Режим чтения
Скачать книгу

Как работает экономика: Что Rolling Stones, Гарри Поттер и большой спорт могут рассказать о свободном рынке читать онлайн - Джон Тамни

Как работает экономика: Что Rolling Stones, Гарри Поттер и большой спорт могут рассказать о свободном рынке

Джон Тамни

У экономики есть свои законы и принципы. Автор этой книги, редактор Forbes Джон Тамни, рассказывает о них, не обременяя читателя сложной терминологией, графиками и статистическими выкладками. Вместо этого он использует увлекательные истории из мира большого спорта, кино, массовой культуры и шоубизнеса. На примере The Rolling Stones, Пэрис Хилтон и американского футбола рассказывает об удачных и неудачных системах налогообложения, с помощью фильмов «Крестный отец», «Клан Сопрано» и «Унесенные ветром» о проблемах антимонопольных законов, а звезда баскетбола Леброн Джеймс помогает автору проиллюстрировать эффективность свободной торговли.

Джон Тамни

Как работает экономика: Что Rolling Stones, Гарри Поттер и большой спорт могут рассказать о свободном рынке

Редактор В. Потапов

Руководитель проекта А. Василенко

Корректор М. Константинова

Компьютерная верстка М. Поташкин

Дизайн обложки Ю. Буга

© John Tamny, 2015

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина Паблишер», 2017

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

* * *

Моей жене Кендалл. Спасибо за твою любовь, поддержку и за вдохновение, без которого не было бы этой книги

Предисловие Стива Форбса[1 - Стивенсон «Стив» Форбс, младший (Malcolm Stevenson Forbes, Jr, род. в 1947 г.) – американский издатель, бизнесмен и политик. Главный редактор журнала Forbes. Дважды выдвигался кандидатом в президенты США от Республиканской партии.]

Вы держите в руках один из самых провокационных научных трудов по экономике со времен опубликованного в 1848 г. «Коммунистического манифеста» Карла Маркса и увидевшей свет в 1936 г. «Общей теории занятости, процента и денег» Джона Мейнарда Кейнса. Но если Маркс хотел уничтожить социальную основу свободного рынка, право собственности и минимальную роль правительства, то Джон Тамни хочет восстановить порядок вещей, существовавший до Великой депрессии прошлого века и двух мировых войн. Он хотел бы укрепить успешно действовавшие до этих катаклизмов ХХ века институты и механизмы развития экономической свободы и роста благосостояния. Если Кейнс желал, чтобы правительство, оперируя деньгами, процентными ставками, налогами и бюджетными расходами, управляло экономикой, как водитель управляет автомобилем (абсолютно недостижимая цель), то Тамни, напротив, предлагает сократить налоги, радикально упростить налоговое законодательство и позволить рынкам самим устанавливать процентные ставки (в этом случае Федеральная резервная система США в конце концов стала бы достоянием истории), ввести золотой стандарт для стабилизации финансов, положить конец любым действиям правительства по выведению экономики из кризиса и вообще свести его роль к минимуму, как задумывали изначально Отцы-основатели США.

Множество людей разделяют цели, которые ставит перед собой Тамни. Он начинает свою революцию во имя свободы, вводя в бой самое мощное оружие – свою книгу. Экономику, которую принято считать сложной, запутанной, напичканной формулами наукой, которая открывает свои тайны только кучке высоколобых жрецов, вроде Джанет Йеллен[2 - Джанет Йеллен (Janet Yellen; род. в 1946 г.) – американский экономист, глава Федеральной резервной системы США с 2014 г. (Здесь и далее примечания сделаны редакцией.)] и Бена Бернанке[3 - Бен Бернанке (Ben Bernanke; род. в 1953 г.) – американский экономист, председатель совета управляющих Федеральной резервной системы США в 2006–2014 гг.], Тамни превращает в предмет, понятный любому из нас. По существу Тамни делает для экономики то, что печатный станок Гутенберга сделал для Библии – она становится доступной, открытой для всех. Не менее важно и то, что он поступает как поступил Тотошка с Волшебником Изумрудного города, срывая завесу и изобличая мошенничества современной экономики.

Тамни понимает то, что понимают далеко не все: мы поднимаем свой уровень жизни, торгуясь друг с другом. Предположим, вы решили заняться выпечкой и продажей тортов. Вам нужно найти наиболее выгодное предложение, чтобы закупить ингредиенты, например, яйца, сахар, муку и сливки; необходимое оборудование, например, печь и холодильник; посуду, например, ложки и чашки, и так далее, и так далее. Каждый день в мире совершаются миллиарды подобных сделок. Если бы мы не заключали сделки друг с другом, мы бы до сих пор не выбрались из пещер.

Однако бартерный обмен – чрезвычайно громоздкий и неудобный способ осуществления сделок. Деньги превращают куплю и продажу товаров, услуг и финансовых инструментов в значительно более легкое дело. Деньги при этом так же необходимы, как номерок из гардероба в ресторане необходим, чтобы получить назад свое пальто. Именно деньги делают возможным широкомасштабное инвестирование, и только с помощью инвестирования можно добиться прогресса в улучшении уровня жизни для всех нас. А затрудняет процессы торговли и инвестирования финансовая нестабильность.

Пункт за пунктом Тамни с удовольствием опровергает пагубные стереотипы, устоявшиеся в современном обществе. Вот некоторые из них:

• Государство не производит материальные ценности. Чаще всего оно этому препятствует. Оно может взимать деньги, тратить их, перераспределять, но никогда не создает ресурсы.

• Реальной проблемой является не дефицит бюджета государства, а уровень расходов. Неважно, как эти расходы финансируются – за счет налогов, займов или резервов, создаваемых центробанками «из воздуха», – результат всегда один: эти деньги забирают у людей, которые их заработали. Как следствие, средства неизбежно растрачиваются попусту и используются неэффективно, а мы становимся от этого беднее. Вспомните известное высказывание Милтона Фридмана[4 - Милтон Фридман (Milton Friedman; 1912–2006) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике, создатель теории монетаризма.] о том, что он предпочел бы бюджет в триллион долларов с большим дефицитом сбалансированному бюджету в два триллиона долларов.

• Торговля всегда приносит пользу независимо от того, совершается ли сделка в пределах родного города, страны или за границей. Озабоченность экономистов и политиков международным торговым балансом – просто пагубная трата времени. Важно лишь, чтобы баланс сходился в глобальном масштабе. Если вы купите пару носков в Китае, а китайский торговец затем купит долю акций в США, экономисты тут же начнут волноваться по поводу торгового дефицита и баланса движения капиталов, хотя вы получили свои носки, а китайский предприниматель получил взамен финансовый актив. Каждая
Страница 2 из 9

сторона что-то выиграла от этой сделки.

• Накопления – это хорошо. Большое значение имеет образование капитала путем личных накоплений и прибыли от бизнеса. Сторонники учения Кейнса[5 - Джон Кейнс (John Maynard Keynes, 1st Baron Keynes; 1883–1946) – английский экономист, основатель кейнсианского направления в экономической теории, один из основателей макроэкономики.] считают, что сбережения исчезают, словно в бездонной пропасти, ничего не давая экономике. Глупость, справедливо замечает Тамни. Создатели капиталов – это герои, которые дают остальным возможность зарабатывать больше и покупать такие товары, как iPod, о которых люди понятия не имели, пока такие предприниматели, как Стив Джобс, не предложили их рынку.

• Прогресс требует уничтожать старое, чтобы прокладывать дорогу новому. Наглядный пример – конные экипажи и автомобили. А те из нас, кто вырос в мире печатных изданий, могли своими глазами и с самого начала наблюдать на примере Интернета то, что Йозеф Шумпетер назвал «креативным разрушением»[6 - Йозеф Шумпетер (Joseph Alois Schumpeter; 1883–1950) – австрийский и американский экономист и социолог. Ввел в оборот термины «креативное разрушение» и «элитарная демократия».]. В то же время Интернет позволил миллионам людей общаться между собой в реальном времени и создавать контент. Свободная журналистика, доступ к информации и возможность дискуссий распространены в наши дни, как никогда прежде. А это важнейшая составная демократии.

