Режим чтения
Скачать книгу

Кошмар Ведьмака читать онлайн - Джозеф Дилейни

Кошмар Ведьмака

Джозеф Дилейни

Ученик Ведьмака #7

Тяжелые времена настали для жителей Графства: их земли разорены войной и захвачены врагами. Ведьмак Джон Грегори вынужден бежать на запад, на остров Мону. Вместе с ним туда отправляются его ученик Том Уорд и Алиса Дин, девушка, привыкшая бороться со злом с помощью черной магии. Но местные жители не рады чужакам. Они не любят ни ведьмаков, ни ведьм и готовы отправить их на корм буггану – чудовищу, насылающему кошмары, а затем пожирающему душу и тело. Хуже того, на острове оказался и старый враг Ведьмака, мечтающий о мести. Что будет, если Джон Грегори потерпит поражение в схватке с силами тьмы? Сумеют ли Том и Алиса выстоять в смертельно опасной битве, лицом к лицу встретившись со своими худшими страхами?

Книга «Кошмар Ведьмака» впервые выходит на русском языке!

Джозеф Дилейни

Кошмар Ведьмака

Joseph Delaney

The Spook’s Nightmare

Copyright © Joseph Delaney, 2010

Illustrations copyright © David Wyatt, 2010

First published as The Spook’s Nightmare by Random House Children’s Publishers UK

Иллюстрация на переплете Виктории Тимофеевой

© Романенко Е., перевод на русский язык, 2015

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Посвящается Мэри

Самый высокий холм в Графстве окутан тайной. Говорят, что однажды, когда бушевала гроза, там погиб человек, сражаясь со злом, которое угрожало всему миру. После битвы вершина снова покрылась льдом, а когда он сошел, изменились названия всех городов, долин и даже очертания холмов. Сейчас на этой самой высокой вершине не осталось ничего, что напоминало бы о тех событиях. Но имя осталось.

Ее называют

Каменный Страж, или Камень Уорда-защитника

Глава 1. Кроваво-красный

Ведьмак, Алиса и я возвращались в Чипенден и шли через Долгий Хребет, а следом, взволнованно лая, бежали три собаки – Стрела, Лапа и Нос.

Первая часть подъема оказалась довольно приятной. Весь день шел сильный дождь, но потом тучи рассеялись, подул легкий прохладный ветерок, мягко трепавший волосы, – в общем, этот осенний вечер прекрасно подходил для прогулки, а все вокруг казалось мирным и спокойным.

Мы поднялись на самую вершину, и там нас ожидало большое потрясение: далеко на севере, за полями, виднелись клубы черного дыма, будто горел Кастер. Меня посетила тревожная мысль – неужели война добралась и до нас?

Несколько лет назад объединенное войско вторглось в южную часть наших земель. С тех пор, несмотря на совместные усилия союзников удержать линию фронта, захватчики медленно продвигались на север.

– Как им удалось так незаметно подобраться? – обеспокоенно спросил Ведьмак, теребя бороду. – Почему мы ничего об этом не слышали?

– Должно быть, они вторглись с моря, – предположил я. Скорее всего враги приплыли на лодках и, высадившись на берег, напали на местных жителей вдоль всего побережья, хотя до сих пор эту часть Графства война обходила стороной.

Ведьмак покачал головой и стал быстро спускаться по холму. Алиса напряженно улыбнулась, и мы поспешили за ним. Я тащил на себе мешки, поэтому изо всех сил старался не поскользнуться на мокрой траве. Я прекрасно понимал, что так беспокоило учителя – его библиотека. С юга Графства то и дело приходили сообщения о поджогах и грабежах, и он переживал за сохранность своих книг – неисчерпаемого кладезя знаний, столетиями пополнявшегося многими поколениями ведьмаков.

Шел уже третий год моего обучения у Ведьмака: я имел дело с привидениями, неупокоенными душами, ведьмами, домовыми и другой нечистью. Учитель ежедневно давал мне уроки, но другим важным источником знаний несомненно была библиотека.

Мы вышли на равнину и направились в сторону Чипендена, с каждым шагом холмы на севере становились все больше. Переступая по камням и чувствуя брызги воды на лодыжках, мы переходили вброд небольшую речку, как вдруг Алиса показала вперед.

– Вражеские солдаты! – крикнула она.

Вдалеке мы увидели группу мужчин, дюжины две или больше, которые шли по нашей тропинке на восток, их мечи блестели в лучах заходящего солнца, склонившегося к горизонту.

Мы остановились на берегу реки и пригнулись к земле, надеясь остаться незамеченными. Я велел собакам лежать тихо, и они тут же повиновались.

Солдаты были одеты в серую униформу и стальные шлемы с широкой вертикальной полосой, защищающей нос – подобного я никогда раньше не видел. Алиса оказалась права – нам повстречался большой вражеский дозор. К несчастью, они нас сразу заметили: один из мужчин что-то громко выкрикнул, и несколько человек бросились в нашу сторону.

– Сюда! – скомандовал Ведьмак и, схватив один из мешков, чтобы избавить меня от лишней тяжести, побежал вверх по течению реки; мы с Алисой и собаки последовали за ним.

Впереди простирался огромный лес. Я подумал, что мы с легкостью сможем там затеряться, но как только мы добежали до первых деревьев, надежды рассеялись в прах. Лес скорее напоминал рощицу: никаких зарослей и кустарников, а лишь стоящие далеко друг от друга взрослые деревья – спрятаться негде.

Я обернулся: преследователи явно отставали, но одному солдату все же удалось вырваться вперед – он настигал нас, угрожающе размахивая мечом.

В следующее мгновение Ведьмак остановился и бросил мешок мне под ноги.

– Беги, парень! Я сам с ним разберусь, – приказал он, поворачиваясь к солдату лицом.

Нахмурившись, я остановился и скомандовал собакам быть рядом – нельзя же вот так оставить учителя одного. Я отодвинул его мешок и приготовил свой посох: при необходимости я тут же приду на выручку Ведьмаку и возьму с собой собак – больших свирепых волкодавов, которым неведом страх. Я обернулся и взглянул на Алису: она тоже остановилась и со странным выражением на лице пристально смотрела на меня. Казалось, она что-то бормотала себе под нос.

Внезапно ветер ослаб, и я почувствовал, как в лицо словно лезвием ножа ударил холод; неожиданно все вокруг затихло – казалось, все живые существа в лесу затаили дыхание. Вдруг из-за деревьев словно змеи стали выползать завитки тумана. Я снова посмотрел на Алису: такого резкого изменения погоды ничего не предвещало, и это выглядело неестественным. Я задумался: черная магия? Собаки легли на брюхо и тихо завыли. Учитель придет в ярость, если Алиса использовала черную магию, пусть она и хотела помочь нам. Она два года обучалась колдовству у злой ведьмы, и мистер Грегори всегда с подозрением к ней относился, особенно когда она бралась за старое.

Перехватив посох, Ведьмак принял защитную стойку. Солдат подбежал к учителю и занес меч над его головой. Раздался вопль, полный боли, и от страха мое сердце ушло в пятки. Но оказалось, мне не стоило пугаться – это вопил солдат, а не Ведьмак. Меч улетел в траву, а затем учитель нанес противнику сильный удар в висок, от чего тот рухнул на колени.

Внезапно нас окутал туман, и на несколько мгновений я потерял Ведьмака из виду, но вскоре услышал, что он бежит в нашу сторону. Мы вскочили и, схватив мешки, все вместе поспешили вдоль реки; туман с каждым шагом становился все гуще. Вскоре лес и река остались позади, и мы пробежали несколько ярдов[1 - Ярд – единица измерения длины и расстояния в странах, использующих английскую систему мер. Сейчас равен трем футам (36 дюймам), или 0,9144 метра. (Здесь и далее
Страница 2 из 13

– прим. ред.)] на север вдоль живой изгороди из боярышника, как вдруг Ведьмак знаком велел нам остановиться. Мы вместе с собаками притаились в канаве и, стараясь дышать как можно тише, прислушались. Сначала мы не услышали ничего подозрительного, но внезапно с северо-восточной стороны раздались голоса – солдаты все еще нас искали. Начинало смеркаться, и с каждой минутой оставалось все меньше шансов, что нас обнаружат.

Мы уже подумали, что опасность миновала, но голоса стали громче, и вскоре мы услышали звук приближающихся шагов. Казалось, что мужчины направляются прямо к нам, – схватившись за посохи, мы с Ведьмаком были готовы сражаться за свою жизнь.

Преследователи прошли справа от нас всего в паре ярдов, мы даже разглядели их силуэты. К счастью, канава оказалась глубокой, и они нас не заметили. Когда голоса и шаги стихли, Ведьмак покачал головой.

– Не знаю, надолго ли их хватит, – прошептал он, – но кажется, они полны решимости нас найти. Лучше переночуем прямо здесь.

Мы приготовились провести ночь в холодной и неудобной канаве. Спал я урывками и, как это часто бывает в таких обстоятельствах, глубоко заснул лишь под утро. Проснулся я оттого, что Алиса трясла меня за плечо.

Я быстро вскочил, озираясь вокруг. Солнце уже взошло, и над головой проплывали серые облака. Ветер завывал сквозь живую изгородь, изгибая и ломая тонкие голые ветви.

– Все в порядке? – спросил я.

Алиса улыбнулась и кивнула:

– На милю вокруг ни одной живой души. Солдаты смирились с тем, что не нашли нас, и убрались прочь.

Вдруг я услышал странный звук, похожий на стон, – это был Ведьмак.

– Кажется, ему снится кошмар, – пробормотала Алиса.

– Может, разбудим? – предложил я.

– Давай дадим ему еще несколько минут. Будет лучше, если он проснется сам.

Но вскрики и стоны Ведьмака становились громче, а его тело сотрясала дрожь; с каждой минутой он вел себя все более беспокойно, поэтому я мягко потряс его за плечо, пытаясь разбудить.

– Вы в порядке, мистер Грегори? – спросил я. – Нам показалось, вам снится кошмар.

Несколько мгновений он странно смотрел на меня – невидящим взглядом, будто я незнакомец или даже враг.

– Да, так и было, – ответил он наконец. – Мне снилась Костлявая Лиззи…

Костлявая Лиззи, мать Алисы, у которой она училась черной магии, была могущественной ведьмой, и Ведьмак заточил ее в яме в своем саду.

– Она сидела на троне, – продолжил учитель, – а за ее спиной, положив руку на ее левое плечо, стоял дьявол. Они находились в каком-то зале, где пол был залит кровью. Узники кричали от ужаса перед казнью – им отрубали головы. Но больше всего меня поразил сам зал – он буквально сводил меня с ума.

– Где он находился? – спросил я.

Ведьмак покачал головой:

– Я узнал большой зал замка в Кастере. Костлявая Лиззи управляла Графством…

– Это всего лишь ночной кошмар, – сказал я. – Лиззи надежно связана.

– Возможно, – ответил Ведьмак, – но мне еще никогда не снился такой яркий и живой сон…

Мы с осторожностью направились в сторону Чипендена. Ведьмак ничего не сказал о тумане, который появился прошлой ночью: время года сейчас было подходящим, да и к тому же в тот момент учитель сосредоточил все внимание на схватке с солдатом. Я понимал, что появление тумана связано с заклинанием Алисы, – но кто я такой, чтобы делать ей замечания? Я ведь и сам испорчен прикосновением к темным силам.

Недавно мы вернулись из Греции после схватки с древней богиней Ордин. Победа далась нам дорогой ценой: ради нее погибли моя мама и ведьмак Билл Аркрайт, который жил к северу от Кастера, – поэтому его собаки и отправились в обратный путь вместе с нами.

