой о перемирии.

27 октября начались мирные переговоры с Антантой. Они проходили в порту Мудрое на острове Лемнос. Вел переговоры командующий британским Средиземноморским флотом вице-адмирал С. Калторп. С турецкой стороны в переговорах участвовали представители Министерства иностранных дел и Генерального штаба Турции. Французский командующий флотом был извещен о переговорах постфактум.

30 октября 1918 г. в Мудросе на борту английского броненосца «Агамемнон» была подписана капитуляция Турции. Формально она имела вид перемирия.

В первой статье предусматривалось открытие Черноморских проливов для Антанты. Суда Антанты могли свободно проходить в обе стороны и выходить в Черное море.

По статьям 6, 9 и 12 все военно-экономические и стратегические центры страны подлежали оккупации Антантой.

В статье 5 предусматривалась демобилизация всей турецкой армии, а контингент, могущий обеспечить, хотя бы как факт, суверенитет Турции, подлежал особому определению.

Антанта отказалась признавать какие-либо государственные образования, созданные с участием турок на Кавказе.

Согласно статье 15-й союзникам предоставлялось право занять Батум и Баку. Сразу же после подписания Мудросской капитуляции немцы срочно стали покидать Турцию. Так, например, германский сухопутный отряд, базировавшийся в Дарданеллах, 31 октября погрузился на плавучую мастерскую «Флейс» и убыл в Одессу.

В середине ноября 1918 г. английские войска высадились в Константинополе, а 23 ноября английский крейсер «Кентербери» прибыл в Севастополь.

15 декабря 1918 г. передовые части 27-й британской дивизии под командованием бригадного генерала Дж. Кука-Коллиса высадились в Батуме. Турецкий генерал Джамаль-паша сдал город без сопротивления.

24 декабря передовые части дивизии прибыли в Тифлис, и генерал Форестье-Уоккер взял на себя контроль над Грузией, Арменией и Батумом. Одновременно был установлен прямой контакт с британскими войсками, прибывшими в Баку из Персии.

Ко времени заключения перемирия на оккупированных Турцией территориях Кавказа и в Северо-Западной Персии находилось в общей сложности до 73 тысячи турецких солдат. Практически все эти войска были к началу февраля 1919 г. выведены на территорию Турции. Они эвакуировались через Батум, частью через Александрополь, Карс и Сарыкамыш.

Все главные железные дороги Закавказья и нефтепровод Баку – Батум были взяты под контроль британскими войсками. Контролем за добычей нефти в Баку и ее доставкой в Батум занимался подполковник Рул. Батумская область стала фактически британской колонией.

По прибытии в конце декабря 1918 г. в Батум бригадного генерала Форестье-Уоккера бригадный генерал Кук-Коллис был назначен британским военным губернатором, заменив таким образом турецкую администрацию.

Новая власть была сформирована из числа местных гражданских лиц, которые в течение некоторого времени терпимо справлялись со своими обязанностями. Но в начале апреля члены этой гражданской администрации поддержали всеобщую политическую забастовку, направленную против военного губернатора. Поэтому возникла необходимость в замене персонала гражданской администрации британскими строевыми офицерами, в помощь которым были приданы чиновники из числа местных жителей.

Британским офицерам пришлось взять на себя руководство выполнением разнообразных обязанностей, требующих специальной квалификации, а именно: управление делами казначейства, трудовых отношений, делами таможни, сборов и налогов, департамента по делам беженцев, почты и телеграфа, полиции, пожарной службы, а также судебных органов. Они занимали эти посты в течение 18 месяцев, и действия их были весьма успешны.

Тифлисские власти беспрекословно выполняли все указания англичан. Взамен они попытались заручиться поддержкой Запада в своих претензиях на российские
Страница 34 из 38

территории на Парижской мирной конференции. Уже в конце января 1919 г. его представитель показал «историческую» карту своей страны, на которой Сочи и Туапсе были обозначены грузинскими. По версии грузинских правителей, в давние времена царя Давида Строителя и царицы Тамары территория Сочинского и Туапсинского округов входила в состав Грузии. Но тут против грузинских притеснений восстали армяне Сочинского округа. Тифлис бросил против них карателей, которые начали сносить целые села артиллерией. Армяне умоляли Деникина спасти их от уничтожения, и 24 января 1919 г., несмотря на тяжелейшую ситуацию под Новочеркасском, где наступала Красная армия, и угрозы англичан, он двинул на Сочи свои войска.

