Режим чтения
Скачать книгу

Школа «Сталкер» читать онлайн - Александр Грач

Школа «Сталкер»

Александр Грач

«…Прошло четыре года с момента образования аномалий. Земля успела практически забыть об ужасе Зон отчуждения и начала к ним относиться как к самым обычным вещам, когда произошел первый Выброс. Он уничтожил всех людей внутри двух Зон. А через несколько минут по всей Земле появилось около сорока мини-зон радиусом не более пяти-шести километров. Они простояли четыре дня. За это время из «заражённых» территорий вывели более миллиона человек. Сколько погибло при этом солдат, выводивших людей, до сих пор засекречено. Мини-зоны отступили, просто исчезнув, оставив после себя множество разрушений…»

Александр Грач

Школа «Сталкер»

Немного истории. Или как всё началось

26 апреля 1986 года. Центральный контрольный пост четвертого блока. Двадцать три минуты второго.

– Глушим реактор. – Команда прозвучала спокойно. Для паники повода не было. 187 стержней системы защиты и управления реактора начали движение вниз, в активную Зону.

Стержни прошли половину пути, когда начался разгон мощности на мгновенных нейтронах. Все попытки персонала предотвратить катастрофу ни к чему не привели. Аварийная защита не сработала, и в двадцать четыре минуты, после двух небольших взрывов, реактор был разрушен. Точные причины катастрофы неизвестны до сих пор.

1987 год. Закончено строительство объекта «укрытие». Четвертый разрушенный энергоблок со всем, что в нем находилось, похоронен под саркофагом. Впоследствии тот несколько раз укрепляли. Что происходило на дне четвертого блока, никто не знал.

Декабрь 2012 года. Саркофаг рухнул. Провалились крыша и часть стены, вследствие чего образовалась сорокакилометровая Зона с множеством аномалий и мутантов. Спустя три недели произошла катастрофа в Северной Америке.

На атомной электростанции в городе Верноне, штат Вермонт, взорвался один из реакторов, уничтожив городок со всеми его жителями. Причины катастрофы не известны по сей день. Вокруг взрыва образовался тот же радиус в сорок километров с такими же монстрами. Так родились две Зоны, в которые хлынули толпы искателей приключений и артефактов. Артефактов, которые приносили как богатство, так и смерть.

Первое мая 2016 года. Прошло четыре года с момента образования аномалий. Земля успела практически забыть об ужасе Зон отчуждения и начала к ним относиться как к самым обычным вещам, когда произошел первый Выброс. Он уничтожил всех людей внутри двух Зон. А через несколько минут по всей Земле появилось около сорока мини-зон радиусом не более пяти-шести километров. Они простояли четыре дня. За это время из «заражённых» территорий вывели более миллиона человек. Сколько погибло при этом солдат, выводивших людей, до сих пор засекречено. Мини-зоны отступили, просто исчезнув, оставив после себя множество разрушений… и тел. Правда, тел в основном военных… Потом Зоны стали появляться вновь, по одной – две в месяц. Но и они уносили жизни людей и сеяли разрушения.

Тогда правительства многих стран согласились на создание двух международных школ подготовки сталкеров – воинов-миротворцев Зоны. Впоследствии школы превратились в исследовательские центры, а набор на обучение стал проходить раз в четыре года.

Часть первая

Школа

Сегодня Зона была неприветлива. Завывал ветер в разбитых окнах многоэтажных домов и гонял по неровному асфальту сухие листья с облетевших деревьев. Размеренно пищал дозиметр, возвещая о повышенном уровне радиации.

Юноша стоял посреди площади бывшего города энергетиков. Невдалеке, около заросшего деревьями и кустарником дома, на потрескавшемся со временем асфальте виднелась аномалия. Её всполохи мог заметить практически любой человек, а не только сталкер – это была новообразовавшаяся аномалия, и она ещё не научилась маскироваться как следует. Молодой человек пожал плечами и подумал «Есть захочет, замаскируется, а пока голодная побудет». От размышлений его отвлек звук со стороны бывшей автобусной остановки. Рефлексы сработали мгновенно – несколько выстрелов отбросили назад выбежавшую из-за металлической стенки тварь. «Кровосос – живучий попался!». Действительно, выстрелы только разозлили монстра, и он предпринял новую атаку. В этот раз попадание оказалось более удачным, и тварь, пролетев по инерции ещё несколько метров, упала на землю у самых ног стрелка. Тот закинул винтовку за спину и, перешагнув через убитого врага, пошел в сторону бывшего кинотеатра.

Он двигался медленно, постоянно оглядывая проемы домов, выбитые окна, землю на десяток метров вперед – опасность могла подстерегать всюду. Город атомщиков, который должен был превратиться в «цветущий сад», стал плацдармом для различных мутантов и аномалий…. Насколько осторожно не двигался человек вперед, он не заметил опасность в одном из окон многоэтажного дома. В одно мгновение из проёма ему навстречу выпрыгнул чернобыльский волк. Он остановился метрах в пяти от своей добычи и приготовился к новому прыжку. Глаза твари и человека встретились, проверяя на смелость и ненавидя друг друга…. Волк прыгнул. Рука юноши метнулась к пистолету, висевшему на боку, но, осознав, что не успевает его выхватить, он откинулся назад, падая спиной на асфальт. Голова отозвалась тупой болью, и последнее, что он увидел, это пролетающая над ним тень чернобыльского монстра.

* * *

Молодой человек проснулся от боли в затылке. Поезд сильно качнуло, и он ударился головой о жёсткую переборку. Сон как рукой сняло. «Господи, и приснится такое! Точно на симуляторе перезанимался!». Но сон оставил неприятный осадок, и чтобы его как-то убрать, юноша достал из внутреннего кармана камуфляжа письмо и принялся его читать:

«Сергей С, сообщаем, что, по результатам предварительных тестов, Вы зачислены в кандидаты на поступление в школу «Сталкер» ЕвроСоюза. Вам надлежит подать документы в секретариат школы не позднее первого мая 2040 года. В случае неявки у Вас не будет другого шанса поступить в школу. Однако, предупреждаем, что девяносто пять процентов кандидатов не проходят даже первых предварительных испытаний, поэтому Вам следует тщательно взвесить свои силы. Список возможных тестов и испытаний Вы можете посмотреть на нашем сайте…»

– Что, не хочется думать о неудаче? – Сидевший напротив пассажир, оторвавшись от мелькающего за стеклом «Сапсана» пейзажа, с любопытством смотрел на фирменный бланк школы. – Я ведь тоже кандидат. Меня зовут Стен.

– Сергей, – молодой человек пожал протянутую руку, – о неудаче, конечно, не хочется думать… Но я надеюсь, что хорошо подготовился.

– Если ты говоришь об информации, выложенной на сайте, то там нет и половины испытаний.

– Откуда ты знаешь?

– У меня брат окончил эту школу, пять лет назад. Он, конечно, почти не рассказывал о том, как поступал, – Стен пожал плечами, – но мне показалось, что там не все так просто.

Поезд начал замедлять ход. «Станция «Школа», стоянка две минуты» послышался усталый голос машиниста из репродуктора. Юноши схватили лежащие на полках вещи и выскочили на перрон.

Только тут Сергей заметил, во что одет его спутник. Полная противоположность ему, одетому в армейский камуфляж с берцами, скатанной плащ-палаткой и рюкзаком за плечами. На Стене красовался
Страница 2 из 18

дрогой костюм, а из-под отглаженных брюк выглядывали лакированные туфли. В довершение всего он держал в руках небольшой кожаный чемодан, а на локте болтался зонтик-трость.

Заметив на себе оценивающий взгляд, Стен покраснел:

– Господи, да не смотри ты так, я только прилетел из Канады и просто не успел ничего купить. К тому же, после прохождения испытаний должны выдавать форму.

– Ну да, а отборочные тесты будешь в костюме проходить?

– Кто знает, может меня отсеют в первый же час, запачкаться не успею.

– Или меня, – Сергей улыбнулся, – в этом случае обещаю оставить тебе свою экипировку.

– Договорились.

Через несколько минут они подошли к заданию школы. От невысокого купола главного входа вились туннели к другим постройкам административных и учебных корпусов. Юноши, пройдя через единственный вход, оказались в полутемном холле. Посередине просторного помещения стоял огороженный цепями кусок скалы, подсвеченной зелёным светом, из которой торчали две руки. На них спал ребенок, с освещённым лучом солнца лицом.

– Странный памятник, – пробормотал Стен, – не знаешь, что символизируют руки из скалы?

– А ты посмотри внимательнее на саму скалу.

Стен встал напротив памятника и начал всматриваться. По мере того, как он смотрел, в скале начало проступать лицо. Не полностью – только черты… Мужественное лицо внутри камня. Потом появились куски фигуры. Висевшая разгрузка с рожками. Ствол автомата за спиной и пара гранат на поясе. Взгляд упал ещё ниже, на надпись «Посвящается Первому Сталкеру. Вечная ему память».

– Я думал, первый Сталкер был…

– Нет. – Перебил его Сергей. – Первый сталкер действительно он. Все до него это просто искатели приключений, глупцы, шатающиеся по Зоне в поисках наживы. Да ты возьми наушники, послушай.

Стен взял наушники, лежащие рядом с ограждением памятника. Как только он их надел на голову, в уши сразу полилась тихая музыка, а чуть позже послышался мелодичный голос:

«В мае 2016 года рота спецназа Вымпел была направлена в поселок Сланцы, находящийся в районе поражения одной из Зон. Рискуя жизнью, военные днем и ночью выводили людей из поселка. Воины спецназа столкнулись с неизвестным, страшным противником, который безжалостно уничтожал все живое внутри Зоны. В течение трех суток, проявив чудеса героизма и потеряв больше половины личного состава, рота Вымпел вывела с территории поражения больше шести тысяч человек. Когда Зона отступила, в поселок снова вошли военные и спасатели. В одном из домов плакал ребенок. Его нашли на руках спецназовца, которого затянуло в стену. Даже в последние мгновения жизни тот остался верен своему долгу: подставив аномалии свое тело, он вытянул руки, спасая жизнь маленького ребенка. Мы отдаем дань несокрушимой воле солдата, не пожалевшего свою жизнь и положившего возникновению славных традиций школы Сталкер».

Снова заиграла тихая музыка. Стен снял наушники и протянул их Сергею.

Тот покачал головой:

– Спасибо, но я знаю, о чем там говорится. Прочитал в истории возникновения школы.

– Ты оказался прав. – Прошептал Стен, – он, скорее всего, хотел откинуть младенца, когда его начало затягивать, а в этот момент Зона отступила.

– Скорее всего, так и произошло. Зона отступила, похоронив воина в камне. Я читал, что его так и нашли, по крику ребенка.

– Что ж, снимаю шляпу. – Стен, с лёгким поклоном памятнику, её снял и приложил к сердцу. – Действительно можно сказать, что он первый сталкер. Но нам, я думаю, пора сдать документы.

Юноши подошли к одной из ниш с надписью «информация». Девушка за стойкой отказалась принять их документы. Вместо того она попросила каждого посмотреть в специальную трубку, чтобы отсканировать сетчатку глаза. Пока компьютер обрабатывал данные, молодым людям предложили сдать все вещи.

– А Вы, молодой человек, также должны оставить пачку сигарет, – девушка обратилась к Стену, – она лежит у Вас во внутреннем кармане пиджака. На территории школы курить запрещено.

– А Вы откуда знаете, где она лежит? – Молодой человек немного опешил.

– Всех проверяют на входе, а информация передается ко мне на дисплей. – Девушка чуть улыбнулась и положила на стойку две пластиковые чип карты. – Вот Ваши документы, а теперь пройдите в синий коридор.

В конце небольшого, около тридцати метров, подсвеченного синим светом туннеля юноши подошли к двум аркам, около которых уже образовались небольшие очереди. Простояв несколько минут, Сергей оказался в первом из множества медицинских кабинетов. Один за другим чередовались комнаты. Начиная со сдачи крови и заканчивая энцефалограммой. Потом пошел мышечный контроль, быстрота реакции. Сергей уже давно потерял счет бесконечным врачам, обматывающим его проводами или тыкающим иголки в тело.

– Вы не подскажете, когда я узнаю результаты тестов? – Его только что выпустили из центрифуги, в которой крутили с сумасшедшей скоростью. Голова гудела, а к горлу подкрадывалась тошнота.

– Помолчите. – Произнес доктор, рассматривая его зрачок. – Теперь следите за моим пальцем, так, молодцом, сколько будет извлечь кубический корень из 19683?

– Двадцать семь. – На решение задачи потребовалось чуть больше минуты. Голова закружилась ещё сильнее, и Сергей оперся о стол. В голове проскользнула мысль об некорректности вопроса. – Доктор, а ведь корень немногие в уме вычислять могут…

– Так я и не всем этот вопрос задаю. – Мужчина в халате, усмехнувшись, постучал по экрану монитора. – Вы, молодой человек, обучались в математической школе. Имеете природную интуицию в решении сложных задач. Будь у Вас склонность к географии, я бы попросил столицы по широтам разнести.

Сергей только нахмурился. Такое объяснение хоть и казалось правдоподобным, не раскрывало суть самого теста.

– Да не расстраивайтесь Вы так. – Добавил доктор, заметив упрямое выражение лица будущего курсанта. – Если Вы не пройдете какой-либо из тестов, Вас просто не пустят дальше.

– Значит, пока что я все прошел?

– Или будете проходить их повторно, но расслабляться рано, так что соберитесь с силами, и вперед!

С силами действительно пришлось собраться. За медицинским обследованием пошли тесты: сообразительность, память, интуитивное восприятие. В одной из комнат его запустили ловить с помощью стеклянной банки мух. Противные насекомые, буквально кишевшие в замкнутом помещении, так и норовили походить по лицу. А лезть в банку совершенно не желали. В одной из следующих, он оказался перед кольцом, подвешенным под самым потолком и кучей тяжёлых мячей на полу. Неплохо занимаясь в школе баскетболом, юноша надеялся поставить хороший результат. Но поваливший в помещение из вентиляционных отверстий едкий дым все испортил. Не понимая и половины тестов, Сергей старался всё выполнить как можно лучше и, судя по тому, что его пропускали на дальнейшие испытания, он справлялся. Наконец, он оказался в комнате с единственным столом, за которым сидел мужчина лет пятидесяти с майорскими звездочками на погонах.

– Присаживайтесь. – Майор кивнул на стоящий напротив стул. – Меня зовут Дмитрий.

– Очень приятно. – Сергей, после всех пройденных процедур, был немного в растерянности от исходящей от майора
Страница 3 из 18

доброжелательности.

– Сергей… – майор начал перелистывать лежащие на столе документы, – Вы не расскажете мне, почему так хотите поступить в школу сталкеров?

– Я думаю, Вы читали мою биографию, – молодой человек пожал плечами, – и должны понимать, что мне, наверное, как никому другому в мире хотелось бы стать сталкером!

– Как раз-то из-за биографии мне и не хотелось бы пускать тебя в Зону… – Произнёс негромко майор и отложил документы в сторону. – Сергей, а ты, осознаёшь, что в итоге, можешь в неё и не попасть? Сначала обучение в школе, которое проходят примерно восемь процентов поступивших. К тому же, около одного из них выбывает со смертельным исходом.… Потом, если все-таки закончите обучение, можете оказаться, где-нибудь в охране лаборатории или периметра. Конечно, если во время обучения ты отличишься и окажешься в группе, подумай, что тебя ждет. Не успеешь включить защиту и попадешь под контролёра, тогда тебя свои же и пристрелят, а может, пойдёшь Зону топтать, только уже не как сталкер.… Всё ещё хочешь попробовать?

– Да, я хочу поступить в школу!

– Но почему, ведь все шансы против тебя! Даже если предположить, что ты отслужишь свои десять лет, подумай, что тебя потом ждёт! Очень не многие к выходу на пенсию в свои тридцать пять накапливают капитал к безбедному существованию. И мне одного желания, честно, маловато, чтобы послать тебя на возможную смерть!