Я тоже заплатил за эту победу ужасную цену: я продал душу Врагу рода человеческого. Дьявол не утащил меня во тьму лишь благодаря пузырьку с кровью, который дала мне Алиса: я положил его в карман, и Враг уже не мог до меня добраться. Алиса теперь все время находилась рядом со мной, чтобы тоже быть под его защитой. Иначе дьявол убил бы ее, отомстив за то, что она помогала мне. Конечно, Ведьмак об этом не знал – расскажи я ему правду, мое обучение тут же закончилось бы.

Когда мы карабкались по склону в сторону Чипендена, учитель с каждой минутой выглядел все более обеспокоенным. Повсюду виднелись следы разорения: попадались заброшенные дома, многие из которых были сожжены, а неподалеку в канаве лежал труп.

– Я надеялся, они не пройдут так далеко в глубь Графства. Боюсь представить, парень, что нам еще предстоит увидеть, – тяжело произнес Ведьмак.

Обычно мы не ходили через деревню Чипенден: многим не нравилось соседство с Ведьмаком, и он уважал желания местных жителей. Но когда впереди показались серые шиферные крыши домов, мы с первого взгляда поняли, что случилось что-то плохое.

Сразу стало ясно, что этой дорогой шли вражеские солдаты: многие крыши были сильно повреждены, тут и там торчали обугленные балки. Чем ближе мы подходили к деревне, тем ужаснее картина открывалась нам: почти треть зданий сгорели дотла, от домов десятков семей остались лишь почерневшие камни. Огонь пощадил некоторые хижины, но они подверглись другой напасти – грабежам: сломанные двери свисали с петель, в окнах были выбиты стекла.

Деревня казалась заброшенной, но вдруг мы услышали глухие удары – кто-то стучал молотком. Ведьмак быстро повел нас в ту сторону, откуда доносились звуки. Мы пошли по главной улице, где находились торговые ряды. Миновав разграбленные лавки зеленщика и булочника, мы направились к лавке мясника, откуда, как нам показалось, и раздавались удары молотка.

Там мы обнаружили мясника: его рыжая борода блестела в лучах утреннего солнца, но он ничего не ремонтировал, а заколачивал крышку гроба. Рядом стояли в ряд еще три гроба – уже закрытые и готовые к погребению. В одном из них, судя по его размеру, находилось тело ребенка. Мясник поднялся и вышел, чтобы пожать руку Ведьмаку. Среди жителей деревни он был единственным, с кем общался учитель, – только с ним Ведьмак мог поговорить о чем-то, кроме своего нелегкого ремесла.

– Это ужасно, мистер Грегори, – сказал мясник. – Жизнь никогда не станет прежней.

– Надеюсь, это все же не так… – пробормотал Ведьмак, взглянув на гробы.

– Слава богу, они пришли сюда не сразу, – вздохнул мясник. – Это случилось три дня назад, и я вовремя успел увезти семью в безопасное место. Обычный вражеский отряд, только очень большой; они убивали каждого, кто попадался им на пути. Солдаты пришли за продовольствием – но зачем было сжигать дома и губить людей? Они убили эту семью просто так, вместо того чтобы взять припасы и уйти.

Ведьмак кивнул. Я знал, что он хотел сказать мяснику, но не решился произнести вслух: дьявол не дремлет и свободно бродит по миру. Из-за него люди стали более жестокими, а войны – беспощадными.

– Жаль, что так вышло с вашим домом, мистер Грегори, – продолжил мясник.

Ведьмак смертельно побледнел.

– Что случилось? – требовательно спросил он.

– Ох, извините… Разве вы ничего не знаете? Я подумал, вы уже там побывали. Мы слышали стоны и крики домового за несколько миль, но, должно быть, солдат было слишком много и он просто не мог с ними справиться в одиночку. Они ограбили ваш дом, взяли все, что смогли унести, а потом подожгли
Страница 3 из 13

его…

Глава 2. Не время умирать!

Не сказав ни слова, Ведьмак развернулся и поспешил вниз по холму. Вскоре булыжники мостовой сменились грязным месивом. Миновав холм, мы подошли к границам сада: я велел собакам оставаться здесь, а мы стали пробираться вглубь через деревья.

Вскоре мы обнаружили первые мертвые тела в серой униформе и вражеских шлемах. Судя по сильному трупному запаху, они пролежали тут довольно долго и умерли мучительной смертью: у некоторых были вырваны глотки, а у других разбиты головы. Нам сразу стало понятно, что это работа домового. Мы прошли дальше сквозь деревья, и когда вышли на лужайку перед домом, то увидели, что мясник оказался прав: солдат было слишком много и домовой не смог с ними справиться. Пока он сражался с незваными гостями в одной части сада, остальные пробрались с другой стороны и подожгли дом.

Голые почерневшие стены – это все, что осталось от дома Ведьмака в Чипендене: все остальное, включая крышу и его ценную библиотеку, было уничтожено.

Учитель долго смотрел на пепелище. Наконец я решился нарушить тягостное молчание.

– Куда же исчез домовой? – спросил я.

Даже не взглянув на меня, Ведьмак ответил:

– Я заключил с ним сделку: он должен готовить еду, убирать и охранять дом, а взамен я отдаю сад в его полное распоряжение. Если он найдет там любое живое существо после наступления сумерек – конечно, кроме моих учеников и нечисти, которая находится под моим контролем, – то он может его съесть, издав перед этим три предупредительных крика. Но сделка действительна, только пока у этого дома есть крыша. Так что после пожара он имел полное право уйти. И он ушел, парень. Навсегда.

Мы медленно обошли руины дома и подошли к большой куче серо-черной золы на лужайке. Солдаты свалили вместе все книги и сделали из них большой костер. Ведьмак присел на корточки и начал раскапывать холодную золу, от чего она тут же превращалась в пепел. Затем он взял в руки корешок от кожаной обложки, которая не успела полностью сгореть, и бережно стряхнул с него грязь. Из-за плеча учителя мне удалось разглядеть название книги – «Проклятые, Неуклюжие и Отчаянные»: объемная работа об одержимости, которую Ведьмак написал еще в молодости. Учитель подарил мне ее, когда Мамаша Малкин была на свободе, а моя жизнь висела на волоске, но теперь от этой книги осталась лишь обложка.

Огонь не пощадил библиотеку: пламя уничтожило тома, написанные многими поколениями ведьмаков, – многовековое наследие борцов с силами Тьмы, великий кладезь знаний.

Вдруг я услышал всхлипывание и смущенно отвернулся. Неужели Ведьмак плакал?

Алиса трижды шмыгнула носом и сжала мою руку.

– Иди за мной, Том, – прошептала она.

Она пробралась через торчащие тут и там обугленные балки и вошла в дом через дыру, которая когда-то была задней дверью. Алиса нашла вход в библиотеку, превратившуюся теперь в кучу горелого дерева и пепла. Здесь она остановилась и указала на пол. В пыли мне удалось разглядеть корешок еще одной книги, и я тут же узнал «Бестиарий» Ведьмака.

Во мне затеплилась слабая надежда, я нагнулся и взял ее в руки. Вдруг от этой книги осталась не только обложка? К своему облегчению, я увидел, что страницы тоже целы. Я аккуратно их пролистал: по краям бумага обгорела, но слова все же можно было разобрать. Улыбнувшись и кивнув Алисе в знак благодарности, я отнес «Бестиарий» учителю.

– Одна книга сохранилась, – сказал я, протягивая ее Ведьмаку. – Ее нашла Алиса.

Он взял книгу в руки и долго смотрел на обложку, на его лице не дрогнул ни один мускул.

– Всего лишь одна книга из тысяч – остальные сгорели дотла, – промолвил он наконец.

– Но ваш «Бестиарий» – одна из самых важных книг, – возразил я. – Все же лучше, чем ничего!

– Ему нужно побыть одному, – прошептала Алиса, мягко взяв меня за руку и уводя прочь.

Я пошел вслед за ней по траве в глубь западной части сада. Девушка устало покачала головой:

– Ему стало только хуже, но он с этим справится.

– Надеюсь, Алиса. Очень надеюсь. Эта библиотека много для него значила. Учитель берег ее и пополнял новыми книгами, чтобы передать в наследство будущим поколениям ведьмаков – этому он посвятил большую часть своей жизни.

– Ты станешь следующим ведьмаком в этих краях, Том, и справишься и без этих книг. Начать писать свои собственные труды – вот, что тебе нужно сделать. Кроме того, ничего еще не потеряно: мы оба знаем, где находится еще одна библиотека, да и к тому же нам нужна крыша над головой. Идти на юг в холодный сырой дом старика Грегори в Англзарке нет смысла – он находится позади вражеских позиций, и там негде зимовать, – книг, кстати, там тоже нет. Бедняга Билл Аркрайт уже не будет жить на мельнице, поэтому нам нужно сразу же отправиться на север к каналу. Те солдаты так далеко точно не заберутся.

– Возможно, ты права, Алиса. Ждать здесь не имеет смысла. Пойдем расскажем о нашем плане мистеру Грегори. Библиотека Аркрайта гораздо меньше, чем у Ведьмака, но она может стать нашей отправной точкой.

Мы вышли из-за деревьев и пошли по лужайке, приближаясь к Ведьмаку с другой стороны. Он сидел на траве, склонившись над «Бестиарием» и опустив голову на руки, и не замечал ничего вокруг. Внезапно Алиса остановилась и взглянула на восточную часть сада, где были погребены ведьмы. Девушка еще раз трижды громко шмыгнула носом.

– В чем дело, Алиса? – спросил я, заметив на ее лице озабоченность.

– Что-то не так, Том. Раньше я всегда чувствовала запах Лиззи, когда шла по этой части лужайки…

Алиса два года обучалась колдовству у своей матери, Костлявой Лиззи – могущественной злой ведьмы, которую мой учитель заточил в яме, похоронив заживо. Несомненно, она это заслужила: Лиззи убивала детей и использовала их кости для магических ритуалов.

Алиса шла впереди, осторожно ступая между деревьями в восточной части сада. Мы прошли мимо могил мертвых ведьм – казалось, что все в порядке. Но когда мы подошли к яме, нас охватил ужас: железные прутья были погнуты, а яма пуста – ведьма исчезла.

– Когда она смогла выбраться, Алиса?! Когда? – Я занервничал, опасаясь, что Лиззи затаилась где-то поблизости.

Девушка еще раз принюхалась:

– По меньшей мере дня два назад, но ты не волнуйся – она уже успела уйти далеко отсюда. Скорее всего вернулась обратно в Пендл.

Мы подошли к Ведьмаку.

– Костлявая Лиззи сбежала из ямы, – сказал я учителю. – Алиса думает, что это произошло на следующий день после того, как сожгли дом.

– Здесь побывали и другие ведьмы, – добавила Алиса. – Когда домовой сбежал, они смогли войти в сад и освободить ее.

Ведьмак нас будто и не слышал – он угрюмо смотрел на золу, прижимая к груди «Бестиарий». Отправляться на север в дом Аркрайта прямо сейчас казалось не лучшей идеей – начинало темнеть. Мы проделали сегодня долгий путь, в конце которого нас ждали плохие новости.

Поскольку домовой больше не представлял опасности для собак, я свистом позвал их в сад. С тех пор как мы вернулись из Греции, Стрела и ее повзрослевшие щенки Лапа и Нос жили с пастухом-отшельником по ту сторону Долгого Хребта. К сожалению, собаки выросли слишком большими и он не мог больше их содержать. Мы как раз забрали их у него по пути в Чипенден, когда увидели дым над Кастером. Билл
Страница 4 из 13

Аркрайт, погибший хозяин животных, использовал их для охоты на водяных ведьм.