Инновации – это всегда неопределенность. Выяснить, что будет работать, а что нет, можно только на практике, экспериментальным путем. Тамни напоминает, что в США было более двух тысяч компаний, производивших автомобили. Представление о том, что экономика, управляемая мудрыми людьми в правительстве, может избежать взлетов и падений, периодов бума и периодов стагнации, несостоятельно в принципе. Хаос – неотъемлемая часть прогресса. Когда правительство не позволяет капиталу работать там, где для этого имеется наилучшая возможность, мы в итоге оказываемся беднее, чем могли бы быть.

Тамни бросает вызов множеству других распространенных заблуждений, утверждая, например, что отмена налога на наследуемое имущество (который якобы гарантирует, что деньги не будут концентрироваться в руках богатых людей) могла бы стать высокоэффективным инструментом перераспределения доходов. Еще одна парадоксальная мысль Тамни состоит в том, что перевод на аутсорсинг выгоден работникам.

А вот одна из идей, которая возмутит многих: стремление к энергетической независимости – пагубная политика. Если другие страны могут поставлять энергоносители по более дешевой цене, чем США, не нужно им мешать. Лучше направить капиталы, которые всегда в дефиците, на освоение новых отраслей. Англия еще в 1840-е гг., отменив налог на импорт продуктов, оставила попытки стать «продовольственно независимой». Людям понравилось, что еда стала дешевой, и Великобритания стала придерживаться этой политики. Это сделало ее одной из самых могущественных стран, оказывавшей помощь союзникам во времена двух мировых войн, несмотря на собственную зависимость от поставок продуктов из-за границы.

Книга Тамни также доступно объясняет, что такое инфляция и дефляция. Только намекну: инфляция – это не рост индекса потребительских цен. Равным образом падение цен тоже не всегда плохо, если это результат повышения производительности труда.

Как верно замечает Тамни, торговля – это не форма ведения войны. Наоборот, торговля создает условия для мирной жизни, устраняя барьеры между людьми (вам может не нравиться ваш сосед, но вам наверняка понравится продать ему что-нибудь) и делая нас всех богаче.

Пророки экономического апокалипсиса также представлены в этой книге в правильном свете. Никто не может детально предсказать будущую катастрофу, потому что нельзя знать наверняка, что предпримет тот или иной участник «игры». Возьмем финансовый кризис 2008–2009 гг. К тому времени уже лопнул ипотечный пузырь, созданный Федеральной резервной системой, проводившей политику слабого доллара, и американская экономика с трудом начала приспосабливаться к новым неблагоприятным условиям. Но что превратило внутренний американский кризис в потрясшую весь мир экономическую катастрофу, так это меры, принятые политиками Белого дома. В начале 2008 г. министерство финансов США и Федеральная резервная система оказали помощь кредиторам Bear Stearns, крупного, но едва ли игравшего такую уж большую роль инвестиционного банка с Уолл-стрит[7 - Экстренная правительственная помощь проблемным банкам (bail-out activities) осуществлялась в виде предоставления кредитов и залогов, обеспеченных государственными облигациями, и выкупа проблемных ипотечных активов. Всего в рамках Плана спасения финансовой системы США (план Полсона) ФРС США предоставила банкам займы на сумму $700 млрд.]. Затем были взяты под контроль правительственных учреждений ипотечные агентства Fannie Mae и Freddie Mac. Все ожидали, что такую поддержку получит и банк Lehman Brothers, гораздо более влиятельный, чем Bear Stearns. Но правительство позволило ему обанкротиться. Позже Вашингтон пересмотрел свою политику и выделил большой кредит страховому гиганту AIG в обмен на 79,9 % акций компании. На рынках началась паника, поскольку было неясно, что дальше предпримут власти. В последующие месяцы никто не понимал, кого правительство будет спасать, а кого оставит на произвол судьбы. Печально известная программа выкупа проблемных активов, по которой правительство навязало банкам долевые инвестиции независимо от того, в каком они находились положении, только усугубила ситуацию. Затем последовали и другие ошибки, что привело нас к слабой экономике, которая до сих пор никак не может набрать полные обороты, и к правительству, обладающему огромной, блокирующей всякий рост властью. Никто не смог бы предвидеть этого во всех деталях. Как замечает Тамни, если бы Bear Stearns позволили обанкротиться, Lehman Brothers, вероятно, сумел бы выкарабкаться, хотя бы путем срочного слияния с другим банком.

Эта книга отличается еще и тем, что в ней отсутствуют все эти отупляющие жаргонизмы из книг по экономике. Здесь вы не найдете таких претенциозных или откровенно ошибочных экономических аксиом, как «предельная склонность к потреблению», «парадокс бережливости» (излюбленная и весьма вредная идея кейнсианцев о том, что сбережения мешают экономическому росту), «теория предельного продукта отдельно взятой фирмы», «неоптимальность конкурентного свободного ценообразования», «закон убывающей предельной полезности», «принцип акселерации», «предельная склонность к сбережению», «закон повышения (относительного) спроса» или «закон физического объема предельного продукта».

Тамни не завидует представителям «настоящей» науки, чем грешат большинство экономистов. Они одержимы математическими формулами и уравнениями, потому что хотят, чтобы у их дисциплины был престиж точной науки. Уравнения создают иллюзию скрупулезной точности, которой в принципе быть не может, когда речь идет о поведении людей.

В качестве примера давайте рассмотрим задачу из классического учебника, над которым многим из нас пришлось попыхтеть. Это восьмое издание «Экономики» Пола Самуэльсона[8 -
Страница 3 из 9

Пол Самуэльсон (Paul Anthony Samuelson; 1915–2009) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике (1970 г.), автор книги «Экономика: вводный анализ».]: «Если С = а + bY = 200 + 2/3 Y и I = I = 100, тогда Y = C + I = 200 + 2/3 Y + 100, получаем Y = 900. Теперь умножим I на 10 и докажем, что Y увеличится на 30. Каким будет множитель? Почему? (Подсказка: Y – это выраженный в миллиардах долларов ЧНП[9 - ЧНП, чистый национальный продукт (NNP, Net National Product) – совокупная рыночная стоимость всех товаров и услуг, произведенных внутри страны, за вычетом амортизации.])».

Только представьте, что человек получил Нобелевскую премию за подобное!

Тамни приводит замечательные примеры, иллюстрируя каждую свою мысль, и это также делает его книгу достойной того, чтобы стать классическим произведением, к которому будут обращаться еще очень долго. Людям всегда интересно послушать хорошо рассказанные истории о других и чему-то научиться из чужого опыта. Вы прочитаете о Джерри Джонсе и его, казалось бы, сумасшедшем решении приобрести футбольный клуб Dallas Cowboys – решении, польза которого сейчас кажется ясной как белый день, но в свое время высмеянном экспертами и умудренными опытом инвестиционными банками. Историй у Тамни много, а среди персонажей вы встретите Пэрис Хилтон, Ларри Кинга, основателя газеты USA Today Ала Нойхарта, Майкла Блумберга, Дж. К. Роулинг, Патрика Синьсяна (Сун-Шионга), ставшего миллиардером благодаря своим достижением в области борьбы с раковыми заболеваниями, и основателя спортивного канала ESPN Билла Расмуссена. В своих ярких зарисовках часто Тамни использует познавательные факты из мира спорта и кино, а также обращается к сюжету сериала «Аббатство Даунтон». Он рассказывает и о неудачах, потому что на них тоже можно кое-чему научиться, и приводит примеры как тех, кто полностью восстановился после поражения, так и тех, кто так никогда и не достиг успеха.