Русское наступление застало грузинскую армию врасплох: ее командование проводило время в попойках и гуляло на свадьбах. Когда белые форсировали реку Лoo, «главнокомандующий» генерал Кониев, изрядно подвыпивший, вез со свадьбы своего офицера к себе домой женщин. Но «продолжению банкета» помешал казацкий разъезд, который остановил его автомобиль. Так что вечер грузинский «Бонапарт» закончил не в постели с веселыми дамами, а в русском плену.

А тут еще вдобавок с тыла ударили армянские ополченцы, что совсем сбило с толку грузинских вояк. 8 февраля 1919 г. гарнизоны Сочи и Адлера сдались в плен, куда попал и начальник грузинского штаба полковник Церетели. В одном лишь Сочи были пленены 700 солдат и 48 офицеров армии Грузии.

Операция по очищению Сочинского округа от грузинских захватчиков должна войти в учебники военного искусства одновременно как успешная по своим конечным результатам, так и по «малокровию»: белые потеряли семь, а грузины – двенадцать человек убитыми. Такие низкие для времен Гражданской войны потери объяснялись тем, что грузинская армия сдалась в плен почти без боя.

Разумеется, все развивалось по тому же сценарию, что и в 2008 г.: Англия потребовала вывода российских войск с российской же территории, заявляя о своем желании установить свой контроль над Сочи.

В противном случае Лондон угрожал Деникину разрывом отношений, прекращением военных поставок и даже войной, в частности, обстрелом кавказского побережья России из 343-мм орудий дредноутов. На что Антон Иванович ответил коротко и ясно: «Сочинский округ очищен не будет».

Британские корабли даже высадили в Гаграх десантный отряд. Но в связи с успехами Добровольческой армии 9 сентября 1919 г. британский отряд был эвакуирован из Батума. В результате Сочинский округ так и остался в составе России. Демаркационная линия между белыми и грузинами была установлена южнее Адлера, в районе которого устанавливалась «нейтральная зона».

В 1921 г. в Лондоне вышла книга Бехофера «В деникинской России». Ее автор писал: «Свободное и независимое социал-демократическое государство Грузии всегда останется в моей памяти как классический пример империалистической малой национальности и по отношению к захватам территорий вне своих пределов, и по отношению к бюрократической тирании внутри государства. Шовинизм его превосходит всякие пределы».

Грузины расправлялись с осетинами с не меньшим рвением, чем с абхазами. В марте 1918 г. глава «цхинвальского участка» грузинский дворянин Коста Казишвили заявил: «Россия вот уже 118 лет как покорила и лишила Грузию свободы». По мнению Казишвили, в этом были виноваты осетины: «Это столетнее мучение и терзание Грузия перенесла по вине осетин. Осетины тогда, как и теперь, помогали русским покорить Кавказ… Осетины – пришельцы, мы [грузины. – А. Ш.] их приютили на нашей земле, но они вместо благодарности в любую минуту готовы нанести нам рану в спину»[52 - Цит. по: Блиев М. Южная Осетия в коллизиях россййско-фузинских отношений. С. 341–342.].

Население Южной Осетии выступило против закона о земле, изданного 7 марта 1918 г. Закавказским сеймом. По этому закону за помещиком сохранялось владение в размере 50 десятин. Кроме того, правительство дало помещикам возможность фиктивного раздела семейств с целью удержать за собой свои прежние наделы. Митингующие осетины требовали выслать «помещиков из пределов Горийского уезда, а землю их распределить пропорционально между малоземельными крестьянами, дома передать под школы». Они требовали удалить из Цхинвальского района Казишвили, Повришвили и Майсурадзе, которые «под видом установления социализма» прибегали к «диким зверствам», «работая в пользу помещиков».

В ответ на это грузинские власти двинули в Южную Осетию большой вооруженный отряд – более двух тысяч солдат регулярных войск. Губернский комиссар Г. Мачабели и «цхинвальский диктатор» К. Казишвили решили учинить в Южной Осетии большую «зачистку». Однако в ходе пятидневных боев осетинские ополченцы вдребезги разбили противника, более тысячи грузин были взяты в плен или разоружены. Остальные каратели были убиты или бежали в Грузию. На поле боя нашли свою смерть и идейные руководители нашествия Г. Мачабели, С. Кецховели и К. Казишвили.

