Режим чтения
Скачать книгу

Тридцать три несчастья и немного везения читать онлайн - Елена Малиновская

Тридцать три несчастья и немного везения

Елена Михайловна Малиновская

Любовь и вороны #2

Увы, переезд в другой город не всегда означает начало новой жизни. Иногда визит старых друзей влечет за собой целую вереницу несчастий, которым, как кажется, не будет конца.

Именно так произошло и на этот раз. На меня вдруг обрушилось столько бед, что впору за голову схватиться! Таинственные грабители на ночной дороге, разъяренный призрак, желающий испепелить меня за несуществующие грехи, а потом еще любимый муж привел домой некую дамочку весьма бесстыдной внешности… Что-нибудь забыла в перечислении своих несчастий? Ах да, и конечно же визит свекрови, которая неожиданно призналась, что наслала на меня смертельное проклятие. Подумаешь, перепутала она меня с другой особой. Как будто это оправдывает ее поступок!

Ох, мне бы только капельку везения! Черная полоса ведь не может длиться вечно…

Елена Малиновская

Тридцать три несчастья и немного везения

Часть первая

Старые знакомые

Я, затаив дыхание, крохотной пипеткой отмеряла капли, которые медленно падали в темно-зеленую густую жидкость, за неимением другой чистой посуды налитую в обычную кошачью миску.

– Алекса, ты там скоро? – в сотый, наверное, раз простонал за закрытой дверью Дариан.

Я не стала отвлекаться на ответ. А то еще собьюсь со счета. Но когда закончу – выскажу этому нахалу, волею судьбы и насмешкою богов ставшему моим законным супругом, очень много «ласкового»! Сколько раз просила его не отвлекать меня, когда я запираюсь в своей домашней лаборатории! Помнится, прошлое такое вмешательство стоило нам небольшого ремонта и замены окна. А все потому, что моему ненаглядному муженьку показалась очень соблазнительной моя поза. Я стояла, наклонившись к столу, и осторожно вычерчивала защитные символы вокруг весьма опасной и загадочной вещицы, принесенной с местной барахолки. Дариан, презрев все строжайшие запреты мешать, когда я занята, ласково ущипнул меня за попу, туго обтянутую платьем. Я закономерно взвизгнула от неожиданности и поставила жирную кляксу на очередной символ. Ох и громыхнуло тогда! Хорошо еще, что никто не пострадал. Правда, после происшествия взяла расчет наша очередная домоправительница, заявившая, что не намерена работать в столь опасной для жизни обстановке. А из домашнего бара пропала бутылка очень дорогого вина. Подозреваю, что ее с молчаливого согласия хозяина стянул Гисберт. Бедняга-дворецкий в последнее время несколько пристрастился к алкоголю, которым периодически лечил свои изрядно потрепанные нервы.

Именно после того печального происшествия я начала запираться в рабочем кабинете, даже когда ничем особым не занималась. К тому же все самые опасные эксперименты я предпочитала проводить в небольшом домике, который находился на почтительном и, на мой взгляд, безопасном расстоянии от основного нашего жилища. Так, на всякий случай.

– Алекса, мы опаздываем! – продолжил бубнить Дариан, и я пожалела, что перед началом своих занятий не установила заклинание, не пропускающее звуки. – Знаешь ли, это очень невежливо: опаздывать на торжество, посвященное назначению нового королевского наместника!

Блямс!

Я со злым свистом втянула в себя воздух, когда сразу несколько капель, слившись в одну крупную, упали с кончика пипетки. Жидкость в миске сразу же потемнела, затем побурела и сильно забурлила, грозя перелиться из миски на дорогое сукно стола. Демоны! Все-таки ошиблась!

– Ну, Алекса! – Дариан, устав взывать к моей совести, решил перейти от слов к делу и настойчиво забарабанил в дверь. – Открывай! Тебе еще переодеться надо!

– Да никуда твой наместник не денется! – огрызнулась я, зачарованно наблюдая за тем, как жидкость пошла яркими радужными всполохами. Красиво как! – вздохнула и добавила: – И потом, взгляни за окно. Там настоящее безумие. Снег валит сплошной стеной. Любой здравомыслящий человек в такую погоду и нечисть из дома не выгонит.

– Алекса, зимой в Хельоне всегда такая погода, – не отступал Дариан. – Сейчас же февраль! Или ты хочешь сказать, что на столь значительное торжество можно наплевать? Это будет чудовищным проявлением неуважения!

Я тяжко вздохнула. Если честно, не имела ни малейшего желания выбираться из дома в такую отвратительную погоду. Даже здесь, за толстыми надежными стенами, в жарко натопленной комнате, я слышала, как беснуется снаружи ветер, пригибая до земли деревья. То и дело жалобно звенели стекла, когда очередной порыв ненастья бросал в окно новую пригоршню мокрого тяжелого снега. Такой вечер хочется провести дома, перед ярко горящим камином, баюкая в ладони бокал горячего вина со специями. А потом так здорово забраться под одеяло с любимым мужем и заняться с ним всякими приятными глупостями! Но вместо этого нужно ехать куда-то на другой конец города, общаться там с толпой почти незнакомого люда, глупо улыбаться до тех пор, пока от напряженной гримасы не начнут болеть губы и щеки. Или, что еще хуже, участвовать в светской болтовне, бессмысленной и беспощадной. И даже Дариан не сможет мне помочь, потому что сам наверняка заведет какой-нибудь важный и нужный разговор с важной и нужной персоной.

– А может быть, ты поедешь один? – тоскливо осведомилась я, не торопясь открывать дверь, которая все так же содрогалась от настойчивого стука супруга.

– Дверь выломаю! – ласково предупредил он.

И в подтверждении своих слов с такой силой чем-то ударил, что с потолка посыпалась мелкая пыль побелки.

– Ну в самом деле, зачем я тебе на приеме? – заныла, восхищенно наблюдая за тем, как дверь жалобно стонет под натиском моего мужа. – Только мешать буду. Ты же знаешь, как я не люблю эти званые ужины. Там даже поговорить не с кем! Все беседы лишь о погоде да о том, кто кому улыбнулся и кто с кем кому изменяет.

– Алекса, – с отчетливыми угрожающими нотками в голосе начал Дариан, – не зли меня! Ты обещала! И потом, в приглашении сказано: виер Дариан Врейн с супругой. Значит, я прибуду с супругой, хочет она того или нет!

В следующее мгновение дверь отлетела в сторону и повисла на одной петле, а на пороге предстал Дариан Врейн собственной персоной.

Я невольно залюбовалась им в этот момент. Темно-карие глаза горели огнем, губы кривились от гнева. Ох, а ведь по его худощавой комплекции и не скажешь, что он способен на такие подвиги! Интересно, как он дверь-то выбить умудрился? Дариан не маг, то бишь никаким заклинанием себе не помог. Неужто плечом вынес? Силен!

– Одевайся, – мрачно приказал супруг и в подтверждение моих догадок с болезненной гримасой принялся разминать плечо. – Быстро! А не то отправишься на праздник прямо так!

Угроза Дариана показалась мне весьма забавной и многообещающей. Было бы любопытно понаблюдать за реакцией высшего общества Хельона в минуту, когда я предстану перед ним в домашнем платье и повязанном поверх него рабочем фартуке. К тому же моя одежда кое-где была прожжена и украшена подозрительными пятнами. А волосы! Сегодня утром я вымыла голову, но не успела полить ее всевозможными средствами для укладки, поэтому сейчас кудри
Страница 2 из 19

торчали во все стороны.

– Ну ладно, ладно, иду, – кокетливо проговорила я, осознав, что злить Дариана дальше просто опасно. С него ведь станется исполнить обещание.

В очередной раз тяжело вздохнула и отправилась к выходу.

– А это что за гадость? – подозрительно осведомился супруг, уставившись на миску, содержимое которой продолжало пузыриться и искриться.

– Я пыталась создать что-нибудь, способное усмирить мои волосы, – честно призналась ему. – Какой-нибудь эликсир, распрямляющий кудри. Но, увы…

Продолжать фразу было бессмысленно. В этот раз вещество особенно бурно взбурлило и вдруг вспыхнуло сиреневым пламенем.

– А почему в кошачьей миске? – продолжил расспросы Дариан, на всякий случай отойдя подальше.

– Лень было искать что-нибудь чистое, – честно призналась я. – И потом, один из ингредиентов – синельник разноцветный. Он оставляет на фарфоре пятна, которые почти невозможно вывести.

– Может быть, тебе стоит это как-нибудь ликвидировать? – не отставал от меня Дариан, опасливо глядя на стол. Вещество в миске перестало полыхать, но по комнате почти сразу поплыл тяжелый, удушливый и крайне неприятный запах.

Я задумчиво хмыкнула себе под нос. Странно. Пара лишних капель – и такой эффект. Что-то мне уже не хотелось втирать эту гадость себе в голову. Еще облысею ненароком.

– Потом, – заверила Дариана и брезгливо сморщилась, неосторожно вдохнув полной грудью гнилостные миазмы, волнами исходившие от злополучной миски. – Все потом, милый. Или ты уже не боишься опоздать?

– Если честно, я боюсь, что эта гадость взорвется, – пробурчал Дариан. – Я привык к этому дому. Не хотелось бы среди зимы искать себе новое жилище. – Подумал немного и совсем тихо завершил: – И новую домоправительницу.

– Ничего страшного. – Я бросила очередной взгляд на злополучную миску, на сей раз окутанную черным зловонным дымком. Хм… Как-то мне все это не нравилось. Пожалуй, лучше увести отсюда мужа. И я затараторила, взяв супруга под руку и настойчиво оттесняя его в сторону двери. – Милый, так ты спешишь или нет? Если спешишь – то давай не тратить времени на всякие глупости. Уверяю тебя, все под моим полным контролем! Когда мы вернемся, я вылью эту гадость, все хорошенько вымою и проветрю.

Дариан открыл было рот, явно желая мне что-то возразить. Но затем покосился в сторону стола, едва видного за клубами дыма, покачал головой и безропотно вышел вон.

Я плотно закрыла дверь, ведущую в мою домашнюю лабораторию. Немного подумала и стряхнула с пальцев легчайшее заклинание, которое мгновенно впиталось в косяк. Теперь я могла быть уверена, что ни Гисберт, ни Сесилия, наша новая домоправительница, не сунут сюда свои любопытные носы, пока меня не будет. Разберусь, что я там наколдовала, когда вернусь. Авось к тому моменту все само придет в норму. Потому как в действительности я понятия не имела, что за загадочное вещество создала в этой злополучной миске.

За окнами крытых саней все было белым-бело от снега. Я поглубже засунула руки в теплую меховую муфту, задумчиво глядя на буйство непогоды. Н-да, в такие вечера начинаю жалеть, что несколько месяцев назад покинула Гроштер и переехала в этот портовый город. Кто бы мне тогда сказал, что на один месяц в году он превращается в настоящую ледяную ловушку. Еще никогда и нигде я не видела настолько суровой зимы. Кажется, это снежное безумие будет длиться вечно и весна никогда не придет.

Я уныло вздохнула и крепче прижалась к Дариану, который машинально обнял меня одной рукой. Но, с другой стороны, что зима, если рядом со мной он – мой законный супруг. За время, прошедшее с момента нашей внезапной свадьбы, я ни разу не пожалела, что одним не очень счастливым днем именно он присел за мой столик в трактире, когда я пыталась утопить в самогоне горькое послевкусие измены жениха и лучшей подруги. Да, в Гроштере у меня остался отец, по которому я очень скучаю. Но в Гроштере также остались Норберг Клинг и его брат Фелан. Парочка мужчин, с которыми я бы предпочла никогда больше не встречаться.

– Кстати, новый королевский наместник пару недель назад купил у меня амулеты, подавляющие ментальную магию, – проговорила тихо.

Сама не знаю, почему вдруг завела об этом речь. Наверное, слишком давило на уши затянувшее молчание, нарушаемое лишь скрипом снега под полозьями саней.

– Кеймон Регас купил у тебя амулеты? – удивленно переспросил Дариан.

– Ага. – Кивнула я. – Да не один, а целых три. Интересно, зачем они ему понадобились?

– Скорее всего, виер Кеймон просто опасается, что его мысли могут стать достоянием общественности, – ответил Дариан и словно невзначай положил свободную руку себе на грудь.

Я знала, что под тяжелой шубой мой муж тоже носит простенький серебряный амулет. Такой же, как у меня. Не думаю, что Норберг когда-нибудь решит навестить меня в Хельоне. Но немного осторожности не помешает. В конце концов, новый ректор Академии колдовских искусств – далеко не единственный ментальный маг в нашем Лейтоне.

– А что ты знаешь про наместника? – продолжила я расспрашивать мужа.

– Да ничего особенного. – Тот пожал плечами. Добавил с едва уловимой усмешкой: – В отличие от тебя я с ним лично не встречался. Пока, по крайней мере. До Кеймона королевским наместником в Хельоне был его дядя. Говоря откровенно, я не слышал о нем ничего хорошего. Слишком много пил, слишком много ел, слишком часто впутывался в любовные интриги. Многие считали, что именно Кеймон все эти годы руководил городом. Ну а сейчас он вышел из тени и стал настоящим правителем.

– Ясно, – протянула я, вспомнив высокого худощавого мужчину с блеклыми глазами, который неожиданно появился на пороге моей артефактной лавки и без малейшего торга купил сразу три амулета.

– А ты что про него думаешь? – спросил Дариан, видимо заинтригованный моим интересом к наместнику.

– Чудной он какой-то, – честно ответила я. – Чудной и… Как бы лучше выразиться?.. В общем, мне было не по себе в его присутствии. – Подумала еще немного и добавила: – И вообще, на твоем месте я бы держалась от него подальше. Не понравился он мне.

– Понятно, что ничего не понятно, – пробормотал себе под нос Дариан. Пожал плечами. – Впрочем, я и не собираюсь вести с ним никаких дел. Подать за открытие твоей лавки артефактов и начало своего дела я уже давно уплатил. Не думаю, что у меня найдутся общие темы для разговора с королевским наместником.

Я едва слышно хмыкнула. Ох лукавишь, мой дорогой! Зуб готова дать, что Дариан так сказал, чтобы успокоить меня. Кеймон Регас относится к числу тех людей, с которыми очень выгодно водить дружбу. Особенно тому, кто недавно переехал в город и желает развернуться здесь в полную силу. Ну да ладно. Особой опасности, исходящей от Кеймона, я не чувствовала. По-моему, его мысли при нашем коротком общении были заняты отнюдь не мною и даже не амулетами, а витали где-то очень и очень далеко.

И опять в санях повисла липкая вязкая тишина, которая, впрочем, не продлилась долго. Минута, другая – повозка вдруг дернулась, а затем и вовсе остановилась. Я услышала музыку, гул разговоров, женский
Страница 3 из 19

смех. Приехали, стало быть.

– Все-таки опоздали, – обеспокоенно проговорил Дариан, выглянув в окно. – Праздник в самом разгаре. Ну да ладно, будем надеяться, что этот самый Кеймон не ведет строгий учет того, кто из гостей когда прибыл.

Дариан постарался произнести последнюю фразу как можно более спокойно, но я уловила в его тоне волнение и тревогу. Ага, стало быть, права. Дариан все-таки переживает и твердо намерен произвести как можно более хорошее впечатление на нового правителя города.

Между тем мой муж уже выбрался из саней. Мгновение – и дверца с моей стороны распахнулась, а Дариан любезно протянул мне руку.

Я с молчаливой благодарностью приняла его помощь и вылезла из повозки. Встала около супруга на плотно утоптанный снег и посмотрела на особняк королевского наместника.

На длинном широком крыльце, защищенном при помощи магии от метели и ветра, вовсю веселился народ. Я видела, как слуги разносят подносы, уставленные бокалами с шампанским. Опять зазвучала музыка, по всей видимости, она доносилась из дома.

Я невольно покачала головой. Почему-то накатило ощущение нереальности происходящего. Нас с Дарианом укутывала метель. Щеки и нос ощутимо покусывал мороз. Очередной порыв ветра чуть не сбил меня с ног. Благо что муж продолжал обнимать меня за талию. И тут же, всего в нескольких шагах, неспешно прогуливались парочки в легких одеждах.

– Словно картинка из другой жизни, – вдруг сказал Дариан, видимо подумавший о том же. Настойчиво потянул меня в сторону крыльца. – Пойдем, Алекса. Присоединимся к этому празднику жизни.

Больше всего на свете мне хотелось развернуться, залезть в сани и приказать кучеру гнать несчастную лошадь изо всех сил, лишь бы как можно скорее уехать отсюда. Я и сама не могла понять, почему настолько не хочу идти на обычный в общем-то прием.

Укоризненно покачала головой. Ладно, хватит глупить, Алекса. Ничего страшного здесь с тобой не случится. В самом деле, не укусит ведь тебя Кеймон Регас. После чего кивнула и неторопливо отправилась к крыльцу.