– Я хочу выводить людей из временных Зон. Я надеюсь, что смогу спасти множество жизней.

– Хм… Это, уже, конечно более уважительная причина…. И ты, к сожалению, абсолютно здоров. – Майор достал из ящика браслет. И вздохнув, произнёс официальным тоном. – Вы должны носить его постоянно. Это личный идентификационный номер. Сейчас Вы пройдете, получите форму, переоденетесь у себя в комнате и должны к шести часам успеть в столовую. Все ясно?

– Так точно. – Сергей вскочил со стула.

– Тогда поторапливайтесь, у Вас всего полчаса.

Поторапливаться пришлось. Выход из кабинета привел в тот же центральный холл, и Сергей просто не знал, в какую сторону идти. Прибегнув к помощи проходящего мимо сержанта, он выяснил, что цвет браслета своего рода допуск по зонам. И с его белоснежным браслетом никуда, кроме белого крыла, не пустят. Пробежав в указанном направлении и оказавшись в нужном корпусе, Сергей еле нашёл кладовщика. Получив у него форму, он побежал искать свою комнату. Через несколько минут крысиной гонки Сергей столкнулся нос к носу со Стеном.

– Ты всё-таки прошел комиссию? А я уже думал, что тебя не увижу.

– Я только что получил форму, а теперь ищу свою комнату.

– Если ты не против жить со мной…

– Конечно, нет! – Сергей искренне обрадовался такому предложению. – Но я думал, здесь жёсткое распределение.

– Да нет, здесь комнаты рассчитаны на четверых, и до сегодняшнего вечера можно самому вписать фамилию в табличку.

Перед дверью висела обычная белая доска с болтающимся на верёвке маркером. Под уже стоящими тремя фамилиями появилась ещё одна – Семеряк Сергей. Комната оказалась просторная, с двумя двухъярусными кроватями и четырьмя небольшими столами. Интерьер довершал современный спортивный комплекс.

Так же внимание Сергея привлек металлический шест, уходящий в люк в полу.

– А кто ещё с нами жить будет?

– Потом познакомлю, вроде неплохие ребята. А нам поспешить стоит, до ужина минут пять осталось.

Тут молодой человек осознал, насколько проголодался. Завтрак, который он практически проглотил на Московском вокзале, уже полностью растворился после пятичасового сидения в поезде. Да и отборочные тесты длились не один час… Быстро скинув свою одежду и уложив её в небольшую тумбочку около кровати, он одел серую форму курсанта школы.

Столовая оказалась просторным помещением с тремя длинными столами. На самом входе молодых людей перехватил дежурный сержант с повязкой на рукаве и, уточнив фамилии, направил за средний стол. Над ним висела табличка «девятнадцатый взвод». Длинные скамьи были заняты полностью, и молодым людям пришлось попросить подвинуться уже сидевших курсантов.

– Всем встать! – К столу подошел сержант лет тридцати, со шрамом от левого уха до верхней губы. – Можете садиться. Итак, джентльмены, теперь вы курсанты девятнадцатого взвода. Точнее, к моменту окончания курса вы станете именно взводом. – Лицо мужчины на мгновение скривилось в усмешке. – Меня зовут Алексей Зольд. Можете обращаться ко мне просто Шеф. И пока вы набиваете свои животы, я введу вас в курс дела. Я ваш наставник на весь процесс обучения и службы. В нашем взводе на данный момент сто шесть человек. К концу обучения вас останется не больше двадцати, так что если кто не уверен в своих силах, до отбоя может подать рапорт о переводе на гражданскую службу. Кто этого не сделает, будет с сегодняшней ночи проходить обучение… И выйдет из этих стен сталкером, или его вынесут. Все приказы, как мои, так и инструкторов других взводов, должны выполняться мгновенно. Всем ясно?

Над столом прошёлся гул. Всем было ясно. А лишних вопросов никто задавать не решился.

Кормили вкусно и много. Большой шведский стол с множеством блюд. У Сергея почему то пропал аппетит, и он ел мало, с удивлением посматривая на Стена, который подкладывал себе вторую порцию свиных ребрышек. За столом собрались в основном европейцы, хотя в дальнем конце сидели несколько выходцев из Китая или Кореи, и даже один афро.

– Если всем всё ясно, то слушайте первый приказ. В каждой комнате у всех на столах лежат инструкции правил и наставлений. Их прочитать до отбоя. Отбой для тех, кто не знает, через два часа после ужина. Ужин у нас, пока вас так много, будет проходить ровно час, до семи вечера. Ещё вопросы есть?

– С какого момента у нас начинается обучение?

– Если вы не подойдете ко мне до отбоя с рапортом о переводе, то, соответственно, с момента отбоя. Ещё вопросы? – Зольд оглядел стол. – Если вопросов больше нет, то спокойной ночи, джентльмены.

С этими словами он поднялся и вышел из столовой. Постепенно зал опустел. Курсанты, наевшись, выходили в коридор. Стен всё ещё обсасывал ребрышки, запивая их морсом.

– Ну ты и кушать!

– Я двое суток на бутербродах. Из Канады до Питера добирался с четырьмя пересадками. Иначе не успел бы. Мне письмо о зачислении пришло двадцать восьмого, а явиться нужно первого. – Лицо Стена расплылось в улыбке. – Но, как видишь, я успел.

– Хм… А почему ты не поступил в северо-американскую школу? Ближе ведь…

– Мой старик из России, считает, что тут из меня сделают настоящего мужчину. Да и брат тоже здесь учился. Ладно. Пора идти изучать инструкции.

Действительно, на каждом столике лежал увесистый томик со множеством иллюстраций и диаграмм. Сергей, раздевшись, забрался на второй ярус и принялся читать.

– До отбоя десять минут, всем разойтись по комнатам. – Голос из динамика заставил Сергея вздрогнуть. Он и не заметил, как пролетело время.

– Ты много прочитал?

– Почти до конца, – послышался снизу голос Стена, – дочитываю действия при нападении.

– Ого, это последняя глава! А я только действия при пожаре закончил. И, кстати, не знаешь, где наши соседи?

– Нет, я их после ужина не видел.

Соседи пришли только к самому отбою, когда погас основной свет, и зажглось
Страница 4 из 18

дежурное освещение.

Становление

Зольд не соврал. Обучение началось в первую же ночь. Около двух прозвучал сигнал пожарной тревоги. Только инструкцию прочитали далеко не все. Сергей со Стеном, быстро одевшись, скатились по шесту в просторное помещение. Их соседи первыми выскочили в коридор. Больше их никто не видел…

Сразу под шестом находился щит c огнетушителями, баграми, вёдрами и лопатами. И рядом шкаф с пожарным обмундированием. Быстро одеть незнакомую экипировку оказалось трудно, но ребята постарались, и к месту построения прибежали одними из первых.

– Так, слушай мою команду, баллоны с кислородом оставить, они вам не понадобятся! Остальные спецсредства в руки, и бегом.

Горел какой-то сарай. Или склад на сельхоздворе. Какой именно, так никто и не понял. Но находился он в двух километрах вверх по не очень широкой тропе в гору. Хотелось спать, но вопли инструктора «бегом вверх, по двое», проникали в сознание, и приходилось передвигаться бегом. Склад потушили быстро. И, судя по всему, вовремя. Огонь не успел перекинуться на соседние крыши. К пяти утра взвод уже находился в расположении. Развесив амуницию, курсанты разошлись по комнатам. Ребятам показалось, что голова только коснулась подушки, и сознание тотчас отлетело в сон…

Для Сергея утро началось с падения на пол. Вместе с матрацем. Поневоле открывшиеся глаза успели заметить выбегающего из комнаты сержанта.

– Подъем! Подъем, я сказал! – Вслед за криком послушался звук ещё одного скинутого тела. – Построение через пять минут!

Взвод построился только минут через десять.

Не выспавшиеся курсанты с помятыми лицами хмуро смотрели на прохаживающегося перед строем инструктора. Зольд медленно ходил взад-вперёд, явно углубленный в свои мысли. Молчание затянулось. Наконец, очевидно приняв решение, он остановился и, повернувшись к курсантам, сцепил руки за спиной.

– Ну что, стадо мартышек, мне интересно знать, почему с момента подъема до прибытия к месту пожара прошло почти двадцать пять минут. Я уже не говорю, что многие из вас проспали подъём. Итак, кто мне ответит… – Взгляд пробежался вдоль строя и остановился на щуплом молодом человеке. – Вот ты, студент, прибежал одним из последних. Шаг вперед! Фамилия!

– Студенков, шеф!

– Ну и почему, Студент, ты прибежал последним?

– Расстояние от расположения до точки сбора превышало возможности моего тела к быстрому передвижению. Только я Студенков, Шеф.

– Что ж, прогиб засчитан, встать в строй, Студент. Взвод направо, за мной, бегом марш, дистанция пять километров.

В тот день дистанцию никто не пробежал. Через пару километров, свалившись на землю и тяжело дыша, «умер» Студент. Вслед за ним упало ещё несколько человек. Их подхватили и практически понесли на руках, но и это взвод не спасло. До конца, без чьей-либо помощи, добралось меньше половины курсантов. Многие, конечно, позже подтянулись сами, но были и те, кого принесли на руках к самому финишу…

В этот первый день обучения Зольд был со всеми предельно мягок, словно присматривался к каждому, на что тот способен. Впоследствии любой из курсантов мог получить хорошую трепку хотя бы за то, что у него во время кросса развязался шнурок на ботинке… После пробежки всех отправили в душ, а потом и на завтрак.

В этот раз в столовой оказались подняты тяжелые металлические жалюзи. Без них всё помещение превратилось в гигантскую террасу в горах, с изумительным видом на долину, покрытую вековыми кедрами.

* * *

С завтрака до обеда в роте проводились теоретические занятия.

В головы будущих сталкеров пытались вбить уйму, как тогда им казалось, ненужной информации. Помимо изучения аномалий, их свойств, поведения, вариантов уничтожения или отхода они изучали такие предметы, как психологию, ориентирование на местности, медицинскую помощь, сапёрное дело, интуицию и экстрасенсорику, радиационное заражение и артефакты. Преподавалась теория по управлению различными видами транспортных средств, начиная от катера заканчивая самолётами. Также взвод посвятили во все возможные виды стрелкового оружия, их устройство и варианты ремонта. Плюс ко всему, каждый, под гипнозом, изучал ещё как минимум один язык, а потом оттачивал его с кем-нибудь из инструкторов или с товарищем из взвода.

После обеда взвод приступал к практическим занятиям. Когда курсанты освоили теорию, начались бесконечные стрельбы из всевозможных видов оружия. Благо, что человечество изобрело множество способов уничтожения различных целей. И курсантов обучали владению не только современным вооружением, но и древним – таким, как лук со стрелами и копья.

Помимо вооружения и рукопашного боя из курсантов усиленно делали пожарных и скалолазов, благо, что гор и ненужных построек в округе оказалось очень много….

Постепенно юноши осваивались. По мере того, как взвод покорял новые вершины военной премудрости, он уменьшался…. Люди выбывали – практически каждый день. Некоторые не могли справиться с нагрузками и уходили сами, но случалось и так, что к курсанту подходил инструктор и предлагал перевестись в не боевые части школы. Особенно было обидно, когда людей увольняли, казалось бы, ни за что. Так ушёл рослый скандинав Олаф. На тот момент, за полгода обучения, взвод уже сократился больше чем наполовину.

Олаф тогда находился в расположении, и ему уже пророчили повышение за отлично проведенные тренировки по управлению боевыми вертолётом, когда пришла резолюция от профессоров:

«В связи с низкой сопротивляемостью и отсутствием интуитивных способностей немедленно отстранить от занятий курсанта Олафа….» В тот день за ужином стояла практически полная тишина. Кое-где перешёптывались соседи. Сергей, подняв в очередной раз взгляд от полной тарелки, заметил, как побелели руки у Студента. Он не ел, а только сжимал вилку и с ненавистью смотрел на Зольда.

– Шеф! Разрешите задать вопрос!

Алексей Зольд невозмутимо продолжал жевать, не обращая внимания на вопрос.

– Шеф! Зольд! Разрешите спросить!

– Да Студент, что ты хотел?

– Шеф! Сколько нас ещё будут держать в этом лагере для малолетних?!

– Вы останетесь в школе до того момента, пока возможности ваших туш не достигнут состояния называться Сталкером. – Инструктор окинул взглядом стол, – а вы, как я ещё погляжу, только на мясо годитесь… Григорьев, встать!

Один из курсантов тут же вскочил на ноги и вытянулся по стойке смирно.

– Вопрос на знание материала. – Зольд усмехнулся. – Особенности контролёра и методы уничтожения.

– Подчиняя своей воле и сбивая в стаи особи различных видов, во время нападений контролёр находится в стороне. Он практически никогда не нападает сам, хотя и имеет развитую мускулатуру, и очень высокую скорость передвижения. Обычно действует через организмы с ослабленной ментальной защитой. Единственная защита от стаи – это её полное уничтожение или выведение из строя контролёра. После его смерти стая разваливается на отдельные единицы зомби, которые легко поддаются уничтожению.

– Молодец, почти слово в слово по учебнику. – Зольд махнул рукой, чтобы курсант садился. – Я смотрю, многие здесь думают, что в школе только и ищут, к чему бы придраться, чтобы выставить за дверь. А вы никогда не задумывались, что
Страница 5 из 18

стало бы с тем же Олафом, попади он в Зону?

– Вот, например, ты, – палец инструктора указал на Сергея, – можешь взять и выстрелить в голову Студента? Раскидать его мозги по полу? Отвечать быстро, на раздумья не больше секунды!

– Я не знаю, Шеф. – Сергей глубоко вздохнул, прогоняя тошноту от представившегося вида вылетающего мозга. – Если буду уверен в необходимости… Что его надо убить… То смогу.

– Что ж, будем надеяться, что ты не станешь думать так долго, если эта необходимость возникнет, – взгляд Зольда снова пробежал по лицам курсантов, выискивая жертву, – Глыдько, ответь, в чем состоит наивысшая задача сталкера в заражённой территории?

– На заражённой территории сталкер, в первую очередь, должен обеспечить безопасность гражданских лиц и сопровождение их за периметр опасной Зоны.

– Теорию вы, очевидно, уже знаете неплохо. В этом ответе вы должны были понять, почему мы стараемся отсеять как можно больше неподготовленных курсантов…. Ведь вы, пока не стали сталкерами, остаётесь гражданскими лицами. А если нам кажется, что курс обучения кому-то не пройти до конца, то для него территория школы сразу становится опасной Зоной.

* * *

В ту ночь многие не спали. И когда около часа ночи прозвучал сигнал пожарной тревоги, Сергей вздохнул с облегчением. По крайней мере, все ненужные мысли сразу ушли. В этот раз тревога оказалось не учебной. В двадцати километрах от школы, в небольшом городке, загорелось общежитие какого-то техникума. Весь взвод, полностью экипированный, был доставлен к месту пожара на транспортных вертолётах. С момента подъёма до прибытия на место не прошло и пятнадцати минут.

Весь первый и часть второго этажей пятидесятиметрового корпуса пылали огнём. Два расчета пожарников пытались сбить пламя с единственного входа в здание. К Зольду сразу подбежал невысокий плотный пожарный, с уже бесполезным огнетушителем в руках.

– Вы вовремя, – уставший голос прозвучал с хрипотцой, – мы успели вывести часть людей, но на втором и третьем этажах ещё мог кто-то остаться.