Замечу, что вторжение в Осетию весной 1918 г. произошло по личному приказу главы правительства Грузии Н. Жордания. Кстати, в Тифлисе Южная Осетия получила новое название – Шида Картли, в переводе: Внутренняя Картли.

В марте 1919 г. в Тифлисе было созвано Учредительное собрание, в котором из 130 делегатов 109 представляли меньшевиков. Эти, с позволения сказать, социалисты оставили полностью промышленность и торговлю в руках буржуазии, аграрная реформа была проведена по урезанной программе российских кадетов. Ни один из народов, проживавших на территории Грузии, не получил права на самоопределение и обучение в школе на родном языке. В Грузии царили коррупция и казнокрадство.

4 мая 1919 г. по приказанию грузинского правительства Жордании начальник «цхинвальского» отряда генерал князь Каралов начал готовить поход в Южную Осетию. Поводом для этого стало создание в Южной Осетии Национального Совета – неформального руководителя осетинского крестьянства. Во вторжении в Южную Осетию генерал Каралов видел не только задачу «в корне разрушить» осетинский Национальный Совет, но и «пройти с войсками» Грузии «весь южноосетинский район», само собой разумеется, с карательными целями.

12 и 13 мая грузинские войска вошли в Южную Осетию и оккупировали ее. Еще до того как в парламенте Грузии началось обсуждение вопроса о геноциде осетин, Национальный Совет обратился к населению с призывом не вступать в вооруженные конфликты с грузинами, чтобы не дать повод властям Жордании начать военные действия. Так что грузинские войска, вооруженные до зубов, включая тяжелую артиллерию, оккупировали территорию Южной Осетии без единого выстрела. Тогда оккупанты занялись своим обычным делом – грабежами, насилием и разбоем.

Позже, когда о разбойном поведении грузинских войск стало известно и за пределами Грузии, производивший дознание ротмистр Ушваридзе провел расследование этого дела. Газета «Молот» писала, что «карательный отряд князя Каралова до самого последнего времени находился в Осетии, где творил бесчинства над непокорным населением». В этой же газете говорилось, что «со всех сторон из всей Осетии» направлялись делегации в Тифлис, выражались публичные протесты с требованиями вывода грузинских войск, и
Страница 35 из 38

только после этого грузинское правительство вынуждено было отозвать свои войска.

Однако вывод грузинских войск из Южной Осетии не означал снятия с осетинского населения военного контроля грузинского правительства. Так, в Цхинвальском районе и в горах Южной Осетии до начала осени 1919 г. оставались сто милиционеров, а в октябре того же года к ним добавился батальон грузинских регулярных войск. В том же 1919 г. часть Южной Осетии была занята отрядом Добровольческой армии.

В конце 1919 г. председатель полевого штаба грузинской армии А. Салукавадзе в своем донесении отмечал в Южной Осетии и в некоторых районах Горийского уезда стихийные крестьянские выступления. Причинами их Салукавадзе считал агитацию большевиков и неспособность грузинских властей справиться с административной деятельностью. Но самым серьезным мотивом крестьянских выступлений, по мнению Салукавадзе, было следующее: «До настоящего времени нет никакого правосудия… слабо идет в районах и проведение аграрной реформы, что создает почву в населении к недоверию в проведении в жизнь земельной реформы».

В марте 1920 г. на заседании югоосетинского Ревкома были поставлены две задачи, вытекавших из общей обстановки, создавшейся в Южной Осетии:

1. Распустить национальный совет старого созыва.

2. Объявить советскую власть.

Особенность ситуации в Южной Осетии заключалась в том, что все стихийный крестьянские выступления довольно легко и крайне жестко подавлялись грузинскими правительственными войсками. В связи с этим из Южной Осетии в Северную двинулся поток беженцев. Тогда лидеры большевиков решили политически организовать выступавших крестьян, чтобы противопоставить их грузинской контрреволюции.

Вместе с объявлением Советской власти югоосетинский Ревком принял решение «немедленно формировать вооруженный отряд и с этой целью войти в связь с Северной Осетией». Это решение надо пояснить: с марта 1920 г. часть большевиков Южной Осетии перешла на подпольное положение, а другая часть сосредоточилась во Владикавказе, где вела политическую работу. Во Владикавказе и окрестных районах находилось большое количество беженцев из Южной Осетии. Это не осталось незамеченным В.И. Лениным, и он пообещал «денежную помощь пострадавшим».