Правда, тогда я даже не представляла, что отнюдь не королевского наместника мне надлежит опасаться на этом торжестве.

Шампанское в моем бокале весело искрилось и переливалось под светом множества магических искр, плавающих в воздухе. Я мрачно стояла, уставившись на свой напиток, к которому пока даже не притронулась, и думала…

Хотя нет, вру. Ни о чем конкретном я не думала. Просто злилась на Дариана. Как и следовало ожидать, едва мы вошли в особняк наместника и предупредительный слуга принял у нас верхнюю одежду, мой ненаглядный супруг тут же куда-то умчался, оставив меня в полном одиночестве. Успел только кинуть: «Я всего на пару слов!» – после чего его и след простыл.

С момента стремительного исчезновения супруга прошло никак не меньше получаса. Осознав, что никто за мной ухаживать не собирается, я взяла это дело в свои руки. Подхватила бокал с подноса слуги, обносившего гостей, и вышла из дома, решив полюбоваться на непогоду.

Снег все так же укутывал город белой непроглядной мглой. Сейчас на крыльце было куда меньше народа, чем в минуту нашего приезда. В доме играла музыка, видимо, гости потянулись танцевать. Ну что же, оно и к лучшему. Меньше шансов, что кто-нибудь рискнет завести со мной светскую болтовню ни о чем, решив, что одинокая девушка скучает и жаждет общения.

Я оперлась на перила и уставилась невидящим взором в метель. Подняла было руку, желая пригубить бокал, но почти сразу, поморщившись, передумала. Беда была в том, что я забыла поужинать, поэтому опасалась, что игристое вино сразу же ударит в голову. А я на собственном печальном опыте убедилась, что с алкоголем шутки плохи. Помнится, первая и последняя моя попытка напиться закончилась весьма неприятным приключением. И хоть оно завершилось более-менее благополучно и даже подарило мне любимого и любящего супруга, повторять свои былые подвиги я не торопилась.

– Виера Алекса, – внезапно раздался за моей спиной знакомый голос.

Я окаменела от неожиданности. С такой силой сжала бокал, что едва не раздавила его. Опомнившись, немного расслабила пальцы, но не обернулась. Вместо этого продолжила невидящим взором смотреть на метель. Нет, этого не может быть! Мне послышалось, просто послышалось! Виер Норберг сейчас за многие мили от меня. Он остался в Гроштере. Это какое-то недоразумение…

– Какая приятная встреча, – оборвал вихрь моих встревоженных мыслей все тот же приятный, чуть хрипловатый баритон, в котором слышалась затаенная насмешка. – Право слово, скучный званый вечер только что заиграл для меня всеми красками.

Я услышала мягкие шаги. Кто-то подошел и встал рядом со мной, небрежно облокотившись на перила. Дольше игнорировать присутствие этого человека было бы просто глупо. Поэтому я глубоко вздохнула, зачем-то задержала дыхание и нехотя повернулась к нарушителю моего спокойствия.

Около меня стоял виер Норберг Клинг собственной персоной. Как и обычно, он предпочел в одежде темные тона, слегка оживленные изысканным серебряным шитьем. Длинные волнистые волосы красиво падали на плечи, на самом дне фиалковых глаз плескался смех.

Правда, мне сейчас было не до веселья. Более того, встреча с нынешним ректором гроштерской Академии колдовских искусств испугала меня до такой степени, что колени предательски затряслись. Неужели Норберг покинул столицу и приехал в Хельон из-за меня? Да ну, бред какой-то! Конечно, нельзя сказать, что мы расстались с ним на дружеской ноте, но и заклятыми врагами нас нельзя было назвать. Виер Норберг очень хотел, чтобы я стала одной из его «ворон». Но я не считала себя птицей настолько высокого полета, чтобы ради меня он бросил все свои дела в столице и отправился в далекий северный город.

– Добрый вечер, виера Алекса, – вежливо поздоровался со мной Норберг, нарушив слегка затянувшуюся паузу.

В этот момент я напряженно размышляла над тем, не будет ли с моей стороны самым правильным поступком оттолкнуть неожиданного собеседника и с диким воплем ужаса ринуться в дом на поиски Дариана. Но почти сразу же отказалась от этой идеи. Нет, не сходи с ума, Алекса! Скорее всего, Норберга привели в Хельон какие-то свои дела. Не стоит забывать, что он занимает весьма высокое положение в обществе. Вряд ли маг захочет марать свою безупречную репутацию и попытается устроить принародный скандал. Да и зачем нам ругаться? Не думаю, что он силой попытается увезти меня из Хельона в Гроштер.

Виер Норберг с легким неудовольствием изогнул бровь, и я вспомнила, что так и не ответила на его приветствие.

– До-добрый, – слегка запинаясь, проговорила я и тоскливо покосилась в сторону двери, ведущей в дом.

Украдкой осмотрелась, выискивая пути к отступлению. Но, увы, крыльцо к этому моменту совершенно опустело. Мы с Норбергом остались в полном одиночестве.

И опять мое движение не прошло мимо внимания мага. По его губам скользнула даже не улыбка – лишь тень ее. Но почти сразу виер посерьезнел. Резко втянул в себя воздух, будто гончая, берущая след. Зрачки Норберга недовольно сузились, и он уставился на неприметный
Страница 4 из 19

серебряный кулон, висящий на моей шее.

Ага! Я довольно усмехнулась, ощутив, как в моих висках шевельнулась боль. Но неприятное ощущение тут же пропало, словно только почудилось. Значит, мой амулет работает, как надо. Что же, господин менталист, искренне надеюсь, что для вас это стало неприятной неожиданностью. Я не теряла времени даром, и все эти месяцы, проведенные вдали от Гроштера, потратила на напряженную работу. Приятно осознавать, что мои усилия не прошли даром.

– Как вижу, вы достигли определенных успехов в развитии вашего дара мага-артефактника, – кисло произнес Норберг.

Наконец-то оторвал взгляд от кулона и посмотрел мне прямо в глаза.

Я украдкой поежилась. Интересно, почему иногда кажется, будто Норберг – не совсем человек. Все-таки есть в нем нечто… необычное. И хорошо, что сейчас я могу рассуждать об этом совершенно спокойно, не опасаясь, что мои мысли подслушают.

И только я так подумала, как виски опять заломило. На сей раз удар был намного сильнее.

Я схватилась за перила, поскольку иначе вряд ли удержалась бы на ногах. Перед глазами опасно сгустилась темная пелена надвигающегося обморока.

– Виер Норберг! – прошипела, изо всех сил стараясь остаться по эту сторону реальности. – Не забывайтесь! Это…

– Это возмутительно, – равнодушно завершил за меня фразу Норберг, и все неприятные ощущения тут же исчезли, словно просто почудились.

От накатившего облегчения я аж задохнулась. Несколько секунд просто стояла, наслаждаясь отсутствием боли. После чего с негодованием сжала кулаки и выпрямилась, исподлобья уставившись на Норберга.

Тот безмятежно улыбнулся, будто не видел в своем поступке ничего странного или возмутительного.

– Простите, виера, – все-таки извинился он, правда, сделал это таким тоном, в котором не чувствовалось и нотки сожаления или раскаяния. – Но я должен был проверить, на что способна ваша побрякушка.

– И как? – не удержалась от проявления закономерного любопытства.

– Вы ведь знаете ответ. – Норберг вдруг с досадой цокнул языком. Глубоко вздохнул и холодно обронил: – Сколько раз я говорил, что жалею о своей глупости, совершенной несколько лет назад? Но если вам это приятно слышать, то готов повторить вновь. Вы должны были обучаться именно на моем факультете. Поверьте, это избавило бы и меня, и вас от множества проблем.

Последняя фраза прозвучала как-то странно, и я опять поежилась. Чувствовалась в словах затаенная угроза. Пожалуй, мой первый порыв трусливо сбежать был не настолько уж и глуп. Как-то не радовала меня перспектива вести такие опасные беседы. Особенно один на один, когда никто не придет на помощь.

«И никто не узнает, где могилка моя», – вдруг на редкость заунывно и противно прозвучал в голове отрывок некогда услышанной песни.

Тьфу! Я мысленно сплюнула и раздраженно покачала головой. Стоит признать очевидный, хоть и весьма печальный для меня факт: общение с Норбергом крайне неблагоприятно отражается на моем психическом здоровье. Ну вот что такого особенного он сказал? Да ничего в принципе. Даже угрожать не угрожал. А я уже навоображала себе всяческих ужасов.

– Неужели вы приехали в Хельон лишь для того, чтобы в очередной раз напомнить мне об этом? – с нервным смешком осведомилась я.

– Не только, – загадочно отозвался Норберг. Помолчал немного, видимо любуясь моим озадаченно вытянувшимся лицом, после чего добавил: – Виера Алекса, вы, наверное, помните, что я чрезвычайно прагматичный и рациональный человек. Поверьте, я действительно сильно переживал из-за вашего поспешного отъезда. Говоря откровенно, я планировал еще раз побеседовать с вами и обсудить все условия нашего предполагаемого сотрудничества. Полагаю, если бы наш разговор произошел без лишних свидетелей, вы были бы более благосклонны ко мне.

– Ага, не дождетесь! – хмуро буркнула я себе под нос, вспомнив ту двусмысленную сцену во время королевского маскарада.

Демоны, да меня до сих пор кидает в краску, когда я вспоминаю, как Норберг ласкал мою грудь! Я ведь тогда едва не поддалась его чарам и не рухнула в пучину порока… Стыдно признаться, но и теперь я иногда испытывала некую досаду из-за своих, как оказалось, слишком стойких моральных убеждений. Все-таки было бы очень интересно узнать, каковы на вкус губы Норберга. Я сама себя ненавидела за эти мысли.

Хвала небесам и моему умению мастерить амулеты! Сейчас я была уверена, что мои мысли принадлежат только мне! И все-таки мне не понравилась усмешка Норберга, с которой он отреагировал на мое невольное молчаливое восклицание. Было в ней нечто такое… Будто он догадывался: не проходит и дня, чтобы я не вспомнила ту ночь и не спросила себя – а что было бы, если бы…

– Так или иначе, но я расстроился, – после крохотной заминки продолжил Норберг. – Хотя бы потому, что не пожелал вам счастливого пути. Но я не сомневался, что рано или поздно судьба опять соединит наши дороги. И я рад, что так и получилось.

– Судьба? – скептически переспросила я.

– И повеление короля, – добавил Норберг. – Виера Алекса, я очень рад нашей новой встрече. Но в Хельон меня привел приказ короля, а не желание увидеть вас. Хотя не буду скрывать: мою поездку сюда скрашивала надежда на разговор с вами.

И он легонько прикоснулся к моему плечу.

Первым моим порывом было выплеснуть ему в лицо шампанское, которое я не успела допить. Но Норберг тут же убрал руку и вновь холодно улыбнулся.

Если честно, мне очень хотелось разузнать, что же такого удивительного приключилось в нашем Хельоне, который утопал в белом безумии непрекращающихся февральских снегопадов. Но я понимала, что, скорее всего, так и не дождусь ответа. По крайней мере – правдивого. Ну что же, мне оставалось только надеяться, что Норберг не соврал, хотя бы говоря о причине своей поездки сюда. И как только он разберется с поручением короля – сразу же вернется в Гроштер. А до той поры я постараюсь не показываться ему на глаза. Вот и нашелся прекрасный повод не сопровождать Дариана на все эти скучнейшие званые вечера, где каждый раз я рискую вывихнуть себе челюсть от зевоты!

– Позвольте спросить, как дела у Лоренсии? – поинтересовалась я, вспомнив про беременную любовницу короля. Если подсчеты меня не обманывали, то она уже должна была родить.

И тут же испуганно прикусила язык, осознав, что не стоило задавать этот вопрос.

Фиалковые глаза Норберга внезапно заледенели. Он очень медленно нагнулся ко мне и прошептал:

– Забудьте это имя, виера! Навсегда забудьте! Лишь благодаря моему хорошему к вам отношению я сделаю вид, что не услышал его из ваших уст.

Я покорно кивнула и невольно попятилась. Впрочем, почти сразу Норберг выпрямился и бросил скучающий взгляд поверх моей головы. Почему-то недовольно поморщился.

– Явился не запылился!

Я изумленно вскинула брови. Это Норберг сейчас сказал? Я готова была поклясться, что да. Правда, прозвучало все очень тихо, почти на грани слышимости. Но я не видела, чтобы его губы при этом шевельнулись. И потом, о ком это он? И почему с таким нескрываемым пренебрежением, я бы даже сказала – злостью?

– Алекса? – почти сразу
Страница 5 из 19

раздался взволнованный голос мужа.

Не передать словами, как я обрадовалась, услышав его! Порывисто обернулась и тут же угодила в такие теплые, родные и надежные объятия Дариана.

– Алекса, – уже спокойнее повторил он и запечатлел звонкий поцелуй на моем лбу. После чего хмуро посмотрел на Норберга, который невежливо не отводил глаз от этой семейной сцены, и сухо продолжил: – Виер Норберг. Хотел бы я сказать, что рад видеть вас. Но, увы…

– А я вот рад видеть вас в полном здравии, – с усмешкой перебил его Норберг.

По моему позвоночнику поползли ледяные мурашки. Во фразе менталиста опять прозвучало нечто весьма зловещее. Будто на самом деле Норберг сейчас пожелал моему мужу всего самого наихудшего.

Рука Дариана, которой он обнимал меня за плечи, ощутимо потяжелела. Должно быть, мой супруг подумал о том же.

– Каким ветром вас занесло в Хельон? – сухо поинтересовался муж.

– Дело государственной важности, – кратко отозвался Норберг. Тут же едва заметно склонил голову и продолжил: – И на этом я вынужден откланяться. Извините, что не могу продолжить беседу, но у меня сейчас есть заботы поважнее.

Искоса глянул на меня, словно желая добавить еще что-то. Однако удержался. Вежливо кивнул мне и Дариану и быстрым шагом, чуть ли не бегом, отправился прочь.

Между тем крыльцо вновь начало заполняться народом. По всей видимости, музыканты взяли короткий перерыв, и гости решили подышать свежим воздухом. Поэтому Норбергу не составило особого труда затеряться среди присутствующих на званом ужине. Впрочем, по вполне понятным причинам ни Дариан, ни тем более я не собирались его преследовать.

– Он угрожал тебе? – требовательно спросил супруг, как только Норберг скрылся из вида.

– Трудно сказать. – Я обескураженно всплеснула руками, припоминая мой недолгий и не очень приятный разговор с магом-менталистом. – Ты ведь прекрасно знаешь, как он умеет говорить. Вроде бы ничего особого не сказал, а волосы сами собой на голове дыбом от ужаса встали.

И я невольно потянулась к прическе, желая проверить, все ли с ней в порядке.

– Что ему от тебя надо? – продолжил свои расспросы Дариан и легонько стукнул меня по пальцам, укоризненно простонав: – И, во имя всех богов, Алекса, не трогай ничего у себя на голове! Все у тебя прекрасно, уверяю! А не то опять половину шпилек потеряешь.

Я усилием воли остановила свою руку, которая так и горела от желания что-нибудь улучшить в моем внешнем облике. Затем неопределенно пожала плечами.

– Норберг мне почти ничего не сказал, – честно призналась мужу. – Лишь посетовал, что мы так быстро и неожиданно уехали из Гроштера. И заявил, что никогда не сомневался в нашей новой встрече. Вот, собственно, и все.

– Ясно, – с нескрываемой подозрительностью протянул Дариан. Покачал головой, глядя на мой бокал с шампанским, к которому я почти не притронулась, после чего вкрадчиво осведомился: – Дорогая, а не отправиться ли нам домой? Что-то у меня испортилось настроение. К тому же новый королевский наместник куда-то исчез, а разговор у меня был в первую очередь к нему. – Помолчал немного и словно невзначай завершил: – Если ты, конечно, не против.

Я торопливо опустила голову, пряча в тени невольную усмешку. Ох, Дариан ревнует? Неужели он всерьез думает, что я только и выжидаю удобного момента, чтобы ринуться в объятия Норберга? Даже смешно. Если бы я испытывала к новому ректору гроштерской академии хоть какие-нибудь чувства, то не бежала бы с такой поспешностью из столицы в далекий северный город.

Жаль только, что на самом деле Хельон оказался не так уж и недосягаем для Норберга.

Я открыла было рот, желая выложить свои мысли Дариану, но тут же захлопнула его, заметив, что за время нашего недолгого обмена репликами вокруг нас заметно прибавилось народа. Нет, пожалуй, оставим все эти разговоры на потом. А то кто-нибудь что-нибудь краем уха услышит, кому-нибудь что-нибудь передаст, домыслив при этом парочку особенно живописных деталей, – и в итоге родится целый вал самых разнообразных слухов и сплетен. Людям лишь дай повод посудачить. А там сам бог-пасынок ногу сломит, пытаясь вычленить зерна истины из вороха лжи.