Я развел на лужайке небольшой костер, а Алиса отправилась ловить кроликов. Ей удалость поймать трех, и вскоре они уже жарились на вертеле, от чего у меня потекли слюнки. Когда ужин был готов, я еще раз подошел к Ведьмаку и пригласил его присоединиться к трапезе у огня. Учитель по-прежнему вел себя так, будто не узнавал меня, – с таким же успехом я мог разговаривать и с камнем.

Мы уже готовились ко сну, как вдруг что-то привлекло мое внимание: далеко на западе, на маяке Фэлл, я увидел огонек, который с каждой минутой светил все ярче.

– Они зажгли свет на маяке, чтобы собрать огромное войско, Алиса, – сказал я. – Похоже, скоро начнется великое сражение.

По всему Графству, с севера на юг, загорелась цепочка огней, перепрыгивающих с холма на холм будто языки пламени, – наша армия готовилась к бою.

Хотя мы с Алисой устроились близко к тлеющим уголькам костра, в воздухе веяло прохладой, и я долго не мог заснуть, да и к тому же Стрела разлеглась прямо на моих ногах. Наконец мне удалось задремать, но едва забрезжил рассвет, я резко проснулся. Меня разбудили громкие звуки – грохот и треск. Спросонья я подумал, что скорее всего это гром.

– Слышишь эти большие пушки, Том? – крикнула Алиса. – По-моему, они палят совсем рядом, да?

Где-то на юге началось сражение – если наша армия будет повержена, то враги захватят Графство. Нам нужно как можно скорее бежать на север, пока есть такая возможность, и мы с Алисой пошли уговаривать Ведьмака. Он по-прежнему сидел в той же позе, опустив голову и прижав к себе книгу.

– Мистер Грегори, – начал я, – на мельнице Билла Аркрайта есть небольшая библиотека – там и начнем восстанавливать наши книги. Почему бы нам не отправиться туда на какое-то время? К тому же там безопаснее. Даже если враги одержат победу, они не осмелятся продвинуться севернее Кастера… Они могут посылать поисковые отряды, но, думаю, просто захватят Кастер, самый крупный город на севере Графства. Возможно, они даже не заметят мельницу, ведь со стороны канала она скрыта деревьями.

Ведьмак продолжал сидеть неподвижно, даже не подняв головы.

– Если мы подождем еще, – продолжил я, – то рискуем вообще отсюда не выбраться. Нам ни в коем случае нельзя здесь оставаться.

Учитель снова не проронил ни слова. Я услышал, как Алиса в ярости скрипнула зубами.

– Пожалуйста, мистер Грегори, – умолял я, – не сдавайтесь…

Наконец он взглянул на меня и печально покачал головой:

– Ты, видимо, еще не до конца понимаешь, что мы потеряли, парень. Эта библиотека не моя, я был только ее хранителем. Моя миссия состояла в том, чтобы дополнить ее и сберечь для потомков, но я потерпел неудачу. Я устал, смертельно устал от всего этого… Мои старые кости больше меня не держат. Я видел слишком много и живу уже слишком долго.

– Послушайте, старик Грегори, – прорычала Алиса, – немедленно встаньте! Нет смысла сидеть здесь и покорно ждать своей смерти!

Ведьмак подпрыгнул, и в его глазах мелькнула искра гнева. Алиса называла его «стариком Грегори» втихаря, но никогда не осмеливалась произнести это ему в лицо. В правой руке он сжимал «Бестиарий», а в левой – какие-то вещи, которые, казалось, собирался обрушить ей на голову.

Однако Алиса, и глазом не моргнув, продолжила свою тираду:

– У нас еще много дел: борьба с силами Тьмы, написание новых книг. Вы еще живы, и пока вы в состоянии передвигать свои старые кости, вы должны выполнять свой долг! Вы обязаны защитить Тома и обучить его – это ваш долг перед Графством!

Ведьмак медленно опустил свои пожитки – после последней фразы Алисы выражение его лица сразу изменилось. Долг превыше всего – вот во что учитель всегда свято верил. Долг перед Графством и определил его долгий жизненный путь, полный трудностей, лишений и опасностей.

Не сказав ни слова, Ведьмак положил в мешок обугленный «Бестиарий» и двинулся на север. Мы с Алисой и собаки поспешили следом – нам казалось, учитель все-таки решил отправиться на мельницу.

Глава 3. Старик

До мельницы мы так и не добрались – наверное, это просто не было предначертано нам судьбой. Путешествие по холмистой местности прошло без помех, но когда мы добрались до Кастера, то увидели, что на юге дома охвачены огнем, а темный дым закрывает заходящее солнце. Даже если враги одержали победу в сражении, они все равно не успели бы продвинуться так далеко на север – значит, они вторглись со стороны моря.

Мы часто отдыхали на пологих склонах, но вдруг почувствовали запах гари: на нас надвигались облака дыма. Когда мы добрались до канала, стало ясно, что идти дальше на север в сторону мельницы невозможно: тропинки вдоль берега заполонили беженцы, спешащие на юг.

Нам не сразу удалось выяснить, что происходит: люди бежали мимо с полными ужаса глазами. Наконец мы увидели старика, который, пытаясь отдышаться, прислонился к воротам, его колени дрожали от напряжения.

– На севере дела совсем плохи? – спросил Ведьмак самым добрым голосом, на который только был способен.

Мужчина покачал головой, но смог ответить не сразу – ему понадобилось немного времени, чтобы прийти в себя.

– Огромное вражеское войско высадилось на северо-востоке залива, – выдохнул он. – Они застали нас врасплох. Они уже захватили деревню Кендал – точнее, то, что от нее осталось после пожара, а теперь идут сюда. Все кончено. Моего дома больше нет. Я прожил в нем всю жизнь. Я слишком стар, чтобы начинать заново…

– Войны не длятся вечно, – ответил Ведьмак, похлопав его по плечу. – Я тоже лишился дома, но мы должны двигаться вперед. Однажды мы вернемся в родные края и построим жизнь заново.

Старик кивнул и снова влился в поток беженцев. Казалось, слова Ведьмака его не убедили, и, судя по выражению лица учителя, он и сам им не верил. Ведьмак повернул ко мне мрачное и изнуренное лицо.

– Как я понимаю, моя главная обязанность – защитить тебя, парень, но в Графстве уже небезопасно, – вымолвил он. – Нам здесь нечего делать. Настанет день, и мы вернемся, но пока мы снова направляемся к морю.

– Куда мы пойдем – на мыс Сандерленд? – спросил я, решив, что мы попробуем попасть в порт и пробраться на судно.

– Если он еще не захвачен врагами, то там полно беженцев, – ответил Ведьмак, покачав головой. – Нет, я собираюсь взять то, что мне задолжали.

С этими словами учитель быстро зашагал на запад.

Ведьмаку редко платили за работу сразу, а иногда и вовсе не платили, и сейчас он решил потребовать возврата долга. Несколько лет назад учитель изгнал морское привидение из дома рыбака, а теперь вместо денег попросил ночлега и переправу на Мону – большой остров в Ирландском море к северо-западу от Графства. Рыбак согласился с большой неохотой: ему не хотелось этого делать, но он испугался стоящего перед ним человека с жестокими блестевшими глазами, который сейчас, кажется, снова был полон решимости.

После летнего путешествия в Грецию я думал, что не страдаю морской болезнью – как же я ошибался! Маленькое рыбацкое суденышко отличалось от трехмачтовой «Селесты». Еще прежде чем мы покинули залив и вышли в открытое море, лодку стало кидать из стороны в сторону, от чего собаки нервно заскулили. Вместо того чтобы издалека
Страница 5 из 13

наблюдать за падением Графства, большую часть путешествия я провел опустив голову за борт – морская болезнь разыгралась не на шутку.

– Тебе лучше, парень? – спросил Ведьмак, когда меня наконец перестало тошнить.

– Немного, – ответил я, посмотрев в сторону острова Мона, который возник на горизонте зеленым пятном. – Вы бывали там раньше?

Учитель покачал головой:

– Меня туда ни разу не вызывали, да и в Графстве дел по горло… Хотя у жителей острова проблем с нечистью хватает. Например, там обитает по меньшей мере полдюжины бугганов…

– А кто такие бугганы? – спросил я. Кажется, я встречал это слово в «Бестиарии» Ведьмака, но ничего не мог вспомнить об этих существах – знал только, что в Графстве сейчас их нет.

– Парень, почему бы тебе самому не открыть книгу и не прочитать об этом? – Ведьмак протянул мне «Бестиарий». – Это вид злого духа…

Я открыл книгу и, пролистав ее до раздела о злых духах, быстро нашел заголовок «Бугганы».

– Читай вслух, Том! – попросила Алиса. – Я тоже хочу знать, кто это такие.

Ведьмак хмуро взглянул на девушку, вероятно подумав, что это ее совсем не касается, но я все равно начал читать вслух:

– «Бугган – часто встречающийся вид злых духов, обычно появляется в образе черного быка или волосатого человека, хотя, в зависимости от своих целей, может выбрать и другой облик – например, в болотистой местности встречался в образе червя.

Бугган издает два характерных звука: либо мычит как бешеный бык, чтобы предупредить тех, кто оказался на его территории, либо зловеще нашептывает своей жертве, что забирает всю ее жизненную силу, и питается человеческим страхом. Закрывать уши смысла нет – голос буггана раздается прямо в голове. Бывали случаи, когда жертвами этого страшного звука становились абсолютно глухие люди. Те, кто слышит шепот, умирают в течение нескольких дней – если, конечно, не убьют буггана первыми. Это существо прячет жизненную силу каждого человека в специальном лабиринте, построенном под землей.

Бугганы обладают иммунитетом к соли и железу, поэтому их трудно уничтожить или заточить в темницу. Они уязвимы только для клинка, сделанного из серебряного сплава, – его нужно вонзить в самое сердце буггана после полной материализации духа».

– Звучит действительно жутко, – пробормотала Алиса.

– Да, бугганов нужно опасаться и в тех местах, где они обитают, быть начеку, – сказал Ведьмак. – Говорят, на Моне нет ведьмаков, но я слышал, что местные жители иногда пользуются их услугами. Все же бугганов там слишком много – их просто некому контролировать.

Вдруг начал моросить дождь, и учитель быстро выхватил «Бестиарий» у меня из рук, закрыл его и убрал в мешок – он боялся потерять свою последнюю книгу.

– Жители острова – какие они? – спросил я.

– Это гордый, упрямый и воинственный народ с большой и сильной армией наемников, которых называют «йомены». Тем не менее, если бы захватчики решили вторгнуться на такой маленький остров, как этот, у него не было бы ни малейшего шанса выстоять.

– Думаю, островитяне вряд ли нам обрадуются, – сказала Алиса.

Ведьмак задумчиво кивнул:

– Ты права, девочка, – беженцам редко бывают рады. Кому нужны лишние рты? Много народу покинет Графство и отправится на Мону. Западнее находится Ирландия, но плыть туда гораздо дольше, и я, пожалуй, предпочту пока остаться как можно ближе к дому. Если дела станут совсем плохи, мы всегда сможем отправиться на запад.

Когда мы подплыли к острову, море стало спокойнее, но дождь усилился и бил прямо в лицо. Погода и зеленые холмы вокруг напоминали о Графстве – у меня появилось ощущение, что мы вернулись домой.