Экономика – не такая точная дисциплина, как физика, химия, биология или машиностроение. Тамни остроумно и совершенно обоснованно признает, что экономика – это наука о том, к чему стремятся люди, чтобы улучшить свое положение в жизни, как выразился Авраам Линкольн. Что ведет к исполнению этого врожденного желания к процветанию, а что мешает ему исполниться – вот что призвана узнать экономика, вот какие задачи она решает. Поезжайте в любую бедную страну, и вы увидите, какая мощная предпринимательская энергия кипит в ее жителях, которые торгуют везде – в лавочках на углу или просто сидя на улицах. Почему же вся эта деятельность не приводит к интенсивному экономическому росту? Потому что созданные правительствами барьеры, например, различные препятствия на пути к открытию легального бизнеса, обременительные налоги, недостаток основных прав собственности и угрожающе нестабильная валюта – все это встает на пути у простого человека. Тогда как настоящей ролью государства должно быть создание благоприятной среды, в которой взрослые люди, договорившиеся между собой, могут свободно заниматься коммерческой деятельностью, – далее от правительства требуется только одно: не мешать. Тогда придет и процветание.

Как это ни грустно, многие признанные экономисты и политические лидеры игнорируют эту важнейшую предпосылку или не хотят применять ее на практике. Международный валютный фонд, например, печально известен свой политикой девальвации валюты и повышения налогов. Оглянитесь вокруг, посмотрите на современный мир, и вы увидите, что везде правительства воздвигают чрезвычайно вредные для торговли структурные препятствия. В Японии, к примеру, вдвое повышают государственный налог на продажи и увеличивают и без того шокирующий уровень налогов с оборота с 30 до 37 процентов, что может привести к катастрофе. Стоит ли удивляться тому, что третья по величине экономика в мире вот уже двадцать лет пребывала в застое, а теперь в ней происходит спад?

Ломая распространенные стереотипы и объясняя читателям, что представляет собой современная экономика на самом деле, Тамни тем самым оказывает нам неоценимую услугу.

Прочитайте эту книгу. Усвойте ее основные выводы. А затем применяйте полученные знания, где только возможно. Вы не обязаны соглашаться с каждым утверждением, чтобы понимать, что эта книга стоит в одном ряду с «Богатством и бедностью» и «Знанием и силой» Джорджа Гилдера[10 - Джордж Гилдер (George Franklin Gilder; род. в 1939 г.) – американский инвестор, экономист, писатель.], «Экономикой в уме» Уоррена Брукса[11 - Уоррен Брукс (Warren T. Brookes; 1929–1991) – американский колумнист, журналист.], «Как устроен мир» Джуда Ванниски[12 - Джуд Ванниски (Jude Thaddeus Wanniski; 1936–2005) – американский журналист, экономист.] и книгами немногих других авторов, вносящих свой вклад в пользу свободы и цивилизации, предоставляющей шанс каждому.

Введение

Макроэкономика – это тавтология и миф, к тому же миф опасный, поддерживающий иллюзию того, что процветание непременно связано с территорией, национальными валютами и государственными расходами.

    Рувен Бреннер[13 - Рувен Бреннер (Reuven Brenner; род. в 1947 г.) – израильско-канадский экономист.]. Лабиринты процветания

Относительно слабая экономика снизила уровень доверия американцев. Один из самых известных экономистов США то и дело повторяет, что в будущем нас ожидает только застой, потому что мы, по всей видимости, забыли, как двигаться вперед. Коротко говоря, теперь добиться экономического роста очень сложно[1 - Bret Swanson, "Tyler Cowen's Techno Slump," Forbes, January 27, 2011.].

К счастью, эта широко распространенная среди профессоров экономики точка зрения неверна. Экономического роста не только легко достичь, легко понять, как его достичь. В экономике нет никакой загадки. Она вокруг нас, повсюду: в фильмах и спортивных матчах, которые мы смотрим, в товарах, которые нам нравятся, в том, чем мы занимаемся каждый день.

Как ни странно, проблема заключается прежде всего в экономистах. Именно экономисты с помощью бессчетного количества графиков, диаграмм, запутанных уравнений и невразумительных чисел превратили простые базовые факты, основанные на здравом смысле, в нечто пугающе непонятное.

На самом деле нет ничего проще, чем предмет экономики, а следовательно, нет ничего проще экономического роста. Это особенно верно для США, государства, построенного иммигрантами и их потомками. Америка населена людьми, которые, мечтая о лучшей жизни, оставили насиженные места и отправились туда, где процветала личная и экономическая свобода. Предприниматели рискуют всегда, по определению, большой риск берут на себя и иммигранты. Когда в стране поселяются талантливые и предприимчивые люди со всего мира, неудивительно, что они делают ее богаче.

Еще одна черта, которая присуща нам и которая облегчает возможность экономического роста – дело в том, что наши желания не имеют пределов. Мы всегда хотим чего-то еще и, обменивая свой труд на еду, одежду и жилье, порождаем экономический рост, который сносит все препятствия на пути производства.

Однако, прежде чем человек сможет что-то купить, он сперва сам должен предложить нечто, имеющее ценность. Дорога к экономическому росту пролегает через стимуляцию предложения. Правительство может стимулировать его, снижая налоги и уменьшая законодательные, торговые и денежные
Страница 4 из 9

препятствия на пути производства.

Налоги – это не что иное, как штраф за работу. Когда политики обсуждают повышение подоходных налогов, они на самом деле говорят о том, что собираются повысить для вас цену за возможность рано подниматься и работать весь день.

Законодательство – это тоже своего рода налог, влияющий на стоимость ведения бизнеса. Редко когда эти нормы помогают достичь поставленных целей, но кое-чего они все же добиваются – они душат экономику. Разнообразные государственные директивы и правила отнимают у рабочих и предпринимателей время и ресурсы, которые они могли бы потратить на производство необходимых на рынке товаров.

Торговля представляет собой простейшую из четырех основных составляющих экономического роста. Каждый из нас является свободным торговцем, ведь торговля – цель нашей работы. Мы каждый день ходим на работу потому, что хотим обладать множеством вещей, которых у нас нет. Государственные пошлины на импортируемые товары наказывают и нас с вами за работу, уменьшая наше желание работать.

Цель денег – упростить обмен товарами. Деньги сами по себе – это не стоимость. Это всего лишь единица измерения стоимости нашей работы и покупки товаров. Я не могу обменять свое умение писать на гамбургер в McDonald's. Средством обмена для всех производителей являются деньги. Это единица измерения, а она не может выполнять свои функции, если все время меняется. До 1971 г. американский доллар имел постоянную цену, привязанную к стоимости золота. Отвязав его от золота, мы отправили доллар – и всю нашу экономику – в бесконечную поездку по американским горкам.

В современном мире экономика стала чем-то пугающим. А так быть не должно. В повседневной жизни мы все занимаемся микроэкономикой, ведь нас окружают экономические задачи. Цель этой книги – пролить свет на логичные факты, не обремененные графиками и статистикой. Нет ничего легче для понимания, чем экономика. Она повсюду, куда ни посмотри.

Часть первая

Налоги

Глава первая

Налоги – это цена, которую вы платите за вашу работу

Заработная плата поощряет трудолюбие, которое, как и всякое иное человеческое свойство, развивается в соответствии с получаемым им поощрением.

    Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов[14 - «Исследование о природе и причинах богатства народов» (An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) – основной труд основоположника политической экономии шотландца Адама Смита (1723–1790).]

В музыкальной индустрии имеется понятная каждому иерархия. В моем родном Лос-Анджелесе успех исполнителя проще всего оценить, если, конечно, не заглядывать в чарты журнала Billboard, по площадкам, на которых эта группа или певец дает концерты. Группы, которые только раскручиваются и еще не очень популярны, обычно играют в ночных клубах вроде Whiskey A Go Go. Следующим шагом может стать вмещающий пять тысяч человек зал Hollywood Palladium. Ну а по-настоящему успешные команды выступают в огромном спорткомплексе Staples Center.