– Поедем домой, – мягко проговорила я и ласково погладила Дариана по рукаву. – Поедем. Ты ведь помнишь, что я с самого начала не хотела здесь появляться. Как чувствовала, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Хоть супруг и пытался сохранить невозмутимость, его глаза радостно вспыхнули после моих слов. Я невольно хмыкнула. Ну надо же, а ведь он действительно ревнует! Смешной такой.

Я привстала на цыпочки и легонько чмокнула мужа в губы. Понимаю, что прилюдная демонстрация чувств считается вроде как не очень приличной. Ну да ничего. Один раз можно поцеловать супруга на глазах всего высшего света Хельона. Пусть знают, что мы любим друг друга.

А еще я рассчитывала, что это увидит и Норберг. Пусть будет в курсе того, что наш брак крепок. И никогда, ни за что на свете ему не удастся нас рассорить!

И я гордо вскинула подбородок, стараясь не обращать внимания на дурное предчувствие, когтистой лапой сжавшее в этот момент мое сердце.

И все-таки домой мы отправились ближе к полуночи. Буквально на пороге, когда слуга уже протягивал нам верхнюю одежду, Дариан неожиданно столкнулся нос к носу с каким-то своим хорошим знакомым, который обещал ему сразу после возобновления судоходства доставить большую партию отличного корабельного леса. Обсуждение деталей предстоящей сделки заняло никак не меньше часа. Все это время я скучала подле супруга, уже не рискуя отойти от него. На какой-то миг мне почудилось, будто в толпе, опять заполнившей просторную гостиную, промелькнуло лицо Фелана, мерзкого и озабоченного братца Норберга. Но стоило только моргнуть, как блондин исчез. Наверное, и в самом деле показалось. Просто я привыкла, что эта парочка везде и всюду появляется вместе. Где Норберг – там и Фелан, и наоборот. Следовательно, если ректор гроштерской академии явился в Хельон, то он практически наверняка прихватил с собой братца. А возможно, я ошибаюсь и Фелан сейчас приглядывает за Лоренсией и новорожденным королевским бастардом, чье появление на свет способно всколыхнуть весь Лейтон.

Так или иначе, но окончание званого ужина оказалось для меня скучным как никогда. Я то и дело рисковала вывихнуть себе челюсть, сцеживая в ладонь все новые и новые зевки. Но все когда-нибудь заканчивается. Вот и Дариан наконец-то распрощался со своим знакомым, и через несколько минут после этого мы уже сидели в крытых санях.

Я устало откинулась на спинку сиденья, с величайшим трудом удерживая слипающиеся глаза открытыми. О небо, как спать-то хочется! Но ничего, еще совсем немного – и я наконец-то доберусь до своей теплой и мягкой постели!

Вопреки обыкновению, Дариан почему-то молчал, не делая ни малейшей попытки начать разговор и хоть таким образом развеять мою дрему. Странно, обычно по дороге домой мы успевали с ним обсудить все произошедшее на вечере. Но, по всей видимости, слишком гнетущее впечатление произвела на него встреча с Норбергом. Вон как нахмурился.

В этот
Страница 6 из 19

момент сани мягко дернулись и остановились, я мгновенно выкинула все посторонние мысли из головы. Дом, милый дом! Сейчас я завалюсь спать…

Додумать столь приятные мысли я не успела, потому как дверца наших крытых саней резко распахнулась и передо мной предстал некто…

Я аж икнула от неожиданности, когда узрела перед собой какого-то непонятного субъекта, затянутого во все темное. А что самое удивительное – его лицо тоже закрывала черная непроницаемая маска, имеющая лишь прорези для глаз.

Дариан, сидящий рядом, даже не переменил позы, но я почувствовала, как он напрягся.

– Выметайтесь. – Голос сего странного типа прозвучал из-за маски тихо и неразборчиво.

– Это ограбление? – спокойно поинтересовался муж, не торопясь выполнить приказ нападающего.

Тот промолчал. И было в его молчании что-то очень зловещее и неприятное.

Дариан положил руку поверх моей. Легонько сжал, словно пытался мне что-то сказать без слов.

Я в свою очередь старательно припоминала хоть какое-нибудь атакующее заклинание. Да, боевой маг из меня тот еще, но разрядом энергии я шарахнуть смогу.

И вдруг…

Я так и не поняла, что случилось в следующий момент. Дариан двигался слишком быстро, поэтому я при всем желании не могла проследить за его действиями. Но он внезапно ринулся на преступника. Только что сидел рядом со мной – и вдруг оказалось, что он уже борется с незнакомцем за пределами кареты, успев опрокинуть негодяя на пушистый снег.

В воздухе металась магическая искра, видимо принесенная грабителем. Ее свет выхватывал из темноты какие-то отдельные фрагменты, почти не связанные между собой. Но по всему было видно, что Дариан побеждает. И я восхищенно вздохнула, в очередной раз поразившись многообразию умений своего законного супруга.

Но моя радость не продлилась долго. Из тьмы соткалась еще одна фигура, затем еще одна, и еще.

Я похолодела от ужаса, когда поняла, что Дариану противостоит далеко не один человек. Пятеро, их было пятеро! И это не считая того, с кем сейчас боролся мой муж в сугробе.

– Виер Дариан Врейн, – прозвучал мужской простуженный голос. – Поднимите голову и пересчитайте своих соперников. Надеюсь, после этого ваш боевой пыл немного остынет.

Дариан опустил занесенный было в очередной раз кулак. Растерянно огляделся.

Нет, естественно, он не принялся сразу же молить о пощаде. Но я заметила, как супруг переменился в лице. Шестеро противников – это не шутки. Особенно если учесть одно печальное обстоятельство: тот, кто стоял чуть впереди и, по всей видимости, являлся предводителем этой шайки, в руках держал некий жезл весьма подозрительного вида, чье навершие грозно светилось багрово-черными чарами, готовыми в любой момент отправиться в полет.

Я гулко сглотнула, не сводя глаз с сего оружия. Магический жезл? Получается, на нас напали далеко не обычные грабители. Но кто и зачем?

Между тем изрядно помятый противник Дариана, кряхтя и жалобно постанывая, выбрался из-под него и поднялся на ноги. Тут же поразительно шустро отбежал за спины своих товарищей, продолжая приглушенно причитать и болезненно всхлипывать.

Дариан проводил его задумчивым взглядом, не делая ни малейшей попытки остановить. В свою очередь встал, и я с невольной гордостью заметила, что он старательно прикрывает дорогу ко мне. Теперь, чтобы вытащить меня из повозки, разбойникам пришлось бы каким-либо образом миновать мужа.

Правда, мое умиление тут же сменилось еще большими тревогой и страхом. Один против шестерых? Увы, в этом поединке Дариан был заранее обречен на поражение. Намного правильнее будет безропотно отдать все наши деньги и драгоценности. Как говорится, тут уж не до жиру, остаться бы живу. Лишь бы Дариан не вспылил и не полез сломя голову на рожон!

– Не делайте глупостей, виер Дариан, – прохладно посоветовал моему супругу предводитель грабителей, должно быть подумав о том же самом. – Прошу вас, отойдите от саней. Обещаю вам, что, если вы будете выполнять все наши распоряжения, никто не пострадает. Очень скоро ваша милейшая жена вернется к вам.

Что?! Я аж поперхнулась от последней фразы. Что этот негодяй хотел сказать? Неужели меня собираются похитить?

Дариан сжал кулаки и даже не подумал сдвинуться с места.

– Что это значит? – спросил он, и его голос зазвенел от с трудом сдерживаемого негодования. – Что вам надо от Алексы?

Предводитель нападающих ничего не ответил. Приподнял жезл и направил его в грудь мужу. Первая искра чар слетела с навершия, но, хвала всем богам, почти сразу же упала в снег, где благополучно с тихим шипением потухла. Правда, я не сомневалась, что это была лишь демонстрация, своего рода предупреждение о серьезности намерений.

– Отойдите, виер Дариан, – уже тверже проговорил предводитель. – Не заставляйте меня прибегнуть к силе. Поверьте, у меня нет никакого желания причинить боль вам или вашей очаровательной супруге. Но ваше упрямство может вынудить меня это сделать.

Мысли в моей голове метались перепуганными птицами. Я не сомневалась в том, что Дариан будет сражаться за меня до последнего. И мне очень не нравилось то, к чему это в итоге может привести. Против обычных противников он бы, вероятно, и выстоял. Но против мага? Нет, исключено! Как-то не хотелось в двадцать один год оставаться вдовой, пусть и очень обеспеченной.

«И никто не узнает, где могилка его!» – опять на редкость противно взвыл мой внутренний голос.

Тьфу ты, привязалась ведь песня! Я покачала головой, изо всех сил пытаясь найти выход из этой безвыходной, в сущности, ситуации.

– Ну же, виер Дариан! – Нет, предводитель не повысил голос, он по-прежнему говорил мягко и тихо. Но я вздрогнула, как будто меня хлестнули наотмашь. А неизвестный мужчина продолжил: – В последний раз прошу – не делайте глупостей! Шаг в сторону – и все останутся живы и невредимы. Поверьте, пройдет совсем немного времени и ваша супруга вернется к вам. Клянусь своим именем и честью, что и волоска не упадет с ее прелестной головки.

Прелестной головки? Я скептически хмыкнула. Этот мерзавец лжет даже в таких мелочах! Как ему можно верить?

Но следующий поступок Дариана потряс меня до глубины души. Он внезапно кивнул и отступил, освобождая дорогу к саням.

Нет, разумом я понимала, что это самый правильный поступок в сложившейся ситуации. Более того, сама только что думала о том, что Дариану нужно поступить именно так. Но сердце, мое несчастное сердце вдруг зашлось от боли. Да что там, у меня на глазах выступили слезы горькой обиды. Как так? Мой дорогой и ненаглядный супруг просто возьмет – и отдаст меня этим грабителям со снежного тракта?

– Слухи о вас верны, – с нескрываемым удовлетворением отметил предводитель. – Вы на самом деле на редкость разумный человек, виер. Теперь я понимаю, как вы заработали свое состояние.

Мужчина опустил зловещего вида жезл, навершие которого продолжало искриться какими-то чарами. Прищелкнул пальцами свободной руки – и вперед выступила троица.

Одновременно с этим я испуганно вжалась в спинку сиденья. Ох, не хотелось быть похищенной! Я слишком взрослая для того, чтобы верить в сказки
Страница 7 из 19

о прекрасной принцессе и храбром рыцаре, который непременно придет к ней на помощь. К тому же я уже замужем, поэтому было бы как-то неправильно мечтать о таком исходе этого приключения.

Между тем фигуры в темном поравнялись с моим мужем. И…

Если говорить откровенно, я так и не поняла, что же случилось в следующий момент. Но Дариан внезапно скинул с себя шубу и ринулся в бой. Он двигался с такой скоростью, что превратился в размытую тень. И не один! С душераздирающим ревом откуда-то сверху свалился наш кучер, добрейшей души мужик по имени Борк. Правда, сейчас он размахивал над головой какой-то увесистой сучковатой дубиной. Надо же, а я думала, что Борк давным-давно сбежал, бросив своих хозяев на произвол судьбы.

И завязалась потасовка! В воздухе опять заметалась магическая искорка, которая не могла выбрать, что именно освещать. В ее неверных всполохах я вдруг с замиранием сердца увидела, как утоптанный снег перед каретой окрасился красным.

А еще я понимала, что загадочный предводитель нападающих вряд ли будет смирно стоять в стороне и наблюдать за тем, как его сотоварищей избивают. Вот-вот он пустит в ход свое грозное оружие. Но, в конце концов, я ведь тоже обладаю определенными способностями!

И я поспешно принялась плести защитную сеть. Успела накинуть ее на Дариана и Борка – и вовремя! Тотчас же зеленоватое плетение охранных чар заиграло всеми цветами радуги, когда в него врезалась первая атакующая молния. На какой-то жуткий миг мне показалось, что щит не выдержит. Ан нет, сеть слегка прогнулась, но выстояла.

– Ай да Алекса, ай да умничка! – пробормотала я себе под нос, торопливо свивая следующую нить заклинания.

На этот раз собиралась как следует жахнуть по самому предводителю. Что-то сомневаюсь, что он на самом деле является магом. Скорее, жезл этот разбойник от кого-то получил. Ну-с, проверим, насколько противник хорош в отражении ударов.

Но моему плану не суждено было сбыться. Едва только я подняла руку и нацелила указательный палец на предводителя, по-прежнему стоявшего чуть в стороне и не вмешивавшегося в ход поединка, как дверца с другой стороны повозки вдруг распахнулась.

– Ай! – завизжала я не своим голосом, когда кто-то настойчиво потянул меня прочь из саней. – Ай-ай-ай!

И со всей дури ударила по негодяю, который вздумал умыкнуть меня через другую дверь.

Трескучим веером рассыпались искры, и в их свете я увидела огромные испуганные глаза какого-то рябого мужичка, почему-то, в отличие от своих подельников, явившегося за мной без маски. После чего он тихо и жалобно икнул и осел в сугроб.

На какой-то миг мне стало страшно – не убила ли с перепугу. Но я решила не отвлекаться. Гораздо важнее для меня сейчас был Дариан и его здоровье.

За те несколько секунд, на которые я все же отвлеклась, схватка стала еще более ожесточенной. Теперь я совершенно не понимала, кто где находится. И, что самое страшное, – на снегу расплывалось несколько ярко-алых пятен. Мне оставалось лишь надеяться, что эта кровь не принадлежит Дариану или Борку, который продолжал самозабвенно размахивать своей своеобразной палицей.

А еще предводитель готовился нанести новый удар. И я с тоскливым отчаянием осознала, что не успеваю ничего сделать. То заклятие, которое я готовила для нападения, пришлось израсходовать на рябого мужичка. А новое, увы, я при всем желании не успевала сформировать. Что поделать, боевой маг из меня так себе.

Неприятель воздел руки, и навершие его жезла засветилось от внутреннего жара. Затем он принялся медленно опускать его, нацелив на мешанину из тел.

Я с такой силой закусила губу, что во рту поселился отчетливый солоноватый привкус. Но мне сейчас было не до этого. Что же делать? Почему-то казалось, что чары, которые в любой момент могли сорваться с жезла негодяя, куда серьезнее предыдущих. Как бы дело до смертельных заклятий не дошло.

В этот самый момент Дариан хорошим ударом справа отправил в глубокий обморок очередного противника и выпрямился во весь рост. Он тяжело дышал, губы были разбиты, а камзол лишился сразу обоих рукавов.

Я не видела лица нашего главного врага, но не сомневалась, что негодяй улыбнулся. Жезл дрогнул и замер, указывая прямо в середину груди моего супруга.

– Нет! – взвизгнула я, осознав, что за этим последует.

И тут же в голове молнией промелькнуло решение.

Я не помнила, как выбралась из повозки. Обычно для этого мне требовалась чья-нибудь помощь, поскольку сани были низкими, а я всегда отличалась неуклюжестью. Но сейчас мне не помешали ни шаткие каблуки, ни пышный подол платья.

– Нет! – крикнула я, заметив, как дымка на навершии жезла сгустилась до опасных пределов. Сейчас последует удар!

Дариан удивленно обернулся ко мне, не понимая, почему я так взволновалась. Он торжествующе улыбался, видимо уже празднуя в душе победу, поскольку пятерка его недавних противников в живописных позах валялась на снегу, кряхтя и вздыхая на все лады.

Следующая секунда растянулась в настоящую вечность. Я не чувствовала ног, несших меня к супругу. А с другой стороны к нему мчалось заклинание, все-таки сорвавшееся с жезла преступника.

И все-таки я успела. Успела оттолкнуть Дариана с траектории чар. И осталась в полном одиночестве перед летящим в меня заклятием.

Оно угодило мне прямо в грудь. Нет, это было не больно. Меня словно кто-то несильно толкнул. Я все-таки не удержалась на ногах и медленно осела на снег. Странно, если не больно, то почему мир вокруг вдруг как-то быстро почернел?

– Алекса?

Крик Дариана прозвучал так глухо, будто нас разделяли многие мили пространства, хотя я понимала, что это не так.

Я изумленно покачала головой, силясь сориентироваться. Как я себя непонятно чувствую! Будто мое тело больше не принадлежит мне.

Зрение упорно отказывалось повиноваться. Я почти ничего не видела. Лишь какие-то смутные тени мелькали перед моими глазами.

Звон в ушах все усиливался, пока не стал невыносимым.

– Что тут происходит? – успела услышать перед тем, как окончательно потеряла сознание.

Удивительное дело, но этот голос я узнала. Виер Норберг? А он-то тут как оказался?

Это была моя последняя мысль перед тем, как я погрузилась в благословенную тишину небытия.

– Я не позволю вам осматривать грудь своей жены! – грозно выговаривал кому-то Дариан.