Войти в бушующий огненный ад было страшно. Взвод, конечно, проходил подготовку на горящих деревянных постройках, но с настоящим пожаром такой силы встретился первый раз. Прежде чем войти в огонь, даже зная, что на тебе пожарный костюм последней разработки человечества, многие на несколько мгновений замирали, словно в нерешительности – и бегом устремлялись вперёд. Пожарные с половиной курсантов удвоили усилия, чтобы сбить пламя со входа. И туда же, омываемая струями воды, кинулась вторая половина будущих сталкеров. Огонь полыхал повсюду. В ту ночь половина взвода, нырнувшая в пламя, спасла двенадцать жизней. Восемь человек оказались заблокированы на третьем этаже. Сталкеры вывели их к пожарной лестнице и помогли спуститься на землю.

Сергей оказался в «счастливчиках», проверяющих второй этаж. Они вместе со Стеном в дальнем крыле здания нашли двоих детей, забившихся под кровати. Те уже потеряли сознание. Друзья сразу приложили к ним кислородные маски.

– Стен, мы не вынесем их, пламя слишком сильное! – Сергей обернулся к выходу из комнаты, в которой они находились. Языки пламени уже лизали кромку двери. – Что делать будем? Ещё немного, огонь и сюда доберётся.

Положение действительно становилось критическим. За спиной бушевал огонь, а на окнах стояли решетки. Сергей ещё раз подошел к коридору и, выглянув в него, принял решение.

– Давай через окна, по коридору мы их не вынесем. – Сергей переключил рацию на внешний канал. – Шеф, говорит восьмёрка, нужна лестница: второй этаж, крайнее правое окно.

Температура начала повышаться, огонь грозил ворваться в комнату и побежать по хорошо горящим линолеумным дорожкам. И пока не пришла поддержка, Сергей со Стеном взяли в руки портативные огнетушители и попытались сдержать натиск огня. Группа поддержки ещё возилась с решеткой, когда огнетушители, рассчитанные всего на три минуты работы, фыркнули последний раз, и огонь побежал по полу. Ещё буквально пара метров, и он бы достиг лежащих на полу детей. Температура нещадно повышалась.

Сергей снял свой несгораемый плащ и накрыл им детей. Буквально через минуту решётка не выдержала, и по лестнице в комнату вбежали люди, таща за собой пожарные рукава. Через минуту Сергей с ребёнком на руках оказался на улице. Вокруг бегали врачи и пожарные. С площадки перед зданием отъезжали кареты скорой помощи. Прибыло ещё четыре машины пожарных расчетов, но они уже не пытались потушить огонь, а только сдерживали его, чтобы он не перекинулся на стоящие рядом здания.

Зольд начал собирать взвод около находившихся в стороне грузовых вертолётов. Сергей глянул на складывающих в грузовые отсеки Касаток экипировку товарищей. Ещё два дня назад он первый раз поднял в воздух одного из этих творений человеческого гения. Касатка, или КА200, специально модернизированная для нужд сталкеров, моментально влюбляла в себя своей мощью и продуманностью. Этот вертолёт мог взять до двадцати сталкеров в полном вооружении или до сорока эвакуируемых, помимо экипажа; на нём по внешней обшивке шли крепления для перевозки груза, а при большом желании там могли закрепиться и люди. Встроенная РЛС (радиолокационная станция) и приборы ночного видения усовершенствовали специалисты школы, делая вертолёт пригодным в использовании при любых условиях.

Особо поражала его защищенность. В КА200 шло полное дублирование практически всех узлов и электроники. Конструкция корпуса и винтов вертолёта выдерживала не только попадание стрелкового оружия, но и различные аномальные атаки, что делало его не просто надежным, а сверхнадежным. У Сергея до сих пор стоял перед глазами учебный ролик, когда КА200, обстрелянный из стрелкового оружия, совершил аварийную посадку. Из пятнадцати десантников никто не получил ни царапины, хотя несущий винт и подающий вал напоминали скорее решето, не говоря уже о состоянии корпуса…

– Всё, можете идти. – Доктор закончил обрабатывать ожоги на спине и груди Сергея и теперь раскладывал инструменты в своем чемоданчике. – И запомните, никаких нагрузок, пока лекарство не отойдёт.

Сергей кивнул, что понял, и поспешил к вертолётам. Взвод загрузился в начавшие набирать обороты машины и ждал, когда подойдут легкораненые. Буквально через полчаса голова Сергея коснулась подушки.

Неожиданное назначение

Посунувшись утром, Сергей понял, что выспался, хотя звук горна, возвещающий о подъёме, ещё не прозвучал. Тело практически не болело. Одна из заживляющих пластин уже отвалилась, оставив под собой всего лишь небольшое покраснение кожи. От созерцания бывшего ожога его отвлек металлический лязг спортивного комплекса. Оказалось, что Стен уже проснулся и вовсю занимается на тренажёре.

– А, вот и Герой проснулся! – Произнес он, опуская гири на коврик. – Ну, ты и спать, я хочу сказать!

– А что, подъем уже был?

– Подъем? – Стен рассмеялся. – Обед через сорок минут, но, так уж и быть, пока ты чистишь зубы, я введу тебя в курс дела.

Оказалось, что всему взводу объявили выходной. Впервые за шесть с лишним месяцев. Из всех каждодневных распоряжений Зольд выдал одно – до обеда привести в порядок пожарное снаряжение. После этого командира никто не
Страница 6 из 18

видел.

– Сколько, ты сказал, до обеда осталось? – пробормотал Сергей, спешно натягивая форму.

– Остынь, твою амуницию я уже привел в порядок.

– Благодарю, я твой должник.

– Я проспал подъем всего на пару часов, и мне нечем было заняться. – Стен глянул на Сергея. – Ну, раз ты оделся, пойдём обедать…. Может, последние новости узнаем.

В столовой царил хаос, хотя столы ещё пустовали – практически весь личный состав стоял около электронных информационных досок. Друзья подошли к стенду, но из-за плотно стоявших спин что-либо рассмотреть не представлялось возможным.

– И что там вывесили?

Крайний из курсантов отодвинулся чуть в сторону, уступая место:

– Нас переводят в боевую часть. Сами почитайте.

Сергей шагнул на освободившееся пространство и, пробежав взглядом текст, нашёл место, касающееся непосредственно его взвода.

«Личному составу девятнадцатого взвода. Предписание:

В течение сегодняшнего дня сдать всё обмундирование и оборудование кладовщику. Подготовить личные вещи для перевода в зелёный корпус.

Сразу после обеда курсантам Алексееву В., Ди Оуян, Дмитриеву К., Донцову Н., Иришеву С., Майер Р., Семеряку С., Фридрику А., явиться в кабинет двадцать восемь. Гигобидзе Л., и Пантелееву Н., в шестнадцать часов, с вещами, явиться в авиаотдел. Остальному личному составу до построения посетить технический отдел». Далее шел список фамилий, всего двадцать четыре человека.

– Этих двоих понятно, зачем к авиаторам посылают. – Стен протиснулся и встал рядом с Сергеем. – Интересно, а вас восьмерых зачем к Шефу вызывают?

– Наверное, хотят на дверь указать. – Сергей пожал плечами. – Скорее, интересно, почему нас перевели, ведь по плану ещё как два месяца учиться.

– Ты плохо следишь за новостями, – произнес Стен тихо, – пару дней назад несколько отрядов сталкеров пропало. Произошёл выброс где-то под Гамбургом. Нам ещё повезло, остаёмся при школе, а остальных ребят по базам раскидывают.

Сергей присвистнул. Потеря одного сталкера – ещё ничего, но сразу несколько отрядов – событие из ряда вон выходящее, но и объясняющее такую спешку начальства. Дырки в личном составе нужно закрывать.

Юноша посмотрел на соседние списки – восемнадцатый взвод послали как раз под Гамбург, а соседний, двадцатый, в Сидней. Сергей с грустью подумал, что белый корпус вновь надолго опустеет.

– Тогда понятно. Давай не будем о грустном, лучше обедать пошли, столы уже накрыли.

За столом Сергей нашел взглядом Ди Оуяна. Невысокий крепкий китаец, перехватив взгляд Сергея, пожал плечами, показывая, что он тоже не в курсе предписания. Зольда за столом не оказалось. Да и не видел его никто с самого утра. Быстро поев, Сергей вышел из-за стола и поспешил к кабинету Шефа. У самой двери он столкнулся с выходящим от него Александром Фридриком.

– Алекс, зачем нас вызывают? – Тихо спросил Сергей.

– Заходи, ничего страшного, сейчас сам узнаешь, – тот выглядел немного взвинченным и махал зажатыми в руках листками и какой-то брошюрой.

Сергей постучал в дверь и вошёл в кабинет.

– Курсант Семеряк прибыл по вызову!

Алексей Зольд сидел в кресле и листал личное дело вошедшего курсанта.

Так продолжалось несколько минут. Наконец, Зольд отложил папку в сторону и произнёс:

– Ваш браслет, курсант!

Сергей, ничего не понимая, снял браслет и протянул его Шефу. Тот взял его и, поднеся к сканеру, тут же вернул обратно. Браслет стал наполовину белым, наполовину зелёным, а на стыке цветов переливался небольшой значок радиации. Рядом с браслетом Зольд положил несколько листков, капральские шевроны и небольшую глянцевую книжку.

– Поздравляю с повышением. Забирай. – Шеф кивнул на выложенные на столе вещи. – Здесь список фамилий, одобренных психологами. Всего десять человек. Из них выберешь троих, которые захотят видеть тебя командиром Четвёрки. Могу дать тебе совет: к подбору отнесись серьёзно, вам не один год вместе провести придется. Потом отправишься в зелёный корпус и подготовишь помещение к приему своей группы. Плюс, до ужина необходимо выучить обязанности командира Четвёрки. Все ясно?

– Так точно. Разрешите идти?

– Свободен. И не забудь пришить до отбоя шевроны.

Сергей вышел из кабинета и, не заметив стоящего перед дверью Майера, поспешил в расположение взвода, на ходу просматривая список фамилий.

Он порадовался, увидев в списке Стена. И, найдя друга в комнате, складывающего вещи, сразу рассказал тому о формировании Четвёрок.

– Это не удивительно, что тебя назначили старшим Четвёрки. Ты всегда брал командование на себя во всех мероприятиях, придуманных больными мозгами наших инструкторов. – Стен широко улыбнулся. Но тут же его лицо посерьёзнело. – А кого ты ещё хочешь завербовать в нашу компанию?

Сергей пробежал взглядом по списку. Оказалось, что из девяти оставшихся фамилий он хочет видеть в своей группе далеко не всех.

– Хочу предложить Николаю, ну этому … Казаку. – Сергей ещё раз пробежался глазами по списку. – И как на счёт Студента?

– Студента? – Стен сначала удивился, но потом понял: Студенков, он же Студент, конечно, не имел высший бал по физической подготовке, зато он считался лучшим во взводе оружейником. Лучше него оружие не понимал никто. На поиск неисправности практически у любого стрелкового оружия у него уходили секунды. И если он не мог починить автомат в полевых условиях, этого не мог никто. Плюс ко всему, Студент просто виртуозно как минировал, так и разминировал местность.

– Можно и Студента. А нас, в какой роли видишь?

– Студента в оружейники и саперы. Тебя на роль снайпера. Николаю предложить взять в руки что-то типа РПГ[1 - Гранатомёт РПГ – советский / российский многоразовый ручной противотанковый гранатомёт для стрельбы кумулятивными боеприпасами. Предназначен для борьбы с танками, самоходными артиллерийскими установками и другой бронетехникой противника, может быть использован для уничтожения живой силы противника в укрытиях, а также для борьбы с низколетящими воздушными целями.]. Ладно, чего планировать, сначала нужно команду набрать.

С этими словами Сергей выскочил в коридор. Николай от предложения отказался, сославшись, что уже пообещал вступить в Четвёрку к Алексееву. В итоге, к Сергею примкнул рослый белобрысый финн по имени Исмо, правда, все его звали просто Ис. Студент согласился сразу, правда, попросив, чтобы в качестве вооружения для него включили СЗ –4, модернизированный Вихрь[2 - «Вихрь» – компактный российский автомат, разработанный в климовском ЦНИИточмаш конструкторами А. Д. Борисовым и В. Н. Левченко в 1994 году. Позднее был усовершенствован до модели СР-3. Принят на вооружение МВД и ФСБ России как многофункциональное оружие.].

– А как я его включу-то? – Удивился Сергей.

– Судя по всему, своих обязанностей ты ещё не знаешь. – Студент рассмеялся. – На самом деле, я не хотел бы оказаться на твоем месте. Отвечать кроме себя за ещё трех… обезьян, и ничего от этого не иметь, кроме выговора Зольда. Так что, изучай свои обязанности, много интересного узнаешь.

В итоге, прочитав инструкции, Сергей схватился за голову и побежал к Шефу. А через две минуты он уже спешил к зелёному корпусу, читая на ходу копии личных дел своих подчинённых. Зольд предупредил, что завтра с утра
Страница 7 из 18

проведет строевой смотр Четвёрок. В полной экипировке, естественно.

Добежав до зелёного корпуса, Сергей сразу подивился его планировке. Корпус представлял собой обширный зал, который служил одновременно столовой и чем-то вроде комнаты отдыха. По крайне мере, в одном конце стояли бильярдные столы и несколько игровых автоматов. С той же стороны находилась дверь с надписью «бассейн». По одной из стен располагались восемь дверей в жилые отсеки. Сами комнаты тоже кардинально отличались от помещений белого корпуса: просторная спальня с четырьмя подъемными кроватями. Около каждой стол с компьютером и небольшой оружейный шкаф для хранения личного оружия и амуниции.

– Что, глаза разбежались? – Сзади подошел невысокий мужчина лет сорока пяти с повязкой на одном глазу. – Меня зовут Порох. Я местный оружейник, буду поставлять вам экипировку. И забирать металлолом, в который она превратится. Вот, возьми список, напротив каждого вида проставь количество, которое тебе нужно, и отдай мне.

– Я ещё осмотреться хотел, – произнес неуверенно Сергей.

– А что тут осматриваться, вон, приложи браслет к сканеру, так, молодец, теперь это помещение закреплено за вашей Четвёркой. Слева ваша оружейка – она же мастерская. Справа вход в физико-химическую лабораторию. Прямо выход на плац и к вертушкам. Ну что, осмотрелся? Теперь вон циферки поставь, а то мне до вечера нужно всех ваших обеспечить.

– Можно мне несколько минут? – Сергей пробежал глазами список. В нем присутствовало практически всё вооружение, которое они проходили в школе. – Я сам к Вам занесу, как заполню.

– Только недолго. Я рядом со спортзалом обитаю.

Сергей кивнул, что понял, и углубился в список. Основным вооружением Четвёрки он решил сделать АК-9М калибра 9 мм с увеличенным магазином на тридцать патронов. Автомат имел встроенный лазерный целеуказатель, включающийся поворотом предохранителя. В комплектацию он также получил оптический прицел и подствольный модернизированный гранатомет БС-5 «тишина». Для Студента он взял СЗ-3М, он же «Вихрь», с оптикой. В качестве тяжелого оружия для него он решил взять гранатомет «Сталкер». Магазин с автоматической подачей и достаточно низкий вес, всего три с небольшим кило, делали его незаменимым для массового поражения целей. Для Иса он взял тот же «Вихрь», а в качестве тяжелого вооружения – огнемёт «Шмель». Правда, от огнемёта, известного в начале века, тот отличался кардинально. Во-первых, изменился вес. Сейчас сама масса огнемёта не превышала два с половиной килограмма. Снизу к нему крепился подсумок в виде ленты на шесть капсул, по три с каждой стороны. Каждая капсула весила от килограмма до двух в зависимости от начинки. В итоге, полностью экипированный огнемёт на шесть выстрелов весил максимум пятнадцать кило.

В качестве последнего «утешения» Сергей добавил каждому МП-448О, облегченный «Скиф». Со снаряженным магазином, двадцать пуль в 9мм, он весит всего пятьсот двадцать грамм. В довершении к экипировке шли тактические ножи для выживания, разработка умельцев школы.