Но даже такие арены, как Staples Center, не могут вместить армию фанатов самых популярных групп. Эти группы выступают на стадионах, от Rose Bowl в Пасадине до Coliseum в Лос-Анджелесе. «Роллинг Стоунз» – стадионная группа, и история их ошеломительного успеха кое-что объясняет нам в налогообложении. Налоги – это цена, которую назначают людям за то, что они работают, и которая влияет на то, где работает человек и работает ли вообще. Один из двух лидеров «Стоунз» Кит Ричардс писал в своей потрясающей автобиографии под названием «Жизнь»: «В начале 1970-х ставка налога на высокие доходы (в Великобритании) составляла 83 %, а для инвесторов и получателей так называемых рентных доходов («непредвиденной прибыли») доходила до 98 %. Это все равно что в открытую сказать человеку, что ему лучше уехать из страны»[2 - Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 289.].

Это утверждение содержит в себе несколько экономических уроков. Например, если вы повысили цену на что-либо, не факт, что вы получите эти деньги. Автоконцерн General Motors мог бы повысить продажную цену на модель Chevrolet Malibu до ста тысяч долларов, но клиенты просто посмеялись бы над ними и пошли бы покупать «форды».

То же самое и с налогами. Политики могут повысить цену за право работать для своих граждан, но если она окажется слишком высока, граждане не потерпят, что их стригут, как овец, особенно если они хорошо обеспечены. Как и покупатели автомобилей, они просто отправятся в другое место. Ричардс и «Роллинг Стоунз» именно это и сделали.

«Мне кажется, что последнее, чего ждут от нас сильные мира сего, облагая нас непомерными налогами, это, что мы скажем: хорошо, тогда мы уедем. Присоединимся к тем, кто не платит вам налоги вообще. Такую вероятность они не учли. Но именно она придала нам сил, и мы выпустили альбом "Exile on Main St.", который, возможно, оказался лучшим из всего, что мы делали. Они не верили, что мы можем продолжать свое дело за пределами Англии. Если честно, мы сами в этом сомневались. Мы не знали, сумеем ли, но что нам оставалось делать, как не попытаться? Сидеть в Англии и ждать, когда нам выдадут пенни с каждого заработанного нами фунта? Заканчивать карьеру мы не собирались. И мы собрались и поехали во Францию»[3 - Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 289.].

Возможно, политическую верхушку Англии несколько подвело убеждение, что с людей можно требовать любую, какую только заблагорассудится, цену за право работать. Повышение этой цены до 83 % привело к тому, что британское налоговое ведомство не получило от «Роллинг Стоунз» вообще ничего.

Политики пытаются оправдывать высокие налоги, утверждая, что это коснется только самой высокооплачиваемой публики, которая вынесет такую нагрузку. Эту ложь постоянно подкрепляют абсурдным аргументом, что взимание самых высоких налогов с самых богатых людей – это справедливо. Это справедливо, утверждают они, когда те, кто больше зарабатывают, оплачивают большую часть налогового бремени. Увы, на деле все не так просто. Реальность такова, что прогрессивная шкала налогообложения в итоге оказывается наиболее несправедливой по отношению к налогоплательщикам с доходами среднего и ниже среднего уровня.

«Роллинг Стоунз» не всегда были «теми самыми Роллинг Стоунз». В начале 1960-х гг., по воспоминаниям Ричардса, «бедность казалась нам постоянной и непреодолимой»[4 - Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 102.]. Он пишет: «Я даже пытался вести записи, сколько мы заработали на концертах – каждый фунт, шиллинг и пенс. И часто записывал "0", когда приходилось играть на крошечных выпускных вечерах в школах»[5 - Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 103.].

Большинство людей начинают свой жизненный путь отнюдь не с высоких ступенек социальной лестницы. Политики, которые во имя «справедливости» поднимают ставки налога для получателей высокого дохода, по сути предлагают стремящимся к успеху людям притормозить, ведь, если они достигнут цели, их ждет наказание. Но те, кто уже и так богат, могут нанять хорошего налогового бухгалтера, чтобы как-то перехитрить государство и избежать нелепых выплат, позволив себе двигаться дальше, как сделали «Стоунз».

Налоги – это не только цена, которую мы платим за нашу работу. Это еще и плата за продуктивное использование богатства.
Страница 5 из 9

Политические лидеры Великобритании в 1970-е гг. вероятно забыли о том, что такое запись музыкального альбома. «Роллинг Стоунз» требовались звукорежиссеры, приглашенные музыканты и бэк-вокалисты, помощники и личные ассистенты, не говоря уже о поварах, водителях, пиар-менеджерах и многих других специалистах и компаниях, которые получают свою работу только в том случае, когда богатые люди имеют возможность задействовать свой капитал. Слишком высокие налоги привели к тому, что все эти должности у «Роллинг Стоунз» сначала заняли французы, а затем, когда они переехали в Лос-Анджелес после выпуска двойного альбома «Exile on Main St.», американцы. Богатые люди отличаются высокой мобильностью, они могут использовать свой капитал там, где найдут для этого наиболее благоприятную среду. Когда правительство душит богатых слишком высокими налогами, самый большой удар приходится как раз по тем, кто не настолько богат.

Простительно думать, что люди из киноиндустрии готовы платить больше налогов. Голливуд практически единодушно разделяет либеральные политические взгляды, и знаменитости финансируют и поддерживают политиков, которые обещают еще больше повысить подоходный налог для них. Однако создатели фильмов весьма преуспели в том, чтобы находить лазейки и заниматься своим делом, платя налоги по низкой ставке. Обладатель двух «Оскаров», режиссер, сценарист и актер Бен Аффлек, убежденный либерал, поведал в конце 2013 г. в интервью Los Angeles Times о том, почему он собирается снимать фильм «Ночная жизнь» в штате Джорджия:

«Всегда ориентируешься на деньги. Ты сталкиваешься с ситуацией, когда нужно либо снимать там, где ты хочешь снимать, либо там, где ты не очень хочешь, но зато получишь три дополнительных недели съемок. Все упирается в то, что у тебя есть некая сумма на съемки фильма, а рамки бюджета в нашем бизнесе весьма узкие»[6 - Richard Verrier, "Making film deals with tax credits," Los Angeles Times, December 26, 2013.].

Аффлек не единственный, кто ищет возможность оптимизировать налоговые выплаты, прежде чем начать снимать кино. Крис Мур, продюсер серии фильмов «Американский пирог», в интервью газете Los Angeles Times обобщил все это следующим образом: «Если у вас есть сценарий фильма стоимостью $100 млн с участием Брэда Питта, сначала вы сами обзвоните 15 кинокомпаний, а потом вам позвонит домой губернатор штата Айова и скажет: «Привет, сейчас я расскажу, почему этот фильм лучше будет снять у нас»[7 - Richard Verrier, "Making film deals with tax credits," Los Angeles Times, December 26, 2013.].

Актер Роб Лоу в своей автобиографии «Истории, которые я расскажу только друзьям» рассказал о съемочных группах, которым нужно было снять фильм. Он писал:

«Чтобы снять фильм, нужна целая армия. Отряд операторов, отряд осветителей, отряды костюмеров, парикмахеров, гримеров, художников, техники, реквизиторы, монтировщики декораций, электрики; ответственные за спецэффекты, каскадеры, дублеры, бухгалтер; линейный продюсер, отвечающий за расписание и финансы; ответственные за питание группы на съемках, и команда ассистентов режиссера, этих «гестаповцев с рациями», которые по секундам отслеживают съемочный процесс»[8 - Rob Low, Stories I Only Tell My Friends (New York: Henry Holt, 2011), 131.].

Калифорния, традиционный центр киноиндустрии, управляется политиками, которые так и норовят залезть в карманы наиболее успешных жителей своего штата. Несмотря на то, что лучшие и ярчайшие представители шоу-бизнеса предпочитают жить и работать в Калифорнии, все же они частенько снимают фильмы за пределами Золотого штата. Как пишет газета Los Angeles Times, «количество снимаемых в Калифорнии высокобюджетных картин снизилось на 60 % за последние 15 лет»[9 - Verrier, "Making film deals with tax credits."]. Но больше всего беспокоит то, что от агрессивной налоговой политики штата по отношению к богатым людям страдают небогатые калифорнийцы.