С провозглашением советской власти в Южной Осетии встал вопрос о взаимоотношениях Южной и Северной Осетии. В конце апреля 1920 г. во Владикавказе обсуждался вопрос «Об объединении Южной и Северной Осетии». Представители Южной и Северной Осетии сошлись на том, что из-за сложности коммуникаций сообщение между двумя частями Осетии было сильно затруднено, так что вопрос об объединении решен не был. Но удалось достичь договоренности о воссоединении Южной и Северной Осетии «по культурно-экономическим соображениям».

Тут замечу, что все действия югоосетинских большевистских лидеров определялись исключительно сиюминутной целесообразностью. Так, провозгласив в марте 1920 г. советскую власть как противовес грузинской феодально-меньшевисткой, они не спешили ее устанавливать. Только в мае в районе Рокского перевала – наиболее стратегически важного для Южной Осетии района – началось установление советской власти. Через этот перевал уходили беженцы в Северную Осетию, а также поступала помощь извне. Не оставило без внимания Рокский перевал и правительство Жордании, планировавшее войну с Советской Россией для соединения с Добровольческой армией. В селах, прилегавших к Рокскому перевалу, югоосетинский Ревком провозгласил советскую власть 8 мая 1920 г., «чтобы закрыть ущелье, обороняясь от врага трудового народа».

Устанавливая советскую власть в одном горском районе, юго-осетинские большевики хорошо понимали, что действуют не только в интересах своего народа, но и в интересах Советской России, от которой ждали помощи и поддержки. В постановлении Ревкома говорилось, что Рокский район, где установилась советская власть, «присоединится к РСФСР, о чем известить Москву». Когда 15 мая грузинский отряд напал на села Рокского района, югоосетинский лидер большевиков Александр Джатиев сообщил Ревкому, что жителям района удалось отбить нападение, и с гордостью добавил, что грузинское правительство этой акцией «посягает на часть Советской России». В этом-то и содержался смысл югоосетинской советской власти – быть в составе России.

Замечу, что в Москве было известно о событиях в районе Рока и об установлении там советской власти. В ноте от 17 мая, отправленной Чичериным грузинскому правительству, говорилось о провозглашении Советской республики в Южной Осетии, причем подразумевалось установление советской власти на всей территории Южной Осетии.

Министр иностранных дел Грузии Гегечкори в своем ответе Чичерину указал, что речь идет лишь о селениях на Рокском перевале, что было истиной правдой, а затем приврал, утверждая, что на Рокский перевал «с Терской области проник отряд советских войск при двух орудиях», который и установил там советскую власть. На самом же деле, кроме юго-осетинских крестьян никаких иных сил, ни военных, ни политических, в районе перевала не было.

Между тем к концу мая 1920 г. грузинские регулярные войска ужесточили военные действия на всей территории Южной Осетии. Начались массовые убийства осетин. Оказавшись в отчаянной ситуации, вожди южных осетин «обратились к Советской России, ко всем политическим организациям России и Северного Кавказа с “Меморандумом трудовой Южной Осетии”. Назвав ворвавшиеся грузинские войска “людоедами”, они по всей Южной Осетии провозгласили Советскую власть, отсчитывая дату ее установления с 8 мая, с введения Советской власти в районе Рокского перевала. Они решительно заявили, что Южная Осетия “является и должна остаться неотъемлемой частью… свободной России”. В Меморандуме указывались конкретные силы грузинской Вандеи. Ими “были банды, набранные из крупных и мелких эксплуататоров… духанщиков, лиц с уголовным прошлым и настоящим, шулеров, гимназистов, студентов и т. д., а во главе – князь Мачабели, грузинский Пуришкевич – Вешапели и сам архибандит Джугели”.

“Каждый из них, – говорилось в том же Меморандуме, – был увешен двумя-тремя маузерами, винтовкой, ручными гранатами, шашкой, кинжалами”. Они “без всякой причины, повода и предупреждения открывали по селам и деревням беспорядочный ураганный огонь из пулеметов и орудий, грабили, убивали, избивали, насиловали и поджигали”. Все это сопровождалось тиражированием гнусной лжи со стороны прежде всего самого грузинского дворянина Жордания; в официальном докладе Жордания события в Южной Осетии назывались “восстанием в Цхинвали”, якобы “устроенном князьями при помощи осетинских стражников”. По поводу подобных заявлений в Меморандуме говорилось: “какая наглая и возмутительная ложь. Поседевший Жордания в роли провокатора…” Мы уже отмечали, что грузинская мизантропия имеет на вооружении особый изощренный вид лжи, патологичность которой вполне добавляет образ грузинского власть имущего фарисея. Стоит напомнить – до вторжения в Южную Осетию легионы вооруженных войск грузинского правительства точно так же обрушились на татарские [азербайджанские. – А. Ш.) села в Ахалицихском уезде.
Страница 36 из 38