Покончив с оружием, Сергей пробежался глазами по средствам обороны. К сожалению, защиты от большей части тварей Зоны не существовало, но и полностью игнорировать её тоже не следовало. В итоге, отдалось предпочтение новейшей разработке компании «Сплав». Правда, Сергей очень подозревал, что при его конструировании не обошлось без участия профессоров школы. При небольшом весе, всего около трех килограмм, бронежилет мог защитить от попадания одиннадцатимиллиметровой пули. Но главным его достоинством являлись термозащита и своя разгрузка под боеприпасы и амуницию.

Плюс к нему добавился легкий шлем со встроенной рацией, и защита на локти и колени. Прикинув, что полный вес снаряжения, с боекомплектом, не превышает восемнадцати – двадцати килограмм, Сергей отнес заявку на получение оружия.

Первое задание

На следующее утро Зольд провел строевой смотр. Все восемь Четвёрок построились на внешнем плацу, каждая около дверей в своё помещение.

В основном, Зольд не придирался, а только давал рекомендации и советы по различным видам оружия и амуниции. Правда, по огнемёту «Шмель» рекомендация прозвучала как приказ: оставить на вооружении Четвёрки, но на боевые выбросы брать только по приказу. Это означало, что тренироваться с ним отделению предстояло, а в бой брать, только когда Шеф разрешит. В итоге, огнемёт заменили гранатометом «Сталкер». В могучих руках финна тот выглядел игрушкой. Закончив с осмотром, Зольд всех поздравил с переводом в боевую часть и назначил дежурства. По установленному распорядку три Четвёрки сутки находились на боевом дежурстве, в караулке, расположенной рядом с вертолётами. Помимо постоянного сканирования и радиолокационного слежения эти три Четвёрки входили в первую группу, которая должна прибыть к месту назначения максимально быстро. Двум Четвёркам предписывалось проходить дальнейшее обучение, будь то стрельбище или лаборатория. Эти две Четвёрки никуда не летели, а в случае тревоги обеспечивали защиту корпуса, согласно боевому расписанию.

Оставшиеся двенадцать человек располагались в зелёном корпусе и отправлялись на задание второй группой.

Казалось, что при таком графике у взвода совсем не оставалось времени на отдых. В общем, это так и происходило, пока шло обучение. Сейчас же Зольд обещал, что раз в неделю одна Четвёрка из тех, что должна проходить обучение, будет улетать на полдня в небольшой городок, находящийся в пятнадцати километрах от школы.

По такому расписанию прошла неделя. Потом другая. Боевые дежурства сменялись обучением и отдыхом в расположении. Правда, во время отдыха периодически устраивались учебные тревоги. Четвёрки, услышав звук сирены, облачались в амуницию, хватали оружие и грузились в вертолёты. Во время таких занятий Зольд стоял на плацу с секундомером в руках.

– Быстрее, быстрее бежим, обезьяны! Последний, кто впрыгнет в вертолёт, в увольнение не поедет!

Но обычно он смотрел на секундомер, качал головой, и, произнеся что-то типа, что черепахи быстрее бегают, дожидался рапорта, что вертолёт к взлету готов, и объявлял отбой.

Взвод разгружался, снимал бронежилеты, убирал оружие в свои шкафы, оставляя при себе только пистолеты. Потом все возвращались к своим делам.

После одной из таких тревог Четвёрка Сергея переоделась и пошла в столовую, к незаконченному обеду. Стол находился в том же состоянии, что и десять минут назад. Стен поднял опрокинутый стул и уселся за стол.

– Интересно, Шеф специально выбирает время, когда тревогу объявить? – Стен покачал головой. – Вот и жаркое остыло.

– Ладно, во время обеда, – Студент рассмеялся, – в предыдущий раз я только в бассейне разделся, думал, поплаваю с полчасика. Тут тревога. Отбой. Снова раздеваюсь, и только прыгаю в воду, как опять звучит сирена.

– Ага, тебя тогда ещё шеф за мокрую голову отчитал.

– Ну, несколько раз подряд не часто …

И в этот момент снова завыл сигнал боевой тревоги. Сирена надрывалась десять секунд и замолкла, чтобы через пару мгновений зазвучать вновь.

– Эх, Студент, накаркал. – Сокрушенно произнес Ис, опуская на стол недоеденный кусок свиного окорока. – Полежи, окорочок на тарелке, я скоро
Страница 8 из 18

вернусь.

В этот раз Зольд с секундомером на плацу не стоял. Вертушка уже набирала обороты и, когда дверь закрылась за последним вбежавшим сталкером, тут же взмыла вверх. Вертолёт ещё не успел набрать высоту, когда ожили коммутатор и небольшой монитор, висевший под потолком. Эта тревога отличалась от обычных. В общем-то, она и не была учебной. Произошел очередной выброс, и накрыло зону около восьми квадратных километров. В этот раз в эпицентре крупных населенных пунктов не оказалось – только несколько поселков по самому краю. Для взвода поставили задачу проверить поселок Вяльцы, который стоял около самой границы раскинувшейся временной Зоны. Сергей посмотрел на часы. Выброс произошел шесть минут назад. Подлетное время двенадцать. Зона после выброса может расширяться в течение получаса, и, случись такое, легко можно оказаться в эпицентре событий. Приказ прозвучал простой: войти и прочесать посёлок. Встретиться с первой группой, которая войдет в него с другой стороны. Основная задача – поиск и спасение гражданского населения.

– Что, первое задание? – Спросил второй пилот, судя по всему, бывший ветеран, оборачиваясь к сталкерам. – Не дрейфьте парни, на самом краю обычно аномалий нет. Да и в посёлке, скорее всего, не найдете никого. Сейчас зима, вряд ли кто на даче решил отдохнуть.

«Хорошо тебе говорить, – подумалось Сергею, – сам-то у вертолёта останешься…» Взгляд скользнул вниз, на тень от вертушки, несшуюся по окаймленной облетевшими деревьями шоссейной дороге. Зима ещё не пришла. Несмотря на то, что уже наступил декабрь, снег ещё не выпал. Лес по краям дороги был сер и неприветлив.

Вертолёт начал снижение. Раскидав облетевшую листву и подняв тучу пыли, он сел на край дороги.

Трассу уже успели перекрыть машины полиции и группы быстрого реагирования. За ними прятались люди с направленными в сторону Зоны автоматами. В сотне метрах до оцепления расположилось несколько человек и останавливало подъезжающие машины, разворачивая их назад. От группы оцепления отделилась пара человек и бегом направилась к севшему вертолёту.

– Майор Иванов. – Представился один из подбежавших. – Я старший в группе оцепления на шоссе Н18.

– Доложите обстановку. – Попросил Ди Оуян. Он, старший второй Четвёрки, сегодня выполнял функции командира отряда.

– Дорогу перекрыли через две минуты после выброса. На настоящий момент из Зоны выехало две легковушки. Люди в машинах абсолютно здоровы, радиационный фон в норме. Военные начали полное оцепление минуты три назад.

– До поселка далеко?

– Да нет, здесь за поворотом, метров через двести, речка, по ней проходит граница Зоны, потом ещё метров через триста подъем вверх, и на горке посёлок.

– Понятно. Вызовите скорые, они могут понадобиться. – Ди Оуян оглянулся к стоящим за спиной товарищам. – Отделения, к цели, бегом!

Сталкеры побежали, разбившись на группы. Впереди находилась Четвёрка Оуяна, справа – Рольф Майер со своими молчаливыми друзьями. В его группе собрались все выходцы из-под Берлина. Они, в основном, общались между собой и редко разговаривали с кем-нибудь не из своей Четвёрки. Слева пристроился Сергей, изредка посматривая на своих подчиненных.

Они ещё не успели добежать до моста, когда над ними пронесся вертолёт. Он высадил первую группу на противоположной стороне посёлка и сейчас летел за границу Зоны, стараясь не опускаться низко. Даже на её окраине встречались аномалии, способные сбить низко летящие аппараты. Пилот передал, что видел в одном из дворов посёлка автомобиль.

На середине моста запищали счетчики Гейгера, возвещая о входе в Зону. Перейдя через речку, отряд снизил скорость до быстрого шага. Теперь группа двигалась своеобразной буквой П. Первая Четвёрка шла в ряд впереди, остальные две вытянулись в цепочки по бокам. Началась опасная территория. Путь шел в горку. На самом верху уже показались первые дома, когда по рации прозвучала команда «стой». Один из Четвёрки Оуяна показал на небольшое возвышение на самом краю асфальта. Сергей, присмотревшись, понял, что насторожило сталкера. Бугорок, даже скорее выпуклая лужа, не более тридцати сантиметров в диаметре, еле заметно тёк, точнее, засасывал в середину появляющийся по краям асфальт. Это была, несомненно, воронка. Она могла из своих тридцати сантиметров мгновенно разрастись до нескольких метров и засосать вовнутрь всё, что ей попадётся. А потом снова уменьшиться и так же безмятежно и тихо перетекать. Её просто обошли по самому краю дороги, оставив дальше поджидать свою добычу.

До первых домов осталось с десяток метров, и группы разошлись. Четвёрка Сергея свернула влево и начала обходить посёлок по краю леса.

– Часа через два стемнеет, поторапливайтесь, – деловито буркнула рация.

Первый двор выглядел не жилым. За невысоким забором виднелся угловатый, скособоченный на один бок дом. Подойдя к воротам, ребята увидели висевший снаружи огромный, чуть подёрнутый ржавчиной замок, к которому явно давно никто не прикасался.

– Идём дальше, тут у дома грязи по колено, и ни одного следа.

И тут это случилось. Очевидно, среагировав на голос, из пристройки около дома выскочило несколько свиней-переростков и бросилось в сторону Четвёрки.

– Кабаны! Гранатометы готовь!

Команда прозвучала вовремя. Сергей со Стеном опрокинули монстров шквальным огнем. Бронированные шкуры выдерживали попадание девятимиллиметровой пули. Автоматная очередь только остановила бег, не давая напасть на сталкеров. В этот момент Студент вместе с Исом открыли огонь из гранатометов. Каждый выпустил по три гранаты, с задержкой в несколько секунд. Они полетели под незащищённые бронёй животы. Этого хватило, чтобы от напавших монстров остались только развороченные туши и кровавые куски, разбросанные по двору.

– Восьмёрка, четыре кабана. Пострадавших нет. – Произнёс в рацию Сергей. – Студент, не хочешь себе ушки на память сходить отрезать?

Но увидев зелёное лицо Студента, он повернулся к Ису. Того тошнило. Стен тоже выглядел бледным. Он смотрел на грязный двор, испещренный воронками от гранат и выбитыми стеклами в доме. Всюду растекалась кровь. Туши кабанов валялись посередине двора, напоминающего теперь бойню. Гранаты попали в незащищенные животы и разбросали по двору все внутренности и куски плоти.

– На стерео это немного по-другому.

– Это точно, ладно, перезаряжаемся и идем дальше.

Следующая пара дворов выглядела пустынно. На двух практически одинаковых блочных домах висели замки. Ставни в окнах говорили о том, что дома явно необитаемы.

Периодически раздавались выстрелы и одиночные разрывы гранат. Рации молчали. Около следующего дома Сергей остановился и поднял руку. Начал пищать счетчик Гейгера. Источник находился за высоким дощатым забором. Там явно обитала аномалия. И крупная.

– Может, мимо пройдем? – неуверенно произнес Студент.

– Нельзя, здесь следы от машины. Видишь, они только въехали, а назад не выезжали. – Сергей показал на отпечатки протекторов на грязи под воротами. – Вопрос, как мы вовнутрь двора попадём.

Действительно, дом окружал высокий, добротный забор. Ворота и небольшая калитка были закрыты изнутри. Пройдя вдоль забора, друзья выяснили, что за ним точно есть аномалия. И за него
Страница 9 из 18

так просто не попасть. В заборе не нашлось никаких лазеек. После непродолжительного совещания они приняли решение подорвать калитку. Один выстрел из «Сталкера» начисто выбил часть забора. Пролетев несколько метров вглубь двора, тяжелая калитка остановилась и распалась на множество досок и щепок. Вся эта масса, провисев в воздухе не более секунды, полетела назад и врезалась в стоявших молодых людей, сбивая их с ног. Прошло несколько секунд, прежде чем Сергей поднялся. Сначала на колено, чтобы осмотреться. Рядом уже поднялись Стен и Ис. У Стена по щеке текла кровь.

– А Студент где? – Произнес Сергей вставая.

Студенту досталось больше всего. Основной удар пришелся на стреляющего.

Его вытащили из-под нескольких тяжелых досок. Студент, пошатываясь, встал. У него из носа текла кровь. Все посмотрели в открывшийся проем снесенной калитки. Весь двор выглядел пустым. Каменная дорожка вела к самому крыльцу. Вдоль тропинки тоже ничего не было, кроме нескольких клумб с цветущими растениями.

– Чёрт возьми Зольда, – Сергей выругался сквозь зубы. – Здесь трамплин.

Да, друзьям попалась одна из опаснейших аномалий. Практически невидимая, умеющая укрываться от глаз, она выкидывала из Зоны своего действия любой предмет с чудовищной силой. Четвёрку спасли два столба от калитки. Часть досок застряла между ними.

Трамплин уничтожался только огнем. Правда, он и встречается очень редко, а на окраинах Зон его ещё ни разу не видели. На этот раз трамплин замаскировался под яркие цветы, растущие в клумбах. И если бы не декабрь месяц…

– Нам огнемёт нужен. – С грустью пробормотал Ис. – Эту заразу по-другому не уберёшь.

– Очевидно, приходить позже придётся, нам с ней не справиться. Эй, в доме есть кто живой?

На окрик в одном из окон рядом с входной дверью мелькнуло лицо. Практически сразу дверь приоткрылась и показалась белокурая голова женщины лет сорока.

– Вы сможете нам помочь? У меня сын в коридоре лежит без сознания. Его с тропинки прямо на крыльцо что-то бросило. – Голос женщины звучал спокойно, но в то же время чувствовалось, что она держится на последних усилиях, чтобы не сорваться.

– Вы сможете через окно вылезти? Где-нибудь в другом конце дома?

– Думаю, что нет. – Женщина на секунду задумалась, – у нас в доме вещи летают, я туда побоюсь выходить, да и сына в окно не смогу спустить.

– Летающие вещи это, скорее всего, полтергейст. – Произнес тихо Стен. – Очевидно, придется дом чистить, и их через окно забирать.

Сергей прикинул, что с полтергейстом тоже справиться непросто. Маленькое существо, не больше карманной собачки, атакует любыми небольшими предметами, левитируя их во врага. Тоже достаточно грозный противник. Практически не защищенный, но очень подвижный, он может доставить немало проблем.

– Шеф, говорит восьмерка, нам нужен огнемёт. – Вдалеке послышались выстрелы и разрывы гранат. Потом рация разразилась руганью, и послышалась автоматная очередь.

– Восьмёрка, огнемёта нет, да и принести было бы некому, у двойки два трёхсотых, они отходят в точку В… Действуй…

В рации послышался треск, и она замолчала. На вызовы не откликнулась ни одна из групп.

– Серый, у меня предложение есть. – Произнес Студент, видя озабоченное лицо командира. – Вон, у Иса в разгрузке два термозаряда от «шмеля» с учений остались. Их можно активировать, соединив с холостым патроном от гранатомета, подкинуть поближе к трамплину, а потом из снайперки пальнуть.

Сергей на мгновение задумался: если заряд просто забросить, скажем, с гранатой, он бы мог назад вернуться, а так это могло сработать. Студент, начав сооружать изделие «сделай сам», в очередной раз подтвердил звание мастера подрывного дела. Казалось, что тот совершенно не задумывается, что делает.

– Скажи, Студент, а ты где всему этому научился?

– Я сын настоящего профессора, физика-конструктора. – Юноша рассмеялся. – Мне в пять лет паяльник подарили, а в десять я уже сам цепи для байков конструировал!