Автор статьи в Los Angeles Times продолжает: «Наемный персонал Голливуда – электрики, плотники, поставщики питания и многие другие из тех, кто работает за кадром, – давно жалуются, что потеряли источники дохода из-за того, что другие штаты соперничают с Калифорнией за право снимать у себя фильмы, предлагая более привлекательные финансовые условия»[10 - Verrier, "Making film deals with tax credits."].

Богатые режиссеры, как и знаменитые рок-группы, могут себе позволить уехать в другое место, чтобы избежать уплаты слишком высоких налогов. Увы, этого нельзя сказать о работниках с невысокими зарплатами, которые пострадают от последствий наивных попыток правительства «выжать» деньги из богатых.

На деле получается, что те, кто получает небольшие зарплаты, оказываются в выигрыше, когда у богатых остается больше доходов. Вам кажется это парадоксальным? Давайте вспомним Uber, популярный автомобильный сервис, заменяющий привычное такси. С помощью одного клика в приложении на вашем смартфоне вы получаете мгновенную информацию о том, сколько машин находится сейчас поблизости и сколько вам придется ждать. Еще один клик – и вы можете подыскать себе внедорожник, лимузин или компактный седан. Стоимость поездки и чаевые водителю автоматически списываются с вашей кредитной карты. Никаких суетливых вызовов машины, никакого копания в бумажнике или подсчета чаевых.

Жители мегаполиса только пожмут плечами – они всегда могут просто выйти на улицу и найти такси на любой вкус. Но если вы живете в тихом пригороде или небольшом городке, Uber – это просто мечта. До появления этого сервиса нужно было звонить в такси, общаться с неприветливым диспетчером, который никогда точно не знает, когда приедет ваше такси и приедет ли вообще. С Uber такое невозможно.

Говорят, что капитализм никогда не дискриминирует по цвету кожи. Однако водители такси, случается, проезжают мимо чернокожих клиентов, которые ловят машину на улице. А вот водители Uber приезжают независимо от того, к какой расе вы принадлежите. Больше того, водители и пассажиры могут оценивать друг друга. Если вы остались недовольны поездкой: машина была грязной; водитель не включил кондиционер в жаркий день; слишком громко играла музыка – вы можете поставить водителю низкую оценку. Если низких оценок накопится слишком много, этот водитель будет исключен из сервиса Uber[11 - Andy Kessler, "The Transportation Trustbuster," The Wall Street Journal, January 25, 2013.].

По такому же принципу пассажир, который постоянно грубит водителям, мусорит или пачкает автомобиль, или предъявляет водителю неадекватные требования, может получить плохую оценку от водителя. Uber может «уволить» клиента, который создает проблемы водителю, напомнив таким образом, что капитализм – это улица с двусторонним движением.

В декабре 2011 г., всего через 18 месяцев после запуска Uber, его основатель Трэвис Каланик объявил, что основатель Amazon.com Джефф Безос и еще несколько инвесторов готовы вложить $32 млн в молодую компанию[12 - Alexis Tsotsis, "Uber Gets $32M From Menlo Ventures, Jeff Bezos, And GoldmanSachs," Tech Crunch, 7 декабря, 2011, http://techcrunch.com/2011/12/07/uber-announces-32-million-in-funding/ (http://techcrunch.com/2011/12/07/uber-announces-32-million-in-funding/).]. При чистой прибыли около $30 млрд[13 - Источник: Forbes 400, http://www.forbes.com/profile/jeff-bezos/ (http://www.forbes.com/profile/jeff-bezos/).] Безос в состоянии отдавать, как 10, так и 50 % своего дохода правительству. Но дело, конечно, не в этом, а в том, что не существует такого явления, как неиспользуемый капитал. Количество водителей Uber постоянно растет, что свидетельствует о том, сколько всего
Страница 6 из 9

нового может создать Безос, если позволить ему сохранять свои деньги. Облагая богатых налогами, правительство уменьшает возможности инвестиций в новые проекты, которые позволяют разбогатеть новым людям и открывают перед ними новые перспективы.

Скептикам не нужно далеко ходить за примерами: достаточно взглянуть на компанию Apple. В 1970-х исключенный из колледжа Стив Джобс готов был буквально взорваться от переизбытка идей. Но он ничего бы не добился, не имея капитала. Венчурный капиталист Артур Рок вложил в Apple $57 600, ну а остальное вы знаете[14 - Robert Bartley, The Seven Fat Years (New York: The Free Press, 1992), 142.].

Джобс на время покидал компанию, вернулся в 1997 г., после чего начались его великие инновации. От iPod к iPhone и iPad, революционные идеи Стива Джобса коренным образом изменили то, как люди покупают музыку, говорят по телефону и пользуются компьютером. Акции компании закономерно взлетели, когда Джобс взял в свои руки управление всеми этими захватывающими технологическими новинками, и теперь Apple может претендовать на статус самой дорогой компании в мире.

Завистники могут ответить, что Джобс изобрел всего лишь игрушки для развлечения праздной публики, что Apple нанимает высококвалифицированную техническую элиту, а выгоду от вновь растущего курса акций получает пресловутый «1 %» бенефициаров. Ни одно из этих утверждений не выдерживает критики, но давайте посмотрим, как взлет компании Apple подтверждает несправедливо осуждаемую теорию «просачивающейся по швам экономики»[15 - «Просачивающаяся по швам экономика» (trickle-down econоmics) – одна из идей «рейганомики», экономической доктрины президента США Рональда Рейгана (1981–1989). Согласно ей, блага от снижения налогов для богатых «просачиваются» к бедным. Сторонники этого подхода утверждают, что снижение налогов для богатых стимулирует приток инвестиций в производство, экономический рост и как следствие рост зарплат.]. Энрико Моретти, экономист из Калифорнийского университета в Беркли, в своей книге «Новая география рабочих мест» объясняет, что более 12 000 сотрудников Apple в калифорнийском городе Купертино – это только начало вклада компании. Благодаря успеху Apple, пишет Моретти, еще как минимум 60 000 человек получили работу. «Причина процветания Кремниевой долины – это работники сферы хай-тека, а доктора, юристы, строители и инструкторы по йоге – это уже результат»[15 - Enrico Moretti, The New Geography of Jobs (New York: Houghton Mifflin Harcourt, 2012), 60.].

Слава богу, что Артур Рок сумел сохранить значительную часть своих сбережений! Основная мысль этой книги заключается в том, что компании и рабочие места, которые они создают, – всегда результат инвестирования. Деньги не бывают невостребованными, это прописная истина экономики: чем меньше правительство облагает налогами тех, чьи прибыли можно заставить работать, тем вероятнее они захотят инвестировать их в то, что создаст дополнительные рабочие места. По определению, именно богатые люди имеют те «избыточные» средства, которые ищет следующий Стив Джобс. Правительство может навязать богатым высокие налоги во имя справедливости, но эта «справедливость» обернется ущербом для экономики в целом и для всех тех, кто пока не богат.

Глава вторая

Облагая налогами корпорации, мы лишаем их будущего

Все преимущества и выгоды, получаемые сегодня, являются результатом работы капитала, вложенного ранее.

    Марк Спитцнагель. Дао капитала

Братья Чарльз и Фрэнк Дьюри сконструировали первый работающий на бензине американский автомобиль в Спрингфилде в штате Массачусетс 20 сентября 1893 г.[16 - Mary Bellis, "The Duryea Brothers – Automobile History," About.com Inventors, http://inventors.about.com/od/dstartinventors/a/DuryeaBrothers.htm (http://inventors.about.com/od/dstartinventors/a/DuryeaBrothers.htm).] К 1896 г. они продали тринадцать автомобилей, и только самый восторженный оптимист мог предвидеть тогда, что буквально через двадцать лет представители среднего класса повсеместно будут приобретать автомобили.