– Да не собираюсь я любоваться прелестями виеры Алексы! – раздраженно фыркнул в ответ Норберг. – Глубокоуважаемый, я еще раз повторяю: мне нужно проверить, все ли в порядке с вашей супругой. Смею напомнить, что магический удар вашего загадочного врага пришелся ей именно в эту часть тела.

Я, затаив дыхание, слушала перебранку, которая велась прямо над моей головой. В горячем споре сошлись сейчас мой супруг и виер Норберг.

Наверное, стоило дать знать, что я уже давно очнулась, более того, чувствовала себя достаточно прилично, но мне было слишком любопытно. Когда еще выдастся случай услышать, как мой обычно сдержанный на эмоции муж горячится и волнуется.

– Ну вот и проверяйте, – огрызнулся Дариан. – Но платье при этом снимать совершенно не обязательно! Вы же маг. Воспользуйтесь
Страница 8 из 19

каким-нибудь другим способом.

– И каким же? – язвительно поинтересовался Норберг. – Виер Дариан, смею напомнить, я менталист. То бишь умею читать мысли, но не обладаю сверхзрением, способным проникать через ткань.

Дариан молчал, явно исчерпав все доводы.

– Или вам совершенно безразлично то, что ваша прелестная супруга, возможно, находится на пороге смерти? – вкрадчиво продолжил Норберг. – Вы ведь обязаны понимать, что чем дольше мы с вами пререкаемся – тем ближе к ней подбирается вечный странник, в чьих руках ключи от мира мертвых!

– Ну хорошо! – с тяжким вздохом согласился Дариан после еще одной недолгой паузы. – Делайте, что должно. Но учтите, я буду рядом и не позволю…

– От ваших «не позволю» у меня уже звенит в ушах, – с сарказмом перебил его Норберг. – А теперь, если вы не против, отойдите от постели и дайте мне наконец-то осмотреть вашу жену!

Дариан несколько раз громко вздохнул, выражая таким образом свое негодование. И я почувствовала, как кто-то поднялся с кровати. По всей видимости, муж все-таки решил выполнить приказ Норберга.

Однако я не собиралась позволять этому противному магу-менталисту в очередной раз лапать себя за грудь. Пожалуй, хватит разыгрывать обморок. Самое время показать, что я очнулась.

Я распахнула глаза и грозно гаркнула:

– Не трогайте меня!

И вовремя! Норберг как раз протянул ко мне свои загребущие руки, явно желая расшнуровать корсаж. Но мое восклицание застало его врасплох. Маг вздрогнул и тут же выпрямился.

Интересно, мне показалось или при этом я действительно заметила на его лице гримасу досады? Впрочем, почти сразу Норберг поспешно спрятал все свои эмоции за привычной маской равнодушия.

– О, виера Алекса, – спокойно протянул он. – Я рад, что вы очнулись.

– Я тоже, – отозвалась ворчливо. Приподняла голову и бросила на себя обеспокоенный взгляд.

Я понятия не имела, что со мной случилось после удара того загадочного негодяя. Вполне может статься, что на моей груди сейчас зияет огромная рана и я медленно истекаю кровью. Вообще, стоит заметить, всевозможного рода злодеи почему-то очень любят бить меня в это столь уязвимое место. Помнится, старик Санфорд…

На сем месте рассуждений я испуганно осеклась, осознав, что не стоит предаваться столь опасным воспоминаниям рядом с Норбергом. Но почти сразу расслабилась, увидев, что на моей шее по-прежнему висит кулон, защищающий от ментальной магии.

На первый взгляд со мной все было в порядке. Я пошевелила руками и ногами, повертела головой в разные стороны. Затем с кряхтением приподнялась, и заботливый Дариан без лишних слов тут же подложил мне под спину несколько подушек.

Затем я оглядела комнату, в которой оказалась. Ага, узнаю нашу супружескую спальню. Получается, я нахожусь у себя дома. Ну что же, как говорится, в родном жилище и стены помогают.

– Как вы себя чувствуете? – с искренней обеспокоенностью в голосе спросил Норберг.

– Неплохо, – честно ответила я. Замолчала на неполную минуту, внимательно прислушиваясь к своим внутренним ощущениям, затем неохотно призналась: – Только кожа немного онемела. Ну, там, куда угодили чары.

И задумчиво потерла предполагаемое место удара. Благо что на сегодняшний вечер я выбрала себе наряд с высоким воротником-стойкой и без декольте, то есть мою грудь надежно прикрывала плотная ткань.

– Рад это слышать. – Норберг нерешительно кашлянул. Покосился на Дариана, который поторопился присесть рядом со мной и заботливо взял меня за руку, после чего с легкой ноткой нерешительности продолжил: – И все-таки я предпочел бы осмотреть непосредственно место удара. Так мне будет легче определить, воздействию каких чар вы подверглись.

Продемонстрировать Норбергу свою обнаженную грудь? Причем сделать это в присутствии мужа? Ага, сейчас, разбежался! Я как-то не готова к воплощению настолько разнузданных сексуальных фантазий.

– Обойдетесь, – хмуро ответила ему. – Со мной все в порядке.

– Вы уверены? – со своей обычной, донельзя раздражающей усмешкой осведомился Норберг. – Помнится, виера Алекса, вы чрезвычайно везучая по части притягивания к себе всевозможных смертельных чар.

Вот ведь гад! Напомнил о том проклятии «черного огня», из-за которого я едва не погибла в Гроштере. И почему-то забыл добавить, что именно его брат виноват в моих тогдашних бедах.

«Ну, говоря откровенно, заварил ту кашу все-таки твой отец», – недовольно буркнул внутренний голос.

Однако я предпочла не обращать на него внимания. Да, мой отец тогда поступил не совсем красиво, решив избавиться от конкурента посредством чар подчинения. Но его спровоцировали на этот поступок. И спровоцировали именно Норберг и его братец Фелан.

– Со мной все в порядке, – с нажимом повторила я и посмотрела на Дариана.

Кстати, а как себя чувствует мой супруг? Ведь ему пришлось сразиться с целой толпой народа!

Удивительно, но ничто в облике мужа не говорило о недавней жестокой драке, в которой он принял наипервейшее участие. Лишь волосы, пожалуй, были растрепаны чуть сильнее обычного.

– Не беспокойся, я тоже не пострадал, – предупредил мой вопрос Дариан. Криво ухмыльнулся и добавил: – Ну, то есть, я получил несколько тумаков. Ребра до сих пор ноют. Однако виер Норберг был так любезен, что продемонстрировал мне свой блестящий талант целителя, поэтому никаких следов уже не осталось. А жаль! – И Дариан вдруг с нескрываемым сожалением цокнул языком, добавив с непонятной мечтательной улыбкой: – Ох, Алекса, ты бы видела, какой великолепнейший фингал красовался у меня под глазом! Прямо времена своей бурной юности вспомнил.

Я немедленно насупилась. Ну вот, опять начинает намекать на свое таинственное и полное приключений прошлое. Увы, как я ни старалась разговорить Дариана, он предпочитал помалкивать о том, где и как проходил свою школу жизни. Лишь изредка ронял многозначительные фразы, от чего мое любопытство разгоралось пуще прежнего. В последнее время я все чаще начинала задумываться о том, что, пожалуй, мне стоит напоить дражайшего супруга каким-нибудь эликсиром правды и устроить ему суровый допрос. Интересно, а сам Дариан осознает, на какой тонкой грани балансирует, или ему просто нравится меня дразнить?

– А еще я вправил руку вашему здоровяку-кучеру, – сухо сказал Норберг. – Он вывихнул ее, когда размахивал своей дубиной.

– К слову, виер Норберг подоспел удивительно вовремя, – проговорил Дариан, словно не услышал дополнения менталиста. – Я уж всерьез испугался, что тот негодяй сотворил с тобой что-то страшное.

– Удивительно вовремя, – задумчиво повторила я и внимательно посмотрела на Норберга, который стоял рядом с кроватью с таким скучающим видом, будто совершенно не понимал, как здесь оказался и что, собственно, забыл в нашем доме.

Если честно, я не верю в совпадения. За сегодняшний вечер произошло сразу два неожиданных и неприятных события. Во-первых, виер Норберг внезапно объявился в Хельоне. А во-вторых, на нас с Дарианом напали. И почему-то мне кажется, что эти два факта каким-то образом связаны между собой.

– Не смотрите на меня с такой укоризной, –
Страница 9 из 19

пренебрежительно фыркнул Норберг, без особых проблем разгадавший мои мысли. – Я не имею ни малейшего отношения к нападению. Поверьте, виера, если бы я действительно хотел похитить вас – то действовал бы гораздо аккуратнее. И, вне всякого сомнения, меня бы не постигла неудача.

– Откуда вы знаете, что нападающие хотели похитить именно меня? – с подозрением осведомилась я.

– Я сказал, – Дариан успокаивающе похлопал по моей руке.

– А они что-нибудь поведали о своих планах? – продолжила я расспросы. – Вы ведь схватили кого-то, правда?

– Увы, – Норберг обескураженно всплеснул руками. – Эти негодяи быстро поняли, откуда ветер дует. Едва я вступил в бой – как они предпочли ретироваться. Причем сделали это с такой скоростью, что я встал перед непростым выбором: или помочь вам, или же кинуться в погоню. Но ваш супруг так безутешно рыдал над вашим бездыханным телом, что мой выбор был очевиден.

Дариан рыдал над моим телом? Я недоверчиво посмотрела на супруга, чьи щеки слегка потеплели после откровений Норберга.

– Ничего я не рыдал, – смущенно попытался оправдаться муж, перехватив мой изумленный взгляд. – Просто… Просто я очень испугался за тебя.

– И потому горько-горько всхлипывал, завывал и грозил кулаками небесам, – насмешливо завершил за него Норберг.

Однако этой перебранке не суждено было завершиться. В этот момент дверь распахнулась без предупреждающего стука, и на пороге предстал Фелан.

При виде блондина я ощутимо напряглась. Ага, стало быть, я не ошибалась и в Хельон Норберг действительно пожаловал в сопровождении своего братца. Значит, их и правда привело сюда серьезное дело.

Кстати говоря, выглядел Фелан так себе. По всему было видно, что блондин сильно устал. Обычно безупречно причесанные волосы стояли дыбом, под глазами залегли тени усталости, камзол оказался помятым, более того, от блондина явственно попахивало потом. Видимо, эта ночь выдалась для него еще более напряженной, чем для нас.

– Задержался, – кратко резюмировал Норберг, кинув быстрый взгляд на брата.

– Прости. – Фелан пожал плечами. – Я отправился сюда сразу после того как услышал твой зов. Но ты же понимаешь, что мне необходимо было закончить предыдущее задание. Я не мог бросить Кеймона просто так.

Кеймона? Я изумленно вскинула брови. Это он про нового королевского наместника Хельона, что ли? Интересно, какие дела могут связывать Норберга и Фелана с наместником? Кстати, Дариан жаловался, что так и не сумел отыскать Кеймона на ужине, который вроде как был посвящен его назначению на столь высокий пост. Уж не Фелан ли виноват в загадочном исчезновении наместника?

– Фелан, – почти не разжимая губ, обронил Норберг и, указав многозначительным взглядом на меня, добавил: – Много не болтай.

– Приветствую. – Фелан отвесил мне легкий поклон. Тяжело опустился на стул, стоящий около туалетного столика, вытянул перед собой ноги и устало откинулся на спинку. Потом проговорил, буравя меня пристальным взглядом: – Кстати, мои поздравления, Алекса! Твоими стараниями половина Хельона щеголяет в амулетах, которые ну очень затрудняют жизнь таким, как я и мой брат!

Блондин, как и обычно, впрочем, даже не думал утруждать себя соблюдением правил хорошего тона. Ишь, так и продолжал мне тыкать, хотя нас вряд ли можно было назвать добрыми друзьями.

Последнюю фразу Фелан произнес таким кислым тоном, что я немедленно возрадовалась и возгордилась. Нет, не зря все-таки я столько времени читала книги и возилась с амулетами.

Кстати, про эксперименты. Я вспомнила ту загадочную субстанцию, которая получилась у меня в процессе создания идеального средства для укрощения волос. Интересно, как она там поживает? Но, с другой стороны, дом стоит на месте, следовательно, ничего не взорвалось. И то благо.

– А что самое обидное и неприятное, твоими амулетами успели обзавестись именно те личности, чьи мысли я бы с превеликим удовольствием изучил, – хмуро завершил Фелан и скрестил руки на груди.

Я опустила голову, пряча язвительную усмешку. Что, не нравится вам, господа ментальные маги, когда кто-то начинает играть не по правилам, навязанным вами? Ну что же, привыкайте. То ли еще будет!

Правда, мне хватило ума не высказывать это вслух. Нет уж, давно поняла, что рядом с Норбергом язык лучше держать за зубами. Целее будешь.

– С кучером пообщался? – отрывисто спросил виер Норберг, единственный из всех присутствующих в комнате оставшийся стоять.

– Да. – Фелан кивнул. – На редкость тупая и ограниченная личность.

– Я бы попросил! – возмущенно вскинулся Дариан, явно покоробленный столь нелицеприятной оценкой, данной его слуге.

– Но этот самый Борк на редкость предан хозяину, – чуть повысив голос, договорил Фелан. – Он точно не был в курсе готовящегося нападения. И вообще, я удивляюсь, как ему ума хватило сразу не лезть на рожон.

– В свое время я проинструктировал его должным образом, – с нескрываемой гордостью заметил Дариан. – Мы много раз разыгрывали различные сценарии нападения и обсуждали, как он должен себя при этом вести.

Я почувствовала, как мои брови сами собой ползут вверх. Надо же, а я и не подозревала, что мой супруг на досуге занимается такими интересными вещами.

И все-таки очень любопытно, чем же он зарабатывал себе на жизнь в прошлом?! Ну не может обычный торговец лесом, пусть даже и преуспевающий, уметь настолько хорошо драться. И уж тем более торговец вряд ли станет натаскивать своих слуг для отражения всевозможных атак.

По всей видимости, не только меня заинтересовали эти вопросы. Я заметила, как Норберг и Фелан посмотрели на Дариана, затем переглянулись.

Нет, никто из них при этом не произнес ни слова. Но я не сомневалась в том, что только что между братьями произошел некий мысленный диалог.

– Не подумайте дурного, – тут же продолжил Дариан, видимо сообразив, что сболтнул лишнего. – Просто я очень осторожный человек. И понимаю, что состоятельным людям всегда приходится опасаться за свою жизнь и здоровье.

– Что же, остается только констатировать, что ваша предосторожность оказалась как нельзя более кстати, – с легкой ноткой насмешки произнес Норберг. – Итак, виер Дариан, вы сказали мне, что нападающие хотели похитить вашу жену. По всей видимости, таким образом они собирались заставить вас выполнить их требования.

– Гениальное предположение! – не выдержав, буркнула себе под нос.

Если честно, я едва не рассмеялась. Норберг выглядел настолько важно, когда говорил очевидные вещи, что начинало казаться, будто он ожидал, что мы начнем на все лады восторгаться его догадливостью и проницательностью. Но на самом деле предводитель нападающих прямо сказал, что я им нужна лишь для одной цели: вынудить Дариана выполнять их приказания.

Норберг споткнулся на полуслове и сурово посмотрел на меня, явно недовольный моим саркастическим замечанием.

Но я не обратила на это внимания и смело опустила ноги с кровати, намереваясь встать.

– Куда?! – встрепенулся Дариан. – Алекса, а ну брысь обратно в постель!

– И не подумаю! – огрызнулась резко. – Надоело лежать и изображать из себя
Страница 10 из 19

смертельно больную. Со мной все в порядке!

– Ты уверена? – полюбопытствовал Фелан.

Я с подозрением глянула на блондина. Что он хочет этим сказать?

– Из воспоминаний Борка я узнал, что по тебе шарахнули каким-то заклинанием, – пояснил маг, все так же расслабленно развалившийся на стуле. – Ты не погибла сразу. Это, безусловно, плюс. Но, возможно, мы имеем дело с каким-нибудь проклятием, которое будет медленно убивать тебя. И это, несомненно, минус.

– Виер Норберг заверил, что не чувствует ничего подобного, – агрессивно заявила я.

– Позвольте напомнить, виера, что я не говорил ничего подобного, – со своей обычной самоуверенной усмешкой, раздражающей меня сверх всякой меры, отозвался Норберг. – Напротив, всецело рекомендовал вам пройти полную проверку.

– Знаю ваши проверки, – фыркнула я, совершенно не обрадованная такой сомнительной перспективой.

– Это совершенно не больно, виера, – заверил Норберг. – И к тому же рядом постоянно будет находиться ваш супруг, который вряд ли позволит мне или Фелану причинить вам вред. Просто быстрое сканирование вашей ауры – и мы убедимся, что не стоит ждать неприятностей.