Через минуту Студент уже держал в руках готовое «изделие» из заряда от огнемёта, соединенного с самодельным взрывателем, привязанное к небольшой доске.

– Эй, в доме, закройте дверь и лягте на пол! Мы вас попробуем вытащить!

Дверь в дом тотчас закрылась.

На улице стояла тишина. Выстрелы в посёлке, словно под наступлением сумерек, смолкли. Заметно похолодало.

Стен, как лучший стрелок Четвёрки, приник к окуляру прицела. Остальные залегли напротив калитки в небольшой канавке. В тишине одиночный выстрел прозвучал оглушительно громко. Вслед за ним метнулось пламя, но, захваченное трамплином, оно закрутилось огненным смерчем. Через минуту огонь спал, оставив на земле куски расплавленного камня и кирпича. Стены дома и столбы калитки обуглились, но других следов пламени не наблюдалось. Аномалия всосала в себя весь жар…

Поднимаясь на крыльцо дома, Сергей услышал в рации позывные:

– Восьмёрка, я четвёртый, ответьте! – Голос, судя по всему, уже устал вызывать.

– Восьмёрка на связи.

– Вы где находитесь?

– Двухэтажный дом из красного кирпича.

– Фейерверк вы устроили?

– Да, наша работа.

– Мы через дом, скоро к вам подойдем.

В доме Ис вместе со Студентом укладывали на носилки молодого человека, которому явно не повезло. Он лежал без сознания, а неестественно вывернутая нога явно говорила как минимум о вывихе.

– Вам придется помочь нести носилки. – Сергей обратился к стоящей рядом женщине. – Если что-то случится, падайте на землю. Вам все ясно?

– Да, я всё поняла. – Женщина плакала. – Мы выберемся отсюда?

– Конечно. До выхода из Зоны всего полкилометра. – О том, что за эти пять сотен метров в любой момент могут напасть монстры, Сергей предпочёл умолчать. И не думать, что теперь он отвечает не только за жизни товарищей.

Процессия вышла на улицу. Там их уже поджидала четвёрка Станислава Иришева. Они стояли около снесённой калитки, рассматривая выжженный двор. Вместе с ними стоял мужчина лет сорока, державший за руку девочку, прижимающую к себе куклу. И девушка лет тридцати с длинными белокурыми волосами, чуть скрывающие заплаканное лицо. Судя по всему, спасённая семья.

– Нужно уходить отсюда, остальные группы уже собираются у выхода, – Станислав с интересом глянул на потрёпанную четвёрку Сергея. – Мы вас минут десять вызывали, думали, что вы уже того…

– Здесь трамплин рос. Видимо, он и сигналы глушил. – Сергей глянул на стоящего в стороне мужчину. – Вы нам не поможете?

Тот понял сразу, что от него хотят и, передав девочку матери, взял у Иса носилки. Построившись в своеобразную колонну с гражданскими посередине, группа двинулась к выходу из посёлка.

У самого поворота, не дойдя метров сто до места встречи, Сергей остановил группу. В стороне от дороги, под невысокой сосной бесновалась слепая собака. Она скакала под деревом, поднимая морду наверх, как бы заглядывая в густые ветки, и бессильно рычала от ненависти к невидимому врагу. Сергей поднял автомат, и пятнышко прицела заплясало на голове пса. Хватило одного выстрела. Сергей перепрыгнул небольшую канаву и подошел к мёртвой собаке. Ни на дереве, ни рядом с ним никого живого сталкер не увидел.

– Ну, что тебе здесь надо было? – Произнес Сергей, несильно пнув пса.

В этот момент с дерева
Страница 10 из 18

на его плечи упало что-то небольшое и очень мягкое. Точнее не упало, а плавно перетекло с низко висящей ветки.

– Мур-р-р. – Маленькое серое существо начало мурчать и тереться, выражая свою благодарность.

– Да-а-а. Тебя тоже надо спасать. Верно? – Обратился к сидящему на плече котёнку спешащий к ждущим товарищам Сергей, – тогда держись крепче, лады?

Котёнок ничего не ответил, а только выпустил когти, цепляясь за разгрузку бронежилета.

Оставшуюся сотню метров добрались без проблем. На шоссе уже все собрались и ждали только их. Четыре группы расположились круговой обороной со спасенными людьми в центре. Гражданских набралось человек двадцать. Трое лежало на носилках, правда, один из них оказался сталкером с перевязанной головой. Он явно находился без сознания. Ещё один, кажется, из Четвёрки Майера, сидел на асфальте, вытянув перевязанную ногу вперёд.

Взвод двинулся по дороге, спускаясь под горку. Тактические фонари горели только у головной Четвёрки, шедшей метрах в двадцати от основной группы. До моста дошли без происшествий. По пути попалось две воронки: одна уже знакомая, а вторая недавно образовавшаяся прямо посередине дороги. Группа прошла мост. Звучания счетчика Гейгера, обычного при пересечении границы Зоны, не последовало, и у Сергея сжалось сердце. Зона могла как расшириться, так и сдвинуть свои границы. И, если стемнеет ещё немного, придется искать укрытие и разбивать лагерь на ночь. Впереди показались два темных силуэта. Сердце замерло, а потом радостно забилось. Это стояли вертолёты. Летчики решили остаться в Зоне и дождаться группу.

Сталкеры и спасенные люди быстро погрузились. Вертолёты взмыли вверх и, пролетев около трех километров, снизились, уже за приделами Зоны. Раненых быстро перегрузили в скорые, а всех гражданских передали на попечение полиции и подъехавших военных. Своих раненых сталкеры оставили в вертолётах для доставки медикам Школы.

Пока летели назад, Сергей узнал, что случилось с ранеными. Оба товарища оказались из группы Майера. Они попали в переделку уже под конец обхода, когда их Четвёрка расправились с одиноким кабаном в одном из дворов, и к ним из дома вышел мужичок лет шестидесяти с дробовиком в руках.

– Ну вот, дождался наконец, – вышедший на крыльцо старик держал в руках двустволку, – а то с этого ружьишки его не пристрелить, злится только. Я Петрович, сторож здешний.

– Вы знаете, кто здесь из соседей живет?

– Как не знаю. – Сторож снял с предохранителя ружье и пошёл к сталкерам. – Здесь, в соседнем доме, муж с женой вчера приехали.

Поставив сторожа в середину, Четвёрка двинулась к соседнему дому. Потом всё произошло мгновенно. Старик выстрелил из одного из стволов в идущего впереди Рольфа. Того спас бронежилет, но от выстрела он упал. Второй ствол старик разрядил в ноги Франку. Меньше всех повезло Гансу. Старик, схватив ружье за ствол, успел несколько раз ударить того по корпусу и голове. Потом, откуда-то появились два слепых пса и сбили Ганса с ног. Но они показались далеко не слепыми. Хорошо, что рядом находилась Четвёрка Донцова. У них оказалось восемь человек на попечении, и они, не рискнув приблизиться, расстреляли тварей из снайперских винтовок. Первым убили стоящего метрах в сорока и прятавшегося в кустах контролёра. Вторым оказался сторож. Пуля попала в лоб, и старик, практически без головы, упал на землю.

Сергей с грустью подумал, что Рольфу крепко влетит от Зольда. Грубое нарушение – у гражданских не должно быть оружия. А тут ещё и чуть Четвёрку из-за этого не потеряли.

Через несколько минут взвод вернулся в расположение. Добычей в этой операции стали четыре «Камня» – артефакты, бесформенной массы, переливающейся металлическим блеском. Да ещё кот, который не пожелал расставаться со своим спасителем и дрых на плече у Сергея. Он слез только на ужин. Поставленное рядом со столом блюдечко молока и мисочка приготовленного на кухне паштета соблазнили котёнка.

После ужина чистили, проверяли и перезаряжали оружие. Потом прозвучал сигнал отбоя. Но Сергею не спалось, хотя завтра на рассвете и предстояло войти в ещё один поселок, второй группой. То есть, в этом поселке сталкеры уже побывали, вот группа второй и называлась. Да и пойдет взвод не один, а с группой чёрных – ветеранов. Он лежал и думал, что вёл себя далеко не блестяще. И только по случайности его Четвёрка избежала потерь. Он думал о том, что будь посёлок побольше, они не смогли бы его прочесать. О том, что сталкеров очень мало, явно недостаточно, чтобы спасти всех. О том, что твари Зоны ненавидят людей. О том, что Зольд очень мягко обошелся с Рольфом. Того даже не отстранили от командования. Завтра Шеф поступал под «командование» Майера. Понятно, что хотел посмотреть, как тот в деле, но тем не менее…. В итоге, под тарахтение лежащего рядом котёнка, глаза закрылись, а открылись только с сигналом тревоги.

А ночью во сне пришли кабаны, пылающий огнем трамплин и стреляющий в лицо, не имеющий половины головы, сторож.

Новое назначение

Прошло четыре с лишним года с момента первого боевого задания. За это время взвод сильно изменился. Когда число выполненных заданий перевалило за десяток, Зольд освободил сталкеров от каждодневных тренировок. Остались только учебные тревоги, и один раз в месяц проводились смотры Четвёрок.

Вместо тренировок стали открыты в свободном доступе интерактивное стрельбище, большой спортивный зал и полоса препятствий.

Большую роль в жизни взвода, конечно, сыграло первое задание. Выброшенные на самый край Зоны, казалось бы практически безопасной, сталкеры столкнулись с множеством аномалий и тварей. Когда взвод вошёл в поселок, Зона расширилась на два километра, и немного сдвинулась в сторону. И группа оказалась в эпицентре событий.

Дня через четыре после подачи Сергеем рапорта о действиях его отделения, к ним в помещение постучался Зольд, сопровождаемый представителями научного отдела.

– Приветствую. Я тут можно сказать полуофициально, – Шеф подмигнул, – вон целых двух профессоров привёл. Они с вами пообщаться хотят.

С одним из них всё оказалось просто. Он прибыл из отделения экспериментального вооружения. И очень хотел забрать к себе Студента, на предмет, как он выразился, модернизации и расширения в использовании зарядов к огнемёту «шмель». В итоге, профессор закрылся вместе со Студентом в оружейке и не отпускал того по крайне мере неделю, используя всё возможное свободное время. Студент не то чтобы был против, но через неделю обратился к Сергею с просьбой оградить его от «назойливого сумасшедшего старикана, пытающегося изобрести совершенное оружие против тварей Зоны». Сергей обратился к Зольду, и на следующий день профессор не пришёл. А через два месяца на вооружение взвода поступили термические гранаты направленного действия СТ-2. По фамилии разработчика: Студенков термическая, модификация вторая. Как потом рассказал студент, первой признали ту, что он изготовил на дороге перед трамплином.

Со вторым профессором получилось намного сложнее. Он оказался специалистом по тварям из Зоны.

– Ну, молодой человек, это то существо, что Вы с собой привезли? – Старикан протянул руки к лежащему на плечах Сергея котенку.

– Вы Синдбада не трогайте,
Страница 11 из 18

поцарапает. – Кличка Синдбад приклеилась к коту на второй день. Котёнок, не отходящий ни на шаг от своего спасителя, прыгнул за Сергеем в бассейн. Вода ему не очень понравилась, и он забрался на плавающую пробковую доску, и с неё наблюдал за сумасшедшим хозяином, залезшим в воду.

– Ого, смотри Серж! – Подошедший Ис увидел умывающегося на доске посередине бассейна котёнка. – Синдбад уже лучше тебя плавает.

И готово – кличка к котенку приклеилась. В итоге, буквально за день Синдбад сделался всеобщим любимцем. Постоянно ласкающийся пушистый серый комок мог подойти к любому из роты, чтобы получить за обедом кусочек вкусненького или просто принять долю ласки в виде почёсывания за ухом. Но не дай Бог кому-нибудь к нему прикоснуться, когда тот спал на плечах у Сергея.

В этот раз профессор отделался несколькими кровоточащими царапинами на руке и теперь смотрел на шипящего, выгнувшего спину котенка.

– Немедленно доставить этот экспонат ко мне в лабораторию!

– Ну, ну проф, успокойтесь, – Сергей улыбнулся, – это не ваша собственность, в списке обязательных артефактов для передачи в Ваш отдел коты не значатся. А если бы и значились, как особо опасное… опасный артефакт, его передача осуществляется только после перевода денег на счёт отделения.

– Ещё нужно доказать, что он не опасен! – Профессор потряс расцарапанной рукой. – Я сегодня же добьюсь внесения в этот список неизвестных существ и артефактов.

– Это кот, профессор!

– Докажите! – С этими словами он выбежал из расположения.

В комнате остались только Зольд и Сергей.

– Шеф. Разрешите нашей группе побывать сегодня в городе? Как раз выходной, а в увольнительную никто не поехал.

Алексей Зольд даже не поинтересовался, зачем Сергею в город, просто сказал, чтобы они поспешили, потому что поезд отходит через пятнадцать минут. И тут же от руки написал разрешение на посещение города.

Синдбад, конечно, оказался котом. К тому же, совершенно здоровым, о чем говорило лежащее в кармане свидетельство о прохождении медицинского осмотра, кучи анализов и всевозможных тестов, которым можно подвергнуть котёнка. Там же лежало направление на вакцинацию «кота серого, пол кот, кличка Синдбад, порода сталкер». После вакцинации Синдбаду обещали выдать настоящий кошачий паспорт.

На следующее утро в расположение взвода вбежал профессор, радостно потрясая отредактированным списком. Ему показали бумажку, что серое существо, имеющее четыре лапы, усы и хвост, не более пятнадцати сантиметров в длину, может являться только котом, о чем свидетельствуют приложенные справки и заверенные фотографии «существа». Профессор долго кричал, брызгал слюной и грозил, но ничего сделать против официального заключения не смог.

Так Синдбад остался в расположении взвода. А когда тот не захотел оставлять своего хозяина и отправился на плечах на боевое задание, он прочно закрепил за собой редкую породу кошек – «сталкер». К тому моменту котёнок уже подрос и не боялся выстрелов, благо, что на стрельбище котам заходить не запрещалось. В итоге, тот сделался всеобщим любимцем, и ни одно мероприятие не проходило без его участия.

Но эти четыре года не прошли без потерь. Четвёрка Станислава Иришева превратилась в Тройку. Это произошло во время сто шестого задания. В общем-то, несложного. Накануне в деревню вошла группа красных стакеров. Они не успели выйти из посёлка до темноты и закрылись вместе с гражданскими, всего около шестидесяти человек, в местном клубе. Единственном каменном здании. Все, что было нужно, это дойти до клуба и помочь вывести людей из Зоны. Когда взвод шёл навстречу, на него напала группа из кабанов и слепых псов, всего около десяти особей, под предводительством контролёра. Одна из собак прыгнула на спину Константину из Четвёрки Иришева и толкнула его в волчью яму. Тот упал в неё вместе с собакой. Волчья яма – замаскированная яма с живущими в ней кровососами. Смерть наступила практически сразу. Спасти его не смогли.

Так Четвёрка стала в Тройкой. Ещё одного человека из ветеранов Станислав брать отказался.

Четвёрка Сергея тоже совершенствовалась. Студент, если ему что-то приходило на ум, пропадал в оружейке, или вместе со Стеном изучал свойства артефактов. Сергей занимался вместе с Исом электроникой. Они пытались усовершенствовать связь, чтобы она не пропадала в Зоне. Ис всё свободное время проводил в спортивном зале, считая, что физическая сила для него на первом месте.

Зольд примерно через полгода боевых выбросов, подошел к Сергею.

– Я слышал, что ты Синдбада с собой в Зону берешь?

Сергей только подивился такому вопросу. Шеф не раз видел, как кот, уже выросший до гигантских размеров, лежал на плечах или вышагивал рядом.

– Ну, так как он в твоем отделении, иди, получи на него экипировку и беги на полосу препятствий, там чего-то техники для вас придумали. После этого придёшь ко мне, я тебе направление дам к психологам, и на повышение квалификации.