Рыбак крепко привязал лодку к деревянной пристани, выступавшей из скалистого берега, и высадил нас на юго-восточном берегу острова. Собаки одна за другой выпрыгнули из лодки, радуясь, что наконец-то оказались на твердой земле. Мы последовали за ними, но гораздо медленнее – после долгого путешествия в неподвижности затекли ноги. Не прошло и нескольких минут, как рыбак снова вышел в море – во время поездки он молчал и хмурился, зато сейчас улыбался: он вернул долг Ведьмаку и радовался, что мы наконец расстаемся.

В конце пристани мы увидели четырех местных рыбаков, которые сидели под деревянным навесом и штопали сети – прищурившись, они враждебно наблюдали за нами. Учитель, шедший впереди в плаще с капюшоном, кивнул им и тут же получил ответ: трое мужчин отвернулись и продолжили работу, а четвертый сплюнул на гальку.

– Ну разве я не права, Том? Нам здесь явно не рады, – промолвила Алиса. – Лучше бы мы поплыли в Ирландию!

– Послушай, Алиса, сейчас мы здесь и должны извлечь из этого максимум пользы, – ответил я.

Мы шли вдоль песчаной отмели, пока не оказались на узкой грязной тропинке, которая бежала вверх по холму между дюжиной соломенных домиков, а затем исчезала в лесу. Мы уже миновали последнюю дверь, как вдруг из-за деревьев выскочил мужчина с огромной деревянной дубинкой и преградил нам путь. Стрела рванула вперед и угрожающе зарычала на незнакомца, ее черная шерсть встала дыбом.

– Придержи собаку, парень. Я сам с ним разберусь! – бросил Ведьмак через плечо.

– Стрела, ко мне! Хорошая девочка! – крикнул я, и собака неохотно послушалась. Я знал, что она и в одиночку легко справится с мужчиной с дубинкой.

У незнакомца было коренастое мускулистое тело и смуглое обветренное лицо. Несмотря на холод и сырость, рукава были закатаны по локоть – хотя вряд ли он занимался рыболовством. Присмотревшись, я увидел на нем военную форму: тесную коричневую кожаную куртку со странным символом на плече – три бегущие ноги в доспехах, исходящие из одной точки и заключенные в круг. Под ним виднелась надпись на латыни: «QUOCUNQUE JECERIS SABIT». Тут я понял, что перед нами не кто иной, как один из йоменов острова.

– Вас сюда никто не приглашал! – враждебно сказал он Ведьмаку, угрожающе поднимая дубинку. – Вам стоило остаться на своей земле. Лишних ртов нам и так хватает!

– Боюсь, у нас не было другого выхода, – мягко ответил Ведьмак. – Враги сожгли мой дом, и, чтобы сюда добраться, нам пришлось рисковать жизнью. Позволь нам остаться на некоторое время, пока на нашей родине не станет безопасно. Мы готовы отработать содержание.

Мужчина опустил дубинку и кивнул.

– Если вам дадут шанс, то вы, конечно, будете работать – без поблажек, как и все остальные. Большинство беженцев из Графства высаживаются на северном берегу в Дугласе, но мы знаем, что многие пытаются незаметно прокрасться сюда, поэтому усилили наблюдение, – сказал он, внимательно посмотрев сначала на учителя, а затем на меня. Мужчина заметил наши необычные плащи с капюшонами, многочисленные мешки и другие принадлежности – хоть жители Моны и не часто видят ведьмаков, он сразу понял, кто мы такие.

Затем незнакомец посмотрел на Алису. Когда он заметил ее остроносые туфли, его глаза округлились и он перекрестился.

– Что делает ведьмак в компании ведьмы? – требовательно спросил он.

– Девочка не ведьма, – тихо ответил Ведьмак. – Она переписывает мои книги. А это мой ученик Том Уорд.

– Что ж, пока вы здесь, он больше не твой ученик, старик. Мы никогда не пользовались вашими услугами и боремся с ведьмами своими способами.
Страница 6 из 13

Второсортным беженцам тоже придется обрабатывать землю – нам нужна еда, а не ваши фокусы-покусы.

– Второсортным? – спросил Ведьмак. – Поясни-ка, что ты имеешь в виду!

– Мы вас сюда не звали, – прорычал йомен, снова поднимая дубину. – Парень молод и силен, поэтому пригодится в тяжелой работе. Кто-то отправится обратно в море, а для всех остальных у нас есть и другие средства… – Его взгляд упал на Алису.

– Что значит «отправится обратно в море»? – потребовал я объяснения.

Ведьмак положил руку мне на плечо:

– Полегче, парень. Думаю, мы оба понимаем, о чем он толкует.

– Да, те, кто не может работать, например старики вроде тебя, станут кормом для рыб. А что касается ведьм, – йомен сердито посмотрел на Алису, – ты не первая, кто пытался к нам пробраться на этой неделе. Вы все получите что заслужили! С такими, как ты, разговор у нас особый!

– Думаю, мы услышали достаточно, – сказал Ведьмак; капли дождя стекали по его лицу. Он перехватил посох, занимая оборонительную позицию. Мужчина угрюмо ухмыльнулся и вызывающе выступил вперед.

Дальше все произошло очень быстро: незнакомец замахнулся на учителя дубинкой, но столкновения не произошло – «старика» как ветром сдуло. Ведьмак оказался за спиной йомена и нанес два быстрых удара: первый пришелся по запястью противника, от чего тот выронил дубинку и взвыл от боли, а второй поразил мужчину прямо в голову, и он тут же без сознания свалился к нашим ногам.

– Не лучшее начало, парень! – пробормотал учитель, качая головой.

Я обернулся: четверо рыбаков вышли из-под своего навеса на пляже и пристально смотрели на нас. Ведьмак проследил за моим взглядом и указал на вершину холма.

– Лучше отойти от берега на безопасное расстояние, – пробормотал он и быстрым шагом пошел вперед. Мы с Алисой поспешили следом.

Глава 4. Крысы с крыльями

Мы карабкались вверх по холму, пробираясь сквозь заросли деревьев, Ведьмак шел впереди на небольшом расстоянии. Он старался выбирать путь, сложный для преследователей и их собак, поэтому нам даже пришлось перейти вброд два ручья. Когда он наконец успокоился, то сбавил темп и повел нас на север.

– Находясь сейчас в Графстве, мы бы, конечно, рисковали сильнее, – заметила Алиса. – Но не важно, сколько мы перешли ручьев – йомены уже идут по нашему следу, а на таком крошечном острове они найдут нас в два счета.

– Не думаю, что Мона такой уж маленький остров, Алиса. Здесь много мест, где можно спрятаться, – ответил я в надежде, что окажусь прав.

Ведьмак добрался до вершины холма и вгляделся в даль.

– Думаете, нас будет сложно найти? – спросил я, наконец догнав учителя.

– Кто знает, парень. Полагаю, наш друг, который остался внизу, очнется с головной болью и вряд ли отважится искать нас в одиночку. Те рыбаки не стали нас преследовать, поэтому ему понадобится время, чтобы найти подходящих помощников. Ты разглядел герб на его плече?

– Три ноги в доспехах, заключенные в круг, – ответил я.

– А латинская надпись означает…

– «Как ни бросишь, он устоит»?

– Да, вроде того – она означает уверенность в себе, парень. Они суровые и выносливые люди, но мы специально сделали столько петель – полагаю, они сбились со следа. К тому же, – продолжил он, показывая вниз, – у них и других забот хватает!

Далеко впереди я разглядел огромный город и порт, заполненный лодками всевозможных размеров. За ним открывался широкий залив в форме полумесяца с россыпью больших судов – некоторые из них находились на значительном расстоянии от берега, и лодочки поменьше перевозили людей на сушу. Над портом кружила стая чаек, и их крики доносились даже до нас.

– Это Дуглас – самый большой город на острове, беженцы отправляются в основном туда, – объяснил Ведьмак. – Некоторые из этих кораблей скоро поплывут обратно, но большинство вряд ли вернутся в Графство. Надеюсь, у меня хватит денег, чтобы добраться до Ирландии – там нам окажут более теплый прием. Хотя и здесь все могло быть гораздо хуже.

– Позволят ли нам уехать? – спросил я.

– Лучше уплыть незаметно, парень. Подождем до полуночи, а потом ты пойдешь в город. Моряки любят пропустить стаканчик-другой в прибрежных тавернах. Немного везения – и ты найдешь кого-нибудь с небольшой лодкой.

– Я пойду с Томом и все время буду начеку, – быстро сказала Алиса.

– Нет, девочка, ты останешься со мной и собаками, а Тому лучше пойти одному…

– Почему Алиса не может пойти со мной? Две пары глаз лучше, чем одна, – возразил я.

Ведьмак по очереди посмотрел на нас.

– Вас связывает невидимая цепь? – спросил он, качая головой. – В последнее время вы совсем неразлучны. Нет, я принял решение – девочка останется здесь!

Я взглянул на Алису и увидел, что в ее глазах зажегся огонек страха – она подумала о пузырьке, который все это время служил нам защитой от дьявола. Внутри него было шесть капель крови: три ее и три мои. Пока Алиса находилась рядом со мной, она тоже была в безопасности, но если я уйду в город один, дьявол захочет ей отомстить и ничто его уже не остановит. Я знал одно: хоть Алиса и не стала сейчас спорить с Ведьмаком, она все равно собиралась его ослушаться и пойти со мной.

Стемнело, и я спустился с холма. Плащ, мешок и другие принадлежности я брать с собой не стал: жители острова не жаловали ведьмаков и их учеников и, вполне возможно, уже ищут нас по всему городу. Ветер разогнал облака, и высоко в чистом звездном небе висел бледный полумесяц. Пройдя около сотни ярдов, я остановился и немного подождал – следом за мной шла Алиса.

– Мистер Грегори пытался тебя остановить? – спросил я.

Алиса покачала головой:

– Я сказала ему, что пойду охотиться на кроликов, но он посмотрел мне в глаза, а потом на мои ноги – думаю, он мне не поверил.

Тут я увидел, что Алиса босая.

– Я спрятала туфли в твой мешок, Том. Так никто не догадается, что я ведьма.

Мы спустились с холма и вышли из-за деревьев на мокрую и скользкую от недавнего дождя траву. Алиса не привыкла ходить босиком, поэтому, прежде чем мы дошли до первого дома и нашли дорожку из гравия, она успела два раза упасть.

Через десять минут мы добрались до города и пошли по узким мощеным улочкам в сторону порта. Дуглас наводнили моряки, но иногда встречались и женщины – некоторые из них, как и Алиса, тоже шли босиком, так что из толпы она выделялась разве что своей привлекательной внешностью.

Вокруг летали стаи чаек: они вели себя агрессивно и бесстрашно, пикируя над головами людей – одна из них даже умудрилась выхватить кусок хлеба у мужчины почти из самого рта.

– Ужасные птицы, – пробормотала Алиса. – Крысы с крыльями – вот они кто.

Через некоторое время мы вышли на широкую многолюдную улицу, где каждый пятый дом был постоялым двором. Я заглянул в окно первой таверны и увидел много людей, но сколько их, я понял, только открыв дверь. Мне в лицо тут же ударил теплый воздух и сильный неприятный запах эля; орущая и буйная толпа пьяниц стояла плечом к плечу. Я понял, что мне придется с силой пробираться сквозь них, поэтому развернулся, кивнул Алисе, и мы пошли дальше по улице.

Другие заведения, мимо которых мы проходили, также были набиты битком, и вдруг я заметил боковую улицу, идущую вниз к порту. Я открыл дверь одной из таверн: там почти никого не
Страница 7 из 13

было, лишь несколько мужчин сидели на табуретках у барной стойки. Я уже собирался войти внутрь, как вдруг хозяин погрозил нам с Алисой кулаком.