Я все еще сидела на кровати и пока не рисковала встать. Задумчиво пожевала губами и взглянула на Дариана, молчаливо прося у него совета.

Тот в ответ лишь пожал плечами. Затем глубоко вздохнул и сказал:

– Надо – так надо. Алекса, в самом деле, не упрямься. Пусть они просканируют твою ауру. Все же будет меньше поводов для волнения.

Правда, в его голосе при этом не слышалось и намека на воодушевление или радость.

Я, не слишком убежденная его доводами, нахмурилась.

– Я не отойду и на шаг, – поспешил дополнить супруг. – И если что…

Дариан не закончил фразу. Лишь с весьма хмурым и решительным видом принялся засучивать рукава.

И опять Норберг с Феланом переглянулись, даже не пытаясь скрыть улыбок. А я вот почувствовала настоящий прилив нежности и гордости за супруга. Надо же, прекрасно понимает, что, скорее всего, никак не сможет противостоять сразу двум магам-менталистам. И все равно готов защищать меня до последнего.

– Ну хорошо, уговорили, – произнесла хмуро. Посмотрела на ректора, который тут же перестал улыбаться и стал очень серьезным. – Что мне надо делать?

– Да ничего. – Тот покачал головой. – Расслабьтесь, виера. Ах да, но прежде – снимите ваш кулон.

Снять кулон, защищающий мои мысли от прочтения всякими посторонними личностями? Я выразительно передернулась. Ой, что-то не хочется! Ведь тогда получается, что несносный Норберг и его любопытный братец опять переворошат все мои воспоминания. Демоны, они даже узнают, как часто и в каких позах мы с Дарианом предпочитаем заниматься любовью!

Судя по тому, как мой муж нахмурился, он тоже подумал о столь неприятном последствии сканирования.

– Честное слово, я постараюсь быть как можно более деликатным, – поспешил заверить Норберг. – И не стану лезть слишком уж далеко в ваши мысли. – Помолчал немного и добавил совсем тихо: – Если, конечно, вы сами не начнете усиленно думать о… всяком.

Я зло втянула в себя воздух. Вот зачем он так сказал? Теперь я именно о всяких глупостях и неприличностях и буду думать!

– Ну ладно, – процедила сквозь зубы, – приступайте.

– Садись на стул. – Фелан поспешно встал со своего места, отвесил мне краткий издевательский поклон и язвительно хохотнул: – Или желаешь, чтобы мой брат залез на кровать и возлег рядом с тобой?

На щеках Дариана разлился румянец гнева. Но каким-то чудом он удержался от замечаний, поскольку понимал, что иначе разговор рискует вылиться в самую настоящую перебранку. А там, глядишь, и до новой драки недалеко.

Я осторожно поднялась на ноги и замерла, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям. Краем глаза заметила, как напрягся Норберг, готовясь подхватить меня в случае нового обморока. Но Дариан уже встал рядом и неприязненно покосился на менталиста, словно говоря – даже не вздумай!

Нет, я по-прежнему не чувствовала никаких изменений в своем организме. У меня ничего не болело, ничего не зудело. Даже онемение, которое я ощутила сразу после пробуждения, прошло. И, понятное дело, я совершенно не собиралась падать в объятия Норберга.

С достоинством прошествовав к стулу, величественно опустилась на него, неохотно расстегнула цепочку и положила кулон на туалетный столик. Ну, я готова. Затем хмуро посмотрела на Норберга, перевела взгляд на улыбающегося Фелана. И кто из этой сладкой парочки будет в очередной раз копошиться в моей голове?

Как и следовало ожидать, вперед выступил ректор гроштерской академии. Фелан посторонился, и Норберг встал за моей спиной. Опустил руки мне на плечи.

Я тут же постаралась выкинуть из головы все неподобающие мысли и воспоминания. Самое главное сейчас – не думать ни о чем постороннем! И совершенно не обязательно вспоминать ту проклятую сцену на том проклятом маскараде, когда я едва не поддалась искушению…

В отражении зеркала, установленного на столике, я заметила, каким насмешливым огнем блеснули глаза Норберга. Покраснела, осознав, что подумала именно о том, о чем не следовало.

Между тем по коже пробежала теплая и очень приятная дрожь, несущая с собой расслабленность и негу. Мои веки сами собой отяжелели. Я клюнула носом раз, другой, а затем…

Нет, я не заснула. Я прекрасно понимала, что по-прежнему сижу на стуле, а за моей спиной стоит Норберг. Мое сознание словно раздвоилось. Одна моя половина оставалась Алексой, а другая…

Это было очень странно. Но я вдруг начала искренне ненавидеть Дариана. Он стал мне противен до такой степени, что я не могла находиться с ним в одной комнате. Было неприятно осознавать, что мы сейчас дышим одним воздухом.

Я непроизвольно скривилась в гримасе отвращения. Но это чувство не продлилось долго. Руки Норберга на моих плечах ощутимо потяжелели. Теперь его прикосновения не согревали, а почти обжигали. Миг, другой – и все закончилось. Норберг резко отступил от меня на шаг, а я захлебнулась воздухом, неосторожно сделав слишком глубокий вдох.

– Ну как? – тут же встревоженно спросил Дариан. – Алекса, как ты себя чувствуешь?

Я повернулась к нему. В глубине души ядовитой змеей шевельнулся гнев, который, однако, почти сразу угас. Да что со мной такое? Почему меня вдруг начал так сильно раздражать собственный супруг? Или это шуточки Норберга?

И я исподлобья уставилась на менталиста, который с крайне задумчивым видом рассматривал свои ладони.

– Однако, – негромко протянул он, не торопясь ответить на мой взгляд, хотя наверняка ощутил его, – впервые за долгое время встречаюсь с такими необычными чарами.

– Что с Алексой? – требовательно спросил Дариан, обращаясь уже к нему, поскольку я не торопилась ответить на его вопрос.

– Могу вас обрадовать: это не смертельные чары, – произнес Норберг и надолго замолчал, видимо решив, что и без того сказал слишком много.

Краем глаза я заметила, как Фелан понимающе улыбнулся. Нет, ну что за наглость! Эта парочка совершенно спокойно общается между собой, а нам факты выкладывает в час по чайной ложке.

Кстати, о телепатии…
Страница 11 из 19

Я поспешно нацепила кулон обратно. От злости на Норберга мои руки тряслись так сильно, что я едва не порвала цепочку, пытаясь застегнуть ее.

– Позволь, я помогу, – торопливо выступил вперед Дариан. Не дожидаясь разрешения, потянул ко мне руки…

– Не трогай меня! – неожиданно для себя вдруг завопила я и так поспешно отпрянула, что едва не свалилась со стула.

Дариан замер, явно не веря своим ушам. Его лицо обиженно вытянулось.

Я испуганно осеклась. Ой, с чего это вдруг начала орать на любимого мужа? Стыдно признаться, но при мысли, что он сейчас ко мне прикоснется, меня передернуло от отвращения. Но почему? Ведь всего несколько минут назад он заботливо держал меня за руку, и никаких негативных эмоций я по этому поводу не испытывала.

– Прости, – покаянно забормотала, стыдясь взглянуть супругу в глаза. – Понятия не имею, что на меня нашло. – И уже грозно, обращаясь к Норбергу: – Что вы со мной сделали?

– Лично я – ничего, клянусь честью. – Норберг покачал головой. Выжержал паузу, словно собираясь с мыслями, затем осторожно продолжил, явно подбирая каждое слово: – Видите ли, виера Алекса. Должно быть, сканирование ауры пробудило чары, которыми в вас ударили при попытке похищения. До сего момента они не работали должным образом, поскольку предназначались иному человеку. Но со временем, уверен, чары подстроились бы под вашу личность и проявили свою природу. Мое вмешательство просто слегка ускорило этот процесс.

– Про какие чары вы говорите? – резко спросила, уже догадываясь, каким будет ответ.

– Про чары отчуждения конечно же, – Норберг хмыкнул, словно удивляясь, что надлежит объяснять настолько очевидные вещи. Сказал, глядя мне прямо в глаза: – И я уверен, что они предназначались вашему мужу. Кто-то очень хотел, чтобы виер Дариан возненавидел вас.

Дариан потрясенно охнул. Я открыла было рот, желая продолжить расспросы, но не успела вымолвить и слова. Внезапно дом словно подкинуло вверх неведомой силой. Стены закачались, грозя в любой момент погрести нас под своими обломками. С потолка посыпалась мельчайшая пыль побелки.

Правда, все закончилось так же внезапно, как и началось. Раз – и дом вновь незыблемо встал на свой фундамент, более не делая попыток обрушиться.

– Что это было?

В воцарившей после сего происшествия тишине голос Фелана прозвучал особенно громко. На губах блондина сейчас не было и тени улыбки. Он выглядел очень собранным и очень серьезным, словно готовился в любой момент ринуться в битву с неведомым противником.

– На магический удар не похоже, – отозвался Норберг.

К слову, ректора гроштерской академии в этот момент тоже было не узнать. Он напоминал сейчас хищного зверя, приготовившегося к смертельному броску. Норберг посмотрел на меня – и я поспешно отвела взгляд, почувствовав, как горло сжалось от ужаса. И все-таки очень интересно, как он так делает? Я могла бы поклясться, что его зрачки в этот момент были вертикальными, совершенно нечеловеческими.

Но от размышлений меня отвлек звук поспешных шагов в коридоре. Тут же кто-то отчаянно забарабанил в дверь.

– Виера Алекса!

Я с удивлением узнала голос нашей домоправительницы Сесилии. Правда, сейчас она забыла о всяческой почтительности и профессиональной сдержанности и кричала в полный голос.

– Виера Алекса! – повторила она и, по-моему, принялась бить по двери ногами. – Там, в вашем кабинете! Прошу, спасите Гисберта!

Пожилой дворецкий, облаченный в роскошный парчовый халат, почти лежал в кресле, подняв ноги на удобный пуфик. А вокруг суетилась Сесилия, то подкладывала ему под спину подушки, то меняла влажные тряпки на лбу.

Я невольно залюбовалась этой картиной. Нашу домоправительницу сейчас было не узнать. Обычно степенная и рассудительная, в этот момент она напоминала перепуганную молодую девицу, ухаживающую за своим возлюбленным.

Пикантности ситуации придавало то, что лицо и руки Гисберта были густо запачканы темно-зелеными пятнами, которые никак не оттирались. Напротив, чем больше мы старались отмыть дворецкого – тем ярче пламенели следы, несомненно указывающие на его вопиющее преступление.

Обстоятельства, при которых мы обнаружили Гисберта, неопровержимо доказывали его виновность. Видимо, пожилого дворецкого настолько заело любопытство, что он решил тихонечко проверить, чем это таким интересным я занималась вчера. Воспользовавшись тем, что хозяева дома вместе с приглашенными магами-менталистами обсуждали произошедшее нападение, он попытался пробраться в кабинет. Правда, дверь открыть не сумел, так как помешало установленное мною заклинание. Тогда Гисберт вздумал залезть через окно, благо что кабинет располагался на первом этаже.

В этом месте рассуждений я в тысячный, наверное, раз укоризненно покачала головой. Если честно, с трудом могла представить себе такую картину: пожилой Гисберт, отличающийся весьма солидной комплекцией, лезет через окно, будто какой-нибудь вор.

Так или иначе, но Гисберт в комнату попал. И вляпался в ту субстанцию, которую я создала накануне. Эх, стоит признать очевидный факт: все-таки надлежало прибрать перед тем, как отбыть на званый ужин. Потому что загадочное вещество в мое отсутствие все-таки выплеснулось из миски. В мой кабинет теперь было страшно заглянуть: пол покрыт вязкой зеленой жидкостью, а на стол вообще без слез не посмотришь. Благо что хоть книжные шкафы и их драгоценное содержимое не пострадали.

Впрочем, я немного отвлеклась. В общем, Гисберт знатно переполошился, осознав, что угодил в какую-то гадость, по всей видимости обладающую магическими свойствами, и рванул к двери, решив покинуть комнату самым коротким путем.

Я задумчиво почесала нос. А вот тут начинались сложности. Заклинание, блокирующее дверь, я установила снаружи, а Гисберт рвался на волю изнутри кабинета. По всей видимости, именно поэтому он сумел-таки выбежать в коридор. Но почему произошел взрыв? Чары должны были просто развеяться! Ан нет, бабахнуло знатно. Такое чувство, будто что-то заставило их сдетонировать.

Ну а дальше Сесилия выглянула на шум. Увидела лежащего в коридоре Гисберта, оглушенного и потерявшегося в пространстве. Было темно, одежду и руки дворецкого покрывали какие-то загадочные пятна. Естественно, бедная домоправительница подумала, что несчастный при смерти. Она присутствовала при том, как Дариан и Норберг доставили бесчувственную меня в дом. Слышала отрывки разговора о произошедшем нападении. Вот и подумала, что негодяи поспешили завершить начатое и забрались к нам, а доблестный Гисберт встал на пути преступников. Ну и подняла панику.

Я сурово насупила брови, глядя на дворецкого. Не сомневалась, что он уже давным-давно пришел в себя, но старательно играет в смертельно раненного. Понимает, поди, что перешел всяческие грани дозволенного. Я даже Дариану не позволяла подобного! Мой супруг давным-давно уяснил, что мои рабочие вещи и записи – только мои! Никому не позволено в них рыться. И не потому, что я храню в кабинете что-то запретное или постыдное. Нет, просто я привыкла к определенному порядку. Если мои инструменты окажутся
Страница 12 из 19

не на местах, потому что кто-то сунул в кабинет свой любопытный нос, я устрою такой грандиозный скандал, что мало не покажется!

В гостиной кроме меня, Гисберта и Сесилии присутствовал лишь Норберг. Маг-менталист выбрал себе кресло, которое стояло в самом далеком и темном углу комнаты. За все это время я не услышала от него ни слова, будто он воспользовался удобной возможностью и вздумал немного вздремнуть. Но то и дело я чувствовала на себе его взгляд. Не спит. Смотрит. Изучает. Делает выводы. Интересно только, какие и для чего?

Дариан по мере сил и возможностей руководил ремонтными работами: в нескольких комнатах по соседству с моим кабинетом выбило стекла, а февральские ночи в Хельоне весьма морозны. А Фелан… Кстати, а куда запропастился этот противный блондин? Неужели решил по доброте душевной помочь моему мужу? Да ну, вряд ли. Такое великодушие совсем не в его характере.

Ну что же, пожалуй, самое время серьезно переговорить с Гисбертом и сказать, что считаю его поступок возмутительным! Дариан слишком привязан к пожилому дворецкому, который проработал у него много лет и даже последовал за хозяином из Гроштера в этот северный город. Если оставить это неприятное разбирательство супругу, я более чем уверена, он просто слегка пожурит дворецкого или же вообще объяснит все непонятным и загадочным стечением обстоятельств.

Правда, меня немного смущало присутствие Норберга. Но с другой стороны, я его в свой дом не приглашала. Если не нравится присутствовать при разбирательстве – вполне может уйти.

– Сесилия, пожалуйста, выйдите, – холодно приказала я домоправительнице, которая в очередной раз приложила ко лбу Гисберта холодную примочку.

Служанка вздрогнула и с нескрываемой опаской покосилась на меня, но выполнить распоряжение не поспешила.

Я невольно нахмурилась. Это еще что такое? В моем доме меня собственные слуги игнорировать будут?

– Сесилия, – повторила я, стараясь, чтобы в голосе прозвучало как можно больше скрытого негодования, но сохраняя достоинство и не позволяя себе сорваться на крик, – почему я должна повторять?

Сесилия глубоко и прерывисто вздохнула раз, другой – и вдруг разревелась.

Я даже опешила от этой картины. Высокая дородная женщина, которая годилась мне в матери, если не в бабушки, стояла напротив меня и самозабвенно лила слезы.

– Простите, – выдохнула она и вдруг бухнулась на колени, молитвенно протянув ко мне руки. – Прошу, виера, простите нас! Это я во всем виновата!

– Нет, это я, – вдруг чудесным образом очнулся Гисберт.

Сполз с кресла и тоже встал на колени рядом с Сесилией, глядя на меня взглядом побитого щенка. Хорошо хоть от слез воздержался.

Я услышала, как Норберг, который все так же оставался в своем темном углу, насмешливо хмыкнул. Но больше ничего не сказал, явно предоставив мне сомнительную честь разбираться в происходящем бедламе.

– И что все это значит? – спросила тихо. – Гисберт, Сесилия – встаньте немедленно и объяснитесь!

– Нет! – патетически взвыла Сесилия, ни на миг не переставая рыдать. – Повинную голову меч не сечет!

Сомнительная истина. История знает множество примеров, когда именно тому, кто являлся с повинной, приходилось отдуваться за всех своих подельников. И потом, в любом случае я не совсем понимаю, какое отношение это высказывание имеет ко мне и к сложившейся ситуации.