Это был один из опытов геноцида, кровавые ужасы которого повергли в изумление все население Закавказья. Второй “опыт”, который Жордания, уничтожив 400 крестьянских дворов, называл “восстанием в Цхинвали”, был в мае 1920 года. Третий еще предстоял…»[53 - Цит. по: Блиев М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. С. 362–362.]

Этот «Меморандум» видные осетинские общественные деятели Разден Козаев и Евгений Рамонов 29 мая 1920 г. отвезли в Москву как обращение к правительству РСФСР. 8 июня югоосетинский Ревком принял решение издать «Приказ об объявлении Советской власти» за подписями председателя Ревкома В. Абаева и политического деятеля Н. Гадиева. Установление советской власти в Южной Осетии происходило в каждом осетинском обществе отдельно, что говорит о демократическом характере создания структур власти в Южной Осетии. Так, в день подписания «Приказа…» Часовальский Ревком объявил советскую власть в Кударском обществе. А через несколько дней советская власть была провозглашена во всех района Южной Осетии.

Грузинские большевики выступали против вторжения войск Тифлиса в Южную Осетию. Так, тифлисская газета «Коммуниста» писала о принципах национального самоопределения: «Эти права мы не может отнять у населения Юго-Осетии, поскольку оно имеет определенную территорию и не нападает на территорию других наций».

Между тем советские войска, разгромив Деникина, вышли к самопроизвольно установленным границам Грузии. В ноте советскому правительству от 21 апреля 1920 г. Гегечкори выразил тревогу по поводу дошедшего до него «сведения об отдаче приказа войскам Красной Армии занять Гагринский округ до реки Бзыбь». Грузинский министр отмечал, что «с основания нашей Республики мы занимаем нашу историческую и стратегическую границу в Гагринском округе… Доводя это до Вашего сведения от имени своего правительства, выражаю уверенность, что приказ будет отменен и не будут допущены шаги, свидетельствующие о враждебных намерениях Совнаркома против Грузии».

Чичерин в своей ответной ноте от 24 апреля заверил, что советское правительство не желает «ни в малейшей мере войны с Грузией» и не намерено силой вторгаться в ее пределы. Далее говорилось: «Оставляя открытым вопрос о принадлежности местности, называемой Вами “Гагринский округ”, просим Вас сообщить нам, где по Вашему мнению проходит граница этого округа. Местному военному командованию Красной Армии поручено окончательно выяснить с Вашим командованием вопрос о той линии, через которую советские войска не переступали бы. Отказываясь от того, чтобы вводить свои войска в пределы Грузии, Советское правительство в то же время ожидает, что на территорию Грузии не будут допускаться отступающие белогвардейские части»[54 - Архив внешней политики СССР. Ф. 148. Оп. 3. П. 3. Д. 35.].

Как видим, из коньюктурных соображений (война с Врангелем, поляками, японцами и т. д.) советское правительство признавало де-факто границы Грузии, впрочем, оставляя вопрос о принадлежности Гагринского округа открытым.

В очередной раз в кавказские дела вмешалась Англия. В ноте от 8 мая 1920 г. министр иностранных дел лорд Керзон предупредил, что в случае если Советской Россией будет произведено нападение на территорию одного из окраинных государств, независимость которого признана Англией в той или иной форме [речь, естественно, шла о Грузии. – А. Ш.], союзники не допустят такого нападения и окажут этому государству всяческую поддержку[55 - Документы внешней политики СССР. М.: Политиздат, 1958. Т. II. С. 503.].