– Немедленно убирайтесь! Здесь не место для всякого сброда! – прокричал он.

Дважды повторять ему не пришлось – меньше всего я хотел привлекать к себе внимание. Я уже собрался вернуться на центральную улицу, как вдруг Алиса указала в противоположном направлении:

– Давай сходим туда, Том. Кажется, там тоже есть таверны…

Она оказалась права – одна из них располагалась в конце узкой улочки, дверь выходила к порту. Как и последняя таверна, эта была почти пустой, и, так же как и в той, у барной стойки, держа кружки с элем, стояли несколько мужчин. Хозяин заведения посмотрел на меня скорее с интересом, чем враждебно, и это натолкнуло меня на мысль, что лучше уйти прочь. Только я собрался открыть дверь, как вдруг кто-то произнес мое имя.

– Неужели это Том Уорд?! – Большой краснолицый мужчина с бакенбардами направился в мою сторону.

Это был не кто иной, как Бейнс – капитан «Селесты» с мыса Сандерленд, на которой мама отправила нас в путешествие в Грецию. Без сомнения, он приплыл сюда с толпой беженцев, спасающихся от захватчиков.

– Рад тебя видеть, парень. И тебя, девочка! – сказал он, заметив Алису, стоявшую в дверном проеме. – Проходите и погрейтесь у огня!

На нем был длинный темный непромокаемый плащ, а под плащом – толстый шерстяной свитер серого цвета: моряки отлично знают, как одеться в промозглую погоду. Он подошел к пустому деревянному столу, стоящему в углу, а мы сели на стулья напротив него.

– Есть хотите? – спросил он.

Я кивнул – я был страшно голоден: ведь, не считая нескольких кусочков сыра, последний раз я ел кроликов, которые прошлой ночью приготовила Алиса.

– Хозяин, принеси нам два стейка и пироги, да чтоб погорячее! – крикнул Бейнс в сторону стойки и повернулся к нам. – Как вы сюда приплыли? – спросил он, понизив голос.

– На маленькой рыбацкой лодке. Нас высадили к югу от Дугласа, но мы тут же попали в беду. К счастью, нам удалось сбежать: мужчина с дубинкой пытался нас арестовать, но мистер Грегори его нокаутировал.

– Где сейчас твой учитель?

– На холме к югу от города. Он отправил меня сюда, чтобы найти лодку, на которой мы бы поплыли в Ирландию.

– У тебя почти нет шансов, Том. Мой корабль «Селеста» конфискован, и по палубе разгуливают вооруженные солдаты. Люди, которых я сюда привез, находятся под стражей, как и беженцы с других кораблей. По сути, жителей острова нельзя в чем-то обвинить – меньше всего они хотят, чтобы захватчики добрались и сюда. Они опасаются ведьм, также сбежавших из Графства, и их можно понять. Недавно на северном берегу нашли маленькую рыбацкую лодку, в ней обнаружили двух мертвых моряков: кто-то выпил их кровь и отрезал большие пальцы рук.

От этих слов у Алисы перехватило дыхание – я знал, о чем она подумала. Без сомнения, ведьмы Пендла теперь затаятся и будут ждать, что произойдет дальше. Возможно, это работа другой ведьмы, которая тоже покинула Графство, – но что, если это дел рук матери Алисы?

Что, если Костлявая Лиззи свободно разгуливает по острову?!

Глава 5. Демоноид

Мы с жадностью набросились на горячий стейк и пироги, а капитан тем временем рассказывал обо всем, что знал. Лидеры Правящего Совета острова решили вернуть всех беженцев обратно в Графство – в противном случае остров Мона станет следующей целью врага.

– Поэтому у меня и забрали «Селесту». Скоро я поплыву обратно на мыс Сандерленд, чтобы вернуть домой всех, кто сбежал от врага в надежде найти здесь милосердие и пристанище. На борту за мной будут следить вооруженные солдаты. На острове останутся только ведьмы – сейчас на них объявлена охота. Наверняка даже те женщины, которые не являются ведьмами, все равно подвергнутся пыткам и будут наказаны. Пострадают невиновные…

О таких людях Ведьмак обычно говорил «ложно обвиненные». Капитан был прав: без сомнения, одна настоящая ведьма точно приехала на остров, но высокую цену за ее злодеяния придется заплатить многим невинным женщинам.

– Я советую вам отправиться в глубь острова, а оттуда на юго-западное побережье – там находится рыбацкий городок Порт Эрин, а далее, на юге полуострова, много маленьких деревень. Беженцы туда обычно не приплывают, поэтому вас почти никто не увидит. Оттуда вам легче будет отплыть в Ирландию…

– По-моему, отличный совет, Том, – улыбнулась Алиса.

Я улыбнулся в ответ, но неожиданно выражение лица девушки изменилось – на нем появились настороженность и страх. Будто почуяв опасность, Алиса не отрываясь смотрела на дверь.

Вдруг та распахнулась, и в таверну ворвались полдюжины мужчин с дубинками, одетых в кожаные куртки с трехногим символом, – это были йомены. Следом за ними вошел высокий мужчина с темными усами и мечом на бедре – очевидно, их главарь. Они остановились у двери, внимательно осматривая комнату и разглядывая посетителей за столиками и у бара.

Тут я заметил, что они привели с собой узника, одетого в кожаную куртку со значком, обтягивающую его высокую коренастую фигуру. Зачем они взяли в плен своего товарища? Интересно, в чем он провинился? Потом я увидел, что мужчина связан, притом очень странным и жестоким способом: от его ушей к рукам шедших по бокам йоменов тянулись тонкие серебряные цепи. Уши мужчины были проколоты очень близко к голове, а дырки, через которые шли цепи, воспалились и покраснели.

Пленник трижды громко принюхался и заговорил грубым неприятным голосом, напоминавшим звук резьбы по металлу:

– Я чувствую женщину! Здесь женщина, связанная с Тьмой, командир Стэнтон, – он повернулся к высокому мужчине с усами.

Солдаты пристально посмотрели на Алису – единственную особу женского пола в комнате. Пленник направился к нашему столу, его конвоиры и Стэнтон поспешили следом. Когда он подошел поближе, я сделал два шокирующих открытия: во-первых, мужчина был слеп – его глазные яблоки были молочно-белого цвета; от второго открытия вдоль моего позвоночника пробежала холодная дрожь. У него были вьющиеся спутанные темные волосы, скорее напоминавшие гриву животного. Сквозь них высоко на лбу торчали два коротких загнутых белых рога с острыми концами. Это был не человек, а демоноид, появившийся в результате соития дьявола и ведьмы.

– Разве это женщина?! – рассмеялся Стэнтон. – Это же просто тощая девчонка с грязными ногами. Попробуй еще раз!

Теперь демоноид не принюхивался, а просто всматривался в Алису, будто мог ее видеть, несмотря на свою слепоту. Его лицо исказила озадаченная гримаса.

– Ну давай скорее, – нетерпеливо потребовал главарь. – Девчонка ведьма или нет?

– Внутри ее Тьма! – прорычал демоноид. – Темная магия!

– Это все, что нам нужно знать! Хватайте ее, парни! – крикнул Стэнтон, и двое солдат тут же выступили вперед и стянули Алису со стула. Глаза ее округлились и наполнились ужасом – сопротивляться она даже не пыталась.

Я понимал только одно – куда бы они ни забрали Алису, я должен пойти вместе с ней. Если она окажется вдали от пузырька с кровью, дьявол обязательно ей отомстит. Однако для этого мне даже не пришлось ничего делать.

– Проверь и тех двоих! – скомандовал Стэнтон. – Они разговаривали с
Страница 8 из 13

ведьмой и могут быть с ней в сговоре. Кто знает, может, кто-то из них колдун!..

Демоноид посмотрел на капитана Бейнса.

– Здесь все чисто, – прогремел он.

– Что насчет мальчишки?

Пришла и моя очередь: внимательно изучив меня слепыми глазами, существо стало недоумевать еще больше. Оно дважды открыло рот, обнажив два ряда острых желтых зубов, но так и не произнесло ни звука.

– У нас нет времени! В чем дело?

– Глубоко в его душе вижу печать Тьмы. Очень маленький кусочек…

– Этого достаточно! Его тоже взять! – пролязгал Стэнтон. – Давненько нам не попадались такие, как он.

Прежде чем меня схватили, я успел увидеть взволнованное лицо капитана Бейнса, а через минуту мои руки уже связали за спиной и нас с Алисой вытолкали из таверны, а потом грубо поволокли вверх по холму в сторону центральной улицы.

Нас силком потащили по оживленным улицам – йомены толкали нас, давали оплеухи, смеялись над нами, – и наконец мы оказались в окрестностях города, где нас поджидала телега, запряженная четырьмя крепкими лошадьми. Кучер стегнул их кнутом, и мы поехали по дороге. Посмотрев вверх на звезды и заметив положение созвездия Плуга, я понял, что нас везут на северо-запад. В повозке мы с Алисой были не одни – нас сопровождали трое коренастых мужчин, того и гляди готовых пустить в ход дубинки. Наши руки были по-прежнему связаны, что не оставляло нам ни малейших шансов на побег.

Сначала мужчины молча на нас смотрели – мы опустили глаза и старались вести себя тихо, чтобы не давать им лишних поводов для гнева, но уже меньше чем через час один из них подтолкнул меня дубинкой.

– Видишь это? – спросил он, показывая куда-то направо.

Вдалеке я увидел залитое лунным светом оборонительное укрепление – башню, окруженную зубчатыми стенами, позади которой виднелась гора.

– Это тюрьма Грибе, – продолжил он. – Чтобы увидеть ее снова, вам нужно просто остаться в живых!

Другой йомен вдруг рассмеялся:

– Но оказавшись там хоть раз, вы будете мечтать о смерти! Только счастливчики выходят оттуда мертвыми.

Я не стал спрашивать, что он имел в виду, и сидел молча, пока повозка наконец не остановилась. Кажется, мы приехали в деревню, со всех сторон окруженную деревьями и холмами. Нас вытолкнули из повозки и потащили мимо большой и странной земляной насыпи, по форме похожей на холм, но состоящей из четырех слоев, – ничего подобного я раньше не видел. За насыпью виднелась еще одна каменная башня, но гораздо меньше, чем первая. Я подумал, что скорее всего там держат пленников, и вскоре понял, что не ошибся.

Нас поволокли вверх по башенной лестнице, затем развязали нам руки и впихнули в какую-то комнату. Дверь со стуком захлопнулась, в замке повернулся ключ – солдаты стали спускаться вниз, и звук их удаляющихся шагов эхом разносился по башне.

Я огляделся: в углублении стены одиноко горела свеча – ее пламя причудливо мерцало от легкого ветерка, дующего из расположенного под потолком окна. Камера была круглой формы, без мебели, лишь на влажных каменных плитах лежала грязная солома.

– Что-то мне не нравится это место, – почти шепотом промолвила Алиса.

– Оно может тебе не нравиться, девочка, – послышалось из тени, – но придется радоваться и ему. Это башня ведьм Тинвальд – самое лучшее место, где тебе когда-либо доведется побывать. Когда ты ее покинешь, впереди будет только боль и смерть.

Из сумрака вышла высокая девушка лет восемнадцати-девятнадцати, с гладкими темными волосами до плеч, одетая в милое голубое платье. Ее чистая кожа сияла здоровьем, и она была совсем не похожа на узницу.

– Вы приплыли из Графства, верно? – спросила она.

Я кивнул:

– Меня зовут Том Уорд, а это моя подруга Алиса.

Она взглянула на Алису, а затем тепло улыбнулась.