Слава богу, что есть такие предприниматели с неиссякаемым запасом энергии, как Генри Форд. В 1876 г., тринадцатилетним мальчишкой, он увидел примитивный паровик, и это зрелище его захватило. Позже он скажет: «Это был двигатель, который увез меня в мир самодвижущегося транспорта»[17 - Mark Spitznagel, The Dao of Capital (Hoboken, NJ: Wiley, 2013), 178.]. Шестнадцать лет спустя, в 1892 г., Форд сконструировал свой первый автомобиль[18 - Mark Spitznagel, The Dao of Capital (Hoboken, NJ: Wiley, 2013), 180.]. К 1903 г. он основал компанию Ford Motor Company. В 1908 г. он продемонстрировал широкой общественности, большинство представителей которой никогда и не мечтало о собственном автомобиле, знаменитую «Модель Т». А в 1911 г. выиграл судебный процесс, начатый против него Ассоциацией лицензированных производителей автомобилей, которые пренебрежительно отозвались о компании Форда как о совершенно ненадежном предприятии, а затем попытались помешать ему выпустить «Модель Т»[19 - Tim Reuter and Brian Tan, "The Fall and Rise of Detroit? Cartels, Cronies, and Uber Cars," Forbes, June 5, 2013.]. Через пять лет заводы Форда выпустили 585 000 «Моделей Т». Форда никогда не покидало стремление усовершенствовать производственный процесс, и к 1921 г., благодаря конвейерному принципу сборки, он выпустил миллион автомобилей[20 - Spitznagel, 182.]. Игрушку для богатых Генри Форд превратил в универсальный предмет первой необходимости.

В своей восхитительной книге «Дао капитала» инвестор Марк Спитцнагель высказывает принципиальную мысль о том, что «Ford Motor Company не добилась бы такого успеха, если бы ее основатель не был готов непрерывно инвестировать в долгосрочное усовершенствование и организацию многоступенчатого производства»[21 - Spitznagel, 182.]. Иначе говоря, именно реинвестирование Фордом полученной прибыли в модернизацию производства сыграло основную роль.

Только представьте себе, что на заре ХХ века уровень налогов был бы таким же, как современные американские налоговые ставки на прибыль корпораций – одни из самых высоких в мире[22 - "Corporate Tax By Country," Global Finance, http://www.gfmag.com/component/content/article/119-economic-data/12526-corporate-tax-by-country.html#axzz2qsTDvRLv (http://www.gfmag.com/component/content/article/119-economic-data/12526-corporate-tax-by-country.html#axzz2qsTDvRLv).]. Вероятно, утверждать, что мы с вами никогда не услышали бы о Форде, это чересчур смело, но вполне разумно предположить, что такие налоги помешали бы Генри Форду выпустить «Модель Т» в таком количестве и по таким ценам, которые ознаменовали начало автомобильного века. Именно с помощью инвестиций компании повышают качество своего продукта и совершенствуют производство. Прибыль – это лучшие производственные процессы и лучшие результаты.

История «Роллинг Стоунз» показывает, как высокие налоги на богатых людей приносят вред обладателям средних и ниже средних доходов. Точно так же история Форда показывает весь вред высоких налогов на прибыли корпораций. Политики оправдывают их тем, что корпорации достаточно сильны, чтобы выдержать такую нагрузку. Но даже если отбросить тот факт, что корпорациями владеют отдельные люди, мы не должны забывать, что прибыльные компании делают со своими доходами. Чтобы понять это, вернемся к истории Генри Форда.

Спитцнагель пишет: «Когда доходы (компании Форда) возросли, он начал хорошо платить рабочим, а когда он удвоил основную заработную плату до $5 в день, это произвело такой фурор, что от желающих работать у него не было отбоя»[23 - Spitznagel, 185.]. Согласно популярной городской легенде Форд поднял
Страница 7 из 9

зарплаты рабочим, чтобы они смогли купить себе автомобиль, но на самом деле он просто реагировал на экономическую ситуацию.

Спитцнагель выяснил, что годовая текучесть кадров на предприятиях Форда в 1913 г. составляла 370 %. «Установив рабочим хорошую зарплату, он эффективно сократил расходы, поскольку хорошие зарплаты снизили текучесть кадров и необходимость в постоянном обучении новых работников»[24 - Spitznagel, 185–186.]. Говорят, что капитализм, или мотив прибыли, заставляет нас сопереживать и сочувствовать друг другу, даже если на самом деле в глубине душе мы этого вовсе не чувствуем. Ориентированность Форда на получение прибыли, которая позволяла бы ему непрерывно улучшать свой бизнес, привела к тому, что он стал платить рабочим зарплату выше средней.

К счастью для Форда – и для всех, кто водит автомобиль – ему не пришлось столкнуться с теми непомерными налоговыми ставками, которые приходится терпеть корпорациям сегодня. Низкие налоги на прибыли корпораций позволяют компаниям реинвестировать в уже начатые проекты и экспериментировать с новыми идеями.

Кинокартина «Французский связной» получила премию «Оскар» как лучший фильм 1971 г. В результате актер Джин Хэкмен стал звездой, малоизвестный режиссер документальных фильмов Уильям Фридкин превратился в знаменитого голливудского постановщика, перед которым были открыты все двери, а зрители впервые смогли прочувствовать на большом экране захватывающую атмосферу стремительных автомобильных погонь. Однако этот фильм мог и не выйти. В мемуарах под названием «Связной Фридкин» режиссер вспоминает, как они с продюсером Филипом Д'Антони «два года носились со сценарием "Французского связного"… Мы предлагали его всем киностудиям и везде получали отказ»[25 - William Friedkin, The Friedkin Connection (New York: HarperCollins, 2013), 149.].

Не имея средств на съемку фильма, Фридкин в конце концов обратился за получением пособия по безработице. На следующий же день ему позвонил агент, сообщивший, что Дик Занук, глава кинокомпании 20th Century-Fox, хотел бы встретиться с ним. Фридкин и Д'Антони поехали к Зануку, который сказал им: «Есть полтора миллиона долларов, которые я могу выделить из бюджета студии на следующий год. Возможно, меня уволят, но у меня хорошее предчувствие насчет сценария ''Французского связного"»[26 - William Friedkin, The Friedkin Connection (New York: HarperCollins, 2013), 151.]. Остальное вам, безусловно, известно.

Джордж Гилдер заметил: «Самую важную информацию дает скачок, а не наблюдение»[27 - George Gilder, Wealth and Poverty (Washington, DC: Regnery Publishing, 2012), 354.]. И правда… Экономический рост всегда связан с рисками, извлекаемыми из них уроками и, наконец, с использованием информации, по крупицам собранной из экспериментов, прогнозирующих будущую экономическую деятельность. Тот факт, что у студии 20th Century-Fox оказалось «лишних» $1,5 млн, привел к тому, что был снят один из самых заметных фильмов ХХ в. Кроме того, успех «Французского связного» стал важным уроком для Голливуда и во многом определил американское кинопроизводство 1970-х гг. Фильм Фридкина «виден», используя выражение французского политического экономиста XIX века Фредерика Бастиа[16 - Фредерик Бастиа (Frederic Bastiat; 1801–1850) – французский либеральный экономист, сторонник свободной торговли. В памфлете «Что видно и чего не видно» (1850) он описывал ситуацию, когда мальчик разбил окно в булочной. Булочник нанял стекольщика (мы видим, что стекольщик стал богаче). При этом булочник не смог купить новые сапоги (мы не видим, что таким образом он стал беднее). «Вся разница между плохими и хорошими экономистами в том, что первые замечают лишь очевидные последствия, а вторые принимают в расчет также и те, которые надо предвидеть». Роль запретителя-разрушителя в системе взглядов Бастиа играет государство – «огромная фикция, посредством которой все пытаются жить за счет других».]. «Не виден» здесь эксперимент, который никогда не проводится потому, что правительство забирает у корпораций слишком много денег в виде налогов. Прибыль – это награда за предпринимательскую креативность. Американские режиссеры – от Стивена Спилберга до Бреда Берда (Pixar) и Дэвида Кэмерона – устанавливают мировые стандарты креативности, но не стоит забывать о тех фильмах, которые так никогда и не были сняты. Сколько замечательных идей так и не осуществились, потому что корпоративные налоги удушают киноиндустрию?