25 апреля 1920 г. войска Пилсудского напали на Советскую Россию по всему фронту от Литвы до Румынии. 6 мая поляки взяли Киев. В такой ситуации Красной армии было не до Грузии. В этот день И.В. Сталин в телефонном разговоре с председателем Северо-Кавказского Ревкома Серго Орджоникидзе отметил: «Ты, должно быть, уже получил записку за подписью Ленина. ЦК обязывает тебя принять все меры к отводу частей к границам России и Азербайджана и отказаться от каких-то бы ни было наступательных действий против Грузии. Я пришел к аппарату для того, чтобы повторить это требование ЦК. Имей в виду, что требование ЦК продиктовано нынешней обстановкой в международном масштабе. Кроме того, политбюро хочет знать положение повстанцев, о которых ты сообщал, и получить о них возможно подробные сведения…

То, что ты говоришь о грузинском правительстве, абсолютно верно, но обстановка такова, что сейчас торопиться с Грузией в смысле превращения ее в советскую мы не может. Все равно через несколько месяцев, если коммунисты будут легализованы, она и так станет советской, другого пути для нее нет»[56 - ЦПА при УК КПСС (в настоящее время Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории – РЦХИДНИ). Ф. 558. Оп. 1. Д. 1621.].

Затем Сталин посоветовал Орджоникидзе «убедить пограничные части Грузии и других повстанцев внутри Грузии [то есть восставших осетин. – А. Ш.] не торопиться с выступлениями и сохранить свои силы для ближайшего будущего». Орджоникидзе заявил, что намерен «занять Тифлис к 12 мая», на что Сталин от имени ЦК ответил, что это «абсолютно несовместимо с нашей политикой». Следуя указаниям Москвы, Кавказский краевой комитет ЦК РКП(б) взял курс на прекращение восстания осетин.

7 мая в Москве грузинский посланник Г.И. Уратадзе и заместитель наркома иностранных дел Л.М. Карахан подписали договор между Грузией и Россией. По этому договору РСФСР, исходя из права всех народов на свободное самоопределение вплоть до полного отделения от государства, в состав которого они входили, безоговорочно признавала независимость и самостоятельность грузинского государства и добровольно отказывалась «от всяких суверенных прав, кои принадлежали России в отношении к грузинскому народу и земель». Согласно договору, в Грузии была легализована коммунистическая партия.

Тифлисское руководство рассматривало этот договор с Россией как индульгенцию на расправу с абхазами и осетинами. В Южную Осетию были немедленно отправлены регулярные войска и Народная армия, фактически представлявшая собой банду уголовников. Командовал карателями начальник штаба грузинской армии В. Джугели.

Малочисленные осетинские отряды сопротивления в течение двух дней обороняли Цхинвал на его подступах от превосходящих сил противника. У восставших имелся лишь один пулемет «максим», который они перетаскивали с места на место, сдерживая таким образом наступавшие грузинские войска. Но запас патронов к «максиму» катастрофически истощался. Зато грузинские войска были вооружены новейшими образцами британского и немецкого оружия, как артиллерийского, так и стрелкового.

14 июня грузины начали расстрел мирных жителей югоосетинских селений из артиллерийских орудий. По всей Южной Осетии полыхали пожары. В течение 14–17 июня осетины с трудом удерживали коридор, по которому тысячи беженцев двигались к Рокскому перевалу, чтобы перебраться в Северную Осетию. Многие тысячи осетин были отрезаны от дороги к Рокскому перевалу и поэтому через другие перевалы пробирались в Дигорию и Балкарию.

В середине июля 1920 г. грузинское правительство постановило создать комиссию для решения вопроса о дальнейшем выселении осетин из Южной Осетии, 1-й
Страница 37 из 38

пункт которого гласил: «В первую очередь немедленно принять меры к полному очищению селений Мхслеби, Джава с окрестностями: Безанда, Кашитаты, Жижойта, Габат-Рах, Земо-Тонтобет, Квемо-Тонтобет, Корсеви, Шушита, Ниния, Бузала и др. от осетин»[57 - Блиев М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. С. 370.].

Установив в Южной Осетии полицейский режим, грузинские власти аннулировали даже те редкие удостоверения, которые накануне были выданы отдельным жителям на право проживания в Южной Осетии. Хотя, как уже говорилось, Южная Осетия как географическая единица в грузинском делопроизводстве более не значилась: везде фигурировала Шида Картли. Новые удостоверения для южных осетин выдавались «на право проживания в пределах республики Грузия» и «только по распоряжению уполномоченного правительства по его особому усмотрению семьям тех осетин, которые: а) состоя на государственной или общественной службе в республике Грузии: в гвардии, милиции, на железной дороге, трамвае и др. со времени, не позже начала военных операций против осетин, до конца этих операций верно исполняли свой служебный долг; б) являются верными гражданами республики, имеющими особые заслуги перед нею»[58 - Там же. С. 370–371.].