– Меня зовут Адриана Лонан, – сказала она. – Я родилась и выросла на Моне. Все эти годы они меня не трогали, но сейчас будто сошли с ума – им в каждой женщине мерещится ведьма.

– А ты ведьма? – спросил я.

Адриана кивнула:

– Я птичья ведьма.

– То есть птица – твой фамильяр[2 - Фамильяр – то же, что и приживала – небольшой зверь, служащий ведьме или колдуну. Отличается необычным умом и обладает особыми способностями.]?

Девушка тряхнула волосами и нахмурилась:

– У меня нет фамильяра – я не связана с темной магией. Я птичья ведьма. Птицы – мои друзья, мы помогаем друг другу. Алиса, а ты ведьма?

Алиса покачала головой:

– Я принадлежу к клану ведьм Пендла, меня два года обучали темному ремеслу. Но нет, я не ведьма. Нас зря сюда привезли, особенно Тома – он ученик ведьмака и сражается на стороне Света. Они решили, что он колдун, но это не так.

Адриана внимательно на меня посмотрела:

– Рог нашел тебя по запаху?

– Демоноид? Да, – ответил я. – Он сказал, что внутри Алисы Тьма, да и на мне разглядел печать темных сил.

– Возможно, так и есть, – пробормотала Адриана. – Никто из нас не совершенен. Но кем бы мы ни были, не стоит рассчитывать на милосердие во время завтрашнего испытания.

– Что они будут делать? – спросила Алиса. – Заставят плавать? Они же не собираются использовать вес, правда?

Плавание – один из популярных методов испытания ведьм: руки женщины привязывали к ногам и бросали ее в пруд. Этот способ даже сложно назвать испытанием – разве в таком положении вообще можно плавать? Если женщина тонула, ее признавали невиновной, а если ей удавалось всплыть, ее считали ведьмой, привязывали к столбу и сжигали на костре.

Испытание весом – еще более жестокий метод: женщину приковывали цепями к столу, а затем ее тело обвешивали тяжелыми камнями, как правило их было тринадцать. Через некоторое время ей становилось трудно дышать. Если она жаловалась на боль, ее сжигали, а если нет – она медленно и мучительно умирала. Но если женщине удавалось оставаться в живых более часа, считалось, что ее спас дьявол, и ее все равно сжигали.

– Нет, у нас, жителей острова, есть свой проверенный метод, – ответила Адриана. – Подозреваемого в колдовстве ведут на юг, на вершину холма Слю Вэллиан, закрывают в бочке с острыми железными шипами внутри, а затем спускают с холма. Если испытуемый выживает, считается, что его защитила черная магия, и его ведут… – Голос девушки стих, и она не закончила фразу. Я увидел, что ее глаза наполнились страхом.

– Многим удается выжить? – спросил я.

– Солдат рассказал мне, что вчера испытание проходили семь человек и двое из них выжили, правда один был очень сильно ранен. Я пыталась рассказать им, что нужно делать: есть один способ спуститься вниз живым и без сильных ранений. Все бочки разные, и тут, конечно, не обойтись без удачи: между шипами есть пространство – нужно растянуться и руками и ногами упереться в стенки бочки. Во время вращения центробежная сила зажмет тебя между шипами, и это может спасти жизнь. Если по пути бочка не ударится о большую кочку, ты даже не поранишься о шипы.

– Откуда ты знаешь, что это поможет?

– Я знаю человека на пивоварне, который делает бочки на заказ. Когда у бондаря появляется ученик, проводят особый ритуал: его помещают в бочку с шипами и медленно катают ее по мастерской, а в это время остальные бондари стучат молотками по скамейкам и весело кричат. Главное – суметь вклиниться между шипами. В худшем случае несколько раз
Страница 9 из 13

уколешься, только и всего. Но я ни разу не говорила с теми, кому удалось выжить после спуска со Слю Вэллиана, – если они выживают, то их немедленно уводят.

– Катить бочку медленно или спустить ее с холма – большая разница, – сказала Алиса. – Если ты рассказала им, что нужно делать, почему вчера выжили всего два человека?

– Наверное, многие были слишком напуганы и совсем меня не слушали, – вздохнула Адриана. – А может, они хотели умереть в бочке…

– Почему они могли этого хотеть? – спросил я.

– Потому что знают, что происходит, если человеку удается выжить. Это даже хуже, чем катиться с горы в бочке с шипами, – они скармливают его буггану…

Глава 6. Еще одна мертва!

– На Моне живут несколько бугганов, – продолжила Адриана, – но несчастных скармливают самому опасному из них. Он обитает в разрушенной часовне возле тюрьмы Грибе.

– И он пожирает людей? – спросила Алиса, и ее глаза наполнились ужасом.

Адриана кивнула:

– Они заточают жертв в темницы в южном крыле тюрьмы, которое граничит с жилищем буггана. Это существо медленно высасывает душу и силы из каждого тела и хранит их где-то под часовней. После этого тело все еще передвигается и дышит, но становится пустым. Это длится недолго – вскоре бугган, похожий на огромного волосатого мужчину, приходит к жертве, выпивает ее кровь и съедает плоть. Он съедает даже некоторые кости, с хрустом разгрызая их своими огромными зубами, – поэтому мы называем его Щелкунчиком. После этого останки несчастного зарывают в известковой яме во дворе.

Мы замолчали, задумавшись о своей жестокой участи, но вдруг меня что-то озадачило: Адриана рассказала другим узникам, как выжить в бочке с шипами, – но почему же она сама в ней не оказалась?

– Адриана, почему вчера они не испытывали тебя вместе со всеми?

– Потому что лорд Бэррул – хозяин тюрьмы Грибе и глава Правящего Совета острова – дал мне последний шанс изменить свое решение: если я выполню его волю, он спасет мне жизнь. В противном случае он отправит меня на испытание… – Нижняя губа Адрианы задрожала, а из глаз полились слезы.

– Какое решение ты должна изменить? – спросил я.

– Я хочу выйти замуж за Саймона Салби – бондаря, который рассказал мне о бочках, но лорд Бэррул требует, чтобы я стала его женой. После смерти первой жены он десять лет жил в одиночестве и даже не смотрел на других женщин, но, кажется, я очень похожа на его жену – по его словам, точная копия. Именно поэтому он сделал мне предложение. Лорд Бэррул очень могущественный и привык получать то, что хочет. Я ответила отказом и продолжала отказываться, пока его терпение не лопнуло – он объявил меня ведьмой. Он мог бы меня спасти, если бы захотел, – он обладает большой властью. Одно его слово, и меня отпустят, но лорд очень гордый и не может смириться с тем, что его отвергли. Он предпочтет, чтобы я умерла, только бы не принадлежала другому. А скоро будет уже слишком поздно. Они начали испытания вечером, но собралась огромная толпа зрителей, и вскоре люди стали неуправляемы. Нас спустят с холма перед рассветом, когда все стихнет.

Услышав эти слова, мы с Алисой долгое время молчали – наши перспективы выглядели совсем мрачными.

Интересно, что предпримет Ведьмак? Он точно забеспокоится и удивится, почему я не вернулся, и конечно сразу поймет, что Алиса ушла со мной. Я лишь надеялся, что он не рискнет спуститься в город – ведь там его обязательно схватят.

* * *

Внезапно тишину нарушил резкий металлический звук поворачивающегося в замке ключа. Неужели они уже пришли за нами? Ведь до рассвета оставалось еще несколько часов.

Дверь в камеру медленно открылась, и кто-то вошел внутрь – это был не йомен или солдат, а Рог, демоноид. Голый по пояс, одетый лишь в штаны и тяжелые ботинки, с цепями, висящими за ушами, он выглядел сильным и опасным, способным в любой момент убить голыми руками. Грудь Рога была покрыта темными волосами, а на широких плечах и длинных руках выступали огромные мускулы.

Когда он с грохотом ввалился в комнату, мы вскочили и попятились назад, пока не уперлись в холодную каменную стену. Что ему нужно? Мне совсем не понравилось выражение лица демоноида – и без рогов оно скорее напоминало звериную морду.

Он направился прямо к Алисе. Когда я попытался ему помешать, встав между ними, он грубо толкнул меня в плечо – будто ударил дубиной, и я свалился на пол, но тут же вскочил и снова бросился к Алисе. Демоноид повернулся ко мне, его жестокие глаза дико сверкали; он опустил голову, направив на меня рога. Я стал приближаться к нему более осторожно, но вдруг Алиса вытянула вперед руку, пытаясь меня защитить.

– Нет, Том! Остановись! – крикнула она. – Он убьет тебя! Я сама с ним разберусь.

Я повиновался, но был готов немедленно атаковать чудовище, если Алисе будет угрожать малейшая опасность, хотя без своей цепи и других вещей я мало чем мог ей помочь. В наследство от матери мне достался дар замедлять время, но использовать его было слишком сложно и опасно, поэтому я решил применить его только в самом крайнем случае.

Демоноид повернулся к Алисе – их разделяло расстояние вытянутой руки.

– Сестра? – прогрохотал он.

– Я не твоя сестра! – злобно ответила Алиса, покачав головой.

Демоноид наклонил голову и трижды принюхался:

– У нас один отец, и ты моя сводная сестра. Не отрицай. Я понял это еще в городе, но не был уверен до конца, но теперь сомнений у меня нет.

Он говорил правду: у них были разные матери, но один отец – Враг.

Вдруг Алиса улыбнулась ему:

– Хорошо, если бы мы были братом и сестрой, ты бы мне помог, верно? Ты ведь не хотел бы, чтобы я умерла? Ты такой большой и сильный! Ты можешь вытащить нас отсюда?

– Не могу. Командир Стэнтон накажет меня. Он прикажет меня высечь.

– Давай сбежим вместе, – предложила Алиса.

– Я не могу бросить своего хозяина, лорда Бэррула. Он хорошо ко мне относится.

– Хорошо относится? – удивленно переспросил я. – На тебя повесили цепи и протащили по всему городу! Разве это хорошо?

Демоноид недовольно прорычал:

– Командир Стэнтон сделал это потому, что он меня боится, но лорд Бэррул никогда не причиняет мне боль. Нет, только не он. Он уже давно мог бы меня убить, но вместо этого позволил служить ему. Он хороший хозяин.

– Тогда зачем ты сюда пришел? – требовательно спросила Алиса. – У тебя должна быть цель, раз ты здесь.

– Просто хотел увидеть тебя, только и всего, – ответил он. – Хотел посмотреть на свою младшую сестру.

С этими словами он повернулся и направился в сторону двери.

– Надеюсь, теперь ты стал счастливее, потому что скоро меня уже не будет в живых, – крикнула ему вслед Алиса. – Хорошенький у меня братец! Братья и сестры должны держаться вместе!

Но он молча затворил за собой дверь, и мы услышали, как в замке снова повернулся ключ.

– Мда, неплохая попытка, – сказала Алиса. – Интересно, много ли здесь демоноидов? Неужели они все такие же, как он или Клык?

Клык, сын Мамаши Малкин, был демоноидом с большими зубами – слишком большими для его рта. Ведьмак убил его, проломив ему череп посохом.

Сколько же еще детей у дьявола? Интересный вопрос. В душе Клыка жило зло: он помогал Мамаше Малкин убивать женщин и детей – ведьму так прозвали именно из-за ее злодеяний. Большинство
Страница 10 из 13

несчастных жертв пропали без вести, но когда местные жители наконец отваживались начать их поиски, то находили лишь груды костей. Женщин забивали до смерти – ребра у них были сломаны, и наверняка это сделал Клык. Демоноиды невероятно сильны, и Рог действительно внушал страх.