Мое неуемное воображение тут же нарисовало жуткую картину расправы над слугами. Я стояла над хладными трупами, сжимая в руках огромный двуручный меч, которым только что обезглавила бедняг.

Фу, мерзость какая! С усилием заставила себя перестать думать о таких кошмарах. Во-первых, очень сомневаюсь, что я вообще сумею поднять такую махину, не говорю уж о том, чтобы ею кого-нибудь рубить. А во-вторых, я собиралась строго отсчитать Гисберта за провинность, а не убивать!

– И в чем же вы виноваты? – полюбопытствовала у слуг.

– Это я упросила Гисберта пробраться в ваш кабинет, – покаялась Сесилия и вновь умоляюще простерла ко мне ладони. – Вы бы знали, виера, как он сопротивлялся! Но я настояла…

– Не губите ее, госпожа, – поспешно перебил дворецкий. – Она говорит неправду! Я сам полез в окно. Меня и наказывайте!

– Вы что, с ума тут посходили? – не выдержав, прикрикнула я на парочку этих ненормальных. – Никого я не собираюсь губить, убивать или сечь. Как вам такое вообще в голову пришло?

– Ну… – Сесилия наконец-то перестала размазывать по потному красному лицу слезы и украдкой посмотрела на Гисберта.

– Мы ни в коем случае не хотим вас ни в чем обвинить, – тут же горячо принялся заверять меня Гисберт, – но…

И тоже замолчал, уставившись на свою подругу.

Я закатила глаза и приглушенно зарычала от злости. Они что, издеваются надо мной?! Такое чувство, будто слуги подозревают меня в чем-то совершенно ужасном и отвратительном!

Некоторое время в гостиной царила тишина, прерываемая лишь треском поленьев в растопленном камине и судорожными вздохами Сесилии, которая все не могла успокоиться.

Норберг помалкивал и продолжал делать вид, будто его нет в этой комнате. Вот ведь нехороший человек! Я не сомневалась, что он знает, какие именно мысли тревожили моих слуг, поскольку ни на Гисберте, ни на Сесилии не было амулетов, защищающих от ментальной магии. По всей видимости, Норберг ожидал, что я обращусь к нему за помощью. Обойдется! Сейчас выжму из Гисберта всю правду!

– Так, а теперь медленно и внятно объясните мне, что именно вы хотели найти в моем кабинете, – строго произнесла, поочередно смотря то на Гисберта, то на Сесилию.

Те дружно засопели, по-прежнему не глядя мне в глаза. И ни слова!

Я про себя досчитала до десяти, надеясь, что это поможет мне не взорваться от гнева.

– Гисберт! – свистящим от злости шепотом начала я. – Это возмутительно…

Договорить не успела, поскольку в гостиную ворвался Дариан. Правда, почти сразу же застыл словно вкопанный, когда его глазам предстала чудная картина: Гисберт и Сесилия на коленях перед супругой.

– Однако, – пробормотал он и с некоторой опаской покосился на меня.

– Не смотри так, – взмолилась измученно. – Я сама не понимаю, что за муха их укусила. Несут какую-то чушь. – Подумала немного и исправилась: – Точнее, как раз ничего толком не говорят. Но я себя настоящим чудовищем успела почувствовать!

– Знаешь, Алекса, по-моему, у нас появилась серьезная тема для разговора, – очень спокойно произнес Дариан и шагнул было ко мне.

Я сама не поняла, как это произошло. Но одновременно с его движением я попятилась. От мысли, что сейчас Дариан прикоснется, по спине пробежала холодная дрожь. Правда, я тут же заставила себя остановиться, осознав, как неприятна будет супругу моя реакция.

Увы, он все заметил. В его темно-карих, почти черных глазах промелькнуло недоумение, смешанное с горькой обидой. Но он ничего не сказал. Просто остановился на достаточном от меня расстоянии, более не делая попыток приблизиться.

– В общем, я хотел поговорить с тобой о том веществе, что ты сделала, – сказал муж. – Алекса, я не знал, что ты увлекаешься вызовом душ мертвых.

– Что?! –
Страница 13 из 19

От такого заявления я едва не подавилась.

Шумно задышала, силясь совладать с эмоциями. По-моему, в воздухе нашего дома разлито какое-то безумие. То Гисберт и Сесилия намекали мне на что-то очень подозрительное и совсем нехорошее, теперь вот Дариан к ним присоединился. Или это заговор, чтобы свести меня с ума?

– По-моему, тебе стоит пройти в свой кабинет, – холодно произнес Дариан. – На месте все сама поймешь.

Я покосилась на Гисберта, который как раз в этот момент начал подниматься с колен, видимо решив, что в присутствии хозяина ему не грозит смерть от моих рук. Но потом дворецкий перехватил мой взгляд и вновь грузно рухнул на пол, аж побледнев от ужаса. Н-да, все занимательнее и занимательнее. Что же всех так испугало в моем кабинете? Я ведь знаю, что не занималась там никакой черной магией.

Ну почти. И я едва заметно поморщилась, вспомнив одну занимательную книжонку по некромантским опытам, которую недавно приобрела на местной барахолке. Но я лишь взглядом пробежала первые страницы, особо не вчитываясь! Просто решила изучить на досуге, вдруг что интересное найду по защите от магии смерти. В конце концов, не одними же амулетами по защите от чтения мыслей мне до конца своих дней заниматься!

Моя гримаса не прошла мимо внимания Дариана. Он выпрямился во весь свой немаленький рост и с нескрываемой опаской осведомился:

– Алекса, ты точно ничего не желаешь мне рассказать?

И почему-то его недоверие пребольно отозвалось в моем сердце. Ишь ты, в чем он меня подозревает, хотелось бы знать? У самого-то рыльце, как оказалось, в пушку.

– По-моему, это тебе стоит во всем признаться, – парировала я. – Интересно, кто это так хочет, чтобы ты охладел ко мне? Без женского участия в недавнем нападении точно не обошлось!

Я пожалела о том, что сказала, как только слова сорвались с моих губ. Ох, ведь не хотела же начинать разборку в присутствии посторонних! А сейчас мало того что Гисберт и Сесилия слушают нас, приоткрыв рты от жадного любопытства, так еще и Норберг притаился в своем углу, словно… словно паук, ожидающий, когда в его тенета попадется очередная жертва!

К чести Дариана, он не стал отвечать на мой некрасивый выпад, хотя его губы так и кривились от желания высказаться. Вместо этого он выразительно посмотрел на слуг, затем круто развернулся и вышел из гостиной.

Уныло вздохнув, я последовала за ним. Ну что же за день-то сегодня! Настолько неудачный! Прямо тридцать три беды на мою несчастную голову. Сначала встреча с Норбергом, потом нападение на карету, в результате которого я попала под действие пусть и несмертельных, но весьма неприятных чар. А теперь еще в доме творится не поймешь что.

Интересно, в чем же меня все-таки все так дружно подозревают? Ну ничего, сейчас сама все разузнаю!

Я почти не удивилась, когда заметила, что Норберг бесшумно встал из своего кресла и последовал за нами.

При виде того, во что превратился мой рабочий кабинет и по совместительству лаборатория, мне стало дурно. Нет, я уже заглядывала в комнату, однако успела только бросить быстрый взгляд и не оценила всех масштабов катастрофы. Только две вещи хоть как-то примиряли меня с жестокой реальностью. Во-первых, не пострадали книги. А во-вторых, все основные и самые дорогие инструменты и прочие предметы, необходимые для работы, я хранила в мастерской, расположенной за пределами основного жилища. Здесь находились всякие мелочи, призванные помочь, если прямо в доме мне приходила в голову какая-нибудь интересная идея, требующая немедленной проверки.

Так или иначе, я все равно была расстроена. Простой уборкой теперь не обойтись. Придется делать самый настоящий ремонт. Зеленая гадость настолько въелась в пол, что вряд ли возможно оттереть ее тряпкой. Брызги тошнотворной слизи украшали и стены. А очертания моего стола лишь угадывались под горой вязкой крепкой пены болотного оттенка.

Н-да, лишний раз убедилась, что не стоит лезть в ту область магического искусства, в которой не являешься специалистом. Надо было обратиться в какую-нибудь лавку, торгующую средствами для наведения красоты. Лак для волос обошелся бы мне всего в парочку медяков. Но нет, захотелось самой поэкспериментировать.

Норберг с любопытством заглянул в кабинет, окинул все внимательным взглядом. Кашлянул, явно пытаясь скрыть сухой смешок.

Я мгновенно обиделась. Ишь ты, еще насмехаться надо мной вздумал! У человека горе, а он…

Я не закончила и без того очевидную мысль. Выжидающе посмотрела на Дариана, который стоял чуть впереди. Ну и для чего он меня сюда привел? Что такого интересного хотел мне показать?

Пауза все длилась и длилась. Я открыла было рот, желая задать прямой вопрос, но Дариан покачал головой и прижал указательный палец к своим губам, призывая соблюдать тишину. Все страньше и страньше, как говорится.

И тут…

Я испуганно икнула, когда услышала тяжелый, преисполненный боли и горечи вздох. Ой, что это? Или вернее сказать – кто это?

С подозрением взглянула на мужа. Вдруг дражайший супруг, разобиженный моим временным охлаждением к его бесценной особе, вздумал разыграть меня?

Но Дариан смотрел прямо и серьезно, и я отказалась от этой мысли. Нет, он не стал бы так поступать. Но тогда кто это вздохнул? Норберг? Бред какой! В самом страшном своем сне не смогу представить, что ректор гроштерской Академии колдовских искусств и просто один из самых могущественных людей в нашем королевстве примется развлекаться таким образом.

И только я решила, что, должно быть, стала жертвой слуховой галлюцинации, как душераздирающий вздох раздался снова.

– Ох, – пробормотал кто-то с надрывом. – Тяжко мне, тяжко. Ох болит все.

Я гулко сглотнула вязкую из-за волнения слюну. Во все глаза уставилась на пену, покрывающую мой рабочий стол. Возникло такое чувство, будто заговорила именно она.

Я создала разумную пену вместо средства для усмирения волос? Брр, это даже звучит жутко неправдоподобно!

Но почти сразу мне стала понятна моя ошибка. Воздух перед Дарианом вдруг неярко засветился, и я увидела призрака.

Нет, я не испугалась. Да и чего их бояться? Неупокоенная душа редко может причинить вред живому человеку. Обычно они только жалуются, рассказывают про незавершенные дела, изредка просят передать весточку родным. Бывают, конечно, исключения из правил. Но и озлобленный дух мало что в силах сделать. Непосредственно на живое существо он воздействовать не в состоянии. Предметы передвигать умеют лишь единицы, да и то в основном речь идет о чем-нибудь очень легком и маленьком, типа листка бумаги. Ну и совсем редко призрак действительно способен на грандиозные разрушения. Опять-таки собственными руками он тебя вряд ли задушит, но, к примеру, с него станется обрушить на голову тяжелую полку. Обычно столь скверными повадками отличаются очень древние духи. А наше хельонское жилище никак не тянуло на многовековой замок.

– Ох, тяжко мне! – продолжило бубнить облачко. – Ох грехи мои горькие. – И вдруг без предупреждения как гаркнет: – Больно мне!

Я опять икнула и невольно попятилась. Впрочем, тут же остановилась, вспомнив, что позади
Страница 14 из 19

меня стоит Норберг. Вот будет забавно, если я собью его с ног.

– Теперь ты понимаешь, почему Гисберт полез в твою комнату, – без малейшего намека на вопрос сказал Дариан. – Комната Сесилии чуть дальше по коридору. Сразу после нашего впечатляющего и шумного возвращения с бала она отправилась к себе, не желая мешаться тому же Гисберту под ногами. Услышала, как за стенкой кто-то начал жаловаться и плакать. Сначала постучалась и попыталась войти, но не смогла. Потом отправилась к Гисберту, который не ложился, дожидаясь, не потребуется ли его помощь. Тот, конечно, не поверил бедной женщине и по доброте душевной предложил ей выпить бокал вина, чтобы спалось крепче. Но Сесилия оказалась на редкость настойчивой и все-таки привела его сюда. Услышанное настолько встревожило Гисберта, что он пошел на немыслимый риск и глупость и полез в твой кабинет через окно, видимо свято уверовав в то, что ты здесь мучаешь какого-то бедолагу. Ну а дальше ты знаешь. Увидел призрака, запаниковал, бросился бежать. И в итоге был выброшен твоими чарами в коридор.

– Когда это они успели тебе все рассказать? – недоверчиво спросила я. – И Сесилия, и Гисберт все это время были со мной. И я не сумела вытянуть из них никакого внятного объяснения.

– Они мне ничего не рассказали, – с легкой ноткой смущения признался Дариан. – Просто картина произошедшего и без того очевидна. Я очень хорошо знаю Гисберта. И успел более-менее изучить Сесилию.

– Да, из вас вышел бы неплохой телепат, виер Дариан, – неожиданно подал голос Норберг. – Я вижу для этого все задатки. По крайней мере, у вас великолепно получается анализировать и делать выводы. Но жаль, что колдовским даром вы не обладаете.

– Напротив, оно и к лучшему, – негромко, но достаточно внятно произнес Дариан. – Стать одним из «ворон»… – И он выразительно передернул плечами, добавив: – Я полностью поддерживаю свою супругу в нелюбви к представителям вашей профессии, виер Норберг. Уж не сочтите за оскорбление.

– Не сочту, – холодно обронил менталист.

Призрак, видимо обиженный тем, что на него перестали обращать внимание, радужно замерцал. Дымка стала чуть гуще, теперь в облачке отчетливо прорисовывался сгорбленный силуэт какого-то старика.

– Грехи мои горькие! – опять завопил он не своим голосом. – Да падет карающий меч богов на ваши головы! Скоро, совсем скоро небесные силы уничтожат сию обитель порока и разврата. И воцарится тьма…

Последнюю фразу он выдохнул с настолько зловещим присвистом, что по моему позвоночнику табуном пробежали ледяные мурашки: сначала в одну сторону, а потом в другую.

Да, пожалуй, теперь я понимала, почему Гисберт и Сесилия настолько перепугались. Казалось бы, я так много знала о призраках, что мне нечего было их бояться. Например, я в курсе, что способностью предвидеть будущее они не обладают. Хотя, конечно, многие из них любят кликушествовать. А еще чаще, если так можно выразиться, призраков пробуждала к жизни кровь. То бишь они появлялись на месте трагедий, поэтому и казалось, что несли с собой несчастье. Но я-то точно знала, что в моем кабинете никого не убивали!

Или убивали?

Я нахмурилась, пытаясь припомнить историю дома. Демоны, да у меня даже мысли не возникло поинтересоваться у прежнего владельца, занимался ли он здесь чем-нибудь таким… эдаким! И вообще, предыдущим хозяином дома была миловидная благообразная старушка весьма преклонных лет. Как-то тяжело представить столь сухенькое и почти невесомое создание в роли жестокого убийцы.

«Ага, старушка! – возликовал внутренний голос. – То бишь ведьма. А почему она жила здесь одна? Куда она дела мужа, детей и внуков? Наверняка принесла всех в жертву богу-пасынку, пытаясь купить вечную жизнь и молодость! Говорят, в Хельоне его культ набирает силу».

Я помотала головой, силясь отогнать от себя эти глупости. Ну, во-первых, никакую вечную жизнь виера Сандра себе не купила. Она умерла где-то через месяц после заключения сделки. А во-вторых, как раз дети и внуки у нее имелись, просто давно разъехались по собственным домам. А это жилище женщина решила продать после смерти своего мужа. Сказала, что ей стало здесь слишком одиноко. И переехала жить к младшей дочери.

«А может быть, виера Сандра убила своего мужа и лишь разыгрывала роль скорбящей вдовы?»

Вот это предположение было более похоже на правду. Тем более что призрак напоминал старика. Но все равно непонятно, почему неупокоенный дух решил явиться именно сейчас. Или его мой неудачный эксперимент пробудил ото сна?

Все это промелькнуло в моей голове за какую-то долю секунды. Я заметила, что Дариан все так же выжидающе смотрит на меня, и вновь ощутила, как в душе заворочалось глухое раздражение на супруга. Ну и чего он так вылупился, спрашивается? Неужели верит, что я имею какое-либо отношение к этому безобразию?

Правда, я тут же устыдилась. Отвела взгляд и усиленно задышала через нос, силясь совладать со вспышкой необоснованного гнева. Н-да, кто бы ни шарахнул по мне чарами, он поступил очень некрасиво. Надо бы расспросить Норберга, как долго продлится магическое действие? Или я обречена разлюбить Дариана?

От такой страшной мысли я похолодела. Развивать ее мне совершенно не хотелось. К тому же призрак опять начал вещать.

– Ты! – громко воскликнул он и протянул ко мне свою костлявую длань. – Ты будешь первой жертвой богов! Я следил за тобой. Ты погрязла в разврате!

– Что?! – невольно вырвалось у меня. – В каком еще разврате?