По удостоверению, выданному одному лицу, разрешалось жить семье в составе «матери, отца и братьев не свыше 16 лет, сестер, дочерей, а также сыновей не выше 18 лет».

В специальном пункте «Б» говорилось, что в селах, обозначенных в 1-м пункте, «не должно быть оставлено ни одного осетина, даже имеющих от уполномоченного правительства соответствующее удостоверение». Такое жестокое отношение грузинских властей к жителям сел центрального района, где находилось село Джава, объяснялось тем, что там были сосредоточены наиболее активные политические силы. При потере Цхинвала Джава автоматически становилась столицей Южной Осетии. Перед вторжением Джугели было дано специально поручение относительно этого села. В своем дневнике он записал: «Джава – южно-осетинская столица. Это очень богатая и живописная деревня. Она сердце Южной Осетии. И его сердце надо вырвать». Однако карателям не удалось осуществить свой план, поскольку население Джавы благополучно покинуло село и ушло к Рокскому перевалу или в горы на другие перевалы.

Последние, 8-й и 9-й, пункты «Постановления» предусматривали заселение Южной Осетии грузинами. Член комиссии Хубутия представил «проект передачи домов», по которому все уцелевшее имущество и скот переходили новым жильцам.

Глава 12

Конец грузинской «незалежности»

К 9 сентября 1919 г. последнее подразделение британской армии покинуло Тифлис, и эвакуация войск из Азербайджана, Грузии и Армении была завершена. Так говорится в донесении генерала Д.Ф. Мильна британскому военному министру. Далее Мильн докладывал о действиях трех британских батальонов в городе Батуме. Оттуда вытекает, что Лондон не считал Батумскую область частью Республики Грузия.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/aleksandr-shirokorad/gruziya-zakavkazskiy-tupik-14654164/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Очерки истории СССР. Период феодализма IX–XV вв. в двух частях. Ч. I / Под ред. Б.Д. Грекова, Л.В. Черепина, В.Т. Пашуто. М.: Издательство Академии наук СССР, 1953.

2

Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений. М., 1957. Т. 1. С. 73.

3

Епифанцев А. Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства. Материалы сайта http://www.vesti.ru/doc. html?id=204707

4

Соловьев С.М. История России с древнейших времен. Кн. IV. Т. 7–8. М.: Издательство, социально-экономической литературы, 1960. С. 278.

5

Там же. С. 278–279.

6

Под стягом России. Сборник архивных документов / Сост., примеч. А.А. Сазонова, С.Н. Кистерева. М.: Русская Книга, 1992. С. 182.

7

Древняя Русь в свете зарубежных источников / Под ред. Е.А. Мельниковой. М.: Логос, 2003. С. 112–122.

8

Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 195.

9

Там же. С. 196.

10

Тавады (тавади, таваде, от слова тави – голова) – титул в Грузии. Первоначально – предводитель, старшина, впоследствии князь. В дворянской иерархии Грузии тавады стояли выше дворян – азнаури, но ниже полунезависимых владетелей – эристави.

11

Гекбот – трехмачтовое парусное судно длиной 30,5 м и шириной 8,2 м. Обычно гекботы использовались как транспорты, но в этой экспедиции они действовали в качестве бомбардирских кораблей.

12

Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 202.

13

Блиев Л. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. М.: Европа, 2006. С. 29.

14

Т.М. Шамба, А.Ю. Непрошин. Материалы сайта http://www.abkhaziya.org/ today/sun/history/etnos5….

15

Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 260–261.

16

Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 263.

17

Там же.

18

Керсновский А.А. История русской армии. В 4 томах. Т. 1. От Нарвы до Парижа 1700—1814 гг. М.: Голос, 1999. С. 208.

19

Город Елизаветполь в 1918 г. переименован мусаватистами в Гянджу, а в 1938 г. большевиками в Кировобад.

20

Керсновский А.А. История русской армии. Т. 1. С. 209.

21

Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 299.

22

Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник. СПб.: БЛИЦ, 1995. С. 215.

23

Военная энциклопедия / Под ред. К.И. Величко, В.Ф. Новицкого, А.В. Фон-Шварца и др. В 18 т. Петербург, 1911–1915. Т. XI. С. 225.

24

Под стягом России. Сборник архивных документов. С. 304.