– Нет смысла это отрицать, – продолжила Алиса. – У нас с Клыком тоже один отец, но я никогда даже мысли не допускала о том, что он мой сводный брат.

– В отличие от Клыка Рог кажется не таким уж плохим. Просто в его жизни, видимо, бывали трудные времена, – предположил я.

– Так и есть, – согласилась Адриана. – Стэнтон жестоко с ним обращался, но я не понимаю, почему он так предан лорду Бэррулу. Неужели он не понимает, что вести себя так Стэнтону позволяет его хозяин? Поговаривают, что Рог так предан лорду потому, что тот сделал его смотрителем буггана.

– Смотрителем? – изумленно спросил я.

– Говорят, Рог помогает ему в выборе жертв…

Ночь прошла быстро, и перед рассветом в нашу камеру привели еще трех узников: двух девочек-подростков из Графства и пожилую местную жительницу. Не теряя время даром, Адриана сразу рассказала им, как спастись, попав в бочку. Девочки из Графства внимательно слушали ее, а старуха с острова начала плакать – она слышала много кошмарных историй о том, что ей предстоит пережить. Мысль, что она станет пищей для буггана, настолько ее пугала, что она предпочла бы смерть от острых шипов.

Перед рассветом за нами пришли несколько дюжин солдат: они потащили нас вниз по лестнице башни и поволокли через всю деревню на юг. Адриана тоже была с нами – очевидно, лорд Бэррул потерял всякое терпение. Затем они повели нас на большой холм – должно быть, на Слю Вэллиан. Подъем оказался долгим и утомительным. Неужели они и правда собираются спустить нас вниз в бочке? Если так, то шансов выжить у нас не много.

На востоке уже занималась заря, а на горизонте еще одиноко сияла яркая звезда. Ветер стих, в воздухе веяло прохладой, и мы остановились возле ряда больших бочек, дрожа от страха. На склоне холма установили дорожку из факелов, но они не понадобились – уже достаточно рассвело. Большинство солдат стояли вместе с нами на вершине, а внизу, на краю дремучего леса, мы увидели еще шестерых йоменов: на поясе одного из них висел меч, и я догадался, что скорее всего это Стэнтон – главарь, который нас арестовал.

– Она первая! – крикнул один из солдат, показывая на старуху. Когда ее схватили, женщина истерично зарыдала, ее тело сотрясалось в конвульсиях.

– Трусы! – яростно завопила Адриана, грозя мужчинам кулаком. – Как вы смеете так обращаться с женщиной, и тем более со своей землячкой?!

– Закрой рот, или мы сами заставим тебя замолчать! – заорал ей в ответ самый крупный йомен. Другой в это время схватил ее за плечо, но девушка сумела вырваться.

Бочка была уже готова к спуску; когда они подняли крышку, внутри я увидел острые шипы. Похоже, Адриана слишком оптимистично оценивала наши шансы на выживание – как можно катиться внутри бочки и не пораниться?

Солдаты толкнули старуху, и она упала перед бочкой на колени.

– Залезай!

Женщина посмотрела на шипы, и ее лицо исказилось от ужаса, будто она увидела собственную смерть.

– Поверь, будет гораздо хуже, если мы сами тебя туда запихнем! – угрожающе сказал солдат.

Старуха заползла внутрь бочки – и йомены, закрыв крышку, заколотили ее двумя гвоздями.

Тук! Тук!

Один толчок – и бочка покатилась вниз по холму. Я подумал, что йомены действовали очень быстро, и забеспокоился – на то, чтобы принять правильное положение, было всего несколько секунд.

Раздались три жутких вопля, и бочка остановилась у подножия холма, ударившись о ствол дерева. Двое мужчин тут же подошли к ней, один из них держал наготове лом – раздался грохот и треск, и он снял крышку.

Мы были слишком далеко и толком ничего не видели, но когда солдаты вытащили женщину из бочки, она не двигалась. Они отбросили ее в сторону как мешок с картошкой.

– Мертва! Следующий! – прокричал командир Стэнтон.

Девочки из Графства рыдали и дрожали от страха, крепко держась за руки. Когда подошли йомены, они буквально вцепились друг в друга, и их пришлось растаскивать силой.

Я в ужасе наблюдал за происходящим: одну из них подвергли тому же испытанию – пока солдаты заталкивали бедную девочку в бочку, она вопила и отбивалась. На этот раз по пути бочка врезалась в скалу и с треском покатилась к подножию холма. Когда она остановилась, йомены достали тело девочки и бросили его рядом с телом старухи.

Я был невероятно потрясен тем, что только что увидел, и от страха мое сердце билось как сумасшедшее. Возможно ли вообще выжить в этой бочке?!

Скатившись с холма, третья испытуемая еще могла двигаться. Когда двое солдат отвели ее в сторону, я услышал всхлипы и стоны – девочка была сильно ранена, но по крайней мере жива. Значит, это все-таки возможно…

Адриана повернулась к нам с Алисой: нижняя губа девушки дрожала: мужество внезапно ее покинуло – она выглядела сильно напуганной.

– Вы можете предчувствовать свою смерть? – спросила она. – Именно сейчас я понимаю, что мне осталось недолго…

– Мой учитель в такое не верит, – ответил я. – Он считает, что предсказать собственную смерть не может никто.

– Но я ощущаю это всем своим существом, – всхлипнула Адриана. – Мой конец близок…

Я наклонился вперед и шепнул ей на ухо:

– Все будет в порядке. Просто сделай все так, как ты нам рассказывала.

Она не успела ничего ответить, как появились солдаты: Адриана нервно улыбнулась, подошла к бочке и, не издав ни звука, залезла внутрь.

Тук! Тук!

Бочка покатилась вниз – спуск оказался ровным, и ей удалось избежать столкновений. Неужели Адриана выжила? Снова послышался характерный треск дерева, и йомены сняли крышку.

– Еще одна выжила! Она точно ведьма! – заорал Стэнтон.

Как только Адриана выползла из бочки, двое солдат подняли ее на ноги и потащили в сторону. Я заметил, что она прихрамывала, но главное – девушке удалось выжить, и это придало мне оптимизма. О буггане можно подумать и позже.

Когда пришла очередь Алисы, она слегка мне улыбнулась и быстро залезла в бочку, как и Адриана. Похоже, я буду проходить испытание последним. Как только они заколотили крышку, Алиса приняла нужное положение.

На этот раз спуск оказался жестким – бочка дважды подпрыгнула, хоть и не врезалась в дерево. Когда она наконец остановилась, мое сердце билось уже где-то во рту. Правильно ли Алиса все сделала? Солдат открыл крышку и заглянул внутрь. Наступила пауза, а затем он достал Алису из бочки.

– Еще одна мертва! – крикнул Стэнтон. – Теперь маленький колдун. Давайте поскорее с этим покончим! Я уже не прочь позавтракать!

Мое горло сдавило, а из груди чуть не вырвался громкий крик – там, внизу, они положили тело Алисы рядом с двумя трупами.

Глава 7. Отрезанные пальцы

Я не мог поверить, что она мертва. Мы вместе прошли через столько испытаний, пережили множество опасностей… Глаза наполнились слезами, но в этот момент меня схватили и поставили на колени напротив открытой бочки:

– Залезай. Прекрати реветь и постарайся облегчить свою участь!

Ослепленный слезами, я стал заползать в бочку, шипы больно врезались в руки и колени. Едва я успел
Страница 11 из 13

залезть внутрь, как крышка захлопнулась, погрузив меня в темноту.

Тук! Тук!

Бочка начала двигаться, и я, упершись локтями и коленями, сразу же растянул тело внутри нее, умудрившись найти пространство между смертоносными шипами. Бочка стала вращаться все быстрее, а меня все сильнее прижимало к острым иглам. Затем тряска усилилась, и я уже почти касался шипов, как вдруг движение бочки замедлилось и она наконец остановилась. Я не двигался, пока не открыли крышку и бочка не наполнилась светом.

На меня внимательно смотрел командир Стэнтон.

– Еще один выжил! – крикнул он. Затем тихим голосом, в котором отчетливо читалось насмешливое презрение, он обратился ко мне: – Выходи, маленький колдун! Тебя ждет бугган…

Я выполз наружу, еще раз больно уколов о шипы руки и колени. Вдруг я услышал глухой удар и вопль боли. Дрожа, я поднялся на ноги, а Стэнтон тем временем потянулся за мечом, как вдруг раздался еще один удар, и он упал на колени, а по его лбу потекла кровь.

– Алиса!

Она стояла напротив меня, держа в левой руке булыжник, которым ударила Стэнтона и другого солдата. Меня охватила буря смешанных чувств: шок, облегчение, счастье и снова страх…

Я услышал крики, доносившиеся с холма, и, подняв голову, увидел бегущих к нам йоменов.

– Беги, Том! – крикнула Алиса, бросив камень и рванув в сторону деревьев. Я побежал следом.

Старые деревья с большими раскидистыми ветвями находились на значительном расстоянии друг от друга. Я оглянулся и меньше чем в ста ярдах от нас увидел силуэты преследователей. Мы перебежали через ручей и направились к зарослям молодых деревьев. Я еще раз оглянулся и, к своему облегчению, заметил, что преследователям не удалось подобраться ближе. Теперь посмотрим, у кого больше выносливости, – а может, нам удастся просто затеряться в лесу.

Мы бежали еще около пяти минут – тонкие прутья били нас по лицу и телу, а под ногами хрустели сухие ветки. Конечно, мы производили слишком много шума, но те, кто за нами бежал, шумели не меньше, и казалось, что они отстают все больше.

Вдруг Алиса остановилась и, показав куда-то налево, опустилась на колени и поползла в густые заросли. Некоторое время мы передвигались на четвереньках, стараясь делать это как можно тише, а затем остановились и прислушались – вдалеке слышались звуки, но они постепенно стихали, а потом и вовсе исчезли.

Алиса взяла меня за руку:

– Извини, Том. Я тебя напугала?

– Я думал, что ты умерла, Алиса, – ответил я, чувствуя, как меня снова переполняют эмоции. – Не понимаю, как солдат мог так ошибиться…

– Он и не ошибся – я сама остановила свое сердце и дыхание. Это легко, если знаешь, что нужно делать. Лиззи заставила меня этому научиться – очень полезный навык в общении с духами, хоть и опасный. Некоторые ведьмы забывают снова начать дышать и поэтому не просыпаются!

– Если бы я только знал, что ты собираешься сделать! – воскликнул я, сжимая ее руку.

– Я и сама не знала, пока не залезла в бочку. Едва я растянулась внутри, как мне в голову пришла эта мысль, и, как только бочка остановилась, я так и поступила. Все же лучше, чем стать обедом для буггана, верно? Иначе мы бы не сбежали оттуда живыми!

Я улыбнулся – да, Алиса права. Нашу кожу покрывали глубокие порезы от шипов, а моя рубашка, штаны и платье Алисы были порваны до дыр.

– Теперь мы похожи на Маулдхиллов! – пошутил я, посмотрев на грязные ноги Алисы: я вспомнил известный клан ведьм – они ходили с босыми ногами и в лохмотьях.

– Мда, Том, ты точно знаешь, какой комплимент сделать девушке, – иронично ответила она. Я поник, но она одарила меня теплой улыбкой и снова сжала мою руку: – Бедная Адриана! Рассказала нам, как выжить, а ей самой пришлось еще хуже. Теперь они точно скормят ее буггану.

Прежде чем покинуть укрытие, мы подождали еще около часа, а затем пошли на юго-восток, к холму, где оставили Ведьмака, – мы очень надеялись, что он все еще был там.

Пройдя совсем немного, вдалеке мы внезапно услышали лай собак.

– Похожи на охотничьих, – заметил я.