А самое неприятное заключалось в том, что Дариан, услышав столь глупое и безосновательное обвинение, аж подпрыгнул на месте. И в его глазах загорелись явственные огоньки подозрения.

– Ты целовалась с мужчинами, – обвиняюще обронил призрак.

Недоверие в глазах Дариана стало еще отчетливее. Он скрестил на груди руки и сурово заиграл желваками.

– Да ни с кем я не целовалась! – искренне возмутилась я. Подумала немного и исправилась: – Точнее, только с мужем. Дариан, ну скажи ему!

– А еще ты целовала некое похабное изображение полуобнаженного мужчины, – продолжал изобличать мои пороки призрак.

Мои брови сами собой полезли на лоб. Что? Какое еще изображение полуобнаженного мужчины я целовала?

И тут я вспомнила. От нахлынувшего смущения меня бросило в пот. С отчаянием почувствовала, как мое лицо и шею заливает краска стыда. Ох, демоны, Дариан сейчас навоображает себе невесть что.

– Так, – сухо сказал он, подтверждая мои наихудшие ожидания. – Так-так, Алекса, кажется, сегодня я узнаю много нового о своей супруге.

– Это был любовный роман, – покаянно призналась я. – И там находился портрет одного из главных героев. Но я его не целовала! Просто на груди этого… – Я запнулась, но через пару секунд с усилием продолжила, стараясь не думать о притаившемся за моей спиной Норберге, который наверняка знатно потешался, наблюдая за всей этой сценой: – На груди этого героя был изображен медальон с очень интересным плетением. Я пыталась рассмотреть его, нагнулась чуть ли не вплотную. Наверное, со стороны показалось, будто я его поцеловала. Но это не так!

– Ты никогда не умела лгать, Алекса, –
Страница 15 из 19

грустно посетовал Дариан.

Я качнулась было к мужу, желая обнять и заверить в своей искренности. Но с ужасом почувствовала, что не могу сделать и шага к своему супругу. От мысли, что надо к нему прикоснуться, мои внутренности словно смерзлись в один ком. Нет, не могла – и все!

Увы, Дариан все понял без слов. Он горько усмехнулся, обошел меня, стараясь не пересекать невидимой грани, за пределами которой я была готова мириться с его присутствием, и покинул кабинет, обронив напоследок:

– Алекса, я понятия не имею, что это за призрак и откуда он тут взялся. Ты натворила – ты и убирай.

И вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.

Я была бы рада дать волю эмоциям и разрыдаться, но меня сдерживало присутствие Норберга, который все так же стоял чуть в стороне и со сдержанным интересом изучал содержимое книжных шкафов. Нет, все-таки какой он нехороший человек! Мог бы и выйти из кабинета. Неужели не понимает, что его присутствие сейчас, мягко говоря, неуместно.

– Сдается, в вашей счастливой семейной жизни, виера Алекса, назревают первые серьезные проблемы, – в этот момент проговорил он и повернулся ко мне.

Я вспыхнула от возмущения, готовясь увидеть на его лице насмешку. Но он выглядел на удивление серьезным. Более того, в его глазах светилось нечто вроде… сочувствия?

Я тряхнула головой. Алекса, не забывай, что Норберг – прекрасный лицедей. Он может заставить тебя поверить во что угодно. Мы никогда не были друзьями. И его мнимая поддержка может обернуться западней и новым принуждением к ненавистному сотрудничеству.

– Так вы все-таки целовали тот злосчастный портрет? – поинтересовался он, и на его губах мелькнула тень улыбки. – Позвольте быть откровенным. Ваш супруг прав, оправдание получилось так себе. Какая разница, что за медальон был изображен на груди мускулистого самца, если это целиком и полностью выдумка художника? Вряд ли столь искусный артефактник, как вы, всерьез заинтересовался бы подобным. Если, конечно, речь шла не об историческом раритете.

– Сия дочь порока лобзала портрет неоднократно! – опять непрошенно влез в разговор докучливый призрак.

Ох, откуда же он взялся на мою голову! Невольно поверишь, что боги послали мне этот дух в наказание за какие-то неведомые прегрешения.

Норберг насмешливо изогнул бровь, глядя мне прямо в глаза.

– Ну да, да, позволила себе немного лишнего, – неохотно проговорила я. – Сама не понимаю, как это получилось. Но он казался таким… таким…

И я сгоряча сплюнула прямо на пол, все равно тот был безнадежно испорчен подтеками зеленой вязкой жидкости. Хотя это и не помогло мне избавиться от горького привкуса неприятного признания.

Знала бы, что все так обернется – сожгла бы проклятую книженцию в камине! В принципе обычная вроде история про бедную, но честную и благородную девушку и богатого, слегка порочного мужчину, неожиданно влюбившегося в нее. Но иногда так и тянет почитать что-нибудь эдакое, без особых сложностей в сюжете и излишних умствований. И это совсем не значит, что мне не хватает любви и внимания Дариана. Нет, я полностью довольна своей семейной жизнью! Просто хочется иногда почувствовать себя, так сказать, в другой шкуре. Вновь ощутить нежный трепет первого объятия и волнующую сладость первого поцелуя. К тому же художник знатно потрудился над этим произведением, изобразив на обложке настоящий идеал мужчины.

Как бы теперь объяснить Дариану, что это ничего не значит? Любоваться я могу кем угодно, но люблю только его.

– Да, брат рассказывал мне, насколько вы любвеобильная особа, – с иронией проговорил Норберг.

Я опять покраснела, вспомнив ту сцену обольщения, которую Фелан устроил в моем сне. Помнится, тогда он явился почти обнаженным, а его лицо постоянно изменялось, демонстрируя мне всех тех мужчин, которые имели несчастье когда-либо мне понравиться.

– Я люблю Дариана и верна ему, – с нажимом проговорила в ответ.

– Я верю, – спокойно отозвался Норберг. Сделал паузу, после чего с непонятным весельем добавил: – Теперь главное, чтобы в это поверил ваш супруг.

Я невольно сжала кулаки. Нестерпимо захотелось огреть чем-нибудь тяжелым этого самоуверенного менталиста. Ну что он лезет в наши семейные дела? Сами справимся как-нибудь.

К тому же я подозревала, что он имеет непосредственное отношение к недавнему нападению. Ну не верю я в совпадения! Что-то тут явно не так.

– Но достаточно об этом, – произнес Норберг. – Я предлагаю забыть на время о наших разногласиях, виера. Как бы то ни было, я очень уважительно отношусь к вам и вашему таланту. По-моему, сейчас вы попали в затруднительное положение. И я готов предложить вам свою посильную помощь.

– Угу, так я и согласилась, – буркнула себе под нос, не слишком воодушевившись столь любезным предложением. – Обещала лиса гусей не драть.

И тут же испуганно прикусила язык, сообразив, что Норберг вполне может обидеться на бестактное замечание. Сдается, сегодняшние приключения отнюдь не лучшим образом отразились на моем умственном состоянии. Не стоит дерзить такому человеку. Лучше сохранить хотя бы подобие нормальных отношений.

Но, к счастью, Норберг ни капли не обиделся на мои слова. Он фыркнул от с трудом сдерживаемого смеха, но почти сразу посерьезнел.

– И все же, виера, – мягко продолжил маг свои уговоры. Выразительно посмотрел на призрака, который продолжал мерцать почти в центре комнаты. – Позвольте мне разобраться хотя бы с этим недоразумением. Насколько я знаю, вы не являетесь специалистом в подобных делах.

– Вы тоже, – парировала я. – Вы же менталист, а не некромант!

– Но опыта-то в решении магических проблем у меня побольше, – не унимался Норберг. – Или вздумаете с этим поспорить?

В последней фразе скользнул холодок. Как скрытое предупреждение: мол, некоторой особе все-таки надлежит помнить об определенных границах и нормах этикета.

Я засопела, с сомнением глядя на неупокоенного духа. К этому моменту призрак окончательно материализовался и предстал перед нами в виде сгорбленного старика, облаченного в какую-то рваную хламиду. Вместо пояса – обрывок цепи, на руках ржавые оковы. Ох, печенью чую, что этому «недоразумению», выражаясь словами Норберга, не одна сотня лет. А следовательно, у меня могут возникнуть серьезные проблемы с его окончательным упокоением.

– Если я соглашусь, что вы потребуете взамен? – подозрительно осведомилась я.

– Сущую мелочь, – Норберг показал в улыбке все свои белоснежные зубы. Сделал шаг ко мне навстречу и проговорил, интимно понизив голос: – Виера Алекса, я очень хочу принять участие в расследовании сегодняшнего нападения. Вы можете считать меня последним мерзавцем, но я готов поклясться своими именем и честью, что не имею к этому ни малейшего отношения.

– Ну и зачем вам тогда ввязываться во все это? – не унималась я. – Только не говорите, что станете действовать сугубо по доброте душевной! Все равно не поверю.

– Даже и не собирался нести подобный бред! – Норберг издал короткий смешок. – Виера, буду откровенен. Во-первых, за моим желанием участвовать в расследовании стоят вопросы личной
Страница 16 из 19

выгоды. То заклинание, под действие которого вы угодили… В общем, как вы уже сами наверняка поняли, это некий сплав чар подчинения и любовной магии. Очень интересный и оригинальный сплав, должен отметить. А следовательно, это имеет непосредственное отношение к ментальной магии. Поэтому к этому делу у меня сугубо профессиональный интерес. Хочу узнать, что за умелец в Хельоне объявился и почему я о нем ничего не знаю.

И он замолчал, видимо решив, что исчерпывающе ответил на мой вопрос.

– А во-вторых? – надоедливо напомнила я. – Вы сказали «во-первых», следовательно, есть и другая причина?

– Конечно. – Норберг словно нехотя кивнул. Сделал паузу, после чего вкрадчиво прошептал, внимательно наблюдая за моей реакцией: – Виера Алекса, не буду скрывать очевидное, я с особенным трепетом отношусь к вам. И мне неприятно, что кто-то осмеливается посягать на вашу безопасность.

Я изумленно хмыкнула. Вот это да! Такого признания я как-то не ожидала. И как мне на него реагировать?

– Ну а теперь я бы приступил к ликвидации этого призрака, – вдруг резко изменил тему разговора Норберг и вновь начал говорить нормальным голосом: – Если вы не против.

Я в ответ лишь неопределенно пожала плечами. Как-то все это очень странно. По здравом размышлении это я должна была просить менталиста о помощи, потому что, признаюсь честно, понятия не имела, как заставить неупокоенный дух вернуться в мир мертвых. А в итоге могущественный маг сам чуть ли не упрашивал меня позволить ему это сделать.

– Вы не против? – уже вопросительно повторил Норберг, глядя на меня блестящими от непонятного возбуждения глазами.

– Делайте, что считаете нужным, – медленно произнесла я.

Ладно, демоны с ним! Пусть участвует в так называемом расследовании. Он ведь все равно найдет способ сунуть в это дело свой любопытный нос, не важно, дам я ему разрешение или нет.

Норберг кивнул, показывая, что услышал меня. Посмотрел на призрака.

– Что? – немедленно взволновался старик и поспешно отлетел к противоположной стене, звеня цепью. – Я – посланник богов! Меня нельзя изгонять. Я был послан в мир живых для того, чтобы грешники успели раскаяться! И ты, презренный сын блуда, должен быть счастлив, что попал в число избранных!

– О да, не беспокойся, старик, я безмерно счастлив, – с сарказмом заверил его Норберг. После чего прищелкнул пальцами.

Тотчас же призрачная фигура окуталась ярко-алыми всполохами. Это было очень красиво! Я приоткрыла рот от восхищения, с замиранием сердца любуясь тем, как молочно-белый туман пронизывают все новые и новые молнии. Правда, мою радость омрачил горьковатый привкус огорчения и зависти. Эх, никогда мне не достичь таких высот в магическом искусстве. А так бы хотелось одним легким движением уничтожать врагов!

Норберг горделиво приосанился и бросил на меня снисходительный взгляд через плечо. По всей видимости, он ожидал, что я начну на все лады восхвалять его. Что же, это было меньшее, чем я могла бы его отблагодарить. И я послушно открыла рот, намереваясь вылить на менталиста поток льстивых комплиментов. Но не успела сказать и слова, так как туман, почти развеявшийся после заклинания Норберга, опять начал концентрироваться. Секунда, другая – и неупокоенный дух опять появился на том же месте. Старик запрокинул голову и зловеще расхохотался, громыхая своими оковами:

– Ха-ха-ха!

Тоскливый и неприятный смех эхом отразился от стен и вернулся к нам многократно усиленным. Норберг вздрогнул и стремительно обернулся к призраку. Недовольно цокнул языком.

– Ну надо же, – проговорил он. – А призрак подревнее будет, чем я думал.

Мне не нужны были пояснения. Получалось, что мои опасения оказались верными. В моем доме действительно воплотился какой-то очень старый дух, которого так просто не изгнать. Более того, сии нематериальные субстанции, как правило, обладают весьма дурным нравом и прекрасно взаимодействуют с окружающей средой. Ох, как бы беды не случилось! А то с этого вредного типа станется столкнуть кого-нибудь с лестницы.

– Никому не позволено развеять дымом достопочтенного виера Гастона Гальера! – патетически провозгласил старик. – Я – карающий меч, посланник богов!

– Повторяешься, – буркнула я себе под нос. – Хоть бы что новое придумал.

Тем не менее слова старика почему-то заставили меня встревожиться. Гастон Гальер… Почему мне казалось знакомым это имя?

– Вообще странно, – задумчиво проговорил Норберг, разглядывая призрака. – Этот дух весьма древний. Навскидку рискну определить, что ему никак не меньше века, а скорее всего – двух, если не трех столетий. Но ваш дом не тянет на столь старое строение. Тогда откуда он тут взялся? Неупокоенные духи обычно привязаны к тому месту, где погибли. Если судить по оковам на руках и ногах сего субъекта и цепи на его поясе, возможно предположить, что это знаменательное событие случилось в каком-нибудь подземелье. В вашем доме, виера, есть подвал?

– Только ледник на кухне, – честно призналась я. – Но там точно не хранят ничьих останков.

– Вы уверены? – спросил Норберг. – Вдруг не заметили скелета за мясным окороком?

Я с негодованием вскинулась, желая ответить что-нибудь очень резкое, но тут же осеклась, перехватив смеющийся взгляд.

– Издеваетесь, – скорее утвердительно, чем вопросительно протянула я.

– Простите, – извинился Норберг, правда продолжая при этом язвительно улыбаться. – Просто вы, виера, так забавно злитесь. Ну а теперь серьезно. – И тут же его фиалковые глаза заледенели, а в голосе прорезались обычные повелительные нотки. – Алекса, как бы то ни было, этот призрак не мог появиться на пустом месте. Если ваш дом – не место его гибели, то получается, что здесь должна быть какая-то вещь, очень близкая ныне покойному виеру Гастону Гальеру, с которым связана частичка его души.

Я мимоходом отметила, что Норберг чуть ли не впервые с момента нашего знакомства назвал меня просто «Алексой», отпустив неизменное «виера». Хотя нет, он уже позволял себе подобную фамильярность – в королевском саду, когда рассказывал, что именно ему от меня понадобилось. Будем надеяться, что в этот раз обойдется без попытки соблазнения.

– Вспоминайте, Алекса, – попросил Норберг, и в его устах мое имя без обязательного упоминания моего замужнего статуса прозвучало почти непристойно. Он произнес его с такой волнующей хрипотцой, что на какой-то миг мне почудилось, будто я стою перед ним совершенно обнаженной.

Брр! И я невольно передернула плечами, бросив перед этим осторожный взгляд на себя. Ну а вдруг Норберг применил ко мне какую-нибудь магию подчинения запредельно высокого уровня, и я действительно разделась перед ним, сама того не заметив.

Но нет, хвала небесам, я по-прежнему была в том самом платье, которое не успела сменить после столь неудачного возвращения с приема у королевского наместника.

– Порок! – вдруг с отвращением выплюнул призрак. – Я чувствую в воздухе этой комнаты вожделение! Сейчас вы начнете предаваться разврату прямо здесь!

И он негодующе ткнул костлявой рукой в сторону стола, залитого пеной.

Невесть в который
Страница 17 из 19

раз за этот вечер я покраснела. Язык вырвать мало этому духу! Разврат, вожделение, порок… Мог бы выбрать тему для разговора поинтереснее.

Норберг с искренним любопытством наблюдал за моей реакцией, и я почувствовала, что краснею еще сильнее. Н-да, сдается, я уже начинаю жалеть о нашем соглашении. Справилась бы как-нибудь и сама с этим призраком.

– Алекса, – почти пропел Норберг, пока я безуспешно сражалась со своими нервами и усилием воли пыталась вернуть лицу обычный цвет, – так что насчет моих слов? В вашем кабинете должна быть какая-нибудь вещь, которая прежде принадлежала этому Гастону. Постарайтесь вспомнить.