25

Цит. по: Скоков А. Россия и Грузия между дружбой и враждой. Материалы сайта http://his.lseptember.ru/2003/21/l.htni

26

Материалы сайта http:// ictionbook.ru/ author/vachnadze_merab/istoriya_ gruzii_s_drevneyishih_vremen_do/ read_online.htmI?page=22

27

Русская эпиграмма / Составит. В. Васильева. М.: Художественная литература, 1990. С. 229.

28

«Из доклада Президенту о пятой колонне в РФ. Грузинская диаспора». Материалы сайта http://www.demushkin.com/content/news/256/2477.html

29

«Из доклада Президенту о пятой колонне в РФ. Грузинская диаспора». Материалы сайта http://www.demushkin.com/content/news/256/2477.html

30

Ибрагимбейли Х.М. Кавказ в Крымской войне 1853–1856 гг. М., 1971. С.159.

31

Цит. по: Мергиев З.Г. Батум во времена Османской империи. Краткий административный, статистический и исторический обзор г. Батуми и региона в составе Османской империи. М.: Минувшее, 2008. С. 86.

32

Островский Б. Адмирал Макаров. М: Воениздат, 1954. С. 65.

33

Мазилкина И. Город-аристократ. Материалы сайта: http://www.batumionline. net/aboutcity/publications/006.html

34

Джавахишвили И., Вачнадзе М., Турули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)». Материалы сайта http://fictionbook.ru/ author/ vachnadze_merab/ istoriya_gruzii_s_drevneyishih_vremen_do/ read_online. html?page=22

35

Там же.

36

Джавахишвили И., Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней). Материалы сайта http://fictionbook.ru/ author/ vachnadze_merab/ istoriya_gruzii_s_drevneyishih_vremen_do/ read_online. html?page=22.

37

Джавахишвили И., Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)». Материалы сайга
Страница 38 из 38

http://fictionbook. m/author/ vachnadze_merab/ istoriya_gruzii_s_drevneyishih_vremcn_do/ read_online. html?page=22

38

Джавахишвили И., Вачнадзе М., Гурули В., Бахтадзе М. «История Грузии (с древнейших времен до наших дней)». Материалы сайта http://fictionbook.ru/author/vachnadze_merab/istoriya_gruzii_s_drevneyishh_vremen_do/read_online. html?page=22

39

Е.П. Гегечкори рвался в IV Государственную думу, но из-за препятствий, чинимых правительством, избран не был.

40

Бовыкин В.И. Очерки истории внешней политики России. Конец XIX века – 1917 г. М.: Учпедгиз, 1960. С. 183.

41

Именно правительства, а не правительство. Распутинская клика, правившая страной, меняла министров чуть ли не каждую неделю.

42

Цит. по: Блиев М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. С. 340.

43

Джугели – член РСДРП (меньшевиков). Начальник народной гвардии в грузинской меньшевистской республике. В сентябре 1924 г. был одним из главарей антисоветского выступления в Грузии, подготовлявшегося при поддержке Антанты. После неудачи этой авантюры Джугели признал совместно с другими меньшевистскими вождями свою вину перед трудящимися массами Грузии.

44

Сваранц А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе. М.: Академия гуманитарных исследований, 2002. С. 292.

45

Кубано-Черноморская Советская Республика образована в мае 1918 г. в составе РСФСР, состояла из Кубанской и Черноморской губерний, столица Екатеринодар. 7 июля 1918 г. вошла в состав Северо-Кавказской Советской Республики. Последняя продержалась до 11 января 1919 г. и пала под ударами Добровольческой армии.

46

Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919. С. 376.

47

Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис, 1919. С. 389.

48

Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис. 1919. С. 390.

49

Документы и материалы по внешней политике Закавказья и Грузии. Тифлис. 1919. С. 392.

50

Там же. С. 409.

51

ЦГИА Грузии. Ф. 1861. Оп. 2. Д. 28.

52

Цит. по: Блиев М. Южная Осетия в коллизиях россййско-фузинских отношений. С. 341–342.

53

Цит. по: Блиев М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. С. 362–362.

54

Архив внешней политики СССР. Ф. 148. Оп. 3. П. 3. Д. 35.

55

Документы внешней политики СССР. М.: Политиздат, 1958. Т. II. С. 503.

56

ЦПА при УК КПСС (в настоящее время Российский центр хранения и изучения документов новейшей истории – РЦХИДНИ). Ф. 558. Оп. 1. Д. 1621.

57

Блиев М. Южная Осетия в коллизиях российско-грузинских отношений. С. 370.

58

Там же. С. 370–371.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.