Таким образом, Сергей стал обучаться различным дисциплинам, необходимым, как казалось Зольду, для командира отделения, и дрессировать кота ходить по Зоне и при этом оставаться живым.

В общем-то благодаря коту их отделение нашло один очень ценный артефакт. Синдбад остановился на месте только что сожженного трамплина и, громко крича, начал рыть землю. В пепле лежали четыре Янтарных глаза. Артефакт, очень похожий на отшлифованные куски янтаря размером с куриное яйцо, имел в середине крупную черную бусину. Стоило взять такое яичко в руку, как бусина начинала светиться, выбрасывая лучи света, наподобие ламп Тесла. Яйцо начинало разогреваться, и пока оно находилось в руке или на теле, его температура всегда составляла сорок один градус. Артефакт очень редко встречался и был абсолютно не радиоактивен, как, в прочем, и бесполезен. Но ювелиры платили за него очень неплохо – около годового оклада Сталкера.

Конечно, это была не самая дорогая находка, найденная взводом, но однозначно самая красивая. Из интересных артефактов взвод также находил Грозовую Звезду, порождение Электры. Этот редко встречающийся артефакт – мощный аккумулятор энергии. Из-за своей низкой радиоактивности им очень интересовались техники школы и исследовательские центры Земли. Конечно, сталкеры в основном приносили недорогие находки: камни и браслеты, известные со времён старой Зоны, и ещё с пару десятков различных артефактов, которые расходились между школой, НИИ, ювелирами и коллекционерами.

Однажды вечером, перед самым отбоем, в помещении Четвёрки Сергея зазвучал коммутатор.

– Восьмая Четвёрка, в полном составе немедленно явиться ко мне! – Голос Зольда на мгновение замолчал, – и кота захватите, пускай я лучше его официально вызову, а не он сам придёт.

Синдбад с воплями «мряяууу» переместил свое восьмикилограммовое тело с кровати на плечи к Сергею. Студент ругнулся и начал одевать уже снятый свитер. Стен хмыкнул и пристегнул на пояс отложенную в сторону кобуру с пистолетом. Ис просто пожал плечами и направился к выходу.

В итоге, через несколько минут они стояли в кабинете Шефа. У него, как всегда, царил полный порядок.

– Присаживаемся, джентльмены. – Зольд подождал, когда все рассядутся. – Я вызвал вас для того, чтобы сообщить, что
Страница 12 из 18

ваша Четвёрка временно освобождается от боевых заданий, как, впрочем, и увольнительных.

– Но шеф, почему? Мы воины, у нас лучшее отделение! – Гул ошарашенных приказом голосов прошёлся по комнате.

– Тишина! – Зольд, насладившись возмущением, поднял руку. – Я сказал, временно отстраняетесь. Где-то месяца на два, потом снова поставлю на боевое дежурство, но увольнительных ещё долго не получите.

– И за что, шеф? – Голос у Иса прозвучал чертовски расстроено. У того в городе появилась девушка, и лишиться увольнений в самом начале знакомства ему не хотелось.

– Вы временно переводитесь в белый сектор в качестве младших инструкторов по различным дисциплинам. Сдать браслеты.

У каждого на белом фоне браслета появился небольшой знак биологической опасности с буквой «И» посередине. Раздав браслеты назад, Зольд продолжил.

– Стен пойдет в инструкторы при стрельбище, как интерактивном, так и обычном. Твоя задача не только научить новобранцев стрелять из всего, что возможно, но и находить прирожденных снайперов. Студент, ты пойдешь преподавать ту же теорию оружейного дела. Так же будешь преподавать подрывное дело, как теорию, так и практику. Исмо, ты пойдешь на полосу препятствий и тренажерный зал. Если кто из твоих подопечных не дотянет через месяц хотя бы до уровня Студента, его придется отчислить.

Перед всеми вами ставлю задачу довести своих подчиненных до конца в максимально полном составе. По возможности без исключений с вашей стороны. Впрочем, здесь инструкции, на изучение вам два дня, потом приступаете к занятиям. Вопросы ещё есть?

– Шеф, а меня зачем туда? – спросил Сергей.

– Помимо основного задания будешь преподавать выживание в экстремальных условиях и психологию, а также рукопашный бой.

– Какого основного задания?

– Вы с Синдбадом будете основателями первого кошачьего отделения, – лицо Алексея прямо засветилось от улыбки. – Начальство прислало несколько котят, спасённых из временных Зон, с целью вывести породу «сталкер». Котята будут переданы курсантам, отобранным тобой лично. Так что, фактически, ты направляешься в кошатник.

– Эээ, Шеф, разрешите обратиться?

– Да Ис, что ты хотел?

– Шеф, Алексей, как на счет отпустить нас в город, потом ведь долго не получится.

– Хорошо, утром после завтрака. – Зольд немного задумался. – И чтобы на ужин находились в расположении, иначе подготовиться не успеете.

* * *

В город в этот раз добирались на «Малютке». Очень уменьшенной копии сталкерской Касатки. Школа держала целый парк этих миниатюрных вертолётов. «Малютки» не имели никакого вооружения, и могли поднимать всего до десяти человек, при этом широко использовались школой как для тренировок, так и полётов в город.

Оставив вертолёт на небольшом городском аэродроме, друзья решили сначала прогуляться по улицам города. Только прошёл дождь, и выглянувшее утреннее солнце блестело на чистом, сверкающем каплями воды асфальте. Стоял прекрасный июльский выходной день. Город только просыпался. В десять утра навстречу практически никто не попадался. Синдбад, идя на специально изготовленном для него поводке, важно вышагивал, обходя небольшие лужи. Прогуляв несколько часов, друзья остановились на перекрестке, когда Сергей услышал сзади голоса. Переговаривались явно две молодые девушки:

– Да нет, это точно они!

– С чего ты взяла…

– Да точно, вон и кот с ошейником…

Последняя фраза заставила Сергея расслабиться. Ошейник Синдбада уже не первый раз вызывал в городе фурор, как, впрочем, в последствии и сам кот.

Синдбад носил на своей шее настоящее произведение искусства. Выполненный из кожи и металла, ошейник заканчивался небольшим серебряным кулоном с «янтарным глазом» посередине.

Когда однажды эту подвеску разглядел официант небольшого ресторана, куда они зашли пообедать, он долго не мог прийти в себя, потом куда-то делся, и их столик обслуживал сам управляющий. Тот подошёл к сталкерам, принеся бутылку дорогого красного вина в подарок от ресторана, и только попросил потрогать медальон и погладить кота. И такие случаи повторялись практически во время каждой увольнительной в город.

На этот раз не выдержал Стен, он обернулся к девушкам и грозно спросил:

– Ну, и как вы собираетесь узнать, мы это или нет?

– Ой, точно они. – Произнесла девушка постарше, с длинными тёмными волосами, спадающими волнами по спине. – Здравствуйте. Меня Лена зовут. У вас автограф взять можно?

– С чего автограф? Мы вроде не актеры какие? – Удивился Студент.

– Ой, мы всё про вас знаем, – вмешалась вторая девчушка, тряхнув гривой огненно-рыжих волос. – Вот Вы, Стен, лучший снайпер школы, а Вы – профессор Студенков, разработчик вооружений для сталкеров.

– Ну да, – подхватила вторая, – а Вас Исмо зовут, Вы самый сильный сталкер в школе. А вот Вы, Семеряк Сергей, можно сказать легенда школы, основатель Кошачьего Корпуса, лучший командир отделения на свете. А это Ваш кот Синдбад.

– Вот блин! И откуда у вас такие данные, девушки? Вы что, на разведку работаете?

– Да это все знают! – Девчонки рассмеялись. – Вас же уже неделю по стерео показывают, да и в газетах печатали. Да я сейчас покажу!

После минутного копания в женской сумочке на свет появился потрепанный номер глянцевой газеты «Свежие новости Евросоюза». На главной странице красовались фотографии всех четверых сталкеров. Стен с оптической винтовкой в интерактивном тире. Студент, поднявший голову от микроскопа, Ис, со штангой в спортзале. Посередине красовалось фото Сергея, в полном обмундировании сталкера. Рядом, у ног, в кошачьем облачении для Зоны сидел Синдбад. Поражал и заголовок: «Лучшие сталкеры школы становятся инструкторами».

– Так, лучшие сталкеры, идеальная подготовка, более двух сотен успешных заданий, легендарная фамилия командира, как хорошо, что у нас историю преподают плохо. – Бормотал в полголоса Сергей. – А ты, Студент, у нас в профессора, оказывается, подался.

Откуда появились фотографии и информация для статьи было понятно. Постарался Зольд. Вопрос только зачем?

– А правда, что у вас на коте надет артефакт стоимостью полтора миллиона кредитов?

– Его стоимость немного ниже. – Улыбнулся Стен. – А вы, девушки, от нас что хотите?

– Ой, можно автограф? Или сфотографироваться с вами, а то девочки не поверят, – из сумочки показался камера для объемных снимков.

Сергей с содроганием представил фотосессию посередине улицы. Сталкеры часто попадались в этом городке, и не были в новинку, но их собравшаяся посередине улицы группа уже начала привлекать внимание.

– У меня несколько другое предложение, девушки. – Сергей после недолгих колебаний решился. – Мы как раз думали перекусить, и, если хотите, можете к нам присоединиться. Там и поделаете фотографии, сколько захотите.

Ресторан находился в двух минутах ходьбы. В самих дверях они встретились с управляющим. Тот вежливо поздоровался и провёл их в конец зала – подальше от любопытных глаз. К их столику сразу принесли тяжёлый высокий стул, с мягкой подушечкой и небольшим возвышением под две мисочки. Синдбад сразу улегся на подушке в ожидании обеда.

Официант начал сервировать столик, заставляя его обычным заказом Четвёрки. Так же он поинтересовался, что сегодня к
Страница 13 из 18

сливкам предпочитает Синдбад: рыбку или куриный паштет.

Девушки сначала немного опешили от такого обслуживания, но потом освоились и начали весело болтать. Правда, в основном со Студентом и Стеном. Чуть позже официант принес бутылку красного вина. Устав не запрещал употреблять слабоалкогольные напитки в увольнении. Когда выпили за знакомство, девушки совсем осмелели и перефотографировались с каждым из сталкеров, включая кота. Потом сталкеры оставили свои автографы под снимками в газете. Пообедав, друзья вышли на улицу. Оплата снималась с отделения, когда Сергей подносил браслет к считывающему сканеру.

На улице девушки распрощались со сталкерами, и, оставив номера телефонов, весело щебеча, убежали. Ис тоже ушёл. Через полчаса заканчивала работу его знакомая девушка Вика.

Немного поразмыслив, друзья отправились в местный парк посидеть на пригревающем июльском солнце и поиграть в теннис. Пока друзья разминались на корте, Синдбад тоже занимался вполне кошачьим делом – ловил птичек и задирал местных котов.

День пролетел быстро. К шести вечера друзья встретились на аэродроме, а ещё минут через тридцать уже входили в расположение взвода. По поводу статьи в журнале Зольд ответил, что курсанты смотрят по стерео новости и должны знать тех, кто будет их обучать. И отправил отделение готовиться, дабы оправдать «всё про них написанное и показанное». Завтра предстоял тяжёлый день.

Кто же такой Сталкер?

Полгода преподавания пролетели как один день. Сергей лежал на бревенчатой крыше и с грустью смотрел в бинокль на собирающихся на краю поля курсантов. Сорок два человека будут проходить через полосу препятствий. Это всё, что осталось от ста восьмидесяти, пришедших в школу шесть месяцев назад. Полоса препятствий… Да-а-а… Ис попросил его поучаствовать в этой последней тренировке. Что-то типа заключительного экзамена. Восемьсот квадратных метров деревянных брустверов, колючей проволоки и автоматических пулеметов с резиновыми пулями. Гигантское поле также было испещрено канавами, муляжами различных аномалий, которые взрывались при приближении на опасное расстояние. Не говоря уже об обычных зонах и наполненных канавах с искусственной радиацией, не опасной, но счетчик Гейгера в них сходит с ума. Курсанты, разбившись в группы, обязаны прочесать этот участок местности, и не просто его пройти, а заглянуть в каждый попавшийся блиндаж или полуразрушенный дом. На всём протяжении полосы препятствий дожидались своих спасителей восемнадцать человек «гражданских», разбросанные по различным постройкам.

Группа из восьми человек медленно продвигалась к дому, где залег Сергей. Уже освободив двух девушек из бухгалтерского отдела, сняв их с крыши сарая, окруженного муляжами огненного мха, группа курсантов преодолевала полосу деревянных заграждений с колючей проволокой наверху. Сложность заключалось в стоящих автоматических пулеметах с датчиками движения и аномальных подвижных Зонах. Разработка профессоров школы – Зона – двигалась под землей, постепенно увеличивая показания на счётчике Гейгера, и, приблизившись на расстояние пары метров, взрывалась цветной краской. Такие Зоны заставляли курсантов шевелиться и обращать внимание на счётчик.

Группа двигалась на этом участке неплохо. Снайперы заранее выявляли пулеметы и уничтожали их. Особенно Сергею понравилось, что когда те просмотрели пулемет, и он начал стрельбу на открытой местности, двое курсантов закрыли своими телами повалившихся на землю девушек. Что ж, зачёт пройден.

Когда группа подошла к месту, где сидел Сергей, на её попечении уже находилось пятеро «спасенных», причем, один «раненый» на носилках. Сергей слез по веревке с крыши здания в внутрь. В каменный блиндаж вела единственная заблокированная снаружи дверь. Один рывок, и верёвка легла у ног, а вверх, в небольшое окно под самый потолок была поднята палка с тряпкой на конце. У дверей бухнул взрыв термической гранаты, уничтожив трамплин, загораживающий вход. Потом в дело пошли тактические ножи. Но дверь, искусно заваленная, на такие попытки её открыть не поддавалась. Послышалась небольшая возня, и через минуту в люке наверху появилось лицо.

– Вы не ранены?

– Нет, со мной все в порядке.

Тут же курсант спрыгнул вниз, зацепив веревку сверху. Застигнув на поясе «спасаемого» карабин с тросом, курсант по верёвке забрался наверх. Через минуту Сергей уже стоял на земле в середине группы. Курсанты начали движение дальше. Внимательно следя за действиями каждого, Сергей не раз заставлял себя прикусить язык. Здесь он был просто «гражданским», который падал на землю при первом выстреле и слушался команд будущих сталкеров. Он ничего не сказал, когда увидел, как один из курсантов ведущей группы пошёл к волчьей яме и провалился в неё. Абсолютно неосмотрительно. Так же, стиснув зубы, прошел в опасной близости от полыхающей Жарки… Ещё полметра, и она бы всех немножко поджарила. Но всё обошлось, а, как говорится, победителей не судят.

В общем и целом, взвод справился неплохо. Всех восемнадцать «гражданских» вывели живыми. Сам взвод потерял четырех человек «убитыми».

Вечером после отбоя состоялся совет. Инструкторы собрались в кабинете командира взвода, светловолосого гиганта Александра. Уже перевалило за полночь, когда тот взял в руки последнее из четырех дел «убитых» курсантов. На двух личных делах уже стояла отметка «перевести в охрану без права посещения Зоны». На третьем стояла отметка «провести дополнительные занятия, код F». Код F подразумевал помимо проведенной со студентом теории взять того на задание в третьей – четвертой группе, то есть после зачистки местности. Александр молчал, пока дело последнего курсанта переходило по кругу. Кто-то из инструкторов вчитывался основательно, кто-то, зная курсанта хорошо, просматривал только нужный для него материал. Сергей взял в руки личное дело курсанта и бегло просмотрел его. После характеристик и биографии шли результаты тестов и успеваемости в школе: высокие оценки по стрельбе, физическая подготовка ниже среднего, и так далее, но по основным дисциплинам баллы не превышали средний показатель.