Конечно, кинопроизводство – далеко не единственный бизнес, которому мешают высокие налоговые ставки, и, конечно, не самый важный. Нефть продолжает быть важнейшим фактором экономики, однако прибыльные нефтедобывающие компании США, вероятно, больше других страдают от жадных лап правительства. Одна только ExxonMobil уплатила $31 млрд налогов со своей прибыли в 2012 г. – больше, чем любая другая компания в США[28 - Merril Matthews,"About Those Tax Breaks for Big Oil…," The Wall Street Journal, April2, 2013.].

Нефтяные компании всегда были мальчиками для битья у политиков. С политической точки зрения легко требовать от «большой нефтянки» платить больше, чем того требует справедливость. Но в большей степени проблема налогов в энергетической промышленности заключается в том, что производство здесь географически привязано к месторождениям нефти и газа. Если Google может просто перебазировать своих работников из дорогой Калифорнии в более приемлемый по налогам Техас, то нефтедобытчики не могут перевезти месторождение Прадхо-Бей с Аляски, где ставка налога на прибыль предприятий составляет 9 %, в Техас, где эта прибыль не облагается налогами. Точно так же нельзя переместить месторождения легкой нефти в Баккеновской формации из Северной Дакоты, где налог на прибыль корпораций составляет 5,15 %, в Южную Дакоту, где прибыли корпораций так же не облагаются налогами[29 - The Tax Foundation, State Corporate Tax Rates from 2000–2013]. Неудивительно, что из десяти американских компаний, уплачивающих самые высокие налоги, три – нефтяные[30 - Matthews, "About Those Tax Breaks for Big Oil…"].

Еще более важно понимать, что теряет мировая экономика, когда такой нефтяной гигант, как ExxonMobil, ежегодно отдает правительству столь значительную часть своего капитала. Прибыли и рыночная цена на акции ExxonMobil являются надежными признаками того, что эта компания представляет собой огромную ценность для владельцев ее акций и клиентов. Руководство компании сделало ее главной из многочисленных нефтедобывающих компаний США, продемонстрировав непревзойденные способности распоряжаться вверенным им капиталом. Кто поверит, что политики в Конгрессе США лучше распорядятся миллиардами долларов, которые ежегодно отдает правительству ExxonMobil?

Вопреки хищническим запросам ненасытного правительства нефтяная индустрия сейчас переживает что-то вроде возрождения. Но нельзя забывать «невидимое», о котором говорил Бастиа. Насколько успешнее были корпорации в энергетической промышленности – а вместе с ними и их акционеры, – если бы они не должны были подчиняться правительственным поборам?

Неужели мы забыли, что случилось в 2008 г., когда Конгресс США тратил деньги, собранные в виде налогов, чтобы спасать корпорации, которые не могли спастись сами? Операции по спасению незадачливых компаний, как и следовало ожидать, оскорбили избирателей. Этот прецедент поднимает вопрос о самой сути налоговой политики. Что мы выберем: бизнес,
Страница 8 из 9

который может успешно работать без помощи налогоплательщиков или помощь слабым? В самом вопросе уже содержится ответ.

Успешным компаниям нужно позволять расти и процветать, и точно так же неуспешным компаниям нужно позволить обанкротиться. Выдающийся представитель Венской школы экономики Людвиг фон Мизес[17 - Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises; 1881–1973) – экономист, философ, сторонник классического либерализма. Наряду с Ф. фон Хайеком один из основателей философии либертарианства.] писал, что предприниматель, который не сумел использовать свой капитал «с наибольшей пользой для своих клиентов» должен «оставить эту деятельность, чтобы своей неумелостью не вредить благосостоянию людей»[31 - Ludwig von Mises, Human Action (Atlanta, GA: Foundation for Economic Education,1998), 649.]. Мизес имел в виду, что бизнес процветает, когда существует потребность, которую он может удовлетворить. Часто предприятие терпит крах потому, что предприниматель подвел своих клиентов. В таком случае банкротство идет на пользу экономике, потому что оно не позволяет тем, кого рынок обрек на гибель, продолжать разрушение капитала.

Точка зрения знаменитого австрийского экономиста не лишена смысла. Неприспособленные к бизнесу компании ослабляют общество не только тем, что подводят клиентов и акционеров, но и тем, что по их вине столь ценный, необходимый экономике капитал просто растворяется без следа. Политикам следовало бы вспомнить об этом принципе в следующий раз, когда им захочется спасти утопающий бизнес, пусть даже очень крупный. Успешные предприятия, отвечающие миллионам наших запросов и желаний и дающие многим из нас работу, не должны работать под гнетом непосильных налогов. Точно так же правительство не должно мешать компаниям разориться, когда они не отвечают потребностям общества.

Глава третья

Государство не в состоянии создать Интернет. И дополнительные рабочие места тоже

Работа заполняет всё время, отпущенное на нее.

    Сирил Норткот Паркинсон. Законы Паркинсона

«Чаринг Кросс Роуд, 84» был одним из самых лучших фильмов 1987 г. Этот артхаусный фильм с Энн Бэнкрофт, Энтони Хопкинсом и Джуди Денч в главных ролях рассказывает о дружбе по переписке, завязавшейся между двумя библиофилами по разные стороны Атлантики и продлившейся больше двадцати лет. Что больше всего поражает современного зрителя в этом фильме, так это то, как трудно было приобрести вышедшие из печати книги в середине ХХ века. Высокие цены на международные звонки приводили к тому, что люди обменивались письмами. И Хелен Ханфф (героиня Бэнкрофт) из Нью-Йорка, написала Фрэнку Доэлю (Хопкинсу), продавцу раритетных изданий из Лондона, насчет покупки нескольких томов, которые она собиралась получить по обычной почте и оплатить чеком.

С нашей точки зрения это невыносимо медленная сделка. Без Интернета, электронной почты и дешевых телефонных звонков даже покупка книги превращается в сложнейшее предприятие.

Перенесем этих героев в 2000-е гг. – Ханфф вообще не должна была бы связываться с Доэлом лично. Вместо этого она бы зашла на сайт Amazon.com, просмотрела предложения продавцов раритетных книг и купила понравившиеся книги, расплатившись с помощью кредитной карты. Благодаря вдохновенному предпринимателю Джеффу Безосу фильм «Чаринг Кросс Роуд, 84» теперь доступен на Amazon.com, но он уже не отражает современную реальность.

Джефф Безос получает миллиарды чистой прибыли, потому что компания, которую он основал, переделала концепцию розничной торговли. Рынок с благодарностью отозвался на его гениальное изобретение, потому что покупки, которые прежде отнимали много времени и сил, теперь можно совершить за минуты или даже секунды.

Какое же отношение все это имеет к расходам государственного бюджета? Во-первых, многие полагают, что именно государственные расходы дали нам Интернет. В 2013 г. Аллан Слоан писал в журнале Fortune:

«В конце концов, компания Безоса работает в Интернете, который был создан во время холодной войны научно-исследовательскими службами федерального правительства, а именно Агентством по перспективным оборонным научно-исследовательским разработкам США. Не появись ARPANET, не было бы и Интернета. Не было бы Интернета, не было бы ни Amazon, ни $25 млрд личного состояния Джеффа Безоса»[32 - Allan Sloan, "A plea to learn about Bezos's personal politics," Washington Post, August 15, 2013.].

Чушь. У правительства по определению нет никаких ресурсов, что и демонстрируют ваши ежегодные налоговые декларации. Правительство может тратить деньги и, кстати говоря, занимать их только в том объеме, который оно может собрать в виде налогов. Рабочие места тоже создает отнюдь не правительство. Единственная работа, которую «создает» правительство, – это сбор налогов с работающих или займы, основанные на том же праве собирать налоги. Все рабочие места – на государственных или частных предприятиях – образуются благодаря деятельности частного сектора. Те денежные средства, которые политикам и бюрократам пришлось инвестировать в бизнес, были у кого-то изъяты.