Последнюю фразу он произнес настолько издевательским тоном, будто очень сомневался в моих умственных способностях.

Покраснеть больше я не могла при всем желании. И неожиданно рассердилась на этого напыщенного высокомерного типа. Точнее, даже не так. Я не переставала на него злиться с того самого момента, как увидела на приеме в честь нового королевского наместника. Что скрывать очевидное, мне не нравилось его очередное появление в моей вроде как устоявшейся жизни. Подсознательно я ожидала от менталиста всевозможных пакостей. Пока он вел себя вроде бы более-менее прилично, но кто знает, что будет потом…

Впрочем, я немного отвлеклась. Итак, я рассердилась на Норберга. Но больше всего рассердилась на себя. За то, что проявила немыслимую небрежность и отбыла на бал, не прибрав за собой. За то, что не смогла справиться с последствиями загадочных чар и теперь не в силах даже обнять Дариана. Промолчу уже про свою привязанность к дешевым любовным романам, из-за которой попала в столь неловкую ситуацию и, по всей видимости, сильно обидела супруга.

Надо собраться с мыслями и силами! Я решительно кивнула, согласившись со своим выводом. Прочь лишние эмоции, которые мешают рассуждать! Здравствуйте, холодная логика и трезвый расчет.

Итак, Гастон Гальер. Это имя мне знакомо. Следовательно, я совсем недавно видела упоминание о сем человеке. А Норберг говорит, что дух воплотился в моем кабинете из-за того, что здесь оказалась некая вещь, принадлежавшая этому самому Гастону при жизни. Разумно будет предположить, что имя сего сурового старца было начертано именно на этой вещи. Хм…

Я задумчиво оглядела кабинет. Затем мой взгляд остановился на шкафу, содержимое которого по счастливой случайности почти не пострадало от последствий моего неумного и неосторожного эксперимента.

– Ага! – воскликнула я, почувствовав, как в глубинах памяти забрезжило смутное подобие воспоминания. И рванула в нужном направлении, едва не сбив Норберга с ног.

Менталист поспешно отпрянул в сторону, уходя от возможного столкновения. А я принялась рыться на полках. Где же эта проклятая книжка по некромантии, которую около недели назад я притащила с барахолки? Точно помню, что положила ее сюда!

Увы, поиски результата не принесли. Через пару минут я озадаченно отвернулась от шкафа и привычным жестом запустила руку в густые, слипшиеся от лака волосы, все еще сохраняющие подобие прически. С досадой вытащила несколько шпилек, которые особенно больно царапали кожу.

– Если вы скажете, что ищете, я смогу помочь, – негромко проговорил Норберг.

– Книжка, – ответила я. – Не так давно я купила книжку. Точнее даже, блокнот какой-то. Небольшой, с потрепанной обложкой. Мне кажется, что на первом листе было написано имя этого зануды.

– Я не зануда! – с возмущением воскликнул дух, и очертания призрачной фигуры пошли радужными всполохами. – Я…

– Да-да, я помню, карающий меч богов и все такое прочее, – невежливо перебила его, не отвлекаясь от своих мыслей.

Призрак от такой бесцеремонности даже подавился. Забулькал, давясь словами и искрясь еще сильнее.

Норберг опасливо покосился на него, затем подошел ко мне ближе и поинтересовался:

– А чему была посвящена эта книга?

– Магии мертвых, – честно призналась я, не видя резонов скрывать очевидное.

Норберг явно не ожидал от меня такого ответа. Он изумленно вскинул брови, а его губы сложились в безмолвное «о».

– Не подумайте дурного! – залепетала, почему-то почувствовав себя обязанной оправдаться. – Просто я захотела побольше узнать об этом виде колдовского искусства. Нельзя сделать защитный амулет, если толком не разбираешься в сути вопроса.

– То бишь в ментальной магии вы весьма поднаторели, – по-своему интерпретировал мои откровения Норберг. – Потому как амулеты против чтения мыслей у вас получаются преотменные!

Я досадливо цокнула языком. Далась ему эта ментальная магия! Вообще-то сейчас мы совсем о другом разговариваем.

– Я была уверена, что положила блокнот сюда, – быстрым взглядом пробежалась по полкам, безуспешно пытаясь найти знакомый синий корешок. – Но ошиблась. Его тут нет.

– Позволите помочь? – предложил Норберг.

Я немедленно насупилась. Он что, желает лично осмотреть мой кабинет? Как-то я не в восторге от такого предложения. Мало ли что он может тут найти.

– Просто закройте глаза, – почти сразу продолжил менталист, не дождавшись от меня разрешения. – И попытайтесь вспомнить, когда в последний раз держали этот блокнот в руках.

Я послушно зажмурилась, не увидев ничего дурного в этом совете. А и впрямь, почему бы не попробовать вернуться в прошлое.

Итак, была суббота, когда я пришла домой, изрядно нагруженная купленными книгами. Стоило признать, моя вылазка в портовые торговые ряды оказалась чрезвычайно плодотворной. За какие-то сущие гроши я обзавелась несколькими весьма редкими томами, которые с превеликим удовольствием за несколько медяков всучил мне моряк весьма пропитого вида. Бедняга, видимо, не успел покинуть Хельон перед февральскими морозами, когда теплое течение отходит от берегов и на целый месяц судоходство прекращается, и теперь маялся от безделья, потихоньку распродавая принадлежащее ему имущество. Мы расстались, чрезвычайно довольные друг другом и сделкой. И только я собралась отправиться к карете, как меня окликнула старуха, до такой степени замотанная в какое-то тряпье, что более напоминала некий куль.

Я вдруг замерла, осознав, что все это проговариваю вслух. Ох, как это так? Это какая-то магия?

Резко распахнула глаза и с нескрываемой ненавистью уставилась на Норберга, внимательно слушавшего мои откровения.

– Как вы это сделали? – прошипела, схватившись рукой за кулон, чтобы проверить, на месте ли он.

– Всего лишь капелька магии для улучшения вашей памяти. – Норберг широко улыбнулся, правда, его глаза при этом оставались удивительно серьезными и холодными. Потом приказал: – Продолжайте!

И я продолжила. А что мне еще оставалось? Наверное, стоило возмутиться, но призрак по-прежнему не желал исчезать. Он самым наглым образом мерцал посередине комнаты, явно намереваясь по мере сил и возможностей отравлять мою жизнь и дальше. И я прекрасно осознавала, что лишь Норберг сумеет отправить надоедливый дух восвояси – в мир мертвых.

– Да я в общем-то все сказала. – Смущенно пожала плечами. – Старуха предложила мне купить у нее блокнот. Мол, он принадлежал известному в Хельоне некроманту, и мне
Страница 18 из 19

наверняка будут интересны его заметки. И я подумала – почему бы нет? Никогда не поздно узнавать новое в самых разных областях жизни.

– Она сказала, где нашла этот блокнот? – спросил Норберг.

– Да. – Я нахмурила лоб, припоминая подробности давнишнего разговора. – Вроде как нашла в сундуках, которые много лет хранились на чердаке ее дома. В последнее время она чувствовала приближение вечного странника. Решила подготовиться к смерти и составить завещание, а для этого необходимо было разобраться в вещах. Вот в процессе и обнаружила записи.

– И вы ей поверили? – В голосе Норберга скользнули откровенно скептические нотки.

Я пристыженно промолчала. Только сейчас поняла, что рассказ старухи звучал несколько странно. Если честно, при всем желании я не могла представить ее лазающей по чердакам. К тому же она опиралась на клюку и при ходьбе едва передвигала ноги.

– Ну а как выглядела та старуха? – милостиво сменил тему Норберг.

– Старуха как старуха. – Я обескураженно всплеснула руками. – Я же сказала: она была так замотана в тряпье, что напоминала какой-то куль.

– То бишь ее лица вы не видели? – переспросил менталист.

– Ну да, – проговорила с вызовом, не понимая, почему необходимо уточнять настолько очевидные вещи.

– А почему тогда настолько уверены, что имели дело именно со старухой?

Я уже начала уставать от этого разговора, который более всего напоминал самый настоящий допрос. И потом, мне надоело объяснять прописные истины.

– Потому! – рявкнула я. – Она была с клюкой! И голос у нее был скрипучий! И вообще, что я, старуху от молодой не отличу?

– Отличите, знаете, – насмешливо повторил Норберг. Огляделся, явно выискивая что-то. Заметил свисающую с кресла пушистую шерстяную шаль, по какой-то счастливой случайности не залитую зеленой пеной. Подошел к ней и ловко накинул на себя.

Я скептически наблюдала за его действиями. Ну и что он желает мне продемонстрировать? Как бы то ни было, но…

На этом месте своих рассуждений я запнулась. Немыслимо, но Норберг каким-то образом прямо на моих глазах преобразился. Сгорбился, стал раза в два меньше ростом. Тяжело оперся на спинку кресла, будто ему больно стоять.

– Деточка, помоги старому человеку, – проскрипел голос, очень и очень отдаленно напоминающий его собственный.

Правда, через мгновение он скинул с себя шаль и вновь вернулся к своему обычному облику.

– Как вы это сделали? – потрясенно спросила я. – Это чары иллюзии? Но я ничего не почувствовала…

– В том-то и дело, что я не использовал никакого заклинания, – серьезно проговорил Норберг. – Люди обычно видят то, что готовы увидеть. Немного самого обычного реквизита – и вот перед вами старик или старуха. Вполне достаточная маскировка для недолгого разговора. А вот если бы я использовал магию того уровня, что превратила вас в виериссу Лоренсию на королевском маскараде, вы бы не почувствовали неладного, даже пообщавшись со мной час и более.

– То есть вы хотите сказать, что на самом деле блокнот некроманта мне продала не старуха? – недоверчиво уточнила я. – Но кому и для чего могло понадобиться подсовывать мне эту проклятую книженцию?

– А кому и для чего понадобилось похищать вас и вызывать в вашем муже неприязнь к вам? – парировал Норберг и устало вздохнул. – Алекса, пока я ничего не берусь утверждать. Но чем дольше я разговариваю с вами и чем больше фактов узнаю, тем загадочнее выглядит история. По-моему, вы угодили в серьезную беду. Понять бы еще, кому это может быть выгодно…

После слов Норберга по моему позвоночнику пробежала холодная дрожь. Но я заставила себя недоверчиво улыбнуться.

– По-моему, вы просто пугаете меня, – сказала, правда, уже без прежней уверенности.

– Блокнот, Алекса, – мягко напомнил Норберг. – Куда вы его положили? Только не говорите, что не сунули ваш любопытный и прехорошенький носик в его содержимое. Все равно не поверю.

– Сунула, – неохотно подтвердила я. – Но почти все записи были сделаны на языке, которого я не смогла распознать. Только изредка проскальзывали знакомые слова. Поэтому я подумала, что зря потратила деньги и кинула блокнот… О!

И я торжествующе воздела указательный палец. Ну конечно же я с досадой бросила блокнот в нижний ящик своего стола, решив позже определиться с его судьбой – выкинуть или попробовать расшифровать записи.

– И? – вопросительно протянул Норберг, без особых проблем догадавшийся о причинах моей радости. – Где же этот блокнот?

Вместо ответа я рванула к своему рабочему месту, опять едва не сбив менталиста с ног. Благо что маг обладал просто-таки нечеловеческой реакцией и опять успел уйти от столкновения, отпрыгнув в самый последний момент.

Правда, около стола я в замешательстве остановилась. Его покрывала целая гора вязкой и весьма тошнотворной на вид пены, которая и не думала оседать. Как-то не хотелось пачкать этой гадостью руки. Если созданное мною вещество способно вызывать из мира мертвых души давно усопших, то кто знает, что оно способно сотворить со мной.

– Там, – сказала я и ткнула пальцем в тот участок пространства, где предположительно находился блокнот. – Книга там.

Норберг подошел ближе. Остановился так близко от меня, что я ощутила приятный аромат его парфюма, напоминающего запах свежескошенной травы. Озадаченно уставился на пену, в глубинах которой скрывалась наша цель.

– Надо бы его как-нибудь вытащить, – проговорила я глубокомысленно.

– Надо бы, – согласился Норберг и выжидающе посмотрел на меня.

Он полагает, что я этим займусь? Ха, как бы не так! Мне и без того сегодня сильно досталось, чтобы еще руки марать во всяких подозрительных субстанциях.

– Вы обещали помочь, – вкрадчиво напомнила я и гадливо улыбнулась, заметив, как Норберг переменился в лице, явно не обрадовавшись открывшейся перед ним перспективе. Добавила с нажимом: – Так помогайте!

– Но это ваш стол, – проговорил он после секундного замешательства. – Не боитесь, что я могу найти в нем что-нибудь компрометирующее?

Если говорить откровенно, то компрометирующие вещи там действительно имелись. Тот самый любовный роман, о котором во всеуслышание поведал призрак. Но, с другой стороны, дух уже выложил мой маленький постыдный секрет. А больше там не было ничего такого, из-за чего я могла бы покраснеть.

– Нет, не боюсь, – честно ответила ему. – Весь мой стол в вашем полном распоряжении, виер.

– Можете называть меня просто по имени, Алекса, – великодушно разрешил маг.

Я опасливо кашлянула. Ой, а почему это он вдруг начал так любезничать? Нет уж, прежний подчеркнуто вежливый стиль общения нравился мне намного больше!

– Ну-с, приступим, – тем временем без малейшего энтузиазма в голосе продолжил Норберг. Снял с себя камзол, огляделся по сторонам в поисках места, куда бы можно было положить это настоящее произведение портновского искусства.

– Давайте я подержу, – любезно предложила, понимая, что иначе маг рискует загубить великолепное сукно и прекраснейшую ручную вышивку на лацканах.

В конце концов, это было наименьшим, чем я могла отблагодарить его за помощь.

– Премного
Страница 19 из 19

благодарен. – Норберг почтительно склонил голову, принимая мое предложение. Затем опять повернулся к столу и начал тщательно засучивать рукава белоснежной шелковой рубашки.

Я невольно хмыкнула, когда увидела шрам на правой руке мага. Глубокий и безобразно рваный, он шел от самого запястья и терялся под тканью на уровне локтя. На след от удара ножом не похоже – слишком неровные края. Такое чувство, будто ему вспороли руку чем-то, что более всего напоминало крюк, на котором мясники подвешивают туши животных для разделки. Я даже открыла рот, желая спросить, как именно он получил столь своеобразное украшение, но тут же захлопнула его обратно. Нет, мой вопрос прозвучит слишком неприлично. Такие вещи как-то не принято обсуждать с посторонними.

Хвала небесам, Норберг не заметил, что я заинтересовалась его шрамом, а если и заметил, то предпочел не заострять на этом внимания. Глубоко вздохнув несколько раз, он решительно шагнул к пене, даже не пытаясь скрыть гримасы омерзения на лице.

– Стойте! – вдруг громогласно провозгласил призрак, который все это время вел себя на редкость тихо и внимательно слушал нашу беседу.

Норберг остановился и удивленно обернулся к неупокоенному духу, бывшему при жизни некромантом по имени Гастон Гальер.

Теперь призрак мерцал позади меня, поскольку как-то незаметно перетек от центра комнаты к двери. Почему-то мне это не понравилось. Возникло такое чувство, будто дух пытается отсечь нас от выхода. Неужели он планирует напасть?

Не могу сказать, что эта мысль испугала меня. Ну не боялась я призраков! Однако некое чувство тревоги все-таки испытала. Если этот дух действительно древний, то он вполне способен устроить дома небольшой переполох. А Дариан и без того слишком зол на меня из-за всего этого безобразия.

И я в сотый, наверное, раз с тоской посмотрела на загубленный старинный паркет и гирлянды зеленой слизи, свисающие с потолка.

– Стойте, – немного тише повторил призрак, убедившись, что все наше внимание приковано к нему. Потом спросил у Норберга: – А что вы намерены делать, когда найдете блокнот?

Ага, стало быть, дух на самом деле весьма внимательно прислушивался к нашей беседе. Ну что же, полагаю, его должно обрадовать обещание скорого упокоения. Обычно разбуженные призраки всеми силами стараются как можно скорее вернуться в царство вечного покоя и тьмы.

– Мы развеем тебя, – выпалила я, не дожидаясь, когда подаст голос Норберг. – Не беспокойся, Гастон, совсем скоро ты вернешься туда, где должен быть, – в царство мертвых.

– Алекса! – вдруг укоризненно обронил Норберг, почти не разжимая губ.

Я удивленно на него посмотрела. Что это он так забеспокоился? Я ведь сказала чистую правду. И вообще…

Додумать свою мысль не успела. Потому как призрак вдруг возопил не своим голосом:

– Я? В царство мертвых? Да никогда! Я послан богами, чтобы карать грешников. И ты, блудная дщерь, будешь первой на сей тяжкой дороге искупления!

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=14378503&lfrom=279785000) на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.

Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.