Получив назад дело, Александр обвел взглядом аудиторию:

– Ну, и что будем с ним делать? Теория по аномалиям у него сдана на отлично, а тут… первое задание, к тому же учебное, и он труп. Есть предложения? Если честно, то брать на боевое дежурство потенциальное мясо на первом задании мне не очень хочется.

Приговор был, в общем-то, ясен. Не имея супернавыков по основным дисциплинам, курсант мог сейчас вылететь куда-нибудь в охрану периметра.

Если конечно не появится поручитель, хотя бы на первое время. Если найдется хоть что-то, курсант останется в роте. Сергей ещё раз мысленно пробежал всё, что он о нём знал. Его ответы на предметах, занятия по рукопашному бою. Но он не мог сказать, что хотя бы в одной из дисциплин тот превосходил остальных. Этот курсант действовал в группе, которая спасла Сергея, и он видел, как тот попал в волчью яму. Это, конечно, непростительно… Полная невнимательность.

– Ну, если ни у кого нет предложений… – командир тяжело вздохнул, беря ручку и дело курсанта. Одна подпись, и судьба человека решена.

– Алекс, а можно
Страница 14 из 18

просмотреть видео с дорожки, где он в яму попал, – у Сергея мелькнула мысль, но он ещё не был уверен. – Меня интересует участок открытой местности с пулеметом.

– Да, конечно. – Александр заработал пальцами по клавиатуре – сейчас подключусь к базе.

На большом мониторе на стене появилось изображение. Группа студентов медленно продвигалась по местности. Вот через деревянное заграждение перебрались два человека и, оценив обстановку, двинулись дальше. За ними последовали остальные. Постепенно вся группа, с девушками посередине, оказалась на открытой местности. Лязгнул затвор автоматического пулемёта, и через две секунды засвистели резиновые пули. Две девушки оказались прикрыты телами курсантов.

– Можно последний момент помедленнее, – произнес Сергей.

Вот ещё раз лязгнул затвор, задвигались тела…

Сергею вспомнился урок теории из ещё своего обучения. Тогда профессор психологии пытался отсеять негодный «материал». Он остановился на середине своей нудной лекции и, уставившись на Сергея, задал вопрос:

– Семеряк, ответьте, что делает человека сталкером?

Тогда Сергей не нашёл, что ответить, только заученный текст из учебника «сталкер – воин-миротворец Зоны, с высокими моральными и нравственными принципами. С очень высокой физической и огневой подготовкой. Сталкер никогда не останется равнодушным к угрозе жизни любого человека…»

– И Вы считаете, что только за физическую подготовку Вы, после выхода на пенсию, сможете занять такие посты, как начальник пожарной службы, директор школы или комендант полиции? Задайтесь вопросом, почему люди, не прошедшие подготовку в школе, не могут занимать ведущие посты в службах, особо важных для жизнедеятельности человека? Ведь многие из гражданских имеют подготовку намного выше ушедших на пенсию сталкеров? Может, мне ответит на этот вопрос… Скажем, Фридрик?

– Сталкер мотивируется более высокими нравственными принципами. Насколько мне известно, девяносто девять процентов «пенсионеров – сталкеров» занимают какую-либо ведущую должность. Они идут служить дальше, осознавая, что на выплаты по пенсии они могут прожить безбедно до конца дней. В то же время, пока бывшие сталкеры занимают должность, им не выплачивается ничего. Я сомневаюсь, что предложи такие условия гражданскому лицу, он на них согласится.

– Вы достаточно близко подошли к верному определению сталкера. Это действительно тот, кто готов пожертвовать своим благом, а иногда здоровьем или жизнью ради спасения другого человека.

Ролик закончился. Сергей увидел всё, что хотел.

– На основании увиденного материала я предлагаю ограничиться резолюцией F. – Произнёс Сергей. – Данный студент, услышав звук затвора, сначала кинулся закрывать телом девушку, а уже потом открыл ответный огонь.

В помещении возникла тишина. Каждый обдумывал полученную информацию.

– Какое у тебя предложение? – произнёс Алекс.

– С теорией у него на пять с плюсом, не только по аномалиям. – Сергей облегченно вздохнул. Он понял, что прав. – Предлагаю прогнать его в паре со мной через тир по классу альфа, потом, если справится, возьмем его с собой пятым в третий – четвертый эшелон на практику. Если там нареканий не будет, отдам ему котёнка.

– Ну, если ни у кого возражений нет, – Александр обвел взглядом инструкторов, – тогда так и сделаем. Все свободны. Кстати, как у тебя в твоем кошатнике? Котят обучаете?

– В кошатнике один котёнок из трех остался. – Сергей усмехнулся. – А что их обучать, под выстрелы они не лезут, полосу препятствий проходят, к экипировке привыкают. А вот как в Зоне себя поведут, это уже не известно. Да и всё равно, как мне кажется, Синдбад в своём роде уникален.

– А в интерактивном тире пробовали с ними заниматься? – Зольд словно и не заметил прозвучавшие нотки сомнения в голосе сталкера.

– Конечно, но это всё-таки не Зона. Если это всё, разрешите идти?

– Да, конечно, идите.

Выйдя от командира взвода, Сергей поспешил в зелёный сектор. Там уже давно спали его товарищи, и ходил по полутемным проходам верный Синдбад, дожидаясь своего хозяина.

Поселок междуречье. Тишина бывает обманчивой

Следующее утро началось с того, что Сергей с грустью посмотрел на пустующее расположение взвода. В четыре утра прозвучала тревога, но Зольд, глянув на их экипированную Четвёрку, только буркнул что-то типа того, что могли и не просыпаться, он, мол, знает, во сколько они легли. В итоге, Сергей проспал всё на свете и, поминая недобрым словом не разбудивших его товарищей, поспешил в белый сектор. Заглянув в пару аудиторий по теории, он, наконец, нашел, что искал, в кабинете биологической защиты. Подойдя к преподавателю, Сергей произнес несколько слов тому на ухо. Профессор пробежался взглядом по склонившимся над мониторами курсантам, и со своего пульта отключил один из дисплеев. Над монитором сразу поднялась голова курсанта.

– Коржаков. – Проговорил скрипучим голосом профессор. – С вещами на выход.

Оказавшись с курсантом в коридоре, Сергей схватил того под локоть и затолкал в ближайшее свободное помещение. Увидев растерянное лицо, Сергей решил сначала добить его до конца.

– Ну что, мартышка, допрыгалась… Топтать теперь тебе или на гражданку или на урановый склад в виде охраны. И как можно не заметить яму? Под ноги не смотрел? Очевидно, придётся тебя все же выпихнуть из школы с резолюцией «не годен» … Ну, и чего молчишь? В яму сам попал?

– Так точно! Сам! – Курсант вытянулся в струнку.

– Значит, всё-таки сам. Хм. Ладно, расслабься. Пока что у тебя отсрочка приговора, понял?

– Так точно, понял! – В голосе Коржакова послышались радостные нотки.

– Значит так, жду тебя через пять минут около Н-5, отнесёшь вещи в расположение и бегом туда.

Посмотрев на удаляющеюся спину курсанта, Сергей отправился к помещению Н-5 – интерактивному стрельбищу. Его сконструировали лучшие умы мира специально для нужд школы. Большой купол, наподобие крытого теннисного корта, только большего размера, был напичкан электроникой, как какой-нибудь космический аппарат. Вся эта начинка служила одной цели – создать иллюзию нападения существ Зоны и движения по пересечённой местности. Всё это достигалось с помощью новейших лазеров и разработок в проецировании изображений. На стрельбище находились четырьмя подвижные дорожки, которые реагировали на движение стоящих на них людей. Если человек подходил на такой дорожке к аномалии, он мог остановиться и поразить её из любого вооружения. Или просто её обойти.

Подойдя к помещению стрельбища, Сергей увидел в рубке управления Стена. Тот сидел за монитором, составляя очередную программу для следующего экзамена.

– Доброе утро, соня. – Стен даже не поднял головы от монитора. – Предупреждая твой вопрос, говорю, будить тебя смысла не было. Занятий до обеда у тебя нет, а зная твою любовь ко сну…

– Ладно, проехали, у тебя в ближайшие минут пятьдесят занятий нет? – Сергей направился к стенду с программами. – Не подскажешь, класс Альфа где лежит?

– Правый стенд, на самом верху. – Стен посмотрел на перебирающего диски друга. – Хочешь подопечного своего погонять?

– Да, хочу. Подготовишь программу на две дорожки?

– Конечно, иди в раздевалку, через десять минут всё будет
Страница 15 из 18

готово.

Около раздевалки уже стоял курсант, переминаясь с ноги на ногу.

Подойдя к шкафчику с амуницией, Сергей накинул на форму жилет с датчиками, повесил разгрузку с боеприпасами и гранатами. На голову надевался шлем наподобие их армейских вариантов. Вооружение на стрельбище было электронным и немного легче обычного, что позволяло навесить на себя не только автомат с гранатометом, но и ещё пару дополнительных стволов. Правда, эффект от стрельбы таким оружием получался не меньше, чем от настоящего. Оружие стреляло с отдачей, выплёвывая на землю гильзы, а гранаты бухали и эффектно разрывали на части противника. Проверив экипировку и вооружение курсанта, Сергей навесил на того ещё и огнемёт. Они вышли на середину помещения и встали на дорожки.

– Ну что, курсант, жить хочешь? – Сергей усмехнулся. – Тебя ведь Алексеем зовут?

– Так точно, Алексей.

– Значит так, Лёша, на время выполнения задания я для тебя Сергей, понятно? – Получив подтверждающий кивок, Сергей продолжил, – движущие цели поражать только по моей команде, если, конечно, нет угрозы для жизни. Аномалии уничтожать все, что увидишь, без приказа. Вопросов нет? Тогда поехали.

Стен, прослушивающий разговор, запустил программу. Помещение погрузилось в темноту, и через минуту два человека оказались на дороге, покрытой мелким гравием. Метров по тридцать по обеим сторонам раскинулся заросший травой луг, а за ним невысокий, хорошо просматривающийся подлесок. Впереди виднелась крыша какого-то строения.

До первого выстрела пришлось пройти метров двадцать. Алексей разнёс из подствольного гранатомета прячущуюся в стволе поваленного дерева жарку. До первой переделки они успели уничтожить с десяток различных аномалий. Потом напала стая кабанов, особей шесть, а вслед за ними выбравшиеся из своих ям два кровососа. Жуткие твари. Как хорошо, что во временных Зонах они редко выходят наружу.

Потом появился снорк – слившаяся с кустами тварь атаковала, когда два человека подошли на расстояние прыжка. Алексей среагировал, наверное, даже раньше Сергея, и тварь упала, разорванная двумя очередями из автоматов.

Чем дальше, тем страшнее. Класс Альфа подразумевал максимальную нагрузку. В течение часа два воина расстреливали тварей Зоны. Сжигали из огнемёта стаю крыс, уничтожали гранатами неповоротливого, но очень живучего гиганта. Тварь в четыре метра ростом погибала только после поражения мозга, который находился в самом центре постоянно регенерирующего тела. Было даже нападение полтергейста. Маленькая тварь, когда два человека подошли к полуразрушенному строению, начала швырять в них небольшие камни и доски. Пока Сергей отстреливал слонявшихся псевдо-собак, Алексей тренировался в стрельбе по очень подвижной мишени – полтергейсту.

Под самый конец произошло нападение целой разношерстной группы, состоящей из кровососов, стаи слепых псов, псевдо-собак, кабанов и нескольких снорков. Вместе с ними одновременно напали гигантские крысы, и если бы не огненный заслон из «шмеля», остановивший тварей под предводительством контролёров, на учебной дорожке оказалось бы пара «трупов». Огненная стена выдержала натиск ровно настолько, чтобы выявить контролёров и поймать их в перекрестье оптического прицела.

Сергей после последней атаки вздохнул с облегчением. Тренировка подходила к концу и уже начинала утомлять. Метрах в тридцати справа появились две мерцающие «тучки», медленно двигающиеся по воздуху. Электра. Бесформенная масса, живёт в основном около источников электричества. Уничтожает разрядами тока всё живое, что попадается на пути, а потом просто засасывает тела к себе вовнутрь. Практически неуязвима. Единственное спасение – бегство. Ну, или уничтожить источник энергии. В этом случае Электра проживет ещё максимум с полчаса, в зависимости от своей силы. Рация уже не работала. Эта тварь высосала энергию батарей. Алексей выпустил по ней очередь из автомата, потом опомнился и бросился бежать, вслед за ним побежал и Сергей. Освещение потухло, погружая всё в темноту, и через мгновение вспыхнул свет. Тренировка закончилась. На полу валялись гильзы и десятки «гранат», но тяжело было представить, что минуту назад они воевали в этом помещении с монстрами.

Переодевшись и оставив стажера собирать с пола разбросанные боеприпасы, Сергей направился в центр управления. Стен сидел с чашкой кофе и читал свежий номер газеты.

– Кофе хочешь?

– Не откажусь. – Сергей уселся рядом с кофейным агрегатом и нажал кнопку приготовления. – Ты тренировку хоть видел?

– А что на неё смотреть? В случае «смерти» раздастся сигнал тревоги, и программа пойдёт немного по другому пути… А результаты можешь сам посмотреть, я тебе сейчас на принтер выведу.

Сергей взял в руки два вылезших листка. Долго просматривал его, сравнивая со своими результатами. Наконец, он отложил листки и посмотрел на Стена.

– Ты не будешь против, если я возьму его завтра на задание?

– Господи, ты командир, тебе и решать. Но если ты хочешь знать мое мнение… – Стен поставил на стол чашку и вывел на монитор перед собой результаты тренировки. – Попаданий у него шестьдесят восемь процентов, в общем-то, не плохо, хотя на стрельбище и лучше стреляет. Скорость реакции вполне в норме, а где не в норме, я считаю, практики не хватает. Я бы, конечно, его по теории ещё погонял… Так, для приличия, а потом бы уже брал с собой. Тебя такой ответ устроит?

– Конечно, Стен, лучшего ответа я и не ожидал! – Сергей расплылся в улыбке.

– А с чего ты решил, что нас завтра пошлют?

– Да Зольд нас всегда на второй-третий день на зачистку посылает, а завтра ни у кого из нас занятий нет, так что точно пошлёт.

– Ну, ты редко ошибаешься, – Стен пожал плечами, – но, на всякий случай, предупреди остальных, что завтра впятером пойдём.

– Ладно, встретимся тогда за обедом.

Курсант Коржаков Алексей ждал у входа. Сергей написал ему предписание сдать теорию по аномалиям, оружию и медпомощи и до отбоя принести ему результаты. Курсант появился в зелёном корпусе до ужина. Вся теория оказалась сдана на отлично.

– Ну что, молодец. – Сергей сдержано похвалил. – Завтра ещё один тест, если пройдёшь, останешься в школе. Всё ясно?

– Так точно! Всё ясно! – Лицо курсанта впервые с утра посветлело. Появилась надежда. – Разрешите узнать, какой тест?

– Мы тебя отмычкой в Зону возьмем, знаешь, что это такое? – Отмычками называли неудачников: ещё когда по Зонам ходили все, кому не лень, матерые искатели приключений пускали вперёд себя новичков или просто незнающих людей, чтобы те прокладывали дорогу. Всё равно, что детей пустить на минное поле… – Да ладно, расслабься, завтра полетишь с нами в поселок, вторая группа. Сейчас сходим в оружейку, нагрузим тебя. Потом вернёшься к себе в расположение, и завтра, после подъема, к нам, пропуск в зелёный корпус у тебя будет. Всё понятно?

– Так точно, всё!

– Хорошо, тогда сразу два предупреждения. У себя о задании никому ничего не говоришь. Ни сейчас, ни потом. Кому расскажешь – вылетишь из школы. С этим, я думаю, всё понятно. Второе: завтра, если я или кто-нибудь из моих товарищей отдаёт приказ, – выполнение мгновенное, даже если я тебе прикажу в меня стрелять… С этим всё понятно?