Кажется, животные приближались к нам с востока – только мы решили, что находимся в безопасности, как снова началась погоня. Если нас поймают, то из-за того, что натворила Алиса, наверняка сначала сильно побьют, а потом отправят к буггану – жалости от йоменов ждать не приходилось.

Мы снова бросились бежать изо всех сил, но на этот раз преследователи догоняли нас быстрее. В какой-то момент я оглянулся и увидел вдалеке трех мужчин, однако собаки нас уже почти настигли.

Чтобы отбиться от собак, у меня не было ни посоха, ни другого оружия – буквально через минуту они догонят нас и мы почувствуем на теле их зубы. Прежде чем прибегут солдаты, они успеют сильно нас покусать.

Внезапно паника и страх отступили, и, запыхавшись, я остановился. Алиса обернулась и тоже остановилась.

– Все в порядке, Алиса! – сказал я, едва переводя дыхание, каждое слово давалось мне с большим трудом. Я узнал этот лай. – Это собаки Билла Аркрайта!

Их лай отличался от лая других псов – он был жестким и периодически прерывался воем. Я оказался прав: через несколько секунд Стрела и ее щенки Лапа и Нос прыгнули на меня и стали наперебой лизать мне лицо и руки. Но кто эти мужчины? Одним из них должен быть учитель…

Я стал внимательно вглядываться: среди них действительно оказался Ведьмак – он нес наши мешки и посохи. Когда они подбежали к нам, я узнал и второго – капитана Бейнса. Должно быть, он нашел учителя и рассказал ему, что нас схватили. Но кто же третий? Это был молодой человек не старше двадцати лет, с белокурыми волосами и открытым честным лицом.

– Ну что ж, – сказал Ведьмак, – вы, конечно, заставили нас попотеть.

– За нами уже гнались, – ответил я. – Мы подумали, что это солдаты из тюрьмы Грибе.

– Как вам удалось сбежать? – спросил капитан.

– Нас испытывали в бочках на Слю Вэллиане – мы смогли занять в них внутри нужное положение, поэтому нам удалось выжить. Потом Алиса притворилась мертвой и ударила солдат булыжником.

Я не мог рассказать Ведьмаку, что она использовала черную магию, чтобы остановить сердце и дыхание, поэтому я сознательно опустил эти подробности. Он и так злился, что Алиса его не послушалась и ушла со мной.

– Они спускали вас с холма? – требовательно спросил белокурый парень. Он выглядел встревоженным. – Они не должны были испытывать следующую группу до позднего вечера!

– Но они это сделали на рассвете, чтобы не сбежались толпы зевак, – объяснил я.

– А что случилось с остальными? Они тоже сбежали? Среди них была девушка по имени Адриана? – обеспокоенно спросил он.

Я кивнул:

– Нас было шестеро. Скатившись с холма, Адриана выжила, и ее увели вместе с другими. Пожилая женщина и девочка умерли в бочках.

– Значит, уже слишком поздно, – простонал он. – Теперь они отправят ее к буггану в тюрьму Грибе…

– Этот юноша – Саймон Салби, – объяснил капитан. – Собаки напали на его след, когда он спешил на помощь своей подруге, и тут наши пути пересеклись. Мы решили, что разумнее дальше идти вместе. Жаль, но, кажется, мы действительно опоздали.

– Я пойду в тюрьму! – воскликнул парень, и его лицо исказилось от отчаяния. – Я должен попытаться ее спасти!

– Нет, это безумие, – возразил капитан Бейнс, схватив его за руку. –
Страница 12 из 13

Нельзя идти одному и без оружия.

– Да, я согласен, – сказал Ведьмак. – Мы можем пойти туда вместе. По пути у нас будет время собраться с мыслями, и я расскажу все, что знаю о бугганах – это должно помочь. Кстати, парень, держи-ка, я довольно долго с ними носился.

С этими словами Ведьмак протянул мне оба мешка и мой посох; Алиса надела туфли, и мы двинулись в сторону тюрьмы Грибе.

Самый прямой путь лежал по узкой колее, по которой ездили телеги, но, чтобы не столкнуться с йоменами, мы выбрали окольную дорогу. Мы шли по холмистой местности, вдалеке виднелись горы; лесистые долины напоминали мне о Графстве. В целом путешествие было приятным, но омрачалось печалью Саймона Салби, который находился на грани отчаяния. Неужели после всего, что случилось, у него еще оставалась надежда спасти Адриану из этих казематов?

Когда сгустились сумерки, мы остановились переночевать в небольшом лесу у подножия горы Грибе. Я разжег костер, а Алиса поймала трех кроликов и большого зайца. Пока она готовила ужин, мы собрались у огня, чтобы все подробно обсудить.

– Значит, на Мону приплыла настоящая ведьма из Графства? – спросил Ведьмак. – Одна или несколько?

Капитан Бейнс пожал плечами:

– Кто знает? Двое мужчин были убиты, и у Правящего Совета появилось оправдание для того, чтобы узаконить испытания.

– Вы говорите, им отрезали большие пальцы рук?

– Да, а еще перерезали горло и выпили кровь.

– Это могли сделать две ведьмы, – предположил Ведьмак, – костяная и кровавая…

– Или Лиззи, – заметила Алиса, поджаривая кролика на вертеле. – Она использует костяную магию и высасывает кровь из жертв. Когда-то у нее был фамильяр, но его убили. Возможно, после побега из ямы она не смогла вернуться на Пендл и пошла на запад к побережью.

– Это не исключено, девочка, поэтому мы должны быть настороже.

Вскоре все с жадностью набросились на ужин – мы с Алисой ели зайца, а Саймон долго смотрел на своего кролика, а затем отложил его в сторону.

– Поешь, Саймон. Попробуй хоть немного, силы тебе точно понадобятся, – посоветовал капитан Бейнс.

– Нет! – Он вскочил на ноги. – Я должен идти дальше. Когда совсем стемнеет, бугган пойдет в подземелье, и Адриана…

– Присядь, – сказал Ведьмак. – Сегодня ночью ей ничего не угрожает, и в ближайшие ночи, кстати, тоже. Поверь: хоть я никогда не сталкивался с бугганами лицом к лицу, мне многое о них известно. Конечно, предстоит еще кое-что выяснить, но я знаю точно: они могут концентрироваться только на одной жертве и обычно высасывают из нее жизнь в течение нескольких дней. Сколько человек уже попали в тюрьму?

– Они проводят испытания уже почти неделю, – ответил Саймон. – По меньшей мере семь или восемь человек выбрались из бочки живыми, двое умерли от полученных ран…

– Все они беженцы из Графства?

– Все, кроме Адрианы. Если бы не интерес к ней лорда Бэррула, она была бы дома в безопасности.

– Что ж, мы должны помочь этим людям, – сказал Ведьмак. – Я служу Графству и его жителям, будь они дома или за его пределами. Это мой долг.

– Значит, мы попытаемся освободить их из тюрьмы? – спросил я.

– Возможно, в свое время мы так и сделаем, но пока я не представляю как. Но в любом случае мы спасем их от сил Тьмы. Мы не пойдем в тюрьму. Бугган обитает в разрушенной часовне – вот туда мы и отправимся.

После ужина мы сели вокруг тлеющих угольков и продолжили обсуждение. Солнце давно зашло за горизонт, и на небе начали появляться звезды. Ветер стих, и в лесу стояла небывалая тишина – самым громким звуком было дыхание собак.

– Насколько бугган опасен? – спросил капитан Бейнс.

– Вы должны узнать о самом худшем, – ответил Ведьмак. – А ты, парень, доставай тетрадь и записывай что я скажу. В мой «Бестиарий» нужно кое-что добавить – и это тоже часть твоего обучения…

Он подождал, пока я достану из мешка перо, чернильницу и тетрадь, а затем начал свой рассказ.

Глава 8. О бугганах

– Бугганы – это демонические духи, которые обычно прячутся возле руин, – начал Ведьмак, – или бродят где-то неподалеку от развалин. Обладают иммунитетом к соли и железу, поэтому с ними трудно справиться, хотя они уязвимы для клинка из серебряного сплава – нужно ударить им в самое сердце буггана, когда тот полностью материализуется. Хорошая новость: у нас, у ведьмаков, есть такие клинки…

Чтобы это продемонстрировать, он взял посох и нажал на кнопку в углублении: щелчок – и клинок тут же появился перед нами.

– Мой ученик уже знает, что бугганы обычно принимают два облика – черного быка и огромного волосатого мужчины.

– Чем он опасен, когда превращается в быка? – спросил я.

– Он громко мычит, и этот звук наполняет его сущность темной энергией. Затем он начинает бодаться и топтать все на своем пути. Жертву охватывает такой ужас, что она теряет способность двигаться.

Ведьмак замолчал, глубоко задумавшись. Через несколько минут я прервал его размышления:

– А что насчет волосатого мужчины? Здесь его называют Щелкунчиком.

– Это имя ему подходит, парень. Бугган принимает этот облик, чтобы копать тоннели, а острые когти и зубы помогают ему продираться сквозь корни и стволы деревьев, которые встречаются на пути. Я порылся в памяти, пытаясь еще кое-что вспомнить… Моя библиотека сгорела, это огромная и невосполнимая потеря. Есть вещи, которые хранятся только в моей голове, и когда я умру, они уйдут со мной в могилу…

– Поэтому вы должны их снова записать, мистер Грегори, и как можно скорее, – сказала Алиса.

– Мда, ты права, девочка, – признал Ведьмак. – Когда появится возможность, я сразу же примусь за работу. – Он вздохнул и продолжил выуживать из памяти подробную информацию о бугганах. – В основном бугган действует как бестелесный невидимый дух…

– Это намного хуже смерти! – прервал его Саймон полным отчаяния голосом – он не мог спокойно думать о судьбе, ожидающей Алису. – Бугган высасывает душу жертвы прямо из тела!

Ведьмак покачал головой:

– Не совсем так, хотя многие люди в это верят. Душа продолжает жить – бугган высасывает анимус, или жизненную силу, а это совсем другое. Он питается энергией тела и разума, потребляет жизненную силу, от недостатка которой жертва погибает. Разум умирает первым, поэтому человек какое-то время напоминает пустой сосуд.

Колдуны, известные как шаманы, практикуют магию, которую мы называем анимизмом. Бугган может черпать силу из союза с темным шаманом: в обмен на человеческие жертвы он делится с колдуном запасами анимуса.

И именно этого я и боюсь – возможно, мы имеем дело не только с бугганом, тут может быть замешан шаман. Во время испытаний и убийств ложно обвиненных ведьм используют не только буггана, но и демоноида. Скажи, Саймон, когда все это началось?

– Около двадцати пяти лет назад, еще до моего рождения, на западном побережье острова высадилась ведьма вместе с демоноидом – позже оказалось, что это ее сын. Ее скормили буггану, а его посадили в тюрьму и стали использовать для охоты на ведьм. Предполагаемых ведьм, как и сейчас, испытывали в бочках с шипами, а после этого сжигали на костре. Обычно обвиняли только чужеземцев – беженцев, которые приплывали на Мону в поисках лучшей доли. Адриана стала первой обвиняемой среди нашего народа…

Конец
Страница 13 из 13

ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/dzhozef-dileyni/koshmar-vedmaka-11084769/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Ярд – единица измерения длины и расстояния в странах, использующих английскую систему мер. Сейчас равен трем футам (36 дюймам), или 0,9144 метра. (Здесь и далее – прим. ред.)

2

Фамильяр – то же, что и приживала – небольшой зверь, служащий ведьме или колдуну. Отличается необычным умом и обладает особыми способностями.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.