А как насчет Интернета? Правительственные инвестиции сыграли свою роль в создании сырой, недоработанной и по большей части непригодной для практического использования версии сети, да и эти средства изначально были взяты у частного бизнеса. Современный Интернет стал реальностью, благодаря работе отдельных людей, которых мотивировало получение прибыли. Несмотря на хвалебные оды правительственным инвестициям, сочиняемые Алланом Слоаном[18 - Аллан Слоан (Allan Sloan; род. в 1966 г.) – американский журналист, редактор, телекомментатор (Fortune, Newsweek, NPR).], правительство может дать только то, что оно сначала забрало у кого-то другого.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=22089082&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Сноски

1

Стивенсон «Стив» Форбс, младший (Malcolm Stevenson Forbes, Jr, род. в 1947 г.) – американский издатель, бизнесмен и политик. Главный редактор журнала Forbes. Дважды выдвигался кандидатом в президенты США от Республиканской партии.

2

Джанет Йеллен (Janet Yellen; род. в 1946 г.) – американский экономист, глава Федеральной резервной системы США с 2014 г. (Здесь и далее примечания сделаны редакцией.)

3

Бен Бернанке (Ben Bernanke; род. в 1953 г.) – американский экономист, председатель совета управляющих Федеральной резервной системы США в 2006–2014 гг.

4

Милтон Фридман (Milton Friedman; 1912–2006) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике, создатель теории монетаризма.

5

Джон Кейнс (John Maynard Keynes, 1st Baron Keynes; 1883–1946) – английский экономист, основатель кейнсианского направления в экономической теории, один из основателей макроэкономики.

6

Йозеф Шумпетер (Joseph Alois Schumpeter; 1883–1950) – австрийский и американский экономист и социолог. Ввел в оборот термины «креативное разрушение» и «элитарная демократия».

7

Экстренная правительственная помощь проблемным банкам (bail-out activities) осуществлялась в виде
Страница 9 из 9

предоставления кредитов и залогов, обеспеченных государственными облигациями, и выкупа проблемных ипотечных активов. Всего в рамках Плана спасения финансовой системы США (план Полсона) ФРС США предоставила банкам займы на сумму $700 млрд.

8

Пол Самуэльсон (Paul Anthony Samuelson; 1915–2009) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике (1970 г.), автор книги «Экономика: вводный анализ».

9

ЧНП, чистый национальный продукт (NNP, Net National Product) – совокупная рыночная стоимость всех товаров и услуг, произведенных внутри страны, за вычетом амортизации.

10

Джордж Гилдер (George Franklin Gilder; род. в 1939 г.) – американский инвестор, экономист, писатель.

11

Уоррен Брукс (Warren T. Brookes; 1929–1991) – американский колумнист, журналист.

12

Джуд Ванниски (Jude Thaddeus Wanniski; 1936–2005) – американский журналист, экономист.

13

Рувен Бреннер (Reuven Brenner; род. в 1947 г.) – израильско-канадский экономист.

14

«Исследование о природе и причинах богатства народов» (An Inquiry into the Nature and Causes of the Wealth of Nations) – основной труд основоположника политической экономии шотландца Адама Смита (1723–1790).

15

«Просачивающаяся по швам экономика» (trickle-down econоmics) – одна из идей «рейганомики», экономической доктрины президента США Рональда Рейгана (1981–1989). Согласно ей, блага от снижения налогов для богатых «просачиваются» к бедным. Сторонники этого подхода утверждают, что снижение налогов для богатых стимулирует приток инвестиций в производство, экономический рост и как следствие рост зарплат.

16

Фредерик Бастиа (Frederic Bastiat; 1801–1850) – французский либеральный экономист, сторонник свободной торговли. В памфлете «Что видно и чего не видно» (1850) он описывал ситуацию, когда мальчик разбил окно в булочной. Булочник нанял стекольщика (мы видим, что стекольщик стал богаче). При этом булочник не смог купить новые сапоги (мы не видим, что таким образом он стал беднее). «Вся разница между плохими и хорошими экономистами в том, что первые замечают лишь очевидные последствия, а вторые принимают в расчет также и те, которые надо предвидеть». Роль запретителя-разрушителя в системе взглядов Бастиа играет государство – «огромная фикция, посредством которой все пытаются жить за счет других».

17

Людвиг фон Мизес (Ludwig von Mises; 1881–1973) – экономист, философ, сторонник классического либерализма. Наряду с Ф. фон Хайеком один из основателей философии либертарианства.

18

Аллан Слоан (Allan Sloan; род. в 1966 г.) – американский журналист, редактор, телекомментатор (Fortune, Newsweek, NPR).

Комментарии

1

Bret Swanson, "Tyler Cowen's Techno Slump," Forbes, January 27, 2011.

2

Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 289.

3

Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 289.

4

Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 102.

5

Keith Richards, Life (New York: Little, Brown and Company, 2010), 103.

6

Richard Verrier, "Making film deals with tax credits," Los Angeles Times, December 26, 2013.

7

Richard Verrier, "Making film deals with tax credits," Los Angeles Times, December 26, 2013.

8

Rob Low, Stories I Only Tell My Friends (New York: Henry Holt, 2011), 131.

9

Verrier, "Making film deals with tax credits."

10

Verrier, "Making film deals with tax credits."

11

Andy Kessler, "The Transportation Trustbuster," The Wall Street Journal, January 25, 2013.

12

Alexis Tsotsis, "Uber Gets $32M From Menlo Ventures, Jeff Bezos, And GoldmanSachs," Tech Crunch, 7 декабря, 2011, http://techcrunch.com/2011/12/07/uber-announces-32-million-in-funding/ (http://techcrunch.com/2011/12/07/uber-announces-32-million-in-funding/).

13

Источник: Forbes 400, http://www.forbes.com/profile/jeff-bezos/ (http://www.forbes.com/profile/jeff-bezos/).

14

Robert Bartley, The Seven Fat Years (New York: The Free Press, 1992), 142.

15

Enrico Moretti, The New Geography of Jobs (New York: Houghton Mifflin Harcourt, 2012), 60.

16

Mary Bellis, "The Duryea Brothers – Automobile History," About.com Inventors, http://inventors.about.com/od/dstartinventors/a/DuryeaBrothers.htm (http://inventors.about.com/od/dstartinventors/a/DuryeaBrothers.htm).

17

Mark Spitznagel, The Dao of Capital (Hoboken, NJ: Wiley, 2013), 178.

18

Mark Spitznagel, The Dao of Capital (Hoboken, NJ: Wiley, 2013), 180.

19

Tim Reuter and Brian Tan, "The Fall and Rise of Detroit? Cartels, Cronies, and Uber Cars," Forbes, June 5, 2013.

20

Spitznagel, 182.

21

Spitznagel, 182.

22

"Corporate Tax By Country," Global Finance, http://www.gfmag.com/component/content/article/119-economic-data/12526-corporate-tax-by-country.html#axzz2qsTDvRLv (http://www.gfmag.com/component/content/article/119-economic-data/12526-corporate-tax-by-country.html#axzz2qsTDvRLv).

23

Spitznagel, 185.

24

Spitznagel, 185–186.

25

William Friedkin, The Friedkin Connection (New York: HarperCollins, 2013), 149.

26

William Friedkin, The Friedkin Connection (New York: HarperCollins, 2013), 151.

27

George Gilder, Wealth and Poverty (Washington, DC: Regnery Publishing, 2012), 354.

28

Merril Matthews,"About Those Tax Breaks for Big Oil…," The Wall Street Journal, April2, 2013.

29

The Tax Foundation, State Corporate Tax Rates from 2000–2013

30

Matthews, "About Those Tax Breaks for Big Oil…"

31

Ludwig von Mises, Human Action (Atlanta, GA: Foundation for Economic Education,1998), 649.

32

Allan Sloan, "A plea to learn about Bezos's personal politics," Washington Post, August 15, 2013.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.