– В Вас стрелять? –
Страница 16 из 18

Алексей такой приказ немного ошарашил.

– Ну, или в кота, например. Приказы не обсуждаются, а выполняются. Ладно, пойдём, посмотрим, что на тебя навесить можно.

Из оружия Сергей выбрал для курсанта тот же набор, с которым ходил Студент. Модернизированный автомат «Вихрь», гранатомет «Сталкер» и «Скиф». Ну и, конечно, стандартный набор гранат, боеприпасов и амуниции.

Всё взятое в оружейке отнесли в мастерскую к Студенту. Ему в проверке вооружения и защиты Сергей доверял больше, чем самому себе. Оставив курсанта на попечение товарища, Сергей отправился искать Зольда. Ещё предстояло получить разрешение на завтрашний поход. С этим проблем не оказалось. Шеф только выдал карту с расположением выявленных аномалий.

* * *

Основные силы взвода остались в расположении. В этот раз Зона накрыла маленькую деревеньку в пять домов, с благозвучным названием Междуречье.

Из всей деревни вывели всего человек десять гражданский. Стоял конец сентября, и основной народ уже поразъехался из деревень и посёлков.

Побывавший вчера в деревне взвод уничтожил в ней практически всё, что хотя бы выглядело подозрительно. Был проверен каждый двор и каждый закоулок между домами.

Тем не менее, Зольд, несмотря на полное прочёсывание местности, настоял, чтобы с ними отправилась тройка Иришева. Транспортный вертолёт «малютка» сделал небольшой круг около шоссе и опустился на поле рядом с пикетом из двух полицейских машин, заблокировавших проезд. Деревня находилась в двух километрах от основного шоссе, на своеобразном полуострове, на соединении двух рек. Пока сталкеры вытаскивали оружие из чрева багажного отсека, к ним подошёл лейтенант со стандартным АКС-74У за спиной.

– Сталкеры? В деревню собираетесь? – Произнёс лейтенант заинтересованно.

– В деревню. Вы за старшего здесь? – Сергей неодобрительно посмотрел на заслон из машин. Две легковушки, конечно, полностью перекрывали въезд, но люди сидели в машинах, и, казалось, мало обращали внимание на происходящее вокруг. – Обстановку доложи.

– А чего тут докладывать, дорога одна в деревню, там река со всех сторон, в Зону не заберёшься. – Лейтенант поправил сползающий ремень автомата. – По трассе две машины ездят, оцепление выставлено, в Зону точно никто не пройдёт. И да, чуть не забыл, она за ночь на пятьсот метров расширилась.

– На пятьсот говоришь… – Сергей задумался. – Больше никто в Зону попасть не мог?

– Да кто там попадёт? – К лейтенанту подошёл ещё один полицейский. – Вся деревня пять домов, со всех сторон река, дорога только одна. Чего вы там забыли, ведь ваши вчера всех вроде вывели? Или вы поисковую собаку привели? – И кивнул на умывающегося кота.

– Вывели, не вывели… Проверить нужно. А это кот, а не собака. – Уклончиво произнёс Сергей. – Ну что, все готовы? Тогда пойдем.

Дорога в посёлок вела хорошая. Разъезженная, и не скажешь, что по ней в такую маленькую деревню ездили. Осень в этом году наступила рано, листва практически вся облетела, и лес по обе стороны дороги хорошо просматривался. Шли молча, наслаждаясь сентябрьским свежим утром. В лесу пахло хвоей и опавшей листвой. Солнце только начало пробиваться сквозь деревья, освещая тропинки между стволами.

Зазвучал сигнал счетчика Гейгера, возвещая, что группа вошла в Зону. Вообще странная она, эта граница Зоны. Она невидима, и распознается только по писку дозиметра.

В тоже время ни одна из тварей не перейдёт за невидимую черту – купол временной Зоны, через который не проникал ни один радиосигнал. Многие из аномалий не подходят к её краям, предпочитая находиться поближе к центру. А были случаи, когда на границе наблюдали фальшивые картинки местности. Например, идёшь ты в Зону по шоссе, и кажется тебе, что дорога идёт в бесконечность. Потом звучит сигнал дозиметра, и ты уже стоишь в посёлке, а к тебе спешит какая-нибудь тварь, надеющаяся на легкую добычу.

На этот раз обошлось без таких сюрпризов. За порогом Зоны оказался тот же лес и та же дорога. Только сталкеры пошли медленнее, да разбились на группы, чтобы контролировать обстановку со всех сторон.

В деревню вошли быстро и без происшествий. Совсем. Даже отмеченная на карте Зольда воронка куда-то делась. Очевидно, исчерпала свой ресурс.

В десятке метров перед первыми домом стоял колодец, с большой треногой, журавлем и ведром на конце длинной жерди. Точнее, что от колодца осталось. Верхняя часть деревянных колец лежала разрушенной взрывами гранат, из-за чего чрево колодца оказалось полностью закрыто. На карте Зольда значилось – Водяной, и стояла пометка об уничтожении. Водяной – тварь хитрая. Прячется в любой жидкости, хоть в канаве, но чем воды больше, тем и тварь сильнее. Из колодца поднимется поток воды метров пять, и как языком слизнет, затянет в себя всё, что окажется рядом. Бывало, и в лужах водяные доставляли хлопот. Выскочит водяная плеть, обовьется вокруг броника и попытается к себе утащить, но обычно на сталкера у такой сил не хватает.

Около колодца отряд разделился. Стен пошел четвертым к Иришеву. Они хотели осмотреть стоящий чуть в стороне дом с множеством небольших построек вокруг. Судя по всему фермерское хозяйство. Сергей вместе со Студентом, Исом и Алексеем направились в центр деревни. Деревянные дома, с невысокими кольчатыми заборами, стояли полукругом, образующим в середине небольшую полянку с детской площадкой и кинутыми в самом дальнем конце двумя машинами: старым армейским, явно списанным, сто тридцать первым ЗИЛом и почти новой, но очень грязной легковушкой, стоявшей посередине засохшей лужи.

– Ну что, откуда начнём? – Сергей глянул на освещённую солнцем детскую площадку. Лёгкий ветерок тихонько качал скрипучие качели. Группа находилась в Зоне почти час, и за это время не раздалось ни одного выстрела. – Предлагаю справа по кругу пойти. Так все дома и обойдём.

Первый двор встретил выбитыми стёклами и лежащими посередине двора трупами двух снорков. В воздухе ещё витал сладковатый запах вчерашней «бойни». Разбросанные части тел и кровь, растёкшаяся бурыми разводами на стенах дома, повлияли на пищеварение идущего вторым курсанта. Тот сделал шаг в сторону, и его вырвало. Сергей глянул на зелёное лицо Алексея и вспомнил себя на первом задании. Тогда, прежде чем увидеть кровь на стенах, ещё и пострелять пришлось. Синдбад в этот раз совсем не проявлял признаков тревоги. Кот мирно рыскал рядом с хозяином, иногда подёргивая поводок, в надежде на «свободную» прогулку.

– Алексей, дом осмотри, поднимись на крыльцо, загляни в окна, потом толкни дверь.

Лицо курсанта позеленело ещё больше. Всё крыльцо, залитое кровью и зеленоватой слизью разорванных внутренностей снорков, смотрелось совсем неаппетитно. Там же на ступеньках лежали две оторванные ноги, откинутые взрывом к стене дома. Алексей справился с собой и, поднявшись на крыльцо, посмотрел в окно. За остатками стёкол виднелась комната с заправленной кроватью у стены и небольшим столом у окна. Дверь в дом курсант открыл, как полагается, дулом автомата. Она, так же испачканная кровью, скрипнула и открылась вовнутрь, представив лежащую в коридоре голову снорка. Алексей отшатнулся, но не выстрелил… Зачёт пройден.

Пока группа шла к следующему дому, ей попалось несколько трупов, да в
Страница 17 из 18

стороне, между двумя домами, медленно крутилась воронка.

Когда они вошли в следующий двор, вдалеке прозвучал первый выстрел, а в след за ним разрыв гранаты. Тут же ожила рация. Вторая группа подстрелила блуждающего пса, и разнесла логово жарки.

Около второго дома Сергея ждал сюрприз. Перед входом во двор взвыл Синдбад и взобрался на плечи к Сергею. Они ещё не успели войти в широкие ворота, когда увидели объеденный человеческий труп. Убитого молодого человека почти затащили в подвал полуметровые крысы. А сейчас три особи, отвлекшись от поедания вывернутой ноги, выгнули спины, намереваясь, напасть на пришедших людей. Прозвучали три выстрела. Два крысиных трупа остались лежать на дорожке, третья тварь успела юркнуть под дом.

Потом начался дурдом. Из-под дома хлынул поток крыс, практически мгновенно заполнив часть двора. Бухнул два раза «шмель» в руках Иса, отсекая крысиную стаю. Сзади заработал «сталкер», подкидывая нападающих кабанов. Во всей этой стрельбе раздался звук клаксона автомобиля. Сергей, обернувшись на звук, увидел за стеклом стоящей легковушки машущую девичью руку. В машине явно сидел гражданский – а ведь первая задача сталкера это спасение людей.

Словно из ниоткуда появились слепые псы вместе с кабанами и море крыс. Сергей, бросившийся к машине, оказался отрезан от своих товарищей бурлящей массой тварей Зоны и полыхающего огня от выстрела из огнемёта. Невозможно было понять, откуда они взялись, ведь ещё минуту назад во всей округе сталкеры не заметили ни одного движения. Судя по переговорам по рации, группа Иришева тоже подверглась нападению, и сейчас, закрывшись в доме, сдерживала натиск монстров. Пристрелив висящего рядом с автомобилем кровососа, Сергей, открыв пассажирскую дверь, увидел сидящую на сиденье девушку. Он, не долго думая, схватил её за руку и вытащил на улицу. Монстры оттеснили Студента с Исом и Алексеем практически к самому колодцу на краю деревни. Основная масса тварей напала на них. Сергею повезло, что, когда Ис выстрелил, снаряд разорвался между ним и напавшими монстрами. Сейчас огонь спадал, и через него уже перебирались первые волки и слепые псы. От домов к ним бежало с десятка три гигантских крыс. Положение становилось критическим.

– Говорит восьмёрка. Это Сергей, – голос звучал спокойно. – Ко мне вы не прорвётесь, приказываю отступить за пределы Зоны и вернуться с подкреплением, как поняли?

– Справишься?

– Я где-нибудь укроюсь.

Осознав, что укрываться особо некуда, Сергей, подтолкнув девушку на капот ЗИЛа, запрыгнул за ней следом. С него перебрались на кабину, а оттуда и на крышу фургона. Девушка рыдала, спрятав руками лицо. Монстры кружили вокруг машины, делая время от времени попытки добраться до добычи.

Студент передал, что они уже на границе Зоны, добрались без потерь. Потом связь прервалась. Осталось продержаться с полчаса, максимум минут сорок. У Иришева дела обстояли, конечно, лучше, чем у Сергея. Его группа закрылась в небольшом доме и сейчас без проблем сдерживала нападения тварей.

– Ну, успокойся ты, – Сергей пару раз легонько ударил по щекам рыдающую девушку. – Нас спасут, скоро, немного продержаться нужно. Мне помощь твоя нужна, если, конечно, жить хочешь, поняла?

– Да-а-а, че-ем помочь. – Девушка постепенно приходила в себя.

– Кота держи, чтобы не свалился, да ляг на крышу, чтобы ветром не сдуло.

Девушка схватила в охапку Синдбада и легла, поджав под себя ноги. Кот не возражал. Прижав к себе тёплое, мурчавшее тело она совсем успокоилась.

Снова выстрел – с воплем скатился с капота очередной слепой пёс. Стая псов и кабанов ходила вокруг машины. Несколько крыс сновали вокруг, но им, стадным животным, трусость не позволяла броситься в атаку в таком количестве. Вдалеке сидели притаившиеся снорки. Сергей осматривал окрестности: где-то должен стоять контролёр. Несколько кабанов предприняли попытку с разбегу забраться на машину, но граната из подствольного гранатомета их остановила. Боезапас подходил к концу…

Сергей глянул на часы, как пропала связь со Студентом, прошло двадцать пять минут. И, по всем прогнозам, скоро должна прийти помощь. И в этот момент завыл слепой пёс, потом ещё один. Кабаны зафыркали и начали отступать к стоящему невдалеке дому. Твари Зоны отступали перед более сильным противником. Они медленно отходили, но нехотя отдавали свою добычу. Сергей обернулся и обомлел. В их сторону двигались две Электры. Твари, огибая дом с обеих сторон, двигались прямо на них. Спасения не оставалось. Предстояло только выбрать смерть между электрическим разрядом и быть съеденным… Или всё-таки попытаться прорваться… Сергей посмотрел на плотные ряды монстров. Рация уже не работала, твари высосали энергию. На размышление оставалось меньше минуты. И в этот момент Сергей заметил на одной из стен сарая, метрах в семидесяти от машины, слабое голубое мерцание. Чтобы удостовериться, он прильнул к окуляру оптического прицела. Действительно, это оказалась довольно редкая аномалия – телепорт. Проблема заключалась в том, что привести она могла в любое место на планете. Прыгнув в неё, можно спокойно оказаться посреди Тихого океана или внутри четвертого блока чернобыльской АЭС. Проверить можно было только одним способом. Сергей снова посмотрел в оптический прицел, переведя тот на стрельбу гранатометом. Последняя граната вылетела с тихим хлопком и попала в центр аномалии. Стена сарая пошла кругами и вспыхнула на миг, показав стволы деревьев. За аномалией оказался лес. Не так плохо. Показавшиеся на миг еловые ветви были зелёными, а не рыжими – поврежденными радиацией. Нужно бежать…

– Мы сейчас побежим, тебе всё понятно? Ты должна быть всегда с правой стороны от меня. Будешь держаться за шлейку кота. Да и его не отпусти. Все поняла?

Девушка кивнула, и, встав на ноги, покрепче обняла кота.

Сергею пришла ещё одна мысль, и он вытащил тактический нож и нацарапал им на старой крыше фургона всего три слова – телепорт, я жив… Потом они с девушкой быстро спустились с машины. Сергей достал две последние гранаты СТ –3. Они пролетели буквально метров тридцать и, упав на землю, вытолкнули вперед зажигательную смесь. Та, не встретив сопротивления, бросилась вперед, образовав две огненные дорожки практически до самой стены дома, на которой мерцала аномалия. В пламени сразу заметалось несколько волков. Автомат выпустил по ним очередь и замолк. Патроны кончились. Этой очереди оказалось достаточно. Один из волков валялся в судорогах на земле, пуля, скорее всего, попала в позвоночник. Второго отбросило в пламя, и он, страшно завыв, метался в огне. Сергей кинул бесполезный автомат на землю и, схватив девушку за руку, бросился что есть сил между двумя огненными полосами. Около самой аномалии он остановился и обернулся назад. Пламя начало спадать, но и твари Зоны сбежали подальше. Рядом с началом гаснущих огненных дорожек висели Электры.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/aleksandr-grach/shkola-stalker/?lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной,
Страница 18 из 18

через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

notes

Примечания

1

Гранатомёт РПГ – советский / российский многоразовый ручной противотанковый гранатомёт для стрельбы кумулятивными боеприпасами. Предназначен для борьбы с танками, самоходными артиллерийскими установками и другой бронетехникой противника, может быть использован для уничтожения живой силы противника в укрытиях, а также для борьбы с низколетящими воздушными целями.

2

«Вихрь» – компактный российский автомат, разработанный в климовском ЦНИИточмаш конструкторами А. Д. Борисовым и В. Н. Левченко в 1994 году. Позднее был усовершенствован до модели СР-3. Принят на вооружение МВД и ФСБ России как многофункциональное оружие.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.